Morifaire : другие произведения.

Отряд Черной Крови

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Обычный фант.боевичок - ничего более. Хотел вот смешать идею Черного Отряда, Братства Стали и Атмосферу Фола и Сталкера. Как видно, ни черта у меня не вышло :)
    Рассказ был написан на "Рваную Гредку - 7". Во второй тур не прошел.



Отряд Черной Крови.

  
  
  
   ...Я бежал. Свежий морской бриз трепал взъерошенные волосы, подгоняя меня и подзадоривая, и я смеялся, пытаясь поймать его за призрачный хвост. Тихие волны лизали прибрежный песок, смывая мои следы на нем быстрее, чем они успевали появляться.
   Солнце клонилось к закату.
   Нижним своим краем оно касалось горизонта, оставляя на воде подернутую рябью дорожку. Я почти что летел, все больше и больше отрываясь от влажного песка. Я был почти счастлив. Я просто был.
   И затем...
   Резкий толчок, выкидывающий меня в реальность, и прямо передо мной возникла расплывчатая физиономия с покрасневшими белками глаз и бледным тонким шрамом через всю левую щеку.
   - Подъем, Острый!
   Грач.
   Ублюдок хренов.
   Испортить такой сон... за это его нужно как минимум придать трибуналу Отряда.
   Я повернулся на спину и спросил сонным голосом:
   - Что, уже шесть, что ли?
   - Уже пять минут седьмого. Давай, поднимай свой зад и начинай морально готовиться... - он криво усмехнулся и вернулся на свое место. - Сегодня нам это пригодится.
   Черт...
   Я провалялся в постели еще несколько минут, затем потянулся, тихо выматерился и сел, свесив вниз ноги. Перед глазами все еще крутились обрывки сна - ничего подобного я не видел уже несколько лет...
   Я мотнул головой и окинул комнату заспанным взглядом.
   Отключенный терминал пылился в специальном углублении в стене. Рядом с ним, прислоненный к шкафу, стоял мой "Винторез". Напротив двери - кровать Грача. Заправленная, естественно. Сам же он снова уселся за стол и принялся внимательно изучать карту города. Как будто он и так не знал его как свои пять пальцев...
   Я стал шарить руками под кроватью в поисках обуви. Грач вскинул голову.
   - Поднялся? Молодец. Пришло время исполнять свой долг перед человечеством, - произнес он с кислой миной.
   Я невесело хмыкнул.
   Вот уж действительно...
   Вчера вечером нас вызвал к себе Лейтенант - инструктировать по поводу очередного задания. Те инфицированные, которых мы приволокли с прошлого рейда, не подходили. Медики сказали, слишком низкий уровень заражения. Так что, сегодня нам предстояло вытащить из города самого "грязного" модификанта, какого только можно найти.
   Грач снова поднял на меня взгляд и ткнул пальцем в карту.
   - Хочешь приятную новость, Острый?
   О, нет. Только не это. Уж кому, как не мне, знать, что означают эти его "приятные новости".
   - Я тут проверил несколько резерваций... В общем, настолько измененных в нашей части не найти - это стопроцентно. Может, можно отрыть что-то на Западе, но тоже вряд ли. Поэтому, лучше всего для нас будет пробираться на север. А это значит...
   Грач, можешь не продолжать.
   - А это значит, что нам предстоит переться в Промзону.
   Я издал тихий стон.
   Промзона. Несколько десятков квадратных километров заброшенных заводских комплексов, населенных максимально измененными и максимально агрессивными модификантами. Эдакий общегородской отстойник инфицированных. Туда даже моторизированные патрули Отряда стараются не заглядывать без крайней на то необходимости... что уж говорить о сталкерах-одиночках.
   - Слушай, это что - единственное грязное место во всем городе, что ли?
   Грач постучал по столу костяшками пальцев.
   - Одно из самых, уж поверь. По крайней мере, оно находится ближе всего к базе. А чем быстрее мы сможем вернуться обратно в бункер, тем больше у нас шансов дожить до следующего рассвета.
   Мне ничего не оставалось, как подчиниться судьбе и начинать готовиться к собственным похоронам - Грачу я доверял.
   Молча встав с кровати, я принялся собирать свои вещи.
   Комбез. Легкий бронежилет. Система фильтрации воздуха. Аптечка. Нож. Стечкин с глушителем. И стандартная ВСС-20 на плечо.
   Все. "Идущие на смерть приветствуют тебя."
   Я зашнуровал ботинки и поднял глаза на Грача.
   Тот окинул меня пристальным взглядом и бросил:
   - Ну что, пошли?
   Я кивнул. Опять не проронив ни слова.
   Грач поднял с пола свои манатки, и мы вышли из комнаты.
   Под нарастающие звуки просыпающейся базы и двух уныло бьющихся сервомоторов.
  
