Morifaire : другие произведения.

2. Ночь в городе снега

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Я не люблю свои сны. Может, именно поэтому я почти никогда не сплю, а просто лежу в темноте, завернувшись в старый плед, и пытаюсь отогнать от себя мысли о прошлом, все никак не желающих отпустить меня из своих цепких когтей.
    Но памяти не нужно дожидаться ночи, чтобы в очередной раз накрыть меня волной образов, ушедших, казалось бы, навсегда. Ты можешь убить человека, живущего внутри тебя, можешь продать душу и вырвать собственными руками бьющееся, кровоточащее сердце, но это не все равно ничего не изменит.
    Это - твое прошлое. Твое будущее. И твое проклятие.

    "Тень Легиона". Глава вторая.



   2. Ночь в городе снега.
  
   Я не люблю свои сны. Может, именно поэтому я почти никогда не сплю, а просто лежу в темноте, завернувшись в старый плед, и пытаюсь отогнать от себя мысли о прошлом, все никак не желающих отпустить меня из своих цепких когтей.
   Но памяти не нужно дожидаться ночи, чтобы в очередной раз накрыть меня волной образов, ушедших, казалось бы, навсегда. Ты можешь убить человека, живущего внутри тебя, можешь продать душу и вырвать собственными руками бьющееся, кровоточащее сердце, но это не все равно ничего не изменит.
   Это - твое прошлое. Твое будущее. И твое проклятие.
  
   Вот и сейчас, стоит лишь на мгновение прикрыть веки, как перед глазами возникает образ старого мрачного города и двух одиноких черных фигур, бредущих по его заснеженным улицам.
  
   ...
  
   Черным гниющим нарывом растекся Элерос по плато Серых Снегов, пуская свои щупальца из старой, вздыбившейся к умирающему небу крепости, построенной на Ветряной горе, самой высокой точке раскинувшейся во все стороны - насколько хватает глаз - каменистой пустоши.
   Крепость... Темное сердце столицы, основанное бежавшими с востока Исходцами - последними, кто уцелел в диких землях, окружающих плато, - вот уже более трех веков оно бьется в размеренном ритме, отсчитывая дни нового королевства. Не спеша, но и никогда не останавливаясь.
   Выщербленные временем, буранами и холодным ветром стены - они до сих пор хранят следы первых битв на старых крошащихся камнях. Войны с Империей, войны с дикими... Столица Элертанны выросла на костях и крови своих врагов - ее каменное сердце видело смертей не меньше, чем Высшие помнят за всю свою историю на этом континенте.
   Вскормленный жизнями тысяч людей, этот город врастал в землю пустоши, все глубже и глубже пуская в нее свои корни.
   С тех многое изменилось...
  
