Серебрянников Павел Иванович: другие произведения.

Самосогласованное решение: Глава 3. Инопланетные технологии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава наконец-то извлечена из временной петли. :) Степень вычитанности, наверное, не соответствует версии RC, но что уж есть.


Глава 3. Инопланетные технологии
   14 апреля 2978 по ансиблю, λ Змеи, Аккио (Рлаан)
   Примечание 1: В каждом из рлашских языков существует по несколько сотен слов, используемых для обозначения запахов. Имеются в виду слова, описывающие сам запах, и не производные от названия источника запаха, как русское слово "синий" не производно от названия никакого из синих веществ или предметов. Для перевода таких слов в этой главе использованы названия химических соединений, имеющих соответствующий запах. Важно отметить, что познания рлаши в химии (как органической, так и неорганической) вплоть до Третьего Контакта были крайне обрывочны и поверхностны, и состояли из подслушанных у людей сведений (часто неверно понятых) и фантазий, которые могли бы заинтересовать разве что схоластов и алхимиков земного Средневековья.
   Примечание 2: Рлаши имеют цветное зрение, но их цветовосприятие отличается от человеческого, а названия цветов производны от названий предметов и веществ.
   Примечание 3: Большинство упоминаемых физических величин, кроме времени суток и календаря, переведены в человеческие единицы. Короткие интервалы времени измеряются в человеческих секундах.
   Примечание 4: Время суток указано в соответствии с рлашийской системой измерения времени. Сутки на Аккио приблизительно равны 1.2 земных. Рлаши делят солнечные сутки (от одного прохождения солнца через меридиан до следующего) на тридцать часов. Часы отсчитываются от полдня. Каждый час, в свою очередь, делится на шесть пятиминуток или тридцать минут. Минута составляет, в среднем за год, 116.4 человеческих секунд.
   Короткие интервалы времени рлаши отмеряют по пульсу: когда рлаши напрягает мышцы, сжимающие челюсти, он довольно хорошо слышит удары пульса в артериях, снабжающих мозг. Минуту условно принимают за 96 ударов пульса.
   Время суток определяется по солнечным часам. Обычно в качестве гномона используются вершины отдельно стоящих деревьев, но иногда для этой цели специально устанавливают шесты на открытом месте. Циферблат гномона ориентируется по звёздам или по прохождению солнца через меридиан в день осеннего равноденствия и размечается верёвочным циркулем. Каждое пастбище использует точное локальное солнечное время. Для целей коммуникации используется локальное солнечное время коммуникатора клана. В этом смысле, можно сказать, что каждый клан имеет собственное поясное время.
   Год на Аккио составляет 1.62 земного.
   Примечание 5: Названия аккийских животных и растений даны в соответствии с отчетами посадочной партии ковчега "Беловодье", 2156-57 годы. Сами рлаши для перевода названий на русский язык используют ту же номенклатуру.
   Сшаакху приснился странный сон. Во сне он сидел в узком пространстве, похожем на берлогу -- но стены берлоги были не земляные, а покрытые каким-то странным мягким веществом, несомненно сделанным, но непохожим не только на природные материалы, но и на оставшиеся от людей металлы и пластмассы. Перед его глазами была гладкая штука, похожая на поверхность воды, но матовая и не горизонтальная. На этой поверхности -- или, скорее, сквозь эту поверхность -- были видны какие-то другие штуки, уже совсем непонятные -- движущиеся разноцветные линии, ромбы и эллипсы, а посередине поверхности -- штука (Сшаакх откуда-то знал, что эта штука самая главная) в форме перекрестия двух прямых линий. На каждой из линий было множество засечек, размещённых через равные интервалы, как будто отмеченных по циркулю. Движениями передних лап Сшаакх мог управлять движениями главной штуки. Откуда-то он знал, что его работа состоит в том, чтобы навести перекрестие на какой-то из ромбов цвета крови (но ни в коем случае не на ромб цвета травы!), а когда наведёт -- прижать зубами ещё одну маленькую штуку, засунутую ему в рот.
   Как только Сшаакх сжимал зубы, стены пространства начинали трястись, а откуда-то снаружи раздавался страшный грохот, серии частых и громких ударов, каждый как будто от ударившей вблизи молнии, но идущие друг за другом с такими короткими интервалами, что сливались в единый звук. Все время, пока Сшаакх держал зубы сжатыми, грохот продолжался.
