Семевский Федор Николаевич: другие произведения.

Рецензия на книгу по истории фарфорового завода, основанного Ф.Я.Гарднером

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мне было поручено редактирование рукописи книги, но по обстоятельствам, которые здесь нет нужды излагать, книга вышла неотредактированной. Возможно, сделанные мной замечаний будут кому-то интересны. Я собрал их вместе в виде рецензии. Кто-то из греческих философов писал, что если мы не можем узнать какое из двух мнений истинно, то может быть можно выбрать из них более полезное. Я предлагаю мнение, отличное от мнения авторов, а выбор - представляю читателю.


Рецензия на книгу по истории фарфорового завода, основанного Ф.Я.Гарднером.

Ф.Н. Семевский,2005 г.

  
   Мне было поручено редактирование рукописи книги, но по обстоятельствам, которые здесь нет нужды излагать, книга вышла неотредактированной. Возможно, сделанные мной замечаний будут кому-то интересны. Я собрал их вместе в виде рецензии. Кто-то из греческих философов писал, что если мы не можем узнать какое из двух мнений истинно, то может быть можно выбрать из них более полезное. Я предлагаю мнение, отличное от мнения авторов, а выбор - представляю читателю.

Редакторские примечания к книге - Вербилки. История фарфорового завода Ф.Я. Гарднера. Мачульский Е.Н., Зилов А.А., Кравцова Ю.Н.. 2005, М, "Авангард"

   В части книги, написанной Е.Н.Мачульским, содержатся кое-какие фактические данные, имеющие отношение к истории завода, извлеченные из архивов и газет. Много их или мало, я не берусь судить, поскольку не знаю неписаных норм, действующих в краеведении. Эти факты - положительная составляющая книги. Книга почти не содержит грамматических и синтаксических ошибок.
   Подбор архивных материалов представляется мне тенденциозным. Кажется, что в газетах, в трудах искусствоведов, историях полков, материалах выставок, обзорах керамической промышленности России и, наконец, в личной переписке, можно было бы найти много хороших слов о фабрике, ее владельцах и рабочих. Книга создает впечатление, что основное содержание жизни русских были тяжбы и взаимные обманы.
   Рецензент - не историк и не краевед. При взгляде, так сказать, со стороны поражает безответственность утверждений автора и неряшливость подачи фактического материала. Последнее выражается, прежде всего, в отношении к размерности приведенных в книге чисел.
   Е.Н. Мачульский весьма свободно и уверенно выносит приговоры, противоречащие решениям судов. Экономические рассуждения автора обнаруживают его невежественность в производственной области. И то и другое делается на основе двух постулатов, усвоенных автором, вероятно, еще в сталинской школе: 1)в отсталой Империи все было плохо, 2)помещики и капиталисты - сволочи. Это приводит к тому, что текст навевает скуку, поскольку такая трактовка была обязательной в советском периоде и основательно надоела. Кроме того, она неверна. Империя часто отставала от европейских лидеров (но не от Европы, частью которой она является), часто сама лидировала. Среди помещиков и капиталистов, так же как и среди крестьян и рабочих, встречались разные люди. А.К. Толстой, как известно, в XIX в. писал: "Есть мужик и мужик. Если он не пропьет урожая, я того мужика уважаю". Автор в XXI в. еще не усвоил этой простой истины.

Приложение

   Ниже приводится абзац или часть абзаца из рукописи книги и примечание к нему.
   "К началу XVI столетия по среднему течению реки Дубны, вниз от впадения реки Вели, пролегали границы трех удельных княжеств: Дмитровского по левой стороне реки, Переславль-Залесского и Кашинского по правой стороне, которые стали теперь уездами в составе Московского государства. Великий московский князь Иван III пожаловал Дмитровский и Кашинский уезд (прежде зависевший от Твери) во владение своему младшему сыну князю Юрию Ивановичу. Граница этого удела в 1504 году была подробно описана в "разъезжей грамоте" во избежание споров между соседними владельцами".
   С начала XV в. и до середины XVI в. Россия жила относительно благополучно. В начале этого периода, в 1408 г., Русь разорил Едигей. Наряду с другими городами был сожжен и Дмитров, а жители уведены в рабство, но Москва выдержала осаду. Несмотря на непрерывные удары со стороны Литвы, набеги татар, последнюю княжескую междоусобицу, процесс объединения русских сил идет неудержимо. Завершилась столетняя борьба за освобождение от татарского ига, начавшаяся с Куликовской битвы (1380 г.) и окончившаяся "великим противостоянием" 1480 года. Русь хранит Православие. Успешная дипломатия не позволяет объединиться Швеции, Литве, Ганзе и Ливонскому ордену с татарами, и мы успешно отражаем удары с востока, юга и запада. Крестьянский надел колеблется между 8 и 22 десятинами в трех полях. Этого достаточно для выплаты податей и безбедной жизни. В середине XVI в плотность заселения Центральной России достигла максимума. Усиленно развивается производство оружия. Процесс захвата русских областей соседями прекратился. (Ред.)
   "Охотники и бортники, платившие дань пушниной и медом, селились в лесной глуши в одиночку, чтобы не мешать друг другу. Раз в году они собирались для уплаты дани своему князю на погосте на правом берегу речки Куньемы, где был поставлен деревянный храм во имя Спаса Преображения. Теперь сюда стали сходиться и на церковные службы, а также для крещения новорожденных, венчания, отпевания умерших родственников"
  
   Церковные здания использовались в это время для хранения архива, библиотеки, заседаний земских судей. Книги часто покупались прихожанами в складчину (Панченко А.М., 1984. Русская культура в канун Петровских реформ. Л. Наука). (Ред.)
   "Государь расплачивался со своими приближенными боярами, слугами, воинами, не только деньгами, но и жаловал их земельными наделами, "помещал" их на земле, населенной крестьянами. Поместья давались служилым людям только на время их государственной службы, их нельзя было ни завещать своим родственникам, ни продать на сторону. Но их можно было выслужить за особые отличия или выкупить за деньги, и тогда они становились полной собственностью нового владельца, его вотчиной, передававшейся по наследству от отца к сыну. А крестьяне, оказавшись в зависимости от новых землевладельцев, не только содержали своего помещика, но по-прежнему должны были платить подати и в пользу князя".
    
   Вотчины либо полностью обелялись, либо выплаты в государственную казну уменьшались. Государство не имело денег на содержание бюрократии и армии, и поэтому решало задачи обороны и управления, передавая часть власти на местах служивому сословию. Это было разумно, так как вотчинники и помещики использовали "рассеянное знание" и были, особенно в вотчинах, заинтересованы в том, чтобы "неповинности" не подавляли производство. (Ред.)
   "Удельный князь Юрий Иванович был родным братом великого князя Московского Василия III Ивановича и во всем ему подчинялся. Но после смерти Василия III в 1533 году на московский престол был поставлен трехлетний сын умершего великого князя, будущий царь Иван Грозный. Мать царя-младенца Елена Васильевна Глинская опасалась, что дядя сможет претендовать на престол. Она вызвала князя Юрия Ивановича в Москву, а там приказала заточить в темницу, где он и скончался. Теперь город Дмитров перешел в полное подчинение Москвы, а вместе с тем многие земли из бывших княжеских волостей были розданы ее приближенным людям".
   Малолетство царя создало неустойчивость центральной власти. В Московском Великом княжестве власть передавалась от отца к сыну. Нарушив присягу, брат Ивана III князь Юрий встал во главе заговора. Боярская дума арестовала Юрия. То, что эта мера была оправдана, показывает мятеж второго дяди юного царя - Андрея Старицкого.
   Так как Юрий не имел детей, после его смерти Дмитровский удел потерял свою автономию. (Ред.)
   "Название "порозжие земли" относилось к имениям, не имевшим своего держателя"
   Правильнее сказать, что "порозжие земли" - это земельный резерв государства. (Ред.)
   "Эти земли вовсе не были пустыми. В окружении дремучих лесов бывшей Гарской волости в XVI веке были населены десятки мелких деревень в один-два двора. И когда в документах более позднего времени мы встречаем названия многочисленных пустошей, стоит обратить на них внимание. Ведь это, в подавляющем большинстве случаев, названия старинных сел и деревень, существовавших еще в XV-XVI столетиях. Мы не можем точно сказать, когда и почему дружно и почти одновременно опустели бывшие деревни. В Подмосковье этот процесс приходится на последние годы царствования Ивана Грозного - сказались эпидемия чумы, набег крымского хана Девлет-Гирея, рост поборов на ведение многолетних войн, обнищание крестьян и бегство их от помещиков.
   Введение опричнины в 1565-1572 годах усугубило бедствия страны. Жестокий произвол и грабежи опричников стали нормой жизни. Заботясь о собственном обогащении, они насильственно "свозили" крестьян в свои имения, а непокорных истребляли. Страшную память оставил поход опричного войска против Новгорода и Пскова под предлогом "измены" их жителей.
   В декабре 1569 года опричники вышли из царской резиденции Александровской Слободы и, минуя Москву, направились через город Клин. Вдоль всего пути историки отмечают кровавые расправы с неповинным ни в чем местным населением. Вполне возможно, что кратчайший путь из Александровской Слободы к Клину "минуя Москву" пролег по рекам Дубне и Сестре. Не потому ли в наших местах следы запустения сохранились в последующем столетии гораздо в больших размерах, чем на остальной части Дмитровского уезда?"
  
   Запустенье земель вокруг Москвы в конце XVI начале XVII вв. - следствие нескольких причин. Во-первых, перехода крестьян на порожние черноземы, ставшие доступными после покорения Казани. Во-вторых, опустошительного нашествия Крымских татар, дошедших до Москвы и уничтоживших все на своем пути. И, наконец, в-третьих, тяжелой войны против объединенных сил Польши, Литвы, Швеции и Ливонского ордена. Особенно большие потери имели место в Смутное время. В результате 40% пахотных земель под Москвой было запущено (С.Ф. Платонов, Полный курс лекций по русской истории, Петроград, 1917; Греков Б.Д. Крестьяне на Руси, т II, М, Из-во АН СССР, 1954). Странная гипотеза автора выглядит необоснованной, так как Вербилки лежат далеко в стороне от прямой, соединяющей Александровскую слободу и Клин, земли запустели на севере и в центре, а не только на пути войск. (Ред.)
   "Вместе с тем потеряли значение погосты, которые прежде считались центрами волостей. Многие из них, с появлением рядом с храмом господских и крестьянских дворов, стали селами, а название "погост" закрепилось теперь за одинокой церковью, еще позже - за старым церковным кладбищем".
   Погостом называлась церковь с избами причета и кладбищем. (Ред.)
   "К этому же времени относится и пожалование поместья по соседству, на реке Дубне, братьям Никите и Ивану Леонтьевичам князьям Шаховским. Они основали общее селение и, не мудрствуя, назвали его "село Новое на Дубне".
   Князья Шаховские играли активную роль в Смутное время. Григорий Шаховской дал первый отряд Болотникову, с чего и начались успехи последнего, которые советские историки называют "крестьянской войной". Известны записки кн. С. И. Шаховского о времени Петра I. (Ред.)
    
