Семёнов Святослав: другие произведения.

Путь Призраков. Часть I + Iv Глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Часть I Тропы Древних

когда погаснет последняя надежда

и солнце обратится пустым бельмом

откроется избранным путь призраков

и окрасится пыль алой кровью героев

  

Фолина

  
   Лес поражал исполинской силой. Деревья, покрытые густым, влажным мхом, вздымались, кажется, до облаков. Они закрывали лучистое синее небо мохнатыми ветвями, и царапали скрюченными сухими уродцами землю, образуя странные подобия клеток, подпаленных серыми лишайниками. Невероятно огромные стволы бугрились от покрывающих их толстым слоем наростов. Винтовые лестницы грибов местами светились белой и неприятной на вид плесенью, стекавшей желеобразной массой по испещренной трещинами коре. Слизистые дорожки питали зелёные мхи, переселившиеся на стволы гигантских хвойных.
   Погребая под иссохшими жёлтыми иглами смурные тропинки, лес олицетворял собой вершину нетронутой природы. Покусится на эти места, означало навеки остаться здесь. Иссиние молчаливые исполины лишь очередной раз подтверждали догадки о несокрушимости девственного леса.
   В воздухе витало слегка ощутимое эхо сонливой прохлады. Слои воздуха были спёртыми и густыми, поэтому дышать в этой хоть и по своему красивой спаржевой завесе было нелегко. Она разливалась зелёным чаем и подрагивала искорками росинок в изобилие селившихся на мшистых бархотках. Украшенное таким способом королевство зелёного цвета, переливалось яркими гирляндами в рассеянном солнечном свете.
   Может быть именно по этому было так сложно заметить людей, скользивших тусклыми тенями меж колон величественного леса. Они передвигались тихо и бесшумно словно призраки, созданные причудливой игрой тени и света. Мелькнув около одного ствола, в следующую секунду появлялись у другого, проворно и ловко скользя меж зелёных великанов.
   В схожем на шелестение листьев шёпоте невозможно было разобрать слова человеческой речи, впрочем, как и принадлежность к человеческому роду. Зеленовато-грязные плащи с капюшонами упорно не давали разглядеть лица. Было понятно одно, они лишь гости неизвестно зачем забравшиеся в Обитель Фолины
   - мир, который не жалует чужаков, и уж тем более не выпускает их из своих смолистых лап.
   Прекрасно осознавая своё положение, они всеми возможными способами старались скрыть присутствие. Обогнув небольшой холмик, им открылась средних размеров воронка, наполненная хрустально чистой водой, в которой попеременно всплывали то очертания зелёных крон, то показывались гладкие камни, покоящиеся на дне.
   Одна из фигур отделилась от остальных и приблизилась к гладкому зеркалу. Присев на корточки рука со странно острыми ногтями коснулась воды, а в следующую секунду по поверхности пошла рябь, но самое странное было то, что круги расходились не от источника колебания, а шли по направлению к нему. Создавалось ощущение, что природа позабыла о своих законах, и в силу вступило что-то совершенно иное. Приподняв руку, но делая это так, что бы пальцы продолжали касаться воды, он замер. Вода продолжала так же планомерно колебаться и идти мелкими кружками, которые сходились в установленном радиусе, от которого поднялся чуть заметный столбик подчинённой воды. Это продолжалось секунды две, а потом вода своевольно распалась, совершив лёгкий шлепок. Пришелец встал и стряхнув лишние капли кивнул.
   - Мы отдохнём здесь, - произнёс он коротко. Остальные молчаливо согласились и, следуя его примеру, направились к воде. Все кроме одного. Он так и остался стоять в стороне, словно и не принадлежал к членам этого малого отряда.
   Их было четверо, но от каждого из них исходила энергия, которой впору было обладать нескольким людям. Лес чувствовал это и именно поэтому они были ещё живы. Ни один из смертных будь он в здравом уме не рискнул бы отправится в эти леса ограничась таким ресурсом. Конечно дураков всегда хватало, но, как правило их запал исчезал уже в приграничной зоне Фолины. Растительность здешних мест была не столь простой, как могло показаться на первый взгляд, впрочем никто и никогда не пытался оспаривать данный факт.
   Тем временем люди или нелюди стали располагаться, благо место было более чем приятное. Здесь в отличие от некоторых участков остального леса не наблюдалось дикого количества сброшенной деревьями мёртвой листвы, хранящей неприятные сюрпризы. При одной лишь мысли об обитающих в ней организмах тело начинал тревожить неприятный зуд.
   - Что встал? Или тебе особое приглашение требуется?!
   После данной фразы фигура до этого стоявшая в стороне двинулась к остальным. Подойдя к круглому водяному блюду, она остановилась, а затем, нерешительно развернувшись к говорившему, спросила.
   - Можно?
   - П-ф, - выдохнул тот и согласно кивнул.
   Промочив горло и переведя дух, члены отряда слегка оживились.
   - Что теперь? - голос явно принадлежал девушке, хотя что не все из них мужчины можно было понять и по манере передвижения.
   - Теперь, еда, - и субъект, особо не церемонясь, кинул кусок вяленого мяса.
   Снедь выскочила из руки и шлёпнулась на слегка желтоватый мох, но она не сделала даже попытки поднять его, хотя и новый не попросила. Ситуация складывалась презабавная. Подобное обращение по отношению к женскому полу было недопустимо, но тем ни менее никто не высказал своего негодования. Да и по лицам нельзя было ничего прочесть, так как они были скрыты капюшонами.
   - Айсор, а как мне... - всё же задала резонный вопрос девушка, указывая на валяющийся подле неё кусок мяса.
   - Поднять, помыть, съесть, - заявил тот.
   - Но..., - было начала она.
   - Но если не хочешь, можешь кого-нибудь подкормить, на отсутствие зверюшек грех жаловаться.
   - Где? - подскочила она.
   - Ну, как же. Вот с право от тебя. Между прочим уже давнёхонько к нам прибилась. Хотя я не совсем правильно выразился. Это на пресмыкающееся больше тянет, нежели на зверя.
   Парень, которого не удостоили ответом, опустил руки в воду и поднеся их к лицу, сделал большой глоток свежей воды. Он пресмыкающееся, что ж гениально.
   - С какой это стати?
   - С такой, что мальчик не протянет на одной воде. Кормить надо питомцев, - посоветовал Айсор всё тем же тоном.
   - А почему это мне нужно делать? - вздыбилась вдруг она.
   - Потому что если мне не изменяет память, то это было именно твоей идеей. Лично я такого даже в качестве питания не взял бы.
   Последние слова заставили обсуждаемый объект поперхнуться.
   - Смотри-ка, занервничал! - позлорадствовал в очередной раз человек, безусловно являющийся главным.
   - Я что еда? - совсем тихо спросил он, особо не надеясь, что ему ответят.
   - А как же, - поднимаясь со своего места, подтвердил Айсор. - Я например филейную часть уважаю, вот он, - палец указал на человека, напоминающего здоровенный шкаф. - Печень предпочитает, ну а самую лучшую часть отдадим нашей прекрасной леди. Ты наверное уже догадался, что я имею ввиду твоё сердце. Хотя ты можешь облегчить нам задачу и собственноручно вырезать его из груди, - заканчивая фразу, он наклонился около девушки. Видя, как парень побелел от ужаса, он тихо рассмеялся.
   - Айсор, перестань! - наконец опомнилась девушка, что вызвало с его стороны ещё один смешок, а затем он что-то кинул готовому шлёпнуться в обморок человеку.
   - Это мне? - ошарашено спросил он, уставившись на пахнущий пряностями бурый кусок добротного мяса. В ответ, как обычно, получил лишь согласный кивок. - Но ведь... - было начал он, но поняв, что начатая фраза лишена всякого на, то смысла замолчал. Тем ни менее, к мясу не притронулся, хоть есть хотелось неимоверно.
   - Если дали так будь благодарен, - пробасил здоровяк. - А насчёт человечины, это была лишь шутка.
   - В гробу я видал такие шуточки!
   - Что ты там пробубнил? - моментально среагировал Айсор.
   - Ничего.
   - Смотри, а то мне вовсе не сложно провести процесс отделения мяса от костей. И это будет уже не шуткой, а практическим опытом, в условиях кризисного питания.
   - Я понял, - едва выдавил из себя парень.
   - Ну, раз понял, ешь, - посоветовали ему.
   Хотя, по большому счёту лучше б и вовсе не кормили. Правда, на обидняках далеко не уедешь. Да и положение было весёленькое. Оказаться в Обители Фолины, месте, о котором не рекомендовано было упоминать с наступлением сумерек. Хотя, что вообще известно об этом. За этими неспешными мыслями он тупо поглощал выделенный ему обед, а может и ужин.
   Ночёвка выдалась спокойной, к тому же спать на безупречно мягких, хоть и немного влажных мхах было приятно. Ко всему прочему дождя не было, так что удалось весьма неплохо выспаться. Он было хотел потянуться и сладко зевнуть, но в самый последний момент опомнился. Полежав ещё минуту, он открыл глаза. Реальность колыхалась неизменившимся за ночь зеленоватым маревом. Голова чуть побаливала, толи от спёртого воздуха, толи от отсутствия подушки, но жаловаться не приходилось.
   Его спутники уже были на ногах, но как обычно не стали его будить. Странно всё это. Быть может его и вправду держат за прикормленную овечку. Даже мясо периодически выдают. Он мысленно чертыхнулся про себя от подобных мыслей и встал, на что незамедлительно обратили внимание.
   Люди по-прежнему не снимали капюшонов, словно бы чего-то опасаясь, но не почувствовать взгляд и возможную кривую ухмылку Айсора было просто невозможно, но наверное было и неплохо что их лица были скрыты. Ведь эмоции спутников можно было прочесть лишь тогда, когда они сами того хотели, а вот на его лице их было предостаточно. Мысли автоматически вернулись к возможной трапезе под названием глупый мальчишка на блюде. Сам того не замечая он сжал кулак.
   - Это как понимать? - раздался внезапный вопрос.
   - А? - дёрнулся ещё не до конца проснувшийся.
   - Не "а", а что ты кулаки сжимаешь?!
   - Он наверное думает, что мы его кушать будем! - словно прочитав его мысли бросил Айсор, даже не глянув в его сторону. Оно и понятно. Охрана не дремлет, если что, то его придушат, он и пискнуть то не успеет.
   - Ты опять? - раздался женский голос. - Может хватит пугать его?
   - Но ведь это не мои мысли, правда?! - сказал человек, словно не слыша касающегося его высказывания.
   - Вы правы.
   - Вот видишь, Мия! - холодно произнёс он, усаживаясь на круглый валун, ближе всего расположенный к воде. - Ладно, если уж все проснулись обозначим наш маршрут. Идти нам осталось от силы день, два. Это будет зависеть от того насколько прямой будет наша дорога. Далее. До этого мы продвигались успешно, но это не значит, что нам по-прежнему будет так вести.
   - Ты думаешь, нас могут ждать сюрпризы? - вмешалась в речь девушка.
   - Не перебивай, пожалуйста, - мягко попросил он её и продолжил. - Я более чем уверен, что они нас ожидают, и поверьте, эти сюрпризы не будут приятными. Поэтому, я попросил бы каждого из вас быть предельно внимательным и с точностью до последнего слова выполнять мои команды. В противном случае я не отвечаю за последствия. С учётом того что мы неплохо отдохнули я рассчитываю, что мы будем двигаться ни в пример быстрее вчерашнего. Ждать я никого не намерен. Что, Мия? - обратил он наконец внимание на девушку, которая окончательно издёргалась, преодолевая видимое желание что-то сказать.
   - Как скоро мы двинемся?
   - Мне понадобится ещё полчаса, а по истечению этого срока мы выступим. А пока было бы весьма неплохо, если кто-нибудь наполнит наши фляги. Чистая вода никогда не помешает, - и он набрав свою собственную фляжку, двинулся в лес.
   - Я думаю, что ты должен справиться с этим простым заданием! - сказал самый неразговорчивый из их отряда, указывая на оставленные, на берегу плоские бутыли.
   Стряхнув листья, неизвестно каким образом, оказавшиеся на плаще, он поплёлся к воде продолжавшей всё так же весело искриться. Хоть кому-то весело в этом мире, мелькнула внезапная мысль, и он, издав тихий вздох, погрузил флягу в хрустальную воду. Она незамедлительно отреагировала, заговорив на языке бурбулок и пузырьков.
  
   Он отошёл от места стоянки совсем чуть-чуть и бегло осмотрелся. Подозрения оказались верными. Они устроили свою ночёвку ни где-нибудь, а на звериной тропе, и слава великим водам, что обитатели этого леса не заглянули минувшей ночью на огонёк, иначе не сносить бы им своих голов. Пройдя ещё пару метров, странное чувство стало пощипывать кожу. Скрытая угроза затаилась где-то по близости в ожидании удобного случая. Не делая резких движений, Айсор решил получше осмотреться.
   Всё было как обычно. На земле лежали те же зелёные тени, а на стволах дивным бархатом множились причудливые мхи и лишайники. Рассеянные лучи света, пробивающие густую крону, окрашивали пёстрыми ляпами тканые коврики вьющихся и переплетающихся растений и корней. Не найдя ничего подозрительного, что могло встревожить его он уже был готов двинуться дальше, как боковое зрение зафиксировало искажение. Свет полыхнул сигналом предупреждения, а в следующий миг чувство опасности прямо таки взвыло.
   Он молнией метнулся в сторону и, сделав перекат, выхватил из-за пояса оружье. Тень, метившая в него, скользнула мимо, лишь слегка взбаламутив воздух. Айсор, держа клинок наперевес, начал отступать к особо крупному дереву, во избежание нападение сзади. Понять кто именно на него напал было не сложно. Сложнее было просчитать, откуда будет следующее нападение, но этого не пришлось ждать долго.
   Волк появился так же внезапно, как и в первый раз. С той лишь разницей, что теперь это ожидание было вполне оправдано. Чёрный, огромный, с холодными глазами убийцы он молнией метнулся к своей добыче. Скорость передвижения была настолько высока, что понять как и куда рубить было совершенно не ясно. Дитя леса в полной мере оправдывал сложенные про него страшилки. Вспышка и его уже нет на месте, ещё одна и он около тебя, третью же попросту не суждено увидеть, так как беспечный наблюдатель лежит с перегрызенным горлом. Единственное что мог сделать человек, это подгадав момент нападения уйти от прямого контакта, исходом бы которого стала смерть, что он в итоге и проделал.
   Не успел Айсор встать, как волк вновь бросился на него с грозным рыком, обнажив белые пилы зубов. Ещё бы, столь наглого поведения животное не ждало. Тёмных этого края боялись пуще любой смертоносной болезни и старались всеми возможными и невозможными способами избегать встреч с ними. Чёрные исчадия были роднёй самой ночи, которая сотворила их из густых клякс. Идеальные машины для убийства затянутой зеленью земли. И одна из них сейчас старалась, во что бы то ни стало прервать жизнь ещё одного творенья, так необдуманно забредшего на чужую территорию.
   Остриё пропело в воздухе, но попало лишь в пустоту. Скорости были слишком высоки, а маневренность и тактика животного могли служить причиной зависти. Казалось, что противостояние происходит отнюдь не с волком, а с изощрённым бойцом, мастером высшего круга.
   Ощетинившись и клацнув зубами, волк вновь атаковал. Стремительный разворот всего в полутора метрах от водяного и прыжок. Сильные задние ноги отталкивают тело, вырывая из земли клочки зелёного мха. Мягкие ёжики, выдернутые из земли, замедляют полёт, а воздух наполняется тягучей патокой. Сковывая движения по выстроенному периметру, она становится похожа на паучью паутину, в середине которой всё ещё порхают два ночных мотылька.
   Оружье в очередной раз рассекло засахаренный воздух, но как и в привидующие разы не добилось ровным счётом ничего. Лишь невероятно шёлковистая шерсть осыпалась подобием осиных жал, на мгновение повиснув воздухе разумным облачком. Волк с удивлением так неприсущим животному замер. Именно этой заминкой человек и воспользовался.
   Лезвие бесстрастно нанесло свой коронный удар. Зверь взвыл, а на мускулистом теле появилась рана, сквозь которую стали пробиваться кровяные росинки. Животное ещё больше озверело. Прекрасная шкура была попорчена, а обидчик всё ещё наглым образом стоял на ногах и ухмылялся.
   Сделав резкий скачок влево, что бы уйти ещё от одного удара, волк опоясал крутую дугу и вернувшись на исходную попытался сбить двуногое. Жертва в самый последний момент словно уловив мысли противника сделала совершенно немыслимый ход. Она не стала дёргаться, в попытке увернуться. Фокус заключался в том, что в момент нужный для удара её просто не оказалось. Человек мёртвой веткой рухнул в объятия мхов.
   Животное, не успев погасить скорость, впечаталось головой в дерево. Куски омертвевшей старой коры щепками отлетели от гиганта, обнажив поддетый жуками ствол. Волк тряхнул головой, и развернулся к устроившему гадость. Черепная коробка жителя Фолины оказалась не в пример крепче и, тот оправился от удара ещё до того, как Айсор успел добраться до оглушённого зверя. Жёлтые глаза сверкнули со злостью взбесившегося термометра. Ненависть, заигравшая в них, читалась так же явно, как и невозможность совместного существования встретившихся существ.
   Волк глухо зарычал и облизнулся в предвкушении тёплой крови. Жертва сама шла в лапы, осознав без выигрышность сложившегося положения. В следующее мгновение он прыгнул.
   Оставалось лишь поражаться мощи и силе животного. Выдержав столь жёсткий удар, оно тем ни менее сохранило трезвость. Водяной рассчитывал, что его ход позволит легко прирезать зверя, но судьба и законы здешней природы рассудили, как видно, по-своему. Волку не понадобилось и минуты, что бы оценить положение. Отряхнувшись, как от досадного недоразумения он ринулся в бой. Кровь до этого проступавшая багряным налётом, превратилась в хорошо заметную рану, но это не помешало животному быть на деление выше.
   Секунда и Айсор получил сильный толчок в грудь, а в следующее мгновение уже лежал на лопатках, прибулавленный к земле. Звук рвущейся кожи под острыми когтями и морда остервенело пытающаяся добраться до горла, заставила ещё раз убедиться в опытности волка. Клыки со стекавшей с них слюной выглядели более чем весомо с такого расстояния. Удержать же огромную башку было и вовсе невозможно. Резкие рваные движения и шёлковая шерсть не давали даже малейшего шанса уцепиться. Оставалось лишь удерживать на вытянутых руках требующее венозной крови порождение. Отсутствие оружья омрачало ситуацию. Нападение было слишком стремительным, и эфес элементарно выскочил из руки. По этому поводу можно было высказать многое, но поделать Айсор ничего не мог, противостояние вышло на другой уровень. Борьба смешивалась и приобретала стягивающиеся очертания близкой кончины.
   На лице чувствовалось жаркое дыхание зверя, и было заметно, как ноздри жадно втягивают человеческий запах, заставляя слюну интенсивнее вырабатываться. Животное было возбуждено, а предвкушение будущей трапезы лишь придавало ему сил. Айсор удерживал пасть, не позволяя тем самым ей сомкнуться, и механически прорабатывал возможные варианты. Вероятность того, что к нему придут на помощь была два к ста. Девушку ни при каких обстоятельствах не оставят одну, и уж тем более не станут рисковать, нарушив этим самым его собственный приказ. Значит, нужно выбираться самому или сдаваться, что совершенно не входит в планы.
   Прикинув расстояние до оружья и возможности, какими до него можно добраться. Он решил рискнуть. Чуть ослабив хватку, он дал волку возможность наклониться ниже, опустив тем самым корпус, а затем кулаком заехал прямо в морду оскалившемуся животному и извернувшись всем телом, ударил ногами в грудь. Издав рык, перешедший в последствии в похожий на собачий скулёж, волк отлетел назад. Айсор перевернулся на месте и меняя положение ног вскочил. Дитя Фолины тоже поднималось, но было видно, что этот удар не был для него таким незаметным, как первый. Опустив голову почти параллельно земле и выставив на показ неизменный арсенал клыков он глухо зарычал, и поступью присущей только хищнику стал надвигаться, в этот раз решив не торопиться, но это было очередным обманом.
   Внимательный взгляд человека не мог не заметить, что волк чуть сместился, а в следующее мгновение исчез. Подобная выходка уже была знакома, но от этого не становилось легче. Минута, вторая, всё оставалось тихо, но волк просто не мог уйти. Хищник никогда не оставляет выбранную жертву на потом, тем более что та оказалась достойным соперником, а значит победа над ней будет в двойне слаще. Но безусловно красивое животное, настоящий чёрный ветер, и тут его вновь атаковали.
   Развернувшись на сто восемьдесят градусов, он рубанул в ещё пол секунды назад пустое место. Хищник, бывший для этого мира всем, оказался повержен. Более того он сам превратился в жертву. Вогнутое лезвие прорезало грудную клетку и воткнулось в нижнюю челюсть. С силой выдернув клинок, он провёл им по горлу ещё живого, бьющегося в предсмертной агонии зверя. Что бы там ни было, ни одно из живых существ не заслуживает предсмертного насмехательства.
   - Да простят меня Боги, - сказал он, удаляясь от места схватки.
   Нужно было спешить. Пролитую кровь вряд ли простят. Законы и иерархия стаи достаточно жёсткие. Один за всех и все за одного. Хороший девиз не только для волков, и теперь смерть ждёт того, кто покусился на брата. Нужно было сразу уходить, тогда они могли не только выиграть время, но и избавится от лишних проблем. Хотя всегда есть запасной вариант. В данном случае это можно решить с помощью пацана.
  
   Вернувшись на место стоянки, Айсор отдал приказ к отходу. Все приготовления были сделаны и их больше ни что не задерживало. Никто не задавал лишних вопросов, хотя по встревоженному виду было понятно, что состояние у отдельных личностей не вполне стабильное. Беря во внимание душевное равновесие, он обогнул место недавнего боя.
   - Айсор, ты ведь там с кем-то сцепился, да?! - девушка, наконец, озвучила вопрос, мучавший её последние пару часов. Как-никак она имела право знать. - Айсор, я к тебе обращаюсь, - мягко напомнила о своём существовании она, снижая темп.
   - Да.
   - Что "да", - не поняла она.
   - Сошёлся со зверем, - так же бесцветно ответил он.
   - Он был опасен?!
   - Здесь опасно всё, - ответил человек, после непродолжительной паузы.
   - Но зверь ведь ушёл?!
   - Нет.
   - А как тогда?
   Фигура шедшая первой остановилась и обхватив хрупкие скрытые плащом плечи, заглянула под капюшон, в лицо девушке.
   - Мия, это был волк, и я убил его.
   - Но как..., - её ощутимым образом затрясло.
   - Скажем так, мне повезло. Но теперь мы должны следовать одному принципу, бежать, как можно быстрее.
   - Но ведь он мёртв.
   - Мёртв, - согласно кивнул он. - Но есть и другие.
   - Но мы же справимся, - с надеждой в голосе спросила она.
   - Непременно, - подтвердил он и дал сигнал к началу движения.
   Тяжёлый, влажный ветер скользил в зелёных коридорах исполинского леса. Приглушённый, словно стесняющийся свет распадался на мелкие крупинки и жадно впитывался зелёным многообразием. Редкие солнечные зайчики время от времени скакали по тропкам и так же незаметно исчезали. Да и кому собственно вообще было до них дело. Главное это не сбить дыхание и не потерять темп, а остальное, как говориться, лишь часть общего пейзажа, изрядно поднадоевшего за последнее время. Обычный лес, только не в меру здоровый, можно даже сказать гигантский, а так никаких странностей за исключением названия. Фолина - это имя скорее подходит женщине, нежели лесу, пусть и такому зелёному, как этот.
   Так они и передвигались, покрывая проложенный маршрут с удвоенной, если не утроенной скоростью. Никто не разговаривал, общение шло на языке жестов. Это было подстраховкой в условиях враждебной территории. Опасность существовала не малая, о чём можно было судить лишь взглянув на глубокие порезы на куртке Айсора. Толстая кожа была подрана на тонкие ремни. Хищник, сделавший такое, был отнюдь не безобиден и Айсор явно умалчивал все подробности стычки, что бы ни расстраивать Мию.
   Мерный бег уже стал вполне привычен, как вдруг что-то вполне осязаемо изменилось. Воздух, словно наполнился электрическими разрядами, которые тонкими ветвящимися молниями стали прощупывать кожу. Колкие тычки и вязкость атмосферы стали давить на виски, как при сгущающейся грозе, но небо тем ни менее продолжало оставаться чистым. Что-то непосредственно изменилось здесь, внизу. Под этими густыми кронами. Лес словно вобрал в себя весь воздух, оставив лишь дух прелых игл. Хотелось кашлять, но что-то останавливало, будто предупреждая. Бежать в таких условиях было невыносимо тяжело. Они остановились.
   - Почему так тяжело?!
   - Никто не говорил, что будет легко!
   - Айсор, мне не смешно!
   - А я и не смеюсь, принцесса!
   - Не называй меня так... - последнее слово она произнесла почти неслышно, так как воздух уже звенел от наполняющего его волчьего воя. - Святые воды, - проронила она.
   - Нет, всего лишь волки, - серьезно заверил её Айсор.
   - Нужно торопиться, - вмешался Молчун.
   Древесные стволы мелькали быстрее, чем прежде, но не было возможности скрыться от тоскливого воя черных псов. Безумно холодный он лился, как будто ото всюду. Шёл с макушек деревьев и ниспадал топлёными водопадами стонущих звуков на землю. Вырывался их микроскопических листиков мхов и скользил по мелким водяным блюдцам лужиц. Весь лес, казалось, превратился в огромный рупор, отзывающийся горным эхом. Волки наступали, и судя по голосам их было более чем предостаточно.
   Маршрут менялся на ходу. Столкнуться раньше положенного с хищниками не улыбалось никому.
   - Сворачивай, быстрей, не отставайте! Неужели вам не дорога ваша шкура!! - дыханье было немного сбито, но это не удивительно при таком-то темпе.
   Словно в подтверждение слов на каменистой проплешине, в опасной близости от группы оказался волк. Иссиня чёрная шерсть, ниспадающая шёлковыми лоскутами на мощные ноги с подвижными мускулами и устрашающего вида когтями на увесистых лапах, холодный блеск янтарных глаз и приговор, смешанный со вкусом крови и наживы.
   Он был не в пример крупнее того, которого завалил Айсор. Тот был малышом, юным подростком, это же был матёрый убийца. Вожак стаи, пришедший посмотреть на тех кому суждено сегодня стать его ужином. Он не торопился, в отличии от своего молодого предшественника, точно зная, что в любом случае одержит верх над двуногими, а поэтому не стоит торопиться, да и стая не против немного поиграть.
   - Чего он ждёт? Может, опасности и нет вовсе! - Ким не очень понимал неясные действия волка. Видимо поэтому и отважился задать вопрос.
   - Чего ждёт? - послышалось эхом. - Ты что абсолютно ничего не знаешь о волках из этого леса?
   - И что в них особенного, кроме размера?
   - А то, что это обитель Фолины! Говорит тебе это о чём-нибудь?!
   - Разговоры! Замолчали все!! - Айсор прирезал, начавшиеся было зарождаться, трения.
   Из-за старого невероятно огромного пня было хорошо видно, как волк, изогнувши спину, поднял вверх голову и издал протяжный заунывный вой.
   - А теперь, держитесь ребята! Ваши самые сокровенные мечты сбылись - веселье начинается! - не договорив фразу, серый плащ сорвался с места.
   - Что?? - он вновь не понял и половины сказанного.
   - Это значит бегом иначе не видать тебе белого снега!! - отозвался второй голос.
   - Как будто он существует!
   Последний фразы уже никто не слышал, слова слились с воем охотника и растворились в странно сгущающийся дымке. Погоня началась. Клочки белой липкой паутины вырывались изо рта и путались в кривых ветвях деревьев. Ноги поминутно спотыкались об острые камни и колючими брызгами озверевших бесов метили в лицо. Змеевидные корни деревьев порой оказывались больше самих крон, но это не мешало им мирно сосуществовать, а вот на перемещение это сказывалось существенно.
   - Замечательно, куда теперь?
   Перед беглецами в струящейся дымке возникло одно из таких деревьев-чудовищ, сказать точно, где оно начинается и кончается было не то что сложно, это было невозможно. Огромный исполин встал перед ними непроходимым препятствием. Обойти его не представлялось возможным так, как вокруг титана развернулись такие непроглядные дебри, что проще было перерезать себе глотку, нежели пробраться сквозь них. Это был тупик и как видно план стаи. Они загнали их в угол не оставив, даже малейшего шанса на пути отхода.
   - Дороги назад нет! - доложил Молчун.
   - Кто бы сомневался, - ухмыльнулся в глубинах своего капюшона Айсор. Способность к сарказму у него даже в таких условиях никуда ни делась.
   - Варианты?
   - Айсор, действуй, наконец! Не молчи! - у Мии начиналась паника, а вой усиливал свой натиск и морально давил на выбранных жертв. Находиться в таких условиях было более чем неприятно.
   - Я думаю.
   - Думай быстрей!!
   - Стараюсь, принцесса!
   Айсор стоял, пытаясь, сосредоточится и решить возникшую проблему. Кто ж знал что так выйдет. Один волк для него и вся стая на всех, что ж вполне резонно. Он поднял голову и ещё раз взглянул на бугристый ствол, увитый толстыми стеблями и, кажется, он нашёл решение.
   Ким совсем извёлся. У него не было должной выдержки и опыта подобных ситуаций. Хотя какой к болотному царю опыт. Он никогда даже не задумывался о посещении подобных мест, не говоря уже о том, что бы по ним путешествовать. Страх, нагонялся со скоростью пущенных в мишень стрел, при чём все они попадали в яблочко. Перейдя через рамки допустимого, которые попросту стёрлись. Он обратился к людям составляющим отряд.
   - Кто-нибудь может нормально объяснить, какую именно опасность представляют для нас эти волки?
   - Волки говоришь?? - видимо не только у него сдавали нервы, но и у здоровяка, что-то с психикой приключилось, потому что повтор висел на повторе. - Ха-ха, волки, да? Волки?
   - Ты что тупой или от страха совсем разум потерял?! Да, я сказал: волки!
   - Ты забываешься, тухлая камбала! Я никогда не боюсь! Я чётко знаю свои силы, а вот ты...
   Его гневную речь перебили. Да и правда была на его стороне, не имел Ким права разговаривать в таком тоне. Просто сказывалось всеобщее напряжение, ввиду которого всё могло закончиться гораздо хуже.
   - Это не волки - эти твари дети этого леса, его творения. Они вышли из чёрных пещер. Я не знаю ни одного живого существа, вернувшегося отсюда, после встречи со стаей.
   - А как же Айсор?
   - Айсор - исключение, на его душу выпал лишь один чёрный, но справится с целой стаей никому, не под силу.
   - Тогда, какого...
   - А это не твоего ума дело!! Айсор, ну, что там?
   - Нормально.
   - Верёвочная лестница?! Неужели вы думаете, что это прокатит, и мы полезем на..., - он посмотрел на теряющиеся в тумане очертания дерева-великана.
   - Полезешь как миленький, а если нет, то тебя ждёт песнь славы!
   - Ну, уж нет!
   - Я так и думал, шевелись!
   Перекрученные, завязанные в замысловатые узлы корни напоминали кожу драконов с южных гор, вызывая при этом не совсем радостные ассоциации. Кто хоть раз в своей жизни сталкивался с этими существами, никогда не забудет шевелящиеся бронированные пластины, покрытые лёгким налётом, похожим на ряску. Прикосновение к такой своеобразной защите грозит мучениями и как следствие несчастный глупец получает не только боль, но и волдыри, покрывающие всё тело, а позже наполняющиеся тёмным гноем.
   Сейчас же проблема состояла в другом. Плесневелые грибы, въевшиеся и почти сроднившиеся с древесной корой, дурно пахли, отчего организм в любой момент был готов сдаться, вывернув, наружу содержимое желудка. Двигаться вперёд заставлял лишь непрекращающийся холодящий вой. Лестница, вызвавшая поначалу недоверие, оказалась на зависть прочной, верёвка же из которой она была сплетена, издавала приятное тепло, о котором все уже успели забыть за время пребывания в тусклом тумане.
   - Я же сказал: быстрей! - тихо, но тем ни менее властно хлестнул голос.
   - Стараюсь! - выкрикнул Ким, чуть громче чем следовало в результате чего схлопотал удар в бок.
   - Не ори, не дома!
   - И дома не ори, - хихикнул женский голос сверху.
   Огромные ветви дерева образовывали приличных размеров площадку, на которой и разместились беглецы. Видимость была нулевая и понять, что и как происходит внизу, было совершенно невозможно. Клоки тумана висели кучевыми облаками, пряча под собой возможные опасности.
   - И что теперь? - Мия, как всегда не удержалась от вопроса.
   - Ждать.
   - Чего ждать то?
   - Ждать когда они уйдут! - уточнил горец.
   - А ты вообще уверен, что они там есть?!
   В этот момент раздался злобный рык, влившийся холодной струёй в туман. Потом кто-то глухо взвыл и всё стихло.
   - Думаю, что мне можно не отвечать на этот вопрос. Ты сама всё слышала и нас ожидает вполне тёплый приём.
   - Да уж, - поёжилась девушка. - Но сидеть здесь - тоже не выход!
   - У тебя есть другие предложения, что ж я внимательно слушаю.
   - Э-э, нет. Я думала, что у тебя есть план.
   - Есть, - ухмыльнулся он.
   - Ну?!
   - Вот он! - ответил человек, и прислонился к стволу спиной.
   - Где?
   - Ты на нём сидишь!!
   - Айсор!! - выдохнула Мия.
   - Что, Айсор?! Посидим сейчас, поговорим, а там и время пролетит незаметно.
   - А может спуститься?!
   - Можешь, не забудь только передать привет!
   - Да ну тебя! - обиделась она и отвернулась.
   - Айсор, - позвал его Молчун.
   - А? - отозвался тот как ни в чём ни бывало, явно веселясь над Мией.
   - И в правду, как долго нам тут сидеть?
   - Посмотрим, пусть туман сначала рассеется.
   Они сидели уже несколько часов, пялясь в густой похожий на пену туман. Реальность напоминала взбитый белок, приготовленный для торта. Изюмины же никак не хотели вылезать и становится главным угощением и украшением стола.
   - У меня ноги затекли, - пожаловалась девушка.
   - Извини, масло забыл!
   - Какое ещё масло?!
   - Для массажа! - засмеялся Айсор.
   Орос в свою очередь тоже что-то хмыкнул, но не слишком громко.
   - Дошутишься ты однажды! - заверила Мия поднимаясь.
   - Так, тихо-тихо, - подскочил Айсор с места, видя как её повело в сторону. Рука мужчины удерживала девушку над краем, так беспечно решившую размяться.
   - Да-а, - протянул Ким.
   - Что он там пробурчал? - поинтересовалась она.
   - Ничего. Просто мы тут сидим, но ведь это ничего не изменит. Они не уйдут. Чего вы молчите?? Я прав, да?!
   - Да, прав. Им нужна кровь и они не отступят пока не получат её.
   - И что же нам тут сидеть пока сами не попадаем?!
   - Тоже вариант, но не пойдёт.
   - А что тогда?! Вы же сами говорили, что невозможно убить всю стаю.
   - Всю нет, а одного волка вполне.
   - Одного уже убили, но это ни дало никаких результатов.
   - Но даст, если этим волком окажется вожак.
   - Вожак? Ты с ума сошёл, Айсор! - Мия даже забыла про недавнюю подколку. Слишком уж опасной была эта затея.
   - Не беспокойся, я не собираюсь делать этого, во всяком случае пока. Есть и другой вариант, думаю, каждый из вас уже догадался какой именно.
   - Значит, выбора нет?! - послышалось растерянно из под капюшона. Ким чувствовал метку смертника повисшую над ним, ещё до того как они вошли в лес.
   - Выбор всегда есть, только вопрос какой!
   - Но ведь это значит... - девушка была шокирована таким поворотом событий.
   - Да, это значит, смерть для одного из нас, - Айсор был как всегда лаконичен в своих изъяснениях и на секунду задержался на одном из плащей, но только на секунду.
   Повисло тяжёлое молчанье, последние слова были для всех понятны. Кто-то должен был безвозвратно уйти в бездну, и это было также неизбежно, как наступление дня или ночи, которая тем временем незаметно опускалась на них. Окрашивая бесформенное белёсое существо в чёрные тона.
   Становилось холодно и страшно. Она и представить себе не могла, что будет вот так прятаться на дереве. Хоть места и хватало, но сидеть на сучьях приятного было мало. К тому же, движения были скованы и нужно было быть крайне внимательным, что бы не свернуться с этой верхотуры, что у неё почти получилось, если бы не Айсор. Горец спас её и теперь сидел рядом.
   - Хочу есть! - заявила девушка, когда сумерки окончательно поглотили действительность.
   - И только? - поинтересовались справа.
   - Нет, ещё пить, - подумав добавила она.
   - Угу, а ещё мягкую кровать, служаночку и ванну!
   - Нет, только это.
   - А это не тебе, это я а о себе, - хмыкнул всё тот же голос, принадлежащий Айсору. - Ух, как бы я сейчас! Ладно, держи, - раздалось после непродолжительной возни.
   В темноте было слышно как работает не одна пара челюстей. Как выяснилось проголодалась не только Мия, но и остальные. Только вот обстоятельства складывались для принятия пищи не очень удачные. Сидеть на ветке и что-то жевать, уморительная картина надо сказать, и тут Кима пронял смех.
   - Ты чего? - Орос нёс ответственность за данное человеческое отродье и поэтому должен был выяснять причины столь идиотского смеха.
   - Ничего, - он вновь задавился хохотом. - Просто, мы тут сидим..., ха-ха-ха..., а там...
   - Кончай ржать!
   - Ржут кони, а мы прыгуны, ха-ха... скоро гнездо вить начнём..., - и он вновь засмеялся.
   - Ха-ха, это нервное видимо, - начала посмеиваться девушка, заражаясь смехом.
   - Сидим, едим, - у парня уже шли слёзы, но он ничего не мог поделать с внезапно нахлынувшим его припадочным смехом.
   - Смотри не свернись, шутник, - посоветовал ему Молчун, губы которого тоже начинали расползаться в улыбке.
   Общее веселье продолжалось ещё пару минут, а потом все, успокоившись, притихли, откинув скопившееся напряжение, место которому уступила дикая усталость. Отсмеявшись, поев и попив, люди стали устраиваться на ночлег, хотя это слишком громко сказано. Они просто поудобней уселись и поплотнее завернувшись в плащи уснули.
  
   Скрюченная поза не позволяла в должной степени расслабится и провалиться в беспамятство. Сон в большей степени вызывал мучения, нежели отдых и Ким долго не мог заснуть в отличии от своих спутников. Они давно спали, чему было грех не позавидовать. Даже Мия неплохо устроилась, несмотря на свою нежную натуру.
   Начавшееся было погружение в мир снов прервалось, внезапно перехватившим дыханием, а чувство удушения было настолько сильным, что его прямо таки вырвало из так долго ожидаемого сна. Причина столь резкого и неприятного пробуждения сразу стала ясна. На них напали.
   Тонкий прозрачный жгут обвивал его горло, стягиваясь тугой удавкой на шее. Ким был готов запаниковать, но вовремя опомнился, вспомнив где именно он находится. Покинуть дерево, хоть и смертельно опасное упав с него не было наилучшим вариантом. Он попытался сдёрнуть оплётшую его ленту, но попытка не увенчалась успехом, удавка лишь сильнее стянулась на горле. Человек захрипел.
   Как можно было так глупо подставится, но кто ж знал. Убегая от одной опасности они вляпались в другую, да ещё как. В чёрном мраке ночи силуэты людей плохо различались, но это не помешало рассмотреть, что аналогичная проблема существовала у всех людей, но у него в отличии от них было преимущество. Он не спал. Орос, Мия и даже Айсор не делали даже элементарных попыток проснуться, а может они уже были мертвы. Осознание данного факта придало сил. Он не мог позволить дать себя задушить. Помнится, выход есть всегда и он найдёт его во что бы то ни стало.
   Ким ещё раз попытался порвать душащий его стебель, но как и в привидущий раз это ни к чему не привело. Нужен был другой план. Мозг судорожно работал, борясь с нехваткой воздуха, которая в скором времени могла привести к потере сознания. Так, если это усики какого-то растения значит и оно само должно быть где-то поблизости. Мысль показалась логичной и он скосив глаза проследил направление длинной похожей на леску нити. Трудность состояла в том, что темнота скрывала тонкий, порой невидимый жгут, но тем ни менее догадка подтвердилась.
   Необычайно яркие жёлтые цветы распустились на грубой коре дерева. Их округлые лепестки, издавали тусклый, но в то же время вполне осязаемый свет. Из непомерно больших же бутонов тянулись те самые стебли. В ситуации что-то стало проясняться, но приходилось торопиться, потому что давление усиливалось и ещё чуть-чуть и перевес будет отнюдь не на стороне людей.
   Он попытался привстать, что бы дотянутся до цветка, но не тут-то было. Его опутали основательно. Причина по которой он этого с начала не почувствовал, была в том, что тело обвили жгуты потолще, от чего они не имели такого режущего действия. Дёрнувшись без особой на то надежды ещё раз, он с удивлением уловил отличие. Толстые ленты растения были не в пример слабее тех, что душили горло. Это дало тонус. Завертевшись на месте в попытке выкрутить собственное тело из оплётки, он слышал, как с треском рвутся соединения. Из них выливалось что-то жидкое, но понять что именно было нельзя ввиду стоящей вокруг темноты. Хорошо хоть что это что-то ничем не воняло, иначе было бы совсем не хорошо.
   Приложив ещё некоторые усилия, он в полной мере освободился от верёвок. Дело оставалось за малым, прибить грёбаный цветочек. Сползя насколько это было возможным по стволу, он уперся лопатками в огромные ветви и что было мочи лупанул по самому ближнему к нему жёлтому красавцу. Раздался похожий на писк звук, а затем по жгутику обвивающему горло Кима прошла серия вибраций. Не нравится тебе, в сердцах бросил он и ударил ещё раз. С каждым новым ударом он ощущал как слабеет хватка на его шее. Остановиться он смог лишь тогда, когда скрипучий писк прекратился и жгут безвольно опал на грудь. Брезгливо отбросив его он кинулся к остальным.
   Полупрозрачная нить уже полностью обвила горло девушки и она почти не дышала. Он не стал тратить время на лишние тычки, а просто выдрал цветок-убийцу с корнем, что оказалось достаточно легко. Убедившись что с Мией всё в порядке, он занялся остальными. Спустя пару минут всё было кончено. Жёлтые цветы были сложены кучкой и он не знал, что ему теперь следует делать. Будить людей?! Но что он им может сказать?! Что только что спас им жизнь, сославшись на безобидные цветки. Так может это он сам душил их, а потом струсив бросил эту затею и теперь горько раскаивается. Да, дела.
   Решение же нашлось само собой. В непосредственной близости от Кима, прямо у него на глазах вырос точно такой же цветок, как и те которые он только что окучил, и не обращая ровным счётом никакого внимания на впавшего в ступор человека выпустил очередную порцию жгутов. Бросившись к людям Ким стал тормошить их, одного за другим. Медленно слишком медленно они приходили в сознание и он сделал то единственное, что пришло ему в голову. Выплеснул остатки воды из фляг, что моментально возымело эффект.
   - Ты что творишь, головастик! - зарычал Орос.
   - Спасаю вас! - выкрикнул Ким топча очередной цветок.
   - Какая красота! - Мия не совсем адекватно воспринимала действительность и приблизила голову к светящимся лепесткам в явной попытке понюхать.
   - Не смей, - лишь успел выкрикнуть мечущийся по площадке человек, а усики уже тянулись новообращённой линией по шее девушки.
   - Что за...? - Орос хотел встать, что бы приструнить взбесившегося смутьяна, когда понял, что его туго связывают стебли.
   - Они легко лопаются, тебе нужно лишь слегка поднапрячься!
   - Мне не нужно напрягаться, - ответил тот, высвобождая руку от лиан.
   Тем временем Айсор, разобравшись со своей проблемой, выдернул цветок, пытающийся задушить девушку. Нити тут же обмякли, а человек так и не выпустив жёлтого монстра из руки опустился около девушки.
   - Ты как? - поинтересовался он. В голосе чувствовалась тревога. Видимо не всё было так запущено, как это казалось.
   - Нормально. А что это было? - спросила она указывая на цветок в его руке.
   - Что было то прошло! - ответил он протягивая мёртвое создание Фолины.
   - Боюсь, что нет, - ответил Орос.
   Подняв голову, они увидели, как ещё два десятка цветков распустились на ветвях, и ещё столько же готовилось к открытию, не говоря о бутонах, зреющих в ожидании своего часа, а может и минут.
   - Нужно уходить, - озвучил Ким общую мысль.
   - Подъём, принцесса, - Айсор подхватил Мию, которой досталось больше всех и поставил девушку на нетвёрдые ноги. - Стоим? Стоим, - ответил он за неё. - Так Орос, ты первый. За ним ты, - указал он на Кима. - Затем пойдёт Мия. Я замыкаю. Вперёд не теряем время, - проговорил он скороговоркой вырывая растительную дрянь. - Если что сигналь! - обратился он уже к Молчуну, который начал спуск.
   Его грозная фигура скрылась во мраке и оставалось надеяться, что внизу их не ждёт очередной сюрприз, которых на сегодня уже было предостаточно. Спустя короткий промежуток времени раздался сигнал, повествующий о том что путь свободен и опасности нет, хоть на этом спасибо.
  
