Morifaire : другие произведения.

Альтер без Эго

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Этакая попытка написать более-менее классический киберпанк, обернувшаяся седьмым местом на Конкурсе Остросюжетного Рассказа :)



   - Три...
   Я стою в глубокой тени - так, чтобы меня невозможно было заметить с освещенной тусклым светом фонарей улицы, прижавшись спиной к холодной шершавой поверхности стены склада.
   Конечно, прятаться здесь, в районе, знакомом мне поскольку-постольку, было, надо признать, не самой блестящей идеей... однако, на тот момент другой альтернативы у меня просто-напросто не было.
   - Две...
   Ночное небо раздирает приближающийся стрекот работающих винтов "Барракуды" Федеральных Сил. Вниз по моему лбу скатывается одинокая капля пота.
   Если вертолет полетит в эту сторону, меня не спасет и работающий "хамелеон"... Но вот звук начинает удаляться в противоположном направлении, и я расслабляюсь, с облегчением выпуская из легких скопившийся там воздух. Тихо и беззвучно.
   - Одна...
   Дабл выжидает.
   Маршрут экстренного отхода мы проработали еще перед началом операции, теперь же главное - точно рассчитать время...
   Я делаю несколько глубоких вдохов, восстанавливая спокойствие.
   Медленно считаю до десяти. Кажется, помогает.
   Ничего, Джекки, прорвемся.
   Не в первый раз.
   Да и, к тому же, не могут они бросить сюда весь районный корпус.
   - Пошел!!! - голос в капле наушника обрывается.
   Я в последний раз вдыхаю полную грудь душного ночного воздуха или, если быть точным, прелестной смеси из смога, пыли и вторичных продуктов жизнедеятельности нескольких работающих в черте города заводов, и резко срываюсь с места.
   Все. Отсчет закончен.
   Теперь - только вперед.
  
   Стараясь избегать широких освещенных улиц, я лавирую в узком темном вонючем лабиринте тупиков и переулков, еще с довоенных времен именуемым Мехпоселком. В этом есть определенный положительный момент - встретить тут федерала весьма проблематично. Местные жители - народ своеобразный и представителей официальной власти особо не жалуют.
   Правда, с другой стороны, здесь всегда есть шанс нарваться на банду в доску обдолбанных отморозков или, что еще чище, на Ночной Круг. А репутация у этих ребят такая, что подавляющее большинство городского населения, не раздумывая ни секунды, предпочло бы перманентно вылизывать задницы федералам, нежели хотя бы раз столкнуться с Ночниками.
   Впрочем, подобная встреча в любом случае окажется для неудачливого любителя острых ощущений как первой, так и последней. Нет, свою порцию он, конечно, получит - в этом никто и не сомневается. Однако вряд ли он сможет рассказать о приобретенном экспириенсе кому-либо, кроме того сухого сморщенного старикашки, что обычно переправляет нас в царство Вечных Теней.
   У Круга свои законы.
   И отличаются они от Конституции отнюдь не в сторону человеколюбия и гуманности.
  
   Однако, риск - это всегда риск.
   Он неизбежен, и с этим лучше смириться сразу.
   Нельзя уйти от предначертанного. Можно лишь улыбаться, когда судьба приставляет к твоему затылку ствол и плавно жмет на спусковую скобу.
   Что я, собственно говоря, и делаю всю свою сознательную жизнь.
  
   Стараясь не особо загружать и без того невыносимо гудящую под действием стимуляторов голову подобного рода размышлениями (оставь их на грядущий досуг, парень... если, конечно, доживешь до него), я продолжаю свой путь к точке rendez-vous.
  
   Утопающие в грязи улочки. Переполненные мусорные контейнеры, источающие всепроникающий запах разлагающейся цивилизации на километры вокруг. Валяющиеся тут и там куски гниющей плоти, замотанные в вонючее тряпье... Прожив в трущобах достаточно долго, ты уже не обращаешь на это никакого внимания.
   Приторный, сладковатый запах смерти, витающий в летнем сумрачном воздухе.
   Черви, копошащиеся в своем же дерьме.
   Тебе плевать.
   Жизнь имеет значение только тогда, когда она что-то стоит. И когда она - твоя.
   И последнее, что нужно делать, чтобы добиться подобного результата - это обращать внимание на фактор существования окружающих тебя членов твоего же стада.
   Идти по трупам - это не метафора. И не говорите мне, что все это не следует воспринимать так буквально.
  