    
   "Как видим, до 1680-х годов хозяйственная жизнь в нашей местности активно развивалась только в двух крупных имениях. А к северу от названных сел и к юго-востоку, до Белого болота и реки Дубны, тянулись сплошные леса ничейных "порозжих пустошей". Только с середины XVII века эти бросовые земли начинают прибирать к рукам близкие к царскому двору феодалы, не столько для хозяйственного освоения, а "про запас" на будущее. Одним из них был боярин Семен Лукьянович Стрешнев, родной брат царицы Евдокии Лукьяновны, жены царя Михаила Федоровича. В 1651 году всего за 27 рублей он выкупил из "порозжих земель князя Михаила Васильевича Глинского" лесные пустоши общей площадью 654 десятины (то есть около 700 гектар, так как десятина равна 1.09 гектара), но не заселил их, а приписал к своему селу Пересветову около города Дмитрова".
   Автор создает у читателя впечатление ("прибирать к рукам", "всего за 27 рублей"), что боярин проводит "приватизацию" подобно Абрамовичу или Березовскому. Посмотрим, так это или не так. Стрешнев вложил 27 рублей в землю под лесом. Рубль середины XVII в. примерно соответствует 580 тысячам рублей 1996 г. Следовательно, один гектар Стрешнев купил у государства за 22 тыс. рублей (1996 г.). Лес на корню стоит тем меньше, чем дороже его доставка к месту использования. В 1674 г. перевозка 100 пудов на версту стоила зимой 1 копейку, а по воде - 1,4 копейки (Очерки по истории русской культуры, ч.1, С-Петербург, Изд. Жур. "Мир Божий",1904, 293 с.). Можно предполагать, что в момент покупки он (лес) ничего не стоил. Спрос на него возник через столетие, когда в Вербилках началось производство фарфора. Тогда, считая по 200 куб. м. средней сосновой древесины на га, и, переводя тогдашние цены на современные, лес стоит около 4 миллионов рублей 1996 г. Однако Стрешнев мог отдать деньги в рост под 10% (в действительности ростовщики ссужали деньги до 1754 г под 20%-40% и более. Ф. Турчинович, История сельского хозяйства России от времен исторических до 1850 г. Санкт-Петербург, Изд. Полякова, 168 с.). Тогда через 100 лет он имел бы 500 миллионов рублей 1966 г. Стрешнев действовал себе в убыток и, следовательно, не походил на современных "приватизаторов". Вопрос интересен с двух точек зрения. Во-первых, мы видим, что есть возможность объективно сравнивать наших пращуров с поведением современных людей. Во-вторых, мы видим, что гуманитариям нельзя верить в их оценках. (Стрешневы - незнатный дворянский род, Известно ,что Стрешнев от имени Алексея Михайловича вел переговоры с Богданом Хмельницким). (Ред.)
   "Мы легко убеждаемся, что на этих пустошах существовали селения за много лет до записи в писцовой книге. Ведь прежде распахивались земли, которые теперь не только "лесом поросли", но и превратились в пашенный лес. За 60 лет после 1627 года размер пашни уменьшился в 10 раз, а лесом заросло 50 четей или 75 га за счет пашни и сенокоса. Но и раньше, в 1627 году, на этих пустошах были записаны 63 десятины пашенного леса, который за несколько десятков лет до того был занят пашней. Так что можно предположить, что разорение и запустение этих селений совершилось в два этапа - первый раз в конце XVI века и во второй раз - после 1627 года".
   Отмечаемое писцовыми книгами запустенье произошло в Смутное время в результате польского нашествия. Башилов (2004) полагает, что в смуту погибло около половины населения. В момент смерти Иоана Грозного в России около 15 миллионов жителей, а при вступлении на престол Михаила Романова - 8. При Иоане Москва насчитывает 40 000 домов, при Михаиле - 10 000. (Башилов Б. 2004. История русского масонства. М, "Лепта", с. 84). Поляк Валишевский так описывает состояние Московской Руси после Смутного времени: "Разграбленные деревни, разрушенные города...всюду хаос и запустение" (Валишевский К. Первые Романовы. М, из-во "Современные проблемы", 1911, с.10 ). "История России" под редакцией Сахарова и Новосельцева говорит о "мерзости запустения" на огромной территории страны, преодоленной только к третьей четверти века. Состояние страны характеризуют записки голландского посланника, проехавшего из Ревеля в Новгород. Голландский посланник на своем пути не встретил ни одного селения не покинутого жителями. Приходилось останавливаться в покинутых избах, предварительно вытаскивая из них трупы (Дудин В.О., А.П. Стеблев, А.С. Толстов. 1909. Русская история. - М, Из-во Т-ва Сытина , 302 с.). Достаточно близко от Вербилова поляки в течение года осаждали Троице-Сергиеву лавру. После избрания Михаила Романова царем успокоение наступило не сразу. Страна была наводнена шайками разбойников, казаками и поляками. Польша не оставляла мечту о захвате Москвы, и война продолжалась. В 1615 г. банда Лисовского действовала около Углича. В непосредственной близости от Вербилок, в Деулине, было, наконец, заключено перемирие. Силы всех сословий были истощены. "Московское государство, - говорила мать Михаила инокиня Марфа, - разорилось до конца". "Чем служилых людей жаловати, свои государевы обиходы полнити и против пограничных государей стояти" (Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII в. и реформа Петра Великого. 2-е издание, СПб., 1905). Служилые люди понесли тяжелые потери в войнах и были разорены. Государственная казна была пуста. Мать царя была вынуждена перешивать для Михаила рубашки, оставшиеся после боярина Бельского (там же, с. 223). Наблюдался массовый переход служилых людей в податные сословья, вызвавший указ 1642 года, запрещающий такой переход, и одновременно формировалось крепостное право. Крестьянство также разорено. Неумеренный выпуск медных денег для финансирования войны и военной реформы разорил и купечество. Одновременно пришлось восстанавливать рухнувшую в Смутное время поместно-вотчинную систему. При этом сильно сократились государственные земли. Но к 1627 г. благосостояние крестьян было удовлетворительным. Реальные доходы в XVII веке неплохо исследованы (Струмилин С.Г. Оплата труда в России. Плановое хозяйство, 1930, N 4, с. 94-!30; Семевский В.И. 1901. Крестьяне в царствование императрицы Екатерины П. т. 2. С-Пб., тип. Стасюлевича, 865 с. Семевский Ф.Н. 1991. Некоторые интересные следствия из принципа оптимальности. М, Из-во Вереск, 60 с.). Эти исследования говорят, что реальные доходы работников и крестьян в то время были не ниже сегодняшних. Кроат Киржанич, иммигрировавший в Россию в 1659 г, утверждал, что крестьяне и ремесленники в Московии живут обильнее западных соседей. Предположения автора представляются необоснованными. Воспользовавшись тридцатилетием, когда европейцы резали друг друга и давление с запада ослабело, Россия залечила раны, нанесенные поляками и смогла оказать помощь своим единоверцам, а в Малороссии ещё и откликнулась на просьбы принять их под высокую руку православного царя (1654 г.) и в победоносной войне доказать, что соотношение сил между двумя соперниками необратимо изменилось. (Ред.)
   "Брак князя Петра Семеновича едва не стал причиной серьезных неприятностей для него в начале 1670-х годов. В то время церковная реформа патриарха Никона привела к расколу в русской православной церкви. Сторонники старой веры подвергались преследованиям, проповедников раскола бросали в тюрьмы и подвергали жестоким истязаниям. Много сторонников старой веры имелось и в боярской среде, но большинство из них держали в тайне свои убеждения, опасаясь опалы со стороны государя".
   Автор, в прошлом советский учитель истории, в соответствии с установившейся традицией оживляет изложение, извлекая на свет Божий темные черты русской истории и умалчивая о светлых. Это создает искаженную картину. Становится совершенно непонятным, почему, если все было так плохо, создались условия для возникновения в России через столетие сложного фарфорового производства. Раскол - это кровоточащая рана России, возникшая из-за грубых и поспешных действий выходца из крестьян и не искушенного в политике патриарха Никона. За семь столетий развития православия накопилось много разночтений в богослужебных книгах, которые нужно было устранить. Патриарх, предшественник западников, исправил многое, что не нуждалось в исправлении. Это вызвало возмущение. Люди в семнадцатом веке горячо веровали, и несущественные с точки зрения атеиста разночтения имели для них огромное значение. Царь Алексей старался уменьшить накал страстей, но был вынужден прибегать к суровым мерам, когда борьба грозила единству государства. Во многом благодаря его политическому такту удалось избежать религиозной войны и массовых казней, которые потрясали Западную Европу. Раскольники ни тогда, ни позже не считались еретиками. Ревнители "древлевого" благочестия проявили несгибаемую волю и твердость убеждений, презрение к благам жизни. Действительно, Морозова и Урусова умерли от голода в тюрьме, но и Никон попал в опалу. Против него решительно выступал вышеупомянутый в связи с покупкой земли Стрешнев. Сына боярыни Морозовой никто не морил. Недаром прозвище "кровавой" по сходному поводу удостоилась Мария Английская, а не царь Алексей. (Ред).
   "Князь вряд ли бывал в своем отдаленном сельце Вербилове. Просто указал кому-то из своих приказчиков поставить здесь, на пустоши, господский дом. Привезли людей из разных имений, построили дом и оставили для его охраны и содержания временных жильцов из других имений князя, которые должны были меняться в последующие годы. Мизерный размер пашни едва ли мог обеспечить питание для этих сторожей. В связи с этим появляется необходимость расчистить новый участок земли, отвоеванный у леса".
   В возрождении Вербилова отразился общий подъем страны. Несмотря на трудности, все сословия России справились к концу XVII веке со своими задачами. Государство было восстановлено. В Центральной России сократившееся в 6-7 раз землепользование к восьмидесятым годам местами достигло прежнего уровня, местами земли еще оставались заброшенными. Увеличивается распашка на юге и востоке царства. В 1678 г. было уже около миллиона крестьянских оброчных дворов. Способно носить оружие около четверти миллиона "служивых людей", т. е. четыре двора обеспечивают одного солдата. При Алексее Михайловиче, чтобы укрепить правосудие, создается свод законов, утвержденный земским собором, и начинается создание профессиональной армии. В России того времени умеют добывать соль, камень и металлы. Умеют строить. К данному периоду относится строительство каменного моста через Москву-реку. Существуют оружейные заводы. Освоено кустарное производство льняных тканей и кожевенное производство. При Михаиле строится стекольный завод. Русские купцы впервые увидели и описали египетские пирамиды. Была вновь отстроена сожженная поляками типография в Москве. В литературе появляются мотивы смехового антимира (Панченко А.М. 1984. Русская культура в канун Петровских реформ. Л, Наука). Технологическое отставание от Западной Европы велико и, конечно, усилилось в годы смуты. Струмилин (Струмилин С.Г. 1958 Статистико-экономические очерки. М. Гос. стат. из-во)оценивает его для металлургии в 160 лет. Население России в это время составляет несколько миллионов человек. Народ, по свидетельству иностранцев, неграмотный и неумеренно пьет, но твердо верит в Бога. Иностранцы описывают русских слишком черными красками. Москвичи в свою очередь называют немецкую слободу - "пьяной слободой". В середине века белое духовенство почти поголовно грамотное, черное - на три четверти, купечество - от 75 до 96%, дворянство - на три четверти, посадские мужики от 23 до 52% грамотные (Панченко А.М., 1984. Русская культура в канун Петровских реформ. Л. Наука). Патриотизм основан на оправданной вере в превосходство православия. Царская власть обладает непререкаемым авторитетом. В народе относительное согласие, нарушенное ошибками, допущенными патриархом Никоном в ходе церковной реформы. Рождаемость очень высокая, но в то же время разрушаются узы рода. Реальная заработная плата выше, чем в настоящее время, но образ жизни крайне простой. В частности, используется деревянная и глиняная посуда, изредка оловянные кружки. Медленное восстановление жизни на Дубне объясняется смещением сельского хозяйства на юг. (Ред.)
   "Освоение "росчисти" требовало огромного труда и продолжительного времени. Сначала нужно было вырубить деревья на участке. Обычно это делали в летнее время и оставляли деревья на месте с неочищенными сучьями, чтобы земля "прела" под ними. На второе лето обрубали сучья, крупные стволы деревьев отбирали для построек и на топливо, а остальное собирали в кучу и сжигали. После этого несколько раз обрабатывали будущее поле сохой, чтобы разрыхлить поверхностный слой почвы и смешать его с золой и угольем. И только на следующий год, по весне, после новой вспашки сеяли яровой хлеб. По сравнению с истощенной старой пашней росчисть несколько лет подряд давала обильный урожай. Самый высокий получали на второй год, когда земля освобождалась от комков и кореньев. В эти годы урожайность составляла сам-двадцать для ржи и сам-десять или сам-пятнадцать для жита (ячменя) и овса. Иногда называют и более высокие цифры. Однако через несколько лет эта земля истощалась. Тогда поле оставляли в перелог, пока не восстановится его плодородие, а хлеборобам приходилось приниматься за новую росчисть. (Л.В. Милов. Велико-русский пахарь и особенности российского исторического процесса. М. 1998, c. 51)".
   Описание подходит скорее к XIV - XV вв., а не к XVII в.. В описываемое время использовалась трехпольная система хозяйства. Расчистка была вызвана восстановлением хозяйства после Смутного времени. О перелоге говорить неуместно. (Ред.)
   "От поденщиков, менявшихся каждый год, при такой системе было мало проку. Земля не терпит временных работников, и хозяева стараются заменить их более или менее постоянными жителями. Искали их на стороне. Крепостные порядки уже установились в стране, но много еще оставалось вольных людей, которые не принадлежали помещикам, но не имели никаких средств для существования. Они нанимались на работу за жалование, и в описаниях вновь заселенных имений часто упоминаются названия: "деловой человек", "деловые люди". Но деловые люди могли уйти к другому хозяину. Чтобы вольный человек не ушел, помещик старался связать его денежным обязательством. Работник, задолжавший или получивший деньги вперед (например, на покупку скота и инвентаря, на постройку дома), подписывал кабальную грамоту и становился зависимым человеком, обычно до конца своей жизни".
   Здесь упрощается положение в соответствии с русофобскими штампами. Русофобия - термин, введенный Тютчевым и использованный Шафаревичем (И.Р. Шафаревич. Сочинения, 1994, М, "Феникс" т. 2, с. 86-172). Это идеологическая установка, приписывающая русским все возможные грехи. Например, Джефри Хоскинг пишет, что в России дела идут плохо, потому что русские не сумели образовать нацию. (Дж. Хоскинг. Россия: народ и империя. 1997, Смоленск, "Русич", 510 с.). Александр Львович Янов считает, что в России все идет плохо из-за "бешеного национализма русских" (Янов А.Л. Россия против России, 1999, Новосибирск, "Сибирский хронограф", 1999, 362 с.) Такая идеология обладает большой объяснительной мощью, когда речь идет о неудачах, но плохо объясняет успехи. Производство фарфора в Вербилках, возникшее раньше, чем в США и в большинстве стран Европы, и продолжающееся до сего времени, - это успех. Для того чтобы его объяснить, нужен более широкий подход, признающий за русскими множество недостатков, но и допускающий некоторые достоинства.
   В России имели место два процесса.
   Закладничество - это патронат, коммендация. В качестве боярского, монастырского или церковного человека закладчик выходил из-под ведомства государственной власти (подати и суд). Мог порвать в любую минуту договор. Закладничество впервые запрещено в 1551 г.. В 1619, 1638, 1648, 1649 издаются правительственные постановления против закладничества. В 1714 г. Петр подтверждает борьбу с закладничеством. Заимщики производили заклад имущества, в том числе свой труд в современном понимании. Заклад личный, безусловно, запрещается с 1621 г..
   Служилая кабала - обязательство служить до уплаты долга. В 1678 г. правительство грозит господам, виновным в закабалении, суровым наказаниям. (Н.П. Павлов-Сильвинский. Феодализм в России. М. Наука, 1988). (Ред.)
    
    
   "При Петре I поместья приравняли к вотчинам".
    
   Петр приравнял не поместья к вотчинам, а вотчины и поместья к недвижимости. Эта недвижимость должна была по-прежнему принадлежать роду и не дробиться (Майорат). По-прежнему владение обязывало службой. Указ о единонаследии ничего не говорит о продаже, а ограничивает право распоряжения. Автор достаточно легкомысленно в этом и в других местах трактует сложные юридические вопросы. Термин "продажа" может применяться к операциям с недвижимостью вполне правомерно только после отмены крепостного права. (Ред.)
    