   Отбившись у Лейтенанта, мы поднялись на первый наземный уровень и с торопливостью арестантов, спешащих на виселицу, поползли к выходу на поверхность.
   На КПП дежуривший сегодня Кудрявый (на его абсолютно лысом, блестящем от пота черепе волосы, похоже, не росли никогда) одарил нас лучезарной тридцатидвухзубой улыбкой. И, знаете, выражение "морда кирпича просит" казалось мне в нынешнем свете не таким уж и непривлекательным.
   Отсалютовав от левого плеча, он спросил бодрым голосом, в упор смотря на наши худые, затянутые в полевые комбинезоны, фигуры:
   - Что, ребята, в рейд сегодня?
   Настроения шутить у меня сейчас не было. У Грача - тем более. Поэтому, одарив Кудрявого взглядом типа "Медуза Горгона отдыхает", мы натянули маски респираторов, еще раз проверили оружие и медкиты, и, пройдя внешний шлюз, вышли наружу.
  
   В 2056-м году человечество развязало первую глобальную бактериологическую войну.
   Случайно или нет, но она оказалась для него и последней. Штаммы боевых вирусов, вызывавших лейкемию и прогрессирующий рак кожи и внутренних органов, меньше, чем за год уничтожили больше двух третей населения планеты, оставив выжившую часть на медленное и мучительное вымирание - код ДНК был изменен таким образом, что болезнь стала передаваться по наследству.
   Единственной социальной группой, обладавшей иммунитетом к вирусам, оказались те, кто в свое время заменил сердечно-сосудистую систему "робокровью" - васкулоидной наномашиной, полностью дублирующей все функции крови, включая циркуляцию дыхательных газов, глюкозы, гормонов, отходов, клеточных компонентов и процесс деления цитоплазмы.
   Плюс к этому, "робокровь" не поддавалась воздействию лейковирусов и имела способность уничтожать любые другие проникшие в организм вирулентные организмы.
   И как раз из-за этой способности на нас и началась охота.
   Люди не хотели мириться со своей судьбой. Они хотели жить - жить, как раньше. Так, как они привыкли жить до войны. И те, кто мог дать им возможность вернуться, находились тут же, среди них - стоило лишь сделать полное переливание крови. По крайней мере, люди в это верили. И вылавливали всех нанотехов, которых только могли обнаружить.
   Я не знаю, как в было в других городах, но здесь, у нас, все те, кто так или иначе изменил себя нанотехнологиями, во избежание полного уничтожения объединились со временем в своего рода братство.
   В Отряд Черной Крови.
   Наш новый дом.
   Нашу большую общую семью.
   При первых Капитанах единственной задачей Отряда было сохранение жизней своих членов. Ничего более. Но с приходом последнего командующего некоторое время назад братство избрало иной курс.
   Новый Капитан был более дальновидным, нежели его предшественники - он смотрел в будущее. Хотя, по мне так он был просто помешанным...
   Кто его знает?
   Поди сейчас разбери...
   Как бы то ни было, он решил, что мы - нанотехи - являемся последней надеждой человечества на выживание, и стал действовать в соответствии с этой установкой. Медкоманда и недавно сформированный отдел исследований его поддержали.
   Конечно, среди нас оказались и недовольные новой политикой, но, в конце концов, мы сами выбрали своего Капитана. А дисциплина в братстве поддерживалась на достойном уровне.
   В итоге, Отряд обрел свою Миссию, а рядовые чернокровцы - новую головную боль.
   Идея же "спасения" заключалась в следующем: человечество - по крайней мере, не самую измененную его часть - можно вылечить, имея в своем распоряжении достаточное количество наномассы. Проблема была в том, что васкулоиды не могли репродуцироваться. Понятно, что все это было сделано для предотвращения их бесконтрольного размножения, но при нынешних обстоятельствах такая предусмотрительность довоенных ученых только действовала нам на нервы.
   Нанофабрик в республике не было. Собственно, наш город был единственным, в котором располагались хранилища наномассы и клиники, занимающиеся внедрением робосистем. Однако, практически все они были опустошены еще в самом начале войны - нетронутым нам удалось обнаружить только один резервуар, находившийся в армейском бункере за чертой города. Как раз там, где позднее была оборудована главная база Отряда.
   Первой попыткой осуществления проекта "Очищение" (конечно, названия более пафосного Капитан придумать просто не мог) была организация нескольких выездных пунктов по переливанию крови в черте города. Доноры-добровольцы отдавали часть своих васкулоидов всем желающим с расчетом на то, что даже такая, в принципе, незначительная по объему часть наномассы могла справиться с инфекцией.
   Однако, операция провалилась. В результате двух огромных просчетов.
   Во-первых, перелитой крови оказалось слишком мало для эффективной борьбы с вирусом.
   Во-вторых же, и самых главных, уже через несколько дней все палатки медпомощи были сметены местным жителями, а находившийся там персонал разорван на куски в буквальном смысле слова. Одну из таких палаток как раз обслуживал мой взвод. В ту ночь мы с Грачом были в бункере, проходили курс восстановления после очередного сеанса переливания - это-то нас и спасло. Но, знаете, в последнее время я иногда начинаю завидовать тем, кто не дожил тогда до утра...
   В общем, Проект был свернут на неопределенное время.
   Затем, несколько месяцев спустя, исследовательский отдел выдвинул одну интересную идею: по их мнению, конструктивно нанороботы могли репродуцироваться. Просто эта функция была заблокирована - скорее всего, на программном уровне. Медотсек выдвинул смелую гипотезу, что активировать возможность самовоспроизведения можно, поместив наномассу в заведомо враждебные условия.
   Другими словами, нужно было полностью заменить кровеносную систему инфицированного "робокровью" и посмотреть, что из этого выйдет.
   Всего-то...
   Как бы то ни было, патрули Отряда начали сбор подходящего материала. Однако, те экземпляры, которых нам удалось выловить и доставить на базу во вменяемом состоянии, оказались чем-то неподходящими. Наномасса не размножалась. Она боролась с инфекцией, она вычищала организм от токсинов, но репродуцироваться отказывалась.
   После нескольких неудачных экспериментов медики предположили: материал недостаточно загрязнен.
   И теперь нам вдвоем предстояло залезть в самую задницу города и выбраться оттуда, не испачкавшись.
   С чертовым зонером на плечах.
  
