Семенов Александр Леонидович: другие произведения.

Врата Бессмертия или гибель китайского императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.57*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Идея бессмертия, словно редчайшее золотое зерно, неприкаянно носится по бескрайним ментальным просторам лучших представителей человечества. Носится, почти ни в ком не прорастая, почти ни в ком не находя благоприятную почву. Как будто Смерть, тайная владычица мира, отравила своим назойливым могуществом все земли, все людские сердца и умы. Эту свирепую Королеву приветствуют и оправдывают. Ее возводят на трон и поют ей славословия, преклоняясь тайно и явно. И все же! Мы живем во времена, когда некоторые, возможно, лучшие из лучших, восстали! Ибо каждый из них чувствует: могуществу Смерти должен быть положен конец. Ее диктатура не беспредельна. Человек, которого судьба терзает не одно тысячелетие, заслуживает бессмертие. Заслуживает личное бесконечное счастье. Таких горячих голов, таких мушкетеров, бросивших вызов Смерти, конечно, немного. Но, как поется в песне, их "штыки горячие бьют не наугад". Нет сомнения, что выиграть эту шахматную партию, где на кону стоит физическое бессмертие, нелегко. Это, разумеется, удастся не каждому. И мы должны приблизить то время, когда это смогут сделать почти все. Эта книга - маленькая лепта, небольшой кирпичик, положенный в огромный фундамент будущих бастионов бессмертия.


  
  

ВРАТА БЕССМЕРТИЯ или гибель китайского императора

  
  
  
  
   Предисловие для читателей и издателей
  
  
   Несколько лет назад один питерский маг, искатель Истины, обладавший обширными знаниями в религиозной сфере, попросил меня написать книгу о подходах к физическому бессмертию. Очень часто случается так, что человек, обладающий обширными познаниями, не обладает литературным талантом, чтобы популярно изложить свои мысли. И наоборот, люди, у которых такой талант есть, порой не обладают ни честью, ни совестью, не говоря уже про какие-то там эзотерические познания.
   Это была самая странная просьба, которую мне когда-либо приходилось выслушивать. Ведь чтобы писать о бессмертии, надо самому им обладать. В противном случае, мы попадаем в туманную сферу схоластических спекуляций. Даже если у нас есть персональный опыт религиозных исканий, даже если мы обрели те или иные прозрения.
   Поначалу я эту просьбу отверг. Уж слишком рискованной показалась мне эта тема. Ведь те книги о физическом бессмертии, которые иногда появлялись в дебрях Интернета, вызывали печаль. Создавалось впечатление, что авторы этих книг, скорее нуждаются в помощи психотерапевта, а не в серьезном, критическом анализе своих текстов. Мы, люди, достаточно долго изучавшие священные книги, не можем серьезно относиться к той или иной паранойе. Даже если она и востребована обывателем.
   И все же...
   И все же, нельзя не признать, что в современной культуре делается что-то странное. Одна из этих странностей - это табу. Некий неофициальный запрет, наложенный на средства массовой информации, когда речь идет о физическом бессмертии. Какой бы ни стоял на дворе политический строй, этот запрет всегда ко двору. И работает как швейцарский хронометр. Четко.
   Странностей, вообще говоря, в нашей жизни хватает. Но это - одна из самых грандиозных странностей нашего мира. И как все гигантское она очень хорошо замаскирована. Чтобы ее увидеть, нужно быть искателем Истины. Обычный человек ее видеть не в силах. Ибо замаскирована она именно своим гигантизмом. А обычный человек не видит ни очень маленькое, ни очень большое. Только среднее - соответствующее ее масштабам и представлениям.
   Другими словами, смерть воспринимается подавляющим большинством как нечто абсолютное и неизбежное, с чем невозможно бороться даже в принципе.
   А если невозможно бороться, то и исследовать тоже нет смысла. И эти банальные мысли владычествуют над неизощренным разумом почти абсолютно. Но этому тривиальному разуму невдомек, что эти пораженческие идеи - истовые холуи самой матушки Смерти. Это Смерть владычествует. Именно она хозяйка (пока) этого мира.
   Но искатели Истины обладают одним неотъемлемым качеством: они не любят, когда им что-либо запрещают. Любовь к Свободе - их главный атрибут, их главное достояние, приводящее в неистовство любого диктатора. И в этом смысле искатели Истины - существа непокладистые. Поэтому, в конце концов, после некоторого размышления, я решил создать эту книгу. Труд, который внесет сбой в безотказную "швейцарскую гильотину".
   Побуждений, подвигнувших меня на это рискованное предприятие, на самом деле было несколько. И об одном из них стоит сказать. Это - молчание просветленных. Здесь мы сталкиваемся с еще одним странным феноменом нашего мира. Когда человек достигает бессмертия, он, почти всегда, теряет желание быть пропагандистом. У него нет желания писать книги. Ни о бессмертии, ни о Боге. Понять это не сложно. У вас, дорогой читатель, тоже нет желания играться вместе с детьми в их песочнице. Нет желания качать на руках плюшевого медвежонка, и деть еще массу всяких вещей, столь дорогих детворе.
   Поэтому книгу о бессмертии можно написать только на подступах к бессмертию, до того, как ты им овладел. Потом... будет поздно. Потом раскроется другая вселенная и культура, где прежним мечтам и чаяниям места не будет...
   Глядя на ситуацию "с высоты птичьего полета", можно сказать, что это предложение, по существу, было продиктовано не этим конкретным искателем, а самим духом. Но это я понял чуть позже.
   Создавая это произведение, я никогда не рассчитывал, что, прочитав книгу, человек станет бессмертным. (Хотя и такое возможно!) На это нужен каторжный труд, который многим, из-за их лености, совершать недосуг. Дело в другом. Смерть посылает в этот мир сонмы помощников, тайных и явных. И разоблачить их - дело, как говорится, святое. И если человек, вняв кое-каким предостережениям, изложенным в этой книге, сделает свою жизнь чуть более качественной, вдохновенной и радостной, то цель ее будет достигнута сполна.
   Ведь молчание нашей культуры о Смерти, о котором я уже говорил, и всех ее хитрых лакеях делает нашу культуру "бес-культурой". Простите меня за новоявленный неологизм. Она молчит, прикрываясь теми или иными фиговыми листками, о самом главном: о механизмах убийства человеческой жизни. Эта бесовская культура может лишь громко визжать о борьбе с плохими привычками, превознося физкультуру, но на большее ее не хватает. Она хорошо маскируется под благородного Штирлица, будучи по существу своему Геббельсом. Служителем Смерти. Поэтому она хорошо вышколена всеми канонами политической проституции. "Бес-культура" дипломирована и награждена, увешана медалями и орденами, но ее импотенция, бессилие и холуйство лезет изо всех дыр, когда речь касается смерти. В крайнем случае, она обещает вечную жизнь где-то там, на Небесах. Но не более.
   И под очарование этой "бес-культуры" попадают почти все. И, в первую очередь, политики и олигархи. Нельзя на тот свет, извините меня за банальность, захватить ни свой царский трон, ни бриллианты. Тем не менее, они всю жизнь неистово борются за то, что им вскоре придется потерять навсегда. Это поразительно! Если бы человеческая жизнь длилась хотя бы пару тысячелетий, тогда да, в борьбе за деньги и власть был бы хоть какой-то маломальский смысл. Но человеческая жизнь - это мгновение. И, как это ни странно, до некоторых богачей это однажды доходит. Казалось бы, олигархи должны финансировать исследования в сфере продления жизни. И они иногда их действительно финансируют. Но очень смешные лаборатории. Почему эти биологические и генетические исследования смешны, почему их потуги тщетны, вы узнаете из этой книги.
   Эта "бес-культура" тоже пытается найти вечную жизнь, но на совершенно тупиковом проспекте. Олигарху нужна таблетка. Наподобие китайской, о которой прожужжали уши даосские мудрецы. И такая таблетка действительно существует. Но миллионеру невдомек, что эта таблетка не может быть выработана в лаборатории обычного ученого - проститутки "бес-культуры". И даже если ему такую таблетку подарят, настоящую и всамделишную, то, съев ее, он тут же умрет. Ибо приятие ее подразумевает предварительный тренинг. Перед принятием внутрь этой таблетки нужно не бизнесом заниматься, а кое-чем другим...
   Я должен извиниться перед интеллектуалами, посвятившими изучению духовных наук большую часть своей жизни. Эта книга не для них. Она для тех, кто свой путь к духу лишь начинает. Именно они нуждаются в каком-то минимальном пакете идей, который совершенно необходим для безопасного старта в Бесконечность. Поэтому книга написана не в строгом академическом стиле, а почти на языке желтой прессы. Очень просто, где подробно разжеваны самые сложные категории метафизики.
   Если бы я писал для людей, занимающихся йогой и магией профессионально, то в таком труде не было бы большого смысла. Ибо множество сложных терминов и идей сделали бы его недоступным разуму новичка. Книга, превратившись в очередной академический труд, стала бы почти бесполезной для начинающих. Но в информационной поддержке нуждаются не корифеи йоги, а молодые искатели.
   Поэтому я старался быть максимально банальным и узнаваемым. (А, с другой стороны, - и максимально нескучным, чтобы читатель не заснул во время прочтения.) Ибо идея физического бессмертия уже сама по себе основательно отпугивает очень многих. От нее веет, извините за откровенность, не метафизикой, а психиатрией. Поэтому всякая оригинальность в такой книге должна быть сведена к минимуму. Для этого мне пришлось пожертвовать теми открытиями в этой сфере, которые я совершил лично. Возможно, когда-либо наступит время поделиться и ими, но вначале они должны быть проверены и перепроверены. А уж потом - предложены публике.
   А пока эта книга подробно описывает нефармакологические методы оздоровления и продления человеческой жизни. "ВРАТА БЕССМЕРТИЯ" - учебник, позволяющий изменить качество жизни в лучшую сторону. Другими словами, эта книга является популярной эзотерической энциклопедией, описывающей причины старения и смерти, а вместе с ними - методы, позволяющие старость и смерть отодвинуть на неопределенный срок.
   Эзотерических книг, описывающих пути достижения бессмертия, очень мало. И все они (как, например, книги Леонарда Орра) рассказывают лишь о некоторых, отдельных факторах, разрушающих человеческую жизнь. Но книги Леонарда Орра, скорее, большие очерки, статьи, а не книги. И очень многие важные нюансы автоматически оказываются "за бортом" нашего внимания.
   Эта книга заполняет имеющийся дефицит в этой сфере - автор попытался подробно описать многие фундаментальные причины, убивающие человека. Этим она коренным образом отличается от всех произведений подобного типа.
   Книга рассчитана на всех людей, имеющих минимальные сведения по йоге, магии и эзотерике. В ней дается подробнейшее толкование всех специфических терминов, которыми оперирует эзотерика. Она подходит любому любознательному человеку, желающему расширить свою эрудицию. (Даже если он не собирается жить долго). В конце концов, читатель имеет полное право просто получить удовольствие от чтения как такового.
   Но, стараясь быть честным до конца, я должен в этом предисловии вылить ушат холодной воды и на эту исполинскую цель - физическое бессмертие. Дело в том, что физическое бессмертие не является смыслом жизни для большинства живущих на этой планете людей. Погнавшись за ним, они больше потеряют, чем приобретут. Эта шкура стоит выделки далеко не всегда. Ибо в основе всякой цели, в ее фундаменте и зените, должен стоять Бог. И если стремление к духу перекрывается стремлением к земным наслаждениям (в данном случае - посредством физического бессмертия), тогда человека ожидает сокрушительное поражение.
   И так как многие люди хотели бы использовать физическое бессмертие как инструмент для продолжения всех тех глупостей, которые они до этого совершали, многие тайны на этом пути будут для них закрыты. Хотят они этого или нет.
   Поэтому физическое бессмертие для большинства людей на данном этапе цивилизации - это духовный тупик. Для многих. Но не для всех. Есть уникальные люди, которые не рассматривают личное физическое бессмертие как способ продления собственного духовного кретинизма. Их очень мало, но они есть. Поэтому смысл в этой книге есть тоже.
   Другая же часть искателей Истины, собирающаяся умирать, может использовать представленные в книге идеи, чтобы обрести тот вид бессмертия, который более предпочтителен: энергетический.
  
   ***************************
  
   Эта книга, несмотря на значительный объем, была написана очень быстро. Но опубликовать ее быстро не получилось. Если написать историю попыток ее публикации, то получится небольшая приключенческая повесть. Мне пришлось наблюдать вмешательство таинственных и непредсказуемых сил, которые пресекали всяческую попытку ее напечатать. Некоторые редакторы с радостью соглашались обнародовать книгу. Пару раз договор о ее издании был подписан. Но! Но в самый последний момент, когда до типографского станка оставался один единственный шаг, происходили события, пресекающие ее публикацию.
   Впрочем, открыто признавая литературные достоинства этой книги, издавать ее хотели далеко не все. Побаивались. Но изощряться приходилось неимоверно. Вот как, спрашивается, придумать издателю предлог для отказа автору, если книгу читать интересно? Это не просто. Поэтому приходилось слышать всякое.
   В других случаях складывалось впечатление, что русский издатель напрочь не верит, что русские метафизики могут создать что-то стоящее. Это преклонение перед далеким Западом и не менее далеким Востоком достигло у них апогея. Вот тибетец, тот, возможно, может предложить алгоритм бессмертия, или, на худой конец, американец. Похоже, что Америка - это одна единственная страна на свете, где есть пророки в своем отечестве. А во всех остальных странах и континентах все по-старинке: согласно общеизвестной евангельской максиме.
   Но в России есть и умные люди, чей разум порабощен вирусами смерти лишь в минимальной степени. Один из них, выдающийся психолог Санкт-Петербурга - мой хороший знакомый, недавно предлагал своим издателям "Врата Бессмертия". Он понимал ценность этого произведения и делал все возможное, чтобы она была опубликована. Однако произошло неожиданное, почти невероятное: его знакомые издатели знаменитому знатоку человеческих душ отказали! Возможно, это было неожиданностью для него, но не для меня. Сейчас издаются бесчисленными тиражами книги, помогающие человеку сойти с ума, покалечить себя нетрадиционными методами или, в лучшем случае, просто крадущие его время. Но алгоритм бессмертия, помогающий избавиться от плохих привычек и растянуть жизнь на неопределенно долгое время, никому не нужен!
   Имя этого выдающегося психолога, Мастера, спасшего множество человеческих душ, не может быть обнародовано, ибо времена охоты на ведьм еще не закончились. Они просто изменили окраску. Этот специалист по психическим и нервным заболеваниям в результате скажет: "Александр, люди любят умирать! Им нравится гнить заживо. А ты предлагаешь им рецепт вечной жизни. Общество деградирует, кому нужен сейчас алгоритм бессмертия? Разложение и гниение - это же основной способ существования народонаселения".
   Однако это печальное резюме, высказанное знаменитым питерским магом, не может остановить моих попыток дать все ж таки (пусть не всем, лишь некоторым) это произведение. Мощное сопротивление издателей лишь подтверждает основные идеи, изложенные в этой книге. Я еще раз убедился: Смерть не дремлет, контролируя почти все издательские точки.
   Все выше сказанное можно слегка просуммировать. Кто-то очень не хочет, чтобы полезная информация, позволяющая отвести те или иные удары Смерти, разоблачающая ее ловушки и волчьи ямы, дошла до читателя. Некоторые таинственные силы делают все возможное и невозможное, чтобы отдалить время публикации "Врат Бессмертия". Кто знает, возможно, сама Смерть и ее слуги сопротивляются. И сопротивляются публикации этой книги, отдадим им должное, неистово.
   Именно поэтому фрагмент этой книги размещен здесь - в Интернете - в общественной библиотеке, на перекрестке всех ментальных ветров. Не на отдельном сайте, а на таком "проходном дворе", как эта общедоступная электронная библиотека.
   Но здесь я вынужден обнародовать только первых три главы. Ибо многие издатели категорически отказываются от публикации, если книга размещена в Интернете в полном объеме. И если эти три главы не заинтересуют издателя, через некоторое время книга будет обнародована в полном объеме.
   Напомню, что мы живем на российских просторах. А в России компьютеры и Интернет есть далеко не у каждого. Вы, дорогой читатель, возможно, воспринимаете Интернет как нечто близкое, естественное и доступное, словно собственную рубашку или телевизор. Но мне приходилось встречать очень болезненную реакцию некоторых людей, живущих за пределами электронных джунглей, когда я им давал ссылки на Интернет. Для этих хороших людей пока доступны лишь полки книжного магазина.
   Но ведь шанс познакомиться с алгоритмом бессмертия должен быть предоставлен всем, а не только богатым и всемогущим. Не нужно думать, что те, у кого есть деньги и компьютеры, более достойны и возвышенны, чем те, у которых ничего нет.
   Поэтому эта книга, словно Золушка, по-прежнему ждет своего принца - издателя.
  
  
   ********************************************************************
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Александр Семенов
  
  
  
   []
  
  
  
  
   АННОТАЦИЯ
  
  
   Как правильно сделать первый шаг в бессмертие, не покалечив при этом себя или окружающих? Этому посвящена данная книга, впервые более или менее подробно освещающая этот сакраментальный вопрос.
   Второй шаг в бессмертие в популяризации не слишком нуждается, ибо принадлежит специфике конкретной мистической школы. А универсальными методики какой-либо конкретной школы бессмертия не являются. Что и делает их полезными лишь узкого круга лиц - избранных, к которым искатель может и не принадлежать.
   Третий шаг в Вечность - вообще уникален. Ибо является последним этапом духовного тренинга, отражающим неповторимость конкретного человека и его уникального взаимодействия с духом. Находясь за пределами каких-либо школ, он вообще бесполезен для всеобщего обозрения, и практикующий его может писать о нем лишь из любви к литературе как таковой.
   К счастью, первый шаг в бессмертие - как физическое, так и духовное (называемое христианами Царствием Небесным, а толтеками - "третьим вниманием") одинаков для всех мистических школ и направлений. Эти простейшие начальные знания, изложенные максимально простым языком, помогут избежать новичку, претендующему на быстрый рост осознания, весьма типичных ошибок, не позволившим обрести бессмертие очень многим искателям.
   Но даже те, кто не ставит перед собой таких трудно достигаемых высот, как бессмертие, и просто желают улучшить качество своей жизни, очень многое смогут
   сделать для этого именно благодаря этой книге.
  
  
  
  
  
  
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ...........................................................6
  
   Глава 1 - ВЕРА - ЗОЛОТОЙ КОЛОСС НА ГЛИНЯНЫХ НОГАХ И ТРОНЕ ИЗ ПОДГНИВШЕЙ СОЛОМЫ.............9
      -- Блеск и нищета человеческой веры .................................... 10
      -- Освежающий неожиданный западный ветер Нагуаля ............22
      -- Буддхи и Манас - принц и нищий .......................................27
      -- Назарянин или неослабевающий иудейский синдром .............43
      -- Два полюса веры: доступность политического болота и удаленность сияющей "стратосферы" "Махабхараты" ...........55
      -- Странная вера неверующих толтеков или безупречные верования мексиканского нагваля Матуса ...........................................58
      -- Законодатель мистических вер ...........................................63
   Практический компендиум первых Врат в бессмертие
  
   Глава 2 - НЕКТАР НАМЕРЕНИЯ И ЯД ЖЕЛАНИЙ - ЛЮБОВЬ И РАЗЛУКА С АБСТРАКТНЫМ .................................... 66
      -- Токсикоз сильных желаний.................................................. 67
      -- Делание и не-делание - пот и нектар Намерения ..................... 74
      -- Таинство лунной реки ........................................................ 79
   Практический компендиум вторых Врат в бессмертие
  
   Глава 3 - ЖАЖДУЩИЕ СМЕРТИ .................................... 84
      -- "Волосы" Шивы - "высоковольтная" линия Жизни и Смерти ... 85
      -- Третьи врата бессмертия ..................................................... 92
   Практический компендиум третьих Врат в бессмертие
  
   Глава 4 - РАЗБАЗАРЕННЫЙ РАЙ .................................... 112
   Практический компендиум четвертых Врат
  
  
   Глава 5 - ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ КОЛЕСА ВРЕМЕНИ ИЛИ СМЕРТЬ ПЕРЕД ЗАКРЫТЫМИ ДВЕРЯМИ .....................132
      -- "Бензин" мудрости и любви - энергия высшего вдохновения ...132
      -- Омолаживающие "ветра", дующие в Небо ............................. 136
      -- Два бессмертных с противоположных точек планеты ............. 142
      -- Драконы порога и золотой ключик Вайрагьи ........................ 146
      -- Кандалы и наручники - самскары и васаны ......................... 148
      -- Отречение и простейшие технологии обращения времени ....... 151
      -- Стреляющий в Небеса "лазер" .......................................154
   Практический компендиум пятых Врат
  
   Глава 6 - СЛАДКИЙ ЯД ЭРОТИЧЕСКОЙ БЕЗДНЫ ............160
      -- Навязчивое обаяние Черной Венеры или лифт в преисподнюю ..161
      -- "Тантрические" убийцы и махинаторы .................................171
      -- Стратегическое единомыслие и три могущественные Женщины - Лилит, Афродита Урания и Великая Блудница ..................... 173
      -- Физическая и духовная детвора .......................................... 187
      -- Тайное рабство .................................................................. 205
      -- Сердце Андрогина ............................................................. 216
      -- Душевный бальзам для ревнивой Сатьябхамы .......................221
   Практический компендиум шестых Врат
  
   Глава 7 - СЕДЬМЫЕ ВРАТА В БЕССМЕРТИЕ ИЛИ ГИБЕЛЬ НЕПОБЕДИМОГО ДРОНЫ ............................................228
      -- Безупречность, завернутая в индийскую упаковку ..................227
      -- Странная безупречность царя Юдхиштхиры ..........................267
      -- Битва с грозными фантомами эгоизма ...................................273
      -- Альфа и Омега ..................................................................283
   Краткий обзор "врат" в бессмертие ..........................................284
      -- Вера .................................................................................284
      -- Иччха-шакти .................................................................... 289
      -- Дистанция ....................................................................... 292
      -- Чистота .......................................................................... 299
      -- Сублимация ..................................................................... 301
      -- Творчество ...................................................................... 302
      -- Безупречность ................................................................. 310
   Практический компендиум седьмых Врат
  
   ЭПИЛОГ - Самое Большое Чудо на свете ................................. 314
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  
   Так вдруг в тоску, задолго до накала,
   Восторг наш вырождается легко,
   Как будто что-то нам давно шептало,
   Что все сгниет и смерть недалеко...
  
   Но над юдолью мерзости и смрада
   Дух светоч свой возносит страстно.
   И борется с всесилием распада.
   И смерти избегает ежечасно.
  
   (Герман Гессе "Игра в Бисер")
  
   В 210-м году до нашей эры в Китае произойдет одно знаменательное событие, о котором в Европе узнают очень нескоро. В этом поистине счастливом для китайцев году умрет их свирепый царь, неистово искавший физическое бессмертие всю свою недолгую жизнь. В отличие от простых смертных у этого императора будет абсолютно все, что необходимо человеку для тотального счастья: тонны золота, наипрекраснейшие женщины, собранные со всей страны, и беспрецедентная власть над огромной империей. Единственное, чего он будет лишен, так это бессмертия. Последней драгоценности в этом списке вожделенных человеческих сокровищ.
   Жажда бессмертия стальной хваткой возьмет за горло первого императора Поднебесной - Цинь Шихуана, прославившегося на все века своей редчайшей жестокостью. Однако тиран не получит в подарок от судьбы не только бессмертия, но и чего-то гораздо более скромного - обыкновенного долголетия, которое без особого труда доставалось некоторым его соотечественникам, не знавшим ни философии, ни секретного эликсира бессмертия.
   Так почему же с треском провалится этот эксперимент по достижению вечной жизни? Эксперимент, на который будут потрачены безумные деньги, и в который будут втянуты тысячи ученых того времени. Ведь, кажется, кому как не императору, располагавшему почти неограниченными финансовыми возможностями, должно быть доступно счастливейшее, райское бытие, которое легко оградить от тысяч и тысяч неблагоприятных факторов, портящих наше здоровье.
   Сегодня ни для кого не секрет, что обыкновенное долголетие - это свойство очень многих людей, совершенно не знакомых ни с какой хитроумной метафизикой, не пытающихся продлить свое существование на этой планете с помощью какого-либо чудодейственного эликсира. Людей, не имеющих ни малейшего представления о философском камне или даосских снадобьях, растягивающих жизнь до бесконечности.
   Так в чем же заключалась генеральная ошибка китайского тирана, покорившего основную часть Азии? В чем конкретно он будет не прав, не прав до такой степени, что это не позволит императору перешагнуть даже пятидесятилетний рубеж своей переполненной кровью и насилием царской карьеры? Что именно не позволит завоевателю, располагавшему неограниченной властью, дожить просто до старости?
   Ответу на этот вопрос посвящена вся эта книга, которая, надеюсь, будет полезна абсолютно всем, кто небезразличен к своей судьбе. Она окажет добрую услугу тем, кто решил впустить в свою жизнь чуть больше света - источника долгой, здоровой и счастливой жизни.
   И хотя эта книга задумывалась не как учебник по достижению бессмертия, а, скорее, как популярный обзор фундаментальных идей, лежащих в основе этого редкого феномена, надо сказать честно: без реализации описанного в ней первого шага, состоящего из семи "врат", физическое бессмертие невозможно. И (кто знает?) может быть, именно она послужит тем катализатором, который изменяет иногда ход невыносимой жизни раз и навсегда, причем, в лучшую сторону.
   Эта книга никогда не была бы написана, если бы ее автор не был твердо убежден, что бессмертие - это реальность. Реальность, которая может быть дана нам в ощущениях, а не в рассуждениях, но которую, к сожалению, нельзя подарить близким нам людям (в отличие от всего остального, что есть во Вселенной), если они большие любители "бить в баклуши".
   Однако, наткнувшись глазами на такое экстравагантное утверждение, любой трезвомыслящий человек вправе потребовать доказательства. Если он, конечно, не микроцефал или живущий в мире своих грез ребенок. Тем более что мы живем в мире, где верить нельзя почти никому. Ибо могущественные жрецы гниющего социума, эти "всевидящие" идеологические "констебли", обрушивают на наши головы цунами лжи, облаченные в царственные одежды самых высоких инстанций, причем, с самого раннего детства.
   Но вся беда в том, что цитаты из редких книг о бессмертных и даже личные встречи с этими уникальными людьми доказательствами как таковыми не являются! Словам и бумагам верить нельзя! Это одна из тех редких проблем, верифицировать которую почти невозможно. Во всяком случае, для этого нужно самому быть бессмертным, а не ученым. Ведь у бессмертного дата его рождения на лбу не отпечатана, а любые документы в наш век небывалого технологического прогресса нетрудно подделать. Ценность же произносимого слова после той бесстыдной лжи, которую регулярно выдают некоторые политики и религиозные деятели, не только близка к нулю, но и несет чуть ли не отрицательную значимость.
   Поэтому ситуация для большинства крайне сложна - верить... или же нет. Допустить существование бессмертных...или выбросить эту странную мысль на помойку - в "корзину" своего головного "компьютера", со всеми катастрофическими последствиями, вытекающими из такого решения. Ведь от того, какая чаша весов перевесит - скептицизма или доверия, зависит немало, наверное, почти все... Все как в сказке: на право пойдешь - коня потеряешь, налево - голову, а те, кто шествуют прямо, теряют веру в абсолютно все социальные ценности, религии, философии и "священных" идолов на мраморных пьедесталах. Кое-что из этих сусальных богатств потерять страшно, а кое-что - жалко. Так куда же бедному искателю знаний и счастья податься? Журавль бессмертия, летящий по небу мечты, без сомнения, великолепен! Но как разжать кулак, крепко сжимающий синиц смерти и безрадостных воробьев, клопов и тараканов? Вот вопрос! Однако... стоит это делать или нет, каждый должен решить самостоятельно. Без подсказки.
   Ведь трезвый взгляд на смерть однозначно показывает: ее власть над людскими умами просто колоссальна. Почти все воспринимают ее как неизбежный результат любой жизни - жуткий финал, от которого никто не застрахован. Кто в силах преодолеть гипнотический взгляд этого безжалостного удава? Кому по силам победить этого чудовищного Минотавра, с удовольствием пожирающего всех без разбору - и священников, и философов, и проституток?
   Смерть сегодня - Тиран и хозяин, производящий нуллификацию всех с трудом завоеванных богатств и достояний. Поэтому принцесса рискует родиться путаной, а банкир - дворником. А подать потом иск к "несправедливым" выкрутасам Немезиды им будет, в общем-то, некому. У всех "обиженных" отнимется даже память, а вместе с ней - все накопленные бесценные знания.
   Но, несмотря на столь чудовищное положение, почти никто не пытается смерть преодолеть, то благодаря религиозным фантазиям, басням и сказкам, которые якобы вечное Царствие Небесное их обладателям гарантируют, то из-за преступной безответственности по отношению к собственной жизни. И все это - воистину странно! Будто смерть - это нечто настолько незначительное, что не стоит ей уделять и толику времени. (В отличие от престижа, денег и сексуальных блаженств.)
   Эта ситуация чем-то напоминает положение в фашистских концлагерях. То, о чем так красочно рассказал побывавший в фашистских застенках Бруно Беттельгейм, американский психиатр. Этот умный австрийский еврей отметит одно из фундаментальных правил концлагеря - "не замечай издевательств". Если кто-то из надсмотрщиков мучает узника, все остальные заключенные обязаны отводить взгляд, отрешенно проходить мимо, делая вид, что экзекуции вообще не существует. Кто бы ни страдал от пыток и издевательств, делай вид - это тебя не касается. Не замечай чужой боли! Отводи взгляд!
   Удивительно! Но складывается впечатление, что все мы рождены в гигантском концлагере, где это правило работает почти безукоризненно. Хотя ни один гитлеровец нам его специально не навязывал. Правда, здесь оно чуть-чуть другое: "не замечай смерти"! Думай: хоть ты и бездельник, она тебя все равно не коснется. А если коснется, то безболезненно.
   Более того. В недалекие брежневские времена государством была выдрессирована целая армия философских лакеев, которые денно и нощно доказывали, как много радостей несет людям старость. Как много в каждом периоде человеческой жизни своих прелестей и достоинств. Не пугайтесь, мол, старости, детвора. Не так страшен черт, как его малюют. Как мило! Как трогательно! И как мерзко... Мерзко, ибо любая продажность отвратительна, любая неполная откровенность и недосказанность претит честному сердцу. Ибо прелестных вещей можно много найти и в любой помойной яме. Например, у такой профессии, как проституция, очень много своих собственных радостей. Но перечислять их в этой книге преступно. Рекламировать их - тоже. У бандитизма - большой комплект других радостей. Поэтому такой "философ" мог бы сейчас успокаивать школьников по тому же рецепту: не пугайтесь, мол, этой неофициальной "должности", ребятишки, если судьба превратит вас в бандита, там много таких радостей и удовольствий, о которых законопослушный гражданин имеет лишь туманное представление. Радости есть даже в аду, не говоря уже про мазохизм и прочие патологии.
   Но мы должны быть честными до конца, если хотим победить Смерть. Ибо она - квинтэссенция лжи. Квинтэссенция любого информационного наркотика. И так как наркотиков в правде немного, я должен предупредить молодого читателя: эта книга потребует от вас определенного мужества. Жажды правды, какой бы она не была. Если этого мужества нет, если вы приготовились к очередному радостному развлечению, то вам лучше не читать весь остальной текст. Существует очень много других литературных радостей, всевозможного развлекательного чтива, наполняющего книжные полки. Информационных наркотиков - тьма. Предупреждаю об этом заранее.
   Но если вы любите откровенные разговоры, идеи и размышления, если вы устали от лжи и недосказанности, тогда в путь. Если вас не страшит правда, тогда еще в самом начале я должен сказать: старость, в большинстве случаев, страшнее самой смерти! Смерть, по сравнению с ней, вообще не страшна. Это - почти мгновение. Безболезненное.
   Ужасна не смерть, а агония - преддверие смерти. А старость - это медленная агония, медленное гниение заживо, когда человек, медленно, но верно, теряет все, что он накапливал в юности. Это - специфика нашего земного концлагеря.
   Бесполезно сейчас рассуждать, какие глобальные силы превратили эту прекраснейшую планету в фашистский концлагерь. И почему. Мы сделаем что-то более полезное, мы попытаемся совершить жест не принятый в "приличном" обществе, жест антифашистский - попробуем посмотреть на смерть пристальным взглядом. И не ради забавы. А чтобы понять: какая крупнокалиберная пуля способна завалить Минотавра Смерти. Что опрокидывает это чудовище? Или, в крайнем случае, отдаляет его "победоносное" шествие.
   Эта книга написана не для толпы. Но и не для избранных гениев. Она - для ищущих "новую землю и новое небо". А таким человеком может оказаться любой, даже тот, который на это не претендует. Истина не может быть популярной принципиально. Как не могут быть завсегдатаями богатых ювелирных магазинов абсолютное большинство проживающих рядом с ними граждан. Популярными могут быть только те или иные разновидности лжи. Как, впрочем, и люди, которые ее преподносят. Ибо ложь - старинный наркотик - самый ходовой товар во все времена, девальвируется весьма непросто - ценой продолжительных духовных усилий.
   А для стяжателей удовольствий все было бы просто великолепно, если бы не один печальный момент, жестокий нюанс, который потребители лжи не учитывают: там, где царит ложь, рано или поздно появляются ее черные адъютанты: депрессии и болезни. И, в конечном счете, - старость и тяжелая смерть - неизбежный финал лживой жизни.
   Она написана для тех, кто оказался на перекрестке. Она адресована тем, кто заплутал в лабиринтах судьбы. И вовсе не для того, чтобы указать очередное "правильное" направление - "истинный" путь, данный всем. Чтобы подсказывать правильные пути, нужно быть Богом, а не каким-то там великим магом, святым, писателем или мессией, тем, кто смотрит на мир через узкую щелку открывшегося лично ему конечного Гнозиса. Скорее, она писалась для главного - поддержать боевой дух всех, кто еще не утратил честь или совесть. Для кого эти нравственные вечные категории в эфемерные ценности превратиться еще не успели. Несмотря на разгул наплевательства, лжи и насилия.
   Она сотворена для тех, чья интуиция еще не угасла. Чей внутренний голос еще может сказать: бессмертие - это не миф. Это - реальность. Хоть и фантастически редкая. Как наличие в природе гномов, ангелов и серафимов - существ пусть и недоступных обычному зрению, но все же реально существующих (как и Бог) не только в фантазиях человека.
   Один знаменитый астроном Соединенных Штатов однажды заявит: "Вероятность с помощью радиотелескопов найти разумную жизнь во Вселенной близка к нулю. Но она действительно будет РАВНА НУЛЮ, если мы для ее обнаружения не сделаем никаких серьезных попыток".
   Вторя ему, можно сказать лишь одно: вероятность стать бессмертным, откровенно говоря, невелика, но она действительно будет приравнена к нулю, если человек не приложит к этому каких-то усилий, победив, наконец, свою лень!
   Эта книга - словно игрушка. Некая блестящая мишура. Для некоторых - искушение. Для других - приглашение. Зов из неведомых далей. Для всех людей, чьи сердца трепещут, раненые словами великого китайского поэта:
  
  
   Что наша жизнь?
   Лишь капля росы.
   И ВСЕ ЖЕ!...
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1
  
   ВЕРА - ЗОЛОТОЙ КОЛОСС НА ГЛИНЯНЫХ НОГАХ И ТРОНЕ ИЗ ПОДГНИВШЕЙ СОЛОМЫ
  
   Любая вера зиждется на осколках подлинных
   знаний, исковерканных слабым разумом.
  
   (Мирра Ришар - из книги Сатпрема
   "Божественный материализм")
  
  
  
   Вера определяет переживание, а потом
   переживание укрепляет веру. Во что вы верите,
   то вы и испытываете. Ум предписывает и
   интерпретирует переживание, призывает или
   отвергает его.
  
   (Джидду Кришнамурти)
  
  
   Все, кто умерли, были убиты собственными
   мыслями.
  
   (Леонард Орр)
  
  
   С детских лет поверил я, что от всех болезней
   Капель датского короля не найти полезней.
   И с тех пор горит во мне огонек той веры...
   Капли датского короля пейте, кавалеры!!!
  
   (Булат Окуджава)
  
  
  
  
   1. Блеск и нищета человеческой веры.
  
  
  
   Чтобы к чему-либо таинственному стремится (например - бессмертию), и вкладывать в это свои силы и время, в существование этого артефакта, прежде всего, нужно верить. Вера, какого бы качества она не была, - это обязательный цемент, необходимый для строительства любой Вавилонской башни, Царства Небесного или земного, - наиважнейший компонент, спаивающий воедино строительный песок и железо любой идеологической конструкции.
   Поэтому коммунист обязан верить, прежде всего, в Карла Маркса, а не Заратустру или Даниила Андреева, а православный (если он, конечно, хочет им называться официально) - в Богородицу и Иисуса, а не какого-то там мексиканского Кецалькоатля и его душеспасительные возможности.
   Однако, для любого развитого интеллекта такое понятие, как вера, это, пожалуй, единственная по-настоящему омерзительная вещь, с существованием которой ему кое-как приходится мириться. Как с существованием крыс в подвале с продуктами или нашествием саранчи. При этом он вынужден всякий раз успокаивать себя нехитрыми аргументами: раз Бог сотворил этих неприятных тварей, что ж тут поделаешь, видимо, у Него были веские аргументы, чтобы их расплодить...
   Жалкое оправдание! Но подобными инфантильными аргументами забита почти вся религиозная литература и апологетика, которые изо всех силенок пытаются скрыть бездонную пропасть нашего невежества, бросающего страждущих на растерзание той или иной приглянувшейся или подвернувшейся им веры. Поэтому книги, написанные религиозными фанатиками, вызывают чуть ли не тошнотворное состояние у жаждущих знаний - тех, кому Господь подарил интеллект чуть выше среднего.
   Ибо любой сильный разум прежде всего хочет ЗНАТЬ, а не верить! Ведь история ближайших тысячелетий убедительнейшим образом доказала: вера очень часто оказывалась уделом, прежде всего, невежественных и слабоумных, бесчисленной "святой простоты", вольно или невольно стоящей на стороне зла. Ибо верить можно не только во что-то возвышенное и действительно существующее, но и во всякий бред, высосанный из пальца. Поэтому многие верят во всяческие химеры, которые разрушают их жизнь или разум. Ничто так сильно не наломало дров за прошедшие века, как битва той или иной веры за свое самоутверждение. Можно без преувеличения сказать, что почти все человечество распято на кресте верований в самые разнообразные печальные фантазии, у которых есть некоторая вероятность превратиться (благодаря вере) в реальность. И на практике ужаснуть тем, что раньше ужасало лишь в мыслях. Ибо тайная (а потому - действенная и опасная) магия жизни заключается в том, что все, во что человек верит, рано или поздно начинает обрастать плотью, обретая статус объективной реальности, данной нам в ощущениях. Ибо вера, несмотря на свою субъективность, субтильность и эфемерность, - мощнейший психический катализатор и "проявитель", делающий тайное явным. Это - величайший "реинкарнатор", позволяющий появиться в мире форм тому, что существовало лишь в сфере абстракций - "лифт", который тащит в мир физики все, что есть в преисподней или на небесах.
   Поэтому вера - вещь не только благодатная, но и крайне опасная!!!
   Но волен ли человек выбирать себе веру? Или вера выбирает себе человека? Вот в чем
   Вопрос! Это - тайна...
   Хорошо, разумеется, когда человеком овладевает вера со знаком плюс: как, например, у юной леди, верующей в пришествие принца на белом коне, который мчится к ней сквозь страны и континенты, не обращая внимания на писаных красавиц, выстроившихся вдоль дороги. За такую девушку можно только порадоваться. А если нагрянет вера со знаком минус? И человек уверует только в неприятности, которые придут, если не сегодня, так завтра. Это - беда. Это - преддверие катастрофы. Ибо человек, словно магнит, притягивает в свою жизнь все, во что он успел по тем или иным причинам уверовать.
   Поэтому разговор о бессмертии, кажущемся многим дикой невозможностью, есть смысл начать издалека, и не со светлых верований, а с диаметрально противоположных убеждений - веры с сатанинским душком.
   К сожалению, наша цивилизация еще очень молода, поэтому большинство просто вынуждены обладать верой самого низкого пошиба, той, что согласуется с их эгоистическими мечтами или всплесками инфантильного альтруизма. Кому-то позарез нужен коммунизм, а кому-то - конец света, пришествие антихриста или инопланетян, жаждущих нашего прогресса. И только детство дарит нам одну из самых благих вер - бытие доброго старого Санта Клауса, который с пустыми руками по гостям не ходит.
   Действительно, разве это не замечательно - прилетит Инопланетянин, умеющий все, или - придет Сверхчеловек из недр Гималаев, знающий все, и нас несчастных и обездоленных в один присест осчастливит?! Еще как замечательно! Пусть приходят! Пусть прилетают! Мы - не возражаем!
   Мы возражаем только против концлагерей, насилия, лжи и дезинформации! Ибо именно они предваряли первую попытку "Сверхчеловека" появиться на территории Европы в середине ХХ века. Однако сильнейший механизм сталинской пропаганды, словно гигантская лавина, накроет все социалистические страны, утаивая истинное понимание того, что на самом деле произошло с немцами в тридцатых годах, что именно бросит их в беспощадную агрессию чуть ли не против всей планеты. Механизм массового одурачивания сработает на редкость удачно. Ведь до сегодняшнего дня миллионы людей не имеют ни малейшего представления о том, почему началась вторая мировая война. И это само по себе нечто потрясающее! Если спросить у любого человека, учившегося в сталинско-брежневской школе, о том, что же явилось причиной этой мировой трагедии, то за редчайшим исключением назовут абсолютно все, кроме истины. Хорошо смазанная машина атеистической дезинформации сделает все возможное и невозможное, чтобы советские школьники знали все, кроме правды. Ибо правда была не по зубам ни одному материалисту, ибо говорила о крайне фантастических вещах, которым место на страницах фантасмагорических романов, а не отчетах трезвых политиков. Эта жуткая действительность не лезла ни в какие ворота - ни в христианские, ни, тем более, в убогие атеистические двери марксизма. То, что вера в какую-то мистическую химеру может начать мировую войну, об этом стыдливо умалчивали абсолютно все, начиная от сталинских политических бандитов и кончая верующими и прагматичными американцами. Правда не вмещалась ни в один "трезвомыслящий" разум, ибо говорила: "Вторая мировая война началась из-за стремления Гитлера превратить Европу в плацдарм деятельности Сверхчеловека, бессмертного жителя Гималаев, ждущего своего часа, дабы вмешаться в историю напрямую - начать новую эру. Эру, в которой место слабакам не останется. Поэтому все, кто посмел бы встать на его победоносном пути, должны били исчезнуть, стертые фашистской машиной в тот или иной порошок".
   Гитлер верил в это неистово. Жажда взрывоподобной эволюции бередила его темный мозг. А идея, которая двигала им, была крайне проста: старая раса, состоящая преимущественно из безвольных наркоманов, эротоманов, психопатов, коммунистов, евреев, пройдох и прочих генетически или идейно ущербных особей, должна прекратить свое существование, уступив место новой, состоящей из Титанов, Магов и возглавляющих их Сверхлюдей, у которых нынешний человек имеет право быть лишь рабом. Но на вершине этой пирамиды Гитлер видел не себя, как это рисуют некоторые не слишком эрудированные историки. Он был не настолько глуп и хорошо понимал: Новую расу возглавит Сверхчеловек - могущественное, безжалостное и (якобы) бессмертное существо, уже существующее в природе.
   Да, что и говорить, вера в безграничные возможности магии продемонстрирует всем скептикам свою невероятную действенность - невиданное могущество, способное за считанные годы перекроить карту Европы. Слегка дополнив строчки известной всем песенки, про силу такой веры можно сказать без преувеличения:
  
   Вычислить путь звезды
   И развести сады,
   И укротить тайфун,
   И развязать войну -
   Все может магия!
  
