Сеновский Вадим: другие произведения.

Хэйтология-1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Об экономической природе ненависти.
    ОПЕРАТОР Расскажи про свои последние годы в школе.
    ДИМА С восьмого класса типа?
    ОПЕРАТОР Да.
    ДИМА Да ничего особенного не было. Ну, учились мы. Я помню было очень все странно. Школьную программу меняли каждый год. Помню, что никто не учился. Кроме может пяти человек во всем классе. Все вокруг рушилось, моих родичей, моих родителей уволили с работы. Смешно... почти одновременно. Вначале отца с завода пырнули, а потом мать уволили. Но это уже было когда я в последнем классе учился. Ваще это была родичей идея чтобы я закончил школу. У меня друзья пошли в техникумы, кто на автослесаря, кто на повара. Я тоже хотел, но мать в штыки.
    Опубликовано в сборнике "Ублюд постмодерна"

  ХЭЙТОЛОГИЯ-1
  Вадик Сено, 1999
  ОПЕРАТОР
  (за кадром)
  Скажи что-нибудь.
  ДИМА
  Что?
  ОПЕРАТОР
  Скажи как тебя зовут.
  ДИМА
  Меня зовут Дима. Я родился в тысяча девятьсот семьдесят шестом году. Фамилия - Колесников. Так нормально?
  ОПЕРАТОР
  Нормально. Только говори в камеру. На меня не смотри. Если хочешь, можешь иногда смотреть в сторону. Самое главное расслабься, говори как обычно. Иногда я тебе буду задавать вопросы, которые мы скорее всего потом вырежем. Если устанешь, скажи, мы остановим на перекур.
  ДИМА
  Понятно.
  ОПЕРАТОР
  Тогда начнем.
  ДИМА
  Я готов.
  ОПЕРАТОР
  (читает с бумажки)
  Как тебя зовут?
  ДИМА
  Мы же это уже делали?
  ОПЕРАТОР
  (несколько раздраженно)
  Это был тест. Сейчас скажи по новой.
  ДИМА
  Ааа! Хорошо.
  ОПЕРАТОР
  Как тебя зовут?
  ДИМА
  Меня зовут Дмитрий Колесников.
  ОПЕРАТОР
  Сколько тебе лет?
  ДИМА
  Мне недавно исполнилось двадцать три года.
  ОПЕРАТОР
  И ты все это время прожил в Риге?
  ДИМА
  Да. Родился в Риге, родители только-только переехали в новую квартиру в Межциемсе. Ну, пошел в детский сад. Правда я его плохо помню. Я вообще свои детские годы смутно помню. Потом пошел в школу, в семь лет. В школе ничем особым не отличился. Учился так себе, хуи пинал...
  ОПЕРАТОР
  (недоволен)
  Постарайся без мата. А то придется вырезать.
  ДИМА
  Хорошо.
  ОПЕРАТОР
  Расскажи про свои последние годы в школе.
  ДИМА
  С восьмого класса типа?
  ОПЕРАТОР
  Да.
  ДИМА
  Да ничего особенного не было. Ну, учились мы. Я помню было очень все странно. Школьную программу меняли каждый год. Помню, что никто не учился. Кроме может пяти человек во всем классе. Все вокруг рушилось, моих родичей, моих родителей уволили с работы. Смешно... почти одновременно. Вначале отца с завода пырнули, а потом мать уволили. Но это уже было когда я в последнем классе учился. Ваще это была родичей идея чтобы я закончил школу. У меня друзья пошли в техникумы, кто на автослесаря, кто на повара. Я тоже хотел, но мать в штыки.
  ОПЕРАТОР
  Расскажи про своих родителей.
  ДИМА
  Родители как родители. Отец родился в Воронеже. Мать здесь, в Риге. Отец в армии служил. Связистом. Мать всю жизнь в общепите проработала, до заведущей доработала. Я помню в советское время часто приносила домой печенье, конфеты. Всякую всячину.
  ОПЕРАТОР
  Они русские?
  ДИМА
  Да. Конечно.
  ОПЕРАТОР
  И как они относились к латышам?