   "Петровские реформы и военные успехи поставили Россию в один ряд с ведущими европейскими державами. Однако их проведение было связано с дальнейшим усилением крепостного гнета и с ухудшением жизни крестьян. Все население страны, кроме дворянства и духовенства, было обложено обязательной подушной податью. Кроме того, вводились многочисленные дополнительные поборы по самым разным поводам - на содержание тех или иных армейских полков, на строительство новой столицы - Петербурга. Бичом для населения стали рекрутские наборы в армию, в результате которых многие семьи лишались своих единственных кормильцев. Переписные книги раз за разом отмечали увеличение "пустых" дворов, бегство крестьян от помещиков, растущее число "дворов нищих" - "а люди из тех дворов ходят по миру, а где ходят, того не известно". Имение воеводы П.А. Волынского в селе Новом на Дубне (Новоникольском), где на 57 крестьянских дворов пришлось 162 человека "да в бегах 52 человека крестьян", как видим, не являлось исключением из общей картины бедственного положения сел и деревень".
   Автор не видит ни изнурительной войны с Речью Посполитой, закончившейся освобождением Смоленска, Северской Земли и левобережной Украины, ни реформы права, закончившейся созданием Соборного уложения, ни реформ местного и центрального управления Алексея и затем Петра, ни укрепления южной границы на Тульской, Белгородской и Донцовско-Днепровской линиях, ни побед при Желтых водах, Корсунью, Зборовске, Лесном, Полтаве, Гангуте, ни создания мощной промышленности (Россия вышла на первое место в мире по производству стали), ни выхода к незамерзающим морским портам. Ему представляется, что единственное занятие дворян - это эксплуатация крестьян. Сословная кооперация, а не классовая борьба, лежит в основе стремительного развития страны в этом периоде. На огромной территории устанавливается мир и относительный порядок. Накапливается национальное богатство и создается, так называемая, инфраструктура. Разгром шведов и поляков на столетие отбивает охоту к вторжениям со стороны Западной Европы. Следует специально отметить, что к России присоединяется Глуховское месторождение каолина, впоследствии послужившее сырьем для фарфоровой фабрики Гарднера.
   Все это потребовало тяжелых жертв от всех сословий. Описывая положение крестьян, автор не скупится на оценки и не жалеет черной краски. Приведем количественную характеристику их положения. При Петре (1723-1725 гг.) была проведена тщательная опись 375-ти дворов крепостных крестьян: На двор приходилось в среднем 4,9 души мужского пола, которые засевали 3.87 десятины своей земли. На душу приходилось в среднем 3,53 лошади, 0,28 жеребенка, 1,38 коровы,, 8,5 подтелков, 3,76 свиньи, 0,04 подсвинка, 6,95 взрослых овец и 0,35 ягненка, 10,37 куриц и 3,32 единиц прочей птицы.
   Публичная торговля крестьянами без земли запрещена указом 1771 года. Кроме того, насколько я знаю, правительство никогда такой торговли не разрешало, а напротив, неоднократно запрещало. Строго говоря, продавались не люди, а передавалось право на использование их труда. Это использование было сопряжено с обязательной службой. Подушная подать была направлена не только на борьбу с уклонением от налогов, но и должна была помешать отрывать крестьян от земли и переводить их в дворовые, что и сами помещики делали, естественно, крайне неохотно, если земли было достаточно. До налоговой реформы Петра черносошный двор платил 8 руб. 55 коп., помещичий и вотчинный - 7 руб. 95 коп.; после реформы помещичьи крестьяне (мужчины) платили 74 коп., государственные - 1 руб. 14 коп. (Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII в. и реформа Петра Великого, 2 -е изд. СПб., 1905, 678 с.). После Петра подушная подать понижена. По мнению Струмилина, работоспособный крепостной мужчина платил 70 коп. государству и 40 коп. помещику в год. Чтобы представить себе, много это или мало, нужно сравнить налог с заработком. Заработок ремесленников в это время составлял 25 рублей в год. Суммарный налог получается около 4%. Кроме подати, существовали повинности, которые труднее определить в денежных единицах. Думаю, что общее бремя общественных обязанностей составляло процентов десять от дохода крестьянина. Во время тяжелой войны "подотное бремя", конечно, возрастало.
   Что касается "бича рекрутских наборов", то Петр, действительно, впервые привлек все сословия к защите государства. Дворяне, как и всегда, привлекались к службе поголовно, проливая свою кровь, "аки воду". Кроме того, Петр набирал охотников "из посадских и дворовых, из стрелецких детей и даже из безместных детей духовенства". Для холопов отпуска от господ не требовалось. Производились наборы и с крестьянства - по одному рекруту с 20-89 дворов. Кому идти в армию, решал либо мир, то есть сами крестьяне, либо (в отношении дворовых) помещик, и пассаж о "единственных кормильцах" прибавлен Е.Н.Мачульским для "красного словца". Наборы производились с большими недоимками. Первые десять лет войны обошлись 14-ти миллионному населению в 300 тыс. человек (Ключевский В., Курс русской истории. 1915 г. ч.IV, с. 83-87).(Ред.)
   "Крестьяне в подавляющем большинстве отрабатывали барщину, объем которой законодательно не ограничивался, или заменяли ее денежным оброком. Не менее половины крестьянского труда уходило в пользу хозяина".
   Это заявление ни в какой мере не соответствует действительности. Государственные подати и труд на помещика в рассматриваемое время составляли не более 10-15%. (Ред.)
   "Таково было убранство и обустройство усадьбы среднего феодала, капитана Тимофея Егупова-Черкасского. Усадьба Воейкова в Вербилках, судя по всему, выглядела богаче. Дом, приобретенный у В.С. Урусова, также имел несколько горниц, и владелец, не перестраивая его, добавляет дорогую меблировку: "... в горнице постаф липовый, стол раздвижной, четыре стула".
   Автор напрасно относит Черкасского к средним феодалам. Черкасские - князья, бояре, соратники Пожарского в Смутное время, сподвижники Петра, пострадали при Анне Иоановне как представители национальной аристократии. Черкасский - канцлер при Анне Леопольдовне. Кроме того, о каких феодалах можно говорить применительно к Российской Империи ХVII в.? В России бедно жили как крестьяне, так и дворяне и духовенство потому, что русская земля бедная. (Ред.)
   "Облик сельца изменился: теперь к господскому дому примыкал большой хозяйственный двор с различными служебными постройками для хранения зерна и других продуктов, для содержания лошадей и скота. Вероятно, помещик приезжал сюда для отдыха и охоты, о чем свидетельствует появление в усадьбе сада с неплодовыми деревьями".
   Дворянам того времени отдыхать было некогда. Они были обязаны учиться с 10 лет до 15, затем служили, начиная с 15 лет и до старости. Раз в два года они получали отпуск месяцев на шесть для управления имением. Хозяйством в имениях занимались их жены (Ключевский, Указ. Соч.). (Ред.)
   "В отличие от крестьян из других имений, работавших на барщине, они платили денежный оброк своим помещикам Булгакову и Нарышкину, а чтобы заработать деньги, получали паспорта-"прокормежные", разрешавшие уход на заработки. По пути в город Дмитров они не могли пройти мимо Вербилова".
   Род Нарышкиных выдвинулся после женитьбы царя Алексея на Наталье Кирилловне. Про нее говорили, что до выхода замуж она "ходила в лаптях". Два ее брата погибли во время стрелецкого бунта; третий - возглавлял посольский приказ. Мне известен Булгаков - посол в Турции и Польше.
   В нечерноземных губерниях оброчные крестьяне преобладали, например, в Ярославской губернии их было 78% (Семевский, Крестьяне в царствование Екатерины II, П.), в Московской - меньше, но условия на Дубне должны были быть ближе к северному Поволжью. (Ред.)
   "Однако Ф.Ф. Воейкову не пришлось довести до конца обустройство сельца Вербилова. Дело в том, что по закону родственники прежних владельцев имели право выкупить проданное родовое имение с выплатой его продажной цены. Теперь, когда сельцо было достаточно благоустроено, такую претензию предъявил брат Василия Урусова, Михаил Семенович, и Воейков был вынужден уступить. Об этом мы узнаем из его челобитной, поданной в суд 18 сентября 1741 г. в связи с возникшей денежной тяжбой:".
   Автор сообщает читателю свои домыслы. Эти домыслы ни на чем не основаны и не логичны. По закону о майорате проданная недвижимость могла быть выкуплена в течение точно определенного срока. Как видно из приведенного текста, капиталовложения, произведенные в имении между продажей и выкупом, оценивались и добавлялись к величине выкупа. (Ред.)
   "Несомненно, что Ф.Я. Гарднер до приобретения Вербилова предварительно получил сведения о нем от члена Мануфактур-коллегии князя С. Урусова, который приходился родственником владельцу этого сельца. Обилие дровяного леса в имении и в его окрестностях, наличие глины, пригодной для производства кирпича, а также возможность использования водной энергии составляли важные предпосылки для основания здесь крупного промышленного предприятия, которое могло быть рассчитано на длительное и успешное существование".
   Редактору, в отличие от автора, представляется крайне маловероятным, чтобы опытный финансист покупал что-нибудь на основе рассказов продавцов или их родственников. (Ред.)
   "Тем не менее, состав новоселов в Вербилове в 1743 году, когда оно было повторно заселено в связи с переходом от Ф.Ф. Воейкова к М.С. Урусову, удалось установить по другому источнику - исповедным книгам церкви соседнего села Нового на Дубне (Новоникольского). В то время каждая деревня была приписана к ближайшему церковному приходу, а раз в году - в пасхальные праздники - все ее жители обязаны были являться на исповедь к священнику. За уклонение от исповеди следовали самые строгие наказания. Поэтому священник записывал всех жителей посемейно, с отметками, кто был или не был у исповеди, и копию исповедной ведомости сдавал церковным властям. В епархии эти ведомости, представлявшиеся ежегодно священниками всех церквей каждого уезда, сшивались в один для всего уезда огромный фолиант, насчитывающий от одной до двух тысяч листов. И надо отдать должное, эти книги содержат более точные сведения по сравнению с официальными ревизскими сказками, и не через 15-20 лет, а за каждый год с именами всех жителей мужского и женского пола, с указанием их родственных отношений и возраста на данный момент. Они дают возможность сегодня, много лет спустя, узнать полный состав постоянных жителей в селении и по-соседству, во всем церковном приходе".
   Автор преувеличивает ценность исповедальных книг как исторического источника. Вероятно, обязательная исповедь была введена в начале XVIII в.. За уклонение от исповеди полагался штраф. Насколько закон аккуратно выполнялся - неизвестно. При Павле штраф заменяется церковным покаянием. В православных церквях не исповедовались многочисленные в России представители иных вероисповеданий. Не исповедовались староверы и сектанты. Православные исповедовались неаккуратно. В 1842 г. 8,2 % мужчин и 7% женщин не причащались. В отдельных случаях до половины прихожан не исповедуются по много лет подряд. В 1868 г. в Звенигородском уезде, например, из 1085 прихожан причастились 214.
   Все же, конечно, определенное представление о православном населении исповедальные книги дают. (Ред.)
   "Но из тех, кто поселился позже 1743 года, ни один человек не прижился в Вербилках: из них 6 человек князь Н.В. Урусов "выговорил из продажи" и перевел в другое имение (Петра Никифорова, Михайлу Никифорова, Ивана Дмитриева, Алексея Федосеева, Петра Борисова Ослопова, Ивана Обрамова), а из тех, кто были проданы Выродову, 5 человек (Савелий Степанов, Федор Борисов Ослопов, Иван Борисов Ослопов, Петр Иванов, Михайла Иванов), а также переведенные из Ряжской вотчины трое крестьян не удержались до 1773 года: по всей вероятности, они сбежали".
   Автор щедро делится с читателями плодами своей фантазии. Даже в тех случаях, когда крепостным давали вольную, они часто ею не пользовались. Отпущенные на волю дворовые говорят Осорьиной, что не пойдут на волю, "скорее умрут со своей госпожой, чем покинут ее". (Ключевский В.О. 1990. Добрые люди древней Руси. В кн: Исторические портреты. М, "Правда", с. 84). (Ред.)
   "Все крестьяне села независимо от того, откуда они были в него переселены, составляли одну крестьянскую общину. Все спорные вопросы внутри общины решались всем "миром", исходя из сложившихся в крестьянских отношениях понятий о справедливости. От имени "мира" они вели переговоры с помещиком. Вера в царя давала им убеждение, что и к нему можно обращаться от имени "мира", хотя при Екатерине II был издан специальный указ о запрещении крестьянам жаловаться на помещиков".
   Читатель должен догадываться о том, что до указа 1767 года таким правом крепостные крестьяне обладали. Сразу после смерти Екатерины II Павел восстановил право граждан обращаться непосредственно к императору. Екатерина II - немка по крови, - опираясь на дворянскую гвардию, незаконно приобрела престол и еще более незаконно отстранила от престола Павла. Она была вынуждена исполнять желания дворянского сословия. При ней крепостное право приняло уродливые формы, в которых мы его знаем.
   Прогрессивная художественная литература, начиная с Радищева, и впоследствии советская пропаганда убеждала нас, что крепостное право - это рабство. Этот миф оскорбителен как для потомков крепостных крестьян, так и для дворян. Россия не США и не Европа. В России рабства не было и не могло быть. Крепостное право - это форма управления. Держатель вотчины был заинтересован в ее процветании. Этим он резко отличался от чиновника. Уровень жизни русских крепостных существенно превышал уровень жизни рабочих и крестьян в Западной Европе. В.И. Семевский (Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века. Том III. Крестьянский вопрос в царствование Императора Николая. С-Петербург, типография товарищества "Общественная польза", 1888, 625 с.) приводит следующие цитаты:
   "Этический принцип крепостного права (без которого оно было бы невыносимой мерзостью), состоит в том, что крепостных должно рассматривать как принадлежащих к семейству господина и что, следовательно, господин имеет обязанность заботиться об их умственном и физическом благосостоянии" (Гакстгаузен).
   "Помещика разумею я наследственным чиновником, которому верховная власть, дав землю для населения, через то вверило ему попеченье о людях (поселянах), на оной жить имеющих, и за них во всех случаях ответственность. Он есть природный покровитель сих людей, их гражданский судья, посредник между ними и высшим правительством, ходатай за них, попечитель о неимущих и сиротах, наставник во всем, что принадлежит к добру их, наблюдатель за благоустройством и нравами, одним словом, в отношении их к государству, он есть их генерал-губернатор в малом виде" (Карамзин).
   При Петре I правительство возлагало на помещика, кроме основной военной или гражданской службы, обязанность творить вотчинный суд и поддерживать общественный порядок в имениях, т.е. осуществлять полицейский надзор. Помещик был ответственен за податную исправность крестьян и был обязан защищать их интересы в судных делах с посторонними. Подушная подать с государственных крестьян была равна 1-му рублю 34 копейкам, с помещичьих - 74 копейкам. Это дает представление об экономической нагрузке, которую крепостной крестьянин должен был нести для обеспечения службы помещика. При Анне Иоановне на помещика была возложена обязанность сбора подушной подати и недоимки правились на помещике. К северу от Москвы к началу царствования Екатерины II крепостные крестьяне обычно платили оброк. В рассматриваемое время это составляло 1-2 рубля в год (Заичкин И.А., И.Н. Почкаев. Русская история от Екатерины Великой до Александра II. Москва, Мысль, с. 13). Много это или мало? Годовой заработок рабочего в Московской губернии оценивается в 40-х годах в 40-60 руб. серебром. Чистый заработок извозчика меньше - 12 руб. В процентном отношении к годовому доходу оброк составляет около 10% (Ковальченко И.Д., Милов Л.В. 1966. Об интенсивности оброчной эксплуатации крестьян Центральной России в конце XVIII в. История СССР, N 4, с. 55-80). Для конца ХVIII века в Московской губернии оценивают оброк в 4,8 руб. серебром с ревизской души при годовом заработке промыслового работника в 32 руб. Это дает 15%. Подъем оброка обусловлен тем, что дворяне добились для крестьян-ремесленников значительных льгот. В это время некоторые крепостные составили значительные состояния. От крестьянской конкуренции страдал и Гарднеровский завод. Власть при крепостном праве распылена, передана (по современной терминологии) "из центра на места". Власть помещиков после Петра непомерно возросла. В момент, который мы рассматриваем, Россия решила свои насущные задачи и возникла возможность несколько ослабить напряжение народных сил. Манифест "О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству" 1762 г. облегчал положение служилого сословия, способствовал развитию дворянской культуры и тем самым способствовал улучшению управления, но нарушал логику системы. Можно высказать предположение, что эта несправедливость вызвала возмущение крестьян и, как следствие этого, - Пугачевское восстание. Страну потрясла крестьянская война. Правительство допустило эту несправедливость в результате своей слабости, вызванной нелегитимностью Екатерины II. Ключевский писал, что после дарования вольности дворянству, на следующий же день должно было быть упразднено крепостное право. Это, действительно, произошло "на следующий день", но через 100 лет.
   При Екатерине II крепостное право достигло своего апогея. Формы его часто были отвратительны. Крепостное право осуждали многие заслуживающие уважения люди и, в частности, правящая династия. Однако еще более уважаемые люди: Н.М. Карамзин, Е.Р. Дашкова, И.В.Лопухин, Г.Р.Державин, А.С. Строгонов - были против отмены. Всё, видимо, было не так просто.
   Отношения между помещиками и крепостными ничем не напоминали отношения господина и раба. Чисто юридически помещик не имел права на жизнь крепостного и за его убийство нес такую же кару, как и крепостной за убийство помещика. В высоко цивилизованном рабовладельческом Риме, как известно, убийство рабом господина вызывало казнь всех его рабов. Сравнительно короткое время помещик имел право отправлять крепостных в ссылку и на каторгу. Помещики на практике не пользовались этими правами, а правительственный контроль в той или иной форме всегда существовал. Провинившихся или неугодных крепостных отдавали в солдаты. В советский период десятки тысяч крестьян были осуждены по закону от 7 августа 1932 г. за стрижку колосков и без суда отправлялись в ссылку за невыполнение нормы трудодней (Солженицын А., Малое собрание сочинений. Т.5, I, гл.1, сс. 59, 85). Помещик такого не мог сделать, да и необходимости "стричь колоски" у крепостного крестьянина не было.
   Отношения между людьми, особенно в России, регулируются отнюдь не только законом. В рассматриваемый период и барин, и крепостной были православными и твердо верили в Бога. Христианская этика смягчала отношения между сословиями.
   Очень важно, что юридически закрепленная возможность произвола со стороны барина уравновешивалась физической возможностью произвола со стороны его крепостных. И дворяне, и крестьяне жили вместе. Для характеристики напряженности отношений между ними приведем статистику убийств по России, относящуюся к концу крепостного права:
  
   Помещиков
   13
   Управляющих
   15
   Отцеубийств
   12
   Детоубийств
   153
   Братоубийств
   17
   Мужеубийств
   15
   Женоубийств
   48
  