   Это будет что-то доселе невиданное. Всего лишь несколько человек, вдохновленных оккультными технологиями, почти мгновенно уничтожат большую часть европейской цивилизации. Гуманитарные ценности, взращиваемые христианами почти две тысячи лет, прекратят свое существование в головах миллионов людей за считанные годы.
   Бог еще раз всем продемонстрирует: вера - это не шутовская бирюлька! Это - фундамент, определяющий судьбу человека. А иногда - и всей цивилизации.
   Поэтому реакцию дезинформаторов - вербальных жрецов всех стран и народов - понять будет не сложно. Ибо задача перед ними будет стоять крайне простая: спрятать истину "под ковер", дабы не искушать слабых духом всяческими оккультными сластями.
   Но вот беда - вместе с грязной водой они выплеснут и "ребенка" - веру в бессмертие. Что и приводит к весьма странному положению дел: жадный до сенсации обыватель осведомлен, как правило, о чем угодно, но только не об удивительнейшем "фестивале" - совершенно рядовом для индусов и абсолютно фантастическом для славян событии - индусском съезде бессмертных, который случается каждый сентябрь в Сариска-Ашраме Бхартриджи, расположенном в штате Раджастан.
   Впрочем, удивляться не стоит. Ибо тотальная власть над средствами массовой информации делает невозможное возможным. И если удалось на долгие десятилетия спрятать от миллионов людей причину второй мировой войны, то насколько проще утаить информацию о редчайших, победивших смерть людях.
   Возвращаясь к Гитлеру, надо отметить, что его вера в Сверхчеловека и Новую расу не была его персональным изобретением, ибо гением и талантом он не был никогда. Эти идеи носились в воздухе уже с начала ХХ века. Глядя на убогое человечество, переполненное жадностью, похотью и лицемерием, интеллектуалы мечтали о будущем величии человека, Новой расе, которая сменит эпоху невежества, алчности и насилия.
   Века, прошедшие под знаменем тоталитарного христианства, обнажили его бессилие изменить человечество в целом - бесчисленных "нищих духом". Глобальной трансформации оно подвергло лишь отдельных людей - уникальных святых, которых можно было пересчитать по пальцам. Однако, как бы не был низок его К.П.Д., надо отдать должное его благой роли, о которой мыслители подчас забывали. Ведь именно оно, христианство, спасло европейскую цивилизацию от падения в грязную пропасть, в которую в свое время упала прекраснейшая Эллада, погрязнув в поклонении стихиалям - духам природы. Оно поддерживало на краю пропасти и воспаряло в горние выси отдельных святых, но Царство Божие на тотально всех не спускало. Поэтому оккультисты, маги и мистики возлагали теперь надежды только на тайную мудрость и сверхчеловеческие силы тайных Учителей - гигантов духа - бессмертных, обитающих в неприступных Гималаях. Именно они должны были, с их точки зрения, осчастливить инфантильное человечество - влить в бессильных, жадных и похотливых землян свежую кровь Духа и Гнозиса.
   Вопрос упирался только в одно: с кем в первую очередь вступят эти "Суперчеловеки" в контакт? Через кого попытаются воздействовать на человеческий муравейник? С точки зрения Гитлера, ответ был очевиден - через императора и его ближайших сподвижников, покоривших слабые расы силой оружия и оккультизма, превращенного в мальчика на побегушках у генерального военного штаба. А не каких-то там дарвинистов, христиан, неарийских профессоров или бомжей, всех этих людей второго и третьего сорта, нуждающихся в перевоспитании посредством концлагеря. Именно он, Гитлер, завоевав человечество, должен затем бросить его под ноги сошедшего с гор Сверхчеловека, став первым апостолом Новой веры. Поэтому мистический военный орден СС создавался с единственной целью - быть промежуточным звеном между Титанами и покоренными рабами, из которых "великие духом" сконструируют, как из глины, совершенно новую расу суперлюдей.
   Все это можно было бы считать всплеском чьей-то шизофрении или паранойей самой чистейшей воды, если бы не одно обстоятельство - время от времени Сверхчеловек представал перед Гитлером, восхищая его своей безжалостностью и могуществом. Ужас, перемешанный с восхищением, делал его веру в непобедимость этих гигантов прочнее Гималайских хребтов. Тем более что этот дававший себя созерцать Сверхчеловек вливал в фюрера мощнейшие потоки психических сил, позволявших легко манипулировать гигантскими толпами. Все прочие гуманитарные ценности перед мощью таинственного Титана обесцвечивались и упразднялись, словно пластмассовые игрушки на военном параде. Вера в Сверхчеловека сделала-таки свое черное дело - Адольф Шикльгрубер себе уже давно не принадлежал, сделавшись марионеткой сил, находящихся далеко за пределами его понимания. Но влияние его будет колоссально - миллионы людей утратят здравый смысл и ориентацию в психическом пространстве. И за эту веру Адольфа, о которой так старательно умалчивали сталинские историки, человечество заплатит очень дорого. Не только смертями, но и чем-то большим - духовными катастрофами, ибо любовь для некоторых станет символом слабости.
   Впрочем, он будет не единственным в этом списке удостоившихся лицезреть могущество психической мощи тайных "властелинов" земли. Поэтому попытки объяснить фашизм классовой борьбой, ставшей жупелом для марксистов, или психическими девиациями Адольфа, на которые будут уповать западные философы, вроде Эриха Фромма, будут выглядеть на фоне этих мистических фактов очень жалко. Ведь задолго до Гитлера этой чести удостоятся некоторые могучие европейские маги и руководители мистических сект (например, Самюэль Матерс - руководитель знаменитой "Золотой Зари"). У этой веры будет очень мощный эмпирический фундамент, сотворенный магами, писателями и мистиками начала ХХ века. И, в отличие от Гитлера, все они будут высокими интеллектуалами и оккультистами-практиками, неплохо разбиравшимися в психологии человека и устройстве Вселенной. И водить их за нос не смогли бы даже талантливые фокусники и престидижитаторы. Тем более что даже кратковременный контакт со Сверхчеловеком потрясал нервную систему и организм этих неслабых людей до такой степени, что им приходилось находиться в прострации по несколько дней, оправляясь от контакта с источником могучих психических сил. Несколько секунд такого общения иногда было вполне достаточно, чтобы у совершенно здорового человека начинала идти горлом кровь или возникала полная дезориентация в пространстве.
   Поэтому Гитлера нельзя было назвать психопатом-одиночкой, чьи галлюцинации были бы совершенно уникальны. Увы. Если бы все дело заключалось в психопатологии, мы могли бы успокоить сердца, ибо рецидивы подобной диктатуры легко предсказуемы и пресекаемы. Но опыт других, намного более умных людей, четко показывал: это не шизофренический бред - черные грезы разгоряченных умов, некие страшные фантазии ищущих пропитание литераторов, дошедших до грез наяву. Еще в 19-м веке эти Сверхлюди тайно посещали пронизанную мистицизмом Европу, даря аудиенцию некоторым магам и мистикам. И одному лишь Богу известно, что именно стояло за всеми этими визитами в мир смертных.
   И хотя информация о подобных посещениях хранилась в строжайшей тайне, правым оказался все-таки известный афоризм - нет ничего тайного, что рано или поздно не становится явным. Его Величество Случай заставлял временами просачиваться секретнейшей информации на поверхность, обнажая перед публикой это ужасное шило. Что и приводило досужую публику в изумление, а возвышенных мистиков - в ужас. Ибо любой светлый разум безошибочно определял - с Кем именно человечеству приходится иметь дело.
   Весь этот длинный экскурс в историю гитлеризма, который, как может показаться, не имеет никакого отношения к теме бессмертия, сделан лишь с одной единственной целью - показать, что вера, сориентированная на земное могущество, в основе которого лежат магические технологии, - есть нечто крайне опасное! И действенное! Ибо притягивает к человеку абсолютно все, во что он верит и на чем сконцентрирован его разум. Словно тайный и безупречно работающий магнит.
   И это нужно усвоить в самом начале. Для веры нет ничего невозможного. Она может реализовать самые фантасмагорические мечты человека. Вера - волшебная палочка. Именно поэтому все религиозные конфессии ведут яростную войну не столько за деньги, сколько за веру, являющуюся их персональным фундаментом, точнее говоря, "баржей", дрейфующей по этому миру торжествующих призраков.
   Поэтому искатель, верующий в бессмертие, однажды прекратит умирать. А верующий в торжество смерти - рано или поздно погибнет. Каждому будет отмерено по его вере.
   Но тот, кто концентрирует внимание на Дьяволе, Сверхчеловеке, Титанах, Атлантах и прочих супермогучих тварях, рано или поздно столкнется с такими неистовыми силами, которые контролировать почти невозможно. Силами, которые еще никого не успели сделать счастливыми. А вот в своих рабов уже успели превратить очень многих - тех, кто, пав жертвой наивности, считал себя очень умным, способным отпилить рога аж у самого черта.
   Впрочем, большая часть людей вынуждена верить во всяческие химеры, ибо поиск Истины никогда не был их смыслом жизни. Поэтому вера (в К. Маркса, чистые расы, Ч. Дарвина, античеловечность масонов, всемирный заговор евреев, мечтающих поработить человечество, и прочие сладкие мифы, оправдывающие собственную глупость и лень) - это единственное достояние, которое судьба вынуждена им дарить. Ведь Знание - это роскошь. Драгоценность, которую может подарить себе далеко не каждый. Знание - удел сильных и могущественных. Небесный огонь, обжигающий руки, словно расплавленное золото, всем, кто погряз во лжи и фанатизме. А обладание им нужно еще заслужить. Ведь Знание - словно прекрасная Королева, ждущая своего возлюбленного рыцаря, не побоявшегося вступить в единоборство как с отрицающими все атеистами, так и заскорузлыми фанатиками, консервирующими под тем или иным соусом свои догмы. И ее величественный замок открывает свои врата далеко не каждому, а лишь тем искателям, которые не устрашились рвов, переполненных пиявками и крокодилами всех мастей и раскрасок.
   Чтобы во что-либо верить, знания не нужны. И в большинстве случаев даже наоборот - противопоказаны. Ибо вера большинства людей зиждется на авторитетах. Незыблемых, словно египетские пирамиды, и таких же "живых", как мумия фараона. И, разумеется, человеческой глупости. Вечной и неразрушимой никакими временами, словно бактерии или вирусы. Поэтому вера со знаком "минус" столь легка и доступна, словно поношенные сапоги в Сэкон-Хэнде. Действительно, попробуйте зайти в любую религиозную секту, и вас там примут с улыбками нимф и распростертыми объятиями гоголевского Собакевича. От вас потребуется всего лишь одно - вера. (Такая мелочь!) Вера во весь прейскурант тех философских глупостей, которые вы обязаны внедрить в собственные мозги, если, конечно, вам взбредет в голову быть на короткой ноге с завсегдатаями этого религиозного заведения.
   Но попробуйте вступить в тесный контакт, дружественные и теплые взаимоотношения если не с бессмертными, то, на худой конец, с могучими магами, йогами или святыми прозорливцами, и вы убедитесь: сделать это почему-то крайне непросто. Их даже непросто найти, не говоря уже о том, чтобы получать от них какую-то регулярную информацию. Здесь явно чего-то не хватает. И это что-то - Знание и Сила. Та самая Сила и те самые подлинные Знания, от которых часто учат шарахаться "истинно" верующие, выдрессированные видеть во всем искушения и происки Дьявола.
   Наверное, поэтому сильный разум уже сыт по горло всяческой верой и всеми сомнительными благами, которые из нее вытекают. Ибо вся человеческая история состоит почти из одних религиозных войн, расчлененных короткими передышками - подготовками к очередной идеологической экспансии - битве за очередную "истинную" веру. И если оглянуться назад, картина предстает неприглядная - сплошная кровавая драка между "истинными" и "суперистинными" - их непримиримыми врагами. Словно вся человеческая история - это сплошной религиозный позор, глупость и лицемерие. Казалось бы, в цивилизованном обществе ХХ века драка между государствами должна уже идти за нечто конкретное и "разумное", например, деньги, сырье или рынки сбыта, как нас учили в школе советские педагоги. Так ведь нет! Вторая мировая война мистична до мозга костей, где деньги стоят даже не на втором месте!..
   Впрочем, эти религиозные перманентные войны забирали не только человеческие жизни, но и информацию о том, кто мы такие. Для фанатиков физическая победа над врагом - это полупобеда, если не четверть победы. Главное - торжество веры - лежащих в ее основе идей, которые дороже самой человеческой жизни. Именно поэтому всегда было важно уничтожать всю информацию о том, кто мы такие, откуда пришли и как выглядит Вселенная из других метафизических координат. Так сказать, для полного счастья, спокойствия и "истинного" духовного торжества. Ведь любая вербальная битва, столь возлюбленная гуманистами, - это риск. И победу "истинным" не гарантирует, ибо в ней побеждает умнейший. Но физическое истребление еретиков и языческих первоисточников - это совсем другое дело. Это - гарантия высшего качества, что вера твоя не погаснет.
   Информационная битва - не есть порождение ХХ века - массовое одурачивание, изобретенное Геббельсом, Сталиным или Мао Цзэдуном. Первыми до такого рода войн додумались, судя по всему, многоуважаемые христиане. Причем, не вчера, а в самые первые века своего становления. Этот нехитрый метод "духовных побед был на редкость простым и действенным - "ничтоже сумняшися" уничтожали они любые документы и памятники старины, свидетельствующие о величии и духовной силе идеологического противника. Действительно, зачем, спрашивается, тратить силы и время на доказательства превосходства Иисуса Христа - взваливать на свои плечи столь тяжкий умственный груз, когда можно поступить намного проще - сжечь все манускрипты, свидетельствующие о величии и красоте древних Богов, живущих за границами европейского мира? И дешево и практично. Ведь дезинформация - это, какая-никакая, а все-таки информация. А вот полное отсутствие знания о бессмертных - всяческих "конкурентах" Иисуса в сфере Вечности, хранит догмы надежнее любого швейцарского банка.
   Поэтому сжигание книг на долгие века станет любимейшим "хобби" христианских апологетов. Горящие инкунабулы иноверцев будут вызывать у фанатиков экстаз, схожий с радостью австралопитека, пронзающего копьем дикого кабана.
   Однако, если все гениальное просто, то не все, что просто, является гениальным. Ибо во времена отсутствия Интернета уничтожение любых культурных достижений, существующих в одном экземпляре, - это тяжкое духовное преступление. Варварство, порождающее тяжелую карму. И, что намного страшнее, - тупиковые дорожки судьбы, вынуждающие гибнуть на информационной целине. И вновь тратить силы и жизни на изобретение давно придуманных "велосипедов".
   Если бы злодеи мирового масштаба ухитрились бы сегодня уничтожить все библиотеки, человечество пострадало бы от этого намного меньше, чем от уничтожения несколько веков назад древних рукописей, оставшихся в наследство от древних цивилизаций.
   Так, например, Александрийская сокровищница - уникальнейшая библиотека средиземноморья - фундамент и опора поэтов, алхимиков и мистиков всей Европы, подверглась в 415 году самой беспощадной идеологической чистке - шесть месяцев ее бани и пекарни топились редчайшими рукописями - квинтэссенцией древней мудрости. Устройство Вселенной, тайны духа и разума, открытые гениями и прозорливцами прошлых веков, - бесценные виртуальные сокровища навсегда канут в небытие. Пройдут века, и средневековые европейские алхимики вынуждены будут вновь изобретать то же самое колесо, открывая тайны трансмутации металлов для создания Философского камня - европейской "пилюли" бессмертия.
   Церковь, разумеется, это могущественное политбюро и цензор, никогда себя виновной не чувствовала, ибо твердо верила - так будет лучше. Но... Царство Божие почему-то так и не опустилось на эту несчастную землю, несмотря на "грандиознейшую" победу - манкуртизацию всего европейского населения.
   Остается лишь удивляться, что до нас каким-то чудом дошла история об Атлантиде - ничтожно малый фрагмент древней истории. Человечество стало походить на брошенного в джунглях ребенка, не представляющего кто он такой и где дорога к дому - бессмертию.
   Если бы сейчас Бог вынудил всех нас топить свои печки долларами и рублями, то человечество, по сравнению с тем Александрийским погромом, не пострадало бы вообще. Ведь ни на одном казначейском билете не отпечатан ни один из рецептов долгой и счастливой жизни, не говоря уже об алгоритме бессмертия.
   Поэтому, глядя на все безумия неистовой веры, один знаменитый материалист не без юмора скажет: "Спасибо Тебе, Господи, что Ты сотворил меня атеистом!"
   Разумеется, не одна лишь любовь к точности и подлинному знанию создаст у сильного интеллекта любовь к науке и неприязнь к вере, особенно религиозной, породивших сонмы истинных и неистинных медиаторов между землей и священными Небесами. Эти непрезентабельные чувства, скорее, породит многовековой опыт. Ибо история кровавых веков (которые еще, к сожалению, не закончились) убедительнейшим образом доказала: там, где вера, там нередко кровь, беспредел и насилие. Как, впрочем, и лицемерие и обман - прямое надругательство над возвышенными, но наивными устремлениями. Ибо смысл тех или иных священных писаний далеко не сверхочевиден, и нуждается в интерпретации. А консенсус интерпретаторам удается найти далеко не всегда, разрешив тот или иной спор полюбовно - не вынимая шпаги из ножен.
   Вдобавок к этому, вера - это тайный пропуск в сакральнейшие информационные пространства, открывающий доступ туда не только ангелам и богам, но и всяческим социальным и метафизическим паразитам, стремящимся громить изнутри. Поэтому тот слой мироздания, где нас угораздило появиться, благодаря дефициту знания и переизбытку веры чем-то напоминает концлагерь, находящийся внутри нас самих (как и Царство Небесное). Концлагерь, денно и мощно создаваемый львиной долей социальных институтов, близкими, родственниками и знакомыми, - хотим мы этого или нет. Либо громко и организованно, либо - тайно и подспудно. Ибо каждый добрый семьянин или уголовник - носитель неких верований, навязываемых абсолютно всем, с кем сводит судьба.
   Но если вера в Бога сделала счастливыми хотя бы некоторых - избранных - трудолюбивых (что оправдывает ее безусловно!), то вера исключительно в человеческий разум, как естественная реакция на издержки религии, не сумела сделать благостным вообще никого. Эта вера в торжество интеллекта, порожденная французскими энциклопедистами, не только не остановила поток проливаемой крови, но и сделала его еще более широким и "полнокровным", превратив маленький ручек крови усилиями воинственных атеистов в страшную Миссисипи. Атеистическая вера в облагораживающее воздействие холодного разума породит еще одну псевдорелигию - Науку, со всеми причитающиеся ей по закону "жрецами" - академиками и доцентами, обитающими в специальных "святилищах" - Академиях и НИИ. Прагматизм и чрезвычайная эффективность манипулирования материей сделают эту квазирелигию чрезвычайно могущественной и популярной. Самоочевидной и самодоказательной. Без лишних слов внушавшей веру в ее абсолютность - близость к Истине.
   Даже само слово "наука" стало в ХХ веке неким крайне авторитетным магическим символом, своеобразным заклинанием, которым усмиряли в споре идеологических оппонентов. Даже маститые религиозные деятели, поддавшись обаянию этого слова, начнут эксплуатировать этот символ, чтобы придать своей религии незыблемость истинного авторитета. Так, например, Шрила Прабхупада, распространявший на Западе индусский вайшнавизм, назовет одну из своих книг "Наукой самоосознания", хотя науки там будет, как кот наплакал. Гипнотизировать этим словом друг друга будут абсолютно все - и политики и миссионеры.
   При всем этом как-то незаметно будет упущен из поля зрения один очевиднейший факт - квазирелигия не только не уменьшит количество человеческих страданий в сфере души, проистекающих из междоусобиц и ненависти (что этой квазирелигии можно простить, ибо мы уже привыкли страдать - и за дело, и просто так, - только потому, что великим и тайным Богам этого хочется), но и, что страшнее всего, поставит весь род людской на грань самоуничтожения, подарив политическим авантюристам такое оружие, о котором они тысячу лет назад не могли и мечтать.
   На фоне этого победоносного ужаса от взора общественности каким-то таинственным образом ускользнет очевиднейший факт: из сферы ее "беспристрастных" исследований будут вычеркнуты две наиважнейшие ценности - две вечные человеческие мечты - счастье и бессмертие.
   И это будет уже само по себе более чем странно. Действительно, наука, которая брала на себя обязательство исследовать все и вся, не делая исключений ни для чего и ни для кого, проникая в тайны мироздания даже вопреки религиозным запретам и регламентациям политиков, вдруг ни с того ни с сего устранилась от изучения наиглавнейших, сакраментальных устремлений лучшей части человечества. Словно крестьянин, поехавший торговать на рынок пшеницей и продавший там все - телегу, лошадь и вожжи, но забывший продать главное - мешки с зерном.
   Невероятно, но факт, - огромнейшие средства квазирелигия потратит на познание структуры атомного ядра, хромосом и далеких галактик, уделяя минимальные усилия для изучения наиглавнейшего - как сделать человека максимально любвеобильным, мудрым, сильным и гармоничным существом. Наделенным если не бессмертием, то хотя бы - здоровьем и долголетием. Здесь наука, словно по взмаху волшебной палочки, превратиться к классического олигофрена, не видящего и не желающего знать, откуда проистекают корни ненависти, алчности, эгоизма, агрессии, фанатизма, глупости и прочих "прелестей", заставивших страдать всех без исключений. Словно счастье человеческое - это такой незначительный объект, что к изучению его есть смысл приступить только после того, как основательно будут изучены взаимодействия кварков или размножение крабов на дне Тихого океана.
   Не сильно преувеличивая, можно отметить, что классическая наука совершит предательство наиглавнейших человеческих ценностей, переложив все тяготы по их исследованию на хрупкие плечи отдельных энтузиастов. А эти "донкихоты" и "колубмы" временами будут настолько далеко уплывать от общепринятой парадигмы, что будут преданы либо замалчиванию (любимый маневр со стороны маститых жрецов), либо проклятию и остракизму, если утаить от социума их открытия не удастся. Так, например, выдающийся психолог середины ХХ века, Вильгельм Райх, изучавший психическую энергию (которую он назовет словом оргон) и влияние патологической сексуальности на возникновение фашизма, в своих выводах зайдет настолько далеко от мнения рядового материалиста, что будет уничтожен своими же собственными "коллегами" от науки. "Бронтозавры" не пощадят никого, кто покушается на общепринятую точку зрения. Райх будет уничтожен не с помощью пистолета или ножа, а вполне прилично, цивилизованно и "культурно", так, что истинного убийцу будет найти невозможно, - его заточат в психиатрическую больницу, несмотря на полное отсутствие психопатологии (если, конечно, свободомыслие и гениальность не считать патологией). Где он и закончит последние дни своей жизни. Его гибель - характерный пример исследователя, уничтоженного "динозаврами" от науки, укоренившимися на вершине административной пирамиды.
   Многие печальные факты доказывают: в официальной науке можно верить не во все на свете, что еще ею не опровергнуто (как может показаться наивному человеку), а лишь в то, во что разрешает верить академическое начальство. Ибо это - разновидность религии. И подчас - весьма скверного пошиба.
   Поэтому отпочковавшаяся от основной научной струи парапсихология, которая взвалит на свои неокрепшие плечи все тяготы по изучению мистических феноменов, будет напоминать внебрачного ребенка, достойного всяческого презрения, осмеяния, а то и преследования со стороны инквизиторов от науки. А сами парапсихологи, имеющие дело с крайне опасными явлениями для психики, постоянно рискующие здоровьем и жизнью из-за контактов с паранормальными силами огромной мощности, будут причислены к людям третьего сорта - научным тунеядцам, уклонившимся от правильного, генерального курса научных исследований.
   В СССР некоторые парапсихологи на собственной шкуре убедятся, что наука - это всего лишь политическая проститутка, обслуживающая фашистского монстра, познав, как и Вильгельм Райх, изнутри устройство психиатрических клиник и тюрем для инакомыслящих. Даже на "свободном" Западе многие парапсихологи будут существовать "на грани фола", рискуя попасть под колесо тех или иных репрессий.
   И не случайно, ибо все эти "левые" исследования напрямую подрывали основной постулат атеистической физики и психологии, доказывая, что видимым физическим миром тайно управляет другой - невидимый. Непредсказуемый и таинственный, на который известные законы физики не распространяются. И этот тонкий мир, по всей видимости, является источником жизни - первоосновой мира физических атомов и молекул.
   А вот таких еретических идей и верований фундаменталисты уже простить не могли никому! Ибо ничто так яростно человек не отстаивает, как свою веру. Вера (неважно во что) - это святое! Нечто абсолютное и неоспоримое. Ведь это не просто набор неких идей, это - фундамент, определяющий тактику и стратегию всей жизни. Другими словами - судьбу человека.
   Вера в Бога и бессмертие, например, - это не просто какая-то там мертвая виртуальность, одна из многих, что загромождает человеческий разум. Это - совершенно новый вид энергообмена с миром. Ведь такие идеи реорганизуют весь энергетический механизм, создавая, только за счет своего присутствия в разуме, необходимое для прорыва к совершенству вдохновение, ибо подключают человека к бездонному источнику жизни. Источнику, от которого отрезан любой атеист.
   Поэтому гипотетическое существование тонкого мира, находящегося "над" или "за" физическим, было всегда для ярого материалиста невыносимой идеологической ношей, разрушавшей пирамиду его верований, которой он поклонялся разумом еще с раннего детства. Эта идея, вдобавок ко всему, была просто опасна для его жизни, ибо открывала в энергетическом теле совершенно новый тип энергообмена с внешней средой, к которому его организм был не готов. Ведь то, во что мы верим, то мы к себе и притягиваем - материализуем в разуме, чувствах или даже физике, стоит только разуму сконцентрироваться на объекте нашей веры. И далеко не всегда психика атеиста способна абсорбировать мощные потоки невидимых сил, стоящих за "бирками" тех или иных странных мыслей.
   Атеистические ученые еще кое-как могли простить коллегам веру в Бога, эту, с их точки зрения, всемирную ментальную галлюцинацию, получившую тотальную популярность. Но серьезно верить в Нечто промежуточное, некую невидимую "прокладку с крылышками", существующую между Богом и физикой, - это уже было слишком! И исследование феноменов, подтверждавших такую веру, выбивавшую надежную дубовую табуретку из-под их зада, они уже ни разрешить, ни простить никому не могли. Даже простое словосочетание, типа "астральный мир" или "эфирная энергия", вызывало у них нервную дрожь, активизируя их, словно красная тряпка - быка.
   Несмываемое клеймо жулика и шарлатана приклеивалось ко лбу всякого исследователя пси-феноменов сразу и навсегда. Поэтому, только успев возникнуть, парапсихология сразу же оказалась "между молотком и наковальней". Где роль наковальни взяла на себя официальная церковь, видевшая в парапсихологах пособников Сатаны и всего демонического стана, кои якобы пытались пропихнуть в мир социума через ученых свои инфернальные интересы. А роль молота досталась, естественно, маститым академикам и профессорам, требовавшим объективизации всех мистических феноменов. Причем, объективизации не в одной отдельно взятой лаборатории, а во всех исследовательских центрах одновременно - на всех широтах и меридианах. Ибо человеческий разум, гроза любой неопределенности, - вещь хотя и невидимая, но все ж таки материальная, а стало быть - ограниченная и влюбленная в определенность, точность и гарантии - все эти "индульгенции" спокойной и предсказуемой жизни. Другими словами, это - Нарцисс, влюбленный в самого себя. И никакой Бог ему, "повелителю" человека, в общем-то, и не нужен. Ибо Бог, прежде всего, - это тайна и многозначность, проявляющая себя во Вселенной в виде бесчисленного множества психических энергий самого разнообразного сорта, изучить которые не позволяет ни технологический аппарат современной науки, ни способности отдельных людей. Другими словами, Бог - это, прежде всего Бесконечность, не поддающаяся никакому учету или контролю. ( А что может быть страшнее для влюбленного в определенность примитивного разума?) Бесконечность, не допускающая никакой инспекции со стороны нашего ума - этого самовлюбленного, местами отполированного многовековой борьбой за выживание, а местами - поеденного ржавчиной фанатизма разума, которого хлебом не корми, а дай
   что-нибудь опровергать или доказывать.
   Но тотальная объективизация мистических феноменов, которая бы мгновенно сделала бы парапсихологию солидной и уважаемой наукой, была принципиально невозможна. Ибо чтение мыслей в чужих головах, телепортация, ясновидение и прочие удивляющие простую публику вещи требовали не сильного интеллекта, а уникальных способностей, которые судьба даровала весьма незначительному контингенту, далеко не всегда желавшему быть подопытными кроликами. А опыт, который нельзя повторить на следующий день или в другой точке земного шара, автоматически ставит все результаты и выводы экспериментаторов в двусмысленное положение, позволяя торжествовать скептикам и обскурантам.
   Поэтому парапсихология, эта третируемая всеми кому не лень Золушка, находясь в некоторых странах на полулегальном положении в состоянии почти перманентного финансового кризиса, не могла позволить себе такую роскошь, как снаряжение экспедиций в разные точки земного шара. Экспедиций, ориентированных на поиск и изучение уникальных людей, победивших смерть, - личностей, находящихся в состоянии перманентного блаженства и вечной молодости. Задачи перед ней стояли гораздо более скромные, главная из которых - просто удержаться в седле, а не мчаться в далекие и неведомые дали.
   Что же касается академической геронтологии, этого духовно кастрированного сучка на мощном стволе ортодоксального научного древа, так та в существование таких фантастических существ не имела права верить вообще. Верование в бессмертных автоматически бросало ученого в мясорубку официальной анафемы, в которой мгновенно сгорала хорошая репутация - славная перспектива слыть на хорошем счету. Поджаривать же себя на костре такого научного "аутодафе" во имя какой-то там истины желания не было даже у немногих, кто знал о существовании бессмертных из неофициальных источников. В чистой и голой истине нуждался один из миллиона, а вот в стабильном окладе, социальном статусе и перспективах административного роста - практически все. Максимум, что мог позволить себе геронтолог, так это контакт с какими-либо долгожителями, не только не собиравшимися стать бессмертными, но и даже не подозревающими о возможности такого варианта судьбы.
   Позиция же "наковальни" - официального христианства - по отношению к бессмертным была еще более жесткой. Действительно, любой бессмертный бросает вызов одним лишь фактом своего бессмертия всему церковному идеологическому аппарату. Ибо мгновенно опровергает многие писаные и неписаные догмы, на которых 2000 лет зиждется церковная тактика и стратегия. Разумеется, в отличие от атеиста, христианскому апологету намного проще допустить существование бессмертного. Но обратно-таки - чисто теоретически, гипотетически и условно. Если, разумеется, его имя упомянуто в Библии. Ибо неким задним умом, даже при полном отсутствии информации, он осознает: для Бога нет ничего невозможного. Но, тем не менее, быть бессмертным, по большому счету, кроме Агасфера имеет право лишь один Иисус. И до его второго пришествия торжество смерти над человечеством должно быть абсолютным. Поэтому бессмертный, "выработанный" в недрах любых других религий, воспринимался бы им страшнее любого потопа или воинственного нашествия инопланетян. Ибо здесь рушатся не только убеждения, эти эфемерные порождения фанатиков, здесь погибает нечто большее - сама вера в непогрешимость и абсолютность церковной машины. А эта духовная "тележка", худо-бедно, но все ж таки везет потихонечку, поскрипывая колесиками, всех усевшихся на ней в Царствие Небесное. И вдруг... конфуз? Если она не может произвести на свет ни одного бессмертного, то чего, спрашивается, стоит ее гнозис? Поэтому существование хотя бы одного единственного бессмертного для ревностного церковного идеолога совершенно невыносимо! Даже если он не будет проповедником, прикинувшись немым, глухим и просто существующим.
   В свое время фанатики болгарской православной церкви попытались нанять убийц для уничтожения выдающегося мистика ХХ века - Петра Дынова. Этот святой человек, наделенный огромной мудростью и обаянием, привлекал к себе множество людей, искавших Истину, которые приезжали к нему со всех стран мира, притянутые светом его мистического вдохновения. И самым страшным для первосвященников будет не его близость к Истине (с чисто формальным пожеланием Ее познать конфессия обращается к каждому), самым ужасным для епископов будет то, что к Истине Дынов подойдет, не опираясь на церковные институты - совершенно параллельно и независимо от доминирующей в Болгарии церкви. Одного этого окажется достаточно, чтобы подписать ему смертный приговор. И только чудо спасет учителя М. Аиванхова от неминуемой смерти, ибо Бога такая гибель замечательного человека не устраивала.
   Что же касается бессмертного, рискнувшего громко заявить о себе на территории Европы, то его судьбе вообще не позавидуешь. И один лишь Бог будет в курсе, сколько ракет, наемных убийц или снайперов будет задействовано для его ликвидации.
   По всей видимости, в этом и заключается одна из причин, из-за которой победившие смерть не афишируют свое бытие в этом мире. Ведь "ввести во искушение" завистливых крайне несложно.
   Чем заняты некоторые апологеты христианства последние 2000 лет? Нетрудно заметить, что больше всего их занимает рьяное цементирование трех фундаментальных столпов: А - замалчивания, В - дезинформации и С - уничтожения информации о древних заморских религиях, сумевших породить если не бессмертных, то, бесспорно, невероятно долгоживущих адептов, познавших Бога задолго до возникновения христианства, - индусских Мафусаилов. По всей видимости, защитники веры воистину веруют в силу "пустоты", но не буддийской , разумеется, а в сфере информации. А это - какая-никакая, а все ж таки вера. Вера в то, что это "шило" в христианской торбе, бессмертные, так никогда и не будет обнаружено.
   Действительно, если бессмертие реально, многие из смертных тут же озаботятся вопросом: "Какого дьявола, спрашивается, мы заняты всяческой суетой, а не поиском методов по его практическому освоению?" Но даже если реально не само бессмертие, а всего лишь его отблеск - невероятно долгая жизнь с сохранением всех признаков молодости (хотя бы психологической), то игра все равно стоит множества свеч. И тот же самый исполинский вопрос встает перед любым, в чьих жилах течет нерабская кровь.
   И когда обросшие жиром официальные институты, призванные искать истину, умвают руки, даже когда дело касается истинных долгожителей - некоторых индусов, чей возраст превышает 300, а иногда и 500 лет, не говоря уже про каких-то там неуловимых бессмертных, в таких случаях за дело берутся "волки-одиночки" - энтузиасты и "свободные художники" от мистики, йоги и магии. Все - образованные и дилетанты, авантюристы и искатели приключений. Те, чья вера в фантастические возможности человека еще не растоптана заскорузлыми догматиками и агонизирующими в мертвой воде скептицизма профессорами. Ибо все, кому досталось огненное сердце, инстинктивно ощущают отвратительность смерти - носителя деградации! И всеми силами пытаются вырваться из удушающего социального концлагеря, навязывающего лишь смерть и прозябание. Где главные цели - сладко спать, вкусно кушать и нацеливать взгляд на телевизор, перемежая все это никогда не заканчивающимся поиском денег и сексуальных партнеров.
   А верования, навязываемые таким социумом, мягко говоря, неконструктивны. Поэтому у желающих повернуть жизнь к лучшей доле, есть настоятельная потребность такие верования разрушить. А точнее говоря, - поменять на противоположные. Ибо жить вообще без веры не в силах никто. Вера, впрочем, ни в чем не виновна. Это - всего лишь могущественный инструмент - словно динамит или опасная бритва. Она может вгонять в гроб, но может из него и вытаскивать. Ей по силам создавать наводнения или засуху. Она может калечить и исцелять. Убивать, словно гаубица, чьи-то жизни или, повернутая на сто восемьдесят градусов, обстреливать бастионы смерти. Ей безразлично, словно компьютеру, чем заниматься. Все зависит от нашего намерения.
   Поэтому обрести благую веру, а точнее говоря, стоящие за ней идеи, совершенно необходимо. И лучший способ - просто пообщаться с бессмертными. На худой конец - прочитать написанные ими книги. Любые. Например, трактаты Бхартриджи или всем известную "Махабхарату". В конце концов, простое общение с чистыми и возвышенными людьми создаст все предпосылки такой веры, даже если у этих благородных личностей нет намерения оставаться в физической оболочке навсегда. Ибо у прекрасных созданий тайная любовь к смерти отсутствует.
   Но если у вас уже есть такая крепкая вера, значит ваше бессмертие не за горами - вы в силах реализовать его еще в этой жизни или, в крайнем случае, в одной из ближайших реинкарнаций.
   Возможно, читатель, дошедший до этого места, обескуражен: вместо того, чтобы рассматривать конкретные технологии, делающие человека бессмертным, автор большую главу посвящает чему-то мало существенному - какой-то там вере. Но, не устану повторять еще и еще: без веры в бессмертие - первых "врат" - никакие технологии обретения вечной жизни не сработают. Без веры все будет тщетно. Самые лучшие методы продления жизни в том или ином месте дадут сбой. И очередная "вавилонская башня" будет разрушена.
   И как бы интеллектуал не чурался во что-то там веровать, нам все ж таки, положа руку на сердце, приходится это делать. Хотим мы этого или нет. И так как от веры зависит фантастически много, почти все, нам придется рассмотреть ее "под лупой" - самым тщательным образом. А для этого нам придется не пожалеть своего времени, отложив в сторонку конкретику методов. Ведь если первые "врата" будут закрыты, все остальное обречено на провал. Все остальные "врата" в бессмертие, в лучшем случае, лишь приоткроются.
   А неверующих нужно утешить. Если верой в бессмертие вы обделены, вы все равно обретете бессмертие. В той или иной его разновидности. Только чуть-чуть (на каких-нибудь пару тысячелетий) позже. Что, по сути, сущий пустяк, рядом с Вечностью. Ибо вы уже бессмертны в своих горних высотах! Хотите вы этого или нет. А когда придет жажда бессмертия здесь, внизу - в мире физики, знает только Всевышний. Во всяком случае, рано или поздно даже самым упрямым надоедает играть в эту крайне увлекательную игру под названием "смерть".
  
  
  
  
  
   2. Освежающий неожиданный западный ветер Нагуаля.
  
  
  
   К середине двадцатого столетия европейская магия, как способ познания мира, успеет изрядно обветшать и мумифицироваться, - превратиться в некое подобие второй формальной религии, которая "как сбоку припека" вычурно противостоит и неким образом дополняет фундаментальную церковь. Как Бог "дополняет" дьявола, палач - топор, а повар - муку или поварешку. Золотая осень в западном саду сефиротических деревьев покрасила эти каббалистические дерева в желтое и сняла с них почти все креативные яблоки, на которые столько надежд было возложено "садоводами" прошлых веков - масонами и розенкрейцерами, положившими столько сил на разбивку и удобрение этого сада. А возникавшие то там то сям всплески активности тайных магических сект напоминали последнюю агонию старых и заплесневелых мистических дрожжей, уже не способных дать миру новую закваску, которая обновит кровь, прогонит мировую хандру и расширит духовные горизонты. Многообещающие времена "Золотого Рассвета", Дион Форчун, Каббалы и алхимиков, казалось, ушли навсегда, переплавившись в пылящуюся на книжных полках старую добротную классику, регулярно снабжающую зарплатой профессоров религиозной истории.
   Но гром небесный громыхнул тогда (как ему и полагается), когда его уже и ждать перестали. Причем из мест, где его не может быть принципиально. А именно: в 1960 году из-за мексиканского обитаемого острова на стрежень европейской цивилизации выплыли великолепно расписанные челны Карлоса Цезара Сальвадора Араны Кастанеды.
   ХХ век, несмотря на весь кошмар его крупномасштабных войн и революций, подарит-таки европейской цивилизации несметные духовные сокровища, которые придут не только с их традиционного места концентрации - Востока, но и с диаметрально противоположного заокеанского берега. Это будет один из величайших сюрпризов ушедшего века, ибо даже очень умные люди не предполагали, что какая-то там Мексика может чем-то существенно обогатить человечество. Казалось, что скорее уж слоны и крокодилы поселятся в Антарктиде, чем какие-то там индейские шаманы приведут в экстаз и восхищение лучшие европейские умы. Ведь еще в незапамятные времена в нашей славной Индии эту самую Истину давно нашли, раздели и, распилив на мелкие кусочки, разложили по полочкам, повесив бирку на каждый фрагмент. Священных текстов - ешь, не хочу. Изучай древние трактаты хоть несколько жизней подряд, вооружившись желанием все постичь.
   Но Бог любит сюрпризы. Чего-чего, а этого у Него не отнимешь. И на шахматной доске Великих Божественных Игр вдруг появляется еще одна крупная боевая фигура, еще один "ферзь" - дон Хуан Матус со свитой своих пешек, слонов и ладей, который нанесет сокрушительное поражение мифу о том, что Истина - это нечто такое, что можно схватить за шиворот и положить в карман, дабы и дальше спокойно и безмятежно похрапывать в своем духовном летаргическом сне.
   Поэтому можно сказать без преувеличения: нам посчастливилось родиться в удивительнейшее время. Ибо в тайную книгу бессмертия впишут еще несколько новых страниц. Прямо на наших глазах миру будет явлена еще одна новая вера - еще одна дорога на Небеса, почти мгновенно завоевавшая сердца интеллектуалов. Ведь Кастанеда родит, нравится нам или нет, еще одни священные писания, совершенно не претендовавшие на то, чтобы стать некими западными Пуранами или Новой Библией. Но именно с ними, тем не менее, многие отправятся на поиски Новой Земли и Нового Неба. А такое возможно лишь раз в тысячу лет или, наверное, еще реже.
   Эту шахматную партию Бог разыграет как всегда великолепно, незаметно спрятавшись за пуленепробиваемой грудью великого индейского шамана из племени Яки.
   Ведь всем нам будет крайне импонировать тот факт, что поначалу он никого не будет подстрекать следовать за ним по этой шаманической дорожке. Здесь он очень импозантно смотрелся на фоне старинной русской мудрости: дурак любит поучать, а мудрый человек - учиться. Лос-Анджелесский антрополог предстанет кем угодно, но только не мессией, которому предстоит вести человечество в светлое завтра. Но, может быть, именно поэтому он им, в конце концов, и станет. Но каким-то неправильным. Неканоническим, попросту говоря. Словно инопланетянин, получивший московскую прописку и российское гражданство. С одной стороны, вроде бы москвич, но с другой...
   Все остальные были как-то посолиднее, что ли. Хоть и без амбиции, но весьма безапелляционно глаголали: "Бог вещает вам, возлюбленным, то и это - свое высочайшее волеизъявление!" Где все располагались строго на своих привычных местах: Отправитель, Почтальон-мессия и страждущий информационный реципиент.
   Но на просторах Соноры творилось что-то ужасное и восхитительное одновременно. В магических хрониках перед читателями предстанут какие-то психоделические дымки, коварные духи, превращенные в союзников, маги-вороны и ведьмы-рептилии. Экзальтирующая дух Бесконечность дыхнет на нас с этих страниц всей своей нечеловечностью: не обнаружит Карлос на перекрестках Вселенной ни светозарных архангелов, ни доброго дядю Моисея, ни апостола Петра с ключами от райских врат. И как апофеоз безжалостности и величия покажется на миг невыносимый для взора человеческого великий Пернатый Змей, сначала дарующий нам осознание, чтобы затем беззастенчиво его пожрать, словно садовод, поедающий посеянную им по весне редиску.
   Где весь смысл жизни мага заключается в том, чтобы ускользнуть от прожорливого рта Кецалькоатля - Змея, одетого в "перья". Какая уж там любовь, спрашивается, может быть между дающим столь тяжелую и непродолжительную жизнь Тираном и его подопытными "кроликами", с таким трудом наращивающими "мясо" осознания на поверхности планеты... Не до жиру. Не возненавидел Творца Вселенной, и на том спасибо, получай медаль "За боевые заслуги на ниве осознания", и отправляйся после смерти "на пенсию" - в его таинственное чрево. Словом, некий кошмарный мистический винегрет. А это тебе не прекрасные и любвеобильные ведические Боги, взирающие на нас с индусских икон. Ибо в Реальности, в которую протоптали тропинку мудрые толтеки, ты словно на экскурсии по мясокомбинату, который устроили в Кремлевском Дворце Съездов. Где не знаешь, то ли восхищаться великолепием дворца, то ли ужасаться невыносимым видом растерзанных животных.
   Что и говорить, излишне сентиментальному человеку, не испытывая содрогания, созерцать сие зрелище совершенно невозможно. Но, тем не менее, верилось во все это легко. Ибо серая, жалкая и бессмысленная жизнь обычного человечка была еще ужаснее того, о чем поведал ученик великого Хуана Матуса. У толтеков, по крайней мере, была хоть какое-то оружие, позволявшее держать смерть на солидном расстоянии, и красочная перспектива - "сгореть в огне", а не сгнить заживо.
   Впрочем, веру в гностицизм Хуана Матуса поддерживали и прозорливцы Индии. Знаменитый бесстрашный Арджуна, например, придет в ужас, когда Кришна покажет ему Свою Вселенскую "одежку". А видящая ХХ столетия, Мирра Ришар, своим близким ученикам однажды скажет: "Мир, как он есть, при непосредственном взгляде, кажется чистейшим уродством, и лишь неведение мешает нам увидеть это. Без подобного покрова неведения мир был бы невыносим. Без прелестных ухищрений иллюзии - нестерпим. И когда иллюзия исчезает, остается лишь путь Нирваны, самоубийства, или Это (Бог), единственная надежда осознания... Либо мы замечаем Это (Бога), либо становимся добычей смерти..." (Замечания в скобках мои - С.А.)
   Но ни во что так сильно не влюблен тривиальный ум, как в свою собственную тривиальность. Старая вера, представлявшая Бога на манер картинок Жана Эффеля, без боя отдавать свои позиции не собиралась. Ибо, куда ни крути, но толтекский гнозис древних шаманов бросал вызов почти всему, во что верил, знал и надеялся европеец, производя обнуление практически всех мистических ценностей. Поэтому все, у кого хватило ума понять, о чем именно говорит новоявленный маг из Лос-Анджелеса, автоматически поделились на восхищающихся и негодующих. На ищущих Силу, дух, Нагуаль и точку сборки, и проклинающих сие нелицеприятное для любого христианина магическое варево. Произошел Великий Раскол: на ищущих знание воинов и тех, кто с этими толтекскими "гладиаторами" по мере своих сил и возможностей борется.
   Надо сказать, что любая магическая струя, приоткрывающая двери в бессмертие, воспринимается ординарным сознанием, смирившимся с неизбежностью гниения и смерти, крайне болезненно. Банальный ум, полный зависти и вожделений, неистово хочет верить в то, что погибнет не только он сам, но и представители любых других мистических направлений. Смерть в таком уме обязана торжествовать абсолютно над всеми. И допустить, что твоя персональная вера, религия и философия является продукцией третьего сорта - в такое страшное положение вещей ординарный ум уверовать не в состоянии.
   Первые камни в магический огород Карлоса Кастанеды полетели, разумеется, не со стороны российской профессуры или апологетов православия. Ибо на русской земле в шестидесятые годы он был так же нелегален, как и великий Солженицын. Где лишь одни подпольные печатные машинки без устали множили сладчайший запретный плод великолепного магического садовода - дона Хуана Матуса. Первыми подняли против него свои ядовитые пики и стрелы его же собственные коллеги - академики из-за Атлантического океана. Например, Ричард де Милль, этот неутомимый и яростный критик Карлоса, заработал, по всей видимости, неплохое состояние, опубликовав свою "энциклопедию" разоблачений - книгу, которая должна была стать всемирным знаменем борьбы против идей великого мексиканского мага. Но, в отличие от первоисточника, паразитизм на имени дона Хуана и Карлоса величием и искрометностью не обладал. Поэтому в "Записках о доне Хуане" есть все - факты, логика и контрверсии, но нет самого главного - красоты, Силы и мудрости. И прочитать их по второму разу - все равно, что пересчитать перья на курице, - крайне муторно и неинтересно. Как, впрочем, неинтересно узнать - чей именно заказ отрабатывал Ричард: своего взбудораженного этими идеями ума, ФБР или "научной" общественности, обеспокоенной появлением в ее рядах очередного еретика.
   Похоже, представителям величайшего и авторитетнейшего монстра - академической науки, этой могучей квазирелигии, - срочно требовалась таблетка идеологического валидола, которая бы возвратила потревоженное толтеками спокойствие. Поэтому авторитет внезапно объявившегося в ее лоне диссидента Карлоса нужно было немедленно разрушить. Действительно, теперь ведь у академиков появлялась некая немыслимая ранее альтернатива - "огонь изнутри", дарующий статус полубога и отменяющий, по всей видимости, саму смерть. Теперь они обязаны были осмысливать и применять на деле эту крайне непростую магическую перспективу - "третье внимание". И это в ситуации, когда второго - кот наплакал. Вместо того, чтобы после заслуженной пенсии спокойненько лечь в свой персональный гроб, предоставив свою плоть торжествующим бактериям, нужно было гореть в каком-то там "огне".
   Впереди замаячила жутчайшая перспектива - необходимость взвалить на чьи-то хрупкие и немощные плечи хлопоты по изменению существующей парадигмы - устоявшейся веками системы вероисповеданий современной науки...
   Нет! Такую роскошь наука ХХ века себе позволить не могла! Ведь гораздо проще уничтожить авторитет еретика, чем вникнуть в глубину его идеологии. В официальных конфессиях давно торжествует неписаное правило: Истина мне друг, но вот Сократ (чечевичная похлебка) - еще дороже.
   Когда же, наконец, будут опубликованы основные работы воинов из партии трехзубчатого нагваля в России, то здесь к этому времени философы уже перестанут получать заказы от идеологического отдела ЦК КПСС на идейный разгром того или иного заокеанского властителя дум. Поскольку к этому часу и сам ЦК, и все его отделы "приказали долго жить", на радость всему религиозному человечеству. Поэтому наша родная философская братия или скромно помалкивала, или бормотала что-то совершенно невразумительное о новоявленном гнозисе, пытаясь, в лучшем случае, пристроить его к Гегелю и Спинозе, не желавшим потесниться на философском пьедестале. А вот христианские Ильи да Муромцы, наши ревностные цепные псы ортодоксальности, вынести всей этой мистической вакханалии были совершенно не в состоянии. Вдруг выяснилось, что они, как и "донхуанцы", тоже воины, но только на свой особый манер. И если последователи Кастанеды старались в основном навести порядок в своей собственной голове, то защитники христианской веры взвалили на себя гораздо более тяжкий груз, подрядившись расчистить от мусора совершенно чужие головы.
   Но так было всегда. Кто-то борется со своими собственными грехами, а кому-то доставляет удовольствие воевать с чужими. И если буддисты, погрязшие в своей любимой медитации, совершенно спокойно отреагировали на появление новых магических технологий, то громкий зубовный скрежет, раздавшийся со стороны воинственных поклонников Иисуса, совершенно определенно свидетельствовал о том, что слишком уж близко к сердцу приняли они учение индейцев Яки.
   Нельзя объять необъятное - проанализировать контрверсии всех русских верующих, так болезненно воспринявших идеи мексиканских шаманов. Стоит лишь упомянуть об одном таком духовном бойце, назвавшим себя Странником. Наш современный Странник, в отличие от легендарного, о котором говорит "Добротолюбие", даже и не делал попыток, судя по его книгам, куда-то странствовать. Он нашел себе гораздо более интересное занятие, чем паломничество по святым местам. Ибо поливать из вербального брандспойта
   Дона Хуана помоями, навешивая на толтеков собак демонизма, намного веселее, чем стаптывать лапти, шествуя в Иерусалим. Что ж... про него можно сказать словами, которые вырвались из уст одного персонажа Роберта Льюиса Стивенсона. Разбойник Клетчатый, удивленный тем, что принц Флоризель вместо того, чтобы сдать его полиции, вызывает на дуэль, одарит всех нас крылатым выражением: "В этом мире каждый борется со скукой по-своему".
   Приятно вообще осознавать, что на земле русской, как и в стародавние времена, топчутся всевозможные духовные "титаны". Как, например, Андрей Кураев, этот неутомимый борец за чистоту православного люда, враг всяческой ереси и мистического оппортунизма, специализирующийся на коллекционировании сучков и бревен из чужих глаз. И если истовый Андрюша легко заткнул за пояс тибетских махатм, то Странник, подражая ему, аж самого дона Хуана Матуса.
   Нет, прав был все-таки наш вечно молодой и не устаревающий дедушка Крылов. Слегка перефразировав классика, всем этим духовным гладиаторам можно было бы весело заявить: "Ах, Моська, знать она сильна, раз лает на дона Хуана Матуса!"
   Остается лишь удивляться тому, что у этих столпов традиционной религиозности в результате всех этих подрывных антиэзотерических акций так и не появился авторитет среди честных и умных людей, о котором они так страстно мечтают.
   Да, похоже, страсти по легендарному дону Хуану в ближайшие сто лет затухать не собираются. Что ты тут поделаешь, не дает этот старый индеец спокойно спать русскому попу и русскому мыслителю. А мы, со своей стороны, тоже подольем масла в огонь, чтобы ярко вспыхнувшее пламя слегка осветило столь многотрудный поиск Истины и бессмертия. Как пропел один русский сказочный персонаж: "Гори, гори ясно, чтобы не погасло!"
   Следует заметить, что все эти оголтелые критики толтекского пути в Бесконечность упрямо не желают замечать одну блистательную черту мексиканского мага: огромную духовную чистоплотность Карлоса или дона Хуана. Не боявшийся смеяться над самим собой Карлос, частенько выставлявший себя в самом непрезентабельном виде, стал очень нравственно чист после первых же серьезных попыток стать на путь знания. Его высокой душевной чистоплотности современным эзотерическим писателям можно лишь позавидовать.
   Однако, какие бы страсти не разгорались вокруг мексиканских мистерий, нужно признать, что Карлос - если и не мессия, то, во всяком случае, великий поэт, которого будут еще многие столетия штудировать "с лупой в руках" тинейджеры всех стран и народов, вникая в смысл каждого сказанного им предложения. И вряд ли на земле найдется хотя бы еще один такой великий писатель, с творениями которого будут поступать аналогично.
   А это и есть Ее Величество вербальная магия высшей пробы, ибо сесть за стол и высосать из пальца нечто подобное не по силам даже гениальному писателю наших времен. Ведь тысячи графоманов продали бы душу дьяволу, даже не задумываясь, чтобы иметь хотя бы десятую долю той популярности, которую имел Кастанеда. Нетрудно почувствовать: это не просто мистическая литература, здесь что-то ИНОЕ. Похоже, нас снова обожгла Бесконечность своим ослепительным светом, приоткрывшим на миг беспредельные возможности человека. Небеса нам снова напомнили: человек - это не совсем то, чему нас учили на уроках биологии. Когда перед нашим взором представал этот скучнейший (до отвращения) антропоид - млекопитающее, заунывно поющее на протяжении всех столетий одну и ту же монотонную песню о своих плохо удовлетворенных животных страстях и потребностях. Наоборот! Мы - НЕЧТО беспредельно потенциальное! Мы - Тайна, Надежда и Возможность. Видимо, все ж таки правы были древние индийские риши, утверждавшие, что человек - это Бог, прикидывающийся животным.
   Интересно, что в том же 1960 году одна великая француженка - Мирра Ришар, жена Шри Ауробиндо, которую многие считали воплощением Божества, заявит своим ученикам: "В этом мире возможно ВСЕ!" Знаменательное совпадение дат! Ибо именно в этом году Кастанеда, не знавший о достижениях искателей бессмертия из Пондишери, будто вновь возродившийся Одиссей, отправится в свое знаменитое путешествие по "темному морю осознания", доказав всей своей жизнью, что это не просто экстравагантная, возвышенная фраза великой француженки.
  
  
  
  
  
  
  
   3 . Буддхи и Манас - принц и нищий.
  
  
  
  
   Итак. Вернемся к ноумену веры. Чтобы лучше понимать "священные писания" Кастанеды, есть смысл взглянуть на этого таинственного "зверя" бинокулярным зрением, ибо только стереоскопический взгляд выявляет истинную глубину и форму исследуемого предмета. Идеологические "циклопы" уже высказали свою точку зрения, поэтому нам предстоит посмотреть на веру не только через очки Карлоса Кастанеды, но и узнать, что о ней думали видящие с диаметрально противоположной от Мексики части суши - Индии. Какой именно золотоносный песок подарили они человечеству.
   Индуизм, в котором штурм неприступных бастионов смерти начался еще несколько тысячелетий назад, посредством своих видящих выяснил, что любая вера зиждется как минимум на трех фундаментальных "китах":
       1. Разуме.
       2. Сердце.
       3. Истинном (интуитивном) Знании.
       Другими словами, вера может иметь доминанту, проистекая из целого комплекса всевозможных идей, кажущихся истинными. Или - базироваться на сильных чувствах, затмевающих разум и потому выступающих в роли самодоказательных. И, наконец, являться внечувственным и невербальным ноуменом - некой сверхтонкой энергией, иногда озаряющий человеческий разум, когда тот прекращает свою болтовню. В последнем случае речь идет не столько о вере, сколько о знании, которое толтеки назвали безмолвным.
       Нетрудно заметить, что самые непрочные и низкосортные разновидности веры коренятся именно в сердце и разуме. Сердце и разум - крайне хлипкий фундамент для какой бы то ни было веры, ибо сильные ветра чувств, разнородных идей и намерений поворачивают флюгер веры в любую удобную для них сторону. Простой человек может поверить в любой наукообразный бред, любую религиозную галиматью, если только прессинг со стороны окружающих его людей достаточно могуч и непреклонен. Поэтому слабый человек является рабом всевозможнейших идей и настроений, вер и суеверий, которые были насильно впрыснуты в его информационное пространство, словно яд или наркотик. Как плата за эфемерное спокойствие, даруемое окружающими его носителями тех или иных вер.
       Разум, как правило, - раб и заложник всех идей, которые в него поступают. И если он достаточно могуч и необуздан, то носится по информационной вселенной, словно волк по курятнику, веря во все, во что ему в данный момент приятно и выгодно верить. Недаром Мартин Лютер, видя духовное бессилие разума, как-то в запале заявит: "Ум - проститутка дьявола!"
       В отличие от этих достаточно проституточных вер, вера, проистекающая из Знания (называемого иногда озарением или интуицией) - потока сверхтонких энергий, верой можно назвать чисто условно. Ибо это уже не вера, а Знание-Вера, когда разум озарен наконец-таки Силой, дарующей понимание без традиционных, сенсорных каналов втекания информации. Поэтому некоторые редкие люди верят в Бога, ангелов и прочих бесплотных существ не потому, что их загипнотизировали религиозные пропагандисты, а потому, что знают об их существовании из личного опыта. Знают без книжек, пастырей и прочих традиционных костылей фундаментальной религии. По сути дела, верой это уже назвать нельзя, ибо это - фрагмент некого Знания - маленький осколок той самой Истины, к познанию которой призывают великие духом.
       К сожалению, большинство людей интуитивным знанием не обладают. Что и делает их заложниками сердца и разума, загрязненных крайне деструктивными верованиями. Со всеми вытекающими отсюда превратностями судьбы.
       Наше сердце очень часто преподносит нам ледяные открытия. Ибо мы почти не критичны к людям, в которых мы влюблены. Как, впрочем, и к тем, кто нас любит. Ведь любовь - это, прежде всего, единение, прощение и приятие. Где холодному и практичному разуму места почти не остается. Поэтому в наше сердце могут войти люди с самой вычурной и гибельной идеологией. Не имея прочного гнозиса, заразиться чужой верой - инфицировать себя инфернальными идеями - некоторым людям намного проще, чем это они себе представляют. Вызванная любовью сила слияния с возлюбленным человеком настолько могущественна, что заставляет объединяться в единое целое не только эмоциональные силы, но и нечто большее - всю иерархию ценностей. Когда критический анализ впитываемых нами идей почти не работает. Как скажет по этому поводу Дион Форчун: "Находясь под влиянием Венеры, мы верим в то, во что хотим верить".
       Даже обыкновенный человек, сумевший инициировать в нас положительные эмоции, вызовет намного больше доверия к своей вере, чем злобный гений, увидевший некоторые грани мира намного лучше миротворца. Так, например, любой, подаривший нам просто так 1000 долларов, автоматически вызовет приступ излишнего доверия к тем идеям, которые им движут (как бы не были они лживы), притупив, словно наркотиком, здоровый и спасительный скепсис.
       Религиозная вера большинства куплена, конечно же, не за деньги, а за то эмоциональное убежище, которое предоставляет та или иная конфессия. Именно поэтому каждого вновь прибывшего в ту или иную секту неофита окружают огромным вниманием и заботой, демонстрируя любвеобильность и понимание, - чего так не хватает ослабленному невзгодами человеку, основательно отколошмаченному секулярно-агрессивной средой. Проглотив эту эмоциональную наживку, оглашенный вынужден проглотить и нечто большее - весь комплекс религиозных идей, какими бы далекими от Истины они не являлись.
       Этот механизм веры, основанной на эмоциях, несмотря на крайний его примитив, надежен, словно швейцарский хронометр. Здесь плохо всего лишь одно - эмоциональная вера беспомощна и беспощадна, ибо основана не на истинной любви к человеку, а на ее имитации. Более или менее изящной. А имитировать любовь способен даже подонок, не говоря уже об эрудированном психологе, который, как правило, такой сектой и заправляет. (Не говорим о прекраснейших исключениях, которые лишь подтверждают, что было сказано выше.) Поэтому такая вера - не движение к Истине, а психологический бизнес.
       Истинная любовь - не эмоция! Это - некая таинственная Сила, способная трансформировать человека. Именно поэтому дон Хуан, обладавший ею в избытке, смог за невероятно короткие сроки произвести столь впечатляющую революцию в энергетике и разуме своего неверующего "Фомы" - Карлоса. Не разглагольствуя о любви, чем так любит заниматься религиозная братия, он обрушил весь ее потенциал на разочарованного жизнью антрополога, подарив ему Новое Небо и Землю. Скромно назвав себя при этом человеком, у которого сердце холодное, словно лед.
       Трансформировавшего себя человека, которого психологи назвали бы избавившимся от импринтов (самскар - по йоговской терминологии), простые люди часто называют святым, то есть - светящимся. Ибо он излучает эту таинственную Силу на всех, кто к нему приближается. Поэтому люди инстинктивно преодолевают тысячи километров, чтобы хотя бы несколько дней пожить рядом с освобожденным, святым, ибо эта сила исцеляет и облагораживает без всяких там теологических диспутов.
       Однако эмоции, как и мысли, являясь огромной движущей силой и своеобразным наркотиком, в большинстве случаев не возрождают, а духовно парализуют, создавая при этом вечную иллюзию одухотворения того, кто ими обладает в избытке. Они - грандиознейшая и впечатляющая пустышка, не содержащая в себе никакого "молока" трансформации. Что, впрочем, не мешает паразитировать на эмоциональной вере бесчисленному множеству сект и политических партий, усердно эксплуатирующих этот воистину бездонный колодец эмоциональной энергии.
       Тем не менее, один из мистических парадоксов заключается в том, что только люди с гипертрофированной эмоциональной и интеллектуальной сферой могут стать на путь истинной (трансформационной) магии. Как скажет дон Хуан своему знаменитому ученику на самом раннем этапе его ученичества: "Только страстный человек может стать магом, кому многое дорого на этой земле..."
       Эмоции - тоже отражение подлинной Силы. И как любая грубая сила она может быть либо обуздана, либо превращена в лавину, погребающую под собой всех, кто оказался у нее на пути.
       Другая разновидность веры, которая проистекает из разума, породила не политиков и сектантов, а ту квазирелигию, о которой было уже упомянуто - науку. Чем она замечательна, в отличие от ее сестры - официальной религии, так это тем обстоятельством, что "символ веры" в ней совершенствуется и обновляется почти постоянно. За что ей, кстати, наш низкий поклон. И такие смутьяны, как, например, Коперник, Эйнштейн, Вильгельм Райх и Станислав Гроф, вошли в мировую историю только потому, что им посчастливилось достаточно удачно покуситься на научных "священных коров". К некоторым из этих реформаторов Бог проявил снисходительность, другие же крайне дорого заплатили за свою идейную революцию. Ибо любая религия ни во что так сильно не влюблена, как в свой собственный гомеостаз. И жертвует им лишь в случае форс-мажорных, исключительных обстоятельств.
       К сожалению, интеллектуальная вера, положенная в основу этой квазирелигии, такая же путана, как и ее эмоциональная сестра, заправляющая сектами и политикой.
       В свое время Василий Розанов, не успевший докопаться до глубин индийской философии, по причине их почти полного отсутствия в 19-м веке на европейской земле, будет шокирован этой проституточностью интеллектуальной и эмоциональной веры, довлеющей над простым смертным. Наблюдая за психологическими метаморфозами, произведенными Октябрьской революцией, он в "Апокалипсисе нашего времени" с ужасом и недоумением скажет:
       "...Русь слиняла в два дня. Самое большее - в три. Даже "Новое Время" нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И, собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая "Великого переселения народов". Там была - эпоха, "два или три века". Здесь - три дня, кажется, даже два. Не осталось царства, не осталось Церкви, не осталось войска. Что же осталось-то? Странным образом - буквально ничего.
       Остался подлый народ, из коих вот один, старик лет 60-ти, "и такой серьезный", Новгородской губернии, выразился: "Из бывшего царя надо было кожу по одному ремню тянуть. Т.е. не сразу сорвать кожу, как индейцы скальп, но надо по-русски вырезать из его кожи ленточку за ленточкой. И что ему царь сделал, этому "серьезному мужичку"?..
       ...Мы умираем как фанфароны, как актеры. "Ни креста, ни молитвы". Уж если при смерти чьей-то нет креста и молитвы - так это у русских. И странно. Всю жизнь крестились, богомолились: вдруг смерть - и мы сбросили крест. "Просто, как православным человеком русский никогда не живал". Переход в социализм и, значит, в полный атеизм совершился у мужиков, у солдат до того легко, точно "в баню сходили и окатились новой водой". Это - совершенно точно, это действительность, а не дикий кошмар...
       Христианство вдруг все позабыли, в один момент, - мужики, солдаты, - потому что не вспомоществует, оно не предупредило ни войны, ни бесхлебицы..."
      
      
       Так в чем же дело?! Почему это наш столь уважаемый всем человечеством инструмент - разум, в существовании которого не сомневаются все - верующие и атеисты, гении и дебилы, - оказывается таким "изменником коварным", которому мы доверяемся почем зря. Почему интеллектуальна вера столь хлипка и недоброкачественна, словно провизия, хранящаяся в теплом месте? И почему это все мы, наконец, всегда вынуждены во что-либо верить (в отличие от Господа Бога)? Независимо от того - нравится нам это или нет.
       Частичная разгадка этого коварного свойства ума кроется в устройстве нашего разума. Еще несколько тысяч лет назад древние видящие, рожденные на полуострове Индостан, выяснили, что человеческий разум не является монолитной конструкцией, а состоит как минимум из двух половинок. Возвышенного ума, которого исследователи назовут Буддхи (просветленный, светозарный, интуитивный), и низшего, сконструированного Всевышним из гораздо более грубого материала, - ума (утрируя для далеких от философии) "для хозяйственных нужд", получившего название Манас.
       Несколько лет назад мне пришлось вести переписку с одним православным семинаристом, обучавшемся в Жировицкой Духовной семинарии. Это было время, когда мне нужно было на собственном опыте понять: что собой представляет умный человек, посвятивший свою жизнь какой-либо канонической религии. Лично, а не из чьих-то книжек или рассказов.
       Ведя эпистолярный диалог с этим весьма умным семинаристом, я по ходу дела объяснял ему некоторые элементы индийской философии, надеясь, что эта редкая информация поможет будущему священнику более или менее хорошо ориентироваться в окружающем религиозном пространстве. Ибо куцее философское образование, которое получают современные семинаристы, не позволяет им свободно плавать в тех или иных метафизических реках. Разумеется, все, что я ему писал, с точки зрения канонического богословия, зацикленного на форме, а не на содержании, было страшной ересью. Той самой креативной "ересью", на которой зиждется йога и весь индуизм все последние тысячи лет.
       Однако, передавая ему основы индийской метафизики, я руководствовался идеей одного знаменитого физика ХХ века, однажды заявившего: Нет ничего практичнее хорошей теории".
       К счастью, чисто инстинктивно я скопировал отправленные студенту послания, дабы он не обвинил меня (в запале) в том, чего я никогда не говорил. Ибо наделять оппонента мыслями и чувствами, которых у него нет, - любимое занятие ревностных спорщиков.
       И вот теперь, когда речь идет о разуме, вместо того, чтобы создавать новый текст, мне проще просто процитировать один достаточно длинный фрагмент своего письма, в котором речь идет о Буддхи и Манасе:
      
       "18 августа 2002 г.
      
