Сондерс Джордж: другие произведения.

Побег из логова паука

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Escape from Spiderhead - Фантастический рассказ одного из признанных мастеров короткой прозы - Джорджа Сондерса, по которому на Netflix выходит полнометражный фильм.

  Побег из логова паука
  
  Автор: Джордж Сондерс
  Перевод: Вадим Сеновский
  
  'Включаю подачу?' - говорит Абнести из громкоговорителя.
  
  'Что там?' - спрашиваю я.
  
  'Очень смешно', -- отвечает он.
  
  'Подтверждаю', -- говорю я.
  
  Абнести давит кнопки на пульте. Мой мобипак жужжит. Вскоре внутренний дворик начинает выглядеть очень даже симпатичным. И всё такое супер-детализированное.
  
  Я, как и требуется, говорю вслух всё, что чувствую.
  
  'Дворик вполне симпатичный', -- говорю я. 'Супер-отчетливый'.
  
  Абнести говорит: 'Джефф, давай взбодрим твои речевые центры?'.
  
  'Хорошо', -- говорю я.
  
  'Включаю подачу?' -- говорит Абнести.
  
  'Подтверждаю', -- говорю я.
  
  Он добавляет в раствор VerbaluceTM, и вскоре я уже испытываю те же самые чувства, но описываю их гораздо лучше. Дворик все еще симпатичный. Кусты кажутся такими плотными, и солнце всё выгодно подчеркивает. Кажется, что в любой момент здесь появятся англичане из викторианской эпохи, со своими чашечками чая. Как будто дворик стал олицетворением домашней мечты, навсегда отпечатанной в сознании людей. Как будто с помощью этой современной сценки я наконец смог распознать умозаключения античной эпохи, рассуждениям о которых предавались Платон с современниками, скажем так -- я приметил вечное в недолговечном.
  
  Я сидел, полностью поглощенный этими раздумьями, пока эффект VerbaluceTM не начал выветриваться. В этот момент дворик опять стал просто симпатичным. Что-то было в этих кустах и всём прочем. Хотелось просто прилечь здесь, греться в лучах солнца и думать о хорошем. Если вы понимаете, о чём я.
  
  А потом выветрилось и остальное, и я уже ничего особенно не испытывал от вида дворика. Правда, во рту пересохло и в животе образовалось что-то неуютное, что всегда бывает после приема VerbaluceTM.
  
  'Что классно в этом препарате', -- говорит Абнести. 'Так это то, что, представим парню нужно ночью бодрствовать, охраняя периметр. Или он у школы ждет своего ребенка и заскучал. А рядом какой-то кусочек природы. Или егерю приходится работать две смены подряд'.
  
  'Да, это круто будет', -- говорю я.
  
  'Это ED763', -- говорит он. 'Мы думаем назвать его NatuGlide. Или может ErthAdmire'.
  
  'Оба неплохо звучат', -- отвечаю я.
  
  'Спасибо, что помог, Джефф', -- говорит он.
  
  Это то, что он всегда говорил.
  
  'Что ж, остался всего-то миллион лет', -- говорю я.
  
  Это то, что я всегда ему отвечал.
  
  Затем он говорит: 'Джефф, теперь выходи из внутреннего двора и направляйся в Малое Помещение N2'.
  
  II
  
  В Малое Помещение N2 они прислали бледную тощую девчонку.
  
  'Ну, что думаете?' -- спрашивает Абнести из громкоговорителя.
  
  'Я? Или она?' -- спрашиваю я.
  
  'Оба', -- отвечает Абнести.
  
  'Да, ничего вроде', -- говорю я.
  
  'Ну, нормальный', -- говорит она. 'Обычный'.
  
  Абнести просит нас дать более точную оценку: насколько красивые, насколько привлекательные.
  
  Оказалось, что мы оба испытывали друг к другу средние чувства: не было ни большого влечения, ни какого-то отвращения.
  
  Абнести спрашивает: 'Джефф, подаю препарат?'
  
  'Подтверждаю', -- говорю я.
  
  'Хэзер, подаю препарат?' - спрашивает он.
  
  'Подтверждаю', -- отвечает Хэзер.
  
  Мы уставились друг на друга, как будто спрашивая: хорошо, и что дальше?
  
  Что было дальше, так это то, что вскоре Хэзер стала выглядеть супер-привлекательно. И я видел, что она думала то же самое обо мне. Это чувство пришло так резко, что мы оба засмеялись. Как мы сразу не увидели, насколько мы симпатичные. К счастью в помещении была кушетка. Подозреваю, что в нашем препарате был также ED556, который снижает чувство неловкости до нуля. Потому что практически сразу мы занялись этим на кушетке. Между нами разгорелась супер-страсть. И не просто как у трахающихся кроликов. Страсть, но правильная страсть. Как будто ты мечтал об определенной девушке всю свою жизнь и вот, внезапно, она появилась у тебя в объятьях.
  
  'Джефф', -- говорит Абнести. 'Дай мне разрешение взбодрить твои речевые центры'.
  
  'Ни в чем себе не отказывай', -- говорю я, лежа под ней.
  
  'Подаю препарат?' -- спрашивает он.
  
  'Подтверждаю', -- говорю я.
  
  'Мне тоже?' -- спрашивает Хэзер.
  
  'И тебе', -- с хохотком говорит Абнести. 'Подаю препарат?'.
  
  'Подтверждаю', -- стонет она, задыхаясь.
  
  Вскоре, почувствовав действие попавшего в кровь VerbaluceTM мы уже не только классно трахаемся, но и потрясающе говорим. То есть, вместо того чтобы использовать типичный словарный запас занимающихся сексом (все эти 'о да', 'о боже' и 'да, да!'), мы фристайлим наши ощущения и мысли, вычурным языком театральных актеров, при помощи временно увеличенного на 80% словарного запаса, четко оформленные мысли, которые записывались для последующего анализа.
  
  Мои чувства можно было примерно описать так: изумление от осознания того, что эта женщина буквально на глазах создается моим собственным воображением, используя мои самые потаенные, глубоко запрятанные желания. Наконец-то, после всех этих лет (я так думал), я нашел идеальную комбинацию тела/лица/ума, воплощающую всё то, что я считал желанным. Её вкус, эта копна светлых волос, обрамляющая невинное и одновременно дерзкое личико (в этот момент она уже была подо мной, вытянув ноги высоко вверх), даже (очень не хочется опошлить или обесценить испытываемые мной в тот момент благородные чувства) спазмы, которые создавало ее влагалище, плотно обтягивая вонзающийся в нее мой член были именно тем, чего я всегда жаждал, даже если до этого момента почему-то никогда этого не осознавал.
  
  Иными словами: приходит возбуждение и практически одновременно приходит удовлетворение этого возбуждения. Как будто (а) я бредил вкусить что-то до этого совершенно неизведанное, (б) до того момента, когда это желание становилось уже совершенно невыносимым, и ровно в этот момент (в) я надкусывал фрукт, ошарашивающий тем самым желанным вкусом, безупречно утоляя моё сексуальное желание.
  
  Каждое слово, каждое новое движение наших тел убеждало нас в одном: мы знали друг друга целую вечность, мы были созданы друг для друга, встречались и любили друг друга в бесконечном количестве прошлых жизней, и будем продолжать встречаться и влюбляться во множестве будущих, неизменно с переходящей границы возможного страстью.
  
