Morifaire : другие произведения.

3. Тень в собственных силках

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Утро не приносит облегчения, никогда.
    Все эти часы, оставшиеся до рассвета - ты просто лежишь, закутавшись в плед, и таращишься осоловевшими глазами в пустоту за окном.
    Потом встает невидимое солнце, озаряя окрестности мертвенно-бледным светом; пожухлые гниющие листья все так же вертятся в своем нескончаемом хороводе. А ты весь день маешься, не зная, чем бы себя занять на то время, пока на эти проклятые земли снова не падет Тень. Твоя обитель. Твой старый новый дом.
    Так и проходит жизнь: днем ты ждешь ночи, ночью - дня.
    Круг замыкается.

    "Тень Легиона". Глава третья.



   3. Тень в собственных силках.
  
   Утро не приносит облегчения, никогда.
   Все эти часы, оставшиеся до рассвета - ты просто лежишь, закутавшись в плед, и таращишься осоловевшими глазами в пустоту за окном.
   Потом встает невидимое солнце, озаряя окрестности мертвенно-бледным светом; пожухлые гниющие листья все так же вертятся в своем нескончаемом хороводе. А ты весь день маешься, не зная, чем бы себя занять на то время, пока на эти проклятые земли снова не падет Тень. Твоя обитель. Твой старый новый дом.
   Так и проходит жизнь: днем ты ждешь ночи, ночью - дня.
   Круг замыкается.
   В конце концов, ты привыкаешь, и начинает казаться, что причины, побудившие тебя уйти в забвение, навсегда растворились в темных подземельях вечно умирающей памяти.
   Мысли здесь текут так же вяло, как и тучи, что лениво ползут по надтреснутому куполу небосвода, подгоняемые хлесткими ударами ветра.
   Большую часть времени на границе с Землями настолько тихо и пустынно, что тебе даже удается немного расслабиться и забыться, грея в руках кружку старого винзенского вина. Но стоит лишь на мгновение задуматься, копнуть себя чуть поглубже, как иллюзия исчезает. Твоя рука по-прежнему хватает воздух у бедра в инстинктивном, впитавшемся в саму плоть порыве, услышав любой неясный звук.
   Память не убьешь.
   Как не убьешь и те глаза, смотрящие на тебя из темноты...
  
   Закутавшись в старую, выцветшую на плечах пенулу, я сидел перед вяло потрескивающим в камине огнем и ждал наступления ночи.
   Моя последняя картина настоятельно требовала своего завершения, а работать при дневном свете я не могу. Хотя, собственно солнца здесь никогда и не бывает. По крайней мере, за все годы, проведенные мною близ Пустоши, я ни разу его не видел.
   Но все равно.
   Не знаю... не сказал бы, конечно, что я слишком чувствителен, но что-то в этой картине за окном есть. Что-то неуловимое... и настораживающее.
   Я поднял со стола кружку, на дне которой еще плескалось немного вина и, сделав небольшой глоток, поставил обратно.
   Серость... беспросветная, тупая безысходность, без остатка растворяющая в себе души смельчаков, посмевших надерзить Судьбе и усмехнуться в лицо взбунтовавшейся природе. Такие не задерживаются здесь надолго. Они либо возвращаются, надломленные внутри, либо умирают.
   Но только я - не из их числа.
   Я слился с затхлым вонючим ручьем, в который здесь превратился стремительный поток жизни.
   Я стал придорожной пылью, седой бородой тумана, медленно тянущейся по жухлой траве...
   И у меня нет души.
  
   Я ушел. Сам. Добровольно.
   Первый раз - в Тень, когда стал не нужен миру смертных. И второй раз - сюда, когда мне показалось, что Легион вполне может обойтись без не самого своего удачливого центуриона. Неприкаянной тени, умудрившейся потерять весь свой отряд.
   Скорее всего, никто даже и не заметил.
   Но все эти годы позади -мне не было жаль их перечеркивать. Что я оставил за собой такого, к чему мог еще вернуться? Ничего. Мне даже мстить было некому. Да и не за что, по большому счету.
   Рваные, но все еще столь четкие цепочки воспоминаний да вложенный в ножны именной гладий.
   Все мои ценности. Все еще бередящие что-то внутри образы, с половиной из которых я расстался бы, не задумываясь.
  
   Я не жалел, о том, что пришел сюда.
   Черт, сколько же раз я уже повторял себе эти слова, снова и снова. Может, это - самовнушение? Впрочем, тут ведь не так уж и плохо, даже несмотря на невозможную давящую атмосферу. Невозможную для людей, согласен. А я знавал места и похуже... Да и потом, не на что особо во мне давить.
   Боль же и скука достают везде - им наплевать на погоду или пейзаж за окном.
   А здесь спокойно. Здесь у меня есть друг - мой единственный, проверенный в деле друг, доживающий свой долгий птичий век среди ломких ветвей засохшего дуба. Здесь у меня есть возможность остаться наедине с собой и с такой близкой вечностью мертвого неба...
   За окном продолжал накрапывать мелкий осенний дождь. Было еще довольно светло, и свечи зажигать пока рано. Я пошевелил в камине кочергой, разгребая угли, подкинул немного дров и снова откинулся в кресло, еще глубже погрузившись в свои медленно текущие, словно бы раскисшие под непрестанным дождем мысли.
  
