Семёнов Игорь: другие произведения.

Поэтический куб 2011. Легенда. Обзор. Часть третья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть обзора конкурсных стихотворений "Поэтический куб 2001 "Легенда". Самый злобный кусок обзора.


   ПОЭТИЧЕСКИЙ КУБ 2011 "Легенда"
   Третья, заключительная часть обзора стихотворений, представленных на конкурс
  
   В этот раз вступительных речей держать не буду, поскольку уже сказал всё, что собирался. Просто постараюсь максимально подробно разобрать оставшиеся стихотворения. Вновь оговорюсь: я не рассматриваю, является ли представленное произведение легендой.
   Я, наивный, долгое время считал, что неповторимый "шедевр графоманства" это вот такой стишок (в своё время мне случайно попавшийся на глаза, причём не в рукописи, а в книге, пусть и изданной за счёт автора - между прочим не дворника какого-нибудь, а учителя истории):
   Мочит и мочит
   Двадцать уж дней.
   Будет ли лето?
   Скажите кто, эй!
   Как же я был неправ. По сравнению с некоторыми произведениями, представленными на этот конкурс, это просто подлинное воплощённое поэтическое совершенство.
   Единственное, что хотел бы заметить: многие авторы (и сам в этом грешен бывал), в первую очередь те, кто изначально создаёт не просто стихотворение, а песенный текст, будучи увлечены напеванием своего творения, не замечают некоторых ляпов, связанных с рифмами и размером. Песня позволяет приглушить недостатки, имеющиеся в поэтическом тексте, сделать их практически незаметными: там - чуть потянул гласные, сям - проигрыш на инструменте добавил, ну, и прочее подобное. А при исполнении на публике к этому добавляются ещё и одухотворённое лицо, на коем все эмоции отражаются, артистическая поза исполнителя, его личное обаяние и тому подобное. Это покруче всяких иллюстраций действует. Посему и воспринимает зритель-слушатель уже не просто стихотворение, даже не песню, а целый моноспектакль. И, ежели хвалит, то за все достоинства вкупе, достоинства, затмившие собой недостатки, в том числе, и недостатки составляющей поэтической. Вот отсюда и вытекает неприятное удивление автора такого произведения, когда, выставив голый текст перед уже не зрителем, не слушателем, а читателем, не находит он столь же яркой реакции, какой она была на исполнение песни. Да ещё и на недостатки указывать начинают, рифмы всякие неудачные поминают, в размер пальцем тычут. А куда ж денешься-то, коль все красивые одёжки с текста сняли, косметику смыли, один голый скелет остался, косточки, да и те - жёлтые, с трухлявинкой, и (о, нонсенс! - для нормального скелета) - в прыщах! Вот и прошу авторов об этом досадном свойстве песенных текстов не забывать, когда выставляете их в виде просто стихов.
   И напоследок: начал почаще заглядывать в комментарии к представленным стихам. Был поражён: почти сплошное "кукушка хвалит петуха". Уж если такие друзья, читатели-почитатели (таланта), так замалчивать замеченные недостатки по отношению к другу или к человеку, чьё творчество вам искренне нравится, просто нечестно, просто проявление неуважения к автору. Более того - это подло по отношению к автору. Ведь, если уважаешь автора, если искренне желаешь ему успеха в творчестве, о ляпах просто необходимо сообщать, дабы человек их исправлял, не повторял подобного в будущем. А хвалящий огульно плохие стихи, да пусть даже, хорошие стихи с некоторыми недостатками (замеченными таким хвалителем) оказывает автору медвежью услугу, провоцирует на повторение ошибок, заставляет некритично к себе относиться, подталкивает к мысли, что ничего исправлять в написанном не нужно. "А зачем исправлять? Вон, все пишут мне, что и так - само совершенство!" Всё-таки в этом отношении на СИ у прозаиков честнее. Там читатели-почитатели чаще не стесняются тапками бросаться - потому, как им по-настоящему не хочется, чтобы у уважаемого ими автора в текстах встречались ляпы.
   Чуть не забыл: оценок я никому не ставил, дабы не подпортить рейтинги. А мне в качестве мести можете "единиц" с "двойками" наставить - да хоть по сотне в день, не жалко. Поскольку до лампочки.
   Вот ежели кто в моих обзорах только про себя любимого, читает, о том пожалею, пожалуй. Но не шибко.
   Чу! Вновь чьи-то музы летят. А до чего ж у некоторых хари мерзкие! Это не музы, а гарпии какие-то! Такие навдохновляют... Так что бить надо ещё на подлёте. Причём очередями, отсекая по два-три патрона, чтоб на всех хватило, а то заклюют. Огонь!
  
   37. И. Кузнецова "Песня Ноя"
   Как и в случае с А.Колосовым, разбора не будет. Автора знаю много лет лично, считаю её гениальным поэтом, которому сломали жизнь, или которую сломала жизнь. В 1991 году Ирина уничтожила все свои рукописи, с тех лет остались лишь произведения, сохранившиеся у друзей. После этого лет семь-восемь вообще ничего не писала и не читала. Жаль, что уже никогда не восстановить прекрасную, сильную поэму "Песни Апокалипсиса". Строки оттуда:
   Руби, народ, берёзки и осинки
   И их приплод,
   Гуляй, народ, на собственных поминках,
   Гуляй, народ...
   Возможно, поэтому мне и не очень нравятся вещи, которые она пишет в последние годы. Но к данному стихотворению это не относится. Вещь, несомненно, сильная. Желаю автору победы в конкурсе. Хотя, желание автора такого уровня участвовать в конкурсе на СИ несколько удивило. Смысл?
  
   36. А. Смирнова "Легенда"
  
   -Тихо песню допев, вечер алые ленты
   Сложит вдоль по холмам опустевших границ...
   И у жарких костров вновь напевы легенды,
   Зазвучат для ручьев и полуночных птиц.
   Голос, тонко сплетая забытые ноты,
   Зазвучит в синеве потемневших болот,
   А за правым плечом, забывая про годы
   Древний мир, отряхаясь, неслышно встает...
   И над спящей равниной недремлющий стерх,
   Слышит песнь о годах, что засыпаны снегом,
   Темный Бог в этих песнях не рвется наверх,
   Ну а слуги его вниз не сброшены небом...
   И в осенних лесах голос чисто звучит,
   Отражаясь от звезд, оплетаясь ветвями,
   В этих мудрых лесах даже ветер молчит,
   Когда вещую вязь заплетают словами;
   "Нам легенды твердят- потерявшие крылья
   Обрели лишь судьбу вечно падать во мгле.
   Но я в это не верю, мне кажется былью-
   Доля их между нами ходить по земле...
   -Им не нужно далекое небо и грозы-
   Разве холод и лед может их привлекать?
   -Но тогда почему вечно капают слезы,
   Стоит им осознать, что не могут летать?
   Замолчи, древний лес, ты не знаешь ответа,
   Я в твоих кружевах не могу отыскать,
   Древних замков, потоков холодного ветра,
   Где бескрылые тени должны танцевать...
   На вершинах крутых, на заброшенных башнях,
   Я найти не могу их прозрачных следов,
   Только где-то вдали, как походкой звенящей
   Отзывается эхо меж старых стволов.
   Я поверить могу, что сказания лгут,
   Что никто никогда не срывался на землю!
   Может, слуги обоих неслышно поют
   И летают средь звезд, вслед горячему ветру?"
   Он все пел в темноте для сияющих звезд,
   Для холодных вершин гордых старых дубов,
   И всю ночь за спиной не разрушенный мост
   Звал его отступить от пророненных слов...
  
   Прекрасное, напевное, подлинно поэтическое произведение. Настолько, что существующие (довольно многочисленные) огрехи в рифмовке при первом прочтении практически не замечаются. Впечатление несколько подпортили последние четыре строчки - уж слишком неуклюже в сравнении со всем, что выше. Кроме того, как я понял, прямая речь безымянного героя в тексте начинается со строки "Нам легенды твердят- потерявшие крылья" и заканчивается строкой "И летают средь звезд, вслед горячему ветру?". А для чего служит обозначение речи перед первой строкой? Кто это говорит?
  
   35. А. Тобольский "Князь и скрипач"
  
   В одном европейском княжестве,
   Никто и не помнит в каком,
   Веке в пятнадцатом, кажется,
   Ходили рассказы о том,
  
   Что приговоренных к смерти
   Казнили не перед толпой,
   А в тишине на рассвете
   На площади сонно слепой.
  
   Погож был тот день иль ненастен,
   Топор поднимал лишь палач -
   Из окон, стоящих близ, башен
   Порою звучал скрипки плач.
  
   Звук лился печально-неспешно,
   И ноте финальной в аккорд,
   На шеи смиренных и грешных
   Палач опускал свой топор...
  
   Молва шла: невинные души
   Поддерживал смелый скрипач,
   И плакала скрипка. Послушать
   Все чаще случалось тот плач.
  
   Ведь городом правил в те годы
   Жестокий безжалостный князь:
   Чуть что, отправлял неугодных
   Без тени сомнений на казнь.
  
   За зло и добро - всем воздастся:
   Пришел и для князя черед:
   Толпа, опьяненная властью
   И кровью, на площадь течет.
  
   Не ждет никто скрипки: не странно -
   Торопит народ палача.
   Иииии раз! Голова их тирана
   Долой покатилась с плеча,
  
   Мгновенье взирала из грязи,
   Сказать что-то силилась ртом,
   Толпа ж продолжала свой праздник -
   Вина с кровью лился поток...
  
   Но скрипку с поры той на казнях
   Не слышал уж больше никто...
  
   Очень интересный сюжет. Правда, мне кажется, что скрипки во время казни князя слышно не было не по причине того, что скрипач князя невинной жертвой не считал, а потому, что скрипача уже давно на голову укоротили. Какой же, скажите мне, тиран потерпит, что всякий раз казнь невинной жертвы сопровождается музыкой. Ладно бы ещё "Славься, мудрый князь!" играл, а то ведь, гад такой издевался, скрипка у него плакала!
   Дальше-то всё верно: князя с ближними и близкими казнили и на том не успокоились. Казней, скорее всего, даже больше стало. Только теперь не в тишине по утрам, а круглосуточно, при всеобщем одобрении народа, главное, чтоб при этом побольше вина выкатывали. Тут уж не до скрипок. А скрипач (коль уж при князе выжил), надеюсь, успел либо вовремя слинять за кордон, либо вдруг ощутив себя монархистом, присоединился к очередным шуанам, где голову свою и сложил. А, быть может, и "перестроился" музыкант тот и ныне для "подлинно народного правительства" гимны пишет - всяко бывает с этими, как их, скрипачами. Душа интеллигента, тем паче - богемы, загадка.
   Ну, а теперь можно и о самом стихотворении поговорить.
   В целом стихотворение неплохое. Но без неуклюжестей не обошлось, как ни жаль.
   "Топор поднимал лишь палач -/ Из окон, стоящих близ, башен/ Порою звучал скрипки плач". Первая строка - А что, кто-то другой теоретически мог поднимать топор? Нет, я прекрасно понимаю, что автор хотел сказать, в переводе (не поэтическом) это могло звучать так: "Иногда во время казни, лишь только поднимал палач свой топор, из окон башни, стоящей вблизи, раздавались плачущие звуки скрипки". Но в представленном нам тексте всё смотрится несколько иначе. Следующая строчка: "Из окон, стоящих близ, башен" - читать могу и так: "Из окон, стоящих близ (близ места казни совершенно самостоятельно стояли загадочные окна?), (а также) из башен". Это не я так написал, я всего лишь читаю текст, тщательно соблюдая расставленные автором знаки препинания. И, в конце концов, почему плач скрипки звучал из нескольких окон нескольких башен? Что, скрипач в микрофон играл, а во всех окрестных башнях колонки стояли - чтоб палач с жертвой полифонией наслаждались? "Всё страньше и страньше" - Алиса повторила бы это, читая данное стихотворение.
   "Звук лился печально-неспешно,/ И ноте финальной в аккорд,/ На шеи смиренных и грешных/ Палач опускал свой топор..." - О! Палач-то у нас ещё тот меломан! Ибо сомневаюсь, что скрипач всякий раз мог подгадать момент опускания топора под финальную ноту. А вот наоборот - весьма легко. Дослушал мелодию, получил удовольствие, и топориком - хрясь!
   Далее: "Иииии раз! Голова их тирана/ Долой покатилась с плеча." "Иииии раз! - гениальная находка, даже не общепринятое "и-и-и-и-и, раз!" Неужели ничего кроме этого "ииии" в голову не пришло? Хоть чуть более поэтичного. А дальше: "Голова... покатилась с плеча". Я-то думал, что это палач сплеча рубил, а у тирана, как у всех нормальных людей, голова на плечах находилась. Оказывается, у князя она всего лишь на одном плече росла. Может, отсюда, и истоки княжьего поведения?
   В третьей строфе пару "ненастен - башен" даже ассонансной (созвучной) рифмой не назвать (Меня тут намедни заподозрили в незнании подобных терминов, вот и решил сумничать). Нет тут никакой рифмы. Это в следующей строфе пару "аккорд-топор" можно созвучной назвать.
   Вывод: сюжет интересный (пусть и несколько штампованный), а стихотворение откровенно слабое. Образы слабые, эмоций не вызывают. НЕ ПОЭЗИЯ.
  
   34. Д. Бран "Сказка о спящей красавице"
  
   Её душа глядела на него -
      как тихий камень, что на дне колодца,
      как шип, которым нужно уколоться,
      чтоб на века уснуть, забыв родство,
      друзей и дом. Всю душу леденя.
      С у д ь б а   м о я,   т ы   г д е?  Н а й д и   м е н я.
     
      Её душа летела в чёрной птице -
      сквозь ночь, крича и плача, в непогоду.
      И те, кто слышал, вдруг перекреститься
      хотели, окунув в святую воду,
      дрожа всем телом, пальцы, и гоня
      от сердца тень. Т ы   г д е?   Н а й д и   м е н я...
     
      Её душа не смела умереть -
      раз не сбылось пока, что обещали
      пророчица и ведьма. До печалей
      и радостей дожить. Перетерпеть
      забвенье. Ждать и верить, миг ценя.
      С у д ь б а   м о я,   я   -  з д е с ь!   Н а й д и   м е н я!
     
      Её душа звала - сквозь сны и время...
      Народ исчез. Страна давно забыта.
      Однажды в этот город, лесом скрытый,
      пришло издалека чужое племя.
      И вождь нашёл дворец. Мечом звеня,
      принцессу на пол бросил. К А К? М Е Н Я?!
     
      И разбудил. Не будем про детали:
      о поцелуях в племени не знали.
     
      А боги веселятся. Им смешно.
      Ведь всё сбылось - хоть и не так чтоб, но...
  
