Семкова Мария Петровна: другие произведения.

7. Созидающее насилие: подвиги Геракла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Греческий миф послужит неплохой иллюстрацией идеи о выделении Эго-комплекса в архаических сказочных и мифических сюжетах


Подвиги Геракла

   В мифах Древней Греции можно обнаружить довольно много архаического материала. Например, повествование о первой половине подвигов Геракла может оказаться удачной иллюстрацией к идее о выделении Эго-комплекса как о задаче коллективной психики, предшествующей началу интеграции остальных ее содержаний.
   Самый первый его подвиг - удушение Немейского Льва.
   Геракл смог понять, что шкура этого льва не пробивается холодным оружием, и оставил шкуру льва в качестве панциря. подобно немейскому льву ведет себя на первый взгляд совершенно непроницаемое содержание бессознательного - при прямой атаке оно остается неуязвимым. Но если его лишить воздуха, не давать ему подпитываться, то оно гибнет - но, думается, не окончательно. Шкура льва не пробивается холодным оружием. Возможно, приобретение Геракла в этом подвиге означает хладнокровие - такое, которое получается из-за диссоциации, когда травмирующее содержание лишается своих эмоциональных составляющих. Возможно, что импульсивному Гераклу нужна именно такая защита - вторая непробиваемая кожа, а заодно и свидетельство о его статусе убийцы льва, да еще и не простого.
   Второй подвиг - убийство Лернейской Гидры.
   Отрубил восемьсмертных голов с помощью Иолая, который прижигал раны факелом (иначе вместо каждой отрубленной головы отрастали бы две новые); девятую, бессмертную голову закопал и придавил камнем.
   Так проявляет себя механизм навязчивого повторения травматических содержаний. Если шкура льва символизировала диссоциацию, то такое повторение вполне может быть запущено благодаря диссоциации. Травматическое содержание повторяется снова и снова (как отрастают головы гидры), но сама эта потенциальная вечность символизируется девятой, бессмертной, головой Гидры. Гераклу, как и клиенту, перенесшему травму, требуется помощь. Огонь факела в данном случае может символизировать и осознавание, и переживание сильного чувства гнева вместо привычного при флэш-беках страха. Но, судя по наличию бессмертной головы, травма не исцеляется полностью. Ее ментальные содержания могут быть отделены и контейнированы, спрятаны. Что Геракл получает взамен? Кровь Гидры, то есть познание сущности того, что есть травма. Зная это, он может поражать насмерть. Этот подвиг Эврисфей не зачел, так как он был совершен с помощью Иолая. Поскольку Гидра имеет отношение к травматическому повторению, то гордыня, требующая совершить этот подвиг в одиночку, будет опасна: голов станет еще больше. Для того, чтобы разобраться с последствиями травмы, следует отказаться от заносчивой установки "героя" и научиться принимать помощь.
   Первые два подвига заключаются в победах над чудовищами, у которых нет божественных хозяев и нет сакральных функций. Можно предположить, что это - разбирательство с содержаниями личного бессознательного. Травматический опыт и связанная с ним диссоциация, скорее всего, были очень актуальны в опыте людей того времени; умение убивать и переживать убийство было очень важным для воина.
  
