Сёмина Вера Владимировна: другие произведения.

Наследница Мерлина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь полна неожиданностей особенно если вы иномирянкапопавшая в мир над которым нависла угроза не просто уничтожения, а грубого изменения продиктованного злобной волей.ЗАМОРОЖЕНО

  Теплый осенний вечер. Яркие желто-красные листья, сливающиеся со следами заката на тучах, в редких лужицах на тротуарах. Но не об этих красотах мой рассказ, а о невероятном случае, произошедшем в такой же осенний день год назад, и продолжающийся в другом мире с одной юной и прекрасной девушкой, и её мечтой, которой, как думала девушка, не суждено было сбыться. "Ведь разве есть на этих улицах маги, принцы и мудрые драконы?" Думала, смеясь над собой, она, ещё не зная, какая судьба ее, ожидает, и какие приключения её ждут.
   Девушку звали Ладой, ей было всего 25 лет, но она многим могла дать фору в боевых искусствах, литературе, игре на арфе и вокалу. Но какой бы красивой и умной она ни была, найти суженого так и не смогла. Кто бы ей ни понравился, через некоторое время происходило что-нибудь такое, что полностью всё перечеркивало! Каждый раз после неудачи, Лада мысленно подбадривала себя: "Я ещё молода и смогу найти своё счастье!". А её подруга бурчала что-то вроде: " Да, уж, с такими запросами и везением на парней ты и до восьмидесяти будешь в девках ходить". И заваривала Ладе её любимый чай, который она составляла из нескольких сортов, и, как фирменное блюдо, подавала в определённой посуде, т. е., в привезённых из Китая "мензурках" (так их называла Лада, не желая в всерьез считать то, что перед ней ставила её подруга Мила, чашкой)...
   Что-то я разговорилась. Не стоит ли мне с вами перевернуть клепсидру времени на год назад и узнать, что же такого случилось с этой девушкой, что могло таких почтенных людей затронуть, и вы пришли сюда ко мне соприкоснуться с этой историей?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть первая
  
   Мечтайте потише. Вдруг Бог
   услышит и исполнит Вашу мечту?
  
  "В очередной раз провал! Всё, надо посылать объявление в газету: дескать, девушка 25 лет ищет принца без вредных привычек, на белом Мерседесе, без уголовных наклонностей и тёмного прошлого. А иначе, я просто лопну от обиды, - бушевала я, снова встретившись с тяжелой реальностью жизни. Надо как-то покончить с этими провалами.... Навесить, что ли на себя табличку: "Подходить ближе, чем на 2 метра опасно для здоровья и не рекомендуется как Минздравом, так и уголовным кодексом Р.Ф.". И почему мой друг следователь, а его жена прокурор? Нет, почему на меня в последнее время только уголовники и смотрят?! А, главное, за что?! Всё, Лада, всё, перестань так нервничать, ведь ты увлекаешься психологией. В голове должно что-нибудь проясниться. Ты можешь найти выход из сложившейся ситуации!"
  Вдруг раздался звонок в дверь. Пришлось оторваться от грустных размышлений и пойти в коридор. Меня сразу же поразило то, что там творилось...
   Картина, написанная мною давным-давно, ожила: рамка, сделанная в виде красивой арки, стала полупрозрачной; огромные штормовые волны, что совсем недавно стремились к берегу, но не могли до него дотянуться, рассыпались о его камни; чайки шумели около берега, а навстречу мне, т. е. в коридор, часто взмахивая крыльями, летел буревестник, за которым, с милой улыбкой пираньи, элегантно планировал дракон, чешуей подстать грозовому небу. Но больше всего моё внимание привлёк замок, стоявший на утёсе, и излучающий призрачное сияние луны; замок, в который я всегда мечтала попасть, - замок Мерлина! Каждую ночь являлся он мне во сне, из туманов веков и льдов неверия, призрачных мечтаний и безумных надежд. А теперь он был совсем близко от меня, до него можно было добраться, дойти. Как и волны, что, никогда не разбивались о берег.... Меня манило к моей заветной мечте о свободе и освобождении. Сейчас, стоит только шагнуть и протянуть руки....
  В странном порыве я осторожно протянула руки к картине. И тут же под защиту рук кинулся буревестник, а за ним, прижав меня к стене, втиснулась в коридор морда молодого дракона, с удивлением уставившегося на меня своими синими глазами с вертикалями зрачков. Дракон обиженно убрал свою мордочку из моего коридора и, взлетая, взрыл берег так, что через рамку ко мне влетело несколько камушков из-под его чешуйчатых лап. Реальность влетевших предметов подтолкнула меня к действию. Я решилась и... шагнула в картину... Ощущение удара по затылку чем-то тяжелым...Последнее, что я увидела, был выпорхнувший из рук буревестник, а последняя мысль была таковой: "Да, вот и мечтай после такого".
  
  * * *
  
  -Да как ты посмел скрывать от меня, что она жива Мерлин! - кричала пожилая женщина в королевских одеждах цвета полуночи с прекрасной диадемой в виде змеи. - Как ты посмел скрывать, подлец! Ведь ты прекрасно знаешь, что это для меня означает!
  Эти слова разносились по овальному залу, в котором стояли разные статуи из чёрного мрамора с красными прожилками - люди, звери, драконы, маги и многие другие, замершие в позах, в которых чувствовался ужас. Всё это от внешнего мира скрывал молочно белый потолок с кровавыми звездами. Его поддерживали колонны из такого же мрамора, что и статуи. Прозрачный хрустальный пол прятал под собой тёмную, хищно поблескивающую, воду, в которой изредка проявлялись тела ирреальных существ.
  А королева этой ужасающей красоты кричала на статую человека с посохом, единственную, излучающую не ужас, а ледяное спокойствие и величие. Сожаление с жалостью виднелись в застывших, обрамлённых длинными ресницами, глазах прекрасного юноши, облачённого в ритуальные одежды Храма Судьбы.
  - Из-за тебя она умрёт, Мерлин, из-за тебя! Я не позволю ей занять место, которое ты для неё уготовил тысячу лет назад. Она не станет такой, как ты. Слышишь, не станет! Твоя дочь никогда не станет, как ты! Она умрет, прежде чем войдёт в полную силу! - и она рассмеялась жутким леденящим смехом, но, как ни странно, мелодичным. Это говорило о том, что когда-то королева была прекрасна, и она умела жить не только тьмой своего сердца, но и чем-то другим.
  
  
  
  Тёмная Госпожа успокоилась. Сетка морщин на ее лице тут же разгладилась, со щек сошел лихорадочный румянец. Она вся как-то помолодела, и теперь ей нельзя было дать больше восемнадцати. Госпожа вышла из зала, легко открыв створки двери, которая ничем не выделялась из мраморных стен, кроме, как замысловатым рисунком кровавых прожилок и двумя ручками в виде драконьих каменных лап, сжимающих рубины. Толщина двери была примерно два метра белоснежного камня, облицованного мрамором.
  И перед тем, как неизвестно откуда поступающий свет погас, все статуи как будто застонали оттого, что свет уходил. Только статуя юноши, казалось, была рада наступающей тьме, возможности того, что никто не увидит горькой слезы, скатившейся по его щеке, и того, что слеза эта, стекая вниз, оставила вместо мрамора за собой полоску живой кожи. Этот след вскоре затянула тёмная жижа, затвердела и стала чёрным мрамором с красным следом от слезы...
  
  * * *
  
  Мне снилось, что я бегу по тёмным коридорам, на каждом перекрёстке сворачивая поочередно то направо, то налево. Пока не попала в зал с множеством застывших в самых разных позах задыхающихся существ. Я пробегала мимо них, разыскивая неизвестно кого; точно зная, что где-то среди этих существ есть то, которое я должна найти. Ведь именно оно знает ответы на все мои вопросы. Но я не успела до него добежать, парадная дверь в зал открылась и я... проснулась.
  Все тело пронзило болью, и я с трудом разлепила свой правый глаз. Осмотрелась. "Хм? Неужели я с Майкой действительно решилась на экстремальный поход, куда подальше к природе? Ну, тогда почему я не в спальном мешке, а на каменистом берегу моря? И где она умудрилась найти поблизости море? Ведь около нашего города его отродясь не было.... Да и драконов тоже как-то ни водилось....Полундра, я схожу с ума! Кто-нибудь, звоните 03! У меня "белая" горячка! Хотя, постойте, я, вроде, только пол рюмки настойки выпила, да и ту не всю. От такой дозы ещё ни на кого чёртики в матросках во имя справедливости не нападали. Т-а-к! Что за пакость со мной случилась? Коридор и зал со статуями - это не котируется, так как это явно было во сне, а вот цепочка, квартира, звонок, картина - вызывают неясные подозрения насчёт моего психического состояния. Надеюсь, это всё сон.... Ах! Сон не сон, а надо вставать и решать проблемы типа: где взять поесть, где люди, а главное, кому надо слёзно сказать: " Дяденька, мы тут не местные. Ну, отпустите меня домой, а то маньячкой стану, всех мужиков подряд кастрировать буду в нестерильных условиях, с помощью пилки для ногтей и пинцета!" Я взяла и ущипнула себя за запястье, но, к сожалению, глюк-дракон не исчез. " Ну, что ж, держись мужики, я иду! Извращенцы, выстраивайтесь в очередь, я вас тоже не пощажу -у!"
  Пока я рассуждала, одним открытым глазом обозревая окрестности, дракон засёк моё наглое созерцание окружающего простора. Я хотела закрыть глаз, но это было бы глупо, и тогда я открыла другой. Дракон облизнулся и чавкнул, явно играя на публику. " Видали мы таких звероящеров! В музее естественной истории, на каркасе, как вымерший вид." Дракон сделал шаг ко мне и, ещё раз облизнувшись, чавкнул.
  Нечего меня своим бескультурьем пугать! Я вот, голодная, а не чавкаю при виде прохожих, - взялась я за совесть дракона. Он вжал голову в плечи, т. е. прижался своей головой к месту, где начиналась шея, а глаза стали такими невинными, что я растерялась.
  А ктоф фы фтакая? - спросил гекон - переросток, - и где фтица?
  - Что? - не поняла я.
  - Бурефестник, - доверительно сообщила рептилия. - Я за нимф уфе три годаф гоняюфь. Он фсё фремя мне козниф фтроит, фпать не дает: тоф рыфцарей натрафит, то у какофо - нибудь короляф коронуф сопрёт и ко мне притащит. А я, жуть как ненафижу, золото! У меняф на него афергия.
  Наконец, я всё поняла. Бедный дракон сильно пострадал из-за проделок птички, вот у него и характер испортился.
  - Бедненький - начала, было, я, но дракон меня перебил: "Бедная. Я - драконица", - "милашка" потупила взор.
  - Извини, я в драконах не очень разбираюсь- растерялась я.
  - Да нифчефо, фсё ф порядке, я не обифделась. Феть есть те, которыеф, уфидеф меняф ф обфморок падают, а тыф - молодеф, неф испугалась.
  - А, кстати, почему ты хотела меня испугать? - насторожилась я.
  - Нуф, понимаешь, яф со фсеми так. Нуф, зачем мнеф дополнифтельная голофная боль? Ещёф бегай, фпрашивай, чья нефеста, а тоф исфугала,- и можеф идтиф домой!- драконица, ища понимания, заглядывала мне в глаза.
  Я улыбнулась.
  - И в правду, зачем лишние хлопоты? Оставишь, - рыцари намылятся спасать, всё настроение испортят.
  - Груфтно всё это. Мы федь, драконыф, только в ипофтаси зферя так фыглядим, а так фофсе, какф людиф!
  - Как это? - не поняла я.
  - Мм?
  - Ну, я имею в виду, то дракон, то человек.... Разве так возможно?
  - Аф пофему нет? Это удофно и рыфцари не фтрогают, - честно созналась драконица.
  - А в каком состоянии ты обычно находишься? - дальше стала допытываться я.
  - Как и фсе драконы, обыфно в состоянииф ипостаси покоя, т.е. в челофеческом. Прафда, уже 19 фтолетий мы все нерфные и пофти пофтоянно фыглядим такф.
  (Я, честное слово, не могла её представить человеком, хоть режь. Никак не могла!)
   - Фомнефаешься ф моих фпофобностях? - чуть обиженно протянула леди дракон.
   - Понимаешь, просто, у нас драконы не встречаются. И, в общем, считаются вымыслом, - потупив взор, призналась я.
  - Так ты иномирянка?! - возрадовалась леди дракон, а потом погрустнела.
  - Ага. А что это значит? - с явным любопытством спросила я.
  - Тоф, фто тебе обфратного фути нет, - пояснила она.
  - Как нет?
  - А фот так, только если нафдёшь мага, готофого для тебя на всё, и нефкольких самоубийцф.
  - Как это понять? - сглотнув, спросила я, опасаясь худшего...
  - Толькоф нефкромант мофет тебе помофь ф церемофении, только фила фмерти спофобна на факое, фила мук по дофрой фоле. - Перед моими глазами сразу предстали апокалиптичные картинки в стиле средневековых развлечений святой инквизиции с примесью концлагерного колорита, да ещё с китайским энтузиазмом мазохистов. Брр! Даже леди вздрогнула.
  - Не читай мои мысли, - погрозила я пальчиком драконице, - А есть другие варианты?
  - Есть, но фля подготофки нуфно многоф фремени.
  - И сколько? - без особой надежды спросила я, представляя, что значит для такого долго живущего существа "много времени " двух или трёх значное число?
  - И тут драконица превратилась... в человека!
  - Примерно три года с хвостиком, - подсчитала что-то в уме юная голубоглазая дева, стоявшая теперь передо мной.
  - Кстати, а как тебя зовут?
  - Лада.
  - А меня - Драгнири. Только прошу, никому не проговорись, что меня так зовут. У нас, драконов, не принято открывать свои имена смертным, тем более иномирянам.
  - Хорошо.
  На этом мы обнялись и пожали друг другу руки. Странное чувство узнавания коснулось меня, словно я обняла давно потерянную сестру. Этот мир, как будто принял меня в свои объятья, как и Драгнири. "Как хорошо!" - подумалось мне, но неожиданно во мне что-то очнулось. То было звериное чувство опасности, которое говорило мне, что кто-то несёт с собой угрозу Драгнири. И несет её со скоростью лёгкой рыси и под звяканье металлических доспехов. Я встревожилась. Драгнири отстранилась, заглядывая мне в глаза.
  - Что случилось? - спросила драконица.
  - Тебе угрожает опасность, - растерянно пробормотала я.
  