   Замечательно! Вот это - подлинная ПОЭЗИЯ! А больше мне добавить нечего. Автору - победы на конкурсе и дальнейших творческих успехов.
  
   33. А. Сайгаков "Ошибка вампира"
  
   Однажды в стародавние, забытые года
   жил, был на свете Дракула, он графом был тогда,
   он не пахал, не сеял, а кровушку любил,
   своих крестьян в деревне, он как овец растил,
   крестьянам днём вольготно, а к ночи в дом зайдя,
   чеснок на окна вешали и ждали упыря,
   святой водой кропили и двери и порог,
   молитвы вслух читали, авось услышит бог,
   но сумерки сгущались, был бледен лик луны,
   вампир вставал из гроба и рыскал до зари,
   он залетал в селенье, там плакал как дитя,
   и так людей выманивал к обеду для себя,
   и люди выходили, спеша дитю помочь,
   он кровушку высасывал, тела бросая, прочь,
   пьянея с людской кровушки, он хохотал в ночи,
   кричал крестьянам радостно, вы, шашлычки мои,
   но шашлычки восстали, устав дрожать в ночи,
   вампира днём поймали, молитвы помогли,
   и сразу на осиновый, на кол, упыря - трах,
   нанизали, надвинули, остался один прах,
   и зажили счастливо, без страха, по-людски,
   крестьяне и не знали, сынок бежал в ночи
   сбежал Андре в Италию и спрятался в гробах,
   со свечкой Мигель Анджело нашел его впотьмах,
   пропустим, всё в Италии и времечко, пройдёт,
   сынок вампира Андреа в России уж живёт,
   косит он под художника, рисует зашторясь,
   но только ночь сменяет день, выходит не таясь,
   всегда одет, с иголочки, за модою следит,
   аристократ холёный, ну просто паразит,
   читает людей мысли, порой смеясь до слёз,
   когда меж нами рыщет, голодный кровосос,
   бывает, жертва чувствует, его холодный взгляд,
   тогда, гипноз напустит, трофей, сам сдаться рад,
   да был весьма разборчив, галантный вурдалак,
   среди людей по счастью, встречался явный брак,
   подчас он был доволен, даже гордясь собой,
   когда сосал кровь хама, зайдя к нему домой,
   я, главный егерь города, я, помогаю вам,
   когда пару бандитов, съедаю, по ночам,
   а люди торопились, спешили по делам,
   не ведали, не знали, какой вокруг бедлам,
   в наш век технократичный, нет дела до души,
   мы знаем, есть компьютеры, а нечисть - извини,
   вампиры этим пользовались, и не борзели зря,
   рачительно охотились, угодья поделя,
   но вирус демократии вампира поразил,
   поехать на троллейбусе, к несчастью он решил,
   он встретил там девчонку, та с книгою была,
   вот тут, то и упыря, натура подвела,
   взглянул он на заглавие, кто автор увидал,
   Бреэм Стокер " Дракула", почуял что пропал,
   не буду, есть девчонку, а совращу её,
   тут опыт всех столетий завыл о - ё - моё,
   не ведал дурачина, прожив не мало лет,
   как женщина вампиру, враз сокращает век,
   и вот уже на мерсе, он мчит за нею вслед,
   и сыплет комплименты, и дарит ей букет,
   гипнозу насылает, глазищами горя,
   и руку предлагает, картины и дома,
   она не поддаётся на все его блага,
   у женщин так ведётся, душа его нужна,
   Андре вампир конечно, но все-таки мужик,
   и душу на распашку, он как застёжку вжик,
   нетопырь и злодей я, бессмертен на века,
   и кровушку людскую, я пью вместо вина,
   Марину не смутило, что кровосос жених,
   но сразу возмутило бессмертие у них,
   у нас хоть демократия, на вкус запретов нет,
   семья как будто партия, единый монумент,
   это что же получается, когда пройдут года,
   ты будешь жить по-прежнему, а я, помру одна?
   вот так дела не делают, мой миленький вампир,
   иди, сними заклятие, закатим славный пир,
   Андре вскипев с досады на крышу скаканул,
   а крышу жэк не чистил, он ногу подвернул,
   и вниз без группировки, об землю головой,
   лежит и вдруг, почувствовал, проклятие долой,
   вскочил, довольный, радуясь, к Марине побежал,
   а дальше, сами знаете, семейный рай их ждал!
  
   И в этом случае, как и в предыдущем, слов не нахожу и комментировать не буду. Только причина иная - это полный БРЕД. НЕ ПОЭЗИЯ, НЕ ЛИТЕРАТУРА, НЕ... ДА ПРОСТО - НИЧТО.
  
   32. А. Головачева "А небо выглядит также, как, если бы ты не продался. С"
  
   Пойми, небо выглядит так же,
   Как если бы ты не продался...
   Мы все продаемся однажды,
   Но ты, вдруг, не во время сдался...
  
   И крови багряные реки
   Стекали из ран твоих нежных...
   Закрылись слезливые веки.
   Ты умер - но здесь всё, как прежде.
  
   Туман обволок эти пальцы,
   Что кожу изрезали сталью...
   Просил ты у Господа: "сжалься!"-
   Но всё, вдруг, накрылось печалью.
  
   Отказом небесные силы
   Тебе отвечали так смело.
   Я тоже их раньше просила,
   Но больше просить не сумела.
  
   Без сил, без надежд и без воли
   Идешь по тропинке последней -
   Лишь отблески яростной боли,
   Но ты неживой, очень бледный.
  
   Мы все так ничтожны и слепы,
   Над нами есть высшие силы,
   Я знаю, что это нелепо -
   Я тоже их раньше просила,
  
   Но что получила взамен я?!
   Отказы... Сплошные отказы...
   Но я не подверглась забвеньям!
   Зачем же сдаешься ты сразу?!
  
   Ты пал, и конец очень близок,
   Позволь же проститься с тобою!
   Я знаю, что мир очень низок,
   Но я не пойду за тобою.
  
   Прощанье скрепили объятьем,
   Но толку не вижу я в этом.
   Взгляни на святое распятье,
   Затем попрощайся со светом
  
   И сгинь, не вернувшись однажды -
   Шагни в свою злую могилу!
   Я знаю, мир очень продажный...
   Ты умер, и нет больше силы.
  
   Всегда пугали длинные заголовки, особливо, ежели у коротких вещей... Но это так, к слову пришлось.
   Невзирая на впечатление от заглавия, надеялся приятно разочароваться. Не вышло. Всё лишь чуть менее печально в сравнении с "произведением" предыдущего автора. Плюс к этому у автора большие проблемы с грамматикой, с пунктуацией. Набор бессмысленных фраз, не более. Особо поразили "перлы": "Но крови багряные реки стекали из ран твоих нежных", "Закрылись слезливые веки" - такие эпитеты мне ещё ни разу не встречались. Хотел бы узнать, что автор имела в виду. А "святое распятье" к чему приплетено? Чтобы понятие опошлить? Вывод прежний: БРЕД (со всем сопутствующим). За что ж мне такое наказание - две бредятины подряд?!
  
   31. Е. Бут-Гусаим "Прощание"
  
   Бездушное "Прощай...! Так режет слух.
      Кто для тебя я? Всего лишь человек.
      Я не невеста и не друг.
      Ты проживаешь свой за веком век.
      Я не корю тебя. Зачем?
      Ты просто не умеешь по-иному жить.
      Но, уходя сегодня насовсем,
      Не предала, смогла собою быть.
      Я не виню тебя. Я тихо ухожу.
      Да и другим не дам винить.
      Запомни: не покоряюсь, не служу.
      А боль... С ней можно научиться жить.
      Меня дорога ждёт вперёд. Нельзя назад,
      Но память... Она останется со мной.
      Обман, что для любви не создано преград,
      И то, что не поспорить нам с судьбой.
      Ты предлагаешь быть всегда второй,
      Забыть о гордости, оставить лишь любовь,
      Не равной быть тебе, твоей рабой,
      И с этим засыпать и просыпаться вновь...
      Ты веришь в чистоту кровей и Долг.
      И с древности порядок неизменен.
      Ты не смог меня понять и правильно решить не смог,
      И я ушла, остался ты растерян и разгневан.
      Не злись. Прощай. Ты сможешь позабыть.
      Я ухожу с улыбкой на губах.
      И счастье для меня - свободной быть...
      Мой путь теряется в полях.
      Не предавай себя и не сдавайся без боя.
      Никогда не склоняй головы.
      Поверь, остаться свободным многого стоит.
      Время сотрёт черты и следы.
      Прощай... Меня манит пути начало.
      Нет будущего общего у нас.
      Прощай... Я ухожу, как обещала.
      Я просто человек, а ты Пресветлый Князь.
  
   Авторская аннотация: "Это стихотворение о выборе. О том, как сложно выбирать между любовью и честью." Если бы не аннотация, долго бы голову ломал. Спасибо, просветили. НЕ ПОЭЗИЯ, НЕ ЛИТЕРАТУРА! Лишь немного более грамотно, чем у двух предыдущих "авторов". Посему и разбора подробного тоже не будет.
  
   30. Л. Бурель "Звёздная душа" (легенда о звёздном пришельце)
  
   Волосы твои чисты до хруста.
     Звезды умирают в мокрой мгле.
     Если ты меня в себя не впустишь,
     значит, я не нужен на Земле.
     
     Сквозь метеориты и кометы
     растворился в солнечном луче.
     Голая душа, с теплом и светом.
     "Чей же будешь ты?" - Сказал: "Ничей".
  
   Слава Богу! - Почти поэзия, пусть и крайне слабенькая вещь. А то уж начал бояться открывать следующее стихотворение. Спасибо автору - после троих предшественников просто бальзам на душу.
   А теперь с этим "бальзамчиком" разберёмся.
   "Волосы твои чисты до хруста" - позвольте, это как? Насколько я полагал, "до хруста" могут быть чисты некие накрахмаленные предметы обихода, да и то - с большой натяжкой. Чистые волосы могут поскрипывать под рукой, блестеть, сверкать, рассыпаться волнами и т.п. Но чтоб волосы хрустели!!!
   "Звёзды умирают в мокрой мгле" - очень интересный образ возникает при прочтении. Собственно говоря, лишь за него и присвоил произведению звание поэтического. Хотя, возможно, возникший в моей голове образ совершенно не совпадает с тем, что имелся у автора. Так ведь поэзия вещь такая - всяк по-своему воспринимает.
   Следующие две строки поначалу заставили поёжиться, мурашечки побежали. "Если ты меня в себя не впустишь,/ значит, я не нужен на Земле" - Повеяло чем-то из голливудских ужастиков а-ля "Чужой". Впустишь такую тварь инопланетную, она в тебе корни пустит, личинок начнёт выводить... Бр-р-р! Успокоившись, стал перебирать иные варианты "впускания". Вариант второй - эротический. Экий пришелец быстрый - только волосы откомплиментил, и сразу "пусти, мол в себя!" - хамло-с-с, право же! А она ему гордо-возмущённо: "Мы, землянки, не такие!" - по морде, по наглой инопланетной морде да половой тряпкой! Тоже вроде бы не то, опять ошибаюсь, судя по второй строфе. Вариант третий: автором описан сакральный процесс вселения инопланетной души в человеческий зародыш внутри женщины (ну, не повезло, реинкарнация у него такая!). Довольно логично получается. И со второй строфой вроде бы увязывается. Похоже, что истинного смысла мне так и не угадать, да простит меня автор. Поскольку пути женской логики и причудливые изгибы женской мысли для меня всё же неисповедимы.
   "Сквозь метеориты и кометы/ растворился в солнечном луче" - то есть, вероятно имелось в виду, что сей загадочный субъект (голая душа) сначала пролетел сквозь метеориты и кометы, а затем, растворившись в солнечном луче, достиг лирической героини. Думаю, что именно это хотела сказать нам автор. Поскольку просто "раствориться сквозь что-либо"... невозможно, можно лишь в чём-либо (в данном случае - в луче). Ещё более утверждаюсь в третьем варианте. Сразу миф о Данае, забеременевшей от золотого дождя вспомнил... А вот почему "Ничей" - опять не понял. И отчего вообще героиня вопрошает эту голую душу: "Чей же будешь ты?" - тоже не уяснил. "Чей-чей? - теперича твой!" - могла бы сердито ответить душа на такой вопрос. Иль, может быть, она у него в стиле старинном, штилем высоким вопрошала: "Ты чьих будешь? Чей холоп, говорю?". А он в ответ: "Ничьих, матушка -боярыня, в Юрьев день вольную дали! Так что возьми меня, сирого, к себе в холопи, окажи милость". Так ведь нет, - "Ничей" - отвечает. Вот и пойми их, инопланетян! Нелюди, что с них возьмёшь, дикари-с.
   Вывод: над произведением автору надо бы ещё изрядно поработать. Основа для этого есть, пусть покуда и всего одна строчка. А пока до звания поэтического произведения не дотягивает.
  
   29. Б. Митаржян "Арлекина"
  
   Что ты знаешь, мой друг, про ветреность?
   Что ты ищешь в разбитом зеркале?
   Арлекина, поверив в искренность,
   одевается в платье белое.
  
   И из глаз изумрудом падают
   две слезы, разбивая времени
   циферблаты и двери черного
   хрусталя и резного дерева.
  
   А под тканью в груди волнуется
   сердце скованное нерешением,
   нежеланием, непонятностью
   страха тайного и сомнения.
  
   Арлекина глядится в трещины,
   собирая за плечи волосы,
   в уголках ее губ сомнения
   чуть блестящие маком полосы.
  
   Что ты знаешь, мой друг, про ветреность?
   Что ты знаешь вообще? - и знаешь ли?
   Арлекина, из льда пришедшая,
   не в огне ли своем растаешь ты?
  
   Полумраком и полнолунием
   Арлекину окутал скомканный
   зимний вечер - а впрочем, вечер ли,
   из тревоги и страха сотканный?
  
   С опасением глядя в трещины...
   За спиною постель расстелена...
   Арлекина, ты пахнешь женщиной -
   очень верно и очень медленно.
  
   В твоих бедрах точеных пламенем
   отраженное полнолуние...
   Что ты знаешь, мой друг, про ветреность? -
   То - не ветреность: то - безумие.
  