   Через несколько минут непрерывного бега я уже начинаю замечать знакомые места. Скоро я выйду к Центральному каналу, а там уже и до точки встречи рукой подать.
   Хвоста за мной, вроде как, нет. Но я все равно еще некоторое время плутаю по закоулкам, прежде чем выбраться на оживленные улицы. Отключив предварительно ненужный уже "хамелеон".
   Если вы - не параноик, это еще не значит, что они за вами не следят.
   Я слегка постукиваю по микрофону, пытаясь связаться с Даблом, но в эфире - полная тишина.
   Черт... эта операция должна была быть одной из легчайших за всю историю нашего бизнеса. Мы проникаем в частный дом, устраняем клиента и забираем информацию с локалки. Все.
   Должно.
   Было.
   Бы...
   "Просто, как два пальца", усмехался Дабл. Ли Вонг улыбался и согласно кивал головой.
   Маленький желтожопый ублюдок.
   Он снабдил нас всем - картой дома, кодами доступа к системе безопасности, даже расписанием кормежки собак клиента (кстати, интересно, почему они ими так и не воспользовались... ).
   Забыв при этом лишь об одном.
   О сущем пустяке - предупредить, что домик сей будут охранять не обычные лохи из частной охранной конторы, а самый что ни на есть ОМОН Федеральной милиции.
   Что-то вроде элемента неожиданности, я так понял.
   Чтоб мы с Даблом со скуки не загнулись, ага.
   Видимо, босс решил, что пусть уж лучше нас специалы поджарят, чем, не дай Бог, уровень адреналина опустится ниже критической отметки.
   Чертов сукин сын.
   Этот выкидыш шанхайской потаскухи смог пережить не только войну, но и последующую за ней Глобальную Чистку. Тогда, по окончанию кампании, из новообразовавшегося федерального округа были экстрадированы все подданные Китайской Народной Республики без исключения. Кто - пешком через перевал, большинство же уплыло на историческую родину в новеньких, подогнанных точно по размеру, гробах.
   Тех, кого не смогли выловить сразу, отстреливали по мере нахождения. Сразу. Без лишних сантиментов.
   Через несколько дней люди уже перестали обращать внимание на то и дело проскакивающие в СМИ сообщения типа: "Вчера, в 18:15 по местному времени, федеральным патрулем были обнаружены и задержаны... ", и так далее.
   Люди верили своему президенту, обещавшему полное и необратимое искоренение повстанческих настроений в приграничном секторе. Верноподданные Российской Федерации могли спать спокойно.
   Тогда же были перекрыты и границы - как с Китаем, так и с некоторыми странами Средней Азии, не разделяющими внешнеполитического курса РФ. Так что, если у кого-то и остались родственники, скажем, в Узбекистане или там, в Туркменистане, то они могли с чистой совестью о них забыть.
   Навсегда.
   Служба Безопасности в послевоенное время работала более чем эффективно. Раз граница закрыта - нечего ее переходить. Ну а раз уж перешел - не обижайся. Приговоры приводились в исполнение тут же, на месте, без излишних бюрократических проволочек.
   Город был на военном положении.
   В то время многие полетели... Да что там многие - китайскую диаспору в Нью-Верном вычистили почти под ноль. Но этот крысеныш оказался куда более живучим, чем можно было подумать. Уж не знаю, как он это сделал, но Ли Вонг смог не только своевременно уйти на дно, но и настолько же вовремя всплыть обратно. И не просто всплыть. За удивительно короткий срок он практически полностью восстановил свое дело, поставив сей весьма специфический бизнес на широкую ногу. Черт, у него была налажена прямая связь с Пекином... Впрочем, к тому времени, когда я влился в... кхм... "организацию", хватка спецслужб уже поослабла.
   Неудивительно, что человек со способностями Ли Вонга смог найти самое широкое применение своим талантом в нашем городе.
   Впрочем, меня это не касается.
   Никогда даже близко не подходил к политике и любой другой подобной хрени.
   Если мне платят, я работаю. Чем больше - тем лучше выходит конечный результат. А в этом отношении на Ли Вонга жаловаться особо не стоит - профессиональный труд он оплачивает на профессиональном уровне.
   Так что, беги, парень, беги.
   И без вопросов.
  
   Ну а вот и мост.
   Я сбавляю скорость и перехожу на размеренный шаг. Время спешки прошло. Теперь не помешало бы и толику респектабельности выказать.
   Пройдя к месту встречи - исписанному несчетными слоями граффити, замусоренному и порядочно обоссаному переходу, - я, не ожидая встретить тут никого, обнаруживаю в тени человека в точно таком же комбинезоне, в какой сейчас одет и я.
   Дабл.
   Он добрался сюда даже раньше меня... Но как? Ему ведь еще и следы нужно было заметать.
   Интересно...
   Отметив про себя, что об этом не помешало бы хорошенько подумать в свободное от работы время, я захожу в темноту перехода и тут только замечаю, что стоит он, облокотившись о стену и держась рукой за левое плечо.
   - Привет, Первый. Команда "Бета" прибыла по расписанию, - Дабл пытается улыбнуться, но вместо этого лицо его искажается в болезненной гримасе.
   - Зацепили?
   - Так, вскользь... ерунда, - он кивает головой и кривится.
   Знаем мы эту его "ерунду", как же.
   - Руку убери, я посмотрю.
   Дабл отнимает ставшую липкой ладонь, открывая вспоротый комбинезон и все еще кровоточащую рану. И правда, задело его только вскользь. Но крови...
   Я достаю из прикрепленной к поясу аптечки эластбинт и перевязываю ему руку. Затем вытаскиваю шприц-пистолет и вкатываю Даблу ударную дозу анальгетика.
   - Пожалуй, все... модуль хоть не потерял?
   - Обижаешь, Первый, - он пытается ухмыльнуться (что выходит у него, честно говоря, не очень-то привлекательно) и протягивает мне флэш-карту с записанной на ней основной частью полученной нами информации. Остальное лежит у меня в кармане - небольшой черный квадратик с декодер-софтом и набором используемых кодов - мы все-таки успели закриптовать добычу до того, как нас засекли...
   Спрашиваете, какого черта мы пошли на физический контакт, вместо того, чтобы элементарным образом зайти к ним из-под виртуала? Ну, тут все просто: локалка "цели" не была подключена к Сети. То есть, вообще. Отсюда и все вытекающие трудности.
   Ох и ушлый нынче пошел клиент...
   Впрочем, вся работа, связанная с извлечением информации, лежала на плечах Дабла. Я же, скорее, выполнял роль его ангела-хранителя (ну, или демона - это уж кому как), пока он возился со своими хайтек-игрушками.
   И все бы ничего, да вот только не люблю я проколы в работе... И, что самое главное, шеф мои чувства в этом отношении очень даже разделяет.
   Только тут я замечаю, почему Дабл, собственно, не смог выйти со мной на связь.
   У него напрочь отсутствовал как горловой микрофон, так и капля наушника, которой, по идее, полагалось торчать из его уха.
   - А что с гарнитурой-то?
   Полусекундная пауза.
   - Я... Разбилась она. Когда ноги делал... Пришлось выбросить ее... в канал, - зачем-то добавляет он.
   На этот раз кривлюсь я.
   - Ладно. Чего уж теперь...
   Действительно, сейчас времени на подобные пустяки у нас в наличии нет. Абсолютно.
   Щелчком открываю панель клавиатуры Нокиа-коммуникатора, примостившегося на левом запястье, и набираю номер базы. Через пару секунд в ухе раздается голос оператора.
   - "Гнездо", это Первый. Да, груз с нами. Да... Нет, сами не сможем - Дабла подстрелили... Нет, не до такой степени, но все равно... Хорошо. Ждем. Отбой.
   Отключаюсь, складываю панель и пожимаю плечами под вопросительным взглядом напарника.
   - Сказали - ждать. Машина скоро будет.
   Есть даже время покурить и немного пораскинуть мозгами. Однако, сейчас на такие упражнения я малость не способен. Лучше уж оставлю все это дерьмо для более подходящей обстановки.
   Через семь минут и двадцать девять секунд ровно перед нами тормозит черная спортивная "Хонда" последней модели. Тонированное стекло на водительском месте опускается, и показавшееся за ним широкое, желтушного цвета лицо бросает с еле заметным акцентом:
   - Садитесь, чего встали-то? Карета, мать вашу, подана.
   Ну что, мальчики, покатаемся?
  
   ...
  