   Иногда -- далеко не каждый раз -- нажатие штуки во рту приводило к тому, что пара из ромба и эллипса меняла цвет с кровавого на белый, а ромб с эллипсом совмещались и Сшаакх откуда-то знал, что это означало, что он хорошо сделал свою работу. Пар кровавых ромбов и эллипсов было множество, они заполняли всю поверхность, а пар травяных ромбов и эллипсов было очень мало, и Сшаакх почему-то знал, что это очень плохо. Но это было не только плохо, это означало также, что Сшаакху нужно хорошо делать его работу. Очень хорошо. Как можно лучше.
   Потом... Сшаакх не успел понять, что произошло. Он услышал и одновременно почувствовал всем телом страшный удар, и стены пространства, в котором он находился, стали быстро разогреваться. Одновременно с ударом он почувствовал страшную боль в ушах. Он откуда-то знал, что эта боль называется "разгерметизация". Он точно не знал, как это слово переводится на рлашский, но знал, что оно обозначает смерть. И также он знал, что смерть -- это не худшее, что может с ним произойти, но это тоже очень плохо. С этой мыслью Сшаакх проснулся.
   Жена смотрела на него с испугом.
   - Ты кричал. -- Сказала она.
   - Что я кричал?
   - Какое-то человеческое слово. Я даже не могу воспроизвести. "Разкхе..." и дальше ещё что-то. Длинное слово.
   - "Разгерметизация"?
   - Да, очень похоже. А что это означает?
   - Понятия не имею. "Раз", это приставка, может означать распределённость действия. "Бросать" - "разбросать", "идти" - "разойтись". И ещё что-то. У людей странные правила использования приставок, одна и та же приставка у разных слов может означать совсем разные вещи. А "герметизация"... Не помню. Какой-то технический термин. Надо будет спросить у нашего мнемоника.
   - А что тебе снилось?
   - Что-то очень странное. Я даже не знаю, как рассказать.
   - Что-то про людей?
   - Не знаю. Что-то совсем непонятное. Много странных вещей и событий, для которых я не знаю названия. Но что я точно могу сказать, что все, что я видел или к чему прикасался, скорее всего, было сделанным. -- Сшаакх употребил русское слово, не имевшее точного перевода на рлашский.
   - И единственное название оказалось человеческим?
   - Что-то типа того. Но самих людей в моем сне не было. Были, правда, ещё запах 3-метил-3-сульфанилгексанового спирта, который описывают как специфически человеческий, и запахи фенола и сернистых терпенов, которые часто упоминаются при описании запаха человеческих пластмасс до того, как они начали разлагаться.
   - Ты, наверное, слишком много думаешь о людях.
   - У меня работа такая. - Сшаакх сказал еще одно русское слово.
   Снаружи уже рассвело. Солнечные лучи пробивались через пальмовые листья, служившие крышей открытой части логова.
   - Вставать, наверное, уже пора. -- Сшаакх потянулся передними лапами, насколько позволяло пространство логова, и запел по русски:
   Обезьяна встала очень рано
   Обезьяна съела два банана
   Обезьяна шла без чемодана
   - А как дальше? - спросила жена
   - Не знаю. Человек, который пел эту песню, сам её целиком не помнил. -- Сшаакх ещё раз потянулся, на этот раз задними лапами. -- Как всё-таки вставать неохота...
   - Так не вставай.
   - Так работа же.
   - О, да. Работа. С этой работой, неудивительно, что тебе снятся люди и меркаптановые запахи. Может быть, ты сегодня без меня справишься?
   - Попробую. -- Сказал Сшаакх и несколько раз лизнул супругу по лбу и между ушей.
   Она довольно заурчала, свернулась на освободившемся месте клубком, положив голову на задние лапы, и закрыла глаза. Сшаакх выбрался из логова.
   У них с женой было неглубокое полуоткрытое логово, вырытое под корнями земляничного дерева. Углублять пещеру было опасно, это могло нарушить корневую систему. Открытая часть логова была закидана хворостом и пальмовыми листьями, которые часто приходилось менять из-за прожорливых паутинокрылов-древоточцев. Жена часто ворчала, что их логово похоже на гнездо болотных леопардов. Но ни камфорных деревьев, ни кипарисов, под корнями которых можно выкопать нормальную пещеру без риска для здоровья и устойчивости дерева, в лесополосах, окружающих их пастбище, не было.
   Снаружи пахло изопреном и циклическими и ациклическими монотерпенами от деревьев межевой лесополосы, а ещё транс-1,10-диметил-транс-9-декалолом от влажной почвы. Солнце взошло недавно, и роса ещё не высохла. Над пастбищем ещё висел лёгкий туман, быстро рассеивающийся под лучами солнца. День обещал быть ясным и довольно жарким.
   В небе, высоко над уровнем тумана, вились стаи моллюскоядных рукокрылов. Прислушавшись, можно было услышать их стрекот. Это тоже предсказывало ясную погоду -- рукокрылы пасутся на тех высотах, где барражируют реактивные пиявки, а раз пиявки держатся высоко - ...