       ...Итак. Приступим к основной теме.
       О чем говорят нам духовные гении Индии, оставившие путеводные карты в мир духа? Прежде всего они дают описание того, что представляет из себя человек в мире тонкой и грубой материи, - как крайне важный момент познания Бога. Действительно, если мы хотим переплыть Тихий океан, нам весьма желательно знать конструкцию яхты, на которой мы собираемся это сделать. Какие запасы продовольствия в трюме, на каком топливе работает двигатель, и как натягивать и снимать паруса? Все это важно. Хотя, разумеется, есть и альтернатива - просто сесть на палубе и молиться: "Господи, дай нам попутный ветер, деньги, пресную воду, дай нам то и это". Официальное христианство (довольно-таки попрошайническая религия, между прочим) так и поступает. Поэтому в православном молитвослове есть молитвы ну почти на все случаи жизни. Кроме спасения от нашествия циклопов, инопланетян и извержения вулкана. Но надо заметить: когда человек просит у Всевышнего деньги, то Бог дает в большинстве случаев не их, а мысль о том, как честно их заработать. Другими словами, когда человек молится о том, чтобы ему поскорее переплыть океан бедствий, Всевышний иногда дает трезвую мысль о необходимости изучить устройство яхты. И умение ею управлять.
       Чтобы быть праведным, неплохо хотя бы в общих чертах знать причины неправедности. И во многих случаях все упирается в понимание - как устроен человек изнутри. "Познай самого себя" - это не только прописная истина древних бессмертных. Это, как и Бог, - путь и цель "в одном флаконе".
       У меня нет никакой возможности вдаваться в эти подробности. Слава Богу, хорошие учебники на эту тему уже написаны, а писать свои - на это меня Господь пока не вдохновляет. Поэтому отмечу лишь краеугольные, узловые моменты, без которых ни сесть, ни лечь, ни встать в эту яхту невозможно. В этом письме будет лишь единственный важный момент. Мы рассмотрим один из основных аспектов как религии, так и науки, - человеческий разум. Что он собой представляет?
       Согласно классической индийской философии разум состоит как бы из двух этажей. Верхнего - он называется Буддхи, и нижнего - Манаса. Можно сказать, божественного ума и человеческого. Современные оккультисты и йоги иногда называют Буддхи словом "интеллект", а Манас - просто "умом", иногда плохо представляя себе их функции и различия. Поэтому есть смысл навести здесь некоторую ясность.
       Начнем с низа, то есть с Манаса. Главная его функция заключается в том, что он должен синтезировать в единое целое все грубые чувственные ощущения, приходящие к нему из внешнего мира (через глаза, уши, кожу, нос и язык). Мы воспринимаем окружающие нас предметы как цельные конгломераты атомов и молекул потому, что Манас лепит воедино всю разнородную энергию чувств, с которыми он неразрывно связан, как, например, директор фабрики - со своими инженерами и рабочими. При этом чувства (или, как их называют йоги, Индрии) - это мальчики на побегушках у Манаса, своего господина, которому они обязаны доставлять всю требующуюся энергию из внешнего пространства.
       И нужно навсегда запомнить, что Манас - это не орган мышления, а инструмент чувствознания. Тем не менее, к мышлению он способен, но мышлению очень примитивному, конкретному, без элементов высокого творчества. Буддхи - вот орган мышления, а не Манас. И все же Манас способен воспринимать некоторые возвышенные мысли, приходящие к нему из Буддхи. Он их впитывает (восторгаясь или критикуя) и отправляет на хранение в банк памяти, который расположен уже в другом органе, о котором мы поговорим чуть позже.
       А вот Буддхи, который можно назвать светозарным умом, уже способен на творческое мышление и оперирование абстрактными категориями. Он сотворен из гораздо более тонкой материи, нежели Манас, поэтому-то и способен реагировать на тончайшую энергию духовных эманаций, исходящей от Бога или нашей души. Именно посредством Буддхи Господь вразумляет человека, посылая нам полезные и своевременные мысли. И то блаженство, в котором постоянно находится душа человека, время от времени просачивается в Буддхи, а затем - в Читту (память и эмоции), вдохновляя на самые героические и возвышенные поступки. Человек может быть возвышенным и благородным только благодаря сильному и чистому Буддхи. Без этого посредника между Небом и землей он просто антропоидное животное.
       Буддхи, как и душа есть у каждого человека, но вся беда в том, что у некоторых он очень слабо развит и загрязнен демоническими мыслями. (Словно шарф - запахом подгнившей рыбы, которую на него положили.) Хороший и чистый Буддхи "на дороге не валяется", это не то, что может быть приобретено сразу, словно мешок сахара в магазине.
       На его развитие иногда уходят многие сотни лет. Но именно благодаря ему, человека можно назвать Человеком - гуманистом.
       Вся беда современного человечества (да и в прошлом вряд ли было иначе) заключается в том, что Манас подавляющего большинства людей гипертрофирован, а Буддхи, наоборот, недоразвит. Это страшное доминирование Манаса над Буддхи приводит к тому, что человек в большинстве случаев является рабом своих чувств. Ибо Манас испытывает определенную радость (точнее говоря, удовольствие испытывает Читта, о которой поговорим позднее), когда чувства приносят к нему приятные впечатления из внешнего мира. И если контролер, Буддхи, чем-то парализован, то концентрация внимания на источнике удовольствия приведет, с одной стороны, к привязанности к этому источнику, а с другой - к активизации центра витальных энергий (Праны), который и является, по сути, подлинным источником этого земного блаженства.
       Дальнейшая судьба человека проста и печальна: сильное желание обладать источником удовольствия откроет "на все сто" кран жизненной силы, через который эта энергия, в виде бурных эмоций или бешеной борьбы за право обладания источником блаженства, беспрепятственно польется в бездну, выжимая человека, словно лимон. Именно так судьба сластолюбца ложится на наклонную плоскость беспредельного увеличения чувственных удовольствий. Будучи существом изначально божественным, он иногда падает в адскую бездну, ибо безграничные удовольствия открывают почти безграничную власть демонам над разумом человека. И тогда ничто другое, кроме наращивания удовольствий, для Манаса важным и значительным не является. Он может прикидываться Папой Римским, строить из себя возвышенное существо, пытаясь пустить всем пыль в глаза, но истинной ценностью для него по-прежнему лишь подчиненные ему чувства. Точнее - блаженство, которое через них можно выкачать из внешнего мира. Хозяин чувств потихоньку превращается в их раба.
       Интеллектуальная, физическая и психическая деградация в большинстве случаев базируется лишь на одном - безграничной любви к внешнему миру - тем удовольствиям, которые он дарит. Где Богу отведено (в лучшем случае) второе место. В худшем - не отведено вообще.
       Сейчас Манас многих людей находится в чрезвычайно загрязненном состоянии - он просто переполнен демоническими веяниями и мыслями. Поэтому почти каждый беспечно радуется, когда получает приятные ощущения, и негодует или скорбит, когда его лишают чувственных радостей. Ведь для грязного Манаса внешний мир - наркотик и искушение.
       К сожалению, Манас может быть зомбирован не только демоническими существами. Есть огромное количество других сил, нейтральных по сути, которые все время диктуют через него: как жить и во что верить. Крайне упрощая, можно сказать, что Манас зомбирован двумя видами сил: демоническими сущностями и эгрегорами той группы людей, с которыми человек связан. Это, например, эгрегор семьи, профессионального коллектива, секты или церкви, которую он посещает. Даже микроэгрегоры собутыльников и друзей - и те оказывают какое-то воздействие - вносят свою лепту в "зомбификацию" Манаса. (Ваш Манас, кстати говоря, подчинен эгрегору православия, со всеми вытекающими отсюда последствиями. К сожалению, я сейчас не располагаю временем, чтобы объяснить вам, что же это за фрукт такой - эгрегор. Вводя этот термин, я рассчитываю на вашу эрудицию (если не ошибаюсь, когда я посетил Жировицы, вы писали труд, посвященный сектантскому движению, и, по идее, минимальный запас знаний у вас должен быть).
       Поэтому сейчас мне хотелось бы привести конкретный пример убогого манасического мышления, когда Манас оказался зомбирован каким-либо христианским эгрегором. В своей книге "Путешествие в Икстлан" Кастанеда однажды задает такой вопрос своему учителю: "А вам приходило в голову, дон Хуан, что я просто не хочу меняться?" На что любимец современных интеллектуальных тинейджеров отвечает: "Приходило. Я и сам, в свое время не хотел... Тогда я - как и ты теперь - был недоволен своей жизнью, томился. А теперь - не нарадуюсь". Обычный христианин, живущий словно на проснувшемся вулкане перманентных бытовых бедствий - то потолок обвалится, то жена отравится - с трудом верит, что кто-то может жить в счастье и блаженстве до самой смерти, ни разу при этом не сотворив молитву Иисусу. И если какой-либо "несчастный" случай заставит его все ж таки прочитать эту книгу, его христианизированный Манас будет двигаться в одном из двух направлений. Он либо подумает: "Это - ложь! Этот хитрый дон Хуан как всегда прикидывается. На самом деле - его душа мучается и скорбит, а болезни терзают его немощное тело. Но он это тщательно скрывает, дабы заманить добропорядочного католика Карлоса на свой порочный, дьявольский путь". Либо его Манас не менее "гениально" сообразит: "Да. Он радуется жизни, но эта радость временная, возможная только за счет дьявольских жертвоприношений. Но после смерти этот индеец узнает-таки "где раки зимуют".
       Есть, правда, и третий способ решения этой проблемы: "А был ли он вообще на свете, этот дон Хуан? Может все это лишь напечатанные буквы?" И сия проблема для христианского Манаса вообще закрыта. Атеисты "проблему" Иисуса в свое время попытались закрыть точно так же. А на нет - и суда нет. И никакой тебе бередящей душу головоломки. А для пастырей душ человеческих такой вариант, по-видимому, наилучший. Но ведь именно потому, что священники не обладают ни сильным Буддхи, ни прозорливостью (за редким исключением), мексиканские толтеки часто использовали церковь для своих нужд, работая там "священнослужителями" и прочим церковным людом. Ибо математик может прикидываться поваром, но повар, увы, не может прикинуться математиком.
       (Вы только не подумайте, что я против сего института. Церковь людям нужна - как воздух. Может быть - еще сильнее. Страшно глянуть, во что превращаются люди без жертвоприношений.)
       В силу сильной зомбированности Манаса человек является рабом то семьи, то друзей, то своей профессии или церкви. Он - словно шестеренка какого-то невидимого механизма. К тому ж не одного, а нескольких. И любая попытка выйти из-под их влияния приводит к сильнейшим эмоциональным стрессам. Ведь любой эгрегор совершенно не духовен. Это - механизм, у которого нет души. Поэтому заботится он только о своем самосохранении, даже если это лучшая из конфессий. Потому-то и мстит и запугивает любого, кто пытается ослабить его своим уходом. Это, кстати говоря, одна из "тайн", объясняющая почему человек может долго оставаться духовным карликом, привязанным, словно собака к будке, к тому эгрегору, которого он кормит своей психической энергией. Но, слава Богу, не вечно, а до той поры, когда сила души разовьет наконец-таки светозарный Буддхи.
       Впрочем, нейтральный эгрегор - это не только пиявка, высасывающая витальную силу. Ведь он, словно пенсионный фонд, создан именно как защитник от грубой атаки судьбы или демонических полчищ. Поэтому слабой личности крайне важно принадлежать к какой-либо группе людей, которые будут утирать ему сопли в критические дни. Слабый человек черпает силу не в Боге, а в других людях. Ибо эгрегор, этот искусственный "микробог", является банком энергии и информации, в который можно в случае нужды запустить руку. На этой основе, как правило, люди и собираются в самые разнообразные по составу и численности кучки - секты, церкви, конфессии и группы по интересам. (Общаясь со многими, я на своем собственном опыте убедился: Истина, как таковая, практически никого не интересует, и на Бога очень многим верующим просто начхать. А вот "посредники" - дело другое.) Пока ты младенец, Бог будет оказывать тебе помощь не столько "напрямую", сколько через конкретных людей, угощающих конфеткой, чтобы не сильно плакал.
       У рядовой личности Манас похож на гигантскую помойку, пропитанную массой совершенно не нужных человеку мыслей. Причем, помойку невероятно активную, которая вечно жужжит, как навозная муха, высвечивая на метальном экране кучу мыслей, которые нужно передумать, и кучу дел, которые надо переделать. Индусские мудрецы говорят о Манасе нелицеприятно: "Самое грязное место во Вселенной - это человеческий ум".
       Манас не устает и почти никогда не утихает, заставляя иногда бежать сразу в нескольких направлениях или сидеть одновременно на нескольких стульях. И если в детстве школьные учителя не выкуривают начисто желание учиться, то Манас ребенка с невероятным удовольствием учится, учится и еще раз учится: то коммунизму, то биологии и размножению, то политике и воровству.
       Манас и нижняя, загрязненная часть Буддхи, - это и есть два духовных изверга и бича любой интеллигенции. Она все время философствует и выдает на-гора свое "компетентное" резюме. Благодаря Манасу и нижнему Буддхи человек часто становится инфантильным информационным наркоманом, совершенно не способным к конструктивным изменениям своей жизни.
       Почти все религиозные прозорливцы об этой опасности, которая поджидает любого интеллектуала. Дураков ловят на неистовых желаниях, а умных - на философии. Ведь именно "философия" держит иногда за глотку некоторых искателей, не давая вдохнуть в энергетические легкие живительный воздух чистого духа. Как сказано в Ишавасья-упанишаде: "Тот, кто следует по пути невежества, попадает во тьму. А тот, кто поглощен знанием, попадает во тьму еще большую". Поэтому, живя в кромешной тьме, многие не понимают, что мысли об Истине - это еще не сама Истина - живая вода и огонь. Но эта иллюзия настолько могущественна, что редко кто осознает - в какую "человеколовку" он угодил. Искатель, к тому же, может возгордиться всей пропущенной через него информацией, тем самым еще более ослабляя дух человека. Наверное, поэтому Иоанн Лествичник и говорит: "Если разум надмевает многих, то невежество и неученость некоторым образом умеренно смиряют".
       Впрочем, хотя у невежества и есть кое-какие достоинства, их вообще-то не слишком много, чтобы делать на нем свою главную ставку в борьбе за счастье.
       Однако я не хочу, чтобы вы путали две совершенно разные вещи - знание и информацию. Информация - это достаточно грубая, определенным образом модулированная энергия. Знание - суть нашей души. Это - Сила, которая просачивается в Буддхи с духовных высот и озаряет его, инициируя в нем высокого полета абстрактные мысли. Знание - это тот духовный свет, который и является нашей подлинной сутью. Грубо говоря, Бог - это Знание, Любовь и Сила в неразрывном единстве. ( Брахма, Вишну и Шива, которые их символизируют, - это не три брата, что едят за одним столом, чтобы затем разойтись кто куда.) А информация - это тот материальный мост, правильно идя по которому (не делая из нее идола), мы рано или поздно обретаем подлинное Знание - познаем самого себя. Качество информации здесь крайне важно. Поэтому нужно получить ее от возвышенных личностей, познавших Бога (Его называют множеством других синонимов: Реальность, Истина, Знание, Дух, Бесконечность и т.д.) В крайнем случае - через священные тексты. В противном случае - слепые ведут слепых. И печальный результат легко предсказуем.
       На мыслительной активности Манаса стоит остановиться еще раз. Как я уже говорил, Манас - орган чувствознания, точнее, "чувствослепливания" (дурацкий термин я сейчас изобрел, согласитесь), а не мышления. Мыслить с помощью Манаса, конечно же, можно, но это то же самое, что ремонтировать телевизор лопатами и вилами. И нельзя сказать, что лопата или топор в этом деле совершенно бесполезны. Лопатой, например, можно отковырять заднюю стенку телевизора, а топором - вырубить вышедший из строя трансформатор. Хотя даже ежу понятно, что наш любимый "дальновизор" лучше всего разбирать совсем другими инструментами.
       Птицы и животные, кстати говоря, мыслят именно Манасом. Как мыслят, так и живут - без всяких перспектив на Царствие Небесное. Некоторые люди, правда, пытаются взять с них пример, повернув назад, как они говорят - к природе. И причина за этим маневром достаточно веская - животные более гармоничны, более целостны, и, стало быть, более счастливы. Трудно представить себе быка-шизофреника, который покончил бы жизнь самоубийством, или кошку, которая бы умерла от депрессии, при полном изобилии молока, тепла и света. Но этим "новаторам", как правило, невдомек, что все беды человеческие не оттого, что он склонен к абстракциям и не спит на сеновале. Все эти "натуролюбы" и нудисты не в силах понять, что все горести человеческие оттого, что человек - редчайшее существо, беременное Богом. Поэтому божественные и животные начала столкнулись в его израненном сердце в непримиримом сражении. "Пандавы" и "Кауравы", Боги и демоны скрестили в нем свои огненные мечи, не желая уступать друг другу ни пяди сердечного пространства. Трудно найти на земле существо более несчастное, чем человек, но не менее трудно найти и более потенциальное - с тем великолепным будущим, которое его ожидает. И превращаться в "простое" (а потому - якобы счастливое) животное, отдавая себя на попечение стихиалям (а то и демонам) - далеко не самый лучший способ "самоосчастливливания".
       Вернемся, однако, к нашим "баранам" - к Манасу. Мышление Манаса очень конкретное, чувственное и примитивное. Буддхи оперирует абстрактными идеями, Манас - чувственно-конкретными. И любая недоступная его пониманию абстракция вызывает у него идиосинкразию. Поэтому, услышав слово "Ангел", мыслящие Манасом субъекты часто представляют себе белокурого мальчика с пришпиленными сзади крыльями белого орла. Как будто ангела похожи на ворон, вынужденных опираться в полете на аэродинамические потоки.
       То ли к счастью, то ли нет, но Манас любит порядок любой ценой. Например, Господь Бог у него должен быть анатомирован, разобран по "косточкам" и разложен по полочкам. Причем, на каждой полочке должен висеть свой инвентарный номер. Чтобы ясно все было и ежу. Он просто ненавидит парадоксы, ввергающие его в ступор. Поэтому все церкви и конфессии у него должны быть рассортированы на истинные и ложные. А все монахи - построены в один ряд и подстрижены под одну гребенку. Ну а все прочие - рассортированы на своих и чужих - на вредных и полезных. Все анекдоты про тупость военного люда высмеивают именно эту манасическую черту. Манас способен заблудиться в трех соснах, если только речь заходит о более или менее абстрактных идеях, и легко путает монизм с монотеизмом, а единство - с единообразием, являясь почти непреодолимым препятствием для объединения церквей, единых по духу, но разных по форме. Про этот ум можно шутливо сказать строчками песни Высоцкого - о боксере, которого начальство послало на международный шахматный турнир: "Королей он путает с тузами, а с дебютом путает дуплет".
       Но самое страшное даже не в этом. Самое ужасное в том, что Манас не способен критически оценивать поступающую к нему информацию. Он - идеальный верующий. Верующий, о котором церковь может только мечтать. Он верит абсолютно всему, что человек прочитывает из газет или видит по телевизору. И его идеальная доверчивость не случайна, ибо проистекает из необходимости доверять всем органам чувств, дабы не привести к гибели весь организм. Например, если вас как следует тряхнуло током от неизолированной бытовой розетки, Манас просто обязан поверить: не стоит хвататься за еще более высоковольтные провода. Он не имеет право философствовать и заявлять: "Эта боль (или ожог) - галлюцинация, это - случайность. Высоковольтное напряжение может быть неопасным". Ведь с такой верой и философией организм может просто погибнуть. Поэтому Манас так сконструирован Богом, что просто не имеет никакой возможности не верить той информации и энергии, которую приносят ему его слуги - глаза, уши, кожа, нос и язык.
       И вся беда лишь в том, что Манас не имеет право делать далеко идущие выводы, основываясь на своем мимолетном опыте. Тем не менее, курам на смех, он их все время делает. Например, болезненно соприкоснувшись с существом противоположного пола, Манас может выдать на-гора свое "гениальное" резюме: "Все женщины - дуры и проститутки. Или - все мужики - подонки и эгоисты". Это - типичнейшие манасические "прозрения", которыми просто переполнена политика и всевозможнейшие развлекательные шоу.
       И если Буддхи знает о существовании Бога, называя Его Истиной, Любовью, Пустотой, Саваофом, Кецалькоатлем или как-то еще, то Манас вынужден слепо верить в то, что Он есть. Его вера всегда основана на том, что он где-то услышал или прочитал. Манас при этом авторитарен "до мозга костей". Все, за что ни схватись, он пропускает через прокрустово ложе вошедших в него ранее авторитетов. Он - дальтоник, который видит мир очень контрастно.
       Поэтому люди с доминирующим Манасом легко поддаются на обман. Впрочем, возвышенные люди - тоже. Но у людей с сильным Буддхи причина доверчивости коренится совершенно в другом - они просто обязаны верить и поддерживать все хорошее, что есть в другом человеке. Они видят все мало-мальски хорошее и своей недоверчивостью эти ростки блага не убивают, просто предоставляя подонкам их призрачный шанс. Ибо дорога к Небесам не закрыта ни для кого. Но если умного человека можно обмануть и предать только единожды, то с манасичными людьми такая катавасия продолжается до тех пор, пока они не разовьют Буддхи.
       И если у обычного верующего спросить: почему он считает то или это Абсолютной Истиной, то он, как правило, ответит: "Я прочитал об этом в авторитетнейшей книге, или - услышал от очень солидного человека". По его мнению, это - неоспоримые доказательства истинности его "символа веры".
       Манас совершенно не способен познать глубинный смысл священных писаний. Это, к сожалению, совершенно за пределами его скромных возможностей. Определенные пласты текстов познаются только с помощью чистого Буддхи. Но даже Буддхи не способен понять все! Шри Ауробиндо, этот великий прозорливец ушедшего века, что смысл некоторых разделов вед открылся ему только после духовной практики, останавливающей любую активность разума. Веды написаны духовными гениями для примерно таких же, как и они сами. И любая попытка проанализировать их с помощью интеллекта бесплодна.
       Тем не менее, почти каждый, прочитавший священные тексты, считает (иногда весьма искренне), что почти во всем разобрался.
       Манас верит черт те знает во что, когда информация преподнесена, с его точки зрения, компетентным органом или человеком. Кришнаиты, кстати говоря, верят в то, что американцы никогда на Луну не летали, и вся эта шумиха вокруг лунной экспедиции - камуфляж американского правительства. Почему? А потому, что Луна (согласно Пуранам) - это одна из райских планет, на которой есть атмосфера и источники всевозможного наслаждения. Ведь так утверждал величайший среди кришнаитов - сам Свами Прабхупада. Разве мыслимо в нем сомневаться?!
       Я в свое время увлекался астрономией, поэтому мне (по наивности) показалось, что в этой области я способен кое-что доказать не совсем компетентному. Но стычка с вайшнавами показала - я ошибался. Доказывать есть смысл только тому, кто ищет Истину, а не тем, кто ее уже "нашел". Один весьма неглупый кришнаит отверг все мои доказательства в пользу лунной экспедиции. Действительно, чего стоят мнения каких-то там ученых, когда на противоположной чаше весов мнение Прабхупады. Его слова - это и есть высший тип доказательств. И тогда я наконец-таки понял, почему психиатры никогда не спорят со своими пациентами. Они живут в разных Вселенных, образно говоря.
       На этой почти безграничной доверчивости низшего разума базируется огромная власть главарей сект над своими прихожанами. Они столь авторитетны не благодаря чистому сердцу, закаленному в духовных сражениях, а благодаря умелому манипулированию идеями, что властвуют над их Манасом. Впрочем, и некоторые священники ничем не лучше, ибо просто отрицают все, в чем они "некопенгаген", стращая всем, что расположилось за оградой церкви.
       Эта патологическая доверчивость Манаса приводит к тому, что президентом выбирают подчас не самого выдающегося и святого деятеля страны, а того, в чьих руках оказались средства массовой информации. И лишь незначительная часть народонаселения способна критически анализировать тот лицемерный поток, что льется на головы доверчивых избирателей.
       Надо понять, что такие люди, как математики, учителя дзен, христианские святые, мастера высоких технологий и еще масса всякого народа, несмотря на всевозможные различия, объединены одним и тем же общим качеством - развитым Буддхи. Буддхи, который доминирует над Манасом. Но, к сожалению, процент таких людей незначителен. И не они решают, кому стоять у политического штурвала.
       Недоразвитость Буддхи и крайняя загрязненность Манаса приводят к тому, что мы имеем именно ту церковь и цивилизацию, которая нас так печалит. Ведь Манас не может не преклоняться перед своими кумирами: социальным статусом, деньгами, дутыми авторитетами и административной мощью. Как-то одна женщина рассказала мне, какое сильное чувство восторга охватило ее (словно пилигрима, добравшегося-таки до святынь Иерусалима), когда мимо толпы, в которой она стояла, проехал кортеж с Л.И. Брежневым.
       До этого она травила про него анекдоты, презирая, как и все остальные, и вдруг - восторг и восхищение! Хоть смейся, хоть плачь. Она не могла понять только одного - почему?! Хотя все очень просто. Это - грязный Манас. Манас, открывающий шлюзы эмоциональной стихии. Вспомните женщин, визжащих и плачущих рядом с трибуной Гитлера. Абсолютно та же самая демоническая истерия. Грязный Манас не способен видеть истинного величия и преклоняется перед мишурой.
       В отличие от него, Буддхи способен вникать в суть и критически оценивать. Его за нос слишком долго не поводишь. Именно поэтому фашисты и некоторые попы так не любят интеллигенцию и аристократов духа, имеющих на все свою точку зрения. (Что, кстати, так удачно подметил Стендаль в своем романе "Красное и черное".) Поэтому Гитлер, Сталин и Мао Цзэдун, придя к власти, первым делом физически уничтожили почти всех людей с сильным и чистым Буддхи.
       А Блаватская в своей "Тайной доктрине" с горечью пишет: "Пусть читатель подумает о тысячах, может быть, миллионах манускриптов, преданных сожжению, о монументах, с их неосторожными надписями и начертанными символами, обращенных в пыль, о бандах ранних отшельников и аскетов, бродивших среди разрушенных городов Верхнего и Нижнего Египта, в пустыни и горах, долинах и нагорьях, искавших и жаждавших уничтожить каждый обелиск, колонну, свиток, папирус, на который они могли бы наложить руки, если только они носили символ Тау или какой-либо другой знак, заимствованный новою религиею - и тогда он ясно увидит, почему так мало осталось от рекордов прошлого. Истинно, враждебный дух фанатизма, раннего и средневекового Ислама и Христианства, предпочитал пребывать во тьме и невежестве, и обе религии:
       И солнце кровью обагрянили, в могилу Землю,
       И в ад могилу обратили, и сам ад сумрачнее мрака стал.
       Обе религии приобрели своих приверженцев на конце меча, обе настроили свои церкви на достигающих неба гекатомбах человеческих жертв..."
      
       Религиозный фашизм, впрочем, действует аналогично - любые источники информации нетрадиционной, плохо осмысляемой, должны быть физически уничтожены, желательно - вместе с людьми, которые в ней разбираются. И тогда на землю спустится рай и благоденствие. Время от времени они так и поступают. Но вот беда - рай на землю почему-то не сходит. Зато бед - хоть отбавляй. И вдобавок ко всему, мы, как безмозглые манкурты, сидим тут и гадаем: кто мы такие, куда идти, и как тут появились. И пошла ученая братия строчить гипотезы о том, кто был наш первый родственник: питекантроп, решивший славно потрудиться, или инопланетянин, прибывший в командировку и согрешивший с одной из обезьян. Или, может быть, это был некий еврейский Адам, вылепленный из красной глины (непонятно зачем) демиургом Иеговой в его творческом порыве.
       Фанатизм - это буйный, грязный и демонизированный Манас и больше ничего! Фанатик амбивалентностей не любит - его "истина" должна быть простой, понятной даже для крестьянина, а так же - единой и единственной. А все, кто имеет неосторожность взять другую точку зрения, должны быть преданы анафеме, изгнаны, а еще лучше - подвешены за перемычку между головой и туловищем. Именно поэтому в православных средневековых монастырях были камеры пыток (о чем сегодня православные так старательно и стыдливо умалчивают), где из еретиков зверскими методами выбивали их "гениальные прозрения", заставляя верить в Бога строго канонически. И когда вы называете себя историком и, одновременно с этим говорите, что в "христианском мире с древних времен никто не занимался завоеванием места под солнцем", у меня возникает впечатление, что вы такой же историк, как я, скажем, космонавт...
       ...Манас всегда свято верит, что его вера самая истинная, его церковь - самая правильная, а святые - наисвятейшие. И ничего тут не поделаешь, Манас не может быть неверующим принципиально, он может только сменить объект своей веры. Что бывает крайне редко, ибо для этого необходимо какое-то персональное светопреставление. Я знаю некоторых партийных работников, которые при брежневизме занимали в Витебске крупные партийные должности, свято веря в коммунизм и Карла Маркса. Теперь они так же свято верят в Бога, оставаясь такими же карьеристами. Впрочем, куда ни крути, но какая-никакая, а все ж таки эволюция...
       Поэтому неважно: говорил Иисус тайно или открыто. Важно, что Его понимало (как и сейчас) незначительное число людей с их общим признаком - светозарным умом. Но даже для них приходилось говорить притчами. Истину иногда нужно упростить даже для Буддхи.
       Мне как-то пришлось читать одну боевую православную брошюру, где авторы "в хвост и в гриву" разносили идеологию современных сект. Очень примитивные аргументы, надо признаться. Чтобы не быть голословным, приведу такой пример-пассаж новоявленных анонимных "богословов", затрагивающий кришнаитов: "Сам Кришна говорит, что Он Бог кровавый и вероломный, однако, с христианской точки зрения, такое заявление есть хула на Бога, потому что "праведен Господь... и нет неправды в Нем (Пс. 91, 16)". (Вестник Всецерковного Православного Молодежного Движения, "Современные секты России", М-С-П, 95.) Та-а-к! Приехали! И где это Кришна делает про Себя такие заявления, хотелось бы мне знать?! И при чем тут хула на Бога, если Кришна, с их точки зрения, Богом не является? Логика где? Ни правды, ни простейшей логики! Такое впечатление, что хитрые и слабоумные пишут для таких же слабоумных и малограмотных, как и они сами. И кто же это, интересно, помимо Кураева строчит всю эту белиберду? Жаль времени, ибо подробно анализировать их - все равно, что изучать с карандашом в руке откровения какого-либо "контактера" о пришельцах с Сириуса.
       Но когда я дошел (уже в другой книжке) до христианского "анализа" магии дона Хуана, мне пришлось по-настоящему рассмеяться. Это не просто тупость, это - квинтэссенция глупости! Такое впечатление, что у этих критиков не только Буддхи, но и Манас находится в зачаточном состоянии. Случай с Кастанедой совершенно уникален. Ибо за всю историю человечества процесс духовного развития еще никогда не был описан в форме приключенческого романа. Это - величайший подарок Всевышнего всем, кто идет к познанию нетрадиционными методами. Разумеется, из этого банка ценностей взять может только тот, у кого есть душевный огонь, а услышат лишь те, у кого есть "уши" - чистый Буддхи. Это - не для всех. Умные люди, которых я знаю, читали его запоем, залпом - в один присест, впитывая толтекские откровения, как умирающий от жажды - воду. Но были и другие, которые кое-как одолевали первых три тома, выдавая затем свое "компетентное" резюме - это, мол, бесовщина, да и только. Мерзкие духи вперемешку с наркотиками - разве это религия? Сатана якобы вновь искушает жалких интеллектуалов. Да... слабый Буддхи - это не подарок. Они не в состоянии понять, как работает утюг, но выносят свое "искушенное" мнение о работе компьютера.
       Поэтому, вполне возможно, если бы вы были рождены в Китае, впитывая с детства идеи даосов, христианство не показалось бы вам сейчас значительной религией. И не исключено, что сейчас бы вы доказывали мне, что просветление лучше всего достигать с помощью даосской сексуальной йоги, а не самобичеванием, как это любили делать флагелланты, эти яростные приверженцы Иисуса. А благодать надо якобы стяжать с помощью гармоничной сексуальной жизни - сублимацией жизненной эротической силы в верхний дан тянь, а не превращением спины в кровоточащее месиво.
       А появившись на свет Божий в Индии и, предположим, работая жрецом великой и грозной Кали, подобно Рамакришне, вы бы мне сейчас говорили не о православии, а о подлинном, несокрушимой силе и красоте Матери Вселенной, которая играючи сокрушает самых великих демонов. Вы бы пели мне песни о Дурге, с которой не могут сравниться могущественнейшие из Богов индийского пантеона. И если уж поклоняться кому-то, то лучше всего - Той, которая издревле владычествует над всеми и вся - над демонами, людьми и Богами, давая или отнимая у них жизненную силу. Одних - одурачивая и погружая в бездну, а других (небезразличных к Богу) - возвеличивая и освобождая от пут сансары. И, поверьте, у вас были бы очень веские аргументы, чтобы так говорить. Возможно, мне даже пришлось бы доказывать, что Христос - это не мелкий религиозный бузотер, растревоживший две тысячи лет назад фарисейский змеюшник и поставивший на уши первосвященников, а отражение Вселенского начала, лежащего в основе любой мудрости и любви...
       ...Тем не менее, как бы не был загрязнен Манас демоническими веяниями, он человеку совершенно необходим. Как печень, сердце или желудок. Просто он требует успокоения и очистки. Ведь это - тактический компьютер, в отличие от Буддхи - стратегической счетной машины. Манас - повар, Буддхи - король. А повар должен добросовестно варить манную кашу, а не командовать ракетными войсками. Чем он, кстати, и занят у некоторых особей. Тем более - он не должен подбрасывать в эту кашу цианистый калий, если ему не дали покомандовать парадом. А он временами, науськиваемый бесовней, пытается сделать именно это, когда ему жестко указывают что его рабочее место - у печки с блинами, а не на космодроме. Уже много столетий он, на беду нам, носит генеральские погоны, хотя хорошо разбирается только в кулинарии.
       Поэтому Арджуна чуть ли не с отчаянием и говорит Кришне: "Для этой йоги, которую Ты именуешь тождеством, Мадхусудана, я не вижу прочного основания из-за подвижности ума. Ибо Манас подвижен, Кришна, упорен, силен, беспокоен. Полагаю, что его удержать так же трудно, как ветер". (Бхагавад-Гита, 6 - 33, 34) На что Владыка мироздания отвечает: "Несомненно, о могучерукий, Манас трудно укротим, шаток, но все же его можно обуздать, о Каунтея, должной практикой и отречением".
       Да, именно так. Годы, а то и десятилетия уходят на то, чтобы усмирить разум. Даже имея в руках очень качественную духовную практику. Если бы это было просто, мы бы все уже давно жили на Небесах.
       Образно говоря, вечно бушующий Манас - это та железобетонная стена, которая отделяет нас от Царства Божия. Пока он взвинчен и работает на износ, словно мотор на полных холостых оборотах, не может идти и речи о том, что Бог будет с нами разговаривать. Точнее, Он - будет, мы - не услышим. Зато дьявола можем услышать наверняка. Тем, кто пробовал его тормозить, иногда кажется, что легче остановить танк голыми руками. Но, с Божьей помощью и после долгих попыток, это становится возможным - стена невежества наконец-таки рушится.
       Все это, разумеется, стратегическая задача. А что касается тактики, то разговор надо отложить до более благоприятного момента..."
       -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
      
       В конце этого отрывка есть смысл остановиться и пояснить ситуацию тем, кто впал в недоумение: почему вместо рецептов бессмертия, им приходится читать долгий монолог из индийской философии? Какое отношение наш разум имеет к вопросам вечной жизни?
       Самое прямое. Пока дух не овладеет всем нашим существом, разум будет на правах главнокомандующего. И за его ошибки платить надо порой немало. Иногда - смертью.
       Поэтому он должен быть приведен в состояние максимальной чистоты, руководствуясь в поисках бессмертия не слепой верой Манаса, а верой-знанием, проистекающим из Буддхи - правой руки духа. А для этого его нужно "отшлифовать" - очистить. Или, говоря иначе, успокоить. Нацелив антенну Буддхи на сигналы-мысли из "космоса" - пространства нашей души и духовных покровителей человека. Ибо предусмотреть все нюансы никакая энциклопедия не в состоянии. И только интуиция может подсказать правильный совет в конкретной ситуации. Поэтому в любом серьезном деле без чистого Буддхи - как без воздуха.
       Не руководствуйтесь Манасом, принимая стратегические решения!!! Этот вид ума для решения глобальных задач совершенно не предназначен. Тем не менее, загоревшись какой-либо мечтой, он может в запале бросить вас на сжигание за собою мостов. Когда вы, не совсем подготовленные, окажетесь на чужой территории - в очередном тупике. Из которого придется прорываться через большую кровь и лишения.
       А такое случается весьма часто. Когда Буддхи подавлен и лишен чистоты. Например, из-за наркотиков или агрессивной идеологической экспансии окружающих "доброжелателей".
       Поэтому приведение в боевую готовность стратегического разума - это начало начал. Ведь Манас, при блокированном Буддхи, может загореться мечтой о физическом бессмертии, хотя ваша душа может желать совсем другую разновидность вечной жизни. Например, ту, которую христианство называет Царством Небесным, а индуизм - Дурбаром. Но сообщить об этом она может только через ваш Буддхи. Что и требует его усиление и очищение.
       Он может быть очищен как прямыми методами, так и косвенными. Косвенные методы - это очищение тела (и в первую очередь - энергетического). Ибо тело и разум находятся в плотном, почти неразрывном единстве. Поэтому, очищая тело, мы очищаем и разум. Чистота, как и грязь, заразительна. Этому посвящены следующие главы.
       Прямой способ усилить наш Буддхи - это погрузить его в море высоких абстракций, изначально неспособных к загрязнению. А это - регулярное размышление над священными текстами. Это - искренние молитвы или вдохновенные медитации. Все то, что испокон веков советуют доплывшие до другого берега сансары. Тот, кто таким образом "полощет" свой разум в волнах высоких идей, очень скоро очистит его от самых въедливых загрязнений.
       Поэтому регулярно читайте священные тексты. Те, разумеется, которые вам по душе. И по силам. Даже если это делать чисто механически, священные символы сыграют роль святого напильника, который сдерет с разума ржавчину похоти или алчности - всего того, что мешает нам притягиваться к Небу. Ведь на ржавчину не действует даже самый сильный Небесный магнит. И бессмертие к такой личности не приближается.
       Важен, впрочем, и смысл священных писаний. Причем, не тот, который вам преподнесли "на блюдечке" доброхотные богословы, а который вы добыли сами в тяжком бою с непониманием. Напрягайте свой разум - ищите ответы сами! Ибо наезженная лыжня чужих слов и пониманий ведет, как правило, в то или иное болото, а не в блаженные царства, куда так стремится ваша душа.
       Поймите, в развитии вашего Буддхи не заинтересован никто - ни тираны, ни архиепископы. Но каждый из них - на свой особый манер. Все хотят видеть в вас лишь одно - доверчивую марионетку. И новейшая история то и дело эту максиму подтверждает. Ближайший пример - скандальная книга Майкла Бенджента, Ричарда Ли и Генри Линкольна "Святая кровь и святой Грааль" - труд, наделавший такой переполох в христианской вселенной. И лишь по одной простой причине: люди с сильным Буддхи решили вдруг посмотреть на четыре известных Евангелия не через призму доверчивого и примитивного Манаса, а глазами непредвзятых историков. Одного этого с лихвой хватило, чтобы выработать мощный гнев Ватикана. Хотя основной их вывод был на удивление прост, для человека с сильным Буддхи просто банален: Евангельские истории на редкость скудны и противоречивы - мы ничего существенного не знаем ни о жизни Иисуса, ни о Его воззрениях и философии. До сегодняшнего дня биография этого мессии - тайна. Его космогония - тайна. Его Учителя - тайна. Его путешествия - тайна. Кем Он был до воплощения - тайна. Его место в Небесной Иерархии - тайна. И что собой представляет эта Иерархия? (Ведь нельзя серьезно воспринимать ответы тех или иных современных параноиков, "контактеров", которые эти тайны "приоткрывают".) Не исключено, что когда-то существовал подробный текст - подлинное Евангелие, которое основоположники Церкви отредактировали и "отцензурировали" до такой степени, что он него остались только "рожки, да ножки" - то, чем мы располагаем в настоящий момент. Так или иначе, но простейшие вопросы две тысячи лет остаются открытыми. Мы не имеем даже тысячной доли ответов, которыми хотелось бы располагать. Да и ход мыслей Майкла, Ричарда и Генри противоречив: вначале они доказывают, что существующие Евангелия - лишь "фиговые листки", которые не столько раскрывают, сколько затемняют подлинную жизнь Иисуса. И тут же, опираясь на этих "фиговые листки", выдают свой главную гипотезу - женой Иисуса была не кто-нибудь, а Мария Магдалина. А если не цепляться за их предположение, кто тогда жена Назарянина? Или, как спросил бы индус, кто Его Шакти? Была ли Она в те времена воплощена или не была? Какому женскому аспекту Иисуса должны поклоняться его преданные, если хотят совершать жертвоприношения в целостном виде, а не в половинчатом, как это принято в настоящий момент? Ведь Христос не простой смертный, Он - Андрогин. Как и любое индуистское или неиндуистское Божество. А у Андрогина должна быть половинка - неотъемлемая энергетическая Сущность, такая же неотъемлемая, как у Солнца - лучи.
       Этот же вопрос правомерен и для Богородицы. Кто не символический, а подлинный Ее Муж? Ведь Она, как и Ее Сын, - духовный гигант. А у духовных титанов, половинками должны быть такие же духовные гении, как и они сами. Те, к кому впоследствии многие обратятся с молитвами. Ведь две половинки Андрогина - одно Существо, которое лишь кажется разделенным. Но на эту высокую "ипостась" простой и добрый парень Иосиф никак не подходит. Складывается впечатление, что он не только символический отец Иисуса, но и, вдобавок к этому, символический муж благодатной Марии. Евангелистам он до такой степени неинтересен, что никому нет дела даже до его смерти, не говоря уже про его жизнь, мысли или намерения. Индусские Божества нередко изображены парами (Брахма и Сарасвати, Шива и Парвати, Вишну и Лакшми), но есть ли хоть одна икона Богоматери, на которой Царица Небесная изображена со своим "мужем", Иосифом? Короче говоря, тысячи и тысячи вопросов. Но как плохо они суммируются с ненавистью священников, когда им приходится их выслушивать...
       А ведь вопросы эти не праздные. Индусы, например, достигали бессмертия именно через Пурна-йогу - целостный путь, включающий в себя поклонение как женскому, так и мужскому аспекту Всевышнего.
       Эта столь болезненная для фанатичного Манаса книга, "Святая кровь и святой Грааль", выбрана не случайно. Но, разумеется, не как источник подлинных откровений. Не трудно понять, что в ней многое высосано из пальца. Смысл другой - вытолкнуть ищущего лучшую долю из состояния доверчивого олуха. Что так браво демонстрируют авторы книги. Думайте сами, ищите сами, не рассчитывая, что попы или те, кто их критикует, подскажут вам нужный ответ. Напрягайте свой Буддхи! Доверчивый Манас не подарил еще никому ни бессмертия, ни свободы.
       Поэтому, если не хотите оставаться дрессированными попугаями, выкрикивающими замусоленные религиозные лозунги, развивайте свой Буддхи. И если судьба сводит вас с посильными задачами по физике и математике, не пренебрегайте возможностью в них разобраться. Все, что усиливает ваше абстрактное мышление, льет воду на мельницу того или иного бессмертия, за которое вам придется (рано или поздно!) сражаться. И нет в мире такого бессмертного, у которого был бы неразвитый Буддхи.
       Бесконечная Сила, являющаяся источником наших жизней, проистекает из мира Абстракций, правящих всеми мирами. И адекватно взаимодействовать с Ней без посредника - абстрактного "калькулятора", чистого Буддхи, - невозможно.
       -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
      
       Последний раз конкретизируя функции Буддхи и Манаса, к вышеизложенному можно добавить, что когда ваш взгляд скользил по строчкам эпистолярного послания семинаристу, ваш Манас воспринимал все написанное как абсолютную истину. И только Буддхи, этот недремлющий сторож, цензор и контролер, ревностно проверял на прочность каждое слово и предложение, сравнивая и соизмеряя все с некими эталонами вашей веры - проверенными постулатами, накопленными до этого момента.
       И если вы никогда не углублялись в индийскую философию, с недоверием воспринимая йогов и тамошних мистиков, в таком случае ваш Буддхи стоял перед весьма непростой задачей - принять (довериться) или же отвергнуть под тем или иным предлогом все, что он прочитал.
       Но что интересно: Буддхи, даже если он сильно развит, не всегда хозяин в своем собственном доме - капитан корабля, командующий парадом. И далеко не в каждом случае он имеет право "дать добро" на всякую поступающую к нему информацию, присвоив ей королевский статус истинных знаний. Даже если она хорошо отражает истинное положение дел. Ибо человек - это не только разум. Это - сложнейший конгломерат воли, эмоций, желаний, и, самое неприятное, - "комплексов", названных психологами импринтами. И все эти законные и незаконные "любовницы" и "жены" нашего "императора" - Буддхи - принимают самое активное участие в утверждении на троне поступившей к ним информации. Или - в низвержении ее в клоаку забвения, если та бередит душу - "не приходится ко двору".
       Верить в бессмертие или не верить! Вот в чем вопрос!
       Вопрос не шуточный. Ибо во все времена от качества веры зависит самое главное - судьба человека - его качество жизни: здоровье, и, самое главное, та разновидность смерти (или Бессмертия), которая однажды постучится в твою дверь.
       И если классическая философская вера весьма социально "продуктивна" - железно прагматична, ибо апробирована веками, что дает ее обладателю множество всяческих благ, например, почетное место в строю - профессора, писателя, дипломата или дьякона, которое венчает красивая могилка на престижном кладбище с каменным шлифованным крестом и великолепной чугунной оградой в стиле рококо, то к каким непредсказуемым и, возможно, катастрофическим последствиям приведет та или иная нетрадиционная система идей, принятых близко к сердцу, знает лишь только Всевышний.
       Поэтому Буддхи, словно купец или коробейник, все время взвешивает и прикидывает - во что это ему обойдется. Дело серьезное. Действительно, на какую могилку, спрашивается, приносить родственникам цветочки, если ты, к примеру, ушел во "второе" или "третье внимание" и не вернулся? Кто знает, как справлять поминки по человеку, который утонул "в темном море осознания" или "сгорел изнутри"? А вдруг ты покойник не всерьез, а чисто номинально, и однажды вернешься на свои поминки, словно Том Сойер из очередного путешествия, создав столько хлопот всем наследникам, уже успевшим основательно поделить твое имущество?
       То ли дело смерть рядового гражданина, никогда не слышавшего слово "тенсегрити" или "нагуаль". Здесь все надежно, добротно и, самое главное, никаких тебе сюрпризов. Никаких головоломок метрам юриспруденции. Умер - значит навсегда. В общем, красота!
       Это, разумеется, юмор. Но, если человек пуглив, бессмертие ему не грозит. Ибо эмоциональные страшилки надавят на Буддхи основательно, предложив вообще никаких революционных книжек не читать. И жить, словно страусу, засунувшему голову в песок традиционного невежества. Ибо непривычная информация - это, какой-никакой, а все-таки вызов. Вызов, иногда выливающийся в действие с самыми непредсказуемыми последствиями.
       Ведь сильный Буддхи понимает: каждая хорошая книга по мистике, магии или йоге - это бомба замедленного действия. Когда она взорвется? Когда разнесет на мелкие кусочки наше невежество, приоткрывая свет непредсказуемой и непостижимой Бесконечности? Увы... это знает лишь один Саваоф...
       Поэтому Буддхи, придавленный многочисленными импринтами, которые древние индусы назвали самскарами и васанами, часто похож на не на величественного монарха, а скорее, напоминает жалкого принца-консорта с чисто показушной, номинальной властью над человеческой психикой. Ибо на трон поднимается "королева" - эмоциональный центр, названный йогами "Читтой". Со своей излюбленной в непредсказуемых ситуациях эмоцией - страхом, который и закрывает без лишних разговоров дальнейшее углубление познаний в поднятом направлении.
       Если же вам не хватает каких-то положительных качеств, например, того же самого мужества, не расстраивайтесь. Нет таких недостатков, которые не смог бы изжить стремящийся к знаниям или любви. Сам факт становления на путь познания духа уже свидетельствует о том, что в действие приведены крайне могущественные силы, находящиеся за пределами понимания всяких умов. Силы, способные трансформировать все, что угодно.
       Помните, что современные бессмертные когда-то, несколько тысячелетий назад, были такими же смертными, как и все мы. И, возможно, обладали недостатками, превосходящими ваши собственные. Бессмертным человека делает путь, а не те совершенства, которые у него уже есть и которыми он так сильно гордится.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       4. Назарянин или неослабевающий иудейский синдром.
      
      
      