  ДИМА
  Как и все русские, наверное. Ну там бывало приходили домой и говорили про то, какие латыши тупые. Лабритами называли. Да у всех так же. Конечно как стали нас, русских в смысле, прижимать здесь, то тогда больше. У них как бы злость была на них. Мать-то когда уволили, она много раз говорила что это из-за того, что она русская. На ее место ведь латышку поставили, без опыта работы. А еще отец часто рассказывал про то, как какой-то латыш его на работе крупно подставил. А там потом началось - ДННЛ, русские идите домой и все такое. Сейчас вспоминаю - неприятно как-то. Не то, что я их виню, латышей, но все это было темное время.
  ДИМА
  Покурить можно?
  ОПЕРАТОР
  Конечно.
  Дима курит.
  ОПЕРАТОР
  Готов?
  ДИМА
  Да.
  ОПЕРАТОР
  Расскажи, как ты познакомился с Бандой?
  ДИМА
  Я часто школу прогуливал и родителей часто дома не было, они приторговывали на рынке. Я тогда перепродажей талонов занимался. Тогда как раз талоны ввели на товары, и на каждый товар был свой - сигареты, спиртное, рис, мука. У нас курящих в классе было больше половины, всем сигаретные талоны были нужны. Так я ходил по квартирам и там где пенсионеры жили, скупал у них талоны на табак. А потом ребятам перепродавал. Неплохие деньги, а куда их девать? У нас одно кафе открыли, там шпана собиралась. Я туда вначале побаивался ходить, а потом меня Кеша, одноклассник, завел, познакомил с барменом. Ваней звали. Здоровый парень, боксер. В то время все еще в спортивных штанах ходили, помню.
  ОПЕРАТОР
  Продолжай.
  ДИМА
  Ну, и стал я там зависать почасту. Денег у меня было много, а там часто девки были с района. Шмары, в общем. Они дворовые девки, размалеванные, известные в своем деле. Ну и там была одна девчонка, молоденькая еще, пятнадцать лет где-то. Я ее несколько раз трахал по подъездам. Однажды подбегает и говорит - ко мне Гена пристает, разберись. А мне что, приперло? Ну а она за руку тянет. Выхожу - там стоят три пацана, ну эти, в штанах. Один на меня с бритвой выходит. Я ему говорю, что мне на девку-то плевать. Так что мы договорились, по кругу ее пустили.
  ОПЕРАТОР
  По кругу? Изнасиловали?
  ДИМА
  Почему изнасиловали? Ее до этого тоже по кругу пускали. Она брыкалась конечно, думала что я ее парень и буду ее перед всеми защищать, но мне-то лишние проблемы не нужны, к тому же кто хочет шмару в девчонки? Так вот. Так я и сдружился с Геной и его пацанами. Мы ходили по району, прохожих пугали. Ничего особенного.
  ОПЕРАТОР
  А родители?
  ДИМА
  А что родители? У них свои проблемы. Они видят - у меня денег достаточно, одежду я себе сам покупал. В общем не до меня им было.
  ОПЕРАТОР
  Расскажи подробнее про Банду.
  ДИМА
  Ну, было нас пять человек. Гену из школы выгнали, за то что он учителя избил. Был еще Мишка, он на авто-слесаря учился, но ему палец отрезало на станке, мастер сука неправильно закрепил сверло и Мишке бам! по пальцу. Он из хорошей семьи был, у него дома вся большая комната была книгами завалена, и нафталином пахло. Хотя у него мать немножко с ума сошла, алкоголичка. Так Мишок тоже немного съехал. Он любил целок трахать. Кто еще? А, Жека. Жека был культурист. Качался с утра до вечера, только ночью с нами ходил по дворам, но никогда не пил. Спортсмен, его мать! И последний в нашей компании был Руслик. Боязливый парень, мы его в качестве мальчика для битья держали. Такие в любой компании есть. Гадкий был парень, как и все слабаки. Он все любил поймать кошку и избить до смерти, в общем паскуда. Но он нам все время анекдоты рассказывал, так что без него было скучно.
  ОПЕРАТОР
  И когда вы перешли к более серьезным делам?