   Обычно, увидев меня с Даблом вместе, люди принимают нас за близнецов.
   Однояйцевых, ага.
   Ничего подобного.
   [Усмехаясь]
   Мне только брата не хватает для полного счастья. Всего остального же просто в избытке.
   Да, как это ни странно, у меня была семья. Впрочем, она и сейчас еще где-то должна быть. По идее. Все, как полагается - в стандартном, так сказать, комплекте: двое родителей и целая одна сестра. Хотя по мне так уж лучше б ее и не было никогда... Вот. Не слишком, конечно, много, но, поверьте, мне этого хватило на всю оставшуюся жизнь.
   Каждый день, каждое чертово утро, ночь и вечер, пока я жил дома, передо мной маячила эта наглая нахальная физиономия, присобаченная к маленькому, вертлявому и обладавшему поистине невыносимым характером туловищу.
   И если бы хоть просто маячила...
   Офицеры Гестапо по сравнению с моей сестрой были сущими херувимами. Ага. С белоснежными крылышками и ярко светящимися нимбами.
   И я, конечно, не знаю, есть ли на свете Бог, но вот в существовании его извечного оппонента в свое время убедился на собственной шкуре.
   Нет, не сказал бы, что я рос тихим, спокойным и порядочным мальчиком, но это было слишком даже для меня.
   Она была моим перманентным наказанием.
   Маленькой сволочной крысой с кристальной чистоты голубыми глазками.
   Моей личной карой за все предстоящие грехи.
   Авансом, так сказать.
   На будущее.
   Вот после такого люди и становятся бандитами да убивцами...
   Вы спросите - а родители что? Ну а что родители-то? Родители были целиком на ее стороне. Всегда. Как же... ты, мол, только посмотри - разве может такой ангел быть тем, что ты на нее наговариваешь?!
   Хех, видели б они только, что вытворял этот "ангел", когда их дома не было...
   В общем, я не знаю, чем бы закончилась вся эта история (и закончилась бы она вообще, в чем я абсолютно не был уверен - тогда мне казалось, что этот ад будет длиться вечно), не реши я в один действительно прекрасный день, что все, хватит с меня всего этого дерьма. На всю жизнь, мать их, накормили. Спасибо.
   По быстрому скидав в свою старую спортивную сумку самое необходимое и прихватив из семейного бюджета некоторую сумму наличными (никаких угрызений совести - нет ее у меня просто), я со всего маху хлопнул дверью - благо, был один в квартире, - и сделал ноги в одному мне известном направлении. Сюда, в Нью-Верный.
  
   Так что, понятия "близкий человек" и "член моей семьи" оказались для меня вещами диаметрально противоположными.
   Я был один.
   Постоянно.
   Во время, сколько себя помню, я находился в каком-то коконе, не позволявшем мне сближаться с людьми по-настоящему.
   Однако, это не значит, что я вообще не нуждался в каком бы то ни было общении. В том-то и дело... Просто я так и не смог найти человека, который бы полностью меня понимал, поддерживал, и с которым мне было бы просто интересно общаться. Ну и жить, в конце концов.
   Можете считать, что мне не повезло.
   Впрочем, это зависит от точки отсчета.
   В первую-то голову.
   Как бы то ни было, такое положение вещей меня слегка не устраивало.
   Нет, конечно, назвать меня физически одиноким было сложновато - по любому, родители у меня были. А может, даже и сейчас еще есть - если войну смогли пережить. Не знаю, никогда не интересовался.
   Была, как я уже замечал, еще эта белобрысая сучка, но, если быть откровенным, я бы, честное слово, предпочел, чтобы ее вонючие останки давным-давно гнили под несколькими метрами плотно утрамбованной почвы. Или лучше даже - железобетона.
   Была у меня, разумеется, и девушка. И не одна. И даже не две. В этом отношении комплексов я никаких не испытывал. Да и внешность, в принципе, получше, чем у крокодила, чего уж там.
   Но все это было не то.
   Не то, не то, не то...
   Все это было настолько поверхностно и фальшиво, что полная физическая изоляция себя от общества казалась мне тогда не такой уж и плохой идеей.
   Непонимание. Сплошная стена между вами и всем остальным в этом чертовом мире.
   И ложь.
   Ложь, ложь, ложь... бесконечная, замкнутая на саму себя череда глупых, а временами - и просто идиотских обманов. Абсолютно бессмысленных, с моей точки зрения.
   Тут хочешь - не хочешь, а станешь полным похуистом.
   Вынудят.
   Суки.
   Выбор-то, ха-ха, невеликий:
   Замкнись...
   Или...
   Свихнись.
   Настолько, мля, все просто.
   Настолько все просто, что даже скучно.
   Ну а так как съезжать с катушек мне, почему-то, пока еще не хотелось (странно, не находите?), дальше по жизни я двинул, выбрав путь наименьшего сопротивления.
   Послал их всех куда поглубже, другими словами.
   Просто сделал резкий поворот и поплелся в сторону в гордом одиночестве, пытаясь придать своему виду хотя бы небольшую толику достоинства.
   Хех.
   Однако, что было самое интересное, неприятное и паршивое в одном флаконе, жить легче мне от этого не стало. Вакуум внутри в резких формах требовал заполнения, а что бы такого можно было туда засунуть - идеи на этот счет у меня были самые расплывчатые.
   Людям я не доверял - это факт.
   Ну не мог я поверить в то, что возможны еще на этой планете чистые и искренние отношения между двумя людьми, которые не обернутся в конце концов банальным предательством.
   Ни разу я не видел этому подтверждений, а вот случаям обратным - сколько угодно. На каждом чертовом шагу.
   И тут, знаете, как это бывает: трам-тра-та-та-там, бледная магниевая вспышка, жутко фальшивящие фанфары, и где-то на заднем дворе сознания загорается тусклая лампочка.
   Короче, на меня снизошло.
   Что бы там кто ни говорил, какие бы доводы ни приводил, но самым близким, самым дорогим и самым родным человеком для любого отдельно взятого индивида является - прежде всего и только лишь - он сам.
   Банально, да. Я знаю.
   Но мне всегда было по фонарю, как я выгляжу в чьих-то, а уж тем более - в своих глазах.
   И, дойдя до такого умозаключения, я сделал единственно правильный, на мой взгляд, вывод.
   Я решил вырастить себе клона.
   Так просто.
   Да.
  