   Над выжженной равниной, окружающей выход из бункера, занимался рассвет.
   Мы сидели на камне рядом со шлюзом и смотрели на раскинувшийся в двух километрах к востоку город.
   - К вечеру-то вернемся?
   Грач пожал плечами.
   - Должны, - маска респиратора до неузнаваемости искажала голос.
   Покрытая ковром мертвой травы пустошь, окружавшая базу, была усеяна толстым слоем техногенного хлама. Насквозь проржавевшие остовы автомобилей, наваленные тут и там кучи промышленных отходов, маслянистые вонючие озерца, затопившие все низменности...
   И кости.
   Они были везде - переломанные, перекрученные, растертые в пыль... черепа, грудные клетки, конечности... Целых скелетов почти не было. Равно как и трупов - всех их давно уже растащили горожане.
   Что ж... У каждого времени - свои признаки.
   Вехами нашей эпохи стали ржавая зараженная вода и кости, рассыпающиеся в прах от одного прикосновения.
   Я встал, покряхтывая - было слышно, как хрустят суставы в коленях, - поправил лямку висевшей за спиной винтовки и вещмешок и, кивнув Грачу, пошел вперед. Тот проверил обойму в своем калаше, повесил его с правого бока и поплелся за мной.
   С радостью в искрящихся глазах во имя Высокой Цели.
  