  * * *
  
  Берег моря. Камни отскакивают от копыт рыцарских коней, несущих существ, закованных в бесценные доспехи из редкого металла. Его добывают в корнях Печальных гор или, как их называли гномы, Креин Керт Миктарал (Земные Врата Печали). Металл, ценностью затмевавший драгоценные ткани Детей Дня, называли огненным (по-гномьи - "кенкат") из-за того, что он всегда излучает тепло, хотя сам имеет серебристый оттенок, проявляя силу огня в изготовленных из него амулетах.
  Этот странный отряд состоял из 7-ми человек. У каждого поперёк туловища красовалась лента (у каждого своего цвета) с эмблемой в виде нежной лилии, как плющом, обвитой молнией.
  - Акхр, ты тоже слышал это? - спросил, судя по цвету ленты (ярко красной) и доспехам, глава отряда.
  - Слышал брат, - ответил ехавший чуть позади и слева рыцарь с зелёной лентой.
  - И что ты об этом думаешь?
  - То, что где-то появился сильный и очень опасный маг! Хотя, скорей всего, еще неопытный. Так что можно и не пытаться разузнавать его ранг и статус. Да, и ещё кое-какая странность: здесь где-то поблизости от этого мага и дракон, которого нам надо уничтожить. А ещё не слышится отголосков тотальной битвы. Символично, не правда ли?
   - Не символично это. А просто отголосок, когдатошней дружбы магов и драконов. Не могут сразу все драконы и маги прекратить многосотлетнюю дружбу из-за решения, некогда единого Золотого совета. Не так они устроены. Мне грустно, что таких примеров всё меньше и меньше.
  - Действительно, печально...
  Разговор прервало лёгкое покашливание другого рыцаря с синей лентой, не очень по виду подходящего на эту роль. Хотя его доспехи были явно тяжелее, чем у остальных спутников и несли на себе сложные магические контуры и руны, в некоторых из них были вкраплены разные камни, как драгоценные, так и созданные, благодаря алхимии. Глаза же рыцаря были удивительного золотого цвета, что выдавало в нём присутствие крови Повелителей, давно канувшей в лету великой древней расы полулюдей - полукошек.
  - Простите. Мне кажется, что нам не стоит выполнять это задание, - ничуть не извиняющимся тоном заметил он, сказав "простите" так, словно это было лишь необходимым оборотом речи.
  - Это почему, Берс?
  - Что-то меня настораживает в появившемся здесь маге. Такое ощущение, что он перевернёт этот мир с ног на голову и ничего ему за это не будет. Да и дракон, мне кажется, не позволит мага обезвредить.
  - Что ты думаешь, какая-то там летающая ящерица может нам как-то навредить? - спросил довольно упитанный рыцарь драксийской расы с желтой лентой.
  - Эта, как ты выразился, "летающая ящерица", если ты опять будешь геройствовать, не натянув на себя доспехи, Аврелий, то спокойно перекусит пополам без особых усилий. Даже если ты будешь очень злым и голодным, - заметил ясноокий представитель Детей Дня с элегантным, но огромным мечом, который был прикреплен к лошади в особых ножнах острием вперёд (желтая лента).
   Драксиец, хотел было, заехать нахалу по уху, но его остановил окриком, даже не поворачиваясь, всевидящий Берс.
  - Уймись, Аврелий! Скоро тебе придётся помахать мечом, так что не распаляйся раньше времени, побереги силы. Они тебе ещё, ой как пригодятся! И не злись на Анакхронуса, он лишь сказал то, что думал. Они, Дети Дня, промолчать или кривить душой просто не могут. Потом их совесть насмерть загрызть может, - весь отряд, кроме Анакхронуса, весело рассмеялся.
  - Очень смешно! Может, я излишне прям, зато мне всегда можно доверять, - заметил Дитя Дня, гордо вскинув голову.
  Берс насторожился.
   - Ну вот, друзья, и моя обещанная потасовка. Ликуйте! Отдельный подарочек от Тёмной Госпожи! - с улыбкой сказал он.
   Раздался шелест доставаемого оружия.
  - Обожаю эту старую каргу, никогда не даст нам расслабиться! - кровожадно улыбнувшись, проговорил глава отряда.
  - Бальвери, ты как всегда в своём репертуаре! - усмехнулся рыцарь с фиолетовой лентой.
   И тут из тени камней начали вылезать существа, которые сначала казались нелепыми выростами, но затем, из амебных существ, становились более реальными, прорывая струящиеся очертания вылезающими из тел шипами и наполненными ядом когтями. Эти твари, выбравшись из теней, полностью материализовались. Теперь стало видно, что это была помесь дракона, человека и еще не известного в этом мире существа - катопроникса. Они, на секунду застыв, помчались на четвереньках к отряду, походя на взбесившихся псов.
  
  
  * * *
  Два дня спустя.
  Я была просто счастлива, гуляя по лесу возле пещеры Драгнири. В этом лесу стояла настоящая осень, но только не такая, как у нас в это время, холодная и промозглая, с вечно моросящим дождём, а теплое и манящее "бабье лето". Здесь яркое солнце играло в красно-золотых кронах деревьев без примеси коричневого и серого; стволы деревьев - словно нарисованы яркими гуашевыми красками чёрного и коричневого цветов с различными чистыми оттенками. На земле лежал ковер из листьев разных размеров, из-за чего создавалось впечатление огромной мозаики, секрет которой был известен только матушке- природе. А снующие то тут, то там существа этого мира помогали ей совершенствовать своё творенье. Прозрачный и чистый воздух, казалось, лечил самосознание, так что становилось легко размышлять о чем-нибудь великом. Страхи развеивались, и можно было легко сосредоточить свои мысли на чём-то одном. А главное, никакого мусора в виде пакетов от чипсов и банок из-под "пепси", и милое сердцу отсутствие звуков от машин и прочего звукового хлама.
   За три дня, проведённые вместе с Драгнири, я узнала много нового, и даже кое-чему научилась. Самым интересным, что встретилось мне в пещере, было собрание книг по магии. Каждая книга была вполне самостоятельной "личностью", которая не всегда охотно расставалась со своими секретами о действии различных заклинаний, вещей и многого другого. Но если добьёшься своего, то гарантировано поймёшь, что тебе захочет объяснить автор (не поймёшь с первого, раза дойдёт с 91-го, книги очень упрямые создания!). Решившись себя попробовать в магическом деле, я битых полдня бегала за Драгнири, пока она не согласилась, поняв, что от меня невозможно избавиться. Если я чего-то захочу, то обязательно этого добьюсь. Уломала я её так:
  - Ну, пожалуйста, Драгнири, научи меня! ведь если и я умею драться, это не значит, что меня это защищает от возможности появления какого-нибудь чокнутого мага с огромной необходимостью любой ценой заполучить себе подопытного кролика.
  - Хорошо, ты что думаешь, я тебя не защищу? - удивилась она.
  - А ты будешь со мною постоянно рядом на протяжении 3-х лет? - в свою очередь спросила я.
  - Хороший аргумент, ничего против сказать не могу. Хорошо, с этого момента и до последнего вдоха одного из нас, готова ли ты стать моей ученицей? - торжественно спросила она.
  А я и согласилась....
  Из Драгнири получился великолепный учитель, даже покруче всяких там Дамблдорфов! Сегодня, правда, занятия были отменены по техническим причинам: Драгнири надо было срочно лететь к брату, которому пещеру завалили. Надо было помочь ему оттуда вылезти без вреда для здоровья. Мне, по обоюдному согласию, делать было нечего. Я получила разрешение остаться дома и погулять по лесу. Заодно и потренироваться в использовании заклинаний в опасных условиях этого чудного леса, милых и забавных существ; и большого озера, которое, как в сказке, образовалось под водопадом, вырывавшимся из скалы, а вода из него уходила в твердь земли. Может, и стоило назвать это рекой, но просто мне нравилось называть это озером и всё. Там так было интересно плавать, а водная толща была столь прозрачна, что можно было пересчитать все камни на дне.
  Я тихонько брела по тропинке между деревьев, уже мысленно находясь у озера. Ничто не предвещало неприятностей. Надо было бы насторожиться, но я не хотела прислушиваться к голосу интуиции. Меня посещали мысли о несложившейся личной жизни, и о том, какая я доверчивая: "Но сейчас я готова ко всему и вооружена. Никто не сможет теперь обидеть. У меня теперь появился такой принцип: "Понравился, значит, козёл; влюбилась, проверь, на чём нимб держится, есть ли у него совесть!". Теперь я хоть не разочаруюсь, и не придётся плакать".
  Я размышляла и не замечала окружающих меня перемен. На тропинку выскочила птица. Я сразу узнала её, это был тот самый буревестник, доводивший мою подругу до белого каления. Он покрутился на тропинке и смотался куда-то в сторону моря. Меня это обеспокоило, ведь после нашего знакомства с Драгнири он что-то долго не появлялся. Рассуждая о столь странных обстоятельствах и вырисовывавшихся перспективах, я дошла до озера. И только остановившись около него, я поняла, насколько мне хочется окунуться в воду именно сейчас, а не в другое время. Желание было столь сильным, что я ощущала прохладу воды, пробегавшей по коже, очищающей и возрождающей, проникающей в каждую клеточку моего тела. Подойдя к воде, я коснулась её рукой, словно надеясь, что она успокоит мои тревожные мысли, растворит меня в себе, придаст силы.
  Скинув кроссовки и лёгкую удобную одежду, подаренную мне Драгнири, я зашла в воду, с каждым шагом погружаясь, всё глубже. Как всегда вода приняла меня своей частью, как капельку, потерявшуюся, а теперь нашедшуюся и возвратившуюся в свой океан.
  Я не знаю, сколько прошло времени, но меня оторвало от любимого дела чувство тревоги. Я вынырнула, осмотрелась. И тут же встретилась взглядом с уставившимся на меня рыцарем с синей лентой, чьи золотые глаза были сейчас похожи на два золотых шара. Мне стало так плохо, как монашке, которую вывели на подиум, как главную модель показа экстравагантного нижнего белья. Но моё теперешнее положение было гораздо плачевней. Сейчас я демонстрировала наряд Евы, а короткими волосами не очень-то прикроешь нагую красоту. Древний рефлекс сработал раньше, чем отморозился разум. Я вмиг оказалась около одежды и натянула её. За это время "наблюдатель" не шелохнулся, а всё ещё пялился на меня, как кот на золотую рыбку, и у него явно было всего одно желание - видеть меня у себя в желудке и без компромиссов!
  - Кто Вы такой и что здесь делаете? - сердито буркнула я.
  - Мне хотелось задать такой же вопрос Вам, - спокойно ответил рыцарь в потускневших доспехах, красивым бархатным голосом.
  - Так как я первой задала вопрос, сначала придётся ответить Вам!
  Я была спокойна, как айсберг, некогда поиздевавшийся над "Титаником". Золотые глаза рыцаря насмешливо сверкнули.
  - Вы сами виноваты в том, что я задал этот вопрос не первым! То, как убеждённо и практически без эмоций, он говорил, меня сильно задело. Если бы не моя врожденная воспитанность, он был бы в озере в тоже мгновение.
  - На что Вы намекаете? - голосом, градусов на пять ниже нуля, спросила я, взвешивая свои шансы на удачное завершение плана приводнения.
  - На то, что приличные девушки не купаются без свиты, - голосом бывалого знатока ответил человек - "суперчестность".
  - Ага, Вы ещё намекните каким образом, вся свита поместится в озеро! - с тремя тоннами сарказма спросила я. И хотела еще что-нибудь заметить, но меня пронзило чувство, что Драгнири очень плохо, и я переместилась к ней (не знаю до сих пор, как это у меня получается, просто "чик" и я на месте).
  У входа в пещеру я увидела рыцарей, о чем-то энергично спорящих, у них были ленты, подобные той, что я видела у того наглеца с озера.
  
