Сёмина Елена Петровна: другие произведения.

Поездка на Крит. Сказка для офисных работниц

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Разве могла молодая москвичка ожидать, что поездка на родину отца обернется приключением, полным магии и любви. Ознакомительный отрывок . Книгу можно приобрести на https://andronum.com/product/semina-elena-poezdka-na-krit/


   Елена Сёмина
  
   П О Е З Д К А Н А К Р И Т
  
   Сказка для офисных работниц
  
   1
   Ирина Алексеевна Левентис была типичной старой девой. Не по возрасту, конечно, ей и всего-то было двадцать три года, а по жизненным привычкам.
   - Ирка! Пойдем покурим, - прикололся в очередной раз коллега, толстяк Серега Кузьмичев.
   - Кузьмич, смени пластинку, достал уже. Всем было известно, что Ирка Левентис никогда не курит, даже чтобы "снять стресс". Она также не ходит на корпоративные вечеринки. Даже если это новогодний праздник в хорошем ресторане. Также она не употребляет матерных слов, что считалось особым шиком среди девушек-менеджеров их процветающей металлоторгующей компании.
   Еще полчаса и можно будет выйти из душного офиса. На один обеденный час напарница примет на себя двойной шквал телефонных звонков, потом Ира сделает то же для нее. С напарницей Ире повезло. Ответственная и добросовестная Марина была надежным партнером. Она не опаздывала, не болела, не отпрашивалась без крайней необходимости. Обе они упорно стремились к одному - зарабатыванию средств к существованию. Заработок был сдельный. У Марины было двое детей-подростков и раздолбай-муж, который ходил дважды в неделю на свое умирающее автотранспортное предприятие, остальное время он проводил на диване. Надо было их всех кормить.
   Зачем Ира, не обремененная семьей, билась за трудовую копейку она сама не понимала. Она не увлекалась нарядами, не бывала в престижных местах, где кажется сам воздух выдувает деньги из кошелька. Была крайне практична и ее невозможно было "развести на бабки". Они жили с мамой в двухкомнатной квартире старинного дома на Таганке и денег им хватало на все. Маме было сорок пять, и она была красавицей. По-бунински. Стройное тело, покатые плечи, узкие ступни, тонкие, чуть длинные руки, лучистые светло-карие глаза, пышные русые волосы. И мама была самая веселая и добрая на свете. Она работала в бюро переводов крупного издательства и переводила с английского и испанского. Работа у нее была всегда. Особенно с наступлением моды на современных испаноязычных писателей. Ира унаследовала внешность от мамы, с одной маленькой поправкой. Она была черной. Черные вьющиеся волосы до лопаток. Очень темные карие глаза, яркие губы, смуглая кожа, черные брови и ресницы. Надо ли говорить о том, что декоративная косметика была ей абсолютно не нужна. Впрочем, и любая другая тоже.
   Ира не спеша шла по одному из пресненских переулков, возвращаясь в офис. Пусть вместо обеда круассан и кофе, зато можно немного пройтись, вдыхая особую московскую смесь запахов сырого асфальта, опавших листьев и хризантем с цветочных прилавков. Затем она окунулась в ад телефонных звонков, счетов, заказов, договоров, электронных писем и прочей рутины. Около пяти вечера наступило затишье.
   - На, посмотри, что Лилька из Греции привезла,- на стол Иры шлепнулся глянцевый туристический проспект с фотографиями неведомой страны. Она взяла его в руки, открыла, сердце пропустило удар. Белые горы с пятнами зелени в знойном мареве. Густая синева моря у горизонта, ослепительные блики солнца на изумрудной воде. Остров Крит.
   - Мама! Я хочу поехать в Грецию, - выпалила Ира, как только переступила порог дома.
   - Я знала, что этот день когда-нибудь наступит. Меня удивляет, что это не произошло раньше. Много раньше, - сказала Анна Левентис, выходя из кухни.
   - Сама не знаю. Я ведь готовилась, изучала язык, но всегда относилась к этому, как к некому долгу - посетить родину отца. А сегодня увидела фотографии Крита и как будто в сердце ударило что-то. Ты не хочешь поехать со мной?
   - Нет, это твое путешествие. Ты уже взрослая девочка, я за тебя спокойна. Как ты думаешь туда отправиться?
   - Как все, туристкой. Возьму тур недельки на две. Больше дней мне на работе не дадут.
   - Возьми хороший отель с полным пансионом. Это довольно затратный вариант, можно путешествовать намного дешевле, но я хочу, чтобы на первый раз у тебя был гарантирован и стол, и кров.
   - Я много раз слышала вашу с папой историю, но всегда хочу услышать ее снова. Повспоминай для меня.
