Сёмина Вера Владимировна: другие произведения.

Серебро

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошу прощение за долгое отсутствие, муз и я живы, пускай и относительно)Прода будет, какая покажет время) ...Мир - это рудуга. Добро и зло, жизнь и смерть, для каждого своего цвета...


Серебро.

   Я родился в городе множества храмов, который был прозван святым. Давным-давно можно сказать в другой жизни я был простым человеком... почти простым, если честнее то полукровкой. Кем именно был мой отец я даже сейчас не знаю хотя и с того замечательного времени когда я верил в доброту людей и в милость богов прошла уже уйма времени.
   Я стучал как дурак в открытые двери
   И молился давно умершим богам,
   Считал по ранам на сердце потери
   И жизнь читал по слогам.
  
   Даа, помню как начиналась моя жизнь. Мать умерла при родах, как судачили и еще долго после её смерти "не вынеся своего позора"... Ага, конечно, позор сложно вынести, если к нему добавить сильно действующий яд, что было вполне в духе деда, прожженного скупердяя и прирожденного растравщика. Благодаря такому раскладу я хорошо прочувствовал на своей шкуре как сложно жить, если ты никому не нужный сирота у которого за душой нет даже захудалой, черствой краюшки хлеба.
   Я ловил надежду, умывшись слезами
   На удочку лживых, прокуренных снов
   И платил душой, расставаясь с мечтами,
   На коленях просил любовь.
  
   Я всегда и во всём выделялся, как снег посреди лета: меня предавали - а я снова верил, унижали - а я отдавал последние крохи хлеба, били - а я улыбался... Такая своеобразная дворняжка, готовая бежать за каждым встречным радостно виляя хвостом и заглядывая в глаза. Белобрысая тупая дорняга.
   Я бредил в канаве, ища справедливость,
   Свет звезды в мутно-черной воде,
   Получив по душе за свою неучтивость
   И за пробелы в родне.
  
   Эх... Даже странно, как я умудрялся выживать в то время! Хотя... это явно можно считать не моей заслугой, а заслугой той шпаны, которой было жаль лишаться такого развлечения как я.
   Если долго над кем-то издеваться, то рано или поздно, либо он сам, либо что-то в нем сломается. И уже ничего не вернёшь назад, не изменишь. Помню, как это произошло со мной. Мне было от силы четырнадцать, и я был влюблен в самую прекрасную девушку на свете, Она была воплощением света и любви. Я любовался Ей. Когда Она выбиралась со своими братьями или служанками гулять в парк, я был счастлив. Эти дни, что жил считая мгновенья от одной Её прогулки до другой, были самыми яркими в моей жизни. А, однажды... Я даже не думал, что своей глупой любовью убью Её...
   Я ловил, стучал и конечно же бредил
   Ошибаясь, по мере сил,
   Пока веру свою до дна не измерил
   И совсем не запретил.
  
