Сёмин Борис Денисович: другие произведения.

Мария

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Влюблялись ли вы когда-нибудь? Была ли ваша любовь взаимной? Главному герою этого рассказа повезло - он влюбился и стал любимым. Но всё-таки, что мешает быть счастливым до конца? Или счастье мимолётно и нельзя быть счастливым всё время... Этот рассказ о любви к девушке по имени Мария, которая любит цветы и японские двустишья.

  1
  Я шёл на встречу с Марией. Накануне, она позвонила мне и сказала, что нам нужно встретиться. Иногда бывает так, что внезапно охватывает какое-то отчаяние, когда делать чего-то неохота, но деваться некуда и всё равно приходится это делать. Будто в нас с детства заложили какую-то программу, и мы считаем, что что-то, кому-то должны. Так было и сейчас. Это чувство гнало меня и заставляло идти. В данной ситуации, я уже знал наперёд, что будет дальше, но убеждал себя в обратном. Хотелось, чтобы произошло чудо.
  Воспоминания очень хрупки и нестабильны. Они могут быстро умереть, воскреснуть в самый неподходящий момент и снова исчезнуть в небытии. Но вот, интересная вещь, − когда стараешься побыстрее предать их забвению − они воскресают вновь и вновь. Есть и такие, которые никак не хочется забывать, будто не хочешь предавать память о каком-то человеке, а пытаясь вспомнить, − получаешь только обрывки сухих фактов, краткое изложение событий, лишённое одушевлённости оригинала.
  Я пытаюсь всё вспомнить о первой нашей встрече с Марией и не могу это сделать, то есть я вспоминаю незначительные детали в тот вечер, но они никак не касаются самой Марии.
  С Марией я познакомился на "корпоративной вечеринке" в нашей больнице, где, как и во многих, они бывают под Новый год, а иногда и в День медика. Помню тогда, терапевт из сердечного отделения пел в караоке "Как мне дороги в России вечера...". Странно, как быстро запоминается что-то вульгарное, а его выступление было именно таким, вместо того, чтобы воскресить первый миг нашей с Марией, встречи. Кто-то из наших, мне сказал, предварительно указав мне на Марию, что она была, недавно, назначена медсестрой физиотерапевтического отделения. Его расширили в конце года, закупив новое оборудование. Вообще, наша больница "богатая", но это ощущает, в основном, наше начальство. Мария перешла к нам из другой больницы, через кого-то из знакомых врачей. А позже, на "вечеринке", мы разговорились с ней и в свободное время на работе, я стал приходить в физотделение. Сначала я выдумывал различные предлоги, но вскоре заходил просто так. Сам не знаю, зачем это делал, но появлялся я в физотделении всё чаще и чаще.
  Мария была стройной брюнеткой с большими карими глазами и длинной косой за плечами, которую она умудрялась иногда прятать под колпак. В общем, всё было у Маши, как и полагается у здоровой двадцатидвухлетней девушки. Кстати, с недавних пор, я так и стал её называть - Маша. А вот Маша обращалась ко мне строго на "вы" и по имени-отчеству − Борис Денисович.
  Природой нашего интереса друг к другу, безусловно, можно считать происки либидо, но в, то время никто из нас и думать не смел об этом.
   Мы начали часто общаться, но без особого фанатизма. Сначала разговаривали на простые обыденные темы, но потом Мария стала задавать мне вопросы и по работе, а я с удовольствием отвечал на них. Постепенно, мы с Машей подружились, разговаривая на более откровенные темы; часто смеялись, обсуждая то или иное событие. Моё своеобразное чувство юмора, неуёмная фантазия и довольно не низкий интеллект, перевели наше общение на другой уровень, где, Мария, державшаяся при других сдержанно, понемногу раскрывалась в моём присутствии.
   Мария, моя Мария, Машенька! Не знал я тогда, что наша дружба плавно перейдёт в такую любовь. Любовь - чудесное слово, которым пользуются миллионы людей; квинтэссенция жизни, всего нашего существования на планете Земля. Кто-то влюбляется всего один раз в жизни, а кому-то приходится испытывать это чувство многократно. Я же упивался своей любовью, как наркотиком, теряя связь с окружающей меня действительностью. А пока я играл в дружбу, не давая волю своим чувствам, избегая мысли о том, что между Марией и мною что-то может быть другое, − прошло несколько месяцев.