   Однако, подумать - это одно, а вот выполнить задуманное в реале... выполнить задуманное в реале оказалось не так-то легко, как оно казалось.
   Проблемы навалились сразу же, с первых секунд. И самой главной из них были деньги. А точнее - полное их отсутствие. Собственно, я и пошел-то к Ли Вонгу только потому, что он платил хорошие деньги за хорошо сделанную работу.
   А так как человеком я к тому времени стал разнопрофильным, то и дел у него для меня нашлось преизряднейшее количество.
   Припугнуть кого-нибудь - запросто.
   Должок старый выбить - почему бы и нет?
   Засветить наружу чьи-либо внутренности и оставить крысам все, как есть - господи, да о чем разговор-то?!
   Так и крутился. Здесь - ребра пересчитаешь, там - зубы повыбиваешь. В общем, заняться было чем. Да и этот засранец узкоглазый особо не жадничал. Короче, через некоторое время сумма, по моим прикидкам достаточная для проведения операции, уже была у меня на руках.
   Но тут передо мной встала проблема за номером два: а где мне, собственно говоря, все это сделать? Вариант "тут, у нас" отметался сразу и безоговорочно - вряд ли тебе смогут вырастить нормального, здорового репликанта в стране, где клонирование запрещено законом и карается, как минимум, смертной казнью.
   А доверять такое местным подпольщикам... хэй, мы ведь все прекрасно знаем, где живем, так?
   Таиландские и малазийские клиники я вычеркнул из своего списка вслед за нашими. О результатах их труда слухи ходили самые разные и в большинстве своем - неутешительные. А проверять или опровергать их на собственном опыте мне как-то хотелось.
   Такой вот уж я странный.
   В общем, альтернатива у меня была невеликая: Япония или КНР. Ну а так как на нормальную процедуру в более-менее приемлемой клинике Токио или Осаки мне было не накопить, даже если бы я работал еще лет сто - сто пятьдесят, не тратя при этом ни копейки на личные нужды (как то: пища, вода и так далее), то выбор у меня оставался только один: Пекинский Институт Генной Инженерии. Правда, кое-кто говорил, что у их клонов наблюдались некоторые проблемы с мотивацией действий, но особого внимания я на это не обращал. В любом случае, выбирать мне было не из чего.
   Но эта реальность не создана для мира и спокойствия, верно? Проблемы продолжали наваливаться, как сходы селя весной в горах.
   Ведь мало было скопить деньги и найти подходящую клинику - нужно было туда еще и попасть. А, учитывая наши с Китаем дипломатические отношения, которые никак нельзя было натянуть на понятие "теплые" или "дружественными", ты хоть занатягивайся, да, в особенности, наглухо закрытую границу... в общем, осуществление моего гениального плана висело даже не на волоске, а на одной-единственной мономолекулярной нити.
  
   Сказать, что я был расстроен, означало раскрашивать мою поганую темно-серую жизнь баллончиком с ядовито-оранжевой краской.
   Я был подавлен.
   Раздавлен.
   Закатан в бетон и утрамбован.
   И, да, да - я был расстроен.
  
   Помощь же пришла оттуда, откуда я ждал ее меньше всего. Однажды, не выдержав, я рассказал обо всем этом Ли Вонгу, и тот, к неимоверному моему изумлению, согласился помочь переправить меня через границу.
   Знаете, я до сих пор не могу понять, почему же он, все-таки, это сделал. Мой босс настолько же похож на альтруиста, насколько я (невысокое худощавое существо с мертвенно-бледной кожей) - на Тзуна, его личного 150-килограммового телохранителя с мерзкой благодушной улыбкой на невероятных размерах желтом раздутом лице.
   Но вот чем я не страдал никогда, так это приступами клинической тупости или благородства.
   Так что, наплевав на мотивацию Ли Вонга, какой бы она ни была, я отдался в его маленькие цепкие ручонки и уже через две недели переступал порог заветной клиники, сжимая во вспотевшей ладони рукоять кейса, под завязку набитого свежими, хрустящими банкнотами еврокредов.
  
   Так... Теперь, я думаю, не помешает немного рассказать о том, как это все работает. Ведь, как ни крути, а биологически клон - человек, и определить заранее, каким образом он отнесется к самому факту своего "рождения" и, скажем так, существования в качестве дубликата уже имеющейся личности, довольно проблематично. Может, он воспримет эту новость со стойкостью дзен-буддиста. А может, уже через минуту начнет крушить все и вся на своем пути... Сложно сказать.
   Именно поэтому еще в процессе создания в мозг им вживляют биокомп, полностью интегрируя его с центральной нервной системой.
   Далее, он программируется таким образом, чтобы исключить саму возможность возникновения даже мысли о том, чтобы хоть как-то навредить оригиналу. Ну, вы, я думаю, помните те "Три правила робототехники" Азимова, верно? Так вот, здесь у нас примерно то же самое, только применительно не ко всему человечеству, а исключительно к хозяину клона (по китайским законам репликанты приравниваются по статусу к домашнему скоту; впрочем, на их законы мне как-то глубоко наплевать... равно как и на любые другие).
   Вот такие вот дела.
  
   Уже на следующий день меня направили на полное сканирование организма, при котором обнаружилось невероятное количество болячек (причем, о большинстве из них я даже и не догадывался), затем взяли образец ДНК и сняли мнемокарту мозга. Обговорив с главврачом некоторые детали процедуры, я подрагивающей рукой подписал контракт, и дальше от меня не зависело уже ровным счетом ничего.
  
   Однако, я верил в свою Судьбу.
   И, да - я надеялся.
   Как водится, на лучшее.
   Годы... столько лет полного, беспросветного одиночества. Столько лет ожидания... Прибавьте к этому еще один месяц, требовавшийся на выращивание нового организма - взрослого и полностью сформировавшегося, - причем, эти тридцать дней оказались на поверку самыми тяжелыми.
   Да, нервничал я жутко.
   Не знаю, как я тогда не поседел или еще чего...
  
   И вот, одним довольно мерзким утром, моя мечта, наконец, сбылась.
  