   Успешно уйдя от дерева-спрута, грозившего стать их могилой. Они теперь двигались к заданной цели с разумной поправкой. Уже светало, и по этому становилось легче ориентироваться. Люди были измотаны, выспаться как следует никому не удалось, да и состояние Мии не внушало доверия. Продвижение шло не в пример медленнее прежнего, но останавливаться никто не собирался. Лес нужно было пересечь, как можно быстрее.
   Несмотря на все их предостережения они не заметили одного. Утро так и не наступило. Кроны скрыли даже малейшие потуги солнечного света и люди брели в промозглой дымке, кутаясь в плащи. Говорить о том что им невообразимым образом повезло было слишком рано. Хоть туч сквозь зелёные кроны видно не было, все знали они сгущаются и что-то грядёт. Сама Фолина готовила для них очередную ловушку.
   - И куда теперь? И вообще почему так чертовски холодно и откуда весь этот туман? - Ким после случившейся цветочной битвы чувствовал себе более и менее уверенно, поэтому рассчитывал на то, что ему ответят.
   - Это особенность этого леса. Похоже, он не намерен оставить нас в живых! - Орос не собирался ничего скрывать и тешить их души напрасными надеждами. Смерть так смерть, выбор так собственный. Воинская выправка, одним словом.
   - И ты говоришь об этом так спокойно?!
   - Умолкните, я не могу сосредоточиться! - Айсор злился, не всё как ему хотелось пошло по плану. - Так, направление верное, нам туда. Не отставать! - и серо-зелёная ткань опять сорвалась с места.
   Туман начинал сгущаться, и это не сулило ничего хорошего. Поддерживать нужный темп при видимости, когда ты не видишь даже собственных ног элементарно невозможно. К тому же вставала и другая проблема, волки. Они то уж точно смогут сориентироваться и зрение им не понадобится, что бы пришить мерзких людишек, окончательно потерявших остатки совести.
   Вой раздался, когда они уже думали что всё обошлось. Заунывный и протяжный он прокатился сотней мурашек по телу и ещё круче закрутил белый дым. Спорить о чём либо было некогда. Теперь даже секунда промедления стоила жизни. Туман сгустился настолько сильный, что видимость стала нулевой. Разглядеть кто или что перед тобой не представлялось возможности, поэтому людей теперь связывала та самая верёвка, бывшая когда-то лестницей. Заданный темп, бил все мыслимые и немыслимые рекорды, но и его по всей видимости не хватало, что бы вырваться из сужающегося кольца захвата. Оставалось только удивляться почему они до сих пор живы, а не лежат с перекушенным горлом на терновом ковре жестокого леса.
   Сумасшедшая эстафета продолжалась уже который час, жёлто-оранжевые огни полные собственной непоколебимости, были антиподами маяков, и обозначали верную гибель. Они то возникали из молочных сгустков, то исчезали бросая в холодный пот своим замогильным воем, но если волкам чувство усталости было чуждо, то людское, пересохшее горло требовало воды. Ноги налились тяжестью, и всё сложнее становилось двигаться вперёд. Да и куда бежать, если белёсое марево окончательно поглотило существующую реальность, наставал черёд сдаться и отдаться на растерзание здешних обитателей.
   - Я больше не могу, - прохрипело из под капюшона, при этом, было видно, что каждое слово давалось с трудом, отдаваясь режущей болью в горле.
   - Останавливаться нельзя, осталось совсем чуть-чуть и мы будем спасены! - выкрикнули ей в свою очередь.
   Спасенье слово громкое и вызывает море эмоций, но когда человек измотан и видит перед собой лишь белую стену тумана, а из чувств остаётся лишь отвращение от прилипшей от пота одежды, да холодное касание костяной руки. Смысл этих слов моментально стирается, превращаясь в никому ненужный хлам на обочине дороги. Хотя на короткий момент и даёт толику силы и пока они есть нужно бежать. Бежать пока не упадёшь замертво или тебя не убьют.
   Замшелые камни удивительно странной структуры всё чаще стали попадаться под ногами, но у бегущих не было времени что бы как следует осмотреть их. Их гнали, как гонят гончие на охоте дичь.
   Бег выдавил из них почти все силы, когда трухлявые пни, обсыпанные каменной пылью, стали попадаться всё чаще, а ноги незаметно для себя вдруг не вынесли из уже привычных едких иголок на потрескавшиеся каменные плиты.
   - Что это? - Ким был немало удивлён такой резкой перемене ландшафта.
   - Это то, к чему мы так долго шли! - ответили ему, явно удовлетворившись результатом.
   - Неужели это Мёртвый Город?
   - Не совсем, это лишь окраина, но сам город огромен, во всяком случае так было во времена снега! - говоря это Мия кажется даже забыла об опасности и замедлила движение, но её быстро вернули на землю.
   - Чего встали?! Вперёд, ещё ничего не кончилось! Если вы не забыли у нас на хвосте проблемы!
   - Да, только теперь у нас появилась надежда выжить!
   Мия была чему-то несказанно рада, хотя причин радости Ким не находил. Ну, развалины, пусть и чего-то очень древнего, но каким образом это поможет избавиться от волков, он не понимал.
   - В этом каменном лесу?!
   - Именно и не сомневайся, Ким! - сказала Мия.
   Это было по меньшей мере непонятно, с его мнением никогда не считались, никогда ни о чём ни спрашивали и уж тем более никогда и ни при каких обстоятельствах не обращались по имени, а ведь прошёл по меньшей мере месяц, как он был с ними. Такова была судьба, рок и вечное несчастье детей, родившихся в Доме Речной Заводи.
   Мало по малу стали появляться строения. Они были сложены из странного на вид камня и с одной стороны пугали, с другой восхищали. В голову почему то приходило устаревшее: монументальный, что кажется, означало что-то грандиозно-большое. Окраина, как окрестили её спутники, могла вместить в себя все речные заводи, и всё равно осталось бы место. Огромные пустые окна зловеще глядели, на бегущих трусцой людей и было слышно, как ветер уныло напевает давно позабытую песню. Крошка под ногами скрипела с противным лязганьем, от того шаги казались в два, а то и в три раза громче.
   Мёртвый город, кто бы мог подумать. Он действительно когда-то существовал в далёком волшебном прошлом. Он был обитаем и любим, но потом всё оборвалось, и наступила другая эпоха.
   - Долго ещё? - спросил он отрываясь от своих мыслей.
   - Думаю, нет. Нам нужно добраться до ворот, и постарайтесь не шуметь! Я же сказал тихо!
   Они развернулись. Спустя столько часов непрерывной гонки они вновь увидели своих преследователей. Волки больше не думали играть. Прелюдия была закончена, пора было приступать к обеду.
   Чёрные, как сама ночь они стояли в предвкушение крови. Лоснящаяся шерсть, присыпанная серебристым пеплом туманной дымки, оскалившиеся пасти с острыми как бритвы зубами и слюна капающая на камни древнего города. Вполне можно было подойти и потрепать милую зверюшку за шелковистую гриву, тем самым успокоив вдруг озверевшее животное, если бы не адский огонь золотисто-янтарных глаз. Правильно говаривали древние: глаза - это зеркало души. С такой же живностью лучше и вовсе не встречаться, не то что бы подходить, и они побежали.
  
   Скрип, лязганье и скрежет раздирали улицы города. Волки наступали по пятам. Люди уже в который раз чертили обманный круг, в надежде хоть, чуть-чуть оторваться от погони, но всё было тщетно.
   - Кажется мы уже не далеко! - Айсор всё время что-то вымерявший в очередной раз притормозил что бы сверить свои подсчёты.
   - Ты это уже четвёртый раз говоришь! - Мия не могла не уколоть его, хотя прекрасно понимала, что без Айсора они вряд ли бы прошли и четверть пути.
   - Главное чтоб не последний! Поднажмём ещё!
   - Куда жать то?! На пределе уже!
   На последнем дыханье они вырвались на небольшую площадь, посреди которой находился камень вырезанный в строгих традициях геометрии. Выходы с площади конечно были, но воспользоваться ими не было никакой возможности, их окружили. Хотя, быть может их именно сюда и загоняли, но далеко не это сейчас волновало сына талой воды.
   Его интересовал камень, который должен был послужить им в переходе между внешним и внутренним кольцом города, во всяком случае, так было указано в источнике. Почему всё должно было происходить именно так он не понимал, точнее просто не было времени, что бы понять. Древние со своими ритуальными заворотами и искажениями реальности перебарщивали порой, что в принципе и послужило в конечном итоге толчком для их исчезновения, но сейчас исчезновение грозило им, если они не справятся с данной установкой. А то что этот камень являлся сложным механизмом не было даже сомнения. Вопрос заключался лишь в том, как его задействовать. Ждать пока они разбираются с структурами никто не собирался.
   Запихнув Мию на самый верх и дав девушке пару указаний, горец стал прорабатывать возможные варианты. В данном конкретном случае их могло быть бесчисленное количество, но подойти мог лишь один. Дом Чистого ключа всегда гордился своим высоким происхождением, так пусть же Мия покажет насколько это верно на самом деле. Врата должны активироваться в противном случае их ждёт не совсем героический конец.
   - Ну, всё кранты! - Ким понял что бежать больше некуда.
   - Подожди, - ответил Молчун, доставая своё оружье.
   Эти слова означали бой. Да что же это такое?! Бегали-бегали, а теперь выходит на камешек, как на алтарь ляжем все дружно. Вот удружили то!
   - Эй, ты, оружьем пользоваться умеешь? - расценив обстановку, Орос всё же решил предоставить парню шанс, тем более что Мия с Айсором были заняты.
   - Есть немного, - ответил парень, хотя по правде сказать опыта в этом деле у него было немного, но стоять с голыми руками, когда на тебя облизываясь надвигаются чёрные порождения, ой как не хочется. Да ещё и Айсор возится с этим камнем. Нашёл время. Там даже надписи ни одной нет, не говоря уже о рисунках.
   Волки тем временем подходили всё ближе. В горящих глазах читалось явное превосходство. Этим машинам для убийства был неведом страх. Они не знали жалости и снисхождения. Их целью было убийство, а кровь пролитая на мостовую должна была стать тому подтверждением.
   Ким сжимал пусть и не такое хорошее, как у Айсора, но всё же оружье. Рукоять в руке давала ощущение хоть какой-то уверенности. Хотя когда волк прыгнул, оно испарилось, как капля воды на жарком солнце.
   В отличие от впавшего в столбняк парня, Молчун не дал осечки. Первому же волку, который посчитал их слишком лёгкой добычей он заехал кулаком в морду, а затем полоснул лезвием бок. Тот взвыл и оскалившись отскочил. Видя, что стае наносят урон и калечат, животные вступили в полномасштабную схватку, не ограничиваясь больше наблюдением.
   Айсор, тем временем, сцепился с другим волком. Тот стоял на задних лапах, превосходя человека чуть ли не в два с половиной раза. Из оскаленной пасти слышалось рычание, а из-под лап выбивались сгустки тумана. Демонические твари. Они и вправду были порождением этого города. Служители этих земель и его вечная охрана, что бы такие как они не совали свой нос, куда не следует.
   - Помочь не желаешь или так и будешь пялиться?! - прошипел горец сквозь зубы.
   Фраза возымела действие и Ким бросился на помощь. Не зная что именно нужно сделать он тупо вогнал лезвие под рёбра зверя. Тот тотчас оторвался от Айсора и переключился на человека, который только что совершил огромную глупость. Вытащить клинок он не успел, и через секунду когтистые лапы уже рассекали воздух перед его лицом. Оружье подобно пике, которой протыкают быков торчало из тела, но похоже это мало заботило озверевшее животное.
   - Куда зверюга?! - протянул, оскалившись Айсор, и схватив за хвост рванул к себе, когда тот уже был готов бросится на безоружного Кима.
   Животное округлило свои пылающие глаза, плеснув тёмно бардовыми искрами радужки. Манера передвижения, пластика и контроль пространства с которым животное справлялось с, набегающими на него, врагами поражали. Волк не остановился ни на минуту. Чувство боли, которое испытывают другие живые существа была для него чужеродным и таким же непонятным как и этот город для людей. Зверь развернулся по крутой дуге и с новой силой бросился на человека.
   Допустить сближение, означало верную смерть, тем более что животные не бросались все скопом, а наносили чёткие, планомерные и от того максимально эффективные удары. Кружащийся юлой волк был весьма неплох. Впавший в ярость он плохо различал своих и чужих, от того становясь прекрасным живым щитом. Единственным но, было то, что этот самый щит грозился в любую секунду обернуться карающим мечом для собственного же хозяина.
   Тем временем, Орос знакомил жителей леса со своими кулаками. Бросавшихся на него животных ждали отменные тумаки, после которых, как правило, звери впадали в состояние тупых колобашек, а выходя из него становились ещё злее. Униженные животные с двойной злостью метили в горло, ноги и руки обидчика. Он пока стаял подобно скале, но долго это продолжаться не могло. Человеческие силы имеют предел, тем более что животных было в два, а то и в три раза больше, а для того что бы перегрызли горло достаточно лишь одного неверного движения.
   Пока Молчун колошматил псин с видом вышибалы из бара, Айсор всё же разобрался с волком, которым устроил крутилки-моталки. Измотанное животное уже плохо понимало, где небо и земля. Лапы опускались на землю с тяжестью в дым пьяного мужика, а попытки напасть становились всё неуклюжее. В какой-то момент человек просто выпустил хвост животного из рук, и то шлёпнулось у ног Кима.
   - Что смотришь?! Действуй, пока он не очухался, - с этими словами он переключился на очередную оскаленную морду.
   Огромные клыки с горящими глазами, и рычание заставляющее дрожать всё тело в начале уже так не пугали. Страх велик только тогда, когда опасность предстаёт в единственном числе, а здесь её было более чем предостаточно. Захлёбываясь собственной слюной, волки бросались на людей, но чувствуя неладное в приготовленном для них оружье отскакивали назад. Безусловно, не обделённые интеллектом твари и глупец тот, кто не разделяет это мнение.
   Ким устал. Махать клинком, пусть и не таким тяжёлым, как у Ороса было занятием не из лёгких. Дышать было тоже тяжело. Горло пересохло и он боялся даже сглотнуть. Повисающая в висках боль начинала оказывать своё губительное действие. Ещё немного и он ляжет, и мир ему будет прахом, а песнь славы исполнят волки.
   За всем этим набежавшим кошмаром никто даже не обратил внимания на Мию. Девушку в самом начале схватке посадили на симметричный камень и запретили даже спускаться с него, невзирая на любые обстоятельства. Сидя на верху, она чувствовала себя более или менее в безопасности. Не один из хищников до сих пор даже не сделал попытки достать её, и она замерла, словно мышь, боясь шевелиться.
   Девушка словно во сне наблюдала как Ким теряет оружье, затем как Айсор спасает положение и даёт время для передышки остальным, как Орос прибегнув к своим методам, решает разногласия с местным колоритом, но потом ей стало не по себе. Не для того они шли сюда так долго что бы пасть так и не узнав самого главного. Они шли за знанием и ответами, а наткнулись на глухую стену, потерев ключи где-то по дороге.
   Эти мысли были настолько прозаичны, что захотелось рассмеяться. Великий город был перед ними. Они стояли на его пороге, но их не пускали. Иллюзии с которыми она шла сюда, готовы были разрушится. Человеческое достоинство, отвага и непременная награда за труды и пережитые неприятности, всё это казалось таким смешным. Их путь заканчивался здесь и сейчас, у этого серого с красноватыми прожилками камня, которых она почему-то не заметила в начале. Может потому, что их вовсе не было?!
   Она присмотрелась по лучше. Тугая сеть мускулов расходилась точно от того места, где сидела девушка. Первое, что пришло в голову, это спрыгнуть, но клацающие звуки внизу не позволили осуществить задуманное. К тому же ничего страшного и не происходило. Прожилки лишь выявляли какой-то замысловатый узор вязи. Всматриваясь в выпуклые линии и водя по ним пальцем, она и не заметила, как пропали все остальные звуки. Воздух наполнился какой то морозной прохладой, а изо рта пошёл пар. Девушка слегка поёжилась, а когда оторвала глаза от камня, то не поверила им. Яркость и чистота происходящего защемили душу также, как и церковные колокола.
   Вокруг неё лежал белый и мягкий снег. Она ощущала прикосновения тёплых снежинок на ресницах, похожих почему-то на безумно яркие полевые цветы, согревающие и пьянящие своим ароматом. Вдалеке на фоне лазурных гор виднелись заснеженные поля.
   Чёрное небо, было усыпано звёздами, и северная аврора, колыхалась на невидимых качелях. Но главное - это снег! Морозная вода, невиданное чудо ушедшей Эпохи Водолея. Он лежал пушистым ковром под ногами и стоило только протянуть руку, что бы почувствовать всю его прелесть. Зарыв ладони в святящиеся кристаллы она почувствовала лёгкий укол, а затем всё поглотил свет.
  
   Никто даже не понял, что именно произошло. Яркая вспышка вырвалась из камня, на котором сидела Мия и на краткий миг озарила белым ослепительным светом округу, погасив все звуки. Когда же зрение и слух вновь восстановились, люди поняли что находятся не совсем в том месте, где были до этого. Площадь, волки, всё это было, но они находились уже в другой плоскости и как ни странно животные первыми поняли это. Они издали такой истошный вой, что даже мёртвый бы поднялся из могилы. Он затопил собой всё вокруг, став единым целым с воздухом, но вдруг таким же непонятным образом погас, заставив людей переглянуться. Страшные стражи леса ушли, оставив за собой клочки белой взвеси.
   - Что произошло? - Ким плохо понимал происходящее, слишком уж много событий происходило в его жизни в последнее время.
   - Мы прошли, - ответ Айсора звучал просто, но куда именно они прошли оставалось неясным.
   - Куда?
   - В город или ты ещё куда-нибудь планировал попасть?! - Молчун конечно был прав, но если так рассудить они ведь были в городе и до этого или сын реки всё же что-то упустил.
   - Нет.
   - Ну, раз нет, так пляши!
   - Это ещё зачем? - удивился парень.
   - Затем что мне так хочется! - проговорил Орос с улыбкой.
   - Заткнулись все, - Айсор терпеть не мог подобного.
   - Заткнусь, - окрысился Ким, - когда скажете почему ушли волки!
   - Закончилась их территория, - получил он вполне исчерпывающий ответ.
   - Значит, мы в безопасности?!
   - На какое-то время.
   - А потом?
   - А потом суп из тебя сделаю, если не замолчишь!
   - Понял я, понял, молчу уже, - пробубнил себе под нос Ким, но тут его вновь прорвало, - А что с Мией?
   - Как раз в этом я и пытаюсь разобраться! Орос сделай что-нибудь, пока я ненароком не прибил его.
   Тот понимающе кивнул и отвёл парня в сторону. Девушка была без сознания, а её кожу покрывали мурашки. Необычайно холодное тело онемело, словно бы превратившись в лёд. Её вполне можно было принять за мёртвую, если бы не ровные удары сердца в груди. Город встретил их очередным сюрпризом.
  

Мёртвый Город

  
   Тёмно пурпурный шар висел, подвешенной сочной ягодой. Подкрашенное малиновым соком небо веяло осенней прохладой и горькой рябиной. Рубиновые же облака наполнялись багровым сиропом и сулили непременный дождь. Необычайно красивое зрелище, но не в данных обстоятельствах. Айсор взяв Мию на руки шёл по Мёртвому Городу не испытывая ничего кроме жуткой усталости. Стеклянная вата хрустела в ногах и руках, напоминая о том, что запас внутренних сил всё же имеет пределы.
   - Всё в порядке? - поинтересовался Орос, шедший рядом.
   - Да, - односложно ответили ему.
   - Мы пришли.
   - Годится, - ответил Айсор заходя внутрь и осматриваясь. - Есть куда положить?! - спросил он, всё ещё держа так и не пришедшую в сознание девушку.
   - Да, там, в центральной комнате есть неплохой диван.
   - Хорошо.
   Пламя весело пожирало сухие поленья, незнамо откуда принесённые Молчуном. Айсор сидел, придвинувшись поближе к огню, заворожено слушая потрескивания и щелчки костра. Теперь выйдя из леса он наконец скинул плащ с капюшоном, что позволяло рассмотреть человека. Хотя в облике его было что неуловимое, что вызывало сомнения в его человеческой натуре.
   В глазах сына талой воды кружились огненные шарики, а на ладонях танцевали рыжие муравьи. Длинные чёрные волосы струились чуть заметной волной, ровные брови смоляной гусеницей, изгибались, слегка касаясь пушистых ресниц. Чуть смугловатая кожа отдавала металлическим блеском играющих бликов костра. Он, как и все остальные не спал, несмотря на измождённость. Это было понятно, Мия до сих пор прибывала в состоянии анабиоза.
  
   Лёгкий ледяной наст покрывал тело девушки. Глаза остекленели и не было даже малейшей возможности моргнуть. Она видела, как падают и искрятся в снежинки в лучах солнца, как вокруг неё вьётся хоровод снежной метели и тысячи, если не миллионы непонятных символов проходят через тело, отзываясь лёгкими судорогами. Образы и воспоминания из её жизни мелькали резными картинками в сознание, словно кто-то невидимый листал страницы книги. "Человек" прорезалось на снегу, и скорлупка стала таять.
   Невероятная картина морозного рая стала меняться. Оттаивала не только Мия, но и всё вокруг. Снега текли, превращаясь в потоки прозрачной воды. Она гремя неслась с гор, заливая долины, талым снегом.
   - Путь открыт, - прозвучало по долине хрустальным перезвоном. С этими словами вода испарились, оставив под собой безжизненную землю, изъеденную жарким солнцем. От напоминания о былом снежном покрое свидетельствовали лишь слабые струйки пара, поднимающегося в небо. В следующее мгновение небеса заволокло тяжелыми тучами, которые с минуты на минуту должны были разразиться дождем. А затем прозвучал взрыв брызг и крика, от которого могли лопнуть барабанные перепонки. Бесчисленные голоса, слившись в один протяжный вой заглушили действительность и острыми пиками врезались в кожу. Она очнулась.
   Открыв глаза, девушка обнаружила себя в незнакомом помещение. Она лежала на диване, укрытая походным одеялом. Пошевелившись она с удивлением обнаружила, что не испытывает никакой усталости, словно бы и не гонялась последние сутки-двое по лесу. Привстав, она увидела, как костёр доживает последние минуты.
   "У них получилось", - пронеслось в голове, но она не помнила, как попала сюда. Покопавшись в воспоминаниях, ей удалось выловить лишь одно. Это были возникшие вдруг прожилки на пятиугольном камне. Значит, всё это время она была без сознания. Хорошо бы ещё узнать, как долго это продолжалось.
   Она ещё раз осмотрелась. На улице явно шёл ливень. Звуки дождя она не могла спутать ни с чем. Здесь же под крышей дома глубоко спали. Орос расположившись в углу, Ким завернувшись в плащ и Айсор пристроившийся у огня ближе всех к девушке. Она улыбнулась. Все были здесь. Даже Ким. Было бы жаль потерять его, особенно после того, как он спас им жизнь. Хотя теперь он вполне мог идти на все четыре стороны, но и то что он до сих пор был с ними было неплохо. Она последний раз улыбнулась, и немного поёрзав, закрыла глаза. Утро вечера мудренее, как говориться, с остальным можно разобраться позже.
  
   Ким проснулся со смешенными чувствами. Ещё только вчера он жил в обычном мире, даже не подозревая, что рядом находится город, в котором понятие другого измерения не пустой звук. Другой вопрос состоял в том, что Мия до сих пор не очнулась. Девушка с момента переноса, словно окоченела. Никто ему ничего не объяснял, но то что это не нормально он понимал и сам.
   - Вот ведь, - сын заводей и сам не понял, как ругнулся вслух.
   - Смотри-ка, не успел встать, а уже недовольный. Ответом на это высказывание послужил звонкий женский смех.
   - Мия! - Ким встрепенулся и вскочил с места.
   - Мия, Мия, - улыбнулась девушка беззаботно. - Вижу ты рад меня видеть.
   - Да, - чуть смутившись, ответил он. Не от того что его радость была слишком ярко выражена, а оттого, что его в очередной раз не разбудили. - Вы в порядке?
   - Да, спасибо, что спросил, - поблагодарила она.
   Дальше разговор шёл уже между Айсором и Мией, которые обсуждали какие-то свои элементы, связанные с изучением города. Они долго о чём-то спорили, решая как лучше организовать деятельность их небольшого отряда. Мия настаивала на немедленном выходе группы, ну конечно, она ведь лучше всех выспалась и отдохнула. Айсор же лишь уныло кивал, в нужных местах вставляя свои комментарии. В конечном итоге они сошлись на том, что нужно переждать дождь, или хотя бы дождаться момента, когда он немного утихомирится.
   Полученное время каждый использовал на своё усмотрение. Кто отдыхал, кто чистил оружье, кто слонялся по дому в надежде обнаружить что-нибудь интересненькое помимо дивана. Ким же попросту умирал со скуки. Привыкнув к постоянному движению, было крайне сложно сидеть без дела. Конечности, конечно, побаливали после недавней схватки и кросса, но не так что бы так уж серьёзно. Так что он сидел и слушал дождь. Капли, ударяясь о землю, разбивались мелкими бусинами, соединялись в мелкие ручейки и ползли по гладким камням затерянного города.
   Айсор всё правильно сделал. Мия даже представить себе не могла, какого это бродить под струями холодного дождя. Так что брожения по улицам в надежде найти чего-то там были отложены. Тем более никто не знал что могло обитать в этих брошенных каменных дебрях.
   - Чего задумался? - голос Ороса вывел Кима из размышлений.
   - Ничего.
   - Что совсем ни о чем не думал?! - вполне натурально удивившись, переспросил он.
   - Ну, это так, - замялся он. - Не важно, в общем.
   - Мысли есть, так выкладывай, - отрезал здоровый как мул горец.
   - Да, вот думаю, почему волки сюда пробраться не могут!
   - Это элементарно. Их не пропускает защита, - ответил немного не понятно для Кима Молчун.
   - Защита чего?
   - Города конечно.
   - А нас тогда почему пропустили? - задал новый вопрос парень, видя что собеседник настроен на разговор и речник в кое то веки может получить ответы.
   - Мы прошли тест, - голос принадлежал Мие.
   Ким замолчал не зная что дальше делать. Он надеялся расспросить Ороса, в отсутствие этих двоих, а они так внезапно вернулись. Хотя чего тут удивляться они же не в поход ходили, а всего лишь дом осматривали.
   - Вижу что тебе интересно, какой именно. Что ж удовлетворю твоё любопытство. Тест был на человечность.
   - Не понял.
   - Я тоже, - девушка немного странно улыбнулась, посмотрев на Айсора, но тот даже бровью не повёл. Немного помолчав, она продолжила. - Строители этого города были иными, нам не понять логику, которой они руководствовались. Но то что тест был именно на проверку принадлежности к человеческой расе могу сказать точно.
   Она говорила, и Ким не мог не отметить, насколько она прекрасна. Светлые волосы, сплетенные в тугую косу, глаза цвета весенней листвы. Мягкие черты лица и удивительно тонкая кость, что делало девушку невообразимо хрупкой и несколько кукольной. Тем ни менее в ней чувствовалась сила и несгибаемый характер источника. Даже странно что такая девушка оказалась здесь. Он был согласен с Айсором на все сто, она настоящая принцесса. Во всяком случае, для него.
   - Что теперь? - задал очередной вопрос Ким, видя что никто не собирается уточнять нюансы этого самого теста.
   - Теперь мы здесь, - ответила девушка.
   - А волки?
   - Опять ты со своими волками?! - Орос стал аж в два раза больше от возмущения.
   - Волки, пожалуй, нас больше не побеспокоят.
   - Вы думаете в самом городе их нет?! - его удивляла такая уверенность, тем более что никто из них до этого не был в этом месте.
   - Нет, но здесь может водиться что-нибудь и похлещи!
   - И вы так просто говорите об этом? - житель заводи был немало удивлён.
   - Тогда иди в угол, речник, и начинай! - голос Айсора был наполнен такой властью, что не подчиниться было просто не возможно.
   - Что начинать?
   - Бояться! - видя какой эффект он производит на парня, он снизил обороты и добавил. - Ладно, иди лучше проверь не закончился ли дождь.
   Айсор оказался прав. Ливень перестал, и небо мало-помалу прояснялось. Воздух ещё был наполнен раздробленными каплями, но они, ни в коей мере не могли сравниться с потоками воды низвергавшейся на протяжении всей ночи. Теперь же когда дождь всех дождей закончился, они немедленно приступили к осмотру. На первом этапе было решено не разделяться. Проведённая в городе ночь ещё мало о чём говорила, а неприятности обычно появлялись тогда, когда меньше всего их ждали.
  
   От промытых дождём улиц веяло каким-то едва ощутимым ароматом. Дух прошлого витал в этом месте, мешался с красками утра и вырисовывал картины так непохожие на привычный мир. Они были первопроходцами в месте, о котором забыло даже время. Мёртвый Город по прежнему существовал, несмотря на то, что его строители уже давно канули в лету. Словно бы в подтверждение этих мыслей ветер задул сильнее, но не достигнув людей, растворился в ровном каменном коридоре.
   Люди шли молча боясь спугнуть возникшее ощущение мистерии над головами. Даже звук собственных шагов теперь казался чем-то необычным. Миновав небольшую, по здешним масштабам, улочку, они вышли на мощённую красными плитами мостовую. Каждый камень представлял собой частичку огромной мозаики, которая при ближайшем рассмотрении обнаруживала сцепки символов. Они располагались группками на обочинах, формируя выступы из которых как по волшебству вырастали уличные фонари. Идти по такой сказочной тропе было чудно. Ничто не могло тронуть каменной идиллии и ровного полированного блеска, даже трава неизменно прорастающая в самых неожиданных местах в этот раз решила не нарушать равновесия. Всё оставалось таким же нетронутым и не покорённым, как и много веков назад.
   - Как красиво! - Мия стояла возле одного из столбов, в восхищении поглаживая резьбу.
   - М-да, умели когда-то делать, - в свою очередь подтвердил Орос.
   - Айсор, а ты что думаешь? - обратилась девушка к горцу, который никоем образом не выражал своего восторга.
   - Думаю, что это столб, ни более, - сказал как отрезал и не поспорить ведь, но Мия была бы не Мией, если бы не вступилась за творение древних мастеров.
   - И ты больше ничего в нём не видишь?!
   Айсор странно посмотрел на девушку, подошёл к столбу, обошёл его кругом, повертел головой вверх вниз и только после этого маленького представления ответил.
   - Почему же, вижу! Это не просто Столб, это Фонарный Столб!
   - Айсор, я тебе поражаюсь. Это ведь ювелирная работа, а если посмотреть сколько их на этой улице, то даже невозможно представить на каком уровне находилось мастерство древних! Разве это не вызывает в твоей душе восхищения?!
   - Это я тебе поражаюсь, Мия! Мы здесь стоим уже минуты три, обсуждая столбы, пусть и весьма привлекательные, но заметь ты сама противоречишь себе!
   - Это в чём же?
   - А хотя бы тем, что заметив роскошность столбов, ты забыла о том, что они являются лишь элементом города. А значит это лишь кустарное производство и если человек нашего времени так восхищается тем, что было приемлемо для обычного обывателя тех времен, то что ты скажешь, когда увидишь действительно что-то ценное?!
   - Здесь ценно всё, - пресекла его девушка.
   - Согласен, но это не значит что нам нужно тратить время на вещи, которые хоть и стоят того, но для нас не играют роли. Выворачивать столбы никто не собирается!
   - И что ж теперь?
   - Теперь, нам следует двигаться вперёд по намеченному маршруту. Думаю, что найдётся ещё немало того, что заинтересует должным образом твой взор! - и он лукаво подмигнул, намекая на то, что он не намерен ссорится из-за подобных пустяков. Тем более всё равно всё будет так, как скажет он, хочет она того или нет.
   Продолжив свой путь, и более не отвлекаясь на "повседневные столбики", как нарёк их Айсор, они углубились в город. Измерить пройденное расстояние было сложно из-за скрытой домами линии горизонта, но это давало великолепную возможность полюбоваться на лепнину, которая особым образом смотрелась в обрамлении солнечных лучей. Карнизы с крутыми переходами, словно выдвигающиеся из камня балкончики, поддерживаемые струеобразными колоннами и пустые зарницы окон. Именно они и возвращали людей в действительность, которая напоминала им о давно покинутой обители. Ветер упорно напевал мелодию печали и грусти, а отряд продолжал идти по прямой как стрела улице, пока она не вывела их на площадь.
   - А вот это я точно намерена осмотреть! - выдохнула Мия, явно обращаясь к Айсору.
   - Как тебе будет угодно, - безразлично пожав плечами, ответил он и поспешил нагнать девушку, которая поддавшись очередному романтическому порыву, рванула к фонтану. Самым удивительным было то, что он до cих пор работал и выглядел более чем безупречно.
   Стенки округлого бассейна были матово бархатистыми и отдавали каким-то медовым сиянием, от которого кажется даже появлялось чувство сладости во рту. Искрящаяся вода была настолько прозрачно-бирюзовой, что в неё хотелось бросится с головой, испытав всю свежесть и близость бившего здесь ключа.
   - Ну, что, хороша водичка?! - Айсор решил поинтересоваться.
   Место было замечательным, настоящий райский уголок. Особенно были хороши обнажённые фигурки женщин застывшие в танце на гигантской ракушке.
   - Не знаю, не пробовала ещё!
   - Так попробуй, хотя стой, - остановил он её руку, когда та уже готова была нырнуть в родниковую воду. - Ким, вижу, ты тоже оценил прекрасных нимф, - горец белозубо улыбнулся.
   Речник потупился, не следовало ему так рьяно рассматривать творения скульптора, вот и нарвался в очередной раз.
   - Да ладно тебе, я тоже оценил венки из нежных васильков на их головах, - девушка от подобного заявления лишь поморщилась. - Водички, кстати, не желаешь?!
   - Хотелось бы, - подтвердил Ким.
   - Так вперёд, - сделал приглашающий жест горец.
   - Я?
   - Нет, я!
   - Ну, как же вы?!
   - Если тебе говорят: пей, значит пей, - вмешался как обычно Молчун.
   В общем понятно. Опять подопытного из него делают. Они в Мёртвом Городе, значит, и вода здесь вполне может быть мёртвой. Хотя как может мёртвая вода так чудесно пахнуть?! Его нос уже давно щекотал сладковатый запах полей, так что поднеся лицо к воде он обнаружил, что данным эфиром пропитаны частички источника. Решив, что опасаться нечего, он сделал большой глоток. А дальше не произошло ничего. Вода оказалась обычной.
   - Чего недовольный такой? - Орос заметил изменения в мимике человека. Не то что бы эмоции Кима были сверх отрицательными, но и ошибок допускать тоже не следовало. Отравиться сладкой водичкой не хотелось.
   - Нормальный я, - обтирая руки ответил парень.
   - А вода?
   - Вода как вода, пить можно.
   - А чего набычился тогда?
   - Вы сами попробуйте сначала!
   - Орос, - Мия поняла, что от упрямого парня они ничего не добьются. - Ну, что?
   - Вода как вода, - ответил воин с тем же непонятным выражением.
   - С таким умением описывать, вам в палатах владетеля не работать, - засмеялся Айсор.
   - Больно надо! - Ким не понимал сарказма, тем более как можно описать воду, которая ну просто вода.
   - Ну, тебе может и не надо, а вот многие стремятся! - огласил истину горец и зачерпнул воды из фонтана. Теперь все уставились на него в ожидании комментариев. - Хм, а водичка то с секретом оказывается, - и он зачерпнул ещё, что привело остальных в смущение.
   Мия мало понимала что происходит. Один сидел недовольный, другой не смог толком объяснить, третий так вообще лакает. Хороша компашка ничего не скажешь, но тем ни менее все опять стали прикладываться к воде в надежде обнаружить в ней то что Айсор увидел с первого раза. Мия тоже решилась. Вода оказалась обычной. Без вкуса, без примесей, одно слово: вода. В ней не было той медовой пыльцы, которая насыщала воздух вокруг. Эти две вещи существовали независимо друг от друга, служа прекрасным дополнением. Мия взглянула на Айсора и всё поняла. Этот товарищ был не та прост. Гибкость ума, слаженность и внешность всё было гармонично в этом человеке.
   - Вижу, не один я ценил вкусовые качества, да, принцесса?! - проговорил он, всё так же улыбаясь. - Можешь не напоминать, я в курсе, что ты не любишь, когда я тебя так называю, но что поделать, - развёл руками он.
   - Может перестанешь наконец паясничать?!
   - Может и перестану, когда буду совсем старенький, и у меня выпадут все зубы, что конечно не дай Бог!
   - Ты не исправим!
   - Как и ты! Ладно, расслабились мы что-то! Водички все попили?! Вот и славно, а теперь ножками вперёд, вон к тому домику, - продекламировал он, указывая на роскошный особняк.
  
   Само здание не блистало изысками, его отличали лишь выдающиеся размеры и цвет розового заката. Создавалось ощущение, что здание было вырублено из цельного куска мрамора, чему служили подтверждением плавные переходы увивающих его прожилок. Тем более что люди не заметили ни единого стыка плит, из которых могла быть сложена конструкция. Такой уровень строительства вызывал смешенные чувства гордости и разочарования. Сам факт пребывания здесь уже был даром.
   - Ждите, - скомандовал Айсор и направился к такой же мощной, как и само здание двери.
   То что это была именно дверь у сына талой воды не было сомнений. Другой вопрос заключался в том, что эта самая дверь, впрочем, как и всё здание, представляла собой тот же кусок мрамора, что и всё здание. Во всяком случае, так оно казалось. Осторожно поднявшись по гладким ступеням он ещё раз убедился успешности строений древних. Ни одна из ступеней ни покосилась и не пошла трещинами, более того все они по-прежнему так же неукоснительно блестели. На краткий миг Айсор даже ощутил незримое присутствие, будто город не совсем мёртв, как кажется на первый взгляд. Просто по каким-то причинам жители оставили его на попечительство ветра, но с минуты на минуту должны были вернуться. Поэтому не в интересах чужаков наводить здесь свои порядки.
   Стряхнув морок, он осмотрел дверь. Гладкая, без единого зазора не оставленного даже для замочной скважины, сдвинуть такую было себе дороже, не могли же быть все такими силачами. Сила есть ума не надо, - гласила древняя пословица, но ведь без ума не смогли бы построить даже мизерную часть этого города. За этими размышлениями сын талой воды приложил руку к единственному месту, которое могло сдвинуть дверь и впустить их в цитадель. Им служил спиралевидный символ, который в момент соприкосновения невероятным образом закрутился и вмялся в твёрдый камень, как в глину, оставив после себя круглую прорезь, а затем дверь бесшумно стала отворяться.
   Айсор отошёл, надышаться вековой пылью ему не хотелось. Остальные же с нетерпением ждали, когда рассеется облако выплывшее наружу. Пыли за это время всё же скопилось предостаточно.
   - Ты знал как открыть её?! - подняла брови Мия. Познания сына талой воды немного пугали. Эти места испокон веков считались неприкосновенными. Ни одно из экспедиций снаряжённых сюда не увенчалась успехом. Самым продвинувшимся в этом плане считался отряд, состоящий из двадцати семи человек. Они дошли до города и сделали кое-какие описания окрестностей, а так же зарисовки, но вернулось их всего четверо, но все они скончались в результате череды несчастных случаев спустя неделю после прибытия. А здесь такое.
   - Скажем так, я предположил.
   - А святые воды расположили, так?! - не удержалась Мия.
   - Именно, - улыбнулся он.
   - Может, мы уже войдём туда? - Ким восхищался спокойствием, с которым Молчун стоял у открытых дверей, его же самого прямо таки раздирало любопытство.
   - Что не в терпёж уже? - горец явно указывал на нетерпение Кима сходить по маленькому.
   - А если так, то что?
   - Ничего! - усмехнулся шкаф. - Ты смотри, тогда по осторожней, когда территорию метить будешь. Вдруг что! - посоветовал Молчун с той же усмешкой.
   Ким проигнорировал высказывания и уставился на открытую дверь. Ну, разве им самим не хочется туда заглянуть?! Как можно сидеть на пороге, когда там ждут несметные сокровища, в чём он, кстати говоря, ни капельки не сомневался.
   - Чего ты пыжишься?! Самим хочется заглянуть! - видя что парень прибывает в кислой агонии ожидания Орос решил его чуть потеребить. Пусть учится, может и выйдет из него толк.
   - А чего тогда сидим?
   - А ты видел какая там пыль?!
   - Ну, видел, и что?! В лесу чай по хуже было.
   - Не было.
   - Это почему же?! - удивился речник.
   - Там был воздух, - ответили ему.
   - А здесь же что?
   - А здесь не воздух, здесь газ.
   - Не понял.
   Орос вздохнул. Парень хоть и был смышленый, но очень много не знал, что ж если взялся за разъяснения нужно доводить их до конца. Воин продолжил.
   - Обрати внимание на окна этого здания, - дал наводку он.
   - Они закрыты, - ответил Ким.
   - Не просто закрыты, а закупорены.
   - Ну и что?!
   - А то, что при закупорке помещения в нём не происходит циркуляции воздуха. В результате чего образуются едкие газы. А теперь подумай, что там могло скопиться за столько веков!
   Ким молчал. И в правду перспективка не из приятных, от собственной глупости и нетерпения отравится какими-то древними испражнениями. Лучше уж посидеть на камешке и погреться на солнышке. Может и загарчик какой прихватит.
   Видя, что его поняли. Орос ухмыльнулся. Парень неплох, жаль конечно что из заводей. Это существенно портит дело.
   - Вижу, что общеобразовательная лекция закончена. Вперёд, господа хорошие!
   Айсор выждав необходимое для проветривания время решился на дальнейший штурм, и поднявшись по ступеням они вступили в обитель, которая стояла нетронутой многие и многие века.
  
   Тусклый полумрак окутал людей. Пыль успела осесть, но ветер, получивший доступ в коралловую цитадель, шевелил серую вату, от которой хотелось чихать. На сером пепле появлялась цепочка человеческих следов, которые оживляли это странное место, оказавшееся не совсем таким, как оно казалось снаружи.
   - Это же похоже на..., - восхищению девушки, кажется, не было границ.
   - Да, это театр, - подтвердил Айсор.
   - Это чудо! - Мия стояла посреди круглого зала, утопая чуть ли не по колено в пыли, но у неё было ощущение, что она стоит на мягкой траве. Волнение от открытия было настолько сильным, что забивало все остальные чувства, а вот Ким не совсем разделял её восторгов.
   - Чудо в чём? - конечно он не был невеждой, но что мог дать им театр. Актёры сгинули, а сцена сгнила. Невелика находка, как говорится.
   - То что мы находимся здесь! Быть может, где-то в этом здании сохранились записи и сценарии тогдашних представлений! Хотя кому я это объясняю, всё равно не поймёшь!
   Речник хотел было ответить, что он вовсе не такой дубосос за которого ни все здесь его принимают, но его опередил Айсор.
   - А знаешь, Мия, он ведь прав, - эти слова ввели в оторопь всех, включая Кима. Горец встал на его сторону. Неужели газы не до конца выветрились?! - Что толку, что мы найдём эти рукописи. Они скорей всего на корню прогнили, если вообще в пыль не рассыпались, которой здесь предостаточно.
   - Но ведь это возможно, - возразила девушка, но уже без прежнего пыла.
   - Возможно, если воды сжалятся над нами, и совершится чудо, о котором ты говорила.
   По выведенной только что фразе Айсора смело можно сказать, что данное место для него потеряло всякий смысл. Сын талой воды не собирался отвлекаться на "мелочи" типа учётных записей театралов и изучению гримёрок, и он непременно бы его покинул, если бы ни Мия.
   - И что же теперь?! Уйти?! Не осмотрев даже помещений?!
   - Осмотреться можно, если ты так на этом настаиваешь, но повторяю: смысла в этом много не будет,.
   Он хотел сказать ещё что-то, но Орос вдруг чихнул, а за ним Мия, Ким и так далее. Пыль стала подниматься с пола, грозясь задушить в слёзных позывах людей.
   - Закройте рот и нос, - скомандовал горец и двинулся, увлекая остальных за собой в глубь огромного зала.
   Скрывшись от поднявшейся пыли между двумя винтообразными лестницами, люди немного пришли в себя. Поведя ладонью по перилам, Мия была более чем удивлена, на них не было пыли. Ещё одним странным фактом было то, что камень был тёплым.
   - Фу, ну и пыльно же здесь!
   - Да, хозяева совсем распоясались! При встрече нужно будет им напомнить о необходимости влажной уборки! - ответил Орос серьёзно.
   - Я смотрю, у вас обоих планы более чем глобальные! - поставил Айсор их на место. Нужно было как можно быстрей осмотреть помещения и покинуть здание.
   - Посмотрите лучше сюда, - девушка решила обратить на себя внимание и поделится открытием.
   - Хм, интересно, - сын талой воды положил руку на перила. - Приятно.
   - Это вероятней всего то, чего не можем добиться мы до сих пор. Видоизменённая структура и как результат получение тёплого камня.
   - Я вижу, Мия, не стоит мне рассказывать подобного.
   - Я только констатирую факты.
   - Знаешь, это конечно хорошо, но мы всё равно с собой эту махину не утащим, да и изучить не выйдет, так как, подобные вещи имеют свойства поедать образовавшие их элементы. Так что для нас это ни что иное, как лестница. И вообще нужно торопиться, скоро ночь нагрянет.
   - А почему сразу ночь?! Ещё же вроде день! - Мия слегка не понимала, почему Айсора так волнует вопрос ночёвки. Пустых домов, как грязи, выбирай какой нравится и ночуй себе на здоровье, а ему всё не так.
   - Сейчас день, а потом ночь. И мы не знаем чего ждать от этого города.
   - Но ведь первая прошла удачно?!
   - Прошла, но это отнюдь не значит, что они все будут таковыми. Тем более что мы углубились.
   - Так может тогда лучше вернуться?
   - Не лучше, - отрезал сын талой воды, в свою очередь.
   - Это почему?!
   - А тебе хочется идти обратно, а потом возвращаться и терять время?! - вопросом на вопрос ответил он.
   - Нет, но в любом случае, ведь можно переночевать здесь!
   - Нельзя, - опять отрицательно ответил он.
   - Почему?
   - Здесь слишком пыльно, - Орос решил прояснить ситуацию.
   - Так бы сразу и сказали, а то нельзя-нельзя!
   Мия наверное должна была сейчас обидеться, но вокруг было слишком много необычного, что бы сидеть и дуться на горца.
   - А ты что там делаешь?! - обратила она внимание на Кима, которому не было дела вообще ни до чего. Он просто тупо сидел в пыли и пялился в пол.
   - Ничего, - послышался ответ.
   - "Ничего", так сейчас займешься! Идёшь со мной! Орос ты с Мией.
   Они разделились. На обследование театра ушло пару часов. Каждой паре досталось по этажу. Подведя итоги, нужно было сказать, что Айсор был действительно прав. Ничего интересного им не встретилось. Внизу были небольшие залы и маленькие комнатки, предназначенные для персонала. В них к Мияному разочарованию не обнаружилось ничего кроме мебели и толстого слоя пыли, и ни одного предмета обихода. На втором этаже, который осматривали Айсор с Кимом, всё оказалось точно также, за маленьким исключением, там обнаружилась сцена с огромным куполом. Пустые ряды кресел обитых какой-то особой материей, длинные занавеси, лепнина, узоры. В общем и целом театр сохранил лишь самого себя. Никаких записей, о которых так мечтала девушка не оказалось. Даже элементарного огарка пера для письма они не нашли.
   - Знаю, - огорчённо проговорила она, уже предполагая, что может сказать ей Айсор. Этот хитрый лис знал и сознательно пошёл с Кимом. - Мы потеряли время.
   - Это был твой выбор, - развёл руками он, намекая на то, что она всё равно бы его не послушалась, даже если бы он ей приказал, и он опять же был прав.
   Они покинули цитадель особенно никуда не спеша. Наестся пыли ещё раз, никому не хотелось. Айсор затворил дверь вновь, прибегнув к помощи уже знакомого символа, который теперь действовал в обратном направлении. Раз театр был заперт до них, пусть продолжает быть закрытым, не зря же ведь его так закупорили.
   Проходя ещё раз около фонтана Орос спросил.
   - А что же с этой водой не так?
   - А с ней разве что-то не так?! - удивился сын талой воды.
   - Ну, как же. Вокруг такие ароматы, а она..., - он помолчал, видимо подбирая слова. - Обычная.
   - Может ты хотел сказать сырая?! - улыбнулся горец.
   - Да, точно сырая.
   - Сырая? - теперь удивлялся Ким. - Но ведь это не возможно.
   - Как видишь, оказывается возможно. Древние были способны на многое, да и мы сами кое-что умеем. Способ очистки источника от всех примесей и запахов не так сложен как кажется.
   - А что же за аромат тогда стоит вокруг?!
   - Будем считать, что это завлекаловка и чистой воды алхимия.
   Далее он объяснять не собирался. Человек из заводей не должен проникать в секреты их Дома, но кое что ему всё таки узнать будет полезно, хотя бы для того что бы по возращению в Талые Воды его можно было не отдавать на перевоспитание.
   Обойдя здание так схожее с закатом, им открылся парк. Века, конечно, сделали свою грязную работу. Созданное садовниками за столь долгий простой приобрело хаотичный вид, а уж что могло завестись в этих дебрях, и подумать было страшно. Разбитая статуя в самом начале парка служила намёком, на то что соваться туда всё же не следует.
   - Думаю, стоит обойти этот терновник.
   - Поддерживаю, - одобрил Молчун, поворачивая в другую сторону от парка.
   Люди отошли всего на пару шагов, когда за спиной раздался крик птицы. Они обернулись. Безумно яркая птаха поднялась в воздух над деревьями парка и с криком полетела в противоположную от них сторону.
   - Что это было? - Мие данный крик показался более чем тревожным.
   - Птица, - ответил ей Айсор, уже ожидая следующего высказывания.
   - Я понимаю, что птица, а не корова. Что её так напугало?!
   - Не знаю, но думаю, что пусть лучше оно так и остаётся.
   Они двинулись быстрее, дабы не нарываться на очередные неприятности. Пока им везло в этом смысле. Город был хорошей передышкой, а прокол с пустым зданием можно было даже не брать в расчёт.
   - А может это волк?
   - Как волк?! - девушку аж передёрнуло.
   - Ну, волк. Вы же сами говорили, что это дети этого города. Чёрные пещеры и всё такое прочее! - на память Ким никогда не жаловался, так что вспомнить слова Ороса ему не составило большого труда.
   - Вряд ли.
   - Так выходит вы меня обманули?!
   - Думай что говоришь, водомерка, - Молчун оскалился не на шутку.
   - Я и думаю, - не стал отступать от своего речник.
   - Это внутреннее кольцо, оно защищено. Волков здесь быть не должно. Хотя если учитывать, что прошло так много времени..., - Айсор задумался на секунду. - То всё возможно.
   - Значит, мы не в безопасности?!
   - Ты давай ногами лучше двигай, чем языком мели и девушек пугай!
   - Никого я не пугаю, - покосился он на Мию.
   - Надоело, - черноволосый горец понимал, что некоторым из них очень скучно идти просто так, ни о чём не разговаривая, но допускать лишнего трёпа, он тоже не мог.
   - Мне тоже много, что надоело, - тихо сказала она, но её реплики никто не слышал.
   Солнце просушило каменные мостовые, и теперь они отдавали красновато золотистым светом. Чем дальше они углублялись в центр города, тем крупнее становились здания. Розетки, маленьким солнышками скакали по карнизам, а окна пугали одновременно своей масштабностью и зародившейся там темнотой. В такие дома даже не хотелось заходить, хотя именно в них могли скрываться сокровища древних. Арочные входы и узкие коридоры с винтовыми лестницами, кое-где виднелись оскаленные морды неизвестных животных, состоявших вероятно в охране зданий.
   Город жил единым стилем, что было нонсенсом, беря во внимание его размеры. Построить такое в один приход не возможно, а если учитывать периодические смены вкусов людей, то Мёртвый Город был просто безумством. Отработанность линий, их схожесть и в тоже самое время их неповторимость и неординарность светились ярче всех лампад мира. Отличительные черты вложенные в каждое здание давали осознание того, что каждое из строений является чем-то эксклюзивным, но тем ни менее оно принадлежит общей системе, неразрывной, плещущей силой и величием.
   - Так странно, - проговорила девушка выйдя из очередного здания на солнечный свет. - Мы до сих пор ничего не обнаружили.
   - Почему же?! - удивился Айсор.
   - Ты что-то нашёл?!
   Остальные, как и Мия посмотрели на сына талой воды. Этот человек что-то обнаружил, но почему-то не удосужился им об этом сообщить.
   - А вы разве нет?! - странно посмотрел он на остальных. - Мы находимся в Мёртвом Городе, месте, которое до нас не видел никто. Мы не просто прошли сюда, а у нас есть реальная возможность изучения. Мия, разве ты не этого хотела?!
   - Да, но..., - замялась она.
   - Но?! Позвольте, я угадаю, вы думали, что стоит нам здесь появится, как мы тотчас найдём кучу древних артефактов, которые, безусловно, откроют нам свои свойства?!
   - Хотелось бы..., - ответил Ким.
   - Так вот, дам вам совет. Довольствуйтесь тем, что есть.
   - Вот ещё! Старые табуретки с матрасами меня не интересуют! - фыркнула девушка.
   - А меня интересуют! - жёстко ответил Айсор, а потом как можно нежнее добавил. - На них можно весьма неплохо развлечься.
   - Кто куда, а этот всё о своём! - ответила она.
   - Зато я реально оцениваю ситуацию!
   - Как же?! Вернёшься и устроишь пробег по борделям?!
   - Есть и другие варианты, - и он странно посмотрел на девушку или это только казалось.
   Крыша у всех ехала. Обходится без женской ласки сложно, а когда с тобой рядом находится симпатичная девушка, то это и вовсе кошмар какой-то.
   - А что касается города, задумайтесь, почему он до сих пор стоит, когда по всем подсчётам должен был рассыпаться, - слова заставили задуматься.
   Древние алхимики действительно неплохо развлеклись с местным камнем, если он до сих пор состоял в такой непоколебимой сохранности и блеске. Солнце шло на убыль и следовало подумать о месте ночлега. Естественно, что возвращаться в сумерках назад никому даже в голову не взбрело. Мия мимолётом вспомнила парк и крик птицы. Да уж, интересные здесь места.
   Дом выбрали руководствуясь простыми принципами. Он должен был быть не очень большим, в нём должна была быть цела входная дверь и присутствовать комплект мебели, на которой можно отдохнуть. Проводить ночь на полу, если условия способствуют противоположному не хотелось.
   Поиски не заняли много времени, как-никак они были в безлюдном городе, и проситься на ночлег не было необходимости. Ходи, смотри, да выбирай. Подходящий вариант подвернулся практически сразу. Единственное, что они составили кровати по своему. Ещё одним плюсом был тот факт, что в доме присутствовала каминная зала, именно там они и расположились. Молчун в очередной раз дивным образом раздобыл где-то дров и уже через полчаса они жевали снедь, смотря на языки пламени.
   - Какие планы на завтра? - задал вопрос Орос.
   - Думаю, что стоит забрать больше в северо-восточную часть, - немного подумав, сказал горец.
   - А что там? - Мие был непонятен данный выбор.
   - А что здесь?! - послышалось вместо ответа.
   - Ну, быть может пройти те дома, что мы не брали во внимание, - предложила она.
   - Не думаю что это может что-то дать.
   - А твой план может?!
   - Не знаю, но во всяком случае проверить стоит.
   - Понятно, - вставил свой комментарий Ким.
   - Что тебе понятно там?
   - Понятно, что ничего не понятно.
   - Туфта какая-то, - скривился от данной фразы воин.
   - Во именно, - улыбнулся речник.
   Ситуация была полнейшей головомойкой. Пустой город, в домах пыль жуткая, но при этом с мебелью всё в полном порядке. Он погладил подлокотник кресла, на котором сидел и тут его взгляд скользнул на стену, которая существенным образом отличалась от остальных. На ней странным образом проявлялись отсветы огня, бывшие гораздо ярче, чем в остальных местах.
   Заинтересовавшись столь необычным фактом, он встал и подошёл к стене. На его манёвр никто не обратил ни малейшего внимания, конечно, кого волнует представитель Дома Речной Заводи. Пусть делает что хочет, лишь бы не во вред. Встав перед стеной, он понял что огонь на ней погас, но стали проявляться другие черты. Постояв ещё пару минут в раздумьях, он решил что медлить больше не стоит. Была ни была, и он бодро стал стирать пыль.
   С каждым мгновением очертания становились всё ярче и чётче, а через минуту на него смотрело лицо, его лицо. От неожиданности он шарахнулся в сторону. Лицо исчезло. Позвать других, так его психом сочтут, а может это что-то вроде чистого окна. Он ещё раз подошёл туда, где только что виднелся его облик, и как и в первый раз вновь увидел самого себя.
   - Чего ты там крутишься? - Молчун уже давно наблюдал за Кимом, от этого шибутного можно было ждать всего.
   - Здесь похоже линза, - ответил тот продолжая, пялится в стенку.
   - Что за чушь ты несёшь, парень?!
   - Что вижу то и несу! Не веришь, так встань и посмотри! - ответил он, отходя от стены.
   - Ничего себе! Айсор, взгляни-ка.
   - М-да, никогда не думал, что увижу подобное, - смотря на своё отражение, тихо сказал сын талой воды.
   Проведя пальцами по пыльной поверхности он чувствовал, как очищается гладкое зеркало. Холодная твёрдая поверхность отражала с удивительной точностью действия и общую картинку помещения. В том, что это было именно зеркало не осталось даже сомнений.
   - А что это? - речник понял, что это далеко не чистое окно, да и не могло оно здесь быть. Окна создают на какое-то время и они, как правило, не имеют таких огромных размеров. Тем более, что они жидкие, а это твёрдое и воспроизводит всё с двойной глубиной.
   - Это зеркало, - ответил ему Айсор.
   - Зеркало?! - повторил он странное слово. - А что оно делало?
   - Тоже самое что и наши водяные линзы. Только здесь использовалась другая технология.
   - А мы сможем его забрать? - Мия была поглощена лишь одной мыслью, а именно, как вынести сей предмет.
   - Боюсь, что разочарую тебя, принцесса, причёску тебе придётся делать как прежде сидя у линзы.
   - А это тут причём?! Это же артефакт! От них остались лишь упоминания! А тут живой образец.
   - А с того что мы его не дотянем. Оно разобьётся, и как ты вообще представляешь себе переход с этой громадиной по лесу!
   Они уже полностью очистили его от пыли. Размеры действительно поражали. В ширину зеркало было в пять локтей, а в высоту достигало потолка. Тащить такое на себе было бы самоубийством.
   - Не обижайся, Мия, мне тоже искренне жаль, что такая находка должна остаться здесь, но что поделать?!
   - А если разбить?! - тут все уставились на Кима. - Что? Вы же сами говорили, что это можно!
   - Мы говорили, только это упоминалось несколько в другом контексте. Тебе следует получше слушать, речник, - Айсор был явно не доволен предложением.
   - Выходит разбить нельзя?!
   - Да всё можно, - отмахнулся Айсор видя что Ким хочет, как лучше. - Только вот в древних текстах вместе с упоминаниями о зеркалах рассказывалось и о проклятьях, которые они могут навести, если разбить его.
   Языки пламени метались в камине, и зеркало и так выглядевшее зловеще в глазах сына заводи приобрело и вовсе дьявольский вид. Одна рама то чего стояла. Крылатые ящеры, испускавшие огонь могли сказать о многом.
   - И это нормально?!
   - В каком смысле? - не понял Айсор.
   - Ну, то что мы здесь ночуем, рядом с этим, - он кивнул в сторону огромного зеркального отражателя.
   - Ничего страшного. К тому же я не до конца уверен в этих байках о зеркалах. Хотя у древних было слишком много секретов. Кто знает, какой из них окажется правдой.
   Закончив речь он прилёг на кровать и закутавшись поплотнее в дорожный плащ безмолвно дал понять, что не намерен продолжать разговор. Остальные тоже притомились, ещё бы целый день ползать по городу, в надежде отыскать хоть что-либо, а здесь выходит, что настоящие сокровища у них под боком только они несколько не такие, как изначально представлялось. Наступила тишина, нарушаемая лишь тяжёлым дыханием Молчуна и ветром, мечущимся по невесть как устоявшему в глубине леса городу.
  