   Зубкова Е.Ю., А.И. Куприянов. (1995. Ментальное измерение истории: Поиск метода. Вопр. истор. N7, с. 153-160). Исследователи, у которых мы заимствуем приведенные данные, остроумно замечают, что подлинные трагедии разыгрывались не в общественной, а в семейной жизни. Я бы сказал: "И там и здесь, поскольку семей больше, чем имений, но и там и здесь - нечасто".
   Гоголь в "Избранных местах из переписки с друзьями" понимает отношение помещика к крестьянам, как отеческое, и, вероятно, идеализирует действительность. Но и сведение этих отношений к эксплуатации вряд ли отвечает существу дела. Прежде всего, нужно помнить, что оброк и барщина - это форма государственного налога, только непосредственно, а не через казначейство, поступающего от налогоплательщика к государственному служащему. Мы сейчас воспитаны на марксизме, являющимся устаревшей крайней формой конфликтных теорий. Взгляды Гоголя ближе всего к теории структурного функционализма. Истина лежит где-то посредине, и она значительно сложнее. Позицию Гоголя легко объявить лицемерной, но это не так. Художественная дворянская литература и декабрьское восстание явно свидетельствуют об ответственном отношение дворянства к крестьянству. Это не исключает того, что отдельные помещики обращались с крепостными патологически жестоко. Салтычиха, например, прославилась своим садизмом, но все же понесла наказание.
   В истории обычно остаются негодяи, а хороших людей мы забываем. Поэтому полезно привести выписку из Ключевского[1], относящуюся к Федору Михайловичу Ртищеву, кстати, родственнику Урусовых.
   Будучи крупным землевладельцем, он однажды должен был, нуждаясь в деньгах, продать свое село Ильинское. Сторговавшись с покупщиком, он сам добровольно уменьшил условленную цену за продаваемое село, но при этом подвел нового владельца к образу и заставил его побожиться, что он не увеличит человеколюбиво рассчитанных повинностей, какие отбывали крестьяне села в пользу прежнего барина - необычная форма словесного векселя. Поддерживая щедрыми ссудами инвентарь своих крестьян, Ртищев больше всего боялся расстроить их хозяйство непосильными налогами и барщинными работами и недовольно хмурил брови всякий раз, когда в отчетах управляющих замечал приращение барского дохода. Известно, как заботился древнерусский человек о загробном устроении своей души с помощью вкладов, посмертной молитвы и поминовения. Вотчины свои Ртищев завещал своей дочери и зятю, кн. Одоевскому. Он заказал наследникам отпустить всех своих дворовых на волю. Тогда законодательство еще не выработало порядка увольнения крепостных крестьян с землей целыми обществами. "Вот как устроите мою душу, - говорил Ртищев перед смертью зятю и дочери, - в память по мне будьте добры к моим мужикам, которых я укрепил за Вами, владейте ими льготно, не требуйте от них работ и оброков свыше силы-возможности, потому что они нам братья; это моя последняя и самая большая к вам просьба".
   Фонвизин считает судьбу русского крестьянина счастливее судьбы свободного французского земледельца. Ирландке Вильмот русские крестьяне кажутся веселыми и нарядными, между господами и ими существуют простые и человечные отношения. Они вместе пляшут, а крепостная любовница барина чуть не выцарапала Вильмот глаза, приняв за соперницу (Письма сестер М. и К. Вильмот из России (1803-1805). Из-во Московского университета. 1987).
   Нужно понимать, что если дворяне эксплуатировали крепостных, то и современные офицеры, чиновники, ученые, врачи и учителя также должны рассматриваться как эксплуататоры. (Ред.)
   "Общество нормировало поведение своих членов и их имущественные отношения. Его моральные устои требовали уважения к родителям и вообще к старшим, считали крайне предосудительным нарушение слова, особенно клятвы перед образом. Считалось, что имущество семьи в равной доле должны наследовать все сыновья. Для нарушителя правил высшей мерой наказания считалось выселение из общины, что на деле никогда не применялось. Трудолюбие было одним из главных устоев крестьянской жизни, а трудовое воспитание в семье начиналось с раннего детского возраста".
   У крестьян существовали четкие понятия о справедливости, о естественном праве. Имущество наследовали в равной доле все сыновья. Периодически проводились переделы земли пропорционально наличию мужчин. Крестьяне были уверены в том, что земля принадлежит им: "Мы Ваши, а земля наша". Крестьяне были убежденными монархистами.
   Крестьяне, особенно государственные, имели понятие о действующем законодательстве и часто ссылались на указ Петра I о беспрепятственной выдаче паспортов. Уважали Петра II, Ивана Антоновича, Петра III. Интересовались императорским домом. В их системе ценностей высоко стояло уважение к родителям и вообще к старшим, вера и соблюдение церковных обязанностей, милосердие, гостеприимство. Крестьяне высоко ставили трудолюбие. Уделяли большое внимание трудовому воспитанию (Семевский В.И. 1882. Домашний быт и нравы крестьян во второй половине XVIII в. Устои, N 2, с. 80, 81).
   Около 15% дворов имели в своем составе хотя бы одного грамотного. Он широко пользовался своим знанием. Среди раскольников грамотные встречались чаще. Эстетическое воспитание давала церковь, в которой иногда крестьяне могли любоваться произведениями высокого искусства. У крестьян в Вербилках могли быть иконы Ярославской и Строгановской школ. (Ред.)
   "Зерновые культуры составляли главную заботу и требовали особенно много труда не только при посеве, но и при уборке урожая".
   Зерновые культуры требуют относительно мало труда. По данным земской статистики, в XIX веке на десятину озимой ржи требуется 38,6 человеко-дней, ярового овса и ячменя - 34.3, картофеля - 67,7 (С.Г. Струмилин. К истории земледельческого труда. Очерки экономической истории России и СССР, 1966, М, Из-во "Наука", с. 171-274). (Ред.)
   "Жили крестьяне в тесных избах, размеры которых не превышали трех сажен (примерно 6 на 6 метров). Центральное место в избе занимала печь, топившаяся "по-черному", потолка не было и дым выходил через отверстие в крыше из теса или из драни (крупной щепы). Крохотные окна обычно затягивали бычьим пузырем. Вдоль стен стояли широкие скамьи, служившие и для сна. А поскольку в семье было обычно 6-8 человек, рядом с печью устанавливались на столбах полати - настилы из досок, на которых вповалку спали старики и дети. Только в конце XVIII века в избах устраивают потолок, ставят массивные русские печи с лежанкой и поднимающейся над крышей трубой. (Милов, с 300-305, 316). В тесной избе в зимнее время отводилось место для свиньи или теленка. Двор не ограничивался избой. К ней пристраивались сени, а за ними чулан или летняя горница. Строили житницы для хранения хлеба, амбар-кладовую, сарай или стойло для крупного скота и проконопаченный омшанник - для мелкого. У бедного хозяина скот содержался просто во дворе. (Милов, с 320)".
   В XVIII веке постепенно исчезают соломенные кровли. Избу часто ставят на подклеть (хозяйственные помещения находятся в первом этаже или полуэтаже). Распространяются потолки. Появляются "косящитые" окна (вставленные в косяк), распространилась вырубка "чашки" на верхнем бревне, что существенно увеличило срок его службы. Снаружи изба украшена художественно выполненными ставнями и наличниками. Автор описывает теплую избу. Кроме нее, ещё имеется "мост" (обычно такой же площади как изба), с пристроенными к нему горницами. Автор, по-моему, не знает значения слова "двор". Это пристроенное к избе, вернее, к "мосту", утепленное помещение для скотины. На потолке "двора" обычно хранится сено. Смысл такой конструкции заключается в возможности ухода за скотом, не выходя на улицу, что в нашем суровом климате одинаково важно и для бедного и для богатого. Сено создает утепление потолка, и его сбрасывают постепенно скотине, что существенно уменьшает затраты труда. Автор отмечает тесноту изб и содержание в них молодняка, но не объясняет причины. Причина же - суровый климат, а он хоть и теплеет, но медленно. Мне приходилось жить в XX в. точно в таких же избах и с молодняком. Натопить большое помещение в нашем климате невозможно.
   Изба XVIII в. - продуманное, удобное и красивое жилище, сохранившееся в основном до настоящего времени (Громов Г.Г. Крестьянское жилище. В кн: Очерки русской культуры XVIII века. Ч. 1, с. 317-342.; Рябков Г.Т. В кн. Сельское хозяйство и крестьянство северо-запада РСФСР в дореволюционный период, Смоленск, гос. пед. ин-т, 1979,с. 9-21). (Ред.)
   "Кожаную обувь - сапоги и "коты" (полусапоги, то же у женщин "упоки") имели немногие и носили только в праздничные дни. Повседневной и рабочей обувью были плетеные из липового лыка лапти, которые надевались поверх "онучей" - холщевых или суконных полос ткани, обмотанных вокруг ноги до подколена. Не так уж легко доставалась крестьянину эта нехитрая обувь: на каждую пару лаптей надо было заранее заготовить куски липовых стволов-лутошек. При интенсивной работе на поле или в лесу лапти изнашивались в несколько дней. На одного человека за год приходилось не менее 50 пар, а на семью во много раз больше. И с каждым годом приходилось в поисках нетронутой липы уходить все дальше и дальше, порой за 10 и более верст. (Милов, c 328-329)".
   В 1980 г. я купил под Касимовым на Оке лапти за три рубля и в течение года употреблял их как домашние тапочки. Это легкая, прочная и удобная обувь. В середине XIX в. лапти стоили 9 копеек, а сапоги 60-70 копеек (Очерки экономической истории России, Соцэкгиз, 1959). Не знаю кто: Милов или автор выставляют русского крестьянина идиотом, который тратил 9 коп.?50 = 4 руб. 50 коп. на лапти в год, но не ходил в сапогах, которые обошлись бы ему в 6-7 раз дешевле. (Ред.)
   "Жизнь крестьян не ограничивалась трудовыми буднями. Несколько раз в году они сменялись праздниками, которые имели сложившиеся традиции и особую "программу" для каждого праздника".
   [1]Привожу примерный расчет русских праздников: воскресных дней - 52; табельных - 12; последние три дня Страстной недели - 3; Святая неделя - 6; Рождество - 2; Масленица - 2; местные и храмовые - не менее 15. Всего 92 дня. (Князь А. Васильчиков. Землевладение и земледелие в России и других Европейских государствах, С-Петербург, т.II, 1876. 1008 с.).
   [1]Существовала древняя культура праздника. Празднование Святок, Масленицы, Пасхи, Троицы, дня Ивана Купала (народное прозвище Иоанна Крестителя) имели особые программы. Святочные игрища хорошо описаны Л.Н. Толстым в "Войне и мире". Масленичная "комедь" представляла любительскую театральную постановку. Молодожены на Масленицу посещали родственников. Праздничная неделя заканчивалась Прощенным воскресеньем, когда односельчане просили друг у друга прощенье. На Пасху христосовались, катали яйца. На Троицу заплетали и расплетали венки, украшали избу зеленью, водили хороводы, устраивали соревнования по борьбе и перетягиванию жерди. На Ивана Купала прыгали через костер.
   Существовала традиция братчин (совместных трапез). Очень веселились крестьяне во время храмовых праздников (Семевский В.И. 1882. Домашний быт и нравы крестьян во второй половине XVIII в. Устои, N 2, с. 97). Крайне сложные ритуалы сопутствовали свадьбе.
   Русские крестьяне много пели, плясали и веселились. Делали они это все вместе, не разделяясь по поколениям, не замыкаясь внутри семьи.
   Опираясь на многочисленные исследования изменений во времени самооценок счастья, выполненных в последнее время (Myers D.G., Diener E. 1966. The Pursuit of Happines. Sc. Amer. May, p. 70-72; Myers D. G. 1992. The pursuit of happiness. Who is happy - and why. W. Morrow a. comp. inc., New York.), можно с уверенностью утверждать, что наши предки радовались жизни так же, как и мы с вами. При этом они обладали высокой культурой межличностного общения (interpersonal communication), которую в третьем тысячелетии преподают в университетах и считают основой психического здоровья и успеха в жизни. Есть некоторые основания предполагать, что их поведение было чуть менее эгоистичным. Крестьяне пили, но раза в три меньше, чем сейчас. (Ред.)
   "Важное место в жизни крестьян занимала церковь. Обязательное посещение храма давало умиротворение и спокойствие, веру в лучшее будущее. Сама обстановка храма, красочность икон и богослужение способствовали не только религиозным убеждениям, но и эстетическому воспитанию верующих".
   Верующих в церкви осеняет благодать. В переводе на атеистический язык автора - это душевный подъем и светлая печаль, которые мы ощущаем в православной церкви: запах ладана и воска, темные лики святых в трепетном свете свечей, слабое и точное пенье хора, возгласы священника, проникновенные слова молитв, ощущение единства с вельможами и нищими и с пращурами, так же возносившими свои упования к престолу Всевышнего. (Ред.)
   "Между тем дворянская Российская империя оказалась крупнейшим потребителем "курьезных" изделий из-за границы: в середине XVIII века сюда вывозилось для продажи более 40% западноевропейского фарфора, а также и фаянса".
   Этого не может быть. Автор без ссылки на источник делает абсурдное утверждение ради охаивания России. Дворяне представляются ему несметно богатыми. В действительности в XVIII веке 84 % дворян имели до 100 душ крепостных и, следовательно, доход от своих имений до 400 рублей в год. Одна треть дворян имела 10 и менее крепостных и получала доход менее 40 руб. в год (Ю.В. Готье. Очерки истории землевладения в России. 1915, Сергиев посад, Тип. Иванова). Средний годовой доход рабочего в то время 25-30 руб. в год. Императорская фамилия и богатейшие вельможи и купцы были, конечно, богаче, но никак не могли скупить заметную долю продукции Западной Европы. Расходы двора в конце царствования Петра составляли 332 553 рубля (4% от государственных расходов). В импорте России фарфор даже не упоминается. Позже он составлял 0,2%.
   Отметим, что по данным восьмой ревизии (1836 г.) 70% помещиков имели менее 22 крестьян. Только 3% дворян (около 4 тыс.) были богатыми (имели в среднем по 1350 крестьян и получали со своих поместий по 10 тыс. рублей). Средний годовой заработок рабочего был 60-70 руб. Для интереса отметим, что десяток наиболее богатых людей в Российской Федерации имеют доход по 100 млн. $ в год каждый.
   Выше была описана жизнь крестьян. Для полноты картины следует привести отрывок, рисующий жизнь дворян. Карамзин так изображает их времяпрепровождение: "...когда наши дворяне, взяв отставку, возвращались на свою родину с тем, чтобы уже никогда не расставаться с ее мирными пенатами; редко заглядывали в город; доживали свой век на свободе и в беспечности; правда иногда скучали в уединении, но зато умели и веселиться при случае, когда съезжались вместе. Провинциалы наши не могли наговориться друг с другом; не знали, что за зверь политика и литература, а рассуждали, спорили и шумели. Деревенское хозяйство, охота, известные тяжбы в губернии, анекдоты старины служили богатой материею для рассказов и примечаний...зеркало памяти моей ясно. Как теперь смотрю на тебя, заслуженный маиор Фаддей Громилов, в черном большом парике, зимою и летом в малиновом бархатном камзоле, с кортиком на бедре и в желтых татарских сапогах; слышу, слышу, как ты, не привыкнув ходить на цыпочках в комнатах знатных господ, стучишь ногами еще за две горницы и подаешь о себе весть издали громким своим голосом, которому некогда рота ландмилиции повиновалась и который в ярких звуках своих нередко ужасал дурных воевод провинции! Вижу и тебя, седовласый ротмистр Бурилов, простреленный насквозь башкирскую стрелою в степях уфимских; слабый ногами, но твердый душою; ходивший на клюках, но сильно махавший ими, когда надлежало тебе представить живо или удар твоего эскадрона, или омерзение свое к бесчестному делу какого-нибудь недостойного дворянина в нашем уезде! Гляжу и на важную осанку твою, бывший воеводский товарищ Прямодушин, и на орлиный нос твой, за который не мог водить тебя секретарь провинции, ибо совесть умнее крючкотворства; вижу, как ты, расказывая о Бироне и тайной канцелярии, опираешься на длинную трость с серебряным набалдашником, которую подарил тебе фельдмаршал Миних...". Далее приводится русская пословица - "Тот дворянин, кто за многих один". И моральный кодекс дворянства описывается следующим образом: "не боятся ни знатных, ни сильных, а только Бога и государя; смело говорить правду губернаторам и воеводам; никогда не быть их прихлебателями и не такать против совести". Цитируется по Н. М. Карамзин. Избранное. М, Из-во "Правда", 1984,с.168-169. (Ред.)
   "Однако начальник Кабинета Ее Императорского Величества барон Черкасов, в чьем ведении находилась порцеллиновая мануфактура, не потерпел вмешательства в дело со стороны. Он не мог допустить, что кто-либо может производить в России фарфор вне его ведомства. Письмо, отправленное бароном Черкасовым за его личной подписью, не сохранилось, но по содержанию ответных писем явствует, что он выражал сомнение
   в способностях московского фабриканта и в то же время делал упор на сохранение в строжайшей тайне "порцелинного секрету". Фактически это означало запрещение производить и продавать фарфор".
   Московский почтмейстер Пестель не удержался от участия в судьбе Гребенщиковых. К их ответам он приложил собственное письмо барону Черкасову от 18 июня: "Пересылаю при сем к вашему высокопревосходительству поданную мне от господина Гребенщикова посылку, в котором некоторая фарфоровая его фабрики посуда имеется.
   Признаваю я из его речей, что ваше высокопревосходительство сумневаться изволите, яко бы оная посуда не у него зделана, и не его мастерство; однако я ваше высокопревосходительство обнадежить могу, что я пред недавним временем его фабрику осматривал и той фарфоровой посуды как готовой, так и еще не изготовленной и переломанной доволно видел. И приметил, что сын его к таким мастерствам великую охоту и прилежность имеет. Так что я крепко верю, что он сам оную фарфоровую посуду делает и оное мастерство знает. И удивлялся, что он себе такое мастерство сыскал". (Там же, л 2-2 об.)
   Получив незаслуженную отповедь, Афанасий и Иван Гребенщиковы отправили новую посылку с изделиями и приложили свои письма, в которых подтверждали, что посуда делалась на их заводе:
   "Вторично посылаем до Вашего высокопревосходительства московской работы порцелинные две чашки и два черепка, - пишет отец. - Изволте посмотреть: а мы на етом секрету утверждаемся, толко у нас хорошего точилщика нет. Покорно прошу для лутчего произведения в точке прислать к нам Филиппа Федорова, которой у нас произведен лучшим мастером". (РГАДА, ф 239: оп 3, N 52384, л 3-3об.).
   Несмотря на строгий запрет, он выражает надежду на милость к его сыну Ивану и на продолжение работы над совершенствованием порцеллина:
   "О чем Вашему высокопревосходительству объявляю, моим поизволением и коштом порцеллина секрет сыскал сын мой Иван, которой секрет содержит при себе в твердости, за которой желает от Вашего высокопревосходительства милости".
   По всей видимости, опыты на заводе Гребенщикова были прекращены. Купеческий сын не получил приглашения для участия в работе Императорской мануфактуры, где мог бы стать полезным помощником Д.И. Виноградова".
   Это бездоказательные домыслы автора. Черкасов не мог по российским законам ни запрещать, ни разрешать производство фарфора на частной фабрике.
   Весь кусок текста, посвященный переписке Гребенщиковых с Императорским заводом, производит странное впечатление. Возникают вопросы: Что хотели Гребенщиковы? Добились они того, чего хотели или нет? Есть ли какие-то основания для смелой гипотезы автора, что сын богатейшего купца ищет работу на государственном предприятии? (Ред.)
   "Для Кабинета Ее Императорского Величества Д.И. Виноградов был лишь ученым- мастером, которому приходилось платить слишком большое жалование. О том, чтобы дать ему достойного помощника, не было и речи. Видимо, считалось, что его может заменить любой наученный ремеслу мастеровой. О том, что над этим задумывались, свидетельствует приказ курьеру Кабинета ЕИВ Николаю Жолобову - ограждать Виноградова от пьянства, а также наблюдать его работу и записи и изучать мастерство (л. 44-45). Своеобразная "забота" о подготовке на смену ему недорогого работника отражена в письме барона Черкасова (л. 12) с требованием, чтобы Виноградов обучал своему делу мастерового Никиту Воинова, и с обещанием возможной прибавки за это в деньгах и в чине. Разумеется, что Никита Воинов не мог достойно заменить своего руководителя, в последующих ведомостях он числится лишь второстепенным мастером".
   Для Кабинета Его Императорского Величества Виноградов был ученым, которого высоко ценили и которому многое прощали. Известно, что при Елизавете правительство делало много для подготовки научных и инженерных кадров. В дополнение к университету в Петербурге был открыт университет в Москве и при нем две гимназии: одна - для дворян, другая - для разночинцев, епархиальные школы превращались в семинарии. Ломоносов писал о цветущей щедрости Елизаветы к науке. Денег у правительства и в стране было мало, и поэтому дело шло не так быстро, как хотелось бы. В заботе о подготовке профессиональном обучении нет ничего плохого. (Ред.)
   "В связи с Семилетней войной знаменитый Мейссенский завод попал в плачевное положение - прусский король Фридрих II, тоже ценитель искусства, в 1757 году захватил Саксонию и вывез лучших мастеров из Мейссена в Берлин, чтобы организовать фарфоровую мануфактуру у себя. Но в 1758 году Саксонию освободили союзники России австрийцы, и менее чем через месяц после смерти Д.И. Виноградова посланцы из России нашли ему замену: 10 сентября было получено предложение от саксонского мастера Иоганна Готфрида Миллера (Muller), который ранее служил в качестве формовщика на Мейссенском заводе".
   После оккупации Саксонии Фридрихом в 1757 г русские войска под командованием Апроксина вступили в Пруссию и одержали победу при Гросс-Эгерсдорфе. Это позволило Австрии беспрепятственно занять Саксонию. Позже русские войска нанесли Фридриху Великому сокрушительное поражение при Куннерсдорфе в 1759 г., а в следующем году вошли в Берлин. Хотя Фридрих и продолжал громить австрийцев, война была Пруссией проиграна. В 1761 г был заключен мир. (Ред.)
   "Опыты Миллера по реконструкции завода не принесли желанного успеха, но нельзя сказать, что его деятельность была совершенно бесплодна. Мануфактура производила прежнюю продукцию, которая обходилась очень дорого. На коронацию императрицы Екатерины II в 1762 году были направлены в Москву для выставки и продажи 189 изделий стоимостью более 1000 рублей, но удалось продать только на 330 рублей. Изделия завода пока не могли сравниться с западноевропейскими". Западная Европа включает множество государств. В рассматриваемом периоде Россия опережает большинство западноевропейских государств в технологическом отношении, в области государственного управления и в области обороны и уступает выдвинувшимся на первое место Англии, Франции и Германии в некоторых важных областях промышленности. Возможно, что выставленный на продажу фарфор был хуже или дороже Саксонского, но возможно также, что в послепетровской России немногочисленные богатые люди предпочитали все заграничное независимо от качества и цены так же, как это происходит сейчас. (Ред.)
   "На этом мастере (Миллере Ред.)и его делах нам стоит остановиться более подробно, поскольку впоследствии он принимал непосредственное участие в строительстве и работе завода Ф.Я. Гарднера в Вербилках".
   Ф.Я. Гарднер утверждает, что Миллер пришел к нему уже после открытия фабрики и поэтому вряд ли мог принять участие в ее строительстве. (Ред.)
   "Мы не случайно приводим столь подробные сведения, так как они опровергают легенду о том, что при "основании" Императорского завода на работу были приглашены некие "мастера Гарднера".
   Прежде, чем опровергать "легенду", следовало бы ее изложить. (Ред.)
   "Мы помним, что производство фарфора на нем было запрещено под предлогом хранения "порцеллинового секрета", а со смертью Ивана Гребенщикова в 1754 году этот секрет уже невозможно было восстановить".
   Поскольку такого запрещения не было и не могло быть, мы такого запрещения не помним. (Ред.)
   "Собственных средств для оборудования предприятия у братьев Сухаревых оказалось недостаточно, и Петр Сухарев еще раньше, при основании в 1748 году красочной фабрики, вступил в договор с коллежским асессором Кузьмой Матвеевым, владевшим довольно крупной суконной фабрикой в Богородском уезде. Договор оказался неравным: в то время, как производство было сосредоточено на дворе Сухарева, готовый товар хранился и отпускался в продажу у Матвеева, который получал львиную долю дохода и диктовал свои условия малоимущему партнеру".
   Это опять не подкрепленные фактами домыслы автора. Чтобы оценить условия такого рода сделки, нужно знать величину вложенных капиталов и перспективность технологий, не говоря уже о долях дохода получаемых партнерами. (Ред.)
   "В дореволюционной литературе не было специальных исследований по истории завода, их подменили легенды из газетных сообщений середины XIX века, которые затем вошли в научную литературу и более столетия тиражировались, переходя из одного издания в другое".
   Это и обусловило появление в 1957 г. книги журналиста Юрия Андреевича Арбата "Фарфоровый городок". Популярный характер изложения, представляющий несомненное достоинство этой книги, потребовал соответственной интерпретации содержания. Рассказ об истории возникновения и развития завода, отвергающий сложившиеся в ХIX веке легенды, целиком основан на документальных источниках, изученных автором в архивах Москвы, Ленинграда, Владимира, Дмитрова. К сожалению, многие ценные сведения из этих источников изложены в виде краткого пересказа или остались без внимания. К тому же пересказ не подкрепляется ссылками на конкретные документальные источники, что затрудняет возможность определить его достоверность, отделить историческую правду от легенды, а также от допустимого в популярном издании литературного вымысла".
   Уничтожение документов во время и после революции значительно облегчило переписку русской истории и, в частности, истории завода Арбатам и Мачульским. Они добросовестно свели всю сложность общественных отношений к классовой борьбе и от себя добавили (для художественности) изображение представителей потерпевших поражение сословий и, вообще, всего русского в самых темных тонах. Все, что не укладывалось в заданный шаблон, замалчивалось. В момент выхода книги Арбата были еще живы люди, знавшие Елизавету Николаевну Гарднер. Они характеризовали книгу Арбата как чрезвычайно лживую. К науке эта деятельность естественно никакого отношения не имеет. (Ред.)
   "На наш взгляд, эта версия отпадает с самого начала. Ни в немецких, ни в голландских биографических словарях нам не удалось обнаружить фамилию Гарднеров, в то время как в английских словарях фамилия Gardiner-Gardner представлена довольно широко, начиная с XVI столетия. В их числе Georg Gardiner (1535-1589), сын священника из Норфолка, епископ Yames Sardiner (1637-1705), новеллист и поэт sir Christofuer Gаrdiner,в 1630-1632 выехавший из Массачузетта в колонии, английский settlеr (наместник) в Америке, военный инженер Lion Gardiner (1599-1663), историк и знаток антиквариата Thomas Gardiner (1690-1769), капитан навигации Arthur Gardiner (1716-1758), адмирал лорд Alan Gardiner (1742-1809), художник-портретист Daniel Gardiner (1750-1805). (Словари "The Compakt edition of the dictionary of national Biograph. Оксфорд, 1975; "American biographies". Нью-Йорк, Лондон).
   К сожалению, имена купцов не отмечаются в этих списках знаменитых людей, а из числа упоминаемых в словаре ближе других к нашей цели кажется сир Вильямс Гардинер, первый в своем роду баронет, упомянутый в связи с его младшим сыном Бернардом Гарднером (1668-1726) из Оксфордского колледжа, поскольку в семье потомков Ф.Я. Гарднера передавалась устная легенда о их происхождении из баронетов. Возможно, что его внуками могли быть известные в России Франц и Яков Вилимовичи Гарднеры (но не старшими братьями Бернарда Гарднера - в таком случае возраст обоих ко времени их смерти в 1755-1756 гг. составил бы около 90 лет)".
   Произношение английских фамилий не подчиняется правилам. Все же переводить фамилию Gardiner естественнее как Гердайнер, Гарднер - Gardner. Фамилия скорее шотландская, чем английская. (Ред.)
   "Как видим, Товарищество "Гарднер и Ко" приобрело канатный завод, претендовавший на монопольное производство в этой отрасли, скупало у русских купцов пеньку и другие самые разнообразные товары. Оно использовало рискованный метод кредита или предварительной оплаты услуг и продолжало заниматься различными торговыми операциями. Например, в 1733 г. его контора отгрузила из Петербурга в Лондон 33 бочки "желтого воска". В делах Берг-коллегии сохранилось распоряжение о выдаче Францу Гарднеру в 1731 г. от 30 до 40 тысяч пудов доброго железа в обмен на английское солдатское сукно (пуд железа приравнивался к аршину сукна). Известно и о других его делах, связанных с огромными денежными суммами и с теми интригами, которые проявлялись в деятельности верхушки Англо-голландской торговой компании в России".
   Е.Н. Мачульский дает оценку торговым сделкам, имевшим место три столетия назад. Вряд ли это разумно (Ред.).
   "Деньги за него внес граф С. Ягужинский под заклад недвижимости и тем спас его от разорения. А в 1756 г. Ф. Гарднер умер, оставив семью на произвол судьбы. Об этом свидетельствует объявление в "Санкт-Петербургских ведомостях" (N 36, 3 мая), что "канатной фабрики содержателя Франца Гарднера жена ево вдова Мария Гарднерша отдает внаем свой загородной дом, состоящий на Выборгской стороне на берегу Малой Невы реки близ Черной речки, в коем находятся 6 покоев обитых обоями и с голландскими печми, а два покоя простые; также имеются при оном доме погреба, сараи и конюшня; чего ради желающим нанять осведомиться о цене у нее в помянутом доме". В 1761 г. вдова и дети продали канатный завод купцу Пфлюгу. (А.В. Демкин, 1998)".
   В некотором смысле все умершие оставляют семью на произвол судьбы. В данном случае семье остался капитал в виде дома и завода. (Ред.)
   "Но не таков был Джеймс Гарднер, чтобы уступить закону без сопротивления. Он хорошо знал русские суды, где делопроизводство затягивалось на многие годы. Может быть, удалось откупиться и от Матвеева. Фабрика Гарднера продолжала работать как ни в чем не бывало и открыто объявляла о своем существовании:"
   Неизвестно, хорошо или плохо знал русские суды Яков Гарднер. С большим основанием можно утверждать, что Е.Н. Мачульский не знает, где, в России или в Западной Европе, судопроизводство шло быстрее. (Ред.)
   "В 1753 г., когда нашелся новый откупщик, удвоивший обещанную в казну сумму, последовал строжайший указ Гарднеру немедленно закрыть фабрику и продать имеющийся на ней табак откупщикам, Козьме Матвееву "со товарищи" по установленной ими мизерной цене 30 копеек за фунт".
   Тридцать копеек в 1753 г. - это приблизительно половина подушной подати (70 коп. с помещичьих крестьян в то время). Много это или мало? Без приведения оптовых цен на табак характеристика цены как мизерной лишена смысла. (Ред.)
   "В их общинах (реформатов Ред) существовали строгая дисциплина и взаимовыручка, содействовавшая успеху в торговых и промышленных предприятиях".
   Реформат по-русски - сборное понятие, аналогичное в английском диссидентам. Сейчас вместо этого термина используется обычно слово протестант. Протестантизм возник в католическом мире как протест против искажения христианства. Для всех протестантов характерно отрицание авторитета церкви и ориентация в основном на Ветхий Завет. Унитарии в этом отношении идут дальше всех. Про Гарднеров мы, таким образом, можем сказать только то, что они не были католиками. В Великобритании религиозные разногласия в сочетании с этническими, политическими и династическими приводили к кровавым столкновениям в течение XVI и XVII вв. и продолжаются в Ольстере до сих пор. Мы не знаем, к какой ветви протестантизма принадлежали Гарднеры. Общины протестантов, возникавшие в России, носили смешанный характер; включали лютеран и кальвинистов. Первая церковь возникла в Москве в 1629 г., в Петербурге - в 1719 г. Автор крайне упрощает сложный вопрос. В Шотландии учение Кальвина получило широкое распространение. Вебер связывал учение Кальвина о предопределении с развитием капитализма. Кальвинисты полагают, что успех в делах, накопление богатства честными методами - свидетельство избранности. Предоставление рабочих мест они ценят выше, чем милостыню. В то же время это христиане, и поэтому воровство и лжесвидетельство жестко осуждаются. Американские Гарднеры были пуританами. (Ред.)
   "Вряд ли оправдано и предположение о преемственности фабрики Гарднера с московскими ценинными предприятиями А. Гребенщикова, П. Сухарева, Чапочкина, так как попытки создания фарфора в Москве ни разу еще не увенчались успехом. Не мог достигнуть уровня "супротив саксонского" и Императорский завод".
   Автор, вероятно, имеет в виду не технологический, а коммерческий успех. Что касается преемственности, то она очевидна даже по данным, приведенным в тексте книги. Миллер, работая в Петербурге, ознакомился с технологическими схемами, созданными Виноградовым и мастерами Гребенщикова, откомандированными на Императорский завод, и мог использовать полученные знания, работая у Гарднера. (Ред.)
   "Организация предприятия с участием носителя "государственного" секрета была связана с большим риском, ее участники могли бы поплатиться жизнью за свою дерзость".
   Не могли они иметь "неприятностей", так как правительство Екатерины II стремилось к развитию частной промышленности и свертывало государственную. Поплатиться жизнью они тем более не могли, так как смертная казнь в России была отменена Елизаветой Петровной в 1741 г. (Ред.)
   "Гарднер сохраняет в тайне свои отношения с мастером, а тем временем предпринимает шаги для подготовки к созданию завода в Москве или в Московской губернии".
   Приняв свою гипотезу за истину, автор начинает выстраивать известные факты в соответствии с ней. При этом, приходится прибегать к предположению о тайне. Это последнее предположение снимает все ограничения для фантазии. Гипотеза Е.Н. Мачульского выглядела бы солиднее, если бы он привел перечень просмотренных архивных материалов, освещающих период до регистрации фабрики. (Ред.)
   "Уверенный тон заявления и готовность вложить в создание фарфорового производства немалые деньги - 5 тысяч рублей на первое обзаведение - характеризуют Гарднера как делового человека, а не новичка в неизвестном для него деле. Тем более, что Мануфактур-коллегия не верила словесным обещаниям, заявитель должен был представить - и представил! - образцы выполненных им при свидетелях фарфоровых изделий. По нашему мнению, они были выполнены в его новом московском доме накануне подачи челобитной". Автор стремится убедить читателя, что фабрика была основана в 1766 г., а не раньше. Это делается путем отождествления понятий основания фабрики и получения привилегии от Мануфактур коллегии и суровых оценок лиц, которые высказывали иные мнения, и игнорирования неподходящих под версию автора мнений. Приведем для начала сводку этих оценок, сгруппировав их по годам.
   0) Е.Н. Мачульский начинает с того, что объявляет все взгляды, не совпадающие с его собственными, легендой и, притом, ошибочной.
   1) 1754 год. Гипотетический чиновник, давший материал для статьи в "Северной пчеле" N 120, 1839 г., назван "не имевшим представления об истории отрасли", "невежественным". Заметим от себя, что чиновники независимо от степени их образованности обычно действуют на основе документов. Документов в 1839 г., естественно, было больше, чем в 2004 г..
   2) 1760 г. Александр и Петр Гарднеры, в 1814 году написавшие историю завода и имевшие в своем распоряжении впоследствии исчезнувший архив, излагают "иную версию".
   3) 1760 г. Авторы свидетельства для участия на выставке в 1849 г. "делают определенный шаг в развитии изложенного в 1814 г. семейного предания".
   4)1754 г. Обозреватель газеты "Московские ведомости" (1853 г.) внес очередные "уточнения", продемонстрировал "вольное отношение к фактам".
   5) 1756 г..Федченко, "Обзор различных отраслей мануфактурной промышленности России" (1862) ссылается на документ, который датирует 1773 годом. Е.Н. Мачульский, не видевший документа, передатирует его 1783 годом.
   В 1769 году, через три года после получения привилегии, фабрика Гарднера выпускает, более 7 тысяч фарфоровых изделий. Технология производства фарфора такова, что, по мнению специалистов завода, гипотеза Е.Н. Мачульского о совпадении момента получения привилегии с моментом основания фабрики, представляется физически невозможной.
   Вряд ли стоит продолжать дискуссию о годе основания фабрики. О чем, собственно, идет речь? О начале изыскательских работ, о создании проекта, о физической подготовке к созданию опытных образцов, о создании этих образцов, о начале строительства, об официальной регистрации, о выпуске товарной продукции, о получении первой прибыли? Конечно, интересно было бы знать время всех этих событий, но, к сожалению, через два с половиной столетия, прошедших с тех пор, сделать это невозможно. В распоряжении Гарднеров в момент празднования столетия завода был ныне утерянный архив, и они могли, вероятно, ответить на все вышепоставленные вопросы. Мы не знаем, какой смысл они вкладывали в понятие даты основания завода, но знаем, что они обладали документами и знаниями, которых у нас нет. Правительство Александра II также обладало значительно более полными архивными материалами, чем те, которые уцелели после революции, и могло проконтролировать фабрикантов. Однако дата "1756" не вызвала возражений.
   Кроме традиционных исторических методов датировки, возможно использовать и новые - математические. Например, можно подобрать методом наименьших квадратов кривую, апроксимирующую выпуск продукции, и точку пересечения этой кривой с осью абсцисс принять за искомую дату.
  