  Затем последовало трудно описуемое, но от этого не менее реальное погружение в череду воспоминаний, которые лучше всего можно представить как лишенный нарратива выстроенный разумом пейзаж, т.е. серия смутных картинок мест, в которых я никогда не бывал (какая-то покрытая соснами долина, высоко в белоснежных горах, шале в тихом уголке, в саду которого растут широченные, низкорослые деревья из детских сказок), каждая картинка вызывает глубокую сентиментальную тоску, и все эти чувства объединяются и затем сокращаются до острой, но приятной тоски по Хэзер, единственной Хэзер.
  
  Этот феномен построения мысленных образов сильнее всего проявился во время нашего третьего (!) раунда любовных утех. (Видимо Абнести добавил в препарат дозу VivistifTM).
  
  Позже, из нас, перебивая друг друга, лились полные метафор и сложных языковых конструкций признания в любви. Не побоюсь сказать, что в этот момент мы превратились в поэтов. Нам позволили просто так лежать, сцепившись телами, не меньше часа. Это было блаженство. Это было безупречно. Это было что-то невероятное: спокойное счастье, которое не увядает от прорастающих под ним молодых ростков новой страсти.
  
  Мы обнимались со страстью/сосредоточенностью, которые легко могли соперничать с теми страстью/сосредоточенностью, с которыми мы трахались. Я хочу сказать, что мы испытывали ничуть не меньшие чувства от того, что обнимали друг друга, чем от наших занятий любовью. Мы словно щенки тискали друг друга в супер-дружелюбной манере, прижимались как супруги, которые встретились первый раз после того, как один из них чуть не распрощался с жизнью. Всё казалось влажным, податливым, произносимым.
  
  Затем что-то в препарате перестало действовать. Думаю, что Абнести отключил VerbaluceTM. Может также ингибитор стыда. В общем, всё пошло на убыль. Внезапно мы почувствовали неловкость. Но всё ещё любили друг друга. Мы пробовали говорить без VerbaluceTM: получалось неуклюже.
  
  Но я все еще видел в ее глазах любовь ко мне.
  
  А я точно всё ещё любил её.
  
  Ну, почему бы и нет? Мы только что три раза подряд потрахались. Почему, вы думаете, они это называют 'заниматься любовью'? Именно этим мы и занимались три раза: любовью.
  
  Затем Абнести сказал: 'Даю препарат?'.
  
  Мы как-то подзабыли, что он все еще был здесь, следящий за нами через одностороннее зеркало.
  
  Я сказал: 'Точно надо? Нам очень нравится, как сейчас'.
  
  'Мы хотим попробовать вернуть вас в исходное состояние', -- говорит он. 'У нас еще есть чем сегодня заняться'.
  
  'Блядь', -- говорю я.
  
  'Уроды', -- говорит она.
  
  'Подаю препарат?' -- спрашивает он.
  
  'Подтверждаем', -- вторим мы.
  
  Вскоре что-то начинает меняться. То есть, она была прикольной. Симпатичная бледная девчонка. Но... ничего особенного. И я видел, что она точно так же думала обо мне, т.е. как бы говорила: и отчего был весь этот сыр-бор?
  
  Почему мы всё ещё голые? Мы быстренько оделись.
  
  Как-то неловко.
  
  Любил ли я ее? Любила ли она меня?
  
  Ха.
  
  Нет.
  
  Затем пришло время ей уходить. Мы пожали друг другу руки.
  
  И она ушла.
  
  Принесли обед. На подносе. Спагетти с курицей.
  
  Блин, я конкретно проголодался.
  
  Весь обед я думал. Как же странно. У меня осталась память Хэзер, память чувств, которые я испытывал к ней, память того, что я говорил ей. Я ободрал всё горло от того как много и как быстро я считал необходимым ей сказать. Но в плане чувств? Ничерта не осталось.
  
  Просто раскрасневшееся лицо и легкое чувство стыда за то, что три раза трахался на виду у Абнести.
  
  III
  
  После обеда пришла новенькая девушка.
  
  Тоже обычненькая. Темные волосы. Среднее телосложение. Ничего особенного, так же, как и Хэзер была ничего особенного.
  
  'Это Рэйчел', -- говорит Абнести по громкоговорителю. 'Это Джефф'.
  
  'Привет, Рэйчел', -- говорю я.
  
  'Привет, Джефф', -- говорит она.
  
  'Подаю препарат?' -- спрашивает Абнести.
  
  Мы подтверждаем.
  
  Было что-то очень знакомое в том, как я начал себя ощущать. Опять, внезапно, Рэйчел стала супер-симпатичной. Абнести запросил подтверждение на улучшение наших речевых центров при помощи VerbaluceTM. Мы подтвердили. Вскоре мы опять начали трахаться как кролики. Вскоре мы опять восхваляли нашу любовь как красноречивые сумасшедшие. Опять определенные ощущения появлялись чтобы утолить мою безнадежную жажду именно этих ощущений. Вскоре память идеального вкуса Хэзер была переписана ощущаемым сейчас вкусом Рэйчел, и, удивительно, этот вкус намного больше соответствовал тому, что я хотел в данный момент. Я испытывал небывалые эмоции, даже если эти небывалые эмоции были (я это понимал краешком сознания) точно теми же эмоциями, что я ощутил раньше к этой кажущейся теперь недостойной кукле Хэзер. Я хочу сказать, что Рэйчел была той самой. Ее извивающееся тело, ее голос, ее голодный рот/руки/лоно -- всё это было тем самым.
  
  Я просто так сильно любил Рэйчел.
  
  Затем последовала череда географических воспоминаний (см. выше): та же долина с соснами, то же шале, сопровождаемые той самой тоской-по-месту, мутирующей в тоску (в этот раз) по Рэйчел. Одновременно с этим, продолжая вырабатывать секскуальную энергию, такого уровня, что я мог бы это сравнить с постепенно стягивающей в районе сердца сладострастной резиновой лентой любви, плотно соединяющей нас, толкающей нас вперед. Мы горячо перешептывались (точными фразами, полными поэзии) о том, как давно мы знаем друг друга, т.е. вечность.
  
  И опять общее число наших занятий любовью составило три.
  
  Потом, как и прежде, всё пошло на убыль. Речи наши становились менее прекрасными. Слов - меньше, предложения - короче. Тем не менее, я любил её. Любил Рэйчел. Все, связанное с ней казалось идеальным: родинка на щеке, черные волосы, легкое подергивание попкой, как будто говорящие мне -- ммм, это было очень классно.
  
  'Даю препарат?' -- спрашивает Абнести. 'Постараемся сейчас вернуть вас в исходное состояние'.
  
  'Подтверждаю', -- говорит она.
  
  'Так, подождите-ка', -- отвечаю я.
  
  'Джефф', -- говорит в раздражении Абнести, как будто пытаясь мне напомнить, что я тут не по собственной воле, а потому что совершил преступление и сейчас отбываю свой срок.
  
  'Подтверждаю', -- говорю я. Бросаю на Рэйчел последний взгляд любви, зная (а она еще не знала), что это будет последний взгляд, полный любви, обращенный к ней.
  
  Вскоре она уже выглядела для меня обычно, а я - обычно для нее. Она, так же как ранее Хэзер, была смущена, будто говоря: что это только что было такое? Отчего это у меня так крышу сорвало от этого мистера Посредственность?
  