   Удивлён. Всегда считал, что Арлекин - существо пола мужеска. Ин, ладно, сочтём оригинальным авторским решением - как наложение арлекинского характера на женский образ. Такое в литературе очень даже возможно.
   Однако при прочтении произведения мы обнаруживаем, что характер лирической героини совершенно не соответствует нарицательному образу классического Арлекина из дель арте. ПО итальянским канонам Арлекин весел и наивен, не так умён, не очень ловок, не очень изворотлив, потому легко совершает глупости, но следующие за этим наказания воспринимает с улыбкой. Он лентяй и ищет любой возможности увильнуть от работы и подремать, он обжора и бабник, но при этом учтив и скромен. Перебрасывая такой характер на женский образ, получаем что-то вроде: "Арлекина весела и наивна, не очень умна, несколько неуклюжа, не изворотлива, легко совершает глупости, на наказания не обижается. Вдобавок она лентяйка, обжора, ветрена до такой степени, что, если и не бросается на всех мужчин подряд, если не "охотница на мужиков", то хотя бы каждый новый день уверена в наступлении новой великой любви. При этом она хорошо воспитана и её даже можно назвать скромницей". Интересный образ получается! Эдакая "блондинка", полненькая (раз покушать любит и лентяйка), характер безалаберный, но лёгкий. Общение с такой дамой выдержать можно, но недолго, или долго, но придерживая на расстоянии. Приключений на свою... голову она уж точно не боится.
   А что у нас в данном случае? А у нас: "Из льда пришедшая", из глаз слёзы падают. Страх, тревога, опасения... - нет, это не для Арлекины. Так что имя героини выбрано крайне неудачно.
   "И из глаз изумрудом падают / две слезы" - Это что, слёзы изумрудно-зелёного цвета? И почему ДВЕ слезы падают ОДНИМ изумрудом? Очень неудачное сравнение.
   "Арлекина глядится в трещины" - можно догадаться, что автор имел в виду трещины в "циферблатах времени", в "дверях из чёрного хрусталя и резного дерева". Но уж слишком отодвинуты эти события от читателя. Да и при слове "разбивая", к читателю скорее всего явится образ вдребезги разбитых предметов, мелких осколков, щепок, а не трещин. Вот если бы перед этим нам показали, что по дверям и циферблатам с каждым новым попаданием слезинок разбегаются всё новые и новые трещины, сливаясь в сплошную паутину... Не показали. Поэтому "трещины" в данном случае не играют.
   Читаем далее: "в уголках её губ сомнения/ чуть блестящие маком полосы". Очень уж заковыристое сравнение. Как сказал бы ЕБН (осиновый кол ему в памятник!): "Вишь, какая загогулина получилась!" Сомнения, затаившиеся в уголках губ - это, пожалуй, даже интересно и поэтично. Но вот, что выглядят они как полосы, блестящие маком - непредставимо! Что за полосы в уголках губ? Почему они "блестят маком"? И что за блеск у мака? Маковых зёрен - они матовые, серенькие, буренькие, зелёненькие? - с губами мало увязывается. Маковых стеблей? - ещё более абсурдно. Быть может, маковых лепестков? - они-то хоть алого цвета, что к губам применимо. Но, ежели так, то образа а-ля "маков цвет" автор нам показать не смог.
   "Арлекина, ты пахнешь женщиной - / очень верно и очень медленно". А что, женщина может пахнуть мужчиной? Или, упаси нас Боже, это всё таки АРЛЕКИН нестандартной ориентации? Эдакий трансвестит? Надеюсь, что нет. Неужели нельзя было найти подходящие эпитеты для описания запаха любимой, желанной женщины? Их миллионы - от ладана до серы. А ещё женщина может пахнуть чувствами: страстью, желанием, ненавистью, страхом - да мало ли чем ещё! Как можно пахнуть "медленно и верно", да ещё и с добавкой "очень"? Не представляю. Очень неудачно подобранные сравнения.
   А вот первая, третья, шестая и последняя строфы - великолепны. Прекрасные образы. Это - настоящая поэзия, за что автору огромное спасибо. Если бы всё стихотворение так написано было! Впрочем, исправить никогда не поздно. Тем более, что способности на месте, умение чувствовать и передавать свои чувства через стихи тоже в наличии.
  
   28. А. Притуляк "Она была как завершение..."
  
   Она была как завершенье
   Пути, прочерченного в ночь.
   Как чей-то крик, как преступление,
   Как боль, которая невмочь.
   Она была как расстояние,
   Ужатое в один нейтрон,
   Как тяжкий грех без покаяния,
   Как замерший в стволе патрон.
   Она не ведала сомнений
   И не умела сожалеть;
   Она бросала в ворох терний
   Звезду, желавшую гореть.
   Она была судья надежде,
   Она была палач мечте,
   Сводила многозначность "прежде"
   К своей нелепой немоте.
   В извечном страхе продолженья,
   В боязни нежеланных тем
   Она была - одно мгновенье,
   Она была почти ничем.
   Она была всего лишь точка
   В конце прощального письма -
   Там, где надломленная строчка,
   Не выдержав, сошла с ума.
  
   Великолепно! Настоящая ПОЭЗИЯ. Автором создан яркий, выпуклый, чётко зримый образ героини. Последние строки - выше всяких похвал. Так что комментариев не будет.
   Единственное, что несколько резануло слух, это "Расстоянье, ужатое в один нейтрон". Как-то не принято расстояния в элементарных частицах измерять. А вот "нейрон" можно было бы на эту роль опробовать, и как что-то маленькое, и как дополнительная отсылка к нервам, к мыслительной деятельности и прочему подобному.
   Автору - огромное спасибо за доставленное удовольствие.
  
   27. В. Добрикова "Падшая"
  
   -"Сгорим же вместе!" - крикну я,
   И ринусь вниз, в огонь жестокий.
   Злой ветер гонит от тебя
   Ведь он влюблён был... синеокий
   На скалы ревностью несёт,
   Не избежать судьбы удара.
   Два крика боли ночь возьмёт,
   А мне посланье донесёт:
   -"Прости!" - услышу голос ветра,
   -"К обоим вам пусть смерть придёт!
   Любовь вас наша покарала!
   А ваша просто канет в Лету.
   Мой ангел, спи. Жаль, больше нету
   Любви моей на этом свете".
   И он ушёл, убитый делом.
   Сломала крылья... Пал мой демон.
  
   Да... ревность - страшная сила, не только крылья переломает, а и голову открутит запросто.
   Неплохо. Очень всё эмоционально. Даже несколько сумбурно - по всей видимости, автору эмоции даже несколько помешали при написании этого произведения. Надеюсь, что верно разобрал, что монолог ветра начинается со слов "Прости! К обоим вам пусть смерть придёт!" и заканчивается на "Жаль, больше нету любви моей на этом свете". Вот только почему ветер ушёл "убитый делом"? Каким делом? Чьим делом? А кому лирическая героиня сломала крылья? Себе? Ветру? Третьему персонажу (демону?). Если себе или демону, логичнее было бы, чтобы крылья им переломал ревнивый ветер. Ветер... синеокий - очень интересно, необычно. Конечно, если это сделано намеренно, а не притянуто для рифмы с "жестоким". Кстати: с рифмами - полнейший беспорядок, крайне неряшливо сделано.
   Вывод: чтобы это стало поэзией - над ним ещё работать и работать. Но некое зерно имеется.
  
   26. А. Котин "Бродяга"
  
   Я люблю города - великанов старушки-Европы,
   Лабиринты метро и огни вездесущих реклам;
   Я люблю деревенскую глушь, доверительный шепот
   Молодого ручья и за кладбищем сгорбленный храм,
  
   Тишину облаков, запоздалой грозы ликованье,
   Безмятежность весны и лесов подмосковных разброд,
   Изумруды лугов и бездомного ветра скитанье,
   Водопады в горах и коньками исчерченный лед.
  
   А когда над землей, как над древним святым, ореолом
   Благодатная радуга рьяно раскинется, я
   На балконе стою, оглушенный гудящим костелом,
   Упоенный любовью - и лучше не знаю питья.
  
   В необъятность сибирских степей, в их покой безмятежный -
   В этот мир я влюблен, как в тебя. Но бывает и так,
   Что мечтаю взлететь и, зардевшись звездой белоснежной,
   Одиноко сиять над бродягой, упавшим в овраг.
  
   Прекрасное стихотворение. Настоящая поэзия! Тем досаднее было заметить ляпы, впрочем, легко устранимые.
   Ляп первый: кроется в первой же строке "Я люблю города - великанов старушки-Европы". Думаю, что надо было не "города" загадочных великанов Европы, а "Я люблю города-великаны старушки-Европы". Сочтём опечаткой.
   Ляп второй и последний: "...мечтаю взлететь и, зардевшись звездой белоснежной" - автор явно увлёкся и не заметил несоответствия. "Зардеться" - означает покраснеть либо стать румяным (см. Ожегов и т.п.). А звезда у него белоснежная. Налицо неверное употребление слова. Понимаю, что имелось в виду "загореться", "вспыхнуть". Так почему бы так и не написать: "Что мечтаю взлететь, загоревшись звездой белоснежной..." Или наоборот. То есть, выбрать в качестве звезды красный цвет, тогда и зардеться можно. Благо, спектральные классы звёзд позволяют оба варианта. Не скажу, что предложенный мной вариант удачен, но можно ведь подобрать что-то подобное, подходящее по смыслу.
   Автору большое спасибо за полученное мною при прочтении удовольствие.
  
   25. А. Болото "Роза на песке" (легенда о несчастных влюблённых)
  
   Из пустыни дует черный ветер
      поцелуем жарким сушит слезы.
      Он, один-единственный на свете,
      помнит цвет и запах мертвой розы
     
      На руинах древнего селенья,
      брошенная горестной рукою,
      потерявшей веру в избавленье
      на барханах вечного покоя.
     
      Ветер розу подхватил в объятья,
      нежно дунул смертоносным зноем,
      пригвоздил шипами, как распятье,
      к месту, где лежать остались двое.
     
      Занося песком следы бежавших,
      он погоне сыпал пепел в лица.
      Он стонал, оплакивая павших,
      над цветком, трепещущим, как птица.
     
      Только черный ветер знает место,
      где цветок, забытый засыхает,
      где осталась юная невеста
      вместе с другом - их песок ласкает.
     
      Из пустыни дует черный ветер,
      поцелуем жарким сушит слезы.
      Он, один-единственный на свете,
      помнит цвет и запах мертвой розы.
  
   Отличное стихотворение. Прекрасные образы. В результате миллионы раз обмусоленный сюжет, с образами, истёртыми, кажется до полной банальности, под пером автора заиграл, засветился новыми красками. Бывает так: вроде ничего нового мы не услыхали, а всё одно - по-новому смотрится, как-то особенно. И даже не объяснить, отчего так, что там такого. А там просто живо присутствует личность автора. Так просто объяснить и так сложно воплотить в каждом произведении. Большое спасибо.
  
   24. Софья "Запад и восток"
  
   Два мыса плыли вдалеке,
   А где кончался борт,
   Как в заболоченной реке,
   Качался старый порт.
  
   Она смотрела сквозь бокал
   На тонкий пенный след.
   Над Рефимно пылал закат,
   Холодный, как рассвет.
  
   Еще не хлынула волна
   Смолистого вина,
   А капитан была пьяна,
   Уже была пьяна.
  
   Спокойно - пусть - житье-бытье,
   Но мирный день погас
   В жемчужной синеве ее
   Почти незрячих глаз.
  
   Пока война - еще росток,
   Ей мнилось, что опять
   Столкнутся Запад и Восток,
   И вновь не устоять.
  
   И рабство синеву небес
   Затянет, будто лед,
   И минаретов целый лес
   Над Рефимно взойдет.
  
   Не год им воевать, не два,
   А триста, двести, сто, -
   И снова будут торговать,
   Как запад и восток.
  
   Ей мнились гавани теней,
   Утративших размер;
   Уж нет ни гордых кораблей,
   Ни боевых галер.
  
   Но снова забурлит вода,
   Когда придут сюда
   Похожие на города
   Огромные суда.
  
   И будут турки продавать
   Посуду и платки,
   И инородцев развлекать
   Критяне-рыбаки.
  
   Восток и Запад нарасхват?
   Здесь кроется беда;
   Они сливаются - в закат,
   Как небо и вода...
  
   Еще не хлынула волна,
   Не началась война,
   А капитан была пьяна,
   Уже была пьяна.
  
   Имеется второй заголовок "Ретимно". Аннотация: "Средиземноморская фантазия где-то так из времен Ренессанса..."
   Начну в с фонетики. Область (ном) Ретимно по-гречески пишется "???????" и читается как "РеТимно". В тексте у автора мы видим уже "РеФимно". Вероятно, автора смутила буква "?" - "тэта", кою и прочла она как звук "Ф". Ошибка, весьма распространённая для русскоговорящего читателя. Более того, ошибка с глубокими историческими корнями. "Тэта" на своей родине всегда читалась как "Т". Попавши в наши края, она вдруг стала "фитой", с прочтением как "Ф". Отсюда "вифлиотика" вместо "библиотеки", "Афина" вместо "Атены", "Скифы" вместо "скитов" (что для меня наиболее досадно), "Борисфен" вместо "Бористена", "Фёдор" вместо "Тедора", "Марафон" вместо "Маратона". И, если с "библиотекой" мы потом исправились, то всё остальное по-прежнему "фыкает". Греки хихикают (не в лицо, люди вежливые). Кстати, желающих поподробнее в этом разобраться могу отослать к Александру Колосову, в том числе и на СИ у него есть статьи на эту тему ("Слово о Полку Игореве...", "Этот лукавый старец Гомер") и стихотворение "Кто такие княжьи скиты" ( http://zhurnal.lib.ru/editors/k/kolosow_a_g/ ).
   Так что всё-таки "РеТимно". Кстати: венецианцы, основавшие город Ретимнон, тоже "РеФимно" сказать не могли. А в качестве названия для стихотворения "Ретимно" больше подходит, поэтичнее и объёмнее. "Запад и Восток" - грубовато, да и не охватывает это всего, что в произведении сказано - шире оно.
   Теперь поговорим собственно о произведении.
   Честно говоря, капитана-женщину в эпоху Ренессанса представить себе могу с большим трудом, хоть гречанку-критянку, хоть венецианку. Особенно если вспомнить обряд венецианских дожей "Обручение с морем". Там ведь море как женщина рассматривалось, а моряки с ним обручались. А в данном случае как прикажете понимать? Тем паче, остров Лесбос к тому времени свою репутацию, полученную от Сафо, уже утратил. да и не на Лесбосе мы стараниями автора, а на Крите. так что я скорее в воскресение Минотавра с Дедалом и Икаром вкупе поверю, чем в женщину - капитана. Впрочем, полёт творческой фантазии и не такое допускает, особенно в стихах. Пушкин вон Сальери отравителем ославил - и ничего, сошло с рук. Тем более, что автор нас предупредила: перед вами фантазия.
   При таком допущении, думается мне, что это всё же гречанка. Венецианцы, они такие были... и нашим, и вашим. Особо себя исламскому Востоку не противопоставляли. Мирненько поделили с мусульманами зоны влияния на Средиземном море, спокойнёхонько поставляли в гаремы рабынь, наворованных со всей Европы, торговали. Случалось, и нападали друг на дружку, грабили, не без этого. Но без идеологической подоплёки. Венеция, как ни крути - республика торгашей. А вот с греками - случай иной. Вот те именно, что боролись: за свободу Родины, за веру православную, за выживание нации. Так что на гречанке и остановимся.
   В целом стихотворение мне понравилось. Есть удачные образы, есть настроение, переданное автором читателю. Ритмика удачная, порой так и слышишь плеск воды, мерное биение волны о борт нефа или галеры... Теперь поподробнее.
   "Два мыса плыли вдалеке,/ А где кончался борт,/ Как в заболоченной реке,/ Качался старый порт." Первая строфа очень неудачно сделана. К первой строке нет претензий. А вот вторая строчка ни в какие ворота не лезет. Немного перефразирую (не коверкая авторский смысл - не как задумано, а как написано): "Там, где кончался борт, качался старый порт" - каково? У мыса борта нет по определению - ни у первого, ни у второго, сколько они ни плыви вдалеке. Борт у мыса (пусть и поэтично плывущего) не годится даже в качестве метафоры. А борт корабельный в этом предложении вообще никуда не влазит. "Как в заболоченной реке качался старый порт" - замечательно сказано. Сразу представляешь себе сходящиеся до речной узости берега заливчика, со спокойной, почти стоячей водой (и с почти болотными запахами тухлятинки, присущие каждому средневековому порту). Вот и получается, что одна строчка испортила целую строфу. Особенно досадно, что в самом начале нашего знакомства со стихотворением. Первое впечатление - оно ведь - вещь страшная.
   "Рабство синеву небес затянет, будто лёд" - отлично сказано!
   "Они сливаются в закат, как небо и вода..." - ещё один прекрасный поэтический образ.
   "А вот строчки чуть выше: "Ей мнились гавани теней, утративших размер" считаю ещё одной неудачей автора. Гавань - всего лишь место на воде, используемое для стоянки кораблей. У автора не "гавань" - "гавани", да ещё и "теней". Понятно, что имелось в виду иное: "целые гавани, заполненные тенями кораблей, притом - тенями, утратившими реальные размеры." Необходимо как-то переделать эту неуклюжесть, чтоб она хорошее произведение не портила.
   В заключение: большое спасибо автору. А политкорректность считаю абсурдом, возведённым в наше время ещё и в степень абсурда же. Нечего о ней задумываться при создании произведений - не стоит эта муха-подёнка того.
  
