Morifaire : другие произведения.

Стихи (осень'03 - весна'04)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Вот, решил для вашего, дорогие читатели, удобства выложить свои последние работы в одном файле. Наслаждайтесь! ;-)



   Morifaire.
  
   Стихи.
  
   Осень 2003 - весна 2004.
  
  
   * * *
  
  
   Осколки
  
   Закрываю глаза и вижу лишь тени,
   В темных разводах образы прошлого.
   Кровью исписаны серые стены,
   Словами - предвестниками невозможного.
  
   Пытаюсь забыться, но сны возвращаются -
   Все, что я сделал, живет в моей памяти.
   Уснуть и не помнить - так не получается.
   Когда же вы все в забвение канете?..
  
   Лунный свет сжигает обреченных лица.
   Подожди немного - он тебе приснится.
   Сны вернулись и уже не отпускают.
   Темнотой окутав, боль тебя ласкает.
  
   Осколок сна
   Клинком, до самых глаз,
   Освободит,
   Но только не сейчас,
   Тупую боль...
   Молчи! Пока молчи!
   Но льется кровь,
   А сердце не стучит...
  
   Стою на коленях, воткнув в землю гладий.
   Кровь на траве - как роса черной россыпью.
   Не двигаясь, жду тот момент, когда сзади
   Она подойдет своей призрачной поступью.
  
   Глаза на ладони - слепые и мертвые.
   Дар Тени. Последнее приношение.
   Стальными когтями с лиц чьих-то стертые -
   Забытый приносит свои извинения.
  
   Лунный свет очертит тени за спиною.
   Подожди - и мы уйдем вдвоем с тобою.
   Мой подарок - мир, лежащий пред ногами.
   Душу жжет тот сон - связь боли между нами.
  
   Осколок зла
   Клинком, до самых вен,
   Откроет дверь,
   Коснувшись этих стен.
   Глаза в огне,
   А сердце не стучит...
   Ты подожди...
   Молчи. Пока молчи.
  
   * * *
  
   На грани обрыва
  
   Время запекшейся кровью на пальцах -
   Капли застыли и вмерзлись под кожу.
   Льдистые лезвия в душах скитальцев -
   Боли и страха вечная ноша.
  
   Тени косые от бледного солнца,
   Мертвое небо над головами.
   Каплями яда иней на донце
   Сердца, залитого желчи словами...
  
   Скалы, кричащие в вечном порыве,
   Волны и камни с коркой из соли.
   Двое забытых на грани обрыва -
   Руки опутаны нитями боли.
  
   Два карих глаза - темная бездна,
   Колья, смердящие кровью убитых -
   Смотрят в упор в изумрудов разрезы,
   В жгучее пламя страхов испитых.
  
   Память о жизни, оставленной в прошлом -
   Кара для тех, кто дотронулся Тени.
   Время назад повернуть невозможно -
   В душах навеки тот ветер осенний...
  
   Шаг над обрывом - и мы не успеем,
   Крылья раскинув, Голос услышать.
   Кровью вспоив, свои жизни посеем
   На голые камни, и брызгами - выше...
  
   Тонкие губы в печальной улыбке,
   Мы - на пути, что нас выбрал когда-то.
   Солнце над морем в мареве зыбком.
   Две бледных тени на фоне заката...
  
   * * *
  
   Обращенные к смерти
  
   Пеплом сухая земля расстилается,
   Серого неба тусклая сталь
   Звуком дождя, как стекло, разбивается
   В мертвых степях о Забытую даль.
  
   Все, что осталось от душ нераскрытых,
   Наших обугленных черных сердец -
   Лишь прах на ладони, кровью покрытой,
   Да колющий кожу терновый венец.
  
   Предсмертные крики - проклятья невинных.
   Все эти - в счет старых долгов.
   Алое месиво - пища старинных,
   Исписанных рунами хищных клинков.
  