   Медленно продвигаешься вперед, постоянно оглядываясь по сторонам, стараясь не напороться на торчащий из очередной кучи хлама штырь и ненароком не наступить в подозрительного цвета лужу, разлившуюся прямо у тебя на пути.
   Идешь, сдерживая готовое сорваться дыхание, в тщетной попытке не замечать вездесущего тошнотворного запаха и хруста костей под ногами.
   Нам определенно везло - к черте города мы вышли, не встретив ни одного местного.
   Однако, знаю по опыту - долго так продолжаться не могло. Особенно, здесь, в трущобах, где ты не знаешь даже, что лучше - столкнуться с мутированной крысой, вымахавшей до размеров крупной овчарки, ожиревшей на обильном человеческом рационе, или же с покрытым кровоточащими язвами, свихнувшимся от постоянной, нестерпимой боли существом, по глупой ошибке все еще называющемся homo sapiens.
   Город встретил нас мертвыми улицами застывших во времени, опустевших жилых кварталов.
   Облезлые фасады заброшенных хрущевок, слепые глазницы разбитых окон... Царящая вокруг тишина обволакивала, давила на нервы - здесь не было слышно ничего, кроме редкого завывания ветра в окутанных тенью переулках да неизменного хруста костей под ногами.
   Жизнь уходила отсюда, остывающей кровью вытекая из мертвого уже тела. Ни людей, ни собак, ни птиц. Лишь изредка в темноте узких улочек мелькали силуэты крыс... И все.
   Город вымирал.
   Я скинул с плеча винтовку и расстегнул притороченную к поясу кобуру. Осторожность, она излишней не бывает. Грач положил руку на свой автомат и пошел вперед, исследуя местность напряженным взглядом слегка прищуренных глаз.
   Интересный он малый, мой напарник. И так не многословный по жизни, в критические моменты Грач становился нем как рыба. Впрочем, оно и к лучшему. Для того, чтобы выжить в мире за стенами бункера, разговаривать не обязательно.
   Гораздо важнее уметь просто слушать.
   Грач крался по улице, ступая как можно более тихо, что было не так уж и просто - учитывая поверхность, по которой нам приходилось идти. Я шел следом за ним, держа снайперку на изготовке.
   О его прошлом мне известно немного. Знаю только, что непосредственно до войны он работал в охранке - стерег задницу крупной шишки из городской мэрии. Однако, по его повадкам чувствовалось, что модифицировал себя Грач не на гражданке, и уж явно не для того только, чтобы как можно лучше охранять бесценные килограммы важнейшего государственного жира.
   Впрочем, каждый член Отряда знал о своем собрате ровно столько, сколько тот сам о себе рассказывал.
   Не больше.
   То, что было с нами до войны, не имело теперь никакого значения. Был ли ты вольным охотником, или же копал окопы в стройбате - не важно.
   Ты модифицирован.
   Ты - нанотех.
   Сейчас ты - один из Отряда Черной Крови, а все остальное может просто развернуться и катиться ко все чертям.
   Потому что мир изменился, и у нас остался только один выбор - принять его таким, какой он есть, или умереть. Мир изменился и уже никогда не станет тем, чем он был раньше. Что бы там об этом ни говорил Капитан.
   И все, что у нас теперь есть, все самое главное и самое ценное, что осталось у нас в жизни, все это - наше братство. Наша последняя обитель.
   Конечная остановка на пути к забвению.
  
   Отключаться от реальности, находясь во внешнем мире - непростительнейшая ошибка.
   Которая запросто может стоить вам жизни.
   Погрузившись в размышления, я не заметил, как в одном из дверных проемов, чернеющих на фоне облезлых стен, тусклой вспышкой сверкнуло лезвие, и на меня выпрыгнул местный с зажатым в руке армейским ножом.
   Выстрелить я не успел, однако отточенные годами тренировок и усиленные наносистемой рефлексы сделали все же свое дело - лезвие ножа, нацеленное мне в шею, лишь вскользь задело правую руку чуть ниже плеча.
   В ту же секунду подскочивший Грач огрел не успевшего сориентироваться в обстановке местного прикладом по голове и выпустил в него длинную косую очередь.
   Кровь.
   Настоящая, немодифицированная бледноватая кровь фонтаном взвилась из перебитых шейных артерий. Простояв несколько секунд, смотря на нас стекленеющим взглядом, местный с тихим протяжным хрипом завалился на землю.
   Вот же ведь, а...
   Переведя дыхание и успокоив взвинченные нервы, я подошел поближе и глянул на покрытое язвами тело местного. Черт, он все еще был жив. Из разорванной глотки хлестала зараженная кровь, превращая залитую поверхность - пыль пополам с костной крошкой - в бледно-розовую чавкающую жижу.
   Я повернулся к Грачу.
   - Слушай, может, этот сойдет? В принципе, дотащить успеем...
   Тот пожал плечами, подошел к местному и начал его осматривать. Затем, порывшись в своей сумке, он извлек анализатор и взял пробу крови из подрагивающей в конвульсиях руки.
   - Может, и сойдет... Сейчас посмотрим.
   Несколько секунд он ждал, смотря на дисплей, затем нахмурился и покачал головой.
   - Нет, не покатит. Слишком чистый.
   Ну да, конечно. Нечего было даже и надеяться.
   Нам все равно придется идти туда.
   Хотим мы этого или нет.
   Грач повернулся ко мне и указал на рану.
   - Надо бы перевязать.
   Я глянул на руку - хоть порез и не был глубоким, крови вытекло порядочно. Весь рукав комбинезона от плеча до локтя был пропитан вязкой иссиня-черной жидкостью, молниеносно свертывающейся на воздухе. Я подождал пару секунд, наблюдая - вскорости кровь перестала сочиться. Остановив кровотечение, наносборщики принялись восстанавливать поврежденные ткани. Рана начала затягиваться.
   - Да ничего. И так сойдет.
   - Ну, тебе виднее, - хмыкнул Грач и отвернулся.
   Вот и именно, виднее. В любом случае, инфекция в рану не попадет. "Робокровь" не давала сбоев - это было, пожалуй, единственной в нашей жизни вещью, в которой можно было быть полностью уверенным.
   Местный все еще продолжал хрипеть. Вот ведь живучесть, а! Говорят, они могли отращивать потерянные фаланги и даже целые пальцы взамен оторванных. Не знаю, сам я такого не видел, но наблюдая за подстреленным нами экземпляром, готов был уже в это поверить.
   Однако, этот булькающий звук жутко действовал мне на нервы. Резким движением выхватив из кобуры пистолет, я приставил ствол ко лбу инфицированного и выпустил его протухшие мозги на свободу.
   В вечное, так сказать, плавание.
   Грач обернулся на звук выстрела. На этот раз плечами пожал я.
   Какого дьявола, все равно толку от него было не добиться. Сплошное раздражение. Я ухмыльнулся - семьдесят с лишним килограммов заживо гниющего разочарования.
   - Ладно, чего ждать-то... Все равно сами они к нам не придут. Двигаем, Острый.
   Теперь первым Грач пустил меня.
  