   - Алексис Левентис был фоторепортером ведущей афинской газеты, много ездил по миру, бывал в горячих точках. Часто бывал на Ближнем Востоке. Художественной фотографией он занимался для себя. Однажды его работы были выставлены вместе с работами других фотохудожников в Доме дружбы с народами зарубежных стран. Это особняк Арсения Морозова на Воздвиженке. Я в то время была студенткой последнего курса иняза и подрабатывала на этой выставке переводчицей. Там и познакомились. Алексис был старше меня на десять лет. Он был родом с острова Крит, его родственники и сегодня, думаю, живут по всему острову, но большая часть семьи живет на востоке Крита. Я о них ничего не знаю, а они ничего не знают обо мне и о тебе. Мы с Алексисом были вместе меньше месяца. Он уехал на родину собирать документы для бракосочетания. Брак с иностранцем - дело очень хлопотное. Я осталась его ждать в Москве. Он звонил мне каждый день. Мы очень любили друг друга и с трудом переносили разлуку. Когда прекратились звонки я сразу поняла, что случилось страшное. Еще через месяц мне позвонил Костас, его друг и коллега, который тоже был тогда в Москве и был знаком со мной. Он сказал, что, выполняя задание редакции Алексис погиб в Ливане при перестрелке хезболлы с израильтянами. Я уже знала, что должна родиться ты.
   - Почему ты ничего не сказала Костасу обо мне?
   - Я была очень молода и не знала, как к этому отнесутся его родные. Ты ведь знаешь, что брак в Греции дело серьезное. Греки очень привержены православной вере. Я не знала, как они отнесутся к ребенку, зачатому вне брака. Костас тоже думал, что я так, подружка на недельку. Это была большая любезность с его стороны, что он нашел мой телефон в документах Алексиса и позвонил мне с этим страшным известием. Когда ты родилась, я сделала все, как хотел твой отец. Я добилась изменения фамилии на Левентис для себя, записала в твоем свидетельстве о рождении полное имя отца, дала тебе имя по греческой традиции - бабушки со стороны отца. Ее зовут Ирини.
   - Вы планировали жить в Греции после свадьбы?
   - Да, на Крите.
   - Почему же ты не хочешь ехать со мной?
   - Не знаю, поймешь ли ты. Моя боль уже давно превратилась в печаль. Для меня Греция - утраченный рай, потерянная любовь. Лучше уж я здесь...
   - Не грусти, моя лучшая мама на свете! Я съезжу в этот рай и все тебе расскажу. И привезу фотографии!
   - Да, уж. К фотографии у тебя явный талант. Наверно от Алексиса. Что бы ты ни щелкала - все получается четко, ярко. Надо тебе было заниматься фотографией, а не работать в этой мозгодробилке.
   - В этой, как ты говоришь, "мозгодробилке" деньги платят. А фотография, даже талантливая, в нашем богоспасаемом отечестве сейчас никому не нужна.
   - Мозгодробилка, нервотрепалка, жизнеубивалка. Мое мнение о твоей фирме тебе известно. Давай к нам в издательство на переводы. Не зря же ты иняз закончила. Свободный график, творческая работа. Твой итальянский пригодится. Будешь Умберто Эко переводить.
   - Твоего Умберто уже всего перевели, - смеясь пропела Ира и исчезла за дверью ванной.
   Самолет компании "Уральские авиалинии" приземлился в аэропорту Ираклиона по расписанию, то есть очень рано, в 8-00. Путь до отеля в Херсонисосе занял около получаса. А в отеле выяснилось, что дать номер ей сейчас не могут, так как размещение приезжающих гостей начинается с двух часов по полудни. Оставив чемодан в отеле Ира отправилась погулять по городку.
   Она шла под горячими лучами солнца по мощеным плиткой тротуарам и ее не покидало ощущение праздника. Все прекрасное сошлось в одном месте. Горы тянулись вдоль моря с востока на запад, возвышаясь над городком, и казались такими близкими. Узкие улочки, застроенные белыми отелями, спускались от главной улицы вниз на набережную, к морю. Главная улица пестрела вывесками, шумела машинами, благоухала ароматами кофе и жареной баранины из кофеен и таверн. Столики и кресла кафе стояли прямо на тротуарах под разноцветными навесами. Несмотря на утренний час почти все места в уличных кафе были заняты стариками. Они являли собой странное зрелище, эти немецкие пенсионеры. В майках и шортах, непристойно обнажающих дряхлые тела, сморщенные, худые, толстые, седые, лысые, с обвисшей коричневой от загара кожей. Они неподвижно сидели с коктейлем, бокалом пива или чашкой кофе, часто с сигаретой и наблюдали непрерывный шумный поток жизни, проносящейся мимо. Они даже не разговаривали между собой. Видимо все, что можно было сказать, давно сказано.