  
  
  Хорошо, что они не сразу меня заметили! Я стала быстро освобождать свою подругу из плена стальных цепей амулета подчинения, имеющими очень зверские качества. Например: если тот, кто установил этот амулет, прикажет умереть, находящееся под его властью существо умрёт. В общем, я занялась порчей имущества, высвобождая штыри из каменного пола пещеры. "Не стоит этого делать, дева!"- очень грозно прозвучало в моей голове. Я с презрением посмотрела на этих шестерых смертников. И они после того, что сделали с моей подругой, смеют мне приказывать!?
  - Зачем вы напали на драконицу? - спросила я, еле сдерживая ярость, проснувшуюся во мне огромным усилием воли. Из меня рвался темперамент неизвестных мне, скорее всего, испанских предков, вперемешку с испанскими корнями.
  - Какое Вам дело до неё, Вы же маг, - поинтересовался рыцарь с лентой неопределенного цвета .
  - Это Вас не касается! - вспылила я.
  Коварный амулет попытался тем временем вернуть себе утраченные позиции. Вот гад ползучий! В голове проявились слова какого-то заклинания и я, не задумываясь, использовала его. "Держись, подруга еще чуть-чуть!". Заклинание, произнесённое мной шепотом, стало медленно подтачивать амулет.
  - Нам необходима голова этой драконицы! - выкрикнул рыцарь.
  Я тихо вздохнула, наверняка снова этот пернатый садист постарался. Ну, держись птица-маньяк, сковородка возмездия до тебя ещё дотянется!
  - Что за птица? - спросил один из рыцарей круглой бочки, - и почему Вы назвали драконицу подругой?
  Тут появился тот самый нахал с озера, и попытался проникнуть в моё сознание. Я его оттуда выпихнула с напутствием: " Мягкой посадки, соколик!". От такого гостеприимства он сел на заднее место в прямом смысле слова. Да так удачно, что даже, наверно, сильно ушибся. Звон доспехов прозвучал для меня музыкой, а выражение лица... Выражение лица этого балбеса было как у ребенка, у которого хулиганы отняли его любимую игрушку, да ещё и пожурили за жадность.
  - И так, Берс, у тебя, по-моему, появился достойный противник, - обратился к "малышу", всё ещё гудевшему доспехами, красноленточник.
   - Почему Вы хотите её спасти? - он обратился ко мне.
   - Странный вопрос, - заметила я, в уме подсчитывая, какие заклинания я могу сейчас использовать. Мне почему-то не хотелось ничего объяснять этим рыцарям. Вредные они, всё равно ничего не поймут, зачем пытаться?
  Моё заклинание закончило своё чёрное дело, и Драгнири была вмиг освобождена. Она была без сознания, видимо, до того как её скрутили, они чем-то её отключили. Я подбежала к ней. Драконица с усилием разлепила свои глаза и слабо улыбнулась.
  - Спасибо, Лада, - поблагодарила меня она и смежила веки для того, чтобы набраться сил.
  Я повернулась к этим рыцарям "по вызову", готовая к военным действиям: пустить их на фарш, если они и дальше будут себя плохо вести. А затем, путая мне все карты, появились неприятности. Рыцари вдруг достали оружие и повернулись к выходу из пещеры. Оттуда повалили страшные твари, явно из той же банды, что и подкроватные монстры и подвальные привидения. Хотя можно сказать, что они сбежали из Голливуда со съемок новой части "Чужого", где у него появились задохленькие на вид шипы и пара дистрофичных крыльев.
  И был день, и началась битва. Вот тут я хорошенько порадовалась тому, что у нас с этими парнями не случилось драки. В бою они были просто великолепны! "Властелин колец" просто отдыхает! Но, как известно, тварей много, а героев мало, да и вход широкий. Через минуту и до нас с Драгнири добрался "праздник". И я, схватив одну из цепей уже бесполезного артефакта, стала отбивать интерес к себе у этих милых зверюшек. Эти твари оказались так себе, но, увы и ах, им было безразлично, что их били со всей дури цепью, им, даже казалось, было приятно! То, что одна из тварей меня укусила за ногу, было последней каплей. Да они уже грозили добраться до моей учительницы! В моей голове снова проявилось заклинание, и.... Это было эффектно! Синяя мгла окружила меня с ног до головы и засветилась зелёными искрами, затем хлынула, увеличиваясь в объеме в разные стороны. Мгла заполнила собой всё пространство пещеры, заняв, по-видимому, ещё и часть леса вокруг неё. Когда она схлынула, от тварей остались только милого вида цветочки. Драгнири стало легче, и она открыла глаза. Затем... превратилась в человека.
  - Надеюсь, я не всё пропустила, - сказала она, плотоядно глядя на рыцарей, делая вид, что ещё чуть-чуть, и они станут главным блюдом в сегодняшнем меню.
  - Мне кажется, вы должны объяснить, что всё это значит, - чуть устало заметила я.
  - А, может, Вы ответите, что это было за заклинание? И кто из вас двоих его использовал? - спросил златоокий.
  Прежде, чем я успела опустить очи долу и состроить из себя святую невинность, меня сдала с потрохами Драгнири.
  - О чем Вы? - не поняла она.
  Тот сделал широкий жест, обводя рукой цветочную плантацию.
  - Эти милые цветочки несколько секунд назад были псами Тёмной Госпожи, - и премило улыбнулся, - ага, мол, попались, которые кусались! Драгнири пристально посмотрела на меня. Я смутилась.
  - Да. Это была я! - созналась трагическим голосом "партизанка" Лада и приготовилась к выговору с занесением в личное дело.
  А ведь меня предупреждала Драгнири, что никакой незнакомой по свойствам ворожбы без согласования с ней не использовать.
  - Вы? - поразился Берс.
  - Если я иномирянка, это не значит, что я ... - меня остановили от дальнейшей демагогии отвисшие челюсти рыцарей.
  - Лада, по тебе, честно, сразу не скажешь, что ты иномирянка, - смущённо сказала учительница, - он удивился из-за другого.
  - Из-за чего?
  - Неважно, потом объясню, - отмахнулась драконица, - важно, зачем им моя голова.
  - В обмен на неё нам обещали Амулет воды "Тим Аторн Леим " (в переводе с гномьего - Подчиняющий Голубую Волну), - сказал рыцарь с красной лентой.
  - Ого!- воскликнула Драгнири и впала в глубокую задумчивость, - тогда я вас понимаю.
  - А что это такое? - раздался знакомый голос.
  Судя по тому, куда повернулись головы, я узнала нарушителя спокойствия и саму "дремучую безграмотность". Все дружно смотрели на меня.... В их взглядах читалось недоумение: такие люди, а 2+2=10! Вот наглёжь!
   - Между прочим, если кто не забыл, я не местная, и здесь меньше трёх дней, - обиженно сказала я. Драгнири смутилась, а рыцари решили уже ничему не удивляться.
  - Этот артефакт даёт своему обладателю власть над водной стихией.
  - А вам обязательно нужно убивать драконицу, чтобы получить артефакт? - спросила я.
   В моей голове созревал интересный план по спасению головы Драгнири. Авантюризм в моей душе давно пустил свои корни. Хи-хи!
  
  
  * * *
   У каждого своя судьба, но,
  порой, судьбы могут идти
  параллельно, пересекаться
  или становиться одним путём для тех, у кого общая мечта.
  
