Серебрянников Павел Иванович: другие произведения.

След

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наброски к космоопере ближнего прицела (то, что сейчас опубликовано под названием "Ловушка непентеса")


   След
   - Масса луалуа, разрешите обратиться? - Василий стоял в дверях, изображая, в соответствии с древними рекомендациями, вид лихой и придурковатый, дабы своим размышлением не смущать начальство.
   - А, Васька. Заходи. - начальник отдела был сегодня с утра в хорошем настроении. - Что там у тебя?
   - Да вот... С Новосиба данные пришли по нашему запросу. Хотел бы посоветоваться. - Василий подошел к столу, и показал начальнику свой планшетный компьютер.
   - С Новосиба? Далековато. А что за данные-то?
   - Ну... Мы же по всем провинциям протектората запрашивали статистические аномалии. Они прислали. Глядите. Трое студентов НГТУ в среду купили билеты на электричку с пересадками до Семея. Туда и обратно, с пересадками в Черепаново и Барнауле. Билетами туда воспользовались в тот же день. Билетами обратно... Из Барнаула до Новосиба двое ехали на следующий день, один использовали только до Черепаново. А из Семея до Барнаула двое ехали только в пятницу, один билет из Семея так и остался неиспользованным.
   - Ну, пока ничего криминального. Студенты бичам билетами помогли. Формально нарушение, и даже по нашей части, а по факту мелочевка. Больше балла не натянуть.
   - Ну да. Теперь дальше. Вот видеозапись людей, которые ехали из Новосиба до Семея - Василий вывел на экран планшета видео. - На бичей не похожи.
   На видео были три человека: мужчина, женщина и пацан лет шестнадцати. На первый взгляд ничего необычного: одеты небогато и не в новое, с сумками - дачники или в гости к родне. Однако луалуа что-то углядел в этом видео - Василий с удовольствием отметил, как тот насторожился.
   - Вот, масса. Сначала... ну, посмотрите на них. Одежда не новая, но видно, что она на них на всех с чужого плеча, не обмята по телу и им самим в ней не очень комфортно.
   - Даже на полбалла не тянет.
   - Дальше, походка у обоих взрослых какая-то необычная, как будто они очень уставшие в самом начале поездки.
   - Ну, это интересно нам, но не котируется по официальной шкале. Баллы - штука формальная.
   - Не буду спорить, масса. Теперь самое интересное. Вот кадры в высоком качестве. Смотрите. Женщина выглядит лет на тридцать, максимум тридцать два. Если это ее сын, то когда она его родила???
   - Ну, по деревням это обычное дело.
   - По деревням, масса. А они из себя изображают горожан.
   - Значит, мачеха.
   - Тоже хороший вариант. Теперь смотрим дальше. Мачеха так будет себя вести?
   На экране женщина вдруг притянула пацана к себе и взъерошила ему волосы.
   - О! - подтвердил свой интерес луалуа. - Великоват пацан для таких тисканий, да еще на публике. Она его от камеры прячет?
   - Не иначе. И вот еще, масса, заметьте. - Василий отмотал видео на десять секунд назад. - Сама она от камер не прячется. Но пацана прячет. И... самое интересное. Она знает, что им надо прятаться. Но она сначала заметила камеру и только потом..
   - Хочешь сказать, она не знает, где камеры висят обычно?
   - Так точно, масса.
   - Уже интереснее. Но это максимум полбалла. Может быть, просто совпадение.
   - Не совпадение. Вот видео их прохода через турникеты в Черепаново и Барнауле. Видите, пацан уже в кепке с козырьком и изображает оживленный разговор с мужчиной, отворачивается.
   - Ну, хорошо, балл. Все равно очень мало.
   - По моим подсчетам, не балл, масса луалуа. Поездка не по своему билету - в одиночку балл, группой уже четыре. Подозреваемые не попадают в профиль нарушителей паспортного режима - три балла по таблице. Подозреваемый скрывает лицо систематически - балл. Вот сколько считать то, что она не знает, где висят камеры? Я думаю, еще балл на это накинуть можно - доказательство не строгое, но факт очень необычный. Уже девять баллов!
