Сёмина Вера Владимировна: другие произведения.

2.5.Сладкий Сон2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй кусь 5 главы) "Когда Тьме и богине со связанным по рукам, ногам и отрезанным от стихии Светом всё-таки добрались до полянки, главные действующие лица были там, но не произносили не слова. Женщины недоуменно переглянулись, затем Тьма на пору мгновений нырнула в свою стихию, вернувшись, грустно вздохнула и жестами объяснила ситуацию. Богиня даже чирикать забыла и на её лице отразилась жуткая обида на несовершенство мира. Тьма поспешила успокоить свою сообщницу, и конечно забыла о том, что нужно сдерживать Свет, чем тот не преминул воспользоваться. --Крархарр!- "


  
   Лемр Туон мастер Светлого Пламени
   Прыжок, удар, подсечка, заклятье... Бой в котором мгновение становиться вечностью... удар, удар, перекат, сальто назад, заклятье... Причины перестают иметь значения, абсолютное равнодушие сковывает душу науврита. Мгновение? Вечность? Это больше не имеет значения, острые когти вонзаются в бок, принося за собой жгучую боль, которая не способна разбить охватившее Туон безразличие к происходящему. Ничего больше не имеет значения.
   Химера довольно скалится, наблюдая как вместе с кровью, её добычу покидают силы. Слабый двуногий, слабый, стоило только, вернуть воспоминания и отобрать связывающие его с миром живых чувства как он сдался. Глупый, зря он показал химере то, что его связывает с миром живых.
   --Лемр Туон, мне нужно сказать Вам что-то очень важное,-- смущенно говорит эльфенок, пряча за спиной руки, ушки выражают крайнюю степень раскаянья. Сердце Туон сжимается от плохого предчувствия, неужели об их уроках стало известно, и ей запретили с ним общаться?
   --Что случилось, дитя?-- сдерживая себя от необдуманных поступков, спрашивает науврит, смотря в золотые глаза эльфенка.
   --Лемр Туон, пообещайте, что не будете на меня обижаться,-- попросила она, с мольбой глядя на мастера. Если это последняя их встреча, то не стоит расстраивать эльфенка своими никому не нужными чувствами, решил науврит, в мире Ноошер есть кому позаботиться об этом ребёнке. В ведь ней нет, и капли его крови и он не имеет ни малейшего права обижаться на неё за то, что решили более близкие по крови, он ведь даже не её расы.
   --Обещаю,-- глаза малышки засветились радостью.
   --Лемр Туон, когда я ждала некто очень сильный и яркий, пришел и спросил "подарить ли мне небо?",-- смущенно заговорила эльфенок.-- Ну, вот, я согласилась, ведь я очень-очень люблю небо. И теперь я - Ангел.
   -- Теперь ты ... Ангел?-- растерянно спросил науврит ожидавший совсем других слов. Эльфенок улыбнулась и за её спиной раскрылись сияющие, словно Белое Пламя невероятные крылья из-за чего малышку приподняло над землёй.
   --Можно прикоснуться?-- не веря своим глазам, спросил науврит, эльфенок уверенно кивнула. От его прикосновения крыло немного вздрогнуло, но не обожгло, как сделало бы Белое Пламя, чешуйки крыла были удивительно мягкими и шелковистыми на ощупь и приятно грели, такого чуда в своей долгой, парой кажется, чересчур долгой жизни науврит не встречал. Узоры души эльфёнка необратимо менялись под действием дара демона и Белой Звезды, перерождаясь в нечто совершенно новое. Радость, страх и гордость смешались в душе Туон в феерический коктейль.
   Мастер Светлого Пламени никогда не думал, что может появиться на свет такое существо как Ангел, объединяющая в себе силы потустороннего и явного миров, способное принять Пламя. Сможет ли она выдержать борьбу стихий внутри себя? Какие примут её в явном мире? Ведь Пламя первостихия потустороннего мира.
   --Мастер ты плачешь?-- растерянно спросила эльфенок.-- Я расстроила тебя?
   --Нет эльфенок, просто, ты очень ярко светишь, и у меня заслезились глаза.
   --Мне спрятать?
   --Нет, не надо, мне хочется еще чуть-чуть на них посмотреть.
   Бой в котором мгновение становиться вечностью и вечность мгновением. В руке ярко вспыхивает неизвестно как оказавшаяся здесь чешуйка из крыла Ангела, противники в одно мгновенье превращаются в пепел. Пушистая чешуйка рассыпается мелкой сверкающей пылью растворившейся в воздухе пару мгновений позже. Амулет Белой Звезды на руке науврита гаснет и исчезает. "Я почти сдался" с ужасом думает науврит, вставая и болезненно морщась от боли в повреждённом боку, останавливает кровотечение и только потом замечает исчезновение амулета.
   ...потом у тебя будет только два восхода звёзд в лабиринте, только два. Больше скрывать её я не смогу.
  