   * * *
  
   Лист календаря
  
   Тихо шепчет в лунном свете
   Лист календаря,
   Открывая мне секреты,
   Да вот только зря -
  
   Я уже давно не верю
   В чудеса и свет.
   Я уже давно потерян
   В перекрестках лет.
  
   Я ведь думал - пепел счастья
   Возродится вновь.
   Вери, что пройдет ненастье,
   И сотрется кровь.
  
   Да вот только сны о прошлом
   Превратились в прах.
   Мне вдруг стало невозможно
   Подавить свой страх.
  
   Я хотел лишь позабыться,
   Я мечтал уйти.
   Но сознанью не пробиться,
   Мысли не пройти.
  
   Там - заборы, тут - решетки.
   И везде - обман.
   Я плыву в дырявой лодке,
   А вокруг - туман.
  
   Я лечу холодным камнем
   К Вечности в тиски,
   Пробивая насквозь ставни,
   Руша все замки.
  
   Я лечу Судьбе навстречу,
   Через смерть - домой.
   В этот теплый летний вечер
   Обретя покой,
  
   Я вздохну, забыв о боли,
   И глаза закрыв.
   Впереди - руины воли,
   Да крутой обрыв...
  
   Тихо шепчет в лунном свете
   Лист календаря,
   Открывая мне секреты,
   Да вот только зря.
  
   * * *
  
   Шаг вперед - шаг назад
  
   Шаг назад. Шаг вперед.
   Привкус крови на губах.
   Кто-то спит, кто-то врет,
   А кому-то - не судьба.
  
   Кто-то встал и пошел,
   Кто-то с воплями издох -
   Завернуть в черный шелк
   И отправить на восток.
  
   Боль в душе, боль в руках.
   Бью в ответ и слышу всхлип,
   Запах плоти и страх -
   На глазах твоих полип.
  
   Час вперед, два назад -
   Стрелки жизни в кулаке.
   Сжечь свой дом, сжечь свой сад.
   Поцелуи на руке...
  
   Я иду, мне плевать,
   А в кармане - пистолет.
   Не отстать, не зевать,
   Не нарваться б на стилет...
  
   Сбиты все кулаки,
   А на стенах - наша кровь.
   Только мы - не враги,
   И сюда вернемся вновь.
  
   Шаг назад, шаг вперед.
   Память стерла слово "страх".
   Безнадежный полет -
   Наших снов истлевший прах.
  
   В красных стрелках глаза,
   Струйки крови по щеке.
   Отпустить тормоза
   И расплавиться в реке
  
   Своей боли и лжи
   И забыть про все вокруг.
   Зачехлить все ножи
   И уйти... до встречи, друг.
  
   * * *
  
   Летняя колыбельная
  
   Текст содержит ненормативную лексику
  
   Если ты не сдох сегодня утром,
   Смог открыть глаза, поссать, побриться,
   Не забудь свой нос прочистить пудрой -
   Все ж лучше, чем под "скоростью" убиться.
  
   На хуй жизнь - кончай ей прямо в ноздри,
   Подотрись ее фальшивым лоском.
   Вставь поглубже, вставь, пока не поздно,
   Смазываясь вместо "Ваза" воском.
  
   Улицы кипят стальным потоком.
   За углом "Москвич" ебется с "Фордом".
   Сонные глаза глядят из окон.
   Я дрочу, открыв окошко "Ворда".
  
   Если кто-нибудь меня услышит,
   А потом убить меня захочет,
   Обломитесь - труп уже не дышит,
   Я имел его сегодня ночью.
  
   Над колонкой пролетела муха
   И упала, обдолбавшись звуком.
   Я отрыл могилу в своем ухе -
   Спи спокойно, ты была мне другом.
  
   Капли слизи на полу под стулом.
   Затхлый запах сквозь стекло сочится.
   Капли пота на виске под дулом -
   Хочется убить. Отлить. Напиться.
  
   Лето на дворе в своем разгаре.
   Я сижу под солнцем и потею.
   Рядом на столе свечи огарок.
   В зеркале мои глаза блестели...
  