   Ким проснулся на рассвете, поворочавшись немного, он отрыл глаза. Остальные ещё спали. Привстав на отведенном ему диванчике взгляд упёрся в зеркало. При свете дня оно уже не казалось таким страшным. Даже крылатые змеи на раме, теперь напоминали ночных мотыльков.
   Он посмотрел на себя. Карие глаза остались такими же, но вот в самом лице произошли изменения. Из зеркала на него смотрело лицо немного измождённого, но всё же мужчины, в меру симпатичного, правда, небритого. Так сидя уже минут десять, он взвешивал все за и против, пока другие видели сны. Делать всё равно было больше нечего, и тут что-то произошло.
   Зеркало стало искажаться и терять форму. Оно заплывало тусклой дымкой, из которой стали выявляться образы. Первой мыслью было закричать и разбудить остальных, но его словно разбил паралич. Он даже не мог двигаться, ни то что бы говорить. Страхи стали накатываться на него с двойной силой, но он ничего не мог с этим поделать. Бороться не получалось и он решил сделать последнее, что делают в подобных случаях - поддаться, и тут всё вновь поменялось.
   Путы ослабли. Его больше никто не вынуждал смотреть, он делал это по своей воле и чем дольше он вглядывался в плоскую поверхность, тем чётче из неё проступали призрачные силуэты.
   Зеркало как прежде показывало картинку каминного зала, за тем исключением, что выглядела она по-иному. Это была картина прошлого. Зеркало показывало то, чего уже давно не было. Людей, которые жили много веков назад. Чувствовалась боль исходящая от этого на первый взгляд неживого предмета. Он скучал и спешил показать людям, как всё было на самом деле.
   Тем временем картинки в тумане менялись. Под потолком сияла люстра, вокруг были расставлены подсвечники с длинными свечами, а по залу кружились пары. Играла необычайно нежная музыка, слышался смех и незнакомая речь. Люди были счастливы, и ни что не говорило о трагедии заставившей их покинуть эти места. Вдруг одна из пар распалась. Ким моргнул, а в следующую секунду перед ним нарисовалось лицо девушки. Она смотрела точно ему в глаза. Призрак прошлого оживал и он не знал что с этим делать, кричать он по-прежнему не мог. Взгляд заворожил его. Приложив палец к губам, она улыбнулась, и до ушей донёсся голос, столь сходный с лучами солнца.
   - Мы скучали, не оставляй нас и молчи.
   Ким было хотел задать вопрос, но зеркало исказилось, а потом вновь приобрело привычный вид. Призрак исчез, и он вновь видел лишь себя самого.
   - О, я смотрю кого-то хорошо прельстило свет-зеркальце, - речник оглянулся. Голос был живой и принадлежал Молчуну. - Надеюсь, что ты готов к труду и обороне?!
   - А что мы будем от кого-то обороняться? - из прострации ответил он.
   - Это к слову, что с тобой такое?
   - А?! - пытаясь понять смысл слов призрака, и не казаться слишком странным аукнул он. - Всё в порядке.
   - Ладно, захочешь сам расскажешь.
   Второй день прошёл так же, как и первый. Они бродили по городу то и дело натыкаясь на странные колодцы, столь отличимые от остальной архитектуры. В плане находок удача по-прежнему не сопутствовала исследователям. Тучи пыли и больше ничего, заколдованный мир, да и только.
   К тому же появились новые связанные с Мёртвым Городом эмоции. Чужое присутствие и словно бы упирающийся в спину взгляд, незаметный, но в тоже время вполне осязаемый. Людей пронимало чувство, как будто их кто-то кропотливо изучает, кто-то кто не обделён разумом, кто-то кто в ближайшем будущем собирается навестить их и не обязательно что с тортом.
   Данные мысли заставляли задуматься о повышение меры предосторожности и особых защитных барьерах в доме. Крик птицы поначалу показавшийся лишь странным, теперь был не таким уж беспочвенным. Устаканившаяся обстановка спокойствия, лишь нагнетала атмосферу, люди прислушивались к своему внутреннему голосу, который неустанно нашёптывал им: "оглянись".
   Может быть именно поэтому ночевать решили там же что и прошлой ночью. Плюс Мия никак не могла смириться с тем фактом, что придётся расстаться с зеркалом, и хотела ещё хоть раз увидеть его, прежде чем они перейдут к изучению другого квадрата.
   Киму это было только на руку. Нарушать возложенный на него запрет он не собирался, помня о проклятьях. Только вот как вытащить данную громадину, было ещё тем вопросом. Промучившись в данных размышлениях всю ночь, он получил себе лишь головную боль и ничего больше. В надежде, что ему возможно могут дать ответы он открыл глаза, но увиденное заставило его вскочить.
   - А-а, какого лешего?! - вырвалось у него.
   - Чо, орёшь? - ответило одно из существ.
   - Сам леший, ты себя в зеркало то видел? - в свою очередь вставило другое, явно знавшее не понаслышке о свойстве зеркал, а может, они оттуда и вылезли.
   - Вы кто?
   - Слушай, а он тупой по ходу! Эй, ты тупой или придуриваешься?!
   - Не понял, при... что?
   - Ага, точно тупой!
   - Может, давай других разбудим? А то этот совсем недоразвитый какой-то?
   - М, вы все из заводей сами с собой разговариваете? Что ты орёшь с утра пораньше?! - Айсору начинали не нравится ранние пробуждение речника. Тем более что ведёт он себя более чем странно.
   - Вот и мы тоже так думаем, чего он орёт!
   - Слушай, Кима, если ты сейчас не замолчишь! - Айсор осёкся, голос был вовсе не Кима. - А это что за демоны? Кого ты притащил?!
   - Я никого не притаскивал!
   - Да, мы сами пришли!
   - Ага, сами, с усами! Гы! - странные белые создания были не схожи ни с одним известным видом.
   - Ну да, усы у вас что надо. Вы демоны?
   - Ты бы ещё чертями полосатыми нас назвал!
   - Но вы же не полосатые! - удивился горец.
   - И кто такие черти? - внёс свою лепту в разговор Ким.
   - Кто такие черти? Пф, ну вы даёте, не знать кто такие черти! Да что за люди такие тупые пошли!
   - И не говори! Да они вообще странные какие-то, а чёрный вообще на террориста смахивает, не находишь, Барсик?!
   - Перестань, ты как будто террористов видел!
   - Я нет, зато читал!
   - Читал или живал?
   - Одно другому не помеха!
   - Мы вам не мешаем?
   - Неа, нормально!
   - Вас как зовут то, обмороки?
   - Ты это сейчас кому?
   - Ну, тебе допустим!
   - Я Айсор из Дома Талой Воды...
   - Из какого такого дома? Талой воды? Вы там совсем с ума посходили что ли?! Ну, а ты что скажешь! Стой, я угадаю! Хижина Весёлого Ручейка?
   - Не-не, Избушка Огуречного Рассола!!!
   Тут белые комки зашлись истеричным хохотом.
   - Что у вас здесь происходит? - Орос проснулся и увиденное его нужно сказать удивило.
   - А кто эти милые создания? - девушка тоже проснулась, а быть может и нет, ведь откуда могло взяться такое.
   - Милые?! Мне почему то они такими не кажутся!
   Айсор был напряжён, вот они тайны Мёртвого Города. Говорящие белые зверьки.
   - Видимо мы уже успели тебя изрядно достать! Правда, Барсик?!
   - Правда, Мурзик! Ладно, на чём это мы там остановились, - не обращая ровным счётом никого внимания на проснувшихся, проговорил обитатель здешней земли. - Ах, да Талая Вода!
   - Айсор, ты познакомился с пушистиками?!
   - Круто, мы теперь пушистики!! Пушистики, пушистики...
   Они смешно закивали головами и сверкнули зелёными глазами с вертикальным зрачками. Видимо им уж очень понравилось это определение, но вели себя мягко говоря нагло.
   - Пушистики, - проговорили они ещё раз, смакуя слово на вкус, и кстати, зубки то у них были острые, видимо далеко ни травкой питаются.
   - Эй, вам ни надоело? - Оросу данное поведение было не по нутру. С утра устраивать такой гвал, и вообще как они сюда пробрались. Система обороны была безупречной, хотя видимо не совсем, если эти сейчас развлекали их утреней беседой.
   - Мама Мия, реально, медведь! Отвечаю, Мурзик!
   - Мия это я!
   - Красиво! - пушки прижмурились, оттого их глаза засветились, но лишь на краткий миг, только до чего же стало неуютно.
   Один из них вдруг встал и бодрой походкой отправился прямо к Мие, поддёргивая пушистым хвостом. Люди встрепенулись. Живность явно начала проявлять признаки агрессивности. Они по сути те же волки, ведут какую-то только им понятную игру, да и шерсть странно белая, а ещё эти зубы, было бы неудивительно окажись у них и когти.
   - Ты что задумал? - Айсор был готов ко всему.
   - Познакомится по ближе! А ты что думал?
   - А он походу думает, что ты собираешься сожрать его барышню!
   - Мда, проблематично, - зверь уселся напротив Мии и стал пристально рассматривать её, видимо обдумывая какой кусок отхватить сначала.
   - Только попробуй её тронуть! - речник, был более чем обеспокоен.
   - Тебя забыл спросить!!
   - Всё в порядке, Ким! Разве не видите, что они не собираются нас есть. Если бы они хотели, они не дожидались бы нашего пробуждения.
   - Слушай, Барсик, а она однозначно начинает мне нравиться! Мия, говоришь?! Что ж позвольте представиться, Мия. Я Мурзик, а это мой брат Барсик.
   - Честь имею! - Барсик тем временем расположился на одном из заплечных мешков.
   - Очень приятно. Я Мия из Дома Чистого Ключа.
   - Так, и ты тоже?
   - Что тоже?
   - Не знаю, вы все такие на воде помешенные?!
   - Ну почему, например Айсор с Оросом из Дома Талой Воды...
   - Про Айсора мы уже в курсе, хотя он больше на террориста похож!
   - Террориста? Это ещё кто такой?
   - Да так не важно уже! Скажи лучше кто из них Орос, тот что на медведя похож или тот второй?!
   - Тот, что на медведя, - Мия слегка замялась, сравнить горца с животным. Это ей никогда бы и в голову не пришло. Да и кто посмел бы! Зато Мурзик с Барсиком, казалось веселились во всю.
   - Понятно, ну а второй? Тоже как ты Чистый Ключ?!
   - Нет, он Речная Заводь
   - А что Заводь ещё разве не расширили до усадьбы?! - белый зверь, как видно решил поиздеваться.
   - Точно! Я понял, Мурзик, он самый крутой из них!
   - По виду так самый тупой!
   - Ну, помнится так всегда было на детях природа отдыхает, зато папка наверное умный-умный!
   - Ну, ты Мозг, Барсик!!
   - А то!
   - Вы что решили, что водяные из Заводи самые сильные?
   - Как ты сказал? Водяные?!
   - Ну да. Водяные Дома Речной Заводи относятся к одной из низших каст! - решил просветить пришельцев Айсор.
   - То есть ты хочешь сказать, что вы не люди?
   - Люди, только водяные.
   - Ну, что я тебе говорил!! Они мне странными показались ещё в начале!! У них небось ещё и жабры с плавниками есть!
   - Успокойся, Мурзик! Давай разберёмся!
   - А чего тут разбираться?! Я водяной, я водяной, никто не водится со мной!
   - Нет, плавников у нас нет, но дышать под водой мы умеем.
   Мурзик, сидевший около Мии, слегка отодвинулся.
   - И сколько у вас этих каст?
   - Всего девять, в каждой водной эпостасии по три Дома. Чистый Ключ, Скрытый Источник, Талая Вода, далее следуют Серебряный Водопад...
   - Стоп, хватит, не хочу больше слушать административное деление ихтиандрозавров!
   - А мне интересно!
   - А поганой метлой под дождь интересно?
   - Фу, нет!
   - Вот, и молчи в тряпочку!
   - Я с тобой вообще разговаривать не буду!
   - А с кем если не со мной? С водяными что ли?
   - Хотя бы!
   Зверьки кажется варились в своём только им понятном соку.
   - И что они тебе расскажут? Как замечателен и прекрасен подводный мир?! Или как правильно чистить аквариум?!
   - Мы не живём под водой, если вы об этом. У нас обычные дома, как и у наши предков. Мы продолжаем следовать традициям, при этом не нарушая баланс воды.
   - Здорово! Значит у вас там город, такой как здесь?! - оживился белый зверь.
   - Не совсем, наши города меньше, намного меньше. Они не такие как этот, сравнивать сложно.
   - Свет, водопровод, канализация, отопление там есть?
   - Да, всё как и было раньше.
   - Ну, не всё если у людей жабры выросли! А дети у вас из икры вылупляются? - второй из двух пришельцев, назвавшийся Мурзиком был настроен не так лояльно, как Барсик.
   - А вам не кажется что мы уже на достаточное количество ваших вопросов ответили?! Пора бы и вам наверное рассказать о себе немного! - Айсор должен был выяснить хоть что-то, иначе ситуация могла приобрести несколько иные рамки.
   - Например?
   - Например, кто вы такие и откуда! Я никогда не видел такого рода животных! А если учесть вашу стойкую неприязнь к воде у меня начинает складываться мнение, что вы не совсем обычны!
   - Айсор, нужно доверять, э... а действительно кто вы?
   Мия не могла вспомнить ни единого описания подобного разумного вида, а придумывать самолично название тоже не хотелось. Вдруг гости обидятся, хотя гостями здесь были они сами.
   - Мы? А на кого похожи? - острая мордочка смотрела прямо на девушку.
   - Ну, ты например, на смесь бегемота с носорогом!! Если не прекратишь столько жрать вообще в слона превратишься! - ответил второй.
   - Очень смешно с твоей стороны, Барсик!
   - Так вы умеете менять обличья?! - удивилась девушка. Неужели эти смешные с виду зверьки были страшными перевёртышами, о таком даже думать не хотелось ни то что бы увидеть в живую.
   - Нет, это мы так шутим между собой! Мы коты, если вам о чём-то это говорит!
   - Нет, не говорит.
   - Так я и думал. И с чего бы начать такого, что б попроще.
   - Начни сначала!
   - Это долго и нудно.
   - Тогда самую суть.
   - А это можно!
   Нежданные гости начали свою загадочную, пропитанную древней тайной историю. Рассказ был окончен, когда за окном уже стемнело. Холодная прохлада осени залетала в окно, заставляя, ёжится. Все сидели в глубокой задумчивости от услышанного. Рассказ был полон грусти, скрытого одиночества и невыраженной ласки. Мурзик с Барсиком оказались одинокими душами в забытом всеми городе. Их нелепое и бестактное поведенье объяснялось просто - они были счастливы видеть людей. Они ждали и час настал. Пусть даже люди уже не те, что прежде.
   - Что это за звуки? Айсор первый обратил внимание на странные похожие на бурление воды колебания.
   - Это я!
   - И я!
   Коты пристроились к Мии, которая нежно гладила их шёрстку.
   - Мы так мурлычем! - ответил Барсик или Мурзик, разобраться кто из них кто было сложно. Оба были белыми, словно первый снег.
   - Это как? - Кима эти кошачьи странности, как ни странно волновали. Тем более что они расположились около Мии.
   - А вот так. Мы так выражаем свою радость и ласку, - послышался довольный ответ.
   - Хотя если честно, то уже давно этого не делали! - признался второй кот.
   - Просто некому было, - вступился в объяснения первый.
   - Ну да, - закрепил всё второй.
   - Так грустно, - Мия почесала белое ушко.
   - Так уж вышло, ничего не поделаешь! Да и вообще приятно было выговориться за столько времени!
   - Вы такие тёплые, такие милые, как вас можно было оставить?!
   Гладить кисок оказалось столь приятно, что Мия уже не представляла как можно жить без них дальше.
   - Ну, на это у нас было время подумать. Видимо предназначение у нас другое было! Вы ведь не видели никогда таких как мы! Ну, вот, следовательно, остальные погибли, - с лёгкой грустью констатировал факт усатый.
   - Проза жизни, брат Мурзик!
   - Согласен, Барсик!
   - Эх, засиделись мы что-то с вами. Пойдём-ка мы лучше лапы поразомнём, да шакалов лесных погоняем!
   - Каких шакалов? Вы про волков? - удивление промелькнуло в глазах людей.
   - Да как их не называй, всё одно, псы позорные.
   - Ага, совсем нюх потеряли, расплодились тут!
   Белые как первый снег коты уже были в дверях, когда Мия их окликнула.
   - Возвращайтесь!
   - Непременно!! Отозвалось эхом. Мурзик с Барсиком испарились, словно их и не было вовсе.
   - Белый снег! - непонятно сказал Айсор.
   - Это точно, только он холодный, а они живые и тёплые.
   - И откуда же такие познания. Книжки в библиотеках штудируем?!
   - Нет, я его видела.
   - Невозможно. Его не видел никто, - возразил Айсор.
   - Я видела.
   - Ты видела снег?! И когда же, если не секрет? - сын талой воды относился к словам Мии со здоровым скептизмом. К тому же у них нарисовалась ещё одна перспективка в виде кисок, и их нужно было использовать по максимуму, а не разводить ясли с детским садом на пару.
   - Когда лежала без сознанья. Он был именно таким, как описан в древних книгах. Белым и цветным, тёплым и холодным, мягким и твёрдым одновременно. Это была иллюзия города, перед тем как нас пропустили.
   - А почему ты говоришь это только сейчас?! - Айсора удивила данная способность врат.
   - Просто не было возможности поговорить, - девушка понимала, что скрыла достаточно важный факт, но оправдание у неё всё же было. События, происходящие здесь, имели свойство слишком быстро разворачиваться. Маленькой передышкой послужили лишь эти два дня, но и они были насыщены до предела. Упустить что-нибудь не хотелось, поэтому под конец дня она чувствовала себя словно фрукт, из которого выжали все соки.
   - А теперь значит появилась?! - сын талой воды поражался легкомысленностью, с которой она подошла к данному вопросу. - Это не просто город. Это древний город. Относится к подобным вещам таким образом, подобно тому как глупец несёт воду в решете. Мы не можем позволить себе такого расточительства.
   - И что ты советуешь?! - у Кима были свои мысли на этот счёт. Чужое мнение никогда не вредило, тем более что в этом городе у него тоже появился секрет.
   - Я могу посоветовать лишь, всё тщательнейшим образом анализировать. Что, для чего, почему и зачем. У всего должен быть смысл, последовательность.
   - А если её нет.
   - А если её нет. Это лишь подтверждает исключение из правил, но это не касается этого города. Он одно целое и я попросил бы не забывать об этом.
   - То есть, если скажем, мы решим всё же забрать, к примеру, это зеркало, - речник всё же задал вопрос, который не давал ему спать. - То это целое может пошатнуться?!
   - Это ты сейчас сам придумал?! - Айсора такая извращённость логики несколько удивила.
   - Если я сказал глупость, то извиняюсь, - пошёл на попятное Ким, глядя на тускло мерцающую линзу.
   - Просто я вижу, что это зеркало не даёт тебе покоя. Признаюсь и мне оно нравится, и я не отказался бы иметь его у себя дома. Вещь более чем ценная, - горец подошёл к стене и тихонько погладил раму.
   Ким даже замер, а вдруг он догадался или призрак являлся не только к нему. Хотя нет, если бы это было так то Айсор явно бы придумал что-нибудь что бы унести данный артефакт.
   - Но ты так и не ответил, - напомнил ему речник.
   - Равновесие - хрупкая вещь, никогда не знаешь, что именно может качнуть его война или вот такое зеркало. Надеюсь, ты понял.
   - Понял, - кивнул Ким, и зачем ему только нужно было отскребать от пыли и грязи эту блестяшку. Стояла бы себе спокойно, и он бы горя не знал, а сейчас сиди и думай, как эту бандуру вытащить.
   - Айсор, ты куда? - спросила Мия, видя что горец явно куда-то направился.
   - Пойду, пройдусь перед сном. А ты что волнуешься за меня, принцесса?!
   - Не дождешься!
   - Ну, поживём-увидим, - подмигнул он ей лукаво, и пойми его после этого.
   Горец ушёл, а остальные погрузились в раздумья. Положительным аспектом прошедшего дня стало то что их вчерашние дневные опасения наконец стали ясны. В них были виноваты коты. Они тенями следили за передвижениями людей с крыш домов и изучали, думая каким способом лучше подступиться.
   Спустя минут десять Орос поднялся с места и аналогичным образом отправился к выходу. Никто его даже не попытался задержать, каждый был погружён сам в себя.
  
   Коты сидели под крышей дома и всматривались в темноту. Давно уже у них не было такого ощущения счастья, охота же должна была стать прекрасным к этому дополнением.
   - Ну что думаешь обо всём этом?
   - Думаю, что пора отсюда валить, брат Барсик! Не знаю как тебе, но мне чертовски надоело тут!
   - А тебя не смущает тот факт, что они не совсем люди?!
   - Водяные, неа. Я даже нахожу это в какой-то мере забавным!
   - Да, люди-рыбы - это что-то!
   - И не говори! Кстати, а тебе не жаль?!
   - Жаль чего, Барсик?!
   - Ну, оставлять здесь всё. Это ведь будет не простая смена жительства. Это так сказать кардинальная перемена.
   - Кажется, на эту тему у нас уже был разговор!
   - Был.
   - Так зачем его вновь повторять?! Или у тебя есть какие-то сомнения по этому поводу?!
   - Сомнения конечно есть, привык я тут!
   - Я тоже, брат, но ведь перемены нужны, что бы просто двигаться дальше.
   - А что насчёт компании этой скажешь, помимо того что они водолюбивые?!
   - Скажу что неплоха компашка, только отношеница у них не из простых. В этом ещё следует разобраться. Эти Дома, касты какие-то, и смех и грех.
   - Люди всегда любили заморачиваться, Барсик.
   - Верно подмечено. Что ж будем надеяться на хороший финал!
   - Будем, и он непременно настанет! А ещё будем готовится к скорому отправлению, что-то мне подсказывает, что они не задержатся тут надолго! А теперь внимание шакалы в зоне действия!
   Зелёные искры сорвались с изъеденного ветрами, но всё ещё крепко держащегося карниза и обгоняя друг друга молчаливой стрелой понеслись к намеченной цели. О том что на нём только что сидели два белых кота говорила лишь слегка осыпавшаяся штукатурка.
  
   Ночь была темная и звёздная. Вновь прошедший днём дождь прошёл и небо отражалось лунными дорожками в лужах. Пахло прибитой пылью, и чем-то неумолимо далёким, но чем как ни ломай голову не удавалось вспомнить, словно это был сон.
   Мёртвый Город в обрамлении звёзд выглядел совершенно иначе нежели днём. Древние камни хранили знанья ушедшей эпохи, но почему-то не спешили ими делится. Всё оказалось совсем ни так как они думали по началу. Нет, не запутанней, скорее всего всё было гораздо проще и свидетельством тому были Барсик с Мурзиком.
   - Ты как, в порядке?
   - Да всё хорошо. За меня не стоит беспокоиться. Ты лучше бы присматривал за Кимом!
   - Там Мия, разберётся если что!
   - Вот уж сомневаюсь, принцесса всё видит в розовом свете. Сплошные мечты и сказки, а тут ещё эти коты, - проговорил Айсор.
   - Ты смотрю их недолюбливаешь!
   - Почему, отнюдь, милые зверюшки.
   - Что-то я тебя не очень понимаю, Айсор. Они тебя не волнуют?
   - Нет, напротив очень даже волнуют, именно из-за них мы потеряли целый день!
   - Мы много что узнали, и по-моему даже больше чем надеялись!
   - Мы вообще ни на что ни надеялись, когда шли сюда. Я думал найти здесь пару замшелых камней, но ни как ни целый город!
   - Вижу, ты сам не верил.
   - А во что мне было верить? В мутные описания с горем пополам вернувшейся группы туристов?! Я шёл чётко осознавая всю опасность, но ты знаешь моё положение, я не мог иначе.
   - Знаю, но ты всё равно не перестаёшь удивлять меня, Айсор.
   - Я всё тот же, Орос. Мы шли сюда взращенные на легендах, которые как оказалось не имеют под собой почвы! Посмотри на Кима, если кто-нибудь пару лет назад сказал что я окажусь в одной упряжке с водяным из Дома Речной Заводи я бы просто рассмеялся.
   - Но это случилось! И он не плох!
   - Согласен, в нём скрыт большой потенциал. Мия, как в воду глядела, но то что на нём печать речного братства в дальнейшем может очень сильно осложнить нам жизнь!
   - Ты строг в своих словах.
   - Нет, просто предрекаю наше будущее!
   - Кстати, о будущем. Каковы наши дальнейшие планы?
   - Я как раз думал об этом. Судя по сложившейся обстановке, мы вряд ли найдём здесь что-то стоящее, кроме наших новых друзей! Но спешить тоже не стоит. Я думаю пару дней нам вполне хватит, что бы осмотреть оставшуюся часть города.
   - Но Город велик, ты думаешь мы управимся в столь короткие сроки! Время ещё терпит, быть может стоит задержатся по дольше.
   - Не думаю. Да, Город велик, но ни тогда, когда ты знаешь что и где искать!
   - А ты знаешь?
   - Будем надеяться, что искомый объект ни миф, а такая же реальность, как и наши новые знакомые, о существовании, которых мы даже не подозревали.
   - Да порой, судьба подкидывает поистине странные вещи.
   - А ты не задумывался зачем?!
   - Айсор, моя миссия заключается в обеспечении безопасности, не более.
   - Орос, я знаю что ты хороший воин и до конца будешь выполнять возложенную на тебя задачу, но я спросил о другом.
   - Я думаю, что в итоге всё сложится удачно, и мы найдём то, зачем пришли. К тому же у нас есть всё для этого необходимое.
   - Это необходимое уже один раз повернулось к нам задом. Осечка с Мией непростительна. Врата оказались более сложной структурой, нежели я думал.
   - Но она выдержала проверку.
   - Да, но данная проверка могла закончиться и не столь удачно.
   - Жалеешь?
   - Конечно. Милый ведь экземплярчик, к тому же принцесса.
   - Чего-то не пойму я тебя, Айсор. Темнишь ты.
   - Не более чем того требуют обстоятельства. Перед нами сейчас стоит другой вопрос - коты.
   - Судя по их пылкому нраву, договорится не составит труда. Хотя умны не в меру, могут и заподозрить что-то неладное.
   - Ну, мы ведь тоже не глупцы. Более того мне кажется, что они с радостью нам помогут в нашем деле.
   - А если нет?
   - А если нет, ты сам сказал, что у нас в запасе ещё есть время!
   В этот самый момент ночную тишину разрезал наполненный болью вой. Птицы, перепуганные близкой опасностью, яростно захлопали крыльями в попытке подальше убраться.
   - Что это было?
   - Не знаю, но стоит проверить!
   - Странно, ведь коты говорили, что в городе не опасно!
   - Ты их больше слушай! Тем более это не в городе, скорее на его границе, но не мешало бы проверить! А тебе лучше будет вернуться к нашей парочке. Они на вряд ли справится с реальной опасностью, а насколько я могу судить, кто-то только что завалил волка! А с таким противником нужно считаться!
   - Будь осторожен!
   - Ты тоже, Орос, ты тоже! - крикнул Айсор ему в след и отправился в сторону, где судя по всему только что произошло кровавое убийство.
  
   Тёмные кварталы Мёртвого Города сменялись один за другим. Звук от шагов отскакивал от камней мостовой и вырывался разгульным эхом где-то над крышами зданий. Пустынный мегаполис казался ещё более страшным в такие минуты. Привычная ночная жизнь ни в коей мере не могла сравниться с оглушительной тишиной этого края.
   - Чего несёшься как бешенный? - эти слова заставили Айсора остановится.
   На высоких ступеньках одного из домов умывался Барсик или Мурзик, тьфу ты, как разобрать то что не имеет отличий?! Они были недопустимо похожи, а в темноте вообще как две капли воды.
   - Мурзик?
   - Нет, Барсик. Так куда путь-дорогу держишь? Приспичило что ли?! Так тут уже давнёхонько сантехника не работает! Или ты не знал?!
   - Что?
   - Да так, ничего. Мысли в слух! Куда бежал то? Вечерняя пробежка или так просто?
   - Ты разве не слышал воя?
   - Почему слышал. Более того я был там.
   - И?
   - Что и?
   - Не увиливай. Ты прекрасно знаешь о чём я! Это ведь был волк. Совсем недалеко отсюда, с твоими то ушами не услышать.
   - Слышал я, - продолжая так же невозмутимо тереть лапкой мордочку, откликнулся кот. - А тебе зачем туда понадобилось?! Тоже мяса хочешь?! Надоело сушеностями и копчёностями питаться?!
   - Чем я питаюсь тебя не касается, а вот выяснить, что там произошло и кто его убил я хотел!
   - Он перед тобой!
   - В каком смысле?
   - В прямом!
   - Ты хочешь сказать, что в одиночку завалил чёрного волка?
   - Ну, не совсем один с Мурзиком на пару. Кушать просто хотелось! Ты кстати не голоден? Если этот обжора не съест всё, можно будет классный шашлык забацать. Только псиной может чуток вонять, а так ничего есть можно.
   - Вы двое завалили волка, прости, но я не верю!
   - Дело твоё! Не верь.
   - Ты как-то подозрительно быстро согласился! - выразил свои мысли Айсор.
   - Спорить просто лень. Знаешь, как в сказке говорилось: поели можно и поспать!
   - Вы меня удивляете!
   - Чем же?
   - Ну, как. Такие маленькие пушистые, беззащитные и выжили в таких жутких условиях!
   - Не такие как выяснилось беззащитные! Чего, кстати, стоишь? Иди сюда, присаживайся. Я ж не кусаюсь, во всяком случае, когда сытый! Или ты боишься?
   Айсор расположился на ступенях рядом с Барсиком, а когда пригляделся по лучше увидел что вся его белая шёрстка перепачкана в крови.
   - Это кровь?
   - Угу.
   - Выходит, ты не врал.
   - Это не в моей компетенции.
   - Но тогда как?
   - Убиваем что ли?! Хм, это просто.
   И тут прямо на глазах водяного из мягкой лапки, которой он так усердно тёр мордочку, вылезли впечатляющего вида когти.
   - Это когти?!
   - Как видишь, не стручки ж гороховые! Ничего сверхъестественного, мы такими родились. Плюс природная сила и ловкость, и обед обеспечен.
   - Никогда бы ни подумал!
   - А зря! Поражение противником всегда кроется в его недооценённости!
   - Да у кого вообще мозгов хватит, что бы считать вас своими противниками?!
   - Тут я пожалуй с тобой соглашусь, никто!! Ха-ха, смешно конечно, пушистый комок и противник, проще признать себя сумасшедшим!
   - Действительно смешно!
   - Когда уходим, кстати?
   - А мы разве не будем ждать Мурзика?
   - Сам доберётся! Но я вообще то не об этом спрашивал.
   Барсик имел свойство в мгновение ока менять темы.
   - А о чём?
   - Когда вы возвращаетесь?
   - Это важно?
   - Разумеется, ведь нужно ещё чемоданы собрать!
   - Какие чемоданы! Вас кажется никто не приглашал!
   - Ты повторяешься, человек! Что ж придётся повторить: нас не зовут, мы сами приходим, ну или уходим, зависит от обстоятельств.
   - И обстоятельства подсказывают вам идти с нами?!
   - Именно!
   - А вы нас спросили?
   - Я поставил в известность тебя! Между прочим ты первый, так что цени!
   - Радость то какая! - продемонстрировал напускную радость Айсор, хотя нужно было признать кое в чём можно было и порадоваться.
   - Ну, радость ни радость, но защита у вас будет. А то я честно говоря как-то не очень заметил у вас при себе оружья. Кроме как этих глупых палок! - и кивнул на оружие Айсора, покоящееся на поясе.
   - Это ты глупая палка, если не можешь отличить боевую струну от деревяшки!
   - Как ты меня назвал?! Да, я твою палку-копалку сейчас в щепки превращу!
   - Что ж попробуй, если у тебя получится, я буду крайне удивлён!
   Айсор медленно достал палку, внешне напоминающую ятаган и положил перед взъерошенным котом, что произошло дальше, он мало понял. Зверь привстал на задних лапках, качнулся и в воздухе заиграл серебристый смерч из искр. Водяной не видел ни кота, ни собственного оружья. На их месте крутилось миниатюрное торнадо, издающее шелестящее скребущие звуки. Отойдя в сторону, он стал наблюдать, что будет дальше. Внутри маленького хаоса что-то клацнуло, а затем ступени под ним начали медленно но верно превращаться в песок. Айсор уже начал сомневаться в правильности своего решенья, когда всё вдруг также внезапно прекратилось.
   Оружье лежало теперь на нижней ступеньке, поскольку остальные попросту превратились в пыль. Барсик же миролюбиво сидел рядом.
   - Значит струна говоришь?! Что ж пожалуй я погорячился назвав твоё оружье палкой! Это скорее не палка, а волшебная палочка!
   - Что ты только что сделал?
   - Я просто немного поиграл! Сначала думал сломать, прости уж грешную душу. Но ведь это не совсем дерево, как я ошибочно предположил в начале, ведь так?!
   - Да, не совсем, - ответил Айсор, обдумывая стоит ли открывать этому созданию секреты подобного оружья, и прейдя к выводу что ничем это не грозит продолжил. - Это особая порода дерева, которая претерпевая определённые изменения превращается в то что ты перед собой видишь!
   - И какие именно изменения? Зелёные глаза светились в темноте и оттого казались ещё больше, в них был интерес и заинтересованность от возможности узнать нечто новое.
   - Это ритуалы. Сначала дерево вымачивают в специальных растворах, затем омывают заговоренной водой, после чего оно проходит инициализацию и принимает форму подвластную только его владельцу. Последняя стадия это когда оружью дают имя.
   - И какое же имя носит твоя боевая струна?
   - А вот этого я тебе сказать не могу! Это имеет право знать только владелец, меч должен подчиняться только ему!
   - Так это всё таки меч! По твоему рассказу получается, что это именное оружье. Сколько оно стоит?
   - Ему нет цены!
   - Тоесть?
   - Тоесть оно бесценно!
   - Но какую-то же цену оно должно иметь!
   - Да.
   - И какую же?
   - Такую, что повторить подобное оружье невозможно, это единичный вариант.
   - Лихо.
   - Ещё бы.
   - Так ты так и не скажешь как какое оно носит имя?
   - Нет, я не скажу.
   - Что ж твоё право. Ладно, я, кажется, вымылся, пойдём к нашим?!
   - К нашим? - сознательно переспросил горец.
   - К нашим, к нашим. Веселиться и прыгать вокруг костра будем, аборигенов местных позовём.
   - Аборигенов, - Айсор поднял бровь, неужели они всё это время водили их за нос, тогда Мии может грозить опасность.
   - Ну, в смысле Мия, Ким, Орос, Мурзик в конце концов! Да расслабься ты наконец. Никто не собирается вести двойной игры, просто у меня стиль общения такой. Привыкнешь! А аборигены просто к слову пришлись. Идём. Я знаю короткую дорогу.
   Кот встал и, задрав хвост трубой, направился в обратный путь. Горцу не оставалось больше ничего, кроме как поднять своё оружье и отправится за ним.
   - Ну, слава белому снегу, вы вернулись! - Мия сидела у огня, рядом с ней расположились Ким с Мурзиком, который в свою очередь давал Оросу ценные указанья по приготовлению шашлыка.
   - Мы уже стали волноваться, хорошо хоть Мурзик предупредил, что ты с Барсиком, а то было бы впору бить тревогу!
   - А то что я был с ним что-то меняет? - удивился горец.
   - Ну после того как Мурзик притащил нам трофеи, - Орос кивком головы указал на соседнюю комнату, в которой как Айсор подозревал находился растерзанный труп волка. - Он нам ещё пару фокусов показал.
   - Не стоит посвящать меня в подробности, думаю, я догадываюсь! - горец украдкой посмотрел на Барсика, трущегося головой о его ногу.
   - О, Барсяныч, я смотрю ты всё же сумел подружится! - заявил Мурзик с прежней непосредственностью.
   - Что он делает?
   - Ласкается! Не знаю уж чего вы там друг другу наговорили, но думаю что впредь у тебя не будет проблем с одиночеством!
   - Этого мне ещё не хватало! Ладно, что у вас тут? Давайте всё по-быстрому и ложимся. Завтра предстоит тяжёлый день!
   Поднявшись рано утром, они на скорую руку поели и отправились обследовать город. Благодаря ценным указаньям котов, удалось набросать примерную карту города, по которой смело можно было ориентироваться, не боясь заблудится. Осеннее холодное солнце ещё не поднялось на свою высшую точку, когда они поняли что не найдут ничего существенного в этом мегаполисе. Оставалось лишь восхищаться умением древних строить столь изумительные сооружения. Тяжёлые карнизы, поддерживаемые величественными атлантами и столь же неукротимыми в своей красоте и силе кариатидами, лепнина, неизвестно каким чудом, сохранившаяся в обрамление оконных рам. Внутри же не осталось ничего. Всё исчезло с давно ушедшими обитателями, оставив лишь неприятное чувство пустоты.
   Плачь ветра и сопение сухих листьев, стали извечной мелодией здешних мест. Листья, переругиваясь, убегали от потоков северного ветра, но коварно загнанные в лужи, становились невольными пленниками, превращаясь в игрушечные кораблики мокрого ненастья. Люди в тишине бродившие по гладким дорогам, казались досадным недоразумением, но как ни печально и они вскоре должны были оставить это место.
   Осмотр происходил попарно. Время решили экономить, к тому же наступала осень с её дождями. Под крышами здешних домов конечно было уютно, а вот пробираться под ливнями по густым дебрям леса и голым степям приятного было мало. Может, группы по количеству оказались и не равными и не совсем обычными, зато такое деление устраивало Айсора. Мию он отправил с Кимом и котами, сам же пошёл в противоположном направлении с Оросом.
   Ему нужно было проверить одну небольшую вещь, точнее сказать здание. Лаборатория древних, вот что в первую очередь интересовало горца. Он не был никаким одержимым или фанатиком, глупым исполнителем или ведомой марионеткой, но стоило ему попасть в этот город, как синдром исследования захватил его, и лишь разум не позволял ему бежать в каждый дом и искать там ларцы с рунами. Никогда не нужно забывать о своих целях и Мёртвый Город был хорошим тому уроком.
   Пыль времени съела всё то, что было простым и повседневным. Никого не волновали книги, которые можно было восстановить, если сохранятся люди, имеющие соответствующие знания, не нужны были и платья, посуда с её вечными мастерами и прочее. Необходимо было лишь место, куда можно было вернуться, и может быть именно поэтому стоял этот город. Стены питались от магии древних, она конечно не была столь сильной как прежде, но назвать её остатками язык не поворачивался. Город не был Мёртвым, как привыкли его называть, он жил и будет стоять в ожидании, пока его вновь не заселят люди.
   - Мы кажется пришли, - Молчун оторвал Айсора от его размышлений и указал на громадное здание, больше похожее на крепость нежели на дом.
   Сын талой воды кивнул. Строение явно было построено не с целью всеобщего созерцания и восхищения. Главным руководствуемся принципом была оборона, о чём говорили окна, располагающиеся выше, чем в обычных домах и толщина стен, которую нельзя было не заметить по углублениям всё тех же окон. Немного странно конечно, хотя им ли теперь судить о причудах древних. Захотели вот и построили.
   - А ты уверен, что это именно то, что нам нужно?!
   - Да, - коротко ответил Айсор не вдаваясь в подробности.
   - Как по мне так это больше на тюрьму похоже или военный штаб.
   На последнее определение горец никак не среагировал, а попросту направился к мощным даже не дверям, а воротам крепости, открыть которые не составило большого труда. Они отъехали сами, стоило к ним лишь прикоснуться.
   Люди попали на просторный двор, уложенный такими же камнями, что и мостовые, только здесь рисунок повторял форму башни. Булыжники сжимались спиралью образовывая точно в середине двора нечто похожее на водоворот, который слегка приподнимался над землёй. При этом присутствовало ощутимое чувство движения. Безусловно, мастерам можно было поставить высший бал.
   Подойдя к рукотворной полынье водяные поняли, что это ещё один из многочисленных колодцев. Только вот зачем их столько. Коты говорили что носить воду в дом не требовалось, тогда зачем нужны данные скважины. Айсор заглянул во внутрь, вода по-прежнему там была. Нужно будет запомнить и попозже поинтересоваться.
   В само здание они решили войти через главный вход, если уж заходить, так заходить, как требуется, а не прятаться, подобно водяным жукам под камнями.
   Холл был громаден на столько, что в нём можно было услышать горное эхо. Коридоры расходились солнечными лучами, а потом вдруг прятались игривыми змейками за поворотами.
   - Ты не боишься здесь заблудится?! - спросил Орос, видя насколько громадны здешние масштабы.
   - Волков бояться - в лес не ходить, а лес мы уже прошли! - заявил Айсор и бодрым шагом направился по одному из средних коридоров. Молчун верной охраной пошёл за ним.
   Беспокойство в том, что они не удосужились захватить с собой достаточного количества факелов, рассеялось вместе с темнотой, стоило им вступить в коридор. Стены и пол вспыхнули мягким, не ослепляющим светом и кажется даже утратили свою плотность.
   - Это же парк на другой стороне улицы, - указал Орос на мерно колышущиеся деревья и погладил рукой призрачную кладку. Она была такой же тёплой, как и лестница в театре. Материал древних имел множество свойств. Жаль только что у них не было времени разобраться с этим.
   - Верно, - Айсора тоже интересовала загадочная структура. Она была похожа на живое существо, которое стремилось подобно котам выразить свою ласку и теперь светилась от радости и возможности угодить людям. - Но займёмся этим чуть позже.
   Они тронулись дальше. Коридоры и галереи были просторными, и везде их сопровождал свет, имеющий одинаковую интенсивность. Древние постарались, но ни что, как говорится, не вечно. В месте, которое было необходимо Айсору, стояла тьма. На дверной ручке сидел свернувшийся кольцом крылатый дракон и яростно сверкал камнями, служившими ему вместо глаз, горцы остановились.
   - Зверюшка, не добрая, - подметил Орос. - Точно знаешь, что это того стоит?!
   - Стоит, ещё как стоит, - и он повернул ручку.
   Замок не издал ни одного звука, но дверь стала открываться. Хоть что-то радовало. Воспользовавшись тем, что глаза наконец привыкли к темноте, Айсор поджёг заготовленный факел. Чуть помявшись, он всё же разгорелся, бросив яркие полосы на стены. Чёрные тени отделились от жёлтых огней и затанцевали румбу. Просунув факел в дверь Айсор убедился что это именно нужное ему помещение.
   - Дальше я сам. Жди здесь, - приказал он Оросу и исчез.
   Из-за двери не было слышно не единого звука. Орос решил расслабиться и побродить галерее, благо здесь было, что посмотреть. Мозаики менялись и приходили в движение, стоило лишь посмотреть на них под другим углом. Воин никогда не интересовался высшим искусством, но не оценить такое мог только полный деревенщина. В свете факела эти картинки казались и вовсе зачарованными, а воспроизводимое непременной реальностью. Горец так и ходил рассматривая тонко чешуйчатых змиев, людей одетых в богатые одежды, виды города, в которых он узнавал виденные дома, пока из кабинета не раздался грохот.
  