   Сшаакх поточил когти о лежащее рядом с выходом из логова бревно, потянулся -- сначала передними лапами, потом выгнув спину на вытянутых лапах -- и начал вылизываться. Целиком вылизываться он не стал, только живот и задние ноги, и ещё пригладил гриву намоченной языком передней лапой. Закончив с груммингом, он пошёл будить учеников.
   Учеников у него было пятеро, трое парней и две девушки. Младшая из девушек, Рлукка, строго говоря, не была ученицей. Пять лет назад, на севере, у самого тропика, в долине реки Акшарла, дождей выпало существенно меньше нормы, и на пике сухого сезона начались пожары. Много скота погибло, и кланы из долины реки Акшарла просили всех, кто может, принять беженцев. Рлукка пришла к ним слишком взрослой и прожила слишком мало времени, чтобы считаться приёмной дочерью. Она спала, работала и тусовалась вместе с учениками, хотя и была младше их на два года. Строго говоря, она не была даже ещё девушкой. Первая течка у нее должна была наступить только в это осеннее равноденствие, или в следующее весеннее.
   Логово у учеников было ещё хуже, чем у Сшаакха с женой. Мало того, что оно было полуоткрытым. В сезон дождей его с дивным постоянством затапливало, да и в сухой сезон оно часто отсыревало. Поэтому ученики предпочитали спать на открытом воздухе. Сшаакх думал -- и нередко говорил об этом жене -- что это пастбище именно потому и отдали под проект, что в его межевых лесополосах было сложно выкопать нормальное логово.
   Сегодня ученики опять спали на открытом воздухе, в тени развесистой клюквы. Ночь была ясная, поэтому они сбились в кучу, как однопометники. Присмотревшись, Сшаакх с некоторым удивлением отметил, что это не куча, а регулярный штабель, похожий на то, как укладывают дрова для просушки. Мальчишки лежали нижним слоем, на боку, каждый прижавшись животом к спине соседа, а девушки лежали на них сверху и поперёк. Рику, вторая из девушек, лежала на спине, поджав передние лапы и растопырив задние. Сшаакх вспомнил, что люди во время Первого Контакта почему-то считали, что рлаши, спящие в такой позе, выглядят очень забавно. Сам он в этой позе ничего забавного не видел.
   Подойдя к ученикам, Сшаакх прокашлялся и сказал по-русски:
   - Вставайте, граф, вас ждут великие дела.
   - А сколько времени? -- Недовольным голосом спросила Рику по-рлашски.
   - Ещё раз и по-русски, пожалуйста. -- Мрачно сказал Сшаакх.
   - С женой вы по-рлашски разговариваете. -- Ещё более недовольным голосом сказала Рику.
   - Она выходила замуж за меня, а не за проект. А вы пришли на проект.
   Рику что-то недовольно и нечленораздельно проворчала, потом повторила вопрос по-русски:
   - Так времени-то сколько?
   - Без десяти двадцать три. Скоро уже обезьяны придут.
   - А кто такой граф?
   - Не знаю. -- Ответил Сшаакх. -- Люди во время Первого Контакта время от времени будили друг друга такой фразой, но до выяснения, что такое "граф", как-то руки не дошли. Наверное, это что-то относящееся к правительству.
   - Почему эти обезьяны не могут приходить, как нормальные рлаши, вечером или ночью? --- Спросил кто-то (по придушенному голосу Сшаакх не смог опознать, кто именно) из нижнего слоя штабеля.
   - Потому что они в темноте плохо видят. -- Терпеливо объяснил Сшаакх. - Вы вставать-то когда будете?
   Из глубины штабеля послышались возня, ворчание и тот же придушенный голос сказал:
   - Когда девчонки с нас слезут.
   - Сейчас. -- Сказала Рику.
   Она подняла вверх все четыре лапы и перекатилась на бок, прямо через головы мальчишек. С нижнего яруса штабеля послышалось недовольное ворчание и не очень внятные жалобы на отдавленное ухо.
   - Ну извини. -- Голос Рику свидетельствовал о чём угодно, только не о глубоком и искреннем раскаянии.
   - Ты ещё ворочалась всю ночь. -- Пожаловался тот же голос, теперь уже менее придушенный, так что Сшаакх смог узнать Нкхаара. -- И мне лапой чуть в глаз не наступила.
   - А это потому что вы проспорили. -- С довольным видом сказала Рику и, задрав хвост трубой, пошла драть когти. Неподалеку в лесу было засыхающее дерево, которое ученики специально выбрали для этой цели.