   Вытащить обойму, вынуть пулю.
   Ствол - под стол, рукой поправить лохмы.
   Я иду на кухню, ем... А хули
   Толку - все равно я скоро сдохну.
  
   Лето. Жарко. Матерятся дети.
   Улицы блюют людским приливом.
   Лампочка в сортире еле светит.
   Жизнь прекрасна. Я сижу без пива.
  
   * * *
  
   Слезы золотых горностаев
  
   Сдохнуть.
   Раствориться в забвеньи.
   Сколько
   Можно плыть по теченью
   Жизни -
   Я не вижу в ней смысла.
   Кровью
   Боль под кожу мне вгрызлась.
   Пальцы
   Холодеют от стали.
   Сетью -
   Не меня. Но поймали.
   Выброс.
   Черно-желтые перья
   Снятся -
   Я их правде не верю.
   Капли
   Серебра на ладони.
   Где-то
   Моя тень тихо стонет.
   Солнце -
   Далеко. Не дождаться.
   Долго
   Здесь мне не продержаться.
   Звезды -
   Посмотри, и ты сдохнешь.
   Сердце
   Под грудиной заглохнет.
   Только
   Литься не перестанут
   Слезы
   Золотых горностаев.
   Губы
   Тихо шепчут: "Не надо... ".
   Вязким
   И изысканным ядом
   Нёбо
   Окроплю и откинусь
   В кресло,
   Погружаясь в трясину.
   Блики
   На осколках бокала.
   Всполох
   В моем небе зеркальном.
   Нити
   Черным блеском по коже.
   Тени...
   Мне ничто не поможет.
   И снова
   Я теряюсь. Теряю
   В грезах
   Золотых горностаев
   Счастье.
   Все окутано дымкой.
   Может,
   Это чья-то ошибка?
   Слезы -
   Две кровавых дорожки.
   Сдаться...
   "Вызывай неотложку!!!"
   Крики...
   А я медленно таю
   В грезах
   Золотых горностаев.
  
   * * *
  
   Обнуление (No Future)
  
   В глазах - туман,
   Я теряю устойчивость.
   Speed.
   Кислотою
   Нервы обесточены.
  
   Забить последний
   Гвоздь в дверцу своей клетки.
   Бежит по венам
   Запах боли -
   Жгучий, едкий...
  
   Я хочу растечься,
   Слиться с тротуарами,
   Слизью матовой,
   Шагами [вздох] непарными.
  
   А где-то рядом
   Истекает кровью прошлое -
   Пальцы скрюченные
   Снегом припорошены.
  
  
   Я стремлюсь
   Уйти с дороги в этот мир,
   Растаять под солнцем,
   Ветру зимнему отдаться.
   Я прорвусь
   Дискордами в прямой эфир.
   Холодным дождем
   С сырым асфальтом целоваться.
  
  
   Сыпью боли
   Передоза обеспечена.
   Нож в живот -
   За деньги -
   Первому встречному.
  
   Кости крошкой
   Рассыпаются под сталью -
   Сгустками рвоты -
   Прямо на сандалии.
  
   Ломом в спину -
   Перешибло все дыхание.
   Сгибаюсь пополам,
   И на пол -
   Без сознания.
  
   Струйками крови
   Жизнь в осколках ампулы.
   Я слишком много занял -
   Время отдавать.
  
  
   Я стремлюсь
   Уйти с дороги в этот мир,
   Растаять под солнцем,
   Ветру зимнему отдаться.
   Я прорвусь
   Дискордами в прямой эфир.
   Холодным дождем
   С сырым асфальтом целоваться.
  
   Я стучусь
   В ее незапертую дверь.
   Последняя ступень,
   А смерть все улыбается.
   Сгорев внутри,
   Я сжег реальность, и теперь -
   Финал моей игры
   [Забвенье прилагается].
  