  Любил ли я ее? Или она меня?
  
  Нет.
  
  Когда пришло время ей уходить, мы пожали руки.
  
  Место, в котором мой мобипак хирургически соединялся с позвоночником в районе поясницы, болело от всех этих многочисленных смен позиций. К тому же я очень устал. К тому же мной одолело чувство печали. Откуда печаль? Разве я не был самцом? Разве не я поимел двух девчонок шесть раз в течение одного дня?
  
  И все же, честно говоря, я был печальнее печали.
  
  Наверное, мне было печально оттого, что понятие 'любовь' оказалась не настоящим? Или не слишком настоящим? Наверное, мне было грустно, что любовь может казаться такой настоящей, а в следующую минуту исчезнуть, просто из-за того, что проделывал со мной Абнести.
  
  IV
  
  Перекусив, я направился в Центр управления, к Абнести. Центр походил на Брюхо Паука. А помещения были его лапками. Иногда Абнести вызывал нас поработать к себе, в брюхо паука. Или, как мы его называли: Паучье Брюхо.
  
  'Садись', -- говорит он. 'Посмотри в Большое Помещение N1'.
  
  В Большом Помещении N1 находились Хэзер и Рэйчел, сидевшие бок о бок.
  
  'Узнаешь их?' -- спрашивает он.
  
  'Ха', -- отвечаю я.
  
  'Так', -- говорит Абнести. 'Сейчас тебе нужно будет выбрать, Джефф. Вот, во что мы тут играем. Видишь пульт? Представим, что ты нажмешь эту кнопку и Рэйчел получит дозу DarkenfloxxTM. Или вот эту кнопку и тогда Хэзер получит DarkenfloxxTM. Понял? Тебе надо выбрать'.
  
  'У них в мобипаках DarkenfloxxTM?' -- спрашиваю я.
  
  'У вас у всех в мобипаках DarkenfloxxTM, дурачина', -- по-доброму произносит Абнести. 'Верлен добавил его туда в среду. В преддверии этого эксперимента'.
  
  Услышав это, я занервничал.
  
  Представьте момент, когда вы чувствовали себя хуже всего и умножьте теперь на десять. И это даже не приблизится к тому, как ужасно ты себя чувствуешь под DarkenfloxxTM. Помню тот раз, когда они пустили его нам на Инструктаже, совсем ненадолго, в качестве демонстрации, треть от той дозы, которая была установлена сейчас на пульте Абнести. Так паршиво я еще никогда себя не чувствовал. Все мы просто стонали, склонив головы, как будто спрашивая: как мы вообще могли считать, что жизнь стоила того, чтобы жить?
  
  Даже вспоминать об этом не хотелось.
  
  'Так, что ты решил, Джефф?' -- спрашивает Абнести. 'Даем DarkenfloxxTM Рэйчел? Или Хэзер?'.
  
  'Не могу сказать', -- говорю я.
  
  'Надо', -- настаивает он.
  
  'Не могу', -- говорю я. 'Это будет рандом'.
  
  'Ты считаешь, что твое решение будет случайным?' -- спрашивает он.
  
  'Да', -- отвечаю я.
  
  Я говорил правду. Мне было все равно. Как если бы это вы сидели сейчас в Паучьем Брюхе и я бы вас попросил выбрать: кого из этих двух незнакомых вам людей вы бы хотели отправить в долину смертной тени?
  
  'Десять секунд', -- говорит Абнести. 'Мы делаем проверку на остаточную привязанность'.
  
  Не то чтобы они обе мне нравились. Я, честно, чувствовал себя нейтрально по отношению к обеим. Как будто я даже их никогда и не видел, не то что трахался с ними. (Наверное я хочу сказать, что экспериментаторам определенно получилось вернуть меня в исходное состояние).
  
  Но, почувствовав один раз на себе DarkenfloxxedTM, я не хотел чтобы это кто-то испытал на себе. Даже если бы человек мне не очень нравился, даже если бы я его ненавидел, я бы все равно не готов был сделать это.
  
  'Пять секунд', -- говорит Абнести.
  
  'Не могу решить', -- говорю я. 'Это будет рандом'.
  
  'Точно рандом?' -- спрашивает он. 'Хорошо, тогда я дам DarkenfloxxTM Хэзер'.
  
  Я сижу, не двигаясь.
  
  'Вообще-то нет', -- говорит он. 'Я дам его Рэйчел'.
  
  Просто сижу, не двигаясь.
  
  'Джефф', -- говорит он. 'Ты меня убедил. Тебе без разницы. Никакого предпочтения. Я вижу это. Поэтому я могу ничего не делать. Видишь, что мы только что сделали? С твоей помощью? Первый раз. При помощи комбинации ED289/290. Которые мы сегодня тестировали. Признай, ты был влюблен. Дважды. Так?'.
  
  'Да', -- говорю я.
  
  'Сильно влюблен', -- говорит он. 'Дважды'.
  
  'Я же сказал - да', -- говорю я.
  
  'Но, только что ты никому не отдал предпочтение', -- сказал он. 'Значит, в обоих случаях не осталось и следа от настоящей любви. Ты полностью очищен. Мы накачали тебя кайфом, вернули назад и теперь ты сидишь здесь, в том же эмоциональном состоянии, в каком ты был до эксперимента. Это круто. Это мощно. Мы раскрыли суть загадочного вечного секрета. Это фантастический поворотный момент! Представь, что кто-то не способен любить. Теперь он или она сможет. Мы можем его заставить. Или кто-то слишком сильно любит? Или любит кого-то, кто считается неподходящим его или ее опекуном? Мы сможем эту хрень моментально уменьшить. Кто-то хандрит от безответной любви? Приходим мы, или его/ее опекун - и всё, больше нет хандры! Мы больше никогда, с точки зрения эмоционального контроля, не будем кораблями, дрейфующими в открытом море. Никто не будет. Мы видим дрейфующий корабль, мы забираемся в него и устанавливаем штурвал. Направляем его/ее в сторону любви. Или, наоборот, от нее. Как там поется: 'Все что вам нужно - любовь!'? Вот вам ED289/290. Можем мы остановить войны? Как минимум мы точно сможем их замедлить. Внезапно солдаты с враждующих сторон начинают бесконтрольно трахаться. Или, при малых дозах, чувствовать к друг другу сильную симпатию. Или, скажем, у нас есть два конфликтующих диктатора, застывшие в смертельной схватке. При условии, что мы сможем разработать ED289/290 в форме таблетки, дайте мне возможность подмешать каждому диктатору такую пилюльку. Скоро они будут засовывать языки глубоко друг другу в глотки, а голубки мира пачкать пометом их маршальские погоны. Или, в зависимости от дозы, они хотя бы просто начнут обниматься. И кто нам помог всё это провернуть? Ты!'
  
  Все это время Рэйчел и Хэзер просто сидели в Большом Помещении N1.
  
  'Всё, девочки, спасибо', -- говорит Абнести в микрофон.
  
  Они уходят, не зная, как близко они были от того, чтобы получить DarkenfloxxTM по самое не хочу.
  
  Верлен уводит их через черный ход, т.е. не через Паучье Брюхо, а через задний двор. И это вообще-то не двор, а просто коридор с ковровой дорожкой, ведущий к нашим спальням.
  