   О происхождении Земель, этой выцветшей язвы, раскинувшейся почти что в самом сердце материка, доподлинно не знал никто. Равно как и о том, почему здесь никогда не видно солнца. Ходят, конечно, разные слухи... что это, мол, излившийся на землю гнев Сэнела или что-то еще в том же духе... Но вот толку от них - разве только детей пугать. Да и что можно услышать стоящего в пьяных бреднях имперских матросов или не в меру обкурившихся Пепельных Братьев в дешевых кабаках какого-нибудь портового города?
   Правда, в Легионе поговаривали, что образование Серой Пустыни как-то связано с Тенью и ее выбросами в этот мир... Но, как всегда, дальше обычных слухов и неясных намеков дело не доходило. Причем, скорее всего, потому что никто ничего и не знал.
   Впрочем, единственная, кто могла иметь хоть какое-то об этом всем представление, так это Омерна. Да вот только она уж точно не стала бы делиться своими знаниями... даже со своей единстенной опорой в этой плоскости.
   Братству же все это было только на руку. Наемники по своей сути, они всячески пытались от сего факта откреститься, прикрываясь идеями служения Сэнелу и его Воплощениям. К коллегам по цеху они относились с нескрываемым презрением, а Воинов Тени просто ненавидели. Равно как все, что тем или иным боком касалось Легиона. Думаю, что для подобной ненависти должны были быть свои причины, хотя от этих тронутых фанатиков можно ожидать чего угодно... В любом случае, я об этом мало что знал, хотя историей интересовался уже давно.
   Но все же, лучший Брат - мертвый Брат.
   Этому в Легионе учатся быстро.
  
   Странно.
   Таэсторх уже давно должен был прибыть с караваном. Почему его до сих пор нет?
   Странно...
   Высший по происхождению, он был капитаном гарнизона одного из трех форпостов Империи, находящихся по эту сторону Серой Пустыни, и, пожалуй, единственным из всех имперцев, не испытывающим ко мне презрения. Или настолько удачно свое отношение скрывавшим, что до сих пор я не смог этого в нем заметить.
   Я же временами подрабатывал у него конвоиром идущих в Винзе караванов - за время, проведенное здесь, я стал одним из лучших гвардейцев-охранников, когда-либо ходивших по Серой Пустыне. И вот уже несколько лет я таскаюсь туда-сюда по этим проклятым землям, защищая жирные задницы имперских купцов, попутно пытаясь хоть как-то развеять то и дело захлестывающие меня волны дикой тоски.
   Да только все в пустую...
  
   Вообще-то, все эти земли - от Пустоши до границы с Элертанной - считались ничейными. Однако, на деле они полностью контролировались воздушными патрулями Людей Ветра, урывавших неплохой куш как за право свободного и, главное, безопасного проезда, так и за разрешение на постройку любой халупы, по размерам превышающей собачью конуру. Мне даже представить трудно, сколько им платят имперцы за право содержания здесь трех своих гарнизонов, да еще и с прилегающими поселениями.
   Но, видимо, это окупается.
   Сохранность караванов все же дороже.
   И Империя готова за нее платить.
  
   Ветер... Ветер и пыль.
   В камине догорали дрова. Крякнув с досады, я поднялся и подкинул в него еще немного брусьев. Такими темпами мне в скором времени придется идти на улицу за новым штабелем...
   Под этот нескончаемый дождь.
   Вино закончилось. Окинув унылым взглядом стол со стоящей на нем пустой бутылью, я вздохнул и пошел в кладовую. Вернувшись с новой порцией винзенского, я нацедил себе полную кружку и, снова погрузившись в кресло, стал потягивать его медленными глотками.
   Дождь, листья и мертвая трава.
   Неподготовленный человек ломается здесь за неделю. Но даже имея за спиной то, через что прошел я, можно сорваться, не выдержав никогда не меняющего вида из покрытого слоем пыли окна. Засохшие деревья, кучками разбросанные по степи. И нескончаемый океан тоски и уныния.
   Веселая картина, надо заметить.
   Лучше просто не придумаешь.
   "Но как же так?" - возмутится кто-то. - "Это неправильно, так не должно быть!"
   Попробуйте сказать об этом небу.
   Оно лишь рассмеется, обдав вас порывом холодного ветра.
  
   Ничего не происходит.
   Ничего не меняется.
   Никогда.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"