   Добравшись до границ Промзоны, отмеченных пробитым в нескольких местах полутораметровым бетонным забором, мы оставили за собой в общей сложности шесть трупов. Причем, четыре из них были заблаговременно сняты мной с безопасного расстояния. Последнего же, валявшегося со вскрытыми внутренностями в куче мусора, и окруженного небольшой стайкой крыс, добил Грач. Интересно только, с какого это перепоя - я никогда не замечал за ним гуманных наклонностей.
   И, что самое неприятное, но вполне ожидаемое - никто из них не обладал необходимой нам степенью заражения.
   Так что, в данный момент мы стояли перед сорванными с петель воротами, на уцелевшей части которых висел криво присобаченный знак с нарисованным на нем черепом и надписью: "Не влезай - убьют", и смотрели на открывшуюся нашим взорам увлекательнейшую панораму Промзоны.
   Полуразвалившиеся заводские комплексы, раскуроченные складские помещения, вскрытые резервуары с отходами производства... картина эта действовала угнетающе.
   - Все, нужно сделать привал. Нам непременно надо сделать привал... - нанотех не нанотех, а я пока что еще оставался живым человеком. И мои мышцы настойчиво требовали хотя бы пятиминутной передышки.
   Грач не отреагировал, я же смахнул мусор с ближайшей бетонной плиты и сел, уперевшись прикладом винтовки в землю.
   В воздухе повисло напряженное молчание.
   - Ну что, - первым не выдержал я. - Есть какой-нибудь план?
   - Только примерный.
   Я хмыкнул. Хоть на том спасибо.
   - Ну и?..
   - А что "и"-то? Мы заходим, ловим зонера и возвращаемся на базу. Все, - усмехнулся Грач.
   Ха, он еще и издевается...
   - Все?
   - Ну а что ты еще хочешь? Нет, мы можем, конечно, побегать по зоне, играя с местными в салочки...
   - Грач, кончай, а?
   Но я его понимал. Напряжение мы оба испытывали неслабое.
   Я задумался, на несколько минут погрузившись в молчание. Грач сел рядом, положив калаш на сомкнутые колени.
   - Слушай, а если попробовать так: мы заходим, выбираем удобную позицию на какой-нибудь возвышенности и ждем. Все равно, рано или поздно, но подходящий экземпляр появится. Не может не появиться... Мы же аккуратно его снимаем, подхватываем и делаем ноги.
   - А что... - Грач сделал неопределенный жест рукой. - Может быть, может быть... главное только, чтобы это был единичный экземпляр. Ну, или, в крайнем случае, небольшая группа - зонеров из двух-трех, не больше.
   Я согласно кивнул.
   Действительно, большие группы зонеров пахли большими неприятностями. С чем меньшим количеством нам удастся столкнуться, тем больше у нас шансов выполнить задание.
   Теперь оставался лишь сущий пустяк - пойти и претворить все это в жизнь.
   - Ладно, сиди - не сиди...
   Обговорив подробнее некоторые детали, мы поднялись и зашагали к воротам.
  
   Вот она, граница. Один шаг, и ты - в зоне.
   - Ну, чего встал-то? Давай, давай...
   Один шаг - и ты уже по другую сторону жизни. Теперь лишь вперед и только вперед.
   Ну а что нам еще остается?
   Это - место, откуда не возвращаются.
  