   Но видно от судьбы никуда не денешься. Случилось так, что я оказался дома один. Родные уехали на курорт, на море. Я же остался работать, так как мой очередной отпуск отменили по производственной необходимости. Дежурил я по сменам, и поэтому не знал чем занять себя в выходные дни. Когда ты остаёшься совсем один тебе голову лезут порой странные, неизвестно откуда взявшиеся мысли и ты начинаешь многократно прокручивать их голове. На работе, среди сотрудников и пациентов забываешь обо всём и живёшь, как на автомате, а в одиночестве тебя раздирают противоречивые чувства, чувство неудовлетворённости, откуда ни возьмись, появляется желание что-либо изменить в своей жизни, вопросы типа: "А что было бы, если..." В моей профессии не должно быть сомнений или их нужно сводить к минимуму. Я не нашел другого способа избавиться от нахлынувших на меня чувств, как просто напиться. Но такая перспектива не очень меня привлекала. Не хотелось пить в одиночку, да и пил я не много. Нужна была компания, и я решил её собрать. Сначала, позвонил другу, врачу-хирургу из другой больницы, с которым мы вместе проходили интернатуру. Антон, так звали друга, отказался, так как дежурил несколько дней подряд. Я стал звонить дальше и не дозвонился. А потом подумал, что самый лучший способ покончить со своим самокопанием − это выговориться близкому человеку. Так как, в моём распоряжении этих людей не было, я решил позвонить Марии, но тут же испугался, что она оскорбится моим предложением, посчитав его непристойным и перестанет со мной разговаривать. Некоторое время я колебался и мешкал, но наконец, решил, что не стоит бояться того,- что не произошло, и я позвонил ей. Оказалось, что она ничем не была занята и, к моему удивлению, сразу приняла моё предложение, а я кинулся сразу прибирать в квартире. Ну, вы знаете, как это бывает, когда остаёшься дома один.
  Интересно, но иногда приходит такое состояние, когда твоё будущее открывается тебе ненадолго, как, если бы ты подсмотрел его в отверстие замочной скважины и, сквозь приоткрывшуюся завесу времени, ты увидел всё, что произойдёт с тобой дальше, - ты стараешься изо всех сил заглянуть ещё глубже в твою будущность, но чем больше ты пытаешься это сделать, тем меньшую перспективу событий ты видишь.
  Мария пришла, чуть опоздав к назначенному времени. Она была одета не так, как я привык видеть её на работе или по дороге с неё. Машина коса была заплетена иначе; тоненькие ленточки переплетались с прядями чёрных волос, образуя замысловатый узор. Одета Мария была по-молодёжному. Интересная футболочка подчёркивала её юную грудь, а плотно облегающие тонкие джинсы не оставляли никакой почвы для полёта фантазии. От Маши исходил сладковатый запах молодости и её сияющие глаза завершали этот образ.
  Конечно, к её приходу у меня мало-мальски был накрыт стол и куплено красное вино. Мария в первый раз была у меня в квартире и ей понравилась моя "двушка", отремонтированная моими руками. После детального осмотра квартиры, мы сели за стол, и наш разговор полился сам собою. Куда только делось, то лёгкое чувство неловкости при первом появлении Марии? У нас было множество общих тем для разговоров, которые плавно переходили одна в другую. Мы, как давно не видевшиеся родственники, не могли наговориться, забыв даже про вино и включенный телевизор.
  На улице стемнело, а мы всё общались. Мне не хотелось отпускать Марию, а ей, как я заметил, - уходить. Тогда я предложил ей остаться, и она согласилась, будто это было чем-то само собой разумеющимся или уже решённым вопросом. Я пришёл от этого в восторг. Сознаюсь честно, что мысли об интиме с Марией посещали меня, но я из чувства некой порядочности, которой у меня до сих пор не обнаруживалось, - я отгонял их. Оставшись у меня дома, Мария оказала мне безграничное доверие, а я решил оправдать его по-своему. Между тем, события итак разворачивались в мою пользу. Мы, из-за стола, перешли на диван и расположились на нём, полулёжа, продолжая обсуждать какую-то тему. К слову сказать, вина мы выпили немного, да и времени прошло предостаточно; так что мы были практически трезвы. К случаю, оказалось и моё познание стихов хокку. Я стал их читать, а когда запас в моей памяти иссяк, − достал книжицу с другими и продолжил:
  "Словно влюблённые, не отрываясь
  Глядят друг на друга
  Небо и земля".
  Мария задумчиво молчала и заметила, что звучит не плохо. А потом заговорщически сказала "А я вот знаю хокку Басё!" и взамен прочла мне:
  "Лилия алая
  Листья роняет
  Словно любовница платье".