   23. М. Федотов "Одинокие в Толпе"
  
   Часть 1. Доведенным до отчаяния
  
   Мы - одинокие в толпе...
   Мы бесконечно одиноки!
   Себе мы сами на уме,
   И потому мы так жестоки.
  
   Чужая жизнь, чужая... боль,
   Сердца пустые не терзает.
   Но, ты держись! Ведь я с тобой!
   Никто об этом не узнает.
  
   Людская зависть и молва
   Пусть обойдут нас стороною.
   Молитвой станут все слова,
   Рожденные моей тоскою!
  
   Я той молитвой освящу
   Границы замкнутого круга,
   В который я тебя впущу...
   Где мы с тобой спасем друг друга!
  
   Оставим ненависть и страх
   Толпе, на муки обреченной.
   Мы растворимся в наших снах...
   Наивных, добрых, просветленных!
  
   Никто не сможет разорвать
   Оковы замкнутого круга!
   Им нашей тайны не понять:
   Мы жить не можем друг без друга!
  
   Но, даже если это ложь,
   Мои безумные мечтанья.
   Я верю - ТЫ меня поймешь,
   Простишь, проявишь состраданье!
  
   Поверь - не страшно слабым быть!
   Быть страшно злым и равнодушным!
   Я не боюсь мечтать...любить...
   Быть пред толпою безоружным...
  
  
   Часть 2. В стране глухих
  
   Мы ненавидим искренней, чем любим.
   Мы причиняем боль с улыбкой на устах.
   Мы не достойны называться словом "Люди",
   Ведь нами движут лишь отчаянье и страх.
  
   Мы одинокие, беспомощные, злые...
   Живем в помойной яме серых дней.
   Мы мертвые, холодные, гнилые...
   Мы больше не похожи на людей.
  
   Опомнитесь! Одумайтесь! Очнитесь!
   Впустите Бога в черствые сердца!
   Не слышите?...живете-будто спите
   В безмолвном ожидании конца.
  
   В объятиях мохнатой...хищной лапы,
   Под лаской ядовитых языков,
   Я жить устал...устал быть виноватым...
   Устал все время слушать дураков!
  
   Здесь трудно быть собой! Быть настоящим!
   Кому нужны стихи в "стране глухих"?
   Здесь нужно вором быть, а лучше быть "смотрящим"!
   Здесь, если ты романтик-значит псих!
  
   Здесь не приветствуют безумца размышленья,
   В потоке времени он странствует один,
   Он не отыщет здесь до смерти утешенья,
   Пока горит еще огонь в его груди.
  
   Святой огонь, зажженный искрой вдохновенья,
   Не потушить осенним, ливневым дождем.
   Он разгорается всегда в одно мгновенье,
   Становиться бушующим костром.
  
   На все имея собственное мнение,
   Избрав хмельной надежды млечный путь,
   Скрывай! Скрывай любовь, как преступленье!
   Но, лишь себя не пробуй обмануть...
  
   Очень эмоционально, порой даже слишком запальчиво. Что ж, "каждый пишет, как он дышит..." (Б. Окуджава). За это не судят - грешно было бы. И спасибо автору за искренность. Редко кто ни разу не страдал от духовного одиночества, мало кто из пишущих не выплёскивал свои мысли и чувства об этом на бумагу. Аспекты моральные, в которых я с автором категорически не согласен, равно как и те, которые у него мне близки, я в этом разборе затрагивать не буду, разве что один на один с автором, если у него такое желание возникнет. Стихи вообще, мне думается, лучше всего писать именно под влиянием сильных эмоций, переживаний. Вот только после очень полезно пересмотреть написанное на холодную голову, дабы очистить текст от шелухи случайных ляпов, которые в наплыве страстей сложно отловить.
   А стихи получились слабые. При том, что есть и очень удачные решения - потому и называю это произведение стихами. К тому же, это всё же не одно стихотворение из двух частей, а два самостоятельных стихотворения-письма, объединённые неким сходством тематики, возможно, одним адресатом. Первая часть, пожалуй, получше будет, не так шершаво. Вторая написана более неряшливо по всем параметрам - и рифма, и размер, и образность. Потому и впечатление от второй части, словно от вещи, проданной "в нагрузку" к дефициту (был такой приём в советской торговле). Хотя и первую часть этим самым "дефицитом" назвать - большое преувеличение.
   Первая и основная претензия к автору: обилие в тексте эпитетов, приложенных к местоимениям "я", "мы". Как-то некритично по отношению к себе. Не спорю, противопоставлять толпе, стаду, любой самостоятельно мыслящий человек просто обязан... но есть ведь случаи, когда и толпа идёт на правое дело. Каким-то нарциссизмом попахивает. И это при том, что автор в комментариях к стихотворению совершенно здраво пишет: "Борясь "со всей мерзостью на свете" мы так боимся посмотреть на свое отражение в зеркале..." Стало быть, своим произведением автор нечаянно создал у читателя ошибочное представление о себе. Жаль, что мысль, высказанная в комментариях, никак не прозвучала в стихотворении. Я не призываю автора "видеть оттенки серого", поскольку и сам считаю, что в принципиальных, основополагающих вещах мир чёрно-бел. Но вот чёрного в этом произведении как-то многовато. И ладно бы автор высмеивал это чёрное, ехидничал и потешался, ладно бы какие-то активные действия совершал лирический герой (к сожалению лишь способный закуклится в некий "защитный круг"). Или, к примеру, взять это самое зло и гиперболизировать его до беспредела. Или хоть что-то с ним сделать в своём произведении. Так нет, увы, нам просто занудливо и зло перечисляют всевозможные недостатки нашего мира. А что, читатель все эти "бяки" без прочтения данного творения не видел, не ведал, не творил? Для кого это перечисление? Для автора, дабы не позабыть ненароком? Не может литературное произведение иметь вид реестрообразный. Нельзя так. А то получается: перечислил всё, что в этом мире не нравится, указал на собственные достоинства, лихо поместил себя (пусть и не одного) в "защитный круг" и что? - готов шедевр русской и мировой литературы? Не готов. И очень далеко не шедевр. Эмоции через край, а чувств не видно.
   спрашивается: отчего я не написал своё коронное "НЕ ПОЭЗИЯ!"? Помешало это сделать всего несколько строчек, там-сям автором разбросанных. Их и укажу - все до единой.
   "Я той молитвой освящу/ Границы замкнутого круга, В который я тебя впущу..." - вот тут более-менее попахивает поэзией.
   "Избрав хмельной надежды млечный путь" - образ мне понравился, он действительно поэтичный.
   К этому как признакам литературы могу лишь приплюсовать уже упомянутое мною высказывание автора в комментариях. Слишком мало, чтобы назвать автора поэтом.
   Всё остальное - литературой не является. Увы...
  
   22. Саника "Рисовала ночь принцесса"
  
   Шут с шутихой
   В тронном зале
   Коротали ночь сырую:
   И храпели, и болтали,
   И дарили поцелуи.
  
   Ветер колыхал портьеры,
   Где-то музыка играла...
   Стран неведомых напевы
   Рассказали нашей паре,
   Как одна принцесса бала
   За день -
   Ночь нарисовала.
  
   Полон зал!
   Танцуют польку!
   Он - с другой! -
   Танцует польку!
   И сейчас, и на века,
   Нет мне худшего врага,
   Чем танцующие польку!
  
   Полюбуйтесь: я не плачу.
   Страсть свою преодолев
   (А попасть нельзя иначе
   В славный список королев),
   Ревностью переболев
   (Этим бешенством
   Из бешенств!),
   Я потом пойду -
   Повешусь.
  
   Ложь, политика, искусство -
   Мой удел. Какая жалость!
   Двор не знает слова "чувство",
   Только лёд -
   Сентиментальность -
   Дозволяется на ужин
   И чуть-чуть после обеда
   (Что за странная диета!)
   Отогреть тех, кто простужен,
   Я уже и не пытаюсь...
  
   Злее не было недели...
   Для чего живу в бездельи?
   Ради песенки весенней?
   Шутки первого апреля?
   Дочки, сына, пса и мужа?
   И...кругов на зимних лужах?
   И...других причин не знаю!
  
   Эй, эй, ты, который с краю!
   Ты слывёшь лихим повесой!
   Утоли мои печали
   В пряном вихре полонеза...
  
   Фразы в воздухе повисли,
   И шуты переглянулись:
   Им обоим почему-то
   Стало очень-очень грустно.
   И зачем-то захотелось
   Рассказать хотя б кому-то,
   Как в далёком зимнем царстве
   Рисовала ночь принцесса.
  
   Каюсь, всегда испытывал слабость к стихам, как-то связанным с живописью, с музыкой. Читая такие вещи всегда немного "теку душою" и становлюсь добрее - ну прямо как Карабас-Барабас" в процессе чихания.
   Довольно интересное, лёгкое такое стихотворение. Правда, в "припадок доброты" впадал я фактически зря, поскольку кроме "рисовала ночь принцесса" на любимую тему ничего больше не обнаружил. И с музыкой произведение связывают лишь названия танцев, не более. С размером так и не смог разобраться, какой-либо закономерности в конструкции строф отыскать тоже не смог. Рифмовка крайне неряшлива, безо всякой системы, то она есть, то её не найти днём с огнём. Удивительно, что при этом произведение не утратило какой-то своеобразной притягательности, эдакой полудетской непосредственности и искренности.
   Осталось лишь сказать о фразах, которые я считаю грубыми ляпами.
   В третьей строфе трижды сказать "танцуют польку" - это уж очень пересолили. Ничем не оправдано.
   Хотел было придраться к "кругам на зимних лужах", да вовремя вспомнил, что зимой не везде снег лежит. Извините.
   "В пряном вихре полонеза" - Ой! Если вальс, польку, мазурку можно сравнить с вихрем, то величавый, манерный полонез - ну никак! А сочетание "пряный вихрь" - весьма понравилось (без привязки к полонезу).
  
   21. А. Захаров "Девушка ждёт"
  
   В глубине чащи лесной,
   Где заснула вечность,
   Где дождь никогда не идет,
   Где цикады не стрекочут вечером,
   Где холодом не веет явь,
   И где едва чувствуются ароматы,
   Где воды не колышет рябь,
   В месте, чуждом земной славы,
   Живет девушка, какую не видел никто.
   Избушка хранит следы её предков.
   Их души ушли на покой,
   А тела были отданы смерти.
   Сомкнулись тогда деревьев ряды,
   Избушку со всех сторон обступили.
   И девочка, что кричала, смолкла вмиг,
   Когда чьи-то тени ее одеялом укрыли.
   Она и не знает - кто были они.
   И как долго с ней пребывали.
   Она сидит у окна и ждет любви,
   Которая все двери открывает.
   Девушка, чьего лица не видел никто,
   Чьи руки белее снега,
   А кожа что шелк,
   Волосы льются солнечным светом.
   Ясным взором вперилась в тьму,
   И очи сияньем мрак разогнали.
   Пробудили уснувшую листву,
   Та, шепча, зашуршала.
   Трава, подернутая дымком,
   Стряхнула туманный сумрак.
   И тени покинули дом,
   Одинокой оставив избушку.
   А девушка, усевшись, стала ждать
   Того, о ком всю жизнь мечтала.
   Того, чей образ создала,
   Того, что тени нашептали.
   О, если б это было так!
   О, если б то когда-нибудь случилось!
   Чтоб юноша в краях тех, осадив коня,
   К избушке бы на шаг приблизился!
   И дверь бы, смущенно отворя,
   Остановилась на пороге.
   Он, вспыхнув, бы сказал:
   "Красавица, устал с дороги!
   Водицы не найдется у тебя?"
   Кивнув, стесняясь, поднесла бы.
   А он бы выпил и... пропал.
   Что дальше - тени умолчали.
   И погас тогда ее взор.
   И снова туман на болоте.
   Она протирает окно.
   Но дело не в дефекте стекольном.
   И чем сейчас она живет?
   Ведь только - ожиданьем.
   Она не ест и не пьет,
   Не старится и не умирает.
   В том месте, где вечность спит,
   В том месте, где часы не движутся.
   И смерть словно покинула мир,
   Пока тот не преобразится.
   И ожидание - не жизнь,
   Ожидание - лишь существованье.
   Кажется, вечен сей мир,
   Но без любви и без правды -
   Без них зачем ему быть?
   Без любви зачем жизнь эта?
   Девушка ждет любви,
   Чтобы забыть об удушливых сетях,
   Чтобы забыть о шепоте теней,
   Чтобы поляну раскрасить,
   Чтобы на нее пролился свет,
   Чтобы вокруг появились лица радостные.
   Чтоб не было зыбких границ
   Между сном и забытьем,
   Между одиночеством и сменой лиц,
   Между правдой и кривдой.
   Зачем девушка ждет?
   Зачем ждет юношу на коне горячем?
   К коленям ее он припадет
   И слова заветные скажет.
   Но что такое любовь?
   Не удовлетворение страсти,
   Не инстинкт и не плоть,
   В ней нет ни лжи, ни коварства.
   Девушка ждет только того,
   Кто бескорыстен и верен,
   Кто любит ее не за тело и лицо,
   Кто сможет соединиться с нею
   Так, что никто и никогда
   Их не разделит.
   Кто готов простить и понять,
   От кого нет секретов,
   С кем и в избушке будет рай
   И с кем любви познает вечность...
   Она готова всё отдать,
   Но кому и сколько отмерить?
   Ведь если будет он с ней,
   тогда и мир преобразится.
   Тогда пусть даже придет смерть,
   Соединенным не разделиться!
   Избушка вдруг станет дворцом.
   Запоют птицы, и лужайки
   Запестрят, светлым ковром
   С радующими глаз красками
   Ляжет луг на болото земли.
   Лес будет пронзен ярким солнцем,
   Зацветет поляна, зверьё прибежит
   Поздравить молодоженов.
   Разольется вода по сухим руслам и потечет
   Своею дорогой, проторенной.
   Вверх подпрыгнет и упадет
   Форель с чешуей золотою.
   Юноша за руку возьмет
   Счастливую девушку...
   А пока - она его ждет.
   Всему верит и надеется.
   Время мертво для неё,
   Вечность сну внемлет.
   Копыт стук сквозь звуки болот
   Различить пытается. Тщетно!...
   ***
   Эй, тебя может ждет?
   Садись на судьбу, скачи быстрее.
   Кого сам ищешь, чью любовь?
   Временную иль вечную?
   Ты для нее - должен быть!
   Иначе зачем мирозданье?
   Иначе зачем мир породил
   Это невинное созданье?
   Иначе зачем же слова
   "Любовь", "счастье" и "вечность"?
   Иначе зачем Бог нам дал
   Душу и сердце?
  