   Проснулся я в тот день рано - нервы, все эти нервы... За окном как раз накрапывал мелкий моросящий дождик (говорят, родиться в такую погоду - счастливая примета), когда дверь в палату открылась, и на пороге показался Он.
   Знаете, ощущение такое, словно зеркало вдруг ожило и совершенно перестало тебя слушаться.
   Что-то типа:
   "Последняя марка с "кислотой" явно была лишней.... "
   Глаза, нос, скулы... сколько раз ты видел их, сбривая по утрам щетину двухдневной давности? Даже родинки на шее - с правой стороны, по линии вниз от уха - были точно такими же.
   Ощущение такое, словно ты просто-напросто сошел с ума, и стоящее перед тобою нечто - не более, чем плод неизвестно с какого перепуга взбунтовавшегося воображения.
   Галлюцинация, не иначе.
   Или сон.
   Да, все это только снится... потому как даже сейчас ты не можешь заставить поверить себя в реальность происходящего.
   В общем, я обалдел. Я выпал в глубочайший осадок и не мог прийти в себя еще несколько часов. Клон же признаков нервных расстройств особо не подавал - видимо, ему уже успели хорошенько промыть мозги, да и "врожденная" психопрограмма тоже вносила свой вклад в общую картину... Так что, не считая моего небольшого срыва и одной лишней недели, проведенной в клинике на седативах, процесс нашего знакомства и дальнейшего сближения прошел просто идеально. Да и как могло быть иначе? Ведь это же был я - полностью, от волос и ногтей, до воспоминаний и мировоззрения. А каким надо быть человеком, чтобы не суметь поладить с самим собой?..
   Психом, на мой взгляд, не меньше.
   Я же таковым себя не считал, и уже через несколько дней после выписки, с помощью пекинских дружков Ли Вонга, мы безо всяких происшествий и проволочек прибыли обратно домой.
  
   Так в моей жизни и появился он.
   Джекки Дабл, Жека-Второй, мой единственный по-настоящему близкий человек.
   Мое второе "я", короче.
   И, при этом, вполне обошлось без раздвоения личности.
  
   Правда, оставалась еще одна большая проблема, решать которую нужно было в самое ближайшее время - легализация Дабла.
   Как я уже говорил, клонирование у нас запрещено на официальном уровне, и любой выявленный репликант уничтожался безо всяких там проволочек. Вместе с оригиналом, естественно.
   И здесь нам опять помог Ли Вонг. В добрую фею он, что ли, на старости превратился?
   Впрочем, плевать.
   Если мне помогают - это только их проблемы.
   Первым делом он сварганил Даблу паспорт на имя Дежнева Сергея Олеговича, превратив его тем самым в моего законного брата. Конечно, прикрытие это было довольно хилым, чего уж говорить - вздумай там кто, в органах, копнуть чуть поглубже, как сразу всплывет тот милый фактик, что не имеет, дескать, Дежнев Евгений Олегович никакого такого брата, и никогда не имел. А есть у него лишь одна сестра, и вряд ли она, после стольких-то лет нормальной половой жизни, захотела б изменить себе пол ни с того, ни с сего. Я бы и сам в такое не поверил.
   Но Дабла подобное положение, похоже, нисколько не напрягало, а если не волнуется он - с чего вдруг беспокоиться мне? Короче, мы забили. В принципе, ту главное было - не нарываться на федералов, а их мы и так старались обходить за километр.
   Потом Ли Вонг принял его в "семью" - у Дабла обнаружились незаурядные способности в сфере инфотехнологий, а специалист такого профиля лишним никогда не бывает.
   Вот, кстати, одно из немногих наших с ним различий. Лично у меня знаний в этой области хватало ровно настолько, чтобы можно было самостоятельно зайти в виртуал и без особых проблем оттуда выйти, Дабл же был просто гением в данной области. Я так думаю, что все это из-за биокомпа, однако утверждать не берусь - не специалист.
   А я не привык лазить туда, где могу почувствовать себя не в своей тарелке.
   Я просто занимаюсь тем, что умею делать лучше всего.
   Я просто бью морды во имя Вонга.
   Вот так мы и жили - работали, пили, кутили по мере сил, и все это вместе.
   Всегда.
   Во всем.
  
   Так что, когда люди принимают нас за близнецов, я лишь усмехаюсь и перевожу разговор в другое русло. Ибо наши с Даблом отношения - это только наше с ним дело.
   Вы ведь не любите, когда кто-то сует к вам свой не в меру длинный нос, верно?
   Если да - вы меня поймете.
   Если же нет... Что ж, тогда я не удивлюсь, когда однажды вы не досчитаетесь у себя нескольких ребер.
  
   ...
  
   Выходной.
   О да, целых двадцать четыре часа ни чем не лимитированной свободы, которые ты можешь посвятить всему, чему тебе только заблагорассудится.
   Можно, например, съездить в горы на пикник.
   Можно прошвырнуться по городу, зависая в каждом встречном-поперечном баре.
   Можно...
   Да, в конце концов, можно завалиться на диван с бутылкой пива и просто почитать любимую книжку.
   Ты ждешь этого дня с жутким нетерпением, сгрызая ногти до кровавой кашицы, но когда он таки наступает, выясняется, что ты не имеешь ни малейшего представления о том, что же делать с навалившейся на тебя свободой.
  
   Вот уже третий час я сижу как прибитый в своем любимом кресле и бездумно щелкаю каналами, уставившись отупевшим взглядом в висящую на стене плазменную панель.
  
   Спорт.
   Новости.
   Новости.
   Спорт.
  
   Очередное идиотское ток-шоу или сериал.
   Изредка - один из этих фильмов, от которых начинает тошнить, стоит лишь увидеть титры.
  
   Затем опять:
   Спорт.
   Новости.
   Новости.
   Спорт...
  
   Так можно запросто сойти с ума.
  