   Ира была в недоумении. Зачем дышать бензином и табаком на тротуаре, который через час превратится в адскую сковороду. Почему не поплавать в море, таком прохладном и прекрасном? Наверняка в их отелях есть бассейны и тенистые уголки, украшенные цветущими бугенвиллеями и гибискусами. Почему, наконец, не пойти в такую же таверну на набережную. Там свежий морской ветер дует в лицо, а волны с шумом и брызгами разбиваются внизу о камни. Чудны дела твои, Господи,- подумала Ира, заходя в кофейню.
   Два веселых красивых парня споро обслуживали клиентов, не прекращая болтать между собой.
   - Йорги, посмотри, какая красавица! - сказал один из них, сверкнув белозубой улыбкой.
   - Тише, Янис. Вдруг она гречанка. Это нескромно, ты смутишь девушку. Ответил второй.
   - Все девушки-гречанки заняты работой в отелях или работой по дому. Это туристка!
   - Даже, если и так, не надо быть развязным. Обслужи ее, она сейчас сделает заказ.
   - Калимэра, двойной кофе-латте и шоколадный круассан, парокало. Я - действительно, туристка, сказала Ира по-гречески.
   Она присела на высокий табурет у барной стойки и через минуту они уже весело болтали. Парни смеялись над ее произношением, время от времени бросая на Иру восхищенные взгляды.
   - Чем вам не нравится мое произношение? Мне кажется я говорю правильно.
   - Ты сама разве не слышишь? Мы, греки, говорим быстро. А ты говоришь медленно, как будто зубной врач уколом тебе заморозил челюсти,- смеялся неугомонный Янис.
   - Я буду практиковаться и скоро начну говорить быстро, как вы.
   - Приглашаю тебя сегодня вечером в таверну,- сказал со смехом Янис,- будем практиковаться в греческом.
   - Нет, ребята. Я на свидания не хожу. Не за этим сюда приехала.
   - А зачем приехала? - спросил Йорги, внезапно став серьезным.
   - Мой отец родом с Крита. Я приехала, чтобы увидеть его родину, и, значит родину моих предков.
   - Ты бы так сразу и сказала! Так ты гречанка!
   - Только по отцу. Моя мама русская.
   - Все равно, ты гречанка. А где твой отец?
   - Он погиб до моего рождения. Я его никогда не видела. Только фото.
   - Скажи нам его имя, мы все для тебя узнаем. Крит маленький остров, наверняка у тебя здесь есть родня.
   - Нет, спасибо вам за участие, но я не хочу африканских барабанов. Только всех переполошите. Неизвестно, обрадуется ли незваной родственнице родня моего отца. Ну, спасибо за кофе. Мне пора в отель, а то у меня еще и комнаты нет. Только сегодня прилетела.
   - А в каком ты отеле? - спросил Янис.
   - "Elmi Suits". Я еще забегу к вам, до свидания!
   - Заходи, Ирини. Мы здесь каждый день - сказал Йорги, глядя вслед уходящей девушке.
   - Йорги, скажи, что это не сон, ущипни меня. Такие девушки только в сказке бывают!
   - Янис, я тебя щипать не буду,- засмеялся напарник,- меня публика неправильно поймет! Ты лучше скажи, твоя двоюродная сестра все еще работает в "Elmi Suits"?
   - Да, как раз на ресепшн.
   - Думаю сегодня в этот отель заехало не много ТАКИХ девушек.
   - Я тебя понял, друг. Все узнаю.
   Тем временем, возвращаясь по набережной в свой отель, Ира стала свидетелем странной сцены. Красивый, загорелый мужчина, который только что сидел с приятелем за столиком открытого кафе, бросился вслед худой и невзрачной женщине лет на десять старше его со словами "Вы так похожи на Эдит Пиаф, уверен, Вы прекрасно поете, я бы дал Вам микрофон, чтобы Вы спели...". Попытка успеха не имела. Женщину бог мозгами не обидел. Преодолев испуг и неловкость ситуации, она ускорила шаг и свернула за угол. Мужчина вернулся за столик, где стал со смехом критиковать свой неуклюжий демарш. Ира незаметно пригляделась к нему. Ухоженный, загорелый, накачанный. Местный жиголо на охоте. Надо же! Какая хищная рыба водится в здешних водах! Улыбнулась и продолжила путь в отель.