  После этого, Мария улыбаясь, смотрела на меня, и наше японское путешествие плавно перешло в поцелуи, а реальность для нас, перестала существовать.
  Я медленно раздевал Марию, что теоретически было не сложно, но она стала извиваться подо мной, как змейка, немного смеясь при этом. Ей нравилось мешать мне; это, по-видимому, заводило её. Наконец, я обнажил её прелестные холмики, красиво возвышающиеся, передо мной и припал губами к ним. Маша прекратила сопротивляться и стала чаще дышать. Её частое, но лёгкое дыхание ещё больше возбуждало меня, а мелкая дрожь, охватившая всё её тело, - очень тронуло моё сердце. И гладкая кожа её, словно слилась с моей. Я опьянел от её дыхания, упиваясь влагой её губ. Вкус Марии был столь же сладок, сколь и запах. Как я хотел бы, чтобы этот аромат остался со мною навсегда.
  Мы погрузились в пучину невероятного наслаждения. Такой любовницы, как она, у меня ещё, не было! Как на одном дыхании, я показал ей всё что умею, и это принесло свои плоды. Мария просто трепетала в моих объятиях. Тихо постанывая, она сжимала то моё плечо, то руку. При этом она с каждым разом, сильнее притягивала меня к себе и доводила до неистовства. Когда наступил апогей нашего любовного безумства, - словно судорога прошла по телу Марии, затем она обмякла и замерла неподвижно, будто последние жизненные силы оставляли её. Я свалился на диван рядом, и мы, обнявшись, остались так, лежать, ощущая, что всё время мира в этот момент принадлежало нам.
  Всю ночь, до утра, мы путешествовали по стране любви и наслаждения. С каждым разом я исследовал тело Марии, выявляя её суть.
  Проснувшись уже в обеденное время, я к своему удовольствию обнаружил, что рядом сладко спит Маша. Я встал, умылся и пока на плите кипятился чайник, Мария проснулась от моей возни.
  − Доброе утро, крольчонок! - сказал я, увидав её пробуждение.
  − Доброе - сказала она, потянувшись. − Давай ещё пока полежим немного − предложила она и откинула одеяло в сторону, приглашая меня лечь.
  − С удовольствием - я запрыгнул обратно в постель и стал снова приставать к Маше.
  − Ну, я же предложила просто полежать, поговорить. Как мы вчера с тобой разговаривали...
  − Ладно, ладно! Кстати, там чайник вскипел. Хочешь чая?
  − Попозже. Давай просто полежим − с этими словами Мария закинула на меня свои гладкие ножки.
  − Это что сейчас обозначает? − спросил я нарочито удивлённо.
  − Просто так! Дурачусь немного. А иначе жить не интересно будет.
  − Ты права. Я когда-то был таким же, но работа меня испортила. Приходится быть серьёзным и обстоятельным. Это со временем надоедает и хочется расслабиться...
  − Поэтому врачи пьют?
  − Не только поэтому. Ещё по множеству причин тоже.
  − Их нужно пожалеть?
  − Лучше меня пожалей и поцелуй! Знаешь, а, между прочим, я ведь не планировал с тобой спать. Это случилось как-то само собой. Признаюсь честно, что у меня была навязчивая идея на протяжении всего этого времени...
  − Какой благородный! Я тоже не утверждаю, что у нас всё было спланировано. Это почти всегда так и бывает.
  − А я уже забыл, как это бывает.
  − Не прибедняйся, Борис! Я на работе слышала, что говорят о тебе медсёстры.
  − Только не говори мне, что я с кем-то переспал с работы. У меня ещё не было романов на работе до тебя.
  − А ты считаешь, что у нас роман?
  − А что тогда?
  − Романом это не назовёшь.
  − Как наши отношения не называй, но мне хорошо с тобой − сказал я.
  − Ты думаешь, что это может продлиться вечно? Когда-нибудь придётся проснуться...
  − Ты говоришь, как многоопытная женщина. У меня раньше всякое было в жизни, но я не стал бы, слишком скептично относиться к нам.
  − Это хорошо - сказала Маша спокойно.
   Мы валялись в постели ещё долго. Иногда просто молчали, иногда дурачились, затем пили чай. Запомнились мне и Маша, сидящая у открытого балкона, болтавшая ногами под стулом в лолитиных белых носочках, по-детски высасывающая сок через трубочку, издавая при этом плеяду свистяще-шипящих звуков, и узоры теней от тюли за её спиной, и то ощущение счастья, полёта, которое в тот момент наполняло меня и приносило душевный покой.