  ДИМА
  Быстро. Очень быстро. Мой бизнес с талонами перестал давать мне нужный доход, пенсионеры сами уже стояли на базаре и продавали. Гену отчим из дома выкинул за то, что тот украл у него куртку. У Мишки мать забрали в больницу. Так что настроение было херовое. А тогда кроме нашего двора у нас ничего и не было. Мы проводили ночи напролет в кафе. Напивались так, что блевали прямо там, внутри кафе. Ваня, бармен, вначале пытался возникать, но мы его припугнули. А тут однажды возвращаемся домой, вчетвером, без Жеки, и натыкаемся на группку латышей. Обычно они нас стороной обходят, а тут один подходит и с такой ухмылочкой спрашивает сколько время? Геныч ему начинает говорить, а тот руку поднимает и нам свои часы показывает, типа у него часы есть, а нас он спросил чтобы внапряг нам стало. Тут что с Генычем стало. Он чуть от бешенства весь не изошелся. Короче, отмоторили мы их всех. Даже Русла пару пинков им надавал. На следующий день просыпаюсь - в комнате дядя Леня, участковый наш. Говорит, что вчера в районе кто-то пятерых латышей измотороил, один из них в критическом состоянии, в реанимации. Ну, конечно, я сказал, что в кафе все время был, Ваня подтвердит.
  ОПЕРАТОР
  Никакой жалости ты не чувствовал?
  ДИМА
  Нет. Закон района. Не приставай к тем, кто может дать пизды тебе. Если бы эти козлы были умнее, то увидев нас обошли бы стороной.
  ОПЕРАТОР
  А к тебе латыши приставали?
  ДИМА
  Приставали. Когда я поменьше был. Помню ночью домой возвращался, я тогда в радиокружок был записан, бред конечно полнейший, но довольно интересно было, мы свою радиостанцию хотели сделать, потом правда распустили нас. Возвращаюсь, а на остановке какой-то пьяный латыш стоит. И, меня увидев, бежит, и что-то по-латышски орет. Я иду, не оборачиваюсь. Он меня догнал, в снег пнул и ногой по ребрам стукнул.
  ОПЕРАТОР
  Поэтому ты невзлюбил латышей?
  ДИМА
  Не знаю. Сколько помню, латыши были всегда отдельно, а мы отдельно. Своих латышей с нашего двора мы не трогали, но остальных, если попадутся под руку, -- били. Они нас тоже били, конечно. Не знаю, может родичи все время говорили, какие латыши уроды... У меня дружок был, у него отец был латыш, а мать - русская. Так они развелись. Он ей рассказывал про то, какой сучной народ русские, а она ему говорила, что он конченый латышский дегенерат. Парень чуть не покончил собой. Плакал ночами.
  ОПЕРАТОР
  Но если бы тебя спросили сколько время русские, ты бы их тоже побил?
  ДИМА
  Ну, русских мы всех знали. Район не очень большой, всех ребят можно по пальцам пересчитать. Конечно, бывало мочили друг друга в междуусобчике, но это было выяснение старого вопроса - кто круче.
  ОПЕРАТОР
  Что насчет убийства? Думал ли ты, что можешь убить человека?
  ДИМА
  Нет. Хотя, честно говоря я об этом не сильно думал. Убийство плохо, потому как засядешь за решетку на много лет. А зеки народ голимый. Конченые люди, гниль.
  ОПЕРАТОР
  Почему?
  ДИМА
  Да знал я зеков. Они подлые, злые. Ублюдки. То есть я знал, что убивать очень плохо. Но не потому что там Бог сказал или что, а просто потому, что я не хочу в тюрьму.
  ОПЕРАТОР
  Расскажи, что произошло той ночью, когда ты впервые убил.
  ДИМА
  Мы напились, как всегда. Были я, Руслик и Гена. Потом пошли домой, и пока Гена мочился, на него сзади какой-то молодчик налетел, и ножом его пырнул. Гена осел, но не заорал, застонал только. Зато Руслик такой вой поднял, я его по рылу треснул, чтобы заткнулся. А молодчик на меня с ножом бежит. Но так ему стремно стало, что в самый последний момент он развернулся и обратно побежал. Я за ним, налетелел, повалил. Бил его минут десять. Он вначале орал, потом всхлипывал, потом вообще стих. Убил я его.
  ОПЕРАТОР
  Как ты узнал?
  ДИМА
  Да что там узнавать... не сложно это.
  ОПЕРАТОР
  Что случилось дальше?