Продукция фарфоровой фабрики

 []

   Можно сделать и по-другому: установив по опыту Императорского завода продолжительность подготовительных работ до начала строительства (1744- - 1721=23) и опираясь на официальную дату начала строительства Гарднеровского завода, получить 1743 год.
   Мне представляется разумным принять за дату основания завода - 1756 год. (Ред.)
   "Рост производства продолжался и в послепетровское время. Наряду с созданием казенных мануфактур, распространяется частное предпринимательство. В условиях крепостного права организаторами новых предприятий в большинстве случаев были дворяне и даже придворные вельможи, широко использовавшие для этого труд зависимых крестьян".
   Автор упрощает положение, преувеличивая роль Петра I. Условия для создания фарфорового производства в Вербилках создались в результате усилий всего народа, всех сословий. Народ сбросил монгольское иго, победил в упорной борьбе Речь Посполитую, освободил оккупированые ею русские земли, вышел к Тихому океану. Дом Романовых продолжил дело московских Рюриковичей. Восстановил относительный порядок и законность. Создал лучшую в мире национальную армию.
   Вторжения с запада и юга прекратились. Возросло население. Производительность сельского хозяйства увеличилась. К началу царствования Екатерины II в России уже было около 1000 фабрик и заводов.
   Население Европейской России с территориальными приобретениями (млн.)
  
    []
  
   Водарский Я.Е. Население России за 400 лет. (XVI - начало XX вв.). М, Просвещение, 1973. Перепись 1762 года добавлена.
   Государство проводило независимую национальную тарифную политику. (Ред.)
    