  
  Весь день я провёл в раздумье. Мне не хотелось отпускать Машу от себя. Может чувство собственичества заиграло во мне − не знаю. А спустя несколько часов во мне стало играть самолюбие. Я снова позвонил Маше, чтобы снова пригласить её к себе, но разговор прошел несколько по-другому.
  − Приходи ко мне сегодня снова − сказал я после нескольких намёков.
  − Я уже была у тебя сегодня − сухо ответила Маша. Я не понял только, специально она так говорит или нет.
  − Так - то было вчера! К тому же − у меня короткая память. Я уже забыл, на чем мы остановились; хотел, чтобы ты напомнила мне. Ну да как? Ты придёшь? А я что-нибудь приготовлю вкусненькое.
  − Вкусненьким решил меня заманить! − уже весело ответила Мария − Ну я ещё подумаю, приходить к тебе или нет.
  Это меня очень обрадовало, ведь Мария обратилась ко мне на "ты". Конечно, она уже называла меня по-приятельски, но она могла и возобновить "выкание".
  − Не только, я вообще хочу тебя видеть − сказал я более уравновешенным тоном.
  − Ну, ладно, ты меня опять уговорил! Жди.
  − Хорошо − сказал я и повесил трубку.
  
  
  Вечером этого же дня, я приготовил вкусный ужин, благо, что я умею готовить, в особенности, если захочу. А настроение было хорошее. Я не стал зацикливаться на том, - придёт Мария или нет. Она пришла почти в то же время, что и накануне, но оделась немного по-другому. На ней была розовая маячка со смешной английской надписью, те же обтягивающие джинсы, а в волосы вплетено несколько маленьких бантиков. Весь внешний вид Маши говорил о том, что у нас с ней не деловое свидание.
  В этот вечер, мы, после ужина, опять долго разговаривали, будто совершали какой-то ритуал, перед тем, как начать ласкать друг друга. Мария действительно, была очень ласковая любовница. В постели с ней, я чувствовал исходившую от Марии трогателно-нежную страсть, и что мне больше всего нравилось, что она не создавала впечатления профессионалки в любовных делах.
  Наша страсть объяла нас целиком. Я снова стал нежно целовать запястья её рук, которые уже мелко тряслись от возбуждения. Губы у Маши пересохли, и она перестала отвечать на поцелуи.
  Вы когда-нибудь держали в руках воробья или может быть - синицу? Момент, когда птица в твоих руках покоряется судьбе, перестаёт сопротивляться, и только бешено бьющееся сердце выдаёт её страх - этот момент остаётся глубоко в памяти; момент неограниченной власти, когда ты можешь решить дальнейшую судьбу маленького существа. Такое же состояние испытывал я, держа в своих объятиях Марию, и эта ночь была такая же волшебная, как и предыдущая; и все последующие - были такими же. После третьей ночи я признался ей в любви.
  
  2
  Дни сменяли друг друга, на работе было всё как обычно, а роман с Марией набирал силу.
  Днём мы виделись на работе, а по ночам проводили время у меня дома. Яркая луна, сверчки, сошедшие с ума, и ранний рассвет, делали ночи короче и не давали заснуть. Мария, не пожелавшая проводить всё время в плотских утехах, заставляла меня поумерить свой пыл и мы, бывало, общались всю ночь напролёт.
  Мы разговаривали, также и по телефону, но чаще переписывались с помощью эсэмэсок. Не помню уже, кто из нас написал первым, но переписка для нас стала любимым занятием. Некоторые из них выглядели так:
  "Чем занимаешься?"
  "Да, домашние дела, по магазинам хожу - ничего интересного".
  "А я вот приготовил блюдо! Сам не знаю, как оно называется! То ли гаспаччо, то ли карпаччо. К спагетти подаётся соус из кабачка, моркови, зелени, томатов и мясного фарша".
  "Ну, ты даёшь! Карпаччо − это суп, гаспаччо − мясное блюдо!"
  "А я сам придумал".
  "Это очередное творение Бориса Денисовича?"
  "Гениальное творение!"
  Или вот на другой день:
  "Я сейчас планов больших не строю, хотя мечты − есть".
  "Когда есть мечты - это уже хорошо, а их реализация лишь дело времени".
  "Я тоже так думаю".
  И на другой день мы написали друг другу не менее двадцати эсэмэсок. Вот, что помню:
  "О, проснись, проснись! Стань товарищем моим Спящий мотылёк! (Мацуо Басё)."
  "Я уже проснулась. Иду умываться".
  ...