  
   Я уже две недели на этой каторге. Люди, вы слышите меня? Эгей! Кто-нибудь, помогите! Я не сяду на это четвероногое существо (!!!), желающее лишить меня пятой точки", - канючила я после четырнадцатого дня скачки. Кстати, у этих ненормальных в одной неделе по их календарю тринадцать дней и ни одного выходного! Хорошо, что я научилась блокировать своё сознание от посторонних вмешательств и вообще от прослушивания, а то этот приколист Барсик (если по нормальному, Берс) ржал бы покруче своего мерина над тем, как я высказывалась о камнях, о солнце, о птичках и обо всём вместе взятом и в отдельности. Ну, кто меня дёрнул за язык предложить эту дурацкую авантюру с головой Драгнири, что, мол, если вы не обещали принести голову отдельно от тела, то можно предъявить драконицу целиком и без повреждений? Как говорится и вы довольны, и мы целы, и никаких претензий с обеих сторон. Они согласились, и мне, как зачинщице, пришлось поехать с ними. Ах, жизнь моя жестянка! Ну что, подъём, уважаемая Лада, и опять.... Скакать, скакать и скакать, как завещали Руси татаро-монголы!
  Я разлепила свои чудные глазки и посмотрела на уже светлеющее небо, в котором, таяли необычайно яркие звёзды и три насмешливых личика лун. Две из них были очень большими, размером незначительно уступающие нашему Марсу, но, как ни странно, вращающиеся вокруг местной Земли без особых проблем. (И куда только законы физики смотрят!) Да, и ещё: здесь четыре солнца. Круто, правда? А в сутках 26 часов с поправками на определенные месяцы. В общем, здесь всё не так, как у нас! Эти две красотки, вдобавок, обитаемы: та, что побольше, называлась Анагарэ (в переводе с гномьева - Разум), та, что поменьше - Сатези (в переводе с гномьева - Сердце). А вот третья была не в пример другим, маленькой, почти как наша Луна, и звали её Сайоленой (в переводе с гномьева - Материя). Почти, что Селена получается. И судьба у неё была тоже трагической. Её какой-то маг заколдовал, что бы помешать прохождению Великого Зла. Планета из-за этого заклятья покрылась толстым слоем льда и стала похожа на матовый стеклянный шарик с вкраплениями зелёного, коричневого, чёрного и голубого цвета. Красота! Аж дух захватывает! Как странно, нам, что бы попасть на другую планету, нужно было создавать жуткие и громоздкие машины, а они даже не помнят те времена, когда научились перемещаться между звёзд. Ах, и что за придурок придумал колесо и забыл заклинания? Наверно, диверсант с другой планеты! Хотя, что кривить душой, у нас и своих камикадзе всегда хватало.
  Я встала и размялась, пока все повально спали, включая и часового Аврелия, жителя Сатези. Этот индивидуум вообще вызывал у меня чувство глубокой симпатии просто потому, что был похож на Вини-Пуха. Такой же жуткий любитель сладкого и поспать, правда, очень ответственный и милый. Да, да. Именно ответственный и никак иначе, можете не обманываться видимостью того, что он спит! Он даже во сне лучше любого стража будет, он всё чует, и всё знает, что происходит вокруг него в радиусе километра, даже, что комар комару по секрету рассказал, для него не будет секретом (если конечно его успели предупредить, до того как заснул, что он сегодня дежурит).
  Полюбовавшись на сонный отряд бравых ребят с рыцарскими наклонностями, я подхватила котелок и пошла к ручью за водой, чтобы, когда ребята проснутся, был готов завтрак. Аврелий сладко улыбнулся во сне, предчувствуя скорый приём пищи.
  Вообще-то я не собиралась становиться главной "поварёшкой" отряда, но когда попробовала то, что они варганили для себя в походных условиях, решила, что переваренные до состояния каши макароны (заметьте, без соли!), неделю стоявшие летом на подоконнике, вкуснее этого раз в сто, и это если заткнуть нос, как это делают водолазы! Это к моему же удивлению доказывало, что некоторые представители мужского пола могут не только сделать из нормальных продуктов нечто неудобоваримое, но и с видом полного удовлетворения это всё есть!
  Драгнири повезло, что она во время нашего путешествия была драконом, и её такие мелкие проблемы не касались. Она преспокойно могла пользоваться "бегающими консервами".
  Обижать я никого не хотела, поэтому и решилась только из великого гуманизма начать готовить. В первый раз, когда я приготовила, на произведения моего кулинарного искусства смотрели с опаской, но, посмотрев, с каким удовольствием я ем, первым не выдержал, конечно, Аврелий. Смотреть, как он протягивает ложку ко рту, было потешно. Клянусь, никакой сапер не был так осторожен за всю историю этой профессии, как он. Зато потом случилась любовь с первой ложки, и от котелка за уши не оттащишь. К нему, чтобы не остаться голодными, присоединились остальные. Минут пять длилось благостное молчание. Мой авторитет в их глазах заметно подпрыгнул на своих чудных лапках. Было видно, что от девушки, с их точки зрения, с очень строптивым характером, они не ожидали ничего хорошего. После этого, по негласному соглашению, я занималась лишь приготовлением пищи, а дровами, поиском и поимкой пищи, ну, и другими мелочами, занимались ребята.
  Весело размышляя о своей судьбе, я дошла до ручейка и уже стала наполнять котелок, как поняла: что-то здесь совсем не так. Здесь - это в окружающей меня действительности. Сзади неестественно хрустнула ветка и кто-то голосом графа Дракулы, которому нужен донор с приличным запасом крови, приказал.
  - Стоять на месте и не двигаться, а то я буду вынужден применить крайние меры.
  - Хм. Наглая констатация факта! - подумала я. Уже разворачиваясь с верным чугунным другом, оружием всех времён и народов, переродившимся в котелок. Противник оказался опытным бойцом и вовремя отскочил, его не задел котелок, он вот вода... Честное слово, я не собиралась кидаться котелками!!! Хотя, что я тут нервничаю, могу и описать представшую передо мной картину: мокрый как курица парень, одетый, как заправский лесник, стоял, как оплёванный. В его зелёных глазах было написано, что он страстно хочет надрать мне уши. Он был просто в ярости, тихой и упрямой ярости.
  - Подходить со спины опасно для здоровья, - внаглую подходя к нему и забирая котелок, заметила я. Ох! Если бы взглядом могли убивать, то мой пепел давно бы развеяли над Архангельском.
   Я снова набрала воды и уже собиралась возвращаться к ребятам, как начались внеочередные неприятности. Произошел маленький коллапс, и мне пришлось спасать этого графа Дракулу от выше обозначенных неприятностей меткого стрелка, судя по всему, с подпольной кличкой "Робин Гад". Затем окружающий меня мир перевернулся пару раз, и я проснулась. Проснулась? " Что? Это был лишь сон? И почему ещё ночь? Хей! Я так не играю!" Постепенно мои глаза привыкли к непроглядной темноте. Вся наша компания была прикрыта непроницаемым пологом. Все уже не спали, но никто не шевелился, даже головы никто не мог повернуть. " А почему это я такая "рыжая"? Верчу головой, как ни в чём не бывало?
  - А что это такое? - спросила я.
  - Купол покоя, - печально откликнулся Барсик, - ты можешь пошевелиться, Лада?
  - Могу пошевелить только головой да правой рукой немного, - созналась я.
   - Тогда сделай милость, произнеси "Акобор" и ткни указательным пальцем в полог, - попросил Барсик, - только, пожалуйста, сделай именно это, а не что - нибудь другое.
  "Раз. Два. Три! Ну что ж..."
  - Токтобори! - крикнула я и ткнула пальцем в полог. Мои руки придавило к земле. "Упс! Кажется, я что-то сделала не так". Моя правая рука, как мне показалась, стала градусов на пять ниже нуля. Я заметила, что от неё исходят голубые круги света, чем-то напоминающие по интенсивности круги из неоновых лампочек, а сама она льдисто - голубая. Я со страхом посмотрела на другую руку, которую приятно покалывало. "Хм! Оправданный страх"! Другая рука была вся желто-коричневой и испускала красные круги. Купол полога к тому времени, как я оторвалась от созерцания своих рук, был уже изрядно подпорчен, а вскоре и вовсе рассыпался.
  Только сейчас, когда полог был уничтожен, я заметила одну приятную вещь: заклинание обошло стороной моих друзей, а точнее, и сейчас обходило. Круги света не проходили по ним, а размыкались, размываясь, а потом смыкались за ними, то усиливая, то уменьшая свечение. Я с неимоверным усилием сомкнула руки на груди в замок. Свечения смешались и потухли. За еле заметной теперь границей валялись два бесхозных мага. Один довольно заметно был покрыт инеем, другой копотью и проезженными дырками на мантии. Результат был на лицо.... Но тут на меня налетел, уже оклемавшийся, Барсик: " Что ты крикнула, о, неразумная дева"!
   Кстати, он, когда злится, всегда говорит высокими словами.
   - Как мог господь, наделив тебя такой силой, не позаботиться о том, чтобы наделить тебя еще и точностью?!
  - А разве я крикнула, что ни будь не так? - захлопав ресницами, невинно спросила я.
  - Мхр! - выдохнул он. Было такое ощущение, что я наступила ему на его любимую мозоль.
  - Так что, лучше было бы, что бы мы так и валялись под этим несчастным пологом!? - вспылила я под его пристальным взглядом.
  - Было бы лучше, если бы ты произносила всё правильно! - чуть ли не рыча, сказал Берс.
  - А было бы ещё лучше, если бы вы оба помолчали! - подал голос исключительно правдивый Анакхронус.
  Судя по взглядам направленным на нас, все были того же мнения что и он.
  - Я так устал. Дайте мне вздремнуть.
  По голосу Анакхронуса невозможно было сказать, что это тот же самый человек, что голыми руками преспокойно может камни крошить. Весь отряд переполошился, таких слов от Анакхронуса никто не ожидал услышать даже после Конца Света. Ребята перепробовали весь имеющийся у них арсенал снадобий, но ничего у них не получилось. Тогда я, тяжело вздохнув, пошла к ручью и набрала там разных трав; и под пристальным взглядом доверенного надзирателя Драгнири, Барсика, приготовила зелье. Когда он было готово, я бала подышать его порами Анакхронуса тому сразу стало легче. Эффект получился лучше чем от нашатыря, и, минуту спустя, он был полон сил и энергии. Отвар в то же время исчез из котелка и нечего от себя не оставил...
  "Весело, и это должно было произойти с Анакхронусом? Жуть!" - пронеслось в моей голове.
  - Вопрос на тысячу золотых. Это что, опять твоё личное творчество, теперь уже только на тему магических зелий?- разъярился Барсик, мило желая сжечь меня своим взглядом, как инквизитор ведьму. - Здесь. Сейчас. Без следствия.
  - Не надо так, Берс, Лада ведь спасла меня, - вступился Анакхронус.
  - Ага, значит, если она тебя спасла, ей всё можно? Так получается? - не отступал Берс.
  - Не надо всё это принимать так близко к сердцу, - посоветовал Анакхронус, - и вообще, что ты так к ней придираешься, а?
  - Да ну тебя! - смутился Берс, - я просто волнуюсь за то, что если она в чем-то ошибётся, нас ждёт невеселая участь людей неудачного эксперимента Накины.
  - Не преувеличивай, - махнул рукой Бальвери.
  - Лада даже не знает, кто такая Накина, - начал было Барсик.
  - С чего такая уверенность?! - возмутилась я, - про Накину я знаю. Она была одной из признанных магов Золотого Совета Драконов. Из-за её экспериментов был расторгнут Договор Магов и Драконов.
  - И всё? - усмехнулся Берс.
  - Нет. Ею были созданы первые экземпляры моделированных существ без использования для начала магии живой основы; так же ею были проведены исследования в области магии восстановления и созданы основы алхимии, как науки о преобразовании материи с использованием законов естественного обмена, через которые она создала науку первородной некромагии и естественной некромантии. А еще,- хотела продолжить я заслуги печально известной Накины, но меня перебил Берс.
  - Был неправ,- сознался он.
  - Берс, что с некромагами делать будем? - спросил профессионала по магии Бальвери.
  - Сейчас просто свяжем руки. Оклемаются, допросим, - под-считав что-то в уме, решил Берс.
   Я занялась завтраком: отправила Аврелия на охоту, сама с Анакхронусом пошла в лес в поисках съедобного.
  Когда я с Анакхронусом вернулась в лагерь, Аврелий стоял на изготовку с несколькими местными птичками, готовыми к приготовлению. Некромаги уже были в более - менее здравом уме и твёрдой памяти и, судя по их лицам, жалевшие о том, что не сходили к нотариусу до этого несчастного случая. На то, как я спокойно забрала у Аврелия дичь, они посмотрели, как на смертельный номер акробата - дрессировщика. По их выражению было понятно, что мое поведение для них было подобно номеру "Прыжок из - под купола цирка без страховки прямо в пасть тигра.". Когда я предложила накормить пленных, против были все, кроме самих пленных, конечно. Разнообразие причин меня поразило, но все сходились на одной: "Им не так долго осталось". Но что могут семь рыцарей против одной очаровательной леди? В конце противостояния некромаги были сыты, а рыцари недовольны.
  - Почему ты за нас вступилась?- спросил, по-видимому, младший из них.
  - Мне кажется, что к людям надо быть добрее, - ответила я.
  - Мы некромаги - не люди, - заметил Старший, - мы родились слишком отличающимися от людей.
  - Человека определяет не то, кем он родился, а его выбор,- вставила я.
  - Ты не понимаешь,- грустно протянул некромаг.
  - Вполне вероятно, но я просто делаю свой выбор! Может, в чем-то и ошибочный, но мой, - пожав плечами, изрекла я. Оба некромага оторвали свои взгляды от еды и как-то странно на меня посмотрели.
  - Я и мой ученик клянемся, что не причиним вам вреда, - с достоинством сказал старший. За моей спиной кто-то поперхнулся. А я растерялась.
  - Но, - начала, было, я.
  Некромаг улыбнулся, умудрившись не обнажить клыков.
  - Это просто мой выбор, - в глазах, заполненных бездной, появилось что-то живое.
  Над лесом разнесся клич дракона. Я вздрогнула. Это была не Драгнири, но я поняла, что он означает. Приближалась опасность! В голове возникло само собой слово: "Орки!".
  - Лада, что значит этот рёв? - спросил Берс.
  - Клич - предупреждения. Я поняла только то, что к замку на восток отсюда идут орки, - созналась я.
  - А где дракон?- профессионально спросил Акхр.
  - В неизвестном направлении. Угадал?- съязвил обиженный на меня Берс. Я фыркнула.
  - Вы дракон?- спросил младший некромаг.
  - Нет. Ученица дракона, - с достоинством парировала я.
  Над лесом снова раздался клич. Я ойкнула.
  - Что такое?- спросил Бальвери с интересом.
  - Мы прямо на пути у орков!
  - И это всего лишь, ой? - удивился старший некромаг.
  