   "В условиях крепостного права организаторами новых предприятий в большинстве случаев были дворяне и даже придворные вельможи, широко использовавшие для этого труд зависимых крестьян".
   Мануфактур-коллегия располагала не только административной, но и судебной властью по отношению к предпринимателям, которых другой суд не имел права привлекать по каким-либо делам, кроме уголовных и государственных преступлений. За нарушение тех или иных правил купцов подвергали штрафу, за неуплату долга - сажали в долговую тюрьму, как это произошло с Андреем Гребенщиковым в 1766 году, могли наказать и за мелкие проступки по отношению к членам коллегии. Так, купца Вязьмитинова за упорный отказ поставить подпись под решением коллегии было приказано "на неделю посадить на хлеб и воду".
   Мануфактур-коллегия была создана Петром I для того, чтобы способствовать предпринимательской деятельности народа. Государство делало все для фабрикантов: предоставляло льготные кредиты, до 1758 года приписывало к фабрикам и заводам крепостных, давало монопольные права, освобождало от налогов, следило за тем, чтобы эти льготы использовались для народа, а не разворовывались, и защищало монопольные права первопроходцев, получивших такие права. Предприниматели были неподсудны обычным судам. За расширение производства награждались орденами и медалями. В результате в России в короткие сроки была создана крупная промышленность.
   Рука об руку с царем действовал купеческий капитал (Сериков, Дубровский, компании Щеголина, Микляева, Бабушкина, Евреинов, Старцов, Павлов, Мыльников, Томилин, Рюмины, Турчанинов, Цимбальщиков, Затрапезный, Гончаров, Волков, Филатов, Корнилов, Скобельников, Павлов, Никифоров, Панфилов, Сабольников, Ворогин, Кузнецов, Кирилов, Вестов и иностранные купцы Тиммерман и Тамес с семью русскими купцами). Дворяне, за исключением некоторых вельмож, не имели ни возможности, ни желания заниматься предпринимательской деятельностью. Компания Шафирова, Толстого, Апраксина была вскоре выкуплена купцами. Делом дворян было управление и оборона. Автор представляет обычный контроль за выплатой налогов как ограничения свободы предпринимательской деятельности. Никто никогда в России не мешал создавать и расширять предприятия. С конца царствования Елизаветы Петровны государство проводит антимонопольную политику. До 1775 г. требовалась только уплата определенных налогов с оборудования. В 1775 г. и эти налоги были отменены. Во времена немецкого засилия и не легитимности императорской власти, дворянство добилось отмены приписки крепостных к предприятиям и ограничений на ремесленную деятельность крепостных и государственных крестьян. Это привело к быстрому росту крестьянской промышленности. (Ред.)
   "Легенда о том, что Франц Яковлевич Гарднер при столь жесткой системе государственного надзора мог открыть производство фарфора в 1754 или 1756 году и продолжать его без соответствующего разрешения на протяжении десятилетия, не выдерживает никакой критики. Тем более, что он был иностранным подданным, человеком состоятельным и известным, и не мог рисковать своим положением. Поэтому первым шагом в создании фарфоровой фабрики, как полагалось по закону, было его обращение в Государственную мануфактур-коллегию. Подлинник челобитной Ф.Я. Гарднера от 1 декабря 1765 года сохранился в специально заведенном "Деле по челобитной английского купца Гарднера". (РГАДА, Ф 277, оп 10, ех 761), в котором содержатся также материалы делопроизводства и переписки с Мануфактур-коллегией с 1766 по 1769 год".
   Автор снова возвращается к попыткам передвинуть срок возникновения предприятия на десяток лет. В других местах он изображал государственную власть, как и все в России, косной и неэффективной. Здесь он придает ей поразительную эффективность ради того, чтобы достигнуть поставленной цели. Чиновники в Императорской России были, надо полагать, лучше теперешних, но всеведением они не обладали. Попадались среди них и недобросовестные. Таких власть наказывала. (Ред.)
   "Он был отлично осведомлен об отсутствии на российском рынке отечественного фарфора, а потому сознательно умалчивает о Петербургском Императорском заводе, продукция которого не выдерживала конкуренции с иностранными изделиями, и переводит вопрос на качество изделий, справедливо утверждая, что "в России делания разной фарфоровой посуды фабрик еще не учреждено и ко удовольствию не размножено, а хотя некоторым людем позволения о том чинены были, но никто не толко такой фабрики не размножил, но и сделанные ими образцы с ыностранными никакого сходства почти не имеют".
   Не умалчивает, а не упоминает, поскольку государственное предприятие не обладало монополией. Правительство Екатерины II энергично развивало частную промышленность и свертывало государственную. При этом, делало это таким образом, что внутренний продукт страны рос, а не падал. (Ред.)
   "Наличие этих домов отличало Вербилки от других фабричных поселков, где рабочие ютились в фабричных помещениях, размещаясь на ночлег на станках и около станков, В лучших случаях они жили в "казармах", где десятки, а порой больше ста человек находились в одном спальном помещении".
   Е.Н. Мачульский как будто описывает положение английских рабочих или американских негров. Положение рабочих в России было, конечно, значительно лучше. Приписанные к фабрикам крепостные обычно жили в собственных домах. В бараках жили приписанные к фабрикам заключенные. Вот как описывает иностранец Берхгольц таких рабочих: "...г. Тамсен повел нас сперва в женское отделение, где работают девушки, отданные на прядильню в наказание лет на десять и более, а некоторые навсегда; между ними было несколько с вырванными ноздрями. В первой комнате, где их сидело до тридцати из самых молодых и хорошеньких, было необыкновенно чисто. Все женщины, находившиеся там и ткавшие одна подле другой вдоль стен, были одеты одинаково и даже очень красиво, именно все они имели белые юбки и белые камзолы, обшитые зелеными лентами. Замужние женщины были в шапках (сделанные у некоторых из золотой и серебряной парчи и обшитые галуном), а девушки - простоволосые, как обычно ходят здешние простолюдинки, т.е. с заплетенными косами и с повязкою из ленты или тесьмы". Это описание относится к началу века, в рассматриваемое время положение значительно улучшилось (в частности, ноздрей женщинам уже не рвали). (Документы и материалы по истории народов СССР. Реформы Петра I., 1937, М, Соцэкгиз, с. 347). (Ред.)
   "Платить ему Гарднеру по именному указу 1763 г. положенный сбор с числа зделанного товару по одному проценту. Платить ему Гарднеру того уезда, где оная фабрика им заведена будет в провинциальную или в воеводскую канцелярию бездоимочно" (л 64)".
   Жесткие требования выражаются конкретно в налоге с продаж в размере 1%. Сейчас налог с продаж обычно равен 5%, но это мелочь в сумме налогов, обрушивающихся на современного предпринимателя. Эта сумма приближается к 100% от себестоимости. Кроме указанного ничтожного налога, предприниматель платил только подушную подать за своих рабочих, которая, как мы указывали выше, была невелика. Екатерина II была немкой, но помнила о судьбе мужа и проводила национальную политику. (Ред.)
   "Видимо, плотина на Якоти была слишком мощной, если оказались подтопленными луга на расстоянии полверсты выше по ее течению. Рапорт об итогах проверки не сохранился, видимо, дело было закончено полюбовно, однако Гарднеру пришлось уменьшить плотину. А землемер в угоду ему изобразил на Генеральном плане пруд при плотине в виде крохотной лужицы, которая никак не могла угрожать владениям соседа".
   Автор с завидной последовательностью изображает всех жуликами. Для того чтобы обвинять землемера, нужно было бы взять карту и посмотреть горизонтали. Якоть вблизи Вербилок течет в глубоком овраге, и пруд не должен был быть большим. (Ред.)
   "Как видим, сельцо окружала богатая природа".
   В чем автор видит богатство природы? "Земля к плодородию посредственна". Климат, при котором вызревает только рожь и овес. Лес, в котором 93% годится только на дрова, а оставшиеся 7% имеют высоту 13-15 м (хороший спелый лес выше 30 м.). Несудоходные реки.
   Упоминаемые автором со знаком вопроса ронки, - это сойки. (Ред.)
   "Праздники для кавалеров каждого ордена устраивались при императорском дворе один раз в году, и именно для них было задумано создать специальные парадные сервизы - на 60 персон для кавалеров Георгиевского ордена, на 40 персон - Александра Невского и на 30 персон - для кавалеров ордена Андрея Первозванного. Но чего не было ни в одной стране - эти сервизы решено было сделать из фарфора, ставшего последним криком моды в XVIII веке. Учитывая обилие праздничного застолья, каждый такой сервиз должен был состоять из сотен различных приборов. Замысел был грандиозным и небывалым. Дело оставалось за тем, чтобы найти для него исполнителя".
   Автор пишет в высшей степени безответственно. Он не знает, были подобные сервизы в других странах или нет. Был ли замысел "грандиозным и небывалым". Заказ сервизов выражается сотыми долями процента от бюджета.
   Автор не знает русского языка. "Застолье" - это общество, собравшееся за столом, а не количество еды на столе, как ему представляется. Мне кажется, что факт заказа сервизов выражает заботу правительства о русской промышленности. Еще рельефнее эта забота выражается в низких налогах на промышленность и в заградительных пошлинах. Как только завод стал производить продукцию в достаточно больших количествах, Екатерина II запретила ввоз фарфора из-за границы. (Ред.)
   "Ответственность за выполнение этой работы возлагалась на Кабинет Ее Императорского Величества, во главе которого с начала 1760-х годов стоял граф Адам Васильевич Олсуфьев. Человек деятельный и рассудительный, он в свое время сыграл главную роль в преобразовании и развитии Императорского фарфорового завода, но в отличие от своего тщеславного предшественника барона Черкасова не ставил развитие российского производства в зависимость от ложной "чести мундира". Он понимал, что Императорский фарфоровый завод даже после его преобразования в 1765 году не был готов к выполнению такой большой работы. Завод не был рассчитан на массовое производство, а индивидуальные заказы выполнялись с привлечением сторонних ювелиров, мастеров по металлу, шлифовщиков драгоценного и полудрагоценного камня, и потому его изделия обходились слишком дорого".
   Автор любит давать необоснованные определения: граф Олсуфьев - деятельный и рассудительный, барон Черкасов - тщеславный. Известно, что монархия эффективно подбирает чиновников и этим отличается от демократических режимов. Объяснять передачу заказа Гарднеру тем, что Императорский завод не был рассчитан на массовое производство, странно. Орденские сервизы - это не массовое производство. (Ред.)
   "Итак, путешествие на Украину, отнесенное семейной легендой к началу 1760-х годов, состоялось только через полтора десятилетия после указанной даты. Но следует обратить внимание, что оно было организовано не для поисков, а для покупки необходимых материалов. Эти покупки явно связаны с заказом на выполнение орденских сервизов, для которых необходимо было заготовить крупные партии глины разных сортов, и тут уж нельзя было ограничиться посылкой того или иного приказчика. Вероятно, что Петербург настаивал на использовании уральской глины, которая применялась на Императорском фарфоровом заводе, а у Гарднера было иное мнение. Следовало в ходе будущей работы сравнить эти материалы, либо использовать в различных сочетаниях при изготовлении тех или иных изделий".
   Из факта поездки в 70-х годах никак не следует, что ранее Гарднер сидел дома. (Ред.)
   "Назойливое украшательство более соответствовало вкусам императрицы. В делах Кабинета проходят упоминания о многочисленных покупках ювелирных изделий, табакерок и прочих мелочей, украшенных бриллиантами. Они раздавались налево и направо не только ближайшим вельможам, но и первым попавшимся чиновникам при разъездах Екатерины II по городам Российской империи".
   Автор знает все. Знает он вкусы императрицы, знает он, что она раздавала табакерки "первым попавшимся" чиновникам. Это знание основано на одном - на постулате, что в России все плохо, даже немки. Историки рисуют Екатерину II как женщину расчетливую. Что касается вкуса, то о вкусах, как известно, не спорят. Во всяком случае, для того чтобы так категорически высказываться, нужно быть искусствоведом, а не школьным учителем истории. Известно, что в Императорской России и при Екатерине II все области искусства стремительно развивались. Что касается раздачи подарков "налево и направо не только ближайшим вельможам, но и первым попавшимся чиновникам при разъездах Екатерины II по городам Российской империи", то это выглядело следующим образом: В Москве после заключения славного Кучук-Кайнарджийского мира П. А. Румянцеву "за разумное полководство (в войне с Турцией 1768- 1774 гг.) алмазами украшенный повелительный жезл или булава; за храбрые предприятия - шпага, алмазами обложенная". А.В. Суворову тогда же золотая шпага, осыпанная бриллиантами. В Новоросии Екатерина II дарит Суворову украшенную бриллиантами табакерку. Кораблестроителям за спуск на Черном море линейного корабля и двух фрегатов Екатерина поднесла серебряные подносы с деньгами. За штурм Очакова Г.А. Потемкин получил драгоценный жезл и шпагу с алмазами. Суворов получил бриллиантовое перо на каску с литерой "К" (Кинбурн). За победу при Фокшанах Суворов награжден бриллиантовыми знаками к ордену Андрея Первозванного. За победу у реки Рымник, где была разгромлена турецкая армия, в четыре раза превосходящая соединенные силы русских и австрийцев, Суворов получил от императрицы шпагу, усыпанную бриллиантами, и перстень. Известный Радищев работал на таможне. "...совершеннейшую ревность и неутомленное радение к службе" и за то, что "прилежностью своею и праводушием знатно способствовал к немалому приращению сего года против прежнего таможенных доходов", он получает звание надворного советника в том же году. Через три года - коллежского советника. Жалование повышается с 450 до 750 руб. в год. В разное время "в назидание за труды" по повышению таможенных сборов А.Н.Радищев награждается крупными денежными суммами и орденом св. Владимира IV степени. (Заичкин И.А., Почкаев И.Н. 1994. Русская история от Екатерины Великой до Александра II. М, "Мысль", с. 212; Удовик В.А. 1997. Александр Воронцов и Александр Радищев. Вопр. истор. N 10 с. 147-154). (Ред.)
   "О событиях этого времени впервые подробно рассказал Ю.А. Арбат в своей книге "Фарфоровый городок" (1957). Однако автор книги заострил внимание не на развитии предприятия в этот период, а на промахах и неудачах Сары Александровны, допущенных ею во время опеки над имением малолетних детей. На этом основании он характеризует ее "глупой, вздорной, к тому же целиком занятой своей семьей и в силу этого совершенно неспособной руководить вторым по значению фарфоровым заводом России". ( Стр. 31). Однако столь однозначная оценка совершенно несправедлива. Дело в том, что на плечи Сары Александровны наряду с воспитанием и образованием малолетних детей легли непривычные для женщины хозяйственные заботы. И, несмотря на все трудности, прежде всего финансовые, ей удалось не только сохранить фарфоровый завод, служивший единственным источником семейного благополучия, но и обеспечить его новое развитие. При этом, значительные средства пришлось вложить также в перестройку обветшавшего московского дома Гарднеров".
   О Саре Александровне, опираясь на факты, можно сказать следующее. Она добросовестно выполнила свой супружеский долг, родив и воспитав пятерых детей. Имущество этих детей оказалось под угрозой при втором замужестве, но институт опеки в Империи надежно защищал интересы наследников, и все обошлось благополучно. Несерьезно требовать от молоденькой немочки искусного управления сложным предприятием. Она перепоручила это управление иностранцам, некоторые из которых тут же воспользовались представившимися возможностями обогащения за счет сирот. Положение усугублялось Персидской (1804-1807 гг.) и Турецкой (1806-1812) войнами на Юге и, в первою очередь, войнами с европейскими соседями. Франция, хотя и ослабленная революцией, все еще была сильнейшей страной континентальной Европы и под властью Наполеона начала серию завоевательных войн. Россия была вынуждена подумать о защите. Первая компания 1805-1807 гг. не дала решительного результата. После ее окончания России пришлось воевать со Швецией (1808-1809). В 1812 г Наполеон, во главе объединенной армии западной континентальной Европы, вторгся в Россию и сжег Москву. Война закончилась в 1814 г. в Париже. Непрерывные войны требовали напряжения всех сил страны и не могли не сказаться на российской промышленности. Можно предположить, что этим в первую очередь объясняют трудности Вербилковского завода. (Ред.)
   "Полученные в долг деньги открыли возможность для увеличения производства на фарфоровой фабрике. Крестьяне вновь приобретенных селений при прежних владельцах выполняли барщинные работы. Но с давних пор доходной статьей в их хозяйстве была заготовка и доставка в Москву строевого леса и дров. Теперь многие из них в порядке барщины выполняли те же извозные работы, а также доставляли на фарфоровую фабрику лес, дрова, глину и другие материалы".
   Никак не обоснованное и маловероятное предположение. На север от Москвы большинство крестьян было на оброке. (Ред.)
   "Другие крестьяне: из Гарей, Запрудни и Тарусова - использовались непосредственно на строительных работах. За счет их бесплатного барщинного труда в Вербилках развертывается большое строительство, какого не бывало в предыдущие десятилетия".
    
   Труд не был, конечно, бесплатным. Из нижеприведенных данных следует, что даже при простоях завод выдавал работникам содержание. Нежелание Гарднеров опираться на свободный наемный труд было связано как с дороговизной этого труда в России, так и, главным образом, с текучестью рабочей силы. Работа на заводе не привлекала крестьян. Бесплатность крепостного труда - советский идеологический штамп. Крепостные крестьяне работали часть времени на себя, часть времени на помещика и государство. Работа на себя соответствовала заработной плате современных и тогдашних наемных работников. (Ред.)
    
    
   "Сбыту российских изделий на протяжении всех лет существования фабрики мешала конкуренция со стороны привозных зарубежных товаров. Не только фарфора, но и фаянса и другой посуды из разных стран. Так, в 1797 г. стоимость ввезенной в Россию "китайской, японской и прочей европейской" фарфоровой посуды составила 33327 рублей. Но намного больше, согласно официальным сведениям - на 145225 рублей 94 копейки, было ввезено из заграницы разнообразной дешевой посуды: "глиняной, муравленной и ценинной, фаянсовой, дельфской и простой деревянной всякой, подносов без лаку и с лаком". Большой популярностью пользовалась сравнительно недорогая "каменная посуда". Так называли английский фаянс Веджвуда, отличавшийся прочностью, изящностью классических форм и широким разнообразием окраски - от иммитации зернистой структуры шлифованного камня до вставок и медальонов с белоснежными гирляндами и барельефами на небесно-голубом фоне. В связи с наполеоновскими войнами ввоз фаянса сократился в 1799 г. до 88 тысяч рублей, но спрос на него оставался большим. Так, в газете "Московские ведомости" 11 февраля 1800 г. было помещено известие о появлении специализированного магазина, торгующего иностранным фарфором":
   Екатерина II запретила ввоз фарфора в Россию.
   Описываемое время относится к правлению Павла I. В конце 1799 г. Наполеон только пришел к власти. Его диктатура установилась в 1800 г., императором он стал в 1804 г. Внешняя политика во времена Павла I непостоянна. (Ред.)
   "Звание английских купцов, которым так дорожили Гарднеры, на этот раз сыграло с ними злую шутку. Вступив во временный союз с Наполеоном, император Павел I присоединился к "континентальной блокаде" против Англии, запрещавшей торговлю с этой страной. В начале 1801 г. он подписал еще одно повеление - об аресте всего английского имущества на территории Российской империи. При Коммерц-коллегии была создана Ликвидационная контора, приступившая не только к аресту привозных из Англии товаров, но и к описи имущества постоянно проживающих в стране англичан, которое в любой момент могло быть конфисковано. Указ ударил по российской экономике, в которой английские предприниматели играли заметную роль. В числе других попало под секвестр и имущество наследников английского купца Гарднера".
   После Итальянского похода Суворова Англия, опасаясь усиления России, предприняла ряд недружественных действий. В частности, англичане захватили Мальту и препятствовали нормальной торговой деятельности государств, имевших порты на Балтике. Россия, Дания, Швеция и Пруссия для защиты своих торговых интересов заключили конвенцию о вооруженном нейтралитете. Наполеон воспользовался обострением отношений между Англией и Россией. В 1801 году Англия направила в Балтийское море военную эскадру под командованием Нельсона с целью нападения на Ревель и Кронштадт. Этими внешнеполитическими событиями были вызваны меры, направленные против английских подданных в России. Столкновение удалось предотвратить. 5 июня 1801 г. была подписана англо-русская морская конвенция. Взаимовыгодная торговля между странами возобновилась. (Ред.)
   "Опекунство началось со скандала, который продолжился и в последующем. Вопреки воле С.А. Гарднер купеческая гильдия добилась назначения опекунами купцов Герасима Ивановича Целибеева и Степана Ивановича Зорина, которые не были специалистами по фарфору да к тому же оказались небескорыстны - последний, например, присвоил взятый на фабрике фарфор на сумму более тысячи рублей".
   Автор щедро раздает голословные обвинения. Ниже читатель увидит, что между Гарднарами и этим купцом существовали взаиморасчеты, разобраться в которых он не может. Если бы действительно имел место факт присвоения, виновный понес бы наказание. Этого не было. (Ред.)
   "Вполне возможно, что эти перемены были связаны с деятельностью молодых Гарднеров, которые получили более современное воспитание и придавали важное значение гуманному отношению к работникам".
   Возможно, что постепенно семья Гарднеров отказывалась от западноевропейской культуры и усваивала традиции русского православия. (Ред.)
   "После подписания в 1807 г. Тильзитского мира с Наполеоном Россия была вынуждена присоединиться к "континентальной блокаде" против Англии. Наполеон добивался, чтобы по условиям "блокады" все европейские государства полностью прекратили торговые отношения с Англией. Это было крайне невыгодно для российской экономики, но в сентябре 1807 г. по указанию Министра коммерции вводится, как прежде при Павле I, запрещение на английское имущество в России. Возобновилась деятельность Ликвидационной комиссии в Санкт-Петербурге, которая приступила к конфискации товаров, доставленных из Англии или отправлявшихся в Англию. При этом весь доход от конфискации должен был поступить в казну".
   Тильзитский мир был следствием поражения при Фридлянде. Денис Давыдов пишет о чувстве негодования, которое он вызвал в среде офицеров. "Тогда еще между нас не было ни одного космополита; все мы были старинного воспитания и духа, православными россиянами, для коих оскорбление чести отечества было то же, что оскорбление собственной чести". Правительство по условиям мира было вынуждено проводить антианглийскую политику. Россия формально находилась в состоянии войны с Англией. Однако действовать по указке Наполеона никто не хотел. Этим объясняются описываемые события. Фабрику у семьи Гарднер не отобрали. (Ред.)
   "И никого из чиновников не тревожило то, что речь идет об уничтожении редкостного предприятия, составлявшего гордость России".
    