   Совершая третий подвиг, Геракл поймал Керинейскую Лань, ранив ее стрелой в ногу. С разрешения Артемиды и Аполлона отнес ее показать Эврисфею и отпустил.
   Чудесная Лань символизирует содержание потенциально опасное, быстрое, ускользающее. Согласно мнению Юнга, ее можно признать символом Духа, и этот дух впервые связывает индивидуальную психику с нуминозными содержаниями, поскольку лань принадлежит Артемиде. Лань можно остановить, но ни в коем случае нельзя убивать, иначе на Геракла падет гнев богов. А стрелять Артемида и Аполлон умеют не хуже, чем сам герой.
   Четвертым подвигом он укротил Эрифманского Вепря.
   Незадолго совершения этого подвига Гераклпил с кентаврами, завязалась драка с теми из кентавров, что сбежались на запах вина. Убил многих из них и в том числе, случайно, Харона; любознательный Фол погиб по собственной оплошности.
   Вепрь является символом индивидуализма и импульсивности, а как раз с этими особенностями характера Геракл справиться не может. Кроме того, вепрь - это символ тайного знания и очень агрессивной духовности; (см. кельтскую историю об охоте короля Артура на вепря, когда ему надо было достать гребень с головы вепря, чтобы расчесать бороду и волосы отца невесты своего племянника, повелителя царства мертвых) вепрь позволяет познать персонажей, связанных со смертью.
   Для охоты на вепря нужно быть предельно предусмотрительным. Геракл не учел этого, имея в виду только то, что вепрь агрессивен и опасен. Поэтому Геракл повел себя крайне импульсивно, пьянствуя с кентаврами и убивая их, в том числе и мудрейших из них. Кентавр - это гармоничное сочетание мудрости и необузданной силы, и этим он похож на вепря. С этим подвигом Геракла такое сочетание станет невозможным для человека - и вспыльчивая сила и осторожный (в понимании героя трусливый) интеллект будут разделены; это разделение было заложено уже в двойственности образа пары Геракла и Эврисфея. Это первый подвиг, который привел к неожиданным и опасным последствиям.
   В наказание Геракл очистил Авгиевы конюшни, перенаправив течение реки - ее воды смыли все напластования навози и унесли с собой.
   Этот подвиг царь Эврисфей ему не засчитал, так как Геракл потребовал платы у Авгия. Платы он не получил, так как Эврисфей сослался на подвиг, совершенный по обету. В результате Геракл остался ни с чем. Такая деталь не случайна. Подвиги, которые Геракл совершит после поимки Эрифманского вепря, будут иметь последствия, в том числе и те, которые он не мог предвидеть. Очистка конюшен от навоза напрямую связана с устранением негативных последствий, застоя. Это устранение побочных эффектов, а не самостоятельное деяние. Поскольку мудрость и сила больше не могут сочетаться естественно, значит, что мышление придется развивать самому человеку. И поэтому Геракл становится способным к правильной оценке труда (с таким количеством навоза ему не справиться) и изобретательным: догадывается, как упростить себе работу. Его разум становится не сверхъестественной мудростью, как у кентавров, а эффективным практическим интеллектом. Этот подвиг не имеет никакого отношения к чудовищам, он нарочито бытовой. Изменение течения реки на психологическом языке означает контроль над психической энергией, изменение ее направления - и тогда не надо применять постоянные усилия. При импульсивности. проявившейся в предыдущем подвиге, такой контроль необходим.
  
   Потом Геракл укротил Критского Быка.
   Бык, выпущенный им на волю, помчался обратно и разорял поля у Марафона; убил сына Миноса, Андрогея, из-за чего тот стал требовать с Эгея, его напарника по охоте, дань юношами и девушками.
   Бык по своей необузданности похож на вепря. Это та же маскулинная агрессия, но уже на более высоком, полубожественном уровне. И она больше не разумна. Не потому ли, что бык неразумен, и последствия наступают более долгими и непредсказуемыми? Ведь в истории Критсксого Быка, Андрогея, Миноса, Эгея и Тесея напрямую замешан Рок, и из вроде бы случайного убийства получается новая мифическая история. Теперь последствия, как и в убийстве кентавров, необратимы - но психике нужно справиться с тем, что случайность существует и воспринимается с ужасом. Чтобы этот ужас уменьшить, случайное нужно превратить если не в закономерное, но хотя бы в связанное с последующими событиями - и поэтому начинает складываться история подвига Тесея.
   В дальнейшем Геракл убил или прогнал Стимфалийских Птиц.
   Это птицы с металлическим оперением, которые ловили и пожирали людей. Изгнанные птицы были в свое время распуганы криками аргонавтов.
   После страшных событий с Критским быком, после того, как психикой осознаются случайность и жесткая связанность последующих событий, находящихся в ведении Ананке, она попадает под власть ужаса. Ужасные фантазии, которые продуцирует психика, нужны для того, чтобы хоть как-то справляться с ужасом, лишенным образа. Самая страшная фантазия создает иллюзию контроля над жуткой ситуацией, но контроля неполного. Дело в том, что невозможно, пока есть случайность, определить, истинны наши прогнозы в фантазиях или нет. Такое фантазирование возникает независимо от наших защит и сильно травмирует психику - поэтому птицы, обычно символизирующие содержания фантазий, налетают неожиданно и одеты металлическим оперением. То, что они питаются людьми, означает, что это фантазирование затягивает и разрушает наши защитные механизмы. Полностью устранить эти фантазии (как и ядро травмы, символизируемое бессмертной головой Гидры) невозможно, и поэтому часть Стимфалийских птиц спаслась и улетела.
  