   На стоящем неподалеку столике остывает чай. Рядом засыхает недоеденный бутерброд. С ветчиной и ударной порцией горчицы.
   Я же сижу словно в каком-то оцепенении, не пошевелившись ни разу за последние полчаса.
   Скука.
   Чертова невыносимая скука, по кусочкам выжирающая изнутри твой мозг.
   Дабл, упершийся куда-то еще в обед, должен был вернуться уже несколько часов назад. Ну вот когда он теперь изволит явиться? Черт...
   Я уже начинаю потихоньку беспокоиться, не слезая, правда, при этом со своего насеста, когда из коридора доносится щелчок поворачиваемого замка и звук медленно открывающейся двери.
   Оцепенение как рукой сняло - резко вскакиваю и, стараясь не зацепиться за расставленные в диком беспорядке предметы меблировки, спешу в прихожую.
   - Дабл, какого хрена ты так долго шля... - но увидев его физиономию, я затыкаюсь на полуслове. Таким бледным и помрачневшим он не был еще никогда. - Хэй, ты в порядке?!
   Он поднимает на меня глаза с жутко покрасневшими белками и нервно подрагивающей рукой пытается захлопнуть входную дверь. Я отталкиваю его и захлопываю дверь сам. Затем тащу совершенно ошалевшего Дабла в зал, сажаю его на диван, достаю из переносного холодильника бутылку "Ирбиса" и, предварительно открыв, протягиваю ему. Дабл хватает пиво, опустошает емкость в несколько долгих судорожных глотков и невидящим взглядом вперяется в панель телевизора. Продолжая держать бутылку в руках.
   Я беру стул и сажусь возле стены напротив него.
   - Ну?
   Пауза.
   Слишком затянувшая, на мой взгляд.
   Дабл переводит взгляд на меня и медленно произносит:
   - Я был на базе...
   - Ну и? Что случилось-то?
   Снова пауза. Он продолжает вертеть в руках бутылку.
   - Что случилось... Жень, я не говорил тебе, что как-то поставил в комнате босса жучок, нет?
   Хха!
   Вот так новость.
   Я удивленно качаю головой.
   - Нет, конечно. Не говорил.
   Я все всегда узнаю в последнюю очередь.
   Дабл продолжает, опустив взгляд куда-то вниз - то ли под стол, то ли на пол.
   - Ну, в общем, да. Я поставил жучок и изредка послушивал, о чем он там шепчется со своим жирдяем, - в виду имеется, конечно же, Тзун. Других толстых в "семье" я что-то никогда не замечал. - И сегодня я как раз наткнулся на один интересный разговор... Ты же помнишь, что случилось в среду, верно?
   Я киваю. Как же не помнить. Одну из наших явочных квартир накрыли федералы - и как раз в тот момент, когда ребята толкали клиентам серьезную партию новеньких стволов. Живым из наших оттуда не ушел никто. Не успел. Да, такое забудешь...
   - Босс считает, нас кто-то сдал. С потрохами. А так как, кроме него об этой встрече заранее знали только мы с тобой, да Димыч с этой Вонговской подстилкой - Синьгом, причем, оба они были тогда на квартире... Потом, еще некоторые моменты - например, то, что в той вылазке, где меня зацепили, виллу охраняли федералы, а никто из наших об этом и не знал... или же делал вид...
   Что-то я не въезжаю, к чему он клонит.
   Дабл издает тихий вздох и произносит:
   - В общем, Вонг думает, что это я.
   Ох, ну ни хрена ж себе...
   Рот мой распахивается, и некоторое время я сижу, тупо уставившись на Второго.
   Дабл - предатель? Дабл?!
   Я откидываюсь назад, прислоняясь спиной к оклеенной серыми обоями стене.
   - Господи... он что, совсем с катушек слетел?..
   Чтобы Дабл сошелся с федералами... да для него это равносильно собственноручному подписанию смертного приговора - он ведь даже больший нелегал, нежели Вонг.
   Я - Джек-На-Грани-Нервного-Срыва.
   Сцепляю руки на затылке и впиваюсь взглядом в кофейное пятно на паласе прямо у себя под ногами, пытаясь переварить услышанное.
   - Вот такие пироги, Первый...
   - Нда... -предпринимаю попытку собрать в кучу расползающиеся по углам мысли, но получается это у мня не очень уж здорово. - И что теперь?
   Дабл взрывается.
   - Что теперь?! Ты что, не понимаешь, что ли?! Да он же меня на корм своим кобелям спустит! Не сегодня, так завтра... И тебя, между прочим, тоже, - он всплескивает руками. - Что делать... что делать, что делать. Вешаться!!! Вот что делать...
   В комнате повисает напряженная тишина, нарушаемая лишь приглушенным бормотанием телевизора.
   Дабл влип. Капитально.
   И я вместе с ним.
   Уж в чем в чем, а в этом-то я был уверен.
   Я знал нашего босса.
   Через некоторое время Второй поднимает на меня глаза и тихо произносит:
   - Надо убирать его, Жека. Пока он не успел убрать нас.
   - Эээ...
   - Вот тебе и "эээ".
   Я трясу головой.
   Убирать?
   Ли Вонга?!
   Да нас ведь уже на следующий день выловят из Канала с простреленными затылками. В лучшем случае.
   - Ну и раскладик же, бля...
   И вот как тут не сматериться, а?
   Дабл говорит:
   - Первый, если мы этого не сделаем... Потом будет уже поздно о чем-либо жалеть. Да и нечем особо-то.
   Затем поднимается, еще слегка покачиваясь, берет непочатую бутылку пива и добавляет:
   - Нет у нас больше с тобой выбора. Нету...
  
   ...
  
   Жизнь - она штука такая, никогда не течет в том русле, какое ты для подготовил.
   Ты можешь исходиться самым отборнейшим матом, можешь заливать округу брызжущей из распахнутого рта слюной, но только результата это не даст никакого.
   У тебя есть только один выход.
   Забей.
   И смирись.
  
   Я как раз выхожу из сортира, застегивая по дороге пряжку на ремне, когда в вестибюле раздается тонкая трель колокольчика, оповещающая о появлении очередного посетителя, и в главную залу ресторана влетает Дабл.
   Пробежавшись взглядом по разношерстной компании завсегдатаев "Ямы", он, наконец, замечает меня и делает неопределенный жест рукой, в данном контексте, вероятно, означающий приветствие.
   - Ну, ты готов? - спрашивает он, когда я подхожу поближе.
   Я пожимаю плечами.
   Мы ведь все уже обговорили.
   И все решили, так?
   Правда, согласился я тогда не сразу... но Дабл умеет убеждать в своей правоте. Есть у него такой дар, ничего не скажешь.
   А раз все уже решено, нахрен тогда по сорок раз переспрашивать?
   - Тогда собирайся и пошли.
   - Сейчас, подожди...
   Поворачиваюсь к нашему бармену.
   - Дёнь, мне тут отлучиться ненадолго надо... в общем, это по личному вопросу, - заговорщицки ему подмигиваю. Тот понимающе ухмыляется. - Ты тут разберешься тут, если что, ок?
   Денис кивает.
   - Да о чем разговор-то! Давай, топай.
   - Ну, спасибо! С меня причитается, - шутливо салютую, дружески хлопаю его по плечу и иду в уборную - переодеться.
   Заперевшись, стаскиваю с себя форму официанта - в свободное от основной деятельности время я, бывает, подрабатываю в одной из забегаловок шефа - и облачаюсь в привычную кожанку. Последним штрихом нацепив на нос солнцезащитные очки, поправляю ворох коротко стриженных волос и выхожу в залу.
   Дабл встречает меня с ухмылкой.
   - Навел марафет, да? А носик не забыл припудрить?
   Толкаю его в плечо.
   - Да пошел ты...
   - Ладно, - хмыкает он. - Пошли, что ли-или?
   Киваю бармену, и мы выходим на улицу. Дёня подвести не должен - он уже несколько раз меня так выручал. Да и я ему в просьбах особо не отказывал...
   В общем, зашибись, Джекки.
   Все ништяк.
   Уже садясь в машину, я оборачиваюсь к Даблу.
   - Игрушку-то не забыл?
   - Издеваешься? Забыл, конечно, - он кивает назад. - Вон там, под задним сидением.
   - Ты завернул хоть? - с него станется...
   - Первый, новорожденных так не пеленают, как я ее запеленал. Уж поверь...Ладно, не хрен тут рассиживаться. Нам еще поужинать успеть надо до рейса.
   Дабл заводит мотор, и наш старый "Фолькс" трогается с места.
  