  ДИМА
  Не помню. Смутно все. Геныч кровью истекал. Руслик в кустах лежал. Я перевернул пацана, оказался одним из тех латышей, кого мы тогда избили. В общем, я Гену растормошил и мы с ним труп подняли и в канаву кинули.
  ОПЕРАТОР
  И никто ничего не видел и не слышал?
  ДИМА
  Ну, тогда люди по углам сидели, тихо. Если кто крики и слышал, то скорее всего еще и дверь подперли, чтобы не дай бог к ним не зашли. Опасное время было.
  ОПЕРАТОР
  Ну а почему?
  ДИМА
  Почему? Да делать было нечего. У народа работы не было, проводить время никак нельзя, кроме того, как в свинарнике водкой нажираться. Кому рожу набить - вот и вся цель в жизни.
  ОПЕРАТОР
  А образование?
  ДИМА
  Какое там образование? Я делал больше денег на талонах, чем мой отец на своем заводе, закончив школу, техникум, институт и получив двадцатилетний стаж. Нет. Денег в образовании не было.
  ОПЕРАТОР
  Вас не нашли?
  ДИМА
  Нет. Труп, конечно же, нашли. Но в этот раз к нам даже участковый не приходил. Убили и убили.
  ОПЕРАТОР
  И тут вы решили создать Банду?
  ДИМА
  Нет. Мы уже были бандой. Но Гена зол был на латышей. Этот парень ему брюхо основательно вспорол. Причем ножик-то грязный был, Геныч себе инфекцию заработал. Месяца два лежал в палате. Один раз мы ему фляжку с водкой принесли, он нам говорит, что неплохо было бы избавиться от латышей. Очистить район от них, вырезать как заразу. Мы согласились, но дальше шуточек ничего не пошло. Ну а Геныч, оказывается, в своей палате все решил основательно. Даже название нам придумал - Отпор. И как выпустили его из больницы, он изменился. Матерым стал. Достал стволы. Еще он в больнице на обезболивающие подсел. Так что голова у него была мутная.
  ОПЕРАТОР
  Вы его пытались отговорить?
  ДИМА
  Пытались. Хотя его понять можно было. Злой он был. Его же почти убили. Да и мы злились. Вокруг все становилось хуже и хуже. Латыши совсем разошлись. Всех военных сослать собрались, гражданство никому не давать, образование на латышском. Родичи на стену лезли от безысходности. И по телику показывали эти злые перекошенные рожи, которые плевали на красные знамена и пиздели на русских. Я злился так же как и все. Я же родился в Риге, поэтому считал себя таким же обладателем права на полноценную жизнь, как и латыш. В общем, дерьмово себя чувствовал. Геныч же все конкретно продумал. До малейшей детали. Он достал жэковские списки и выписывал все латышские фамилии. Говорил, что надо идти по квартирам и вычищать дом за домом от лабритской дряни. Мишка с ним первее всех согласился. У него голова совсем съехала. Он доктора избил, когда он его матери про алкоголизм стал говорить. Руслик в сторонке держался. Он был парень расчетливый, больно не хотел в мокрые дела ввязываться. А я хоть и зол был на латышей, но все же не меня ножом пырнули - так что энтузиазма во мне было поменьше.
  Дима курит.
  ДИМА
  Вот, значит. Геныч нам ультиматум поставил. Либо мы суки трусливые, либо мы начинаем чистку. Дом 13. Это его юмор был. Тринадцать, несчастливое число. Порешили идти в воскресенье вечером. Чтобы все были дома, как он сказал. У Геныча к тому времени арсенал оружия был офигительный. Два дробовика, четыре пистолета, ножи, сабли, наган. Я взял наган, Мишка пистолет, Геныч взял саблю, а Руслик дробовик. Жека в то время с нами перестал общаться, он качался как сумасшедший, с нами встречался очень редко и я чувствовал, что мы ему неприятны, как будто мы плохо на него действуем или что, не знаю.
  /ПАУЗА/
  Часов в девять вечера мы пошли. Геныч взял с собой план квартир и пометил красным цветом латышские. Начинать решили сверху. Девять этажей, по четыре квартиры, кроме первого, на котором только три - всего тридцать пять квартир. Из них двадцать квартир были латышскими. Первой жертвой стала квартира тридцать пять, самая последняя, в которой жила латышская семья. Кстати, на девятом этаже живут самые ублюдские люди. Туда обычно вселяют администраторов домов, они всегда следят за крышей, чтобы никогда туда не входил.