  "Любовь − недуг. Моя душа больна Томительной неутолимой жаждой. Того же яда требует она, Что отравил его однажды. (Шекспир)".
  "Это, на какой яд ты намекаешь?"
  "Ну, или бальзам на душу".
  А вот в часы разлуки и плохой погоды на улице:
  "Опять думаю о тебе. Меня окружают люди, Но без тебя я так одинок".
  "Потерпи немного. Скоро увидимся".
  ...
  "Сонный день. Мысли текут медленно и скудно, Словно тучи в безветренную погоду".
  ...
  "Как хочется в ненастную погоду Обнять тебя, укрывшись пледом, И молча смотреть в окно".
  "Как это верно! Ты читаешь мои мысли!"
  Вспомнилось, вдруг:
  "Чёрными крылышками,
  Как у бабочки порхают
  Твои ресницы".
  Когда в очередной раз Мария ушла:
  "Запах духов
  Невидимым облаком завис в воздухе.
  Ты снова ушла".
  Увидел мельком на работе:
  "Изгиб твоего тела напомнил мне объятия и дыхание".
  
  Всей нашей переписки я уже не помню. Было в ней много трогательных, иногда довольно простых моментов, но в ходе её − мы узнали друг друга лучше. Часто бывало так, что я ждал звонка от неё. Не знаю, как у нас получилось, но в определённый момент Мария взяла главенство в свои руки. Конечно, о встречи с ней, всякий раз, просил я, но решение оставалось за Машей. Как томительны были часы и минуты в ожидании её звонка или эсэмэски. Проходило время, и мы продолжали встречаться. На какое-то время место наших встреч переместилось на улицу; мы встречались в парках, сидели в маленьких кафе. Благо погода была благодатная.
  Однажды, мы гуляли около реки, играло в зените солнце, кричали чайки, недалеко купались детишки. Настроение было чудесное, потому что это всё происходило до того, как Мария стала доминировать надо мной. Мы разговаривали о разной ерунде и вдруг Мария мне так хитро говорит:
  − А ведь, я здесь недалеко живу!
  − И что?
  − А то, что здесь меня хорошо знают и если тебя увидят со мною − могут навалять тебе!
  − Мне стоит бояться? Ты, здесь такая популярная?
  − Нет, но знакома в этом районе со многими, потому что здесь выросла.
  − Понятно. Могут, значит приревновать. А я уже обрадовался, что ты меня к себе пригласишь.
  − Нет, ко мне не пойдём. Пошли лучше снова в парк.
  Пока мы шли возле реки, свернув затем на мост, ведущий в спальный район города, над нами, в воздухе, зависла чайка. Она парила, практически, не маша крыльями. Просто описывала круги низко, широко расправив крылья. Это мне напомнило чайку Ричарда Баха, о чём я сразу сказал Марии, и мы долго любовались на птицу, пока она не улетела.
  После этого мы ещё гуляли в парке, молча, сидели на лавочке, обнявшись, и о чём-то думая. Вообще, в парк мы любили ходить. Кидались друг в друга шишками, опавшей листвой, словно дети, бегали друг за дружкой и в тот момент забывали обо всём. Такие моменты, я думаю, должны быть у каждого в жизни.
  
  В один из таких же солнечных дней, я пригласил Марию снова погулять. Встретиться мы решили на улице, как часто делали. Я пришёл раньше, хотя жил дальше от места нашей встречи. Не став жариться на солнце, я отошёл в тень тополей. Жара стояла такая, что могучие, разросшиеся тополи стали сбрасывать листву посреди лета. Сам я, был одет в тонкие брюки и футболку и, тем не менее, изнывал от жары.
  Маша пришла неожиданно; я издалека её увидел, но не узнал. На Маше было красивое, элегантное, но летнее платье, на голове, в волосах, те же кокетливые бантики, а на ногах чулки в сеточку с рисунком. Весь теперешний внешний вид Марии как бы кричал: "Посмотри, какая я красивая!" Меня тронуло то, что Маша хотела мне понравиться. Конечно, если бы я напрямую спросил её об этом, то наверняка, услышал бы, что она, мол, для себя так оделась, а вовсе не для меня. Вот такие они − женщины. Я и не стал спрашивать. Маша не собиралась сегодня со мною проводить время в парке, поэтому, предварительно сделав ей комплимент, я купил газировку, по её желанию, в ближайшем магазине, и мы отправились гулять по городу.
  Когда мы шли, мне, почему-то казалось, что на нас, а вернее на Машу оглядываются все мужчины. По крайней мере, только я это заметил. Она сказала, что это бред.