   Айсор вошёл в помещение, в котором воздух был заметно прохладнее. Уже заранее предрекая возможности пылевых облаков на горизонте, он обмотал лицо шарфом, но освещенное пространство показало, что её здесь и не так уж много.
   Для начала он решил осмотреться. На огромных стеллажах стояло множество колб, колбочек, баночек, мензурочек, наполненных вероятно когда-то разными химическими составами. Теперь же эти жидкости превратились в подобие бурого месива и ничего кроме страшных отравлений вызвать не могли. Кроме стеллажей здесь был небольшой диван, пара кресел, составляющих данный гарнитур, и конечно же стол. Сказать о последнем стоит отдельно.
   Он был невероятно огромен, толи у хозяина этого кабинета была гигантомания на подобные вещи, толи он действительно использовал его для своих опытов. Как бы то ни было именно этот стол, в первую очередь, и интересовал сына талой воды. Осветив гиганта стоявшего аж на шести ножках, он подобрался к ящикам. Попробовав открыть, обычным путём, понял, что ничего из подобной затеи не выйдет, нужен был ключ.
   "Ключ" - задумался Айсор, где бы я спрятал ключ, будь я хозяином данного кабинета. Носил бы с собой, это да, - рассуждения шли про себя, но от этого они не становились холоднее. Кровь и нетерпение кипели. Должен быть второй - запасной. Он вновь посмотрел на стол, потом на стул и, не долго думая, плюхнулся в него. Пошарив руками под панелью стола, разочарованно откинулся на спинку.
   - Вот ведь, - вслух произнёс горец. - Придётся ломать, а ведь так не хотелось, - и высвободив струну полоснул по ящику.
   Лезвие скрежетнуло по дереву, и дзинькнув отделило от него кучерявую завитушку. Ситуация становилась ещё забавнее. Обычно входившее, как в масло оружье не смогло осилить замка. Айсор чиркнул ещё раз, но это породило лишь ещё одну канавку, не более. Такими темпами он мог тут ковыряться сколько угодно долго.
   В раздумьях он вновь присел и облокотившись локтем на подлокотник подпёр подбородок. Раздался звук запустившегося механизма и из кресла прямо на глазах Айсора выдвинулся золочёный ключ.
   В том что это именно то, что ему надо он даже не сомневался. Бодро вставив его в замочную скважину он несколько раз повернул, вслушиваясь в малейшие изменения щелчков. Замок был с секретом, а значит, комбинация цифр играла в нём существенную роль. Убедившись, что ключ больше не поворачивается, он открыл ящик.
   То что там лежало не было похоже на всё виденное прежде. В резной шкатулке лежала, обложенная истлевшим синим бархатом сфера. Поставив на стол находку, Айсор поднёс к ней факел. Шар оказался таким же живым, как и здешние стены. Внутри него плескались две разноцветные жидкости, розовая и зелёная. Решив, приступить к более детальному осмотру он закрепил факел и вынул шар из шкатулки.
   Достаточно тяжёлый для своих небольших размеров он неплохо оттягивал руку. Повертев сию штуковину между пальцами, Айсор почувствовал лёгкое покалывание, а потом заметил, как жидкости стали перемешиваться. Маленькие искорки стали вспыхивать в светло-сероватом шаре, образуя канитель млечного пути. Красиво до безумия, да так, что невозможно оторваться. Когда же из шара вырвалась молния и зарядила сыну талой воды в голову, он был уже в отключке.
  
   Поток холодной воды обрушился на горца так же неожиданно, как и голос Ороса. Открыв глаза, он обнаружил себя сидящим у колодца. Вместе с этим пришла и жуткая головная боль, в виски стреляло как дробью.
   - Как я тут очутился, - сжимая зубы спросил он.
   - Верхом, - прозвучал ответ. - Лучше скажи что произошло, и кто тебя вырубил?! - а то когда я подоспел, ты уже без сознания был.
   - Я не помню, что бы там кто-то был, - информация доходила плохо.
   - А если поднапрячься, - настоял Орос.
   Айсор задумался. Последнее, что он помнил, это был шар. Горец заёрзал на месте пытаясь подняться.
   - Где цветная сфера?
   - Какая ещё сфера?! - удивился воин.
   - Когда ты вошёл туда, у меня в руках разве не было сферы?!
   - Была, только это был обычный стеклянный шар.
   - Ты его оставил? - разочарованно уронил темноволосый горец.
   - Нет, забрал, хотя признаться высвободить его их твоей руки было ещё той работёнкой, - и он протянул полый шарик Айсору.
   - Странно, он же был цельным.
   - Кто знает, может темнота так повлияла, может древние так шутили. Ты лучше скажи, идти сможешь?!
   - Да могу, - ответил горец убирая опустевшую внезапно сферу в сумку. - Только ты не говори об этом всём Мие. Не стоит ей знать подобных вещей.
   Орос кивнул, конечно жаль было оставлять всё так, но приключившееся нельзя было так просто списать. Будут у них ещё возможности, непременно будут.
  
   Состыковались все в так полюбившимся каминном зале. Мия приготовила весьма неплохой ужин и подождав пока все поедят, принялась рассказывать о посещении библиотеки. Ей с Кимом повезло несколько больше и они обнаружили пару целых рукописей и книг, с которыми коты обещали помочь. Девушка намеревалась ещё раз наведаться туда с утра пораньше. Мурзик видите ли уверил её, что там есть хранилище, где могут храниться особо ценные экспонаты.
   - Айсор, я смотрю, ты совершенно меня не слушаешь, - заявила она. Информация которую она сейчас выплёскивала могла не то что бы прельстить многих, они бы за неё ещё бы и заплатили, а этот сидит и море по колено.
   - Извини, Мия, голова что-то болит, - ответил он искрение.
   - Скажи лучше, что тебе просто не интересно! - вспылила она.
   - Мия, у меня болит голова, но если тебе будет легче, да, мне не интересно!! - рявкнул горец, от чего боль прорезалась ещё сильнее.
   На этой ноте вечер затих. Коты удалились. Мия надулась. Орос, как всегда хранил молчание. Ким же попросту не лез. Тем более что вид у горца действительно был не очень, словно бы и не голова болит, а мозг выкручивает.
  
   Проснулся Ким внезапно глубокой ночью. Все вокруг спали, и ни что вроде бы не нарушало общего спокойствия, а вот не спалось. Он встал и подкинул пару дров в камин. Развернувшись, он обомлел, из зеркала на него смотрело лицо девушки.
   - Не бойся нас, - послышался тихий голос. - Мы не желаем зла.
   - Что вы хотите от меня? - спросил Ким.
   - Мы хотим жить!
   - Но вы призраки! - ляпнул речник не подумав и тут же прикусил язык. Лицо в ответ лишь улыбнулось.
   - Мы дети зазеркалья. Когда-нибудь и ты сможешь.
   - Смогу что?!
   - Сможешь познать силу зеркал.
   - Почему я?
   - Это просто, ты первый заметил нас.
   - Тоесть, если бы это сделал кто-то другой, то вы пришли бы к нему?! - Ким подумал о том какой могла бы стать реакция Мии, увидь она подобное.
   - Да, - улыбнулось отраженье.
   - И что теперь?!
   - Теперь ты должен разбить нас! - эта фраза заставила кожу пойти мурашками, он прекрасно помнил рассказ о проклятьях. - Не бойся. Мы не обманем.
   - Но проклятья...
   - Проклятья - это удел смертных зеркал. Мы, это нечто иное.
   - Что же вы?!
   - Разбей! - округлив глаза посоветовала девушка. - Ты сам всё увидишь!
   - Но они спят, - развёл руками Ким, в надежде уйти от наложенной на него миссии.
   - Об этом можешь не беспокоиться, - заверил призрак зазеркалья. - Разбей!
   Поняв что тянуть дальше нельзя. Он подошёл к огромному зеркалу и ударил по нему поленом, предназначавшимся для топки. Дождь серебристых осколков со звоном ссыпался ему по ноги, обнажив тёмную раму.
   - Зашибись, - сказал он в слух.
   Теперь остальные проснуться. Айсор намылит ему шею, Мия закатит истерику, а Орос приведёт приговор в исполнение. Речник втянул голову в ожидании, странно, никто даже не дёрнулся. Все по-прежнему спали. Магия, дошло до него. Он взглянул под ноги, с мелких, средних и крупных осколков на него смотрели лица.
   - Возьми то, что не ранит тебя, - туманно посоветовала девушка. Теперь он слышал лишь её голос у себя в голове, но не видел её спокойного лица.
   Пытаясь отыскать среди груды осколков нужное, он начинал нервничать видя как смотрят на него остальные. Девушка была намного приятней, жаль что она исчезла. Ким выдохнул и сунул руку в битые зеркала. Посмотрев на осколок он улыбнулся, на нём была она.
   Дальше произошло что-то по настоящему странное. Стоило ему подняться с пола, как серебро под ногами стало плавиться, превращаясь в жидкую массу. Серебристая змея вытянулась от пола, достигнув головы водяного, качнулась, а потом с силой ударилась о стену, и расплескавшись застыла таким же как и прежде чистым окном. Сын заводи с удивлением смотрел в своё чёткое отображение и не верил глазам. Как такое было возможно?! Магия, чистой воды магия.
   Он взглянул на осколок в руке, изображение в нём гасло и покрывалось рябью, а затем в подражание остальным осколкам потекло. Серебристая змейка обвилась вокруг запястья и слившись с собственным хвостом образовала зеркальный браслет. Девушка переходила с одного звена на другое, то меняя позы, то приближаясь, то удаляясь в глубь зеркала.
   - Это твой оберег и пропуск, - сказала она, вновь приблизившись.
   - Какой ещё пропуск?
   - В своё время ты узнаешь, - ответила она растворяясь. - И помни: молчанье - золото.
   Девушка исчезла, а он даже не понял что собственно произошло. Он не мог вспомнить даже её лица и не спросил имени. Покрутив тонкий, изящный браслет на руке, он отдёрнул рукав. Не стоит остальным его видеть, а он пока не выяснит всё до конца будет молчать.
  
   Мия не собиралась отказываться от своих планов посещения библиотеки, даже после ссоры с горцем, который нужно отдать ему должное по утру очень галантно попросил прощения. Так что конфликт можно было считать урегулированным. Соблазн нарисовавшийся после рассказа кота был и вовсе непреодолимым. Она уже выстроила себе картину древнего хранилища, где в тайной комнате лежали фолианты. Пыль и тление не коснулись их, и они сохранили утраченное знание, вернуть которое можно было прибегнув немного напрягшись, но как говорится судьба опять повернулась к ним задом. В данном конкретном случае этим самым задом был Айсор.
   - Мия, если тебе хочется, ты можешь смело ступать в библиотеку, а Орос с Кимом, если что помогут!
   - А тебе что ж совсем не хочется взглянуть?! Ты не представляешь, сколько там книг, сколько рукописей и манускриптов, - девушка была на подъёме, и ни что не могло испортить ей настроение. Даже эта своевольная выходка горца.
   - Да нет, как раз токи прекрасно представляю. А ещё там несметное количество пыли и гнилой бумаги!
   - Но среди этой гнилой бумаги можно отыскать и вполне целые экспонаты, - не здавалась она.
   - Вот этим ты и займешься, а я с твоего позволения останусь здесь. Голова видите ли болит, - и сын талой воды демонстративно потёр висок.
   - А больше у тебя ничего не болит?!
   Девушке подобное совершенно не нравилось. Он уже второй день ссылался на головные боли и практически ни с кем не разговаривал. Только Оросу периодически давал какие-то указания. Неужели он не обнаружил то, зачем они сюда шли, хотя если бы это было так, он не сидел бы на месте даже несмотря на какие-то мифические головные боли.
   - Больше ничего. Я предлагаю вам отправится поскорее. Библиотека не за углом, да и хранилище может оказаться не маленькой коморкой. Вдруг в один раз и не унесёте всё, - Айсор нажал на то святое, что могло заставить Мию бросить этот нескончаемый разговор и уговоры и наконец уйти, оставив его одного, а то голова просто раскалывалась. Хорошо хоть котов не было. Эти пушистые звери ввиду своей лени договорились о встрече на месте. - Тем более, что вас уже ждут, - сделал ещё один намёк водяной.
   - Так и быть, если тебе действительно плохо, тогда лежи! Мы постараемся не очень долго, - ответила наконец девушка, то что их ждали было действительно верно подмечено. - Если получится конечно, - добавила она.
   Уже уходя Орос сказал Айсору:
   - Если там ничего не будет мы вернёмся скоро.
   - Можете не торопиться, пусть девочка наиграется, - на этом он закрыл глаза.
   Дрова в камине горели, ударяясь огненными червонцами по решётке, и соскальзывали с неё оплавленным металлом. Тепло шло от очага, но почему то совершенно не трогало сына талой воды. Ему было холодно, и кажется его начинал бить озноб.
  
   Люди добирались до библиотеки час. Это было гораздо меньше, чем в приведущий раз так, как никто больше не проверял дома, в которых кроме вездесущей пыли и старой мебели ровным счётом не было больше ничего.
   Обитель знаний, в отличии от остальных серых зданий, была белой. Ровный прямоугольник, подпоясанный толстыми колоннами и неизменными, как и всё в этом городе розетками с запылёнными и почти невидными витражными окнами. Цвета слоновой кости это здание стояло отдельно, как бы подчёркивая свою индивидуальность. Орос, видевший постройку впервые отметил, что всё имеющее отдельное или дополнительное значение тем или иным образом отличалось от основной массы. Взять хотя бы для примера лабораторию, крепость не меньше, про резной театр так вообще говорить не стоило.
   У плоских, словно расплывшихся по земле ступеней библиотеки их уже ждали новые знакомые. Белоснежные коты, странные и невозможно весёлые создания завидев людей оживились.
   - Ну и где вас носит?! Мы тут уже битый час сидим! - заявил Барсик, а может и Мурзик.
   - А мы этот час идём! - ответил Орос, грозной скалой нависший над зверьками, но этот факт ничуть не смутил саблезубых.
   - А где Айсор? - поинтересовался один из них, не обнаружив вожака, коим он уже успел наречь горца.
   - Он решил не идти, - ответил всё тот же Орос, видя, что Мия даже не собирается отвечать. Видимо её всё же задел данный факт.
   - А чё так?! Кот никак не мог успокоиться. Любопытства ему было не занимать.
   - Голова у него болит, - девушка всё же подала голос, поняв, что от них не отвяжутся, пока не выпытают всю информацию.
   Коты уже считали себя полноправными членами группы и хотели знать всё и вся залезая своим мокрым носом в дела водяных. Оно и верно к кому им было ещё лезть, итак просидели в Мёртвом Городе неизвестно сколько, даром что не завернулись, хотя кто знает каким именно должно быть поведение нормального кота. Может эти двое и есть двинутые, а никак ни на оборот.
   - Сильно так что ли?!
   Кот по-видимому решил окончательно достать.
   - Сильно или не сильно, мы не знаем, но то что всем не обязательно таскаться по библиотекам это точно.
   После этих слов Ороса Мия с удивлением посмотрела на война. Ему как оказалось тоже не очень-то хотелось идти, но приказа ослушаться он не мог. Зато коты успокоились, что не могло ни радовать.
   - Может быть мы наконец войдём?! - отозвался Ким, которому топтаться на пороге уже слегка надоело.
   - О чём базар. Заходь! - и кот юркнул указательной стрелкой в дверь.
   Внутри здание преподнесло сюрприз. В нём не было холла. Через библиотеку был проложен подвесной мост, который каким-то невообразимым образом держался на тонких канатах, уходящих в пустоту.
   - Это как? - Молчун от увиденного даже приоткрыл рот.
   - А вот так. Вы же меня слушать даже не захотели, а некоторые..., - Мия помялась, как видно давя в себе отрицательные эмоции. - И вовсе не пошли!
   - Что ж вижу, что мы не дооценили предложенное, - признал Молчун ошибку.
   Идя по мосту, им открывались спирали убегающих вверх и вниз подвесок. Прозрачные кристаллы хрусталя, висели под потолком гроздьями винограда и спускались лозой, увешанной противной пылью. Эти камни скорей всего когда-то служили освещением, но теперь, по истечению веков, от них остались лишь пустые структуры.
   Перегнувшись через тонкие перила, можно было увидеть дно колодца. Ощущение того, что они находятся на вершине горы, странным образом не покидало Ороса. Выросший в горах он привык видеть всё сверху вниз, но то были горы, сейчас же он находился в рукотворной постройке, которая больше всего напоминала Яму Дьявола на Перевале Ночи. Мостки расходились и кружились подобно серпантину, а люди всё шли и шли вниз. Нарушать молчание никто не собирался и осознание чего-то мифического набегало вместе с ровными отблесками бриллиантовых граней.
   - Это третий ярус, - кот нарушил таки тишину.
   - А сколько их всего? - поинтересовалась девушка, отвлекаясь от своих собственных мыслей.
   - Ну, если судить по количеству спиралей, то много, а если по распределению материалов, то не очень.
   - Так сколько? - вновь просила Мия.
   - Пять, - ответил кот.
   - И какой именно нам нужен?!
   - Самый последний. Пятый. Кот вертел хвостом, видимо ему, что-то не нравилось.
   - Значит, вчера мы осмотрели лишь один ярус, и то не полностью.
   - Да, но ты не расстраивайся на этот счёт, то, что может тебя заинтересовать, всё равно находится внизу.
   Они продолжили спуск. Несмотря на то, что они спускались под землю, а в этом не было никаких сомнений, темнота и не думала сгущаться. Попытавшись найти источник света подобный в лаборатории, Орос стал лучше всматриваться, и только сейчас заметил книги.
   Непрерываемые стеллажи ровными рядами покрывали стены. Сквозь пыль то тут то там просвечивались золотые теснения букв и виднелись передвижные лестницы. Трудно было даже представить сколько всего здесь было собрано. И всё сгнило. Ответа на этот вопрос не было. Древние опять подкладывали очередную загадку. Они наложили магию на камни и диванные матрасы, а позаботится о книгах никто не додумался. Быть может, они думали вернуться, но потом что-то вновь произошло. На данный вопрос не смогли ответить даже коты.
   Опустившись настолько глубоко насколько это было возможно, они остановились. Под ними теперь не было паутинчатого мостка, а небо в прозрачном куполе библиотеки казалось чем-то недопустимо далёким. Пол покрывал чёрный полированный мрамор, а стены отдавали тажериновым жёлтым, но самое удивительное, что здесь не было ни одной книги. Стеллажи остались на четвёртом ярусе, здесь же всё больше напоминало эстетику зала для танцев. Хотя не похоже было это место на сборочный пункт для проведения корпоративов для библиотекарей.
   - Куда теперь?
   Мия была озадаченная, она явно хотела увидеть не это. Коты могли что-то и напутать. В любом случае всегда можно было вернуться на верхние ярусы и что-нибудь да отыскать. Девушка вспомнила вчерашний день, как она с довольным лицом схватившись за первую книгу потянула её на себя. В итоге её обсыпала прогнившая целлюлозная масса. Чёрная, поеденная плесенью и коррозией она вызвала в душе девушки большое и протяжное "фу". Оказаться в этой грязи повторно ей не очень-то хотелось.
   - Теперь, туда, - и кот бравой походкой направился в южную сторону зала.
   Дойдя до конца, они уткнулись в дверь, на которой висела табличка. Символы были написаны большим шрифтом, явно говоря о предостережении.
   - Что тут написано? - спросила Мия, понимающая лишь половину из букв.
   - Архив, - смотря на табличку, ответил Барсик.
   - Это я поняла, а дальше?!
   - Вход только персоналу и по пропускам, - дополнил Мурзик, отличающийся особенной придирчивостью к подобным вещам.
   - Ну, что ж раз пришли так идём, - Орос не привык ждать и как выяснилось Ким всецело поддерживал это.
   За дверью оказался коридор окрашенным всё теми же неизменными жёлто-чёрными цветами. Единственным дополнением здесь были светильники, развешенные по стенам не такого уж широкого пространства, но к печали людей они не горели, поэтому пришлось воспользоваться заранее заготовленными факелами.
   Хождения-брожения уже порядком надоели, когда коты наконец-то произнесли заветное: пришли. Перед ними вновь оказалась дверь, но уже без табличек. Лишь прозрачного хрусталя ручка говорила о том, что это место принимало немногих. Сверкнув глазами, коты протиснулись в дверь. Водяные не стали дожидаться приглашения и ступили на порог долгожданного открытия, и тут в глаза брызнул свет.
   Это было настолько неожиданно, что даже Орос на краткий миг растерялся, тем ни менее когда зрение остальных адаптировалось, горец уже стоял с оружием наперевес.
   - Что за фокусы?!
   Мие данное светопреставление не понравилось. Она стояла и часто моргала глазами.
   - Это не фокусы! Мы конечно дико извиняемся, но мы не знали.
   - Да, - кивнул второй кот.
   Рожи усатых выражали искренность. Они действительно не знали и сами усиленно жмурились, показывая своё недоумение.
   - Вы только взгляните на это!
   Ким стоял около небольшого прозрачного, словно наичистейшая родниковая вода стеллажа, и в нём было то, за чем они сюда так долго спускались. Фолиантов было не много но их внешний облик говорил о том, что их сохранность может оказаться в лучшей форме нежели их братьев книг, находящихся сверху.
   Тем временем девушка заметила длинные столы покрытые стеклянными колбами, под которыми лежали вырванные страницы, вероятно, какой-то очень древней книги. Обратив на Мию внимание, коты пояснили:
   - Это более ранние работы. В тексте по сути нет ничего интересного, он описывает травы и способ их сбора.
   - Ну, это как раз нам может и пригодиться, - ответил Орос, подходя к двойнику стеллажа около которого стоял речник. - И вообще, боюсь нам не унести всё это добро, оглядывая манускрипты подвёл итог горец.
   - Но мы же не можем их здесь бросить, - всплеснула руками девушка.
   - Не можем, но бросим. Другие ведь сделали до нас это.
   С этими словами он открыл стеклянную дверцу и вынул книгу, и... Она осыпалась песком на пол.
   - Святые воды.
   С книгой Кима произошло тоже самое и теперь он тупо смотрел на кучку серой пыли у себя под ногами.
   - Да что же это такое.
   Мию, решившую попытать счастья, ждало такое же разочарование. Книги рассыпались, стоило к ним только прикоснуться. Архив оказался песочным замком, который теперь рушился подточенный мерной работой волн. Единственными целыми и кое-чего стоящими экспонатами этого вдруг открывшегося пляжного сезона оказались разодранные книги под колпаками.
   С помощью Молчуна и Кима она осторожно собрала страницы и обернув их в сукно положила в сумку. Больше здесь ловить было нечего и они немного погрустневшие, от того что не удалось взять больше, но всё же довольные что владели теперь богатством которое ценили ещё древние отправились обратно.
  
   Звёздный хоровод кружился в медленном танце и выкидывал пучки белого света. Острые тычки боли в такие моменты становились более ощутимыми. Айсор был без сознания. Тело его горело и распирало от жара, по которому периодически проходила судорога. Веки подрагивали и словно в ответ на это паленья в камине отзывались громкими щелчками.
   Температура была запредельной. Мозг водяного разогрелся настолько, что ещё чуть-чуть, и он вполне мог закипеть, уподобившись чайнику. Головная боль поначалу казавшаяся чем-то вроде досадной неприятности в итоге обернулась вывертом тела. Такого он ещё никогда в своей жизни не испытывал. Получавший всего пару раз насморк, сейчас мучился от ломки костей, но тем ни менее болезнь охватившая горца была вовсе не вирусом или инфекцией. Он боролся с самим собой за право дарованное молнией.
   Древние не имели свойства шутить с магией и алхимией. Высшие структуры на то и были названы высшими, что не многие люди могли коснуться их. Многие артефакты и смеси теряли свои способности уже на первом году жизни, многие умирали коснувшись пятилетнего рубежа, некоторые разменивали столетия и тысячелетия и лишь единицы проживали века. Именно такой и достался сыну талой воды.
   Для чего именно это было сделано, сказать было сложно. Скорей всего это была прихоть создателя, решившего создать нечто, что сможет удивить и стать так называемым приветом из прошлого, и удивляться было чему. Прибор стимулировал кору головного мозга, вгоняя в беспамятство. Перед глазами плыло море образов и символов, каких-то непонятных формул и заклинаний. Всё это в один раз было невозможно запомнить, но разогревшийся мозг позволял использовать весь свой ресурс. Знание древних вплывало и откладывалось маленькими рубчиками на сером веществе, размешанном звёздной пылью времён. Круговерть продолжалась раз за разом даже не намереваясь успокаиваться. Боль притупилась, а от чувств остались одни ошмётки. Тело приобретало другое значение, а вода бурлила закипевшим стоградусным кипятком.
   Истины, правила жизни, тропы цветов и лопающиеся коконы сознания всё это перемешивалось в круто сваренной воде и впрыскивалось в мозг горячим уколом. Казалось будто сотни гейзеров проламливают плоть, которая была готова взорваться от надувшихся на ней волдырей.
   Изучение структур подобным пусть и болезненным образом было эффективным. Человеку не нужно было напрягаться и что-либо запоминать. Всё происходило само собой, впитываясь подобно губке. Способ имел лишь один недостаток. Он причинял несказанную боль. Видимо поэтому его так и не использовали. Добровольцев, в нашей жизни всегда было мало, что уж говорить о том, что бы испытать на себе прямой удар молнии в голову, но нужно было поблагодарить алхимика, дело своё он знал как никто другой.
   Эта бесконечная агония, начавшаяся так внезапно, точно так же стихла, оставив после себя блаженный ниспадающий холод. Изгибы и кручения замедлялись, становясь всё незаметней и тише. Галлюцинации угасали, и белый свет больше не причинял боли. Айсор справился и теперь должен был проснуться, обнаружив на подмостках своего сознания новое знание, пусть и болезненное, но крайне необходимое для сохранения смысла жизни того, кто его потерял. Он терпел не для себя, он терпел для другого человека, а может уже и не человека.
  
   Уставшие, голодные и измотанные они вернулись. Уже предчувствуя тепло от камина и сытный ужин, они ворвались в комнату, в надежде обнаружить в ней Айсора, который, вероятно, уже сотни раз успел пожалеть, что не пошёл с ними. Правда их ждало ни это.
   Закутавшись в одеяло, горец лежал у самого огня, и его трясло от холода. Улыбка в раз сошла с лица Мии. Побросав вещи она бросилась к больному. Лоб был настолько горячим, что тот казалось вот-вот да превратится в живой факел.
   - У него же голова вроде болела?! - кот был в полном ауте.
   - Болела, - девушка, кажется, уже ничего не слышала. - Орос, помоги мне. Его нужно остудить.
   - Здесь же нет воды, как вы собираетесь это делать, - Ким решил не поддаваться общему психозу, какая вода когда они в Мёртвом Городе.
   - Вот ведь, глупая девчонка.
   У кого-то начиналась вполне конкретная истерика. Хорошо хоть волосы пока никто не драл.
   - Ты не глупая, Мия, - ответил Орос.
   - Глупая! Он же говорил, что ему плохо, а я за книжками упёрлась ещё и вас потащила за собой!
   - Никого ты не тащила, - возмутился Ким. - Мы сами пошли.
   - Сами они пошли! А не нужно было! Он же весь горит.
   - Так спокойно, двуногие! - кот был настроен серьезно. - Вам же нужна холодная вода так?!
   - Так!
   - Я думаю, фонтан будет в самый раз, так что предлагаю взять ведёрки и ровной рысцой сгонять туда обратно.
   - Где? - моментально среагировал Молчун.
   - Я покажу, - спохватился второй кот.
   Эти зверьки проявляли сверх участливость. Помочь выйти из такого положения, это дорогого стоило так, что уже через полчаса Айсор лежал обмотанный мокрыми тряпками, которые периодически менялись. Так они провели два с половиной дня. На третьи сутки горец открыл глаза, которые оказались безумно светлыми. Будто и не был он всё это время в объятьях Феникса.
   - О, вы уже вернулись, - сказал он, вставая с постели.
   - Вернулись, - дёрнувшись, ответила Мия. - Только это три дня назад было.
   - Не может быть, - выдохнул горец и тут же почувствовал насколько он голоден.
   - Может, - ответил Орос. - Когда мы пришли ты был без сознания. Горел, словно в тебе поселился демон бездны.
   - Но я чувствую себя более, чем нормально, - заверил он, когда Мия потрогала его лоб и попыталась уложить назад.
   - Это сейчас, а до этого мы две ночи не спали и за водой бегали, - Ким указал на вёдра с плавающими в них тряпками.
   - Я благодарен вам всем, а теперь мне бы хотелось чего-нибудь перекусить и ещё раз наведаться в одно место.
   Тут Мию понесло.
   - Неблагодарная скотина! Мы за тебя так переживали, а ты носом ведёшь и опять куда-то плетешься. Мы еле тебя выходили, а тебя опять на приключения потянуло. Знай меру ты в конце концов.
   - Ты сейчас с кем тут разговаривала?
   - С тобой!
   - А мне казалось, что с какой-то скотиной! - голос был ровным, но в нём было от чего напрячься. - Если я был болен, это не значит, что теперь я должен валяться неделю. Дома я мог бы такое себе позволить, но здесь нужно как можно быстрее заканчивать наши дела и уходить.
   - Как ты собираешься идти, если у тебя вновь начнётся приступ?!
   - Не начнётся!
   - Начнётся!
   - Не начнётся! Ты будешь со мной спорить?!
   - Да, буду! Ты ещё не до конца здоров и никуда не пойдёшь!
   - Орос, - обратился он к горцу, перестав обращать внимание на девушку. - Я сейчас приведу себя в порядок, насколько это здесь возможно, а потом мы двинем. Я хотел бы ещё раз проверить то место.
   - Айсор, может не стоит. Мия права, ты ещё не совсем...
   - Совсем! - пресёк сын талой воды. - Это не обсуждается. Я не намерен тут проводить недели, обсасывая собственные рукава.
   - Я пойду с вами, - сказала девушка, у которой наворачивались слёзы. Её отодвигали где угодно и как могли.
   Орос посмотрел на Айсора. Неужели тот вновь бросит её и упёршись рогом будет гнуть свою линию. С такой позицией эти двое долго не выдержат. У него конечно есть на то полное право, но и про человечность с его настоящим не стоит забывать.
   - Ким, ты остаёшься здесь, - горец перевёл взгляд на девушку и продолжил. - И дождёшься котов, но я надеюсь, что мы к этому времени уже вернёмся. Правда, Мия.
   - А?
   - Ну что, ты уже передумала идти с нами?!
   - Нет, а как же еда?!
   Эта новость, что её наконец берут слегка ошарашила.
   - На ходу перекусим, времени нет, - и он, взяв сумку, направился к двери.
   Ким остался один, в очередной раз не переставая удивляться насколько силён этот человек. Проваляться три дня, а теперь вновь нестись во весь опор к только ему понятной цели. Что ж ему было у кого учиться.
  
   Лаборатория выглядела по-прежнему. Да и что вообще могло меняться в Мёртвом Городе, кроме самих людей. Именно за ответом на этот вопрос Айсор и пришёл. Мию, впрочем как и их самих, поразил святящийся коридор и глянцевые мозаики на стенах. Предусмотрительно оставив их в коридоре горец вошёл в кабинет.
   Мрачные стены хранили молчание, а по колбам прокатывались оранжевые языки. Он подошёл к стулу, на котором уже прежде сидел и взглянул на шкатулку, она немного опалилась. Неслабо, подумал сын талой воды и присел. Необходимо было проверить остальные ящики стола. Вытащив так и оставшийся торчать в замочной скважине ключ, он всунул его в другое гнездо. Раздавшийся щелчок огласил удачность процедуры. Открыв ящик Айсор извлёк из него довольно потрёпанный, но толстый журнал, находившийся в идеальном состоянии. Даже книги, принесённые из библиотеки, не могли похвастать такой сохранностью. Вот что значит, когда за дело берётся маг.
   Журнал вероятней всего был дневником, потому что пролистнув пару страниц горец заметил числа выведенные отменным каллиграфическим подчерком в правом верхнем углу. С минут пять посмотрев на символы горцу показалось, что они начинают выстраиваться в понятные для него слова и предложения, но отвлёкшись на звук у двери это ощущение пропало. Горец захлопнул журнал и положил его в сумку. С этим он разберётся позже, и он продолжил осмотр дальше.
   Тем временем звук у двери повторился. На пороге стояла Мия, не решаясь войти. И куда спрашивается только смотрел Орос.
   - Ну, проходи что ли, коль зашла, - объявил Айсор, вылезая из под стола гиганта.
   - Ты что-то нашёл?! - поинтересовалась девушка, осматривая помещение.
   - Кое-что, - неопределённо ответил он.
   - Айсор, я хочу с тобой поговорить!
   - Что прямо сейчас?! - уставившись на неё из под стола спросил он, одновременно улавливая щелчки замка. - Надеюсь хоть не про то, что мне нужен постельный режим?! А то мне сейчас, как видишь слегка не до этого. Могу вот столом заменить, ели уж так хочется!
   - Айсор!
   - Чего?!
   - Я ведь серьезно!
   - Чего серьезно то?!
   - Поговорить пришла.
   - Ну, так говори, кто ж тебе мешает?!
   - В общем, я всё знаю.
   - Знаешь, что? - горец сощурился.
   - Про твоего брата.
   - Интересно, и что же ты знаешь?!
   - Из-за него ты здесь.
   - И что же?! Это тебя смущает? - на лице горца была улыбка, но мысли начинали всплывать отнюдь не добрые.
   - Напротив, мне кажется это очень сильным поступком. Он бы...
   - Мия, я не собираюсь с тобой обсуждать моего брата. Это тебя не касается!
   - Но ведь, - начала она.
   - Не ведь, - вытрясая содержимое очередного ящика, заявил Айсор. - То что я делаю не делает мне чести. Можешь так и передать своему отцу.
   - Не трогай моего отца!
   - А ты тогда не трогай моего брата.
   - Айсор, ну скажи, зачем тебе это всё?! Зачем ты надрываешь себя?!
   - Ты правильно подметила, принцесса, это нужно не мне. И пусть я сдохну сам, но найду способ чтобы вылечить его!
   Слова горца становились всё импульсивнее и громче, но Мия решила не отступать.
   - Это не лечится, разве ты не понимаешь?!
   - Лечится. Мы сами сделали это, а значит можем обратить процесс вспять. Я никогда не смирюсь с тем, что из-за халатности пострадал невинный человек!
   - Айсор, ты не можешь винить их. Да и твой брат знал на что шёл.
   - Он верил, а его предали, и я не допущу, что бы это произошло ещё раз. Пусть только попробуют поставить хоть ещё один опыт. Придушу лично!
   - Мне страшно от того что ты говоришь!
   С минуту посмотрев на девушку, он продолжил.
   - А тебе не было страшно, когда ты пошла в этот забытый всеми богами город?! Ты ведь всё знала. Знала с самого начала, но молчала. Папаша уж, наверное, успел просветить свою любимую дочку о ставящихся экспериментах.
   - Я не знала!
   - Что ты не знала?! Что в рукописях древних может скрываться такое зло?!
   - Я не знала, что всё может так закончится!
   - Так всё-таки знала, - и он пристально посмотрел на неё, словно бы подтверждая свои мысли. - Тогда скажи, тебе не было страшно, когда ты превращала ради собственного удовлетворения живого человека в монстра?!
   - Я не хотела, я...
   На глазах девушки уже выступали слёзы, но горец их словно не видел и продолжал.
   - А я ведь предупреждал, что не стоит с этим шутить! Хотя ну конечно, кто будет слушать водяного, который прославился лишь тем что задирал чужие юбки. И не надо на меня так смотреть! Да, я перетрахал кучу баб, и именно баб, даром что высокопоставленных. Мерзкие комки слизи и всё это наше хвалёное царство - слизь! Мой собственный отец не дал мне денег, что бы снарядить экспедицию, в нагрузку накинув и тебя. Он надеялся на то, что я одумаюсь и вернусь, но этого не произошло, и не надо мне рассказывать про то, что кто хотел! Никто и ничего не хотел!
   - Айсор, я... прости, - и она разрыдавшись убежала в дверях чуть не врезавшись в Ороса.
   - Что у вас тут опять происходит?! Она что плакала?
   - Тебе показалось.
   - Тогда хорошо, - горец замолчал, а потом перевёл разговор в другое русло. Отношения между ними его не касались, сами разберутся. - Нашёл ещё что-нибудь?
   - Так, в основном хлам и мусор, - не отвлекаясь от прочистки ящиков, ответил Айсор.
   - Орос, иди-ка ты лучше посмотри, куда она убежала, а то мало ли что. Я тут почти закончил так, что вылавливай Мию и двинем.
   Орос кивнул. Точно поссорились, только из-за чего на сей раз. Он вышел в тёмный коридор, но девушку искать не пришлось, она стояла у стены, практически носом упёршись в мозаику. Откинувшись на стену он встал в позу и стал ждать Айсора, других приказов не было.
  
   Выйдя из лаборатории, они решили слегка изменить уже сложившийся до этого маршрут, причиной этого был парк, таким коварным образом высветившийся сквозь колдовские стены. Он не мог не заинтересовать, и они решили сделать крюк.
   Одичалые деревья кривились и вязались морскими узлами, их кора была настоящей бронёй, а листва зелёными зонтиками покрывала странных змеиных уродцев. Эти деревья не были похожи на вечно зелёный мир Фолины с её гигантскими хвойными и цветами убийцами. Когда-то созданные рукам человека теперь они превратились в удручённых веками старцев, кожу которых покрывали глубокие морщины. Деревья протягивали свои костлявые руки и пытались дотянуться до уже не такого тёплого осеннего солнца, но оно даже не смотрело на них.
   Безумно грустно было видеть этот загнувшийся парковый оазис. Несмотря на то что многие века были пережиты, он потерял свою суть и то для чего был создан. Чувство прекрасного не всплывало в душе водяных от созерцания этого островка зелени, он был чем-то вроде крика, родившегося после того, как город опустел. Тем ни менее его стойкость и воля к жизни не могли не удивлять.
   Трава, перемешанная с сорными травами, по-осеннему тёмная зелень и яркие ягоды, с каким-то очень горьким ароматом всё это по-прежнему было здесь, но уже с другим акцентом. Культурный парк перешёл в обозначение дикой природы, которая не преминула населить его своими созданиями. Вот и сейчас люди заметили, как три яркие птицы дрались за какой-то видимо очень важный для них куст. Баталия проходила на повышенных тонах крика и распушивании перьев. Пернатые щёлкали клювами, шуршали перьями, подпрыгивали, взлетали, опускались, орали, в общем вели себя, как девицы на рынке увидевшие красивые бусики и теперь ни за что ни про что не желавшие уступать их друг другу.
   - Как вам?
   У Айсора были свои планы на счёт этих крикливых птах, но для начала он решил узнать мнение других.
   - Красивые, никогда таких не видела.
   - Согласен, только горластые уж очень, на петушков наших похожи, такие же задиристые!
   - Будем надеяться, что такие же вкусные! Повеселимся малость, а Орос?!
   - Отчего же нет?! - довольно отозвался воин.
   Сухой поёк они уже практически доели, а мясо волка хоть и было ничего, но всё же стояло в горле комком. Данная идея же вызвала аппетит.
   - Вы что же, хотите этих птичек убить?!
   - Не только убить, но ещё поджарить и съесть! - ответил сын талой воды.
   - Разве вам их не жаль?
   - А чего жаль то?! Если ты конечно против, - Айсор внимательно посмотрел на неё, а потом добавил. - То можешь не есть.
   - Я хочу есть!
   - Вот и порешили! - удовлетворился горец ответом.
   - Ещё не порешили, их ещё поймать надо!
   - Поймать, - кивнул он и направился за уже ушедшим в сторону кустов Молчуном.
   - Ей, а как же я! - закричала Мия, которой совершенно не хотелось оставаться одной на улице.
   - Можешь постоять тут!
   - Я боюсь.
   Несмотря на то что коты говорили, что в городе вполне безопасно топтаться одной по камням возле страшного парка ей как-то не улыбалось.
   - Тогда иди с нами, только ради всей воды мира молчи!
   - Хорошо, - сказала девушка и тут же прикусила губу, видя с каким выражением на неё посмотрел Айсор.
   Просили молчать, так молчи. Она закрыла рот ладонью, показывая, что с этой минуты от неё не услышат и звука.
   Охота началась. Конечно это было не совсем привычное действо, которое устраивалось в лучших домах Талой Воды и Чистого Ключа. Оно больше напоминало то, как ловят куриц в деревнях. Главным здесь было подкрасться как можно ближе, а потом хватать. Смешно до упаду, но лишь для зрителя. Для ловца данная работка особым весельем никогда не отличалась. В особенности если глупая птица обделывалась от страха, вот уж тут поржать можно было выше крыше. Хохма длинной в неделю с куриным помётом на ботинках. Айсор даже немного ссутулился, он и птицелов, вот до чего жизнь довела. Хотя пошли все к болотному царю на ужин, не до этого сейчас, когда жрать охота.
   Орос уже лежал в двух метрах от истошно орущих и трясущихся в мондражке из-за ягод птиц, когда Айсор подполз с другой стороны. Вопли пернатых были настолько громкими, что хотелось встать и надавать им по башке, что б наконец успокоились, но это спугнуло бы истериков и они остались бы без белого мяса так, что приходилось лежать и слушать как одна птица "объясняет" другой, что это её кустик, а другая орёт ей что кустик то твой, но ягодки мои, третья верещала, что ягодки может и твои, но увидела то она их первыми. Короче говоря, полежав так с минуты две, Айсор понял, что если они сейчас не придушат этих орущих петушин, то повернётся на теме кустика сам. Подав сигнал Молчуну, что можно начинать, он приготовил плащ для игр в тёмную и прыгнул.
   Птичья истерика прекратилась и начался сущий бардак. До этого тупо орущие разными голосами птицы наконец таки сумели договориться и теперь орали единым хором. Орос сумел поймать оду из них и уже пристукнул. Жертва же Айсора упорно сопротивлялась и ползала, в впотьмах материи, мистическим образом избегая ударов. Третья, к великому удивлению, и не думала улетать, поняв, что соперницы повержены она с торжествующим видом уселась на ближайшее дерево и принялась с него каркать.
   - Никогда не видел таких тупых птиц, - сказал Орос.
   - Они просто не пуганные вот и всё, - ответил темноволосый горец, пытаясь в очередной раз пристукнуть перепёлку или что это там было, и на сей раз ему кажется удалось.
   - А что с этой?!
   - С этой, хм, - сын талой воды задумался.
   С одной стороны пусть живёт, но с другой три птицы гораздо лучше, чем две. Да и голодный он просто жуть сам бы целого кабана съел ни то что бы худосочную курочку.
   - Акцептировано, - Орос по выражению лица горца понял, что оставлять каркающее создание он не намерен.
   - Ну, как тут у вас?! - спросила Мия, но тут запнувшись за корень дерева полетела с таким визгом, что даже неугомонная каркуша наконец заткнулась.
   Айсор едва успел подхватить девушку, которой грозило приземление на тот самый несчастный кустик из-за которого собственно и шла вся птичья война. Данный манёвр был расценен пернатым, как завоевание собственности и, оно поспешило улететь, как же у кустика ведь появился такой крикун.
   Удостоверившись, что с Мией всё в порядке горец с отупелым видом бросился за птицей. Несясь через заросли, он старался не упустить из виду яркое оперение. Она медленно лавировала между кронами, но устраиваться на ветвях никак не хотела, что нужно было этому созданию, было не понятно. Вокруг была просто тьма ягод, сиди и клюй. Так нет же: синие ягодки всех милей - девиз всех местных стрижей.
   Горец уже успел пожалеть о том, что ломанулся за ней, когда выскочил на открытое пространство. При этом птица что-то проорала, скорей всего какую-то гадость и усевшись стала чистить клюв о выступающий из земли камень. Таких камней здесь почему-то было очень много и подобрав с уже не такой высокой, как в парке травы, парочку по меньше он кинул в цесарку. Булыжник с первого раза попал в цель и Айсор пошёл смотреть на плоды свое работы. Не зря же он так долго гонялся за ней по лесу.
   Птица была прибита к земле, а в груди торчал так удачно запущенный осколок. Оставшись довольным собственным злодеянием, горец наклонился, что бы поднять добычу, как у него перед глазами появилась надпись, выбитая на камне. Короткая строчка символов, обозначающая имя человека, а затем год рождения и смерти. Перед ним была могильная плита. Сын талой воды огляделся, таких здесь была как минимум сотня. Это было кладбище древних. Тут были их могилы и похороненные души. Он стоял ногами на священной земле, но не испытывал при этом ровным счётом ничего. Сознание было глухо, и даже совесть, как ни странно молчала. Почему? Да потому что он попросту не верил во всю эту замогильную эзотерику.
   Тут со стороны парка выбежала запыхавшаяся Мия, а за ней вышел невозмутимый Орос. Завидев горца они направились к нему.
   - Ну, что поймал свою курицу?! - тон был явно недовольным.
   - Да, хочешь подержать? - и он потряс перед ней тушкой.
   - Фу, убери!
   - Как скажешь, принцесса.
   - А что это за камни?
   Айсор было хотел соврать, что обычные булыжники, что-то типа солнечных часов или вроде того, чтобы не пугать девушку рассказами о мертвецах, но она уже наклонилась и увидела надпись. Приготовившись к безумному крику, он был крайне удивлён ровным голосом девушки.
   - Айсор, это же кладбище!
   - Ну, как тебе сказать, да, - он всё ещё надеялся увидеть хоть каплю ужаса в её глазах, но этого не произошло.
   Удивительно. Она боялась остаться одна на дороге, но стоять посередине кладбища ей абсолютно не страшно. Человек загадка просто, хотя скорее девушка загадка.
   - Я хочу тут всё осмотреть! - выдала она после паузы.
   - Что? - у Айсора только челюсть не отвалилась, а так всё было как надо и глаза и офигевшее выражение.
   - Как что, могилы.
   Ответ был настолько незатейлив, что горцам пришлось согласиться. Время до темноты было, а если она и дальше продолжит в таком духе можно и бабушкины сказки вспомнить про мертвяков поднимающихся из могил.
   - И тебе не страшно? - спросил горец в надежде получить ответ типа "чуть-чуть" или "немножко", но девушка избрала свой вариант.
   - Бояться нужно живых, а не мёртвых.
   Орос кажется даже хмыкнул, такой ответ мог удовлетворит любого, даже самого отъявленного спорщика.
   Серые, поросшие мхом могильные камни, казались выдумкой ландшафтного дизайнера, решившего воспроизвести сход ледника. Все они были разной формы и размеров. На каждом присутствовали только свои неповторимее сцепки символов и орнаментов, и чем дальше люди углублялись, тем массивнее и страшнее выглядело кладбище.
   Трава отступала, а камни, посаженные добросовестными могильщиками в каменистую почву, стояли ровнее и аккуратнее. Плиты стали чередоваться с крестами, похожими на звёзды. Они возвышались на своих высоких ножках и описывая ровные круги выпускали из них четыре крестовидных луча, по четырём сторонам света. По некоторым их таких крестов пробегали вязанные каменные косички, по другим древние руна, прочитать которые к великому сожалению не было возможности. Ветра перемен сгладили, когда-то бывший чётким узор, и теперь можно было наблюдать лишь отдельные буквы с вросшим в них зелёным мхом. Девушка водила пальцем по древним письменам и понимала, что здесь лежат не просто останки людей, здесь покоятся их жизни, которые как, оказалось, заключаются лишь в двух вещах, дне рождении и дне ухода.
   - Идите, посмотрите сюда, - позвал остальных Орос.
   Перед тем, что скрывалось за огромной плитой, хотелось замереть и не дышать. Это был ангел. Самый настоящий ангел. Он стоял у надгробия приклонив колени и опустив голову на белый, как снег мрамор. Руки свисали с обелиска от безысходности, а огромные лебединые крылья были опущены, словно кем-то подломленные. Лица светлого жителя небес не было видно, но чувствовалось, что он горько плачет. Тело его замерло, как при последнем вздохе, а волосы чуть растрёпанные ветром свисали с постамента. Лучи солнечного света пронзали фигуру, и она начинала светиться, отдавая голубоватым мёртвым цветом.
   Людям на краткий миг показалось, что ангел вот-вот поднимет на них своё заплаканное лицо, но это была иллюзия. Он не мог сделать этого, потому что был скульптурой, девственно чистой и недопустимо живой для холодного камня. Девушка тихонько подошла к обелиску и также тихо, чтобы не спугнуть наваждение прикоснулась к творению древних. Каково же было её удивление, когда оказалось, что камень тёплый, и это было вовсе не от солнца, это действительно был сам камень.
   - Он тёплый, - так же тихо, повинуясь возникшей гармонии, сказала она.
   - Кто тёплый, ангел?! - Орос первым увидевший это чудо не мог перестать удивляться.
   - Да, он, - ответила глядя на белые перья крыльев девушка, казалось прикоснись она к ним и они окажутся мягкими и нежными, как и облака.
   - Это, наверное, та структура, которая нам встретилась в театре и лаборатории, - догадался Орос.
   - Наверное, только зачем она тут? - вновь посмотрев на опустившееся с небес создание, спросила она.
   - Кто поймёт этих древних. Может эта могила имела какое-то особое значение?!
   - Какое значение может быть у могилы?! - удивилась девушка. - Это место захоронения.
   - Ну, да, скажем человека о котором очень скорбели и поэтому создали гораздо большее, чем обычная серая плита.
   - В твоих словах есть смысл, Орос. Пожалуй это действительно так, - согласилось она с горцем. - Айсор, а ты почему молчишь?!
   - Жаль, что это всего лишь скульптура, - уронил тот.
   - Почему?
   - Потому что, если бы это был настоящий ангел, он бы мог исполнять желания.
   - А с чего ты взял, что он не может?! Попробуй попросить, вдруг тебя услышат?!
   - Не говори глупости. Скульптура, пусть даже такая, как эта не способна творить чудеса.
   - Зато люди могут, - ответил Молчун, который проникшись мерным свечением, полностью уверовал в силу ангела.
   - А действительно, Айсор, чего тебе стоит?! - Мия была настолько потрясена мастерством, что сейчас могла поверить во всё что угодно, тем более что скульптуру создали во времена Водолея, а тогда всё было другим, даже камень.
   - Что ж, чем только водяные не шутят?! Почему нет?! - необычайно для себя он очень быстро согласился.
   Взглянув на скульптуру и её преклонение, он склонился перед обелиском. Согнув одно колено, он теперь видел лишь руки и крылья ангела, необычайно белые и чистые. Остальные его оставили, чтобы не мешать и он, подчинившись порыву, поцеловал тёплый камень. Ничего необычного не произошло. Ангел не ожил и не взбушевался о потревоженном покое, как могли предположить личности с особо бурной фантазией. Он просто стал ярче святиться, и Айсор пожелал, он сам не знал насколько сильно и насколько это поможет, но то что от этого стало легче это точно.
   Он просидел достаточно долго, а потом молча встал и не оглядываясь пошёл к ожидающим его людям. Обернись он в этот миг, он мог увидеть, как чуть приподнялась трава у постамента, а на самом камне прорезалась руна "согласен, избранный".
  