   Мы шли, стараясь выбирать самые темные проходы и закоулки - чем дольше мы останемся незамеченными, тем лучше. Точнее, если нас все-таки заметят, вернуться домой нам, скорее всего, уже не дадут.
   Два раза нам встречались небольшие группы зонеров, шнырявших по территории комплексов, - в такие моменты мы растворялись в тени и пережидали, пока те не пройдут, стараясь даже дышать как можно реже.
   Наконец, километрах в пяти от входа в зону я приглядел себе более-менее подходящую позицию - целую, неизувеченную цистерну приблизительно двадцати метров в высоту, на смотровую площадку которой вела чудом уцелевшая пожарная лестница.
   Теперь нам осталось только пересечь незамеченными окружающую ее пустошь, и дело в шляпе.
   Но это было легче сказать, чем сделать - чем ближе мы подбирались к центру зоны, тем оживленнее становилась активность зараженных.
   Переждав под старым вагоном, пока мимо пройдет очередная группа из семи зонеров, небольшими перебежками - от машины к машине, от одной кучи хлама к другой - мы двинулись к пункту назначения. И на этот раз Фортуна не подвела - нам удалось забраться на цистерну без каких-либо осложнений.
   Отдышавшись, мы опустились на нагретые на солнце металлические плиты платформы и подползли к самому краю. К северу от цистерны на несколько километров раскинулся Центральный Комплекс. Перед нами было почти что самое сердце зоны.
   - Ну все. Теперь слово за тобой, Острый, - Грач похлопал меня по плечу и, отодвинувшись от края, уселся, прислонившись спиной к выходящей из резервуара толстой трубе.
   Я снял с плеча винтовку, проверил обойму и лег так, чтобы одновременно иметь максимальный обзор и не попасться на глаза шныряющим внизу местным.
   Теперь нам оставалось только одно.
   Ждать.
  
   Чем больше ты чего-то ждешь, тем дольше для тебя тянется время.
   Истина, конечно, банальнейшая, но своей актуальности она от этого не теряет.
   Общая активность зонеров значительно уменьшилась - за последние пару часов мы заметили только две группы по пять-шесть особей, двигающиеся в сторону Центра.
   Прошла, казалось, целая вечность прежде, чем нам на глаза попался подходящий экземпляр. Солнце уже начало клониться к закату, когда на пустоши показался достаточно измененный с виду зонер - и, главное, в сопровождении только одного своего собрата.
   "Ищите и обрящете", верно?
   Прошептав Грачу: "Пошел!", я слегка изменил позицию - так, чтобы не затекали ноги, - сделал несколько глубоких вдохов и стал вести свою цель в оптике винтовки.
   Эти двое двигались не к Центру - они направлялись как раз в ту сторону, откуда пришли мы с Грачом. Лучше было не придумать. По крайней мере, нам не придется тащить этого урода через просматриваемый почти что со всех сторон пустырь.
   Грач тем временем был уже на земле. Ему предстояло самое интересное - отключить подстреленного мною зонера сильнодействующим транком и оттащить его в относительно безопасное место до того, как я начну спускаться.
   Местные уже подходили к границе пустоши.
   Все, парень.
   Время.
   Ни сомнений, ни, тем более, угрызений совести по поводу хладнокровного отстрела зараженных я не испытывал никогда. Сомневаться можно только, когда убиваешь людей. Да и то не всегда...
   А они как раз и не люди.
   Уже не люди.
   Так бывает при выведении тараканов - в конце концов, вы ведь не плачете над каждым заморенным вами трупом, верно? Вот и я как-то особо не расстраивался, планомерно и вполне осознанно сокращая популяцию инфицированных. Работа как работа. Ничем не хуже любой другой.
   Я никогда не делал промахов раньше, за что меня и прозвали Острым.
   Не подкачали мои навыки и сейчас.
   Поймав в перекрестие прицела голову второго зонера, я еще раз глубоко вдохнул, на секунду задержал воздух в легких и на выдохе плавно спустил курок.
   Черепная коробка зараженного взорвалась, забрызгивая округу кровью, осколками костей и склизкими ошметками мозга. Нелепо взмахнув руками, он покачнулся и медленно завалился на бок, продолжая конвульсивно подергиваться. Его напарник, стоял, ошалело смотря на агонизирующее тело - он еще не понял, что произошло. Воспользовавшись его замешательством, я перевел прицел и прострелил ему обе ноги чуть выше колена.
   Все.
   Теперь дело за Грачом. Мне же оставалось лишь прикрывать его зад от возможных неприятностей в лице могущих появиться на пустыре местных.
   День кончался.
   Оранжевый диск солнца уже касался своим нижним краем пиков окутанных сизой дымкой гор.
   День кончался, и, скорее всего, вернуться в бункер до наступления темноты мы не успеем.
   Что могло повлечь за собой чертовски неприятные последствия.
   Я лежал на платформе, стараясь не думать об этом, и сквозь прицел "Винтореза" наблюдал за действиями своего напарника. Грач достал из аптечки инъектор, вставил в гнездо ампулу с транквилизатором и, держа в одной руке его, а в другой - автомат, короткими перебежками двинулся к подбитому зонеру.
   Тот, не имея возможности нормально передвигаться, пытался ползти в сторону Центра. Подбежав к местному, Грач со всей силы саданул его обитым металлом носком ботинка по голове и, не дав очухаться, воткнул в шею иглу инъектора. Зонер обмяк. Быстро оглядевшись по сторонам, Грач взвалил его на плечи и потащил, как мы и договаривались, к стоящему на границе пустыря вагону.
   Добравшись до места, он скинул зараженного, затолкал его вниз под вагон и тут же забрался туда сам.
   Отлично.
   Теперь моя очередь делать ноги с цистерны.
   Осмотрев пустошь еще раз и убедившись в полном отсутствии какой бы то ни было активности со стороны местных, я поднялся, повесил винтовку на плечо и стал торопливо спускаться, крепко хватаясь за перекладины слегка дрожащими пальцами. Все-таки нервное перенапряжение не проходит бесследно - даже для наномодификантов.
   Когда до земли оставалось не более полутора метров, я отпустил скобы и спрыгнул, подняв при этом облако серой пыли. На пустыре по прежнему не было ровным счетом никого - неужели нам сегодня повезет?..
   Добраться до вагона мне удалось не более, чем за пару минут. Кивнув Грачу, я указал на наш трофей.
   - Как он?
   - В полной отключке. Я перевязал ему раны - в принципе, крови он потерял не так уж и много.
   Ве-ли-ко-леп-но.
   Теперь нам оставалось самое простое и самое сложное одновременно.
   Выйти из зоны и вернуться на базу.
   Живыми и, по возможности, невредимыми.
  