  ***
  Чёрная орда жутких нелюдей мчалась со склонов горы Карк - Керт (с гномьего - Огненные Врата).
  Скорее всего, гора получила своё название, когда первый гном ступил на эту землю и, судя по названию, это было зимой, неизвестно, сколько тысячелетий назад. Деревья, что растут на этой горе, не встречаются больше нигде в мире Четырёх Стихий. Даже зимой эти удивительные деревья не сбрасывают листья. Только сменяют свой цвет с изумрудного на кроваво красный, а в середине весны листья рассыпаются в прах и им на смену приходят новые. На этой горе всегда поёт свою победную песню жизнь. Но сейчас...
  Но сейчас вместо бурной песни природы стояла тишина. Казалось, ветер перестал дышать, вода поблекла и замолчала в отчаянном желании не попасть оркам на глаза, чтоб даже тонкий звериный слух орков не распознал их робкого дыханья. Лес на склоне будто вымер. Ни одно живое существо не хотело встать на пути у монстров, несущих смерть. Даже деревья брезгливо старались отодвинуть ветви подальше от этих сумеречных существ.
  Орки... Черные провалы сощуренных глаз, которые вселяют ледяной ужас любому существу, у которого в венах течет живая кровь. Лица орков походили на жуткие, вырезанные из чёрного с красным мрамора, маски с неестественно вытянутой вперёд нижней челюстью, с пастью, полной мелкими и острыми как у пираньи зубами. Огромные и массивные игрушки Темноты. Очень сильные. Ни одно тёмное существо не могло с ними сравниться...
  Они бежали вниз по склону с еле различимым шелестом, который издавали доспехи из орочьего камня, соприкасаясь с их оружием - смесью меча и топора. Длинная рукоятка переходила в двухсторонний топор, по форме напоминающий крылья бабочки, только намного больше, а между "крыльев" шло лезвие меча из голубоватого металла. Орки чем-то напоминали кошек, передвигаясь огромными прыжками.
  Они пересекли реку. Последний из них исчез в зверином прыжке за деревьями. От одного из древесных великанов этого леса отделилась тень, приобретая человеческие очертания. Мгновение... и около дерева стоял мужчина лет 30-ти с чёрными волосами и ярко зелёными глазами. Он сел на корточки, притронулся к орочьему следа и грустно ухмыльнулся.
  - Вот так сюрприз! Настоящая орочья охота! А цель - замок Лордов. Забавно!
  Человек встал, отряхнул прах с руки, поправил меч и снова растворился в воздухе. Орки спешили к замку. Их целью было заполучить голову дракона и артефакт.
  
  
  ***
  - Что будем делать? - спросила я еще шокированных рыцарей. Первым в себя пришел, разумеется, вредина Барсик.
  - Молится, - предложил он.
  - Вариант замечательный, но что-нибудь потолковей есть?
  - Можно отправится в тот замок, куда стремятся орки. Вдруг повезёт? - предложил Аврелий.
  - Бальвери? - с надеждой обратилась я.
  - Едем в замок, - решил он.
   Я пожала плечами. Что ж, хоть что-то. Ну, хотя бы не смерть в открытом поле с шашкой наголо. Но... Опять скачка!
  Все проблемы с лошадиным устройством были решены по - быстрому. Берс иногда бывает просто сокровищем! Одно заклинаньице - и у нас на два коня больше! Потом началась скачка наперегонки со временем. Мы уже видели замок, когда орки заметили нас. Что за вой подняли эти твари! Если бы здесь были русские волки, они просто разорвали бы этих кошмарных садистов за попрание высокого искусства воя! А как припустили лошади! Я сначала радовалась, но затем моя лошадка начала сдавать. Мост уже стали поднимать. Ребята были внутри, это только моя лошадка тормозила. И вдруг это жуткое четвероногое создание прямо перед воротами встало на дыбы. Из-за глупости этой дуры я чуть в ров не свалилась. Усидела, но мост-то тю-тю. А затем в довершении всего у седла лопнула подпруга, и я свалилась вместе со скарбом с лошади, а эта вертихвостка, глупо заржав, ткнулась мне в плечо. Аве Мария! Что бы я хотела сейчас сказать своей лошади! А она только доверчиво посмотрела на меня своим лиловым глазом. Наглое коровоподобное создание! Да еще и цапнула меня за рукав одежды. Я захотела высказать лошади всё, что я о ней думаю, но вой орков раздался очень близко. Мне показалось, что лошадь настойчиво пытается спрятаться за меня.
  - Дурочка, спрячься около рва в кустах, - сказала я лошади. Та, как ни странно, меня поняла и картинно побрела к ближайшим зарослям. Орки забавлялись, глядя на этот цирк. "Не везёт, как цыпленку из известной всем песенки. Впору стать в позу бешеной черепахи и заявить: "Фигушки, я плотоядная!"
  - Чем биться будем? - панически подумала я. Сделав под пристальными взглядами шаг назад, чуть не споткнулась о котелок... Свет в конце туннеля! Я взяла котелок на изготовку.
   - Ты что, выкуп что ли? - спросил ничего непонимающий орк. "Ну, что Лада, встала, подтянулась и бей немцев пока котелок округлый". Я усилила боеспособность котелка заклинанием "кактус", (так называла его только я одна), после которого котелок покрылся острыми шипами.
  - Нет, - честно ответила я.
  Да уж, девушка с котелком и невинной улыбкой- какой ещё могла вызвать вопрос у людоедов и извращенцев? Который час? Или: " Как пройти в библиотеку"?
  - Ну что ж, мы всё равно тебя убьём,- сказал орк и расхохотался.
  - Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, - посоветовала я, - не собираюсь сегодня умирать!
  Орк кинулся на меня. В последний момент я уклонилась, и он грохнулся в ров на радость плавающим там зверушкам неизвестной национальности. А затем пошла потеха, что-то вроде "вышибалы", но только вместо мячей придурки - орки. Правда, к чести этих существ, могу сказать, что они не все были идиотами. Некоторые из них не попадали сразу в ров, а только после моей посильной помощи котелком. Я вошла в раж. Ну, какой современной девушке выпадал шанс просто, от души и безнаказанно лупить котелком настоящее воплощение мирового зла!? Правильно, безнаказанно ни одной. И тут в моей голове раздался мысленный посыл: "Лада, ты где?"
  "На воротах ", - также мысленно ответила я.
  "Как это понять?" - продолжал звучать в моей голове голос Берса.
  " Ну, ворота за мной", - подыскивала я слова.
   "Не шути со мной", - гневно предупредил оппонент.
  "И не собиралась. Не веришь, выгляни", - обиделась я. Наступило довольно долгое молчание...
  "Что ты там делаешь?!" - от мысленного крика Барсика у меня чуть извилины не повесились.
  "Зачем так кричать, я не глухая!" - возмутилась я. " Сверху, кстати, должно быть прекрасно видно, чем я тут занимаюсь!"
  "Если они тебя не убьют, я сам тебя удушу", - любезно пообещал Берс.
  "Не надо делать опрометчивых обещаний, друг мой", - посоветовала я, сделав сальто и уходя от прыжка очередного орка.
  За стеной началась перебранка: кто-то хотел выйти наружу, а его не пускали. Таких цветастых выражений я не слышала за все свои 25 ни разу! Я чуть в ров не свалилась, так было всё лаконично и со смыслом! И тут появился спаситель с сияющим мечом. Он удержал меня на краю бездны, легким движением поправ врагов.
   Но тут, к сожалению, выпустили злого, как чёрта, Барсика. Орки позорно сбежали... И я их понимаю: Берс в гневе - это жестоко даже для их психики. Увидев спасителя, всё еще державшего меня за талию, Берс вздохнул и, видимо, провёл сложное многозначное вычисление уравнения с неудобным дискриминантом.
  - Благодарю за помощь, - сделала я крупный намёк. Спаситель ослепительно улыбнулся, чуть отвёл меня в сторону ото рва и только тогда оставил мою драгоценную талию в покое.
  - Что Вы, для меня это было не сложно, - промурлыкал он, сверкнув изумрудными глазами. - Тем более Вы и без меня легко справились, если бы не досадная случайность.
  Я чуть покраснела, за что получила нежную улыбку от нежданного спасителя.
  - Кхм, кхм. Я вам тут не мешаю? - спросил, еле сдерживаясь, Барсик. - Кто Вы? - и он красноречиво оглядел моего спасителя.
  - Я - Айрон! Вольный. Других имён у меня нет, - гордо представился прекрасный незнакомец.
  - Ясно, - протянул Барсик, - спасибо, что помогли доверенной мне особе. Как видите, больше в вашей помощи леди не нуждается. - Берс был в удивительном спокойствии. Это могло означать одно из двух: меня будут душить медленно и со вкусом, или меня ожидает домашний пожизненный арест в самой высокой башне замка под неусыпной охраной дракона или самого Берса. Это как получится, в зависимости от того, кто будет злей. Прятаться за спиной спасителя - Айрона от праведного гнева Берса было как-то неудобно, и я не знала, что предпринять. Слава богу, что мне не пришлось мучиться долго. Айрон взял мою руку, (ту, что была без котелка) и элегантно её поцеловал.
  - До встречи, леди. Надеюсь, судьба снова предоставит мне счастье, встретится с Вами, - он поклонился и исчез в воротах замка.
  - Лада, - спокойно начал Берс, - ты мне можешь объяснить, что всё это значит?
  - Что именно? - не поняла я.
  - Почему ты вместо того, чтобы вместе со всеми быть в замке, оказалась снаружи и дралась с орками?
  - Я не успела на мост, - честность поистине лучшее оружие.
  - А переместиться? - я густо покраснела. Промах!
  - Я даже не подумала об этом.
  - Ага! - зловеще возрадовался Берс.
  - Что? - обиделась я.
  - Тебя совсем не заботит то, что чувствуют окружающие, - вынес свой вердикт Берс.
  - А ты видел, чтобы я перемещалась, кроме того раза на озере?
  - Нет, ну и что?
  - А то, что у меня перемещение произошло спонтанно, и я не знаю, как в принципе перемещаться, - у Берса отвисла челюсть.
  - Ты - не человек, - констатировал он.
  - Это ещё почему?! - рассердилась я.
  - Ты нарушаешь все мыслимые и немыслимые законы магии!
  - А разве люди их всегда соблюдают? - наивно спросила я.
  Берс неожиданно улыбнулся.
  - Ты права, люди всегда рвутся за грань дозволенного ада.
  
  
  ***
  Зеленоглазый вольный пил красное, как кровь, вино в кабаке. В его глазах скользила лёгкая печаль.
  - Вот сюрприз! Подопечная мага Анколонского ордена и... Айрон тяжело вздохнул.
  Шум различных существ успокаивал вольного. Он давно привык полагаться только на себя и знал, что в шуме подобных кабачков нет ничего плохого. В этом гвалте никто не услышит его печальных и дерзких мыслей.
  Вольные - это существа без прошлого. Никто не знает, что происходит с ними до того, как они становятся вольными. И дело не в том, что это тайна за семью печатями, просто никто не может вспомнить, как выглядел вольный, на которого он смотрел секунду назад. Идеальные разведчики, охранники и убийцы, избранники Серого ордена.
  - Леди, Вы при новой встречи даже не узнаете меня, - тихо произнес с какой-то злой весёлостью Айрон воображаемой собеседнице. - А жаль...
   Новое задание ждало вольного в этом городе. "Да ну его, это задание!" - решил Айрон. Он слишком хорошо помнил недавний сон и сегодняшнее сражение леди с орками, чтобы просто забыть и начать выполнять новое задание.
  