   Мия не понимала этого человека, порой ему было просто не до всего, а иной раз он проникался тонкими материями настолько, что мог склоняя голову сидеть у каменной статуи в коленопреклонении.
   - Что-то ты долго там.
   - Задумался немного.
   - Айсор, я надеюсь ты не держишь на меня зла?!
   - За что? - не понял горец.
   - Ну, за наш с тобой разговор, помнишь, - Мия мялась, вспоминать недавние слёзы не хотелось, но и Айсору было не легко, к тому же в отличие от неё он не имел права плакать.
   - Мия, не стоит вспоминать это. Тем более, что я наговорил много лишнего и прошу прощенья за это.
   - Это я должна просить прощенья. А знаю, как важна для тебя эта экспедиция и что от неё многое зависит, но что бы там ни было я не хочу, что бы из-за этого всего между нами сложилось недопонимание.
   - Не волнуйся, принцесса на отношения между нашими Домами это никак не отразиться.
   - Я сейчас говорила о другом.
   - О чём же?! - горец позволил себе улыбнуться.
   - Я говорила о нас!
   - О нас?! Хм, интересно.
   - Ничего интересного, эта женитьба...
   Тут он её перебил.
   - Полностью с тобой согласен ничего интересного. Просто выгодная сделка, правда, заметь для обоих!
   - То есть, - он она сузила глаза.
   - То есть, можешь считать свой долг выполненным, с женихом я поговорю сам.
   - Айсор!
   - А что, Айсор?!
   - Ты что совсем меня не хочешь?!
   - Вопрос, прямо скажем в лоб. Так в лоб я тебе и отвечу. Видишь вон тот склепик, - горец указал на совсем маленькое почти развалившееся здание, которое в отличии от бывших здесь памятников выглядело так словно его как минимум взорвали изнутри. - Так вот, заглянем туда, и я тебе всё подробнейшим образом разъясню на пальцах и не только.
   - Да ты нахал!
   Девушка оттолкнула от себя приблизившегося человека.
   - А чего?! - спросил он с изумлённым лицом у Ороса, который шагал где-то сзади, тот в ответ лишь ухмыльнулся, игры этой парочки были слишком уж мазахисхими. И хочется и колется, как говорится.
   За всеми этими выкладками они не заметили, как Мия пропала из виду, а уже через минуту раздался такой крик, что в пору было вешаться. Вот и погуляли, называется по кладбищу, что ж она сама того хотела, хотя в склепе могло и получиться, а теперь вот придётся в очередной раз куда-то лезть.
   Горцы рванули на крик, и чуть было за это не поплатились. Кладбищенская территория заканчивалась внушительным обрывом, с которого и слетела девушка.
   - Немедленно вытащите меня отсюда! - её голос срывался.
   - Ну, что могу тебя поздравить, - обратился Молчун к Айсору.
   - С чем же это?! - удивился он.
   - С тем что опять довёл девчонку до истерики.
   - Да никто её не доводил, она сама кого угодно доведёт. И выпало же на мою голову такое.
   - Ничего, тебе полезно, а то только и знаешь как бабам мозги пудрить.
   - Никому я мозги не пудрю, они у них итак запудренные, а ещё накрахмаленные и присыпанные блёстками собственной неповторимости.
   - Ты себя то видел?!
   - Видел ну и что из этого?!
   - А ничего.
   - Раз ничего так давай её оттуда вытаскивать, а то она орёт не переставая.
   Найдя более безопасное место, они спустились вниз.
   - Я тут чуть с ума не сошла! Почему так долго.
   - Странно, я думал что это произошло раньше!
   - Очень остроумно. Тут трупов навалом, а вы шутки шутите и двигаетесь, как черепахи.
   - Какие ещё трупы?!
   - Обыкновенные!
   Только сейчас они обратили внимание на кучи, можно даже сказать горы костей, показавшиеся им вначале сухими деревьями. Их было настолько много, что делалось непонятным, откуда такое количество вообще могло взяться.
   - Это не человеческие кости, - сказал Орос, поднимая концом клинка череп с острыми клыками. - Это звери и судя по всему волки.
   - Но откуда они здесь?! Кто это всё устроил, - Мия чувствовавшая себя абсолютно спокойно наверху, теперь испытывала лёгкий дискомфорт, находясь среди куч черепушек.
   - Водяным большое здрасте.
   Эта фраза прозвучала настолько неожиданно, что девушка даже не успела как следует испугаться. Из-за бело-серо-жёлтой груды вылез зеленоглазый кот, сначала один, а потом, как того и следовало ожидать второй.
   - Привет всем, - поздоровался усатый и глядя на оголённое оружье добавил. - С кем сражаемся?
   - Да вот тут на местное кладбище набрели, - ответил Айсор.
   - А значит, мертвяков гонять пришли. Только разочаруем вас, братцы, тут их нет, правда Барсик.
   - Правда, Мурзик. Тут только если на косточки поглазеть. Да зубы на костяках посчитать.
   - И кто это всё, - указав струной на волчьи останки, спросил сын талой воды.
   - А кричать не будете, - спросил кот, при этом его уши смешно повернулись. Настоящие локаторы ничего ведь не упустит.
   - Нет, наорались уже, - заверил Айсор, украдкой взглянув на девушку.
   - Тогда мы.
   - Вы? - у Мии даже глаза заметно больше стали.
   Ещё бы стоят два мелких клопа и говорят что данный кошмар наяву их лап дело.
   - Мы. Чего удивительного то?!
   - Ну да, время было, кушать тоже всё время хочется, а раскидывать еду где ни поподя мы не привыкли.
   - Вот и решили устроить это здесь, тем более что место исторически подходящее, - завершил мысль Мурзик.
   - Вы не коты, вы просто монстры, - Орос смотрел на белых и пушистых с явной завистью. Ведь если б сам не видел ни за чтобы не поверил.
   - Не, монстры - это уродцы всякие, а мы красавцы! - ответил всё тот же Мурзик.
   - Да, а ещё мы пушистики, - вставил Барсик. Видно этих ребят действительно задело данное словечко.
   - Может мы уже пойдём отсюда, а?! А то мне как-то не по себе.
   Мие несмотря на то что они выяснили причину столь диких залежей всё равно было неприятно находится в компании рёбер, позвонков и тазобедренных суставов. По дороге назад они решили обсудить то, как они будут выбираться из самого Мёртвого Города, в результате чего услышали категорический отказ котов. Они заявили, что не собираются пачкать свою белую шёрстку в кишащем блохами лесу. На вопрос, каким именно образом они собираются выбираться, они упрямо отмалчивались, хитро переглядываясь между собой, говоря что решение всегда найдётся. Возможно, тянули время, возможно, ещё что-то, так подошёл к концу этот день, и наступило серое, сыплющее моросящим противным дождём утро.
   - Подъем, нечисть саблезубая! - Айсор потрепал по голове Барсика с Мурзиком. - Сегодня мы отправляемся, и как я понял вы тоже с нами, так что не теряйте зря времени и доделывайте свои дела. До обеда я хочу покинуть стены этого города.
   - Если после обеда, то можно ещё вздремнуть, - Мурзик, говоря это, даже не удосужился открыть глаза.
   - Так, я сказал подъём! Значит - это подъём! Привыкайте к трудовым будням!
   - Мы тебе не лошади рабочие, что б к ним привыкать! Мы домашние коты!
   - Ха, согласен, только вы забываете одну маленькую, такую совсем крошечную вещь! С сегодняшнего дня у вас больше нет дома! - и он рывком выдернул из под скрутившегося клубочком кота плащ.
   Мурзик перикульнулся и сонно тряся головой сел на задние лапы. На выпад сына талой воды он ничего не ответил, зато заговорил Барсик.
   - Дом там, где сердце. Я думал, ты знаешь это, Водяной.
   - Айсор, не будь столь жесток к нашим друзьям. Ведь ты сам прекрасно знаешь, как больно оставлять отчий дом!
   - Да, знаю, Мия, и поэтому делаю всё возможное, что бы туда вернутся, тем более что у нас есть для чего.
   Мия сдержанно промолчала.
   - Так, хватит болтологий. Показывайте, как вы намерены уходить отсюда или поступаем по-моему.
   - Что ж, пойдём, Мурзик, покажем.
   Водяные собрались и пошли, кое-что они конечно оставили, но самое необходимое взяли с собой мало ли что могло приключиться.
  
  

Сумеречный океан

  
   Они шли по городу уже битый час, промозглость и летящий во всех направлениях дождь делали эту прогулку ещё обворожительней. Коты итак не любившие воду, шли с кислыми мордами, на которых читалось великое пренебрежение, но спорить смысла не имело. Горец был непоколебим. Он уже всё решил, и если эти двое отказываются, то пусть и вовсе не идут, никто по этому поводу особенно переживать не будет так, что пришлось согласиться. Пошли на уступки, как говориться.
   - Кстати, давно хотел у вас поинтересоваться, - нарушил Айсор создавшуюся тишину. - Что это за колодцы. Вы вроде как говорили, что все удобства были налажены непосредственно в дом.
   - А-а, - протянул Мурзик с видом знатока, а в глазах его заиграло что-то не доброе. - Туда таких как вы кидали!
   - Что значит таких как мы? - поинтересовался Ким, идти в тишине, да ещё и в такую погоду его угнетало.
   - Людей, которые властью узурпируют, и над бедными зверюшками изгаляются, гоняя их по дождине.
   - Кто о чём, а эти всё на воду зуб точат. Далась она вам.
   - Далась! - злобно фыркнул Мурзик.
   - Мы ведь вас ничем не обижаем, а вы только и знаете, как мучить.
   - Да кто вас мучает, помилуйте! - у Айсора было смешливое выражение, но то что оно в любую секунду может поменяться не сомневался никто. - Ну, а если серьёзно, то зачем они всё таки?!
   - Вам уже ответили.
   - Ну, Барсик, Мурзик, вы же не такие, - Мия обратилась сразу к двум братьям, а то глядишь, совсем надуются.
   - А откуда ты знаешь, что мы не такие?! - Барсик решил по вредничать.
   - Может быть даже именно такие, - поддержал его Мурзик.
   - Такие, это которые всегда готовы прийти на помощь?! - внесла ещё одну лепту в разговор девушка.
   - Нет, - выдал кот и потоптался вперёд по улице.
   - Так значит, это вовсе не вы делали с нами осмотр библиотеки, а потом не помогали с водой и прочим?! Хм, странно а я то уже подумала какие же всё таки замечательные киски встретились нам.
   - Ладно, хватит уже подлизываться. Мы это и сами неплохо умеем.
   - А никто не подлизывается. Говорю то что есть, и жду взамен того же, - девушка видела, что её лесть подействовала на этих своевольных созданий гораздо эффективнее нежели кусок мяса к обеду.
   - Ну, тут собственно ничего такого нет, обычный отводящий колодец.
   - Отводящий? - переспросил Айсор.
   - Да, служил регулятором в трубах, плюс ко всему отводил волновые удары.
   - Хорошо, будем считать, что с трубами более или менее понятно, а какие ещё волновые удары?!
   - На случай затопления.
   - А причём тут затопление? - у Айсора начинало складываться ощущение, что эти двое в очередной раз издеваются, как вдруг почувствовал ощутимые изменения в воздухе.
   Он стал как-то холоднее и в нём появились вкрапления соли, а потом до ушей донёсся шум волн, ещё далекий, но тем ни менее радующий слух.
   - Океан?
   - Он самый. Пучина страшная - роди меня обратно, - продекламировал Барсик.
   Именно с этими словами они вступили в Гавань Падших Кораблей. Разумеется это было не настоящее название. Изначальное затерялось где-то в веках, вместе с истинным названием самого города, но теперь оно стало что ни наесть самым родным.
   Порт был велик, как сам город, но в отличии от города тут практически не сохранилось целых построек. Они исчезли, словно их специально стёрли, что бы амбары и хранилища не мешали наслаждаться прекрасными видами гаваней. Размеры бухты поражали, только причалов водяные насчитали семнадцать штук. Великое, поистине великое прошлое было скрыто в этом окружённом лесами мегаполисе, но сейчас оно легло никому ненужным мусором на пристани, качалось на волнах раздробленными досками и торчало из воды острыми ещё не затянувшимися в ил и грязь мачтами. Корабельное кладбище. Ещё более разбитое и требующее оплакиваний нежели то, что они видели вчера. Там всё хотя бы было гармонично, хотя по нынешним меркам забивать землю мёртвыми телами было преступно и недопустимо.
   Здесь же произошли похороны длившиеся ни одну сотню лет. Корабли гнили, брошенные на произвол судьбы и, кряхтя досками и лопающимися канатами, уходили в пучину. Акватория бирюзы и изумруда превратилась в наслоения из раскисшей плоти когда-то бороздивших моря и океаны судов. Зачем сюда привели их коты оставалось только догадываться. Отыскать хотя бы маленькую лодку, которая не поддалась коррозии было безнадёжным занятием.
   Вот и сейчас спускаясь по каменным ступеням ближе к океану, они увидели судно. Баркас завалился набок, а его днище сплошь было покрыто наростами кальция. Соли промариновали скелет, и теперь он, дохлой рыбиной, валялся на многовековых камнях, жалости у которых просить не приходилось.
   Одно сплошное горькое разочарование, но тем ни менее никто ни о чём не спрашивал. Коты вели по косой дуге, а дорога проложенная в бухте то срывалась, то вновь поднималась над прибрежными скалами. Люди напоминали призраков с так и не пустившихся в плаванье кораблей, а белые и усатые служили маячками, такими же непонятными и хаотичными.
   Тут они замерли, перед ними был корабль призрак, олицетворение ушедшей эпохи, прямое подтверждение силы и могущества канувших в лету дней. Казалось, что стоит произнести лишь слово и он исчезнет, но даже моргнув второй и третий раз корабль по-прежнему находился там внизу, на бурлящих пеной волнах Сумеречного Океана. Парусник был прекрасен. Высокие мачты со сложенными парусами напоминали крылья волшебной птицы. Даже неустанно сыплющий мелкий дождь не в силах был разрушить впечатление сказочности происходящего.
   - Какой великолепный корабль! Никогда не видела таких! - Мия была в восторге.
   - Я тоже, но если мне не изменяет память о древней истории, то это ни что иное как фрегат. Причём он в безупречном состоянии. Я не понимаю как такое возможно, - Орос был поражён.
   - Ты прав, это действительно фрегат, да и в нашей теперешней жизни всё возможно! Я вот лично до сих пор не понимаю, как вы ребята мутировали, причём все разом! - Мурзик не мог упустить возможности, что бы не вставить свой колкий комментарий, как-никак он успел основательно вымокнуть пока они до сюда добирались.
   - Мы с тобой, как-нибудь поговорим на эту тему, - заверил его Айсор, успокаивая.
   Сам же он тем временем с удивлением рассматривал структуру, которая некоим образом не реагировала, на происходящее вокруг. Словно бы и не корабль был перед ними, а тёмное пятно, но в то же самое время до него доходили короткие импульсы, испускаемые судном. Ощущение было сходно с параллельным связыванием, которое позволяет вести общение на расстоянии. Мысль о том, что на фрегате могло что-то или кто-то находится забиралась в мозг. Чужеродная материя, рождённая от волшбы и алхимических изысков, влияла на водяного, и он пока не мог понять хорошо это или плохо. Было так же странно, что остальные ровным счётом ничего не чувствовали. Они просто наслаждались морским пейзажем, рисуя себе образы чудесного прошлого, когда таких кораблей было гораздо больше, а маги могли подчинять их своей воле. Тем ни менее Айсор начинал чувствовать, что данное возможно и сейчас.
   - Вы лучше ответьте на вопрос: каким именно образом он устоял?!
   - На приколе он как видишь.
   - Так, остряк самоучка, говори по теме.
   - А что тут говорить то?! Фрегат, что надо. Садись и плыви. Правда Барсик?!
   - Правда, Мурзик.
   - И на нём нет ничего?
   - В каком смысле?! - кот хитро сузил глаза.
   - В прямом.
   - Ну как тебе сказать. Есть.
   - Что ж это тогда всё объясняет.
   - Объясняет что, Айсор?! Ты ведёшь себя слишком странно в последнее время.
   Мия не могла не пройтись по данному факту, тем более что горец в отличие от других выражал совершенно иные эмоции по отношению к кораблю.
   - Мия, если бы я сам мог объяснить, вряд ли обращался к нашим пушистым друзьям. К тому же нам ещё нужно проверить чего эта посудина на самом деле стоит.
   - Это магия, мираж. Этого корабля нет, - выдавил из себя Ким.
   Речник первый раз в своей жизни видел подобное. Выросший в заводях, он только и знал, как передвигаться на плоскодонках да каяках, и это ещё в лучшем случае.
   - Магия - это то, что его до сих пор не коснулось тление. Вот что магия. Я видел такие корабли, правда, лишь на гравюрных дубликатах, - ответил Орос.
   - И на него можно будет подняться? - сын заводи не мог поверить.
   - Именно этим мы сейчас и займёмся, правда кисы.
   Айсор уже наметил поочерёдность проверок, которые нужно будет совершить, а так же вопросы на которые эти белые должны дать разумный ответ. Потому что иначе ничего у них с ними не получится, а фрегат будет не более, чем красивой игрушкой.
   - Можно подняться, - обрадовался кот.
   - Спуск тут, - добавил второй.
   Коты всё же не зря тащили их так далеко. Корабль предоставлял великолепную перспективу, ко всему прочему он оказался ещё и боевым. На нём находились боевые единицы и все необходимое для этого. Безупречнейшее состояние лишь подкрепляло мысль о плаванье. Проведённая кошачья лекция о правилах поведения и обращение с данным существом, а фрегат оказался именно существом, делала понятным некоторые странности, с которыми Айсор столкнулся вначале.
   Такие корабли были единичны в своём репертуаре. Они чем-то напоминали его собственное оружье, правда, требовали для создания гораздо больших жизненных сил. Данный фрегат подчинялся воле человека и сам выбирал себе хозяина. Этот факт немало удивил Айсора, и он хотел разобраться поплотнее, но коты отказались комментировать. Они не вмешивались в гармоничность процесса, который сам по мере того насколько Айсор будет в него углубляться разовьётся. Это похоже на то, как вы люди заводите себе домашних зверюшек, просветил Мурзик, если правильно её приручить то она может принести пользу, если же нет то так и останется не чей.
   Подумав, как следует, сын талой воды пришёл к выводу, что в любом случае это было лучше, чем прогулка по Фолине. Пробежав по ней раз, не очень-то хочется повторять эксперимент. Вариант котов, был гораздо привлекательнее, к тому же с кораблём ужасно не хотелось расставаться. Он признал в нём силу и отказать столь прекрасному созданию он был не в праве. Тем более, что у них появлялось неоспоримое доказательство их пребывания в Мёртвом Городе. Таких людей, как владетели высших домов, никогда бы не устроили древние книжки про подозрительные травки или наоборот подозрительные книжки про древние травки. Единственным "но" во всём этом было то, что пришлось бы затрать чуть больше времени на обратный путь, но это было уже не так важно.
   - Ну, чо думаете? - задал вопрос Барсик, который окончательно извёлся, вдобавок подключив к своему непоседству Мию и Кима.
   - Мы плывём.
   Эти слова принесли облегчение всем без исключения. Радость от того что они будут плыть, а не идти уже принесла девушке расслабление, а тот факт, что совсем скоро она окажется дома был и вовсе праздничным салютом. Тем ни менее отплытие было перенесено на следующее утро. Водяные должны были забрать оставшиеся вещи, а так же сделать кое какие заготовки. Море конечно морем, но питаться исключительно и только рыбой это дело отъявленных фанатов.
   Последнюю ночь они провели в городе, коты же как и полагается их ночной натуре под шумок свалили, и нашлись лишь тогда, когда люди вновь вступили на доски фрегата. Мурзик с Барсиком что-то бурно обсуждали между собой на своём убойном сленге и поэтому совершенно не обратили внимания на приход людей.
   - О, в полку прибыло, - поприветствовали хвостатые.
   - И вам не кашлять, - не остался в долгу сын талой воды.
   - Когда концы наконец отдаём?!
   - Прямо сейчас, только сначала решим пару вопросов. Начнём с простого. Кораблю нужно имя.
   Айсор не мог оставить этот вопрос открытым, любое существо, пусть даже такое необычное, как этот парусник нуждалось в имени. Паруса не могли быть подняты до того как хозяин не наречёт морского странника.
   - Как насчёт: Голландец?! - моментом предложил Барсик.
   - Почему именно Голландец?
   - А вы никогда не слышали легенд о корабле призраке и его мёртвой команде.
   - Нет, - ответил Айсор, действительно первый раз слышавший подобного рода страшилку.
   - Существовало такое поверье о Летучем Голландце - Корабле Призраке без экипажа, появляющемся из ниоткуда и уходящем в никуда, - продолжил белый, как снег кот. - Он предвещал беду либо конец мучений, наводил ужас только при одном своём упоминании, его страшились, его боялись...
   - Я уже боюсь, - поёжилась Мия, уставившись в пол, будто он должен был с минуты на минуту исчезнуть.
   - А мне нравится это название! Пусть будет "Летучий Голландец"!
   - Айсор, я тебе удивляюсь! Ходить под парусом на корабле с таким страшным названьем!
   - Не в название дело, Мия. Дело в самой сути этого фрегата и того откуда он! Коты правы. Он явился к нам как призрак из прошлого. Экипаж действительно не нужен, этот фрегат - полностью автономное судно.
   - Ты хочешь сказать, что мы сможем расслабиться во время плаванья?!
   - Кто-то да, а кто-то нет, - непонятно ответил горец. - Отправляемся! - и он развернувшись пошёл прочь.
   - Айсор, а второй вопрос?!
   - Потом, принцесса, время терпит.
   Айсор был увлечён мыслью о "Голландце" и отправился к блоку управления, что бы запустить систему. Только оттуда мог осуществляться непосредственный контроль и руководство. Правда из той информации, которую дали коты следовало, что что-то всё же можно было регулировать и не заботясь о своём положении на судне, но данные команды были настолько малозначительными, что в их ситуации больших отличий не делали. Тем ни менее на начальном этапе предстояло всё же познакомиться, а то вчера как-то всё слишком сумбурно вышло.
   Зайдя в каюту, в которой не было практически ничего кроме кресла и огромного окна со столом, он вздохнул. Взялся за гуж - не говори, что не дюж. Стало быть знакомство, только вот как?! Непривычно всё таки разговаривать с неодушевленным предметом. Хотя он не такой и неживой, как это кажется с первого взгляда. Что ж пойдём от простого, для начала присядем. Айсор только сел на обитое мягкой кожей сиденье, как раздался голос, который никак нельзя было причислить к неживому.
   - Приветствую тебя, капитан.
   - Здравствуй, - горец чуть помедлил, но тут получил моментальный ответ.
   - Капитан, Айсор, вы же уже подобрали мне Имя?!
   - "Летучий Голландец", - сыну талой воды было немного не по себе. Фрегат только что назвал его по имени.
   - Фиксирую.
   - Откуда ты знаешь моё имя?
   - Ваши данные были введены ещё вчера, впрочем, как и вашего экипажа. Вопросы?
   - Как происходит выбор капитана?
   - Выбор осуществляется с помощью подбора человека, чьи способности позволяют поддерживать должный уровень управления.
   - Насколько велик этот уровень?
   - Уровень не имеет сравнительных степеней, но подобных людей за последнее время не наблюдалось, вы первый.
   - За последнее время это сколько?
   - Вам требуются точные цифры?!
   - Да, если можно.
   - Три обхода, две четвертные пути, семьсот пятьдесят шесть лет и двести восемьдесят девять дней.
   - Понятно.
   - Голос подобного не выражает, - фрегат сказал это так, словно ухмыльнулся несоразмерной глупости водяного. - Капитан, данная цифра ничего не значит. Я не являюсь вычислительной машиной и тоже могу ошибаться, но как корабль могу заверить вас, что способность слышать зов делает вам честь.
   - Ты имеешь в виду импульсы.
   - Да, он иногда имеет свойство принимать подобную форму, хотя это скорей моя вина, я должен был дать знать о себе сразу.
   - Это входит в твои способности?
   - Да.
   - Что ещё ты умеешь?
   - Всё что может уметь подобный корабль, капитан.
   - Это хорошо, тогда тебе необходимо выйти из бухты.
   - Это приказ?
   - Да.
   - К сожалению, я не могу сделать этого.
   - Почему?
   - Для этого нужно задействовать таран.
   - У нас он имеется?
   - Да.
   - Тогда в чём причина?
   - Причина в том, что мои способности ограничиваются приказами капитана, то есть вас. Я не имею права на самостоятельное принятие решений и нуждаюсь в подтверждении.
   - Тогда сделаем так, я даю тебе полномочия, и ты выходишь из бухты.
   - Нет, я не могу принять подобный приказ.
   Айсору уже стало это надоедать тем более, что на верху что-то происходило. С палубы доносился скрежет и ощутимые звуки борьбы. Если бы только можно было так всё просто взять и бросить.
   - Почему?
   - Вами должна быть поставлена чёткая цель, на выполнение которой я буду ориентирован.
   - А проще нельзя?
   - Нет. Это сделано главным образом для того, что бы ограничить мою свободу и дать вам большие полномочия.
   - Хочешь сказать, что я царь и бог?
   - У вас неплохое чувство юмора.
   Выдал вдруг, ни с того ни с сего, фрегат.
   - У тебя тоже, и "Голландец", называй меня на ты и просто Айсор.
   - Как будет угодно, капитан Айсор.
   - Так с этим договорились. Тогда задействуй таран и выводи нас в океан. Курс параллельный материку.
   - Ориентир?
   - Плато Водопадов, - тут Айсор задумался, а знает ли фрегат об этом месте.
   - Не беспокойтесь. Я понял водопады - ориентир. Если возникнут проблемы по этому поводу, я непременно обращусь.
   - Вроде мы справились, - задал вопрос Айсор, даже не зная хотел бы ли он получить на него ответ или нет.
   - Справились, но команде требуется помощь. На палубе охранник и он не подчиняем.
   Разбираться, кто такой охранник горец не стал, а просто рванул на палубу. То что он мог сделать здесь, он уже сделал. Остальное это работа парусника, а точнее Летучего Голландца.
  
   Через мгновение послышались тихие шаги, но людей ждало неимоверное разочарование. Водяным духом тут и не пахло. Это был не Айсор.
   - А вернулся! Всё же решил задать свой вопрос?! - с улыбкой произнесла девушка, которой ещё не открылась полная картина.
   На них смотрели жёлтые глаза чёрного волка. Белёсый пар окутывал лапы животного, создавая сюрреалистическую картину происходящего. Волк стоял недвижно, словно статуя на постаменте, и уже стали закрадываться подозрения, а не наваждение ли всё это, когда вдруг фрегат пришёл в движение и волк прыгнул навстречу побелевшей в один миг Мии.
   Он промахнулся, неизвестно каким образом Ким оказался на ногах и сумел оттолкнуть её. Она больно ударилась коленом и откатилась к борту. Коты, до этого вылизывавшие свою шёрстку, наконец-таки отвлеклись от своего увлекательнейшего занятья. Внешний вид милых белых комочков переменился. Они больше не напоминали безобидных жителей Мёртвого Города и кажется даже волк отступил на пол шага назад. Их тела были изогнуты дугой, а снежная шерсть вздыбилась, став похожей на ядовитые иглы, от которых разлетались электрические разряды. Из мягких похожих на подушечки лапок вылезли изогнутые когти, из пасти вместо привычных слов стало вырываться змеиное шипенье. Уши были прижаты к голове, а глаза злобно блестели. Волк тоже ощетинился, издав пронзительный вой. Так сошлись непримиримые враги.
   Две белёсые молнии и иссиня-чёрная туча метнулись по направлению к друг другу. Нельзя было разобрать ровным счётом ничего, движения были настолько быстрыми что они попросту сливались, образуя серое облако посреди палубы. Казалось ещё чуть-чуть и пойдёт дождь, и он пошёл только начался он ни на корабле, а в небе. Когда же первые тяжёлые капли покрыли чернильное пятно, оно замедлило свои движения. Дополнительным фактором было то, что корабль начинал набирать достаточно приличную скорость, становясь на заданный курс. Фрегат таранил плавающий мусор, который расходился прямо у носа, словно перед всеми великим владетелем освобождая путь. Данному кораблю не было равных и чистая дорога позади лишь подтверждала данное утверждение.
   Теперь происходящее имело двойную опасность, палуба стала скользкой и неустойчивой, но никто из противников не собирался уступать. Люди могли хорошо видеть всю битву, но это не приносило им особой радости. Глаза волка переполнялись ненавистью, он был готов растерзать мелких надоедливых кошаков в одно мгновение, но хоть они и значительно уступали ему в размере, то это никоем образом не распространялось на силу и ловкость.
   Передние лапы волка были перекушены в нескольких местах, чёрная шелковистая шерсть слиплась от сочащейся из ран крови, а туманная дымка всегда и всюду сопровождавшая сынов леса исчезла, растворившись в чистых каплях дождевой воды. Оскал огромной пасти и капающая из неё слюна, говорили о готовности ко всему. Битва продолжалась. Животные с остервенением раз за разом бросались друг на друга. Летели клоки бело-чёрной шерсти. Вода, перемешиваясь с кровью, превращалась в алые ручейки, дикое и страшное украшение палубы.
   Два розовых пятна на чёрном живом ковре, словно личинки моли старались прогрызть как можно большие дыры. Точёные пилы когтей скрежетали о смолёные доски, оставляя на них глубокие борозды, шипение сливалось с воем и шумом волн, образуя едкую смесь ужаса, пришедшего из бездны, рождённого только ради одной цели - убивать.
   Волк терял силы. Ухо было порвано, задняя лапа перебита, от чего он то и дело терял устойчивость, и тут в сознание ворвалась нестерпимая боль, казалось сотни мелких иголок воткнулись в бок. Коты умудрились выдрать кусок плоти и шерсти. Волк оскалился, обнажив клыки. Ничего шерсть отрастёт, а мелкие гадёныши поплатятся за это и их лысые дружки тоже. Звенящий перезвон листьев леса, кровавая пена и вновь зубы ловят лишь пустоту. Белые черти слишком шустры, но он до них доберётся, обязательно доберётся.
   - Орос, сделай же что-нибудь!! - девушку уже мутило. Смотреть на кровавое месиво не было больше сил, но и не смотреть она тоже не могла.
   - Что я могу сделать, Мия?!
   - Да что-нибудь!!
   Словно услышав её слова, кот проорал.
   - Это наш бой! Не вмешивайтесь!!
   - Что же нам делать?! - с мертвецки бледным лицом спросила она.
   - Ждать! - коротко ответил воин. - Больше нам ничего не остаётся!
   Ручейки крови становились больше, образуя между тем кровавые лужи. Дождь бил сильнее, а схватка яростнее. Воздух разрезало гортанное урчание, а потом что-то ударилось о мачту. Радость сменилась разочарованием, а время стало тикать в обратном направлении, на сложенных кольцами канатах лежало бездыханное тело кота из под которого расползалось пугающее красное пятно.
   Они остались вдвоём. Один на один. Чёрное и белое. Глаза в глаза. Жёлтые и зелёные, сверкающие одинаковой ненавистью к друг другу. Всё должно было решится сейчас. Бой требовал завершения, но из него имел право выйти живым лишь один. Волк издал пронзительный вой и метнулся на врага. Мокрый с прилипшей к телу шерстью вызывающий лишь жалость крысёнок, остался недвижно стоять.
   - Нет... - Мия не могла смотреть, как погибнет ещё один её друг и закрыла лицо ладонями.
   Раздался хрип и всё стихло. Лишь ветер продолжал шуметь на пару с волнами. Она ждала, что сейчас ей точно так же бездушно перекусят горло и их "Летучий Голландец" действительно превратится в корабль призрак. Как же всё-таки всё прозаично в этой жизни.
   - Мия, Мия, да прейди же в себя наконец!
   Она очнулась, Ким стоял поддерживаемый Оросом, а над ней склонился Айсор. Ветер трепал белые паруса фрегата, а волны пели колыбельную смерти.
   - Айсор, они мертвы. Мертвы, слышишь! Где ты был так долго!
   - Кто мёртв, Мия?
   - Мурзик и Барсик!
   - Да? Тогда почему ты до сих пор жива?
   - Я, я не знаю...
   - Твои друзья живы. Один правда в отключке, но как уже успел поведать нам наш герой дня, у кошек оказывается целых девять жизней! Так что не переживай за них и вставай, если не хочешь простудиться и заболеть! Дождь в море это совсем другое, нежели на суше!!
   Море раскрывало объятья, а фрегат резал волны. Мёртвый Город отдалялся, и всё в нём произошедшее могло показаться сном, если бы не метки, засевшие в коже коварными занозами.
  
   Дни морского вояжа протекали тихо и размеренно, ничто не тревожило их, и даже дождь, который застилал всё побережье, с выходом в море прекратился, открыв разбавленное ультрамарином небо, шёл третий день их плаванья, но Айсор до сих пор чувствовал каменную пыль. Стены продолжали давить на него, словно не отпуская сознанье. Может быть именно поэтому он продолжал сидеть наблюдая за горизонтом.
   Колебания палитры воды и серебристые рыбки в пучине всё это складывалось в великолепную картину мариниста. Солнце сверкало по водной глади, выполняя роль своеобразной подсветки корабля, а в небе ещё можно было увидеть морских птиц. Их крики не позволяли оторваться от действительности, а кисточка с краской не хотела ложиться на хост. Именно в этот момент всё и произошло.
   Воздух друг стал похож на волну. Он точно так же уплотнился и стеной, отдающей кристаллами стал надвигаться на фрегат. Чем ближе она приближалась, тем плотнее становилась завеса. Всё вокруг при этом словно замерло или как раз наоборот всё очень быстро происходило, но Айсор почему-то воспринимал данное в замедленном режиме. Шум вол и ветра, крики птиц, небесные краски всё заглушалось и тускнело, словно окунаясь в безвременье. Акварель текла и смешивалась в бесформенные пятна, смысла от которых больше не было, а потом его тряхнуло.
   Это было словно кто-то невидимый включил карусель. Она дёрнулась всего два раза, а потом потеряв свой заряд остановилась. Небо вспыхнуло, как при включении лампочки и точно так же погасло. Воздушная стена прорвала завесу и их вытолкнуло в другой мир. Их мир.
   Горец вздохнул. Ощущение скованности пропало. Он был в море и город с его вековой историей больше не давил ему на грудь. Они выбрались, хотя он уже и думать забыл о вратах. Тогда ими послужит краеугольный камень ход, которому дала Мия. Сейчас же он сам стал свидетелем древней волшбы или магии, но если тогда их просто ослепило, то сейчас он увидел всё с точностью до мелочей. Пошаговое разделение, как в учебнике, хотя ему ли судить об этом. Морская граница оказалась не в пример интереснее, чем первая, хотя бы потому, что её периметр охватывал гораздо больше пространство. Древние, как выяснилось, заботились не только о городе, но и о сохранности кораблей и их экипажей, но видимо даже эта осторожность не помогла им, и боги разорвали договор.
  
   Рука сына талой воды, рассекая воздух, врезалась в грудь Кима. От силы удара он отлетел на пару метров, но всё же удержался на ногах. Движение выплеснулось на него больно бьющим градом и резануло. Чуть постояв на месте он вновь приступил к нападению. Попытавшись зайти справа, он выкинул руку, но вновь промахнулся. В результате чего последовала расплата. Удар горца пришёлся в живот, что заставило скорчиться. Спарринг продолжался всего пару минут, но у речника складывалось такое ощущение, что прошла как минимум вечность.
   Отбиваясь от сильных ударов он отошёл к самому борту. Чувствуя спиной, как волны океана бьются о борт, он извернулся и ушёл от атаки, на что получил одобрительную улыбку. Вдохновлённый данной похвалой он слегка расслабился, что позволило Айсору пробить защиту. Хотя ему и пробивать то собственно было нечего. Сын талой воды использовал свою мощь едва ли наполовину. Убивать Кима во время тренировки никто не собирался. Не хватало ещё марать руки.
   Стальной кулак Айсора впечатался в голову, заставив речника осесть, но Ким всё же успел закрыться иначе не смог больше подняться. Он уже вставал, держась за мачту из-за странного ощущения толи в голове, толи качки, когда горец сделал подсечку и тот вновь повалился на светлые доски фрегата. Блок, опять блок, нокдаун. Палуба уже стала казаться намного мягче нежели безжалостно колотящие кулаки водяного.
   - Думаю, что на сегодня хватит, - заявил горец передумавший наносить очередной удар. Драка слегка распалила его, и он забыл, что Ким не является таким же бесподобным бойцом, как он сам.
   Тем ни менее он был доволен. Парень безусловно делал успехи и уже выдерживал десяти минутный бой. Сегодня он даже слегка увеличил нагрузку, показав новый приём. Видя, что с речником помимо его синяков всё в порядке он удалился. Нужно было заняться другими делами, например, разобраться с Летучим, для управления, которого ему как прежде не нужно было прибывать в каюте управления, а разговаривать с самим собой при всех тоже не хотелось. Поэтому он предпочитал уединение. К тому же с записями алхимика, тоже что-то нужно было делать. Мия видела журнал в руках горца, а это значит, что по прибытию на большую землю владетели лишат его возможности последовательного изучения.
   В остальном всё было очень буднично. Они сетями ловили рыбу, кашеварили, ели, тренировались, но по большому счёту морская прогулка, как и было обещано была отдыхом. Может быть, именно поэтому спустя три недели беспрерывного плаванья и однообразности пейзажа все немного загрустили. В особенности коты. Им приходилось хуже всех. Никогда не покидавшие стен Мёртвого Города они маялись от отсутствия деревьев-гигантов, о которые можно было точить когти. Вспоминали высокие зданья с арочными окнами и черепичными крышами, по которым лазили при свете луны и солнца. Не было и столь привычной охоты на волков. Был лишь солёный ветер, раздувающий пузырь паруса.
   В результате этих стенаний души и тела, решено было организовать большую рыбалку, которая должна была поднять боевой дух и разрядить атмосферу нависшей апатии.
   - Ну что все готовы к большой и страшной рыбной ловле?! - идею Ороса приняли и теперь он был вынужден доводить её до конца. Бегать по кораблю и собирать народ для представления.
   - Да, только, если это страшно, то я сразу отказываюсь, - заявила Мия, чувствуя, что здесь пахнет чем-то нечистым.
   - Расслабься, принцесса, что может быть страшного в ловле рыбы?! - ответил Айсор, который подошёл позже всех и теперь стоял, прислонившись к мачте.
   - Вот я тоже не знаю, только мне думается, что вы опять затеяли..., - договорить она не успела, видя, как довольное лицо Айсора меняется, а потом услышала плеск за спиной.
   - Орос за бортом, - коты подобно белкам стали подпрыгивать, в надежде увидеть горца.
   - Говорила же я вам! - у девушки начиналась паника. Она подскочила к борту, и посмотрела вводу. Никого. - Что вы стоите?! Спасайте!
   - Кого?! - удивился Ким.
   - Меня, болван! Ороса кого ещё.
   - Ну, первый вариант был значительно лучше, - Айсор подошёл к ней с другой стороны, и она вздрогнула от неожиданности.
   - Ты что совсем?! - оскалилась она.
   - Был бы совсем, мне было бы далеко и надолго, а так..., - он криво усмехнулся.
   - Вы что издеваетесь?! Человек за бортом..., - и тут до неё дошло. С фрегата в воду уходила крепкая просмоленная верёвка. - Да я вас! - и тут их пробрал смех.
   Ржали все включая котов. Даже Мия. Так глупо она уже давно не подставлялась.
   - И когда вы это всё надумали? - отсмеявшись, спросила она.
   - Да всё спонтанно, - оправдался Ким за всех. Едва девчонку не довели, хорошо, хоть с юмором у неё в порядке.
   - Мы честно говоря думали что ты в курсе, как ловят большую рыбу на подобных глубинах, - всё ещё посмеиваясь добавил Айсор.
   - А я вам что, дочь рыбака, что бы о таких вещах знать?!
   - Не, ну может где читала, - о страсти к книгам знали все и речник решил на этим сыграть, помогло.
   - Не довелось, - с кривой ухмылкой заявила она.
   - Ничего, дальше ещё интересней будет, - заверил её сын талой воды.
   Тем временем за бортом что-то происходило. На горизонте появился острый плавник, который с быстрой скоростью приближался к служившему наживкой Оросу. Мгновение, вода вокруг каната забурлили с удвоенной силой, а когда затихла, то на том месте стало расползаться кровавое пятно. Верёвка натянулась и стала уходить глубже под воду.
   - Запускай! - скомандовал Айсор, видя, насколько быстро разворачиваются событья.
   Шестерёнка завертелась и канат полетел вверх, а ещё через пару секунд раздались довольные крики.
   - Орос, ну ты чумовой мужик! - коты от восторга даже на задние лапки встали.
   - Не ну ты видел, Барсик, когда-нибудь такую рыбину здоровую?!
   - Не, Мурзик, это не рыба, это рыбий урод какой-то! У неё же зубов больше, чем у нас с тобой вместе взятых.
   - Ну как вам рыбка?! - спросил Орос, спрыгивая на палубу.
   - Ты меня напугал, - надув губки ответила Мия.
   - Чем же?! - удивился мокрый оголённый по пояс горец.
   - Да, ты видимо подготовкой неверно занимался, - ответил за неё Айсор, выдёргивая гарпун из башки монстра. - Нужно было не за борт бросаться, а девушке объяснить что к чему и как это едят!
   - А как, кстати, мы это есть будем? - задал вопрос Мурзик, стоявший рядом с мёртвой тушей.
   - Если это вообще есть можно! Может она больная, какая или с отклонениями! У неё даже чешуи нет в отличие от обычной рыбы, - выразил свои сомнения Барсик.
   - Можно её есть! К тому же она очень вкусная, - ответил Орос, натягивая на себя одежду.
   - А когда готовить будем?! - поинтересовались два вечно голодных проглота.
   - А сейчас и будем, за мной, - скомандовал горец и вся компания потянулась на камбуз.
   Сегодня вырисовывалось новое блюдо, и никто не хотел пропустить торжественный момент подачи.
  