  'Подумай, Джефф', -- говорит Абнести. 'Подумай, если бы у тебя был ED289/290 в ту роковую ночь'.
  
  Сказать по правде, меня уже тошнило от того, как часто он напоминал мне о той роковой ночи.
  
  Я начал сожалеть о содеянном практически сразу, и со временем сожалел все больше, и сейчас сожалел настолько, что его тыкание мне этим в лицо не давало нужного ему эффекта, я просто начинал считать, что он засранец.
  
  'Я могу идти спать?' -- спрашиваю я.
  
  'Еще нет', -- отвечает Абнести. 'До отбоя еще куча времени'.
  
  Затем он меня отправил в Малое Помещение N3, где уже сидел какой-то чувак.
  
  V
  
  'Роган', -- представился чувак.
  
  'Джефф', -- ответил я.
  
  'Как дела?' -- спросил он.
  
  'Нормально', -- ответил я.
  
  Мы долго сидели в напряжении, сохраняя полное молчание. Прошло минут десять.
  
  Да, у нас тут стремные типы тоже появляются. Я заметил на шее у Рогана татуировку крысы, которую только что пырнули ножом, отчего она, видимо, плачет. Но даже несмотря на плач она режет крысу поменьше, которая просто застыла в удивлении.
  
  Наконец, Абнести включает громкоговоритель.
  
  'Всё, ребята, спасибо', -- говорит он.
  
  'Это чё за хрень была?' -- спрашивает Роган.
  
  Хороший вопрос, Роган, подумал я. Почему мы просто молча здесь сидели? Так же, как до этого Хэзер и Рэйчел просто так сидели. И тут меня осенило. Чтобы проверить мою догадку, я рванул в Паучье Брюхо. Помещение, которое Абнести намеренно никогда не закрывал, чтобы показать, что он нам полностью доверяет и не боится.
  
  И угадайте, кто же там был?
  
  'Привет, Джефф', -- говорит Хэзер.
  
  'Джефф, свали', -- говорит Абнести.
  
  'Хэзер, скажи-ка, мистер Абнести не просил только что тебя решить, кому из нас -- мне или Рогану -- ввести немного DarkenfloxxTM?' -- спрашиваю я.
  
  'Да', -- отвечает Хэзер. Должно быть ей дали дозу VeriTalkTM, потому что она не пыталась уйти от ответа, несмотря на укоряющий взгляд Абнести.
  
  'Вы случайно не трахались недавно с Роганом, Хэзер?' -- спрашиваю я. 'Так же как со мной? И ты не влюбилась ли в него, так же как в меня?'.
  
  'Да', -- отвечает она.
  
  'Хэзер, ну реально', -- говорит Абнести. 'Сейчас кляп засуну'.
  
  Хэзер оглянулась в поисках кляпа, на VeriTalkTM всё воспринимаешь слишком буквально.
  
  Вернувшись к себе, я окончательно сложил два и два: Хэзер спала со мной три раза, скорее всего она столько же спала с Роганом, так как для чистоты эксперимента Абнести должен был дать мне и Рогану равные дозы VivistifTM.
  
  И тогда, говоря о частоте эксперимента, оставалась еще одна незавершенная часть. Если я знал Абнести, он везде старался соблюдать симметрию, так что не должен ли теперь Абнести провести опрос Рэйчел, чтобы узнать кому бы она с большей радостью дала DarkenfloxxTM -- мне или Рогану?
  
  По окончанию короткого перерыва, мои подозрения подтвердились: мы снова сидим с Роганом, в Малом Помещении N3!
  
  Мы опять долго сидим и молчим. Он в основном чесал свою маленькую крысу, а я старался смотреть на него так, чтобы он не заметил.
  
  Затем, так же как в прошлый раз, Абнести включил громкоговоритель и произнес: 'Все, ребята, спасибо'.
  
  'Дай-ка угадаю', -- говорю я. 'Рэйчел сейчас у тебя'.
  
  'Джефф, если ты не перестанешь, я тебе...', -- говорит Абнести.
  
  'И она только что отказалась давать DarkenfloxxTM мне и Рогану', -- прерываю я.
  
  'Привет, Джефф', -- говорит Рэйчел. 'Привет, Роган!'.
  
  'Роган', -- говорю я. 'Ты сегодня, случайно, не трахался с Рэйчел?'.
  
  'Было дело', -- отвечает Роган.
  
  Мозг быстро прокручивает ситуацию. Рэйчел трахалась со мной и Роганом. Хэзер тоже трахалась со мной и Роганом. Все трахались друг с другом, влюблялись, а потом переставали любить.
  
  Какие чокнутые засранцы придумали этот эксперимент?
  
  Не поймите меня неправильно, я участвовал в разных чокнутых проектах, как например, когда мне дали что-то, что позволяло реально слышать музыку, и когда они поставили Шостаковича, мне казалось что надо мной летают настоящие летучие мыши, или когда я перестал чувствовать ноги, но, тем не менее продолжал стоять более пятнадцати часов без движения перед муляжом кассового аппарата, одновременно чудесным образом получив возможность без проблем в уме вычитать и делить многозначные цифры.
  
  Но все эти чокнутые проекты в подметки не годились этому.
  
  Я уже и представить не мог, что они придумают завтра.
  
  VI
  
  Правда, сегодняшний день еще даже не закончился.
  
  Меня опять позвали в Малое Помещение N3. И там опять сидел какой-то незнакомый мужик.
  
  'Привет, я Кит!' -- говорит он, подлетая с протянутой рукой.
  
  Он был высоким глотком южного воздуха -- белоснежные зубы и вьющиеся волосы.
  
  'Джефф', -- говорю я.
  
  'Очень рад знакомству', -- отвечает он.
  
  Мы опять сидим молча. Стоило мне посмотреть на Кита, как он тут же обнажал свою ослепительную улыбку и иронично мотал головой, как будто говоря: 'странная у нас работёнка, парень'.
  
  'Кит', -- спрашиваю я. 'Ты случайно не знаешь двух телочек - Рэйчел и Хэзер?'.
  
  'Конечно знаю', -- отвечает Кит. Его зубы пялятся на меня.
  
  'А ты, случаем, сегодня не переспал по три раза с каждой из них?' -- спрашиваю я.
  
  'Парень, ты чё это, экстрасенс?', -- спрашивает Кит. 'Ты мне сейчас мозг взорвешь, чувак!'.
  
  'Джефф, ты сейчас нам нарушаешь всю чистоту эксперимента', -- говорит Абнести.
  
  'Значит, с тобой сейчас Рэйчел или Хэзер', -- говорю я. 'И она пытается решить'.
  
  'Что решить?' -- спрашивает Кит.
  
  'Кому из нас закинуть DarkenfloxxTM' -- отвечаю я.
  
  'Ууу' -- говорит Кит. Его зубы в испуге.
  
  'Не волнуйся', -- говорю я. 'Она этого не сделает'.
  
  'Кто?' -- спрашивает Кит.
  
  'Ну, кто бы там ни был', -- отвечаю я.
  
  'Так, всё ребята, спасибо', -- говорит Абнести.
  
  После короткого перерыва нас опять заводят в Малое Помещение N3, где мы опять сидим молча, и в этот раз Хэзер отказалась давать DarkenfloxxTM кому-либо из нас.
  
  Вернувшись к себе, я для наглядности даже нарисовал небольшую диаграмму, отметив стрелочками кто-спал-с-кем.
  