  /ПАУЗА/
  В общем, мы вошли в лифт, молча доехали до восьмого этажа, поднялись пешком на девятый, по словам Геныча это спутает карты ментам, хотя никто не понял почему, Геныч нажал кнопку звонка. Через минуту кто-то жалобно спросил кто там. Геныч сказал, что сантехник. Или что-то в этом роде. Маленький мальчик открыл дверь. Мы вошли, спросили у него сколько людей дома. Оказалось: его сестра, мать и отец. Геныч с Мишкой согнали их в большую комнату. Они молчали. Геныч перерезал их всех ножом, чтобы не стрелять. Всех. Даже парня и маленькую девочку.
  /ПАУЗА/
  Мы захлопнули дверь и спустились этажом ниже. Я помню, что у нашей следующей жертвы была красивая дубовая дверь и такой переливчатый звонок, на который как-то даже стыдно нажимать - один раз нажал и он трезвонит с минуту. Внутри - молодожены. Геныч засунул им в рот полотенца и перерезал глотки. Он делал это так аккуратно и с таким равнодушием, словно он разделывал куриц. В следующей квартире, на этом же этаже мы столкнулись с проблемой - мужик не открывал дверь. Геныч, конечно же, рассчитал и такой исход - захватил с собой лом, мы взломали дверь и ворвались внутрь. Потом мы полчаса искали мужика, который, как оказалось, забился в комод! Я убил его. Я помню, что мы перестали соображать. Каждый из нас отделился от тела, наши действия стали автоматическими. Звонить. Взламывать. Искать. Убивать. Мы прошли где-то пять квартир, в шестой нас ждал сюрприз. Вместо латышей в квартире под номером 24 жила русская семья. Я помню, что тогда Руслик сорвался. Орал, брыкался. Мы связали всю семью. Мать, Отец, Сын, Бабушка. Заодно пришлось связывать и Руслика. Его глаза... на них было страшно смотреть. Не выдержал он.
  /ПАУЗА/
  Мы успели еще пройти три квартиры, перед тем, как нас схватили менты. Точнее не схватили. Они ворвались в квартиру, когда мы уже собирались уходить. У Геныча в руках был дробовик, который он отобрал у Руслика, и он успел выстрелить, скорее всего замочил пару ментов, я не уверен. Но менты были повсюду, снизу кричали что-то. Не знаю почему, но мы решили спуститься на лифте. Конечно же, менты отключили лифт, так что мы застряли посередине. Тут-то Геныч и пустил себе пулю в голову. Никогда не думал, что из головы может вылететь столько кровищи. В общем, остались только мы с Мишкой, все в крови, в голове звенит от выстрелов. Где-то через десять минут нас вытащили из лифта и повязали. Вокруг было дофигища ментуры, машин двадцать. И скорой помощи еще больше. Все с мигалками, весь район мигал синим светом. Вспыхивал и погасал. Я помню, что было очень красиво.
  ОПЕРАТОР
  Ты раскаиваешься?
  ДИМА
  Да. И нет. Я не хотел никого убивать. Детей мне особенно жалко. Но нельзя во всем винить нас. Мы убдюдки. Я знаю это. Но все они, все ублюдки. Политики, латыши, русские... Все. Все мы. Кто-то мог бороться, кто-то держал в себе. Кого-то все это не задело. Кстати, знаешь, что случилось с Жекой?
  ОПЕРАТОР
  (шелест бумаги)
  Нет. Я не знаю. Мне ничего не сказали.
  ДИМА
  Тоже убил. Я всё никак не пойму почему. Из всех нас он был самым сильным, что ли? Он качался, как бешенный, чтобы все это говно вокруг не стало частью его. А в конце концов однажды, возвращаясь с тренировки, убил мужика, который с испугу было спустил на него собаку. Знаешь как?
  ОПЕРАТОР
  (тихо)
  Нет.
  ДИМА
  Ручкой. Шариковой ручкой. Она у него в тот момент в руках была. Тридцать с лишком ранений. А потом вскинул труп на плечо, отнес его в участок и сдался ментам.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"