   Чем дальше углублялся в чтение этого опуса, тем сильнее хотелось крикнуть: "Ой, мамочки, до чего ж длинно!". Хотел было поначалу присвоить титул "белого", так кой-где попадающиеся рифмы помешали. Единой формы нет. Содержание? Длинно, нудно, ни о чём. Вывод: сей БРЕД - НЕ ЛИТЕРАТУРА, НЕ ПОЭЗИЯ. Добавить нечего.
  
   20. П. Капулянский "Одиссея"
  
   Одиссей после долгих скитаний
На Итаку приплыл наконец
И среди разных мраморных с колоннами зданий
Обнаружил свой ветхий дворец

Облетела со стен штукатурка
В тронном зале устроили хлев
Не встречали царя сыновья и дочурка
А жена - та спала, захмелев

На столах остывало жаркое
Выдыхался в бокалах нектар.
Двадцать пять мужиков спало в царских покоях
Где стоял алкогольный угар.

И властитель Итаки озлился,
Он к жене подступил поскорей,
Разбудил, а она ему: - Где ты напился?
И вообще! Где ты был, Одиссей?

- Был я в Азии. Был я в Европе.
Брал я Трою, Циклопов крушил.
Так сказал Одиссей, не таясь, Пенелопе
И на ложе ее потащил.

Но неверная пьяная баба.
Все визжала смелей и смелей:
- Где добыча? Подарки! И где твой корабль?
И вообще, где ты был, Одиссей!?

Это ж лучшее средство защиты:
В преступленьях своих обвинять.
И опомнился царь, вспомнил стан Афродиты,
Поглядел на жену и бежать!

Одиссей по Итаке проклятой
Бегал долго и здорово пил.
А потом обложил свою Родину матом
И к циклопам пить водку уплыл..
  
   Ну куда ж нам без греческих мифов, куда без Гомера? Никуда! В данном случае попытка пошутить, что тоже не редкость. Не удалась. НЕ ПОЭЗИЯ, НЕ ЛИТЕРАТУРА. Подробно разбирать эту чушь нет никакого желания, уж извините.
  
   19. М. Норка "Утро растуманилось"
  
   Утро растуманилось,
      Согрелась роса.
      Я гляжу глазами
      В голубые глаза озер.
      Мне бы птичьи крылья -
      Не остался б в траве -
      Улетел к любимой своей в горизонт.
     
      Воля-вольная, доля горькая,
      Нет у рекрута коня бойкого,
      Есть у рекрута командир лихой -
      В бой ведет за собой.
     
      Написать бы весточку -
      Любимой послать,
      Чтоб не уставала
      Друга верного ждать домой.
      Взмыть бы в небо соколом
      За солнечный диск
      И упасть к ней сотнею брызг золотой.
     
      Воля-вольная, доля горькая
      Нет у рекрута коня бойкого,
      Есть у рекрута командир лихой -
      В бой ведет за собой.
      В бой ведет за собой.
      Вдаль ведет за собой...
  
   Уточнено: песня, мол. Да уж. Как говорится: "А не спеть ли нам что-то такое народное, родное, русское?" Утро растуманилось, небо залунявилось (ой, это из другого опуса!). Такое петь не тянет. Приставка псевдо- более всего подходит. Полный набор: конь, рекрут, командир, туман, доля-воля, роса, туманы, голубые глаза озёр. Попутно сделал открытие, что улететь можно не "за горизонт", а "в горизонт". Напиться вдрызг, да упасть бы сотней брызг - мечта!!! БРЕД ПОЛНЕЙШИЙ! НЕ ПОЭЗИЯ! НЕ ЛИТЕРАТУРА! автору писать категорически не рекомендую.
  
   18. Irrimely "Легенда старого барда"
  
   Скажи-ка, бард, а расчехлишь
   Для нас свою гитару?
   А мы тебе заплатим, слышь,
   Горсть медяков за пару
   Веселых песен!
  
   ***
  
   Веселых песен? Их не счесть.
   Тогда как гордость, да и честь
   В балладе редкой воспоют, увы.
  
   Мечты и страх, надежда, боль,
   Великий маг, мудрец, король
   И тот, чье имя наш народ забыл...
  
   Я вам спою о тех из нас,
   Кто мир ценою жизни спас.
   О тех, о ком давно не молвят слов.
  
   Когда-то, на заре веков,
   Освободить мир от оков
   Решила горстка юных храбрецов.
  
   Был смел и дерзок юный граф,
   Считал, лишь он один и прав.
   И на прием явился к королю.
  
   Ему граф сделку предложил.
   И маг, что королю служил,
   Сказал, что парень смел и звездам люб.
  
   "Ему удача суждена,
   А мы? Скажи, что делать нам?"
   И королю ответил маг: "Лишь ждать".
  
   Собрал отряд тогда наш граф,
   Друзей своих в него созвав.
   И знали все, с кем едут воевать.
  
   Был этот враг - совсем не прост.
   Его страна - как тот нарост,
   Который непременно нужно вскрыть.
  
   Опасен каждый темный маг.
   Не важно, друг он или враг.
   Но если враг - опасен он втройне.
  
   Коль в мертвых землях лич-король,
   Внушая страх и сея боль,
   Все копит силы - значит, быть войне.
  
   Был безрассуден юный граф.
   Он, к замку лича прискакав,
   Позвал его на честный смертный бой.
  
   Однако что же личу - честь?
   Едва ль она у мертвых есть.
   И граф убит был подлою стрелой.
  
   Был лич коварен и силен.
   Но все же - ныне побежден.
   Отрядом тех, кто графа другом звал.
  
   В легенде правда или ложь -
   Теперь уж и не разберешь.
   Однако знал что - то вам рассказал.
  
   ***
  
   Поешь неплохо ты, старик.
   Хотя... повеселей бы!
   Но быть в долгу я не привык.
   Да и ни разу не был.
   Держи монеты!
  
   Буду краток. НЕ ПОЭЗИЯ! НЕ ЛИТЕРАТУРА! От доброты, напавшей на меня перед прочтением "Принцессы, нарисовавшей ночь", не осталось не только ни следа - тени не осталось. Ну нельзя же так! Хоть чуточку критичности к себе нужно иметь! Нельзя же так над языком издеваться!
  
   17. Ю. Тувалов "Ветхозаветная баллада"
  
   Господь нам сотворил для жизни сушу,
     Над ней подвесил солнце и луну,
     Но Человек опять закон нарушил:
     Летает к солнцу, ползает по дну!
     Забыл, изгой, историю одну,
     Как парочка, прогуливаясь садом,
     Легла в траву, обманутая гадом
     (уверен, книги старые не врут).
     Бог видел всё, хотя и не был рядом...
     Пусть менестрели нам о том споют!
     
     Легли под древо, а уселись в лужу -
     Ох, получили мы за их вину:
     Господь не для того жену дал мужу,
     Чтоб этот муж улёгся на жену!
     Не знали, что стояло на кону
     Не репою питаться - виноградом!
     Жить вечность! Не бояться встречи с адом!
     Эх, предки! Укрепляли бы семью
     Не тем, чем бог послал, а добрым ладом...
     Пусть менестрели нам о том споют!
     
     С тех пор, как это вылезло наружу -
     Ну, то, что нагрешили в старину
     И как Господь всё это обнаружил -
     У Смерти пребываем мы в плену.
     И в старости, и в первую весну
     Не помогают слёзы и бравада:
     Кричи, рыдай - "Костлявую не надо" -
     Утаскивает всех на глубину
     Во сне, с работы, и приходит на дом...
     Пусть менестрели нам о том споют!
     
     По нашей жизни Смерть идёт парадом,
     Ведёт войну и пули сыпет градом,
     За то, что предки несколько минут
     Смущали небо глупым голым задом?!!..
     Пусть менестрели нам о том поют!
  
   Великолепно. Технически безупречно. Баллада получилась. Все бы на таком уровне работали. О фактах (за что там наших предков в действительности изгнали из рая) спорить не хочу и не буду. Поскольку здесь работает право автора на собственную версию из без того легендарных событий. Прочёл с удовольствием. За что и спасибо.
  
   16. D.N. "Легенды"
  
   Прошлогодней травой под снегом
   Неприглядная правда.
   И тем, кто ищет - не взять следа,
   Да и пожалуй не надо.
  
   Чужие мысли, чужое слово...
   Читаю - смеюсь и плачу.
   Но это, впрочем, уже не ново
   Да и мало что оно значит.
  
   О нас, настоящих, давно не помнят,
   Остались только слова.
   Легенды хранят что-то иное,
   Но не тебя и меня...
  
   Содержание - отличное. Коротко, ёмко и поэтично. Форма - подкачала. А жаль.
   Про рифмы:
   Первая строфа срифмована полностью: "под снегом - взять следа", "правда - не надо"
   Вторая строфа тоже в порядке: "слово - не ново", "и плачу - не значит"
   А в третьей строфе рифма отсутствует напрочь: ""не помнят - иное", "слова - и меня".
   Как-то это не очень смотрится. Если б хотя бы белая строфа в середину была поставлена.
   Хотя, может быть, это было сделано автором намеренно, для усиления впечатления от финала. Как приём вполне оправдано.
   Не про рифмы:
   В первой строфе последняя строчка звучала бы лучше, если бы имела вид "Да, пожалуй, не надо". "И" здесь совершенно лишний звук.
   Аналогичная ситуация в последней строке второй строфы - мешается "Да". Лучше без этого: "И мало что значит". Выходит жёстче, ярче. Лишние звуки впечатление размазывают.
   Третью строфу тоже для яркости можно было "подрезать", всё равно из общего строя выбивается, терять-то нечего. Если, к примеру, попробовать что-то вроде:
   О нас, настоящих, давно не помнят,
   Память - пустые слова.
   Легенды хранят не нас - иное -
   Увы - не тебя и меня.
   Фигово вышло, но, думаю, примерно понятно, чего я добиваюсь от автора.
  
   15. М. Пайол "Загляни мне в душу"
  
   Загляни мне в душу,
   Посмотри в мои глаза.
   Ты себя увидишь
   В каждой клеточке меня.
  
   Загляни мне в душу
   И открой там целый мир.
   Ты меня послушай:
   Где ты будешь так любим?
  
   Эхо тонкой гранью
   Разделяет нас с тобой.
   Ты идешь так плавно...
   Ты идешь - и я с тобой.
  
   Целый мир сомкнулся
   На едином слове "да".
   Я молю о большем!
   Полюби же ты меня.
  
   Я пройду все эти
   Испытания любви.
   Но нигде другого
   В целом мире не найти.
  
   Ты один способен
   Разомкнуть порочный круг.
   Ты меня так любишь.
   И еще ты лучший друг.
  
   Загляни мне в душу.
   Посмотри в мои глаза.
   Ты себя увидишь
   Глубоко внутри меня.
  
   Крайне неряшливо! Рифма то есть, то нет совсем. Ни белым стихом не назвать, ни ещё каким. Рифмовка "С тобой - с тобой" в третьей строфе - уже ни в какие ворота. Смысл тоже не блещет. Простительно было бы для девочки лет 12, страдающей от первой неразделённой любви (в таком возрасте многие подобное пишут - им можно). Автору явно больше, пора бы уж научится стыдится подобных опусов. Как, будучи хорошо знакомой с творчеством Цветаевой, можно писать такое - не понимаю. Далее разбирать нет никакого желания. НЕ ПОЭЗИЯ. НЕ ЛИТЕРАТУРА.
  
   14. С. Отрадный "Ностальгия"
  
   Определенно, что у каждого из нас
   Есть свой далекий город детства,
   Где мы гоняли мячик в пас
   С товарищем, живущим по соседству.
  
   Веселых бесконечных дней вуаль
   Рассыпалась, оставшись в прошлом,
   Велосипеда заржавевшая педаль
   Уж не скрипит предательски истошно.
  
   Гитары первой скромные мотивы
   Не будоражат больше нашу кровь,
   Нам не вернуть тех дней счастливых
   И не вернется наша первая любовь.
  
   Лишь в памяти на пыльной полке
   Лежит тот недочитанный роман,
   Разбилось наше детство на осколки,
   Рассеялся наивной беззаботности туман.
  
   Что сказать? Слабая попытка создать стихотворное произведение. Верю в искренность автора. Но средства выражения чувств подвели. Причина: плохое владение словом, скудноватый лексикон. Отсюда - штампы ("рассеялся туман беззаботности", "разбилось детство на осколки", "нам не забыть счастливых дней" и т.п.), отсюда несколько нелепые образы а-ля "весёлых дней вуаль", ржавая педаль, непонятно почему скрипящая "предательски истошно". Кого она своим скрипом предаёт? Что, на велике можно к кому-то подкрадываться? И, собственно, отчего владелец педали не смазывал в своём босоногом детстве? Вывод: НЕ ПОЭЗИЯ.
  