   Перевалив через внешнюю стену, новые кварталы липкой паутиной извивающихся грязных улиц опутали подножья соседних холмов. Смрад, гниль, едкий запах нечистот... Северные ветры разносили их на огромное расстояние за пределы города, отравляя и без того пустынную местность, окружающую Элерос.
   Я сидел, прижавшись спиной к старому, покрытому мхом валуну, наполовину врытому в пологий склон холма - в полутора милях от первой городской заставы, - стараясь не впасть в полудрему, одолевающую меня последние несколько недель. Мориэль стояла чуть поодаль, откинув капюшон и наблюдая за текущими в город и из него бурными реками торговых путей.
   - Центр Мироздания - город второго Исхода, - я поднялся и, оправив смявшийся плащ, встал рядом с легатом. Мориэль усмехнулась и откинула с лица непослушную прядь.
   - Совет Элертанны слишком много на себя берет. Не осознавая, что когда-нибудь это придется отдавать.
   Я покачал головой.
   - Не новость, миледи, не новость. Смертных не научишь внимать голосу прошлого - они просто не хотят учиться... - опустившись на корточки, я поднял с земли небольшой камень и, зажав его в руке, стал водить большим пальцем по неглубокой выемке в центре. - Но мне так никто и не сказал, для чего именно мы здесь находимся. И зачем вообще вам понадобился я?
   Легат не проронила ни слова, все так же пристально наблюдая за проходящей через заставу плотной людской массой. Через несколько минут, словно очнувшись ото сна, Мориэль взглянула на затянутое тучами небо и тихо произнесла, обращаясь скорее к самой себе:
   - Ночью будет метель...
   Тряхнув головой, она повернулась ко мне.
   - Ночью будет метель, сотник - ты же знаешь, богиня любит такие ночи. Они несут людям очищение, они шепчут - шепчут, открывая им тайны, но только найдется ли такой, кто услышит тихий напев сквозь ветер и страх перед Тенью? - помолчав немного, легат скрестила на груди руки и продолжила. - Мы должны забрать себе того, кто откроет нам путь в сердце Элертанны, сотник. Имя "Тиринг"... говорит ли оно тебе что-нибудь?
   Тиринг... я задумался, извлекая из глубин памяти знания о центральных фигурах королевства. Вспомнив, наконец, искомое, я удовлетворительно хмыкнул и кивнул легату.
   - Начальник казарм тайной стражи города.
   Мориэль улыбнулась.
   - Именно.
   Что ж, кандидатура неплохая. Резня в нижних кварталах при прошлом регенте, массовые казни "врагов королевства" после принятия новой присяги... Ходят слухи, что он на короткой ноге с капитаном местных Братьев.
   Надо полагать, богиня останется им довольна.
   Но только... острием кинжала меня пронзила вдруг проскочившая в голове мысль.
   - Миледи, скажите, это будет полное обращение?
   - Обращение? Зачем, сотник? - Мориэль тихо рассмеялась. - Он еще не созрел для Найномирена... а может быть, не и созреет никогда. Не к чему наделять силой таких людей. А для того, чтобы держать их под контролем, достаточно одной иллюзии.
   Держать под контролем.
   Богиня знает, что делает, верно?
   - И все же, вживлять кокон придется. Именно поэтому я и взяла тебя с собой.
   - Но...
   - Все, Фэрну, пора, - не дав мне договорить, Мориэль накинула капюшон и быстрым шагом стала спускаться с холма.
   Я в последний раз взглянул на раскинувшийся внизу город и, выпустив в холодный зимний воздух облачко пара, поспешил за ней.
  
   Ночь опустилась на город, спеленав его улицы снежным бураном. Черный платок, закрывающий нижнюю часть лица, капюшон, нажвинутый на самые брови... идешь вперед, и не видишь, куда ступают твои ноги.
   - Не отставай, сотник, - приглушенный голос Мориэль таял в промозглых декабрских сумерках. Зима в этих широтах начинается рано - снег выпадает уже в начале октября и не сходит с мертвой земли до самого лета. Прошло уже больше часа с того момента, как мы покинули комнату в одной из дешевых ночлежек старого города, но бесконечный лабиринт узких немощеных улочек, продуваемых колючими северными ветрами, все так же ветвился под стальными подошвами сапог.
   - Миледи, а не лучше ли было идти центром? - спросил я на ходу. - Ведь Тиринг живет рядом с площадью Королей.
   - Нет, не лучше, - Мориэль посмотрела на меня, как на маленького больного ребенка.
   Понятно.
   Без сопливых скользко.
   - Если, конечно, ты не хочешь повстречаться с городской стражей. Или, к примеру, с Братьями. Впрочем, - легат холодно улыбнулась. - Даже если и захочешь, не думаю, что ты сможешь внятно им объяснить, откуда у тебя взялся именной клинок офицера Легиона. А устраивать лишний раз бойню...
   Да уж. В путешествиях инкогнито есть свои недостатки.
   Я полуприкрыл глаза и на несколько мнговений погрузился в свои мысли... Что, к примеру, мешает Префекту открыть сюда несколько теневых коридоров и ввести в город когорту претория? Так нет... два старших офицера с одной стороны и полностью укомплектованный корпус Пепельников - с другой. И это ведь не горстка диких в кожаных лориках...
   Вот и приходится морозить и без того больные кости, тенями плутая по городским закоулкам. Дальше мы шли в полной тишине, нарушаемой лишь редкими звуками вечернего города, доносящимися из центральных районов.
  