   * * *
  
   Сихайя
  
   Небо светится сталью матовой,
   Отраженьем немертвой души,
   На ладони мне сладкой патокой
   Опадает в вечерней тиши.
  
   Растекается мое прошлое
   За зрачками и тает в огне,
   Изумрудною яркой крошкою
   Распыляясь в предутреннем сне.
  
   Губы сомкнуты тонкой змейкою.
   Я стою, а внутри - пустота.
   Небо скалится, хлещет рейкою
   По щекам - это просто вода...
  
   Пусть все призрачно, пусть все вымысел -
   Я сказал. По-другому не смог.
   Ожидание... я не вынесу.
   Там, внутри, умирает мой бог.
  
   Время капает слишком медленно,
   На границе предутренних грез
   Опадая на колени мне
   Лепестками обугленных роз.
  
   Я расколот - что же странного?
   Только хочется здесь, на Земле,
   В водопаде пьянящей пряности
   Утонуть и растаять во мгле...
  
   Только сны мои не сбываются,
   Я тоску топлю в теплом вине.
   Искры радужки забываются,
   Исчезая в разбитом окне.
  
   * * *
  
   Город пропащий...
  
   Город пропащий
   Дымом заволикавает взор.
   Встать на колени
   И расцарапать в земле зазор.
   Это не радость,
   Это не грусть и не хондра.
   Из юности в старость,
   Жизнь - неблагодарная игра.
  
   Где бы мне найти покой на земле?
   Где бы мне найти себя?
   Оступись, любя.
   И ты во мгле.
  
   Лезвие бритвы
   Не опасней капли на игле.
   Ядом плеваться,
   Нарезать грудину и филе.
   Что же ты хочешь?
   Что же ты воешь в темноте -
   За горизонтом,
   На какой-то странной широте...
  
   Пролететь над пропастью, и вниз.
   Только не смотри за край,
   Скорость набирай
   И приземлись.
  
   Мне на ладони
   Небо упадет осколком льда.
   Кружаться птицы -
   Там, где есть они, там есть вода.
   Жажда и голод -
   Ты уж потерпи, а дождь придет.
   Буря утихнет,
   Ветер ослабнет, жизнь умрет.
  
   Ночью он приснится мне опять:
   Наши небеса в огне,
   Только в этом сне
   Нельзя летать...
  
   Крылья подрезать
   И оставить птицу умирать.
   Перья по ветру,
   Только вот судьбу не выбирать.
   Странные люди
   Серые улицы мели.
   Новое пламя
   Кровью разгорается в пыли.
  
   И клинки сверкают под Луной.
   На кострах сжигают тень,
   Завтра - новый день,
   И ты со мной.
  
   * * *
  
   Десятый повержен
  
   Сегодня - смерть, назавтра - боль.
   Телами выстлан мой путь домой.
   Неровный вычерчен кровью круг,
   Здесь нет различий - кто враг, кто друг.
  
   Сердца стук
   Смолкнет вдруг -
   О, нет!
   Птицы крик,
   В тот же миг -
   Смерть, смерть -
   Зачеркнет
   Чей-то счет
   Сталью.
   Девять - вниз,
   Пищей крыс
   Стали.
  
   Оставь себе такую честь.
   Зачем я здесь? К чему мне лесть?
   Девятый - в круг, и к горлу меч,
   А я умру без без слез и свеч.
  
   Сердца стук
   Смолкнет вдруг -
   О, нет!
   Птицы крик,
   В тот же миг -
   Смерть, смерть -
   Зачеркнет
   Чей-то счет
   Сталью.
   Девять - вниз,
   Пищей крыс
   Стали.
  
   Порванный плащ,
   Грязь на лице.
   Копьями рвет
   Грудь каждый вздох.
   Ставки без сдач
   Да забвенье в конце -
   Тем, кто вперед
   Шаг сделать смог.
  