   ...
  
   Убить Ли Вонга.
   Да.
   Вот так элементарно.
   Просто взять и пристрелить засранца - разве не этого ты хотел, а?
   Но, если честно, то нет. Не этого. Каким бы скользким вонючим гадом он ни был, Ли Вонг - неплохой работодатель. Платящий неплохие деньги.
   Впрочем, теперь это уже не играет никакой роли.
   Время думать прошло.
   Пора просто взять...
   И выстрелить.
  
   Слишком заумных планов мы с Даблом решили не разрабатывать. Просто выбираем один из постоянных маршрутов Ли Вонга, устраиваем на пути его следование маленькое уютное гнездышко - так, чтобы никто нас не увидел, - и ждем.
   Я вообще не сторонник сложных решений. Смейтесь - не смейтесь, а гениальность, она всегда в простом.
   И вот, мы сидим на верхнем ярусе заброшенной пятиэтажки, расположенной почти что на самом краю населенной части города, и наблюдаем за дорогой, поджидая нашего любимого шефа.
   Точнее, нашего бывшего любимого шефа.
   В углу, рядом с окном, стоит заряженный и полностью готовый к использованию переносной зенитно-ракетный комплекс "Стрела - 2М".
   Где мы смогли его откопать - вопрос отдельный. Впрочем, со связями, появившимися у меня с того времени, как я вступил в "семью", и с теми деньгами, что я за это самое время заработал, сделать это было не так уж и сложно. Есть у меня на примете один поставщик - Ромчик, как его зовут среди нас, - и сколько вот я у него уже затовариваюсь, еще ни разу не было такого случая, когда б мне пришлось об этом пожалеть. Вроде как у него даже с одной из местных воинских частей связь налажена... Не знаю. Да и не мое, в общем-то, это дело. В конце-то концов, мне главное, чтоб пушки исправно бабахали. А уж они-то меня пока что не подводили.
   Все основные приготовления, касаемые как непосредственно операции, так и дальнейших путей отхода (читай: поспешного отъезда из города) после ее выполнения мы завершили еще вчера. Все деньги с наших местных счетов были сняты и переведены на один специально открытый счет в Швейцарии, билеты на бизнес-класс до Новосибирска и новые паспорта лежали у Дабла в кармане, и все, что нам теперь оставалось - это довести до конца задуманное и вовремя добраться до аэропорта.
  
   Я сижу рядом с окном, прислонившись затылком к подоконнику, Дабл же расположился рядом с дверью, держа на коленях работающий ноутбук и наблюдая за движением Ли Вонга.
   Через некоторое время он отрывается от экрана и кидает на меня быстрый взгляд.
   - Двухминутная готовность, Первый.
   Крякнув, я поднимаюсь и, устроившись поудобнее на заранее выбранной позиции, беру в руки "Стрелу". Примеряюсь.
   - Так... улица просматривается замечательно.
   - Ага, отлично.
   Через несколько секунд.
   - Они приближаются. Не подкачай, напарничек.
   Я усмехаюсь и, пожав плечами (что не так-то и легко, учитывая пристроившуюся на одном из них "Стрелу"), начинаю ждать. Скоро из-за поворота выруливает полноприводный "Мерс" цвета "серебристый металлик". Ага, проезжайте, люди добрые, проезжайте. Против машины сопровождения мы не имеем абсолютно ничего.
   Ну а вот, наконец, и наша цель - небольшой черный "Субару" с тонированными стеклами. Ли Вонг по жизни довольно аскетичен. По крайней мере, роскоши ради самой роскоши особо не держит.
  
   Вот он, момент истины.
   Нас никто не видит.
   Нас и не должен никто видеть.
   Хей, не дрейфь, Джекки! Все у тебя выгорит...
  
   Я слежу в прицел за машиной, ведя стволом вслед ее движению.
   Спокойно. Главное, не суетиться.
   Выбрав, наконец, подходящий момент, слегка придерживаю дыхание и нажимаю на спуск.
   Все.
   Старт дан.
   Ракета с хлопком вырывается из ствола тубуса, и отдачей меня чуть ли не отшвыривает прочь от окна. Все-таки, не привычный я к такому оружию... Не проходит и двух секунд, как пыльный городской воздух сотрясается сильнейшим взрывом, и в небо взметается яркий огненный столб. Взрывной волной в ближайших домах, скорее всего, на хрен повыбивало все стекла.
   Я опускаюсь на пол там же, где стоял, оглушенный, и все еще сжимая в руках стреляный тубус.
   Голова гудит, в уши будто бы свинца залили по самое не хочу.
   Сквозь невероятный шум я умудряюсь услышать удовлетворительный возглас Дабла.
   Мы... сделали... это.
   Сде-ла-ли!
   Спи спокойно, товарищ Ли Вонг.
   Закончен путь твой по земле руссийской...
   Жаль вот только на родину тебя вряд ли получится вернуть - нечего там просто возвращать.
   Разве что в майонезную баночку удастся чего с корпуса наскрести.
  
   Я захожусь в приступе неконтролируемого смеха и не могу успокоиться секунд пятнадцать, не меньше - сказывается нервное напряжение последнего времени.
   Теперь - все, теперь главное - избавиться от тубуса и успеть на рейс.
   И - в небо, вперед и вверх, ха-ха!
  