   Обратим внимание на то, что пока Геракл имеет дело только с чудесными животными. Это значит, что коллективные содержания, ими воплощаемые, настолько древни, что пока не имеют человеческого облика. Они уникальны, кроме Стимфалийских птиц - ведь ни второго Немейского Льва, ни второй Гидры и прочих зверей не существует. Геракл просто убивает их - значит, формирующееся Эго вовсе не интересуется природой этих содержаний и диалогом с ними - так действуют разве что герои архаичных сказок. А вот в дальнейшем придется вступать в контакт и вести диалог уже с содержаниями, имеющими человеческий облик или связанными с людьми.
  
   Геракл добыл пояс Ипполиты, царицы амазонок.
   Добыть этот пояс потребовала дочь Эврисфея. Когда Ипполита согласилась отдать пояс, вмешалась Гера и сделала так, что Гераклу показалось, будто амазонки предательски нападают. Он убил Ипполиту и овладел поясом. Но обратном пути спас от морского чудовища принесенную в жертву Гесиону, дочь царя Трои. Потребовал коней у него в награду, но тот обманул Геракла. Из-за этого Геракл в будущем примет участие в походе на Трою.
  
   Привел кобылиц Диомеда, которые питались человеческим мясом. Самого царя убил. Кобылиц, кажется, принесли в жертву. С кобылицами он поступил иначе, чем с чудовищами дикими: не убил, но позволил принести в жертву. Это значит, что Эго-комплекс становится более зрелым - и отказывается от прежней склонности осуждать и обесценивать содержания бессознательного. Отдать богам - значит, отдать на рассмотрение коллективному сознанию.
  
   Потом он принес три яблока Гесперид с западного края земли. По просьбе Геракла яблоки сорвал Атлант. Геракл обещал ему подержать небесный свод, пока Атлант отнесет их Эврисфею. Обманул Атланта: попросил подержать небо, пока пристроит себе подушку на голове. Эврисфей подарил яблоки Гераклу, но вмешалась Афина и отдала их обратно Гесперидам.
   Эврисфей символизирует тот аспект сознания, который традиционно считается трусливым и слабым - но именно он может оценивать опасность и создавать мотивы, чтобы справиться с нею. Яблоки Гесперид даровали вечную молодость, но Эврисфей не взял их себе. Это значит, что сознание теперь познает ограничения - собственные, а также присущие вообще человеческой природе.
  
   Позднее Геракл привел коров Гериона из-за Тартесса, по пути сделав Гуркулесовы столбы. Пастух Герион, с тремя туловищами и тремя головами, был убит Гераклом. Убит и сторожевой пес Орф, сын Гериона и Эхидны. По пути часть коров украл разбойник Как; Геракл нашел их по мычанию и вернул. Встретил полудеву-полузмею, с которой зачал скифов.
   Этот сюжет повествует уже о том, как трудна интеграция столь архаичных содержаний. В образе Геракла Эго-комплекс приобретает божественные черты, но и это не гарантирует от ошибок. Справиться с содержаниями архаической психики ему удалось - как с чудовищами, он расправился с пастухом и его псом. Но ничего нового этот контакт не дал - ведь сами коровы, из-за которых было затеяно это предприятие, оказались не так важны, как путь, проделанный ради них. Проблема сопровождкения содержаний коллективного бессознательного к сознанию намечена и в отрывке о краже коров и их возвращении. Впрочем, в двух последних сюжетах уже чувствуется, что только убийственная мощь не создает Эго. Может быть, поэтому именно здесь оказался весьма случайный отрывок о контакте с Анимой.
   И, наконец, он привел на землю адского стажа, пса Кербера, получив перед этим посвящение в Элевсине. Опыт смерти и воскресения оказался необходим для того, чтобы иметь дело с проблемами смерти. Однако, пес - страж границы царства мертвых, а вовсе не его суть. Дальше границы никакому герою проникнуть не дано. И прежде, спасая царицу Алкесту, Геракл имел дело не с самой смертью, а лишь с тем, кто уносит душу, с Танатосом - персонажем пограничным, как и Кербер. Поскольку это не сама смерть, то эти воплощения ее границы обесцениваются - Кербер оказывается перепуганным трехголовым псом, а Танатос в схватке с Гераклом трусит; оба быстренько убираются восвояси.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"