   - Ну хорошо, в Иркутске девять баллов тебе бы хватило для начала разработки. Но это-то запрос в другую провинцию, и не на статистику, а на разработку. Двенадцать баллов надо!
   - Да, но девять баллов это уже серьезно. Согласитесь, масса? То есть для официального запроса надо набрать еще три балла. Я вот что подумал. Если это люди со звезд, и они не хотят идти к нашему правительству, что и где им на Земле может быть нужно? Или, с другой стороны, куда они могут ехать, чтобы надо было ехать через Семей???
   - Как его, черт... Байконур???
   - Именно, масса луалуа! А также есть еще поближе такой город Приозерск возле Балхаша, там станции слежения. Вряд ли они в Байконуре надеются найти готовую ракету. Им, наверное, более интересна радиосвязь. И еще через Семей можно ехать в Цзюцзюань.
   - Это еще что такое???
   - Это китайский космодром во Внутренней Монголии. Глядите, масса луалуа. Статистического профиля людей со звезд у нас, понятно, быть не может. Но под априорный профиль это попадает подозрительно хорошо. Как, по вашему, тянет на три балла?
   - По мне, тянет... ах вот ты зачем пришел!
   - Так точно, масса луалуа.
   - Ну хорошо, на тебе эти три балла. - порывшись в ящике стола, луалуа достал бланк, проставил галочки в графах и размашисто подписался. - Можете слать свой запрос, масса офиса.
   - Слушаюсь, масса луалуа. - Василий вскочил, поправил форменную котеку и вытянулся по струнке, снова принимая лихой и придурковатый вид. - Разрешите идти?
  
   Результаты из Новосибирска пришли через два дня. Первые двое студентов из списка пошли в отказ: сказали, что ничего не знают, купить билеты по своим паспортам их попросил приятель, он и дал деньги, а зачем и почему, ничего не сказал. По психологическому профилю выглядело похоже, что они и правда ничего не знают, поэтому всерьез колоть и не стали.
   Третий товарищ, Кирилл Фролов с радиотехнического факультета, развязал язык сразу, как только его прижали, что по билетам он со среды до воскресенья ездил в Семей, а по данным из института он не пропустил ни одной пары.
   По словам Кирилла получалось, что билеты он купил по просьбе интернетного знакомого. Знакомый этот тусовался на форуме любителей доисходной фантастики, Кирилл знал его только по нику "хемульский хентай". Кирилл считал себя у этого хентая в долгу, потому что тот посоветовал ему какую-то совершенно замечательную но малоизвестную книжку про падших ангелов.
   В среду "хентай" внезапно появился в Новосибирске, позвонил из телефона-автомата и попросил вернуть должок путем покупки билетов. И еще попросил какую-нибудь старую цивильную верхнюю одежду на двух мужчин и одну женщину, но самих спутников "хентая" Кирилл не видел. По словесному портрету, "хентай" походил на пацана с видеозаписи.
   Пришлось писать еще один запрос, теперь уже хостинг-провайдеру форума, чтобы вычислить "хентая" по IP-адресу. Ответ пришел быстро: все входы от имени "хемульского хентая" происходили с одного компьютера, из школьной библиотеки поселка Усть-Баргузин.
   Дальше все удалось разрулить в один день. Шестнадцатилетних пацанов в Усть-Баргузине было немного, а завсегдатаев библиотеки среди них и того меньше. На словесный портрет, данный новосибирским любителем фантастики, похож был только один. Еще один запрос в Новосиб, и Кирилл Фролов уверенно опознал в своем виртуальном знакомом Михаила Толмачева, девятиклассника из Усть-Баргузина.
   Телефонный звонок в школу Усть-Баргузина, и выяснилось, что школу Михаил последнюю неделю прогуливал. Со слов родителей, он поехал к бабушке в Хужир помочь по хозяйству, мог застрять там до ледостава и должен был ходить в школу там. Звонок в Хужир - и ответ, что в прошлом году Михаил Толмачев у них, действительно, учился, и именно так, с осени и пока не встал лед, но в этом году про него ничего не знают.