  Вошел Абнести.
  
  'Несмотря на твои выкрутасы', -- начинает он -- 'у Рогана и Кита была точно такая же реакция как у тебя. И у Рэйчел с Хэзер. Никто из вас в критический момент не смог решить, кому дать DarkenfloxxTM. Это супер. Что это значит? Почему супер? Это значит, что ED289/290 работает как надо. Он дает любовь, он ее забирает. Я думаю, что можно уже придумывать название'.
  
  'Эти девчонки трахались девять раз за день, каждая?' -- спрашиваю я.
  
  'Peace4All', -- говорит он. 'И LuvInclyned. Ты какой-то озлобленный. Ты озлобленный?'.
  
  'Чувствую себя слегка использованным', -- говорю я.
  
  'Использованным, потому что ты все еще что-то испытываешь теплые чувства к кому-то из них?' -- спрашивает он. 'Мне это нужно будет отметить. Злость? Ревность? Остаточное сексуальное желание?'
  
  'Нет', -- отвечаю я.
  
  'Ты реально ничуть не раздражен, что девчонка, которую ты любил, переспала еще с двумя парнями, и не только это, но и чувствовала точно такую же, по качеству/количеству любовь к этим парням, или, в случае с Рэйчел, готовилась испытывать к тебе, занимаясь сексом с Роганом? Кажется это был Роган. Или она трахалась первым с Китом. А затем уже в конце концов с тобой. Я уже подзабыл точные шаги. Но у меня все записано. В общем, хорошенько подумай над этим'.
  
  Я хорошенько подумал.
  
  'Ничего', -- говорю я.
  
  'Ну, все равно, есть над чем подумать', -- говорит он. 'К счастью, смена закончилась. Может быть у тебя остались вопросы? Что-то еще на уме?'.
  
  'Я член натер', -- отвечаю я.
  
  'Ну, что тут удивительного', -- говорит он. 'А ты подумай, какого твоим подружкам. Я попрошу Верлена принести мазь'.
  
  Вскоре пришел Верлен, принес мазь.
  
  'Привет, Верлен', -- говорю я.
  
  'Привет, Джефф', -- отвечает он. 'Ты сам намажешь или помочь?'.
  
  'Сам', -- говорю я.
  
  'Отлично', -- говорит он.
  
  Чувствовалось, что это он сказал искренне.
  
  'Выглядит не очень', -- говорит он.
  
  'Ага', -- отвечаю я.
  
  'Но в тот момент должно было быть неплохо, да?' -- спрашивает он.
  
  По его словам можно было подумать, что он мне завидует, но по выражению его лица, уставившегося на мой член, было ясно, что завистью там и не пахло.
  
  Затем я вырубился, заснув крепким сном.
  
  Как говорится.
  
  VII
  
  На следующее утро я еще спал, когда Абнести включил громкоговоритель.
  
  'Помнишь, что было вчера?' -- спросил он.
  
  'Да', -- говорю я.
  
  'Когда я спросил, какой из девчонок ты бы дал DarkenfloxxTM?' -- сказал он. 'А ты сказал - никакой'.
  
  'Да', -- говорю я.
  
  'Мне этого было достаточно', -- говорит он. 'Но Протокольному Комитету оказалось недостаточно. Недостаточно нашим Трём Богатырям Анальности. Собирайся ко мне. Нам нужно провести Подтверждающий Эксперимент. Это будет неприятно'.
  
  Я вошел в Паучье Брюхо.
  
  В Малом Помещении N2 сидит Хэзер.
  
  'В этот раз', -- говорит Абнести, 'по запросу Протокольного Комитета, вместо того чтобы я спрашивал какой из девушек дать DarkenfloxxTM, что комитет посчитал слишком субъективным, мы дадим DarkenfloxxTM одной из них, и тут не важно, что ты скажешь. И тогда уже посмотрим на твою реакцию. Как и вчера, мы тебе введем смесь из... Верлен? Верлен? Ты где? Ты тут? Как там было? Что в протоколе?'
  
  'VerbaluceTM, VeriTalkTM, ChatEaseTM', -- отвечает Верлен по громкой связи.
  
  'Точно', -- говорит Абнести. 'Ты пополнил мобипак? У него с количеством всё в порядке?'.
  
  'Пополнил', -- говорит Верлен. 'Пока он спал. Я ведь тебе уже говорил, что сделал это'.
  
  'А у нее?' -- спрашивает Абнести. 'Её мобипак пополнил? У нее количества хватает?'.
  
  'Ты же рядом со мной стоял и всё видел, Рэй', -- отвечает Верлен.
  
  'Джефф, извини', -- Абнести обращается ко мне. 'У нас тут сегодня небольшая напряженность. Не самый простой день будет'.
  
  'Я не хочу, чтобы ты давал DarkenfloxxTM Хэзер', -- говорю я.
  
  'Интересно', -- говорит он. 'Потому что ты ее любишь?'.
  
  'Нет', -- говорю я. 'Я не хочу чтобы ты кому-либо давал DarkenfloxxTM'.
  
  'Понимаю тебя', -- говорит он. 'Это так мило. Но все же: этот Подтверждающий Эксперимент как-то связан с тем, что хочешь ты? Не сильно. Он связан с тем, что мы будем записывать то, что ты будешь говорить когда будешь наблюдать за Хэзер под воздействием DarkenfloxxTM. В течение пяти минут. Пятиминутный эксперимент. Поехали. Даю лекарство?'.
  
  Я не говорю 'подтверждаю'.
  
  'Вообще-то, ты должен гордиться', -- говорит Абнести. 'Мы выбрали не Рогана или Кита. Нет. Мы решили, что твой уровень словесной речи больше подходит под наши нужды'.
  
  Я не говорю 'подтверждаю'.
  
  'Почему ты так защищаешь Хэзер?' -- говорит Абнести. 'Можно подумать, что ты все еще любишь ее'.
  
  'Нет', -- говорю я.
  
  'Ты вообще ее ситуацию знаешь?' -- спрашивает он. 'Не знаешь. Официально и не можешь знать. Связана ли она с алкоголем, бандами, убийством несовершеннолетних? Не могу сказать. Могу ли я намекнуть, пусть совсем вскользь, что ее прошлое, жестокое и мрачное, мягко говоря не включало в себя собаку под именем Ласси и семейные застольные разговоры о Библии и бабушку, корпящую над вышивкой, закутавшуюся в плед у щелкающего камина. Могу ли я намекнуть, что если бы ты знал прошлое Хэзер, идея на миг заставить Хэзер испытать тоску, тошноту и ужас, не казалась бы тебе худшей идеей в мире? Но, к сожалению, я не могу этого сделать'.
  
  'Хорошо, хорошо', -- говорю я.
  
  'Ты же меня знаешь', -- говорит он. 'Сколько у меня детишек?'.
  
  'Пять', -- отвечаю я.
  
  'И как их зовут?' -- спрашивает он.
  
  'Мик, Тодд, Кэрен, Лиза, Фиби', -- отвечаю я.
  
  'Я что, монстр?' -- спрашивает он. 'Я разве не помню дни рождения каждого, кто здесь находится? Или если у кого-то вдруг обнаруживается грибковое воспаление в паховой области в воскресенье, я разве не прошу кое-кого съездить в аптеку за рецептурным лекарством, за которое плачу из своего кармана?'.
  