  
  
   2
  
   Дэнни сидел за столиком, спиной к улице, и ждал, когда его приятель вернется. Его собеседник Лео, многоопытный жиголо сорока трех лет, продолжил свою вводную лекцию по освоению ремесла. Чем больше Дэнни его слушал, тем яснее понимал, что высотами профессии ему не овладеть никогда. Нет, он не сможет хладнокровно выбрать жертву "по одежке", добиться того, что женщина сама будет искать знакомства с ним и сама желать сближения. Не сможет войти в доверие и, сопровождая жертву везде, узнать ее привычки, сумму взятых в поездку денег, наличие драгоценностей, pin-код кредитной карты. Не сможет, проведя с жертвой последнюю пару ночей перед отъездом, обобрать ее до нитки и исчезнуть. Лео, как будто читая его мысли, внушал ему, что женщины сами этого хотят. Они буквально мечтают быть ограбленными. И если он, Лео, не возьмет эти хлопоты на себя, это обязательно сделает кто-то другой. Это неизбежно. Ведь эти дуры за тем сюда и приехали. Дэнни посмотрел внимательно на своего визави. Сложен прекрасно, кубики пресса - итог зимы, проведенной в спортзале. Загар из солярия от настоящего не отличить. Мужественное лицо, модная двухдневная щетина, ямочка на подбородке. Почти Жан Марэ. Одежды минимум - надо показать тело. Небрежно обрезанные побелевшие джинсы. Футболка с огромным вырезом. Все продумано до мелочей. Но под белой банданой - лысина, а за дорогими солнечными очками - пустые, равнодушные глаза.
   Дэнни не заметил, что неудачную попытку приятеля "подцепить" женщину видела другая. Невысокая, хрупкая. Красивое худое лицо было бледным, слегка желтоватым. Густые, абсолютно седые волосы уложены в стильную прическу. Белый льняной брючный костюм, безупречный маникюр, швейцарские часы с бриллиантами. Она неслышно подошла к столику, извинилась и сказала Денни "молодой человек, я хотела бы с Вами поговорить". Хороший английский. Денни вскочил и выразил полную готовность побеседовать. Догадливый Лео тоже встал и откланялся, проклиная в душе "этих щенков, которые ни черта не умеют, но мешают работать профессионалам". На самом деле он понимал, что эта изумительная дама - "высший класс", но, к сожалению, не его возрастной категории. Ей было лет пятьдесят, а он морочил головы тридцати-сорокалетним дурам, еще не расставшимся с мечтами о любви.
   - Меня зовут Алевтина, для краткости Тина. А Ваше имя?
   - Денни.
   - Денни, я хочу предложить Вам работу. Вам ведь нужна работа?
   - Пожалуй.
   - Видите ли, по воле обстоятельств я оказалась здесь одна. Недавно я перенесла тяжелую операцию, теперь уже совсем здорова, но хотела бы все же подстраховаться. Мне нужен сопровождающий. Я намерена две недели провести на острове, навестить все памятные для меня места. Но временами мне не хватает сил. Нужен кто-то, кто не даст мне упасть на землю, даст лекарство, проводит до отеля.
   - Вам повезло, я студент-медик. Через год заканчиваю обучение в Афинах. Конечно, я справлюсь с такой работой.
   - Я не претендую на все Ваше время, мне нужен помощник только тогда, когда я отправляюсь куда-либо. Это может быть экскурсия, ресторан, прогулка. Я буду звонить Вам накануне и предупреждать на какое время мне нужна будет Ваша компания.
   - Сколько Вы готовы за это платить?
   - Пятьдесят евро в час. Сопутствующие расходы тоже мои, аренда машины, рестораны. Вы согласны?
   - Согласен!
   - Денни, я предлагаю ЧЕСТНУЮ работу. Никаких псевдо-ухаживаний, флирта и последующего мошенничества.
   - Конечно! Я счастлив, что Вы мне предложили ТАКУЮ работу.
   - Ну, тогда может быть сразу и начнем? Я хотела бы прогуляться по городу. Время пошло, Денни?
   - Время пошло, Тина!
  
   Комната Ире понравилась. Грубо оштукатуренные стены были выкрашены в ослепительно-белый цвет. Плотные темно-синие шторы на застекленных дверях, выходящих на балкон, даже в разгар дня создавали прохладный полумрак. Постельное белье из белоснежного бархатистого хлопка было безупречно. Стены номера были украшены композициями на морскую тему. Синяя рыбацкая сеть, увешанная раковинами, часы, расписанные рыбами, морской пейзаж. Телевизор показывал несколько каналов, в том числе два русских.
   Пока Ира обедала в ресторане отеля и спала после бессонной ночи в самолете, расторопный Янис изучил ее гостиничный ваучер.
   - Йорги! Йорги! Она - Левентис! - завопил Янис, влетая в кофейню.
   - Не может быть! Ты не ошибся, Янис?
   - Я видел каждую букву ее фамилии своими глазами!
   Георгиос Левентис, по-домашнему Йорги, ошеломленно уставился на друга.
   - Йорги, ты должен позвонить деду в Тсермиадо.
   - Что я ему скажу? Мы ведь толком ничего не знаем.
   - Скажешь ему, то, что знаешь. Что приехала из Москвы девушка, двадцать три года, фамилия Левентис. Хочет увидеть родину погибшего отца, родственников не ищет, потому, что не знает, как к ней здесь отнесутся. Собирается ездить на экскурсии, делать фотографии, как ее отец (!), и через две недели вернуться к матери в Москву.