      
       Во все времена поиск Истины и бессмертия был по плечу только мужественным людям. А боязнь потери социального статуса или привычного уклада спокойной но бессмысленной жизни часто заставляла не доверять рискованным "еретикам" - нетрадиционалистам.
       А у Христа в свое время был именно таким еретиком, идеи которого вызвали глубочайшее потрясение канонических основ иудеев. Как однажды скажет Он правоверным: "Ищите убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас" (Ев. От Иоанна 8 - 37). Впрочем, не вмещается оно и сейчас, несмотря на его тотальную канонизацию.
       Однако нельзя не признать, что появление Иисуса и Его жизнь - это одна из величайших загадок всемирной истории. Загадок, которые еще не разгаданы. И одна из них - это неистовое желание умнейших людей того времени убить Иисуса. Ведь это было что-то совершенно не характерное для ортодоксальных поклонников Иеговы. Чем во все времена, до и после Иисуса, славилась любая иудейская диаспора, так это ересетерпимостью. В этом отношении евреи удивительно похожи на индусов, которых нельзя было во все времена ни удивить, ни привести в негодование нетрадиционным миросозерцанием и философией. Умнейшие люди, поведавшие Каббалу и Веды, были совершенно толерантны к любой философской инъекции самого нестандартного пошиба.
       Каббала вмещала в себя все мироздание. Ее можно было дополнить и конкретизировать, усовершенствовать и отшлифовать, но ее невозможно было опровергнуть. Ибо главный костяк и фундамент этой Доктрины находился далеко - "за облаками" конкретных человеческих мыслей. Он был суперабстактен, и в этом заключалась его главная сила. Каббала изначально являлась целостной космогонией, объяснявшей как устройство Вселенной, так и всю психическую структуру самого человека - микрокосм. Поэтому никакой злой и враждебно настроенный гений не в силах был ее перепрыгнуть, предложив вместо нее некую новую систему космических координат. Всем бузотерам, еретикам и философским новаторам Каббала отводила их законное место в той или иной ячейке космоса. Поэтому любой ниспровергатель и еретик мог лишь занять отведенную для него нишу в этой глобальной системе мировоззрения. Но объявить эту нишу принципиально новой точкой отсчета - некой новой религией - еретик смог бы только ценой потери своего престижа, выглядя в глазах истинных знатоков Каббалы, как очередной слабоумный.
       Каббала чем-то напоминала географическую карту. Но эта карта не была творением рук человеческих, пусть даже и гениальных. Ибо изначально была дана свыше кем-то гораздо более умным и могущественным, чем человек. И многие метафизические "мореходы" за все прошедшие века подарили ей весьма незначительные метаморфозы, дополнив ее теми или иными мелкими речушками, островами и озерами, уточнившими в мелочах пространство этой космической карты. Но все эти эзотерические Колумбы и Магелланы, открывшие невиданных зверей, чудовищ и прекрасных дев того или иного магического пространства, лишь подтверждали справедливость очертаний ее основополагающих контуров.
       Имея под собой такой мощный идеологический фундамент, евреи во все времена могли позволить себе эту невиданную для христианина роскошь - веротерпимость и философское миролюбие. Самое важное для иудеев было не в словах, мыслях или новациях, проносящихся в той или иной голове, а в том, что они называли словом Тора - Закон. И если иудей делал все по Талмуду, строго поклоняясь Иегове по принятому уставу - канонически, нестандартно философствовать он имел право хоть "до потери пульса" - от утра и до самого вечера. В устном и письменном виде. Без всякого риска расстаться со статусом, имуществом или жизнью. Если это, разумеется, не касалось текущей политики.
       Здесь евреев объединяло с индусами одно неписаное правило: "Говори о чем хочешь, но в чужой карман и под чужую юбку руку не запускай". Поэтому как во времена Иисуса, так и позже, было совершенно немыслимо, чтобы один еврей наказывал другого за его нестандартное мышление или еретические идеи. Во всяком случае, те редчайшие исключения, которые иногда имели место, лишь подтверждали этот неписаный закон. И история той или иной охоты на ведьм евреям почти неизвестна.
       Отдельных, гениальных прозорливцев Кабалы оно иногда доставало, но это было лишь исключение, а не правило.
       Христианство в этом плане являет собой некую противоположность иудаизму. Ибо почти вся его история - это кровавая бойня с еретиками, диссидентами и прочим оппортунистическим людом. Не обладая совершенное космогонией - абстрактным идеологическим фундаментом, объяснявшим микрокосм и происходящие в нем процессы, оно было похоже на меленького ребенка, брошенного в лесу на произвол судьбы. И хотя этот ребенок был всегда неплохо вооружен, без разбора наказывая пушками и гранатометами всех, кто попал под его горячую руку, философского "путеводителя" - "географической карты" небесных просторов у него все-таки не было. У него было главное - ориентация на любовь - главный маяк всех плывущих. Но откуда оно пришло, и куда несут его бурные воды вселенского океана, об этом дите имело очень туманное представление. Поэтому любой еретик, каким бы он не был святым и возвышенным, высказывая самые невинные мысли, всего лишь на йоту отступавшие от канонического толкования Библии, воспринимался с древних времен как опаснейшая личность, способная на сто восемьдесят градусов развернуть церковный корабль. Что ты говоришь - это было для многих архиепископов намного важнее того, кем ты являешься. Священники в этом плане представляли собой диаметральную противоположность еврейским раввинам: попу могли простить все - пьянство, разврат и внутрисемейное дебоширство - целый сонм гнусных привычек, но стоило "святому отцу" вдруг поумнеть и начать давать свои толкования Библии, как он тут же ставил на карту все, что у него было. Начальство могло посмотреть сквозь пальцы на совращение невинной девицы, назначив незначительную епитимью, но стоило священнослужителю найти рациональное зерно в астрологии или заморских религиях и поделиться своими откровениями со средствами массовой информации, как он тут же попадал под неотвратимый дамоклов меч православной анафемы.
       Ведь отсутствие теоретической навигации, этого хорошо проработанного философского фундамента, предоставляло возможность каждому еретику и реформатору, волей случай оказавшемуся на верхушке идеологической пирамиды, устраивать сильнейшие "землетрясения" и "цунами" всей внутрицерковной жизни, против которого было только одно противоядие - Вселенский Собор. Однако уже к средним векам снисходить к такой роскоши основательно ожиревшие доминиканцы не будут, руководствуясь более дешевым и прагматическим правилом: сжег еретика - и вся недолга!
       Многовековая борьба с нетрадиционными мыслителями превратит, в конце концов, экзотерических христиан в корифеев отрицания. Отрицаться и уничижаться будет почти все, что расположено за церковной оградой. Догма, без каких-то глубоких попыток ее осмысления, в официальной церкви одержит-таки свою окончательную победу...
       Вся же история Индии говорит о вещах, которые немыслимы в христианских обителях. Индусские святые нередко выступали с публичными лекциями, смело участвуя в сложнейших богословских диспутах. История знает немало случаев, когда величайшие ученые, поднаторевшие в философии, приходили к познавшим Бога саньясинам или гуру, чтобы скрестить сними свои интеллектуальные шпаги - на радость их ученикам и изнывающим от скуки ротозеям, оказавшихся рядом. Эти публичные дискуссии, на которых затрагивались глубочайшие вопросы мироустройства, навсегда входили в историю религиозной жизни Индостана как блистательная демонстрация духовной и интеллектуальной мощи, проявленной Богом через тех или иных его представителей.
       Россия, увы, этим похвастаться не могла. Ибо все ее святые - прозорливые старцы - это, прежде всего, молчуны, когда речь заходила о каких-то иностранных культах и верованиях. Любовь - их главная сила - не позволяла им разбрасываться словами, которые могут ранить чьи-то сердца. Да и века кровавых репрессий над вольнодумцами сделают их настолько антифилософичными, что для разговора с ними не потребуется тезаурус, превосходящий словарный запас простого ребенка. А профессор, приехавший в православный монастырь для споров и философствований, воспринимался некоторыми угрюмыми монахами ничем не краше подрывника, притащившего ящик динамита, чтобы взорвать одну из часовен.
       Возвращаясь к Иисусу, необходимо отметить, что любой непредвзятый искатель Истины, которому приспичит с "лупой в руке" исследовать канонический текст Евангелия, с удивлением обнаружит, что там нет ни одной философской идеи, которая бы не существовала до прихода Христа! Более того! Большая часть абстрактных высказываний Иисуса настолько примитивизирована и адаптирована к умам рыболовов и земледельцев, что дальнейшее упрощение кажется невозможным. Но в этом-то как раз и загадка - читая Евангелие первый раз, невозможно понять - что именно заставило фарисеев и книжников так люто ненавидеть Христа. Люди, которые сами любили временами пофилософствовать, хорошо знали Писание, соблюдая Закон по мере сил и возможностей, вдруг, без всяких веских причин, начинают интенсивно ненавидеть бродячего "философа", которые не покушается ни на один "пенс" в их кошельке!
       Ненавидеть Иисуса за его слова или поступки - это все равно, что не любить Солнце за то, что оно светит, или траву - за то, что она зеленая, - более чем неестественно!
       Нам, рожденным в недрах христианского мира, приходится с молоком матери впитывать эту фарисейскую ненависть к Иисусу как нечто само собой разумеющееся. Как, например, Луну или тучи на небе. Вот уже многие века слово "фарисей" или "книжник" является символом лицемерия и обскурантизма. Кажется, что любой фарисей должен ненавидеть Иисуса чисто инстинктивно, беспричинно, исключительно благодаря какому-то дефектному набору хромосом, существующему только у него - фарисея. Словно все они - некий союз мракобесов, заключивший договор с дьяволом.
       Слава Богу, но подобный взгляд у серьезных исследователей иудейской истории отсутствует. Как скажет Александр Мень: "В школах и синагогах они вели трудную, но необходимую работу: укрепляли в людях основы веры и нравственности. Непоколебимая преданность Господу, прочные семейные устои, гуманность, любовь к свободе и справедливости - все это было привито народу лучшими представителя фарисейства, среди которых выделялся кроткий мудрец Гиллель, прибывший в Иерусалим около 40 года н.э.". Куда ни крути, они, безусловно, были великими патриотами своей родины, иногда отдававшими жизнь во имя торжества возвышенных идеалов.
       И вдруг - ненависть! И не к какому-то римлянину-завоевателю. К своему - чистейшему и благороднейшему человеку!
       Загадка? Да! Это - тайна...
       Когда подонок ненавидит благородную личность, это - нормально. Это - естественно. Но когда интеллигент или ученый ненавидит философа, это абсолютно ненормально и совершенно неестественно, каким бы нетрадиционным тот еретик не казался.
       Приступая к частичной дешифрации этой загадки, вначале нужно сказать самое главное - Назарянин не был философом никогда. К тому же его энергетическая структура настолько сильно отличалась от традиционной, что даже человеком его можно было назвать чисто условно. Мексиканские шаманы сказали бы сразу: Это - Нагваль. Со всей причитающейся Нагвалю властью над судьбами простых смертных. Индус сказал бы по-своему: Это - анша (частичный) Аватара. Другими словами, воплощение Бога, со всей причитающейся ему непредсказуемостью, обаянием и кое-чем совершенно для человека немыслимым - властью над Законом.
       Энергетический кокон таких человекообразных существ настолько могуч и переполнен необычными для простых смертных силами, что люди реагируют на этих "неземных" пришельцев не столько умом, сколько нутром. Сердцем. При этом даже не слишком важным является то, что они говорят. Ибо рядом с такими "людьми" начинается уникальная трансформация - благостное изменение ума, эмоций и физической оболочки.
       Но иногда (для сильно загрязненных личностей) трансформация настолько болезненна, что выдержать ее могут только самые истовые. Многие современные искатели запредельного жаждут как можно скорее встретить учителя, шамана или Бодхисаттву, совершенно не догадываясь, что скоростная трансформация порождает иногда такие жуткие ощущения, что они, найдя такую уникальную личность, почти сразу же от нее и сбегут - при первом удобном случае.
       Но всех этих тонкостей адекватного взаимодействия с шаманами, Аватарами и Богами фарисеи не знают. Им неведомо главное - чтобы бать учеником такого "Рабби" нужны не книжные знания, вера, нравственность или глубокое понимание Торы, а особая наполненность и конфигурация энергетического кокона. Как сказали бы толтеки: гибкость и прочность тоналя, способного выдержать мощные потоки духовных энергий. Но все эти нюансы станут достоянием широкой публики только в конце ХХ века. А тогда об этом знали лишь избранные - посвященные в мистерии, закрытые для большинства. Даже в самой Индии, избалованной постоянно нисходящими Богами и апсарами, знатоков взаимодействия с Боголюдьми можно было пересчитать по пальцам, не говоря уже о других районах планеты. Поэтому фарисеи, книжники и саддукеи, вся эта духовная аристократия Иудеи, чем-то напоминала папуасов, впервые увидевших самолет, и, естественно, подобно дикарям не имела ни малейшего представления как взаимодействовать с этим чудом природы.
       Бог сделал-таки евреям величайший подарок. Ибо посылать в Палестину еще одного философа, которая просто кишела от переизбытка такого добра, было бы просто глупо. А Бог глупостей не совершает по определению. Действительно, чего-чего, а дефицита учителей нравственности евреи так никогда и не познали. Наверное поэтому ни один народ мира, ни одна религия не может соревноваться с ними по числу раввинов и религиозных установлений на душу населения. Здесь они - абсолютные и непобедимые "Олимпийские" чемпионы, достойные вечно пребывать в книге рекордов Гиннеса. Ведь Талмуд - это джунгли закона. И пройти их могут только суперупрямые моральные Терминаторы. Ибо в этом непроходимом лесу закон на законе сидит законом погоняет. Такое впечатление, что закон - это альфа и омега, выше которого может быть только еще какой-либо спрятанный до поры до времени Закон. Короче говоря, закон во имя и ради закона. Полное торжество Кафки и всех его фантасмагорий.
       И вдруг... в этой удушающей непролазной сельве закона появляется Человек. Удивительная личность, совершенно лишенная страха, которая ходит не по протоптанным узким тропинкам закона, а там, где Ему хочется, смело прорубая своим энергетическим "мачете" новые дорожки в этом зачарованном колдунами лесу.
       Его исцеления поражают, Его слава растет, Его ученики лавинообразно наращиваются. Но однажды... однажды Он произносит роковое: "Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли, хлеб же, сходящий с Небес, таков, что едящий его не умрет..."
       А вот это было уже слишком даже для самых доверчивых! Это был Рубикон! Многие посчитали: оставаться с Ним - это самоубийство. Ибо идиотом себя не считает никто, даже идиот. Ведь Назарянин заговорил не о философской абстракции, которую тяжко проверить, а разум может толковать так и сяк. Он заговорил о бессмертии!!! Он заговорил о бессмертии в мире, где умирали, как многим казалось, абсолютно все - без исключения. И плата за это бессмертие была крайне мала: почитание Его - Сына Божьего - и соблюдение заповедей, которые можно пересчитать по пальцам. И так как заповеди иудеи приучены соблюдать с самого детства, то, по сути, цена бессмертия была крайне ничтожна - вера в божественность Иисуса. Всего лишь.
       Если бы Он завел речь о бессмертии в Китае, Индии или Греции, это привлекло бы к Нему дополнительных почитателей, а не оттолкнуло тех, которые уже есть. Ибо тантрические и даосские школы мистицизма говорили о нем давно и определенно, и не как о гипотезе, а как об одной из высочайших стратегических целей человеческой жизни.
       Но он сказал об этом не грекам или китайцам, он сказал об этом евреям - людям, которые являлись просто чемпионами трезвости и прагматизма. А такие живут не в эмпиреях, а во вселенной, дьявол всегда на посту - несет суровую службу диктатора и начальника свирепой земной каталажки, безжалостно наделяя смертью всякого, кто в ней появился. Все они варятся в социуме, где безудержные фантазии, розовые мечты и витание в облаках били либо уделом детей, либо психов.
       Он говорит об этой сладкой мечте не в раю или санатории, а в концлагере, где люди с рождения не видят почти ничего, кроме лицемерия, равнодушия, лжи и борьбы за сексуальных партнеров или административные кресла. Где все, только успев появиться на свет, стремительно несутся к своему печальному финишу - смерти. Он говорит о вечном здравии в мире, где смерть и гниение торжествуют почти всегда и везде, победоносно венчая скороспелые прожекты и начинания. Этот странный Человек говорит о невозможном - бессмертии! Словно перед ним глупые и доверчивые ребятишки. Разве мог победить смерть величайший из них - Авраам?! Да разве не захотел бы стать бессмертным и Моисей? Если б это было возможно. Разве пророки были недостаточно преданы Иегове, раз Тот не счел нужным хоть кому-то из них подарить этот великолепный алмаз?
       К сожалению, нам не известны подробности - что именно говорил Иисус о бессмертии. В придачу к этому, мы можем лишь только догадываться о тех реальных бессмертных, с которыми Иисус встретится в Гималаях и Индии, до своего появления в Палестине. Ситуация усугубляется еще тем, что сейчас невозможно определить - какие из высказываний Христа являются подлинными, а какие - плод галлюцинирования евангелистов и переписчиков - материализация в слове их чаяний, фантазий, надежд и неистового желания прославить Назарянина.
       Такое утверждение, разумеется, не может не вызвать праведный гнев у любого истового христианина, верующего в абсолютную святость каждой буквы Евангелия. Но мы, положа руку на сердце, скажем честно: трудно определить, что истинно, а что мнимо. Несомненно только одно - о бессмертии Он говорил громогласно. И достаточно часто. Что в финале и приведет к тому, что рядом с Ним почти никого не останется. Кроме самых преданных, которые уже просто не мыслили свою жизнь без Него. С бессмертием или без. Его беспрецедентное обаяние и любовь сделают свое светлое дело - апостолы и несколько женщин превратятся в "наркоманов" этой удивительной амброзии под названием Иисус. Сердца этих людей уже самим им не принадлежали. Они отдадут их Ему. Навсегда...
       В таком состоянии человек верит во все самое невозможное, невероятное и фантастическое. Ибо царство духа подсказывает - нет ничего невозможного как на земле, так и на Небесах. А любовь, покорившая неистовый разум, делает веру абсолютной. Поэтому у апостолов просто нет выбора, верить или же нет. Ведь холодный анализ Его слов - дело принципиально невозможное.
       А Он говорил, с точки зрения фарисея, действительно о какой-то химере - физическом бессмертии. Этой тайной мечте любого психически здорового человека, плохо представляющего себе устройство вселенной. Но фарисеям всегда казалось, что именно это они представляют себе достаточно хорошо. Поэтому понять их настроения, в общем-то, не слишком уж сложно. Примерно так, наверное, чувствовала бы себя советская учительница химии, если бы какой-либо влюбленный в алхимию десятиклассник, начитавшись средневековых алхимических гримуаров, предложил бы ей после уроков делать золото из свинца, употребив на это всю мощь химической школьной лаборатории. Ведь только любовь к ученику могла бы позволить такой материалистке участвовать в Великом Делании.
       Эти недвусмысленные евангельские слова о бессмертии поставят христианских богословов последующих веков в крайне трудное положение. Ведь любой умный ребенок, впервые прочитавший Евангелие, словно маленький мальчик из сказки Андерсена, тут же спросит: "А почему продолжают умирать люди, поклоняющиеся Христу?" И на этот жгучий вопрос надо как-то ответить. И не столько этому маленькому мальчику, сколько, прежде всего, - самому себе. Если ты, конечно, не лицемер или бизнесмен от религии, эксплуатирующий церковь для своих эгоистических нужд. Ведь "из песни слов не выкинешь" - рады бы были некоторые переписать и "модернизировать" Евангелие, но, увы, его уже никаким апологетам под свою церковь не "окультурить".
       Пытаясь удержать на плаву христианский корабль, церковные богословы создадут настолько мощный туман казуистики, что в нем можно будет замаскировать не только все срамные места этой конфессии, но и спрятать, если понадобиться, аж целые Гималаи. И если бы не было физического уничтожения инакомыслящих, этим незадачливым апологетам можно было бы искренне посочувствовать. Ибо, обладая крайне скудными знаниями об устройстве Вселенной, почерпнутыми в основном у Аристотеля, они попытаются объять необъятное, пытаясь без знания Каббалы растолковать те или иные строки священных писаний, чем-то напоминая провинциальных музыкантов, потерявших инструменты и вынужденных исполнять симфонии Бетховена с помощью ложек, медных тазиков и сделанных из лозы свистулек.
       Всякая христианская апология вечной жизни теперь будет сводиться всего лишь к двум ее разновидностям: к вечной "жизни" в неком загробном раю, куда можно попасть лишь за большие боевые заслуги, и к возможности физиологической жизни в физическом мире, после второго пришествия Христа и воскрешения Им всех достойных. И если первая вечная "жизнь", хорошо разрекламированная параллельными религиями за тысячи лет до Моисея, жизнью как таковой вообще не являлась, ибо все, что ждет человека после смерти, можно назвать бытием или существованием, но только не жизнью, то идея вечного физического бытия смахивала на ненаучную фантастику. Другими словами, была для фарисеев ересью чистейшей воды.
       При всем этом уникальные эзотерические школы бессмертия существовали на планете всегда. Но все они были как бы "вне Закона", точнее, вне созерцания простых смертных, на тайном и полулегальном положении. Количество учеников и адептов в них было ничтожно, а духовные практики, которые там применялись, всегда имели статус совершенно закрытых - совершенно запрещенных для обнародования.
       Иисус - революционер. По всей видимости, именно Он впервые в истории совершит нечто непозволительное, предложив, словно профессиональный подрывник, идеологический динамит под стены иудейской, талмудической Бастилии. И в царстве смерти впервые блеснут лучи великой надежды. Иудейское болото взорвется! И в спертом, ядовитом воздухе вечного умирания и разложения наконец-таки появится благодатная струя оздоровительного, духовного озона. Люди, издревле верующие в неизбежную смерть, начнут веровать во что-то противоположное - Жизнь, которая никогда не прервется.
       Начало будет положено. Хотя впереди уже будут маячить века тяжелой борьбы всего лишь за то, чтобы идея вечной жизни просто не канула в небытие. Ибо Враг оказался намного сильнее, чем это предполагалось тогда, когда Он шел по пыльным тропинкам родной Галилеи.
       Первые христиане, вдохновленные мыслью о скором приходе Иисуса, были как дети, веря в слова Сына Богородицы буквально. Без высоких абстракций и излишней теологической казуистики. Их вера в вечную жизнь на земле, а не на Небесах, была настолько сильна, что апостол Павел, например, вообще не собирался умирать, изо дня в день дожидаясь Его прихода: "... и мертвые во Христе воскреснут прежде, потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем". (1 Фес. 4 - 17)
       Святому апостолу Павлу, обучавшемуся у мудрого каббалиста Гамалиеля, верить в бессмертие труда не составляло, ибо он знал о существовании бессмертных от своего духовного учителя. Гамалиель поведает Павлу о самом главном из них - Мелхиседеке, который и пошлет трех волхвов приветствовать пришедшего в мир Спасителя.
       Поэтому дикая и жуткая мысль о том, что Его приход может затянуться на сотни (не говоря уже о тысячах) лет, никому из ревностных почитателей просто не могла прийти в голову. Ведь священные слова Евангелия свидетельствовали вполне недвусмысленно: "Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царство Божие, пришедшее в Силе". (Марк 9 - 1) Разве мог лгать тот, кто издревле был вечным врагом "Отца" лжи?
       С какой надеждой и радостью внимали тысячи прозелитов словам Иисуса, совершенно недвусмысленно обещавшего: "Претерпевший же до конца спасется. Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой. Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий". (Мф. 10 - 22, 23)
       Сейчас можно лишь только представить, сколько крючкотворства, лицемерия и софистики понадобиться будущим богословам официальной, экзотерической церкви, чтобы хоть как-то успокоить пытливые умы, у которых эти евангельские слова вызывали глубочайшее недоумение.
       Но в первом веке новой эры эти огненные обещания никакого психического напряжения не вызывали. Наоборот, они вдохновляли и радовали, ибо недвусмысленно давали понять: Царство Божие и вечная жизнь не за горами!
       О если бы эти ревностные энтузиасты новых верований каким-то чудом узнали, что никому из них не будет суждено еще при жизни узреть Иисуса, вкусив благодати вечного бытия, и они - простые каменщики очередной классической религии мира. Религии, которая в скором времени пополнится не только мучениками и святыми, но и сонмом карьеристов, бизнесменов, прихлебателей и просто бездельников, ищущих религиозную синекуру, многие из них, возможно, тут же покинув христианскую общину, палец о палец не ударили бы, чтобы принять участие в строительстве очередного религиозного небоскреба.
       Лучшие из прозелитов жаждали лицезреть самого Иисуса, а не еще одну постылую религию - одну из тех, которым несть числа, - некую очередную унылую "дхарму", нафаршированную не столько святыми и мудрецами, сколько профанаторами и фанатиками-завоевателями, подминающими под себя нестандартные культы.
       И каждый последующий век все более остужал энтузиазм ревнителей новой веры. Христианство из белоснежного лебедя, летящего под облаками и мечтавшего взлететь еще выше, потихоньку превращалось в громоздкий земной механизм, ползший, словно танк, по скорбной земле и нещадно давивший языческие "радиолокационные станции" - шаманические средства связи с параллельными магическими пространствами. А вместе с ними - всех еретиков и новаторов, горевших огнем нестандартности.
       Но этот железный механизм-победитель, увязнув в грязном политическом болоте, с каждым веком покрывался все более толстым слоем ржавчины, делавшей его все более грузным и менее маневренным.
       Вера в бессмертие, которое можно стяжать еще в этой жизни, будет разрушена, забыта и похоронена под сурдинку новыми епископами новой религии. Религии, в которой будет, если внимательно присмотреться, все по-старому. Во всяком случае, от вайшнавских культов, например, она почти ничем, кроме догматов - философского "приложения", отличаться не будет. Христианские епископы взвалят на свои плечи совсем не фантастическую и вполне тривиальную задачу - просто выжить в борьбе и конкуренции с другими религиями. Не раствориться ни в иудаизме, ни (упаси Бог!) в какой-либо восточной древней религии, где Иисусу будет отведена очень скромная духовная ниша.
       Если бы мы являлись противниками христианства, то в этом месте можно было бы поставить последнюю печальную точку в истории с Назарянином. Но, к счастью, это не так. Интуиция говорит определенно: Ангел, посланный Богородице, не лукавил, говоря, что "царству Его не будет конца".
       Иисус породит на этой планете не только воинственную и нетерпимую к иноверцам организацию. Если бы на земле появилась только она, это был бы довольно печальный итог Его снисхождения в физический мир - мир почти торжествующей смерти. Ибо какому именно образу Бога поклоняется Манас, этот животный калькулятор, обслуживающий экзотерические церкви, большого значения не имеет. Иегова, Вишну, Кибела или Кецалькоатль - это, в общем-то, непринципиально.
       Как уже было сказано выше, христианская церковь, несмотря на все ее язвы и философское убожество, спасет массу народа от служения стихиалям - духам природы. А попасть в плен к духам Земли, Воды, Огня и Воздуха крайне просто. Очень многие магические культы черпают свои витальные силы именно из этого опасного колодца. Но... забирая у элементалей, как называет этих "неорганических существ" западный оккультизм, энергию, человек рискует превратиться в их преданного раба и почитателя. Другими словами, неопытный маг может стать наркоманом, сидящим на "игле" стихиальных энергий. Даже обыкновенный санаторий, самая обычная здравница, лишенная духовного стержня, является ярким представителем подобной "иглы". Не говоря уже о специальных магических ритуалах, предназначенных для отбора энергий у духов природы.
       Это одна из самых страшных разновидностей рабства, ибо человек очень долго не догадывается о том, что он "наркоман", а его "Боги" - хитрецы и такие же смертные рабы, как и он сам, только без физического организма. Но, на беду всем, поклонятся им крайне просто, ибо стихиали наполняют наши витальные аккумуляторы крайне быстро, создавая психическую эйфорию и ложное чувство неуязвимости. Причем - без всякой там высокой религии и ее светозарных принципов. И эта примитивная магия общедоступна. А неформальная, подлинная религия, увы, нет.
       К несчастью обыкновенного человека, эволюция и функционирование кокона стихиалей существенно отличается от нашей эволюции и нашего энергетического гомеостаза. Поэтому, став завсегдатаем элементальных колодцев с "живой" водой, человек рано или поздно начинает духовно дегенерировать - терять любовь, мудрость, знание и силу. Бездушие - вот слово, которое наиболее хорошо характеризует их "йогу" и "трансформацию" Но самое главное - пропадает видение перспективы и стремление к Истине. И как следствие - возможность стать одним из бессмертных. Как для алкоголика вся "истина" в вине, так и для этих человекообразных вся их истина - в животной (и достаточно грубой) силе. Что и приковывает к человеку внимание существ гораздо более деструктивных, и совершенно не жаждущих, в отличие от стихиалей, любовного общения с нами. То есть - демонов.
       Самое интересное, что духи природы зла нам не желают и нашими исконными врагами не являются. Просто их "конструктивность" и их польза крайне плохо сочетаются с нашими стратегическими задачами. В этом смысле они понимают нас ничем не лучше кота или коровы. Однобокость их разума и природы делают такое понимание невозможным. Человек для них - бесконечно интересный и сложный компьютер последнего поколения, с которым можно играть в увлекательнейшие игры. Задачи же демонов несколько другие: от прямой деструкции - поедания психических сил человека, до превращения плохо осознающего себя мага в их раба или союзника.
       Официальное христианство, надо отдать ему должное, сделает все возможное, чтобы человек не превратился в элементальное животное, словно сказочный братец Иванушка, выпив много воды из бездонных стихиальных колодцев. Став, таким образом, интеллектуальным придатком животной стихии.
       Ведь стать хозяином, а не рабом, духов природы можно только одним единственным способом (магические ритуалы создают лишь иллюзию власти) - накопив в своем сердце любовь. Как сказал бы тантрист: истинная власть над природой таится в активизированной Анахате. Или, по мнению каббалиста, - в Тиферет.
       В этой книге, впрочем, мы обращаем внимание на другое: Христос создаст нечто большее, чем религиозный официоз, - совершенно новый мистический поток, до этого в Европе не существовавший. Поток, который так и останется на протяжении всей истории в глубокой тени.
       Об этом тайном расколе внутри самого христианства Назарянин будет знать изначально. Ибо это разделение неизбежно и предопределено самой природой людей, находящихся на разных ступенях эволюционного эскалатора. Даже апостолов Бог наделит разным по силе светозарным (Буддхи) и механическим (Манас) разумом, не говоря уже о людях, которые будут составлять им оппозицию. Два ученика Иисуса будут наделены особенно сильным и чистым Буддхи, выгодно выделяясь силой своего стратегического ума не только среди фарисеев, но даже среди самих апостолов. Иисус возложит на этих учеников особые задачи, уделяя им повышенное внимание, что и вызовет ревность и зависть со стороны остальных стяжателей духа.
       И не случайно, именно эти два ученика положат начало новой линии христианства, почти неизвестной в народе, которая так и останется во все времена в социальных "катакомбах". Эта тайная, эзотерическая церковь, которую некоторые назовут церковью Иоанна, будет жестоко преследоваться инквизиторами официальной религиозной машины. Но именно они, эти тайные последователи Иисуса, проложат новые тропы в бессмертие, оставаясь порой совершенно неизвестными не только мировой общественности, но и епископам экзотерической церкви.
       Тайной эта церковь сделается не по собственной прихоти. К подполью, как говорится, приходят не от хорошей жизни в мире вечно воюющего и защищающего себя от всяких новаций социума. Террор против нее проявят не какие-нибудь саддукеи или мусульмане, а их же братья по вере - обычные, пронизанные фанатичным рвением христиане, - люди с недоразвитым Буддхи. Ибо вместить то, что говорили почитатели и ученики Иоанна, они не могли, как не могли вместить Христа иудейские первосвященники.
       И когда Иисус пророчески говорил: "... будут гнать вас в одном городе, бегите в другой...", у многих почему-то мысль двигалась по привычному, накатанному шаблону, представлявшему, что преследователями будут фарисеи, книжники и прочие свирепые псы синедриона. Увы, к тому времени, когда исполнится это пророчество, уже и в помине не останется ни саддукеев, ни почившего "в Бозе" синедриона. Обычные, ортодоксальные христиане, окрепнув в борьбе с иудаизмом и греко-римскими Божествами, поднимут-таки руку на своих гениальных единоверцев. И со свирепостью ее инквизиции уже не сравнятся никакие карательные акции ушедшего в небытие синедриона и его первосвященников.
       Христианская церковь разделится на две неравные ветви: преследователей и преследуемых. На верующих и знающих - посредственностей и гениев - церковь Петра и церковь Иоанна. Другими словами, - на экзотериков и эзотериков. Тех, кто пытается возлюбить Бога только потому, что этого требует монастырский устав, и тех, кто Его просто любит.
       Церковь "Петра", в которой многое зиждется на слепой "манасической" вере, широко откроет врата для нашествия в ее ряды всяческих увертливых Остапов Бендеров от религии, рвущихся к высоким должностям и нещадно эксплуатирующим наивных и доверчивых неофитов. И далеко не всегда тот или иной архиепископ "Остап" или дьякон "Бендер" будет, в отличие от своего литературного прототипа, покладистым и миролюбивым к тем, кто познавал Бога вне ортодоксальной церкви.
       Однако эта церковная схизма, в отличие от скандальных и громких судилищ над манихеями, арианами, несторианами и прочими вольнодумцами, будет неявной, почти тайной. Ее существование не отразится ни на официальной бумаге, ни в протоколах Вселенских Соборов. Даже сейчас, во времена поголовной информированности, большинство христиан не имеют о ней ни малейшего представления. Широкую известность приобретут лишь процессы над ведьмами, а не факты террора по отношению к лучшим ученикам Святого Иоанна.
       Впрочем, слить в единое целое воинственную толпу и духовную аристократию на данном этапе развития цивилизации, наверное, невозможно. Это - фатум, который с неизбежностью преследует любую серьезную религию. Поэтому церковь, которая несклонна к расколу, состоит либо из гениев, либо - из простых смертных. Другими словами, любая религия обречена быть разделенной на этажи - своеобразные "касты". Ибо грязный Манас с чистым и светозарным Буддхи воюет всегда.
       Только сильный Буддхи может воспарить к познанию Каббалы - эзотерической доктрины, лежащей в основе иудаизма. А Манас, как бы не был он силен и преисполнен самой истинной веры, проникнуть в Истину не способен. Как неспособна собака наслаждаться красотой любовной поэзии или геометрическими абстракциями Лобачевского.
       Поэтому Иисус при всем желании не мог поведать тайн мироздания всем своим ученикам. Ибо вместить силу высоких абстракций способны были только некоторые из апостолов. И на Иоанна падет высокая миссия - быть родоначальником нового мистического направления, совмещавшего теорию - гностицизм каббалистической космогонии и практику - разжигание любви к Иисусу и тем Силам, которые Его в этот мир послали. Похоже, что именно он станет первым бессмертным в этой линии мистического гнозиса. Ибо, несмотря на наличие учеников, сопровождавших Святого Иоанна все последние годы его жизни, нет ни одного свидетеля его физической смерти. В один не очень прекрасный для любивших его последователей момент, он просто исчезнет, не оставив всем нам ни мощей, ни записки о том, куда он отправился...
       Но задолго до этого таинственного исчезновения, крайне похожего на исчезновения некоторых буддийских наставников, Святой Иоанн вместе с другими христианами будет репрессирован воинственно настроенным императором Домицианом. Его приговорят к ссылке на греческий остров Патмос. Бог отправит его именно сюда не случайно. Ибо этот клочок суши является достаточно мощным местом Силы. Благостная трансформация в таких местах происходит даже у атеистов, если судьба занесет их жить и работать в таком высокоэнергетическом месте. Однако не столько остров сделает Иоанна знаменитым, сколько святой евангелист - этот остров. Ибо именно здесь знания Каббалы, переданные ему Иисусом, исполнятся правдой божественной жизни - станут опытом - "плотью и кровью" любой метафизики. Апокалипсис, который Иоанн подарит христианам, на долгие века станет объектом, поглощающим лучшие умы человечества. Свет узрит еще одну священную книгу, написанную не от ума. Великую скрижаль, которая будет из века в век обжигать сознание европейцев.
       В гроте одной из скал к нему придет непреходящий Бессмертный, появившийся перед Иоанном по просьбе Назарянина. Могущественный Мелхиседек, который "есмь Альфа и Омега", покажет ему сокрытое от простых смертных, и Иоанн будет наконец-таки восхищен в Небесную высь, своими собственными духовными очами увидев те великие Силы, что правят мирозданием. Каббала наконец-таки перестанет быть сухой, далекой и безжизненно-ментальной абстракцией, потрясая все его существо красотой и величием Сил, что стоят у истоков Вселенной.
       Но если говорить сухим, толтекским языком мексиканских шаманов, это величественное событие означает ни что иное, как путешествие точки сборки восприятия в верхнюю часть кокона, расположенную рядом с макушкой. Нетрудно догадаться, что некоторых рьяных христиан такое антисакральное описание этого уникального духовного взлета может просто покоробить. Но здесь ничего не попишешь, ибо сам дух толтекского мистицизма антирелигиозен. Впрочем, хотя он и антиклерикален, но (как это ни парадоксально) не антибожественнен. Адепты толтекской магии находились на такой короткой ноге с духом, что традиционная религиозность казалось им гораздо более смешной, чем величественной. Чтоб не впасть в бездонную пропасть чувства собственной важности, о великих духовных событиях своей жизни они привыкли говорить с юмором, не обожествляя те или иные феномены без особой необходимости.
       Каббалисты же, напротив, находят для откровения Иоанна гораздо более вдохновляющие мистические термины. Для ее адептов совершенно очевидно, что сознание святого апостола подверглось уникальной трансформации - было восхищено духовной силой бессмертного Мелхиседека в высочайшую из Сефир - Кетер - первое начало любого человеческого бытия в проявленном космосе.
       И если прибегнуть к третьей мистической системе координат - индуизму - можно сказать, что Святой Иоанн стал свидетелем Сил, исходящих из таинственной Бинду Висарга - "падающей капли" - вратами в мир непроявленного чистого духа. Вратами в мир безграничной энергии. Великая Бинду Висарга - Начало всякого бытия - Точка безграничного могущества, называемая в Европе Кетер (Корона), впервые приоткроет европейской цивилизации свою сакральную мощь и великолепие. Только в Кетер можно увидеть Священных Животных - Архангелов первоэлементов, властвующих над Землей, Водой, Огнем и Воздухом.
       Кетер упомянута здесь не случайно, ибо эта Сефира - фундамент бессмертия. Причем, любой его разновидности. И тот, кто регулярно медитирует на ослепительный белый свет, приближается к ней очень быстро. И все ж таки сделать доступной видению эту таинственную Сефиру непросто. Но даже те, которым это удается, рискуют уничтожить свою физическую оболочку. Основательно сжечь или подпортить ее Небесным Огнем. Поэтому - не торопитесь! Несгибаемое Намерение созерцать именно эти энергии крайне опасно. Ибо этот центр является источником как Нектара - Амриты, исцеляющей все наши болезни, так и сильнейшего духовного яда - халахалы. Это означает, что активизировать раньше времени эту сферу не нужно. Яд может разрушить человеческий организм, если не будет пробужден другой энергетический центр, который индусы назвали Вишуддха - Очищающая. Именно эта чакра, расположенная около горла, должна поглотить яд, выработанный одновременно с Нектаром бессмертия.
       Индийские мифы называют Шиву Нилакантхой - Синегорлым, ибо именно Он спас Вселенную от этого супертоксичного яда (халахалы), появившегося на заре веков из Великого Океана, когда из того Богами и демонами вырабатывалась Амрита - Нектар, дарующий бессмертие. Проглотив халахалу, Шива не умрет, ибо Его Вишуддха была всегда совершенной - могла нейтрализовать любую порцию яда. Вишуддха, расположенная в области шеи, из-за яда изменит свой цвет, навсегда присвоив спасителю мироздания это странное и редкое божественное имя - Синяя Шея.
       Кетер - это священная "капля", вмещающая с себя бесконечные Силы, ибо входит в непосредственное соприкосновение с Бесконечным Непроявленным Океаном - Айн Соф Аур. Поэтически говоря, это - "высокогорный" перевалочный пункт, транслирующий в материальную вселенную квинтэссенцию некоторых Сил Сознания, которые могут сделать человеческое тело бессмертным. И именно эта Амрита, а не яд, является целью поиска любого искателя, отправившегося в паломничество к источнику вечной молодости. Однако, как бы не была сладка Амрита, дарующая вечную жизнь, каждый претендент должен помнить, что рано или поздно ему придется уподобиться Шиве, и, возможно, выпить чашу с ядом до дна.
       Люди, вслед за Иоанном победившие смерть, так никогда и не станут достоянием всемирной истории, ибо к популярности и славе такие личности удивительно равнодушны. Да и ортодоксальные христиане не сочтут за труд основательно и добросовестно потрудиться над уничтожением любой горячей информации, бередящей пытливые умы. Дабы епископам и традиционным богословам жилось спокойно, как в могиле. Ведь любая религиозная "индустрия" строит свой бизнес на неизбежности смерти. Из-за чего христианские ортодоксы никак не могли позволить себе эту роскошь - отсутствие цензуры в сфере бессмертия. В результате чего занявшемуся в Индии йогой апостолу Фоме, второму умному ученику Иисуса, придется навсегда остаться на обитаемом острове апокрифов, так никогда и не появившись на антисакральном континенте общепризнанного официоза.
       Иоанн - уникален. Он станет, пожалуй, единственным бессмертным "шилом в мешке". "Шилом", которое, к счастью, бравым фанатикам, взвалившим на себя не устаревающий иудейский синдром - борьбу с "нестандартной" духовностью, утаить так и не удастся.
      
      
       Разговор об Иисусе будет неполным, если мы не затронем одну очень актуальную, болезненную и острую тему: современное православие. Великое наследие Иисуса, христианская церковь, будет чем-то более или менее единым только вначале. Несмотря на мелкие схизмы, провокации еретиков-гностиков и гностиков-еретиков, одиозные эскапады отдельных епископов, истинный центр возникнет-таки, но лишь спустя три сотни лет - в Византии.
       Именно здесь будет посажено первое, хорошо плодоносящее деревце христианства. В других точках Европы тоже появятся христианские яблоньки, но яблочки у них будут достаточно кислыми.
       В силу сложных и весьма трагических обстоятельств это деревце в средние века будет выкопано, чтобы обрести новую, окончательную почву - Россию.
       Все, что было сказано выше об основных христианских болезнях - войне с нетрадиционалистами и параллельными религиозными магистралями, может оставить у читателя горьких привкус неприязни или к православию как таковому, или к тому, кто это все написал, если он истовый христианин. Поэтому в этом месте нужно сделать стратегический визуальный маневр: посмотреть на православие с максимальной любовью. А для этого нам понадобится стратегическое, глобальное видение. Глобальное не в смысле высочайшей разряженной стратосферы индуистской Адвайты, где все есть Бог и ничто другое, в дуальном, эсхатологическом смысле.
       Любому умному и непредвзятому человеку, не пораженному миазмами фанатизма, нетрудно заметить, что силой, любовью и мудростью обладают не только христиане, но и представители других, весьма экзотических видов религии. В том числе маги, оккультисты, тантристы, алхимики и еще Бог знает кто. Все они жаждут знать истину, но каждый - по-своему. И причислять все это к проискам Санаты просто глупо.
       Поэтому уместна следующая поэтическая картинка: все религиозные и магические группы - это разные виды войск. И среди этих разновидностей выделяется главное и самое многочисленное воинство - пехота - то бишь христиане. В самом же православии есть особый немногочисленный военный отряд - бронетанковые войска и артиллерия - исихазм. И с самого начала нужно сказать, что сухопутные войска - это основа основ.
       Представители разных видов тантризма, буддийской ваджраяны и хатха-йоги - это, к примеру, атомные баллистические ракетчики. Это - весьма могучее воинство. Один ашрам хатха-йогов хорошо очищает пространство на весьма значительном расстоянии от своего эпицентра. Но попасть в эту разновидность войск очень сложно. Нужна первоначальная достаточно высокая организация психики, нужно долго изучать "квантовую" механику атомного тантризма и специфику "термоядерных" реакций внутри собственного кокона.
       Даосы, плавающие в водах сублимированного грозного эротизма, - военно-морской флот. Они на периферии нашего внимания, поскольку практиковать истинный даосизм русский человек вряд ли может. Как говорят истинные, не книжные даосы, для этого нужно родиться китайцем и получить именно там соответствующее посвящение. Мне думается, что это правда.
       Алхимики - это химические войска. Философский камень и золото духовной любви, которое они вырабатывают, вызывает сильный токсикоз у бесовских полчищ.
       Толтекские маги - это стратегические военные бомбардировщики. Они громят бесов с каких высот, которые всем прочим видам войск недоступны. Эта недавно возникшая разновидность войск самая молодая и, по моим наблюдениям, хуже всех дисциплинированная. Эти летчики позволяют себе почти все - самые бессмысленные воздухоплавательные кульбиты, которые порой им обходятся очень дорого.
       Перечислять можно и дальше, но основной смысл, надеюсь, понятен.
       Сразу же следует отметить, что военно-морской флот, ракетчики, военно-воздушные силы, химические войска, разведка и прочие подразделения составляют по общей своей массе лишь незначительный процент от всеобщего войска. Их численность, по сравнению с сухопутными подразделениями - христианами, микроскопична.
       И теперь пришло время сказать главное: все эти разновидности войск воюют с одним и тем же Врагом.
       Мы можем называть его как угодно. И он действительно в каждой из перечисленных воинских подразделений называется по-своему. Суть не в этом. Суть в том, что иметь с ним дело приходится всякому. Даже русским толтекам, в чьих "священных писаниях" - творениях Кастанеды - он напрочь отсутствует.
       Мы можем прикинуться адвайтистами и тупо повторять: все есть Бог, и нет ничего кроме Бога. И это действительно сущая правда. Но легче от этого нам не станет. До этой правды еще нужно доплыть. Ведь есть нечто или Некто, кто яростно мешает нам получить истинное Знание, бессмертие и любовь. Некто, кто без устали валит бревна поперек тракта, ведущего на Небеса. И очень талантливо, очень успешно.
       Поэтому ситуация на планете сложилась критическая. Почти отчаянная. Кто - кого. Порой мы настолько обложены бревнами и всяческой грязью, что вообще двинуться с места не можем, не говоря уже о том, чтобы налегке бежать по дорожке. Жив - и слава Тебе, Боже Всевышний!
       Правда-матка, о которой ничего не хочет знать атеист, очень проста: мы все родились на фронте. И участие в битве придется принять каждому, хочется ему это, или же нет. Весь вопрос лишь в одном: на чьей стороне...
       В любой войне основной и самый страшный удар на себя берут сухопутные силы. В данном конкретном случае - православие. Поэтому все крайне просто: если они сдадут свои позиции, если они будут разгромлены, все остальные виды войск не понадобятся. Война будет проиграна тотально и повсеместно.
       Стратегические бомбардировщики, ракетчики, химики, военно-морской флот и прочие силы без сухопутных войск отстоять эту планету не в силах. Это нужно запомнить.
       Поэтому необходимо развеять одну очень распространенную среди нетрадиционалистов иллюзию, что они могут прорваться к бессмертию и без какого-то там "заскорузлого" православия. Эта могущественная иллюзия порождена тем обстоятельством, что все эти виды войск очень мобильны. Маневренность самолетов, субмарин, ракет и всех прочих подразделений, их автономность, сверхзвуковая скорость, витальное могущество и полные баки метафизической информации сыграли с их мировоззрением страшную шутку. Им кажется, что прорваться к абсолютной свободе они могут и на Луне. Была бы лишь пища и воздух.
       Но эта автономность лишь кажущаяся! Никто не автономен, кроме святого.
       Они пока еще не понимают, что основные силы Враг бросил на главного стратегического противника - православие. Поэтому более или менее чист воздух, более или менее свободны водяные просторы и подземные убежища. Здесь можно более или менее безболезненно кувыркаться и наносить по Врагу нетрадиционный удар из своих метафизических пушек. Но как только по сухопутным войскам будет нанесен смертельный удар, всю свою грозную мощь Враг переместит на всех прочих. Когда вектор его силы сместится, грязью покроется все: воздух, вода и пространство. И спасения не сыщет никто, в любой точке мира.
       Разумеется, корабли, самолеты и ракетчики будут сопротивляться, они ведь мобильны. Их непросто поймать, представителей нетрадиционного штурма. Все они себе на уме, эти воины-одиночки, налившие в бензобак персональную мудрость. Особенно толтеки-хамелеоны, умеющих прикидываться "веником" или "шлангом", одурачивающих противника своим излюбленным сталкингом. Но Враг лишен слабоумия. Враг - гениален. Прятаться в горных районах, джунглях или среди черного плебса будут недолго. Поэтому война тогда уже не будет войной, эта будет агония.
       Легко подшучивать над пехотинцем: он прост, наивен, открыт, астрологию обходит за полкилометра - так начальство решило. Вся жизнь - в грязных окопах. Да и оружие - одна только видимость - всего лишь винтовка: молитва да крест. Романтики в жизни - как кот наплакал, а метафизических приключений - чуть-чуть. Но вот парадокс: он - основа основ. Духовный фундамент этого мира.
       Именно за его счет все остальные искатели могут экспериментировать - искать Бога где-то еще, не в Православии. Поэтому надо отдать ему должное: благодарность.
       Важно так же понять, что Враг внедрил свои силы в каждое войско. Нет таких разновидностей войск, где нет глупцов и перешедших на сторону Врага тварей. И не всегда можно понять, кто из них хуже: глупцы иль предатели. Ибо чистых предателей сравнительно мало, но именно они организуют из глупцов свои партизанские черные боевые отряды. На словах - все вроде за Бога, но на деле это не так. Именно в этом трагизм современного войска, именно в этом хитросплетенья войны, где границу меж своим и чужим по силам видеть лишь Богу.
       Но отсутствие четких границ придает Врагу дополнительные преимущества. Ведь излюбленная тактика Врага - натравить друг на друга все дружественные полки и отряды. Когда свои сражаются со своими, это делает его намного сильней. К примеру, виртуальные битвы между толтеками и православным народом давно уже шествуют и по просторам Интернета, и по страницам брошюр.
       Христиане, впрочем, не всегда понимают, что их критика - одиночные выстрелы из дамского пистолетика, винтовки или зенитки - истинным толтекам просто "до лампочки". Стратегический бомбардировщик реет на такой абстрактной высоте, куда пули сухопутного войска просто не долетают. Поэтому русские толтеки над своими идеологическими противниками лишь смеются. Чтобы бы их основательно потрепать, нужно подняться к бомбардировщику - на значительную высоту. Но смех толтеков временами бывает недолгим: у Врага есть свои собственные контратакующие истребители. И очередной дымный след по небу еще раз печально свидетельствует, что чье-то путешествие к вечности прекратилось.
       Время от времени можно наблюдать и бессмысленный ответный удар по пехоте. Он случается лишь тогда, когда самолет идет на небольшой высоте, делается видимым для всей наземной религиозной публики. Бомбардировщик совершает бреющий полет не случайно, а по велению духа - чтоб вдохновить всех наземных авиаторов, еще не взлетевших, подготавливающих свои самолеты на персональных аэродромах. Но для пехоты он кажется огнедышащим драконом, самим дьяволом, вылезшим из убежища. И по глупости они открывают зенитный огонь. И временами он авиатора достает. Но стратегический самолет - это не летучая мышь, это - грозная боевая машина, вооруженная солидной огневой мощью: лазерными пушками, крупнокалиберными пулеметами и ракетами "Воздух-Воздух" и "Воздух-Земля". И когда такой рассерженный летчик бросает свою машину в пике, сбрасывая на зенитчиков мегатонные бомбы, а его острое осознание позволяет бить наверняка, то мало никому уж не кажется. Горит земля, плавятся ружья, а пехотинец, закрыв глаза и уши, внедряется в спасительную православную землю. Это печальное зрелище.
       Поэтому нужно всеми силами свести к минимуму это крайне распространенное непотребство - стрельбу по своим. Междоусобица - это излюбленный старинный маневр вражеских сил. И обращаюсь я не столько к пехоте, сколько к нетрадиционным видам религии или йоги: помилосердствуйте, не стреляйте друг в друга без острой, особой нужды. Не палите что есть сил во все стороны лишь только потому, что Бог вручил вам пулемет. Ведь пехота так выучена: стрелять что есть мочи по всему, что нетрадиционно ползает, плавает и летает - по любому шевелению кустов или по призраку в небе. Стрелять конечно можно и нужно, но обратившись вначале к интуиции и чистому, не загрязненному эмоцией разуму.
       Здесь мы подошли к тому месту, когда должна быть разбита одна устоявшаяся иллюзия начинающего толтека: дьявола не существует. Именно так озвучил положение дел известный всем дон Хуан. Почти как Ваня Бездомный. На что мы ответим парадоксально: это - правда и неправда одновременно. Да, на той гностической высоте, на которую взлетел дон Хуан, его действительно нет. А для всех прочих он есть. Но в этой книге нет возможности растолковать эту метафизическую амбивалентность подробно. Эта книга - для начинающих, а не заканчивающих. И всем новичкам, начавшим лишь недавно свой многотрудный поиск истины, нужно воспринимать это как парадокс, который проясниться позднее: по мере роста духовного опыта и сноровки.
       Поэтому основная масса толтеков беспечна. Для них есть лишь какие-то "володерос" - летуны - вездесущие летающие пиявки, пожирающие осознание человека. И, как считает обычный толтек, это и есть те самые бесы, о которых нам столько веков толкует религия. Поэтому, отбился от летунов, и вся недолга - живи себе в свое удовольствие. Ведь они как мошкара или гнус, рассеянный по болоту, сами по себе - аморфная, анизотропная масса. И главная ошибка тут только одна: летающие пиявки есть, а стратегического центра у них нету.
       Стратегический центр есть везде: у любых тварей, имеющих разум! Ибо из наличия разума следуют связь, взаимоотношения и иерархия. Понять это просто. А у разумных тварей - один и тот же довлеющий принцип - кто сильнее, тот и ближе к управленческим сферам. А наверху (точнее, внизу) "должен остаться только один", как в той сказке.
       И если бы не существовал стратегический центр, одолеть бесовню можно было бы в два счета. Наши предки давно б это сделали. А мы бы сидели на лаврах - на чистой, беспечной планете.
       Это - чистая логика. Но кроме логики есть еще кое-что - посущественней.
       Если бы не было этого проклятого стратегического центра, древние христианские прозорливцы, познавшие Бога, Небеса и преисподнюю, нам бы об этом так и сказали, без утайки. Мол, есть Бог, рай, воздушные летающий вампиры, а все остальное - лишь сказки. Но они сказали другое. Ибо прозорливцы его видели! Он не был гипотезой! И причислить их опыт к галлюцинациям - глупость, которая может дорого стоить.
       Но если есть стратегический центр черного мира, то из этого следует два крайне неприятных и долгоиграющих вывода. Во-первых, Враг, воздействуя на всех одновременно, будет делать все мыслимое и немыслимое, чтобы атмосфера взаимопонимания между разными конфессиями не возникала, чтобы междоусобица продолжалась. Тот самый центр, координирующий взаимодействие всех разновидностей войск, который Даниил Андреев назвал Розой Мира, для него словно кость в глотке. Во-вторых, доплыть до берегов Бессмертия будет непросто. Всем, независимо от войсковой принадлежности.
       И эти два страшных следствия нужно запомнить. Ибо бегать из одной религии в другую, в поисках легкого спасения, некой безболезненной лесенки Иакова, бессмысленно, а, точнее говоря, вредно. Трудно везде.
       Есть правда широкая прослойка существ - слизняки, прилипших к телевизорам, - которые считают, что никакой тотальной войны на земле нет. Эти эпикурейцы на землю пришли не воевать, а чтобы взять от жизни (как советует телевизионная реклама) все. Точнее говоря - все доступные удовольствия. И кое-что, разумеется, взять им удастся. Но дальше в их жизнь врываются нежданные приключения - то, что и должно: судьба вдруг показывает им и "Кузькину мать", и "небо с овчинку", и все прочее - полный комплект "удовольствий". Это неизбежный конец склизкой, бессмысленной жизни. И только тогда, когда человек оказывается в своем персональном Освенциме, он мало-помалу начинает смутно, неотчетливо догадываться, что какая-то война на этой планете все-таки существует. Поначалу он по чистой глупости полагает, что в его личных бедах виноваты какие-то фашисты, коммунисты, маоисты, масоны или кто-то еще. Это абсолютно ложная мысль! Хотя о ней трубят все газеты. Но это начало начал. Рано или поздно, через много столетий или пару лет, бывший слизняк докопается-таки до истины! Но это будет потом. А сейчас, в своем "радостном" Бухенвальде, в своем "блаженном" Освенциме, свершится-таки долгожданная алхимическая трансформация: он просто перестанет быть слизняком. Что уже само по себе немало.
       Есть немало историков, которые всю свою жизнь потратили, чтобы доказать всему миру, что во всех бедах виноваты фашисты. Другая группа литераторов извлекла на свет божий тонны исторических документов, неопровержимо доказывающих, что коммунисты - это главные лицемеры и подлецы нашего века. Другая группа лиц постоянно выискивает тайные сведения о гибельной, дьявольской роли современных масонов. Но тщетны потуги: неубедителен поиск главного зло среди простых смертных. Истинный Враг человеческой плотью пока не обладает. (Надеюсь.)
       После второй мировой войны в сравнительно мирное время из Тибета изгнали его духовное руководство. Всю духовную аристократию вымели с их родных гор будто мусор. Не помогло все: великий Махакала, защитник буддизма, защитные мантры, заклинания главных шаманов, международный авторитет, сочувствие милосердной Европы и многочисленные дхармапалы - защитники линии. Родная тибетская земля была в один присест оккупирована китайскими атеистами. Ни одна Сверхдержава не заступилась. Никто не помог. Хотя ради других, менее обширных государств и территорий, Сверхдержавы не пожалеют тонны бомб, напалма и вооруженного до зубов контингента. Для подобной "защиты" мгновенно найдутся веские политические аргументы и факты. А здесь - лучшая часть Азии, квинтэссенция буддийского духа, но... не поможет никто.
       Этот была грозная демонстрация силы! Наглое напоминание: кто в доме хозяин!
       И духовная аристократия других стран, окопавшаяся в своих персональных бомбоубежищах, должна сделать соответствующий вывод: с ними в любой момент могут поступить так же. И вновь никто не поможет. А у военных князей вновь найдутся крайне важные, хорошо обоснованные политически аргументы, чтобы взяться за экзекуцию. За аргументами дело не станет. В демагогии и конспирации Враг поднаторел. Поэтому деньги, эти сложенные друг на дружку золотые слитки в бронированных сейфах, эгидой не станут. Ибо деньги принадлежат не тем, у кого они есть, а кто ими владеет.
       Из всего вышесказанного нужно сделать один важный вывод: православие нужно защищать всеми силами! И православным и не православным. Всем! Кончится православие - кончится все...
       В этой книге много язвительных замечаний в сторону христианских проступков. И эти "комплименты" они своим доблестным и рьяным трудом заслужили сполна. Но! Никому нельзя излучать в сторону православия высокомерие, презрительность или гнев. Критиковать все наболевшее можно, но ненавидеть - нельзя. Ибо перед глазами должна быть четкая апокалипсическая картинка, наклоненная в ад лесенка: падет православие - падет Русь, падет Русь - падет все оставшееся человечество. Выстоять не сможет никто. Особенно те, кто всю свою жизнь посвятил лишь поиску денег. Чтоб их уничтожить, никакое грозное метафизическое оружие не нужно, всякие магические лазеры и гаубицы не понадобятся. Их дьявол будет давить как тараканов - каблуками.
       Поэтому нужно повторять вновь и вновь: да здравствует православие!
       В этом месте у многих читателей может возникнуть направленная к автору претензия: почему в книге о бессмертии столь много всевозможной патетики. Почему так много реверансов в сторону "заскорузлого" православия? Лучше ведь рассказать о каких-то конкретных йогических упражнениях, продлевающих молодость. Есть ли смысл уговаривать публику быть чуть помягче с традиционной религией?
       Смысл есть! Ибо разорвать ниточку, ведущую в бесконечность, очень просто. Для этого достаточно смотреть на православие высокомерно и снисходительно, как это делают очень многие начинающие маги. Как только мы начинаем посматривать на этих "пехотинцев" с отчуждающим высокомерием, полупрезрительно, дорога к бессмертию тут же заканчивается. Не нужно писать разгромные статьи в газету иль выступать с филиппиками на трибунах. Негативных мыслей достаточно.
       Это - важный нюанс. И таких нюансов на дороге к бессмертию множество. Эта книга - слабая попытка описать лишь малую толику этих неписанных правил игры. Самых важных, без которых - лишь смерть на дороге. Но нет смысла печалиться. Ибо тому, кем овладело Намерение бессмертия, Бог будет подсказывать все шаги в этой шахматной партии.
       И, находясь в самом начале, искателю не нужно предъявлять кому-либо высокомерные претензии: почему ты недостаточно свят, прозорлив или гениален. Все мы чумазые! Всех нас потрепала война. Все мы прошиты черными пулями, контужены осколками вражеских бомб и опаленные огнем термоядерных взрывов. Тот, кто сражался в раскаленных местах фронта, тот познал прелесть войны не на чужой шкуре. Никто из нас не беленький и не пушистый.
       Все беленькое, нежное и пушистое лежит у всех на виду - в мышеловке. На то оно сладенькое, на то и пушистое.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
        -- 5. Два полюса веры: доступность политического болота и удаленность сияющей "стратосферы" "Махабхараты".
      
      
      
      
       Как уже было сказано выше, каждый человек, рожденный на этой планете, вынужден во что-либо верить. Причем, независимо от того, хочется ему это или нет. Только потому, что у него есть Манас. Как и тысячи лет назад главный приговор нашей судьбе подписывает качество веры, а не информированность, воля или эмоции. Как скажет Кришна в Гите: "Неверующий, невежественный и сомневающийся гибнет. Для сомневающегося нет счастья ни в этом мире, ни в следующем".
       Качество веры, этот наиважнейший нюанс, решает все. Ибо, несмотря на суперважность веры как таковой, которая (если верить писаниям) может "двигать горами", реальная история убедительно доказала - во многих случаях вера ни от чего не спасала и не к чему не вела. Так, например, вера рыцарей Тевтонского Ордена в Иисуса никак не мешала оным рубить на кусочки своими мечами не менее искренне верующих в Христа славян. Как скажет один немецкий крестоносец - вояка тех лет: "Убийство поляка позволяет попасть рыцарю в рай немедленно - минуя чистилище". Какая уж тут "жизнь вечная" при такой вере, дожил до старости - и, слава Богу!
       И только пришедший на европейскую землю индуизм внесет наконец-таки в эти христианские верования, по самый подбородок погрязшие в хаосе и сумятице разнокалиберных здравых смыслов, хоть какую-то ясность, утверждая, что источник интеллектуальной веры - это активизированный теми или иными мыслями Манас. Из чего автоматически следует, что неверующих людей в природе не существует. Но вот во что именно будет верить этот тактический ум, определяли уже два фактора: сила интуиции, наработанная в прошлых жизнях, и окружение молодости - все институты, с малолетства пичкавшие его информацией. И поменять эти догматы и "символы веры" в более зрелом возрасте по силам будет только духовным силачам - тем, кто над собой неустанно работает. Поэтому ленивый человек со слабым Буддхи имеет мало шансов обрести новую веру, дарующую свободу и бессмертие еще в этой жизни.
       Но даже у сильных людей шансы невелики, если они пренебрегают поиском просветленных. Как однажды скажет Карлосу дон Хуан: "Единственный путь роста - это искать общества тех, кто идет по пути знаний".
       Впрочем, Манас рядового человека почти всегда убежден, что самое главное об этой жизни он уже знает. И так как Манас крайне доверчив и авторитарен, перепрограммировать его в случае того или иного политического переворота трудностей не представляет. Были бы в руках средства массовой информации - и революция, образно говоря, "была в шляпе". Демонической, разумеется.
       Но наш Василий Розанов, которого всю жизнь изумляли блеск и нищета христианства, всех этих премудростей индуизма не знал. Поэтому его недоумение, касавшееся невероятной скоропалительности превращения русского человека из православного в атеиста, понять можно. Философия йоги в его времена еще только подступала к европейской цивилизации. И в начале ХХ века русскому интеллигенту она могла показаться весьма несерьезным экзотическим хобби, которое не способно конкурировать с гениальными прозрениями Бердяева или Флоренского.
       Теперь не трудно понять, что у политического авантюризма твердая почва под ногами может быть создана очень быстро - через СМИ. Не имея ни малейшего представления о гипнотической податливости Манаса, все диктаторы во все времена понимали: владычество над средствами массовой информации - более половины успеха воцарения на престоле. Но чем более сильной и фашистской была диктатура, тем более скучными, серыми и авторитарными были газеты и телевидение пришедшего к власти диктатора. В сталинские времена, например, "Известия" и "Правда" годились лишь на два важных дела - растопку печей и использование вместо рулонов туалетной бумаги. Вербальный туман и ритуальная скука политического официоза стали неким обязательным стандартом общения с массами. Когда все изреченное надо было домысливать и досказывать. Обращаясь к народу, всякий диктатор вел себя так, как будто ему приходится общаться со сплошными дебилами, которые ждут не дождутся, когда им скажут очередную обрыдлую банальность, у которой не может быть какой-либо альтернативы. Тупой пафос и смешная патетика, служившая источником политических анекдотов, как это ни странно, была любимейшей одежкой политических лицемеров. А прямой эфир превращался в праздник и недосягаемую мечту. Ибо никто не имел право красиво возразить "великому и ужасному" или, хуже того, выглядеть умнее и порядочнее, чем узурпатор - владыка политического пространства.
       Но как только в обществе вызревал определенный процент неверующих в праведность царя, генерального секретаря или жречества (а радио "Свобода" и "Би-Би-Си" сделают все возможное, чтобы критическая масса таких людей появилась) - культурная революция была неизбежна.
       И лишь ничтожную часть личностей, обладавших сильным Буддхи, очищенном той или иной садханой, загипнотизировать политическими лозунгами невозможно. Возвышенный разум, пронизанный светом Божественного присутствия, точно знает: Бог - существует. И никакие политические репрессии это знание уже не отменят. Поэтому ведомые демонами политические бандиты ХХ века первым делом уничтожали духовную элиту: старцев - у нас, буддийских монахов, просветленных тулку, - в Тибете. Ведь убогую материалистическую веру навязать этим мудрецам невозможно. Их можно только убить. Что и делают во все времена те или иные тираны, создавая тем самым себе весьма долгосрочную "прописку" в аду.
       Конец ХХ века, к счастью, основательно подорвет возможности информационной диктатуры - создаст средства распространения знаний немыслимые для прошлых веков. И в разум славян хлынут бурные потоки экзальтированной мистической информации. Все, что выработали провидцы Запада и Востока. Могучий поток индуизма, долго сдерживаемый коммунистами, обрушится на разум русских искателей в числе первых.
       И хотя индусская метафизика многое объясняет, завоевывая с каждым столетием все более сильный авторитет в европейских умах, поверить рядовому христианину во все эти Буддхи, Манасы и сошедших с Небес Аватаров все же непросто. Рожденный вдалеке от Индии человек, читая "Махабхарату", то и дело сталкивается с историями, ставящими его ум в состояние полного недоумения, попросту говоря - ступора. Ибо почти все, что поведано в этой удивительной книге, находится за пределами христианского тезауруса. Поэтому попытка с ходу, без специальных комментариев, понять описанные там феномены и экстраординарные приключения похожа на попытку муравья понять намерения грибника, случайно наступившего на его муравейник. Слишком уж все сказочно, невероятно, а местами просто фантасмагорично. Необычайно до такой степени, что у пытливого исследователя может сама собой родиться "крамольная" мысль: "Если хотя бы половина эпоса является правдой, то вся наша астрономия и космогония, которой мы так заслуженно гордимся, ибо добыта в тяжелом бою с церковным обскурантизмом, - не более чем очередная версия детского, наивного разума". А это, понятное дело, болезненное самолюбие многих не тешит. Мы так долго гордились своими космическими ракетами, а тут вдруг - "Махабхарата". Где небесные "колесницы", виманы, летают красиво и экологично, не загрязняя природу, - с помощью мантр. Досадно как-то...
       Впрочем, "Махабхарата" бросает вызов не только догмам официального христианства и классической научной парадигме, но и самому здравому смыслу, вроде бы уже основательно доказавшему свою бесспорную значимость в деле выживания в этом мире бушующем. Пураны, несмотря на свою древность, могут стать ультрасовременной "ракетой-носителем", которая вытащит из трясины здравого, но не радующего душу, смысла прилипшую к земле точку зрения. Что уже само по себе замечательно, если, конечно, мы хотим приблизиться к Истине и бессмертию, а не комфортабельно устроиться в лоне разлагающейся цивилизации, угодливо завязывая шнурки на ботинках современных епископов от религии и науки.
       Занимательные истории великого Гофмана или братьев Гримм не перенапрягают наш здравый смысл, уже хотя бы потому, что на них стоит подрезающий под корень все претензии на истинность штамп - "сказки". В то время как "Махабхарата", кажущаяся фантастичнее сказочного романа, покушается на самое "святое", доводя наш бедный здравый смысл до полной истерики, ибо увенчана диаметрально противоположным грифом - "документ". Точнее говоря, священные исторические сказания, где может быть преувеличено количество летящих в тех или иных персонажей стрел, но не сам факт их полета.
       Если бы в первой мировой войне сражающиеся армии использовали в борьбе друг против друга пикирующих на пехоту огнедышащих драконов, гоблинов, мечущих скалы в бронированную технику, колдунов, наводящих массовую порчу на неприятеля, метеориты, которые, отклонившись с накатанных траекторий, падают на головы врагов, шапки-невидимки, поставленные на поточное производство, и ковры-самолеты, летающие без бензина, - тогда да... читать "Махабхарату" как документ было бы намного проще. Ибо выхолощенный, антисакральный разум, выдрессированный верить только в "правильного" - "канонического" Бога, пришедшего в Европу из недр Израиля, и, с другой стороны, отравленный прагматичным материализмом, заставляющим доверять лишь тому, что можно немедленно пощупать и понюхать, принять такое изобилие чудес "Махабхараты" просто не в состоянии.
       Впрочем, автора этого текста, великого Вьясу, меньше всего беспокоило наше доверие к эпосу. Наверное, он полагал: кому надо - тот уверует.
       На фоне этих индусских приключений непорочное зачатие Иисуса или воскресение из мертвых кажется чем-то само собой разумеющимся. Ибо в Пуранах нередко речь идет о Боге-Отце, снизошедшим в мир смерти, - Божестве, которое имеет власть отменить все "законы", в незыблемость которых мы так свято веруем.
       Короче говоря, человеку, пропитанному стандартным европейским мировоззрением, в котором Бог расположился от человека дальше самой далекой звезды и, вдобавок ко всему, не разогнался разбрасываться чудесами, скупо выдавливая их лишь по мере крайней необходимости, хочется воскликнуть словами одного курьезного сказочного персонажа: "Ох уж эти индусские сказочки, ох уж эти древние сказочники!" И поставить "Махабхарату" на полку с фантастической литературой.
       Сделать это крайне просто, но не все, что просто, - истинно.
       Когда дон Хуан говорит, что мир удивительнее самых буйных фантазий, мы вяло киваем головой, даже не пытаясь оспаривать почти очевидное утверждение метра мексиканской магии. Но как только дело доходит до текстов великого Вьясы, скептицизм, мирно дремавший в глубинах нашего разума, резко активизируется обилием неизвестно откуда взявшихся Богов и сверхъестественных феноменов, по ходу дела саркастически нашептывая: "Бумага все вытерпит".
       "Махабхарата", однако, заслуживает пристального внимания. Ибо она ненавязчиво формирует веру в бессмертие. Наверное, впервые в истории с ее страниц будет поведано о бессмертных. И не о каких-то там ведических Богах, которым положено быть бессмертными, как говорится, "по прейскуранту". А о выдающихся людях, которым удалось стать бессмертными. Более того, в их число попадет даже не человек - необыкновенная обезьяна - преданный Всевышнему Хануман.
       Мудрец Вьяса, впрочем, акцентировать на этом внимание не станет. Словно добиться на территории Индии физического бессмертия - все равно, что защитить в Европе докторскую диссертацию. Дело, конечно, похвальное, но поднимать нездоровый ажиотаж - глупо. Выдающегося мистического поэта волновали не великие достижения отдельных йогов, а судьба всей нашей цивилизации.
       И все ж таки искателю вечной жизни и Истины, вечно плывущему между какой-нибудь Сциллой и Харибдой, нужно помнить о качестве веры, решающей все. Ему, с одной стороны, надо не скатиться в лоно очередного непродуктивного фанатизма, а с другой - не выплеснуть вместе с водой и ребенка - вооружиться своей первой заповедью: ни во что не верить, принимая абсолютно все к сведению. Сакраментальный вопрос - что есть Истина? - выясняется, к сожалению, лишь в самом конце путешествия за знанием и Силой.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       6. Странная вера неверующих толтеков или безупречные верования мексиканского нагваля Матуса.
      