   Однажды... Был поздний вечер, она с братьями задержалась в парке. И конечно же я до последнего наблюдал из зарослей за своей прекрасной Богиней забыв о том, что уже пришло время очередных забав той банды игрушкой которой я стал... так случилось. Вместо меня им попались Она и Её братья. Когда я высидел в кустах достаточно чтобы не встретиться Ей на пути - было катастрофически поздно. Я увидел это, завернув в привычно грязную подворотню. Четверо тварей держали связанных сходящих с ума от бессилия братьев, а остальные...
   Я мало что помню. Мой мир разбился, обратившись в едкую алмазную пыль. Только: что они шутили, Её крики и как очнулся от шлепка по плечу и один из банды сказал: "Взбодрись, Псина, этой шлюшки на всех хватит". Помню, тот умопомрачительно-сладостный звук, с которым сломал руку этому ублюку и то, как в тот же миг место моей души занял холод, дикий, яростный Холод. Помню, как главарь уже прекратившей существовать банды, приставив нож к горлу Богини едва живой и с голосом сорванным от криков, пытался спасти свою шкуру, угрожая Её убить. Помню, как посмотрел в Её бездонные глаза и спросил "Ты хочешь жить?"... и едва слышный ответ "Нет".
   В это жуткое время с бесцветным именем "однажды" я перестал верить в доброту людей и милость богов. Моя Любовь выжила в тот день, для суда надо мной и моей неудачной казни. Почему неудачной? Я не умер, умер - город. Я просто не смог сдержать Холод внутри себя и все обратились в ледяные статуи, верёвка на которой меня повесили, как будто я был безгрешен - оборвалась, падая я ногами задел палача, он качнулся задел кого-то... В итоге все разлетелись кровавыми льдинками по булыжной мостовой "святого" города. Нелепо... как и всё в моей жизни связанное с людьми. Для всех я стал хуже дикого зверя, годами я уходил от одной погони, тут же натыкаясь на другую. Единственный кто меня никогда не придавал, был мой Холод.
   Устав убегать и пытаться не вредить, я сам стал охотником. Верный Холод первым волком в моей стае, намного позже к нам присоединились Ветер и Снег. Нас много раз пытались снова заставить бежать безоглядки и скулить от страха. Единственными людьми кто хоть как-то заставил нас понервничать, оказались огненные маги, но так как яростно они на нас охотились, привело к тому, что их почти не осталось. Из-за этой глупой по сути, хотя не сказать что неприятной, охоты, у меня появилось более-менее приличное подобие имени - Демон Льда. Не ахти какое, но уж точно получше чем "Псина". С каждым прожитым мною годом граница моих ледяных владений отодвигается всё дальше, безжалостно тесня людей в сторону Велико океана - но это их проблема, не моя.