  Да, в тот раз он неплохо поступил, но то, что он это сейчас вспоминает выглядело не очень профессионально.
  
  'Джефф', -- говорит Абнести. 'Что ты хочешь от меня услышать? Ты хочешь чтобы я сказал, что мы можем отменить твои пятницы? Я ведь это легко могу сказать'.
  
  Это было ударом исподтишка. Пятницы для меня очень много значили. По пятницам у меня скайп-звонок с мамой.
  
  'Сколько мы тебе даем?' -- спрашивает Абнести.
  
  'Пять минут', -- отвечаю я.
  
  'Думаю, мы вполне можем давать десять', -- говорит Абнести.
  
  У мамы сердце кровью обливалось каждый раз, когда у нас заканчивалось время. Она чуть не умерла, когда они арестовали меня. Она чуть не умерла во время суда. Потратила все свои сбережения, чтобы меня перевели из настоящей тюрьмы в это место. Когда я был ребенком, у нее были длинные каштановые волосы, ниже пояса. Она их срезала во время суда. Затем они поседели. Теперь это был белый пучок размером с шапочку.
  
  'Включаю подачу?' -- спрашивает Абнести.
  
  'Подтверждаю', -- отвечаю я.
  
  'Подтверждаешь препарат для улучшения работы речевых центров?' -- спрашивает он.
  
  'Хорошо', -- говорю я.
  
  'Хэзер, привет!' -- говорит он.
  
  'Доброе утро', -- отвечает Хэзер.
  
  'Включаю подачу?' -- спрашивает он.
  
  'Подтверждаю', -- говорит Хэзер.
  
  Абнести нажимает кнопку на своем пульте.
  
  DarkenfloxxTM начинает действовать. Вскоре Хэзер начинает тихо всхлипывать. Затем встает, начинает ходить из стороны в сторону. Переходит на плач. Местами истеричный.
  
  'Мне это не нравится', -- говорит она дрожащим голосом.
  
  Затем ее тошнит в мусорное ведро.
  
  'Говори, Джефф', -- просит Абнести. 'Говори побольше и как можно детальнее. Давай воспользуемся этой ситуацией, насколько это возможно'.
  
  Все попавшее мне в вену оказалось первоклассным товаром. Внезапно я перехожу на убойный речитатив. Я рифмую все, что делает Хэзер, рифмую свои чувства о том, что делает Хэзер. В основном, я чувствовал следующее: Каждый человек рождается мужчиной или женщиной. Каждый человек с рождения испытывает, или, как минимум, имеет потенциал испытывать, обожание своего/своей матери/отца. Таким образом, каждый человек достоин любви. Наблюдая за страданиями Хэзер, я почувствовал, как волна нежности захлестнула мое тело, нежности, которую сложно отличить от огромного экзистенциального дурмана, в центре которого находилась яркая мысль: почему такие красивые, любимые вместилища становятся рабами глубокой боли? Хэзер представлялась мне горой оголенных нервных окончаний. Разум Хэзер обладал подвижностью, и мог быть полностью разрушен (болью, тоской). Как так? Зачем ее сделали такой? Такой хрупкой?
  
  Бедное дитя, думал я, бедная девочка. Кто тебя любит? Есть кто-то, кто тебя любит?
  
  'Постой, Джефф', -- говорит Абнести. 'Верлен! Ну, что думаешь? Чувствуются следы романтической привязанности в устных комментариях Джеффа?'
  
  'Я бы сказал - нет', -- отвечает Верлен по громкой связи. 'Это всё -- всего лишь базовые человеческие чувства'.
  
  'Отлично', -- говорит Абнести. 'Сколько времени до конца?'.
  
  'Две минуты', -- говорит Верлен.
  
  На то, что произошло дальше было мучительно смотреть. Под воздействием VerbaluceTM, VeriTalkTM и ChatEaseTM было невозможно перестать вслух описывать происходящее.
  
  В каждом Помещении стоял диван, стол и стул, все сконструированы так, чтобы их нельзя было разобрать. Хэзер принялась разбирать свой неразборный стул. Ее лицо - маска ярости. Она, что есть силы, билась головой о стену. Как разгневанный злой гений, Хэзер, это вместилище, обожаемое кем-то, сумела, в своей наполненной тоской ярости, разобрать стул, продолжая ломать головой стену.
  
  'Боже', -- сказал Верлен.
  
  'Верлен, взбодрись', -- говорит Абнести. 'Джефф, перестань плакать. Вопреки тому, что ты думаешь, в плаче не так много полезных данных. Пользуйся словами. Не дай этому пропасть даром'.
  
  Я пользовался словами. Я говорил уже не предложениями, а целыми главами, я был предельно точен. Я описывал и переописывал всё, что чувствовал, наблюдая за тем, что начала делать Хэзер, настойчиво, даже с какой-то особой красотой, со своими лицом/головой ножкой от стула.
  
  В его защиту стоит сказать, что Абнести сам был не в самой лучшей форме -- тяжело дышал, щеки красные, цвета алых леденцов, постукивал по экрану своего Мака ручкой, что он делал только в моменты стресса.
  
  'Время', наконец сказал он, отключая подачу DarkenfloxxTM на своем пульте. 'Блядь. Мотай туда, Верлен. Поживее'.
  
  Верлен побежал в Малое Помещение N2.
  
  'Говори, Сэмми', -- просит Абнести.
  
  Верлен щупает пульс Хэзер, поднимает руки ладонями вверх, так, что он становится похожим на Иисуса, только с шокированным, а не блаженным выражением лица, плюс у него очки, сдвинутые на макушку.
  
  'Вы что, прикалываетесь?' -- говорит Абнести.
  
  'Что теперь?' -- спрашивает Верлен. 'Что я--'.
  
  'Вы что, ёпта... прикалываетесь?' -- говорит Абнести.
  
  Абнести выскакивает с кресла, откидывая меня в сторону и вылетает через дверь в Малое Помещение N2.
  
  VIII
  
  Я возвращаюсь в свою спальню.
  
  В три Верлен включает громкоговоритель.
  
  'Джефф', -- говорит он. 'Пожалуйста, вернись в Паучье Брюхо'.
  
  Я возвращаюсь в Паучье Брюхо.
  
  'Мы очень сожалеем, что тебе пришлось это увидеть, Джефф', -- говорит Абнести.
  
  'Это было неожиданно', -- говорит Верлен.
  
  'Неожиданно и досадно', -- говорит Абнести. 'И извини, что я толкнул тебя'.
  
  'Она умерла?' -- спрашиваю я.
  
  'Ну, скажем, она не в лучшем состоянии', -- говорит Верлен.
  
  'Слушай, Джефф, такое случается', -- говорит Абнести. 'Это же наука. Наука исследует неизвестное. Не было известно, что сделают с Хэзер пять минут на DarkenfloxxTM. Теперь мы это знаем. Что еще мы теперь знаем, согласно профессиональной оценке Верлена твоих комментариев, так это то что ты действительно не испытывал даже остаточное романтическое влечение к Хэзер. И это очень важно, Джефф. Лучик надежды в это время печали для всех нас. Даже когда Хэзер уходила, образно говоря, в море на своем корабле, ты оставался непоколебимым, продолжая не испытывать к ней романтические чувства. Думаю, что протокольный комитет скажет - ребята в Ютике реально впереди планеты всей по качеству данных, которые они поставляют по ED289/290'.
  