  Постепенно, мы опять разговорились о литературе, кино, истории; Маша была хорошей, интересной собеседницей, понимала, о чём идёт речь, сама рассказывала что-нибудь интересное. Очень любопытное и притягивающее сочетание ума, внешней привлекательности и тонкой душевной организации собралось в ней. Будто, маленькая фея, только что сошедшая с лепестка розы, имела бы в себе высокоинтеллектуальный склад ума и между тем, душевную теплоту.
  
  
  3
  Спустя некоторое время я опять позвонил Марии.
  − Привет. Как дела?
  − Нормально.
  − Чем занимаешься? Я тут подумал... ну, мы... с тобой давно не виделись. Я соскучился по тебе! − как каша во рту застряла. Всё-таки не привык я общаться с молоденькими девушками, даже, если у нас был секс. Когда ни на что не надеешься - намного проще общаться, но стоит только привязаться к человеку, − сразу возникают трудности.
  − Да я собственно, сейчас, немного занята...
  Пока Мария что-то там говорила, я с напряжением пытался вникнуть в то, о чём она говорит, но не всё сказанное ею доходило до меня. Будто вату заложили не только в уши, но и в голову, вместо мозга.
  ... вот, в общем-то, всё - договорила она.
  Ах, да. Она сказала что-то про отрезанный ломоть, что она опять не знает, сможет ли выбраться из дома...
  − Пожалуйста! − попросил я − Я очень хотел с тобой встретиться!
  − Опять ты меня уговариваешь? Я тоже вообще-то хотела поговорить с тобой. Ведь, мы с тобой, в последнее время виделись только на улице.
  Слава Богу! Она так же хочет встретиться, как и я. Всё это время нас связывали очень странные отношения. После нашей интимной связи, я влюбился в Марию как мальчишка, и уже признался в этом себе и ей, а вот Маша соблюдала негласное табу в этом вопросе. И, тем не менее, временами мне казалось, что она что-то испытывает ко мне.
  Чего я собственно хочу от Марии? Неужели, я действительно, думаю, что она так быстро и безоглядно полюбит меня? Мы встречаемся уже несколько месяцев; конечно и за меньшие сроки люди влюбляются друг в друга. С годами я стал старше, но наивное понимание любви наверно осталось во мне. Может, я читал не те книги, что полагается? А вообще-то, книги здесь - не помощники, я так думаю. Такое сумбурное смешение чувств и мыслей образовалось у меня в голове, что не знал я, что мне с ним делать.
  Я договорился с ней о встрече у меня дома. После её согласия прийти у меня снова появилось настроение. Я как ребёнок радовался предстоящей встрече, колдуя на кухне, чтобы удивить Марию.
  И Маша пришла. Она была неотразима, только в этот раз, как я заметил, у неё это получилось само собой. И, тем не менее, она меня снова обворожила.
  Мария позволила мне поцеловать её, а затем прошла в комнату.
  − Как живёшь? - спросил я.
  − Да как обычно. Ничего особенного. Работаю. Взяла смены в отделении.
  − Так называемые "подработки"?
  − Да, как всегда делается − "в добровольно-принудительном порядке"!
  − Понятно, почему ты не в духе.
  − Не только в этом дело. Давай сначала поедим, а потом поговорим.
  − Хорошо, конечно.
  После этого, мы сидели сначала на кухне, а затем смотрели телевизор. В этот момент мне стало как-то спокойно на душе, будто не было никаких сомнений, будто мы снова были только одни на всём белом свете. Мария легла на диван, положив голову мне на колени. Разговор, молчание, раздумье, горел телевизор - так тянулось время. Тема о родственных душах пришла сама собой.
  − А вот если, кажется, нашёл её и вдруг оказывается - это не она. Перед тобой совершенно другой человек и представляет он из себя совершенно другую личность, не ту, о какой ты думал - рассуждала Мария.- Что, если родственных душ не существует?
  − Ну, как не существует! Другие люди ведь находят их. Конечно,− не все. Это не так просто − возразил я. - Мне вот кажется, что ты - моя родственная душа. Мне с тобой так хорошо, уютно. Так себя чувствую, будто общаюсь сам с собой. У нас так много общего.
  − Мне тоже так кажется, но что толку? Я часто разочаровываюсь в мужчинах с течением времени. Сначала думаю, какой он прекрасный, умный, заботливый, но всё это оказывается не так!
  − Тебе значит, с ними не везло. Это всё из головы идёт. У тебя есть все качества, но видно мысли у тебя не те. Нужно создать другие.