   Тьма.
   Свету раз за разом удавалось уходить от возмездия Тьмы и богини. Когда появились главные действующие лица сегодняшнего действа, женщинам пришлось начать чирикать, но бросить преследование они не могли, воплощение Света, тут же в след за ними стал делать своё черное дело, то есть портить старательно созданную женщинами атмосферу своими жуткими воплями. Но долго избегать торжества справедливости Свет не смог и будучи загнан в ловушку, расставленную коварными женщинами, был повязан и обезврежен кляпом. Но попыток высвободиться и обчирикать своих пленительниц не оставил, даже не смотря на то какими зверскими выражениями лиц они объясняли ему, что они сделают в случае саботажа и срыва так долго планируемого ими свидания. Но потому какую рожицу состроил Свет, Тьма поняла, что убеждать или вразумлять его бесполезно, не успокоиться пока не добьется своего. Свет всегда отличался редкостным упрямством.
   Когда Тьме и богине со связанным по рукам, ногам и отрезанным от стихии Светом всё-таки добрались до полянки, главные действующие лица были там, но не произносили не слова. Женщины недоуменно переглянулись, затем Тьма на пору мгновений нырнула в свою стихию, вернувшись, грустно вздохнула и жестами объяснила ситуацию. Богиня даже чирикать забыла и на её лице отразилась жуткая обида на несовершенство мира. Тьма поспешила успокоить свою сообщницу, и конечно забыла о том, что нужно сдерживать Свет, чем тот не преминул воспользоваться.
   --Крархарр!-- мстительно выдал он, собираясь устроить маленькую потасовку и воздушной волной сбивая женщин с ног. Странное магическое возмущение заставило всю троицу притихнуть и обратить своё внимание на застывших близко друг от друга ангела и бога.
   --Крархарар!-- удивлённо выдала Тьма не хуже Света, а тот довольно красиво и художественно чирикнул. А богиня любви лишь умиленно рассматривала преобразившегося после снятия проклятья бога и ангела щеки, которой украсил легкий румянец.
  
   Марго.
   Бог обладал правильными, чуть резковатыми чертами лица, иссинечерными волосами свободно ниспадавшими ниже лопаток. Я жалела что, не смогу заглянуть в его глаза и сейчас глядя в его совершенно восстановившиеся глаза, я поняла, что теперь мне их никогда не забыть, а еще, что очень люблю изумрудный цвет, яркий, глубокий, живой, именно такой что живет в его глазах с хищной вертикалью зрачка. Невероятные ощущения, когда видишь в глазах целый мир, это не бездна, не омут, это просто целый мир.
   Красивые...--чересчур громко подумала я, в глазах бога поселилась растерянность, недоверие и надежда. Глаза в которые я могла бы смотреть вечность и легкое, нежное прикосновение к щеке, от которого мурашки пробегают по коже, всё это было волшебно и я чувствовала себя золушкой на балу, которой осталось только пару ударов бездушных курантов, чтобы карета превратилась в тыкву, а романтическая сказка в наполненный жестокой иронией триллер, но... Часы еще не пробили полночь.
   --Что ты видишь в моих глазах?-- спрашивает бог, и я впервые слышу его низкий бархатный голос, в котором не отражается ни одной эмоции, словно ему совсем безразличен мой ответ, но только в глазах надежда, недоверие, растерянность...
   --Целый мир, -- честно отвечаю я и мысленно и вслух. Его губы в лёгком поцелуе касаются моих, и меня охватывают головокружительные ощущения, будто залпом выпила бутылку шампанского, и его легкие пузырьки тут же попали в кровь. Я знаю боги скрывают свои имена, потому что тот, кто знает имя бога приобретает над ним своеобразную мистическую власть границы которой может знать только заполучивший имя, но... Как же мне хотелось позвать его по имени и будь что будет!
  