      
      
      
      
      
       Кастанеда, которого судьба так безжалостно вышвырнула в сказочный мир магических приключений, будет часто приходить в сильнейшее беспокойство. Ведь Новая Земля и Новое Небо совершенно не соответствовала его ожиданиям и стандартам. И только мудрый дон Хуан, периодически выполнявший то роль "урана", то - "графитовых стержней" в этом магическом атомном реакторе, будет систематически гасить очередную "неврастению" своего трехзубчатого нагваля. Однажды, пытаясь хоть как-то разрешить этот трижды проклятый вопрос об "истинной" вере и границах компетенции нашего разума, старый индеец скажет:
       "- Ты боишься? - спросил он.
       Я не боялся. Скорее, я был ошеломлен, перегружен тем, что увидел и услышал. Бреши в моем разуме были такими гигантскими, что я должен был или чинить их, или вообще выбросить свой проклятый рассудок. Мои замечания рассмешили его.
       - Не выбрасывай пока свой разум, - сказал он. - Еще не время. Хотя это когда-нибудь и произойдет, но я не думаю, что сейчас именно такой случай.
       - Нужно ли мне самому попытаться найти объяснения случившемуся?
       - Конечно, - сказал он. - Это твой долг - успокоить разум. Воины выигрывают свои битвы не потому, что бьются головами об стены, а потому, что берут их. Воины прыгают через стены. Они не преуменьшают их.
       - Как же мне перепрыгнуть через эту? - спросил я.
       - Прежде всего, я думаю, смертельно неправильно для тебя относится ко всему серьезно. - Сказал он, садясь рядом со мной. - Есть три рода плохих привычек, которыми мы пользуемся вновь и вновь. Во-первых, мы можем отрицать очевидное и чувствовать себя при этом так, словно ничего не случилось. Это - путь фанатика. Второе - мы можем все принимать за чистую монету, как если бы мы знали, что происходит. Это - путь набожного человека. И третье - мы можем приходить в замешательство в связи с событием, когда мы не можем ни искренне отбросить его, ни искренне принять. Это путь дурака. Воин действует так, как если бы никогда ничего не случалось, потому что ни во что не верит. И, однако же, он все принимает за чистую монету. Он принимает, не принимая, и отбрасывает не отбрасывая. Он никогда не чувствует себя знающим, и в тоже время никогда не чувствует себя так, как если бы ничего не случилось. Он действует так, как будто он в полном контроле, даже если у него, может быть, сердце в пятки ушло. Если действуешь таким образом, то замешательство рассеивается.
       Мы долго молчали. Слова дона Хуана были для меня подобны бальзаму...
       ... Реальная опасность для воина возникает тогда, когда выясняется, что мир - это ни то и ни другое (не мир разума и не мир воли). Считается, что единственный выход из этой критической ситуации - продолжать действовать так, как если бы ты верил. Другими словами, секрет воина в том, что он верит, не веря. Разумеется, воин не может сказать, что он верит, и на этом успокоиться. Это было бы слишком легко. Простая вера устранила бы его от анализа ситуации. Во всех случаях, когда воин вынужден связать себя с верой, он делает это по собственному выбору, как выражение его внутреннего предрасположения. Воин не верит, воин должен верить..." ("Сказки о Силе")
      
       Так должны ли мы верить, переходя, так сказать, от слов к делу, в реальность событий, описываемых "Махабхаратой"? И, например, в бессмертного Нараду, овладевшего всеми видами бессмертия? Увы, дать единственный ответ, полезный и правильный для всех, наверное, невозможно. Ибо тот, кто вооружился, например, Хатха-йогой, сделав из нее свою главную лесенку на Небеса, тот, разумеется, должен верить.
       Но вряд ли стоит предаваться такой вере человеку со слабым Буддхи, сделавшему свою главную ставку на христианство и его духовные авторитеты. Идеологическая шизофрения - этот как раз то, в чем он нуждается меньше всего. Поэтому ответ на этот вопрос каждый должен отыскать для себя сам - "как выражение своего собственного внутреннего предрасположения".
       Это таинственное "должен верить" старый маг пояснит Карлосу на примере судьбы двух обыкновенных котов, приговоренных их хозяйкой к усыплению. Этим двум котам посчастливится - они войдут в вечность, пополнив плеяду бессмертных литературных котов, украсивших страницы гениальных произведений. Подруга Кастанеды не знала, что подписывая этим четвероногим друзьям человека смертный приговор из-за нехватки места на новой квартире, она навсегда сделает их героями магической истории, которая так понравится старому нагвалю. Одному из котов, которого звали Макс, удалось (не без помощи Кастанеды) бежать, обретя в последний момент свободу и жизнь.
       "Я рассказывал эту историю всем своим друзьям, и все большее удовольствие доставляло мне отождествление себя с этим удачливым котом Максом.
       Я считал себя похожим на Макса, чересчур избалованного, одомашненного всеми возможными способами, и все же я надеялся, что однажды человеческий дух сможет овладеть всем моим существом точно так же, как дух "кошачести" овладел разжиревшим и бесполезным телом Макса.
       Дону Хуану история понравилась, и он сделал несколько замечаний на этот счет. Он сказал, что человеческий дух временами овладевает каждым из нас, но удержать его может только воин.
       - Так что об истории с кошками? - спросил я.
       - Ты, кажется, веришь, что сумеешь воспользоваться своим шансом, как это сделал Макс?
       - Да, я надеюсь.
       - Я попытался рассказать тебе, что воин не просто верит, что он должен верить. Например, в случае с Максом, ты должен верить, не был бесполезным порывом. Да, он мог прыгнуть в канализационный люк и погибнуть. Он мог утонуть или умереть от голода, или же его могли съесть крысы. Воин учитывает все эти возможности, а затем выбирает одну из них, которая соответствует его внутреннему предрасположению.
       Как воин ты должен верить, что Макс сделал это - то есть, что он не только убежал, но и сохранил свою силу. Ты должен верить в это. Скажем так, без этой веры ты не имеешь ничего.
       Различие стало ясным. Я подумал, что действительно избрал верить, что Макс выжил, зная, что он избалован жизнью на мягких подушках.
       - Просто верить - легко и спокойно, - продолжал дон Хуан. - Должен верить - нечто совершенно иное, - и в этом случае, например, Сила дала тебе великолепный урок. Но ты предпочел использовать лишь часть его. Однако, если ты должен верить, то должен использовать все событие.
       - Я понял, что ты имеешь в виду, - сказал я. Мне действительно казалось, что я понимаю его с необыкновенной ясностью.
       - Боюсь, что ты все еще не понял, - сказал он почти шепотом и пристально посмотрел на меня. Секунду я выдерживал его взгляд.
       - Как насчет другого кота? - спросил он.
       - А? Другого кота? - повторил я невольно.
       Я забыл о нем. Мой символ касался только Макса. Другой кот не имел ко мне никакого отношения.
       - Но он имеет! - воскликнул дон Хуан после того, как я сказал ему об этом.
       - Должен верить означает, что ты должен знать и принимать в расчет обстоятельства, связанные с другим котом, который игриво лизал руки, несущие его к року. Это был тот кот, который шел к своей смерти доверчиво, полный своих кошачьих суждений.
       Ты думаешь, что похож на Макса, и потому ты забыл о другом коте. Ты даже не знаешь его имени. Должен верить означает, что ты обязан учитывать все, и прежде чем решить, что ты похож на Макса, ты должен принять в расчет, что можешь быть похож и на другого кота. Вместо того, чтобы бежать, спасая свою жизнь, и использовать каждый шанс, ты, быть может, так же идешь навстречу року, наполненный своими суждениями.
       В его словах была непонятная печаль, а может быть, печаль была моей..." ("Сказки о Силе")
       Во время этого замечательного диалога, расставившего многие точки над "и", прямо у них на глазах умирает один из случайных прохожих. И эта внезапная смерть в глазах дона Хуана - лучшая красная черта под всем, о чем они только что говорили.
       "- Какой исчерпывающий знак! - продолжал дон Хуан. - И все для тебя. Сила показала тебе, что смерть - это необходимая добавка к должен верить. Без осознания смерти все становится обычным, незначительным. Мир поэтому и является неизмеримой загадкой, что смерть постоянно выслеживает нас...
       ...Дон Хуан сказал, что я доложен верить, что у умирающего было достаточно личной силы, чтобы самому избрать улицы Мехико местом своей смерти.
       - Мы снова возвращаемся к истории о двух котах, - сказал он. - Мы должны верить, что у Макса было достаточно личной силы, чтобы понять нависшую над ним опасность и, подобно этому человеку на траве, сознательно выбрать по крайней мере место своего конца. Но был и другой кот, то есть и другие люди, которые встретят свою смерть в одиночестве, не осознавая ее, глядя в унылые стены своей опостылевшей комнаты...
       Я долго смотрел на человека. Он не двигался. Возможно, он был действительно мертв. Но мое неверие больше не имело никакого значения. Дон Хуан был прав. Долг верить, что мир таинственен и непостижим, был выражением самого глубокого предрасположения воина, без которого он не имел ничего". ("Сказки о Силе")
       О чем, собственно, говорит этот мудрый индеец, поднимая грандиознейший из вопросов - вопрос о "правильной" вере? Здесь уже столько копий переломано, что хочется поговорить о чем-либо попроще. Тем более, что каждый из нас считает себя чуть ли не эталоном истинной веры. Почти все мы настолько влюблены в своих персональных "богов" и "баранов" - великие идеи и идолов, которые, с нашей точки зрения, просто обязаны снабдить нас всем необходимым для счастья и процветания, что ни о какой альтернативе даже и не помышляем. И когда старый нагваль учит хорошо ориентироваться в духовном пространстве, некоторым хочется послать его куда подальше, величественно заявив о себе: а разве мы не "сами с усами"?
       Но неисчислимо число людей покалеченных своей верой, сделавшей многих инвалидами, безумцами, преступниками и просто несчастными существами. Неизмеримо море этих убогих, лишивших себя жизни или готовых избавить без зазрения совести от нее других, менее совершенных, разумеется, с их точки зрения. Ведь кто, спрашивается, не находит оправдание своему насилию в собственной вере?
       Поэтому проблема истинной веры - фундаментальнейшая. Может быть, самая главная. Но вся беда в том, что, в отличие от математики, она не может быть разрешена на бумаге. Какими бы красивыми и убедительными не были слова, брошенные на разрешение этой задачи. Да и слова - высокопарные и убедительные - соблазняют частенько некоторых верить в то, что им не на пользу.
       Но если внимательно присмотреться к рассуждениям опытного нагваля, вспоминая одновременно с этим классическую европейскую магию, то можно увидеть, что старый маг рассуждает не о чем-нибудь, а об одной старинной "подруге" европейских алхимиков - Змее-Кусающей-Собственный-Хвост. "Змее", которая прокралась во все сферы психической жизни, не сделав исключения и для веры.
       Об этой странной магической твари мне уже пришлось говорить в своей предыдущей книге ("Места, дарующие Силу, или ваш собственный Остров Сокровищ"). Поэтому здесь стоит кратко сказать лишь о главном: этот символ, отражающий один из законов эволюции сознания, говорит о довольно неприятном для бездельников обстоятельстве - для того, чтобы обрести Совершенство, надо уже быть достаточно совершенным. Это - один из смысловых пластов этой "Змеи" - общая, абстрактная формулировка, которая практически никого испугать неспособна. Абстрактные магические символы "не кусаются", и людей со слабым разумом при их созерцании не устрашают. Но стоит столкнуться с Кусающей-Собственный-Хвост не на бумаге, а в реальной битве за самоосознание, как ребячество и фанфаронство, детская фанаберия и шапкозакидательские настроения мгновенно покидают искателя совершенства и вечной жизни. Словно охотника, вышедшего с револьвером поохотиться на шакала, но вместо оного наткнувшегося на голодного льва.
       И если спрыгнуть с абстрактного уровня на более конкретный язык, попытавшись объяснить сложность ситуации конкретным примером, то в тех или иных сферах Кусающая-Собственный-Хвост может продиктовать следующие правила игры:
      
       А) в бизнесе - чтобы "делать" деньги, уже нужны деньги - первоначальный капитал,
       Б) в алхимии - чтобы делать золото, уже необходимо иметь хоть какое-то количество этого металла,
       В) в тантрической садхане - чтобы безопасно поднять Кундалини, нужно чтобы она уже была в некотором смысле поднята (верхние чакры, контролирующие нижние, уже должны быть в активизированном состоянии - хотя бы частично),
       Г) в здравоохранении - чтобы наращивать здоровье (например, путем хатха-йоги), нужно уже быть достаточно здоровым (хотя бы психически),
       Д) и, наконец, квинтэссенция любого метафизического поиска - чтобы наращивать осознание, нужно уже обладать достаточно развитым сознанием, понимая всю ценность этого бесценного сокровища.
      
       Таким образом, еще в самом начале совершенствования (или поиска каких-либо драгоценностей) мы натыкаемся на парадокс - чтобы что-то найти, мы уже должны этими ценностями обладать. Хотя бы частично.
       И повод для оптимизма, когда речь идет о бессмертии, у нас уже есть - нашу душу не нужно делать бессмертной, ибо она уже бессмертна. Изначально. Как скажет Кришна Арджуне: "Никогда не было так, чтобы Я, ты или эти вышедшие на поле битвы цари не существовали. И в будущем мы никогда не прекратим свое существование". ("Бхагавад-Гита", 2 - 12)
       Вся проблема лишь в том, что эту информацию нужно превратить в Знание. А некоторым, кому судьба даровала избыточную энергию, даже решиться на нечто большее - распространить это бессмертие на нижние планы - вплоть до физического.
       И если Кусающая-Собственный-Хвост не сможет напугать искателя бессмертия, тогда она меняет "гнев на милость" и говорит: "В конце магического путешествия человек приходит к тому, с чего начал, но более совершенным - осознанным. Чтобы начать новый виток". Но это, разумеется, не слова, это - особое видение, которое не обманет. Спираль эволюции абсолютна. И как хвост не похож на голову, так и душевное состояние на высоком витке отличается от эмоций того, кто свою сознательную эволюцию лишь начинает. Познавший Любовь наконец-таки понимает: Любовь - это не эмоция. И хотя она может через нее проявляться, это - Нечто большее. То, перед чем смерть отступает...
       Эмоции же, частенько за Нее принимаемые, - лишь малый аспект Ее проявлений - это, скорее, имитация этой великолепной Силы. Но, к сожалению, только совершив виток эволюции, искатель наконец-таки понимает, Что именно пряталось за великими "бирками" - Силы, Мудрости и Любви.
       Мир духа - мир парадоксов. Отсюда и вытекает эта непростая для Манаса сентенция - "верить, не веря". Эта страшная "Змея" то и дело демонстрирует вещи, запредельные для понимания "манасического" человека, стоящего на обочине магических троп, показывая, например, равную истинность некоторых диаметрально противоположных идей. Что для влюбленного в имена и формы Манаса почти непереносимо! Поэтому тот, кого судьба столкнула в его психическом пространстве с этой странной "Мадам" - Кусающей-Собственный-Хвост - тот расстается с духовным дальтонизмом мгновенно, наконец-таки заявив своему любимому манихейству: "О рэвуар!"
       Говоря проще, искатель бессмертия не имеет право быть доверчивым. Он, в отличие от не-воина, не может позволить себе эту убийственную роскошь - верить кому-либо, опираясь на жажду персональных желаний. Особенно тем, кто умеет искусно ублажать наши эгоистические притязания. Ибо мотивы тех или иных авторитетов порой известны лишь самому Господу Богу. С другой же стороны, искатель не может жить без позитивной веры, как и без воздуха, ибо в вере не нуждается лишь один единственный человек - кто познал Истину. Только тот, кто стал бессмертным, может выбросить костыли веры в ту или иную сточную канаву. Поэтому начинающий должен верить, нравится это ему или нет. Постоянно совершенствуя себя и свою веру. Ведь "Змея" наивную веру не чествует. Наоборот, Она жестко, без церемоний, через болевые приемы временами показывает: чтобы быть истинно верующим - надо быть знающим.
       Но во чтобы человек не верил, поклоняясь тем или иным Богам, на вершине этой пирамиды веры должно быть главное - вера в самого себя. Эта вера в неизбежную духовную победу неким таинственным образом порождает недоверие к голосу собственных эмоций, лени и эгоизма. Верить в себя - важнее, чем в Бога, ибо никакой Бог не может помочь человеку, который торжественно поставил на себе крест. Ибо этот убийственный акт - его выбор. А выбор человека, даже если он весьма неказист, Бог, как "истинный Джентльмен", уважает. Вот в этом вся и беда...
       Подводя краткий итог, можно сказать, что фанатизм - это Сцилла, а агностицизм - Харибда. И, подобно Одиссею, искатель должен, напрягая все свои силы, проплыть между ними, не дав себя растерзать ни одному из чудовищ.
       Простая религиозная вера - это не гарант спасения или обретения мудрости, ибо зиждется на незнающем Истину (а в большинстве случаев и вовсе не желающем Ее знать) Манасе. Именно она оставляет в состоянии инфантильности и безответственности. Прикрываясь, как фиговым листком, такой верой, люди нередко пытаются переложить ответственность за свою слабость на Бога, приписывая, одновременно с этим, все хорошее персонально себе. Но именно это и есть духовное слабоумие, с которым придется бороться не на жизнь, а на смерть.
       Дон Хуан говорит Кастанеде о вере активной. Положительной. Безжалостно выбрасывающей пессимизм за борт корабля познания Истины. Требующей победоносного устремления к возвышенной цели. Вере, пронизанной чистым и, вместе с тем, недоверчивым разумом, максимально освобожденным от эгоизма. Оглядываясь на индуизм, можно сказать, что великий маг говорит о той вере, что корректируется возвышенным Буддхи и сердцем, которое не привязано к преходящим удовольствиям внешнего мира.
       Все это может показаться слишком уж длинным предисловием к сфере бессмертия - некой дремучей и бесполезной философией, но это не так. Ибо никакое долгожительство (не говоря уже о бессмертии) невозможно без позитивной веры в победу над дряхлостью и гниением. Без веры в те методы, посредством которых человек преодолевает аж саму смерть. Каждый человек, попавший в сложную, критическую ситуацию (а мы уже все попали в нее, просто родившись на этой планете), должен верить не только в то, что мир таинственен и непостижим, но и в то, что дух придет к нему на помощь в его критическую минуту. Ибо он всегда приходил к любому, кого вели по жизни возвышенные идеи.
      
      
      
      
      
      
      
      
       7. Законодатель мистических вер.
      
      
      
       Разговор о вере будет неполным, если не упомянуть о ее главном Источнике - Непостижимом. О Духе. Бесконечности. Или, как называют Его склонные к антропоморфизму индийские мистики, - Ишваре - Бхагаване - Всевышнем - Творце и Разрушителе миров как видимых, так и невидимых.
       В настоящий момент, однако, слово "Бог" или "религия" до такой степени дискредитировано "истинно" верующими, что вызывает у некоторых порядочных людей чуть ли не тошнотворное состояние. Несмотря на все сокровища, спрятанные за этими великими символами. Такие мыслители, как Розанов или Джидду Кришнамурти, например, получили от истовых верующих такие мощные импринты, что избавиться от них им не пришлось до самой смерти. Всякое "духовенство" или "саньясины" вызывали у прозорливого Джидду такое омерзение, что спрятать его он даже и не пытался.
       Современный "Робин Гуд" от толтекской магии, помня о "святости" сталкинга, хоть и пытается контролировать свою глупость, выдавая себя на людях за истого джентльмена, но в глубине души относится к традиционным священным Писаниям и святым отцам порой ничем не лучше Лео Таксиля или Демьяна Бедного.
       Наши времена обнажили нелицеприятное: фанатизм - это, увы, не персональная собственность исключительно христианских конфессий. Это - всеобщее "достояние". И толтеки здесь, к сожалению, исключения не составили. Ибо верят преимущественно в силу мексиканских мистерий, "с которыми ничто не сравнится". Например, один известный русский толтек, решивший в свое время поделиться мыслями через "Дайджест" "Софии", писал: "Орел - это неописуемая сила, дарующая нам жизнь и осознание". И чуть далее: "Намерение - не Бог. Орел - не Бог". Остается лишь удивляться: какое скромное, точнее говоря, убогое место выделили некоторые толтеки для столь почитаемого индийскими видящими Бхагавана. Все на свете дает Орел. А что тогда дает Бог? Непонятно. Может быть, Бог - это мальчик на побегушках у воистину Великого Орла?
       Хорошо! Допустим! Предположим, что Орел дает нам жизнь и осознание. Но что в таком случае жалует нам Господь? И простая логика подсказывает: Он, в отличие от Орла, наделяет нас лишь смертью и бессознательностью.
       Глупость фанатизма - повсеместная. Пронизывающая все. Словно Вишну. Но как однажды заметят древние греки: против глупости даже Боги бороться бессильны.
       Но какой бы авторитет не имели представители официальной церкви, дух, проявленный через священные тексты, игнорировать все же не стоит. А этот дух, например, "Махабхараты", - симпатичный такой "паренек" темно-синего цвета, большой любитель индийской "игры в Бисер", вполне человеческим голосом однажды говорит своему другу, Арджуне, о предмете нашего разговора, религиозной вере, такие слова:
       "Каких бы Богов не почитал с верой поклонник, именно Я делаю его веру непреклонной. Поклоняясь им, он получает, благодаря этой вере, все желаемое, которое на самом деле дается Мною одним". ("Бхагавад-Гита" , 7 - 21, 22)
       Вот кто, оказывается, источник наших верований - Режиссер, Комедиант и Костюмер этого увлекательного мирового спектакля! В котором каждый из нас, вооружившись авторучками, кисточками, микрофонами и прочими инструментами, должен пропеть свою партию. Богоборца или богопоклонника, атеиста или "мантриста", проститутки или монахини.
       И если у кого-то возникнет малый росток веры в бессмертие, именно Он взрастит и "зацементирует" такую экстраординарную веру. Больше некому. При одном важном условии, разумеется, - если искатель вечной жизни сделает к ее реализации какие-то практические шаги.
       Но все это, впрочем, для искателей бессмертия, изучавших индуизм, крайне банально. Бог, как известно, - Источник всего. Назови Его хоть Орлом, хоть Слоном. И вера здесь исключением не является. Некоторых Он наделяет верой в неизбежность умирания, а некоторых - верой в вечную жизнь. По своему выбору - в соответствии с той или иной сценой мирового спектакля.
       Но что интересно, Он никогда не настаивает, чтобы абсолютно все в Него верили. Во всяком случае, - в облике Кришны. С Его феноменальными способностями наращивать поклонников труда не составит, но... Ему это не интересно. Вот где истинное отсутствие "эго"! И нулевая мания величия.
       Разве не хотел бы какой-либо царек на Его месте тотального признания? А страницы Гиты показывают: Кришна за "неправильную" веру не наказывает. У Него другие стимулы для экзекуций и поощрений. Даже атеиста Он готов поддержать в его вере, если его квазирелигия, то есть атеистическая наука, ему так дорога. И Он подбрасывает ему то и дело "неопровержимые" "научные" доказательства отсутствия Бога! А ведь кому как не атеисту приходится в наше время тяжелее всего, ибо сквозь пальцы надо смотреть на огромное количество фактов, которые не лезут ни в какие атеистические ворота. Так что без помощи Кришны тут - ну никак! Надо учитывать, что Бог может до поры до времени поддерживать любую веру, какой бы вычурной она не была.
       Поэтому мексиканские шаманы, не склонные к религиозному почитанию, находили в конце магического путешествия не антропоморфного Четырехрукого (Вишну), а ту беспредельную мощь и великолепие Кецалькоатля, поражающего дыханием Вечности. Бог давал-таки им увидеть грандиозное зрелище, стоившее некоторым из них жизни, ибо безболезненно входить в соприкосновение с такой Силой могли только самые безупречные. Магистр Великого Камуфляжа подарит трудолюбивым искателям знаний грандиозное зрелище, ради которого стоило жить и работать.
       Глядя на такое пренебрежение Бога к конкретной "обертке", в которую "завернута" сущность людей, Богов и явлений, можно лишь сожалеть, что многие религиозные лидеры не пытаются Ему подражать - строить взаимоотношения с людьми, основываясь на сути, а не той или иной конфессиональной одежке - сусальном мусоре, в который рядятся богопоклонники.
       И нельзя не удивляться, глядя на всемирную историю, как был изощрен Бог в своем искусстве креативного околпачивания даже искушенной в абстракциях публики. Всякий раз, когда "старые песни о главном" - Истине и Свободе - уже начинали надоедать, набивая оскомину (ибо пелись в основном бизнесменами, фанатиками и прихлебателями от религии), на общественной сцене вдруг появлялся революционер, смутьян и нарушитель общественного спокойствия. Такой "еретик" говорил о том же, что и древние мудрецы, но таким вычурным тоном, что догадывались об этом только самые прозорливые. Так появлялась очередная "новая" религия, суть которой формулировалась не сложно - будь безупречен! И Бог (Дух, Истина, Знание, Сила и т.д.) выведет тебя на чистую воду бессмертия.
       И если большая часть религиозных троп была предназначена для людей со средним, а то и вовсе небольшим интеллектом, то на "суперновый" толтекский путь Бог заманивал тех, кого природа наделила избыточным интеллектом - "головастиков", которые не поленятся покумекать над тем, что такое Намерение, дубль или безупречность. Людей, которых хлебом не корми, но дай побарахтаться в интеллектуальном океане, испытав на себе всевозможных методы совершенствования. Прежде чем предаться основному - Любви.
       Поэтому, проглотив эту завлекательную наживку - идеи мудрого индейского дона, искатель бессмертия автоматически выбрасывался Бхагаваном на гигантское поле неведомого ранее европейцу гнозиса и верований. На обширное поле идей, которые стоили множества дифирамбов, ибо воистину были чем-то новеньким. Так как бренная плоть даже величайших из каббалистов, магов Европы, частенько предавалась земле из-за того, что сгорать в "огне изнутри" ей почему-то не хотелось или "не моглось".
       На этом печальном каббалистическом фоне новая толтекская альтернатива показалась многим весьма привлекательной. Ибо не требовала знаний тайных Имен Бога и не менее тайных магических церемониалов и посвящений. Ведь перепросмотр и тенсегрити доступны для каждого. Таким образом, вера в Орла и конгломерат абстрактных магических ценностей, найдя подтверждение на практике, делалась со временем безупречной, таща за собой, как паровоз, все вагончики толтекского гнозиса в Бесконечность...
      
      
      
       Возвращаясь в древний Китай к первому императору, следует отметить, что его вера в бессмертие не была неким параноидальным капризом. Ибо феномен производства эликсира вечной молодости был неотъемлемой частью даосской культуры как таковой. Ее центральным стержнем и квинтэссенцией. К религии и мистике даосы подходили исключительно прагматично - зачем, спрашивается, тратить силы и время на какую-то там йогу и мистику, если она не может обеспечить тебя хорошим здоровьем, душевным спокойствием и, самое главное, - благоденствием вечной жизни? Поэтому к тем из искателей, кто занимался поисками Дао и эликсира бессмертия не в качестве хобби, а всерьез, китайцы относились весьма уважительно, видя в них подлинных знатоков тайн мироздания.
       На таком культурном фоне Цинь Шихуан со своей маниакальной страстью жить вечно психопатом или суеверным недотепой не выглядел. Мечтать в те времена о бессмертии было не более странно, чем сегодня - о полете на космическом корабле. Тем более что долгожители, возраст которых исчислялся сотнями лет, время от времени прочесывали Поднебесную, даря свой "даршан" всем, кто его с их точки зрения заслуживал. Такую аудиенцию получит и Цинь Шихуан. Люди с тысячелетним возрастом не были ни мифом, ни легендой, - истому даосу встретить их было ничем не сложнее, чем сегодня композитора или академика.
       Ситуация с сегодняшней несравнимая. Если бы в наше время какой-либо президент уподобился Цинь Шихуану, отправив в разные точки планеты экспедиции, посвященные поиску пристанища современных бессмертных, то на второй срок пребывания у государственного штурвала он мог бы уже не рассчитывать. Он, скорее всего, привлек бы к себе не философов, а внимание психиатров.
       Но за 2000 лет до рождения Иисуса в стране, отделенной от Иерусалима стеной Гималаев, такая вера поколебать авторитет императора никак не могла. Хотя сегодня за такую веру уже нужно бороться, ибо смерть, завладев разумом европейских жрецов от религии и науки, контролирует почти все информационные реки и водопады.
       Императору в этом смысле повезло - вера в бессмертие достанется ему бесплатно, ибо даровалась почти любому, кто был рожден в этом эпицентре даосской культуры.
       Цинь Шихуану, впрочем, невдомек будет самое главное: чтобы иметь вечную жизнь, одной лишь веры в нее недостаточно. Высокая должность сыграет с ним скверную шутку, помутив его разум безнаказанностью и всевластием.
      
      
      
      
      
      
      
       Практический компендиум первых Врат
      
      
       Итак. Давайте подведем результирующую черту под первой книгой. Какие практические рекомендации, помогающие открытию первых Врат в бессмертие, можно выделить. Другими словами, что нужно сделать, чтобы вера в физическое бессмертие возникла? Но прежде чем отвечать на этот вопрос, есть смысл бросить вначале взгляд на все "Врата", ведущие в вечной жизни. Таких Врат семь - как и книг этой монографии. И каждая книга описывает лишь конкретные Врата, открывающиеся в бессмертие. Эти врата расположены не хаотично, а последовательно - как дворцовая анфилада. Фундаментальная новизна этой книги в том, что в ней выявлена идея: Врата должны быть раскрыты последовательно - одни за другими. Почти бессмысленно, а иногда и просто опасно, открывать какие-то определенные Врата, если предыдущие не открыты. Это - как движение по анфиладе. Искатель, не смогший открыть вторые Врата, например, не преуспеет в открытии третьих. А человек, не открывший четвертые Врата, рискует своей жизнью, открывая, к примеру, пятые двери.
       Эти Врата в бессмертие расположены в следующем порядке:
      
       Первые Врата - Вера в то, что физическое бессмертие возможно. (Глава 1)
       Вторые Врата в бессмертие - Генерирование намерения бессмертия. (Глава 2)
       Третьи Врата - Дистанция от неосознанных любителей смерти (Глава 3)
       Четвертые Врата - Усиление и очищение энергии Первоэлементов (Глава 4)
       Пятые Врата - Простейшие технологии, обращающие вспять время (Глава 5)
       Шестые Врата - Контроль Эроса - работа с энергией творчества (Глава 6)
       Седьмые Врата - Безупречность в словах, поступках и помыслах (Глава 7)
      
       От движения по анфиладе поход в бессмертие все ж таки отличается существенным образом. Ибо здесь многие двери приходится открывать одновременно. Но сильный акцент всегда сделан на тех вратах, у которых меньше порядковый номер. Если такого акцента не сделать, если основные усилия не перенести на раскрытие врат с меньшим порядковым номером, человека вместо бессмертия может ожидать катастрофа.
       Из этого правила есть лишь одно исключение. Это - седьмые Врата - Безупречность. В классической йоге они названы Ямой и Ни-Ямой. Они поставлены классиками совершенствования на первое место. И это - совершенно справедливо. Безупречным человек должен быть и денно и нощно. В любом деле, особенно в таком рискованном предприятии как поиск бессмертия. Но, к величайшему сожалению, приходится констатировать очевидное: эти Врата открываются только тогда, когда хотя бы частично приоткрыты все предыдущие. По-настоящему безупречным (то бишь - совершенным) можно быть только в конце, а не в начале.
       Хотелось бы, разумеется, чтобы все искатели были совершенными изначально. Но в силу определенных законов мы здесь сталкиваемся с парадоксом - со Змеей, кусающий собственный хвост. Поэтому нужно сказать языком парадокса: седьмые Врата находятся и в конце, и в начале. Если бы они находились только в конце, как описано в этой книге, физическое бессмертие стало бы достоянием многих миллионов людей в течение очень короткого периода времени. Но, к сожалению, чтобы заниматься реальным самосовершенствованием, надо уже быть весьма совершенным человеком.
      
       Практические рекомендации к открытию первых Врат в бессмертие очень простые: их попросту нет. Не существует таких магических технологий, которые открывали бы первые Врата к вечной жизни. Вера в физическое бессмертие чем-то сродни вере в Бога. Либо она есть, либо - нет. Слова здесь бесполезны. Ибо слова - это метальный наркотик. Та вера, которая основывается на словах, имеет очень низкое качество. И при малейшем дуновении ментальных ветров противоположного направления от прежней веры не остается и мокрого места.
       Поэтому констатировать можно одно: эта вера должна быть у читателя изначально. В противном случае, если первые Врата закрыты, эту книгу можно использовать лишь для расширения эрудиции. На что-то большее она и не претендует.
       Возможно только одно редчайшее исключение: если Господин Случай сведет читателя с человеком, чья жизнь длится более 300-500 лет. В этом случае, если контакт будет достаточно длинным, первые Врата в бессмертие начнут открываться помимо воли - медленно, но верно.
       Но это - Господин Случай, а не какая-то там магическая технология.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Глава 2
      
      
       НЕКТАР НАМЕРЕНИЯ И ЯД ЖЕЛАНИЙ - ЛЮБОВЬ И РАЗЛУКА С АБСТРАКТНЫМ
      
      
      
      
       "Дон Хуан выразил свое убеждение в том, что
       христианские идеи об изгнании из райского сада
       представляются ему аллегорией утраты нашего
       безмолвного знания, нашего знания Намерения.
       Следовательно, магия - это возвращение к
       началу, возвращение в рай..."
      
       (Карлос Кастанеда "Сила Безмолвия")
      
      
       "Дон Хуан говорил мне, что он собирается
       осуществить мечту мага покинуть этот мир и
       войти в "невообразимые измерения". Он сдвинул
       свою точку сборки с ее места фиксации в
       обычном человеческом мире. Мы называем это
       сгоранием изнутри. Это - альтернатива умира-
       нию. Либо вас зароют на глубину шесть футов,
       усыпав жалкими цветами, либо, задействовав специальное Намерение, вы сгорите в огне изнутри. Дон Хуан выбрал сгореть".
       (Из интервью К. Томпсона с К. Кастанедой 1994
      
      
      
       "Две странницы вечных - Любовь и Разлука -
       поделятся с нами сполна".
       (Булат Окуджава)
      
      
      
       1. Токсикоз сильных желаний.
      
      
       Море печали и разочарований в выбранном духовном пути, продуцирующих недовольство в адрес Всевышнего, который якобы так несправедлив к потерпевшим неудачу искателям Царства Божия, порождено тем обстоятельством, что главной движущей силой, побуждавшей искать Бога, мокшу и прочие абстрактные ценности, было желание - этот главный "бензин" тривиальных поступков. Но... чем питается бык, не питается Юпитер. "Бензин" космических ракет, летящих к бессмертию, весьма отличается от сена, которое двигает лошадьми. Хотя и то и другое - энергия.
       Желание, по сути, - это всего лишь энергетический мусор, накрывающий (иногда весьма толстым слоем) витальный энергетический центр. И искать с помощью его неистовой силы Истину и Свободу - все равно, что искать закапанные бумажные деньги с помощью миноискателя. Дело бесперспективное.
       И отправляясь, подобно Одиссею, в дальнее плавание за "Золотым Руном" бессмертия, нужно четко осознавать, что находится оно не на физической, а духовной территории. Там, где наша любимая "валюта" - желание - это грязь, а не какая-то там драгоценность.
       Поэтому человек, которому посчастливилось обрести веру в бессмертие, сталкивается с удивительным парадоксом: желая бессмертия, он тем самым ставит перед собой непреодолимый шлагбаум, не позволяющий его обрести, а не имея такого желания, лишается шлагбаума, но не может обрести эту редкую жемчужину уже по другой причине - из-за отсутствия огня устремленности к этой удивительной цели.
       Тот, кто внимательно читал предыдущую главу, должен почувствовать в этой ситуации что-то знакомое. Да, это - Она Самая! Для тех, кто еще не догадался, скажем определенно: Змея-Кусающая-Собственный-Хвост снова выползает на тропу высоких устремлений (куда от нее деться?!), показывая свои ядовитые зубки. Другими словами, чтобы обрести Бессмертие, надо УЖЕ интуитивно чувствовать, что это такое. А хорошо представлять тактику и стратегию борьбы за вечную жизнь можно только тогда, когда ты УЖЕ этим бессмертием обладаешь. Все. Заколдованная окружность замкнулась!
       Эта тюрьма - вне нашего разума. Поэтому вырваться из нее очень непросто. Даже понять, что она существует, для людей с грязным Манасом, почти невозможно. И все же, к счастью, неразрешимой она не является. Еще много тысячелетий назад мудрецы найдут способ избавиться от шлагбаума. Этот таинственный "Универсальный Растворитель", уничтожающий наши желания, - это духовная сила. Дух, попросту говоря. То, что мексиканские шаманы назовут словом "Намерение".
       Поэтому альтернатива для каждого человека крайне проста: либо им движет по жизни грязь желаний, либо - Сила Намерения. Два полюса - Намерение и желание - словно свет и тьма. Тот, кто овладел Намерением, не имеет желаний. И наоборот, тот, кому дороги желания, духовностью не обладает. Желание - связывает, Намерение - освобождает.
       Поэтому искатель, дерзнувший бросить перчатку смерти, должен выработать не желание, а Намерение бессмертия.
       Но прежде чем говорить о Намерении, этом волшебном мече Экскалибуре, разрубающем этот проклятый замкнутый круг смерти, есть смысл сказать несколько слов о том, с чем часто Намерение ошибочно отождествляют, его извечном враге, - сильном желании. Несмотря на то, что разговоры о нем уже просто набили оскомину. Смысл такого напоминания есть, ибо этот внутренний яд, несмотря на господство официальных религий, не перестал быть с течением тысячелетий менее токсичным.
       Желания - это не пустяк и не мелочь. Это - наши старинные, ржавые цепи, которыми мы, подобно Прометею, прикованы к скале смерти. И за долгие столетия этого рабства и перманентного гниения они настолько глубоко въелись в нашу энергетическую "плоть", что некоторые уже начали считать их неотделимой частью души. Но это - невежество. Сказать, что мы - это наши желания, так же истинно, как и заявить о том, что мы - это наши экскременты. Но, к сожалению, эта глупость уже стала некой народной "мудростью" - "ветряной мельницей", которую периодически атакуют Дон-Кихоты от йоги или религии.
       К сожалению, какие бы великие или ничтожные цели не преследовал человек, главной движущей силой в большинстве случаев выступит именно желание. Эта "ржавчина духа" дает тот первоначальный импульс, который заставляет двигаться в заданном им, желанием, направлении. Оно - локомотив, тащащий вагончики печальных последствий. Локомотив, который привозит на кладбище великих разочарований, на котором установлен этот ненавистный крест - старости, болезней и смерти.
       Поэтому задолго до прихода на землю Иисуса Кришна скажет своему закадычному другу Арджуне такие слова: "Ищи прибежища в Боге, кто стремится к плодам своих действий, тот жалок. Тот, кого не беспокоят потоки желаний, как океан не беспокоят полноводные реки, тот достигает умиротворения, а не тот, кто жаждет исполнения желаний". ("Бхагавад-Гита", 2 - 49 - 70) И эта инструкция к счастью актуальна и по сей день, хотя, как и тысячи лет назад, мало кто пользуется этим рецептом. Но еще в седой древности, задолго до прихода Кришны, Иисуса и Будды, люди, достигшие бессмертия, единодушно пришли к этому странному, для простого смертного, тезису: желания - величайший внутренний враг человека. Некий Сусанин, ведущий не к радостям жизни, а в мирское болото - разочарование бессмысленно прожитой жизнью. Ведь этот враг истощает сильнее любого вампира, словно загноившийся аппендицит или невидимая пиявка.
       И если кто возлюбил свои желания (словно вайшнав - Господа Вишну), превратив их в центр вселенной, духовное ученичество для него - сплошное мучение. Это значит, что бессмертие так и останется для него фантастической сказкой, существующей исключительно на бумаге.
       В свое время дон Хуан выплеснет кружку ледяной воды за шиворот миллионов тинейджеров, возлюбивших толтекскую магию, заявив Кастанеде о крайне жестком экзамене для всех претендентов на Царство Небесное:
       "Ученик - это тот, кто стремится к очищению и оживлению своего связующего звена с Духом, - объяснит он. - Когда звено оживлено, он уже не ученик, но до тех пор он, чтобы продолжать идти, нуждается в непоколебимой устремленности, которой у него просто нет. Поэтому он позволяет Нагвалю придать ему целеустремленность, но чтобы сделать это, он должен отказаться от своей индивидуальности. А это очень непросто.
       Он напомнил мне то, что говорил неоднократно: добровольцев не принимают в мир магии, потому что у них уже есть собственные цели, которые делают невероятно трудным отказ от своей индивидуальности. Если мир магии требует представлений и действий, идущих вразрез с целью добровольца, то он просто отказывается изменяться". ("Сила Безмолвия")
       И если вдохновленный приключениями Кастанеды тинейджер превращается в мага по собственному почину, пытаясь сбежать от скучного, серого бытия в чудесные магические пространства, руководствуясь при этом исключительно жаждой желаний, то его жизнь вместо трансформации в красивую сказку, рискует мало-помалу превратиться в ад. В чем наконец-то смогли убедиться тысячи и тысячи советских "магов", когда рухнувший "железный занавес" освободил-таки дорогу грозному цунами всяческой оккультной информации, обещавшей золотые горы магическим рекрутам. Хотя задолго до гибели целого сонма магов-самоучек Дион Форчун предупредит рвущихся в оккультизм такими словами:
       "Природа борется с магом не на жизнь, а на смерть. Следовательно, любой человек, использующий магию без надлежащего посвящения, прекращает сопротивление одновременно со сдачей завоеванных им позиций (если, конечно, он не "сыграл в ящик" и есть кому эти позиции сдавать). Но адепт, начавший свою работу в Кетер Ацилут (установивший связь с Намерением, выражаясь по-толтекски) - духовном принципе - и низводящий этот принцип до его изображения на проекциях форм (в Манасе, эмоциях и физической жизни), применяет Силу, предоставленную для этого Непроявленным (Намерением). Союзник, а не враг природы, он включает свое действие в космический процесс". ("Мистическая Каббала", все замечания в скобках мои - С.А.)
       Вся сложность ситуации для начинающего свой путь в мир духа здесь заключается в том, что если те или иные пороки, вроде лжи или пьянства, хорошо осознаются как некая духовная скверна, от которой рано или поздно надо избавиться, то желание духовным врагом частенько не считается вообще. Поэтому нужно помнить, что обычный человек расколот на две половинки: животную - эгоистическую и духовную. Половинки, которым очень трудно найти приемлемый для обоих "консенсус". Ибо эгоизм взращивается непомерной реализацией желаний, этим психическим ядом, а дух - диаметрально противоположным процессом - отказом от потакания животным страстям.
       Искателю благоденствия, Истины, бессмертия или свобода (каждый использует термин, который ему ближе всего), не успевшему пропитать себя возвышенными максимами, все эти тезисы о желаниях могут показаться надуманными - преувеличивающими их токсичность для нашего духа. Ибо слишком уж въелась в нас эта житейская "мудрость", что человек, прежде всего, состоит из желаний, а уж потом - из всего остального. Поэтому необходимо сделать существенное уточнение: смертный человек. Тот, кого движет по жизни ворох желаний, не может не умереть!
       Но, к сожалению, примитивная логика Манаса, крайне проста: кроме веры в бессмертие (первого компонента) для достижения вечной жизни крайне необходим и второй - это бессмертие желать. Но ... дальше логика заканчивается и начинается парадокс - тот, кто желает стать бессмертным, никогда им не станет.
       Это печально правило, кстати говоря, распространяется и на все прочие экзистенциальные ценности. Так, например, тот, кто хочет познать Истину, никогда ее не познает. Ведь желание - грубая витальная сила, активизирующая только нижние энергетические центры. Причем, за счет затухания верхних - духовных. То, с помощью чего достигаются практически все земные сокровища, совершенно бесполезно для обретения сокровищ духовных. "Бензин" желаний, так мощно воспламеняющий наш психический организм, для небесного "автомобиля" обычной водой, которая не только не движет поршни небесного двигателя, но и тушит тот духовный огонь, который над ними еще есть.
       Старинная народная мудрость - "благими намерениями вымощена дорога в ад" - произросла из этого парадокса. Однако, борясь за чистоту магической терминологии, необходимо сказать чуть точнее: дорога в ад вымощена не благими Намерениями, а благими желаниями. Ибо Намерением маги назвали такую Силу, которая диаметрально противоположна желанию в своем воздействии на судьбу человека. В древне Индии ее назовут Иччха-шакти - Сила Воли. Эта Воля, вообще говоря, человеческой не является, а манифестирует собой атрибут самого Шивы - древнего учителя Хатха-йоги.
       Иччха-шакти - духовная сила, для которой нет ничего невозможного. Ибо представляет энергию бездонного резервуара. Она, пронизывая Вселенную, поддерживает и направляет все видимое и невидимое, что есть в мироздании. Могущество этой Силы когда-то настолько поразит древних толтеков, что те посчитают самым главным делом в жизни установить с ней прочный контакт.
       И так как Намерение - это могущественна Сила, реализующая мечту вопреки всем препятствиям, стремящийся к бессмертию доложен намереваться обрести вечную жизнь. Он должен овладеть Силой Намерения. Другими словами, говоря по-религиозному, претендент на бессмертие должен войти в контакт с Богом - познать Дух. Чтобы стать бессмертным, говоря уж совсем по-простому, личного желания недостаточно, ибо для этого нужно другое - чтобы этого "захотел" сам Всевышний. Ведь у Него нет желаний, а лишь Воля, которой ничто противостоять неспособно. И хотя заинтересовать Саваофа в этом мероприятии, наверное, нелегко, другого пути к физическому бессмертию не существует.
       Оптимизм, впрочем, поддерживают сами факты - бессмертные йоги Индостана, которым в свое время крайне надоело играть в одну и ту же игру - умирать и рождаться.
       Однако, заявив о том, что Намерение - это Воля того, кого индусы назвали Шивой, автору сего тезиса нетрудно догадаться, какой протест среди "правоверных" толтеков породит сия фраза. Ибо в священной толтекской "Библии" - "Силе Безмолвия" - сказано определенно: "Намерение - это не Бог". Действительно, возвращаясь к тому периоду ученичества Кастанеды, когда он проникался четырьмя настроениями сталкинга, можно вспомнить как его осенит эта вполне естественная для католика мысль о том, что Намерение - это Бог:
       "В тот день ко мне без какой-либо подсказки придет еще один проблеск знания: естественное знание Намерения доступно каждому, но управление им принадлежит лишь тем, кто исследовал его.
       К этому времени я уже страшно устал, что, несомненно, и послужило причиной влияния католического воспитания на мои последующие реакции. На какое-то мгновение я поверил, что Намерение - это Бог.
       Я сказал об этом дону Хуану, Висенте и Сильвио Мануэлю. Они засмеялись. Все тем же тоном профессионального оратора Висенте сказал, что Намерение не может быть Богом, потому что оно является Силой, которую нельзя описать и тем более представить".
       ("Сила Безмолвия")
       Весь юмор этой ситуации в том, что великий мексиканский шаман Висенте дал чуть ли не классическое индусское определение Ниргуна Брахмана - Бога, находящегося за пределами форм и наименований.
       И прежде чем говорить о наведении мостов с Намерением - взращивании духовной энергии, есть смысл остановиться на этом теоретическом моменте подробнее.
       Ведь индейским шаманам можно лишь позавидовать: вместо того, чтобы, уподобившись канцелярским крысам, прилежно штудировать добротную индийскую классику - Веданты, Упанишады и Араньяки, они брали быка за рога еще в самом начале своей магической карьеры - строили живой мост к Ниргуна Брахману в его фундаментальном аспекте, Иччха-шакти, называя эту Силу крайне просто - Намерением. Не тратя бесполезную болтовню о том, что есть Бог, а что им не является. Однако же и христианство внесет свою лепту в их "богословское" образование, в котором Бог навсегда застрял в антропоморфном облике, лишившись львиной доли своих абстрактно-индусских атрибутов и признаков. Ибо "по образу и подобию" в некоторых католических головах означало только одно: у Бога две руки, две ноги и одна шея.
       И когда дон Хуан дает определение Намерению как "всепроникающей Силе, порождающей наше восприятие, которая изменяет вещи или сохраняет их такими, как они есть" невольно вспоминаются строчки из "Бхагавад-Гиты", где Кришна говорит о Себе примерно в том же духе: "Мною, в непроявленной форме, пронизано все мироздание". И чуть дальше: "Под Моим наблюдением природа производит подвижные и неподвижные существа, поэтому, о сын Кунти, вращается эта Вселенная". (9 - 4, 10)
       Вообще говоря, вчитываясь в откровения Лос-анжелесского антрополога, с удивлением приходится наблюдать, почти не веря своим глазам, как некий "дремучий" индейский шаман, дон Хуан Матус, излагает католику Карлосу элементы классической Адвайта-Веданты! Преподнося ее, разумеется, на крыльях своей, исключительно шаманической терминологии. Где она выступает не как заскорузлая философия, служащая подкормкой университетских профессоров, а как "плоть и кровь" его жизни. Он учит очередного магического школяра практическим аспектам овладения одним из величайших сокровищ Индостана. Сокровищ, покоящихся на вершине величественной пирамиды индуизма.
       И не смотря на то, что дон Хуан не имеет ни малейшего представления о Шиве, Брахме и Вишну, ничуть не мешает ему "эксплуатировать" этих Богов денно и нощно, пользуясь Намерением (Шивой), Осознанием (Вишну) и Жизнью - кольцевым аспектом накатывающей силы (одной из сил Брахмы).
       Все бесчисленные энергии, существующие в мире, являются комбинациями и модификациями этих основополагающих Сил, управляющих мирозданием: Шива - Сила Воли (Иччха-шакти), Вишну - Сила Сознания (Джняна-шакти) и Брахма - Сила Действия (Крийя-шакти). Однако в своем фундаментальном - первозданном виде - эти три Силы совершенно абстрактны - лишены всяческих форм, посредством которых человек мог бы о них размышлять.
       Но индуизм, потакая примитивному Манасу, вот уже долгие века облекает их в ту или иную иконографическую символику, убивая этим "выстрелом" заодно и второго "зайца" - удовлетворяя естественное чувство бхакти, которое невозможно по отношению к какому-либо абстрактному существу. Действительно, не так уж и просто любить Бога, у которого нет "пиджака" и "штанов" - всей той конкретики, в которую так влюблен человеческий Манас. Богу в этом плане сделать одолжение хорошему и возвышенному человеку не тяжело: напялив на Себя тот или иной антропоморфный "смокинг" Господь наконец-таки появляется к возлюбленному человеку, подарив столь дорогой и редкий Свой даршан.
       Но тот, кто идет к свободе через знания, вынужден иметь дело с абстрактными Силами - Генеральным Конструктором, Любовником и Разрушителем. Таким образом, устанавливая связь с Намерением, соискатель свободы и бессмертия автоматически привлекает к себе и два других сокровища - осознание (джняна-шакти) и силу творческих действий (крийя-шакти). Ибо эта святая троица практически неразлучна.
       Максимальная "кристаллизация" - концентрация этих Сил в человеке - есть не что иное, как искомый эликсир бессмертия.
       И единственное, что по-настоящему сильно мешает удить из всемирного энергетического океана этих золотых божественных "рыб", это желание. Однако бороться с желаниями посредством Желания искоренения всех желаний - дело бесперспективное. Ибо похоже на попытку бороться с ворами посредством умножения наемных убийц - даже если воры погибнут, общество все равно счастливей не станет.
       Об этой бесплодной и изнурительной борьбе с грязными желаниями посредством чистых желаний говорят и предупреждают практически все священные тексты. И реальная жизнь это лишь подтверждает, когда тот или иной искатель совершенства решительно берется одним махом искоренять все плохие привычки. Жизнь такого духовного воина нередко развивается по крайне банальному Евангельскому сценарию: вытуренные на некоторое время из энергетического тела вампиры, постранствовав по белому свету и заручившись поддержкой своих демонических боссов, возвращаются на прежнее место жительства, дабы вновь депонировать себя в энергетику соискателя Царства Божия, и заодно как следует показать ему, где раки зимуют.
       Поэтому тактика совершенствования здесь должна быть другая - не перенапрягающая личную силу воли. Когда все силы бросают не столько на шлифовку тоналя, психического и физического организма, сколько на наведение мостов с духом - Намерением.
       Другими словами, это дело не человека, а Бога, - какие желания в вас попридержать, а какие выбросить на помойку. И в какой очередности это произвести.
       Дух никогда не обманет. И по мере роста личной силы человек начинает точно осознавать, какие желания и основанные на них негативные привычки ему по силам ликвидировать прямо сейчас, а какие не трогать до более благоприятных времен.
       В конце концов, человек, неуклонно накапливающий силу духа, расстается с желаниями автоматически. Ибо дух чист всегда и место для грязи не оставляет. И тот, кто решительно устанавливает связь с Намерением, "Универсальным Растворителем" наших желаний, о борьбе с желаниями может не беспокоиться вообще, они сами исчезнут по мере усиления контакта с Намерением. Словно тени - от солнца в зените.
       Здесь, однако, мы подходим к весьма опасному рубежу. Ибо Намерение - это крайне могущественная Сила, которая может реализовать все, что угодно. Но это - не Бог во всей Его целостности, который вовремя остановит и подскажет, что для тебя хорошо, а что плохо.
       Поэтому некоторые древние мексиканские шаманы дорого заплатят за свое могущество - частичный контакт с этой Силой. Жизнь, распоряжаться которой простой человек не в состоянии, практически полностью окажется в их собственных руках. Съев хлеб вознамеренного бессмертия, они получат-таки свое непрерывное осознание, отразив разящий клинок смерти энергетическим полем планеты.
       К сожалению, победа над смертью, которую одержали древние толтеки, оказалась пирровой. Ибо та разновидность "бессмертия", которую обрели шаманы, была крайне скверного качества. Ее нельзя назвать даже третьесортной продукцией, ибо бросила искателей знаний в мышеловку, из которой очень трудно найти выход.
       Та обитель бессмертия, из которой они отражали атаки Опрокидывателя, этой энергетической "косы" смерти, находилась теперь в теле планеты. А жизнь их перекочевала исключительно в витальную оболочку - кокон - и на физическое тело не распространялась. Из-за недостатка знаний они были вынуждены пожертвовать физиологическим механизмом, чтобы сохранить осознание там, где это было им по силам - в энергетическом теле.
       Однако, несмотря на победу, их положение оказалось крайне незавидным, ибо наращивать духовную силу, мудрость и любовь в той части неорганической вселенной, где они оказались, было крайне сложно. Грозные, хищные, жестокие, и в отличие от обычных привидений, весьма могущественные они вынуждены были бросить все силы своего гнозиса только на одну важную для них цель - борьбу со смертью. Застряв в положении "вечного жида", они стали эгоистическими охранниками своего персонального кокона, который был уже не в силах обрести физическое тело. Но, в отличие от Агасфера, ждать второго пришествия Христа для них было довольно бессмысленно, ибо в этой добровольной тюрьме не было намерения обрести любовь и свободу. Любовь к жизни сыграла с ними крайне скверную шутку: там, где они теперь жили, было все, кроме Бога, несмотря на то, что Бог есть везде.
       Кастанеде суждено будет встретиться с этими страшными существами, добившимися одной из самых скверных разновидностей жизни. И они повергнут его в шок. Хотя незадолго до рандеву с ними нагваль слегка просветит своего ученика в отношении этих мексиканских "струльдбургов":
       "Как сказал Хенаро, древние видящие были людьми ужасными, - произнес он наконец, потирая глаза. - Они любой ценой старались избежать одного - смерти. Они не хотели умирать. Ты можешь сказать, что обычный человек тоже не хочет умирать. Однако по сравнению с обычными людьми древние видящие обладали одним существенным преимуществом: они обладали способностью к концентрации и дисциплиной, достаточными для того, что генерировать намерения. И они вознамерились отвести от себя смерть.
       Он замолчал и взглянул на меня, приподняв брови. Он сказал, что я, похоже, не в форме, поскольку не задаю своих обычных вопросов. Я заметил, что мне понятно: он подводит меня к вопросу относительно того, удалось ли древним видящим осуществить их намерение и избавиться от смерти. Но ведь он сам уже говорил мне, что знание опрокидывателя не спасло их от смерти.
       - Они осуществили свое намерение. Им удалось отвести от себя смерть, - произнес дон Хуан, тщательно выговаривая каждое слово. Но все же они должны были умереть..." ("Огонь изнутри")
       Вчитываясь в этот эпизод магического обучения Кастанеды, поначалу трудно понять, что именно толкнуло мексиканского "Гермеса" - дона Хуана Матуса - тянуть своего ученика на аудиенцию к этим страшным существам, бросившим вызов смерти. Ведь старый нагваль, существо прагматичное до мозга костей, не тратил и эрга усилий, если не преследовал какой-либо стратегической цели. Но ситуация здесь крайне проста: только встретившись лицом к лицу с этими тошнотворными "бессмертными", Карлос мог навсегда потерять любой интерес пройтись по их стопам. Бессмертие такого низкого сорта не стоило той страшной цены, которую маг должен был за него заплатить. И хитроумному дону Хуану было известно наверняка - никакие разговоры здесь педагогической силой не обладают. Тут полезнее всего персональный контакт с "нечистой силой" - источником агрессии и эгоизма. И только личный шок поможет Карлосу без лишних разговоров бросить шлагбаум на эту тропу "вечной" жизни.
       Что интересно, некоторые мудрые люди, не будучи психологами по образованию, чисто инстинктивно, желая блага своим детям, преднамеренно водят их по местам психических катастроф. Другими словами - по местам обитания людей, которых постигло тягчайшее горе. Подчас никак не комментируя зрелище, они заставляют смотреть своих малолетних детей на ужасные зрелища: последствия пожара, уничтожившего все имущество, беспросветную нищету, наркоманов, ползающих в блевотине, и брошенных на произвол судьбы больных стариков, которым некому руку подать. Глядя на весь этот кошмар, ребенок вдруг без всякого назойливого морализаторства начинает понимать - так жить нельзя!!! Дите на всю оставшуюся жизнь получает-таки столь редкий и драгоценный дар - духовную прививку против безответственного отношения к духу, которая намного важнее всех стальных. Это маленькое, только что вступившее в жизнь существо, на очень глубоком уровне вдруг начинает осознавать, к чему приводят наркомания, духовное тунеядство и игнорирование Законов Построения Космоса. Эта педагогическая акция по свое воспитательной силе намного сильнее любого назидательного сюсюканья и штудирования заповедей священных писаний, которые он может проигнорировать сверху донизу, как и множество других импотентных для детского ума историй. Но шок, вызванный реальными бедствиями, игнорировать сложно.
       Эта история с мексиканскими "бессмертными" упомянута здесь не случайно. Ибо каждому человеку однажды придется сделать свой выбор - в какую когорту бессмертных податься. И так как мир форм расколот на "белое" и "черное" - божественную и демоническую иерархию - архангелов Неба и демонов Клипот, выражаясь языком Каббалы, то и бессмертие в этих мирах не бесцветно, а выражает принадлежность к "черному" или "белому" списку. И сверхтонкий эгоизм, к несчастью, заставляет сделать скверный выбор - "вечное" бытие во имя и ради самой наполненной персональным удовольствием жизни.
       Но бессмертие ради бессмертия - это духовный идиотизм. Поэтому природа не может допустить существование физически бессмертных демонов - отводя им специальные подземные "резервации". Она в физически бессмертных Франкенштейнах - мексиканских или русских "Кощеях Бессмертных" - нужды не испытывает. Это - удел лишь некоторых - принаждежащих к возвышенной иерархии.
       В конце этого раздела хочется еще раз напомнить, что во главе любого намерения должен стоять Бог, а не вечная жизнь в физическом теле. Это очень важный момент! Если на первом месте окажется вечная жизнь в физическом теле, а на втором - Абсолют (а такой вариант развития событий очень вероятен!), тогда искателя ждет катастрофа. Ему придется пополнить ряды демонического воинства, хочется ему этого или нет.
      
      
      
      
      
       2. Делание и не-делание - пот и нектар Намерения.
      