   Оставаться незамеченными, таща с собой такую тушу, было намного сложнее, чем это могло показаться на первый взгляд. Однако, все, вроде бы, складывалось не так уж и плохо.
   Снова тени, снова бесконечные игры в прятки, но это, скорее, из одной лишь предосторожности - на обратном пути нам не встретилось ни одного местного.
   Я находил это подозрительным, но Грач, казалось, не обращал не сей факт никакого внимания.
   Во время последней остановки на территории зоны я решил поделиться с ним своими опасениями.
   Отреагировал он в довольно резкой форме.
   - Да брось ты.
   - Но...
   - Что "но", что "но"-то? Мы выполнили задание, мы достали трофей, - Грач пнул лежащего у его ног зонера. - И теперь мы, черт возьми, просто возвращаемся домой! Все!
   Нет, спорить с ним бесполезно. Впрочем, как будто я раньше этого не знал...
   - Так что, давай, бери поклажу - и вперед. Тут осталось-то...
   Я покачал головой, взвалил на плечо местного и двинулся в путь, все же не переставая внимательно осматривать окрестности.
   На всякий случай.
  
   Мои опасения подтвердились буквально перед самым выходом из зоны.
   До границы оставалось не более двух километров - между домами уже маячили куски бетонного забора, - когда я обратил внимание на странное шевеление в тени руин одного из цехов.
   - Грач...
   - Тссс!..
   Он остановился как вкопанный и стал внимательно прислушиваться. Секунды три Грач был полностью погружен в себя, сосредоточившись на чем-то, слышимом только ему. Вдруг лицо его резко помрачнело.
   - Бежим! - крикнул он, схватив меня за руку, и мы что есть мочи рванули к границе.
   Оглянувшись на бегу назад, я понял причину такой спешки - из комплекса, мимо которого мы только что проходили, вывалила целая толпа измененных. Черт, их было не меньше двух десятков...
   И теперь, вся эта компания была занята исключительно тем, что пыталась не дать нам уйти с территории зоны.
   Бежать с трофеем на плече было не так уж и легко. Даже вживленная наносистема не могла справиться с накатывающим изнеможением. Я начал потихоньку сдавать, все больше отставая от Грача. У наших же преследователей сил как будто даже прибавилось - расстояние между нами неумолимо сокращалось.
   Внезапно прямо перед нашим носом возникло еще несколько изъеденных язвами фигур. Грач на секунду притормозил и свернул в узкий проход между двумя складами.
   Однако, удача - штука настолько непредсказуемая, что даже не стоит и надеяться на постоянное ее внимание к вашей презренной персоне.
   Это его решение на поверку оказалось не таким уж и мудрым, каким он, вероятно, представлял его в самом начале. Точнее, это было настолько глупо, что в другой обстановке я непременно бы зашелся в приступе смеха и хохотал часов эдак пять подряд - не меньше. Потому как, выбравшись из переулка, мы обнаружили себя зажатыми между чудом уцелевшей высоченной складской стеной с одной стороны и надвигающейся толпой местных - с другой.
   Все. Приехали.
   Наши тела даже не смогут пустить в переработку...
   Я крепче сжал винтовку, предварительно переведя ее в автоматический режим стрельбы, однако, легче от этого мне не стало - зонеров вокруг было не менее двух-трех десятков. А я даже не умел молиться.
   Грач стоял рядом, держа свой калаш на уровне пояса.
   - Они не выходят за ее пределы... - невнятно проговорил он. Одинокая капля пота скатилась с его лба и затерялась где-то в густых бровях.
   - Что?
   Грач повернул ко мне голову.
   - Беги.
   - Что-о?
   - Давай, - процедил он. - Я за тобой.
   Я колебался. Кольцо вокруг нас постепенно сужалось, но возможность прорвать его у нас пока что оставалась. Пусть и мизерная, но она была.
   Зонеры не торопились нападать, полагаясь, видимо, на свое численное преимущество.
   - Ну? - Грач начал медленно пятиться по направлению к границе, водя автоматом из стороны в сторону. Я - за ним, левой рукой придерживая наш трофей, а правой держа ВСС на изготовке.
   Решать надо было сейчас же. Сию секунду. Иначе все уже просто решат за нас.
   И тут Грач не выдержал. То ли нервы у него отказали, то ли еще что, но, крикнув мне: "Беги, чего стоишь?!", он шагнул вперед, зажав спусковой крючок своего АКС-У, и не отпускал его, пока не кончилась обойма.
   Длинная очередь скосила нескольких зонеров, остальные же прекратили движение, замерев, где стояли. Быстро сменив обойму, Грач приставил приклад к плечу и...
   И я побежал.
   Не оглядываясь и не останавливаясь ни на секунду.
   Ни мгновения слабости.
   Ни единой поблажки организму.
   Теперь есть только ты и твоя цель - маячащий впереди выход из зоны.
  