  ***
  Я никак ни могла вспомнить, где я видела спасителя Айрона: его зелёные глаза казались мне очень знакомыми, и в тоже время - нет. Это было странное ощущение дежавю. Ну, как будто с тобой уже что-то такое было, но в другое время и в другом месте.
  Сейчас была полночь, а я глупо пялилась в потолок и размышляла о том, что произошло со мной за этот день.... Не думайте, что я не спала из-за Айрона! Просто... Мне было мало чего приятного вспомнить о произошедших сегодня событиях, да и эта жутко девичья обстановка комнаты, в которой меня разместили, просто бесила!
   В дверь моей комнаты постучали. Я не отреагировала. Какое ненормальное создание может стучать в дверь леди в такой час?
  "Лада, это я, Драгнири, открой дверь", - послышалось за дверью. Нехотя я встала с кровати и открыла дверь. На пороге стояла мокрая, как курица, Драгнири.
  - Фух! Ты цела и невредима, - обрадовалась подруга.
  - А что со мной могло случиться? - удивилась я.
  - Всё потом. Надо сейчас уходить отсюда, здесь становится не безопасно. С Драгнири было что-то не так... Это была не она, то есть, не дракон!
  - Кто ты? - вырвалось у меня. Чем больше я вглядывалась, тем больше находила отличий у этой девушки от моей учительницы. Девушка расхохоталась.
  - О! Ты оказывается не такая дура, как я вначале думала. Все-таки драконы умеют выбирать себе учеников.
  - Я задала тебе вопрос, отвечай!- приказала я.
  - С чего это?- во мне что-то вдруг стало просыпаться, что-то очень опасное и нетерпеливое. Мои глаза сузились, и я улыбнулась так, что моя гостья вздрогнула.
  - Сейчас ночь, я сильней в это время,- предупредила она, хватаясь за висевший у неё на шее амулет.
  - Ты уверена в этом?- тени от ламп, горящих в коридоре, стали увеличиваться, а огонь в лампах стал яростней. - Ошибка может стоить магу очень много. Мне повторить свой вопрос?
  - Я - охотник на драконов. Но мы не можем убить драконицу, пока жива её ученица. Меня послали тебя убить. Всё, я больше ничего не скажу! - прохрипела охотница. В её глазах плескался страх. Странная жажда проснулась во мне, я облизнулась, а девушка истошно закричала.
  - Тихо, иначе я и вправду выпью тебя без остатка, как ты пыталась выпить мою подругу. Но я сумею это сделать по настоящему больно.
   Девушка заткнулась, а сущность чуть не вырвавшаяся наружу, снова уснула. И вовремя: прибежали ребята, увидели охотника и, не раздумывая, кинулись на неё и спутали. Мне стало плохо. Девушка немного отошла от испытанного ужаса и сразу закричала.
  - Убейте её! Она проклята, - охотницу успокоили тычком в спину.
  - Молчи, мы не попадёмся на твои уловки. Я знаю, что для того, что бы убить драконицу заказанную королём, тебе нужно убить эту леди, молчи!- Очень холодно, так, что по моей спине пробежали мурашки,- сказал Берс.
  - Лада, с тобой всё в порядке?- повернулся он ко мне. А со мной было всё не в порядке. Меня банально собирались переместить, используя мою связь с Драгнири. Боль пронзила меня, а охотница расхохоталась.
  - Теперь драконица будет нашей, кем бы ты ни была, ничего сделать не сможешь, - она гадко улыбнулась.
  - Это всего лишь перемещение...- сдавленно прошептала я, проваливаясь в небытие. Меня душили с другой части света и перетягивали туда, что-то злое и очень нетерпеливое просыпалось во мне...
  
  
  ***
  Некромант делал свою работу, как всегда "побеждая дракона", уничтожая его связь с этим миром, убивая его последователя на расстоянии. Хрупкая девушка медленно умирала на другом конце света, а драконица плакала и стенала от своего бессилия.
  - Это всего лишь перемещение,- сдавленно прошептала девушка и вмиг переместилась прямо в лабораторию пыток некроманта. От неожиданности некромант разжал руки и вышел из сдерживающего круга. Девушка, стоявшая к нему спиной в одной тонкой ночной рубашке, повернулась. Она была прекрасна, как сон. Открыв свои бездонные зелёные глаза, победно улыбнулась. От страха некромант упал в обморок. А девушка лёгкой, непринуждённой походкой подошла к висящей на цепях драконице. Мило улыбнувшись, одним движением она разорвала толстые ржавые звенья, и... уснула. Драгнири кинулась к своей ученице.
  - Ничего себе, ну у тебя и ученица, я погляжу, сестрёнка! Одной улыбкой сразить наповал некроманта. Это надо уметь! - присвистнул с соседнего пыточного места красный дракон, с любопытством разглядывающий девушку в ночной рубашке.
  - У неё просто способности Кимрик, вот и всё, - отмахнулась драконица, - она удивительно способная девушка, но, к сожалению иномирянка.
  - Да ещё и симпатичная, - отметил дракон, - просто беда!
  - Хватит шутить, - рассердилась Драконица, - один подозрительный взгляд в её сторону и я не гарантирую твою безопасность!
  - Ладно, ладно, я тихий и послушный младший брат. Так как насчет того, что бы меня освободить? - мило улыбнулся дракон.
  
  
  
  
  
  ***
  "Мир - это песчинка, созданная богом, которой затем просто понравилось расти и развиваться, как и сам бог; являясь всеми и оставаясь собой, эта песчинка в каждом из нас, детях бога, отражается по-своему", - думала я, находясь в неизмеримой и непостижимой песчинке по имени Сон. Вы никогда не замечали, что сны многих очень похожи? Нет? А я замечала. Где бы ты ни был, и где ни родился, тебе всегда будешь сниться ты сам, свободный от реальности вещей и внешности: вот он другой мир, единый для всех! Не надо перемещаться в него, рискуя никогда не вернуться в свой.
   - Лада, очнись подруга, кому говорю! - пробился в Сон голос Драгнири, - Лада, ну пожалуйста!
  Этот голос вернул, просто вытянул меня обратно в реальность. Я открыла глаза.
  - Где...? - удивлённо воскликнула я тут же, как увидела обстановку мрачного средневекового замка с признаками садомазо на стенах.
  - В беде, - фыркнул неизвестный рыжик, - и, кстати, не без твоей помощи. Я нахмурилась.
  - Интересно, каким это образом по моей вине? - возмутилась я. В голове было пусто, как будто оттуда всё генерально выкинули. Мысли, которые появлялись, были злыми и вялыми.
  - Лада, милочка, без вменяемого некроманта нам из этой крепости не выбраться, - мило улыбнулся рыжик. Я непонимающе на него уставилась.
   - Сестрёнка, она хоть что-нибудь знает?
  - Вполне вероятно, пару ночей она провела в моей библиотеке,- скромно сказала Драгнири.
  - Я изучала труды Накины. И вполне могу сообразить, как выйти из этого замка, - с вызовом произнесла я.
  - В моей библиотеке никогда их не было! - удивилась Драгнири. Рыжик уставился на меня, как на врага народа.
  - Они стояли между историей Сатези и книгой магии лекромов, (лекром - с гномьего, - каменная птица).
  Ожидаемой реакции не было, и я уверенно добавила: "Седьмой стеллаж от входа".
  - Какой? - не понял Рыжик.
  
  Если бы человек не знал законов физики,
  То обязательно нарушил бы парочку.
  
  - Ты водишь нас кругами! - не выдержал Лаиркир.
  - Не паникуй, просто здесь так устроено, один коридор похож на другой,- отмахнулась я от него, вслушиваясь в свои ощущения. - Блин, и почему у некромантов страсть вмуровывать людей в стенки, а не цветочки сажать!?- продолжала, бурча себе по нос, я, натыкаясь мысленным взором на очередного беднягу.
  - В этих стенах замурованы люди? - поинтересовалась Драгнири.
  - Не только. Для полной изоляции некромантических исследований, для простого использования некромантии без последствий для практиканта, необходимо, чтобы в стенах было использовано где-то по пять существ не менее, чем двенадцати, рас. Иномирян обычно замуровывают около входа и выхода для увеличения силы некроманта в его убежище, плюс к имеющимся существам: либо к отонам, либо Детям Дня, - пояснила я, особенно не думая над ответом, а просто идя к намеченной цели.
  - Значит, здесь замуровано где-то 60 существ? - удивлёно спросил Лаиркир. - Заживо? - Я кивнула. А потом сильнее сосредоточилась.
  - Нам надо скорее покинуть этот замок. Так что, меня некоторое время не отвлекать, - предупредила я.
  - Хорошо, молчу, - почему-то всё воспринял на свой счет Рыжик.
  Стены замка для меня стали медленно растворяться. Только закованные существа обретали жуткую призрачную жизнь, не успевшие уйти от некроманта, души. Проходя мимо очередной жертвы, я вздрогнула и остановилась. Закованное существо было ещё живым, тело всё ещё жило, причиняя душе неописуемые страдания. Удивительно светлые и добрые голубые глаза смотрели мне прямо в душу. Я не заметила, как слёзы потекли из моих глаз. Это была иномирянка. Даже не из моего мира, а из мира, в котором возможно существование крылатых людей с такими чистыми глазами....
  Цепи девушки противно звякнули о несуществующую для неё и меня стену.
  "Помоги мне", - попросила она.
  "Что я могу сделать?" - удивилась я.
  "Уничтожь цепь некромага, выпусти души", - сказала она. Ей было совсем плохо. Я повернулась к своим спутникам и ободряюще улыбнулась. Затем повернулась обратно и с последней надеждой коснулась протянутой рукой иномирянки - ангела. "Что ж, теперь назад дороги нет", - подумала я, вытаскивая ту из стены.
  - Лада, что ты творишь! - ужаснулась Драгнири.
  - Нарушаю первое правило первородной некромантии: "Цепь, построенная по правилу, вечна и освобождение души из неё нереально". Выход спрятан за этой стеной, - ответила я.
  Сеть некроманта была разрушена и я точно поняла, что произошло это не только с моей помощью. Спустя мгновение сильный порывистый ветер сбросил меня со скалы.
  Еще бы минута и ни один доктор меня не собрал, если бы кто-то не держал меня за руку с завидным упорством. После долгого разглядывания некромантической сети, у меня перед глазами все было белым, бело и всё.
  - Ох, четыре стихии! Сёстрёнка, на обрыв не смотри, - донеслось до меня сквозь ветер.
  - Я иду к тебе на помощь, Лада, держись! - услышала я голос Драгнири. Затем меня схватили за другую руку, когти довольно глубоко вошли под кожу, и меня выдернули наверх. Когда когти ослабили свою хватку, другую руку продолжали так же упорно держать.
  "Ты в порядке?" - спросила ангел.
  "Еще не знаю, но надеюсь, что хорошо", - честно ответила я.
  - Кто Вы? - спросила Драгнири, скорее всего, изучая взглядом ангела. Крылатое создание не ответило, а лишь сильнее сжало мою руку. А мне сейчас всё было фиолетово, ведь сил в себе я даже на плевок не чувствовала. - Вы спасли мою ученицу, я должна знать, кого благодарить.
  "Она говорит правду?" - спросила ангел.
  "Правду", - проговорила я устало.
  - Я из мира Пьярон, Крылатый Векрамий....
  - Ха, без этой девчонки вы бессильны! - неожиданно раздался голос некроманта.
  В этот момент меня переместили, разорвав рукопожатие с ангелом. Сталь коснулась моего горла.
   " Котрим Рерай! " - громогласно вещал некромант.
  "Ракрест Пфат" - я успела сотворить заклинание одновременно с некромантом. А потом пустота...
  