      
      
       Итак. Как же все-таки приблизиться к духу - установить связь с Намерением?
       Когда речь идет о достижении чего-то привычного и конкретного, всегда есть какой-то метод. И этот "рецепт", каким бы сложным он не был, и чего бы он ни касался - квантовой механики или способов стихосложения, объять нашему разуму не так уж и сложно.
       Когда же речь идет о Намерении, духовной энергии, то ловить ее с помощью разума - все равно, что ловить пчел рыболовной сеткой. Короче говоря, Манасу это не по плечам - "разумных" методов в этой сфере не существует.
       Вообще говоря, эта Сила настолько таинственная, что говорить о ней почти невозможно. Туман здесь настолько плотный, что вообще непонятно - кто кого ловит: Намерение - человека, или человек - Намерение.
       Наверное, процесс этот в некотором роде взаимен - дух обращает внимание на нас тогда, когда мы на него обращаем внимание...
       Поэтому единственная точная "технология" обретения связи с духом звучит для нашего разума как издевательство: чтобы обрести связь с Намерением, надо намереваться это сделать. А вот некому "внутреннему чувству" сие определение по душе.
       С другой стороны, все достаточно просто: как только мы начинаем видеть свое несовершенство, и принимаем решение совершенствовать свое осознание, мы тут же привлекаем в себе могучие силы Намерения, даже если ничего не слышали о духе с таким странным именем. Чтобы установить связь с Намерением, необязательно быть последователем Кастанеды, важно принять решение - изменить себя к лучшему.
       И первый шаг в этом деле - наполнение психических "аккумуляторов". Чтобы совершенствоваться, надо быть "богатым" - решительным, спокойным и энергонасыщенным. При этом надо учитывать весьма печальный момент - почти никто во вселенной (за исключением тех, кто нас безумно любит) не заинтересован в нашем совершенстве. На деле, разумеется, а не на словах. Наша свобода для некоторых - как кость в глотке, и нужна по большому счету только нам. Вот здесь и выясняется для новоявленного Одиссея - кто есть кто...
       Поэтому не ждите помощи, поддержки и мудрого совета от окружающих, ставших зрителями партера. Ее может оказать только дух и те, кто его представляют.
       Для контакта с Намерением важно не столько количество проделанных упражнений, сколько настойчивость и регулярность. Человек должен продемонстрировать духу, что он в своем стремлении добиться совершенства непреклонен - что какая-то толика духа в нем уже есть. Эта толика и есть тот центр, вокруг которого будет совершаться "кристаллизация" силы Намерения.
       Поэтому, однажды став на путь, человек не может отменить собственного решения. В противном случае, его судьба наполнится неизвестно откуда пришедшими катастрофами. И он окажется в худшем состоянии духа, чем в тот момент, когда он свое путешествие к "обетованной земле духа" лишь начинал.
       Впрочем, это касается не только упражнений по накоплению силы. Теперь искатель бессмертия лишается прав и на другое - возможность отменить данные кому-либо обещания. Его слово становится Законом. Поэтому он должен крайне скупо разбазаривать обещания, внимательно анализируя каждую ситуацию. Ибо теперь в его жизни нет никаких мелочей. Точнее говоря, любая "мелочь" может внезапно превратиться в исполинскую гору, которой судьба может прихлопнуть искателя знаний. Любая "муха" может стать огромным "слоном", поддевшим искателя могучими бивнями.
       Обычный человек, отменяя собственное слово из-за нахлынувших неблагоприятных обстоятельств, удерживает при себе то, что кажется ему наиболее важным - деньги, статус или какую-то толику неизрасходованной витальной энергии. Но теряет при этом нечто гораздо более ценное - свою мощь в сфере духа. Сохранив старые ценности, он становится пустым и ничтожным. И смерть превращается в его господина. Ибо нет стального щита Намерения, которым можно ее отразить.
       Это, впрочем, не значит, что теперь искатель обязан совершать тренировку по жестко намеченному плану - посредством тех, а не иных упражнений. Наоборот, здесь нужна гибкость и импровизация. Поиск оптимальных технологий накопления силы никто не отменяет. (Если, разумеется, он не попал в монастырь, где его обязали жить по уставу.) Поэтому он может поменять одни упражнения на другие, а не отменить тренинг как таковой.
       И лучшая тактика в этом деле, если учитель не найден, - это режим мягкого экспериментирования - постоянный поиск и апробация таких технологий накопления силы, которые не могут травмировать тело или разум. Здесь нельзя брать на себя слишком много, изнасиловав себя тем или иным тренингом. Как, впрочем, и слишком мало, потакая жалости к себе - расслабляющей лени. Поиск золотой середины - важная тактическая задача.
       Здесь очень важно понять, что Намерение и Воля - это не совсем одно и тоже. Хотя и выглядят они для нашего разума как синонимы. Ведь и то, и другое реализует наши сакральные и бытовые устремления. Но, увы, с разными последствиями для духа и нашей судьбы. Волевые усилия изначально несут на себе печать ущербности. Ибо их источником является эгоизм. Воля способна реализовать почти все, но по принципу: "ограбим Петра, чтоб одарить Павла". Но у Намерения нет реакции, столь поражающий наш дух, так как источник Намерения - Бесконечность, не загрязненная самостью.
       Выражаясь очень примитивно, можно сказать, что Вера - это малая толика Намерения, которой овладел наша эгоистическая натура. Но такое определение заведомо ущербно и подходит лишь для популярной книги, пытающейся хоть что-то объяснить неофиту. Само же истинное различие этих мистических категорий принадлежит к сфере тайны или, как говорят метафизики, это различие является арканом, смысл которого раскрывается лишь на определенном уровне посвящения. До этого же момента любая попытка объяснить эти термины будет крайне неадекватна истинному положению дел.
       И все ж таки хоть какое-то маломальское понимание здесь необходимо. Ибо Воля и Намерение - это как Благородный Разбойник и Меценат - разнятся весьма сильно. Поясним конкретным примером. Почти любая попытка борьбы с вредными привычками посредством Воли обречена на поражение, если конечной целью этой борьбы объявить эмоциональное и духовное благосостояние человека. Ибо, уничтожая плохую привычку усилием Воли, человек порождает в глубинах своей психики какое-то новое отрицательное свойство - противовес. И этот "противовес" нередко намного страшнее той плохой привычки, с которой человек воевал. Это похоже на попытку заварить пробитое торпедой днище тонущего корабля металлической заплатой, сделанной из не менее важных для судна деталей, например, двигателя или радиорубки. Корабль в таком случае перестанет тонуть, но плыть куда-либо он тоже не сможет, ибо дизельные двигателя будут попросту демонтированы. И хорошо, если это будет двигатель. Возможно, латая одну дыру, экипаж вырежет кусок жести из другой части днища, создав еще больший эмоциональный энергетический "потоп" в своем трюме
       Примером здесь может послужить Сергей Нилус - один из великих апологетов православия начала двадцатого века. Всю жизнь он курил. Но, понимая, что курение - это грех, он неоднократно пытался бросить эту привычку. Но каждый раз с ним случался сильный эмоциональный кризис. Он сам писал, что те человеконенавистнические, лютые состояния души были настолько ужасны, что он снова брал в рот папиросу. Перед ним встала перспектива: расстаться с курением, но возненавидеть все человечество. И русский писатель посчитал это слишком большой платой за расставание с табаком.
       Этот тот самый классический случай, когда человек борется с пороком силой своего желания, а не Намерения. Но желание, даже возвышенное, почти всегда проигрывает пороку.
       Сергею Нилусу было невдомек, что для безболезненного расставания с плохим качеством надо использовать не Волю, а Намерение. Но это, как говорится, уже совсем другая история, требующая магических технологий. Ведь Намерение воздействует не локально, а целостно - на всю Вселенную (и весь организм!), с минимальным вредом для каждого живого существа. Ибо Намерение - это Воля Бога (или, как говорят толтеки - Орла), а Бог является Другом всех возвышенных существ по своей исконной природе.
       Все упражнения по привлечению к себе силы Намерения можно грубо разделить на две категории: косвенные и прямые - делание и не-делание, если говорить о них терминами толтеков. Другими словами, - на неэффективные и эффективные.
       Начинать, однако, всем приходится, как правило, с неэффективных - делания. Делание - это такие методы накопления силы, которые происходят с подачи и под "мудрым" руководством рационального разума - Манаса. Выражаясь по-религиозному, человек, берущийся за такие действия, считает, что Бог быстрее всего достигается посредством тех или иных конкретных упорных нагрузок - на разум, тело или эмоции. Во всяком случае, он в это неистово верит. Хотя результат, мягко говоря, редко кого впечатляет. В том числе и самого тренирующегося.
       Таким деланием поначалу является почти все - молитва, упражнения хатха-йоги, тенсегрити, пранаяма, речитация мантр, созерцание пламени и обливание холодной водой.
       Даже медитация, которая должна быть не-деланием по определению и по сущности, и та на первых порах является деланием разума. Но дух деланием не накормишь. И искатель мало-помалу приходит в отчаяние, так как дух по-прежнему оказывается "за семью замками". Вся эта магическая и йогическая деятельность начинает выглядеть для рационального разума как проклятие, как неспособность познать дух, несмотря на всевозможнейшие колоссальные усилия. Но не нужно отчаиваться. Этот чудовищный прагматизм невозможно преодолеть лишь новичку, возжаждавшему скоропалительной славы. Ведь Манас, пытаясь главенствовать над всем и вся, преследует свои "разумные" цели, пытаясь проконтролировать садхану, дабы не разбазаривать без толку ценное время. "Уж если и суждено помучиться, тупо уставившись в янтру, - рассуждает он, глядя на священный символ, - так пусть Бог меня за это чем-либо вознаградит. В моем хозяйстве - все пригодится". Такова его купеческая логика.
       К сожалению, Манас вынужден быть расчетливым коробейником. Ибо создан для операций с плотной энергией форм, существующих по принципу - "ты - мне, я - тебе". Поэтому его удел - хождение по земле, а не парение в абстрактных глубинах.
       Вчитываясь в религиозные и эзотерические тексты, Манас берет из них на вооружение только то, что ему нравится, игнорируя все остальное. Но такая избирательность временами смертельно опасна, ибо краеугольные магические идеи проигнорированы. (Как однажды заметит великая Дион Форчун: "Многие обожглись на гримуаре великого Абра-Мелина не потому, что он несовершенен, а потому, что выдернули из него только приятные для себя фрагменты".)
       Манас не в силах понять, что в любом магическом действии его задача - тихо и мирно слезть с королевского трона, предоставив место безмолвному знанию. И если он не пожелает сделать это добровольно, дух рано или поздно спустит его с командных высот посредством той ли иной шоковой терапии.
       Делание тех или иных методов совершенствования - накопления духовной или витальной энергии - всегда связано с большим напряжением мышц, разума или эмоций. Это - работа. Иногда - очень тяжкая. Смысл, которой Манасу понятен далеко не всегда. Поэтому его нужно как-то уговорить - успокоить, чтобы он не совал палки в колеса идущему в Небеса поезду. Аргументы маги здесь изобретают самые разные, учитывая при этом его пристрастия или жадность. Например, мы занимаемся Хатха-йогой или гимнастикой Цигун не ради забавы (время-то, которое можно пустить на добычу денег или удовольствий, вот беда, упущено!), а во имя "очень важной цели" - увеличения здоровья, навыков самозащиты, хорошего статуса в глазах противоположного пола и т.д. Ведь слово "Намерение" или "Бог" для Манаса поначалу абсолютно никакой ценностью не обладает.
       Однако вырабатываемая при делании витальная сила лишь ненамного превосходит ту, которая была затрачена. Но каким бы низким не был коэффициент полезного действия, отказываться от этого вида тренинга все же не стоит. Ибо он - необходимая ступенька к не-деланию. Это - тактическая уступка, вынужденный маневр. Другими словами, жертва вековечному тирану - прагматичному Манасу, узурпировавшему королевский трон. Ведь соблазн сразу "взять быка за рога" - с самого начала заниматься исключительно блаженным не-деланием - обречен на неудачу.
      
      
       Поэтому делание всегда выступало как фильтр, сбрасывающий с военной тропы всех ленивых и нетерпеливых - жаждущих постичь Бога или просветление в один присест. Всех, практикующих делание, можно разделить на три категории: на тех, кого оно изуродовало или убило, тех, которые были им разочарованы и оставили практику, и, наконец, тех, кто дошел до конца - прорвался-таки к блаженству не-делания - обрел силу духа.
       Секрет успешного делания, впрочем, заключается в том, что оно должно быть направлено не на физическую, а на трансцендентную цель. Что религиозный человек сказал бы чуть проще: все, что делает верующий, он должен делать не для себя, а для Бога.
       Другими словами, как только человек начинает заниматься деланием ради очищения связующего звена с Намерением, он автоматически сводит риск травм и неудач к находящемуся около нуля минимуму. И хотя процент вырабатываемого Намерения в таком делании все равно невелик, тем не менее, он, к счастью, присутствует! В отличие от такого делания, как, например, карате, когда им занимаются исключительно ради самообороны.
       Занимаясь настойчиво деланием ради такой возвышенной цели, как дух, человек рано или поздно соприкасается с одухотворяющим и почти неописуемым актом не-делания, прикосновением духа, который может навсегда изменить видение, понимание и ощущение мира. Это - Рубикон. Тот, кто попробовал хлеб не-делания в материалиста уже никогда не превратиться. Даже если ему пообещают золотые горы или пригрозят распилить на куски.
       Пытаясь очень сухо, без поэзии, дать определение этому восхитительному состоянию нашей души, можно сказать, что не-делание - это такие преднамеренные акты внимания, в которых руководящая деятельность Манаса - его "полезные" указания и контроль - отсутствует. Надо сказать, что это не обязательно транс, состояние глубокой медитации, сатори или еще какие-либо виды классического не-делания. Не-делание можно совершать и при активном Буддхи - это могут быть мысли, поступки или слова, как, впрочем, и их отсутствие. Это - другое, вдохновенное отношение к миру, в том числе и к самому себе.
       Когда дух наконец-таки овладевает человеком, и он видит-таки мир другими глазами, о существовании которых не подозревал. У каждого человека, даже очень далекого от практической религиозности, бывают мгновения не-делания - то, что он называет по-своему - вдохновением. Но, к сожалению, простой человек постоянно генерировать его не способен. Только магу или йогу дано испытывать его преднамеренно.
       Что замечательно, занимаясь не-деланием, человек свою силу почти не расходует. Наоборот, в этом состоянии она только накапливается, даже если он в это время колет дрова или прорабатывает тяжелые асаны. Поэтому, сделав работу, он чувствует, что накопил, а не растратил энергию. Тем, кто не занимался не-деланием, поверить в это тяжело. Тем не менее, это так. Прикасающийся во время не-делания к человеку дух, располагает безграничной энергией, "финансируя" все его энергозатраты.
       Истинными поэтами становятся, кстати говоря, не потому, что однажды приходит решение заняться литературным бизнесом, а потому, что Буддхи этих людей каким-то образом узнает, что такое не-делание прозы. Вдохновляющий аромат этого состояния настолько опьяняет и захватывает, парализуя возможность отступления в другой вид деятельности, что человек рискует остаться поэтом и только поэтом, вербальным "пьяницей", до конца своей жизни. Рифмоплетам, разумеется, эти состояния неизвестны.
       Молитва в самом лучшем ее исполнении тоже должна быть не-деланием, но, к сожалению, у тех, кто только начинает постигать этот вид приближения к Богу, это делание - механическая просьба. Обращение озабоченного ума, в котором нет ни вдохновения, ни полета в высшие сферы. В этом случае у человека имеется лишь "челобитная" - конкретный список дел и проблем, с которыми Бог должен разобраться. Однако думать, что Богу не известны наши проблемы, и мы должны их грамотно перед Ним разложить, - это невежество. Тем не менее, такое несовершенное обращение - всегда благо. Ибо положительную роль играет не сама наша просьба, а сам факт обращения к Бесконечности. К Существу, которое бесконечно любвеобильнее и мудрее лучшего из людей. Будет ли при этом исполнено обращение - дело десятое. Здесь важно другое - частичка духа войдет в просителя безусловно, дав ему нечто большее, чем исполнение его пожеланий.
       Зная об этом, бхакти-йоги практикуют свой излюбленный вид не-делания - постоянное размышление и памятование о Боге. То, что соединяет с духом ничем не хуже вдохновенной молитвы. Но с точки зрения обычного Манаса, такая деятельность ума - просто безумие - тяжкая, бесполезная и ненужная концентрация. Ведь вокруг человека столько важных, неотложных и интересных проблем, которые нужно срочно обмозговать. И тратить время и умственную энергию на какого-то там "далекого" и "бесполезного" Бога - крайне непрагматическое ребячество. При этом Манас все время упускает из вида очевиднейший факт - все его многолетние упорные размышления над сонмом "неотложных" и "важных" проблем не сделали человека счастливым ну ни на йоту. Благодаря, кстати говоря, именно его неустанной работе. Ведь Манас, с точки зрения духа, ведет себя словно безумная и больная старуха, создающая проблемы на пустом месте.
       Но нельзя дать универсальных рецептов не-делания, подходящих для всех и для каждого. Каждый должен найти свое не-делание - свой персональный мост к Бесконечности. Так, например молитва, совершенная в фазе не-делания окрыляет. И человеку уже все равно - исполнятся его личные просьбы или же нет. Ибо уже исполнилось главное - он стал легче, живее и радостнее, словно тьма и гравитация потеряли над ним свою власть.
       Вообще говоря, делать что-либо, не ожидая от Бога награды, только потому, что это должно быть сделано, - это уже разновидность не-делания. О чем в Гите сказано четко: "Да будет у тебя устремленность к делу, а не к плодам... Стремящийся к плодам - жалок". (2 - 47, 49) Жалок, добавим мы, ибо его жизнь не наполнена одухотворяющей силой не-делания.
       Сами толтеки иногда определяли не-делание как нестандартное поведение, изумлявшее своей кажущейся бессмысленностью. Но именно такой магический акт привлекает в кокон человека те самые энергетические волокна - новый "бензин" нашего организма, который раньше был ему недоступен.
       Из этого, кстати, следует одно парадоксальное следствие: атеист, который сосредоточенно совершает молитву, добьется гораздо большего притока духовной энергии, чем нерадивый верующий, исполняющий ее ради реализации своих просьб. Ибо молитва, сопровождаемая концентрацией разума, у атеиста является не-деланием всегда. И если бы он был в силах ее совершать регулярно (например, в качестве эксперимента), его жизнь чудесным способом преобразилась бы, избавившись от множества катастроф.
       Подводя итог вышесказанному, надо отметить главное - каким бы видом делания ни занимался искатель, он должен не прекращать попыток вырваться из этой унылой тюрьмы, попытавшись влить в свое делание хотя бы искорку духа. И тогда его делание мало-помалу начнет обретать черты не-делания, пока, наконец, не станет чистым не-деланием - вратами к Намерению. Свинец делания рано или поздно, если усилия регулярны и постоянны, превращается в золото не-делания. Когда усилия уже почти не нужны, ибо Господь берет на Себя все основные тяготы трансформации. Совершенные люди, нетрудно заметить, вообще ничего и никогда не делают. Находясь при этом в постоянном блаженстве.
       Как скажет Кришна Арджуне: "Уж если тебя какими-то неистовыми ветрами и занесло на эту планету скорби, каждый свой поступок превращай в поклонение Мне".
       Заниматься все время деланием - это духовное самоубийство. И оно рано или поздно притянет физическую смерть. Ибо делание умерщвляет. Сначала - духовно, потом - физически.
       И так как делание - орудие смерти, оно часто используется, чтобы нанести врагам серьезный урон. Христианские фанатики, например, "победили" Богов древней Эллады именно деланием - внушая всем "добрую весть" - что Зевс, Афина, Гермес и прочие обитатели Олимпа - просто бессильные призраки. А то и вовсе - не существуют. Воинственный атеизм, впрочем, попытается с христианством поступить точно так же - уничтожая его на этот раз своим атеистическим деланием. Это ментальное делание будет примерно таким же: Христос, провозгласят атеисты, даже если и существовал, был таким же как все - простым смертным. И это делание, к сожалению, тоже покалечит многие души.
       Маленькие дети, обладая огромным энергетическим потенциалом, совершают акты не-делания спонтанно, в силу переизбытка энергии. Поэтому для них мир - фантастически интересное поле деятельности. Их мир сказочный и яркий - духовно объемный. И это - одно из их сокровищ. Но они при этом хотят, быстрее стать взрослыми, полагая, что вселенная станет еще увлекательнее. Увы, им не известно, что в мире взрослых живет страшный дракон, порождение ада, зовущийся Деланием, который безжалостно пожирает все таинственное, радостное и веселое. Чем дети так сказочно богаты. Ибо это чудовище питается самым ценным: розовыми мечтами, яркими красками, таинственными секретами, созерцанием гномов и ангелов - выхолащивает самую сердцевину радостной жизни. Поэтому игрушки однажды перестают быть живыми - превращаются в мертвых и неинтересных кукол.
       И когда ребенок, наконец, вырастает, некогда сказочный и увлекательный мир превращается в плоское, серое и скучное бытие, переполненное неотложными и обременительными проблемами. Хотя мир в действительности таинственность, радость и глубину не утратил. Таковым его сделала черная магия делания.
       Но все, к счастью, можно поправить и исцелить. Это - одна из задач духа.
       Разговор о не-делании и его связи с Намерением настолько важен, что ему нужно посвятить не главу, а целую книгу. Но объем этой книги и так достаточно велик. Поэтому автор предлагает компетентным представителям других магических линий поговорить об этом магическом акте с читателями более подробно, не торопясь.
       Здесь сразу же нужно отметить, что человек инстинктивно, во имя собственного самосохранения, стремится к не-деланию всегда. В массовой культуре, например, не-делание замаскировалось под видом общенациональных и религиозных праздников. Да, именно праздник был той отдушиной, которая не позволяла многим народам надолго погрязнуть в войне, внутренних распрях и прочих видах общественного самоубийства. Хотя праздник - это, с прагматической точки зрения, нечто на редкость бессмысленное. Ибо время, которое можно использовать для производства тех или иных материальных ценностей, как-то полезно и правильно, расходуется совершенно бессмысленно - во имя какой-то там блажи - разных детских утех и развлечений.
       В древнем Риме, например, 76 дней в году были праздниками. Почти каждый четвертый день люди что-либо великое праздновали, отмечали! Красочные театральные и религиозные церемонии, дарующие экзальтацию, пронизывали всех - с верха до низа. И это не-делание превратило Рим в могучую силу, контролирующую средиземноморье. Но вся беда в том, что человек, не стремящийся к самопознанию, любой акт не-делания рано или поздно превращает в разновидность известного ему делания. В данном случае таким деланием было стремление к удовольствию как таковому. И неважно, что его порождало: разнузданный эрос, безделье или сами зрелища. Важен лишь сам факт: древний Рим наткнулся на один из парадоксов магии - то, что возрождает и исцеляет, может и убивать. Щит и меч могут превратиться в орудие самоубийства. Мистерия праздника, воспевающего славу Богам, этого массового очищающего душу не-делания, рассматривается обывателем как еще один способ побить в баклуши, выжав из праздничной ситуации максимум удовольствия. Но удовольствие - ослабляет. Точнее говоря - убивает. В отличие от радости - источника духовной энергии. И не задолго до новой эры римский сенат в самом срочном порядке пытается исправить безрадостную ситуацию: запрещает оргиастические праздники, развращающие население. Поклонение Вакху, инициирующая в массовом масштабе жажду ничем не контролируемых удовольствий, чем-то смахивало на грозную лавину, которая в один присест могла смахнуть в океан хаоса всю хорошо отлаженную государственную машину. Но было уже поздно, ящик Пандоры к началу эры был открыт настежь. Оргиастические Боги могли торжествовать - еще одна империя рушилась. Делание Эроса превратилось в мощный атомный взрыв, погребающий все имеющиеся культуры.
       Поэтому нужно запомнить: не-делание порождает радость, а некоторые виды делания - удовольствие. Радость - исцеляет, удовольствие - убивает, разрывая связи с Намерением. Поэтому праздник, отдых, некоторых утомляет сильнее работы, и они устремляются отдохнуть на работе. И искатель не должен путать "боб да с горохом", четко осознавая, когда он имеет дело с радостью, а когда - с удовольствием. Все это может показаться излишними тонкостями. Но именно на понимании этих тонкостей зиждется дорога в бессмертие, а не на каких-то крупномасштабных магических актах.
       На пути к исцеляющему дух не-деланию мировоззрение придется обновить многим. Новая, более радостная жизнь начинается не только с тенсегрити и пранаямы, молитвы или медитации, но и с новых идей - нового взгляда на все, что нас окружает. И самая революционная идея и проста, и стара, как сам мир: все вокруг нас - живое!
       И если человек, например, смотрит на воду как совокупность мертвых молекул - соединенные вместе атомы кислорода и водорода, и не более того, - он совершает делание воды. Но если он рассматривает ее как обитель Богинь первоэлемента Вода и ее слуг - Ундин, он совершает не-делание этого вещества. Поэтому, обливая себя водой (по сути - радостными Ундинами), он очищает не только кожу, но и свое энергетическое тело от загрязняющих его эмоциональных нечистот. А это - приносящий радость магический акт. Акт, преобразующий жизнь в самой ее сердцевине.
       Если пылающий в камине огонь считать мертвых химическим процессом, соединяющим углерод с кислородом, - это делание, которое нашему духу ничего не дает.
       Но если мы смотрим на огонь как на особую неорганическую жизнь, наделенную умом и сознанием, - физическое воплощение Бога огня, тогда мы изменяем жизнь к лучшему, ибо это уже - не-делание. В таком случае Саламандры, служащие Богине огня, могут беспрепятственно очищать нашу душу от накопившихся психических напряжений, поедая не только дрова, но и наши душевные тяжести.
       Священные тексты созданы для того, чтобы возродить у нас через то или иное не-делание утраченные чистые радости жизни. Чтобы мы вновь стали довольными жизнью - "как дети". Например, Кришна в Гите говорит определенно: "Я - жар огня". И возвышенные люди, в том числе и бессмертные, зная это, кормят огонь зернами, сахаром, маслом, конфетами и шоколадом - чем сами не брезгуют. Как влюбленные в домашних животных кормят сосисками собаку, а булкой - корову. Корова и собака при этом, естественно, радуются. Бог здесь исключения не составляет. Если мы кормим живой огонь нравящейся нам пищей, он тоже радуется. Но когда Бог радуется, Он делится этой радостью с нами, вливая ее в наши сердца.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       3. Таинство лунной реки.
      
      
      
      
       Намерение, как уже было сказано, - это духовная сила. Чистая энергия. Энергия без желаний, этих беспокойных детей невежества и эгоизма.
       Поэтому, очищая себя от порочных наклонностей, человек приближается к этой силе автоматически. Уже в силу того, что подобное притягивается в мире духа к подобному.
       Все, что делает нас спокойнее, возвышеннее и сильнее, создает мост к Намерению - Воле Всевышнего, которой не трудно реализовать любой вид бессмертия.
       Но чтобы описать все методы, созданные посвященными для избавления ищущего дух от пороков, не хватило бы и Британской энциклопедии. К тому же многие из них требуют специального посвящения - инициации, без которой они опасны или недейственны.
       В последующих главах будет кратко рассмотрены только самые простые и безопасные. Эта книга - не сборник таких методов, а, скорее, носитель фундаментальных идей, опираясь на которые, можно найти все, что потребуется.
       И все же здесь мы приведем один старинный и простой магический метод, который не требует ни посвящения, ни специальных знаний. Это - использование силы Луны.
       Он заключается в следующем: в момент растущей Луны надо поднять вертикально вверх правую руку, чтобы ладонь освещалась лунным светом, и трижды произнести вслух простую формулу, в которой четко выражена ваша решимость обрести положительно качество (если Луна растущая) или избавиться от того или иного порока (если Луна убывающая).
       Например, если страх прокрался в жизнь человека, на растущую Луну он трижды произносит такую формулу: "Как растет эта Луна, так растет и мое мужество!" Если же у него есть предрасположенность к восточным религиям, он может усилить эту формулу: "Как растет эта Луна, так растет и мое мужество! Ом-м-м!"
       На убывающую Луну, в свою очередь, можно расставаться с любыми негативными сторонами. Например, личность, которая желает нарастить отрешенность (Вайрагью), дабы меньше поддаваться искушениям духов-соблазнителей, и тратить больше времени не на развлечения, а на духовную практику, подняв вверх руку, произносит: "Как уменьшается эта Луна, так уменьшается моя привязанность к удовольствиям внешнего мира! О-м-м-м".
       Ревнивец, заставляющий страдать себя и свою возлюбленную, говорит: "Как убывает эта Луна, так уменьшается и моя ревность!"
       Короче говоря, каждый берет свою проблему и забрасывает ее в лунную "реку".
       Очень важно сделать такой магический акт не один раз, а столько, сколько понадобиться - пока не будет прочувствован результат. Регулярность - сильный и, в большинстве случаев, решающий фактор. Этот мощный магический жест очень действенен. Но корень некоторых пороков настолько могуч, что несколько таких жестов будет недостаточно. Поэтому в борьбе за гармонию требуется постоянство и настойчивость.
       Механизм этого жеста можно представить для рационального разума в следующем виде: мы берем "занозу" - порок - и привязываем к нему "веревочку" нашего намерения расстаться с этой проблемой, а затем бросаем "поплавок" - магическую формулу - в свертывающуюся энергию убывающей Луны. Мощное течение этой лунной "реки" выдергивает из энергетического тела психическую "занозу". Это, разумеется, схема для любознательного ума, а не подробное описание. Ибо любой магический жест - это тайна...
       Взаимодействуя с Луной, очень важно понимать, что Она - живое и разумное существо. И у нее, как и у любой планеты, есть своя негативная сторона, от которой нужно максимальным образом отстраниться. Как говорят индийские йоги, надо умилостивить планету, если решил использовать ее силу.
       Негативная сторона лунных энергий заключается в том, что, попав в них, человек может испытывать трудно контролируемые эмоции. В данном случае - расслабляющего, плаксивого и сентиментального плана. Вдобавок к этому, ее отрицательная мощь может подарить и "битье в баклуши" - разговоры, которые никогда не переходят в дела, - склонность к безделью и попустительству. Гоголевский Манилов - классическая жертва негативных лунных энергий.
       С другой стороны, ее положительная сила заключается в том, что в высшем своем проявлении она наделяет ищущего очень важным аспектом - автономностью, витальной силой и независимостью от спонсоров и соблазнителей. Когда человек перестает цепляться за окружающих, как за свою надежду и опору, находя ее в самом себе.
       Чтобы нейтрализовать неблагоприятные воздействия этой планеты, видящие древней Индии создали особую мантру. Она может быть использована всяким, кто чувствует на себе деструктивное воздействие этого небесного светила:
      
      
      
      
       Ом шрам шрим шрум са чандрамасе намах
      
      
      
      
      
      
       Наиболее эффективна она во вторник вечером. Общее число повторений - 11 000 раз.
      
       Так как она содержит целых три биджа-мантры, использовать ее нужно крайне осторожно - по мере роста личной силы. Биджа - это пакет концентрированных энергий, для адекватного взаимодействия с которыми надо обладать определенным уровнем осознания или, говоря по-толтекски, достаточной личной силой. Поэтому, почувствовав безбрежную мечтательность или неуемную лень, парализующую полезные инициативы, или - неизвестно откуда нахлынувшие на вас щемящие сердце неконтролируемые эмоции - немедленно прекратите сознательное взаимодействие с Луной или практику мантры! Пока ваша осознанность не повысится через другие духовные практики.
       Развитое осознание может нейтрализовать любые негативные силы планет, но начинающий свою духовную карьеру должен проявлять повышенную осторожность. И не рисковать без нужды.
       В дальнейшем, по мере роста сил осознания, человек может использовать и благостные силы других планет. Но к первому шагу в бессмертие эта практика не относится. Ибо негативная сторона планет слишком могущественна. И на начальном этапе человек ее нейтрализовать просто не в силах. Это взаимодействие с планетарной энергией требует особого посвящения и специального гнозиса, без которого контакт с планетой может быть просто фатальным.
       Так, например, Марс может подарить неистовую решимость и мужество, но его негативная сторона сведет все на нет, сделав человека жестоким, а не безжалостным. Что никак не способствует росту любви и гармонии - главному свойству бессмертных.
       Венера, способная наделять бескорыстием и любовью к возвышенной красоте и поискам духа, в деструктивном аспекте наделяет лишь неистовой похотью, превращающей жизнь в охоту на людей и духов противоположного пола. Что и есть сама духовная смерть в самом концентрированном виде.
       Меркурий, дарующий проницательный ум, в негативном аспекте превращает в изворотливого лжеца, ловко манипулирующего окружающими в эгоистических целях.
       Даже Солнце, наделяющее преданностью духу и великой целительной силой, у которого, кажется, вообще нет недостатков, в отрицательном аспекте способно инициировать огромное чувство собственной важности, или, попросту говоря, непомерную гордыню.
       Учитывая этот сложный и опасный момент, мы делаем исключение лишь для Луны. Ибо пренебречь ее могучими возможностями было бы излишней перестраховкой. Но даже в этом случае настаиваем на осторожности. Отслеживайте свои реакции - новые мысли или эмоции. И не пытайтесь предпринять какие-то активные мистические действия и начинания, когда она пребывает в "объятиях" Гекаты - лунной богини ада - находясь в 1-м и 28-м лунном доме. Проще говоря, за сутки до и после новолуния. Ибо демонические силы, проявленные через Луну, в это время наиболее могущественны. Это - время обороны, а не наступления.
      
       -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
      
       Конечно, все, о чем здесь шла речь, может показаться не практикующему не-делание человеку слишком уж странным. Но для просветленного его удивление или несогласие не странно, а естественно. Ибо думать, что планеты мертвы и неразумны, или - что бессмертных не существует, - это делание. То, от чего эта книга призывает всеми силами удержаться.
       Во все времена люди с обостренной интуицией всеми силами тянулись к религии, магии или оккультизму, ибо процент не-делания в этих сферах огромен. Но, к сожалению, многие приходят туда, чтобы что-то там делать. Например, - создавать новую секту или "спасать мир", - и это в лучшем случае. И, на свою беду, делают. Хотя делать без вреда для здоровья позволительно только Всевышнему. Смертельно устав от своего делания, они покидают метафизические сферы, обидевшись на Бога, ангелов, неразумное руководство или вообще все мироздание
       Поэтому, подводя итог вышесказанному, надо сказать, что если ваша жизнь утратила новизну и привлекательность - стала серой, блеклой и безрадостной, а мир стал похож на враждебный и мрачный театр, значит, в вашей жизни нет места не-деланию. И безопасные его виды надо вернуть. Мы не говорим о классическом не-делании- медитации. Для того чтобы в нее погружаться, созерцая Бога в том или ином аспекте, надо уже обладать огромной психической силой. Чего у человека, привыкшего делать, попросту нет. Начинающему надо осваивать что-то легкое, и уж потом переходить к сложному. Медитация - это очень высокий пилотаж духа, весьма могучее не-делание, конец, а не начало поисков духа.
       Но в поисках собственного не-делания не обязательно изобретать колесо и рисковать собственной жизнью. Импровизация, изобретательность и персональные сложные разновидности не-делания придут по мере освоения простейших видов известных всем видов не-делания. Вначале можно пробовать что-то простое, старинное и действенное. Например, паломничество по святым местам - древнее и могучее не-делание, которым не брезговали даже ставшие бессмертными великие мудрецы.
       Играйте. Ибо игра - разновидность не-делания. Возвратите себе то, чем было наполнено детство. Изобретайте свои собственные игры и праздники, в которых нет места смертельной серьезности, этого обязательного атрибута похорон. Дух очень часто приходит через юмор и игру. Недаром приход на индусскую землю Богов и Аватаров, мудрецы назвали божественной Лилой - игрой Бога, а не Великой и Серьезной Работой, которую Они являются выполнить. Ибо любое дело Всевышний может реализовать и без Своего антропоморфного "смокинга". Тем не менее, Он иногда приходит в человеческом облике, чтобы насладится Игрой со своими возлюбленными.
       Нет смысла смотреть на иконы, как на произведение искусства - краски, положенные на дерево или картон, ибо это - омертвляющее наш дух делание. Но видеть в них живое окно в мир духа - это стоящее дело, ибо не-делание.
       Обливайтесь не столько водой, сколько очищающими эмоции Ундинами. Дышите не столько молекулами, сколько Сильфами, дарующими ясность ума. Бросайте в огонь не столько дрова, сколько лакомства или зерно. Ибо живыми являются не только собака или попугай, но и даже тряпичные куклы, не говоря уже об огне - "рте Бога", сжигающем наши печали. И тогда Саламандры "съедят" не только соединения углерода, но и ваши психические напряжения, обрушенные на вас проклятия и прочие "прелести" жизни.
       Ходите в лес не по грибы, а на встречу с тайнами мира. И тогда, однажды, к вам вернется то, что вы давно потеряли: вы посмотрите на мир, как ребенок - с удивлением и восторгом. Ибо чудесные тайны приоткроют чуть-чуть вам свою искрящуюся радость. И жизнь, обретя привлекательность, прогонит стоящую у дверей смерть, приготовившуюся к решающему прыжку.
       Сражаясь со смертью посредством не-делания, человек неизбежно вступает в новую эру своего бытия. Жизнь становится насыщенной, концентрированной и непредсказуемой - настолько интересной, что перестают привлекать традиционные развлечения - разные "шоу", штампуемые фабриками массовых развлечений. "Не-делание" дарит такие радостные состояния, что искатель может вообще придти к "ужасному" выводу: смерть, эта величественная "страшилка" - друг, а не враг человека. Ибо, только спасаясь от нее, мы можем достичь такого невыразимого словами блаженства. Он вдруг осознает, что без смерти, этого Великого Катализатора Эволюции, мы бы еще долго оставались беспомощными, сластолюбивыми и ленивыми млекопитающими. И именно это "ужасное" изобретение Бога (или дьявола) позволяет нам эволюционировать в короткие сроки. Смерть заставляет бежать к совершенству намного лучше речей пламенных проповедников. И раньше времени она на этом марафонском пути не успокоится, и подобно волчице будет покусывать за пятки до тех пор, пока человек, наконец, не познает главное - самого себя и свою бессмертную долю.
      
       -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
      
      
       Возвращаясь к одному из главных героев нашего повествования - китайскому императору - надо отметить главное: Цинь Шихуан не обладал знанием о существовании Намерения. Хотя, скорее всего, был наслышан о нем. Но лично с этим могущественным "Драконом" он не был знаком даже шапочно, не говоря уже о том, чтобы быть его другом.
       К счастью всего человечества. Ибо (кто знает?) в какое страшное, неуязвимое и грозное существо могла бы превратить его Сила Намерения. Его кровожадная натура и так, без всякой там магии и ее супервозможностей, превратит жизнь китайцев в перманентный кошмар. И то количество невинной крови, которую он прольет ради воцарения на троне и объединения Китая, будет сравнимо лишь с последствиями европейских мировых войн и революций. Наверное, за всю историю Поднебесной в нем так никогда и не появится новый тиран (кроме, может быть, Мао), которого интеллигенция ненавидела сильнее, чем своего первенца - Цинь Шихуана - для которого жизнь человека была не дороже жизни воробья или крысы. И страшно подумать, в какие бы еще бедствия бросил он свой народ, продлись его жизнь лет на десять больше того срока, которое отвело ему Небо.
       Оставаясь рабом гипержелания, он умрет в полном невежестве, так и не вняв мудрым предупреждениям некоторых подаривших ему свою аудиенцию бессмертных. Он расстанется с жизнью, веруя в то, что бессмертие могут дать какие-то чудо-таблетки, а не дисциплина, направленная на взращивание осознания. И это верование по своему качеству ничем не будет отличаться от низкопробной веры современных тиранов, верующих в физкультуру, стволовые клетки и здоровый образ жизни, - все то, что на продолжительность жизни почти не влияет.
      
      
      
      
      
      
       Практический компендиум вторых Врат
      
      
      
       Открытие вторых Врат производится в два этапа. На начальном этапе, как правило, задействовано лишь одно Делание - те методы наращивания личной психической силы, которые одобрены рациональным разумом. Это:
       1. Упражнения Хатха-йоги. Или - китайская гимнастика. (Здесь можно посоветовать хорошо зарекомендовавшую себя Крийя-йогу, например. Очень хорошо делать по утрам Сурья-намаскар и прочие несложные и безопасные комплексы, если рядом нет достойного учителя более сложных практик.)
      
       2. Дыхательные упражнения - простейшая безопасная пранаяма. (Прежде всего нужно освоить Нади-Шодхану - очищение энергетических каналов. Это - очень простое и очень эффективное упражнение для успокаивания нервной системы. Нади-Шодхана, Капалабхати и Враджана-пранаяма - это три основных пранаямы, которые невозможно передозировать. Это - панацея для новичков. Чуть позже, после освоения этих трех, можно осторожно браться за более сложные дыхательные упражнения.)
      
       3. Тенсегрити - магические толтекские пассы. (Эти магические пассы подходят только тем людям, которые уверовали в Карлоса Кастанеду. Если вы их будете практиковать без веры, они свою лепту внесут даже в этом случае, но уже как не-делание.)
      
       4. Очищение организма посредством голодания и вегетарианства. (Будьте осторожны! Голодание можно использовать как метод очищения и накопления силы только в том случае, если рядом с вами нет ваших врагов или людей, направляющих вам отрицательные эмоции. В противном случае голодание может отправить вас в гроб.)
      
       5. Жизнь в одиночестве в экологически чистых местах. (Одиночество, соединенное с другими магическими технологиями, - воистину "термоядерный" метод накопления силы. Поэтому этим методом может воспользоваться лишь уже достаточно сильная личность, но ни в коем случае не неофит. Здесь нужна заимка или дача, расположенная в глухих нелюдимых местах. И - определенное мужество.)
      
       6. Общение с могущественными и возвышенными людьми нашей эпохи. (Очень хороший и эффективный способ накопление силы. Почти что "бесплатный", ибо не требует такого объема усилий, как все прочие методы. Одно плохо - встретить таких людей очень непросто. Но если такая возможность на горизонте появляется, то пожертвовать ради такого возвышенного контакта можно многим.)
      
       7. Рецитация мантр. (Метод годится только тем людям, которые уже верят в силу Имени. Напомню, что мантра работает в любом случае - верим мы в нее или же нет. Но если человек не верит в силу божественных звуков, слишком уж долго он их повторять не сможет. Хотя метод весьма эффективный. В случае веры - как делание. В случае отсутствия веры - как не-делание.)
      
       8. Накопление положительных эмоций всеми возможными способами, которые не истощают других живых существ.
      
       9. Творческое хобби, связанное искусством. (Это - живопись, стихи, литература, танцы, хоровое и одиночное пение - любой душевный вокал, приносящий радость. Сочинение песен или их исполнение. Короче говоря, все, что связано с сотворенной собственными руками или голосом красотой.)
      
       Во вторых Вратах все перечисленные силовые практики - асаны Хатха-йоги, Цигун и Тайцзи, пранаяма носят поверхностный и непродолжительный характер - не более 30-40 минут в день. Влезать "по уши" в асаны классической йоги, например, на этом этапе - недопустимая ошибка! Всеми перечисленными силовыми практиками йоги, толтекской магии (тенсегрити) и китайской гимнастики можно заниматься в усиленном варианте только после открытия Четвертых Врат бессмертия!
       Здесь, однако, нужно понять, что все перечисленные выше методы - лишь уловка. Тактическая хитрость. Ибо контакт с духом - с Намерением - вот подлинная стратегия, а не накопление психической силы. Психическая энергия - это то добро, что ум может понять и одобрить. Это то, что ум воспринимает в качестве своей неоспоримой валюты. То, на что он может дать санкцию. Ум, несмотря на всю свою изощренность, туп и примитивен, если речь идет о стратегии. И такие слова как Намерение, Бог или Дух для него никакой ценностью не обладают. Он их пишет с большой буквы, торжественно произносит на трибуне, во имя высокого рейтинга - чтоб пыль в глаза другим людям пустить, но в действительности ему на все эти высокопарные словеса глубоко наплевать. Он их "всей кожей" не чувствует.
       Поэтому накопление личной психической силы с помощью известного, разрекламированного делания - это начало начал.
       Когда тело однажды ощутит на себе воздействие не-делания, в делании уже большого смысла не будет. Эти костыли можно будет отбросить. Но на первоначальном этапе без делания не обойтись.
       Накапливать личную силу через делание - занятие неблагодарное и неэффективное, но другого пути нет (если вы изначально не являетесь духовным гением и титаном, разумеется). Делание, в отличие от не-делания, почти всегда кажется каторгой. Но здесь свою лень победить нужно. Иначе она победит вас.
       Только накопив небольшую толику личной силы через делание, можно переводить свою психическую "электростанцию" на более калорийный вид топлива - на не-делание. Это - как с каменного угля перейти на уран 235-й.
       На этом этапе все перечисленные выше методы уже могут частично выполняться в стиле не-делания. А это уже не каторжный труд, а, скорей, удовольствие.
       Понять, что это за зверь такой - не-делание - можно только накопив определенную личную силу. Ибо эта сила позволяет частично останавливать внутренний диалог - этот внутренний источник ментального хаоса. А утихший ум позволяет снизойти озарению - благодатной частичке безмолвного знания. В этом состоянии вы наконец-таки радостно понимаете - ах, вот о чем, оказывается, писал Карлос Кастанеда, говоря о не-делании!
       На этом этапе вы уже мало-помалу начинаете руководствоваться не мертвой буквой написанных кем-то правил, а путеводной нитью своего не-делания. И это - именно ваше не-делание, а не соседа или подруги. Оно не может быть разрекламировано принципиально, ибо отражает именно вашу неповторимую энергетическую суть. Писать учебники и поучительные брошюры не нужно. Это бессмысленно, ибо это именно ваше не-делание.
       Можно дать очень много определений не-деланию, но все это тщетно. Понимание возникает только как следствие практики, накапливающей личную силу. Ибо не-делание - это наши видение мира и наши поступки в состоянии умолкшего разума. Не-делание - это соприкосновение с источником бесконечной энергии. С силой вселенского Намерения. Это - алхимический акт, превращающий свинец в золото и серебро. Все становится живым, все то, что было ранее мертвым. Ибо нас с детства приучили все умертвлять черной магической силой нашего делания.
       Классические древние виды не-делания - это молитва и медитация. Но, к сожалению, они неэффективны именно потому, что выполняются как делание. Молитва - как челобитная на потребу дня. А медитация - как концентрация на божественных символах или свойствах, что медитацией как таковой вообще не является. А результат такого делания - разочарование. Бог "не слышит" - типичная жалоба неофита.
       Мы, по сути дела, распяты, почти убиты перманентным деланием своего собственного разума. И этого убийцу восхитительной окружающей нас Реальности надо поставить на место. Рациональность нужна. Без нее мы тоже не выживем. Но хлеб духовный появляется именно там, где нет диктатуры этого внутреннего убийцы.
       На определенном этапе наращивания силы появляется возможность для общения с духами огня и воды. Мы кормим огонь, словно священного любимца, конфетами, сахаром и ли маслом. Принимая душ или ванну, мы просим духов воды, чтобы они очистили нас от невидимых нечистот. Мы обращаемся к Луне как живой и разумной Богине, чтобы она помогла нам избавиться от психических древних деструкций. Все это - не-делание. Все это - оживотворяет. Хотя кажется тривиальному разуму чистейшим безумием.
       Все перечисленные виды не-делания приведены здесь лишь как пример. Искатель радостной и качественной жизни должен найти свои собственные. Ибо у каждого лишь вой собственный вид не-делания. И поиск его - дело, в общем-то, благородное.
      
       Здесь мы наконец-таки вплотную подошли к Намерению. Если человек выполняет избранные упражнения регулярно, независимо от благоприятных или неблагоприятных условий, тогда это настойчивое делание и возрастающее мало-помалу не-делание приводит к контакту с Намерением чисто автоматически. Регулярность в неблагоприятных условиях - это и есть ключ к подлинному могуществу - к умению самостоятельно генерировать силу Намерения. Поначалу, разумеется, в небольших дозах. Но, как говорится, лиха беда начало.
      
       Умение генерировать Намерение еще на первоначальном этапе приведет вас к избавлению от всех вредных привычек. Но избавление от нехороших привычек - лишь побочный мелкий эффект. Не ради этого затевалась Игра! Само намерение войти в контакт с вселенским Намерением - с духом - вот цель этой грандиозной "игры в бисер".
       На этом этапе наконец-таки генерируется намерение вечной жизни. Либо в физическом, либо - в энергетическом теле. Это, подчеркиваю, не желание! Это - Сила! И только эта Сила открывает-таки вторые Врата бессмертия. Только намерению это по силам.
      
      
      
      
      
      
      
       Глава 3.
      
      
      
       ЖАЖДУЩИЕ СМЕРТИ
      
      
       "- Это закон служения, Кто хочет жить долго,
       должен служить. Что хочет господствовать,
       живет недолго.
       -Почему же тогда многие рвутся стать
       господами?
       - Потому что не знают этого закона. Лишь
       немногие рождены для господства, им это не
       мешает оставаться радостными и здоровыми.
       Но другие, те, что стали господами просто
       Потому, что очень рвались к этому, они все
       кончают в нигде.
       - В нигде? Как это понять, Лео?
       - Ну, например, в санаториях".
      
       (Г. Гессе, "Паломничество в страну Востока")
      
      
       "Нас обзовут сумасшедшими, шизофрениками,
       параноиками - потому что люди держатся за
       свою смерть, они непрерывно хотят, чтобы все
       было "как всегда", это "их закон", их "здравый
       смысл ..."
      
       (Сатпрем, "Новый вид")
      
      
      
       "Умирающий Хулиан вполне резонно заключил,
       что индеец пытался или удалить сгусток крови,
       или убить его...
       Из последних сил напрягая свой слабеющий
       ум, он сосредоточил внимание на бормотании
       этого странного индейца (Нагваля Элиаса). Тот
       говорил, что сила человека безгранична, что
       смерть существует лишь потому, что мы
       намерены умереть с момента нашего рождения,
       что намерение смерти можно остановить путем
       изменения позиции точки сборки.
       Услышав все это, он понял, что индеец совсем
       сумасшедший..."
      
       (К. Кастанеда, "Сила Безмолвия")
      
      
      
      
       1. "Волосы" Шивы - "высоковольтная" линия Жизни и Смерти.
      
      
      
      
       Стремление к вечной жизни - удел крайне небольшого числа людей. Довольно сильных личностей, которых можно пересчитать по пальцам даже в солидной по численности стране. А многие, увы, подспудно стремятся лишь к одному - собственной смерти.
       Прочитав такую крайне спорную мысль, многие с ней не просто не согласятся, они восстанут против нее всем своим "здравым смыслом". Ибо жить вечно, на первый и поверхностный взгляд, хочется тотально всем, без исключения. Но ум человека в своих подсознательных, темных глубинах - есть нечто гораздо более таинственное, чем предполагают верующие лишь в атомы и молекулы люди. Поэтому это тайное стремление к смерти совершенно не очевидно для неофитов, только-только соприкоснувшимися с тайнами бытия. И подводная часть нашего ментального "айсберга" несет в своей психической тьме такие сюрпризы, которые способны повергнуть в шок любого истого джентльмена викторианской эпохи.
       Так что же заставляет человека любить смерть? Не углубляясь вначале в подробности, скажем просто: жить - тяжело! Жизнь без жертвоприношений (не-делания), как говорится, - не мед и не сахар, даже если у тебя много денег. А в большинстве случаев это вообще не жизнь, а сплошное выживание. И на фоне всех атакующих бедствий смерть нередко приобретает высокий общественный статус - Освободительницы, которая, словно мощный анальгетик, избавляет страждущего от мучений.
       Ницше в самые невыносимые минуты свой жизни открывал чемодан и смотрел на холодную сталь револьвера - надежного механизма, способного быстро прервать физические мучения. Это орудие самоубийства вызывало в нем такое душевное спокойствие, демоническую "благодать", которое не по силам создать даже сильным транквилизаторам.
       Жажда жизни - бремя счастливых. Но для страдальцев жизнь не подарок, а наказание. А смерть, соответственно, - не ужас, а избавление. Стремятся к высокому уровню бытия лишь люди со здоровой психикой. Поэтому Мартин Лютер, духовная противоположность Ницше, однажды воскликнет: "Что может быть гаже смерти?!" И если внимательно присмотреться, нетрудно заметить, что любовь к вечному физическому бытию прослеживается лишь у двух разновидностей живых "организмов": некоторых светозарных личностей и... их противоположности - демонов.
       Во-вторых, жить многим (если бедствия на время исчезли) - просто скучно! Бессмысленность жизни для рядового обитателя этой планеты настолько тосклива, тягостна и уродлива, что он вынужден прятаться от нее во все информационные и развлекательные щели, как таракан от дихлофоса. Миллионы людей каждый день жадно льнут к телевизору, веселя себя гнусными кривляньями скоморохов, изображающих полудебильных уродцев, - что-то, с их точки зрения, "веселенькое" и "юморное". Но в действительности - хамское, тупое и антисакральное. Они льнут со всей силы к экранам, чтобы спрятать от своего разума бессмысленность и тоску неизвестно зачем данного им бытия.
       Но там, где скука, смерть - единственный достойный созерцания аттракцион. Что-то вроде переносного личного "телевизора", который можно основательно включить только один единственный раз, жадно созерцая до этого момента, как это делают другие.
       Для не стремящегося к духу человека борьба со скукой - дело нешуточное. И государство ему в этой борьбе - лучший помощник. Накрывая лавиной "шоу" и спорта скучающих, оно временно нейтрализуют детонатор бомбы психического напряжения. Впрочем, те, кто "наверху", тоже скучают, несмотря на "серьезную" занятость и бремя власти, не сделавшей их ни счастливее, ни мудрее. Правительству тоже нужно бороться со скукой - они тоже люди, хотя и занятые "стройками века". Поэтому не важно где ты - в парламенте или кочегарке - подспудная бессмысленность жизни хватает тебя за глотку везде.
       Поэтому смерть, театральная или реальная, - как отдушина. Вначале - духовная. После - физическая. Ведь скучающему кажется, что только она готова оказать эту услугу - потушить одним махом осточертевший и нудный спектакль, дав возможность обозревать вместо него нечто новенькое. Словно она - единственный скоморох, которому всегда есть чем тебя позабавить.
       В сфере религии, наложившей табу на всякие несакральные "шоу", борьба со скукой выльется в войну с ересями - происками Антихриста. Именно этот антигерой, а не Христос, на протяжении сотен лет развлекает христианских мыслителей, развевая безысходную серость однообразного бытия. Складывается впечатление, что некоторым богословам Бог как таковой неинтересен. А вот Антихрист - это да! Это - Фигура! Ибо несет с собой невиданные приключения, по которым так соскучился обремененный однообразием разум. Что может быть интереснее глубочайших искушений - чудовищных сладчайших соблазнов, которые почти невозможно преодолеть? Здесь-то они и развернут свою фантазию и красноречие "на всех сто". Об одном из таких монахов, коллекционирующем ереси, Мережковский скажет весьма красочно:
       "Евандр был великий догматик, человек ума проницательного и глубокого, над книгами потеря здоровье, преждевременно состарился, зрение его ослабело, в близоруких добрых глазах было постоянное выражение усталости. Бесчисленные ереси осаждали его ум, не давали ему покоя, мучили наяву, грезились во сне, но вместе с тем привлекали соблазнительными тонкостями и ухищрениями. Он собирал их, в продолжении многих лет, в громадную рукопись под заглавием "ПРОТИВ ЕРЕТИКОВ" так же усердно, как некоторые любители собирают чудовищные редкости. Отыскивал с жадностью новые, изобретал несуществующие, и, чем яростнее опровергал, тем более путался в них. Иногда с отчаянием просил у Бога простой веры, но Бог не давал ему простоты..."
       Современные богословы находятся в еще более тягостном положении. Ибо бороться им приходится уже не столько с ересями, сколько с новыми "ветряными мельницами" - заморскими мировыми религиями, вооруженными глубочайшей метафизикой и специфическими духовными практиками. Древними религиями, которые медленно, но верно осуществляют экспансию ранее закрытого для них христианского макрокосма.
       Вся эта мирская и религиозная дребедень лишь подтверждает банальное: там, где нет каждодневной борьбы за наращивание осознания (свято место пусто не бывает), там всем заправляет обремененный животными программами и чужеродными инспирациями грязный Манас, который понимает смысл жизни и взаимодействие с Богом по-своему: то есть не понимает их вообще.
       С теми же искателями бессмертия, которые взялись за главное - усиление осознания, может произойти абсолютно все - они ни от чего не застрахованы. Все, за исключением одного - скуки. Это - единственное, чего они лишены сразу и на вечные времена. Ибо ярость этой битвы за самоосознание на первых порах просто колоссальна.
       Автор этой книги не знает ни одного человека, который, практикуя йогу или магию, хоть раз в жизни испытывал нечто похожее на скуку. О том, что стоит за этим термином, эти творческие люди только догадываются.
       Так что ж все-таки, если копать чуть глубже, толкает человека в объятия смерти? Но прежде чем говорить об источниках смерти, мешающих обрести даже длинную жизнь, не говоря уже о бессмертии, необходимо ответить вначале на крайне "детский" вопрос: а что же это такое - жизнь сама по себе?
       "Я - Бессмертие и Смерть, Я - Бытие и Небытие", - говорит Кришна в Бхагавад-Гите. Эти абстрактные максимы настолько концентрированны и туманны для европейского Манаса, что большинству ни о чем не говорят и почти ничего не объясняют.
       Даже многознающая Блаватская не внесла в этот сакраментальный вопрос, к сожалению, какого-либо существенного дополнения к классическому индуизму, оставив сидеть у разбитого гностического корыта множество современных ей теософов.
       Поэтому то, что говорили мексиканские видящие о жизни и смерти, стоило того, чтобы над этим слегка призадуматься, отложив на время свои важные дела и проблемы. Ибо тот путь борьбы со смертью, который избрала современная наука - через таблетки, стволовые клетки и генную инженерию - с точки зрения толтеков был изначально тупиковым. Так как основывался на полном непонимании того, что такое жизнь, ее источники и та Сила, что ее разрушает.
       Если смотреть на сущность жизни издалека, "с высоты птичьего полета", то здесь между толтеками, европейскими эзотериками и индийскими йогами была полная солидарность, ибо все они утверждали: жизнь - это нечто вообще неорганическое. Сила, которая совершенно автономна от органических молекул. Так же, впрочем, как и сама смерть. Другими словами, то, что делает человека живым, - это не химическая энергия митохондрий, рибосом и прочих органических конгломератов, склонных к метаболизму. Как это ни странно. Жизнь - это некая субтильная энергия, которую современная наука еще объективизировать не научилась.
       Еще несколько тысяч лет назад мексиканские шаманы посредством видения установят, что наша "жизнь" - витальная сила - заключена в некий яйцеобразный энергетический резервуар, кокон, существующий как внутри, так и за пределами нашего тела. И именно она направляет и поддерживает деятельность органических молекул в клетках. Этот витальный аккумулятор нашей души (которую толтеки предпочитали называть просто осознанием), был ее предпоследней "одежкой", после которого шла последняя наружная "шуба" - тональ физиологического организма.
       И без этой невидимой для обычных людей витальной энергии клетки физического организма начинали гнить практически мгновенно, несмотря на полное изобилие химической пищи. Толтеки совершенно самостоятельно открыли то, что йогам было давно и хорошо известно - не молекулы несут в себе жизнь, а жизнь несет и поддерживает органические молекулы. Вопреки К. Марксу и Ф. Энгельсу, определивших жизнь "как способ существования белковых тел". Ведь без этой витальной энергии все наши гены, ДНК и митохондрии не имеют ни малейшего желания размножаться и упорядочиваться, несмотря на обилие аденозинтрифосфата. А только гнить, дезинтегрируясь на простейшие компоненты.
       Поэтому, говоря очень грубо, жизнь простого смертного - это кокон. И насколько он пропитан жизненной силой, настолько энергично и активно все, что мы видим в клетках под микроскопом. Насколько запитан этот яйцеобразный аккумулятор, настолько мы чувствуем себя приподнятыми и счастливыми. Поэтому неистовая борьба за трату и накопление этого источника земного блаженства составляет, по сути дела, почти все коллизии человеческой жизни. Миллионы романов, фильмов, поэм и спектаклей привлекают внимание только одним - какие мысли и эмоции заставляют погаснуть или возродить нашу жизнь. А блаженная разрядка и самоуничтожение этого аккумулятора с помощью существ противоположного пола - это, пожалуй, главнейшая нить любовных романов.
       Для древних толтеков существование кокона не было какой-то гипотезой или догмой, прочитанной в священном писании. Ибо он был одним из энергетических фактов - реальностью духовного видения. Поэтому жизнь была для них не менее объективна, чем Солнце или Луна. И так как жизнь была чем-то весьма отличным от "способа существования белковых тел" мексиканские видящие вынуждены были дать ей свое определение:
       "- Для видящих быть живым - значит осознавать, - ответил дон Хуан. - Для обычного человека осознавать - значит быть организмом. Видящие имеют несколько иную точку зрения. Для них осознавать - значит иметь некую форму, как бы оболочку, в которой заключены эманации, образующие осознание.
       Эманации органических существ заключены в кокон. Однако имеются иные категории существ, оболочки которых не похожи на коконы. Но внутри и этих оболочек содержатся эманации, образующие осознание. Кроме того, такие существа обладают целым рядом свойственных жизни характеристик, отличных от репродуктивной функции и метаболизма.
       - Каких характеристик, дон Хуан?
       - Таких, как эмоциональная зависимость, печаль, радость, гнев и так далее и тому подобное. Да, я забыл самую прекрасную из них - любовь. Такую любовь, которую человек не может даже себе представить.
       - Ты это серьезно, дон Хуан?
       - Вполне, - невозмутимо ответил он и рассмеялся. - Если в качестве ключа воспользоваться тем, что видят видящие, жизнь предстанет воистину в необычайном свете.
       - Но если эти существа действительно живые, то почему не дают знать о себе людям? - спросил я.
       - Они делают это. Все время. Они дают знать о себе не только видящим, но и обычным людям. Беда в том, что практически вся наличная энергия обычного человека потребляется "первым вниманием". Инвентаризация не только поглощает ее без остатка, но и уплотняет кокон, делая его не гибким. А в такой ситуации взаимодействие невозможно". ("Огонь изнутри")
       Этот обнаруженный толтеками энергетический кокон, был похож не на бочку, наполненную аморфным "газом" жизненной силы, как это может показаться, а состоял из бесчисленного количества бесконечно длинных светящихся энергетических нитей. Эти световые волокна, соединенные в единый яйцеобразный конгломерат некой таинственной магнетической силой, были названы древними видящими эманациями Орла.
       Древние маги увидят-таки Бога, но по-своему, не так как индусы. И это знание-видение будет стоить многим из них жизни. Ибо созерцать Кецалькоатля больше нескольких мгновений, не дано почти никому. То же случится и с великими каббалистами, вознамерившимися созерцать Силы, исходящие из Кетер - вратами к Великому Непроявленному. Во всех этих экспериментах, направленных на контакт с "высоковольтным напряжением" Бесконечности происходит одно и то же - физическое тело, не выдержав потоки столь интенсивных энергий, разрушается.
       И все-таки, несмотря на большие потери, грандиозный источник всех сил и явлений - "Пернатого Змея", поразившего их своим величием и беспредельностью, - они отыскали. Именно Он давал всем существующим феноменам и ноуменам жизнь, осознание и, в конечном счете, - смерть.
       Древние индийские тантристы не имели ни малейшего понятия о терминологии мексиканских шаманов, но видели примерно то, что и они. Эти светящиеся волокна, эманации Орла, идущие из бесконечности в бесконечность, вокруг которых формируется свечение осознания, были названы ими несколько по-другому - "волосами Шивы". И хотя эти "волосы" излучали жизнь и осознание, которые мы так ценим, одновременно с этим они были и источником той силы, что эту столь любимую жизнь отнимает. Причем излучали эти "волосы Шивы" энергию жизни и смерти почти одновременно. Энергия жизни лишь слегка опережала энергию смерти. И так - на протяжении всей жизни. Таким образом, еще в древние времена видящие зафиксировали этот столь ужасающий сентиментальную личность факт - смерть начинает безжалостно атаковать человека не с какого-то зрелого возраста, а с первых мгновений его появления на свет Божий. Свет, который все-таки логичнее назвать тьмой Божьей, ибо силы невежества и эгоизма делают здесь с людьми почти все, что им заблагорассудится.
       Древние видящие открыли, что жизнь и смерть входят в кокон в основном по одному и тому же каналу, который расположен в середине этой яйцеобразной "бочки". Этот витальный "штуцер" выглядел как чашеобразная выемка около 10 см в диаметре, находящаяся чуть ниже пупка, и был назван толтеками словом "просвет".
       Таким образом, Жизнь и Смерть, которыми так щедро делится с нами Господь, уже не были абстрактным мистическим туманом, представ перед взором видящих во вполне конкретных формах, излучаемых "волосами Шивы". Энергия жизни влетала в "просвет" в виде радужных красивых колец, а смерть, тотчас следовавшая за ней, выглядела как огненный шар, который, не входя внутрь кокона, просто слегка ударял по "просвету", иногда увеличивая его размер. Делая "просвет" все более широким, если организм был чем-то ослаблен и не мог восстановить его первоначальный размер, огненные шары в конце концов раскалывали кокон, словно грецкий орех, на две половинки, заставляя потерять всю накопленную человеком витальную силу. Что и констатируется всеми простыми невидящими, как обыкновенная смерть.
       Эту спаренную энергию жизни-смерти, толтеки назвали "накатывающей силой", а энергию смерти - "Опрокидывателем". Таким образом, костлявая старушка с косой предстала перед древними магами не как что-то антропоморфное, вроде индийского Господа Ямы, вершителя справедливости и начальника преисподней, а в образе огненных колобков, которые денно и нощно хлопают по нашей энергетической "одежке", испытывая нас на прочность и безупречность.
       Накатывающая сила может быть другом - "коньком горбунком", если знать как ее использовать. Но для неофитов, которые еще не объездили эту магическую лошадку, Опрокидыватель крайне опасен, о чем дон Хуан и предупреждает своего любвеобильного Карлоса:
       "Для того, чтобы открыться накатывающей силе, требуется только сдвинуть точку сборки. Если силу видеть намеренно, опасность минимальна. Зато исключительно опасна ситуация, когда точка сборки двигается случайно, например вследствие физической усталости, эмоционального истощения, болезни или просто небольшого эмоционального либо физического кризиса, такого, как испуг или алкогольное опьянение".
       При таком непреднамеренном смещении точки сборки накатывающая сила раскалывает кокон. Я много раз говорил о "просвете", который есть у человека ниже пупка. Находится этот "просвет" не на самом теле, а в коконе на уровне чуть ниже пупка. Этот "просвет" скорее является впадиной, чем-то вроде естественной деформации гладкого во всех остальных частях кокона. Именно сюда направлены удары Опрокидывателя, именно здесь и трескается кокон.
       Если сдвиг точки сборки незначителен, кокон восстанавливается очень быстро. Человек при этом испытывает то, что когда-нибудь случалось с каждым: видит цветные пятна неправильных очертаний, которые остаются перед глазами, даже если их закрыть...
       ...При катастрофически значительных сдвигах точки сборки вследствие, например, травмы или смертельного заболевания, накатывающая сила раскалывает кокон по всей длине, кокон тушится и сворачивается, а человек умирает". ("Огонь изнутри")
       Чрезвычайно упрощая ситуацию, можно сказать, что человек чем-то напоминает стеклянную бутылку с шампанским, по которой какие-то небесные хулиганы ведут прицельный огонь стальными шариками от подшипников. И вся беда в том, что эта несчастная "бутылка" сошла с небесного конвейера, имея в себе досадный дефект - трещину, которая ее опоясывает. Или, выражаясь по-толтекски, "просвет", постоянно пребывающий в перекрестии небесных стрелков. Поэтому рано или поздно тот или иной "шарик" раскупоривает содержимое, окончательно расколов нашу "стеклянную тару" и предоставив "великому и ужасному" Кецалькоатлю пожрать "игристое шампанское" - сознание человека.
       То, что на Руси обозначалось как нечто величественное - "отдать Богу душу" -мексиканские шаманы назвали более прозаически - кормлением Орла своим осознанием.
       Такая аллегория, несмотря на крайний ее примитив, многое что объясняет из пронизанной катастрофами жизни. Например, почему совершенно здоровые, пышущие жизненной силой люди очень часто "играли в ящик", причем, абсолютно внезапно, не удосужившись предупредить родственников о свидании с Богом. И если внимательно проанализировать судьбы здоровяков, нетрудно заметить: смерть приходила ко многим как-то слишком уж лихо, не постучавшись, нарушая все каноны "нормального" умирания, обставленного хроническими болезнями и постепенным угасанием всех жизненных функций, всей этой медленной и, на первый взгляд, совершенно естественной агонией.
       Смерть здорового человека - как гром среди ясного неба - кажется совершенно неестественной и академически необъяснимой. Хотя суть ее крайне проста. Дело в том, что чем больше в человеке жизненной силы, тем сильнее (не у магов!) открыт его "просвет", научившийся поглощать эту жизненную энергию. И тем больше возможностей у смерти - Опрокидывателя - расколоть кокон. Поэтому кокон, переполненный давлением избыточной жизненной силы, словно бутылка шампанского лишней порцией углекислого газа, легко раскалывается от любого "случайного" и для подавляющего большинства совершенно не смертельного удара Опрокидывателя. И сели бы Жизнь и Смерть входили бы в человека через разные "двери": Смерть, например, слева, а Жизнь - справа, проблема бы вечной жизни решалась бы крайне просто - умением закрывать "дверь", через которую Смерть посылает свои эманации. Но, увы, ворота для этих божественных Леди у
       всех, кто не использует знания магии, одни.
       Шри Ауробиндо, говоря своим ученикам о крайне низком качестве "бессмертия", которые достигают некоторые индийские йоги, в качестве примера приводил Свами Брахмананду, жизнь которого оборвала нелепость. Этот саньясин прожил, поддерживая свою жизнь определенными упражнениями, триста лет. И вдруг, совершенно внезапно, поцарапавшись о ржавый гвоздь, этот йог умирает, не выдержав последствий этой совершенно пустяковой травмы. Эта смерть многих приведет в изумление, ибо йог был совершенно здоров, как говорится, по всем параметрам, чувствуя себя до встречи с гвоздем великолепно.
       И таким "ржавым гвоздем" для любого здорового человека может оказаться все, что угодно. Любой травмирующий пустяк. Что доказывает банальную толтекскую истину: за здоровым человеком смерть охотится с не меньшим азартом и качеством, чем за больным. Классический пример здесь - Поль Брэгг - всемирно известный "тяжеловес" по накоплению жизненной силы. Как и Брахмананда он умрет тоже глупо - во время подводного плавания, ударившись головой о подводную скалу, свой персональный "ржавый гвоздь", из-за чего сознание ненадолго оставит его, позволив воде проникнуть в легкие.
       Смерть этих "тяжелоатлетов" здоровья подкрадывалась к ним словно тень - бесшумно. И, как поется в песне, "полна коварства, их подстерегла, и нанесла удар свой ножом из-за угла".
       Из всего вышесказанного как-то сам собой напрашивается вывод: чтобы смерть не могла вонзить свой клинок в наш энергетическое тело, "просвет", в который дует этот никогда не утихающий сквозняк смерти, необходимо прикрыть - сузить. Как поведает нам дон Хуан, древние маги вознамерились победить костлявую именно таким способом, заплатив за этот маневр непомерную (с точки зрения современных толтеков) цену.
       "- Просвет" есть у любого живого существа? - спросил я.
       - Конечно, - ответил он. - Тот, у кого не было бы "просвета", никогда бы не умер. Однако по форме и размерам "просветы" бывают разные. Человеческий "просвет" - чашеобразное углубление размером с кулак. Форма очень хрупкая и крайне уязвимая. "Просветы" других органических существ похожи на человеческий. Некоторые несколько устойчивее нашего, некоторые - еще слабее. Но действительно сильно отличаются от нашего только "просветы" неорганических существ. Они больше похожи на нить, тонкий волосок светимости. Соответственно, неорганические существа живут бесконечно дольше, чем мы.
       В том, как долго живут эти существа, есть что-то навязчиво привлекательное. И древние видящие пошли на поводу у этой привлекательности". ("Огонь изнутри")
       Вооружившись несгибаемым Намерением, древние шаманы без особого труда совершат в себе эту энергетическую перестройку, превратив свой "просвет" в тонкую линию столь устойчивую против сил Опрокидывателя. Взяв за образец кокон неорганических существ, они сделают из себя духов, полностью утративших физическую оболочку.
       "- Древние видящие поняли, что чашеобразным "просветом" обладают только органические существа. Его размер, форма и хрупкость обеспечивают идеальные условия для того, чтобы удары опрокидывающей силы с легкостью раскалывали и разрушали светящуюся оболочку. Союзники, просвет которых является, по сути, тоненькой линией, подставляют ударам Опрокидывателя столь малую площадь, что оказываются практически бессмертными. Их коконы способны выдержать натиск опрокидывающей силы неограниченно долго, так как линейная конфигурация "просвета" создает крайне неподходящие условия для успешного воздействия Опрокидывателя". ("Огонь изнутри")
       Это и будет началом их длинного и совершенно неизбежного конца - духовного поражения. Ибо вырваться из этого мира агрессии они так и не смогут. У Агасфера была возможность хотя бы бродить по этой планете, но эти экспериментаторы, отразившие смерть, будут лишены даже этого. Захоронив себя в толще земли, они будут накапливать в ней силу для очередной своей вылазки на поверхность, превратив кокон планеты в свою неистощимую кормилицу в прямом понимании этого слова.
       И хотя столкновение с ними ужаснет Кастанеду, старый маг не будет столь нетерпим к этим заблудшим в "никуда" любителям вечной жизни:
       "- Но разве можно это назвать любовью к жизни, дон Хуан? Это что-то тошнотворное.
       - Но что, кроме любви к жизни, способно толкнуть человека на такие крайности? - ответил он вопросом на вопрос. - Они до такой степени были влюблены в жизнь, что ни за что не пожелали с ней расставаться. Так я это вижу. Мой бенефактор видел это чуть-чуть иначе. Он считал, что они боялись умереть, так как любили жизнь и видели чудеса, а вовсе не из-за того, что были мелкими алчными чудовищами. Нет. Они заблудились. Никто никогда не бросал им вызов, и они испортились, как маленькие избалованные дети. Но их отвага была безупречна, и таким же безупречным было их мужество.
       Вот ты, например, отправился в Неизвестное, побуждаемый только алчностью? Да ни за что..." ("Огонь изнутри")
       Судьбы древних шаманов невольно наталкивала на мысль, что манипулирование "просветом" - не самая лучшая дорожка в бессмертие. В конце которой явно просматривается тупик. Смерть можно откладывать долго, это факт, но не навсегда.
       Дон Хуан, к счастью, будет принадлежать к новому поколению видящих, которые безжалостно переосмыслят все достижения своих магических патриархов. Глядя на древних полубессмертных с высоты "птичьего полета" - повышенного осознания, дон Хуан наложит свое веское резюме на их неистовое желание жить вечно:
       "Древние видящие полагали, что, раскрыв тайну накатывающей силы, станут неуязвимыми и бессмертными. Печально, но как бы там ни было, они действительно раскрыли тайну, однако это не сделало их ни неуязвимыми, ни, тем более, бессмертными.
       Новые видящие все изменили, осознав, что, пока у человека есть кокон, путь к бессмертию отрезан.
       Древние, видимо, так и не осознали того, что человеческий кокон - это сосуд, и он не может выдерживать натиск накатывающей силы вечно. И, несмотря на все накопленные ими знания, в конечном счете они оказались не в лучшем, а, пожалуй, в худшем положении, чем обычные люди.
       - В каком смысле их положение было худшим, чем положение обычных людей? - спросил я.
       - Колоссальные знания, которыми они обладали, заставили их считать, что их выбор непогрешим, - ответил дон Хуан. - Поэтому они решили жить во что бы то ни стало". ("Огонь изнутри")
       Действительно, дон Хуан прав, огромные знания сыграли с древними крайне скверную шутку, ибо позволяли совершать ошибки, которые совершенно не по плечу простым смертным. Знающий верующему не товарищ, ибо частенько смотрит на религию как на прибежище простаков, впадая при этом в крайности, которые так характерны для носителей половинчатых знаний. Впрочем, любой холодный прагматизм смотрит на традиционную религию свысока, ибо не видит в ней блаженства не-делания - луча духа.
       Поэтому все религиозные Раи и Ады, эти заоблачные санатории и подземные концлагеря для убогих сознанием, могучих толтеков совершенно не интересовали. И даже если бы у них была вера в реинкарнацию, ситуация для шаманов все равно бы не изменилась ни на йоту. Вряд ли бы им захотелось родиться в очередной раз только для того, чтобы их снова трахнули Опрокидывателем по "бутылке", дабы Некто Великий пожрал накопленное ими сладкое осознание. В этом не было ни красоты, ни блаженства, ни, тем более, той самой свободы, к которой так рвался жаждущий знаний толтек.
       Короче говоря, новым видящим пришлось решить эту задачку о бессмертии совершенно самостоятельно. И - кардинально иначе.
      