   13. Р. Саянов "Мой задушевный Воланд"
  
   Все - истина, все - ложь,
      Блажен лишь тот, кто молод.
      К. Бальмонт
      Мой задушевный Воланд,
      Ты хорошо живешь:
      Как я, ты не расколот
      На истину и ложь.
     
      В науке подражанья
      Пойти бы за тобой -
      В безбожном обаяньи
      Найти бы свой покой,
     
      Или крушить святыни,
      Людей считать за вошь,
      Внушая им отныне:
      Все - истина, все - ложь!
     
      И, слыша их проклятья,
      Беспомощный галдеж,
      Взобраться на распятье -
      Вот истина! вот ложь!..
     
      Но я уже не молод,
      Незнаньем не блажен,
      И знаю, в смысле соло,
      Я цену этих сцен.
     
      Прости ж меня, мой Воланд -
      Бессилен твой правеж -
      Останусь я расколот
      На истину и ложь.
  
   Сразу вопрос - к кому, собственно обращается автор? Кто этот "задушевный Воланд"? Задушевный друг? Задушевный враг? Собственный внутренний Воланд автора, таящийся в глубине его души. Склоняюсь к третьему варианту. И, собственно, почему выбрано это имя? Может, довольно по Булгакову ездить?
   В целом неплохо, но не более того.
   Есть крайне неудачная строка: "И знаю, в смысле соло". Что сие значит? Какое такое соло? Что такое "В смысле соло"? Однозначно, что это злополучное "соло" притянуто автором для рифмы даже не за уши - за кончик хвоста. Просто лень было искать действительно подходящие по смыслу слова.
   А вот последние две строки понравились. Все остальные строчки бы так.
  
   12. Е. Шмакова "Загорное счастье"
  
   Далёко виден пуп земли, где высится гора.
   Вершина скрыта в облаках, там женятся ветра.
   Подножье - триста лет идти, никак не обогнуть.
   Так говорили старики, но кто решится в путь?
   Вокруг суровые леса, в них пропадает люд,
   Кого не тронет дикий зверь, так птицы заклюют.
   Лютуют духи и мороз, туманы застят взор.
  
   Но в путь пускаются одни, всему наперекор.
   Другие, сидя по домам, завидуют порой:
   Авось не сгинут и дойдут до стороны другой.
   Ведь каждый знает, за горой - счастливая страна,
   Сады из яблонь золотых, и реки из вина.
   Там нет печалей, и недуг обходит стороной,
   А может, даже смерти нет, во всем царит покой.
  
   В одной деревне у горы жил парень молодой.
   И невысок он ростом был, и вовсе не герой.
   Однако весел и красив, и не лишен ума
   Был младший сын у кузнеца по имени Хома.
   Решил он счастья поискать, но не прямым путем.
   Зачем собою рисковать, полезши напролом?
   Ведь должен быть окольный путь, земля-то велика!
  
   Железный посох попросил Хома у старика.
   Надев получше сапоги, на палку - узелок,
   Побрел не в гору и не в лес, а вдоль речушки - вбок.
   Так начался его поход. Скитался много лет
   Хома, ничуть не голодав и хорошо одет.
   Он мог работать за еду и за ночной приют.
   Где приглянулся молодец, там чарочку нальют.
   Узнал он много разных стран, остановиться б мог.
  
   Но видел гору вдалеке, где счастья есть чертог.
   И он все ближе подходил, с другой уж стороны.
   Но люди были, как и все, здоровы и больны,
   Знавали радость и печаль, довольство и нужду.
   Задумался тогда Хома, но молвил: "Подожду".
  
   И вот в селенье под горой дошел в конце концов,
   Попал на проводы в поход двух местных молодцов.
   Не удивился он почти, узнав, куда идут.
   Потертый посох им отдал и для сумы лоскут.
   Спросил прохожего мальца - А что там, за горой?
   - Вестимо, счастье! - И Хома побрел тогда домой.
  
   Отличная легенда. Прочёл с удовольствием. Красиво сделано, со вкусом.
   Всего один тапок: "Хома, ничуть не голодав и хорошо одет" - нельзя так говорить, нужно "не голодал", либо же "не голодая". Как подогнать под общий смысл и размер - решать вам. Ноисправить советую. Зачем вам эта ложка дёгтя в хорошем произведении?
  
   11. Произведение почему-то отсутствует. Или это только у меня такой глюк? Если произведение всё же есть, напишите мне, пожалуйста.
  
   10. Viraella "Покинувшие город"
  
   -Эй, старик, я тут трижды все обошел
   Ты единственный кто здесь остался?
   -Удивлен тем, что город пустынный нашел?
   Расскажу, чтоб скорей отвязался.
   В этом месте когда-то очень давно,
   Жили в мире звери и люди,
   Волшебством, заполняя друг друга, но
   Кто же знал, что не вечно так будет...
  
   Они все ушли по дороге в ночь,
   И их гривы казались морскою пеной...
   Темно-красное солнце катилось прочь,
   Освещая крыши домов и стены.
   Я смотрел из окна моей башни вдаль,
   От бессилья позволив себе напиться,
   Я не смог удержать их... как же мне жаль.
   Но осталось, молча с этим смириться.
   И, возможно, так будет лучше для них
   Они скоро отыщут другую обитель...
   Опустевший город мрачно затих...
   Вот и скрылся его последний хранитель.
   Они просто устали бороться за свет
   В бесконечном потоке людских пороков
   Завтра утром увидят, что их больше нет,
   И не будет в мире... единорогов.
  
   Странно... Вначале речь идёт о том, что в городе не осталось ни кого, кроме старика. А по рассказу этого самого старика выходит, что ушли только единороги. Что стало с людьми - автор умалчивает. При этом в конце своего рассказа старик говорит: "Завтра утром увидят, что их больше нет..." Кто увидит завтра? Ведь город-то пустой. Или всё же люди есть? Несоответствие смысловое. К чему бы это? К тому же в начале стариковского рассказа упоминаются звери (по смыслу должны быть разнообразные). Так где прочие звери? Или только единороги и были? Зачем тогда было так начинать - "жили люди и звери"? Вредный вопрос: А что, домашних животных в городе не водилось? "Жили звери и люди,/ волшебством ЗАПОЛНЯЯ друг друга" - так просто не говорят. "Наполняя - ещё куда ни шло.
   "Расскажу, чтоб скорей отвязался" - явно за уши притянуто для рифмы к "остался", причём не лучший вариант рифмы выбран.
   Стойкое ощущение недописанной вещи. И по смысловому содержанию, и по общей неряшливости. НЕ ПОЭЗИЯ.
  
   9. Т. Васильева "Алёнушка"
  
   Над Уралом небо черное.
   Чусовское спит тревожным сном.
   Хан Сибирский войско темное
   Двинул за богатством царских гор.
  
   Защитить не сможет Строганов
   ГородА от лютых ворогов.
   Мужиков погубят ироды,
   Женщин да детей в полон возьмут...
   ...
   В горнице-светелке вечером
   Тлеет дымная лучинушка.
   Пояс вышивает женщина
   Для любимого. Аленушка -
  
   Не девица, не замужняя,
   Бабий век уже кончается...
   " Где ты, миленький мой Васенька?
   Где с тобою повстречаемся?", -
  
   И вздыхает тихо, горестно...
   Слезы капают на тканый холст.
   Вспоминается Аленушке
   Тот прощальный давний разговор.
   ...
   Парень статный, ладный, Васенька
   Был пригож и силой славился.
   А при нем, как стража верная,
   Были два красивых лебедя.
  
   А Аленушка мала ещё
   Да собою неприметная...
   Полюбил девицу знатную
   Он любовью безответною -
  
   Воеводы дочь. Богатая
   Надсмеялась, накуражилась:
   И судьба была Василию,
   В кандалах железных маяться.
  
   Но спасла его Аленушка,
   Услыхав поганы сговоры.
   Подарила на дороженьку
   Поясочек тонкий, вышитый.
  
   Убежал на реки Васенька,
   Улетели его лебеди,
   Много лет ждала Аленушка,
   Свято верила, что встретятся.
  
   Поседели рано волосы,
   И морщин года прибавили,
   О любви поет Аленушка,
   Песнь душевную, печальную:
   ...
   " Как во дали светлые осенние
   Улетали белоснежны лебеди,
   Уносили за собой любовь мою,
   Сильную, печальную, глубокую.
  
   Как ждала милого я во круге лет,
   Потеряла красоты девичьей цвет,
   От тоски да от забот состарилась.
   Славной рукодельницей прославилась.
  
   Наткала я полотна сурового,
   Напряла я пряжу самодельную,
   Женихам всем отказала, сватам всем,
   Да жила с людьми в труде и радости...
  
   Ах, какой б мы были парой ладною,
   Верною, желанной, ненаглядною.
   Заждалась тебя твоя Аленушка,
   Верная и добрая лебедушка...
  
   Где ж ты, славный лебедь, ты мой Васенька?
   Где летаешь ты, да где ж ты плаваешь?
   Увидать одним бы только глазаньком,
   Перемолвится одним словечушком...".
   ...
   Тлеет дымная лучинушка,
   А на пояс слезы капают...
   Ждет Аленушка Василия,
   От Кучума чтобы спас её.
  
   Чует сердце говорящее,
   Где-то близко милый Васенька,
   Не оставит в горе маяться
   Малых деток, стариков седых...
  
   И настало утро светлое -
   Расступились тучи черные.
   Хан был бит казачьей вольницей,
   С Дону Строгановым призванной.
  
   Чусовские ждут с победою,
   Казаков, прогнавших ворога -
   Повстречать всем миром-городом,
   Поклониться хлебом-солею.
  
   С главной струги, атамановой,
   Вдруг взлетели мощны лебеди,
   НА берег Ермак сошел,
   Славный воин, Тимофеевич.
  
   Мужики его приветствуют,
   Благодарствуют спасителю.
   А Ермак, кивнувши сдержанно,
   Напрямки идет... к Аленушке.
  
   В пояс кляняется низко ей:
   Заглянув в глаза, любуется.
   А на нем рубаха вышита,
   Пояском её повязана.
  
   " Узнаешь меня Аленушка?".
   " Признаю, любимый. Васенька...".
   По щекам её от счастия
   Жемчугами слезы катятся...
  
   Вот и довелось увидеться,
   Посидеть ночь при лучинушке -
   Поутру казачьей вольнице
   Снова в путь-дорогу длинную.
   ...........
   Попрощалися они в Семенов день,
   Ладные, как лебедин с лебедушкой..
   Стройный, сильный, смелый атаман
   И она - красивая, пригожая...
  
   Ах, какою были б ладной парою,
   Да судьба иное понамыслила.
   Уходил Ермак, на новом поясе
   Белы лебеди шелкОвой нитью вышиты...
  
   Атаман с суровой смертью водится.
   Черный лебедь весть принес с Вагат-реки:
   Утонул Ермак в кольчатой броннице.
   Вслед ушла из жизни и Аленушка...
  
   Про любовь про эту песни сложены,
   Атамана помнят и Аленушку.
   В память при дворах стоят расписаны
   На воротах деревянны лебеди...
   ...
   Не свила гнезда Аленушка...
   Коль судьба погибнуть лебедю,
   Вслед за ним уйдет лебедушка -
   Будут вечно неразлучными.
  
   Ого! Это ж не стихотворение, а цельная поэма! И тема подкупает. Сказ "Ермаковы лебеди" в детстве любил. А ныне ещё и живу на Урале. А уральцы, они ж - горцы, народ горячий и прижимистый, всё в дом норовят, что по нраву пришлось. Помнится, Олег Митяев, взял, да и записал Ермака в уральцы. Ну это так, к слову пришлось. ну-ка, ну-ка, почитаем...
   А мне понравилось. Спасибо. По большей части поэмы можно сказать, что удалась она. Напевно так... (жаль, что не везде). Править надо, тогда вообще заиграет всеми красками, так что глаза жмурить в восторге придётся. Вы уж не поленитесь, уважаемая Татьяна Николаевна, окажите такую милость.
   Хвалить больше не буду. Лучше тапками побросаюсь маненько:
   В первой строфе строка "Двинул за богатством царских гор" уж слишком из взятого ритма выбилась. Вся напевность и сбилась. Та же история с последней строкой второй строфы. Вообще с размером надо бы определиться как-то. А то красивый былинный напев порой несколько сбивается.
   Рифмы, по сути, появляются только начиная с третьей строфы. Правда, потом периодически исчезают. Все случаи с недостатками в рифмовке перечислять не буду - слишком много места займёт. Надо бы почистить, определившись, нужны ли они вообще в таком произведении. Может, совсем без рифмовки лучше будет. И ещё порекомендовал бы убрать разбивку на четверостишия - она здесь только мешает. Надо что-то более крупное по конструкции. Будет лучше для восприятия. Советую подумать. Успехов вам!
  
   8. Е. Матвеева "Уходящие в легенду"
  
   По бескрайним степным просторам,
      В синем свете полной луны,
      Словно призраки едут всадницы,
      И ложатся к копытам коней ковыли.
      Амазонки уходят, в легенды уходят,
      Оставляя родные края.
      Их в торжественно тихом молчаньи проводят
      Звездопад и залитая лунным сияньем земля.
     
      Почему и откуда пришли вы?
      Кто знает? Как вы жили? Страдали, любя?
      Молчаливо забвенье курган насыпает,
      Ничего не узнать уж теперь никогда.
      От ударов судьбы, под дыханием время
      Разлетаются искры костра.
      Где упал уголёк - вырастает легенда
      О воинственных девах с отвагой в сердцах.
     
      Кто расскажет, какие страдания
      Повели вас дорогой войны?
      И знакомы ли вам ожидания
      Той единственной, чистой любви?
      Всё, что было хорошего, вытравят,
      Оболгут,увеличат плохое в стократ,
      И родится чудовище-женщина
      Со звериным блеском в глазах.
     
      Вы отцами были не поняты,
      И мужья не приняли вас -
      Подруг вольных,смелых, пленительных,
      Променяли на рабскую кротость в глазах.
      Сыновья вас однажды предали,
      Дар, разбив материнской любви,
      Ваши дочери пали под стрелами
      И мечами братьев своих.
      Ваши внучки, родившись рабынями,
      Не сумели себя отстоять.
      Ваши внуки память развеют.
      Правда? Ложь? Как её различать?
     
      Вами будут пугать, а потом насмехаться,
      Говорить, будто вовсе и не было вас.
      Над могилами будут в молчанье склоняться
      Только травы степей и оплакивать вас.
      Ваша жизнь обрастает легендами-
      Трудно правду и ложь различать.
      Ваша горечь полынью-травою
      Будет вечно в степи прорастать.
     