   - Действительно, совпадений много, но полной уверенности нет. Я боюсь разволновать деда, ему все же семьдесят пять лет. А вдруг это ошибка, а старику волнение причинит вред.
   - Йорги, Александрос Левентис - глава семьи. Он не простит тебе, если узнает, что дочь его погибшего первенца была на Крите, а ты ему ничего не сказал!
   - Янис, дядя Алексис не был женат.
   - А может быть он собирался жениться, но не успел. Пуля мусульман добралась до него раньше! Пусть решает твой дед. Это дело в большей степени его, чем твое.
  
   Пляж отеля Ире не понравился. Крошечная бухточка внизу, между скал. Песчаное дно приятное, но все пространство пляжа уставлено лежаками и зонтиками по десять евро за комплект. Буквально некуда ступить. Поплавав вволю она решила поговорить с ребятами из кофейни, может подскажут какое-нибудь приемлемое место для купания. Кроме того, бессовестные расценки на пляжный инвентарь возмутили ее бережливую душу.
   - Калимэра! Йорги, Янис, это снова я.
   - Ясу, Ирини! Что будешь пить?
   - Двойной латтэ, как утром. Мне ваш кофе понравился. А вот пляж отеля - не очень. Вы не посоветуете мне, где поискать подходящее место для купания?
   - Подскажем, конечно. Пойдешь по набережной в право, если стоять лицом к морю. Дорога приведет тебя к маленькой церкви на мысу и там закончится. От церкви начинается большой пляж отеля с разноцветными корпусами. Пляж хороший, с деревянными настилами, с пресным душем и кабинками. Рядом бассейн отеля, на случай если море штормит. Мы ходим туда по вечерам, когда персонал отеля снимает контроль. Ты можешь идти в любое время. Пластиковый браслет на твоей руке точно такой же, как у гостей отеля.
   - Спасибо, посоветуйте заодно, в каком агентстве заказать экскурсию.
   - "Ela tours", это дальше по улице, через два дома от нас. А на какую экскурсию ты собираешься? - спросил Янис.
   - Планов много, но на все не хватит времени. Для начала поеду на плато Лассити, два монастыря, пещера Зевса, экопарк. Потом, наверно, остров Спиналонга, Элунда, Агиос Николаос. Надо будет составить график экскурсий. Но я поняла, что Крит за одну поездку узнать невозможно. Поэтому, для начала, восточный Крит.
   - Для начала? Ты собираешься приехать сюда еще раз?
   - Янис, многое будет зависеть от первой поездки. Если все сложится, почему нет? Приеду еще раз, только уже не в "Elmi Suits". Сниму комнату в скромной деревне, возьму машину напрокат, буду обедать в тавернах и исследовать Крит, как моей душе захочется.
   - А почему сразу так не сделала? - спросил Йорги.
   - Мама настояла на полном пансионе. Волнуется за свою девочку. Боится, что я останусь без еды и крыши над головой, - засмеялась Ира.
   - Я бы тоже волновался, - сказал Янис, - но не беспокойся, теперь у тебя есть мы! Даже если "Elmi Suits" рухнет в море, без крыши и еды ты не останешься.
   - Спасибо, ребята,- засмеялась Ира,- вы настоящие рыцари.
   - Мы - греки! - с пафосом воскликнул Янис.
   - Пойду в турагентство, загляну к вам на обратном пути.
   Через полчаса Ира опять появилась в кофейне.
   - Ребята, как здорово! На завтра есть экскурсия на плато Лассити. Путевка у меня в кармане. Пожелайте мне удачи и хороших снимков!
   - Удачи тебе, Ирини. Жаль мы не можем бросить эту свою кофе-машину. А то бы поехали с тобой!
   - Йорги, сама судьба указывает тебе, что нужно делать, - сказал Янис, закрывая кофейню на ночь. Жаль, что нам неизвестен номер ее автобуса.
   - Я уже позвонил деду. Он сказал, что ему не нужен номер автобуса для того, чтобы узнать родную внучку. Он, как всегда, будет в таверне, куда привозят обедать всех туристов. Благо, она ему принадлежит. Нам остается только ждать.
   - Он сильно разволновался?
   - Нет, как ни странно. Как будто ждал чего-то подобного.
   К своей первой экскурсии Ира отнеслась ответственно. Взяла с собой фотоаппарат, свитер, для посещения пещеры Зевса, маленький стальной термос с чаем. Изумительные виды восточного Крита открывались из больших окон автобуса. Ира делала снимки, боясь что-нибудь пропустить. День выдался ветреный, нежаркий. Над плоскогорьем Лассити собирались сизые тучи. Первая остановка- традиционная гончарная мастерская оказалась просто магазинчиком местных керамических изделий и продуктов. Ира купила литр оливкового масла и пакетик сушеной травы под названием диктамос. Удивительный аромат этой травки пробивался, через целлофан упаковки. Ира распечатала пакет и насыпала щепотку травы в свой термос с чаем. Затем был мужской монастырь Видьяни, в котором оказалось всего два монаха! Очень маленький, милый, окруженный кипарисами и тамарисковыми деревьями, монастырь был посвящен Живоносному источнику, который бил тут же под деревьями в круглой каменной чаше. Разыскали монаха, который дал благословение желающим и автобус отправился дальше.