   Я все еще продолжаю глупо похихикивать, когда до моего уха доносится нечто, напрочь отбивающее у меня охоту веселиться.
   Сначала слышен лишь приближающийся стрекот, по звуку напоминающий треск "Барракуды". Затем, когда все сомнения по этому поводу исчезают, и непонятно откуда взявшийся вертолет зависает на крышей дома, в котором мы расположились, сквозь оглушающий рокот работающих лопастей до нас доносится искаженный, усиленный мегафоном голос:
   - Это - Федеральная Служба Безопасности. Здание окружено. Вам не выбраться. Сдавайтесь.
   Пауза. Затем снова тот же голос:
   - Повторяю, здание окружено. Сопротивление бесполезно. Даю вам пять минут, в противном случае мы начинаем штурм. Отсчет пошел!
   Я даже не утруждаю себя подняться и осторожно выглянуть в окно - посмотреть, что к чему. И так понятно, что это значит.
   Федералы.
   Но... но... но как?! Откуда они могли узнать?..
   Впрочем, теперь уже без разницы.
   Все, парень, приехали.
   Это конец.
   Полный, неумолимый, бесповоротный финиш.
   Действительно, дальше уже некуда. Потому что, все плохое, что могло с нами случиться, случилось.
   Вот и говори потом, что закон подлости - всего лишь чей-то досужий вымысел.
   Бляяя...
  
   И вдруг я замечаю, что Дабл стоит надо мной, сжимая в руках пистолет, и направляет его ствол прямо мне в лоб.
   - Вставай.
   - Что за?..
   - Вставай, я сказал! - он переходит на крик.
   Я приподнимаюсь на локтях, все еще не веря своим глазам.
   - Дабл, ты чего, а?
   Медленно, выделяя каждое слово, он произносит:
   - Если ты сию же секунду не поднимешь свой сраный зад с пола... - щелчок предохранителя. - Я выпущу тебе мозги, здесь и сейчас.
   Черт, он ведь не шутит...
   Медленно, словно в тумане, я поднимаюсь на ноги.
   Что...
   Что...
   Что тут, мать вашу, происходит?!
   - Так... Молодец. А теперь положи рядом тубус. Медленно. Так...
   Продолжая держать мою голову на прицеле, Дабл подходит ближе, резким движением разворачивает меня спиной к себе и, приставив пистолет к затылку, толкает меня в плечо.
   - Вперед, чего встал? Давай!
   Мы начинаем спускаться.
   Пролет за пролетом. Этаж за этажом.
   На шаг ближе к смерти с каждой пройденной ступенью.
  
   Все происходящее никак не укладывается в моей голове.
   Дабл...
   Но ведь это же я. Это - я, мать вашу! Разве может человек предать самого себя?
   Как ни парадоксально, но оказывается, что да.
   - Дабл... - я шепчу. - Но зачем?
   - Зачем? - он на секунду замедляет шаг. - А ты не понимаешь, да? Страх... Всю жизнь. Всю свою чертовую вонючую жизнь я существую с этим мерзким, липким, поганым чувством, сводящим меня с ума. Постоянно. Днем и ночью. Бояться лишний раз выйти на улицу, бояться каждого проходящего патруля... Ты что, никогда об этом не задумывался? Но я устал... Устал так жить. Устал бояться... Я не могу так больше! - голос Дабла почти срывается. Я чувствую, как дрожит в его руке пистолет.
   - Но... но ты не можешь... ты не можешь так поступить, ведь ты - это я!
   - Думаешь?
   Сзади раздается короткий хмык.
   - На твоем месте я не бы особо на это надеяться... Обмануть себя - это ведь не так уж и сложно.
   Я пытаюсь что-то возразить, но Дабл меня перебивает:
   - Ох, вот не надо мне только о благодарности тут говорить, хорошо? Да и потом... - голос его мрачнеет. - Я, между прочим, не просил тебя меня создавать.
   Ммм... никогда не удосуживался посмотреть на проблему с этой стороны.
   Мы продолжаем спускаться - медленно и неторопливо. Я пытаюсь перевести разговор в другое русло:
   - И ты думаешь, они тебя отпустят?
   - А почему бы и нет? Ли Вонг, эта их вечная головная боль, беспокоить никого уже не сможет, исполнителя я им сдаю... - Вот оно как. Решили, значит, одним выстрелом двух зайцев подстрелить. Всегда считал федералов ушлыми пройдохами.
   Дабл продолжает.
   - Взамен же получаю твое место в мире, да и всю твою жизнь целиком, хех. И, что самое главное, я могу, наконец, просто перестать бояться.
   Приглушенный смешок.
   - Ты даже представить себе не можешь, какое это облегчение... Впрочем, мы, кажется заговорились, - он снова грубо меня подталкивает. - Давай, не тормози! Не думаю, что им очень уж приятно это ожидание, знаешь ли.
  
   Вот так.
   Сначала ты имеешь мечту, потом - она тебя.
   И даже не говорите мне о том, что в этом мире еще осталось что-то вечное и доброе.
  
   Возле выхода нас уже поджидают несколько спецназовцев в стандартных силовых костюмах, но со снятыми масками респираторов.
   Заломив мне за спиной руки и защелкнув на запястьях наручники, двое из них начинают толкать меня по направлению к стоящему неподалеку "ментовозу", третий же, с нашивками лейтенанта, остается с Даблом. Пока есть еще возможность, я пытаюсь повернуть голову и взглянуть на него, но тот уже отвернулся и что-то оживленно обсуждает с офицером.
   Искореженные останки "Субару" уже огорожены, в их обгоревших недрах копаются запакованные в спецкостюмы эксперты. Тот "Мерседес" тоже не успел отъехать слишком далеко - хмурые ребята в темно-коричневой боевой броне с лежащими на плечах штурмовыми винтовками ведут в нашу сторону четверых охранников Вонга. Бывших охранников, точнее.
   Все, представление окончено.
   Декорации уносят, актеры расходятся по домам.
  
   Уже в машине, наблюдая за происходящим сквозь небольшое зарешеченное окошко в задней дверце, я вижу как к занятому дискуссией Даблу со спины бесшумно подходит человек в штатском, плавным движением достает из-под пиджака ГШ с навинченным на ствол глушителем и, приставив ствол к затылку моего клона, жмет на курок.
   Облегчение, ты сказал? Что ж, вполне может быть.
   Машина трогается с места, и уже через несколько секунд расплавленный корпус машины "Субару" скрывается за поворотом, забирая с собой все происшедшее. Всю мою жизнь, безвозвратно утонувшей с трясине своей судьбы.
  
   Закон требует порядка, да.
   Всегда.
   Во всем.
  
   ...
  
  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"