   Альтарес Диннай Саар бог Сальфиры
   Сон больше похожий на хитроумную ловушку одного из давних врагов, насторожил бога, уверенность его в этом только окрепла когда на краю поляны появилась прекрасная словно ведения девушка и испуганно замерла когда Диннай её заметил. Но вся его уверенность разбилась вдребезги, стоило ему услышать мысленное приветствие девушки. Маргарита...его маленькая и наивная спасительница "Проснусь, обязательно найду и покалечу тех стражников, что посмели прикасаться к ней" подумал он, глядя на свою эльфийку. Стоило богу ответить, как девушка расслабляется и из её золотых глаз уходит настороженность, уступая место радости. Удивительная она. Маргарита подходит ближе, но останавливается, по мнению бога, слишком далеко, Диннай тут же исправляет её упущение. Её легкий аромат в этом опасном сне, оказывается таким же, каким он его запомнил при их первой встречи, жаль, что он не мог тогда увидеть Маргариту своими собственными глазами, а только через чужие мысли.
   Когда ты рядом, опасность может грозить кому угодно, но не тебе.
   Верю,-- это простое слово заставляет дыхание сбиться.
   Ты слишком доверчива,-- она насмешливо фыркает.
   Одиночество может принести покой,-- Маргарита видит мир совсем по-другому, такая доверчивая, нежная словно в её жизни никогда не было печалей и тревог, только это не так.
   Может ли?-- с болью, тоской и горечью спрашивает она и отводит свой взгляд от бога.
   Маргарита...-- Диннай зовет свою спасительницу по имени, не желая смиряться с тем что сейчас она смотрит не на него.
   Маргарита,-- порыв ветра срывает с Динная капюшон и как раз в это миг эльфийка поднимает свой взгляд на бога. Диннай с ужасом думает, что сейчас может испытывать Маргарита, ведь уже давно никто не может смотреть в глаза бога Сильфиры без риска потерять разум от того что увидит в них.
   Красивые...-- сердце непроизвольно пропускает пару ударов и затем начинает биться с удвоенной скоростью. Бог осторожно касается кончиками пальцев щеки девушки, боясь, что это прекрасное введенье растает.
   --Что ты видишь в моих глазах?-- спрашивает бог, не доверяя свой вопрос мыслям, слишком много эмоций можно в них прочитать, слишком важен ему ответ его эльфийки.
   --Целый мир, -- честно отвечает она и мысленно и вслух, не скрывая своих чувств. Его губы в лёгком поцелуе касаются сладких и манящих губ Маргариты, и для бога перестает иметь какое-либо значение, что это всего лишь сон. Диннай нежно обнимает Маргариту за талию, предельно сокращая расстояние между ними, её близость кружит голову и лишает способности здраво рассуждать.
   --В моих глазах отражаешься ты,-- шепчет Диннай, нежно целуя Маргариту.
   И тут бог просыпается от потока холодной воды.
   --Соня нас сейчас убьют, а я не хочу, чтобы ты это проспал,-- ехидно комментирует давний враг, стоя спиной к Диннаю и лицом к команде бессмертных, против которой и двум богам не выстоять. Будь Диннай менее зол он бы отметил для себя именно опасность исходящую от команды, но бог был в бешенстве и сейчас для него играло роль только одно ему снилась Маргарита и ...
   ИЗ-ЗА НИХ ЕГО РАЗБУДИЛИ!
   От тихого, но очень злобного рыка Диннай, перебрасывающиеся шуточками по поводу двух богов бессмертные, разом притихли и с нескрываемым удивлением дружно воззрились на него.
   Давнему врагу потом осталось только тихо стоять в сторонке и не привлекать к себе внимания. После устроенного Диннаем избиения младенцев, бог с любопытством спросил.
   --И что тебе снилось, раз ты так разозлился?
   --Если бы тебе нечто подобное приснилось ты смог бы убить и бессмертных,-- грустно усмехнулся Диннай, пряча за усмешкой тоску. Сколько долгих тысячелетий он не верил что с ним может произойти нечто подобное, годы складывались в столетья, столетья в тысячелетья, почти не затрагивая бога, и не имея особого значения, но теперь...
  
   Марго.
   Я была самой счастливой девушкой всех времён и народов, но видимо что-то от моих бурных эмоций закаратило и навернулось, так как это всё продлилось недолго, и моё зеленоглазое счастье исчезло, и я осталась одна на совершенно пустой полянке посреди прекрасного сада застывшего в зловещей тишине.
   "Нда, зря ты себя с золушкой сравнивала, вот не та тебе роль и досталась" невесело констатировал внутренний зануда.
   `И какая же мне досталась роль? Тыквы?!' грозно возмутилась я.
   "Нет, принца. Размечталась, уши развесила, а... оп! И нет твоей Золушки, и остались только тыква и тоска, и что на одном, что на другом адресов не наблюдается. Но тебе еще и за свою независимость бороться придётся, и порядок в королевстве наводить, и..."
   "...Крестиком вышивать, на год кофе молоть, посадить сорок розовых кустов и пока не подрастут...ХВАТИТ" я едва не расплакалась от обиды на весь белый свет понимая, что хоть вешайся, а в ближайшем будущем меня из Леса не выпустят, да и совесть не позволить смыться бросив всё на произвол судьбы. Только мысли бога находящегося невероятно далёко, обращённые ко мне помогли сдержать слёзы.
   Сколько еще ты будешь так далеко от меня, моя Маргарита? Сколько суждено быть тебе моим самым сладким сном?
   Он будет меня ждать.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"