   Когда Ира вместе с вереницей туристов подходила к Диктейской пещере, начал накрапывать дождь. Когда она спускалась по каменным ступеням вниз, к купели Зевса, дождик уже ощутимо лил сверху через вход в пещеру. Когда Ира, любуясь сталактитами и делая снимки, продвигалась по деревянным мосткам над водой вместе с толпой туристов, дождь хлынул сверху, как из ведра. В этот момент группа байкеров с девицами, убегая от дождя, с визгом и хохотом навалилась сзади на толпу туристов. Те, в свою очередь, толкнули Иру вниз, в купель Зевса. Фотоаппарат отлетел на деревянный настил. Ира повисла, цепляясь руками за доски. Все замерли. Потом завизжала женщина. Кто-то стал отцеплять Ирины руки от настила, пытаясь вытащить ее наверх. Ира коснулась ногами дна, поскользнулась и плашмя упала спиной в воду.
   Ледяная вода проникла под одежду, залила лицо, сковала дыхание. Сердце остановилось на три удара и забилось вновь. Ира открыла глаза, села. Вода была по грудь. Осторожно, опираясь руками о скользкое сталагмитовое дно, поднялась на ноги. Расталкивая туристов к ней спешил служитель с лестницей.
   Через несколько минут Иру вместе с обретенным фотоаппаратом заботливо подталкивали по ступеням наверх. С волос и одежды текла вода, туристы пятились от нее уступая дорогу. Какое счастье, что под моим затылком не оказалось сталагмита,- думала Ира с трудом переставляя ноги, - зато под другими частями моего тела их оказалось достаточно. Болели ребра, таз, позвоночник, локти, шея... Иру усадили на ослика - местное "такси", и повезли вниз к стоянке автобусов. Ослик - это благословение Господне. Ей было бы не под силу спускаться пешком по скользким камням горной тропы, маневрируя между размокшими кучами ослиного навоза. Когда Ира протянула вознице деньги за поездку, мальчик отказался и сказал, что с побывавших в купели древнего бога денег не берут.
   Женщина-экскурсовод охала и ахала, одновременно пытаясь выяснить, будет ли Ира требовать страхового возмещения. Только молчаливый водитель был адекватен. Он быстро слазил в багажный отсек автобуса и принес оттуда большой кусок полиэтиленовой пленки, постелил на кресло и усадил Иру на ее место. Из-за дождя все туристы задерживались, автобус был пуст. Ира сняла с себя мокрую одежду и надела сухой и теплый свитер прямо на голое тело. Жаль джинсы заменить было не на что. Потом достала термос с чаем и травой диктамус и выпила горячий напиток весь до дна. Каждый глоток уносил ее вверх, выше гор, выше сизых туч. Когда ее взору открылись звезды в черном небе, наступил обморок.
   - Ирини! Ты слышишь меня? - Седовласый старец с огненно-черными глазами склонился над девушкой и взял ее за руку.
   - Да.
   - Как ты себя чувствуешь, девочка?
   - Голова кружится. Спина болит. В остальном нормально.
   - Мы в Тсермиадо, - сказала экскурсовод. Хозяин таверны любезно согласился предоставить Вам отдых, в котором Вы несомненно нуждаетесь. Завтра автобус нашей турфирмы заберет Вас отсюда и доставит в отель. Вы согласны?
   - Да.
   Через несколько минут Иру со всеми мыслимыми предосторожностями вывели из автобуса и разместили в чистой и тихой комнате дома, стоящего позади таверны. Она провалилась в сон. Проснулась от того, что давешний седой старик ласково говорил с ней по-гречески и держал за руку.
   - Я давно жду тебя, знал, что приедешь. Алексис перед гибелью приезжал сюда, рассказал нам с матерью о своей русской невесте, но подробностей не сообщил. Больше мы его не видели. Через несколько месяцев мне было дано узнать, что ты есть и приедешь через много лет. Моя Ирини не дожила до этого дня, а я вот тебя дождался.
   - Но как Вы меня узнали?
   - Я вообще много чего знаю. А еще ты очень похожа на свою бабушку, такая же красавица. Думаю, девочка, тебе тоже предназначен путь знающей. Ты ведь была в купели древнего бога и настой священной травы Зевса пила после этого. Я знал, что все это с тобой произойдет. Ты в нашей семье следующая, после меня. Я тоже наследовал дар своей бабушки. Так уж тут у нас ведется.