   Картина складывалась неполная и неясная, но в доступных частях связная и непротиворечивая. Луалуа согласился не считать баллы - даже на глаз выходило, что фактов накопано на полноценное расследование. Василий сам хотел поехать в Усть-Баргузин, но луалуа уговорил его отправить туда стажера.
   Стажер уехал с горящими глазами - первое самостоятельное задание! Удобнее всего было бы, конечно, ехать по прямой, катером из Листвянки или прямо из Иркутска. Но пригодных для открытого Байкала катеров за конторой не числилось, а возиться с временной реквизицией не хотелось. Беднягу отправили на машине без шофера, ночью, по дороге вокруг озера.
   Он должен был прибыть в поселок к утру, и прибыл. Утром он вышел на связь, сначала по телефону от участкового полицая, просто доложиться, что прибыл. Василий его обругал, что не соблюдает конспирацию и пользуется публичной телефонной сетью. Следующий доклад был по транковому радиотелефону - они вызвали в участок отца этого самого Михаила Толмачева, но тут пошла радиопомеха, и остаток доклада Василий не расслышал.
   До вечера новостей не было. Уже в конце рабочего дня, Василий стажера еще раз вызвал по транковому, но аппарат не отвечал.
   К утру экстренно позвонили из управления полицай Верхнеудинска. Из Усть-Баргузина звонили из поселковой управы. Участковый с человеком в котеке из Иркутска и жителем поселка Павлом Толмачевым ушли в море на полицейском катере, и не вернулись до утра. А задувала сарма и вообще данные получались нехорошие. Василий сначала хотел попросить верхнеудинских полицаев, чтобы они его подождали, но те резонно предложили посчитать, сколько ехать до Верхнеудинска - а у них все-таки там своя проблема достаточно острая.
   Вариантов не было. У Василия не было полномочий на срочный заказ машины. Луалуа, осознав ситуацию, дал свой джип, правда без водителя. Василий ожидал разноса, но начальник, похоже, вспомнил, что это именно он и велел отправить стажера. Василий взял еще одного стажера в усиление, и они отбыли.
   Трасса на Верхнеудинск была построена еще до Исхода. С тех времен ее худо-плохо поддерживали в проезжем состоянии, в последние десятилетия даже в довольно приличном, но ни разу серьезно не реконструировали. Первый отрезок дороги, Култукский тракт, выходил из города через Синюшину Гору, мимо развалин доисходных спальных районов, огибал Шелехов, пересекал Транссиб по путепроводу, и после короткого прямого участка по долине Иркута поднимался по холмистым предгорьям Ольхинского плато.
   Хотя тракт начинался и заканчивался почти в одной точке с перегоном железной дороги Иркутск - Слюдянка, но по плато они шли разными путями. Железная дорога плутала по долинам рек, а автомобильная трасса шла вдоль гребня водораздельного хребта, по глухой тайге.
   Машин на трассе было немного. Однообразный пейзаж по обочинам утомлял, но дорога достаточно часто петляла, чтобы не позволить заснуть.
   Василий шел под сотню километров в час, иногда, под горку, разгонялся и чуть побольше. До Култука они добежали меньше, чем за час. Взятый темп обрадовал Василия, но непривычного к дальним поездкам стажера укачало, и пришлось сделать в Култуке остановку. Дальше Василий предложил напарнику сесть за руль самому - по его опыту, так укачивало меньше.
   Дальше дорога шла вдоль берега Байкала, часто приближаясь к железной дороге. Сразу после Слюдянки, до Байкальска, дорога петляла по горам, которые здесь плотно прижимались к берегу. За Байкальском горы отходили в сторону от озера, оставляя между собой и берегом равнину, местами довольно таки широкую. Здесь на дороге было много длинных прямых участков, и Василию пришлось развлекать стажера разговорами, чтобы тот не заснул.