  ***
  - Некромаг, ты уверен, что у нас получится? - нервно спросил Берс старшего некромага, заканчивающего чертить пентаграмму.
  - Неуверен, а выбор то есть? Если не поторопимся, её некромант в стену живой замурует. Терпеть не могу некромантов!
  - Почему, вы же с ними одним делом занимаетесь? - не понял Берс. Некромаг окатил мага презрительным взглядом.
  - Между нами огромная разница: мы воруем чужие боль, страдания, можно сказать, все отрицательные чувства и, порой, жизнь, а некроманты воруют души. Тем более, что некромантом может стать любой ненормальный маг, а некромагом возможно только родится. Улавливаешь разницу, маг? Всё готово, можно отправляться!
  - Тогда вперёд! - задорно прогремел голос Аврелия.
  Отряд анколонских рыцарей и некромаги переместились...
  - Клыки первого! Что это? - удивился некромаг.
  - Руки прочь от девушки, ты, идиот!? - взревел Берс.
  - Ха, эта иномирянка должна занять освободившееся место в моей сети, - расхохотался некромант, и под этот противный смех медленно начали проявляться стены замка. Лада была без сознания.
  - Да, довольно смешно некромант, - весело сказал младший некромаг. - Особенно то, что ты уже мёртв, а смеешь пугать живых.
  - Что ты лопочешь, мальчик? - пренебрежительно кинул некромант. "Мальчик" оскалился.
  - Взгляни на своё сердце в руках у Крылатого, и на пепел около твоих призрачных ног. Может быть, догадаешься, что я имею в виду, и что теперь твоя сеть принадлежит ей, - серые глаза некромага искрились смехом. Все охнули, когда некромант попытался вонзить нож в Ладу. Нож сломался о невидимую преграду, а некромант стал призраком.
  Когда замок восстановился, в нём оказалось множество ничего не понимающих живых существ, а в центре огромного зала - уродливый барельеф то ли человека, то ли чудовища.
  - Драйкер, это ты сделал? - удивился старший некромаг.
  - Нет, папа, я даже не знаю, кто. А ты заметил, Крылатый ведь отнял жизнь у этого некроманта, даже не задумываясь. Странно, но за это сумасбродное создание по имени Лада, ведь и мы с тобой пойдём куда угодно.
  - Ты прав. Но сегодня случилось маленькое чудо нового времени: смерть некроманта, доверенного Тёмной Госпожи. Это завёт на подвиги во имя такой рискованной особы, - весело улыбнулся отец.
  - Но и маленькая трагедия: Крылатый был спасён Ладой, и теперь я не знаю, что может случиться с ней. Ты ведь помнишь, что произошло с дочерью Мерлина, - понизив голос, с опаской сказал сын.
  - Трагедия? А может быть, чудо? Ведь Лада - это не леди Милена! Ей палец в рот не клади, дай только кого-нибудь поспасать и понарушать законы. Он в неё не влюбится, слишком уж она неординарная личность, - усомнился отец.
  - Кто знает, кто знает... Мы же говорим о Ладе, а она "иномирянка номер один"! - рассмеялся юный некромаг, поглядев на суетящихся вокруг Лады драконов, рыцарей анколонского ордена и залеченного Крылатого в толпе спасённых Ладой существ.
   - В реальной магии оживление убитых некромантом так же реально, как появление наследника Мерлина. А эти создания живы и относительно здоровы. Мне немного жаль Тёмную Госпожу, она точно проиграет Ладе, даже если сумеет её уничтожить.
  
  
  ***
  Черные, красные, синие и белые крылья за спинами смеющихся радостных людей в прекрасном летающем замке в синем-синем небе. Ввысь тянулся замок - гора. Там жили люди с кожистыми, похожими на драконьи, крыльями, правда, беспорядочно разноцветными. Но потом...Темнота прокралась в сердца милых и беззаботных существ, защищавших этот мир от вторжения из других миров. Это был жуткий и страшный сон, от которого не очнуться, пока не досмотришь до самого конца. Небеса и Земля пошли войной друг на друга, мир стал слабеть. Только стражи врат несли свою ношу, как до войны, но и в их сердцах стала расти ненависть. Мир начал погибать от бесконечной войны. Смерть влюблённых друг в друга ангела и демона, любовь которых могла спасти этот мир, стала подношением Темноте к её приходу... Сила темноты корёжила и изменяла мир, но стража оставалась на посту и Темнота смогла проникнуть только в один из миров, в котором и была остановлена Мерлином, по уши влюбившемся в её высочество Темную Госпожу...
  Я открыла глаза и встретилась взглядом с ангелом....
   "Явно мне вчера было не по себе! С чего я взяла, что ангел - это она? А глаза? Таких хитрющих и лукавых глаз я в своей жизни ни разу не видела! С чего я взяла, что он ангел? Господи, можно на недельку в обморок укачу, а то у меня явный перебор с чувством юмора!" Бог промолчал. "И что мне делать?" - как во сне, продолжала я бормотать. " Ангел" расхохотался.
  - Читать чужие мысли не честно!- обиделась я. А его прямо разобрало!
  В комнате потемнело...
  - Дурак! - и я просто выбежала из комнаты, красная как флаг пролетариата. Слава небесам, я хоть в пижаме была! Хотя, если бы я была нагишом, это не изменило бы ситуацию. Я чувствовала себя глупо, просто глупее некуда! Хоть вешайся! А он, он.... смеялся!
  - Эй, постой! - крикнул он мне в след.
  - Ладно, - мне повезло, я успела затормозить и не врезаться со своей крейсерской скоростью в этого индивидуума. Он мило улыбнулся. Лис он, а не ангел! Он молчал, доводя меня до стадии Везувия, изверг!
  - Ты так и будешь стоять?- не унимался "ангел". "Да, у меня сегодня день "гениальных" вопросов", - пронеслась мысль в моей голове.
  - Я не хотел Вас обижать, - голосом, полным смирения и искреннего сожаления, но со смеющимися глазами, повинился он, при этом, как-то умудрившись не извиниться!
  - Но у Вас это прекрасно получилось, - не осталась в долгу я, - сразу видно - опыт профессионала.
  - Кстати, у Вас традиция - ходить в ночной одежде? - быстро перевёл он тему разговора с себя на меня. Я покраснела: "Да что же это такое!?"
  - Нет, - коротко отрезала я, не собираясь ничего пояснять.
  - Этот спринтерский рывок - утренняя пробежка? - продолжил издеваться он.
  - А что ты делал возле моей постели? - полюбопытствовала я.
  (Он растерялся, видно, день гениальности был не только у него).
  - Стоял, - пробормотал "ангел".
  - Я молча, испытующе посмотрела на него. Он тяжело вздохнул.
  - Ты что-нибудь знаешь о Крылатых?
  Жуткий сон снова всплыл перед глазами.
  - Знаю, что они из мира, где Темнота искорёжила почти всех; что там еще стоит стража, - растерянно ответила я, - больше ничего.
  - Ясно, - в его глазах мелькнула печаль. Мне стало плохо, я чуть покачнулась, между лопаток резанула боль. Он поддержал меня за локоть.
  - Скажи, почему ты меня спасла?
  Я недоумённо посмотрела на него. Он смутился.
  - Ну, кроме того, что ты считала меня ангелом, да вдобавок, женщиной, - лукаво подмигнув, добавил мой собеседник. ( Всё-таки, он профи по пакостям!) Что на меня нашло, предположить даже не могу, но в этот раз я не стала даже огрызаться.
  - Ты был жив и... - я не могла объяснить того, что испытала тогда, глядя в его синие, нечеловечески красивые глаза. Я увидела вместо ненависти любовь к этому миру, миру в котором с ним так поступили. Что я могла ответить на его вопрос? Он чуть сильнее сжал мои плечи.
   - Да, и вообще, спасибо, что удержал меня от падения в море!
   - А знаешь, ведь я жуткий страшный демон? - почему-то злясь на меня, спросил, чуть повысив голос, он. Я улыбнулась, как ребенок, чисто и открыто.
   - А сердце у тебя доброе, - уверенно сказала я, а затем, опережая возражения, добавила: " По глазам видно".
  Такой реакции я не ожидала: он покраснел, а затем сильно разозлился, отдёрнув от меня руки, как от огня.
  - Сумасшедшая! - резко сказал он.
  Мне стало больно смотреть в его глаза.
  - А ты - дурак!
  - Леди Лада, Вы уже очнулись. Мы рады, - из-за угла вышли несколько некромагов.. - Правда, мы считаем, что даже для иномирянки вы поступили глупо. Всё-таки, Вы - ученица драконицы и Ваша жизнь принадлежит ей, как и её Вам. Будьте в следующий раз осторожней!
  - Лада! - кинулась ко мне счастливая Драгнири, обняла. Я почувствовала себя как в тисках. Мне становилось всё хуже, но я держалась. В этот день я больше не видела ангела, точнее, как выяснилось, демона. Весь день меня таскали по замку и знакомили со спасёнными мною существами. А я думала, как это я умудрилась всех их спасти? Не думайте, что я весь день бегала в пижаме. В моей комнате оказался просто огромный склад вещей, находящийся за маленькой дверцей с милым изображением феникса, рождающегося из алой розы. Там я нашла, во что переодеться после недолгих, но трудоёмких поисковых разведок вглубь склада. Весь день меня мучили плохие предчувствия, как будто я что-то сделала не так, и теперь меня ждёт трудный выбор. Не сейчас, но уже скоро.
   Я уснула, как только моя голова коснулась подушки, и все тревоги отступили от меня. Кто-то очень родной и добрый встал на защиту моего сна, и я услышала перед тем, как попасть в сказку-сон: "Не бойся, всё будет хорошо, цветочек, я никому не позволю убить тебя". Он погладил меня по голове и поцеловал в лоб: "Спи, моё сокровище". Я увидела до боли знакомое лицо моего отца, такое же молодое, как в моём детстве, когда меня забрали из детского дома с жуткими безличными стенами.
  
  ***
  Мир Четырёх стихий стал изменяться, слишком много душ захватили некроманты, слишком много боли причинили орки, свет надежды подаренный Мерлином этому миру постепенно стал гаснуть в сгущающейся темноте, таять и истончатся.
  Сердце заточенного в камень мага не могло больше нести ношу возложенную на него, оно стало каменеть. Мерлин жалел, что полюбил Темную Госпожу и не убил ее, когда была возможность. А еще он хотел узнать, кто такая эта иномирянка, что разрушила пару планов Тёмной Госпожи и всё еще жива. Это было необходимо ему, и он обратился к тому, кто, как и он потерял самое дорогое, к Красному Владыке, Крылатому по имени Рубин имени которое подарила спасённому леди Милена, до того как её поглотила тьма.
  Мерлин подумал воткрытую впервые за сотни лет.
  "Рубин помоги мне, ученик дракона, некромант, маг рядом с Крылатым, найди и узнай кто это".
  Послание было принято.
  Время перемен настало, и только Её Величество Судьба и Его Величество Случай знали, чем это всё может кончиться.
  