   Айсор сидел на палубе, прислонившись к бочке спиной. Его взгляд уходил куда-то в даль, за невидимых горизонт и смешиваясь с зигзагами волн возвращался превращая итак чёрные глаза в глубокие морские впадины. В руках он крутил опустевшую сферу из Мёртвого Города, теперь больше похожую на поделку подмастерья, нежели на артефакт древних. Что же всё-таки там было?! Горец пытался найти хоть капельку неизвестной жидкости, которая могла засохнуть на стенке, но тщетно. Записи конечно помогали, но он едва ли понимал, что там написано. Текст был настолько мудрёным, что приходилось часами разбирать строки, вникая и осознавая их смысл. Положительным фактором было лишь то, что дешифровка не создавала ему проблем. Символы складывались в знакомые слова, и ему оставалось лишь их задействовать. Хотя, в общем и целом дневник ничего интересного не представлял. Это был ученический журнал с описанием внутренних распорядков лаборатории. Знать, как бестолковый ученик смешав пару взаимно противоположных жидкостей чуть не разнёс кабинет замкафедры, было совершенно не нужно, но кое-что интересное всё же было.
   Например, описание того, что для создания структур холода и осязания необходимы три элемента: первичная материя, первый агент или попросту огонь и воздействие некоего третьего элемента, который стимулировал первые два процесса, но почему-то активно не упоминался. Правда, какой смысл в том, что горец разберётся в этих трёх элементах. Структуру холода он всё равно создавать не собирался, ну выйдет у него нечто морозящее, а что дальше?! Да, дела, подумал он про себя ещё раз, перекатывая в руке шарик. В голову в последнее время лезла какая-то чепуха, что бы хоть как-то избавится от данного мусора, он сидел с видом олигофрена разбирал по цветам волны, что, кстати сказать, тоже было странно. Раньше океан представлялся ему только, и только синим, но никак не в сочетаниях спектра. Ещё одна странная особенность, которая появилась после посещения лаборатории.
   - Так и думал что найду тебя здесь. Опять на море смотришь?! Чего ты тут не видел?! Чего молчишь то?! Айсор, ку-ку, я типо, с тобой пытаюсь разговор разговаривать, очнись наконец от созерцания своей морской пучины, что так страстно и безвозмездно привлекает твою душу и существо!!
   - Ну, ты и сказал, дружище, тебе бы книги писать! Даром что рук нет! - отвлёкся наконец от своих мыслей горец, не забыв при этом спрятать сферу. От греха по дальше, как говориться.
   - А что мне делать, если ты не реагируешь на мои вопросы? А книгу я может и напишу, ты, кстати, замечательно вписываешься в её сюжет. Скажем как герой-любовник!
   - Ну, по сути они были риторическими, так что я попросту пропустил их мимо ушей. И кого-кого ты там собираешься из меня сделать? Героя-любовника? Спасибо конечно, но не стоит!
   - Почему же? На мой взгляд ты бы вполне подошёл на эту роль. Я уже вижу тебя убивающего дракона во имя чести и спасения прекрасной миледи. Огонь и пламя твоего сердца, врождённые мужество и отвага рушат все преграды, воздвигнутые злобным колдуном, и мир склоняется к твоим ногам.
   - Прям так и склоняется.
   - Не ухмыляйся, всё не так просто в моей истории! Сначала тебя ждут злоключения, в которых тебе будет помогать твой добрый друг.
   - И друга будут звать Барсик?
   - Нет, друга будут звать... ээ, вообщем это ещё предстоит решить! Но это не важно! Звезда удачи будет сопровождать вас, руша все козни тёмного волшебства! Свет прольётся и победит зелёных гоблинов!
   - Кого? Там же вроде колдун был?! Ты сам уже запутался в своей саге!
   - Не запутался я ничего! Гоблины - это войны колдуна, они охраняют замок.
   - Как же всё у тебя сложно получается!
   - А ничего просто и не бывает!!
   - Мы вас ждём, куда вы запропастились? - Орос появился неожиданно для обоих.
   - Что-то случилось, Орос?
   - Ничего не случилось, время ужинать. А ты товарищ, - обратился он к коту. - Бегал, кричал, что б собирались, а теперь сам не идёшь.
   - Я иду и его зову! - Барсик кивнул на горца.
   - Хм, странно, но я почему-то слышу это только сейчас!
   - Да?! Тогда что это вы так усиленно обсуждали?! - поинтересовался воин, которого сегодня нагрузили, не только рыбалкой, но и готовкой тоже.
   - Я решил написать книгу о герое-любовнике, истребителе гоблинов и спасителе прекрасных дев, прототипом которого станет Айсор!!
   - Вот оно как?! Только знаешь, это ведь далеко не новость!
   - Что значит не новость?! Кто-то уже написал такое?! Плагиат!
   - Не написал, а реализовал, - ответил воин.
   - Что именно? - кота зацепило.
   - И то и другое, и вместе, и в частности! - попытался отбиться горец.
   - Стоп, стоп, стоп. Я кажется понял! - проговорил довольно кот. - Айсор, так ты ходок?! - выдал очередную колображину пушистый.
   - Ты это о чём?
   - О покорении женских сердец конечно! Только вот не пойму, почему мы до сих пор не услышали бравых баллад о похождениях столь великого человека?!
   - Потому что они уже давно переросли в легенды! - хмыкнул Орос.
   - Да, и появится ещё одна, наверное, самая сумасшедшая, если ты, Орос, не прекратишь подпитывать и так больную фантазию нашей кисы!
   Айсору уже разонравилась эта поначалу весёлая тема. Тем более что вспоминать некоторые факты из своей биографии ему не очень то и хотелось.
   - А чего ты собственно так всполошился? Я, кажется, пока что сижу вполне смирно.
   - Вот именно что "пока что", насколько я успел изучить ваше семейство, то вы являетесь достаточно любопытными созданиями, и ты теперь не успокоишься пока не узнаешь всё о моей личной жизни. Только ты забываешь одну вещь, что вытаскивать наружу чужое грязное бельё это не то что бы неэстетично, но даже неприлично и делают это лишь полные невежды.
   - Ладно, я понял, Айсор, не обижайся только. Это так шутка, но признаться честно стало действительно интересно. Тем более, что Орос подтвердил мои догадки. Сложно было бы поверить, что ты не пользуешься популярностью у женского пола. Короче, замяли это дело. Захочешь - расскажешь сам. Не захочешь, ну и чёрт с тобой. А теперь к делу! Хавка готова! - выдохнул белый чертёнок и понёсся набивать живот новой, невиданной до этого рыбёхой.
  
   Плыли они уже достаточно долго, а следовательно в скором времени должна была показаться долгожданная суша. Хотя этот аспект можно было считать спорным, ведь там Кима никто не ждал. Если здесь его статус немного изменился и его больше не тыкали при любом удобном случае его происхождением, то земля сулила перемены. Жаль, конечно, что некоторые вещи не могут продолжаться вечно.
   Правда, море ему тоже вдоволь хватало. Смотреть с завидной одержимостью на горизонт, как делал это Айсор изо дня в день, он больше не мог. В каюте сидеть было скучно, поэтому он решил послоняться по фрегату, в надежде найти что-нибудь интересное.
   Спустившись на нижнюю палубу, он прошёл по коридору и заглянул в каюту. Так и есть, коты как обычно после обеденной трапезы устроились в гамаках. Он не стал мешать пушистым и пошёл дальше. У него была одна маленькая идея. Ещё в первую неделю их плаванья он наткнулся на дверь, которая вела в трюм, спускаться он туда не стал, так как не было чем посвятить, а потом как-то подзабыл. Зато теперь вспомнив и обзаведясь лампой, речник решил проверить внутренности призрака.
   Чуть не слетев по лестнице вниз при этом, чудом не сломав себе шею, он оказался в тёмном и душном трюме. Несколько попахивало сыростью и затхлостью, но в остальном всё было вполне терпимо. Осторожно переступая, Ким приступил к обследованию. Света лампа давала не много, поэтому нужно было быть особенно внимательным.
   Доски поскрипывали под ногами, и особенно чётко слышался шум волн. Качка создавала ощущение полёта, а темнота лишь придавала остроты. Услышав шорох, водяной развернулся. Сияющие глаза холодного льда надвигались на него из темноты. Он сделал шаг назад, но зацепился и рухнул на пол.
   - Ты что нервный такой?! - из темноты вышел белый кот.
   - Тьфу ты, - чертыхнулся сын заводи. - Любого своими глазищами в могилу сведёшь!
   - Вас сведёшь, - сверкнул глазами кот. - Что проблемы с ориентацией?!
   - А похоже, что у меня проблемы?! - спросил Ким, поднимаясь.
   - Похоже, - кивнул усатый. - Может помочь?! У меня с этим делом проблем нет! - добавил он, указывая на валяющуюся лампу.
   - Коль пришёл так помогай. Вы же спали вроде, - вдруг вспомнил он котов спящих кверху пузом.
   - Мы не спим, мы дремлем, - хмыкнул тот в ответ.
   - Ясно, а братело твой где?
   - А он режим нарушать не хочет. Лапа ещё ноет с того раза.
   Под тем разом подразумевалась стычка с волком. Хотя скорей всего коту было просто напросто лень куда-то тащиться.
   - Так с чего начнём?
   - Хотя бы с того, что тут есть!
   - Ну как тебе сказать, - протянул кот, вглядываясь в темноту. - Там ящики какие-то в углу, больше ничего.
   - Хоть что-то. Показывай куда идти.
   Кое-как добравшись до злощасного угла, Ким был премного благодарен Барсику, который предложил свою помощь. Ящики, о которых он повевал, стояли туго перетянутые и сцепленные между собой.
   - Странно, что не развалились ещё, - ставя на один из них лампу, сказал Ким.
   - Магия, чего уж тут, - буркнул кот. - Нож то у тебя есть?
   - Вот ведь, - спохватился водяной. - Не подумал.
   - Ладно, забудь, - кот махнул хвостом и запрыгнув на верхний ящик, выпустил когти, а затем совершенно безбожным образом разодрал ленты.
   Содержимое ящика малость удивило. В нём были бутылки. Обложенные мягким войлоком они были аккуратно уложены и запечатаны. Выбрав одну из них, Ким попытался прочесть.
   - Что здесь написано?
   Символы были незнакомыми.
   - Написано, что это любовный эликсир. Тот кто выпьет его до полуночи будет вечно счастлив. Только...
   - Что только?
   - Рога вырастут! - заржал кот.
   - Опять издеваешься! - речнику опять хотелось плеваться.
   - Ну, уж извиняй, без этого ни как! А если серьезно, то это согревающе-опьяняющее, попросту алкоголь.
   - А ты правду говоришь?! А то я выпью, а у меня рога вырастут?!
   - Не вырастут, а если вырастут, то спилим! - воодушевил он. - Давай лучше проверим, что в остальных.
   Остальные ящики точно также, как и первый оказались заполнены выпивкой. Ким даже немного расстроился, но потом вдруг заметил небольшой сундучок.
   - А это ещё что?
   - Где? - отозвался кот, изрезавший ленточку в мелкую крошку.
   Сундучок был не совсем большим, именно поэтому они его сразу и не заметили. Похожий на красивую шкатулку, его место скорее было не здесь, а на столе в кабинете.
   - Ну что открывать будем?! - выпуская когти, поинтересовался кот.
   - Знаешь, нет. Занятная вещица. Портить не хочется, - ответил Ким, после того как понял что просто так этот ларчик не открыть. Вероятней всего в нём был какой-то секрет. - Давай наверху разберёмся. Там хоть света побольше.
   - Дело твоё. Впрочем, как и находка. А бутылку захватить не желаешь?!
   Подумав, Ким взял три бутылки, больше ему было не унести, и потоптался к лестнице.
  
   Полагая, будто чудесную квинтэссенцию можно изготовить из продуктов животного происхождения, они берут для своих опытов самые невероятные, порой омерзительные ингредиенты. Они не гнушаются даже убивать младенцев, чтобы получать их кровь. Из-за таких людей судьи без всякого снисхождения относятся и к истинным рыцарям Великого Деяния, и боюсь, что из-за подобных людей нам вскоре придётся уйти.
   Стремление подражать природе и её развитию вводит в заблуждение людей и бросает умы к бесполезным опытам. Они длятся месяцами, и адепты всё чаще умирают от истощения сил не закончив начатую магистерию. Подобная тенденция ужасна и может породить губительные последствия для нас. Избранные всё реже приходят, а "суфлёры" просто не способны справится с подобным знанием. Воздействие времени губит их, и даже высшая коллегия бессильна. Решение напрашивается само собой...
   Тут текст обрывался и начинались очередные формулы. Айсор захлопнул журнал и задумался. Выходит, они сами себя погубили, вырождение рода, хотя сейчас происходит то же самое и если тогда была коллегия, то сейчас её нет. Дома вылавливают жалкие знания из записей древних и тешатся, развлекаясь с такими, как Ким. От подобного он хмыкнул. Нужно будет плотнее подумать, что можно сделать с этим водяным. Отдавать его в руки владетелей больно уж не хочется. Парнишка имеет свой потенциал, а эти химики могут лишь всё портить. Мысли вновь унеслись к брату. Вот же отродья бездны и гнилых рек.
   - Не стоит ругаться, Айсор.
   Фрегат реагировал на малейшие изменения в настроении. Коты оказались правы насчёт определения данной структуры, как разумной подчиняемой воле зверюшки. Ко всему прочему у Голландца оказалось и своё мнение, и он просто не переносил подобных высказываний. Всеми возможными способами стараясь присечь подобное, и кто теперь будет говорить о роли главного?!
   - Я не ругаюсь.
   - Ты позволил себе экспрессивно выразиться.
   - И что же мне теперь с этим делать?! Ходить и каяться?!
   - Я не могу дать ответа, но то что объект называемый Кимом сейчас находится в трюме могу сказать точно.
   - Это уже интересно. И что же он там забыл?!
   - Вероятней всего его привело туда простое человеческое любопытство и исследовательский интерес.
   - Хочешь сказать, что ему стало скучно?! - Айсор улыбнулся.
   - Возможно, но это лишь моё предположение, я настроен непосредственно на тебя. Его структуры имеют иную природу.
   - Может, стоит её изменить?!
   - Протестую. Это ни к чему не приведёт. Оболочка разрушится...
   - Стоп, Летучий, ты говоришь о человеке.
   - Правильно, и подтверждаю, после предварительного сканирования стало ясно, что тело данного человека использовать не целесообразно.
   - Нецелесообразно для чего? Не хочешь ли ты сказать, что мои тренировки это блаж.
   - Айсор, ты опять прибегаешь к нецензурной лексике, - напомнил фрегат.
   - Извини.
   - Извинения приняты, - быстро согласился призрак.
   - Так что ты там говорил о тренировках и его любопытстве?!
   - Я лишь отметил, что данный человек проблема. Он подвержен влиянию со стороны девушки Мии.
   - Неожиданно, продолжай.
   - Это всё.
   - Всё?! - Айсор даже как-то расстроился.
   - Это выжимка из полученных действий-сведений.
   - Выходит, шпионишь! И когда только в тебе такое проснулось.
   - Я никогда не сплю.
   Здесь Айсору это что-то напомнило. Два белых братца тоже вроде как никогда не спят, хотя дрыхнут оба порой за всю мазуту, да так что и не добудиться.
   - Это вложено в мою суть. Я лишь исполняю предписание, заботясь о капитане, то есть тебе Айсор.
   - Я ценю, так где ты говоришь этот речник?
   - Сейчас он направляется наверх с одним из котов. Ты можешь перехватить их в западном секторе. И пожалуйста, скажи этим белым, что бы перестали точить когти о мои мачты. Я ведь всё-таки не бесчувственный!
   - Хорошо передам! Лично! - заверил сын талой воды выходя из каюты управления. Всё же здесь было намного лучше общаться.
   Встретил Айсор на Кима, именно там, где и советовал Голландец. Речник что-то нёс, и столкнувшись чуть было всё не уронил.
   - А чем это ты тут занимаешься?!
   - Да мы тут в погребок местный слазили. Трофеи вот тащим, - ответил за него Барсик.
   - Помоги, Айсор, - попросил речник.
   Бутылка почти выскользнула из его руки, но горец вовремя среагировал.
   - Что это у вас?!
   - Выпивка.
   - Тогда сегодня гуляем, - утвердительно сказал сын талой воды, забирая вторую бутыль. - Зови, что ли остальных.
   За столь длинный день можно было позволить себе и расслабиться. Не всё же сидеть и изучать долбанные записи от которых голова просто пухла. Ким, как видно, хотел ему ещё что-то сказать, но потом передумал. В любом случае неизвестным для него это не останется, хотя бы потому, что у него есть глаза фрегата. Только вот почему этот кораблик раньше не оповестил его о том что здесь имеются запасы спиртного, было ещё той заковыркой, на эту тему стоило и поговорить, но потом. Сейчас неохота думать.
   - Что на сей раз стряслось? - Мия была заинтригована. Барсик прискакал к ней с большими глазами, наплёл что-то про карамель, конфетти, салат и убежал.
   - Да мы тут отпраздновать кое-что решили. А то как-то всё грустно в последнее время, - ответил Ким расплывчато.
   - И что же вы такое праздновать будете? Неужто, у кальмаров новый выводок появился?!
   - Нет, бери выше.
   У сына заводи было наредкость хорошее настроение и даже подобные заявления не могли его испортить.
   - Ну, не знаю, - задумалась девушка. - На ум просится лишь одно, вы всё таки поняли что ваш мозг безнадёжно потёк.
   - Ничего, это поправимо, - заваливаясь в зал с бутылкой, сказал Айсор. - Сейчас дерябнем и мозг вовсе не понадобится.
   - Откуда?! - Мия была удивлена.
   - Оттуда, - Ким пальцем указал в пол.
   - Косяк рыб, что ли подогнал?! - ухмыльнулась она.
   - Может и косяк, но пить всё равно будем! - вывернулся водяной.
   Дальше произошло то, что называют попойкой. Люди напились, и даже не то что бы напились, они упились. Начинавшаяся так цивильно питейная процедура в последствие превратилась в трактирное киряние. Для общей картины не хватало лишь сушёной рыбины, которой можно было постучать по столу. Лозунги: все люди братья и давайте жить дружно, звучали в разных интерпретациях и с часто лишними буквами.
   - Давайте... за нас? За нашу команду.
   - И за силу воды!
   - Ура-ура!
   - До дна!
   - До дна!
   - Шкатулка! Я совсем забыл! - дурным голосом взвыл Ким и куда-то рванул.
   - Совсем парень одурел! - засмеялся Айсор.
   - Он не одурел, он - укачался! - сказала Мия, вытянув губы трубочкой.
   Тем временем укачанная дурь вернулась со своим саквояживком.
   - Вот, - довольно улыбаясь протянул он.
   - Шкатулку принёс?! И что там? Набор юного натуралиста?!
   - Айсор, не будь таким букой!
   Мия была самой расслабленностью.
   - А ты меня одаришь поцелуем, принцесса?!
   - А ты его заслужил?!
   - Ну, если я служить пойду, то ты старая станешь, а зачем мне со старухами целоваться. Я молоденьких больше люблю.
   - Да ну тебя. Слушай, ну, сколько можно возиться, - уже Киму. - Открыть что ли не можешь?!
   - Не получается.
   - А ключа не было?! - поинтересовался Орос.
   - Не ну вы интересный народ товарищи! На кой я тут возился бы, если бы у меня ключ был?!
   - А если шарахнуть его как следует?! - предложил он другой вариант.
   - А если тебя шарахнуть как следует?! - в свою очередь спросил Ким.
   - А ты не боишься?!
   - Нет.
   - Правильно, - положив руку ему на плечо, сказал горец. - Меня бояться не надо. За это надо выпить! Предлагаю тост! За бесстрашных.
   Выпили, потом ещё выпили, потом ещё, а потом только вспомнили про то, что так и не открыли шкатулку. На этот раз, церемониться никто не стал, и её грубо вскрыли. В сундучке обнаружилось два отделения. Одно совсем маленькое, а другое пошире. Открыв меньшее, Мия ахнула. Там на чёрном бархате лежали, изумрудные серьги казалось впитавшие всю зелень весенней листвы.
   - Какие чистые камни!
   Камень был обителью сотни маленьких зелёных паучков, которые сплели вокруг себя плотную паутинку. Росинки же превратили её в чистую слезу, в которой светило тёплое майское солнце.
   - Примерь, - предложил Ким, видя с каким восторгом, смотрит на них девушка. - Тебе очень идёт, - добавил он после того как серёжки украсили и без того прекрасное лицо.
   - Спасибо, Ким.
   - Да, Мия, твои глаза становятся ещё ярче в обрамлении этих зелёных звёзд, - Айсор тоже не остался в долгу и отпустил комплимент, параллельно с этим проверяя содержимое второй ячейки.
   В ней оказался свёрток. Развернув сукно, водяные увидели внушающего размера червлёного золота кинжал. На рукояти был изображён орёл, широко расправивший могучие крылья, и сжимающий в лапах извивающуюся змею. В глаз пресмыкающегося был вставлен кровавый рубин, горевший древним жаром. Лезвие ножа с одной стороны было зазубрено, с другой же заточено, словно бритва. Горец, молча, взял оружье убийства в руку.
   - Красивая штука и мощная, - оставшись удовлетворённым от увиденного, сказал Айсор. - Молодец, Ким! Только эта позолоченная штучка с твоего позволения пока побудет у меня.
   - Я собственно на неё и не претендовал. Тем более, что и пользоваться ей не смогу.
   - Вот и славно. Можешь пока поиграть, а потом верни.
   Посидев ещё часа два, долакав остатки принесённой речником древней шумырлы водяные поняли, что нужно расползаться. Попрощавшись с остальными, Айсор решил проводить Мию, которую слегка покачивало.
   Нежно обнимая девушку за талию, он вошёл в её каюту. Мия не была против, наоборот ей даже нравилось подобное обращение. За весь сегодняшний вечер со стороны мужчины не было не единого слова пренебрежения. Это говорило лишь об одном. Он наконец сдался и теперь всё будет, как раньше. Девушка улыбнулась.
   - М, Мия, какие милые у тебя подушечки, - горец смотрел далеко не на набитые пухом приспособления для сна.
   - Тебе правда тут нравится?! - девушка знала, что делать и увлекала горца за собой в постель.
   - Ещё бы. Здесь, безусловно, старались два мастера, - сын талой прижал её к себе и провёл пальцем по пухлым губам.
   - Знаешь, я думаю твои старанья окажутся не хуже.
   Грудь девушки горела, а лицо было коварно близко. Горец едва сдерживался, что бы не порвать на ней одежду.
   - Честно говоря я с освещением не работаю.
   - Не беспокойся его можно и выключить, - ответила девушка, укладываясь в постель.
   - Тут, скорее всего что-то с контактом.
   - Контакт кажется уже налажен.
   Девушка сделала приглашающий жест, но горец как стоял на месте так остался стоять, а потом с его уст слетела фраза, которую она меньше всего ожидала услышать
   - Да нет же, ты разве не видишь, у тебя свет периодически мигает. Нужно разобраться будет. А ты что легла то?! Стул бы мне какой принесла.
   - Я тебя сейчас так принесу, что в раз контакт на место встанет!
   - Чего? - удивился Айсор.
   - Ничего! Пошёл вон!
   Подушка полетела в сына талой воды, но тот увернулся.
   - Ладно, я понял. Ты спать хочешь. Завтра утром тогда.
   - Исчезни! Тут полетела ещё одна подушка, а за ней ваза, но Айсор успел захлопнуть дверь. Ваза ударилась о дверь и разлетелась в дребезги. Ей было ни сколечко не жаль древнюю утварь. Жаль было только, что она не проломила ей голову горца.
   Проклятый пересмешник, думала Мия сидя на кровати, и что ему надо. Он издевается над ней, как только может. Она же не какая-нибудь уродина, от которой можно так шарахаться. В конце концов есть законное право, которое он отказывается исполнять. Балван, нахал и неотёсанный мужлан. Отказать, да ни один мужчина такого себе не позволял. Кого он из себя возомнил?!
   Решив, что не стоит временить с этим вопросом девушка поднялась с кровати и открыв дверь лоб к лбу столкнулась с Кимом.
   - А ты что тут делаешь?! - несколько злобно спросила она.
   - У тебя звуки странные какие-то были, решил проверить, - ответил речник.
   - Волновался что ли?! - поинтересовалась девушка.
   - Да, а что это у тебя? - Ким указал на осколки вазы, которые теперь в обилие усыпали пол перед входом в комнату.
   - Вазу я разбила, не понятно что ли?!
   - Понятно. Ладно если у тебя всё хорошо, я пойду.
   - Что вот так сразу? - удивилась она. Подпитый мозг уже выработал план мести.
   - Поздно уже, пора.
   - Да ладно тебе, если шёл ко мне так заходи, чего уж тут. Только осторожней с этим, - она указала на бывшую вазу.
   Ким чувствовал себя не очень уютно. С одной стороны ему было хорошо здесь, но с другой он боялся за последствия. Девушка пригласила его явно не с целью поговорить по душам. Да ещё и эта разбитая ваза. Наверное, как обычно что-то не поделили с Айсором.
   - Мия, я...
   - Не стоит! Я и так знаю!
   - Что именно?
   - Ты меня любишь! Чего молчишь?! Боишься признаться или, не дай чистой воды напиться, стало стыдно?!
   - Нет, просто не знаю как начать!
   - Ну уж постарайся, начни как-нибудь!
   - Знаешь, когда вы спасли меня. Я подумал, что ты ангел. Твои волосы светились в заходящем солнце, а глаза отдавали такой теплотой, что невозможно было даже усомниться в противоположном.
   Он был чуть подавлен, но не раскаивался в том что открылся ей.
   - Ким, я хочу что бы ты знал.
   - Мия, я прекрасно осознаю то, что у нас с тобой никогда ничего не может быть. Так что не волнуйся на этот счёт, тем более, что этот разговор больше не повторится.
   - Мило, сначала называешь меня ангелом, а теперь говоришь, что всё ерунда, - девушка улыбалась. Он был действительно влюблён в неё.
   - Потому что ты действительно ангел.
   - Хорошо, тогда ангел хочет, что бы ты его поцеловал.
   - Но...
   - Никаких но, - и она сама поцеловала представителя низшего звена.
   Принцесса и раб. Они провели эту ночь вдвоём, не обсуждая ранги и классы. Они занимались тем, что приносило несказанное наслаждение обоим.
  
   Горец едва очухался. Такого у него ещё не было. Отказаться от предложения красивой девушки лечь с ней в постель, да никогда. Только это произошло, а причина была более чем веской.
   В тот момент, когда он был уже готов сделать с ней то, что делает мужчина с женщиной, его перекрыло. Точнее сказать его сознание стало уплывать и пересекаться с порывами Мии. Создавалось ощущение, что ты больше не принадлежишь себе, и это не было похоже на дикое желание, это больше смахивало на манок, в который заманивали глупого суслика, что бы навеки закрыть его там.
   Разум и тело разделялись и первый громко скрепя и кряхтя залезал под ногти другого человека. Айсор видел себя со стороны и чувствовал себя одновременно двумя людьми. Это произошло, когда они сошлись на предельно близкое расстояние.
   Вот, потомок головастиков, ругнулся он. Почему именно сейчас. Может он совсем разучился общаться с женщинами. Хотя нет, этого просто не могло произойти, и тут причина нашлась. В мозгу кольнуло горячим уколом, и активизировался один из рубцов сознания. Управление людьми, мысль была так же ясна, как и лучи солнечного света. При определённых условиях и подстройке внутренних течений под разум другого человека ему открывалась возможность руководства. Он мог стать кукловодом для человека, а тот его живой игрушкой. Возбуждение послужило неплохим толчком и процесс активизировал сам себя. Он ещё раз ругнулся. Неужели ему теперь придётся обходиться без женщин. Иметь мозг самому себе не хотелось. Забери меня бездна, что же ещё ему уготовил древний чародей.
   Пытаясь во всём разобраться он ещё раз прокрутил воспоминания. Так и есть. Он был готов поцеловать её, когда случилась эта подлянка. Решив порассуждать дальше, он продолжил мысль о кукольном театре. Если он великой и могучий может свободно разгуливать по сознанию эмоционально нестабильного человека, значит он там главный. Бояться нечего. Нужно лишь научиться контролировать себя, что бы в следующий раз не допустить подобного, а то мало ли что. Устроит свалку в голове, у человека мысли в кашу, а потом всю жизнь мучайся и ухаживай за пускающим сопли дебилом. Такого счастья ему не было нужно. Зато если научиться справляться можно ведь и из полоумного сделать адекватного человека. Данная мысль вывела из недовольства о не свершившемся акте поступательных движений. Это было именно то что ему нужно. Оставалось тренироваться.
  
   Пробуждения было далеко не из приятных. Голова Мии была сдавленна гигантским прессом, тяжёлые лапы которого давили буквально на всё. Глаза и виски ощущали резкую боль, которая обострилась при необдуманной попытке быстро повернуться. Вставать совершенно не хотелось, но жутко мучила жажда. Горло просило воды, а во рту казалось не осталось даже слюны.
   Кувшин с драгоценной водой стоял на маленьком столике, всего в каких-то парах метрах от кровати, но теперь это смешное расстояние казалось и вовсе непреодолимым. Смутные воспоминания прошлого вечера стали потихоньку всплывать в приболевшем мозгу принцессы. Как бы хотелось, что бы это лишь приснилось. Уткнувшись лицом в подушку, она зажмурилась, тут же пожалев об этом. Спица, усыпанная мелкими шипами, скользнула сквозь всю голову.
   Хорошо, хоть кто-то додумался не дожидаться её пробуждения. Вопрос: какого водяного она это всё устроила, задавался с попеременным успехом в течении получаса. Затем пришёл черёд действия и самогипноза. Цель была примитивна, встать, дойти до кувшина, принести его в кровать, всё. Мозг опустился до уровня жука навозника, помешанного на бесконечном катании шариков. Кое как добравшись до кувшина, она опустошила его ровно на половину, когда последовал сильный толчок о борт корабля.
  
   Коты как обычно спорили. Выспавшиеся гораздо лучше людей и не пьющие алкоголя они были полны сил и не желали уступать друг другу в очередной словесной перебранке.
   - Я тебе говорю воняет!
   - Тебе всю дорогу воняет!
   - Не, ну точно, - белый кот втягивал носом воздух и с отвращением крутил головой.
   - Барсик, признайся, сам наверняка где-то заначку спрятал и забыл, а теперь хочешь, что бы я тебе помог её найти, - тут кот скукожился. - Фу, и в правду воняет. Ты что там целую рыбину заныкал?!
   - Кита, если тебе так будет легче! Ничего я не ныкал! Мне вообще эта их рыба в глотку не лезет!
   - Ну, то что она не высший сорт я и без тебя знаю. А где собственно все? Ты не в курсе?
   - Мия спит, а про остальных не в курсе.
   - Странно. Может, дух умерщвленной тобой рыбы восстал и всех съел?! - Мурзик сел на конька и теперь не хотел с него слезать.
   - Ничего тупее в своей жизни не слышал! Полный идиотизм.
   - Ну, если кто из нас двоих идиот, то это точно не я.
   - Попрошу оставить свои комментарии при себе!
   - Ой, нашёлся праведник! Что-то раньше я не слышал от тебя такого. А вообще не нравится мне всё это! Если это и в правду не ты, то..., - белый кот задумался.
   - Вот и я о том же! Эта жуткая вонища, да ещё все пропали.
   - Пить меньше надо, не доползли наверное и уснули где попало!
   - Они большие, вполне могут за себя постоять. Только я сейчас начинаю думать, что не стоило их оставлять. Сейчас бы не носились по всему кораблю!
   - Стоп, а ведь точно!
   - Что "точно"?
   - Мы же не везде проверили!
   - Если ты думаешь, что я полезу в трюм, то...
   - Да, нет же! Палуба!
   Белые, как снег зверьки, задрав хвост трубой, понеслись вверх по ступеням. Время не терпело и что-то явно происходило.
  
   Холодновато, - подумал Айсор, проведший ночь на палубе Голландца. Проведя в раздумьях ночь он уснул лишь под утро. Подышав на сложенные лодочкой ладони, он по плотней запахнул плащ. Шлюпка, в которой сидел сын талой воды мерно покачивалась, в небе толкались курчавые облачка, а в воздухе стояла непонятная взвесь водяной пыли. Океан серой краской беспрестанности колыхался в такт музыке ветра, то обнимая, то отталкивая отдельные волны. Нужно было подниматься. Фрегат встал на последний отрезок пути, а это значило, что скоро должна была показаться земля, но он решил ещё немного посидеть и понаблюдать за тишиной водной пространства.
   Волны поддёргивались рябью, закручивались маленькими спиралями, образуя похожие на туннели коридоры, которые вот уже несколько минут плотным кольцом окружали движущийся на пределе корабль.
   - Что-то больно уж друг ты сегодня разогнался, - уронил горец.
   - Того требует мера предосторожности, - раздался голос в голове. - Хотя столкновение уже неизбежно.
   Сын талой воды не успел задать свой вопрос. Серебристые змейки на гребнях волны запузырились белой пенкой, а потом в нос ударил едкий запах тины и гнилой рыбы.
   - Подъём! Я сказал подъём! - не повышая голоса, скомандовал воин и хорошенько тряхнул спавших в обнимку Кима и Молчуна. Эти двое так же проигнорировали свои каюты, предпочтя их свежему воздуху. Правда в отличии от Ороса, Ким заявился под утро, совершенно ничего не соображая.
   - Что происходит, на нас напали? - Орос очухался первым, что было не удивительно.
   - Фу, что за вонь? - Ким тоже просыпался, но реакции были заторможенными.
   - Тихо, я пока не понял что происходит, но то что ничего хорошего это уж точно!
   Тем временем послышались знакомые голоса.
   - О, ребята, вот вы где! А мы уже стали волноваться куда вы запропастились! Такого себе напридумывали! Коты появились на палубе как нельзя вовремя. - А это что за хрень?
   Море изменилось, точнее не само море, а вода вокруг корабля. Её словно посеребрили. Завораживающе красивое зрелище, если бы не запах исходящий от этой субстанции. На первый взгляд могло показаться, что это звёздная пыль случайно рассыпанная создателем, но это было далеко не так. Это были тысячи, если не миллионы прозрачных похожих на шёлковые нити трубок, выплёвывающих на поверхность маслянистую массу. Всё сопровождалось лёгким бурлением, постепенно переходящим в похожее на кипение воды действием. Серебро вскипало, образуя мохнатую пену, и вдруг прорвалось, искрящимся фонтаном. Люди лишь чудом смогли уклониться. Коты зашипели.
   - Рыба говоришь?
   - Ну, ладно погорячился. Что за фигня? - Мурзик был наготове.
   - Я не знаю, но то что она не с дружеским визитом к нам пришла это точно!
   - Гениальное наблюдение, Барсик!
   - Кончайте припираться! Что делать? - выкрикнул Ким, уклоняясь он очередного фонтана жидкого серебра.
   - Что, что? Мочить гадину, вот что! - Айсор ещё не представлял что с этим можно сделать, но то что бездействие их погубит, чувствовал остро.
   - И как же ты собираешься убивать кофейную пенку?!
   - Хотя бы так!
   Айсор крутанулся вокруг оси волчком и порезал струю клинком. Серебристый сгусток тот час осыпался белёсым пеплом.
   - Итак, время шоу, господа, - с этими словами Барсик с Мурзиком выпустили когти и превратились в тени, с убойной силой пули.
   Они рвали в клочья призрачную пряжу, оставляя за собой прах и кучки пыли. Белые молнии резали серебристые фонтанчики, которые мёртвым ковром спор покрывали палубу. Айсор раскрутил струну, превратив её в режущий станок. Она пела в воздухе, наполнившимся сухими хлопьями. Сюрреалистическая картина, выпрыгнувшая из приключений отважных моряков, путешествующих по дальним морям, украшенная вулканическим пепельным снегом и глубинным монстром для придания романтической окраски.
   Действительность же была не столь привлекательна. Недавняя радость от возможной лёгкой победы испарилась так же быстро, как и трубчатые водоросли, срезанные с общей ветки. Монстр, как теперь уже точно определились на фрегате, и не думал отступать. Фейерверки в их честь были лишь отвлекающим манёвром, реальное же нападение происходило на сам корабль.
   Вода вокруг него была испещрена маленькими водоворотами, из которых, словно из нор высовывались всё те же шёлковые морские лианы, выплёвывающие серебристую жижу. Странные чернила не перемешивались с водой и не растворялись в ней, они жили своей собственной, неведомой жизнью. Объединяясь в кляксы, расплавленного метала, они грубели, пока не переставали пропускать солнечный свет, превращаясь в хладнокровных обитателей моря. Зеркальные гибкие змеи уже вились по всему периметру уродливыми клубками, когда раздался сильный удар о борт фрегата, что заставило на секунду прекратить бесполезную схватку с юными ростками призрака.
   Нужно было кардинально менять тактику, переходя из глубокой защиты в активное нападение, только вопрос: как?! Айсор сорвался места и схватившись за канат вылетел за борт. После недолгой паузы рубка вновь возобновилась, но теперь уже за пределами судна. Приходилось жарко, серебристые сгустки оказались на удивление проворным противником, и всё же катание на канате давало свои успехи, хотя и небольшие. При поражении одной из голов на её месте тут же появлялось две, а то и три. Предприятие летающего акробата не дало ожидаемых результатов. Время шло, люди начинали выдыхаться, коты покрытые серой злобно блестели зелёными глазами, но больше ничего не могли сделать. Серпантин и конфетти закончились, а нестерпимо пахнущий морской тиной монстр и не думал отступать.
   Серебристая паутина стала обволакивать корабль, утягивая его в расширившийся водоворот. Ядовитые испарения, витавшие в воздухе, резали глаза, образуя дурманное марево, пропитанное смертью могилы. Ким боролся из последних сил. Лаковые кобры чувствовали усталость обороняющихся. Они не спешили, но удавка, наброшенная ими давила всё сильнее. Очередной бросок непобедимой твари был настолько силён, что сына речной заводи отбросило от борта шагов на девять, именно тогда он и увидел.
   Мия стояла на палубе усыпанной пеплом, словно осенней листвой и смотрела на всё широко открытыми от страха глазами. В этой мясорубке все совершенно позабыли про неё. Светлые волосы девушки были разбросаны по плечам, а лицо мертвецки бледно, но самое ужасное было то что прямо перед ней вырисовывался силуэт из литого серебра. Отражение зелёных глаз принцессы придавали монстру ещё большую зловещность, обещая агонию мучений.
   Тогда всё и произошло. Невероятный страх, смешанный со злобой к смердящему монстру, который пропитал своим запахом казалось все клеточки организма и отравивший всё хорошее что есть на свете, породил невероятную волну силы сходной со сметающей всё на своём пути селью. Лавина боли и страха радужным копьём вырвалась из браслета и врезалась в растущий перед девушкой гриб нечистот. По ленте прошла лёгкая волна искр, сменившиеся судорожными конвульсиями, а затем стало трясти и остальных змей зеркальной воды. Они замерли, издавая похожие на трение камня звуки, а потом гниющим клубком разом ринулись на одиноко стоящего Кима. Браслет на руке поменял положение зеркал и вспыхнул. Раздался скрип песка, а когда водяной открыл глаза вода была чиста, о недавнем нападение напоминал лишь мох пепла окутавший Голландец.
   Айсор с Оросом опустили мечи, коты сдержанно молчали, а Мия так и стояла у мачты. Море стихло, водовороты пропали, а корабль набирал привычную скорость. С момента их чудесного спасения прошло, наверное, уже около получаса. Горячка боя отступала, и тяжесть начинала грузом ложится на плечи.
   - Капитан, боюсь это не всё, - вновь оповестил голос Летучего. - Прошу прощенье, но я был сосредоточен на защите и поисковые маячки были отключены.
   Эти слова были последними, что удалось услышать, а затем боль пронзила висок и горец опал, как ёжик каштана, вместе с ним упали и все остальные. На них вновь напали, но теперь противник был другим.

Часть II Возвращение

Серебряный водопад

  
   Они появились из ниоткуда - люди невидимки чужого берега, их было девять, они стояли чуть поодаль, держа на прицеле недвижные фигуры. Они просто возникли из воздуха, как только внезапно потерявшие силы водяные коснулись пола. Коты же недвижными мраморными статуэтками остались сидеть на месте. Тут двое отделились от призрачного внезапно пополнившегося экипажа. Их силуэты подгоняемы воздухом мерно плыли, окутанные голубоватым сиянием.
   - Смотри какой интересный улов у нас сегодня! - промолвил пришелец.
   - Я тебе покажу сейчас "улов", урод! - выдал ощетинившийся Мурзик.
   - Ой, смотри какие пушистики! А мы их даже не заметили!
   - Сейчас тебе "пушистик" задницу надерёт! А ребята добавят, когда встанут, если найдут живое место!
   - Спокойно, брат, расслабься, - новые знакомые не ожидали такой агрессивной реакции от милых шерстяных комочков.
   - Ты мне такой же "брат", как и собаки в лесу!
   - Спокойно, Мурзик, может это друзья!
   - Друзья не наподдают ни за что ни про что, на безобидных корсаров моря!
   - Не знаю про каких корсаров идёт речь, но никто на вас не наподдал!
   - У, вы на верное нас совсем за слабоумных держите! Как тогда объясните то, что наши товарищи сейчас валяются в этой грязи?! Может скажете, что они устали и решили прилечь?!
   - Это просто мера предосторожности, - раздался смиренный ответ.
   - От кого, от буйно-помешанных?! Так это вы! - окрысился ещё больше кот.
   - Он вообще сейчас про что? Я что-то не понимаю...
   - Я честно говоря тоже. Вы собственно кто такие и что тут делаете?
   - Опять старая песня. Меня забодало по сто и один раз рассказывать кто мы! Лучше скажите кто вы и какого макара и за что на нас напали.
   - Серебряный Водопад... - Орос всё ещё не утратил способность говорить. Масса горца была велика и яд действовал на него не в той мере, как на остальных.
   - Чего? Молчун, что ты сказал, я не расслышал, - кот был рад. Друзья живы, значит скоро поднимутся и кому-то будет очень весело.
   - Он сказал "Серебряный Водопад" и он прав, а ещё ты назвал его Молчуном, почему?
   - Потому что его так зовут! Точнее это его кличка, а зовут его Орос.
   - На моей памяти был только один Орос по кличке Молчун! Поднять его, живо! Вот так, так, значит говоришь "Орос", - проговорил так и не назвавший своего имени незнакомец, с видом карателя прошедшийся взглядом по пленнику.
   Между тем Ороса с трудом поставили на ноги двое самых здоровых призраков, приперев великана спиной к мачте.
   - Смотри на меня, когда я с тобой говорю! И удовлетворившись что глаза война устремлены на него продолжил. - Вот так, а теперь говори: кто ты?
   - Орос из Дома Талой Воды.
   Было видно, что слова даются ему тяжело. Видимо то, что свалило людей с ног, имело и другие побочные эффекты помимо парализующих конечности действий.
   - И когда пройдёт действие травы распада
   , ты познакомишься со мной поближе.
   - Ах, даже так. Мы в курсе про секретную травку! Может, тогда расскажешь нам ещё что-нибудь интересненькое, например: кто твои друзья.
   - Мои друзья скажут за себя сами!
   - Не думаю. Та доза, которую вам всадили достаточно сильная, - он на секунду задумался, а потом продолжил. - Хотя для тебя видимо этого оказалось недостаточно, что ж чем быстрее мы разберёмся, тем быстрее вы обретёте способность двигаться.
   - Ах, ты, клещ чесоточный! Кот изогнулся и приготовился к прыжку.
   - Не стоит, Барсик, это не поможет!
   - Разумно, - похвалил второго кота наглец. - Что ж, мы ждём. Говори.
   - Это Айсор - сын правителя Талой Воды и Мия - принцесса Талого Ключа, единственная наследница престола. Я их телохранитель.
   - Ха-ха, хорошо говоришь, ну а этот парень тогда кто?
   - Это Ким, мой ученик, - ответил Орос, соображая, что не стоит им знать некоторых особенностей.
   - Что-то больно хлюпкий твой ученик! Так, а теперь серьёзно. Кто вы такие? Улыбка моментально сошла с лица предводителя.
   - Кукушка явно в отпуске! Тебе же вроде нормальным языком назвали всех поимённо!
   - Да, вы напали не на тех! Чуешь чем пахнет? Коты пошли в оборот.
   - Чую. Враньём! Причём совершенно глупым! Такого уж года три как никто не слышал! Те люди, за которых вы себя так браво выдаёте, мертвы! - слова прозвучали громом.
   - Как ты смеешь!
   - Как смеешь Ты осквернять эти имена своим грязным языком! Убрать их! Мы возвращаемся домой, пусть с ними разбираются другие. Мне надоело слушать байки безумцев!
   - Но ведь они только что срезали ...
   - Позже! Домой! Ну, а вы пушистики что затихли?! Пошли, покажете, где у вас тут мостик!
   Фигура развернулась спиной и отдала приказания своим людям. Корабль был захвачен, а его первый экипаж не мог даже сказать слов в оправдание. Успокаивало лишь то, что их не прирезали на месте без суда и следствия.
  
   Их никто не связывал и не кидал в трюм, обездвиженные они вряд ли могли причинить вред даже самими себе, поэтому их закрыли в одной из кают, всех кроме котов. На бывших жителей Мёртвого Города, казалось, не распространялись никакие правила. Они бодро шныряли по кораблю, вызывая лишь улыбки умиления. Да и кто собственно мог заподозрить хладнокровных убийц, скрывающихся под белоснежной шерстью.
   Шёл второй день их совместного плаванья, яд практически перестал действовать, оставив лишь невозможную слабость в мышцах. Речь была парализована, и Айсор не имел возможности поговорить с фрегатом. Корабль активно требовал от него указаний и жаловался на то что его взяли на буксир. Разгромить корабли противника он мог в два счёта, но для этого ему нужен был непосредственный приказ капитана. За эти дни Голландец настолько извёл сына талой воды, что когда к тому вернулась речь, первым его словом стало: угомонись.
   Далее разъяснять долго не пришлось, фрегат всё понял и замолчал, в голове же Айсора воцарилась такая тишина, что ему показалось, что он оглох. Горец тихо радовался своей победе над освободившимся сознанием. Теперь он понял почему не любой человек подходил для управления подобной штукой. Слышать зов мог не каждый, к тому же существовала опасность непереносимости. Мозг мог не выдержать и попросту сойти с ума. Рехнуться вот так ему ни как не хотелось. Данное размышление было прервано, за ними пришли.
   - За мной, вам оказана великая честь насладится красотой плата Серебряного Водопада. Так что дивитесь, пока можете.
   - А вы не боитесь что вот так безответственно показав нам потайные подъёмники рискуете и сами потерять жизни.
   Айсор был немало удивлён жестом их захватчиков.
   - Нет, если вы враги то это последняя картина, которую вы видите в своей жизни.
   - А если нет?!
   - А это уже другой вопрос!
   - Тоесть мы для вас враги!
   - Ты задаёшь слишком много вопросов, чужак.
   Обогнув ещё один из многочисленных рифов, им открылась безупречная картина райского острова, а по-зимнему низкое солнце, лишь придало остроты. Высокие утёсы тёмно красного гранита, с которых на недопустимо близком расстоянии падали многочисленные водопады. Переплетения брызг и ярких искр с шумом, низвергающийся воды завораживали, вызывая уважение к стихии. Подойдя ближе, давление лишь усилилось, а бурление воды стало заметней. Теперь были видны стебли толстых лиан, вросших в скалы и опутавших своей зелёной сетью ровные выступы. В некоторых углублениях были даже заметны не очень хорошо скрытые гнёзда морских птиц. Вода под их раритетным фрегатом тряслась перламутровыми жемчужинами, скалы были уже практически у самого носа, а о подъёмниках ни шло никакой речи.
   - Вы что решили нас угробить? - Ким не выдержал первым.
   - Не бойся, ученик, тебе понравится! - ответил приведший их.
   Тут "Голландец" словно сел на мягкий ил и воспарил в воздух. О подвесных мостах этого Дома ходили легенды, если не сказки. Рассказывали, будто их сотворили колдуны своей чёрной магией, пролив кровь невинных жертв. Так пугали Кима и всех детей, живших в Речной Заводи с детства. Неудивительно, что они потом вырастали полными невеждами, ведь незнание рождает неприязнь, а неприязнь отчуждение, с родни которой скрытая ненависть к превосходству. На самом же деле волшебные мосты были связаны из необычных водорослей, росших именно в этом регионе. Они отличались от своих сородичей тем, что практически не преломляли солнечные лучи, оттого делавшими великолепную услугу секретным объектам, разглядеть которые не представлялось никакой возможности. Водоросли ценились так же высоко, как и чистая вода, наравне со скакуном, и стоили баснословных денег на чёрном рынке. Новые же знакомые были с головы до ног укутаны в невидимый саван, что говорило о принадлежности к элите, если не к самой семье владетелей.
   Фрегат продолжал всё так же бесшумно скользить по прозрачному воздуху, пока не оказался над одним из водопадов. Преодолев пороги и острые камни, по невидимым рельсам, он тихонько опустился на водную гладь широкой реки. Они оказались на территории Серебряного Водопада.
   Тропическая благодать для поэтов и влюблённых. Рай цветущего благоденствия и ослепительных грёз. Другой мир, измерение, зовите, как хотите, но фантазия вдоволь поиграла над этим местом. Пряные ручьи манили своей сумасбродностью, зелёные нити водорослей сплетались в безупречные косы, превращая воду в сказочный живой ковёр. Русло реки вело сначала через таинственные джунгли наполненные запахами только что прошедшего дождя и тоскливыми трелями скрывшихся в листве птиц. Затем вывело фрегат с его невидимым сопровождением в долину. Сочная трава колыхалась подобно зелёному морю, на котором то и дело вспыхивали и гасли бутоны светящихся цветов. Ароматы зимнего медового нектара манили гигантских перламутровых бабочек, которые подобно живым парусникам переливали в себе всю палитру цветов, переходя от небесно-голубого к почти чёрному, от нежно розового к карминному.
   Мало-помалу стати появляться аккуратные домики с соломенными крышами, но людей почему-то не было видно. Везде было подозрительно тихо, что навеивало дурные мысли. В голове как чертёнок из табакерки вдруг выпрыгнул вопрос: быть может, мы мертвы и чудесного избавления от серебряного осьминога вовсе и не было?! Но тут словно ответом на этот вопрос показались холмы, которые сверху до низу были испещрены домами, плотной спиралью увивающие розетки озёр. Стал виден так же порт, в который заходил корабль.
   - Красиво согласен, - произнёс, подошедший к стоящим на палубе собственного корабля заключённым, человек. - Надеюсь, что вы насмотрелись, а теперь придётся завязать вам глазки и ручки. И не нужно на меня так укоризненно смотреть. Вы мне ребята честно признаться нравитесь, но правила есть правила, что сделать, когда времена такие дикие! Так что не противьтесь, а то придется опять с травкой распада знакомиться, а она далеко не самый лучший вариант.
   - Много говоришь! - Мия всё же не смогла удержаться от комментария.
   - Но и много делаю. Например, поговорил с кисками. Они поведали пару интересных моментов и если это всё правда, то мы встретимся с вами ещё раз.
   - А если нет?!
   - А если нет, я попытаюсь облегчить ваши муки, прикончив собственноручно.
   - Какое благородство с вашей стороны!
   Девушку просто выводил из себя этот наглец с его ровным голосом.
   - Это не благородство, это снисхождение, и хватит об этом, - с этими словами он щёлкнул пальцами и отдав приказ удалился.
   Никто их них и не подумал сопротивляться. Лишь Мия брякнула, что-то едкое, но после короткой фразы Айсора стихла.
  