      Кто же вспомнит о вас, ветра вольного сестры,
      Промелькнувшие вспышкой далеких зарниц?
      Небо помнит, как вольно парили орлицы,
      Разрезая крылами небес синеву,
      Как гудела земля под копытами конницы,
      Мчащей всадниц прекрасных навстречу врагу.
      Помнит воздух стрел звонких напевы,
      Солнце - жар их отважных сердец,
      А Луна освящала постели
      И любви возлагала венец.
      Ночь их помнит, нагих и гибких,
      Повторяющих пляски огня,
      И напевы влекущие к звездам,
      Ввысь - с клубящимся дымом костра.
     
      Степь, залитая лунным сиянием...
      Силуэты всадниц скользят,
      Обещая с легендой свидание.
      Амазонки идут. Степь в молчании
      Развернула ковёр, и Луна освещает им путь.
      Амазонки идут. На мгновенье замрите
      В молчании. Амазонки идут.
      Амазонки в легенду идут...
  
   Вот и амазонок дождался! Наших, родимых, причерноморских. Легенда, несомненно получилась интересная. Но техническая сторона дела всё испортила. Начинается, как белые стихи, затем периодически, как сурки из ковыля, выскакивают и наглыми столбиками стоят, посвистывают рифмованные парочки. Размер прыгает сумасшедшим сайгаком. Ну нельзя же так. Хорошую вещь неряшливостью портить! Что стоит посидеть, подумать, поправить, причесать.
   "От ударов судьбы, под дыханием время" - надо бы всё-таки "времени"
   "Как гудела земля под копытами конницы, /    Мчащей всадниц прекрасных навстречу врагу" - понятие конница уже само по себе подразумевает пары "человек-конь". Так что всадниц мчать могут кони, но не конница.
   Вывод - очень слабое произведение, которому просто не хватило авторского терпения, чтобы стать сильным.
  
   7. М. Петров "Легенда о птице Феникс"
  
   Славный город Гелиополь.
   Словно одинокий тополь,
   Он стоит в песках горячих,
   Средь бескрайних дюн бродячих.
  
   Град тот солнцу побратим,
   Дивным фениксом храним.
   Люди здесь живут богато,
   Есть еда, шелка и злато.
  
   В роще храм стоит священный,
   Феникс там живет нетленный.
   Наш герой еще юнец,
   Не оперился, птенец.
  
   Окружен людской заботой,
   Не обременен работой.
   Он гостям по детски рад,
   Светом наполняет град.
  
   Но летит стрелою время,
   Набирает силу бремя.
   Птенчик уж окреп, подрос,
   Перья цвета алых роз.
  
   В дальний путь душа стремиться,
   Без Труда она томиться.
   Скорби день нахлынул валом,
   Час прощанья колит жалом.
  
   Весь народ стоит у храма,
   Плачь, мольба, живая драма.
   К небу руки поднимают,
   И такую просьбу бают:
  
   "Солнцеликая царица,
   Не покинь нас чудо-птица,
   Будем холить и лелеять,
   В сердце зла не будем сеять".
  
   Им ответил феникс так:
   "Я прощаться не мастак,
   Бог мне завещал делиться,
   И любовью щедро литься.
  
   Мне всю Землю облететь пора,
   По бегущей в даль тропе добра.
   Я божественной любви чернец,
   Небесами избранный гонец."
  
   Солнце зорькой привечает,
   Феникс песней день встречает,
   Ветер под крылом играет,
   Море волны поднимает.
  
   В поле бой идет кровавый,
   Не понять уже кто правый.
   Черный ворон грозно вьется,
   Жизнь людей бумагой рвется.
  
   Феникс в небе бьет крылом,
   Песнь звенит, как божий гром.
   Омут глаз пылает жаром,
   Горьки слезы, льются паром.
  
   Воин окружен туманом,
   Где же враг, каким обманом,
   Он задумал нас убить,
   Подлым колдовством срубить.
  
   Сердце бьется молотком,
   Пар клубиться молоком,
   Вот прошла одна минута,
   И в душе пропала смута.
  
   Злость ушла и меч отброшен,
   Бой прервался, мир заложен.
   Феникс павших облетает,
   Души к свету отправляет.
  
   Малый отдых, снова в путь,
   Нужно Землю обогнуть.
   Гордый стан, ну прям орлица,
   Плачет над рекой юница:
  
   "Пуще жизни я любила,
   Ласку и тепло дарила.
   Сердце ключиком завел,
   Под венец с другой пошел".
  
   Феникс ей дарит свой свет,
   И дает такой завет:
   "В храм господень направляйся,
   От греха там избавляйся.
  
   Шанс тебе предоставляю,
   На любовь благословляю.
   В мире еще море бед,
   Мне работать много лет".
  
   Горы в тишине стоят,
   В небесах орлы парят.
   Феникс их благословил,
   И Король главу склонил.
  
   Трое жадно ищут клад,
   Волком на друзей глядят.
   Вожака тревожит стон,
   Разогнувшись молвит он:
  
   "Как найду я много злата,
   Станет знатна моя хата.
   Буду есть и день, и ночь,
   Отошлю я бедность прочь."
  
   Феникс жалобно вздыхает,
   И над троицей порхает.
   Три пера он им дарит,
   В назиданье говорит:
  
   "В голове монеты звон,
   Не приносит счастья он,
   Ты возьми мое перо,
   Вам не нужно серебро".
  
   Славный город Гелиополь.
   Словно одинокий тополь,
   Он стоит в песках горячих,
   Средь бескрайних дюн бродячих.
  
   Солнце золотом лучится,
   И с зарею феникс мчится.
   Правое крыло хромает,
   Ветер силы отнимает.
  
   Рощи пальмами ветвятся,
   Птицы песнею резвятся,
   Люди дело оставляют,
   И ликуя, восклицают:
  
   "Ясный феникс, солнце наше,
   Ты с годами только краше.
   Потрудился ты на славу,
   Отдохни теперь по праву".
  
   Феникс голову склонил,
   И печально говорил:
   "Я люблю вас всех безмерно,
   Помогаю вам примерно.
  
   Я счастливым умираю,
   Боль, страданья забираю,
   Безусловною любовью,
   Положу их к изголовью.
  
   Нам пришла пора прощаться,
   Мне со смертью повидаться".
   Горьки слезы он роняет,
   Чистым пламенем пленяет.
  
   Жертву боги принимают,
   И грехи нам отпускают.
   Заново душа родится,
   Янтарем яйцо искрится.
  
   С той поры минули сотни лет,
   Солнце увидало много бед,
   Но одно осталось неизменно,
   Феникс всех людей хранит отменно.
  
   И вновь столь длинное произведение. что можно бы и маленькой поэмой назвать. Я таких уже опасаться начинаю. Ладно, почитаем-поглядим, чего там такое сотворено.
   Сказка, стало быть? Ну что ж, я люблю, когда мне сказки сказывают. Особливо перед сном. На часах у меня 1:36 - в самый раз. А потом что? Так ведь я сказал "Сожру", стало быть - сожру. Только сначала сказку дослушаю.
   Прочёл. Теперича жрать стану.
   "Но летит стрелою время,/ Набирает силу бремя" - какое такое бремя набирает силу? Автором не сказано. Стало быть, "бремя" для рифмы притянуто.
   В начале стихотворения феникс, т.е."наш герой - ещё юнец". Судя по тексту, птичка наша - мужского пола. А вот ниже, когда час прощанья пришёл, народ почему-то вопит ему: "Солнцеликая царица..." С чего бы это вдруг? Или Фениксы в процессе роста пол меняют. Таких легенд доселе не слыхивал. Но феникс-то народу отвечает, явно себя как лицо мужского пола позиционируя "не мастак", "я... любви чернец,... гонец" и т.д.
   Обещал в орфографию с пунктуацией не лезть, но здесь сдержаться не могу. Во-первых, уважаемый автор, вы всё-таки для себя разберитесь, когда в глаголах мягкий знак нужен, а когда нет. Во-вторых: "Час прощанья колИт жалом" - наверное, "колЕт"? Заболевание кишечника здесь не при чём. Тропа добра бежит "вдаль", а не "в даль".
   "Я божественной любви чернец" - и что сие значит? Чернец - это монах. А монах любви - это как? И в чём заключается монашеский обет данного феникса? Так он ещё и гонец небес! Куда гонец? Зачем гонец? С какой вестью? Нет ответа. Автор не придумал, потому и нам не сказал.
   Строфа, начинающаяся со слов "Солнце зорькой привечает" полностью состоит из глагольных рифм, причём, самых примитивных. Нельзя так, некрасиво.
   Далее у нас описание "Боя кровавого"- целых пять строф. Ни в какие ворота не лезет. "Жизнь людей бумагой рвётся" - более неудачное сравнение ещё поискать надо. Не факт, что отыщется. Феникс, вскипятив глазами собственные слёзы, напустил на боле брани пару, и тем всех примирил. После облетел поле и души павших отправил "к свету". Лихо сюжет закручен! Ещё бы слова нужные автор подобрал, а не всё, что под руку попало. Подробно разбирать эту нелепицу просто нет желания, уж извините.
   Дальше у нас история с плачущей девицей - полнейшая словесная белиберда.
   Эпизод с кладоискателями - полнейший словесный бред. Впрочем, с орлами выше, лишь чуток внятнее.
   И тут вдруг у феникса "Правое крыло хромает" - такого я не видывал! Он что, крылом ходит? Даже правая нога хромать не может, можно "хромать на правую ногу". Не издевайтесь над русским языком.
   Всё! Не могу больше! Это НЕ ПОЭЗИЯ, НЕ ЛИТЕРАТУРА, это НАПИСАНО НЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ! Автору настоятельно рекомендую серьёзно и надолго засесть за школьные учебники.
  
   6. А. Виноградова "Легенда о сотворении мира"
  
   Как долго учёные маялись,
   расчёты в тома заносили,
   на части делили атомы,
   научный гранит долбили.
   И вот, наконец, направлены
   частицы друг другу на встречу.
   Все ожидания оправданы,
   казалось пройдет ещё вечность...
   ***
   Мудрый старец сидел, рассказывал
   о творении родного мира,
   гравюры в книгах показывал,
   доказывал что-то ретиво...
  
   Наш мир возник во вселенной
   по воле великих богов
   одним лишь безумным хотением,
   стоять что бы тыщи веков.
   Те боги своею силою
   средь пустоты, ничего
   от света тьму отодвинули
   и сОздали твердь для него.
   О, заняло время не много то,
   всего лишь каких-то два дня,
   на третий волны взъярилися -
   то с суши сбегала вода.
   Пейзаж был унылый, не ласковый,
   но боги его оживили:
   растения яркими красками
   долины заполонили,
   пустили в леса и на пастбища
   зверьё и привольную птицу,
   и рыбу для вод, и...
   Да ещё, всё это за две зарницы!
   Венцом же всевидящих мудрости,
   последним твореньем великих
   стал человек. Вы вдумайтесь:
   он создан на силы пике.
   А после боги, умаявшись,
   ушли отдыхать, подзабыли нас...
  
   Старик улыбался, раскланявшись
   благодарил он всех: "В добрый час!"
  
   Вот и легенды современности. Черёд коллайдера пришёл. Да нет, не пришёл - легенда не получилась. И коллайдер тот - сбоку припёку.Да и безграмотность просто вопиющая. НЕ ПОЭЗИЯ, НЕ ЛИТЕРАТУРА. Автор, учите русский язык, вы пока от него крайне далеки. В подробном разборе не вижу никакого смысла.
  
   5. Л. Шишкин "Скала и утёс"
  
   1.
   Угас в теснине
   свинцовых туч
   Последний,
   самый упрямый луч.
   Вздыхает тяжко
   под грузом вод
   Седое море,
   и бурю ждет.
   О берег бьются
   за валом вал,
   Терзают волны
   одну из скал.
   Подмыт прибоем
   ее гранит,
   Обрушить море
   Скалу грозит.
   Стекают брызги
   с крутых камней -
   Они как слезы,
   но солоней.
   И глухо море
   к пустым мольбам,
   Знай, катит волны
   к ее стопам.
   Их бури гонит
   слепая мощь.
   И стонет ветер,
   и плачет дождь.
   Все ниже тучи,
   все гуще мгла.
   Предвидя гибель,
   дрожит Скала.
  
   2.
   Могучий,
   рядом стоял Утес.
   Свистящий ветер ему донес
   Призыв отчаянья
   и слова:
   "Прощай, любимый,
   и навсегда!
   С тобой мы вместе
   как создан свет,
   Но время вышло,
   и силы нет.
   Мне очень горько, -
   кляну судьбу!-
   Но знаю,
   ночью
   я упаду,
   И скроют волны навек меня -
   Прощай, любимый,
   и навсегда!
   Отныне
   и до исхода лет
   Один ты будешь встречать рассвет.
  
   Но...
   если сможешь -
   не забывай!
   Но,
   если сможешь,
   ты вспоминай!
   Как прежде рядом стояли мы
   При свете солнца,
   в объятьях тьмы.
   Нам сладко было вместе молчать.
   Ах, знаешь,
   как горько теперь умирать!"
  
   3.
   Ответил Скале, сокрушаясь, Утес:
   "Когда бы я к берегу так не прирос,
   Любимая,
   перед тобою я б стал,
   И грудью своею от волн защищал!
   Но, ты не печалься,
   минует беда,
   И солнце
   назавтра взойдет как всегда!
   Что буря?
   Встречать нам ее не впервой,
   И нас не смутят
   ее громы и вой!"
  
   4.
   Но, с грустью Скала повторяла опять:
   "Разлуки, любимый,
   нам не избежать.
   Я знаю,
   ничем ты не можешь помочь -
   Не мне пережить
   эту бурю и ночь:
   Жестокие волны,
   свирепый прибой
   Меня похоронят в пучине морской...
   Как жаль,
   что с тобой мы расстаться должны,
   Что в прошлом уже
   наши ночи
   и дни.
   А помнишь,
   нам звезды сияли с небес,
   И лунной дорожки
   радовал блеск?
   А ветра дыханье?
   А запах костра,
   Который рыбак разводил здесь с утра?"
   - Надейся! Поверь,
   все вернется опять!
   - Не стоит, любимый, меня утешать...
  
   5.
   Так долго еще говорили они
   Сначала о смерти,
   потом о любви.
   Но, буря крепчала,
   начавшись едва,
   И в реве прибоя тонули слова.
   И вот,
   на вопрос,
   в довершение бед,
   Утес ничего не услышал в ответ.
   Все скрыла собою кромешная мгла,
   Лишь завеса дождя
   в блеске молний видна.
   И как ни старался Утес -
   видит Бог! -
   Он так до Скалы
   докричаться не смог...
  