      
      
      
      
       2. Третьи "врата" бессмертия.
      
      
      
       Нетрудно понять, что первые две "Двери" - вера в бессмертие и Намерение бессмертия - наиважнейшие. Ведь без соответствующего Намерения, второго фундаментального крыла, полет в абстрактное невозможен, ибо мечта о вечной жизни без него так и останется в реестре несбыточных розовых фантазий наилюбезнейшего Манилова.
       Все "двери", разумеется, поддерживают и укрепляют друг друга, и тот, кто пытается открыть хотя бы одни, вырабатывает силу, необходимую для осознания важности прочих.
       Третья ступенька в вечную жизнь - дистанцирование от психического яда, который ежедневно поставляет нам социум. Яда, в котором живем, рождаемся и который уже почти не замечаем. Пока он, в конце концов, не даст о себе знать громким воплем соматических заболеваний. Или глубокой нервной прострацией, основательно укрепляющей нашу веру в буддийскую максиму - бытие есть страдание. Или, если мы христиане, неопровержимо доказывая, что князь мира сего дремать и брать себе отпуск не собирается.
       В конце 18-го века Иоганн Вольфганг Гете опубликует свой знаменитый роман "Страдания юного Вертера", в котором главный герой, замученный неразделенной любовью, покончит жизнь самоубийством. Великий писатель, будучи гуманистом, никогда бы не написал это произведение, если бы догадывался о последствиях. А последствия эти оптимизм не внушали. Идея возвышенной смерти во имя высокой любви, а не презренного злата, придется по душе очень многим. Германия вступит в эпоху культурно индуцированных самоубийств. И эта странная эпидемия "культурного" самоуничтожения, спровоцированная невиннейшим литературным трактатом, тут же перекинется на другие страны, унося жизни излишне сентиментальной интеллигенции. Убить себя из-за несчастной любви станет модно.
       Этот страшный факт, известный сейчас в основном психологам и психиатрам, неопровержимо докажет - жизнь многих физически здоровых людей подвешена на волоске. И какой именно конкретный детонатор запустит в ход этот жуткий механизм самоуничтожения - дело десятое. Ведь традиционные "гильотины" войн, эпидемий и революций для его активации совершенно не обязательны.
       В магии этот малоизвестный феномен известен давно: обычный человек, равнодушный к самосовершенствованию, хоть и боится смерти, но все ж таки подспудно тянется к ней, как к тайной возлюбленной. И лишь в отдельных случаях любовь к смерти становится настолько явной, что никакие фиговые листки, вроде "Страдания юного Вертера", уже не могут скрыть ее от внимания психиатров.
       Вдобавок к этому печальному факту маги, освободившие себя от порабощения животных и социальных программ, своим незамутненным взором заметят еще одну странную и страшную часть общественной жизни. Еще несколько сотен лет назад они увидят то, чем европейская психиатрия займется вплотную только в 19-м веке. То, что любые настроения, ощущения и идеи заразны. Другими словами, пользуясь сленгом психологов, это можно сформулировать так: люди могут индуцировать друг другу любые компоненты своей психической деятельности. Поэтому чтобы не ощущала та или иная личность, какие бы бредовые идеи ее не донимали, все это может передаться тем, кто оказался поблизости. Если, разумеется, у индуктора достаточно авторитета или личной психической силы.
       Это патологическое индуцирование идей и ощущений приобретет в психиатрии специальную "бирку" - "симбиотический психоз". Чтобы не быть излишне абстрактным, есть смысл это явление конкретизировать на примере из жизни.
       Такой случай описан в книге современного психиатра (В. Самохвалов, "Психический мир будущего"), наблюдавшего явление индуцированного психоза своими собственными глазами. Одна из его пациенток, страдающая эволюционным параноидом, вдруг начала ощущать запах бытового газа, который ее сильно эмоционально травмировал, вплоть до кожного зуда. Однако газовщики аварийной службы неоднократно убеждались - запах газа отсутствует. Но, к сожалению, быть объективным рядом с таким мощным индуктором психопатических ощущений по силам только ангелам или йогам, поэтому через некоторое время аж двадцать пять человек (!), кто жил по соседству, начали остро и болезненно ощущать этот же запах, засыпав ЖЭК требованиями срочно отключить газопровод. Что и было сделано, но, как нетрудно догадаться, безрезультатно. Острый запах газа не исчезал. И только после госпитализации этой женщины "запах газа" исчез так же внезапно, как и появился.
       Этот случай весьма убедительно доказывает, что совершенно здоровые люди, толерантные к странным идеям и заморским религиям, ни во что вычурное не верующие, "даже в черта, назло всем", оказываются совершенно беззащитными перед неявной суггестией психопата, оказавшегося рядом.
       Современная психиатрия очень медленно, но верно, через пень колоду - репрессии своих прозорливцев и новаторов, приходит-таки к выводу, что психическими болезнями можно заразиться, словно гриппом. Так, например, русский психиатр Этелий Казанец заявил об этом еще в начале восьмидесятых годов двадцатого века. Его многочисленные наблюдения недвусмысленно свидетельствуют, что шизофрения заразна. Откуда и проистекает его основополагающий элемент терапии - изоляция шизофреника от основной массы народа.
       Вывод и подход этого врача верен, бесспорно. Шизофреника необходимо отдалить от человека с ослабленным психическим иммунитетом. Неверно лишь предположение, что вирусы, которыми заражает психопат, имеют молекулярную генетическую структуру. Материалистическое мировоззрение, это прокрустово ложе, сыграло с ним дурную шутку. К сожалению, те вирусы, которые исходят от шизофреника, нельзя наблюдать под микроскопом. Ибо имеют они исключительно метафизическую природу. Поэтому ситуация для всяческого "контактера" опасна - даже если здоровые люди будут долго общаться с психически нездоровой личностью через пуленепробиваемое стекло, исключающее любую молекулярную диффузию, заражение почти неизбежно. Метафизическим "вирусам" смерти стена или стекло - не преграда. Любая материя для них так же прозрачна, как оконное стекло для рентгеновского излучения.
       Поэтому мы должны отметить два полюса отчуждения: на одном из них - психопаты, на другом - долгожители. Психопатов отделяют от общества, чтобы сохранить жизнь и здоровье основной массе народа. Но долгожители и стремящиеся к бессмертию существа сами отделяют себя от этой массы. Ибо человеческое общество в настоящий исторический момент нездорово. И хотя психические "вирусы", которыми порабощен обычный человек, не так агрессивны и могущественны, как у шизофреника, тем не менее, их постоянная въедливая активность прожить долгую и здоровую жизнь не позволит.
       Именно поэтому некоторые интеллигентные люди, прожившие в мегаполисах значительную часть своей жизни, отправляются, в конце концов, жить в какую-нибудь глухомань - подальше от цивилизации. Их интуиция (может, ангел хранитель или что-то еще) подсказывает единственно верное: сохранить честь, совесть и долгую жизнь помогает только девственная природа, не загрязненная присутствием суетного человека.
       Как показывает опыт, индуцирована может быть любая эмоция или идея - страх, депрессия, склонность к суициду, истерия, религиозная одержимость, вера в скорое нашествие инопланетян и прочий самый разнообразный психический мусор. Обыкновенный человек, вооруженный исключительно здравым смыслом и самоуверенностью, основанной на духовной безграмотности, наивно полагает, что хорошо защищен от того или иного психического вторжения. Ему, как правило, совершенно невдомек, что подавляющее большинство чувств и идей пришло к нему извне: от других людей и источников, о существовании которых он даже не догадывается. Поэтому, не слишком преувеличивая, можно сказать, что рядовой гражданин живет чужими эмоциями и идеями (по сути - живет чужой жизнью), ничуть об этом не подозревая. Как манекен. И качественная тренировка (посредством религиозных или йогических технологий) пытается этот манекен не столько усовершенствовать, сколько подталкивает разум из него выскользнуть, вытолкнув, словно бабочку из кокона - на свободу. Не покалечив при этом ни разум, ни жизнь. Свою или чужую.
       Эта патогенная "суггестия" делает профессию психотерапевта крайне опасной. Чтобы не сойти с ума, да и просто оставаться живым, этому врачу надо быть, как говорится, "от Бога". Другими словами, он должен оказаться в этой опасной сфере исключительно по призванию, а не из-за каких-то там коммерческих или иных прагматических соображений. Ведь если обычные средства гигиены (мытье рук и марлевая повязка) хорошо защищают от рядовых болезнетворных инфекций, то от инфернальных идей и ощущений врачи защиты, как правило, не имеют. Из-за чего процент самоубийств среди психотерапевтов в два раза выше, чем у их коллег из непсихиатрических сферы. В таких патогенных пространствах, как психиатрическая больница, жизнь человека подвергается огромному риску. Собственно говоря, это не столько лечебницы, сколько могильники на современном витке нашего общества. И если альпинист или военный, едущий в "горячую точку", идет на этот экстремум крайне редко, вооруженный хорошей подготовкой и осознанием смертельного риска своего предприятия, то психотерапевт вынужден приходить в свою "горячую точку" - дурдом - каждый день, получая за этот риск микроскопическое вознаграждение. Разумеется, некоторые врачи хорошо осознают, что психические болезни заразны, и спаси здесь может только дистанция и Божье провидение, а не противогаз. Однако это полумистическая истина ими почти никогда не озвучивается, ибо околонаучные "бронтозавры" без зазрения совести лишают новаторов и репутации и зарплаты.
       К счастью, если бы обычный Манас был восприимчив только к демоническим настроениям, человечество вряд ли бы смогло просуществовать так долго. Возвышенные, подталкивающие к самосовершенствованию идеи так же хорошо заражают умы, как и декадентские псевдокультурные игрища. А подлинная культура зиждется только на идеях, способствующих благостной трансформации, а не смаковании собственной гнили и эмоционального разложения. Поэтому испокон веков люди, победившие смерть, заражают этот мир радостью и любовью - энергией жизни и повышенного осознания. Можно сказать, что насаждать жизнь, любовь, оптимизм, мудрость и гармонию - их главное "хобби". Как скажет Христос: "Я пришел дать жизнь и дать с избытком".
       Впрочем, восприимчивость к жизнедающим идеям будет на высоте далеко не у всех. Ибо "симбиотический психоз", закрывающий эволюционные двери, - вещь далеко не локальная и малолюдная, как это на первый взгляд может показаться. Огромное количество религиозных сект и политических партий находят самое большое удовольствие пребывать именно в состоянии вялотекущего "симбиотического психоза", где работа над собой заменена досужей болтовней и "промыванием костей" идейных противников. А к врагам здесь причислены практически все, кто не входит в состав их конфессии. А ХХ век окончательно распространит этот синдром на гигантские политические конгломераты, заслужив называться веком мировой скорби, ибо целые три мировые державы - Россия, Германия и Китай - на некоторое время впадут в сильнейший духовный ступор. Тотальный "симбиотический психоз" позволит любому умному психопату перебраться из когорты пациентов психиатрички в элитное подразделение "уважаемых" и солидных диктаторов.
       Даже каста "неприкасаемых" - сообщество психотерапевтов, всегда держащих "нос по ветру" и живущих (подобно церкви) неким обособленным государством внутри государства, даже оно не сможет устоять против мелких бесовских игрищ вездесущего "симбиотического психоза". Только, на этот раз, на свой особый манер. Мои друзья, работающие психологами в этой сфере, с удивлением наблюдают, как в психиатрической больнице все врачи играют в одну и ту же игру, словно пораженные неким синдромом, который в психологии еще не описан. Этот врачебный "симбиотический психоз" проявляется в том, что доктора из кожи лезут вон, чтобы выглядеть друг перед другом нормальными личностями. Поэтому никто из них не может позволить себе такую роскошь, как открытое увлечение астрологией, магией или (хуже того) экстрасенсорикой. Ибо сильная тяга к эзотерическим дисциплинам выглядит в их глазах как явный признак психической девиации, свойственной исключительно потенциальный клиентам их учреждения. Материалистическая выправка и слабая эрудиция заставляют их все валить в одну кучу. Им, как правило, не известно, что многие выдающие маги были, вдобавок ко всему, замечательными психотерапевтами. Например, английская умница, Дион Форчун, была не только выдающимся оккультистом, но и внештатным психотерапевтом Восточной Лондонской клиники, и эффективность ее терапии была просто поразительной.
       И если уж советские психологи и опускаются до изучения этих экстравагантных наук, то исключительно с благой целью - познать, что же это за зверь такой, так сильно дезориентирующий население. И заявить в этой среде о своей практике дзен-буддизма, хиромантии или (упаси Бог!) толтекской магии - еще хуже, чем назвать себя троцкистом среди истовых сталинцев тридцатых годов. Поэтому психотерапевт должен разбиться в доску, но выглядеть среди коллег нормальным абсолютно во всем: иметь "нормальное" хобби (типа лыж или шахмат), "нормальные" вкусы (любить Шишкина, а не Сальвадора Дали), "нормальных" домочадцев и, самое главное, уважать классиков, типа Павлова и Юнга, и любить начальство. Все это - некий неписаный устав - "аусвайс", дарующий место в рядах психических эскулапов. И нигде эта неистовая жажда выглядеть нормальным, которой уже пора присвоить инвентарный номер, шифр и название, например, "нормаломания", так не сильна, как, наверное, среди обслуживающего персонала психиатрических лечебниц.
       Впрочем, эта разновидность "симбиотического психоза", заставляющего быть не просто хамелеоном, а, скорее, хамелеоном "в квадрате", когда человек уже живет не ради самовыражения своей души, руководствующейся жаждой творчества, а во имя того, чтобы быть своим в доску, хорошо просматривается среди военных и церковнослужителей. В их среде быть "истинным" патриотом или "истинным" православным - это не просто прихоть, а единственный способ выжить, сделав хоть какую-то карьеру.
       Но даже священники, которым, как говорится, сам Бог велел носиться с "нормаломанией", как с писаной торбой, не столь сильно ей поклоняются, как психические терапевты. Ибо любой священник знает: юродивый - избранник Божий - хоть и ненормален, но в духовной сфере крепок как никто, и стоит неизмеримо выше любого нормального ксендза или дьякона. Поэтому кто есть кто - это тайна, а стало быть, не имеет большого значения - нормален ты или нет. К тому же, нисхождение духа, этого редкого "провидения" Господа, может так покалечить разум человека, что, как говорится, мало не покажется.
       Так что же помогает человеку быть авторитарным приспособленцем помимо слабого и грязного Манаса? Какие силы тут еще замешаны, которые так мешают прорваться на ведущую в бессмертие тропу?
       Толтекские видящие, исследуя взаимодействия людей, что эманации Орла, эти энергетические волокна, составляющие наш кокон, имеют тенденцию копировать состояния волокон из чужих коконов, принимая за эталон эманации окружающих нас людей. И что крайне досадно - ум в этом процессе вообще не участвует. Это происходит автоматически - рефлекторно. Нравится нам это или нет, но мало-помалу мы начинаем превращаться в людей, которые нас окружают. Что и отражено в знаменитой поговорке: с кем поведешься, от того и наберешься.
       Как правило, человек стремится сознательно скопировать только авторитетную и блистательную личность, которой восторгается и ставит всем в пример, плохо при этом осознавая, что в действительности копирует всех людей, которые оказались поблизости.
       Свечение осознания людей стремится максимально адекватно прореагировать с себе подобными и для этого ищет некий "общий знаменатель" - тот спектр требующих освещения эманаций, который активизирован у подавляющего большинства окружающих. Именно поэтому мы видим мир почти одинаково. И любое отклонение от этого считается либо дефектом органов чувств, либо - психопатологией. Хотя ни дефектов, ни патологии у человека, видящего мир чуть иначе, может и не быть. Бог, творивший мир и всех, кто его населяет, сделал энергетику и сознание человека крайне восприимчивым к себе подобным. Без этой мощной взаимной настройки восприятия общение людей друг с другом было бы крайне неадекватным. Конструктивно взаимодействовать можно только с теми, кто видит мир примерно так же, как и ты. Общество просто не смогло бы существовать в том виде, в котором мы его знаем, если бы свечение осознания не было сфокусировано на одном и том же, общем для всех, пучке "волос Шивы".
       Инструктируя Карлоса в искусстве совместного сновидения, дон Хуан расскажет и об этом феномене, причесывающем наше восприятие под одну и ту же гребенку:
       "Он добавил, что при совместном сновидении что-то вдруг начинает нас вести, и мы вдруг обнаруживаем, что видим ту же картину, что и остальные сновидящие. А происходит вот что: наше человеческое состояние заставляет нас автоматически сфокусировать свечение осознания на тех эманациях, которые используют другие находящиеся рядом человеческие существа. Мы согласуем положение своей точки сборки с тем положением, которое она занимала у них. В правосторонней части своего осознания мы делаем это каждый день, когда воспринимаем наш обычный мир. В совместном сновидении мы делаем то же самое, но только в левосторонней части осознания". ("Огонь изнутри")
       Таким образом, человек, не прошедший огонь и воду духовного тренинга, дарующего автономность перцепции, вынужден смотреть на мир чужими глазами. Глазами тех людей, что его окружают. И эта склонность к автоматическому копированию восприятия почти никогда не осознается. Только оказавшись в толпе, которая рухнула в экстремальную ситуацию, склонный к самонаблюдению человек вдруг начинает осознавать, что подхвачен грозным и стремительным эмоциональным потоком под названием "паника". Состоянием на редкость деструктивным и для выживания бесполезным. Но даже в этом случае мало кто понимает, что чувства эти пришли извне, были навязаны так же банально, как и все остальное, - через взаимную настройку эманаций Орла.
       Это и есть вторая, негативная сторона перцептивной медали. Поэтому в обществе алкоголика может возникнуть желание приложиться к рюмочке даже у истого трезвенника, как, впрочем, и желание "оторваться" у сурового аскета, которого судьба плотно свела с эротоманами.
       Ведь унифицированная перцепция - это не только единое, поросшее общими сорняками сенсорное поле, но и примерно один и тот же энергообмена с внешней средой - весьма примитивный по качеству. Но убогий энергообмен и бедное восприятие, доставшееся нам в наследство, выносят за околицу нашего восприятия огромное число паразитов, издревле ведущих охоту на человека. Поэтому для основной массы людей они просто не существуют, как "не существуют" те или иные болезнетворные микробы для сознания неандертальца.
       Тусклое восприятие и слабый энергообмен маскирует этих врагов человека наикачественнейшим образом. Это "несуществование" позволяет им быть самыми изощренными убийцами, либо поедающими людей заживо, либо превращающими их в свои переносные "электростанции" - орудия, посредством которых вампиры обделывают свои гнусные делишки в мире социума. Поэтому у человека, отказавшегося от совершенствования, альтернатива крайне проста: либо - быть убитым, либо - убийцей. Причем, камуфляж настолько силен, что убийцы в подавляющем большинстве случаев даже не догадываются о том, что они враги общества. Современным виртуальным убийцам нет никакой необходимости виртуозно стрелять из пистолета или подмешивать в чай цианистый калий. Если их образование на высоте, они могут просто генерировать через фильмы, книги или еще какие-то "шедевры" демонические идеи, подталкивающие потерять веру в свое светлое начало. Даже музыку, и та может быть инфернальной, не говоря уже о клипах или печатной продукции.
       Повествование дона Хуана о хищниках Кастанеда опишет настолько красочно, что есть смысл напомнить о нем еще раз, воспроизвести здесь этот незабываемый экспрессивный разговор о вампирах:
       "Я увидел-таки странную черную тень, которая легла на листву деревьев. Это была то ли одна тень, двигавшаяся туда-сюда, то ли множество быстрых теней, двигавшихся то слева направо, то справа налево, то вертикально вверх. Они напоминали мне необыкновенно толстых черных рыб, как будто в воздухе летала гигантская рыба-меч. Зрелище захватило меня. В конце концов оно меня испугало. Стемнело настолько, что листва перестала быть различима, но быстрые тени я все еще мог видеть.
       - Что это, дон Хуан? - спросил я. - Я вижу быстрые черные тени, заполнившие все вокруг.
       - А это Вселенная во всей ее красе, - ответил он, несоизмеримая, нелинейная, невыразимая реальность синтаксиса. Маги древней Мексики были первыми, кто увидел эти быстрые тени, так что они всюду преследовали их. Они видели их так, как видишь их ты, и они видели их как потоки энергии Вселенной. И они обнаружили нечто необычное.
       - Что же они обнаружили, дон Хуан? - спросил я.
       - Они обнаружили, что у нас есть компаньон по жизни, - сказал он, чеканя слова. - У нас есть хищник, вышедший из глубин космоса и захвативший власть над нашими жизнями. Люди - его пленники. Этот хищник - наш господин и хозяин. Он сделал нас покорными и беспомощными. Если мы бунтуем, он подавляет наш бунт. Если мы пытаемся действовать независимо, он приказывает нам не делать этого.
       Вокруг нас была непроглядная тьма, и это, казалось, обуздывало мою реакцию. Будь сейчас день, я смеялся бы от всего сердца, в темноте же я был совершенно подавлен.
       - Вокруг нас черным-черно, - сказал дон Хуан, - но если ты взглянешь уголком глаз, то все равно увидишь, как быстрые тени носятся вокруг тебя.
       Он был прав. Я все еще мог их видеть. Их пляска вызывала у меня головокружение. Дон Хуан включил свет, и это, казалось, обратило их в бегство.
       - Ты благодаря лишь собственным усилиям достиг того, что шаманы древней Мексики называли "вопросом вопросов", - сказал он. - Я окольными путями подводил тебя к этому, что нечто держит нас в плену. Разумеется, мы пленники! Для магов древней Мексики это было энергетическим фактом.
       - Почему же этот хищник "захватил власть", как ты об этом говоришь, дон Хуан? - спросил я. - этому должно быть логическое объяснение.
       - Этому есть объяснение, ответил дон Хуан, - и самое простое. Они взяли верх, потому что мы для них пища, и они безжалостно подавляют нас, поддерживая свое существование. Ну, вроде того, как мы разводим цыплят в курятнике, они разводят людей в "человечниках". Таким образом, они всегда имеют пищу.
       Я почувствовал, что моя голова болтается из стороны в сторону. Я не мог выразить свое негодование и огорчение, но дрожь моего тела выдала их. Я трясся с головы до пят безо всяких усилий со своей стороны.
       - Нет, нет, нет! - услышал я свой голос. - Это бессмыслица, дон Хуан. То, что ты говоришь, - это нечто ужасное. Это просто не может быть правдой ни для магов, ни для обычных людей, ни для кого.
       - Почему? - тихо спросил дон Хуан. - Почему? Почему это приводит тебя в бешенство?
       - Да, это приводит меня в бешенство, - отрезал я. - Это ужасно!
       - Ну, - сказал он, - ты еще не слышал всего. Подожди немного, посмотрим, каково тебе будет. Я собираюсь ошеломить тебя. Иначе говоря, я собираюсь подвергнуть твой рассудок массированной атаке, и ты не сможешь стать и уйти, потому что ты пойман. Не потому, что я держу тебя в плену, а потому, что нечто в твоей воле препятствует твоему уходу, в то время как другая часть тебя собирается прийти в настоящее неистовство. Так что возьми себя в руки!
       Во мне было нечто, что, как я чувствовал, жаждало сурового обращения. Он был прав. Я не покинул бы его дом ни за что на свете. Но все же мне не была по вкусу та чушь, которую он нес.
       - Я хочу воззвать к твоему аналитическому уму, - сказал дон Хуан. - Задумайся на мгновение и скажи, как ты можешь объяснить противоречие между образованностью инженера и глупостью его убеждений и противоречивостью его поведения. Маги верят, что нашу систему убеждений, наши представления о добре и зле, нравы нашего общества дали нам хищники. Именно они породили наши надежды, ожидания и мечты по поводу успехов и неудач. Им мы обязаны алчностью и трусостью. Именно хищники сделали нас самодовольными, косными, эгоцентричными.
       - Но как же они это сделали, дон Хуан? - спросил я, несколько раздраженный его словами. - Они что, нашептали нам это во сне?
       - Нет конечно, что за глупости! - с улыбкой сказал дон Хуан. - Они действовали куда более эффективно и организованно. Чтобы держать нас в кротости и покорности, они прибегли к изумительному маневру - разумеется, изумительному с точки зрения воина-стратега. С точки же зрения того, против кого он направлен, этот маневр ужасен. Они дали нам свой разум! Ты слышишь? Хищники дали нам свой разум, ставший нашим разумом. Разум хищника изощрен, противоречив, замкнут и переполнен страхом того, что в любую минуту может быть раскрыт.
       - Я знаю, что несмотря на то, что ты никогда не голодал, - продолжал он, - ты беспокоишься о хлебе насущном. Это не что иное, как страх хищника, который боится, что его трюк в любое мгновение может быть раскрыт и еда может исчезнуть. Через посредство разума, который в конечном счете является их разумом, они вносят в жизнь человека то, что удобно хищникам. И таким образом они в какой-то мере обеспечивают свою безопасность и смягчают свои страхи.
       - Не то чтобы я мог все это принять за чистую монету, дон Хуан, - сказал я. - Все может быть, но в этом есть нечто настолько гнусное, что не может не вызвать во мне отвращения. Оно побуждает меня возражать. Если правда то, что они пожирают нас, то как они это делают?
       Лицо дона Хуана озарилось широкой улыбкой. Он был доволен, как ребенок. Он объяснил, что маги видят человеческих детей как причудливые светящиеся шары энергии, целиком покрытые сияющей оболочкой, чем-то вроде пластикового покрытия, плотно облегающего их энергетический кокон. Он сказал, что хищники поедают именно эту сверкающую оболочку осознания и что, когда человек достигает зрелости, от нее остается лишь узкая каемка от земли до кончиков пальцев ног. Эта каемка позволяет людям продолжать жить, но не более того.
       Будто сквозь сон до меня доносились слова дона Хуана Матуса о том, что, насколько ему известно, только люди обладают такой сверкающей оболочкой осознания вне светящегося кокона. Поэтому они становятся легкой добычей для осознания иного порядка, в частности - для мрачного осознания хищника.
       Затем он сделал наиболее обескураживающее заявление из всех сделанных до сих пор. Он сказал, что эта узкая каемка осознания является эпицентром саморефлексии, от которой человек совершенно неизлечим. Играя на нашей саморефлексии, являющейся единственным доступным нам видом осознания, хищники провоцируют вспышки осознания, после чего пожирают уже их, безжалостно и жадно. Они подбрасывают нам бессмысленные проблемы, стимулирующие эти вспышки осознания, и таким образом оставляют нас в живых, чтобы иметь возможность питаться энергетическими вспышками наших мнимых неурядиц.
       Очевидно, в словах дона Хуана было что-то столь опустошительное, что в этот момент меня в буквальном смысле стошнило.
       Выдержав паузу, достаточную для того чтобы прийти в себя, я спросил дона Хуана:
       - Но почему маги древней Мексики, да и все сегодняшние маги, хотя и видят хищников, никак с ними не борются?
       - Ни ты, ни я ничего не можем с ними поделать, - сказал дон Хуан упавшим голосом. - Все, что мы можем сделать, это дисциплинировать себя настолько, чтобы они нас не трогали. Но как ты предложишь своим собратьям пройти через все связанные с этим трудности? Да они просто посмеются над тобой, а наиболее агрессивные всыплют тебе по первое число. И не потому, что они не поверят тебе. В глубинах каждого человека кроется наследственное, подспудное знание о существовании хищников...
       ...Дон Хуан продолжал уязвлять меня все глубже и глубже.
       - Маги древней Мексики, - говорил он, - видели хищника. Они зазвали его летуном, потому что он носится в воздухе. Это не просто забавное зрелище. Это большая тень, мечущаяся в воздухе непроницаемо черная тень. Затем она плашмя опускается на землю. Маги древней Мексики сели в лужу насчет того, откуда они взялись на Земле. Они полагали, что человек должен быть целостным существом, обладать глубокой проницательностью, творить чудеса осознания, что сегодня звучит всего лишь как красивая легенда. Но все это, по-видимому, ушло, и мы имеем теперь человека трезвомыслящего.
       Мне захотелось рассердиться, назвать его параноиком, но мое здравомыслие, всегда готовое взять на себя управление, вдруг куда-то исчезло. Что-то во мне мешало задать себе мой любимый вопрос: а что, если все это правда? В ту ночь, когда он говорил мне это, я нутром чуял, что все, что он говорит, - правда, и в то же время с такой же силой чувствовал, что все им сказанное - просто абсурд.
       - Что ты говоришь, дон Хуан? - еле мог спросить я.
       Мне стиснуло гортань, и я с трудом мог дышать.
       - Я говорю, что то, что выступает против нас, - не простой хищник. Н весьма ловок и изощрен. Он методично делает нас никчемными. Человек, которому предназначено быть магическим существом, уже не является таковым. Теперь он простой кусок мяса. Заурядный, косный и глупый, он не мечтает больше ни о чем, кроме куска мяса.
       Слова дона Хуана вызывали странную телесную реакцию, напоминавшую тошноту. Меня словно вновь потянуло на рвоту. Но тошнота эта исходила из самых глубин моего естества, чуть ли не из мозга костей. Я скорчился в судороге. Дон Хуан решительно встряхнул меня за плечи. Я почувствовал, как моя голова болтается из стороны в сторону. Это сразу успокоило меня. Я более или менее обрел над собой контроль.
       - Этот хищник, - сказал дон Хуан, - который, разумеется, является неорганическим существом, в отличие от других неорганических существ, совершенно невидим для нас. Я думаю, что, будучи детьми, мы все-таки видим его, но он кажется нам столь пугающим, что мы предпочитаем о нем не думать. Дети, конечно, могут сосредоточить на нем свое внимание, но окружающие убеждают их не делать этого.
       - Все, что остается людям, - это дисциплина, - продолжал он. Лишь дисциплина способна отпугнуть их. Но под дисциплиной я не подразумеваю суровый распорядок дня. Я не имею в виду, что нужно ежедневно вставать в полшестого и до посинения обливаться холодной водой. Маги понимают под дисциплиной способность спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не входящим в наши расчеты. Для них дисциплина - это искусство, искусство неуклонно противостоять Бесконечности, не потому, что силен и несгибаем, а потому, что исполнен благоговения.
       - И каким же образом дисциплина магов может отпугнуть его? - спросил я.
       Маги говорят, что дисциплина делает сверкающую оболочку осознания невкусной для летуна, - сказал дон Хуан, внимательно всматриваясь в мое лицо, как будто стараясь разглядеть в нем какие-либо признаки недоверия. - В результате хищники оказываются сбиты с толку. Несъедобность сверкающей оболочки осознания, как мне кажется, оказывается выше их понимания. После этого им не остается ничего, как только оставить это гнусное занятие.
       - Когда же хищники на какое-то время перестают поедать нашу сверкающую оболочку осознания, - продолжал он, - она начинает расти. Говоря упрощенно, маги отпугивают хищников на время, достаточное для того, чтобы их сверкающая оболочка осознания выросла выше уровня пальцев ног. Когда это происходит, она возвращается к своему естественному размеру. Маги древней Мексики говорили, что сверкающая оболочка осознания подобна дереву. Если ее не подрезать, она вырастет до своих естественных размеров. Когда же осознание поднимается выше пальцев ног, все чудеса восприятия становятся чем-то само собой разумеющимся.
       - Величайшим трюком этих древних магов, - продолжал дон Хуан, - было обременение разума летуна дисциплиной. Они обнаружили, что если нагрузить его внутренним безмолвием, то чужеродное устройство улетучивается, благодаря чему тот, кто практикует это, полностью убеждается в инородности чуждого разума. Он, разумеется, возвращается, но уже не такой сильный, после чего устранение разума летуна становится привычным делом. Так происходит до тех пор, пока он не улетучивается навсегда. О, это поистине печальный день! С того дня тебе приходится полагаться лишь на свои приборы, стрелки которых оказываются практически на нуле. Никто не подскажет тебе, что делать. Чужеродного разума, диктующего столь привычные глупости, больше нет". ("Активная сторона Бесконечности")
      