   Личные покои владетеля ничем особенным не отличались. Плетёная мебель, с вставками из морской гальки, глиняные кувшины с жёлтыми водяными лилиями и конечно гордость Закора - аквариум. Огромная призма, сплетённая из комбинированных водорослей, наполненная идеальной, по мнению хозяина, солёной водой. На золотистом песке покоилась внушительных размеров раковина-жемчужница, охраной которой занимались зубастые пирании, специально приспособленные к морской среде. Время от времени их подкармливали сырым мясом. Это зрелище было отнюдь не для слабонервных, но правитель любил как ни что эти моменты. Правда, сейчас его интересовал другой вопрос. Ему сообщили, что вернулся главный корабль разведчик, который захватил странного вида корабль, шедший под парусами, но не использующий силу ветра. Из команды на нём было всего четыре человека, да какие-то странные существа, которые с пренебрежением отнеслись к воде. Откуда он взялся и какова цель этих людей он и намеривался выяснить, именно поэтому и послал за капитаном. В кабинет вошли.
   - Ты звал меня?!
   - Да, я слышал, что ты вернулся, и не один.
   - Так и есть.
   - Но почему ты тогда не соизволил мне об этом сообщить, Сезур?
   - У тебя свои осведомители, к тому же ты редко принимаешь меня, Закор.
   - Я принимаю только тогда когда считаю нужным! А теперь я хочу, что бы ты по подробней рассказал мне о них.
   - О ком о них?
   - Не прикидывайся глупее, чем ты есть на самом деле. Тебе это не идёт.
   - Какие слова. Что ж, видимо, твоя разведка не достаточно хорошо работает, если ты просишь меня об этом лично!
   - Ты решил вывести меня из себя, сын, позволю себе тебя огорчить. У тебя ничего не выйдет.
   - У тебя сегодня на редкость хорошее настроение или просто любопытство берёт верх?! А может мама успела поговорить с тобой?
   - Хватит! Ты невыносим!
   - Я всегда был таким, потому что всегда говорил то что думаю, а не лебезил перед великим владетелем, как некоторые. Ах, кстати, где же наш Пелор?!
   - Прекрати! Закор грозно стукнул по столу кулаком, от чего сухие плетения жалобно пискнули, но Сезур даже бровью не повёл.
   Дверь открылась и в комнату вошла высокая ухоженная женщина. В её пепельные волосы аккуратно собранные в причёску, напоминающую ракушку были вплетены оранжевые ярко мерцающие полевые цветы. Похожего цвета огнистое платье с такими же цветами подчёркивало все достоинства фигуры. В ушах красавицы виднелись жемчужные серёжки.
   - Сезур, мальчик мой! - обрадовалась она сыну.
   - Здравствуй мама! Он склонил голову и поцеловал руку.
   - Как ты мой хороший? Я вижу вы с отцом опять ругаетесь?! - сказала та заглядывая Сезуру в лицо.
   - Что ж можно сказать и так.
   - С ним совершенно невозможно разговаривать, Аркоболена!
   - Что ж тогда вы похожи!
   Она улыбнулась, светлой улыбкой, на которую способно лишь любящее сердце.
   - Когда ты прибыл? Отдохнул? Поел?
   Вопросы сыпались один за другим.
   - Нет, ещё не успел. Я только что с корабля.
   - Тогда я не понимаю что ты делаешь тут! Иди отдыхай.
   - Мы с ним ещё не закончили.
   - У меня на этот счёт другое мнение. Иди, Сезур.
   Как только дверь захлопнулась, а шаги за ней стихли разговор продолжился.
   - Ну, и чего ты добилась? Того что он ушёл?! - возмутился владетель.
   - А чего добился бы ты? Очередного скандала?! Вы мечите гром и молнии каждый раз как пытаетесь поговорить!
   - Он сам виноват!
   - Ты говоришь, как десятилетний мальчишка! Чего собственно ты ожидал?! Ты предсказуем, как волна прилива!
   - И в чём же?
   - Во всём что касается твоего сына!
   - Он должен подчиняться, но он продолжает упираться, словно осёл!
   - Видимо ты говоришь о себе! Он сын владетеля, он не должен никому подчиняться.
   - Он должен подчиняться мне! - гнул своё Закор.
   - Нет, будущие владетели не подчиняются никому!
   - Ты забываешь про Пелора! Он старший сын. Права наследства передаются по старшинству. Ему суждено стать во главе Дома.
   - Если ты так говоришь, это ещё не значит, что так будет. Пелор не сможет сделать и трети чего может добиться его младший брат.
   - Ты понимаешь, что говоришь, жена?!
   - Вполне, и ты знаешь в глубине души, что я права.
   - Возможно, - уклонился он от ответа. - Он слишком похож на меня в молодости.
   - Такой же неугомонный упрямец! Наверное, именно поэтому я и полюбила тебя.
   - И мне в это до сих пор не верится!
   - А ты поверь! Доказательство тому, что я до сих под терплю тебя и твой ужасный аквариум с этими плотоядными рыбами! Порой мне даже кажется, что ты любишь их больше, чем меня и своих сыновей! Кстати, из-за чего вы опять чуть не поругались?
   - Он захватил корабль.
   - И?
   - Это всё что мне известно.
   - Не юли. Я ведь прекрасно знаю, что из-за простого корабля даже в наше нелёгкое время ты бы не стал поднимать весь этот шум.
   - Просто это необычный корабль. Это вроде как фрегат, древнего, очень древнего образца. А ещё на нём обнаружили странных водяных и каких-то белых пушистых существ. Я подозреваю саботаж!
   - Успокойся, нужно сначала разобраться!
   - Именно этим я и занимался, пока не появилась ты!
   - То-то, у тебя так здорово получалось. Она позволила себе улыбнуться. - Я поговорю с Сезуром, но позже, когда он отдохнёт, а пока мне бы хотелось получить кое-что от тебя и она недвусмысленно посмотрела в сторону двери, за которой скрывалась спальня.
   - Я не могу, у меня дела государственной важности.
   - У меня тоже потребности особой важности. И она молча направилась в спальню, оставив за собой неприкрытую дверь.
  
   Ей было очень холодно. Голая земля лежала под ногами, а с неба падали белые звёздочки. Чистые ключи как будто вымерли, из живых здесь была только она одна, печатающая след на первом снеге. Каналы города с их хрустальной водой замёрзли, превратившись в свалявшиеся пряди волос. Твёрдая вода теперь никому не нужная стояла в когда-то полных жизни реках. Странные стеклянные наросты облепляли карнизы и балки зданий, а изо рта шёл густой белый пар. Иногда стеклянные завитушки падали и рассыпались на тысячи мелких кристаллов, звеня о замерзшую землю. Было холодно, очень холодно.
   Холод пробирал до костей, обещая вывернуть наизнанку душу. Изначальное покалывание в кончиках пальцев переросло в жгучую боль, и казалось, что оледеневшие конечности вот-вот расколются, как и хрустальные полипы. Хотелось кричать, но голос почему-то пропал. Хотелось бежать, но ноги по колено утопали в сугробах. Её Дом заносило снегами. Ледяные скульптуры кружились хороводом вокруг плачущей ледяными слезами Мии, а невидящий взгляд сулил беду.
   Мертвые, посиневшие от холода, руки тянулись к девушке, готовясь забрать её с собой, в свою лишённую тепла и солнца страну. Символ Болотного Дна горел на лбу каждого из них, а мёртвые губы вторили звукам метели. Снег и ветер, снег и ветер...да настанет темнота...
  
   Белый кот сидел в тёмной камере на кучке грязной соломы и с выражением, как будто он находится на трибуне, перед миллионной толпой читал.
   Корона в море, солнце в небе
   Горит и доживает век
   Союз богов - печатей древних,
   Боюсь, с веками весь сопрел.
  
   Истлела плотная бумага,
   Осыпался сургуч в песок,
   И вижу я что дворник старый,
   Не думая, стряхнул на пол.
  
   Корона в небе, солнце в море
   И плачут все и стар, и млад,
   Ни день, ни ночь, и все узрели
   Печатей нет и нет весов.
   - Ну, наконец-то ты проснулась, а то мы уже начали волноваться! - проговорил Ким.
   - Что ты только что говорил?
   - Что мы волновались, - повторил водяной.
   - Нет не ты. Мурзик, - уточнила она.
   - А, это стихи. Что понравилось?!
   - Просто, странно немного. Я видела сон.
   - В нём было море?
   - Нет, в нём был только снег и лёд, а ещё смерть... Я не могу избавится от этого ощущения. На глаза девушки наворачивались слёзы.
   - Блин, по ходу у кого-то нервный срыв. Подвязывай со своими стихами, Мурзик! - Барсик был самой тактичностью, если не сказать наоборот.
   - А я то что?!! Я ничего!
   - Нет, стихи хорошие, правда! Я не из-за этого. Я просто очень хочу домой, и вообще это всё моя вина.
   - Всё хорошо, Мия, не плачь. Ты ни в чём не виновата.
   - Виновата, - стояла на своём девушка.
   - Мия, послушай меня! Ты ни в чём не виновата. Если тебе приснился страшный сон, это ещё ничего не значит!
   - Значит! Они придут! Они несут смерть!
   - Кто они?
   - Я, я не помню...
   - А чего ревёшь тогда. Проблемы нужно решать по мере их поступления. - Айсор говорил ровно и сдержанно.
   - Ты лучше зацени какая тут солома. Где ты ещё столько мышиной радости найдёшь?! Кот сверкал глазами откуда-то из угла, при этом его самого не было видно.
   - Мыши?! Тут мыши?! - испугалась девушка уже конкретной вещи, а не какого-то сна.
   - Да нет тут ничего, - успокоил её Орос, видя что мыши вызывают у неё отнюдь не положительные эмоции.
   - А жаль, - протянул неугомонный кот.
   - А почему вы здесь?
   Мия была удивлена котам, которые торчали в тёмном подземелье.
   - В смысле "здесь"? Где ты нам прикажешь ещё быть? На выселках?
   - Ну, вы же вроде по кораблю, свободно ходили, а сейчас тут сидите, кстати, а где мы?
   - Мы в карцере, если кому такое определение не нравится его можно заменить словом "тюрьма". Только, один хрен, смысл от этого не меняется! Тут холодно, воняет и нас ещё не кормили! А сидим мы тут с вами потому что, мы точно такие же военнопленные, как и вы! Да и как мы могли вас бросить, сами посудите!
   - Да, хотя шанс сбежать был, правда, Барсик.
   - Куда уж мы без вас! - сказал Орос, жевавший сухую соломину.
   - Вот и мы так рассудили! Пропадёте ведь!
   - Да, местечко не из приятных. Никогда бы не подумала, что окажусь в столь роскошных апартаментах!
   - Не переживай Мия! Толи ещё будет. Придут твердолобые охранники, а потом инквизитор с кочергой и библией и попробуй тогда доказать им, что ты не верблюд!
   - Что? Мне казалось что я привыкла к вашему лексикону, но по правде сказать я ничего не поняла из того что сейчас услышала!
   - Мы тоже, ха-ха. Вы попроще, кисули, и люди к вам потянутся! Айсор находил эту ситуацию забавной.
   - В переводе на современный сленг Мурзик хотел сказать следующее: нас ожидают пытки и навряд ли поверят в нашу невиновность, потому что всё уже решено заранее. Деньги, как говорится, заплачены. Народ требует хлеба и зрелищ! Хотя..., - Барсик замолчал.
   - Ну что бестия замолчал?! Говори, коль начал!
   У Кима было не очень хорошее настроение, толи его бесило наплевательское отношение Айсора ко всему, толи то что он до сих пор не разобрался в том что произошло на фрегате.
   - Мы до конца не разобрались, - продолжил за него Мурзик, - но фишка в том, что нас захватили не рядовые морячки.
   - Это и без вас мы поняли.
   - Вы выслушайте сначала. В общем тот капитане совсем простой. Он поступал не совсем так как следовало бы человеку, имеющему отношение только к флоту.
   - С этого места по подробней, - Айсор насторожился.
   - Мы вкратце рассказали вашу историю, упомянув пару фактов и опустив некоторые подробности. Мурзик украдкой посмотрел на Кима, блеснув фосфоросцентными глазами.
   - Не зря же мы слушали познавательные лекции!
   - Так что если учитывать тот факт, что нас до сих пор не вздёрнули, мы всё правильно сделали.
   - Поживём - увидим!
   Орос похоже тоже был не в духе.
   - Точнее посидим - увидим. Кому как больше нравится! А ещё они видели нашу войнушку с той серебряной гадостью. Как они там её назвали, Мурзик?
   - Я не помню, там язык сломаешь, пока выговоришь!
   - Ладно, не важно. Суть в том, что они реально заинтересованы, как нам удалось победить эту штуку.
   - Ну, эту тайну нам наверное откроит наш бравый спаситель, - Айсор сделал жест Киму, но тот упорно молчал. - Ким, ты что там спишь?
   - Нет.
   - А что тогда с тобой?
   - Со мной ничего! Что с вами чёрт возьми. Вы тут сидите и разглагольствуете на темы: как быть и что дальше делать, хотя походу всё уже решили заранее.
   - Не без этого конечно. А чего ты собственно завёлся? Если тебя что-то не устраивает, то советую тебе рассказать об этом сейчас, а то потом может стать поздно.
   - Меня всё устраивает! Всё просто великолепно, Айсор!
   - Ким! - приструнила его Мия. Кто бы мог подумать одна ночь, а речник уже возомнил себя невесть кем.
   - М-да, может это у них заразное?! Сначала у одного истерика, потом у другого припадки! Эпидемия бешенства в городе! Караул! Котам всё было нипочём и они открыто издевались.
   - Прекратите орать! У меня и так голова болит.
   Ким чуть сбавил обороты.
   - Ни фига себе! Голова у него болит! Сам орёт на всех почём зря. Может тебе прививку сделать!
   - Не надо я в порядке.
   - Ну, если в порядке, то рассказывай что с тобой такое.
   - Может, я просто устал?!
   - Мы все устали, это не оправдание. Скажи лучше, что боишься за свою жизнь! - Айсор метил точно в цент и как всегда попал.
   - Наверное, ты прав и не только за свою...
   - Неужели ты думаешь, что мы так просто сдадимся?! Ты в своём уме речник?!
   - Да!
   - А если "да", то должен понимать, что в нашем деле главное - это заинтересовать нужных людей и если верить нашим пушистым друзьям, это уже сделано. Остальное лишь вопрос времени.
   - И что нам вот так просто нужно сидеть и ждать?!
   - Да, так просто, сидеть и ждать. Другого выбора у тебя нет! Ты лучше тайну открой!
   - Какую это?
   - А у тебя их что много? Меня лично интересует одна. А именно: каким способом ты прогнал того монстра!
   - А с чего вы собственно взяли, что это сделал именно я?!
   - Ким, не начинай опять! Волну поднял ты, мы видели, так что не притворяйся и рассказывай.
   - Я не знаю...
   - Опять двадцать пять! А казалось что времена твоего незнания давно прошли! Айсор улыбнулся и потёр щёку, но которой уже виднелась отрастающая чёрная щетина.
   - Мне кажется, я его испугал. Того серебряного убийцу.
   - Не хочешь поведать как именно или чем?!
   Айсор явно что-то знал, но предоставлял сыну заводи шанс самому рассказать. Принуждение не метод, а правильно поставленный вопрос может вывести ситуацию в благое русло. Только как если с него взяли обещание молчать. Можно было попробовать наврать, что он ровным счётом ничего не помнит или про транс какой наплести, только какой транс, когда там сам свет померк, и адреналин пёр из ушей. Хотя именно на этом можно было сыграть. Ким решил сказать правду, умолчав лишь о браслете.
   - Я тогда сильно испугался. Потом это переросло в злость и вероятно выплеснулось каким-то образом наружу.
   - А дальше?
   Айсор и не думал отставать. У этого человека был секрет, который он ясно ощутил во время вспышки, но он не был связан с самим речником. Прокручивая в сознании этот момент он ощущал чужое воздействие, исходившее по видимости от какого-то предмета.
   - Это всё что я могу вам рассказать.
   - Это похоже на влияние мысли на физические процессы. Похожее на то сгибание ложек, к примеру, - Барсик пустился в какие-то сложные структуры и не удивительно, если вспомнить откуда он.
   - Но он не гнул ложку! - Мия ничего не понимала.
   - Верно, он согнул разум, ну или что там у этого метателя слизи за место мозгов. Это похоже на изменение структур, только здесь происходит замена какой-то из извилин, и агрессия этой каракатицы меняет направление на перпендикулярно противоположное. После чего ей перекрыло ширму и она склеив ласты свалила от греха подальше. Все всё поняли?!
   - Более и менее, но каким образом он этого добился?!
   - Я что доктор?! Не знаю, - Барсик был рад, что смог хоть что разъяснить, но дальше надвигалась тьма. - Как ты это сделал?! - спросил пушистый неожиданно.
   - Не знаю.
   - А что ты знаешь?! - не выдержал Мурзик. - Голова создана, что бы ей думать, а не что бы в неё ели!
   - Интересная мысль, нужно запомнить, - Орос продолжал удивляться информации, которую коты на них выплёскивали. Этим двоим было не то что море по колено. Им было всё по барабану, но что касалось их непосредственных друзей, тут они рвали и метали.
   - Это спонтанно получилось!
   - Или всё же помог кто?!
   - Айсор, там никого не было!
   Мие было странно, что горец так прикапался к Киму, неужели узнал. Позор то тогда какой.
   - Никто мне не помогал!
   - Так может ты так же и охрану этого заведения распугаешь, и мы уйдём как настоящие джентльмены, не прощаясь?! - предложил горец.
   - Нет.
   - Что нет? - переспросила девушка.
   - Не распугаю.
   Ким мучился. Взывал ко всем известным ему богам. Вот ведь попал, но почему спрашивается, он должен врать людям не раз спасавшим его жизнь. Ради кого, или лучше спросить ради чего?! Ради кого-то призрака в осколке. Оберег был сильным, но ведь дружба строится на доверии, а какое может быть доверие к человеку, которой элементарно не желает объясниться. Они были в Мёртвом Городе вместе, значит, оберег должен служить и им. Придя к таким выводам, Ким выдохнул и решился всё рассказать, но вдруг услышал голос, который уже начал забываться.
   - Ты звал меня?
   - Наверное, да, - рассеяно подумал Ким и посмотрел на остальных. Они сидели как ни в чём ни бывало. Неужели он сходит с ума.
   - Звал, - утвердительно произнёс женский голос. - Ты хочешь открыться своим друзьям, что ж это твоё право. Хочешь оберегать их пускай, но знай, эти люди несут в себе силу не меньшую, и она уже стала просыпаться.
   - Что за сила?
   - Ты узнаешь.
   - А я? Помоги с браслетом.
   - Ты сам должен узнать.
   Чувство чужого присутствия оборвалось, а Мурзик, заменив Барсика продолжал тему экстра способностей.
   - Вы тут все, как посмотрю, чем-то непонятным время от времени занимаетесь, а ещё под дуриков косите. Вон сел как птица нахохлился и молчит, как будто мы его обидели! - кивнул кот на Кима.
   - Я не обиделся, я задумался. Хочу вам кое что рассказать. И он поведал историю с зеркалом, в довершение, показав зеркальный браслет.
   - Понятно тогда, - улыбнулся Айсор. - Ангел хранитель из страны зазеркалья.
   - Так может мой сон? - вспыхнула Мия.
   - Вряд ли, но тем ни менее снежные сны и виденья не даются человеку просто так. Всему должен быть смысл, а снов стоит бояться, потому что они имеют свойство сбываться.
   - Святая вода, о чём вы? Что может быть хуже того что мы сидим тут?! - Ким кажется совершенно перестал понимать этих водяных.
   - Хуже может быть то, что сон вырвется и обретёт плоть.
   Орос продолжал свой непонятный разговор.
   - Чушь! И почему вы все молчите?
   - Как бы тебе по мягче объяснить, Кимка, - начал белый кот. - Есть обычные сны, ни к чему не обязывающие, а есть так называемые пророческие сны, в которых человек может увидеть своё будущее, ну или не только своё. Только в них не советуют заглядывать.
   - Это ещё почему?!
   - Потому что когда ты знаешь своё будущее тебе сложнее регулировать настоящее. Ты вынужден оглядываться назад в страхе не допустил ли ты ошибку. Такая жизнь становится не выносимой, человек в прямом смысле этого слова может сойти с ума.
   Барсик говорил тихо, чуть поддёргивая ушами. Падающие капли воды отсчитывали минуты их заключения. Мия сидела опустив голову.
   - Хватит страшилок, и так на душе... Киму вся эта ситуация была малоприятна.
   - Кошки скребутся?
   - Вы же вроде не скреблись?!
   - Это выражение такое.
   - Странное выражение! Просто плохо.
   - Ну, по сути так и есть. Ты же ещё не заценил, как мы скрестить умеем!
   - Вы умеете отлично менять тему разговора!
   Айсор решил сделать маленький комплимент животным.
   - Ну, это не так уж и плохо если учитывать наше с вами положение!
   - А какое у нас положение?
   - А ты как будто и не заметил?! Голодное! Нас ещё не кормили!
   Стало смешно, сначала водяные тихо хихикали, но потом это переросло в громкий смех. Так продолжалось пока в коридоре не послышались шаги. Дверь скрипнула и в неё вошли двое стражей, а затем ещё двое с каким-то котлом.
   - Ваша еда, - буркнул один из принесших как он выразился "еду".
   - А приборы? - поинтересовалась девушка.
   - Может тебе скатерть ещё принести. Ешь, чай не принцесса, - глазки побитого жизнью человека скользнули по девушке. - Хотя, вот, - он достал из кармана длинного халата ложку с погнутой ручкой и кинул в котелок.
   На этой ноте они покинули вконец опешивших людей. Одни коты казалось не растерялись.
   - М-да, не ахти у вас тут кормят! - проговорил он глядя в бурое месиво, больше напоминающее детскую отрыжку.
   - Я это есть не буду! - заявила Мия категорически.
   - Будешь! - ответил Айсор ей.
   - Ты что предлагаешь мне есть это?! - она указала на варево.
   Демонстративно зачерпнув его уродливой ложкой, она перевернула её и содержимое вернулось мягкой собачей какашкой на свою родину.
   - Да это или у тебя есть другие варианты?! Можем все дружно сейчас червяков тебе нарыть, если пробьём этот пол, - и он стукнул ногой по каменной кладке.
   - Может сначала попробуешь, вдруг не так страшно?! - Ким тоже с недоверием смотрел на трапезу. Даже у него дома в самых захудалых тавернах такого не подавали.
   - Вот и пробуй, а я откажусь.
   Взяв ложку Ким рискнул. Еда оказалась не такой отвратительной, какой была на вид. Во всяком случае это можно было есть.
   - Похоже на биомассу, - заявил кот, глядя, как речник ест вторую ложку.
   - Зато питательно наверное, - отутюжил второй. - Дай заценю!
   - Как я это сделаю? Котёл то один!
   - Ладно, ешьте, только нам оставьте!
   Понемногу к процессу принятия пищи стали подключаться все, кроме Мии разумеется. Девушка так и осталась сидеть в своём углу.
   - Мия, поела бы ты. Не так то это и страшно.
   Оросу данное произведение кулинарии отчего-то напоминало картофельно-мясную кашу, для чего-то мелко протёртую.
   - Не буду.
   - А собачатину кто-то ел, - раздался странный комментарий со стороны Мурзика.
   - Я никогда собак не ела, - возмутилась девушка.
   - Да, из волчка шашлычок хорошо пошёл, - кинул камень Барсик.
   - Это же волк!
   - А нам без разницы. Вид один, а значит и смысл тоже.
   - Я не вижу смысла в том что бы есть отходы!
   - Мия, если ты не прекратишь упрямиться, я ведь могу и заставить! - решил пригрозить Айсор. - А тогда это не только будет у тебя в желудке, но и на твоей одежде и лице.
   - Это ещё почему?
   - Ну, ты же явно не захочешь есть. Будешь дёргаться. Я разнервничаюсь. Ложка выпадет и всё размажется.
   Говорил он медленно, и с каждым словом приходило осознание того, что лучше было бы поесть самой. Иначе её действительно накормят.
   Поев, все отвалились. Коты вылизывали котелок уже итак начавший блестеть изнутри. Так проходили их дни заключения, которых насчитывалось уже три.
  
   Айсор не терял времени даром. Сидение за решёткой не доставляло ему особого удовольствия, так что он пытался по максимуму использовать передышку и развивал вновь обретенные способности. В этом, как ни странно, помогло общение с Летучим. Фрегат способствовал нужной концентрации мысли и формировании приказов, так что мало-помалу что-то уже получалось. Главным здесь было расслабиться, всё остальное курировалось самостоятельно. Процесс запускался, и Айсору оставалось лишь в нужных местах ставить блоки, что бы самому не попасться. Сознание оказалось штукой серьёзной и заблудиться в потёмках собственной же черепно-мозговой коробки не хотелось.
   Осмотрев все течения своего организма, горец пришёл к выводу, что доработать кое что всё же стоит. Например, разобравшись с током энергий, он понял что прежнюю зависимость и привязку к собственному Дому можно искоренить. Отметив заняться этим, после того, как выберется, а это непременно произойдёт, он приступил к следующей фазе. Область сна.
   Все прекрасно знают, что мозг обычного человека во время сна активизирует участки, которые не используются во время бодрствования. В это самое время сигналы принимаются с особой чёткостью и не расплываются, но они гаснут и мы не можем контролировать пространство вокруг. Это показалось ему нечестным и он решил исправить ошибку природы.
   Контроль и уравновешенье структур, похожее на подвешенное состояние невесомости и парения в воздухе. Связывание узелков и распределение по цветам соединений. Работа была не из лёгких. Он сам с трудом понимал, что делает, действуя по наитию, а может прибор древних тут постарался.
   Человек, рожденный стихийно, превращал себя в машину. Слаженную, проработанную и отрегулированную. Мир сновидений для кого-то пугающий превращался в руках сына талой воды в пишущее устройство с собственной защитой и дополнительным входом и выходом. Сон бывший тайной и незаменимой частью жизни водяных, для Айсора стал перевалочным пунктом, который позволял вершить мифические заклинания и высвобождать потоки энергий. Тело давало такой ресурс, о котором он даже не подозревал.
   Он менял себя с упёртостью ньялы планомерно проходя все уровни. Вдох, меняется поток и кровь начинает циркулировать быстрее. Выдох, и процесс вновь замедляется. Решив, что сеанс прошёл достаточно удачно он разбудил себя.
  
   В камере шла подтасовка. Обсуждалась возможность побега и её реализация. Гвал конечно был не сильный, но, то, как при этом выглядели люди, говорило о многом. Заметив, что Айсор, наконец, проснулся, они ещё больше оживились, ещё бы теперь-то можно во всё горло покричать. Никто шею сгоряча, да по сонной лавочке не намылит.
   - О, проснулся! Хорошо ли тебе спиться добрый молодец?! - Мурзик как всегда был в ударе.
   - Неплохо, хотя могло быть и лучше, - ответил горец с любопытством посматривая на остальных, то что ему сейчас скажут он итак знал.
   - А если лучше, так давай думать, как отсюда свалить! Кроме того что нам сюда эту отраву приносят ничего не происходит. Видеть её больше не могу! Мяса хочу! Мяса! - кот просто выл.
   - И что же лично я могу для тебя сделать?!
   - Да хотя бы дать по башке этим тупым стражникам, и драть отсюда когти.
   - А что дальше?! - Айсора этот разговор мягко говоря забавлял.
   - Дальше, бежать.
   Ким сидел понурый, но решительности к побегу в нём от этого не убавилось.
   - А потом?
   - А потом... Ты же сам говорил, что проблемы нужно решать по мере их поступления, - выкрутился речник.
   У парня память отменная нечего сказать, но очередная сумасбродная идея была ой как не кстати. Нужно было срочно издать опровержение, а то наделают ещё дел потом во век не разгребёшь. Да и Орос что-то молчит, неужели он тоже за.
   - Говорил, но отсутствие плана в таком деле ни к чему не приведёт. Нас заколют, прежде чем мы откроем рот!
   - Не заколют, если этот рот открыть при владетеле, - девушка кажется нашла ответ на это утверждение сына талой воды.
   - Там тем более. Владетель Водопадов суров, как никто другой. Я говорю, нет!
   - Но почему?
   - Потому, что нет, это нет, Мия!
   - Айсор, а ведь своя правда в этом есть, - Орос решил вставить слово. - Владетель имеет власть, а власть это в первую очередь осведомлённость. Спрятать нас могли, но "Голландец" - вряд ли. Игнорировать такое невозможно. Будь любой на его месте...
   - На его месте не любой, - Айсор прервал речь война. - Ты всё правильно рассудил, но не думаю, что они решили ограничится чем-то банальным в виде медленного убийства нас этой кашей.
   - Она отравлена? - Мия смотрела на пустой котелок так, словно в неё была ядовитая змея.
   - Каша в норме, принцесса, а то что ждать нам осталось совсем немного это да.
   Тут в двери что-то заскрежетало. Свою порцию еды на сегодня они уже получили, так что скорей всего это были те, кого они так долго ждали. За ними пришли.
  
   Уже прошло полторы недели, как Сезур был дома, но ситуация также оставалась неразрешённой. Он ходил из одного угла комнаты в другой в надежде получить ответы на свои вопросы, но у него мало что получалось. Нужно было дождаться гонца. Он послал за ним ещё в день, когда они были в море, как только услышал все эти имена: Айсор, Мия, Орос, только имя Ким оставалось для него загадкой. Плюс эти смешные зверьки, со странными кличками: Барсик, Мурзик.
   Не может быть что после стольких лет эти люди нашлись, причём при таких странных обстоятельствах. Фрегат, серебрикус, всё странно, очень странно и как нельзя вовремя. Если они действительно те, в чём сын Водопада уже практически не сомневался, то некоторые их проблемы, о которых не желает слышать его упрямый отец могут автоматически сойти на нет.
   В дверь легонько постучали, и вошёл глашатай, который сообщил, что гонец по приказу вышеназванного принца прибыл и будет с минуту на минуту в покоях. Затем удалился, а уже через минуту в комнату вошёл тот, кого Сезур так ждал все эти дни.
   Длинный плащ-дождевик, высокие сапоги, неприметная рубаха, одеяние моряка, каких раньше бродило бесчисленное количество в Хрустальном море, но всё же гостя выдавали его аристократические черты. Правильные черты лица, тёмные умные глаза, ровно остриженные волосы и бакенбарды, чуть присыпанные мукой, холёные руки и конечно же осанка, несвойственная людям данной профессии. Было видно что этот человек никогда не сидел ссутулившись над сетью при тусклом свете лампады и уж тем более не перебирал колючую морскую рыбу. Поэтому совершенно непонятно для чего ему понадобился этот нелепый наряд.
   - Здравствуй, Сезур, - проговорил он густым басистым голосом и крепко пожал руку водяному.
   - Здравствуй, Мессур, рад тебя видеть. Как добрался?
   - Спасибо, сносно.
   - Как дела дома?
   - Попеременно, но я думаю, что ты пригласил меня не потому что решил узнать как у меня дела или потому что соскучился. Говори, что произошло и к чему вся эта спешка?!
   - Ты как всегда прав, но думаю, что тебе стоит присесть, разговор предстоит долгий, а потом мне бы хотелось тебе кое-что показать.
   - Ну, если долгий, тогда ты не мог бы распорядиться что бы принесли что-нибудь съестное, а то я сегодня еще ничего не ел.
   - Уже сделано.
   - Что ж тогда я жду.
   Сезур говорил, Мессур слушал, не перебивая, когда же он закончил свою историю прибывший инкогнито посланник Чистого Ключа спросил:
   - Что же ты хочешь от меня?
   - Я хочу, что бы ты взглянул на них.
   - Зачем? Я понимаю что сейчас это бы лишь укрепило связи наших Домов, но процент того что это действительно они ничтожен!
   - Тебе же это всё равно ничего не стоит! Тем более ты уже проделал такой путь. Я прошу тебя ни как принц и представитель Серебряного Водопада, а как друг друга.
   - Что ж, твоя, правда. Где твои, лягушатки спрятаны говоришь?! Пойдем, что ли посмотрим, а то ведь ты меня иначе в покое не оставишь.
   - Нет.
   Сезур улыбался, он добился именно того чего и хотел. Мессур - второй главный советник владетеля земель лежащих по другую сторону Хрустального моря, человек чести и долга. Водяной, знавший Мию с пелёнок, и просто обязанный жизнью Сезуру друг. Теперь он шёл тайными переходами, что подтвердить или опровергнуть мучавшие сына водопада мысли.
  
   Лестницы и переходы тянулись невозможно долго, редкие факелы высвечивали зеленовато-желтоватый мох на стенах. Тянуло сыростью склепа и сладостью разлагающейся плоти. Мессур уж было хотел отправится назад, что бы насладится всеми благами официального приёма, когда Сезур сообщил, что они пришли.
   Тяжёлая дверь открылась, в камере было темно, до этого слышавшиеся там голоса стихли, и висело тягучее молчанье, лишь чьи-то зелёные глаза блеснули в левом углу. По рассказам младшего наследника он знал о подобных свойствах странных говорящих умников, но не думал, что почувствовать на себе их взгляд будет так неприятно.
   - Ну, что вы так и будете тупо стоять и пялиться. Жрать то хоть принесли? Раздался голос под ногами, что заставило посланника чуть отпрянуть. Звери были тихи, как смерть, кто знает какие ещё секреты они скрывают. - Чего дёргаешься, я тебя есть не собираюсь, хотя наверное уже стоило бы.
   - Вы всё равно отсюда не выберетесь без нашей помощи, - Сезур решил начать разговор и сняв факел со стены зашёл в камеру.
   - Не боишься, что мы сбежим, капитан? - спросил прислонившись к стене темноволосый человек.
   - Рад что ты узнал меня, и нет, я не боюсь. Видите ли. Это не обычное подземелье. Это система лабиринтов, из которых выход знают всего пару человек.
   Сезур нужно сказать, оказался не так прост, как думал изначально советник, видимо именно поэтому на него и возлагала все свои надежды Аркоболена.
   - А каннибалов тут случаем не водится?
   - Что?
   - Ничего, это я так. Теперь просто понятно, почему тут нет проводки и не налажено обслуживание в номер! Требуем администратора и жалобную книгу!!
   Мессур был в шоке. Столь нахальных пленников и вводящих в ступр речей он уже давно не слышал.
   - Кстати, если вы не принесли еды, чего вообще припёрлись, вам что заняться больше нечем?
   - Ладно, вам издеваться. С нами кажется знакомится пришли. Что ж новые знакомые никогда не помешают, хотя... отчего же новые, вполне приличные старые, правда Мессур?!
   Айсор был доволен, что сумел вызвать в лице посла удивление.
   - Откуда ты знаешь меня?
   - Ха-ха, и не только я один.
   Его голос казался очень знакомым, насмешливый и властный одновременно. Этот голос несомненно принадлежал человеку, который никогда не отступал от трудностей. Это было словно наваждение, а потом он увидел её. Призрачное лицо в обрамлении светлых прядей волос, зелёные глаза, отражающие свет факелов и от того придающие образу ещё большую дьявольщность. Мессур молчал, возможно, это была злая шутка Закора, но на неё никогда не пошёл бы Сезур.
   - Это я Мия, Мессур. Правда.
   Девушка встала и чуть поклонилась.
   - Мия, принцесса Мия?!
   Приглядываясь к безупречному сходству, проговорил посетитель.
   - Это что её дед?
   - Хм, не похоже, моложавый слишком.
   Коты отличались редкостной болтливостью и любопытством.
   - Это Мессур, советник владетеля Дома Чистого Ключа, моё почтение уважаемый.
   И человек, прежде сидевший у стены встал, и чинно наклонил голову.
   - Но если ты Мия...
   Девушка в подтверждение словам лишь слегка улыбнулась.
   - То ты... Айсор?!
   - Безусловно, свидетель, - горец широко улыбался.
   - Тогда...
   - Орос, почтенный. Молчун тоже встал со своего нагретого места.
   - А он?
   - Ким, мой ученик.
   - Никогда не слышал, но это и не важно. Теперь я требую доказательств.
   - Каких именно? Я думал, что ты сам сможешь узнать этих людей. - Сезур был удивлён.
   - С момента исчезновения прошло слишком много лет! Некоторые моменты стираются из памяти, а я хочу быть полностью уверен.
   - Лет? Нас не было от силы полгода, год. Мие показалось, что она ослышалась.
   - Год? Ты ошибаешься, вас не было пять лет.
   - Это не возможно. Я требую объяснений!
   Мия начинала кипеть.
   - Я тоже, и я жду.
   - Ты их получишь, но потом ты ответишь на все мои вопросы.
   Она содрала с плеча блузку, обнажив плечо, Айсор в свою очередь сделал тоже самое, а затем послышался лёгкий ветерок, гонящий весеннюю волну и их руки вспыхнули странным узором.
   Переплетения линий были настолько мудрёными, что им бы позавидовала самая непроходимая чаща. Спирали мохнатых гусениц выныривали из тугих узлов, образуя сложные фигуры. У каждого из стоящих людей они были своими, но по мере сближения линии сглаживались, сливаясь воедино дивным бутоном стреловидного мака, внутри которого играли синие и зелёные светлячки.
   Ким смотрел на всю иллюминацию с восторгом и чувством явной угрозы. Айсор и Мия были связаны, это была не простая шаловливая татуировка, это было нечто большее. Живое существо, дающее силу, пока что неиспользованную никем из них. Сияние погасло, девушка побледнела и стала оседать на пол. Ким было дёрнулся в попытке подхватить её, но ему помешал Молчун, жестом указавший что этого лучше не делать. Принцесса оказалась в сильных руках Айсора.
   - Дети мои, вы не представляете, как я счастлив и как будут счастливы ваши родители. А теперь предлагаю оставить это унылое место, не подобает молодой чете находится в столь... ужасных условиях. Надеюсь, Сезур, ты помнишь путь наверх?
   - Конечно, - последовал односложный ответ, сменившийся самодовольной улыбкой.
   - Чета? Ким был ошеломлён. Он хотел спросить ещё что-то но почувствовав давление Ороса на своей руке, предпочёл подождать. Сначала нужно выбраться из этих подземелий.
  