   - Но ведь в купели Зевса бывает много людей. Те же служители, по долгу работы спускаются в воду. Другие падают, как я. Что же у всех дар просыпается?
   - Нет, конечно. Ибо сказано: "много званных, но мало избранных". Не знаю, как тебе объяснить. Это передается в нашей семье через поколение. В пещере Зевса происходит инициация дара. Говорить об этом никому нельзя, даже родственникам. Знают только те, ... кто знает.
   - Почему говорить нельзя?
   - Ты не поверишь, как осложнится твоя жизнь, если в эту тайну посвящать тех, кого не следует. Тут и зависть, и непомерные требования, и охлаждения родственных отношений вплоть до разрыва. Посуди сама, разве обычному человеку приятно сознавать, что есть кто-то, кто знает о твоей судьбе все. Я должен предостеречь тебя, внучка, оградить от неприятностей. Даже если захочешь помочь кому-то, сделай так, чтобы он не догадался о твоем даре.
   - Дедушка, я так рада, что ты меня нашел. Посмотри, вот фотография мамы и папы в Москве. Я всегда ношу ее с собой.
   - Ирини, я вижу, как счастлив мой сын рядом с твоей мамой. Вы должны приехать сюда вместе с ней. Это я тоже знаю. Я ждал тебя все эти годы, девочка, и еще не увидев, любил. Этот дом - твой.
   - Ты познакомишь меня с родственниками?
   - Не сегодня, Ирини. Не в этот твой приезд. Я должен все дни твоего пребывания на острове посвятить только тебе. Мне нужно многое тебе рассказать, многому научить. Успеешь ты познакомиться с родней. Одного ты уже знаешь. Это Йорги, он твой двоюродный брат.
   - Вот это да! А мне ведь чудилось в нем что-то знакомое... Ох! Ребра болят. Неудачно упала я в пещере.
   - Я нашел врача среди туристов. Он сейчас обедает в таверне. Еще не закончил курс в университете, но почти выпускник. Надеюсь сможет определить травмы. Сейчас схожу за ним.
   - Дедушка, не нужно врача... Но Александрос Левентис уже скрылся за дверью.
   Денни вошел в чистую комнату с белыми стенами и белыми кисейными занавесками на окнах. На постели лежала черноволосая девчонка редкой красоты. Бледная, круги под глазами. Помог подняться. Осмотр не занял много времени. Умелые пальцы прошлись по плечам, шее, лопаткам, ребрам, позвоночнику. Проверил рефлексы коленей и стоп. Предварительный диагноз - переломов нет, множественные ушибы, обезвоживание, стресс...
   Ира стояла спиной к врачу и прислушивалась к своим ощущениям. В ней неудержимой волной поднималась потребность сказать вслух то, что она видела внутренним взором, пока руки незнакомца прикасались к ее коже. Ее голос зазвучал неожиданно низко. И почему-то по-английски.
   - Слушай меня, названный в честь веселого бога в венке из виноградных листьев. Твоя жизнь до сих пор не была веселой, но теперь все переменится. Ты получишь деньги, в которых так отчаянно нуждаешься. Твой брат хорошо перенесет операцию, поправится и встанет с инвалидной коляски. Берегись знакомого мужчину в белом платке, он вор. Не рассказывай ему о деньгах. Есть печальная весть - ты осиротеешь.
   Денни замер от неожиданности. Ситуация была нереальной. Слова пророчества отпечатались в памяти. Но почему "осиротеешь"? Он уже давно сирота. Непонятно.
   Девчонка закатила глаза и осела на руки подоспевшего деда.
   Никто не видел, что за открытой дверью комнаты стоял еще один слушатель - худощавая седая женщина с печальными глазами.
  
  
   3
   Сегодня Денни возил Тину в Кносский дворец. Она бодро шагала по лестницам и переходам, радостно улыбалась, находя знакомые фрески. Особенно долго она стояла у стены, расписанной голубыми дельфинами.
   - Они тебе нравятся? - спросил Денни.
   - Очень, они такие красивые и свободные!
   Когда Денни увидел фреску "собиратель шафрана", он сам был уже готов ползти на четвереньках, как этот коричневый юноша, рвущий крокусы. А Тине было все нипочем. Она была бодра, глаза светились восторгом. Вдруг, в какой-то момент ее лицо побледнело до серого оттенка. Нетвердо шагнула в сторону от дорожки и села на камень.
   - Тина, что с тобой?
   - Я устала, Денни. Поможешь мне добраться до машины? Но сначала, пожалуйста, дай мне мою сумку.
   Из легкой плетеной сумки, которую Денни носил за ней, как верный рыцарь, Тина извлекла маленькую бутылку воды и пузырек с таблетками. Проглотила сразу две, запила водой. Денни заметил, что этикетки на пузырьке не было.
   - Ну, вот, теперь можно и к машине, - улыбнулась через силу.