   Здесь, на южной оконечности озера, стояла ясная и безветренная погода, никаких признаков сармы. Но Байкал большой, может и правда дальше на север - ...
   Два часа они ехали без остановок. За Мысовой и автомобильная, и железная дороги отошли от берега озера. Они по прежнему ехали по равнине - по краю широкой дельты и долины Селенги.
   Ближайший к Байкалу автомобильный мост через реку был только в Верхнеудинске, но Василий знал про способ сократить путь: в деревне Татаурово, в полусотне километров ниже по течению, была паромная переправа, а от нее - гравийная дорога до трассы на Баргузин. Если бы они прибыли в Татаурово к отправлению парома, это позволило бы им сократить дорогу больше чем на час.
   Дорога шла по лесу. Ни Селенги, ни гор за деревьями было не видно. Потом, внезапно, горы появились - сначала на дальнем, правом берегу, а потом и на ближайшем, левом. Широкая и плоская болотистая долина почти мгновенно превратилась в скалистое ущелье, по дну которого с ревом несла свои воды Селенга, крупнейший приток Байкала. Железная и автомобильная дороги теперь шли по полкам, прогрызенным в скалистом горном склоне.
   В Татаурово они прибыли за полчаса до отхода парома. Выигрыш по времени получался небольшим, но стажер утомился за три часа за рулем. Паром - ржавая баржа со спрятанными под палубой дизельными моторами - уже стоял у причала. Василий некоторое время боролся с соблазном помахать удостоверением и заставить его отойти пораньше, но решил, что лучше и ему передохнуть.
   Василий достал свой транковый телефон, доложился луалуа, что они ждут парома, а потом через коммутатор позвонил в Верхнеудинск. Там сказали, что выездная бригада доехала до Гремячинска, и у них сломалась машина. Василий не удержался от легкого злорадства.
   Впрочем, ему самому предстояло еще тридцать километров через горы по гравийной дороге, да и трасса на Баргузин не славилась хорошим состоянием. Джип, конечно, теоретически рассчитан на плохие дороги, но как он себя поведет в трехсоткилометровом пути?
   Паром застучал двигателями, загудел. По требованиям безопасности их со стажером заставили выйти из машины. Здесь ущелье было таким же узким, как и ниже по течению, но река делала крутой поворот и образовывала плес с относительно спокойной водой. Паром почему-то пошел не напрямую к правому берегу, а вниз по течению, обогнул остров и только потом причалил.
   Дальше асфальта уже не было. Василий, как более опытный водитель, сел за руль сам. Дорога, как и трасса на Верхнеудинск, карабкалась по вырубленной в скалистом склоне полке. Сейчас она шла уже не по долине Селенги, а вдоль ее притока, название которого Василий не помнил. Через двадцать километров пыльного грейдера, они снова выехали на асфальт. До Усть-Баргузина им предстояло проехать еще двести пятьдесят километров, через водораздельный хребет, по долине реки Кика и потом снова по берегу Байкала. А солнце уже приближалось к полудню.
   Асфальт на баргузинской трассе не шел ни в какое сравнение с верхнеудинским трактом, дорога была узкой и извилистой. Горячинска они достигли только через два часа, и Василий изрядно вымотался.
   Еще не доезжая Горячинска, Василий заметил первые признаки сармы. Небо было по-прежнему ясным, но вершины деревьев качались под сильным ветром, а на прямых участках дороги ощутимо задувало. В Горячинске же картина стала совершенно ясной. Над горами на западном берегу висели шапки облаков, а над озером дул ровный и сильный теплый ветер, разводивший весьма убедительную волну с белыми барашками. Брызги волн долетали до дороги в нескольких сотнях метров от воды.
   Дальше дорога шла вдоль озера по ровному берегу, но сильный боковой ветер не позволял развить высокую скорость: джип буквально отрывало от дороги. Василий испугался сажать за руль стажера.
   Вскоре они увидели бригаду верхнеудинских полицаев. Их машина - джип той же марки, что и у Василия, но желтого цвета с синей полосой по борту - стояла на обочине дороги. Водитель копался под открытым капотом, а сама бригада - двое полицаев, один, судя по погонам, в чине капитана - сидели внутри и резались в какую-то карточную игру.