  В Паучьем Брюхе наступила тишина.
  
  'Верлен, иди', -- говорит Абнести. 'Займись своим делом. Подготовь что нужно'.
  
  Верлен выходит.
  
  'Ты думаешь, мне это понравилось?' -- спрашивает Абнести.
  
  'Нет, так не выглядело', -- говорю я.
  
  'Нет, не понравилось', говорит Абнести. 'Мне это сильно не понравилось. Я человек. У меня есть чувства. Тем не менее, отложив в сторону личную грусть, все прошло хорошо. Ты отлично поработал. Мы все отлично поработали. Хэзер - особенно хорошо поработала. Я отдаю ей честь. Давай просто... давай просто доведем начатое до конца. Закончим это. Завершим последнюю часть нашего подтверждающего эксперимента'.
  
  В Малое Помещение N4 входит Рэйчел.
  
  IX
  
  'Мы что, собираемся теперь накачать DarkenfloxxTM Рэйчел?' -- спрашиваю я.
  
  'Подумай, Джефф', -- говорит Абнести. 'Как мы можем по-настоящему знать, что ты одинаково не любишь Рэйчел и Хэзер, если у нас есть только данные о твоей реакции на произошедшее с Хэзер? Включи голову. Я понимаю, ты не ученый, но Боже, ты же работаешь бок о бок с учеными целыми днями. Включаю подачу?'.
  
  Я не говорю 'подтверждаю'.
  
  'В чем проблема, Джефф?' -- спрашивает Абнести.
  
  'Я не хочу убивать Рэйчел', -- говорю я.
  
  'Ну, а кто хочет?' -- спрашивает Абнести. 'Я, что ли? Или ты, Верлен?'.
  
  'Нет', -- отвечает Верлен по громкой связи.
  
  'Джефф, ты слишком зацикливаешься на этом', -- говорит Абнести. 'Возможно, что DarkenfloxxTM убьет Рэйчел? Конечно. У нас есть прецедент с Хэзер. Но, с другой стороны, Рэйчел может оказаться сильнее. Она ведь даже физически немного больше'.
  
  'Вообще-то, она немного меньше', -- говорит Верлен.
  
  'Ну, может быть она пожестче', -- говорит Абнести.
  
  'В любом случае, мы отрегулируем ее дозу согласно весу', -- говорит Верлен. 'Так что'.
  
  'Спасибо, Верлен', -- говорит Абнести. 'Спасибо за разъяснения'.
  
  'Может быть покажи ему дело', -- говорит Верлен.
  
  Абнести передает мне дело Рэйчел.
  
  Верлен возвращается.
  
  'Читай и плачь', -- говорит он.
  
  Согласно делу Рэйчел, она крала ювелирку у своей матери, машину у отца, наличку у сестры, статуэтки из церкви. Её упекли за наркотики. Отсидев четыре срока за наркотики, она наконец отправилась в рехаб из-за наркотиков, затем из-за проституции, затем на так называемую закрепляющую реабилитацию, для тех, кто так часто бывал в рехабах, что выработал к ним иммунитет. Выглядит, что и к закрепляющей реабилитации у нее в итоге выработался иммунитет, потому что после этого произошел хет-трик: тройное убийство -- её дилер, сестра дилера и бойфренд сестры дилера.
  
  Было странно читать это, учитывая что мы с ней совсем недавно переспали и то, что я недавно любил ее.
  
  Тем не менее, я все еще не хотел убивать ее.
  
  'Джефф', -- говорит Абнести. 'Я знаю, что ты много над этим работал с Миссис Лэйси. Обсуждал убийства и так далее. Но это не твоя ответственность. Она наша'.
  
  'Даже не наша', -- говорит Верлен. 'А науки'.
  
  'Полномочия науки', -- говорит Абнести. 'Плюс её диктатура'.
  
  'Иногда наука паршиво себя ведет', -- говорит Верлен.
  
  'С другой стороны, Джефф', -- говорит Абнести, -- 'пару неприятных минут для Хэзер...'.
  
  'Рэйчел', -- говорит Верлен.
  
  'Пару неприятных минут для Рэйчел', -- говорит Абнести, -- 'и годы облегчений для буквально десятков тысяч недолюбливающих или перелюбливающих людей'.
  
  'Подсчитай это, Джефф', -- говорит Верлен.
  
  'Быть хорошим в маленьких вещах -- легко', -- говорит Абнести. 'А делать огромные хорошие вещи -- это намного сложнее'.
  
  'Включаю подачу?' -- спрашивает Верлен. 'Джефф?'.
  
  Я не говорю 'подтверждаю'.
  
  'Блядь всё, хватит', -- говорит Абнести. 'Верлен, как называется этот препарат? Который вводишь, и он тебя слушается?'.
  
  'DocilrydeTM', -- говорит Верлен.
  
  'В его мобипаке есть DocilrydeTM?' -- спрашивает Абнести.
  
  'DocilrydeTM есть в каждом мобипаке', -- говорит Верлен.
  
  'А он должен будет сказать 'подтверждаю' в этом случае?' -- спрашивает Абнести.
  
  'DocilrydeTM - класс 3, так что --', -- говорит Верлен.
  
  'Ну видишь, это как-то бессмысленно получается', -- говорит Абнести. 'Какой смысл в лекарстве для подчинения, если нам нужно получить разрешение пациента для его использования?'.
  
  'Нам просто надо запросить исключение', -- говорит Верлен.
  
  'И сколько эту хрень получать?' -- спрашивает Абнести.
  
  'Отправим бумажку в Олбани, получим бумажку в ответ', -- говорит Верлен.
  
  'Тогда давай уж поскорее', -- говорит Абнести, и они оба уходят, оставляя меня одного в Паучьем Брюхе.
  
  X
  
  Стало грустно. Возникло тоскливое, пораженческое чувство, что вскоре они вернутся, введут мне DocilrydeTM, заставят меня сказать 'подтверждаю', приятно улыбаясь, так как улыбаются люди под DocilrydeTM, и тогда в Рэйчел польется DarkenfloxxTM и я начну описывать, быстрым, слегка металлическим тоном, как говорят люди на VerbaluceTM/VeriTalkTM/ChatEaseTM, то, что Рэйчел, в этот момент, начнет с собой вытворять.
  
  Как будто всё, что мне нужно было сделать, чтобы опять стать убийцей - просто сидеть и ждать.
  
  И на это было сложно согласиться, особенно после моих занятий с Миссис Лэйси.
  
  'Насилие должно закончиться, злость должна уйти', -- она меня постоянно заставляла это повторять. Затем она просила меня заниматься Подробным Воспоминанием насчет моей роковой ночи.
  
  Мне было девятнадцать. Майку Аппелю - семнадцать. Мы оба были в умат. Он всю ночь ко мне приставал. Он был мельче, моложе, даже менее популярным. В итоге мы - у входа в 'Фриззи', катаемся по дороге. Он оказался проворным. Он оказался подлым. Я проигрывал. Я не мог в это поверить. Я был больше, старше, и, тем не менее, проигрывал? Вокруг нас, наблюдая, собрались почти все наши знакомые. Тут он уложил меня на лопатки. Кто-то засмеялся. Кто-то сказал: 'Бля, бедняга Джефф'. Рядом лежал кирпич. Я схватил его, вскользь ударил им Майка по голове. Теперь уже он лежал на лопатках.
  