   Когда он вел ее к отелю, она буквально висела у него на руке. Два пролета лестницы ему пришлось преодолеть с Тиной на руках. Она была легкой.
   - Немного не рассчитала свои силы. Постараюсь впредь не пересекать границу. Вот деньги, возьми. Спасибо тебе за помощь.
   - Спасибо, - сказал Денни, принимая купюры, - ты уверена, что тебе сейчас не нужен врач?
   - О, нет, не беспокойся. Со мной будет все в порядке. Через пару часов буду как новая.
   Денни провел остаток дня с пользой. Купил кое-что из одежды, пообедал в таверне, позвонил брату в Афины. И никак не мог отделаться от беспокойства за маленькую седую женщину, оставленную в отеле.
  
   Ира отдохнула и выспалась в гостях у деда. Они много говорили, как будто знали друг друга всю жизнь и встретились после долгой разлуки. Дед хотел, чтобы Ира перебралась из отеля к нему. Ира была не против, ей было так хорошо и тепло рядом с этим старым человеком. Она чувствовала, что является для него не просто любимой и долгожданной внучкой, но и преемницей фамильного дара, близкой душой, связанной с ним общей тайной. Было решено, что Ира вернется в отель за вещами и переедет к деду.
   - Ирини, я хотел поговорить с тобой, пока ты не уехала в отель. Ты помнишь предсказание, которое сделала врачу во время осмотра?
   - Да, дедушка. Я видела все, что с ним будет и не могла удержать внутри себя это знание.
   - Вот это и есть проблема. Твой дар просыпается и это происходит очень быстро. Как правило после инициации проходят месяцы, прежде чем знающий начинает видеть будущее. Я думал, что у меня есть время научить тебя хотя бы основам владения даром, но этого времени нет. И это опасно для тебя.
   - О какой опасности ты говоришь?
   - Ты можешь раскрыться, привлечь к себе внимание людей. В том числе злых и нечистоплотных. Тебя могут похитить, заточить, угрозами заставить предсказывать будущий исход преступных махинаций. Сделать из тебя платный аттракцион для "избранных". Продавать твои предсказания за баснословные деньги. При этом держать тебя на цепи, как животное. Религиозные фанатики могут сделать из тебя пифию, прикованную к ритуальному треножнику.
   - Ужасно. Неужели это возможно в наше время?
   - Девочка моя, я долго живу на свете и немного знаю этот мир и людей. Не забывай, что мое знание людей - это взгляд изнутри. Мне известны чувства, планы, тайные мысли. Мой дар служит мне уже 60 лет. Я прошел инициацию подростком. И со временем количество умений возрастает. Сначала видишь будущее человека, прикасаясь к нему. Потом приходит умение читать мысли знакомых людей. Затем начинаешь видеть будущее и мысли любого человека, в твоем поле зрения. Следующий этап - все перечисленное на расстоянии, любом. Без визуального контакта. Но необходимо, чтобы человек был тебе знаком. Дело дойдет до того, что стоит тебе подумать с заданной целью о любом знакомом человеке и ты видишь его будущее, слышишь его мысли. Более того, можешь мысленно сообщить ему что-то, услышать ответ.
   - Но это же невероятно здорово!
   - Это невероятно опасно для тебя. Стоит лишь чуть-чуть "засветиться" и количество желающих эксплуатировать твой дар превзойдет все мыслимые пределы. Прежде, чем я отпущу тебя от себя хоть ненадолго, прошу, обещай мне не раскрывать рта, чтобы ты не увидела, не услышала и не почувствовала с помощью дара. Именно не раскрывай рта. Храни молчание. Даже если увидишь, что злодей хочет совершить преступление. Если нет сил удержаться от помощи, толкни злодея, поставь подножку, ударь по голове в конце концов, но МОЛЧА.
   - Ну, дедушка, ты даешь! - рассмеялась Ира. - И что же я скажу злодею после удара по голове?
   - Скажешь, что хотела убить осу, которая на него села. - со смехом ответил дед.
   - Не волнуйся, я буду молчать, обещаю. Я умею владеть собой, взрослая уже. Просто то видение застало меня врасплох. А почему дар перешел ко мне? У тебя ведь есть другие внуки, Йорги например.
   - Дело в первородстве. Наследует старший ребенок от старшего, через поколение. Такое правило. Девочка или мальчик - не важно. Ты единственная дочь моего старшего сына. Я старший сын старшего сына моей бабушки. Она была знающей. Она рассказывала мне, что наш фамильный дар передается из глубины веков. Она помнила восемнадцать поколений и заставила меня выучить имена всех знающих до меня. Некоторые из них, самые сильные, могли видеть прошлое, прикасаясь к вещи, находить пропавших людей. С таким даром опасно жить среди людей. Конец ознакомительного отрывка. Книгу можно купить на https://andronum.com/product/semina-elena-poezdka-na-krit/
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"