  ***
  Между лопаток жгло нещадно, голова кружилась, как будто я всю ночь каталась на карусели с взбесившимися лошадками до в добавок, весь мир стал жутко медленным меня это раздражало. И я вообще начала голоса слышать, это было просто финиш! Ну, представьте неизвестно, кто просит " Спасите меня кто-нибудь, убивают!" или " Молю небеса, подарите мне наследника!", как будто я жалобная книга! И это безобразие в голове. Хоть какие барьеры ставь, всё равно пробивается в моё лично индивидуальное пространство бес спроса. Я ни какого разрешения им на это не давала!
  В общем, по такому случаю я сидела и рыдала в своей комнате, конкретно заперев комнату, предупредила Драгнири, что мне не очень хорошо, и я хочу побыть одна. Я ничего не могла сделать с тем, что со мной сейчас происходило.
  Всё было плохо, а лучшее средство, которое я знала от депрессии это на пару часиков скрыться ото всех и от души порыдать с чувством с толком с расстановкой. Помогает еще с зеркалом поговорить. Конечно, это смахивает на сдвиг по фазе, но такого слушателя, как своё отражение, вы нигде не найдёте, разве, что икона может тоже под это дело сгодиться. Но там обычно суровый и безгрешный человек изображен, от вида которого просыпается чувство вины. Абсолютно равнодушно карать, все деля на добро и зло линейкой праведности?! Это чушь! Как может Любовь карать своих детей? Как может сама Надежда обрекать на безбрежную вечность испытывать нестерпимые муки нежные, хрупкие огоньки-души, посаженные её рукой? Как может Вера душить рвущееся к ней дитя? Как? Библия говорит, что легко, если это выгодно богу. Чушь, правда?
  Знаете, во что верю я всем своим сердцем? Мы - дети Бога, сами выбрали путь познания этого живого огромного и прекрасного мира методом проб и ошибок, взлётов и падений, жизни и смерти, всего того, что подарено нам Родителями. Бог - это то, что нам сложно пока понять, но можно почувствовать сердцем. Это прекрасное и удивительное чувство люди назвали любовью, назвали легко, и не задумываясь, потому что так захотели их сердца и души. Мне очень жаль тех, кто не умеет любить и прячется за лицемерными словами о каком-то, более божественном, чувстве, и лживости чувств, или просто отказывается от любви. Эти люди теряют очень важную часть себя, которую, затем, ищут всю свою жизнь, фанатично ударяясь в веру. Лица всех святых, мне кажется, говорят: " Мы - это элита, а вы - жалкие грешники!" как будто Бог это капризный ребенок, выбирающий лучшие игрушки в свою коллекцию, а остальные чем-то не угодившие игрушки отправляющий на свалку. Это полная чушь что Бог может нас бессердечно и не важно во что в деньги или в иллюзию посмертного спасения за счет подношения другим людям своей жизни или чего-нибудь другого. Теряя любовь, мы теряем своего Бога в закоулках собственной души. Как может помочь человеку Бог, если он затерян в лабиринте родной и любимой души? А украсть подаренную свободу у человека может только сам человек.
  Вдоволь наплакавшись, я умылась и привела себя в порядок, и так и осталась стаять около зеркала смотреть на такое сейчас спокойное и красивое море, что сердце начинала петь. "Странно, почему я не убиваюсь из-за своей участи, того, что я могу навсегда остаться в этом мире? Моё сердце тоскует, но я не сожалею о том, что я здесь, почему? Всё это так сложно!" Я отвернулась от окна всего на секунду, а там уже в воздухе висел красный дракон с розой в зубах.
  - Можно приземлиться в вашей комнате, леди? - лукаво улыбнулся Лаиркир.
  - А если нельзя, ты улетишь? - полюбопытствовала я.
  - Я буду здесь висеть, пока ты не одобришь посадку, - патетично воскликнул дракон, кося под благородного воздыхателя.
  - Тогда виси, кстати, о чем ты хотел поговорить?
  - Лада, ты так ко мне жестока! - всхлипнул он, - я ведь хороший, добрый, никого сегодня не обидел даже, ни над кем сегодня не подшутил! И эта роза тебе от всех моих драконьих сердец! - Он рывком положил розу на подоконник, - Прощай! - Дракон в то же мгновенье исчез. Что это с ним?
  Я посмотрела на розу, она была... Роза была чудом! В ней играли все цвета радуги! Такой красоты я никогда не видела! В дверь постучали, и я поспешила её открыть, там стояла Драгнири.
  - Лада, я хотела тебя кое о чем спросить, ты... - Драгнири не закончила фразы, так как увидела розу на подоконнике. Подруга покраснела.
  - Брат мой, ты где? - разъярённо крикнула моя учительница, - сама найду, худо будет!
  За спиной Драгнири появился Лаиркир. Как ни в чем не бывало, он поздоровался со мной.
  - Привет Лада, привет сестричка. Что случилось? Почему я вам так нужен, девочки? - его улыбке позавидовал бы и Ален Делон.
  - Лада, не могла бы ты нас оставить на минуточку? - так по- страшному дружелюбно спросила подруга, что я без разговоров выполнила её просьбу. Что это могло бы значить?
  День, казалось, обещал не заладиться и испортить результаты тренинга на корню.
  "Эх! Что же случилось с драконом, что он себя так ведёт? Почему со мной всегда происходит непонятно что?"
  Заходя за поворот, я в лоб в лоб столкнулась с кем-то. Как в стенку впечаталась! А что бывает с тем, кто впечатывается в стенку? Верно, я села на пятую точку! Подняв глаза, я поняла, что встретилась, таким образом, с ангелом.... Ну, не могу я его по-другому назвать! Не судьба, наверное! Он растерялся и, можно сказать, поднял меня на ноги.
  - Ты не ушиблась? - обеспокоился он, как будто Бог объявил о конце света.
  - Со мной всё в порядке, не стоило беспокоиться! - смущенно сказала я, отступив от него на шаг.
  - Я твой должник, ты спасла мне жизнь. Я не могу за тебя не беспокоиться! - а затем, уж как-то слишком поспешно добавил, - я жив благодаря тебе.
  Я удивлённо на него посмотрела.
  - Прости, я очень еще мало знаю об этом мире, а что уж говорить о других! Можешь мне объяснить, почему? Ты спас мою жизнь, разве мы теперь не квиты? - я взглянула в его глаза, ища ответа. Сердце почему-то сжалось в тревоге. Он напрягся и что-то быстро начертил в воздухе. О невидимую преграду разбилось пару стрел. А затем громыхнуло сильное заклинание, которое впитали стены замка. Мне стало дурно, всё поплыло перед глазами. Голоса в моей голове усилились. Замок стал прозрачным, его как будто стала разъедать невидимая болезнь. А я сама стала таять на глазах. Затем раздался каркающий смех.
  - Ха-ха-ха! Теперь ты, Крылатый без имени, векрамийский выродок! - крикнул кто-то, торжествуя. Я взглянула на ангела и увидела, что тот плачет.
  - Так я должна была дать тебе новое имя? - в отчаянной надежде помочь ангелу, шепнула я.
  - Не говори ничего, тебе сейчас это опасно.
  
  ***
  Крылатый из мира Пьярон, ангел, страж Восточных Врат Небес наблюдал со стороны на творящееся действо вокруг искомого объекта, понадобившегося Мерлину. Он понял, что этому некроманту не выжить, как только увидел, что за заклинание произнёс посланец Тёмной Госпожи. Прекрасный замок, созданный волей некроманта на скале, нависавшей над океаном, казался сказочным замком из древних преданий. Весь остров затаился в тревожном ожидании.
  - Ха-ха-ха! Теперь ты, Крылатый без имени, векрамийский выродок!- снова произнёс радостный до безобразия посланец Тёмной Госпожи.
  - Нет, у него есть имя! Только тебе его не суждено узнать, - раздался голос девушки, лежащей на руках Демона. Она таяла на глазах, как и замок; уходила во тьму медленно, но неизбежно. Девушка что-то тихо сказала Демону, тот вздрогнул. Они как-то странно смотрелись вдвоём, видимые через толстую стену замка и витраж со знаком стихии огня.
  Живое серебро слишком коротких для девушки волос, изумрудные, не гаснущие перед угрозой, глаза девушки, кипельно белые волосы и живые, полные боли, небесного цвета глаза демона. Это было как-то неправильно, что девушка была некромантом! Рубина резануло в самое сердце то, что определил разум...
  Рубин не мог пошевелиться, не мог поверить своим глазам: это была дочь Милены! Крылатые никогда не ошибаются в подобных вещах! Никогда! Но Рубин не мог поверить в то, что это - на самом деле. Не мог поверить в то, что не знал о её существовании на протяжении стольких лет. Не знал, что у него есть дочь...
  Он не мог поверить в то, что это создание умирало! Не мог!!
  - Ла-а-ада...! - донеслась до застывшего Ангела отчаянная, невысказанная просьба Демона. Ангел понял, что делает, только тогда, когда оказался около посланца темноты.
  - Ты уйдешь вместо неё, - уверенно сказал Рубин.
  Рядом с ним встал Демон.
  - Я помогу тебе. Мы, Демоны, родство видим сразу. Но не обольщайся: я просто не могу позволить ей так умереть,- чуть надменно сказал Демон, нареченный Артуром. Рубин ничего не ответил, только коротко кивнул. Начался бой за жизнь леди Лады!
  В замке никто не видел, что происходит. Существа, находящиеся в замке, могли лишь видеть то, что Барельеф в главном зале стал черным да начала увядать роза на подоконнике, где, закрывшись от всего мира, спорили упёртые создания - драконы.
  - Вам не победить меня, Крылатые, до того, как она умрёт! - радостно воскликнул посланник.
  - Это мы еще посмотрим! - прорычал Ангел, расправляя свои алые, как кровь, крылья и бросился в атаку.
  Посланец легко отбивался от двух Крылатых, используя магию, часто целясь не в них, а в замок, тем самым, пытаясь добить Ладу. Время безжалостно уходило в бесконечность и у девушки его оставалось всё меньше и меньше.
   - Скажи, почему ты меня спасла?- вспомнился Демону недавний разговор.
  Она растерялась, услышав этот вопрос, и даже не ответила грубостью на грубость.
  - Ну, кроме того, что ты считала меня ангелом, да вдобавок женщиной?
  - Ты был жив и... - она тогда не закончила почему-то фразы, а невпопад сказала: " Да и вообще, спасибо, что удержал меня от падения в море!"
  - А знаешь, что я жуткий, страшный демон?
  Я тогда довольно сильно разозлился не получив ответа, а она улыбнулась, как ребенок, чисто и открыто.
  - А сердце у тебя доброе,- уверенно сказала Лада , а затем поспешно добавила, как будто знала, что я собирался спорить с ней: " По глазам видно".
  Когда показалось, что уже всё кончено, и ангелу с демоном не победить посланца Тёмной госпожи, демон решился на отчаянный для него шаг: попытался раскрыть свои крылья подстать цвету его волос, а крылья были идеально белыми и излучали еле заметный свет. Он, не зная, почему, смог их раскрыть, вопреки наложенному на него сородичами проклятью. Он отчаянно хотел, что бы она жила, та, что не бросила заточенного в стену демона.
  И ему было совершенно не важно, почему Лада это сделала и для чего. Пускай в будущем она его возненавидит .... Просто он не мог ей позволить так умереть, вот и всё! И демон впервые в своей жизни проклял живое существо на адские муки...
  Демон Артур потерял сознание от пронзившей его в тот же миг равноценной боли.
  Не успел: Лада растворилась в воздухе, как утренний туман. Только замок почему-то остался целым...
  
  
  ***
  Вокруг меня плескалась тьма, и я не знала, куда идти. Здесь не было света. Страха я не испытывала. Только грусть, такую же, как в тот момент, когда окончательно осознала, что могу и не вернуться в свой мир. Я чувствовала и другое: в этой тьме кто-то есть! Только не могла понять, кто. Этот кто-то пристально за мной наблюдал, изучал.
  - Кто ты? - спросила я незнакомое существо.
  - Я - тьма. А ты кто такая, милая девочка, и почему ты меня не боишься? - ответила невидимая собеседница мягким и нежным голосом.
  " Меня зовут Ладой, а не боюсь тебя я, потому что ты напоминаешь мне кого-то, правда, я уже и забыла, кого, пока здесь была". Тьма рассмеялась.
  "Всего лишь напоминаю тебе кого-то, и ты уже меня не боишься?! Странный ты человек, Лада", - а затем со злостью добавила: " А знаешь, я жуткая страшная тьма! Ты меня не смутишь, у меня целую вечность сердца вообще не было, и не будет, как и глаз, кстати, тоже!"
  И тут я всё вспомнила: маму, отдавшую меня на воспитание в другой мир, что бы спасти, и ради будущего пошедшая на бой с собственной матерью; школу, художку, своих друзей... Я вспомнила всё, а главное, что меня убивал посланец Темной госпожи, и я дала имя своему ангелу.
  - Ага, вспомнила всё, - обрадовалась Тьма, - ну, тогда вон из моего царства!
  - Но я ведь уже умерла, разве не так? - мой вопрос был полон удивления.
  - Ты просто в подвале собственного замка, вот и всё. А теперь перемещайся отсюда, кыш! Мне тут еще смертных мнительных девок не хватало! - проворчала Тьма.
  - Спасибо! - я от всего сердца улыбнулась ей.
  - За такое "спасибо" самой Тьме, наверху тебя по головке не погладят, - фыркнула она, - иди, пока я не передумала!
  "Не стоит Тьму заставлять себя уговаривать" - решила я и переместилась туда, где светил для меня маленький огонёк надежды. Затем мне стало очень больно, как будто я была на дне моря и пыталась дышать. Судорогой свело всё тело. Я закашлялась. Ко мне кто-то подбежал и накинул что-то теплое и мягкое на плечи. Он что-то мне сказал, но я не поняла. Слишком большие перемены происходили во мне! Я даже не могла сосредоточиться на том, чтобы через равные промежутки времени дышать. Скоро я вообще перестала осознавать, что происходит, где я и кто я. Во тьме всё было намного легче, там это было неважно.
  - Лада, не смей исчезать снова! Иначе моё сердце не выдержит! - пробился в сознание знакомый голос, - Лада, подруга очнись!
  
  
  ***
  На этом подходит к концу рассказ об Иномирянке Ладе и начинается рассказ о принцессе Авалона. Но это уже другая история. А нам с вами, уважаемые, пора оставить клепсидру времени в покое и заняться своим делом. Не волнуйтесь, в следующую нашу встречу я продолжу рассказ о леди Ладе - наследнице Мерлина! А пока.... Прощайте!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"