   Снег все валил - тяжелые мокрые хлопья, подстегиваемые хлыстом разыгравшейся вьюги, липли ко всему, до чего только могли прикоснуться. Стряхнув с плеч и головы собравшиеся там снежинки, я негромко выругался и потуже затянул тесьму капюшона под подбородком.
   Такая погода могла свести с ума любого, кто родился южнее и имел несчастье попасть в это снежное чистилище. Мориэль же она, казалось, не трогала вовсе. Недлинные русые волосы легата были припорошены снегом не меньше крыш городских домов, но она не обращала на это ровно никакого внимания.
   Странная женщина... впрочем, чего я хочу от легионера, прошедшего третью ступень инициации? Милой улыбки и цветка в волосах?
   Я тихо хмыкнул.
   Машина смерти с лицом северной нимфы. Выдернет из тебя душу голыми руками и не поморщится.
   Хвала Тени, что у меня уже давно нет души.
   Я все шел и смотрел на ее волосы, тонкими струйками растекшиеся по откинутому на спину капюшону.
   Она и клинок, висящий у бедра - как единый слаженный механизм, готовый раскрыться в любую секунду. Блеклая, смазанная тень, скользящая по безмолвным улицам. И серые льдинки ее глаз в эти минуты были холоднее зимнего ветра, насквозь продувавшего столицу Исходцев.
  
   Судьба, она чертовски капризна, эта хитрая вертлявая сучка. Сколько бы вы ее ни задабривали, как бы ни старались войти в доверие - все равно, у вас ничего не выйдет.
   Никогда.
   Невозможно полностью увидеть свой путь на карте жизни и узнать, где находится твоя точка назначения. Можно лишь слепо следовать по выбранной однажды тропе, храня глубоко внутри надежду на то, что ты умрешь не так, как те, кто имел несчастье перейти тебе дорогу.
   Никому - ни смертным, ни даже Теням - не дано постичь свою судьбу до конца. Может быть, одна Омерна способна хоть как-то с ней управляться, да и то...
   Да и то.
   Я не верю в сказки о всемогуществе, и не поверю, пока не увижу подтверждение своими глаза. И все равно, какую цену мне придется за это заплатить.
  
   Из раздумий меня вывел окрик Мориэль:
   - Хэй, сотник!
   Я вздрогнул и остановился.
   - Придержи коней, мы уже на месте.
  
   Люди верят в свое будущее.
   Даже ежедневное вспахивание грязи своими жирными сальными рылами не может выбить из них надежду на то, что за следующим поворотом их ждет светлый новый мир, покой да любовь.
   Древние инстинкты неискоренимы - люди жмутся по темным углам, лелея в останках души веру в то, что да, сейчас им плохо, им больно и страшно, но наступит когда-нибудь время, когда они, наконец, вырвутся из засасывающей трясины, наполненной их же нечистотами, и заживут долгой и счастливой жизнью.
   Глупцы.
   Наивные непробиваемые кретины, не имеющие в себе силы поднять голову и посмотреть правде в лицо. Заглянуть в глаза этому миру и понять.
   Понять, что лучше не будет.
   Никогда.
   А если и будет, то не для них. Не для этих копошащихся в грязи червей, способных лишь затравленные взгляды в спину победителей да на сжатые до побеления кулаки - потом, когда их никто не видит.
   Глупцы... и я ведь тоже когда-то был одним из них. Так давно, что надеялся, что забыл об этом навсегда.
  
   Но люди верят в свое будущее и даже жилища свои строят с таким расчетом, чтобы те простояли хотя бы лет двести. Хотя все они прекрасно знают, что не смогут прожить даже четверти этого срока...
   Дом, на который мы смотрели, стоя в погруженном во тьму переулке - там, куда не доставал круг света единственного на всю улицу фонаря, висящего над крыльцом, был выстроен как раз с таким расчетом. Три этажа тусклого черного камня. Массивные, обитые железом дубовые двери парадного входа. Витые чугунные решетки на окнах...
   Аскетизм... сэр Тиринг, видимо, не был знаком с этим словом.
   Возле входа, укрывшись от снегопада под выступающим над крыльцом карнизом, расположились двое одетых в форму Стражей солдата, но массивные двуручные мечи с застывшим в стали пламенем на гардах и напряженный взгляд выцветших глаз выдавали в них обитателей отнюдь не городских казарм. Один из них расположился рядом с дверью, подпирая спиной стену и скрестив на груди одетые в серые кожаные перчатки руки. Другой стоял чуть поодаль, широко расставив ноги и уперев вложенный в ножны меч в выщербленный мрамор покрывающих крыльцо плит. Еще один, в накинутом на плечи плаще, кругами ходил вокруг дома.
  