       -----------------------------------------------------------
       Когда любознательный тинейджер доходит до этого места увлекательных магических приключений Кастанеды, он наконец-таки начинает понимать, почему не воинственные толтеки называли себя "воинами". Очищение разума - это битва. Иногда - не на жизнь, а на смерть. Ведь пока голова забита тем или иным мусором, выбраться из лабиринта, где царствует Минотавр - смерть в той или иной упаковке, вряд ли возможно.
       И тот, кто пытался хоть раз создать в своем разуме идеальный порядок - абсолютное безмолвие, облагороженное "сверкающей Пустотой", как называют дух буддисты, тот хорошо знает "почем фунт лиха". Хищники, некоторое время прикидывающиеся несуществующими, видя, что человек взялся за медитацию не на шутку, теряют терпение и обрушивают на молодого воина всю мощь своей негативной энергии, разбивая вдрызг тем или иным "тараном" ментальные двери. Это - настоящий ментальный шторм во все двенадцать баллов - обрушивающаяся на искателя Ниагара грязи - чудовищных мыслей, эмоций и инициатив. Они умело, просто талантливо, находят слабое звено в психике и терзают тем, против чего иммунитет минимальный - давно забытыми обидами, страхом что-либо утратить, гневом из-за пустяков или вожделением.
       Поэтому любой начинающий должен быть морально готов не к "блаженству" той или иной медитации, которую обещают священные книги, а к чему-то противоположному - войне за то, чтобы продолжать начатое очищение разума. Наведения в нем покоя.
       Древние видящие Китая, искавшие бессмертие даосы, как и мексиканские маги тоже обнаружат в коконе человека присутствие паразита. Но не одного, а целых трех - в верхнем, среднем и нижнем дан тяне - в области головы, сердца и живота. Они назовут их живыми "трупами" или "червями", стремящимися как можно скорее разрушить жизнь человека. Это так называемый старый синий "червь", обитающий в области мозга (верхний дан тянь), Белая Барышня в сердце (средний дан тянь), и Кровавый "труп" - в области живота.
       Впрочем, человеку, не знакомому с метафизикой, эти вычурные названия мало о чем говорят. Хотя ситуация здесь крайне прозрачная. Даосские бессмертные обнаружат три разновидности паразитов, специализирующихся на поедании трех фундаментальных энергий человека: праны, поддерживающей физиологию, энергии эмоций и энергии мысли. Первая разновидность "червей" стремится выкачать из нас силу посредством всевозможнейших чрезмерных удовольствий - гиперэксплуатации нашей чувственной сферы. Их раб тот, кто обременен так называемыми "плохими привычками". Более возвышенное рабство у второй категории паразитов, специализирующихся на эмоциях. Враги, атакующие средний дан тянь, стремятся к тому, чтобы человек видел смысл своей жизни в ярких эмоциях, которые тот, по наивности, называет "духовностью". Эти возвышенные рабы не понимают, что сильная эмоция - это не божественный экстаз, не блаженство. Сильная эмоция - это пища для паразита. Поэтому сентиментальность и неистовство - хорошо обжитая вотчина "червей" второго, сердечного дан тяня. Плохое искусство, кстати говоря, не заботящееся о качестве и количестве эмоций, знает немало режиссеров и художников, у которых именно эти "черви" выступали в качестве тех или иных "протеже". Третья разновидность паразитов специализируется на генерировании плохих мыслей. И так как "Центр Управления Полетов и Плаваний по Океану судьбы", наш разум, это то, с чем мы себя нередко отождествляем, то, пожалуй, это и есть самые опасные "черви". Ибо человек часто отождествляет себя не со своим разумом (что было бы не так страшно), а с разумом и мыслями паразита. Это и есть подлинный ужас, ибо гнилые мысли, чужие внушения, тогда выступают в качестве истины в последней инстанции, будучи при этом лживыми насквозь. Зараженный этими черными веяниями считает: "Я - ничтожество. У меня ничего не получится в любых начинаниях. Быть серостью и рабом - моя доля". Или: "Бог меня все равно не услышит. Какой смысл в молитвах?" "Зачем ерепениться, зачем воевать. Бессмертие - миф. Будем жить тихо, как премудрый пескарь, не претендуя на Царство Небесное, и дьявол меня не обидит" - характерный ход дьявольских пораженческих мыслей. Список черных мыслей огромен, но нет смысла устраивать им вернисаж, ибо даже их прочтение для некоторых опасно.
       В древнем Китае считали, что путь к бессмертию начинается с предварительной процедуры - изгнания непрошенных "квартирантов".
       Выкуривают "кровопийц" из психики разными способами. И аскетичность и пост здесь занимают не самое последнее дело. Но этому посвящены другие главы этой книги, а в этой главе мы обратим внимание лишь на два "пылесоса" - создание плотного контакта с духом, Намерением, посредством не-делания мыслей, внутреннего безмолвия, и дистанцирование от людей, которым нравится все патогенное. Другими словами, расставание с теми, кто ищет смерть. Сознательно или без.
       Выразительнее дона Хуана об этих гнусных тварях, по всей видимости, не скажешь. И все же его слегка нужно дополнить. Во-первых, все хищные разновидности неорганических существ, даосские "черви", в этой книге будут называться несколько по-другому - "вирусы" смерти. Ибо не все неорганические существа являются врагами человека. Во-вторых, бесчисленные разновидности "вирусов" смерти для простоты можно разбить всего лишь на две категории: тех, кто мало чем отличается от человека (если не учитывать отсутствие у них физической оболочки) - располагают сильным разумом, волей и энергетическим коконом, и тех, кто всего этого не имеют, ибо являются страстными желаниями самого человека - этакими микроскопическими пиявками, присосавшимися к витальному центру. Пиявками, ради прокорма которых многие люди, в общем-то, и живут. И о вреде оных уже было сказано.
       Некоторые люди не просто чего-то хотят, они тянутся к вожделенным вещам страстно и самозабвенно, теряя по ходу материализации своей мечты свою "душу" - осознание. И многочисленные возбужденные хищниками желания, словно ревущий рой навозных мух, не дают им покоя до гробовой доски. Такое разбитое энергетическое корыто еще раз доказывает - не имеет значения вес и размер той "пули", которая убьет человека. Совершенно неважно - погибнет он от мелкокалиберной "пули" - желания, или же его прикончит бронебойный "снаряд" - тот или иной хищник. Статус "вируса" смерти значения не имеет.
       Первую разновидность хищников древние индийские риши назвали "Асурами" - воюющие с Богами. Но для большей ясности их можно назвать просто Гиперэгоистами. Вторая категория "вирусов" смерти, страстные желания, - это их верные слуги, порожденные нашим собственных эгоизмом и невежеством (не без помощи Асуров) уже внутри нашего кокона. И эти ядовитые "мухи" не только сидят сиднем на своем владельце, но и пытаются перелететь на ослабленные организмы, которые их окружают.
       Поэтому любой человек, стремящийся к долгой, счастливой и наполненной вдохновением жизни, должен помнить - просто находясь в общественном месте, он может подцепить глубоко укорененное в людях желание смерти. И этот убийственный информационно-энергетический "ген", в отличие от СПИДа или сифилиса, невозможно выследить под микроскопом. Тем не менее, этот "вирус" смерти, не нуждающийся для своего распространения в тактильных и воздушно-капельных дорожках, ощутим вполне отчетливо. Он воспринимается как упадок сил, который не сопровождался тяжелой работой, наплыв пессимизма и раздражения из-за какого-нибудь пустяка, или - депрессии и отчаяния в ситуации, где жизни ничего реально не угрожает. "Вирус" смерти может заявить о себе и приятно - в виде навязчивого эротического возбуждения, давящего на разум несмотря на недавние сексуальные отношения. Но, как правило, он любит заявить о себе в виде страха, который перекидывается с одного объекта на другой, никогда полностью не затихая, или - повышенной агрессии, которая совершенно не адекватна внешней угрозе. Любителям острых ощущений он создает жажду экстремальных ситуаций, в которых жизнь подвешена на волоске, и т.д. Причем, все эти отрицательные ситуации выглядят вполне невинно, широко распространены и чем-то особенно вредным в обществе не считаются.
       При этом одна из самых опасных разновидностей "вирусов" смерти настолько хорошо замаскирована, что даже не проявляет себя (до поры до времени) в отрицательных эмоциональных состояниях. Но именно она заставляет сложить все виды духовного оружия, отдав себя на растерзание инфернальных врагов. Поэтому он должен быть разоблачен в самом начале, ибо инициирует в человеке самую страшную разновидность демонической веры - неверие в самого себя. Отрицание того мощнейшего потенциала, которым наделен каждый человек. Без исключения. Под действием этой страшной веры человек так и остается сидящим "на бобах", не рискуя реализовать тот творческий потенциал, который Бог вкладывает в любого. А это и сеть духовное самоубийство, которое неизбежно тащит за собой ту или иную разновидность физической смерти.
       Приятным исключением в этом потоке несущихся в пропасть всевозможных смертей являются плывущие против течения - посвятившие себя самосовершенствованию чудаки. Наиболее везучим из них, тем, кому удалось реально расширить свое осознание, наконец-таки становится очевидно, что в состоянии "симбиотического психоза" находится не какая-то вычурная религиозная группировка, а практически все общество. Ибо в бурном ментальном океане, которым располагает обыкновенный человек, не помышляющий о Боге, плавают любые идеи, кроме главной - прилагать значительные усилия для собственной эволюции. А смерть, хотя ее с виду никто и не возвеличивает, занимает весьма солидное место на пьедестале почета. Красиво умереть для обывателя не менее важно, чем красиво прожить. При этом мало кто догадывается, что можно и не быть пассажиром этого вечно гниющего и падающего в пропасть "Титаника".
       Именно поэтому ставший на путь наращивания осознания должен своевременно войти в третьи "врата" бессмертия - дистанцировать себя от плывущего в никуда социума. И если этого не сделать, сев в какую-нибудь йогическую или магическую "шлюпку", то придется идти на дно вместе со всеми. Так сказать, за компанию.
       При этом надо помнить, что дистанция - это маневр, а не способ существования. Маневр, который позволяет нарастить духовную или витальную броню. А иногда - обе.
       Впрочем, это один из самых сложных маневров, ибо бежать от общества, в общем-то, некуда. Оно везде. Словно воздух. Даже если мы улетим на самую далекую звезду, мы будем связаны незримой нитью с нашей родиной. И это самый главный сюрприз для беглеца: общество, словно сердце, внутри человека. Только пытавшиеся сбежать знают: человек повязан по рукам и ногам невидимой энергетической паутиной, как Гулливер сотнями лилипутов. Паутиной, которая весьма болезненно врезается в сердце на большом расстоянии. Поэтому он чем-то напоминает затонувшую субмарину, из иллюминаторов которой не видно почти никого, кроме хищных рыб и осьминогов, ищущих себе пропитание.
       Тем не менее, как бы это не было сложно, без этого маневра просто не выжить. Дон Хуан в свое время с антропологом из Лос-Анджелеса церемониться не будет - прикажет ему как можно скорее расстаться со своими приятелями и друзьями. Кастанеде, в отличие от многих, сделать это будет не трудно, судьба подарит ему много мест, где он будет прятаться от назойливых поклонников и репортеров. Но большинству, увы, бежать некуда. Более того, большинство эзотерических сект и конфессий настолько деструктивны, что жить вместе с ними еще хуже, чем с бандитами или ворами. А жизнь обыкновенного человека, плюющего на эзотеризм с высокой вышки, по сравнению с этими "магами", просто ангельская по своей чистоте и благопристойности.
       Поэтому в большинстве случаев выход только один - "бегство" на первых порах должно быть таким, что о нем никто из окружающих не имел бы возможности даже догадываться. Дистанцирование на первых порах должно быть совершено внутри, а не снаружи. Ибо чужая недобрая воля или мысль бьют по здоровью сильнее, нежели кулаки или дубинка. При этом часто невозможно понять - кто наносит удар.
       Здесь искатель лучшей доли может даже сделать потрясающее "открытие" - общество заинтересовано в нашем совершенствовании, но... лишь на словах.
       Еще в древние времена йогины знали: чтобы садхана была успешной, никто не должен знать о том, что ты занимаешься йогой. И хотя с тех пор прошли тысячелетия, этих многократно писаных правил никто не отменял. И современное массовое и открытое увлечение этой системой приводит в основном лишь к одному - ее профанации. Искатель бессмертия должен знать: йога и магия - это не спорт! Чем больше людей знает о том, что вы практикуете какую-то эзотерическую систему совершенствования, тем хуже эволюция и меньше вероятность успеха. Энергетика человека до того момента, когда он остановил внутренний диалог, чем-то похожа на фотографическую пленку, которая еще не проявлена, - если ее "засветить" - сделать гласной до "закрепления" - "остановки мира", сатори или самадхи, она будет годиться лишь для растопки камина.
       Поэтому некоторые искатели Бесконечности превращают свои асаны и тенсёгрити в обычную малоэффективную физкультуру только потому, что не скрывают своих магических увлечений.
       Нетрудно заметить, что во все времена стремящиеся к просветлению дистанцировались от общества всеми возможными способами, главный среди которых - тайна. Ведь Бог - это Тайна. ("Я - безмолвие тайн", "Бхагавад-Гита", 10 - 38) Душа - это Тайна. И очень многое, что ведет к Истине-Тайне, не может быть афишировано. Ибо подобное притягивается к подобному. Поэтому общества, обладающие подлинным знанием, никогда не испытывали необходимость в рекламе и общественном признании своих достижений. Эзотерический орден всегда был дистанцирован от людей, которым нравится умирать и деградировать. Даже обыкновенный монастырь любой из религий - это уже, прежде всего, Стена, которая отделяет его обитателей от тех, кому начхать на поиски духа.
       При этом люди, занятые поиском знаний, всегда выглядели очень скромно - как все. Быть величественным, занимаясь таким сложным делом, как поиск бессмертия, значит, обречь себя на поражение.
       Тот, кто достаточно долго вникал в индийскую йогу, уже знает - индийские мастера Хатха-йоги, приезжая на Запад обучать европейцев, живут ничуть не дольше тех, кого йога вообще не интересует. Хотя у себя на родине - в Индии или Гималаях - они живут столько, сколько хотят. И возраст их исчисляется сотнями, а то и тысячами лет.
       Поэтому неважно кто ты, мастер или неофит, но среди идущих к смерти (если ты знаменит) размеры твоей жизни обыкновенные - среднестатистические. Возможно, что через несколько сотен лет ситуация на планете изменится, как обещал искавший для всех бессмертие Ауробиндо, но в настоящий момент общество еще не готово взирать на великолепно выглядящих бессмертных.
       И так же как космическому кораблю трудно преодолеть силу гравитации и выйти на околоземную орбиту, настолько же тяжело молодому искателю духа обрести автономию от своих персональных "рабовладельцев" - родственников и друзей. Ибо отпустить свою "частную собственность" на раздолье физической и духовной свободы - такую роскошь может позволить себе не каждая семья. На подрастающих детей частенько смотрят как на рабыню Изауру, которая рождена исключительно для того, чтобы обслуживать эмоциональные и экономические потребности гниющих заживо домочадцев. И искатель Истины может вдруг убедиться: человек семейный - это недвижимость. Как пирамиды или Эрмитаж. Недвижимость, которая должна быть по пояс вкапанной в землю там, где родилась и обзавелась семьей.
       Идеализм и романтика в семьях - явление крайне редкое. Кому повезло, тому повезло. Но в большинстве случаев ребенка воспитывают таким образом, чтобы ему была безразлична какая-то там истина и, тем более, свобода. Ибо самое главное здесь - это выжить. А цена - дело десятое. Выжить в обществе, где о Боге говорят исключительно ради красоты словца, а не как о цели жизни.
       Но в патогенной атмосфере лицемерия, лжи, эгоизма и невежества цветы бессмертия не растут. И те, у которых хватает сил, бегут в Гималаи, Индию или спрятанные в дебрях скиты. Частенько со временем убеждаясь, что медом, в общем-то, нигде не намазано слишком уж сильно. Ибо персональные "вирусы" смерти, полученные в наследство от родственников, отдавать без боя свою пищу не собираются ни в Гималаях, ни в Сибири.
       Те, чей побег с этого тонущего "Титаника" был удачен, хорошо знают: негативные эмоции не разделяют, а наоборот - склеивают получше эпоксидной смолы с теми, на кого направлены. Как, впрочем, и любовь. Именно поэтому Свобода всегда считалась Богиней крайне труднодоступной, дружить с которой могут позволить себе только самые сильные духом. Высокомерие и презрение, которыми заражают нас "вирусы" смерти, не создают пространства Свободы - дистанции с возлюбившими свое умирание.
       Освобождает только любовь к поискам духа. Доброжелательность и помощь всем, кому мы помочь в состоянии, это, пожалуй, единственно верная позиция для искателя знаний и бессмертия. В конце концов, конструктивный побег - это когда человек убегает из общества с одной важной целью - обрести любовь к тем, от кого он сбежал. В противном случае в побеге вообще нет никакого смысла. Во всех поисках знаний и бессмертия любовь - единственная надежная путеводная звезда, на которую есть смысл ориентироваться.
       И если занятия йогой и удаление из общества очень часто считаются махровым эгоизмом и пренебрежением к долгу по отношению к социуму, то исключительно из-за не менее махрового невежества, порождающего подобные взгляды. Во-первых, серьезно заниматься йогой или магией намного сложнее и опаснее, чем выполнять какой бы то не было общественный долг. Во-вторых, магический тренинг приводит к такой сильной перестройке кокона, что долго находиться с таким человеком без серьезной встряски для психики и здоровья обыкновенный человек вообще не может. Жить рядом с искателем на первоначальном этапе его поисков Силы все равно, что поселиться рядом с химкомбинатом или атомным реактором в сейсмически неустойчивом районе.
       Всевышний вложил такой огромный потенциал в свое рисковое творение, что любой человек может рассматриваться как атомный реактор в заглушенном состоянии. И неправильная разблокировка тех или иных "урановых" стержней может привести к серьезнейшим травмам как окружающих доброжелателей, так и самого экспериментатора, ищущего свободу.
       Поэтому дистанцирование - это не разновидность эгоизма и себялюбия, как об этом традиционно считают, а попытка оградить слабых от ненужного риска.
       Впрочем, некоторые люди настолько сильно втянуты в деградацию, что расстаться с ними - долг не только искателей знаний, но и любого смертного, кто желает себе добра и спокойствия. И всех этих людей, которые несут в себе особо концентрированный "бульон" из "вирусов" смерти, можно разделить на три фундаментальные группы:
       а) обманщики,
       б) сластолюбцы,
       в) властолюбцы.
       Первая категория опасных личностей - это лжецы. Группа риска номер один. Однако мы уже дожили до такой духовной тьмы, что ложь и предательство уже кажутся многим чем-то весьма безобидным. Словно насморк. Да и распространены почти повсеместно. Как грипп, тля и колорадские жуки. Внутрисемейные измены - дело настолько распространенное, что в этом уже почти никто никакого криминала не видит. Как будто переспать с другой женщиной - это почти то же самое, что поскользнуться на обледенелом крыльце или перейти улицу в неположенном месте. И если за бытовое воровство или оскорбление общество предусматривает какие-то репрессии, то к лжецам, носителям самой страшной разновидности "генов" смерти, уголовный кодекс крайне лоялен. Лги сколько угодно, но... в чужой карман не залазь. Хотя реальный жизненный опыт на протяжении всей истории доказывает: ложь и предательство способны причинить намного более тяжелую психическую травму (а то и убить), чем потеря денег или репутации.
       Но с этой общепринятой лояльностью искатель нового качества жизни мириться не должен. И хотя ложь и предательство кажутся многим весьма безобидным явлением, на самом деле истина диаметрально противоположна такой невежественной толерантности. Именно поэтому этот "вирус" смерти выделен под номером один, как один из главнейших. И, по всей видимости, самый токсичный и самый замаскированный из всех духовных ядов, чем-то напоминающий СПИД, при котором человек может агонизировать достаточно долго, хотя любому понятно: он - не жилец.
       Поэтому есть смысл напомнить банальное: ложь - это то, что убивает правду. А правда - квинтэссенция здорового духа. Какой бы страшной она не была. Но, к сожалению, этот яд способен поражать разум наиболее глубоко. А бороться с лживостью, вошедшей в привычку, практически невозможно, ибо ею поражен интеллект - "сердце" и "глаза" духа в его борьбе с инфернальностью. И когда этот бесценный компас, ориентирующий корабль судьбы, сломан, человек, пытаясь найти свое счастье, плывет куда угодно, но только не к Земле Обетованной.
       Все остальные пороки, по сравнению с лживостью и лицемерием, достаточно безобидны, ибо не замаскированы. Производя много шума и практически сразу бросаясь в глаза, они привлекают к себе много внимания, что и делает их такими доступными для изучения и поисков методов борьбы с этой нечистью. Одна лишь ложь занимает привилегированное положение неуязвимой королевы, правящей балом, точно тайный режиссер из-за сцены. И у этой черной правительницы весьма укрепленные позиции, хороший плацдарм, созданный на протяжении веков теми, кто отдал себя на служение тьме. И сегодня, как и тысячи лет назад, люди испытывают огромные страдания из-за дезинформации, которая льется на их головы с подачи пройдох и бизнесменов, делающих свой капитал на обмане. "Вирусы" смерти находят себе много тропинок, чтобы как следует покалечить судьбу человека. Они стимулируют свое бытие через рекламу лекарств, не обладающих исцеляющей силой, священников, которым Бог не интересен, политиков, забывающих о своих клятвах народу, после того, как их избрали, и множество других каналов, которые постоянно внушают: ложь (а значит и смерть) - фундамент всей жизни.
       И лишь тот, кто сражался за дух, хорошо понимает: ложь - первооснова любой темной силы, фундаментальный дьявольский яд, из которого Сатана (выражаясь языком церкви) путем определенных трансмутаций получает все остальные "прелести" бытия - болезни, ярость, страх, отчаяние, похоть и прочие "радости" жизни. И если по какой-то земной или небесной причине ложь подрывает свои позиции, все остальные пороки, не имея под собой основного фундамента - корней, дающих им силу, мало-помалу исчезают без особых усилий со стороны человека.
       Поэтому любая диктатура или тирания, какой бы могущественной она не была, бьется не на жизнь, а на смерть за средства массовой информации - их главный оплот. Ибо дезинформация - главная энергетическая магистраль, соединяющая ее с инфернальным пространством. Где оружие и репрессии, как это ни странно, всегда по значимости на втором месте. А на первом - необходимость внушения: тиран - величайший из благодетелей.
       Зная об этой сильнейшей токсичности лжи для нашего духа, Георгий Гурджиев безжалостно выгонял из своей группы учеников, проявивших склонность к обману. Он работал над совершенно безнадежными с точки зрения обычной психопатологии личностями, и у них появлялась надежда на выздоровление. Но для обманщиков он исключений не делал, ибо знал: лжец - безнадежен. По всей видимости, склонность ко лжи - это и есть коренная привязанность к дьяволу, ее "Отцу", говоря на библейском наречии.
       Одна из величайших глупостей лживого человека заключается в том, что он считает свой собственный разум прибежищем истины, полагая, что другим он может говорить ложь, а самому себе - только правду. Увы, это древняя иллюзия, погубившая многих. В этот капкан попалось немало людей. Им был не известен закон зеркальности духа и разума. Ведь тот, кто обманывает другого не может не обманывать и себя, всю жизнь шествуя по ложным тропинкам, никогда не венчающимся любовью и мудростью.
       Таким образом, здоровое общество нуждается в карантине. Изоляция от патологических лжецов не менее важна, чем от пораженных чумой или СПИДом. Многие, к сожалению, о такой опасности не подозревают, полагая опасными только вирусы, которые выслеживаются микроскопом.
       Поэтому акт дистанцирования от людей, которые не держат своих обетов, не есть некая педагогическая акция остракизма, а простейшее духовно гигиеническое мероприятие, прекращающее доступ в энергетический механизм инфернальной инфекции.
       Очень важно понять, что на человека постоянно воздействуют два вида факторов - два вида "врат": "врата" жизни, вливающие в него силу и приводящие, в конце концов, к бессмертию, и "врата" смерти, убивающие его жизнь, истощающие его психические и энергетические ресурсы. И какие из этих "врат" будут открыты, а какие закрыты, зависит от его информированности, мужества и духовных усилий. Если всего этого не хватает, то человек, как правило, всю свою жизнь открывает лишь одни "врата" смерти, превращая свою жизнь в медленное гниение.
       И не помешает вновь и вновь повторять, что ложь - это самые опасные "врата" смерти. И открываются они очень просто - достаточно просто солгать или не сдержать свое обещание. О других "вратах" смерти - наркотиках, алкоголе или беспорядочном сексе со всеми подряд, книги писать не нужно. Даже ребенок понимает, к чему могут привести все указанные непотребства. Ведь эти "врата" в преисподнюю у всех на виду, а страдания наркоманов и распутников разрекламированы широко. Это то, что вопиет о себе самом почти что мгновенно - за считанные годы. Не нужны века и научные изыскания, чтобы понять вред этих "врат" смерти. Но как только дело касается лжи, все резко меняется. Кардинально! Почти никто не знает, что это такое. Почти никому не известно, что как только человек произносит ложное слово, смерть делает резкий шаг в его сторону.
       Смерть растит, воспитывает и поддерживает лжецов. Но лжецам не известно, что обман - это главная пища смерти, а лжецы - ее любимое лакомство. И однажды смерть поедает обманщиков, как детвора - карамельки - с наслаждением. И они ничего не могут ей противопоставить, ничем не могут себя защитить. Бесполезным оказывается все: молитвы, лекарства и заклинания; доктора, магистры или целители. Смерть быстро показывает: кто в ее доме хозяин.
       Весь ужас ситуации в том, что эти "врата" смерти открываются беззвучно и безболезненно. Когда человек отказывается исполнять свое обещание, не гремит гром, и не сверкают молнии. Не появляется страшный торжествующий лик дьявола или черта. Все как всегда, ведь никто ничего не заметил. Все "шито-крыто". Все "путем". Демоническим, разумеется. И, в большинстве случаев, человек испытывает облегчение, как от наркотика, что тяжкое обязательство можно не исполнять. И ложь - это действительно нетрадиционный наркотик. Тайный и явный, общепринятый и разрешенный. Лжец понимает: если и будут какие-то экзекуции, то чисто символические. Ну разве что пожурят. Да и то: еле-еле.
       Короче говоря, ври себе, сколько захочешь, сколько заблагорассудится. Некрасиво, конечно, но что поделаешь: жизнь - штука трудная - хочешь жить, умей вертеться. Любимая поговорка подонков. Какая-никакая, а народная "мудрость".
       И человек "вертится", вместо того, чтобы идти к Богу. Вертится, вертится, пока ложь его не закрутит до смерти.
       Посмотрим на эти "врата" в ад через поэтическую призму. Как выглядит эта дорожка через метафизический телескоп. Вооружившись абстрактным зрением, на этой дороге к смерти мы увидим три фундаментальных этапа - три периода жизни лжеца.
       На первом этапе честный человек всегда испытывает муки совести. Произнося ложь, он чувствует себя омерзительно, как если бы ему пришлось есть живую лягушку. И если он не покается, не озвучит истинное положение дел, то обман автоматически бросает его на скользкую дорогу, наклоненную вниз - к бездне. Но это не просто наклоненный вниз трап, это - эскалатор, несущий его к тьме, к самой смерти. Самое страшное, что этот эскалатор не испорченный, не застопоренный, он все время движется: вначале медленно, потом - с ускорением.
       На этом первом этапе легко изменить положение дел. На твердую тропинку реальности можно выпрыгнуть более или менее безболезненно. Но так как скользкий эскалатор движется, то, выпрыгивая на тропу правды, человек больно стукается об острый придорожный камень. Та или иная душевная травма, потеря имиджа, лица или небольших денег здесь неизбежна. За то, чтобы под ногами оказалась надежная твердая почва, нужно платить. И этот взнос вначале безболезненный. Это - вполне терпимая боль даже для обыкновенного человека, не говоря уже о героях.
       Беда, если человек не почувствует западни. Тогда скользкий трап заставит его лгать дальше, выбросив на второй этап жизни. Как правило, он наступает во второй половине жизни. Здесь эскалатор наклонен еще круче и скорость его велика. На этом этапе человек врет не только посредством ума. Почти все в его жизни оказывается ложью. Врут не только его друзья и некогда верные половинки. Обманывает даже его родной психический организм, ложь теперь прет изнутри: врут эмоции, и даже тело, требуя все большей дозы запретных или узаконенных наркотиков. И эскалатор с грохотом несет его еще большей лжи и хаосу. А для лжи находятся все долее веские и грозные причины. "Все лгут", "без обмана не проживешь", "таков мир" - таков нехитрый комплект оправданий, которым затыкает глотку своей совести лжец.
       Но и здесь возможен переход к правде. Но сделать это уже трудно. Очень трудно. Ибо скорость эскалатора просто огромна. Если прыгнуть на твердую тропинку реальности, то мелкой травмой уже не отделаешься. Здесь себя можно основательно покалечить. Чтобы выпрыгнуть на твердую тропинку правды теперь нужно мужество. А мужества уже почти все съедено ложью. И все ж таки это можно сделать и здесь. Дорога к Богу нигде не закрыта. Вопрос лишь в цене.
       Ведь нисходящий эскалатор лжи и твердые тропинки, ведущие к бессмертию, это две разные вселенные, разделенные специальными защитными барьерами. Выпрыгивая на тропинку, лжец теперь не просто больно ударятся о придорожные камни, но и летит на острые стальные лезвия разграничительного шлагбаума. А это - большая кровь. И она неизбежна. Вознамерившийся стать правдолюбцем теряет теперь почти все: друзей, родственников, семью, высокий социальный статус, большие состояния, профессию, репутацию и, нередко, само здоровье. Это большие потери, сама мысль о которых ужасна. Но все ж таки это не самая большая цена, которую Всевышний возложил на человека. Если не прыгнуть сейчас, то дальнейшее путешествие в бездну приведет лжеца к еще большим страданиям, о которых обманщик даже не подозревает.
       Многие лжецы пошли бы на эти страдания, но вся беда в том, что они все время обманывают самих себя. Ложь стала альфой и омегой их жизни. Он уже врет по инерции, а не потому, что в этом есть смысл. Поэтому лжец все время думает, что завтра наступят такие времена, когда лгать ему уже не понадобится. Он добьется такого поста, таких денег и такого социального статуса, когда правду-матку он сможет высказать и царю. Но вся беда в том, что такие времена никогда не приходят. Все время находится какая-то сверхважная причина для лжи.
       Лжец во второй половине жизни совершает чудовищное открытие. Раньше, когда он был маленьким и бедным, он не мог говорить правду потому, что был беден и беззащитен. Но теперь, когда у него есть и статус и деньги, когда он забрался на вершину социальной лестницы, с которой (вроде бы) можно прокричать, что душа пожелает, он обнаруживает, что сделать это по-прежнему невозможно. Там, наверху пирамиды, он обнаруживает грозные социальные механизмы, невидимые снизу, которые могут мгновенно лишить его всех его огромнейших денег и статуса. Маленький человек об этих механизмах не знает, полагая, что богач может позволить себе все. Но здесь, на верху, эти карательные гильотины просматриваются отчетливо.
       Поэтому мы живем во вселенной, где все люди, от мала до велика, помалкивают. Это цивилизация помалкивающих антропоидов. Маленький человечек помалкивает в основном потому, что правды не знает. Большой - потому что боится. Боится потерять то, что досталось ему такими усилиями.
       Правду говорят лишь гималайские йоги и самоубийцы. И - некоторая малая толика сумасшедших. Нужно помнить, что Будда и Иисус умерли не своей смертью, ибо не молчали. А с тех пор общество намного ухудшилось...
       И все ж таки выпрыгнуть на тропу правды возможно! Но нужно забыть о славе, деньгах или статусе. Эти твердые тропинки, расположенные параллельно эскалатору смерти, тоже не горизонтальны. Они идут вверх, в горы - к Богам. К бессмертию. И все шествующие по ним монахи порой не имеют ничего, кроме собственной одежды. Эта дорога к бессмертию - их первое и последнее "имущество". И они хорошо понимают, что стоит сильно схватиться за деньги иль статус, как вихрь лжи может тут же сбросить тебя на дьявольский эскалатор.
       Они, как правило, небогаты. Но от лжеца их отделяет одна вроде бы несущественная мелочь: они спят спокойно, с чистой совестью.
       Если на этом втором этапе лжец не посмотрит на себя со стороны, если его не ужаснет собственная карьера, тогда он влетает в третий этап жизни. Здесь уже нет эскалатора. Все! Он закончился. Лжец падает в черную бездну.
       На этом третьем этапе достичь бессмертия невозможно. Ибо груз кармы огромен. Обманщик притянут неким огромным инфернальным магнитом, который заставляет его падать в пропасть с нарастающей скоростью. К какому именно черту на рога упадет лжец предсказать невозможно, ибо это зависит от специфики его преступлений.
       Но и здесь есть способ остановиться! Хотя цена уже будет только одна - физическая гибель организма. Это единственный способ спаси что-то более существенное - душу. Ведь эта метафорическая черная бездна по-прежнему окружена гранитными скалами реальности. И на некоторых из скал есть уступы, небольшие площадки, на одну из которых можно упасть. Если лжец делает немыслимый пируэт какой-либо правдивости, спасающей чьи-то судьбы, то он обязательно упадет на одну из площадок. Но скорость уже настолько огромна, что это всегда заканчивается смертью. Тут уже невозможно отделаться легким испугом или потерей долларов, статуса или престижа. Так дешево дьявол своих слуг уже не отпускает. Здесь ему нужна плата по-максимуму - сама смерть. Поэтому лжец, говорящий правду на этом третьем этапе, умирает. Скоропостижно, внезапно и для всех окружающих - неожиданно. Он разбивается о скалу. Но великое дело свершается: падение в бездну приостановлено! И смерть здесь - небольшая цена.
      
      
       Вторая фундаментальная категория лиц, зараженных "бактерией" смерти, проявляет неуемную тягу к поиску земных удовольствий. Это - эпикурейцы. В самом плохом понимании этого слова. И об этой когорте смертников сказано очень много. Не существует, наверное, таких священных писаний, которые бы не стращали искателя духа наращиванием страстей, порождающих рабство у собственной плоти. И если профессиональных лжецов, мифоманов, сравнительно мало, то желающих "ловить кайф" подавляющее большинство.
       Действительно, родившись на планете, которая оккупирована с древних пор хищными неорганическими монстрами, внушающими, что поиск знания и свободы - это удел чудаков - вычурная психическая девиация, немудрено впасть в тайных или явных поклонников идей древнегреческого Аристиппа из Кирены, не предполагая о существовании в давние эллинские времена этой философской школы, давшей добро на все виды физиологических удовольствий. Но там, где гедонизм видится как смысл жизни, из жизни выжимаются все виды мыслимых и немыслимых, естественных и не естественных удовольствий. При этом невежественный человек наивно полагает, что живет ярко и насыщенно, не теряя времени зря - делая качество жизни максимально высоким.
       Эпикуреец, естественно, не догадывается, что так же как человек изобрел мышеловки, природа намного раньше его изобрела "человеколовки" - устройства для уничтожения духовно ущербных людей. И в центре такой "гильотины", уродующей и губящей человека, всегда находится одно и то же - кусочек вкусного и бесплатного сыра. Эта сладкая клубничка, которую мудрая природа приспособила для приманки, настолько хороша, что пройти мимо порой в состоянии только смиренный монах и добрый самаритянин. Именно через такие "фильтры-человеколовки" она отсеивает с поверхности планеты свою же собственную недоброкачественную продукцию - рвущегося к удовольствию эгоиста. Поэтому любой гедонист, видящий смысл жизни исключительно в наращивании удовольствий, подписывает себе смертный приговор задолго до того, как он будет приведен в исполнение через несчастный случай или неизлечимую болезнь. Как скажет Кришна своему другу Арджуне: "Кто не совершает жертвоприношений, существуя только ради удовлетворения чувств, тот растрачивает свою жизнь напрасно". ("Бх-Г", 3 - 16) Этим странным для некоторых европейцев предложением Бхагаван четко обозначил человекообразных трутней, чья жизнь не стоит и ломаного гроша.
       Однако почему дело обстоит так, а не иначе, Кришна в Гите не объясняет. Ибо стоят они с Арджуной перед полчищами врагов, а в такой обстановке слишком долго не пофилософствуешь. Их ждет великая битва, которая унесет жизни сотен миллионов людей, тут невольно приходится выдавать лишь вершки - квинтэссенцию божественного понимания мира. Да и риторика той древней культуры может европейцу убедительной не показаться, ибо разделены мы пространством и временем, неузнаваемо поменявшим философский тезаурус. И только через пять тысячелетий человек с противоположной точки планеты, дон Хуан Матус, объяснит наконец-таки ситуацию очень красочно, как в детском мультфильме, на весьма понятном нам языке, не подкрепляя свое толкование смысла жизни такими живописными "костылями", как Ангелы, Боги или карма:
       "Дон Хуан сказал, что древние видящие смогли увидеть невообразимую Силу, являющуюся источником бытия всех существ. Хотя для этого им и приходилось подвергать себя невероятным опасностям. Эту древние видящие назвали Орлом, поскольку те немногие взгляды мельком, которые позволили увидеть им эту Силу, создали у них впечатление, что она напоминает нечто похожее на бесконечного, огромного черно-белого орла. Они увидели, что именно Орел наделяет осознанием. Он создает живые существа таким образом, чтобы они могли в процессе жизни обогащать осознание, полученное от него вместе с жизнью. И еще они увидели, что именно Орел пожирает обогащенное осознание, отбирая его у существ в момент их смерти.
       - И потому, когда древние видящие утверждали, что смысл жизни состоит в накоплении и развитии осознания, - продолжал дон Хуан, - речь шла не о вере и не о логическом умозаключении. Они это увидели.
       Они увидели, как осознание живых существ отлетает в момент смерти и, подобно светящимся клубам ваты, поднимается прямо к клюву Орла и им поглощается. И поэтому для древних видящих был очевиден факт: смысл жизни всех существ - в обогащении осознания, которым питается Орел". ("Огонь изнутри", выделено мною - С.А.)
       Таким образом, смысл всех жертвоприношений, совершаемых любым верующим, сводится лишь к одному - наращиванию осознания. Бог создает Вселенную с одной единственной целью: посадить на этом гигантском поле свои "зерна", живые существа всех мыслимых и немыслимых видов, среди которых есть особо драгоценное, золотое "зерно" - человек.
       А человек представляет собой, грубо говоря, некую витальную машину, которая наделена разумом и осознанием. Причем сила осознания настолько плотно переплетена с витальной (жизненной) силой, что утрата одной из них практически всегда истощает другую. Поэтому понять механизм самоуничтожения, который приводит в боевую готовность любой эпикуреец, крайне просто: любое сильное удовольствие сопровождается, как правило, потерей жизненной силы (если, разумеется, человек не является просветленным - умеющим совершать не-делание удовольствия), что и ослабляет другую бесценную энергию - осознание человека. Эту сверхтонкую силу, которая и делает нас теми, кем мы являемся, - возвышенными существами с бесконечной потенцией. Но терять свою "пищу", из-за которой и был затеян весь этот сыр бор с сотворением Космоса, Орел не согласен. Поэтому жизнь весельчаков, рыщущих в поисках удовольствий, не может быть слишком длинной, так как они уже давно включили часовой механизм бомбы, встроенной в человека. И пока эта психическая бомба не взорвется, никакие моральные увещевания доброхотов на разум эпикурейца не подействуют. Ведь удовольствие - это альфа и омега любого раба своей плоти. И остановить и вылечить его могут только смерть и страдания. Поэтому Гита и предупреждает искателей: "Наслаждения, рожденные соприкосновением чувств с объектами, - лишь источник страданий, у них есть начало и конец, о сын Кунти, поэтому мудрый не радуется им". (5 - 22)
       Вообще говоря, ситуация с эросом крайне сложная. Ибо отсутствие секса может покалечить психику ничем не слабее эротомании. Но несомненно и другое: гиперэксплуатация эротических чувств - это и есть тот генеральный портал, великая "триумфальная арка", через которую Смерть врывается в человеческий кокон. Эротоман-гедонист жить не может без секса, но ничто не укорачивает его жизнь так лихо, как удовлетворенные страсти. Из всего органического арсенала расположившихся внутри человека естественных наркотиков это, пожалуй, самый могущественный. И самый разрушительный для сознания человека.
       Лень, тщеславие, чревоугодие и прочая нечисть рядом с этим гигантом, эросом-поработителем, настолько ничтожна, что в Бхагавад-Гите даже не упомянута. Как не будут упомянуты клопы и тараканы в справочнике по стихийным бедствиям. Эрос - это самая великолепная ловушка, которая природа создала для человека. Ибо ничто так не затуманивает разум, воруя истинное видение мира, как не сдерживаемая ничем похоть.
       Глядя на чудовищные опустошения, которые производит в человеческих сердцах разбушевавшаяся эротическая сила, древнегреческий Антисфен однажды в сердцах воскликнет: " О если бы попалась мне Афродита, я бы без сожаления пронзил ее стрелами за то, что погубила такое количество прекрасных и возвышенных женщин!" Великому Афинскому философу будет при этом невдомек, что чуть ли не то же самое за три тысячи лет до него скажет своему другу невозмутимый Говинда. Отвечая на вопрос Арджуны о том, что именно понуждает любого человека грешить (отодвигая тем самым бессмертие в далекие дали), неподвластный страстям Кришна ответит: "Это вожделение, рожденное гуной страсти и переходящее в гнев, - всепожирающее, всегреховное. Знай, это и есть враг здесь. Как огонь покрыт дымом, как зеркало пылью, как зародыш оболочкой, так и сознание покрыто вожделением. О сын Кунти, знание сокрыто этим вечным врагом мудрого - вожделением, ненасытным, как огонь. Чувства, ум и разум называются его пристанищем, через них, сокрыв знание, оно вводит воплощенного в заблуждение. Поэтому, о лучший из Бхарат, вначале обуздав чувства, порази эту скверну, разрушителя знания и самосознания". ( "Бхагавад-Гита", 3 - 37, 38, 39, 40, 41)
       Зная о той колоссальной власти, которой обладает эротическая энергия, все серьезные магические школы требуют от неофита начало начал - важнейший первый шаг - очищение разума от инфернальных паразитов, специализирующихся на краже энергии через эротические каналы. Ибо если не избавить в самом начале разум от этих неорганических монстров, занятия магией или йогой на пользу практикующему не пойдут, так как все с трудом добытые витальные силы и сиддхи будут захвачены этими паразитами в свою собственность. По сути дела эти весьма неглупые существа ждут не дождутся, когда же мы, наконец, займемся йогой или оздоровительными процедурами, чтобы тут же присвоить себе весь жизненный хлеб, наработанный тренингом. Как это ни странно, но они тоже заинтересованы в нашей "йоге", "натуропатии" или еще какой-либо псевдоэзотерической шелухе, в которой нет отречения от неистового стремления к земному блаженству. И, как правило, под руководством именно этих эротических агрессоров занимающийся йогой или оккультизмом человек мало-помалу превращается в черного мага - врага истинных знаний, которому грозит все, кроме бессмертия.
       И как театр начинается с вешалки, так и подлинная эзотерическая школа начинается с отречения. Попытка же начать йогу, магию и оккультизм с чего-то еще заканчиваются очень печально. И неисчислимо количество тех, у кого "йога" и "магия" отняли жизнь, предварительно основательно покалечив. Бога обмануть невозможно, а Он смотрит не на поступки, а на мотивы, положенные в их основу. Мотивы же эротических инфернальных существ крайне просты - океан удовольствий во имя и ради самих удовольствий. Удовольствий, что обмениваются на деградацию, рабство и неисчислимые бедствия тех, кто приютил в себе эту нечисть.
       Поэтому битва за чистоту собственного разума ожидает любого искателя бессмертия, нравится это ему или нет. И если он родился не в Тибете, индии или поблизости каких-либо мест Силы, тогда война за разум ожидается достаточно яростной - не на жизнь, а на смерть.
       Надо отдать дань благодарности нашему соотечественнику, Даниилу Андрееву, что он в своей знаменитой "Розе Мира" предупреждает все человечество о той грозной опасности, подстерегающей любого наивного человека, увлеченного эросом. Его гениальная интуиция, несмотря на плохое знание индуизма и оккультных доктрин, совершенно четко вычислила то, что мирская культура пытается всеми силами игнорировать: эротические девиации - один из фундаментальных источников энергоснабжения инфернальных миров. Вот он - важнейший "финансист" бессмысленных войн и революций. Поэтому даже увлечение порнографией крайне опасно, ибо автоматически перебрасывает энергетический мостик к Дуггуру - одной из могучих "электростанций" демонической инфрафизики. А стать пленником Дуггура нельзя пожелать даже крайне злостным врагам, ибо сбежать из этой подземной тюрьмы практически невозможно, если только ты не герой, приговоривший сам себя в Дуггуре к самоубийству. То, что грех в мире физики, в этой демонической цитадели - благо.
       Этот подземный демонический форпост обладает особой спецификой, не свойственной никаким другим инфернальным узилищам. Ибо, в отличие от миров возмездия, где страданиям нет конца и края, пребывание в Дуггуре - почти сплошное блаженство, особенно если человек живет там достаточно долго, дослужившись до льгот и привилегий, основательно демонизировав ради этого свой разум. И бежать из этого "рая" у большинства просто не возникает желания, но...вечно пребывать в демонической роскоши, не дано никому. Демонизировав как следует свои энергетические оболочки, человек рискует, в конце концов, свалиться на самое "дно" нашей планеты - "Суфэтх" - место окончательной дислокации вконец разложившихся негодяев, тиранов и подлецов космического масштаба. Страдания, испытываемые в "Суфэтхе", настолько колоссальны, что отразить их на языке современной культуры практически невозможно. И, как это ни странно, основной поставщик этих страдальцев - не бандитизм и политическая тирания, а Дуггур - "блаженная" обитель приверженцев эроса. Поэтому Андреев и предупреждает всех трезвомыслящих: "Слой этот называется Дуггур, и запомнить это название необходимо, ибо там царят демоны великих городов Энрофа, в высшей степени опасные для нашего душевного существа". ("Роза Мира", книга 5)
       Когда Даниил Андреев будет писать эти строки, ни на русский, ни на какой-либо другой европейский язык еще не будут переведены сокровенные писания древних индусов, где описаны эти прибежища демонизма, увиденные через ведические "телескопы". Только в конце ХХ века "Шримад Бхагаватам" и некоторые другие священные тексты покажут нам Дуггур через призму индусской культуры, доказав некоторым скептикам, что русский поэт не был свихнувшимся фантазером. Надо снять перед ним шляпу, ибо русский прозорливец впервые заговорит о той страшной опасности, подстерегающей эротоманов, которую индусы издревле называли Била-сваргой - райскими подземными планетами - субъективной реальности, поджидающей порнографов, совратителей, сутенеров и насильников, превращающуюся после их смерти в жуткую конкретику - "объективную реальность, данную им в ощущениях". И совершить побег из этого ада, в отличие от всех остальных, будет крайне непросто.
       Ко всему этому нужно добавить, что эротические паразиты, если с них содрать красивую маску, выглядят более чем отвратительно. Настолько мерзко, что описывать их на этих страницах - нет никакой пользы. Если бы любители порнографических картинок однажды увидели, кто их невидимый "опекун", то все их эротические журналы полетели бы в печку незамедлительно.
       И тот, кто стал на путь познания духа недавно, доложен в срочном порядке дистанцироваться от тех, для кого порнография и сексуальные приключения - это главный пафос, хлеб и смысл жизни. Уж слишком велик риск заразиться инфернальной инфекцией. А демонический эрос обладает силой извращать интеллект достаточно быстро, фигурально говоря, с космической скоростью. Поэтому сориентироваться в духовном пространстве и понять, что он падает в бездну инфернального мира, человек, как правило, не успевает, иногда за считанные месяцы погрязнув во тьме эротической наркомании.
       Иллюзии здесь строить не нужно! Тот, кто стал рабом эроса, прикинувшейся самодельной "тантрой", "даосизмом", сексуальной революцией или свободой сексуального самовыражения, уже давно забронировал себе место в вагоне, мчащемся в адские бездны. Поэтому - не рискуйте! Ибо ничто так не убивает любовь, как изобилие секса. И тот, кто влез в "тантризм" по собственному почину, на свой страх и риск, чем-то похож на дрессировщика, пытающегося укротить с помощью швабры гигантского тираннозавра.
       Эти строки написаны не потому, что автору вдруг приспичило постращать эпикурейцев от "Тантры". А потому, что некоторые неглупые ребята, решившие прыгнуть в нирвану через самодельный тантризм, уже обосновались в уютном персональном гробу.
       Весь остальной спектр наркотических пристрастий, начинающийся от неуемного влечения к телевизору и кончающийся химическими интоксикациями, в особых комментариях не нуждается. Ибо истощение витальной энергии и осознания во всех этих случаях вполне очевидно.
       Разумеется, такой жесткий контроль удовольствий может показаться истовым жизнелюбам мрачнее самой черной ночи. Действительно, разве можно лишать себя мелких радостей, особенно, если жизнь похожа на каторгу? Но само существование такого вопроса лишь подтверждает древнюю максиму о том, что "смерть полна коварства" и весьма изощрена. И бессмертие, к сожалению, стоит не три комканых рубля.
       Но здесь мы сталкиваемся с парадоксом: самую большую радость от жизни получают те, кто не гоняются сломя голову за удовольствиями. Мудрым это было известно всегда: люди, отрекшиеся от мира, блаженствуют (ибо в их разуме нет паразитов), а эпикурейцы, рвущиеся к радостям жизни, заканчивают очень печально. Дон Хуан обобщит этот парадокс весьма лаконично на примере своей собственной жизни: "было время, когда я только ныл и жаловался на свою жалкую жизнь... Но теперь - не нарадуюсь". ("Путешествие в Икстлан")
       И, наконец, третья когорта личностей опасных для начинающего искателя, это стремящиеся к власти над себе подобными. Что замечательно - они свое общение, в отличие от эротоманов, не навязывают. Особенно, если их рекламная компания в органы власти закончилась.
       Здесь, впрочем, не все так беспросветно, как в случае с гедонистами. Ибо небольшой процент руководителей все-таки "от Бога". Самой судьбой им предназначено что-то возглавлять. И власть их испортить не способна. Словно у них в крови есть некое "антитело", парализующее специализирующихся на властвовании "вирусов" смерти.
       Все же остальные, зараженные "вирусом" стремления к власти, в большинстве случаев совершенно не в курсе, что наипростейший способ угробить собственное здоровье - это взять да и возглавить какой-либо коллектив.
       Если бы об этом знала хотя бы некоторая часть министров, председателей и директоров, политическая и экономическая ситуация была бы совсем другой - намного лучше. Но, увы, желание стать над другими уже говорит о духовном невежестве - нежелании знать собственную судьбу чуть дальше ближайшего поворота. А судьба эта, в большинстве случаев, незавидна, ибо, как выяснили индийские духовидцы, любой руководитель вынужден взять на себя некоторую долю кармы своих подчиненных. Это - закон.
       Поэтому, хочешь руководить другими? Пожалуйста! Но вместе с капитанским мостиком придется взвалить на свои плечи и ту часть возмездия за неблаговидную жизнь, что была предназначена для другого. Эзотерически подкованные люди знали всегда: административное кресло - не сахар. И подставлять свою грудь под бронебойные пули чужого возмездия не торопились, прекрасно понимая, что высокая должность - это Голгофа.
       Разумеется, если руководить святыми и возвышенными людьми, здоровье и настроение только улучшатся. Но где взять подневольный коллектив, состоящий из Жанны д, Арк, Франциска Ассизского, Святой Терезы и Сергия Радонежского? Вот вопрос!
       Поэтому здоровый дух существует лишь у немногих - рожденных властвовать. Свой тяжкий скипетр власти они получают не в политических баталиях, а как "подарок" судьбы, рождаясь в царственных семьях. Вообще говоря, власть должна даваться легко, без надрыва. Только в этом случае можно с некоторой уверенностью сказать, что человеку дан определенный иммунитет от "вируса" смерти.
       Но даже такому правителю можно рассчитывать абсолютно на все, кроме бессмертия. Вечная жизнь, о которой так сильно мечтал первый император Китая, уже изначально принадлежала к категории розовых несбыточных фантазий. Даже любимый народом царь вряд ли способен прожить больше среднестатистической нормы. Не говоря уже о тиране, для которого даже долголетие невозможно. Ибо народная ненависть - достаточно грозная сила, чтобы загнать чуть раньше в могилу любого тирана, возомнившего себя неуязвимым из-за бесчисленной личной охраны.
       Поэтому даже стремящийся к долголетию должен помнить, что выставлять себя на всеобщее обозрение - не самый лучший способ улучшить здоровье. Хотя, разумеется, нельзя не признать, что витальная сила, приходящая через внимание восхищенных зрителей, - допинг достаточно сильный. Поэтому слава - это тоже наркотик. Однако политики и артисты, получая эту энергию масс, пришедшую через людское внимание, получают вместе с ней и "вирусы" смерти, которые и сводят на нет эту бесплатную силу.
       Впрочем, полученные через административные кресла болезни, инициированные эмоциональными пулями злопыхателей, это половина беды. Ибо криминальная часть общества может передавать нечто гораздо более тонкое, чем информационные "вирусы" смерти или эмоциональный негатив. Это, как уже было сказано выше, негативная карма.
       И если "вирусы" смерти, а тем более эмоциональные пули, чувствуются практически мгновенно через глубокий пессимизм, грипп, раздражение или нервную прострацию, то негативную карму, полученную от криминального донора, вычислить на первых порах с помощью эмоций или традиционной перцепции практически невозможно. Уж слишком тонка эта каузальная сила, что и делает ее доступной восприятию только развитых йогинов. Но взявшиеся из "ниоткуда" бедствия и обыкновенного человека ставят перед фактом - "несуществующая" карма материализовалась.
       Многие, к сожалению, не знают, что одним из мощных передатчиков кармы является ничем не защищенная кожа. Поэтому соприкосновение с бандитом, проституткой, вором или совратителем крайне опасно! Даже если они дружески жмут вашу руку. Не менее опасно, впрочем, и брать у них какие-то подарки. Что великолепная интуиция Омара Хайяма отразит весьма недвусмысленно:
      
       Лучше уж голодать или красть,
       Чем в число лизоблюдов презренных попасть.
       Лучше кости глодать, чем питаться сластями
       За столом у мерзавцев, имеющих власть.
      
      
       Поэтому тех, кого в наше время называют политиканами, рвачами, декадентами, не говоря уже о не прикрытых никакими фиговыми листками террористах, в древней Индии называли "чандалами" - неприкасаемыми. Эти люди, не входившие ни в одну из каст, объединялись по одному критерию - наплевательскому отношению к дхарме (закону земному и небесному). Чья жизнь предназначалась лишь для удовлетворения прихотей собственного эгоизма. И тамошние мудрецы, спасая от вырождения свой народ, учили: гораздо безопаснее схватиться рукой за раскаленный металл, чем дотронуться до обнаженной кожи проститутки или бандита. Ибо в первом случае - рука поболит-поболит, да и перестанет. А вот последствия контакта с "исчадием ада" могут быть весьма глубокими и долгоиграющими, ибо травмируется в первую очередь самое хрупкое и самое ценное - чистый разум.
       Однако же в наше время, время нашествия тьмы, многие политики объявят кастовой системе войну, стремясь нарастить свой рейтинг наиболее низкой ценой - заигрывая с плебсом. Но ведь именно кастовая структура, эта охранительная "китайская стена" древней Бхараты, защищала от разгрома все духовные ценности на протяжении многих веков, не давая политическим проституткам и порнографии подмять под себя все культурное пространство этой страны.
       Образно говоря, сексуальный контакт возвышенной девушки и чандалы чем-то похож на столкновение хрустальной вазы с булыжником. Ценности при этом нивелируются, но, к сожалению, не в пользу возвышенной красоты. "Булыжник" облагородить, разумеется, можно, в этом ничего принципиально невозможного нет (выдолбив из него, например, чашку или горшок), но "хрустальной вазе" все это не по силам. Чего, к сожалению, современные красавицы не знают, думая, что их любовь может все переиначить - перемолоть демонизм своей половины. И лишь в исключительных случаях (а они нам известны) свершается чудо - подлинная жертвенная любовь одного из супругов не дает другому упасть в бездну - чандала перестает быть чандалой, мало-помалу пытаясь следовать дхарме!
       Современные политики-чандалы, для кого власть - сладчайшее из развлечений, плохо осознают, что стремление властвовать - это всего лишь хорошо замаскированная жажда сексуальных партнеров, прикрытая "потемкинскими деревнями" радения за народ. Деньги во имя денег, и власть ради власти - это нонсенс, почти никогда не имеющий место. Эзотерическая психология обнаружит за этой соблазнительной двоицей не кого-нибудь, а нашего старого знакомого - замаскировавшегося Эроса. Ведь деньги и власть - это комфорт и безделье - соблазнительная приманка для бомондовских проституток, сидящих на крючке у того или иного "вируса" смерти. Поэтому трудно найти такого "нового" русского, который не ухитрился бы поменять старую жену на симпатичнейшую сексуальную машину новейшей марки, отштампованную одним из современных комбинатов по производству бомондовских невест. Или, на худой конец, не завел бы себе молодую любовницу, после того как нашел свое Эльдорадо.
       Но горе той социальной системе, где сексуальная воздержанность унижена эротизированными чандалами до статуса "комплексов", а кастовая система, обязанная жестко регламентировать эротическую стихию, нивелирована до "булыжника" - хама. Ибо в таком социуме вырождение больше похоже на взрыв, способный в течение двух-трех поколений уничтожить большую империю без всякой там интервенции.
       Нужно запомнить, что эпикуреец тоже жаждет бессмертия, но уже по наущению "вирусов" смерти. Ибо вечное земное блаженство, океан удовольствий, даруемый в обмен на какие-то чисто символические жертвоприношения, - это и есть его голубая мечта. Именно про таких жалких мечтателей Саша Черный однажды заявит:
      
       Бессмертье? Вам, двуногие кроты,
       Не стоящие дня земного срока?
       Пожалуй, ящерицы, жабы и глисты
       Того же захотят, обидевшись глубоко...
      
       Мещане с крылышками! Пряники и рай!
       Полвека жрали - и в награду вечность...
       Торг недурен. Помилуй и подай!
       Подай рабам патент на бесконечность.
      
       Тюремщики своей земной тюрьмы,
       Грызущие друг друга в каждой щели,
       Украли у пророков их псалмы,
       Чтоб бормотать их в храмах раз в неделю.
      
       Нам, зрячим, - бесконечная печаль,
       А им, слепым, - бенгальские надежды
       Сусальная сияющая даль,
       Гарантированные брачные одежды!..
      
       Не клянчите, Господь и мудр и строг, -
       Земные дни бездарны и убоги,
       Не пустит вас Господь и на порог,
       Сгниете все, как падаль, у дороги.
       (1922)
      
       Люди же со здоровым нутром, обладая не столько взятым из метафизических книжек знанием, сколько возвышенной интуицией, испокон веков оздоровляют себя паломничеством по святым местам, этим простейшим дистанцированием от обрыдлого быта. Ведь любой ашрам или монастырь - это "башня из слоновой кости", где поддерживается горение целительного духовного огня. И хотя известный всем монастырь не претендует на образец удаленности от негатива, тем не менее, даже такая поверхностная дистанция оказывает мощнейшее благотворительное действие на травмированную демоническими атаками нервную систему. Поэтому все умные люди время от времени надевают на себя робу паломника, совершая этот старинный, надежный и хорошо проверенный способ подавления в себе активности "вирусов" смерти. Ибо в местах Силы, славящихся мощной концентрацией духовных энергий, активность этих паразитов идет на спад. Потоки чистейших энергий земли, активизирующие мудрость и любовь, - довольно сильный "антибиотик", как, впрочем, и молитвы святых, которые такие места населяют.
       Что замечательно: люди, освободившиеся от метафизических паразитов хотя бы частично, начинают мало-помалу влюбляться в чистоту, инстинктивно чувствуя то, чего раньше не замечали. Так, например, один мой православный знакомый, проживший в Псково-Печерском монастыре около двух лет, вернувшись в свой родной Витебск, с удивлением обнаружил, что не может долго ездить в общественном транспорте, ибо невидимая энергетическая грязь, исходящая от обычных людей, просто невыносима! Он говорил об этом с такой радостью, как будто ему пришлось открыть новый закон или встретиться с Ангелом, а не с проблесками чистоты в собственном коконе. Он познал-таки то, что йоги, очистившие себя от тонкой скверны, знали всегда: чистота - это блаженство! А сумрачность и упадок сил - это не дефицит витаминов или избыток тяжелой работы. Все эти "прелести" городской жизни - самое обычное, банальное бытие в гуще паразитов сознания.
       Избавившись, хотя бы частично, от присутствия в своем разуме метафизических паразитов, искатель бессмертия познает-таки радость самой обыкновенной, самой простой жизни. И здесь "цивилизованный" человек выясняет нечто удивительное, необыкновенное: жизнь - это неописуемая радость, даже если у тебя ничего нет. Ни кола и ни двора, как говорится. Это - одно из самых поразительных открытий простого смертного! Ты еще не достиг нирваны, Царства Божьего, третьего внимания и Бог еще знает чего, что так высоко ценится религиозными деятелями, а счастье все чаще и чаще наведывается к тебе в гости. Без всяких видимых оснований.
       И здесь, в преддвериях некого нового бытия, в "предбаннике" вечности, становится ясно, что успех - это не деньги иль слава - все то, что так назойливо рекламируют изящные столпы массовой культуры. И то, и другое, скорее, похожи на два кнута, безжалостно подхлестывающие загнанного цивилизацией человека. Только здесь понимаешь, как тебя искусно обманывали, гипнотизируя стандартными ценностями. Ибо познаешь на собственной шкуре, что подлинный успех - это чистота сердца и разума - победа над паразитами. Успех - это те радости и перспективы, что наполняют твою жизнь с утра и до вечера.
       Разумеется, вся эта радость - только ступенька. Нужно двигаться дальше - вперед. Нельзя торжествовать и ублажаться достигнутым, ибо все неподвижное загнивает. Но ты уже (наконец-таки!) понимаешь, что такое йога и магия. Ради чего весь это сыр бор. Хотя и нет слов, чтобы донести до сердца и ума постороннего человека это блаженное чувствование мира. Скудость слов на этой стадии поражает. Инфантильность нашего языка становится очевидной. Ибо у блаженств разновидностей много, а способа их описания - нет. Тем более что каждая радость, с одной стороны, неповторима, как книга или человек, а с другой, как река - нельзя войти в нее дважды, законсервировав во всем спектре чувств.
       На этой фазе поисков вечной жизни могила уже не кажется тем убежищем, в котором нужно спрятаться от тягот невыносимого мира. Мир, так долго бывший источником скорби, становится вдруг источником благодати. И виновно в этом лишь одно невзрачное волшебство - чистота.
       Но эта блаженная дистанция, третьи "врата" бессмертия, вкупе с агрессией религиозных фанатиков в конечном итоге и приводят к тому, что вот уже на протяжении многих веков "родина не знает своих героев" - всех, кто сделал удачную попытку прорваться к бессмертию. Рекламу вечной жизни создавать просто некому. (Если не считать такую могучую белую ворону, как, например, Леонард Орр.) Хотя есть те, которым на сей счет есть чем поделиться.
       Этот информационный шлагбаум существует, впрочем, по многих причинам, одна из которых - опасность. Ведь такая пропаганда - какая-никакая, а все-таки карма, привязывающая к социуму и его наболевшим проблемам. А это - огромнейший риск. Ибо привлекает к такому сердобольному "Прометею" внимание достаточно грозных противников. Тех самых агрессивных вампиров-убийц, которые крайне не заинтересованы ни в здоровом образе жизни, ни в просвещении умов своих дойных "коров".
       И так как опасность эта не эфемерная, то есть смысл в конце этой главы упомянуть об очень нестандартном способе дистанцирования, который будет изобретен в древней Индии одним из великих индийских "сталкеров". И уже много позже, в наши дни, этот способ маскировки применят христианские юродивые. Но первую невидимую толстую стену между собой и социумом воздвигнет, по всей видимости, древний индийский святой - Джада Бхарата, чья история навсегда украсит страницы "Шримад Бхагаваты". Джада Бхарата никогда не будет просить у Бога бессмертия, ибо великая преданность Всевышнему не позволит ему желать что-либо для себя лично, предоставляя все на Его милость. Однако свою высокую осознанность и преданность Царю царей он будет беречь пуще зеницы ока. Еще в самом детстве он, помнящий свои предыдущие воплощения, будет хорошо понимать, какую огромную опасность несут ищущему Истину простые смертные, которым на Всевышнего наплевать. Видящий суть вещей Джада Бхарата еще с малолетства увидит и грозную, хорошо замаскированную опасность общения с людьми, которых поиски Бога не интересуют. Опасными существами он посчитает даже обыкновенных людей, не говоря уже о разбойниках и проститутках. Поэтому и предстанет перед родственниками бестолковым и глухонемым, прикинувшись слабоумным. Его родственники, попытавшись некоторое время обучать его ведическим наукам и правилам игры в индийский "бисер", вскоре бросят эту бесплодную затею, ибо с таким же успехом можно было обучать и обезьяну.
       Никого так сильно и много не оскорбляют, пожалуй, как слабоумных. И Джада Бхарата искупается в таких оскорблениях "по самую макушку". Но эмоции его не будут затронуты, ибо он будет знать: если человек теряет все сокровища мира вкупе с родственниками, женами и красавицами, то он, по большому счету, ничего не теряет, так как все это на самом деле ему и так не принадлежит. Но если он теряет Всевышнего (осознанность, любовь, Нагуаль, Брахмана), он теряет все - абсолютно. Даже если ему "принадлежат" все мировые прииски.
       И Джада своего добьется - общаться с ним не пожелает никто. Невидимая броня не подпустит к нему словоохотливых носителей "вирусов" смерти. Потеряв уважение социума, он обретет взамен невиданную любовь и покровительство Бога. Ибо все его мысли будут посвящены горнему миру.
       Но спрятаться можно только от социума, но не от Всевышнего. Поэтому однажды "сталкер", пройдя через ряд смешных и довольно курьезных обстоятельств, не по собственному умыслу станет учителем царя Рахуганы - одного из искателей Истины тех времен. Именно благодаря неожиданной встрече с Джадой Бхаратой царь наконец-таки познает то, к чему он так долго и бестолково стремился - знание собственного духа...
       Но император Цинь Шихуан, в отличие от Махараджи Рахуганы, ставшего учеником "слабоумного" Джады, путешествовать по святым местам не удосужится. И жить этот тиран будет преимущественно в специальном убежище - построенном ради его безопасности городе. Этот город-крепость превратится тот самый угол, куда загонит его мания покушений. И неспроста... о смерти императора будут мечтать очень многие. Строивший Великую Китайскую Стену для защиты китайцев от набега кочевников палец о палец не ударит, чтобы защитить свой народ от самого себя. Зато забота о собственной жизни у Цинь Шихуана будет на высоте, в этой сфере он будет сверхусерден. Эта щепетильность даже распространится на его разум, легко принимавший любую смерть, кроме своей собственной. Поэтому любой, произносивший в его присутствии слово "смерть", рисковал головой. Страшное слово настолько травмировало "нежную" психику царя Поднебесной, что произносить его в присутствии императора не имел право никто.
       Будут казнены не только люди, случайно перешагнувшие условную границу вокруг запретного города, но даже птицы, пытавшиеся без разрешения императора пролететь над его резиденцией, будут сбиваться меткими стрелками.
       Он попытается тщательно предотвратить любую, даже эфемерную опасность со стороны внешнего мира, не понимая, что главная опасность - внутри. И хотя его кокон будет пронизан почти всеми видами "вирусов" смерти, он не удосужиться освободиться хотя бы от одной разновидности паразитов. Этому не поспособствует и окружающая его камарилья - такие же жаждущие собственной смерти и ничего не знающие об этом тайном стремлении, как и сам император. Поэтому удивительно не то, что искатель бессмертия не перешагнул столетний рубеж, а что ему вообще удалось дотянуть почти до пятидесяти.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Практический компендиум третьих Врат
      
      
       Лишь после того, как будут слегка приоткрыты вторые Врата, появляется возможность открыть третьи - установить между собой и порочными людьми непроходимую пропасть - значительную дистанцию. Это - не что-то полуобязательное, что можно делать, а можно и не делать. Открыть их жизненно необходимо. Иначе все будет тщетно: и благие намерения, и высокие мысли. Если кто-то думает, что упражнения Хатха-йоги или тенсегрити более важны чем дистанция, жизнь может очень болезненно доказать противоположное.
       Поэтому нужно, не жалея о потерянной выгоде - деньгах или выгодных связях, разорвать отношения с людьми, которые представлены в следующем списке. Это:
       1. Воры
       2. Наркоманы
       3. Пьяницы
       4. Обманщики
       5. Бандиты
       6. Извращенцы
       7. Порнографы
       8. Гомосексуалисты
       9. Проститутки
       10. Эротоманы
       11. Жаждущие славы и власти
       12. Маньяки
      
       Чтобы прекратился полет в абстрактные выси, не нужна бригада, состряпанная из представителей этого списка. Один единственный человек способен убить духовный полет к бесконечности. Ибо неявная жажда смерти у этих людей колоссальна. И они делятся ею на подсознательном уровне, заражая собеседника вирусами смерти и всевозможными духовными токсинами в даже обыкновенном разговоре, не нуждаясь в тактильном контакте.
       А сексуальный контакт с этими маргинальными существами почти равносилен самоубийству. Точнее говоря, интимная связь - это и есть разновидность самоубийства.
       Некоторые наивно полагают, что отмежеваться от представителей этого списка - проще простого. Нечто само собой разумеющееся. Что этот шаг и должен быть первыми Вратами к бессмертию. Или, в крайнем случае, - Вторыми.
       Увы, это не так. Каждые Врата в Бессмертие расположены на своем месте. Их последовательность нельзя изменять. Если Вторые врата не открыты, если не налаживается связь с духом, то разорвать порочные связи (раскрыть третьи Врата) практически невозможно. Это не по силам никому. Разрывая отношения с порочными людьми одного сорта, человек будет автоматически устанавливать отношения с такими порочными людьми, но другого порочного направления. Порывая отношения с одними предателями, он будет налаживать связь с другими - потенциальными. И так - всю оставшуюся жизнь.
       Приведем конкретный пример. Расхожая идея о том, что "все мужики сволочи", имеет прочную метафизическую основу. Ее выработали уста многих женщин, уставших от мужского обмана. Они меняли одного возлюбленного на другого с одним и тем же горьким последствием - новоявленный любовник преподносил им ту же старинную подлость - измену. Но именно так и должно быть! Не изменяя себя в лучшую сторону, невозможно ждать от своего партнера святости. Только те, кто работают над собой, кто создают в себе реальные изменения, установив контакт с духом, могут рассчитывать на прекрасных новых друзей.
       Бездельников же ждет одна и та же участь - разочарование, пришедшее чуть раньше или чуть позже.
       Ситуацию проясняет метафора. Всех нас можно представить жителями некого гигантского небоскреба. Где каждому бесконечному по протяженности этажу соответствует один и тот же уровень загрязненности. Квартиры рознятся лишь качеством грязи. Одни наполнены крысами, вторые - змеями, третьи - тараканами. И так - до бесконечности. Но количество всех неприятных тварей на определенном этаже таково, что они приносят страдания примерно одинакового накала. Из чего автоматически следует, что для изменения качества жизни бесполезно менять квартиру на одном и том же этаже. Избавившись от квартиры с тараканами, вы приобретаете квартиру с мышами. Поменяв и эту обитель, вы убеждаетесь, что радости не прибавилось, ибо на новом месте вас начинают беспокоить бесчисленные клопы. И так - до бесконечности. Пока не вы не рождаете еще один ядовитый афоризм. Типа: все женщины - ...Выход из порочного круга только один: нужно просто поменять этаж, поднявшись чуть-чуть повыше - где зловредных тварей меньше. Пока, наконец, не будет достигнут самый высокий этаж, где вампиров нет вообще.
       Другими словами, бесполезно менять полового партнера, друзей и компаньонов по бизнесу. Бесполезно менять мужей или жен. Все будет тщетно. Количество страданий не изменяется от такой "рокировки" ни на йоту. Чтобы качество жизни изменилось, нужно открыть Вторые врата бессмертия - подняться на лифте на более высокий чистый этаж, где живут порядочные люди. Все это, разумеется, метафора. Но смысл ее, надеюсь, прозрачен. Невозможно отделаться от "кровососов", если вы не налаживаете связь с духом. Если у вас нет высоких намерений. Намерений не в традиционном банальном понимании этого слова, а в магическом.
       И если вам не удается расстаться с подлыми личностями, несмотря на все ваши старания, это значит только одно: вы недостаточно сильно распахнули вторые Врата в бессмертие. На связь с духом вы смотрите как на нечто второстепенное. Хотя это - фундамент фундаментов. Поэтому, расчистив свое связующее звено с Намерением, вы автоматически избавитесь и от всяческого грязного балласта. Мерзкие личности сами отойдут в сторону, без особого усилия с вашей стороны.
      
       Дистанция от жаждущих смерти может быть двух видов: физическая и психическая. Если хватает силенок, то физическая, разумеется, лучше. Но если жесткие обстоятельства связывают руки, тогда искателю возвышенной Силы нужно прибегнуть к тактической маскировке - к психическому дистанцированию. Это означает, что весь ваш внутренний мир становится недоступным. Психический стриптиз, который вы столько лет устраивали перед родственниками и друзьями, нужно немедленно прекратить. Здесь нужно усвоить одну простую идею: никто не может вас понять, кроме Бога. Или - другого более возвышенного искателя, нежели вы, который уже прошел через ужас непонимания и глупость родни. Нужно понять очень простое: почти никто не может вам что-то дельное посоветовать. Ибо для этого нужно быть не человеком, а доном Хуаном или архангелом. Почти все древние руководства по Хатха-йоге, написанные мудрыми мастерами, говорят одно и то же - вы не имеете право говорить окружающим вас людям, что вы занимаетесь йогой! Это - не прихоть, это - императив! Практически всех древних искателей. В противном случае, говорят мастера осознания, все ваши потуги обрести совершенство через данные конкретные упражнения будут тщетны.
       Поэтому над чувством собственной важности нужно одержать маленькую победу: выглядеть так же, как и все. Быть незаметной, непрезентабельной личностью, которая если и использует йогу (если уж это выплыло на поверхность), то исключительно для борьбы с хроническим насморком или камнями в почках. Но ни в коем случае не для стратегических абстрактных целей. Но самое лучшее, если о вашей магической практике вообще никто не узнает.
       Полет в царство бессмертия совершается на двух крыльях: на культе чистоты и соблюдении тайны. Именно чистота и тайна поддерживают парящего в абстрактных высотах искателя. Полет на одном крыле вообще невозможен.
       Поэтому еще в самом начале нужно помнить о генеральном соблазне. Дело в том, что мало-помалу открывающиеся вторые Врата дают начинающему искателю прекраснейшие ощущения. Это - вдохновение и радость, которые он никогда ранее не испытывал. И, разумеется, дерзновенные "полеты во сне и наяву". Трудно передать на словах те предварительные блаженства, которые судьба посылает новоявленному путешественнику к Царству Божьему. У каждого - это нечто свое. И вся беда в том, что тут же возникает банальное, классическое искушение, сразившее под корень почти всех искателей вечной жизни, - жажда учительства. Это - желание спасти мир. Или - поделиться своими магическими ноу-хау, стать целителем, учителем и новым мессией.
       Для дальнейшей духовной карьеры хуже всего этого ничего нет. Если искатель становится на этом этапе "учителем", его психическая дистанция мгновенно уничтожается. Третьи Врата захлопываются. А человек - погибает. Духовно или физически. Это детское эгоистическое желание - стать Божком местечкового пошиба - обходится искателю всегда очень дорого. За желание стать разрекламированным авторитетом нужно платить всегда одним и тем же - собственной смертью.
       Делиться информацией и энергией, разумеется, нужно. Но только в том случае, если на то будет указание духа. Но даже в этом случае это делается без амбиций и желания получить что-либо взамен, без лишней шумихи и внимания любознательной публики.
      
      
      
      
      
      

Оценка: 5.57*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"