   * * *
  
   Святые Яйца Пасхи
      [Трибьют к Воскрешению]
     
     
      Стальным крестом крошить умы -
      В буквальном смысле -
      Чтоб не взошло в них Семя Тьмы.
      И к Богу - мысли!
     
      А я стою, прищурив глаз,
      И улыбаюсь.
      Спасенья - нет, проклятье - в нас:
      Там постарались.
     
      И губы - в кровь, и мордой - в грязь;
      "Он - твой Создатель!", -
      Безумный взгляд - "Уверуй, мразь!".
      С какой, блядь, стати?!
     
      Отец имел своих детей
      Еще с рожденья,
      Вгоняя в пот стада блядей
      Пестом смиренья.
     
      Бог - не над нами, для него
      Прошли все сроки.
      Творца втоптали в кровь с дерьмом
      Его пророки.
     
      Святейший День Всея Страны -
      Какого хуя?
      Покрасим ж яйца, сняв штаны,
      Не комплексуя!
     
   * * *
  
   Трехсекционное
  
   [A]cid.
  
   Проглотив таблеточку отстойности,
   Зацензурив сцены непристойности,
   Мы покрылись глянцем грязно-матовым,
   Чтоб не видеть крови на ногтях.
  
   И, купаясь в нитроглицерине,
   Заглушив крик сердца анальгином,
   В положеньи безнадежно-патовом
   Мы танцуем на своих костях.
  
   [B]urning.
  
   В тишине, покрывшись серой плесенью,
   Мои сны на галстуке повесились.
   Я лежу один, сочась сукровицей,
   Перегноем сквозь надрез в душе.
  
   Нет ее - нет смерти. Нет забвения...
   Не обретши веры во спасение,
   Труп моих эмоций вновь покроется
   Бледной сетью плотоядных вшей.
  
   [C]rucify.
  
   Наорать на диктофон пророчество
   [В скобках (мелким шрифтом): имя, отчество.]
   И отправить платежем наложенным
   Самому себе - в районный морг.
  
   Или лучше описать в тетрадочке,
   Как вчера на брюках гладил складочки,
   Чувствуя сознанием скукоженным
   Бурный продолжительный восторг.
  
   * * *
  
   The Nagasong
  
   Темноту стрелами разрываем,
   Кожу лиц - острым шелестом.
   Имена в пламени забываем.
   Рваных фраз поздним нерестом -
   Подо льдом, не боясь быть съеденным,
   Мы струимся, слезами капая.
   Сталью ветра, метелью северной
   На забытую льемся заповедь.
   И внутри - там, где жжет щелоком,
   Кровь с железом в экстазе стонут.
   Свои души, по снегу, волоком -
   И под лед, за собой, впридачу.
   Прорастет штрих-пунктиром заката
   И сорвет розу пальцами-крючьями,
   Гладь чернильная вздрогнет набатом
   И умолкнет...
   До нового случая.
  
   * * *
  
   Время, сжалься...
  
   Сжалься, время, открой мне дверцу -
   Я молил, я кричал, я плакал.
   По ночам мне взрывали сердце
   И с размаху сажали на кол.
  
   Я просил его течь быстрее,
   А в ответ - тишина и холод.
   На кресте висеть веселее,
   Когда душу рвет крови голод.
  
   Когда слой заскорузлой пыли
   Вверх взметнет цвета спайса локон,
   И глазами пробьет навылет
   Твое тело в кровоподтеках.
  
   Перегрызть бы веревки эти,
   Что мешают рукам сомкнуться,
   И вдвоем, проскользнув из Сети,
   Нам уснуть бы и не проснуться.
  
   Только жизнь моя словно порка:
   Двадцать палок, и в глаз в придачу.
   Миндаля во рту привкус горький,
   Да на лбу клеймо: "Неудачник".
  
   Так, цепями любовь опутав,
   Не живу я - лишь существую,
   Самому себе карты спутав.
   Слышишь? Жду...
   По тебе тоскую.
  
   * * *
  
  
  
  
   11
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"