   - И что теперь? - я стоял, облокотившись о выстуженную стену двухэтажной каменной коробки - такой же, как и все остальные в этом районе (за исключением, разве что, нескольких домов, принадлежащих знатным семьям), унылой темно-серой шеренгой вытянувшиеся вдоль городских улиц. Ноги ныли, моля о пощаде - добраться сюда из Найномирена за две недели было того рода работой, после которой им следовало отказать и сделать меня калекой на всю оставшуюся вечность.
   "Воины Тени не знают усталости".
   Расскажите об этом своему ребенку - может, он и поверит...
   Мориэль не ответила. Окутанная тенью, она неотрывно следила за охраной.
   Иногда ожидание может свести тебя с ума.
   Но Тени умеют притуплять свои чувства... вплоть до нулевых значений. Умение ждать - не имеет значения, сколько, - одна из ключевых способностей легионеров. Это первое, что вбивают в тебя в лагерях, и последнее, что ты можешь позволить себе забыть из кучи разрозненных на первый взгляд знаний, оставшихся после обучения.
   С другой стороны, время течет с той скоростью, с которой мы сами позволяем ему течь.
   Так что, вывод прост: научись сдерживать свои внутренние порывы, и ты оседлаешь время.
   Пятнадцать минут. Полчаса. Час.
   Следи за своим сердцем - оно подскажет, сколько еще тебе осталось месить грязный снег стершимися до дыр подошвами старых сапог.
  
   Легат отвернулась от дома и на несколько минут полностью погрузилась в себя. Холодные серо-зеленые глаза под полуприкрытыми веками, тонкие бледные губы, сжатые в тонкую, едва различимую полоску... Похоже, я могу смотреть на нее целую вечность. К чему бы это?..
   Наконец она вышла из оцепенения.
   Качнув головой, Мориэль подняла на меня взгляд и задумчиво проговорила:
   - Охрана на посту не должна меняться до самого утра... Того, что патрулирует вокруг дома, в расчет можно не брать...
   Я согласно кивнул. Не думаю, что один страж может стать серьезной помехой - особенно для нее...
   Мориэль продолжала:
   - Мы зайдем с черного хода, и сразу - на второй этаж. Попасть в спальню Тиринга можно только через кабинет - последняя комната справа вглубь по коридору... Все, что тебе нужно будет сделать, это прикрыть мне спину, пока я буду вживлять кокон. Это недолго, ты ведь знаешь, - легат улыбнулась. - И запомни, вырезать весь дом необязательно. По крайней мере, без особой на то необходимости. Тебе просто нужно будет сдерживать их, пока я не закончу процедуру. После этого - если все пройдет как должно, - проблем со стражей больше не возникнет.
   Я пожал плечами.
   Что ж... Легат Легиона всегда отвечает за то, о чем говорит.
   - И еще... не нервничай, сотник.
   Я поперхнулся. Мориэль смотрела мне прямо в глаза - в точности, как тогда...
   - Не для того я взяла тебя с собой, чтобы снова везти тебя в Найномирен в вещевом мешке.
   Не дав мне опомниться, Мориэль накинула капюшон, проверила перевязь и тенью выскользнула из переулка.
  
   Единственный часовой, охранявший черный вход, мирно дремал на перевернутой винной бочке, закутавшись в серый плащ. Дотронувшись кончиками пальцев до левого плеча, я обнажил кинжал и бесшумно скользнул к охраннику.
   Одно из главных преимуществ солдат Легион - это умение вользоваться тенями в своих интересах. Тень - это наш мир, наш дом, наш лучший друг, брат и родитель в одном лице. Пройдя инициацию, человек меняется и меняется навсегда. Назад пути нет, но никто об этом и не задумывается.
   Тень - это все, что у нас было, есть и будет.
   А остальное пусть сгинет в Забытых Землях.
   Ничего другого этот мир и не заслуживает.
   Страж меня не заметил. Последнее, на что он вообще мог увидеть - это холодная вспышка стали в неверном свете висящего на стене факела, вспоровшей в следующую секунду его незащищенное горло.
   Фонтан горячей крови, темными брызгами опадающей на свежевыпавший кристально чистый снег.
   Тихий протяжный хрип, вырывающийся из зажатого рукой рта.
   Все это пронеслось передо мной вихрем четких, контрастных образов, намертво впечатавшихся в глубины памяти. Я убрал руку. Тело, ничем более не удерживаемое, завалилось на бок, окропляя последними стихающими струйками крови и без того уже почерневший снег. Некоторое время оно продолжало конвульсивно подергиваться, словно не желая принять неизбежное.
   Благословенна будь, Хозяйка Судьбы, дары своих слуг принимающая.
   Не суетясь, я вытер кинжал о край плаща стражника и вложил его обратно в ножны. Из темноты показалась Мориэль - край ее пенулы и нагрудная пластина кирасы были заляпаны свежей кровью; несколько капель попало и на щеку, но легат не торопилась их стирать. Оттащив вдвоем тело часового подальше из круга света - в один из тех тупиков, где даже днем без фонаря потеряешься, - мы взломали замок и оказались внутри.
  