   Это пустословие. Что тревожило или не тревожило чиновников в России, ни автор, ни редактор не знают. Можно только говорить о том, что, как следует из дальнейшего, вели они себя в данном случае весьма разумно. (Ред.)
   "Суровым испытанием для страны стало вторжение армии Наполеона в 1812 г. Вскоре после первых известий об этом начинается формирование ополчения, в которое владельцы имений направляли своих крестьян, за свой счет обеспечивая их обмундированием и нехитрым военным снаряжением. Граф Шереметев из своих имений набрал целый эскадрон, но большинство помещиков отпускали в ополчение по 1-2 ратника или вносили вместо них деньги по 2 тысячи рублей".
   Наполеон перешел границу с 600-тысячной армией объединенной континентальной Европы. Ей противостояла 200-тысячная русская армия. Война, как известно, закончилась в Париже. Каждый знает этот славный отрезок русской истории по великолепному роману "Война и мир" гр. Толстого. Ополчение (один человек с сотни в центральных губерниях) дало полмиллиона ратников. Кроме того, производились обязательные рекрутские наборы. Четыре человека от Вербилок - это типичные цифры, это столько, сколько и следовало ожидать. Потери народа составили около двух миллионов человек, - это 5 % населения. Война потребовала, кроме того, огромных материальных расходов (1 миллиард руб.). Правительство Александра I было вынуждено для финансирования войны прибегнуть к выпуску ассигнаций. В результате курс бумажного рубля упал к 1814 году до 20 коп. серебром. Замечательно, что в этих тяжелых условиях, при прямых потерях в результате пожара Москвы почти в сто тысяч рублей фабрика Гарднеров выстояла и успешно развивалась. (Ред.)
   "При восстановлении Москвы в первую очередь поднимались из руин городские усадьбы богатых помещиков, на месте которых строились новые роскошные дворцы. В этом отношении справедливы слова грибоедовского полковника Скалозуба, что "пожар способствовал столицы украшенью".
   Цитата искажена. А.С. Грибоедов написал: "Пожар способствовал ей много к украшению". (Ред.)
   "Потребности дворцового строительства привели к широкому размаху ремесел по производству резной мебели и предметов украшения. Из описания нанесенного ущерба мы убеждаемся, что и Гарднеры уже накануне войны по своему образу жизни старались приблизиться к русскому дворянству и его художественным вкусам. При восстановлении усадеб неменьшими были и потребности на фарфор, тем более, что в ходе продолжавшейся войны прекратился привоз из-за границы. Спрос оказался настолько велик, что в послевоенные годы появляются десятки фарфоровых и фаянсовых предприятий, в том числе крестьянских мануфактур. Если в 1812 г. в России были отмечены лишь 2 частных фарфоровых завода, то в 1816 году - 30, 1820 году - 38, в 1824 году - 45".
   Победа над Наполеоном, естественно положительно сказалась на экономике страны. Россия получила контрибуцию, сделала территориальные приобретения, получила возможность проводить вполне независимую таможенную политику, смогла резко снизить расходы бюджета и приступила к погашению внутреннего долга, скупая и сжигая ассигнации. Все это не могло не отразиться на развитии экономики страны и положении Гарднеровской фабрики в частности. Устойчивый экономический рост продолжался до нового нападения, осуществленного Францией с новыми союзниками (Великобританией, Турцией и Сардинией). Естественно, рост производства не ограничивался предметами дворянского обихода. С начала века посевные площади России возросли на 50%, увеличилось производство технических культур и картофеля. Промышленное производство удвоилось. (Ред.)
   "Чиновное положение поставило братьев на разные сословные ступени. Младший из них стал дворянином, средний - разночинцем, и только старший, Александр Францевич, отдавший фабрике около 20 лет своей жизни, остался в звании купца".
   Автор не разбирается в сословной структуре Империи. Нет такого сословия разночинец. (Ред.)
   "Каждому из них надо было обеспечить воспитание и содержание, соответствующее запросам дворянского образа жизни, а это требовало немало средств. Старшие сыновья один за другим поступали на военную службу, что соответствовало патриотическому настрою в России после победы над Наполеоном".
   Автор имеет превратное представление о дворянах. Моральной обязанностью дворян было образование и служба. Победа над Наполеоном тут ни при чем. Россия одерживала много побед и раньше и позже. Мачульский думает, что дворяне жили роскошно, и очень в этом ошибается. По данным восьмой ревизии (1836 г.) многие дворяне вообще не имели крепостных. Из тех, кто имел крепостных, 70% владели менее чем 21-ой душой. Завод в Вербилках использует труд нескольких сотен рабочих. Если Гарднеры хотели вести дворянский образ жизни, им следовало "затянуть пояса". Малый народ все время делает одну и ту же ошибку: смотрит на карту, видит, что Россия занимает огромную территорию, решает на этом основании, что она богатая, и начинает искать это богатство у царя, дворян, капиталистов. Большая страна и богатая страна не одно и то же. Россия - бедная страна. Россия - это союз бедных народов, которые, объединившись, сумели отстоять свою свободу. (Ред.)
   "Когда началась Крымская война, П.П. Гарднер в составе войск Петергофского отряда с марта 1854 года участвовал в охране прибрежья Санкт-Петербургской губернии и еще раз заслужил "Высочайшее благоволение" за работы по устройству батарей в устье Невы".
   Крымская война с Францией, Великобританией, Турцией и Сардинией 1853-1856 гг. имела целью ослабить Россию. Формально она возникла из-за попыток России защитить православные славянские народы Османской Империи. Благоприятным положением воспользовалась Австрия. Она сосредоточила на границе с Россией большую армию и, угрожая вторжением, заставила Николая I вывести войска из Молдавии и Валахии, после чего оба княжества были оккупированы австрийцами.
   Нельзя считать это поражение позорным. Приведу грубую оценку мощи сторон по людским ресурсам: Франция - 33 млн., Великобритания - 24 млн., Турция - 10 млн. и Россия - 53 млн.. Эта оценка показывает приблизительное равенство сил. Истинное соотношение сил несколько иное. В Российской Империи население - 75 млн. В Британской Империи около 200 млн. Франция с колониями - 49 млн.
   Учитывая, что нападение на Россию, ведущую войну на Кавказе, было выбрано странами - инициаторами войны, достаточно обдуманно, исход войны нельзя считать неожиданным. Превосходство коалиции в количестве и качестве вооружения имело место (нарезное стрелковое оружие и паровые военные суда только начали поступать в Русскую армию, а коалиция закончила перевооружение). Военные действия велись на Дунае, в Закавказье, в Балтийском и Белом морях, на Камчатке, в Крыму. Основные события развернулись в Севастополе. В 1855 г. против 110 тыс. русских с 466 орудиями действовала 170 тыс. союзная армия с 541 орудиями. Севастополь пришлось оставить. Однако противник был также обескровлен, не смог захватить Петропавловск, только частично добился своих целей и не мог продолжать войну. В 1856 г. был заключен невыгодный для России мир. Россия потеряла Аландские острова, устье Дуная и часть Бессарабии. Франция и Англия занялись захватами в других частях мира. Через 15 лет Россия восстановила свои позиции на Черном море, но не вернула Аландских островов на Балтике. Петр Петрович Гарднер добросовестно исполнил свой долг перед Россией. (Ред.)
   "Теперь оставшиеся в деревне 65 семей несли в пользу помещика обременительные и разнообразные повинности. С каждой семьи полагался денежный оброк по 14 рублей 30 копеек, почти равный среднему заработку рабочего-мужчины".
   В 40 гг. XIX в. заработок фабрично-заводского рабочего был 66,6 руб. серебром. (Ковальченко И.Д., Милов Л.В. Об интенсивности оброчной эксплуатации крестьян Центральной России в конце XVIII первой половине XIX веков. История СССР, N 4, 1966, с. 55-80). Если оброк дается в серебряных рублях, то он равен 21% от заработной платы. Средний оброк в Московской губернии был в середине XIX в. 11руб. 40 коп. серебром в год с ревизской души. Если автору угодно считать, что 66,6 ? 14,3, Бог ему судья. Журналист Арбат забыл, что в школе его учили приводить размерность. В 40 гг. действовали кредитные рубли и, возможно, оброк приводится в кредитках. Тогда доля оброка от заработной платы меньше. Что касается других повинностей, на которые жалуются крестьяне, то следовало бы выслушать обе стороны. Заметим, что со времени Павла I барщина была установлена в размере трех дней в неделю. Барщина отрабатывалась с тягла (3 мужских и 3 женских дня). Семьи при крепостном праве большие, и тягло имело обычно двух, трех работников. Поскольку крестьяне платили оброк, то они должны были работать меньше. Приведенные данные не позволяют судить ни о жизни крестьян, ни о сердце Николая Франциевича. Арбат и Мачульский с удовольствием привели бы жалобы крестьян на жестокость помещика. Ссылки на случаи телесного наказания крестьян отсутствуют, и это свидетельствует о том, что таких случаев не было. Крестьяне и рабочие верили в Бога, не разводились, не делали абортов, родили много детей, совершали меньше преступлений (2 убийства на 100 000 граждан в год), пили меньше, чем сейчас. (10 литров водки на душу в год). Столько же, сколько в западной Европе. Иностранцы в XVIII в. описывают крестьян как веселых и добродушных, на грани XIX-XX вв. - как угрюмых и недружелюбных. Реальная заработная плата рабочих завода нам неизвестна. Гакстгаузен, изучавший Россию в 40-х годах, писал: "даже денежная заработная плата в России, в общем, выше, чем в Германии. Что же касается до реальной платы, то преимущество русского рабочего перед заграничным в этом отношении еще значительнее". (Ред.)
   "В их мировоззрении все меньше места оставалось для самоотверженности и самопожертвования, которые проявил старый Гарднер в многолетней борьбе за становление, развитие и сохранение своего любимого детища. Его внукам пришлось искать новые пути, разрываясь между заботами о фабрике и совершенно новым кругом семейных забот, а из многочисленных правнуков только трое попытались продолжить славную семейную традицию. Неудивительно, что середина XIX столетия была связана с застоем и даже упадком производства, несмотря на попытку объединить усилия семьи в "Компании гарднеровского фарфоро-фаянсового завода".
   Естественнее связать застой с тяжелой войной. Министерство финансов Николая Первого с огромным трудом привело к 1839 году денежное обращение в порядок. Война потребовала выпуска бумажных денег. В 1857 году из 258 млн. руб. доходов, 100 млн. шло на обслуживание долга, 117 млн. на армию и флот. На все остальное оставалось только 40 млн. (Ред.)
   "В то же время приведенные цифры свидетельствуют о низкой доходности предприятия, что было связано с преобладанием малопроизводительного ручного труда. Согласно этим сведениям, выработка на одного рабочего составляла около 100 рублей в год или в полгода. В более выгодном положении оказываются предприятия ткацкой промышленности, которой раньше коснулась механизация производственного процесса: на бумагопрядильне купца Филатова в Дмитрове 100 рабочих производят пряжу на 50 тысяч рублей, в селе Волдынском Дмитровского уезда миткальная фабрика купца Зубкова при 33 работающих производит товар на 52 тысячи рублей (там же, стр 118)".
   Автор пишет о том, чего не понимает. Чтобы сравнивать разные предприятия между собой по производительности труда, нужно знать добавленную стоимость на рабочего. Чтобы сравнивать их доходность, нужно знать основной и оборотный капитал и прибыль. (Ред.)
   "Техническое отставание производственного процесса не только ограничивало доходность предприятия, оно тормозило возможность получения достойной заработной платы для большей части работников и в конечном счете должно было отразиться и на качестве художественного творчества, в котором безраздельно господствовал ручной труд".
   Автор не имеет никаких оснований для своих заключений, что его нисколько не смущает. Прибыль - основной показатель успешности работы предприятия неизвестна. Автор убеждал читателя, что стоит только начать использовать "даровой крепостной труд", как деньги потекут рекой. Этого явно не произошло. Гарднеры не расширяют производство, а занимаются его механизацией. Поскольку деньги на это есть, то, по-видимому, предприятие работает с прибылью. (Ред.)
   "На протяжении десятилетий на фарфоровой фабрике в Вербилках складывался рабочий коллектив, основу которого составляли постоянные жители из коренных и пришлых людей. Работало на фабрике практически все мужское население, начиная с девятилетних детей, которые числились учениками и обучались по специальности на рабочем месте. Коренные жители успешно осваивали точильное и живописное искусства, из их числа вышел к 1797 году даже мастер точильного отделения. К сожалению, нам неизвестно имя этого мастера так же, как имена искусных живописцев, точильщиков и скульпторов, создававших своим трудом славу гарднеровскому предприятию. Лишь единственный раз за всю его историю упоминается в документе 1849 года имя одного из лучших рабочих-наставников, который был выходцем из деревни Стариково":
   Дети учились с девятилетнего возраста. Сейчас учатся с семи лет. Форма обучения в течение многих веков была профессиональная. Ученик перенимал рабочие навыки мастера. Эта система дала миру великих живописцев, скульпторов, архитекторов. Постепенно эта система вытесняется школьным образованием. Появляется профессия учителя, и ученик получает универсальные знания, большую часть которых никогда не использует. Обе системы имеют свои плюсы и минусы. Автор правильно отмечает элемент обучения в работе детей на фабрике. Вряд ли число детей на фабрике было велико. (Ред.).
   "Жизнь гарднеровских мастеров не была легкой и безоблачной. XIX век по всей России отличался особенно жестокой эксплоатацией рабочих"
   Эксплуатация - слово из марксистского словаря. Реальная заработная плата слабо изменяется во времени. Ее определяет спрос на труд и предложение труда, а также многие дополнительные факторы вроде изменения налогового бремени и инфляции. В конце XVIII в. четверть ржи стоила 2 руб. 42 коп., пшеница - 7 руб. Заработок промыслового работника 32 руб. В середине XIX в. рожь - 2 руб. 9 коп., пшеница - 7 руб. 6 коп. за четверть (2,0991 гектолитр), заработок 66 руб. серебром в год. (Ковальченко, Милов, 1966). Русский рабочий в XIX в. имеет большую реальную заработную плату, чем его западные соседи. В Россию переселяются немцы и сербы. О степени "эксплуатации" недвусмысленно говорит то, что в 1842 г. многие из крестьян Вербилок оказались зажиточными. (Ред.)
   "Вдова утверждала, что их дед, Илья Степанов, свободный выходец из Польши, был в 1767 г. добровольно записан в крепостные к селу Иванисову помещика Выродова, а в 1773 г. отдан в Вербилки "для зажития должных якобы Гарднеру денег". Дмитровский уездный суд, ссылаясь на ревизские сказки XVIII века, покривил душой, опровергая ее заявление. Он доказывает, что их предок принадлежал помещику Урусову еще по ревизии 1763 г., чего не было на самом деле, т.к. Илья Степанов не числится в купчей Выродова 1766 г. - его фамилия впервые появляется только во втором контракте Выродова с Ф.Я. Гарднером в 1773 г".
   Автор все время применяет один и тот же прием: если что-то не подтверждается известными ему документами, то этого и не было. Он не хочет считаться с тем, что сохранилась ничтожная доля документов. В данном случае суд ссылается на документ 1763 г., который Е.Н. Мачульский не видал. Отсюда никак не следует, что такого документа не было. Не будучи юристом, он не может судить о правомерности применения указа 1736 г. к данному случаю. (Ред.)
   "Воспользовавшись этим указом, Петр и Николай Гарднеры 1 июня 1840 г. обратились в Департамент мануфактур и торговли с предложением, чтобы им разрешили уволить состоящих при фабрике людей. Конечно, они "просят учинить им за то вознаграждение, так как от крестьян они возмещения не получили". Решение вопроса затянулось на два года, но в итоге потомки коренных жителей сельца Вербилки в 1842 году получили освобождение от крепостной неволи".
   Крестьяне Вербилок с 1794 года не были крепостными и поэтому не могли освободиться от крепостной неволи. Гарднеры не нуждались в разрешении на освобождение крестьян, поскольку такое право было дано указом 1840 г., но просили возместить им убытки. Что решил суд автор не сообщает. (Ред.)
   "Крепостной крестьянин по положению обязан был иметь собственный двор, и каждая семья при переезде в Вербилки получала отдельный деревенский дом из двух помещений с промежуточными сенями. Большее помещение размером 10х8 аршин (7.1х5,6 м) использовалось как горница в летнее время и в праздничные дни, а постоянно жили в меньшем (5,6х5,6 м) ради экономии топлива. Так что в зимнее время условия проживания семьи были не лучше, чем в деревенской избе. При необходимости для хозяйственных целей к дому пристраивали сарай, хлев, на участке имелся небольшой огород".
   Жилищные условия (31 + 40 м2)были "не лучше, чем в деревенской избе" и не хуже, чем в настоящее время, если не считать благ технического прогресса: водопровода, парового отопления и электричества, за которые приходится отдельно платить. (Ред.)
   "Все дома в поселке и земля под участками являлись собственностью господина, но крестьянам в отличие от работников, записанных в купеческое и мещанское сословия, дома продавались в их собственность. При этом, цены на эти дома возросли до 200-300 рублей во второй половине столетия. Дом выкупался крестьянином в течение 10-15 лет за счет вычетов из заработной платы. После полной выплаты крестьянин не мог по своей воле распоряжаться домом: он мог продать его только с разрешения господина и только работающему на фабрике человеку. И господские дома, в которых жили новоявленные купцы и мещане, а также пришлые со стороны рабочие, и выкупленные в "собственность" дома крестьян служили верным средством, чтобы сохранить зависимость и тех и других от хозяев фабрики".
   Это в современной терминологии называется ведомственное жилье, господин сейчас называется собственником, предпринимателем. Зависимость была невелика. Продать дом можно было любому работнику фабрики, можно было сдать дом квартирантам. Цель Гарднеров состояла в том, чтобы обеспечить рабочих приличным жильем, ограничить текучесть рабочей силы, улучшить работу фабрики. (Ред.)
   "Несмотря на острые противоречия между новым владельцем и рабочим коллективом, возникшие в первые послереформенные годы, именно на этот период приходится начало нового расцвета завода в Вербилках".
   После освобождение крестьян реальная заработная плата в России падает:
   1860 - 100%; 1861 - 96%; 1862 - 65%; 1863 - 74%; 1864 - 73%; 1865 - 69%; 1866 - 64%; 1867 - 68%; 1868 - 61%. Возможно, именно это способствовало процветанию завода. (Ред.)
   "Крестьянская реформа, объявленная манифестом царя-освободителя Александра II 19 февраля 1861 года, стала переломным моментом в истории России. Сотни тысяч крестьян, получив "вольную", потянулись из деревень, умножая ряды фабричных и заводских рабочих. Во всей России начался бурный промышленный подъем, продолжавшийся более двух десятилетий. Развернулось строительство фабрик и заводов, строились тысячи километров железных дорог. Оживился товарообмен между дальними областями, а вместе с тем росла покупательная способность населения и на всероссийском рынке значительно увеличился спрос на самые различные товары. И на гарднеровском заводе, наряду с широким производством ходовых товаров, возрастает число заказов на художественные изделия, которые составляли гордость предприятия".
   Развитие промышленности России в XIX в. шло достаточно равномерно:
  