   6.
   С тревогой Утес дожидался утра.
   И утро настало.
   И буря прошла.
   Когда же рассеялся вовсе туман,
   И блики,
   слепя,
   понеслись по волнам,
   Утес убедился,
   отныне ему
   Свой век коротать
   суждено одному:
   Где прежде всегда возвышалась Скала,
   Рыбачья шаланда,
   качаясь, плыла.
  
   И мнилось Утесу,
   что - чу! - слышит он
   Сквозь толщу воды
   слабый голос и стон:
   "Прощай, мой любимый,
   прощай навсегда!
   Ты видишь,
   как я оказалась права...
   Но ты, я молю,
   меня не забывай!
   Хоть изредка, ты
   обо мне вспоминай!
   Мы счастливо прожили
   тысячи лет.
   Теперь ты один,
   и меня больше
   нет..."
  
   7.
   С тех пор
   одинокий стоит великан.
   Угрюмый,
   с тоской он глядит в океан.
   С вершины к подножию,
   грустно журча,
   Стекают с Утеса
   два чистых ручья:
   То плачет Утес,
   вспоминая Скалу,
   И птицы
   сочувственно
   внемлют
   ему...
  
   А цифирь сия зачем? Стихотворение и без того изрядно захламлено совершенно ненужными словами, либо словами, неоправданно часто повторяющимися. Например, в первой части это бесконечные "её" и "все". Во второй части это, в первую очередь, повтор одной и той же строки "Прощай, любимый, и навсегда", есть в ней (строке) совершенно ненужный союз "и". К тому же ритмический рисунок и размер во второй части сбились, да и с рифмами там - полнейший бардак, то есть их почти нет, не считать же таковыми "судьбу - упаду" или "слова - навсегда", "забывай - вспоминай" (последнее даже глагольной рифмой назвать язык не поворачивается. В третьей части абсолютно изменился и ритм, и размер. В четвёртой - тоже ритм сбивается, да и с рифмами грустновато: "должны - дни", "небес - блеск". Часть пятая - опять с рифмами всё грустно: "они - любви", "мгла - не видна", ритм сбивается. Часть шестая - всё та же история "Утра - прошла", "туман - по волнам", "навсегда - права", забывай - вспоминай". Седьмая - не лучше. Ритм сбивается, как и прежде. Не-рифмы: "скалу- ему". "великан - океан" (эту хоть слабой можно зачесть). Вдобавок ко всему перечисленному, ещё и обильное, не оправданное сюжетом многословие.
   Вывод: НЕ ПОЭЗИЯ.
  
   4. Л. Волгина "Легенда о прекрасной Иньеш и доне Педру"
  
   Платье праздничное, корона...
   Королева мертвая на троне.
  
   Полюбила Иньеш прекрасная
   Дона Педру, инфанта португальского.
  
   За инфанта сватали другую -
   Не любимую, не дорогую.
  
   И была та принцессой крови,
   Но не с ней он был связан любовью.
  
   Тихой свадьба была, потаенной,
   Лишь глаза блестели влюбленно,
  
   Лишь сплетались жаркие руки,
   Лишь страдали сердца в разлуке...
  
   Но поверил король наветам,
   Погубило красавицу это.
  
   Трижды сталь кинжала сверкала,
   И Иньеш с сыновьями не стало.
  
   Через год королем стал дон Педру,
   Не простил преступленье он это,
  
   До конца был Иньеш своей верен,
   и ее он назвал королевой.
  
   ...В платье праздничном и в короне
   Королева мертвая на троне.
  
   Ей придворные руки целуют,
   А король молодой все тоскует.
  
   Похоронены рядом оба,
   Не расстались они и за гробом.
  
   Сюжет, без сомнения, интересный. Большой удачей считаю то, что автором выбрана легенда, довольно-таки редко вспоминаемая.
   А вот стихотворение не получилось. Очень слабо. Ритм и размер скачет. С рифмами непорядок. Не-рифмы: "прекрасная - португальского", "дон Педру - он это", "своей верен - королевой". Рифма "корона- на троне" в тексте повторена дважды, для такого объёма это явный перебор. Ладно, если бы этот повтор по конструкции был как-то симметричен. Так ведь нет. Ну, и глагольная рифма "целуют - тоскует" - провальна по сути своей.
   Вывод: НЕ ПОЭЗИЯ. А жаль. Легенда-то интересная выбрана.
  
   3. Ю. Петрова "Искушение"
  
   Сад, прекрасный как сон и невинный как детство.
   Сад, в котором нет слёз, есть одно лишь блаженство.
   Там, где вершины деревьев касаются неба,
   Там, далеко в глубине, есть чудесное древо.
  
   Оно, словно древний Атлант, держит купол небесный.
   И звёзды в кроне его поют сладкие песни.
   Она обитает в тени сего дивного древа.
   Изгнанницей стала теперь, а была - королева.
  
   Она слишком гордая, чтоб становиться рабою.
   Она слишком дерзкая, чтоб называться женою.
   Хотела с мужчиной сравниться безумная дева,
   Простите её, что она - не такая, как Ева.
  
   Пора почитанья Лилит прошла безвозвратно.
   Теперь ты скрываться должна в тени древа-Атланта.
   И ты проклинаешь людей, избранных небесами.
   Желаешь и жаждешь ты с ней поменяться местами.
  
   Я за метаньем твоим наблюдаю украдкой.
   Спрятав чешуйчатый хвост в кроне древа-загадки.
   Тот, кто придумал любовь, не в ладах с головою.
   Сладкий нектар обратится кровавой войною.
  
   Любовь не способна родиться в покое и неге,
   Она - дикий танец огня, разведённого в снеге.
   Она - столкновенье сердец, их безумная схватка.
   Вот то, что услышал я в кроне древа-загадки.
  
   Я - искуситель, но я соблазнён тобой, дева.
   Мне жаль, что тебя не укрыть от небесного гнева.
   Ведь ты, сумасшедшая бестия, всё просчитала.
   Решила им дать, то, что Он не решился сначала.
  
   Богиня луны, это было безумно жестоко.
   Дать разум тому, кому не был он нужен ни сколько.
   Не слышит он птиц, и не видит Эдемского сада.
   И думает, глупый, что это такая награда.
  
   Безумец, слепец! Он нарушил закон мирозданья.
   Мой Бог, как нелепо твоё же созданье.
   Все лучшие качества в нём притупляются знаньем.
   Уж лучше б он был одержим как и прежде - желаньем
  
   Попытка написать легенду о Лилит. Не удалась. Сюжет не дописан, не доведён до логического завершения. А рассказ от лица змея-искусителя мог бы получится интересным. Размер скачет. Рифмовка неряшливая. Не-рифмы: "детство - блаженство (крайне слабая), "неба - древо", "рабою - женою", "безвозвратно - Атланта", "небесами-местами", "головою - войною" (крайне слабая), "жестоко - ни сколько" (крайне слабая).
   Вывод: НЕ ПОЭЗИЯ
  
   2. А. Солим "Преданье о турнире королей"
  
   Вам расскажу преданье давно минувших дней
   О рыцарском турнире - турнире королей.
   В стране, от нас далёкой, больной король живал -
   Эрнани Талигойский, с Франциском воевал.
   Франциск Оллар был прозван Бездомным Королём,
   Он добивался трона и преуспел в сиём.
   Захвачены им за год почти что полстраны,
   А жители столицы Эрнани все верны.
   Столицу взял в осаду удачливый Оллар -
   Но отвечает город ударом на удар.
   Франциск велит герольдам своим провозгласить,
   Что шлет Эрнани вызов - судьбу страны решить.
   Кому носить корону - пусть скажет суд мечей:
   Достойный поединок обоих королей!
   Как равного воспримет противника Франциск.
   Оружием турнирным сражаться можно, иль
   До первой крови биться? До смерти? Выбор есть.
   И может, защищая Эрнани власть и честь,
   Любой отважный рыцарь сразиться за него,
   Оружье поднимая за лорда своего.
   Не раз трубили трубы, и доносил не раз
   Франциска грозный вызов его герольдов глас,
   Но рыцари в молчаньи смотрели с древних стен,
   И потерял надежду несчастный сюзерен.
   В последний раз герольды воскликнули, трубя,
   И принял этот вызов защитник короля.
   Кто он? - спросил Эрнани. - Кто смерти зрит лицо?
   - Властитель Кэналлоа, храбрейший из бойцов, -
   Ответил граф фок Варзов, качая головой:
   - Мне жаль его супругу. Неравен этот бой...
   А всадники на поле уж тронули коней:
   В кольчуге кэналлиец, Франциск - в глухой броне,
   И заняли спокойно исходные места.
   А рыцари на стенах глядят во все глаза.
   Герольды возвестили: продлится бой, пока
   Противники желают и могут продолжать.
   Торжественно поклялся Франциск Оллар щадить
   Соперника, что ранен или покалечен, жизнь,
   И кэналлиец ту же Оллару клятву дал.
   Бой начался, едва лишь трубач пропел сигнал.
   И зрители притихли внизу и на стене.
   Франциск был меньше ростом, но шире и сильней,
   Он слыл непобедимым... Вот резвого коня
   Заставил разогнаться защитник короля,
   Копье свое нацелил Оллару прямо в щит.
   Франциск же метит в шпору: традиция гласит,
   Что если срезать шпору - сопернику позор.
   Левей взял кэналлиец. Его бесстрашен взор.
   Оллар нацелил в горло копье свое врагу.
   И боевые кони сближались на бегу...
   Конь кэналлийца прянул. Уходит в пустоту
   Лихой удар Франциска. И ловко по щиту
   Скользнув, копье другое спускается под щит.
   Казалось, грозный всадник в седле не усидит.
   Остановились кони. Вот развернул коня
   Ничуть не пострадавший защитник короля,
   Подняв копьё. На землю упал Оллар Франциск -
   Знать, прав был кэналиец, решившийся на риск.
   Но, помня свое слово, щадит боец бойца.
   Оллар встает, готовый сражаться до конца,
   Хромает сильно, ранен, но щит берет и меч.
   Кому на поле брани в сырую землю лечь?
   Обрушил кэналлиец ударов "верхних" град,
   Ответил обороной глухой ему бастард,
   Атаковать пытаясь - и вяло - пару раз.
   Властитель Кэналлоа был рисковать горазд:
   Ударил раз по краю Олларова щита,
   Сбив набок щит, - и снова свой бешеный удар
   Нанёс - уж изнутри он - по вражьему щиту,
   Хозяина бессильного боком развернув,
   Сражённому Оллару свой меч без лишних слов
   Приставил к горлу, сел на коня - и был таков!
   В безмолвном изумленьи все зрители - а тот,
   Чуть в город въехал, сразу к властителю идёт,
   И, преклонив колени, ждёт сюзерена слов.
   - Вы, герцог, отстояли страны честь. И за то,
   Рамиро, герцог Алва, Вас награжу щитом,
   Украшенным богато, и цепью дорогой!
   Навеки славен будет сильнейший из бойцов -
   Властитель Кэналлоа, храбрец из храбрецов!
  
   И вновь - НЕ ПОЭЗИЯ. Это не я под финиш рассвирепел, это произведения такие попадаются. Гражданы читатели, судите сами: рифмовка слабая, куча глагольных рифм, или рифмы вообще не наблюдается. Повествование представляет собой попытку стилизации? Быть может, но стилизации худших образцов средневековой поэзии. Голое перечисление имён, титулов и однообразных действий. Над этим ещё Сервантес вволю поиздевался. Скучно ведь.
  
      -- Г. Рязанова "Иоанна, королева" (Голубая сказка миледи)
  
   Иоанна не может любить.
У нее только долг королевы:
Вышиванье, покорность, напевы
И наследника трона родить.

Тяжело ей в плену своих кос -
Королева не носит короны.
Ей хватает волос заплетенных,
Золотистых прекрасных волос.

Иоанна не знает тепла.
Ледяными касаясь руками,
В поцелуе уста лишь смыкает
От супружеских ласк короля.

Королева не ищет услуг
У пажей, развлеченьям послушных,
В королевских удобных конюшнях
Ей не нужно скрывать сердца стук.

Иоанна не носит кольца
С голубым обручальным сапфиром -
С колыбели до самой могилы
Не дано ей предать короля.

Даже если представится шанс,
На двоих королевство не делят,
Непомерными будут потери -
За любовь неизбежный аванс.

Иоанна мечты не хранит:
У нее нет шкатулки для писем -
Всех признаний рассыпчатый бисер
Отлетает от строгих ланит.

У нее королевская стать,
И тела как две капли похожи.
И у жаждущих ласки, быть может,
Цель иная, чем с ней переспать.

Иоанна, бывает, тайком
На прелестных любуется фрейлин:
Вкус короны веками проверен,
Королевским тяжелым клеймом.

Что за шутки нам в дар иногда
Преподносят превратности судеб!
Короля больше нет и не будет.
Королева осталась одна.

Иоанна не вправе грустить.
Выбор сделан. Обрезаны косы.
Рисковавших озвучить вопросы
С королевой пришлось хоронить.

Только траурный стяг перестал
Развеваться под горестным ветром,
Было сердце принцессы согрето
Предложеньем руки и кольца.

Как нежна и доверчива та,
Кто к венцу без оглядки стремится!
...
Иоанна не может влюбиться.
У нее только долг короля.
  
   Просто подарок судьбы. После целой кучи прочитанного перед этим, просто бальзам на душу. Даже недостатки замечать и выискивать не хочется. Но буду.
   Не-рифмы: "Тепла-короля", "кольца-короля", "Стать-переспать" (к тому ж ещё и глаголы!),"тайком-клеймом", "иногда-одна", "грустить-хоронить", "перестал - кольца", "Доверчива та - долг короля". Встречаются некрасивые глагольные рифмы "любить-родить", "стремится-влюбиться".
   А так-то стихотворение интересное, порадовали напоследок. За что и спасибо.
  
  
   Такое ощущение, что под финиш приёма работ на конкурс стаей саранчи нахлынули оголтелые графоманы. Тяжело такое читать. Поэтому третья часть моего обзора далась мне тяжелее всего.
   Так что: Ай да я! Ай да сукин кот! Одолел-таки силы тёмныя, пиитическия! Не гулять вам боле, музы чужие по компутеру моему, не чертить вам строк своих на мониторе моём, не сиротить моих малых детушек, батюшку их от забот детских отвлекая! Вот только былину напишу о победе своей великой, и сразу детьми займусь. Как бы начать? А! Вот: "Как во земле во Рипейския жил-да поживал добрый молодец. Ох, разумный был он детинушка - он сидел пеньком, да всё ум копил. Да всё ум копил сорок лет и три года..." ... Или сразу ещё и летопись? "В лето 20011 от Рождества Хрисова бысть в земле русской ристалдище пиитическое. Собраша Бояны со всей земли русской, да и из земель далёких, незнаемых мнозих иных понабегоша. И творяху они былины да кощуны разныя, потребныя и непотребныя..." - Ну, не гений ли я?
  
   ВСЁ!!!!!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"