   Перед дверью, ведущей в покои Тиринга стояли два стража. Раньше. Теперь оба они лежали в лужах собственной крови со вспоротыми животами и торчащими наружу внутренностями.Хвала Тени, нам удалось продеать все настолько тихо, что Тиринг даже не успел проснуться.
   До нашей цели остался один шаг - в прямом смысле.
   Один только шаг - и можно возвращаться обратно в Тень.
   Но ведь его еще нужно было сделать, этот шаг, верно?
   - Жди меня здесь и никуда не отлучайся, - Мориэль пересекла кабинет и, обернувшись перед входом в спальню, тихо добавила. - Делай, что хочешь, сотник, но ни одна живая и неживая душа не должна очутиться в той комнате раньше, чем я закончу свою работу.
   С этими словами она пинком распахнула дверь в кабинет, быстро вошла вовнутрь и захлопнула ее прежде, чем я смог что-либо разглядеть в темноте, окутывавшей покои Тиринга. Что ж, Танцующая-со-Смертью промашек не совершает. Дослужиться до легата Теневого Легиона... Префект еще ни разу не ошибался в выборе своих высших офицеров.
   Я вошел в комнату, занял позицию за дверью, ведущей в коридор и стал ждать, пытаясь отключиться от доносящихся из спальни звуков. В какой-то мере я даже сочувствовал Тирингу. Пройти обращение (пусть и неполное... но кому от этого легче?) и не тронуться разумом - на такое способен далеко не каждый.
   Ждать. Опять. Как всегда.
   Меня уже снова начала пожирать скука - это вечный спутник Тени и наше проклятье - когда крики, доносящиеся из спальни стали настолько громкими, что на них, в кои-то веки, обратили внимание.
   Этими обратившими оказались трое стражников, влетевших в комнату и в спешке позабывших обнажить мечи. Трое высоких крепко сбитых воина, достаточно повидавших на своем веку, чтобы не спасовать перед закутанным в черную пенулу бледным худым одиночкой, вяло играющим со своим кинжалом и смотрящим на них надменным скучающим взглядом, но явно не имевших до этого никаких дел с легионерами - иначе не стоять бы им здесь сейчас и не пялиться на меня вытаращенными глазами.
   Впрочем, первая встреча оказалась для них и последней.
   К тому времени, когда из распахнувшейся двери вышла, слегка покачиваясь, не в меру бледная и осунувшаяся Мориэль, все трое уже лежали на полу, так и не успев вытащить клинки из ножен. В полной тишине, нарушаемой лишь доносящимися из кабинета стонами, я обошел комнату, быстрыми точными движениями перерезая им глотки.
   Верным псам - верная смерть.
   Закончив со своей работой, я, наконец, взглянул на Мориэль. Она молча кивнула мне в ответ и, в конец обессилев, опустилась на пол, прислонившись спиной к открытой настежь двери. Я подошел и сел рядом с ней, лишь мельком взглянув на окровавленное нечто, вяло шевелящееся на полу кабинета.
   Прошло несколько минут, прежде чем Мориэль повернула ко мне голову и прервала затянувшееся молчание.
   - Все, сотник. Все... - положив бледную изящную руку мне на плечо, она прикрыла глаза и откинула голову, уперевшись затылком в дверь. - Не думай, что Легион совершил ошибку, отпустив тебя обратно в Элерос. Тень не забывает о своих детях - помни об этом, циллут.
   Мориэль устало улыбнулась, подмигнула мне, и растаяла, исчезнув в растекающейся вокруг чернильной темноте.
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"