   Водитель, увидев людей в котеках, взялся объяснять какие-то технические детали, но Василив взмахом руки его прервал. После коротких переговоров, они оставили водилу подавлять восстание машин, а сами с полицаями поехали дальше.
   У полицаев был транковый телефон, но они сказали, что не хотят сажать батарею, и потому свежих данных по обстановке в Усть-Баргузине у них нету. Василий все-таки заставил их позвонить в управление и доложить, что их подобрали, и все-таки попытаться узнать новости. В управлении сказали, что новости есть, и они плохие. Местные жители видели в озере перевернутую лодку, которую несло к берегу ветром и волнами. Им было велено ничего не трогать.
   Василий похолодел. С точки зрения обычной полицейской практики, дело выходило ясное: ушли на лодке, попали в сарму, дойти до берега не успели. Дело не то, чтобы обычное, но на Байкале очень даже нередкое. К осени Байкал немножко прогревается. В мелких заливах можно даже получать удовольствие от купания. Но в открытом море, двадцать минут в воде человек без гидрокостюма выдержать не может физиологически. Да еще наведенная сармой волна...
   А с другой стороны - очень удобно. Концы не просто в воде, они на километровой глубине. Но... Михаил Толмачев... у него двое родителей... Было... а может и осталось... черт их разберет, но не может такого быть, чтобы мать не знала абсолютно ничего. И круг поисков резко сужается. Если люди со звезд здесь, и если они не все уехали на Байконур, то они именно здесь. Скорее всего, в радиусе, который можно достичь за день на рыбацкой лодке.
   Василий высмотрел впереди на дороге купу деревьев, хотя бы немного закрывавшую от ветра, затормозил возле нее, и достал свой транковый телефон.
   - Алло, контора? Дайте луалуа. Занят? Знаете, у меня подозрение на синий код. Да, я знаю. Да, таким не шутят. Я не шучу. Синий код, официально. Жду.
   Василий нажал на кнопку отбоя, но уже через минуту телефон задребезжал.
   - Да, масса луалуа. У меня тут синий код.
   - Васька, мне тут из Верхнеудинска уже звонили. Ты уже на месте?
   - Нет еще, я чуть выше Гремячинска. Ветер сильный, быстро ехать не получается. Часа через полтора, наверное, будем. Вы это... собирайте усиление, какое можете. Я думаю, надо все население в плотную работу брать. И повод...
   Внезапно трубка затрещала и захрипела. Помеха. Точно такая же, какая вчера прервала доклад стажера. Гроза? Нет же, сарма грозы с собой не несет, да и сентябрь уже, какие к чертям грозы?
   Василий около минуты кричал в трубку, и напряженно слушал ответ, ожидая, что помеха кончится. Потом он нажал кнопку отбоя и попытался перезвонить. Механический голос из телефона забормотал про отсутствие несущей.
   Василий еще раз нажал кнопку отбоя и сел, пытаясь унять дрожь в руках. Сначала ему казалось, что дело о людях со звезд ему дали для смеха, чтобы, значит, побегал зря и принес пшик, мистификатора со шпагой. А теперь выходило...
   С одной стороны, синий код. За весь срок службы Василия в конторе не погибло ни одного сотрудника. Служба казалась непыльной, главным врагом - свои же сослуживцы, готовые подсидеть. А сейчас перед ним был реальный враг, невидимый, но готовый убивать. И мобильной связи нету, и усиление прибудет, в лучшем случае, ночью, а скорее к утру.
   И... черт, он хотел попросить луалуа заказать катера и обшарить побережье. Но сейчас сарма, ни одно плавсредство на Байкале от причала не отойдет, сколько ни махай корочками, ни полицейские катера, ни рыбаки.
   А с другой стороны, если это не мистификация, и если он это дело правда раскроет... десять сантиметров котеки ему обеспечено, а то и побольше. Есть за что бороться.
   Василий сел за руль и выжал сцепление.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"