  Майк сдался. То есть, тогда, лежа на спине, с кровью стекающей со лба, он сдался, посмотрев на меня особенным взглядом, как будто говоря: чувак, слушай, мы же не настолько серьезно это затеяли, а?
  
  Настолько.
  
  Не знаю как он, я - точно.
  
  Я до конца и не знаю, почему я это сделал.
  
  Это было что-то, связанное с выпивкой, и тем, что я был почти ребенком, и практически проигрывал, как будто кто-то дал мне ВзрывГнева или что-то вроде того.
  
  МоменталЯрост.
  
  ЖизнеГубитель.
  
  'Эй, ребята, привет!' -- говорит Рэйчел. 'Какие планы на сегодня?'.
  
  Я видел её ранимую голову, её неповрежденное лицо, руку, поднимающую ладонь, чтобы почесать щеку, ноги, движимые нервными волокнами, сельскую юбку, натягивающуюся, когда она скрещивала ноги.
  
  Вскоре всё это превратится в тушу, лежащую на полу.
  
  Надо было подумать.
  
  Зачем они собираются ввести DarkenfloxxTM Рэйчел? Чтобы услышать как я буду описывать это. Если меня тут не будет, они не услышат моего описания, и тогда они не будут этого делать. Как сделать так, чтобы меня тут не было? Я могу уйти. Как я могу уйти? Наружу из Паучьего Брюха вела одна единственная дверь, которая всегда была закрыта электронным замком, с другой стороны которой находился либо Барри либо Ханс, с электрической дубинкой под названием DisciStickTM. Могу ли я подождать, пока вернется Абнести, оглушить его и попытаться пробраться через Барри или Ханса, рвануть до главного выхода?
  
  Может тут, в Паучьем Брюхе, есть какое-то оружие? Нет, только подаренная тому на день рождения кружка Абнести, пара кроссовок для бега, коробка мятных леденцов, его пульт.
  
  Его пульт?
  
  Вот же придурок. Согласно инструкции он должен был его постоянно пристегивать к поясу. Иначе кто-то из нас мог бы воспользоваться им, чтобы без согласования получить любой препарат в инвентаре Мобипака: например, BonvivTM, или может BlissTymeTM или SpeedErUpTM.
  
  Или DarkenfloxxTM.
  
  Иисусе. А это один из вариантов решения.
  
  Страшный, конечно.
  
  В этот момент, в Малом Помещении N4, Рэйчел, видимо, считая, что в Паучьем Брюхе никого нет, поднялась и исполнила небольшой задорный танец, как будто жизнерадостная дочка фермера, выскакивающая на улицу, заметив приближающегося к их ферме деревенского парня, в которого она по уши влюблена, идущего с теленком под мышкой, или что-то вроде того.
  
  Почему она танцевала? Не было какой-то веской причины.
  
  Видимо, просто жизнь, бьющая ключом.
  
  Времени оставалось мало.
  
  Кнопки на пульте были подписаны.
  
  Старый добрый Верлен.
  
  Я нажал нужные кнопки и зашвырнул пульт в вентиляционную шахту, чтобы не было возможности изменить решение, и застыл на месте, не веря в то, что только что сделал.
  
  Зажужжал мой мобипак.
  
  Потёк DarkenfloxxTM.
  
  Затем накатил ужас, намного хуже чем я представлял. Вскоре моя рука уже на милю погрузилась в вентиляционную шахту. Затем я стал рыскать по Паучьему Брюху, в поисках чего-то, чего угодно. В конце концов стало совсем хреново: мне пришлось воспользоваться углом стола.
  
  Что такое смерть?
  
  На какой-то момент ты неограничен.
  
  Я воспарил над крышей.
  
  Я парил в небе, смотря вниз. Вот Роган, внимательно изучающий свою шею в зеркале. Вот Кит, делающий сет приседаний в нижнем белье. Вот Нед Райли, вот Б. Трупер, вот Гейл Орли, Стефан ДеВитт, все убийцы, все, наверное, плохие, хотя, в данный момент, я видел это немного с другой стороны. При рождении Бог дал им задание вырасти в полных отморозков. Был ли у них выбор? Была ли в этом их вина, когда они вываливались из утробы? Действительно ли они в этот момент, все еще покрытые плацентарной кровью, мечтали вырасти в насильников, темных героев, обрывателей чужих жизней? В этот святой миг первого вздоха/осознания (крохотные ручки сцепляются и разжимаются), было ли их самым ярким желанием подвести (при помощи огнестрельного оружия, ножа или камня) какую-то невинную семью к тяжелой утрате? Нет; и тем не менее их кривые судьбы долгое время бездействовали где-то внутри них, как семена, ждущие полива и солнечного света, дабы возродить жестокие, отравляющие жизнь побеги, эти вода/свет являлись требуемой комбинацией нейрологической предрасположенности и триггером общественной среды, которая трансформировала их (трансформировала нас!) в отребье и убийц этого мира, запачкивая жизнь окончателным, несмываемым проступком.
  
  Ого, подумал я, может я случайно подмешал VerbaluceTM в физраствор или как?
  
  Но нет.
  
  Это уже был только я сам.
  
  Я зацепился за что-то, застряв, в приседе, в желобе водостока, как призрачная горгулья. Я находился тут, и одновременно - везде. Я смог увидеть всё вокруг: комок листьев в водостоке, под моей прозрачной ногой; Маму, бедную Маму, в своем доме в Рочестере, скребущую душевую, пытаясь подбодрить себя тоненьким обнадеживающим мычанием; олень около мусорников, внезапно почувствовавший мое спектральное присутствие; маму Майка Аппеля, также в Рочестере, костистый, убитый горем флажок на крохотном кусочке идеально заправленной кровати Майка; Рэйчел, в Малом Помещении N4, прислушивающаяся к звукам моей смерти, исходящим от одностороннего зеркала; Абнести и Верлен, вбегающие в Паучье Брюхо; Верлен, приступающий к сердечно-легочной реанимации.
  
  Наступала ночь. Щебетали птицы. Птицы, пришло мне в голову, неистово праздновали окончание дня. Они были яркой манифестацией нервных окончаний Земли, закат солнца призывал их к действию, наполняя каждую лично нектаром жизни, нектаром жизни, вырывающимся в мир из каждого клюва, в виде характерной трели каждой птицы, зависящей от формы клюва, формы гортани, конфигурации грудной клетки и химического состава мозга: некоторые птицы одаренные прекрасным пением, некоторые обделенные; некоторые чирикающие, другие громогласно кричащие.
  
  Откуда-то что-то доброе спросило: хочешь вернуться назад? Это твое решение. Тело все еще выглядит подлежащим спасению.
  
  Не, думал я, не, спасибо, с меня достаточно.
  
  Единственным моим сожалением была Мама. Я надеялся, что когда-нибудь, в гораздо лучшем месте, мне выдастся шанс объясниться, и может быть она сможет испытать наконец гордость за меня, впервые за много-много лет.
   Из леса напротив, как будто в согласии с чем-то, птицы покинули деревья и устремились ввысь. Я присоединился к ним, летя рядом с ними, они не считали меня чем-то, отличным от них самих, и я был рад, рад, что первый раз за долгое время я не убил, и больше уже никогда никого не убью.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"