  − Какие уже мысли создавать?! Где они, мужчины нормальные?! Ты − не обижайся, ты − не в счёт!
  − Я не обижаюсь, а ты − посмотри вокруг! Есть большая категория глупых, иногда откровенно некрасивых женщин и они находят себе мужчин, выходят замуж, рожают детей! − сказал я. − Почему я − не в счёт? Ведь для настоящих "родственных душ" - нет преград.
  − Я же говорю, что мне сложно угодить.
  − Ты, значит, не там ищешь! Да, шучу − шучу! Нормальные люди есть, их много.
  Где? Где они, нормальные? Либо наркоманы, алкоголики, либо голубые, женатые, придурки какие-нибудь!
  − Тут вынужден с тобой согласиться, но ты, же знаешь, что притягиваешь к себе того, кем ты сама являешься или считаешь себя таковой. Ты же в курсе, что мысль − материальна.
  − Знаю, знаю. Что-то у меня не получается материализовывать её.
  − Ты просто, не хочешь никого в свою жизнь впускать. Видно тебе это − не нужно! А на счёт материализации, я даже по разным мелочам, делал это. У меня были такие случаи! Я тебе рассказывал?
  − Нет, не рассказывал.
  − Ну, так вот расскажу один тебе. Идём мы, значит, студентами, с товарищем моим, по улице. А дело было зимой. Денег, как и полагается, у нас не водилось. Времена были другие, подзаработать было сложно. Идём, а мимо трамвай проезжает и на его борту реклама конфет "Коровка". В то время, уже появились первые рекламные щиты и картинки на трамваях. Мы идём домой, есть хотим, как собаки, а я ещё и говорю: "Вот бы сейчас конфету "Коровка!" И тут, откуда не возьмись, мимо меня скачет по дорожке конфета.
  Я шёл впереди и не видел никакой конфеты на тротуаре, и мой приятель тоже не увидел её. Только случайно пнул конфету ногой, и она полетела вперёд, мимо меня. Я просто набросился на неё! Это оказалась "Коровка", да ещё свежая, не замёрзшая и не растаявшая. Самое главное, она попалась именно в тот момент, когда я только что произнёс, что хочу её. Мы, конечно же, не могли поверить в это, огляделись по сторонам, но по близости никого не было. Вот так вот! Я когда рассказываю эту историю - никто мне не верит. А это было на самом деле. После этого, я уже знаю точно, что чего бы я ни захотел - я всё могу получить!
  − Что-то невероятное...
  − Да, да, это было на самом деле! Поверь мне! Ты, вот, мне ничего не ответила про нас с тобой. Я тебе уже говорила. Мне с тобой, ловить нечего! Ты уже − отрезанный ломоть! − Это не так!
  − Так это, так! Я вообще сама себе удивляюсь! Ответь мне, − я тебе только для секса нужна?! Нет?! Тогда, зачем ты меня пригласил?!
  В этот момент, я понял: что бы я ни сказал, - всё будет звучать, как отговорка или отмашка. Я стал ускоренно соображать, что мне сказать Марии, но на ум ничего кроме оправданий − не приходило.
  − Я же люблю тебя! − не найдя что сказать, ответил я. − Во-первых, так все говорят, во-вторых, выглядит всё как раз по-другому!
  − Маша, ты же знаешь, что это не так!
  − Почему нет? Если бы у нас ничего не было, ты бы и не обратил внимания на мой внутренний мир! А так, конечно, "ты, Машенька, − умная, интересная девушка!"
  Действительно, что Маша − умная, я заметил, только после нашей связи. Но ведь, я как раз стал с ней общаться из-за того, что посчитал её интересным человеком. Сексуальную привлекательность я разглядел позже, хотя с другими девушками всё было как раз - наоборот. В этом и заключалась, особенность и необычность наших отношений.
  − Мне трудно тебе сейчас это объяснить! − это была чистая правда − я не знал что сказать. Это только сейчас я найдусь что ответить.
  − Я так и думала! − коротко ответила Мария и замолчала.
  Мы молчали некоторое время. Затем она ушла. Так наш разговор завис в воздухе, как утренний туман в сырую погоду.
  
  
  4
  Наконец, я пришёл на место встречи. Марии, конечно же, не было. Тёплый ветер раздувал листья тополей, и они приятно шелестели. Я задрал голову вверх и засмотрелся на это зрелище. Её приближение, тем не менее, я почувствовал спиной. Она пришла не с той стороны, с какой я ожидал. Зная её любовь к неожиданным появлениям, я не удивился этому. Походка Марии была грациозна и стремительна, но лицо выражало такое чувство, будто она проходила недалеко мимо и неожиданно решила свернуть, увидев меня.