***

   Я беспечно уснул в сугробе почти на краю своих владений, Ветер и Снег тоже на время угомонились и, приняв вид обычных волков, отправились за границу владений проверить обстановку, а то в последнее время люди зачистили к нам. Только Холод остался незримым призраком рядом. Проснулся я от того что, кто-то от всей души хлестал меня по щекам.
   --Очнитесь! Не смейте умирать, сегодня слишком солнечный день, чтобы Вы совершили такой опрометчивый поступок!-- надрывался кто-то, оставив в покое моё лицо, но, увы, не меня, голос этого глупого человека, был удивительно звонким и жутко раздражал. И почему Холод не разобрался с этой проблемой до того как она добралась до меня? Я нехотя разлепил глаза собираясь избавиться от досадной помехи, и тут же натолкнулся на обеспокоенный взгляд удивительных, каре-зелёных глаз, словно подсвеченных изнутри неземным светом. Я растерялся.
   --А я и не собирался умирать,-- зло буркнул я, отводя взгляд. Блин, откуда в моих владениях появилось это громкое недоразумение? В том, что это недоразумение я ни минуты не сомневался.
   --Да?-- человек смерил меня насмешливым взглядом.-- Значит - это не Вы заснули в сугробе?
   --Иди ка ты по добру по здорову, пока не прибил ненароком,-- рыкнул я. Другой на его месте грохнулся бы в обморок, а этот человек даже глазом не моргнул, только забавно нахмурив брови и что-то пробормотав под нос, констатировал:
   --Явные признаки переохлаждения... -- затем глаза человека загорелись фанатичным блеском, я невольно поёжился под его взглядом.-- Не бойтесь я Вас спасу! Потерпите немного!
   --Эй, ты чего удумал?--насторожился я стараясь как можно незаметней отодвинуться от этого ненормального. Разве нормальному человеку может придти в голову, что демон может замёрзнуть???--Не подходи.
   --Вы просто сильно замёрзли, не стесняйтесь, я помогу!--Я протянул руку чтоб затушить жизнь этого безумца, но...--Вы ведь рыцарь, да? Я понимаю, что принимать помощь от меня Вам неприятно, но потерпите меня еще немного, ладно?
   --Рыцарь?-- опешил я, за всю свою жизнь, меня никто и никогда не называл рыцарем, взглянув на меня, никому в голову не могла придти подобная чушь. - Ты крупно ошибаешься, щенок. Я далеко не рыцарь.
   --Нет, Вы рыцарь! Я это точно знаю... не обманывайте меня, пожалуйста,--преданно заглядывая мне в глаза, жалобно попросил этот щенок.
   --Вот же дурной! Я очень злобный и жестокий, и уж быть этим твоим грёбанным рыцарем не могу!--совсем выйдя из себя и нависнув над безумцем прорычал я, однако его в глазах вместо страха появились радость и восхищение.
   --А ведёте Вы себя совсем как настоящий рыцарь! И выглядите точно так же! Только коня не хватает... - радостно заявил этот глупый щенок.
   --Хм... кого ж теперь у вас там рыцарями называют, что я теперь подхожу... --озадаченно пробормотал я, картинка в голове появилась совсем безрадостная.
   Я не стал его убивать, даже зашел к нему в его жалкую землянку, на самом краю моих владений. Этот глупый смешной щенок, очень сильно напоминал мне меня, до того как во мне поселился холод, это спасло ему жизнь. Несмотря на всю убогость обстановки, там было очень тепло и уютно, это раздражало, но уходить почему-то не хотелось. Этот безумец умудрялся болтать без умолку и почему-то не надоедать, даже жидкая похлёбка и горячий настой на травах приготовленный им были не такими уж гадкими, как я думал. За один день проведённый с ним я узнал о нем всё.
   Его звали Арадлин, что значит солнечный зайчик. Его отец был рыцарем, и я был на него немного похож, такой же большой, сильный и седой. Мать была известным бардом и очень красиво пела, Арадлин очень любил, когда она пела ему колыбельные. У него была очень счастливая и дружная семья, но когда ему исполнилось двенадцать, он приглянулся одному из благородных, и тот предложил отцу продать его. Конечно, рыцарь с позором отказал благородному, а потом через пару дней отца Арадлина нашли в подворотне с перерезанным горлом. Мать попыталась сбежать вместе с ним и его младшей сестрой, только он не знает, что с ними случилось, во время побега из города они разделились, и он так и не смог их найти или просто узнать, что с ними случилось. Этот щенок уже три года скрывался от преследователей и только несколько месяцев назад поселился здесь, его радовало, что люди боялись приближаться к моим владениям и считал легенды о Демоне Льда выдумкой.
   --Ты считаешь, что его не существует?-- я громко заржал, надо же, что за дурень! Говорит со мной и не верит в то, что я существую! Во истину безумец.
   --Да, я думаю, что это выдумка...Ну не может существовать настолько сильный маг! Это же невероятно! Тем более обладая такой силой человек, не может быть злым. Демон Льда каким его описывают в легендах не может существовать...-- столько было уверенности в голосе этого глупого щенка, что я не мог опять не заржать.
   --Ха, да человек обладая силой становиться болотной гнилушкой быстрее, чем может это понять! Так что будь уверен, легенды не врут, щенок.--стоило мне это сказать как глаза парня наполнились слезами.--Не будь жалким! В этом мире нет ни милости богов, ни людской доброты. Запомни это. Тебе будет так проще жить.