   Не обернулся я и тогда, когда позади меня захлебнулся и стих звук автомата, и затхлый вечерний воздух вспорол крик боли, уже через мгновение перешедший в протяжный затухающий хрип.
   Глупо, конечно, но я надеялся, что они убили его сразу.
   Ну да, впрочем, я уже давно отучил себя верить в пустые иллюзии.
  
   Бег.
   Нескончаемый, выматывающий все твои силы бросок по пересеченной местности современного Ада. Спринт, кросс и марафонский забег одновременно, где ставка только одна - твоя никому не нужная, идиотская жизнь.
   Ну, или почти никому...
  
   То, что промзонеры были самыми агрессивными, самыми выносливыми и самыми быстрыми среди измененных - факт общеизвестный. Проверенный, так сказать, на личном опыте неудачливых сталкеров братства.
   Однако то, что они могут при каких-либо обстоятельствах выходить за границы зоны - об этом не знал никто.
   До сегодняшнего дня, по крайней мере.
   Я пробежал ворота минут десять назад - как минимум, а преследовавшие меня зонеры все не отставали. Забирая взамен жизни, вирус давал им новые способности, и поистине дьявольская выносливость как раз была в их числе.
   А я находился уже просто на пределе.
   Даже работая на максимальной мощности, наносистема не успевала снабжать достаточным количеством кислорода как мышечную ткань, так и, что было самым паршивым, мой мозг. Уровень глюкозы в крови упал ниже критической отметки - энергии для нормальной работы системы не хватало, и я стал выдыхаться.
   А бьющая по спине восьмидесятикилограммовая туша и зажатая в руке винтовка облегчения в ситуацию явно не вносили.
   Все имеет предел своих возможностей.
   И "робокровь" - не исключение.
   В ушах у меня гудело, как в древней трансформаторной будке. Перед глазами плыли огромные маслянистые черные пятна. Наконец, потеряв на несколько мгновений ориентацию из-за резкого приступа головокружения, я споткнулся о торчащий из раскуроченной бетонной плиты кусок арматуры и со всего маху грохнулся на землю, долбанувшись головой о что-то нестерпимо твердое.
   Взгляд мой поплыл, растекаясь в вечерних сумерках. Я уже практически ничего не видел - глаза заливала тягучая иссиня-черная кровь.
   Через какое-то время - был ли это час или только миг, я не знаю, - на спину мне навалилось нечто чертовски тяжелое, вдавливая мое тело в поверхность земли, и липкие холодные пальцы коснулись шеи, проверяя наличие пульса.
   - Тепленький... Слышь, он живой еще!
   - Прекрасно. Черт, ну и денек сегодня выдался, а! Двоих поймали - это ж надо...
   Над моей головой кто-то хмыкнул:
   - И не говори, Саня.
   Последней мыслью, проскочившей в моей голове перед тем, как я полностью отключился, было то, что Отряду в скором времени придется посылать в зону новую группу.
  
   * * *
  
  
  
  
  
   4
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"