  − Привет − сказала она ничего не выражающим голосом.
  − Привет − как можно спокойнее ответил я. Внутри меня что-то сжалось. − Рад тебя видеть.
  − Само собой. Ты сам хотел увидеться.
  Да, но не для того о чём ты думаешь − подумал я, но ответил − Я всегда рад тебя видеть. Куда пойдем?
  − Прогуляемся.
  Мы медленно пошли по тротуару в ту сторону, откуда она пришла. Я чувствовал, что ей есть что сказать, но начал первым, так как пауза затянулась.
  − Я уже успел по тебе соскучиться. Ты не отвечала на мои звонки.
  − Я была немного занята. Мне действительно было некогда. Знаешь, я хотела с тобой поговорить.
  При этих словах что-то внутри меня ещё сильнее сжалось. − Я знаю. Я чувствовал это.
  Мария быстро перешла к делу.
  − Я хотела с тобой мирно, спокойно расстаться, но ты, же не понимаешь! Тебе надо всё усложнять!
  Мы, по сути, с тобой и не были вместе...
  − Ты же знаешь...
  − Не перебивай! Ты сам должен понимать, что это просто чудо, что нас никто не видел вместе! Что бы было тогда? Нам итак повезло...
   − Я всё понимаю. Я люблю тебя, поэтому так себя веду. Зачем обязательно расставаться? Разве нам было плохо вместе? Только с тобой я почувствовал, что живу!
  − Не в этом дело. Зачем я буду тебе всё объяснять − ты всё знаешь!
  − Да, знаю...
  − Ну, так вот! − она сделала жест рукой.
  Мне нечего было ей сказать. Мы уже зашли в небольшой дворик и подходили к скамейке находящейся там. Она села на эту скамейку и жестом предложила мне. Затем мы молчали некоторое время. Мария смотрела на меня как на ученика, от которого ждут ответа.
  − Я понимаю тебя − начал я, − Я не имею на тебя никаких прав! Ты мне ничего не обещала! − в горле вдруг пересохло. − У меня одно облегчающее обстоятельство − я люблю тебя! Это конечно − мои проблемы, я это тоже понимаю. Не знаю, что мне сделать, чтобы ты осталась со мной...
  − А я никуда и не ухожу! Мы будем видеться, но уже в другом качестве, хочется тебе этого или нет. Я тебе рассказывала, что быстро разочаровываюсь в мужчинах! − Мария выразительно посмотрела на меня своими большими глазами. − Ну, не знаю я, − почему я такая! Я действительно хотела расстаться с тобой по-хорошему, без таких вот разговоров. Просто хотела общаться с тобой всё реже и реже. Но ты, же не хочешь так! Тебе нужно звонить, просить о встрече!
  Вот именно в предчувствии этих слов - я не хотел идти на встречу. Я надеялся не услышать их. Мечтал, что Мария будет извиняться, рассказывать как соскучилась по мне. Конечно же, когда она мне всё это говорила, я видел, какое волнение охватило её. Ей не приходилось часто такое говорить. Она еле сдерживала дрожь. А ведь когда-то, она дрожала по другому поводу. И сейчас, слушая её, я боролся с желанием обнять её, нежно поцеловать и унять её дрожь. Я бы сделал это, но по опыту знал, что сейчас это бесполезно. Не тот случай. Сейчас я женат и дома меня ждёт другая женщина, которая имеет на меня больше прав и в этом её большое преимущество. Мария тоже знала это.
  Посидев на скамейке некоторое время, мы вышли из двора, в котором находились и пошли в сторону парка. По дороге, мы говорили немного, но никаких упреков, ни с её, ни с моей стороны, не было. Конечно же, я всё ещё её любил, но знал, что чувства постепенно угаснут, потеряют свою актуальность и растают во времени. В голове вертелась дурацкая мысль о смерти Марии и о моих страданиях при этом. Наше эго хочет, чтобы события в жизни развивались в счастливую сторону, а если и суждено им повернуть вспять, то они обязательно должны быть драматичными, чтобы, уж, не осталось сомнений, что ты ничего не мог сделать и предстал в роли жертвы, геройски неся свой крест.
  Мария хотела пойти со мной в парк, но я не захотел идти туда. Мне не хотелось, чтобы парк, в котором мы провели столько времени, ассоциировался у меня с разлукой. Мы расстались на перекрестке. Просто разошлись в разные стороны.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) А.Найт "Техномагия и другие превратности судьбы"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"