   Столица Серебряного Водопада - Серебряное Веретено узорчатой сетью покрывало высокие, словно тянущиеся к солнцу холмы. Их освободили из заключения, но чувство того, что они по-прежнему находятся под жёстким контролем, ни на секунду не покидало Айсора. Более того он был полностью в этом уверен. Владетель Закор не потерпел бы на своих землях равноправия пришельцев, пускай они и были высшего сословия. Тем ни менее они имели полное право на передвижения по плату, а так же доступ к архивам, правда, пришлось предоставить фрегат для исследований, но тот обещал молчать и не мешать "суфлёрам". Хотя в принципе можно было этого и не делать, но это вызвало бы лишние подозрения, так что пришлось смириться. Волноваться тоже не следовало так, как фрегат умел выстраивать защитные барьеры. Что касается общей обстановки об этом их в общих чертах уже просветил Мессур. Благодаря послу сын талой воды узнал многое, и это не могло порадовать его, ведь это всё усложняло.
   Пока их не было началась война. Поначалу скрытая, но год за годом принимающая всё большие и большие обороты. Опасения верховных Домов сбылись, тёмный юг поднимался из заточивших его трясин, а изголодавшиеся по чистой воде водяные были готовы на всё лишь бы досадить чистым.
   Первое нападение случилось ранней весной, когда исчезли Мия и Айсор. Облака, подчиняясь, времени года, стояли ещё не слишком высоко, когда стали пропадать караваны, снаряженные от Дома Морской Пены. Дальше больше, вооружённые стычки, смерти, аварийное положение и, наконец, объявление войны. Такого они ещё не знали. Теперь исчезновение молодой семьи будущих владетелей не вызывало никаких подозрений. Виновники были найдены. Время шло, но мятежники не выказывали даже намёка на переговоры. Дома пришли к выводу, что они мертвы и погоревав отпущенный срок похоронили детей, оставив за собой право отомстить.
   Нынешняя ситуация была следующая: Хрустальное море превратилось в смертоносный Колизей, заполонённый рыскающими по нему акулами противника. Серебряный водопад стоял лишь благодаря своему особому положению плата, но находчивость и выдумка бунтующих поражали. Именно поэтому Чистые Ключи и перекрыли Ус Моря, заботясь о своей безопасности. Изначальный план по попаданию домой пришлось исключить, море чудило, а леса, прилегающие к территории, были непроходимыми, вдобавок усиленными особыми ядами. Единственным возможным вариантом было побережье, которое хоть и наводняли отряды повстанцев, но всё же возможность скрыться была больше, чем на открытом водном пространстве. Морская Пена не давала о себе знать уже несколько месяцев. Последнее, пришедшее от них сообщение, говорило о плачевном состоянии на юго-западном фронте и о возможной эвакуации, поэтому вся надежда была на Малые Горы.
   Чудесное воскрешение рисовало свои перспективы, а пребывание в Обители Фолины лишь подкрепляло столь долгое отсутствие. Пять лет вытекли, словно вода не оставив даже намёка на разгадку. Конечно, существовала гипотеза, выдвинутая котами о неких замкнувшихся пространственно временных рамках. Вроде как время в Мёртвом Городе течёт по-другому, что в принципе не было лишено смысла и объясняло факт существования Барсика с Мурзиком ведущих свои истоки из Эпохи Водолея. Выходит те дни, которые они провели в городе, стёрли пять лет жизни в нормальном мире. От мысли, что было бы, решив они задержаться чуть подольше, становилось слегка холодновато.
   Рабы посмели оскалить зубы на хозяев, неслыханно, хотя вполне логично. Данные мысли продолжали крутится в голове горца, когда голос Мии вдруг одёрнул его.
   - Айсор, ты бы хоть сделал вид, что тебе это всё не безразлично!
   - Не безразлично что?! - поднял глаза сын талой воды.
   - Наша прогулка. В этом городе собранно великое множество новшеств, которые будут вполне уместны для наших Домов. А архитектура и вовсе достойна высших похвал.
   Айсор покосился на принцессу, но промолчал. Ей захотелось прогуляться, и он как достойный муж был просто вынужден сопровождать жену, благо время до совета было. Единственным минусом было сопровождение, которым их нагрузили, и которое не заставив себя долго ждать открыло рот.
   - Уважаемая, Мия, смею заметить, что серьезность уважаемого Айсора говорит о ещё большей оценке наших зодчих, нежели о ярких восклицаньях коими смеют бросаться обычные приезжие.
   Вот и первые петушки вещающие о том, что они далеко не в лесу и тычущие в лицо своей неповторимостью, а это значит нужно подготовить побольше высокопарных слов, что бы заткнуть этого выскочку. Заодно и тренировка перед советом будет.
   - Вы правы, уважаемый, но позвольте вам напомнить, что нас привело к вам отнюдь не праздное любопытство. А некое стечение обстоятельств. О коем, пожалуй, не будем упоминать вслух, - видя, как ставленник кивнул, поглядывая на толпу горожан, Айсор продолжил. - К тому же то место, из которого мы прибыли может приструнить любого, даже самого пресыщенного человека, коим являюсь я. Хотя вне всякого сомненья ваши архитекторы находчивы.
   После данной фразы человечек видимо понял, что не сможет добиться требуемой реакции, и попытался исправить положение.
   - Я ни коем образом не хотел обидеть ни вашу супругу, ни вас. Поэтому позвольте загладить мою вину и показать вам наш прекрасный храм.
   - Отчего же и нет, любезный?! Мия, ты не против?
   - Напротив, Айсор, - последовал короткий ответ, подкрепленный улыбкой. Видимо ей тоже в тягость было данное присутствие. Впрочем, это не помешало им отправиться за водопадом.
   Храм действительно порадовал. Большое белое округлое здание, сочетающее в себе воздушность и лёгкость так присущую Дому Серебряного водопада и толику древней массивности, оставленной в дань традициям. Огромные храмовые ступени смотрелись более чем угрожающе перед тонкостенным зданием. Это создавало ощущение преклонения и силы и видимо именно на это давили местные слуги богов. Создать подобное сочетание, при этом не испортив общей картинки стоило многих усилий, и ещё больших пожертвований, которыми как видно не брезговал владетель.
   - Не желаете ли осмотреть храм внутри? - поинтересовался с хитрой улыбкой сопровождающий, как видно здание скрывало в себе ещё больший секрет, но его до поры до времени придерживали.
   - Мия? - поинтересовался Айсор.
   - Да, конечно.
   - Тогда милости просим, - улыбка этого человека стала ещё шире и зайдя в храм водяные поняли почему.
   Это был не совсем тот храм, коим обычно представляют подобные сооружения. Здесь не было ни алтарей, ни расписных стен с изукрашенными вензелями. Да и к чему всё это если при стоящей здесь влажности любая краска попросту потечёт. Это был храм вод.
   По вырезанным в стенах канавкам бежала вода, где-то её было больше где-то меньше. Где-то она подобно горным ручейкам бежала по запутанным прозрачным лабиринтам, а где-то ниспадала бесшумными водопадами, но даже не это было фантастично. Храм представлял собой собрание купален, в которых плескалась разная по структуре и консистенции вода. Сверху она подсвечивалась сферами, в которых во всё той же воде произрастали святящиеся цветы. В зависимости от структуры самого питания, принимающие разные формы и оттенки. Витающие вокруг испарения создавали лёгкую дымку, в которой особенно выгодно распространялся данный свет.
   - Здесь собранна вся живительная вода. Любой, кто окажется оторванным от Дома может обратиться за помощью и жрецы никогда не откажут, - данный комментарий был понятен, да и осмотр на этом можно было считать оконченным, поэтому Айсор направился к выходу, слава Великим Горам подобной нужды ни у него ни у Мии не было. Но как видно он ошибся, она и не думала прощаться с храмом.
   - Мия, ты идёшь?
   - Айсор, мне бы хотелось чуть задержаться и найти свой источник.
   - О, я могу вас проводить до туда, госпожа, - смиренно проговорил, появившийся из взвеси и дымки человек в ризе.
   - Мия, я бы и сам хотел осмотреть данное место, но к сожалению у нас больше нет времени.
   - О, уверяю вас, это не займёт много времени. Тем более что источник Чистых Ключей и Талой Воды находятся рядом.
   Это уже становилось интересным. Жрец распознал в них их начала, что же будет дальше.
   - Не беспокойтесь, - словно прочитав мысли Айсора, сказал человек. - Я именно поэтому и поставлен в этот храм служителем, что бы разбираться кто именно передо мной стоит и что именно ему нужно. Порой люди и сами не подозревают то, что несмотря на их изначальное клеймо их предназначение и суть совершенно иная и требуют от источников невозможного.
   - А мы то есть не такие? - задал вопрос горец, которого несмотря на нехватку времени всё же заинтересовал данный субъект. Слишком уж он отличался от других жрецов, отъевшихся на барышах прихожан.
   - Вы такие какие вы есть, - уклончиво ответил жрец и повёл к купальням.
   Как ни странно они оказались совершенно непримечательными, даже кант вокруг водяных блюдец был не столь изысканным.
   - О, я вижу вы удивлены. Не хмурьтесь, украшений нет так как они не нужны. Взгляните лучше на цветы.
   Сначала Айсор ничего не понял. Колба была словно заполнена густой ряской и в первое мгновение вызвала лишь отрицательные эмоции, но по мере того, как он вглядывался, на поверхность выступал огромный белоснежный лотос. Плотные мясистые лепестки практически не издавали сияния, но жёлтая сердцевина светилась так, словно там поселилось маленькое солнце. Цветок был олицетворением чистоты и небесной красоты, к нему хотелось прикоснуться, но ни для того что бы сорвать, а для того что бы ощутить на себе его тепло. Айсор ясно чувствовал, как забилось сердце Мии в этот момент. Она горела также как и растение, струйки воды в колбе заиграли весёлыми пузырьками, отозвавшись на зов, а горец перевёл взгляд на сопровождающего, тот оставался беспристрастен.
   - Спасибо вам, - сказала Мия, поцеловав руку жрецу.
   - Это самое малое, что я могу сделать для вас, госпожа. Берегите себя и мужа, он силён, но и он нуждается в помощи, - последние слова были настолько тихи, что никто кроме неё их не услышал.
   Они откланивались и направились к выходу. Больше их ничто не задерживало.
   - Кто это был? - спросила Мия у водопада.
   - Хранитель и настоятель храма.
   - Но ведь они не общаются с посетителями, - удивилась девушка.
   - Так и есть, и я сам удивлён этому, - ответил человек, неустанно следующий за спешащими к дворцу владетеля людьми.
   Совет Тины не следовало заставлять ждать и люди ускорили свои темпы. Лишняя информация не была лишней, а в данной ситуации ей и вовсе цены не было. Сегодня должны были проясниться вопросы, о которых, говорилось вот уже как целую неделю, к тому же должен был быть подготовлен финальный отчёт по фрегату.
   Место, в котором должен был проходить совет, каждый раз назначалось новое. Это делалось главным образом для того что бы члены собрания не имели свойств опаздывать, а так же что бы обстановка не надоедала. В этот раз его решено было расположить в довольно маленькой, но уютной зале, без излишеств, но не лишённой от этого своего шарма и притягательности. Цвет морской волны с вписанными в неё символами водопада и неизменные водные пузырики, как нельзя лучше оживляющие стены. Благо в отличие от храма здесь предпочли ограничиться искусством художника.
   - На сём предлагаю считать высший верховный совет отрытым. Приглашённых прошу сесть, - провозгласил ведущий после короткой вступительной речи.
   Сев Айсор заметил, что казавшиеся столь мягкими кресла на самом деле не что иное, как коварный обман зренья. Впрочем, не только он обманулся, рядом очень мило заёрзали, стараясь найти хоть одну приемлемую для соприкосновения точку на твёрдом, как скала кресле. Отметив, что ни только одной девушке и ему не уютно сидеть на столь благосклонной к пятой точке поверхности, Айсор мысленно ухмыльнулся, взглянув на владетеля. Лицо его не выражало эмоций и лишь глаза чуть заметно поблёскивали, радуясь каверзе, что ж на то он и владетель, что бы на собственном совете чувствовать себя уверено. Остальные же должны испытывать лишь неудобство, и это после того, как их туда пригласили.
   Кроме него, Мии и Мессура, здесь присутствовал Сезур - капитан корабля, который так ловко упёк их почти на две недели в камеру, впрочем оказавшийся младшим сыном владетеля и хорошим человеком, как о нём отзывались по всему плату. Старший сын владетеля Пелор, угадывающий в себе отличия первого брака, менее удачного, чем второй, о чём можно было судить, лишь взглянув на двух братьев. Мать Сезура внесла огромную лепту в облик сына, а саму её по праву считали самой красивой женщиной, правда владетель Закор существенно подпортил гены. Присутствовали так же военный советник, счетовод, главный стратег, управляющий разведкой, секретарь, ведущий и конечно же сам владетель. Ороса и Кима пригласить никто даже и не подумал.
   - На повестку дня выдвинуты следующие вопросы: сложившаяся ситуация на данный момент вокруг плата, прояснение ситуации и возможные альтернативы Мёртвого Города.
   После этих слов Айсор чуть не задавился, ишь как губу раскатали, но ничего у них не выйдет, пусть только попробуют.
   - Если у кого-нибудь есть пожелания, касательно тем для обсуждения, предлагаю выдвинуть их сейчас, ибо в дальнейшем такой возможности не будет. Что ж, если ни у кого нет ничего против, пожалуй, начнём. Слово предоставляется военному советнику Пелору.
   Интересный поворот старший сын Закора и советник тёски. Странно, что кто-то до сих пор сидит на своём месте без прошения о смене имени. В Доме Талой Воды такие совпадения не допустимы. Более того человек с дублирующимся именем властителей не может занять столь высокий пост.
   - Спасибо, - прогудел советник и начал подготовленный заблаговременно отчёт.
   Ничего нового впрочем, он не сказал. Всё было в точности так, как описал Мессур. Единственным дополнением было то, что в последние недели данная активность малость уменьшилась, на лицо было затишье. Его слова подтвердил Сезур занимающийся флотилией. Ситуация на море вырисовывала картину штиля, который обычно стоит перед бурей. Если корабли неприятеля и попадались судам Серебряного Водопада, то они либо вставали на другой курс, либо бросали якорь, показывая тем самым свою непричастность к происходящим событиям. Своё беспокойство выразил так же управляющий разведкой, который подчеркнул то, что данные изменения впервые имеют место с начала войн. Разумеется речь не шла об осадах и столкновении армад, но факты говорили сами за себя, за прошедшее время Дому был нанесён существенный урон.
   Тут в свои полноценные права вступил счетовод, который обложившись кучей бумаг, стал перечислять уйму чисел, сводок, прогнозов, тенденций и статистических данных. Казалось что это никогда не кончится и что между этим и креслом, последнее безусловно является меньшим злом. Айсор сидел в позе самосохранения уже битый час, смотря в стол, на котором перед ним росла стопка распространяемых советниками бумаг. Данное действо было хуже всякой пытки, хотя, наверное, на это и рассчитывали. Для начала как следует извести, а потом приглашённые сами всё выложат, лишь бы побыстрей убраться из треклятой аудитории.
   Тем ни менее отпив из бокала, любезно предоставленного нектара, он всё же решил подвести итог и прекратить экзекуцию числами.
   - На этом я заканчиваю, но напоследок хотелось бы выделить пару положительных моментов.
   Кажется, эти измывательства достали не только присутствующих, но и самого Закора, потому что облегчение просто лезло-таки на лицо.
   - Во-первых, несмотря на затраты флот Серебряного Водопада окупаем. Во-вторых, ввиду сложившихся обстоятельств допускается организация совместного плаванья по переправке через Хрустальное Море особ высших эпостасий, с условием поддержки военного флота и должной предварительной разведки, о коей я информировал ранее. На данном имею честь откланяться.
   Слава великим водам ты заткнулся, чуть было не высказал свою мысль Айсор.
   - Что ж, господа, думаю на этой ноте стоит завершить первую часть нашего собранья.
   Закор, как всегда был предельно внимателен, насколько может быть крокодил. Первая часть! Айсор улыбнулся, коснувшись руки Мии.
   - Объявляется часовой перерыв. Уполномочен сообщить, что в соседней зале накрыт стол, где имеется возможность перекусить, - заявил как бы между прочим ведущий.
   - Не беспокойтесь, дальше легче будет, - подмигнул Сезур, грызя какой-то фрукт.
   - Беспокойство?! Проявления такого рода эмоций я не припоминаю, - ответил сын талой воды.
   - Айсор, мне жаль, что наше знакомство развернулось подобным образом. Но причина теперь известна, так что предлагаю заключить мир. Тем более что я не принадлежу тому кругу людей, к которым ты меня причисляешь.
   - И к какому же кругу ты принадлежишь?
   - К своему, - совершенно беззлобно улыбнулся Сезур. - К тому же всё это собрание, по правде сказать, надоело не только вам. Счетовод Замар порой очень уж увлекается своими числами и остановить его не в силах никто. Вы лучше выпейте и вот этих фруктов попробуйте, это снимет напряжение в спине, - посоветовал водопад и удалился предоставив окончательный выбор приглашённым.
   - Что думаешь? - спросил у Мессура Айсор.
   - Тебе правда нужно моё мнение или подтверждение?! - переспросил посол.
   - Подтверждение.
   - Тогда я скажу, что Сезур - это человек, который стоит многого и если и вести с кем-то дружбу то только с ним.
   - Дружбу?
   - Именно. Более надёжного и верного союзника и друга тебе не сыскать.
   - Это похоже на обработку, - усмехнулся горец.
   - Но заметь только похоже, но нее является ей. Хотя ты и сам об этом знаешь.
   - Знаю, - согласился он.
   Сезур действительно сочетал в себе стороны того многогранника, с которым можно было сосуществовать, но при этом он не был слепышом, как его старший брат, который за время всего совета не проронил ни слова. Сезур имел свойство держать дистанцию, но не терял чувства достоинства и уважения к себе. Стало быть друг.
   - Вторая часть собрания открыта. Прошу всех сесть. В рассмотрении заседания находится вопрос Мёртвого Города. Слово предоставляется Айсору из Дома Талой Воды.
   - Уважаемая коллегия, я не буду углубляться в долгие повествования о тяготах данного похода, а так же опасностях, которые гораздо крупнее нежели выгоды. Касательно самого Мёртвого Города могу сказать следующее. Он действительно мёртв. Мёртвый Город - это ни что иное, как скопище камней, раздробленных временем. Эти руины не представляют никаких возможностей, кроме как места для увеселения ящериц-каменок.
   - Но позвольте, - перебил его военный советник.
   - Прошу.
   Айсор был открыт для всех вопросов.
   - Как тогда вы объясните столь долгое отсутствие и наличие столь превосходного корабля?!
   - Что ж я готов дать вам, достопочтимый Пелор, ответ на этот вопрос, более того я и сам был намерен поднять его с той лишь разницей что сделал бы это чуть позже. Столь долгое отсутствие это отнюдь не наша вина, а возможное действие города, волшебства или артефакта. Это установить не возможно, по причине нашей неосведомлённости. К тому же Барсик и Мурзик - коты, с которыми мы прибыли так же не могут дать точное определение этому феномену. Касательно фрегата хочется отметить то, что алхимия данного судна находится на столь высоком уровне, что разобраться в получившихся процессах зачаровывания попросту не возможно. Впрочем, исследовательская комиссия, всё же пришла к определённым выводам. У меня на руках имеется документ о результатах исследования.
   - Что ж мы с удовольствием послушаем, конкретика никогда не была лишней, - кивнул Закор
   Вот жук, конкретику ему подавай. А не будет. Сын гор даже притормозил изучение алхимических записей, что бы не вызвать ненужного интереса, а ведь как этого хотелось. Ладно, всё равно ничего существенного в этих писюльках нет и он начал свою речь.
   - Рассматриваемый объект, а именно фрегат был выверен в следующих направлениях: преобразование, как ритуальное так и физическое, что включало в себя влияние алхимических растворов на существо предмета в трансмутантном состоянии и влиянии определённых магистерий на данный процесс.
   Тут Айсор помолчал, мысленно порадуясь тому, что никто кроме него ещё не владел данной информацией и выдал.
   - К великому сожалению, данные опыты не увенчались успехом, подчинение данных структур невозможно известными нам способами, а преобразовавшееся вещество не откликается и закрыто от внешних раздражителей. Комиссия пришла к выводу, что это есть не что иное, как одна большая блокирующая установка, наделённая двоичным свойством поглощателя и отражателя одновременно.
   - То есть данный корабль представляет собой один объект. Я правильно понял?!
   - Да. Все его части неразрывно связанны и не подлежал удалению.
   - Интересно. И что же может этот плавающий блок?
   - По сути, он ничем существенным не отличается от наших современных кораблей. Единственным отличием служит его возраст. Конечно если бы в наличие этого судна отыскались какие-либо учётные записи, то это безусловно могло бы пролить свет.
   - Это было бы ещё большим волшебством.
   Закор, как видно решил пошутить.
   - Вы правы, владетель. Нам итак неимоверным образом повезло. Сей фрегат поистине бесценен.
   - Дома Талой Воды и Чистого Ключа всегда отличались силой и умом, что в очередной раз было доказано данным походом.
   - Ваша похвала лестна.
   - Впрочем, как и то, что вы позволяете нам дотронуться до крупиц знания, - владетель был учтив, знает ведь, что одно неверное слово и ему грозит расправа. - Смеюсь поинтересоваться, как долго вы намерены оставаться нашими гостями?!
   Конечно, от этого же зависело то, как долго корабль ещё будет стоять на приколе. А в том что он им был нужен было несомненно. Остальное же их мало заботило, и то что так называемая комиссия ничего не нарыла ещё ничего не значило. Владетелю хватило бы только быстроходности парусника, что бы придявить претензии, а дальше остальные бы думали куда и что там отражается. Одно слово - учёный бред, а они ещё те фанатики. Дай им волю так они на части разберут и в муку измелят, лишь бы узнать чего там намутили древние.
   - Думаю не более недели. Этого срока вполне должно хватить для сборов, к тому же мы не хотим обременять хозяев своим присутствием.
   - Вы ни в коей мере не обременяете нас. Принимать столь высоких гостей это честь.
   Сынок Закора Пелор наконец решился заговорить.
   - Мы ценим вашу отзывчивость, но обстоятельства не позволяют нам наслаждаться красотой здешних мест, когда наши Дома носят траур.
   Мия выкрутилась из расставленных сетей.
   - Что ж не имеем права вас задерживать, но и отпустить просто так тоже не можем. Люди должны знать о милосердности богов и столь знаменавательном событии. Вы же не откажетесь присутствовать на бале-маскараде в вашу честь?! - заявил Пелор.
   - Мы польщены и отказ был бы оскорблением, - ответила девушка.
   На этом собрание закончилось и все повставав с булыжных кресел молча разошлись. Айсор с Мией направились к себе.
  
   Завалившись на кровать, горец издал вздох облегчения и потянулся. Так просто лежать и ничего не делать было гораздо лучше, нежели сидеть в неудобном кресле и слушать местную власть. Для пущего облегчения он развязал платок на горле и стянув с себя камзол напустил состояние сна. Сразу стало легче. Состояние дарило необходимое расслабление, и можно было разогнать застоявшуюся кровь. Прекрасное приобретение нужно сказать.
   - Айсор, ты что спишь?
   - Нет.
   Пришлось открыть глаза, потому что чётко над ним нарисовалась Мия. Её лицо было очень близко, а тепло и запах тела побуждал к вполне понятному желанию.
   - Но это было бы вполне нормальным желанием на сегодня.
   - И ты больше ничего не хочешь.
   - Почему же хочу, - ответил он приподнимаясь.
   Чувство того что его могло вновь повергнуть в сознание девушки не вызывало соблазнов. А факт того, что Дом Чистого Ключа и его собственного Дома только и ждал от него смиренного повиновения и вовсе бесил.
   - И чего же?
   - Тишины. Мне вполне хватило двух Пелоров. К тому же придётся готовиться не только к отъезду, но и к балу.
   - В этом нет ничего страшного.
   - Может и нет, но всё вновь отложилось на три недели.
   - Сроки терпят.
   - Возможно, а возможно и нет. Серебряный Водопад тянет время, в надежде поучить от нас сведенья и надеюсь, что никто не додумается их им дать.
   - Не считаешь ли ты..., - глаза Мии аж округлились, а зелёные камни в ушах блеснули.
   - Не считаю, но Закор бдителен, а его сподвижники тем более. До фолиантов то они не добрались. Котам тут нужно сказать большое человеческое спасибо.
   - Хм, я уж думала, что ты собираешься обвинить меня.
   - Что ты, принцесса, и в мыслях такого не было! - заверил её горец, поправив выпавшую из причёски девушки прядь волос, и попытался закрыть глаза.
   - Айсор?
   - А?
   - Ты так мило вёл себя сегодня, может, прекратишь наконец ломаться и поцелуешь меня.
   Он молча поцеловал тыльную сторону её ладони.
   - Айсор, я не совсем это имела ввиду.
   - Да, а что же?!
   - Послушай, мы как никак пара и некоторые обязательства просто необходимо выполнять, хочешь ты того или нет!
   Данная фраза звучала как приказ.
   - Ты можешь пугать такими фразами своих поклонников, а меня стращать подобным не надо!
   - Айсор, да что же с тобой такое?! В Мёртвом Городе от твоих подначек спасу не было, а сейчас у тебя что?! Умиротворение?!
   - Можно сказать и так.
   - Грубиян!
   - Лицемерка!
   - Что?! - девушка аж вспыхнула от негодования. - Как ты меня посмел назвать?!
   - Мия, неужели ты думаешь, что я поверю в прекрасное и нежное чувство?! Подобные договоры, чем является наш брак предусмотрены для того что бы поддерживать естественный баланс. Хочешь развлечься, пожалуйста, только не вмешивай меня.
   Ситуация начинала становиться аварийной.
   - Ты что же по-прежнему считаешь это всё распиской?!
   - А почему нет?!
   - Ну и иди тогда к своим девкам!
   - Не хочу!
   - Что надоели?! - съехидничала девушка.
   - Нет, ключик, просто лень.
   - Тогда пойду я! - заявила она и ушла, оставив горца одного.
   Проблема однако. Хотя один плюс есть, он уже справляется с собственным сознанием, и может отделить его от Мииного. Этот процесс нужно зафиксировать и в будущем применить для решения проблемы с братом. На этом он успокоился и вновь погрузился в сон, нужно было хорошенько отдохнуть, ведь впереди ждали тяжёлые трудовые будни.
  
   Давно заброшенная часть парка с её странной красотой диких трав безмолвного мира, жила своей собственной жизнью. Сочная густая поросль колыхалась под ногами девственным карликовым лесом, над которым незатейливо-скромно позвякивали голубоватые колокольчики. Не облагораживаемые деревья, обзавелись внушительными оливковыми головными уборами, а на сафьяновых дорожках распустились жгучие глаз цвета шартреза лопухи. Именно здесь среди вымоченных сангрией ягодах и чайном настое из корней и стеблей была назначена встреча.
   Брусья старой беседки, увитые диким вьюнком, нельзя было перепутать ни с чем. Символ Дома Серебряного Водопада был вырезан на каждом из опорных столбов и изредка поблёскивая, ловил лучи тёмного солнца.
   - Опаздываешь, - сухим голосом проговорил посланник.
   - Так вышло.
   - Я не люблю ждать. Запомни.
   - Я учту, - пришедший пока что ограничивался короткими ответами, да и глаза ещё не до конца привыкли к густому мраку беседки.
   - Не старайся. Ты не увидишь меня. Лучше не теряй время, а говори, - в голосе не было и намёка на насмешку и вошедший начал.
   - Интересующие вас люди собираются покинуть этот Дом.
   - Что ж мы этого ждали. Продолжай.
   - Их фрегат стоит на приколе во внутреннем порту, наши люди изучили его. Он быстроходен, как ни одно судно. Догнать такой корабль не представляется возможным, к тому же он велик.
   - Значит, наши расчёты оказались верными.
   - Более чем. Они не смогут выйти в море.
   - Когда?
   - Завтра ночью, - пришедший сделал короткую паузу и продолжил. - Будет бал, мне ведь не нужно объяснять что это значит.
   - Я понял. Значит завтра.
   - Да, завтра. Надеюсь что у вас всё готово?
   - Тебе не стоит об этом волноваться, Чистый, машина уже запущена и ты свидетель, так что гордись что принимаешь в этом участие, - тёмный силуэт начал колыхаться, а затем, отступив в более тёмный угол растворился с тьмой, - Завтра, - прошелестело из пустоты. Так окончился разговор. Оставалось лишь позаботиться о малом, план вступал в действие "завтра".
  
   Фиалковые пруды представляли собой, заливные поля, покрытые чудным ковром бархатистых цветов. Сладкая патока с летучей пыльцой висели в воздухе. Весёлое макраме из фиолетово розовых растений спускалось к тихим озерцам, ползло по стволам плакучих ив, своими тонкими ветвями, перемешивающими лунные отблески ночного светила. Жёлтые, похожие на кувшинки фонари освещали узкие дорожки, посыпанные гранитной крошкой, которая слегка поскрипывала под ногами. Они шли по аллее к омуту Надежд, куда координатор Мурзик любезно согласился сопроводить горе любовника на праздничную церемонию по поводу благополучного и волшебного возвращения королевских особ из столь затянувшегося свадебного путешествия.
   Невозможное мучительное чувство, подобное раздавленному жуку на дороге извивалось в предсмертных конвульсиях в душе Кима. Браня весь белый свет почем зря, он хватался за голову и убивался чувствуя себя последним дураком. Поддержка со стороны Ороса не помогала, умом он всё понимал, но сердце кровоточило и садило. Сказать, что было неприятно, значит не сказать ничего. Ким чувствовал себя так, словно его вывернули наизнанку и вытерли ноги. Он пытался взять себя в руки, но ничего не получалось.
   Он шёл на организованный бал в честь спасённых, но не испытывал при этом той радости, с которой туда спешили остальные приглашённые. Вместе со звуками музыки к Киму приходила горечь незрелого миндального ореха, а прекрасная действительность превращалась в ад. Он был игрушкой в руках Мии, но сделать ничего не мог.
   Сине-зелёный фонтан кропил виноградными брызгами, окрашивая волосы и рисуя водянистые узоры на лицах людей. Коралловый порошок, подобно морской пене лежал под ногами, окутывая в льняную тунику пришедших, в которой серебряным отражением висли звёзды. Преображения нового неизвестного мира - мира водяных, в чём сейчас полностью убедились коты.
   Айсор был на высоте. Талая вода бурлила в молодом и сильном теле горца, образуя гремучую смесь натурального наркотика. Только если внешне он и остался прежним, то внутренние течения изменили свои направления.
   - Итак, как тебе нравится наш маскарад, Айсор?
   Закор, как добродушный хозяин интересовался мнением высоких гостей.
   - Всё невообразимо красиво. Вы постарались на славу, и честно говоря, смотря на всё это, даже не верится, что за границами этого рая существует всё то, о чём вы меня информировали.
   - К сожалению, это так. Как бы это и не звучало печально. Но не стоит о грустном! Посмотри лучше на свою молодую жену, такую красоту нельзя оставлять одну надолго. Её могут попробовать увести. И правитель слегка улыбнулся, словно собирался заняться этим собственноручно.
   - Тоже смею посоветовать и вам владетель. Ваша жена прекрасна.
   - Ха-ха, я слышал, что ты большой ценитель женщин, а но и понятно при твоих-то данных!
   - Да, вы правы. Я ценю и уважаю женщин. А ваша супруга, насколько я наслышан, является образцом, как красоты, так и верности.
   - Приветствую вас, Закор, Айсор, - поздоровался подошедший Мессур. - О чём вы любезные говорили?
   - О красивых женщинах, - ответил владетель, которому эта тема видимо доставляла истинное удовольствие.
   Оно и понятно, никогда не отличавшийся особой красотой он заполучил себе редкую жемчужину в лице Аркоболены.
   - Вот оно что, а не рановато ли ещё для таких разговоров?!
   - Такие разговоры никогда не рано начинать, тем более, когда рядом такие бутоны роз.
   - Эх, ты старый развратник. Сколько тебя знаю, а разговоры всё не меняются. Кстати, чуть не забыл, тебя звала Мия, Айсор.
   - Спасибо, Мессур.
   Он откланялся и поспешил удалиться от, вызывающего его на душевный разговор владетеля.
   - Привет, ты звала?
   Горец подошёл к девушке, которая была безукоризненно прекрасна. Серебристое платье, обнажало шею и плечи, переходя в глубокое декольте. Шёлковые многочисленные нити струились лоснящимися водорослями, оставляя неприкрытыми колени. Длинные широкие рукава платья были подобны крыльям мотылька, прожёгшего их огнём. Волосы девушки волной падали на плечи, а в замысловатых косичках качались похожие на паучков бусинки.
   - Да, ты случайно не видел Кима. Я нигде не могу его найти, но Орос заверил меня, что он должен быть тут.
   - Нет, не видел. Ты прекрасно выглядишь Мия.
   - Спасибо, ты тоже, - и она опустила глаза, вспоминая очередную их ссору. - Ты не представляешь, как я волнуюсь. Это ведь первый выход в свет спустя столько времени.
   - Зря ты прелестна, вот только...
   - Что только, - раскрыла она свои зелёные глаза.
   Сын талой воды ничего не сказал. Второе посещение Храма Вод было не менее странным. Айсору необходимо было расслабиться, в особенности после завершения нескончаемых опытов и сборов. Он хотел увидеть хранителя, но встретить его не удалось. Однако, послушник был уполномочен передать сообщение от смотрителя, о том что искать нужно ближе и вручил от его имени белый лотос, который горец и вправил в волосы девушки.
   - Так будет ещё прекрасней, взгляни.
   Он подвёл её к одному из многочисленных водных сот, в которых плескались отражения. Его руки лежали на её плечах и не стоило ровным счётом никаких усилий развернуть Мию к себе, что бы поцеловать, но этого делать не стоило, во всяком случае пока.
   - Очень красиво, - Ким появился совершенно неожиданно. - Моё почтение господа.
   Речник чуть заметно поклонился, соблюдая традиции.
   - Рад тебя видеть, Ким, - поприветствовал Айсор. - Я смотрю, ты приоделся.
   Привычные каштановые волосы сына реки теперь отдавали тинистой зеленой, а на лице светилась золотистая тонировка. За место привычного плаща-дождевика на речнике была лёгкая белая куртка, словно сотканная из сладкой ваты и короткие такие же белые штаны, увитые зеленоватым с примесью феона узором.
   - Как и все мы. К тому же вижу, вы неплохо проводите время.
   - Стараемся.
   - Рад за вас.
   - Ким, у тебя всё в порядке, а то я смотрю ты какой-то напряженный, - Айсор чувствовал, что с речником что-то не то. Создавалось ощущение, что он готов сорваться и бежать от них, как можно дальше, пока не откажут ноги.
   - Нормально всё.
   - Ким, я рада, что ты пришёл.
   - Я тоже принцесса, - ответил водяной, делая глоток из поднесённого кубка.
   - Как ты находишь всё это?! - она обвела рукой изукрашенный сад.
   - Как вы знаете, я не привык к такому, но рад оказанной мне чести, которую нужно знать. Впрочем, как и место, - добавил он.
   Айсор от этих слов сморщился, но тут в их разговор вмешались.
   - Наконец-то я вас нашёл, господа. Простите, что прерываю вашу беседу, но вынужден попросить вас пройти со мной.
   Это был своего рода ведущий праздника, который не говоря больше не слова повёл водяных за собой.
   - Дамы и господа, попрошу внимания, - громогласно проговорил неизвестно откуда свалившийся тамада, - Наша история изобилует не столь многими фактами, сродными чуду, но всё же повод по которому, мы все здесь сегодня собрались можно причислить именно к вмешательству свыше. Долгие годы их считали сгинувшими и пропавшими душами, но они, опровергнув все домыслы, воскресли из водной пучины, разорвав паутину серебрикуса. Эта пара олицетворение красоты, любви и надежды. На этой ноте я передаю слово нашему владетелю Закору.
   - Я буду краток. Красивые и высокие слова не нужны, что бы понять доступные всем истины...
   - Ну, вот, теперь ждите подвоха, - к стоящим в центре внимания трём подошёл Сезур.
   - Это ещё почему? Айсор поднял бровь.
   - Он никогда не стал бы говорить, не будь под этим почвы, так что считайте я вас предупредил.
   - ... итак я объявляю танец Синимпфы, - закончил тем временем правитель.
   - Просим, просим, - скандировали остальные.
   Сезур лишь улыбнулся в подтверждение своих слов.
   - Разрешите пригласить вас принцесса?!
   Айсор взяв Мию за руку, повёл к омуту Надежд.
   - Танец Синимпфы? - переспросил сын заводи у Сезура.
   - Да, сейчас всё сам увидишь, - ответил водопад, глядя как идут к воде обручённые.
   Они закружились в звуках музыки. Биения сердец танцующих складывались в выливались тихим осенним дождём, способным вывести реки из берегов. Плач сирен и струны водяных арф звучали в остывшем воздухе ночи. Звёздные ожерелья подсвечивали воду, словно изнутри, превращая её в подиум для танцующих. Они танцевали в воде, которая с неслышным трепетом брильянтовых брызг, то вздымаясь, то оседая, обрамляла их тела.
   Солнце и Луна, Север и Юг, Холод и Зной, они олицетворяли две половинки одного целого. Светлое начало - она и тёмное - он. Белое платье с чуть голубоватым отливом превращало девушку сказочную нимфу моря. В волосах играл, откуда ни возьмись поднявшийся ветер, перемешивающий чёрные волосы Айсора и меловые Миины кудри. Их руки были сплетены вместе, глаза смотрели друг на друга, уносясь в пучину страсти, накрывшую их жаркой волной. Бездна плескалась вокруг них густым отваром душистых трав. Грани трёхмерных структур рвались, снося растворяющиеся границы, а флейты заставляли сердца биться в унисон.
   Присутствующие ещё никогда не видели такого, казалось, два существа с лебедиными крыльями парят над водой. Их танец был подобен кружевам, пропитанным сладостным счастьем. Когда же они остановились, то на телах вспыхнула татуировка, превратившиеся в гигантский цветок. По мере того как бутон раскрывался, из него вырывались сине-зелёные огоньки искорок. Они весело лопались, на миг застывая в воздухе голубыми васильками и белыми ландышами, а потом таяли, опускаясь в омут.
   Сияние авроры гасло, татуировка тускнела, а люди, стоявшие посередине водной сцены, целовались так, как только могут целоваться изголодавшиеся по любви.
   - Какая красивая пара! - восхищённо продекламировала, стоявшая подле Кима женщина. - Сразу видно, как сильно они любят друг друга.
   - Любовь бывает коварной, вы не находите?! - откликнулся водяной.
   - Знаете, любовь слепа, но это не значит, что нужно перестать ценить её.
   - Возможно, вы правы.
   - Я права. А вы видимо разочаровались в ком-то, Ким?! Не смотрите на меня так. Я прекрасно знаю человека, прибывшего, вместе с четой владетелей. Меня зовут Леардена, но можно просто Леа.
   - Будем считать, Леа, что это наше официальное знакомство, но честно признаться очень и очень приятное.
   Ким посмотрел на женщину отбросившим предрассудки взглядом и тут же понял, что это милое создание именно то, что ему сейчас нужно. Она же была готова пойти на необдуманные поступки в той же степени, что и он.
   - А не прогуляться ли нам, а то, что-то тут становится скучновато.
   - Я не против, что вы скажете на то, если я вам покажу парочку наикрасивейших мест нашего города.
   - По сравнению с вами они меркнут, моя дорогая.
   Он взял новоявленную подругу под руку, и оглянувшись в последний раз на омут отправился прочь.
  
   Владетель с Мессуром сидели практически у самой кромки воды в подвешенных к ветвям гигантского дерева, похожих на ульи гнёздах, которые тихонько покачивались, создавая эффект плывущего по волнам корабля. Между ними тонкой зеленоватой парчой поблёскивала паутинка, по которой из большой пиалы они тянули горящий напиток цвета розового заката.
   - Блестящий танец, ты не находишь, Закор?! А теперь я бы хотел что бы ты выслушал моё предложение и я, как обычно, хочу услышать позитивный ответ.
   - Это будет зависеть от твоего предложения.
   - Поверь, оно тебе понравится, друг.
   - Друг?!
   - Да, друг. Только не говори, что у тебя их много. Кто ещё кроме меня и твоей чудной жены может терпеть твой мерзкий характер. Ты ведь даже с собственным сыном ужиться не можешь! Кстати, вот собственно и он. Здравствуй, Сезур, знатное представление ты нам устроил.
   - Здравствуй, отец и ты Мессур. Только, я не очень хорошо понимаю какое представление ты имеешь ввиду.
   - Ну, как же. Мы вот с твоим отцом как раз говорили о том, что если бы не ты и твоя хватка, то эти замечательные танцы происходили бы совсем в другом месте и при других обстоятельствах.
   - Что-то я сильно сомневаюсь в столь высокой оценке моих способностей.
   - А ты не сомневайся, сын.
   - Что ж, я сделаю вид, что поверил вам обоим.
   - Доверяй, но проверяй, как говорится, - Мессур находился в хорошем расположение духа и был не прочь пошутить. - А доказательством тому послужит твоя миссия.
   - Какая ещё миссия? - казалось Закор был также удивлён, как и его наследник.
   - Ну, как же. Мы ведь только что с тобой про это говорили! Неужели ты уже не помнишь ничего?! - слова были обращены к владетелю. - Дело в том, Сезур, что наши, то есть ваши гости в скором времени откланяются, но для тебя, как я думаю, это не новость. Так вот, в связи с их долгим отсутствием им понадобится толковый проводник, который сможет обеспечить безопасность. Разумеется, не за одну только идею. Я говорю это не от своего лица, а от лица владетелей Чистых Ключей.
   - Что именно вы предлагаете и почему именно мой сын?
   - Мы предлагаем сотрудничество и беспрепятственный проход на наши земли в случае экстренной ситуации. А почему именно Сезур?! - задал он вопрос самому себе. - Так тут всё предельно просто, потому что он лучший!
   - И ты думаешь, что я так просто отпущу его? - владетель уже понял коварность замысла посла, но кажется было поздно.
   - Я согласен, Мессур! Сезура не волновала расписная делёжка шкуры не убитого зверя. Он был не прочь помочь, в особенности после того как поближе познакомился с Айсором.
   - А с чего ты решил, что мы захотим перебраться на вашу землю?
   - А хотя бы с того что там гораздо безопасней, чем в Серебряных Водопадах. Ваш Дом прекрасен, не скрою, но вы обосновались на отшибе, а нынешняя ситуация пишет иные правила поведения. Плюс я уполномочен наделить вас особым статусом, открывающим вам проход через Перевал Ночи.
   - Заманчиво, но я бы...
   - Перестань, отец, Мессур итак уже предоставил достаточно для одной маленькой сопроводительной прогулки.
   - Если ты не способен оценить свою жизнь выше, мне жаль тебя, сын.
   - Я ценю её ровно настолько, сколько мне позволяет моя совесть, владетель. А теперь с вашего разрешения я пойду, своё согласие я уже дал. На этом он удалился.
   - Вот, старый лис, ты ведь прекрасно знал, когда заводил разговор, что этот неугомонный мальчишка сделает всё так лишь бы досадить мне.
   - Знал, но это не изменило бы наших с тобой условий. У меня есть чёткие инструкции, нарушить которые я никогда бы не посмел.
   - Но если бы он не согласился?
   - Он сын своего отца, и такой же упрямый. Одно слово: настоящий владетель.
   - Что-то слишком многие в последнее время говорят это. Не забывай, что он лишь второй сын.
   - Ты уж не обижайся, но я никогда бы не поставил на Пелора.
   - Хорошо, я сделаю вид, что не слышал твоего замечания. Скажи мне лучше, какие именно я имею гарантии, что мой сын вернётся живым?!
   - Я, конечно, мог бы сейчас тебе соврать, сказав, что сами духи воды присмотрят за ним, но боюсь, я не смею. Ровным счётом никаких.
   - Вот за что я люблю тебя, так это за твою откровенность.
   - Смотри-ка, а говорил что не друг!
   - Да друг, друг, притом похоже единственный и бессменный. Что ж пожалуй стоит организовать всё наилучшим образом для полной максимизации миссии.
   - Узнаю твой подход и в этом доверяю тебе как никому другому.
   - Доверяй, но проверяй - твои слова?!
   - Мои, и я проверю.
   Мессур лукаво улыбнулся. За такое сотрудничество и не грех было выпить хорошего горячительного. Айсор и Мия нашлись, а значит скоро всё должно наладиться, а если не скоро, так в скором времени точно.
  
   Ей было тепло и уютно, чьи-то сильные руки обвивали её талию, а губы дарили нежные поцелуи. Ей не хотелось останавливаться. Тело горело от желания и томления, плоть звала, чувствуя близкого человека. Тут плёнка воспоминания отмоталась назад, и её как будто выдернуло.
   Она стояла совершенно мокрая посреди чугунной воды омута, и обнимала Его. Тёмные, словно застывшая лава глаза смотрели из под пушистых ресниц. Смоляные волосы, подобно гриве дикого мустанга откинуты назад, а мокрая прилипшая к торсу рубашка иной раз доказывала благородную породу скакуна. Это был Айсор. Её муж. Он последний раз поцеловал её, а потом, взяв на руки молча понёс к берегу.
   Она не думала ни о чём. Ей просто было хорошо, вот так на его руках. Ей не удавалось думать. Она была в состоянии эйфории блаженства и всё ещё чувствовала поцелуи на своих губах. Более того, ей хотелось получить их вновь.
   На берегу их ждал Молчун.
   - Айсор, мне срочно нужно поговорить с тобой!
   - Не сейчас, Орос. Позаботься лучше о Мие, а то ещё простудится, - с этими словами он вручил девушку доверенной охране.
   Она была в полной растерянности, гости рукоплескали, а в воздухе раздались взрывы фейерверков. Айсор уходил с праздника даже не попрощавшись, он даже не разу не оглянулся. Его поцелуй застыл, а вместе с ним и слёзы на её глазах. Это было жестоко и больно.
  
   Дверь широко распахнулась и в покои влетела владетельница.
   - Что ты сделал? Как ты мог?! Я спрашиваю тебя: как ты мог, не посоветовавшись со мной принять решение такого рода?! - Аркоболена могла бы превратится в мегеру постарайся она ещё немного.
   - Это решение было моим только отчасти! Он всё сам решил! - Закор сразу понял о чём идёт речь.
   - С каких это пор ты одобряешь его?!
   - С тех пор как Мессур предложил неплохую цену.
   - Ты жертвуешь жизнью сына во имя получения выгоды! Как это низко.
   - Я думаю, ты бы поступила точно также, будь ты на моём месте. Более того, я в этом уверен, дорогая.
   - Возможно, ты прав. Надеюсь, они предложили достойную оплату.
   - На малое я бы не согласился, ты же меня прекрасно знаешь.
   - Знаю.
   - Ну, тогда к чему же весь этот разговор? Боишься, что твой сын не оправдает твоих надежд?!
   - Я боюсь ни этого. Я боюсь, что больше не увижу его. Эта осада.
   - Эта осада случилась из-за наших гостей. Про них каким-то неведомым образом узнали, и это наталкивает меня на некоторые выводы. Кажется, в нашем уютном и благополучном владении завелась крыса.
   - Ты думаешь о предательстве.
   - Таких слов я не говорил, но не исключаю, что да. Как-то не верится что эти обитатели тухлых вод так долго трепавшие нам нервы своей слизью, так просто напали, а главное вовремя.
   - Но ведь они ничего не требуют.
   - Они никогда ничего не требуют, но как подсказывает опыт, всё когда-то случается в первый раз. Так что данная эвакуация лишь нам на руку. Заодно и проверим некоторые мои мысли.
   - Но как же остальные?
   - Ты имеешь ввиду плато?! Думаю, что пока не стоит об этом особо волноваться. Если мои догадки подтвердятся, нас оставят в покое, если же нет, то будем надеяться на помощь со стороны наших недавних гостей.
   - Почему же недавних?
   - Потому что приказ об их отправлении уже отдан и как мне доложили, они в скором времени отступают. Так что если ты хочешь попрощаться с сыном, то тебе стоит поторопиться.
   - И ты молчал!
   - Ты не спрашивала.
   Эти слова стукнулись об закрывающуюся дверь кабинета. Аркоболена решила не терять и секунды, а с мужем она договорит позже, благо время на разговоры ещё есть, тем более, что поговорить было о чём, ведь у неё с некоторых пор тоже всплывали мысли, но она предпочитала о них умалчивать.
  
   Айсор очнулся неожиданно, долгие часы брожения по тропическому безобразию не прошли даром и он попросту отключился. Воспоминания недавнего бала, Мия, головные боли и остальное обрушившееся на него, выстраивали замысловатые путь отходов и обходов жизненных линий, не возникало даже сомнений о неправильности принятых решений, хотя безусловно существовали свои нюансы.
   Танец Синимпфы открывал все тайные желания, и горец ясно увидел то, что мучило Мию всё это время. Это был Ким. Поживём-увидим, как это было сказано кем-то. К тому же у него было из-за чего болеть голове. Он всё ещё не был Дома и прошло пять долгих лет. Чёртовые древние преподнесли сюрприз, подложив огромнейшую по размерам свинью.
   Пора было возвращаться, да и небо над горизонтом уже розовело. Утро встречало сына Талой Воды запахами росы и лёгкими ароматами цветов с переливистым пением птиц.
   В палаты он пробрался незаметно, но там его уже ждали. Кроме Мии в отведённых ему с ней комнатах находилось всё близкое окружение, все кроме Сезура.
   - Опа, явилось его высочество, где шлялся милейший?! - Мурзик похоже был не в духе.
   - Что случилось, Молчун? - он даже не обратил внимание на фамильярный тон белого бесёнка и сразу решил выяснить причину столь массового собрания.
   - Да, вот капустник решили организовать. Собрание массовиков затейников с вольным выходом по прочёсыванию территорий! - ответил всё тот же кот.
   - Вы что меня ждёте?
   - Какие мы догадливые! Извините, но супер призы в нашей викторине закончились, так что обойдёмся ответом: да, ждём, причём уже давно! Правда, Барсик?! Но к всеобщему удивлению брат-двойник Мурзика смолчал, видимо всё действительно серьёзно.
   - Орос, - голос Айсора больше не звучал вопросительно, он обозначился.
   - На Водопады напали... Хрустальное море перекрыто.
   - Когда?
   - В ночь празднества. Всё произошло очень быстро. Напали с нескольких сторон, удары были целевыми, никто не ожидал.
   - А стоило. Ясно. Наш фрегат?
   - Он в безопасности, но использовать его не представляется возможным.
   - Варианты.
   - Перевал Ночи. Сезур согласился оказать помощь, более того он с нами, но решающее слово за тобой.
   - С нами говоришь..., а где он собственно сейчас?
   - Видимо за пределами этого помещения! Ты что совсем нюх потерял?!
   - В каком смысле "нюх"?
   - В прямом. Сам нагулялся, а теперь гоняет всех.
   - Мурзик, извини, но мне сейчас не до препирательств, лучше будь другом, найди Сезура.
   - А больше тебе ничего не сделать? - у кота от возмущения казалось наэлектризовалась шерсть. - Может ещё чё по хавать принести?!
   - Может, я, кстати, проголодался, - Айсор едва заметно улыбнулся, - Барсик...
   - Попробую, - последовал односложный ответ, кот был обижен и серьёзен одновременно, не забывая про сложившуюся ситуацию.
   - Да ты что, Барсяныч?! - Мурзик раздулся так, что стал похож на ежа.
   - Ничего, - и дёрнув хвостом, выскользнул в окно.
   - Остальные тоже свободны.
   - Не понял, - Ким впервые за время общего разговора подал голос.
   - Свободны. Все. Не ясно выражаюсь? Вещи собирать.
   - Но ведь до конца ещё не решено.
   - Я всё сказал, - сказал сын талой воды, глядя на речника, а потом обратился к войну. - Орос, ты понял?! А теперь все на выход.
   - Ну и пожалуйста, - и Мурзик фыркнув, и задрав пушистый хвост трубой, направился к двери, которую тем временем открывал Молчун.
   Они удалились тихонько притворив за собой дверь. Только теперь сын Талой Воды заметил потемневшее лицо Мии. Девушка тихонько сидела на зеленоватом пуфике, чем то отдалённо напоминающим болотную кочку.
   - Что смотришь, весело, да?! - вопрос оказался крайне неожиданным, тем более что Айсор до конца не понимал о чём именно она говорит, хотя если учесть то обстоятельство что она не ушла вместе с остальными, то... Сейчас ему не хватало только выяснения отношений.
   - А что нельзя?
   - Можно, отчего ж нельзя?! Не могу же я мужу запретить на себя смотреть.
   - Хорошее начало. Я слушаю.
   - Это всё.
   - Вот так уж всё?
   - Да всё, - ответила она твёрдо, но щёки уже пылали.
   - Мия, если ты хочешь...
   - Хочу, - и она резко встав, подошла к тёмноглазому горцу, - Хочу, - ещё раз повторила она. От принцессы исходил едва заметный запах плевых цветов, но это не мешало ему дурманить мысли.
   - И что же? - он стоял недвижно, прямо глядя в глаза белокурой нимфе Чистого Ключа.
   - А ты не догадываешься?
   - Нет, - ответил он, хотя сомнения уже начали закрадываться во внезапно заболевшую голову. Накатывающие позывы подсознания затягивали, но кое-какие барьеры уже были возведены и действовали.
   - Ну, и подлец же ты, Айсор из Дома Талой Воды, - и она занесла руку что бы дать ему пощёчину, но он не позволил.
   - Так, слушай сюда, - он начал достаточно резко, да и по-другому нельзя было или так, или жди проблем, которых и так невпроворот, - Владетель Закор - человек не верующий. Логично, что старый спрут нашёл то единственное, благодаря которому он смог бы решить данное неравенство. Им оказался танец Синимпфы. Как он узнал о нём, это другой вопрос, возможно здесь не обошлось без Мессура.
   Далее, откажись мы, нас в лучшем случае отправили бы изучать плесневелые грибы в казематах подземелья. В худшем мы бы познакомились с организацией развлечений, только не для бала, а для надсмотрщика в камере пыток. Ну а кто такой Ким, я тебе даже напоминать не буду. Что же касается самого танца, он достаточно своеволен и высвобождает гигантское количество энергии, открывая энергетические каналы подсознанья. Это вроде как сна наяву, только ярче всё во стократ. Шоу - для желающих зрелищ и видящих лишь чёрно-белые сны. Всему есть причина, и в данном случае эта причина - мы.
   Что же касается моего отсутствия то я не шлялся по бабам, как ты успела об этом подумать.
   - Ты хочешь сказать, что это представление, лишь для того что бы увеселить публику?!
   - Хм, - выдохнул он, а по глазам пробежала пенящаяся волна, - Ни скрою, было приятно.
   - Что именно публику увеселять или бегать, как зайцу.
   - Публику увеселять не мой профиль. А вот красивые девушки, это..., - он погладил Мию по шее.
   Она молчала, глядя на него зелёными огнями, в них читались смешенные чувства. Она уже не знала как реагировать на это странное поведение горца. С одной стороны он подпускал её, с другой вновь отталкивал.
   - Ты бы повторил? - проронила принцесса.
   - Что именно? - улыбнулся он.
   - Всё. Танец. Его элементы.
   - Да, только Синимпфа никогда не повторяется, она сама ведёт человека.
   - И никогда не знаешь куда заведёт...
   Мия очень сильно жалела о том, что когда-то пообещала отцу и теперь каждую минуту расплачивалась за своё обещание. Знала бы заранее, никогда бы не согласилась.
   - Что прости, я не расслышал.
   - Ничего. Это так, не важно.
   - В этой жизни важно всё и даже больше, - чужой голос слегка напугал.
   - Барсик, киска, ты давно тут?
   - Ну, - протянул он. - Пол минуты уже есть.
   - Нашёл Сезура? - Айсор моментально переключился.
   - Да.
   - И где он?
   - На совете. Кстати, тебя тоже пригласили, так что если ты не намерен опять пропасть можешь присоединиться.
   - Куда?
   - К совету.
   - Я понял. Куда идти?
   - Тут не далеко через лесок на полянке, возле кустика бузины.
   - Какая ещё бузина? Какой лес?
   - Густой, в котором ёлки и палки растут, а ты через них прыгаешь.
   - Зачем?
   - За идею.
   - Барсик, прекрати дурить мне голову!
   - Барсик, действительно.
   - Ах, ну да, его ждут.
   - Барсик! - Мия и Айсор выкрикнули разом.
   - Понял. В общем, левое крыло, а там тебя встретят.
   - Спасибо, ты настоящий друг, а с меня паштет.
   - Два, - при слове паштет белое животное в раз позабыло про недавнюю обиду, теперь оставалось лишь дождаться возвращения блудного друга.
   Айсор едва успев переговорить, опять сорвался. Проблемы накатывались с ужасающей скоростью. Разгребать приходилось постоянно, только и успевай.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Словарь

  
   Обитель Фолины - девственные леса, наделённые магическими свойствами.
  
   Песнь славы - прощальная песня в исполнении плакальщиц во время погребенья.
  
   Прыгуны - смесь обезьяны и птицеящера. Обитают исключительно в южных землях.
  
   Мёртвый Город - огромный мегаполис алхимиков, ныне покинутый и окружённый зачарованным лесом.
  
   Дома - касты водяных. Идут от высшей к низшей.
   Главенство Домов:
      -- Чистый Ключ
      -- Скрытый Источник
      -- Талая Вода
  
      -- Серебряный Водопад
      -- Морская Пена
      -- Залив Приливов
  
      -- Озеро Луны
      -- Речная Заводь
      -- Болотное Дно
  
   Эпоха, Эра или Времена Водолея - время снега и правления древних магов и алхимиков, после заката их империи царство перешло в новую эпоху.
  
   Сын реки - обращение к водяному Дома Речной Заводи. Точно так же используются термины сын талой воды, сын водопада или просто водопад, ключ.
  
   Владетель - человек, стоящий во главе Дома.
  
   Чистое окно - водная линза, подобная зеркалу, в которой можно рассмотреть свой внешний облик, не искажаемый внешними воздействиями наподобие ветра.
  
   Струна - именное деревянное оружье, претерпевшее серию изменений, в результате которых стало прочнее любого известного материала.
  
   Яма Дьявола - округлая непомерно глубокая, уходящая в недра земли трещина, образовавшаяся в результате обвала в Малых Горах, где-то посередине Перевала Ночи.
  
   Перевал Ночи - единственная тропа в Малых Горах, по которой можно пройти.
  
   Гавань Падших Кораблей - порт в Мёртвом Городе.
  
   Трава распада - ядовитая трав, яд которой обладает порализующим действием.
  
   Ньяла - род винторогих антилоп.
  
   Серебрикус - водяной монстр обитающий в Сумеречном Океане. Обладает высокой регенерацией. Убить практически не возможно, единственный способ это огонь.
  
   Ус Моря - объединившийся участок двух рек, через который можно попасть в северные земли.
  
   Совет Тины - высший совет, занимающийся разработкой и планировкой стратегических решений.
  
   Танец Синимпфы - своеобразная выдумка, основанная на древней волшбе. Танец, подтверждал и закреплял узы брака. К нему относились по-разному, но никогда не пренебрегали им, особенно высшие Дома.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"