   --Я не хочу проще, - дрожащим голосом сказал парень.--Если все будут думать как ты, то мир действительно станет таким... Но он не такой! В людях есть добро, я знаю... Мой отец был очень добрым рыцарем! Да он сражался, но нет ни одного человека посмевшего бы его упрекнуть, в чем либо... он был честным и славным рыцарем.
   -- И его, в конечном счете, прикончили в подворотне, не очень хороший пример ты выбрал,-- довольно резко заметил я.
   --Я сейчас, жалею только о том, что плохо учился сражаться на мечах, и слишком усердствовал с лютней...
   --Дурень, ты.
   Несмотря на постоянные споры и не проходимую наивность этого парня, я почти каждый день стал заглядывать к нему в землянку. Я приносил еду, когда она у него кончалась, и он не мог раздобыть её сам, усмирял холод и снег, когда у него было мало дров, что бы обогреть в лютый мороз. Я стал привыкать к нему, к этому Солнечному зайцу. Те легенды о благородных рыцарях и мудрых магах что он рассказывал, незаметно стали менять моё представления о мире, тогда я этого совсем не понимал. Когда прошло полгода с нашей первой встречи, мы с ним сильно поссорились, я в очередной раз высмеял его красивую легенду. Мы долго орали друг на друга.
   --Я докажу тебе, что я прав! Вот увидишь!
   --Ха, буду рад посмотреть на твои бесплодные попытки! Смирись, щенок, мир жесток!
   --Я не верю в это! Я докажу, что мир другой!
   --Дурень, ты просто умрёшь в подворотне с перерезанным горлом как твой отец, или в рабстве у одного из благородных! Одумайся!
   Тогда я в гневе ушел, и часто потом задавался вопросом, что было бы, если бы я остался... к сожалению, я оставил его одного. Когда вернулся, землянка была пустой и холодной, как моя душа, и след Солнечного парня не смог взять не один из моих волков.
   Я отвык от людей, я давно привык к одиночеству, но стоило этому парню затронуть мою жизнь, как эти привычки разлетелись вдребезги также как замороженные люди из моего прошлого. Даже пустота от его ухода, была намного больше, чем от смерти моей любви. Я даже не успел заметить, как он занял столько места в моей жизни, в моём сердце.
   Я стал посещать людей, притворяясь одним из них. Я скитался в его поисках, смотрел, наблюдал, заново изучал мир, учился. Это было очень странно, люди оказались не такими, как я их представлял. Конечно, они были, пугливыми, часто врали, вымещали своё негодование на более слабых, но среди них были и другие, похожие на Арадлина. Больше всего мне понравились дети, может они, и были слишком жестокими, но и их любовь была не слабей, и намного искренней чем у взрослых, и не признавала условий. Я перестал расширять свои владения.
   Я не мог его найти, хотя и Арадлин стал знаменитым рыцарем, настоящим героем из подзабытых людьми легенд, но только нас всегда разделяло расстояние и время. А когда я догнал его, то... Их было трое, два жалких бандита, но третьим подлецом бы маг. Израненный, связанный этот глупый щенок всё равно оставался благородным рыцарем, гордым и несгибаемым с презрением, смотрящим на своих убийц. Я замер в тени, где свет двух лунных сестёр не мог меня достать. Я слишком привык наблюдать со стороны, чтобы сразу вмешаться. Они о чем-то усиленно спрашивали этого безумца, он бойко шутил над ними и нахальная улыбка победителя не сходила с его разбитых в кровь губ. Когда один из подонков занёс кинжал, что бы перерезать мальчишке глотку, я понял, что совсем не хочу, быть победителем в нашем давнем споре. Короткий рык и один из моих волков уже терзает тело бандита с кинжалом, так и не успевшего осознать свою смерть. Я выхожу на свет, маг тут же пытается причинить мне вред своими жалкими силёнками. Щенок был прав в том, что я маг.
   --Арадлин, он нужен тебе живым?-- спросил я таким же тоном, каким обычно спрашивают о погоде, или о повышении налогов, просто дань вежливости.
   --Нет.
   --Отлично,-- и оставшиеся следуют за первым прямиком на тот свет.
   --Интересно, а в тот день, когда мы с тобой впервые встретились, ты хотел поступить со мной точно так же, я прав?-- стараясь принять более гордую позу спрашивает он. Не понятно как в нём душа держится, а он думает о таких пустяках. Как был безумцем, так им и остался.
   --Нет, ты бы просто уснул,-- честно отвечаю я.
   --Ясно...--он пытается встать и, застонав от боли, теряет сознание. Кто ж так делает связанным и с такими-то ранами! Рыцарь на всю голову. Беру его на руки, приношу в номер гостиницы, заживляю раны. Он сильно подрос, за то время как я его не видел, пламя его волос значительно разбавило серебро седины, он стал настоящим рыцарем. Даже без сознания он выглядел так, будто боролся против несправедливости и зла. Смешной глупый щенок, верящий в доброту людей и милость богов. Бродя среди людей, я многое узнал, многое переосмыслил. Пусть я оказался прав на счет его возможной смерти в подворотне, но я сделаю всё, что бы он оказался победителем в нашем давнем споре.
   Я. Хочу. Чтобы. Так. Было.
   Демону Льда имя даст безумный рыцарь по имени Солнечный Заяц, так начнутся новые легенды этого мира.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"