Годы

1801

1825

1854

1881

1896

Число рабочих

95000

202000

459637

770842

1742181

Годовой рост в %

3

3,2

  
  
  
  
  
  
  
  
   Увеличение скорости роста можно "объяснять" влиянием Отечественной войны 1812 г., тем, что 1801 г. был благополучным, а в 1854 г. шла тяжелая война с западными соседями, тем, что с 1834 года Россия покрылась сетью железных дорог и т. д. и т. п.
   (Ред.)
   "Для самой Елизаветы Николаевны с ее дворянскими убеждениями и склонностью к личным удовольствиям полученный в наследство завод казался лишней обузой"
   Русские столбовые дворяне видели свою обязанность в службе государству, в первую очередь, в его защите. Гарднеры, как и Лемоны, - новые дворяне. У Гарднеров долго сохраняются традиции шотландского диссидентского купечества. Они в большей степени предприниматели, чем дворяне. Это выражается в выборе гражданской службы многими отпрысками фамилии. Дворянство и новое и старое находится под прессом сначала идей французских просветителей, затем возникшей в России собственной оппозиционной интеллигенции. У значительной его части "ум заходит за разум". Елизавета Николаевна, скорее интеллигентка, чем представительница дворянства. У нее нет корней. Она не склонна ограничивать свою жизнь детьми и родовым предприятием. Главное в жизни для нее была музыка. Музыкальные таланты затем передаются в 4-х поколениях. Дух предпринимательства проявляется, пожалуй, только у одного ее внука - Ю.О. Меснер, который после выхода из Воркутинского лагеря создает что-то вроде фермы. (Ред.)
   "Соопекун воспротивился ее намерению, отражая опасения общественности за дальнейшую судьбу предприятия, прославленного своими более чем столетними традициями".
   Общественность в то время была занята реформами. Радикально настроенная ее часть расшатывала устои трехвековой монархии и организовывала покушения на царя. До продажи завода ей не было никакого дела, и, слава Богу. Заводом она (общественность) займется позже, когда начнет мутить рабочих. (Ред.)
   "До начала 1880-х годов труд рабочих и их права не регламентировались никакими законами. Рабочий день порой доходил до 15-16 часов, за малейшие провинности рабочие наказывались штрафами, отнимавшими значительную часть их зарплаты, которая начислялась хозяевами и мастерами бесконтрольно, а выдавалась на руки только несколько раз в году".
   В 1835 г. было утверждено "Положение об отношениях между хозяевами фабричных заведений и рабочими людьми, поступающими на оные по найму". Положение, в частности, запрещало увольнение без предупреждения за две недели.
   В 1845 выходит закон, запрещающий ночную работу малолетних. В том же году определяется наказание зачинщикам стачек - арест до 3-х месяцев.
   Рабочий день в это время, действительно, длинный, особенно в Московской губернии. Обычно включает длительный перерыв на обед.
  
   Год
   Число часов работы в день
   Рабочих дней в году
   Фактическое число рабочих дней в год
   1885
   12
   288
    
   1904
   10,6
   287,3
    
   1905
   10,2
   286,5
    
   1913
   9,9
   276,4
   257,4
   1914
   9,1
   263
   253
  
   (Кирсанов Ю.И. Жизненный уровень рабочих России. М, Наука, 1979, 287 с.). В Англии с XVI в. установлен вместо 8 часового 9,5 часовой, а включая перерывы, 12 часовой. В Англии XIX в. в начале века 12-часовой рабочий день (чистое время работы 10,5 часов), в конце века на многих предприятиях - 8 часовой.
   Следует отметить, что по закону 1886 г. штрафные деньги могли использоваться только на нужды самих рабочих. (Ред.)
   "Производственный процесс, связанный с использованием очень дорогого сырья и огромного количества топлива, оставлял слишком мало средств на оплату труда. Если в среднем на предприятиях Московской губернии заработная плата мужчин составляла 18.7 рублей, женщин 9 и малолетних 6 рублей, то на фарфоровых предприятиях - соответственно 15.8, 5 и 4 рубля. Не был исключением и завод Гарднеров, где в связи с огромной разницей в уровне зарплаты различных категорий значительная часть работников не столько зарабатывала, сколько подрабатывала хоть какие-то дополнительные средства для семьи и спасала свое положение благодаря приусадебному участку и небольшому домашнему хозяйству".
   Цены в это время: пуд черного хлеба - 84 коп.; пуд свежей капусты - 29 коп.; пуд баранины - 5 руб. 15 коп.; сотня яиц - 2 руб. 42 коп. Реальная зарплата в описываемый год (1881) опустилась до 66% от уровня 1860 г. и 79% от уровня 1913 г. (Ред.)
   "С середины 1860-х годов вдвое подорожали дрова, расходы на которые в 1881 году составили 28 тысяч рублей".
   Цены 1881 г. на 63% выше цен 1860 г. На чем основано утверждение о двукратном повышении цен на дрова, непонятно. (Ред.)
   "Зато, безусловно, прав Ю.А. Арбат, сравнив последних Гарднеров с героями чеховского "Вишневого сада". Благородная дворянка Елизавета Николаевна и ее дети не нашли сил, чтобы сохранить главную семейную гордость - фарфоровый завод, который более столетия славился на всю Россию".
   И.А.Бунин писал: "Чехов, имевший весьма малое представление о дворянах, помещиках, о дворянских усадьбах, об их садах...Раневская, будто бы помещица и будто бы парижанка, то и дело истерически плачет и смеется". И Бунин (1967, т 9, с. 238) отмечает, что у помещиков чисто вишневых садов не было и плодовые сады не примыкали к дому. "Совсем невероятно к тому же, что Лопахин приказал рубить эти доходные деревья с таким глупым нетерпеньем, не давши их бывшей владелице даже выехать из дому: рубить так поспешно понадобилось Лопахину, очевидно, лишь затем, что Чехов хотел дать возможность зрителям Художественного театра услышать стук топоров, воочию увидеть гибель дворянской жизни".
   (Бунин И.А. 1966. Собрание сочинений, том. 9, с. 238), Художественная литература, М)
   Пьеса А.П. Чехова "Вишневый сад" - гениальное произведение. Автор заработал на нем кучу денег, воспользовавшись крайне ограниченными средствами. Пьеса, вероятно, отражает взгляды автора на дворянство, как на вырождающееся сословье. Вероятно, такая трактовка вопроса импонирует администрации театра и нравится публике. С действительностью это мнение слабо связано. Это имеет отношение к общему вопросу о вымирании элит. Элиты, скорее всего, вымирают оттого, что перекладывают воспитание детей на кормилиц, нянек и гувернанток, и в результате дети не могут сформировать нормальную половую роль. Это приводит к снижению рождаемости. Однако Раневская в отличие от Чехова двоих детей родила и приемную дочь воспитала. С этой точки зрения ее нужно считать нормальной. Дочери ее также ведут себя нормально. Отклонения от нормы в половой сфере проявляются у разбогатевшего крестьянина Лопахина. То ли он хочет жениться, то ли нет.
   Чехов плохо знает помещиков и крестьян. Поэтому люди в пьесе получаются какими-то неправдоподобными. Дворяне не воспитаны. Их спрашивают, они не отвечают. Редко говорят "спасибо" и "пожалуйста". Племянница все время предлагает дяде замолчать, плохо говорит по-французски. Мужчины-помещики изображаются дураками и бездельниками. Особенно никчемны они в деловой сфере. Такая трактовка проблемы отвечает взглядам интеллигентов, далеких от земельных вопросов.
   Действительность исследована серьезным иностранным историком Беккером. Беккер, пишет: "Исторической основой общественного положения русского дворянства являлась не земля, а государственная служба". Отношение долгов к стоимости имений между 1863 и 1914 гг. уменьшилось с 33 до 20%. В 1861 г. первое сословие в 47 губерниях Европейской России передало крестьянам 28% принадлежащей ему земли. К 1902 г было продано еще столько же. К 1914 году в руках помещиков оставалась одна треть земли, принадлежащей им до отмены крепостного права. С 1883 года больше всего земли покупали крестьяне. Продажа земли была разумна.
   Дворяне вполне рационально распоряжались своим капиталом, состоявшим, главном образом, в хорошем образовании. (Беккер С., 2004. Миф о русском дворянстве. М, Новое литературное обозрение, 346 с.)
   "Потомственная дворянка, купчиха первой гильдии, кавалер ордена почетного легиона" Елизавета Николаевна, характеризуется внуком Л.Н.Зиловым, как "подвижная, веселая и строгая". Мария Павловна Гарднер, которую я чуть-чуть помню, не была склонна к истеричности. Наталья Бруновна Быхольд - моя бабушка отмечала у Марии Павловны сдержанность, доходящую до равнодушия. (Ред.)
   "После революции ей (Е.Н.Гарднер Ред.) пришлось оставить усадьбу, а ценные для истории образцы и архивные материалы были утрачены в 1920-х годах, когда в доме размещалась детская колония".
   Е.Н. Гарднер повезло. Она умерла в 1913 г.. (Ред.)
   "Я, Гарднер, запродав принадлежащую мне фабрику с землею..., уступаю ему, г. Кузнецову, право собственности на фирму "Гарднер" и на изображение на изделиях, вывесках, счетах и в других случаях принадлежащих фирме "Гарднер" государственного герба, наград и медалей, которыми г. Кузнецов может пользоваться неограниченно, но в пределах, дозволенных законом, и я, Гарднер, за себя и за наследников своих отказываюсь навсегда от права производства фарфорово-фаянсовых изделий под фирмой "Гарднер", а также от торговли и пользования изображением медалей и герба государственного и от передачи этого права кому-нибудь другому, кроме г. Кузнецова, каким бы то ни было способом".
   Почему Гарднеры продали завод? Е.Н. Мачульский, естественно, прав, когда утверждает, что непосредственная причина в неудовлетворительном финансовом состоянии предприятия.
   Не будем всерьез обсуждать физические причины упадка. В приведенном Е.Н. Мачульским описании завода в пункте "Количество и стоимость перерабатываемого сырья" стоимость отсутствует. Мы даже не можем вычислить себестоимость продукции. Утверждение о двукратном увеличении стоимости дров сомнительно. Видимо, лесосырьевая база завода в верхнем течении Дубны истощилась к 1854 г. Тогда должны были увеличиться затраты на энергию, но на состоянии завода это не отразилось. В результате проведения Николаевской и Северной железных дорог, перед Вербилками, расположенными между ними, открылись новые возможности. Спрос на дорогой фарфор, вероятно, увеличился, так как обеспеченных людей в России к концу века стало, конечно, больше и конкуренция предприятий Кузнецова, производившего дешевый фарфор, не должна бы сказываться на заводе Гарднеров. Большее значение имела конкуренция со стороны западноевропейских предприятий и Императорского завода.
   Решающий аргумент в пользу того, что завод не исчерпал своих возможностей, - это покупка его Кузнецовым и короткий период процветания после этого.
   Зная то, что произошло впоследствии, действия Елизаветы Николаевны Гарднер можно считать гениальными, но вряд ли эти действия обусловлены предвидением.
   Паррето называл историю - кладбищем элит. В чем причина того, что группы, обладающие финансовым и политическим могуществом, сдают свои позиции? Я думаю, что одна из причин заключается в самом богатстве. Женщины перекладывают воспитание детей на нянек и гувернеров и лишают их (детей) нормального детства. Известно, что молодые матери копируют опыт своих родителей. Выросшие в ненормальных условиях будущие родители под влиянием среды еще более отклоняются от нормы. Происходит культурное репродуктивное вырождение. Алексей Павлович умирает бездетным. Елизавета Николаевна за 12 лет брака дарит Павлу Петровичу двоих детей. Ее предшественница Анна Кирилловна, правда, за 60 лет, дарит Петру Франциевичу десять детей. Сара Александровна за 14 лет брака с пожилым супругом - пятерых. Сара Александровна, оставшись без мужа, все силы отдает сохранению семейного капитала. Плохо ли, хорошо ли она при этом действует, - другой вопрос. Только один из ее сыновей получает высшее образование. Елизавета Николаевна сразу же стремится избавиться от тягот управления успешно действующим заводом, чтобы безраздельно отдаться музыке. Она интеллигентнее своих предшественниц. Через два десятка лет она продает завод. Ее дети получают прекрасное музыкальное образование. Мария Павловна, урожденная Гарднер, по свидетельству Л.Н. Зилова, обладала незаурядными способностями: сильным драматическим сопрано, хорошо рисовала, в частности, расписывала фарфор, замечательно танцевала, обладала сильным характером, стремлением к самостоятельности, была добрая, но строгая. Родила и воспитала четырех детей, но изменила первому мужу. Л.Н. Зилов подчеркивает ее аполитичность. Н.Н. Зилов, одно время пытавшийся наладить работу фабрики, физик по образованию с энциклопедическими познаниями, характеризуется как человек высокой нравственности, честности и скромности, бессребреник, земец, демократ и даже социалист, увлекавшийся кооперацией и толстовством, вряд ли был способен обеспечить конкурентоспособность завода в условиях обострившихся (трудами революционеров) отношений между сословиями. Правда, рентабельность собственного имения он сумел обеспечить. Имел трех детей.
   Из пятерых сыновей легко находится продолжатель семейного дела, а единственный сын часто имеет иные наклонности.
   Потомки Павла Гарднера доказали свою полноценность, выжив и сохранив принадлежность к культурной элите в революцию и в условиях советской России, после того как они лишились состояния. При этом, они не поскупились своими нравственными убеждениями, что, конечно, мешало карьере.
   Также оказались вполне приспособленными к новой жизни другие представители рода. Например, доктор философии Иван Алексеевич Гарднер (1898-1984), указывающий свое происхождение от приглашенного Петром I кораблестроителя Гарднера. К моменту революции родители Ивана Александровича были сахарозаводчиками в Крыму). Иммигрировал и получил известность на Западе как знаток православной церковной музыки.
   Короче, мне кажется, что элита становится слишком интеллигентной и, не теряя способностей, теряет вкус к деньгам и власти и, самое главное, перестает родить детей. В отношении русских дворян нельзя забывать, что именно они были читателями Вольтеров и Герценов. Многим из них удалось привить комплекс вины, и они стали стесняться управлять собственными имениями и предприятиями и защищать свои наследственные права. К чести Гарднеров следует заметить, что они не переводили свои капиталы за границу, хотя и не могли не чувствовать приближения катастрофы. Продажа завода Гарднерами совпадает с глобальным изменением мировоззрения русского народа. В рассмотренном периоде и хозяева, и рабочие руководствовались христианскими ценностями. Это смягчало отношения между людьми и делало жизнь осмысленной. В конце XIX в. атеистическая пропаганда дала свои результаты. Управлять рабочими стало трудно и неприятно. Хозяева так же раскрепостились и занялись тем, чем им хотелось - музыкой и поэзией. Следует учитывать, что пропаганда материализма и социализма действовала на высшие сословия даже в большей степени, чем на нижние. Известно, что Николай Николаевич. Зилов и его сын от Марии Павловны Гарднер увлекались толстовством. Последние Гарднеры и их ближайшие потомки отдалились от Церкви. Они крестились и венчались, читали Библию и Евангелие, но впервые за всю историю семьи появились случаи нарушения седьмой заповеди. (Ред.)
   Я редактировал всю рукопись, но не считаю нужным приводить примечания к послереволюционной истории завода. И так рецензия получилась слишком длинной.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"