   Рлукка слезла гораздо более аккуратно, специально посмотрев, чтобы никому не отдавить хвост. Освободившись от гнёта, мальчишки тоже начали вставать и потягиваться. Проспорили. Интересно, о чем они опять спорили?
   Пари не были рлашийским изобретением. Во время Первого Контакта, двое людей постоянно спорили друг с другом на щелбаны. Спорили они про всякую ерунду: какая завтра будет погода, что означает незнакомое рлашское слово, содержит ли этот фрукт витамин C... При этом, щелбаны они друг другу не выставляли сразу, а вели счёт, и задолженность обычно измерялась несколькими десятками.
   Во время Первого Контакта, рлаши позаимствовали у людей несколько развлечений, в первую очередь, конечно, "футбол по человеческим правилам" (с воротами, нельзя толкаться передними лапами, выпускать когти, брать мяч зубами, а игрокам кроме вратаря также прикасаться к мячу двумя лапами одновременно). До знакомства с людьми, рлаши часто притаскивали из болот плоды-поплавки водяного ореха, сушили и использовали в качестве игрушек, но они считались детским развлечением. "Человеческие правила" позволили легализовать мяч в качестве достойного занятия для взрослых
   В отличие от футбола, идея пари не вызвала у рлаши большого интереса. Но, как и все остальное, связанное с людьми, рлаши её запомнили. Пожалуй, за всю историю Проекта, Рику был первой, кому идея пари запала в душу. Она постоянно ходила и предлагала всем встречным с ней о чем-нибудь на что-нибудь поспорить. В качестве выигрыша предлагались, обычно, вылизывание или, наоборот, укус за ухо. А сейчас вот, значит, она предложила спорить на то, кто будет спать сверху.
   Сшаакх почувствовал прикосновение к своему боку в районе плеча. Он посмотрел налево вниз и встретился глазами с Рлуккой, которая тёрлась лбом об его плечо, как ребенок. Поймав его взгляд, она посмотрела на него снизу вверх, заискивающе и с детской улыбкой:
   - Господин учитель, а исполните, пожалуйста, родительские обязанности.
   - Какие? - спросил Сшаакх.
   - Вылижите мне спину.
   - А мальчишек попросить?
   - Они, похоже, на нас с Рику обиделись. А я еще, к тому же, линять начинаю.
   - Ну ложись. - С наигранным неудовольствием сказал Сшаакх.
   - На бок?
   - Лучше, наверное, на живот.
   Рлукка легла, сначала в позу, которую люди называли позой сфинкса: лапы под телом и вытянуты вперед, голова поднята. Потом, повозившись, она придала лапам более расслабленное положение и положила голову на передние лапы. Сшаакх провел языком ей по загривку, против шерсти вдоль хребта. Рлукка окончательно расслабилась и заурчала, как ребенок.
   По расцветке, Рлукка была типичной северянкой. У тропической расы шерсть имеет землистый или болотный, даже, наверное, слегка травяной оттенок, с охристыми подпалинами, где темная шерсть спины переходит в светлую шерсть груди и живота. А у Рлукки шерсть была чисто серая, даже слегка небесного оттенка, как у горного леопарда, с почти белым подпушком. Отличался и узор. Вместо неровных рядов овальных пятен, её шкура была украшена яркими чёрными полосами с резкими краями.
   Шерсть у неё была короткая, но очень мягкая и с густым подпушком. С настоящей шубой северной расы Рлукка бы просто не выжила в тропиках -- даже если бы она проводила все светлое время суток, отлеживаясь в тени, она схватила бы тепловой удар в первый же полдень сухого сезона.
   Ген длинношерстности у рлаши рецессивный, а смешанные браки между расами не так уж редки, так что, даже выйдя замуж за парня тропической расы, она вполне имеет шанс родить длинношерстных детей. И их придется отдавать на усыновление на север, или всей семьей переселяться.
   И она, действительно, начинала линять. Проведя языком ей по спине всего три раза, Сшаакх был вынужден остановиться и счистить с языка лапой налипшие волосы. Конечно, шерсти все равно придется наглотаться. Нужно будет потом еще пощипать травы для очистки желудка. Вернувшись к вылизыванию, Сшаакх сказал по-рлашски:
   - А хасскажи мме скажку, пока я тегя лижу?
   - А почему не по-русски? - Хихикнула Рлукка.
   - Чтогы говохить по хусски, огяхательно мухем яхык. - Терпеливо объяснил Сшаакх. - А у мемя как хаз яхык и хамят.
   - А сказку надо по-русски?
   - Кхомешшмо. - Русское слово получилось у Сшаакха невнятным, но разборчивым.
   - Откуда ж я знаю русские сказки? Я, лучше, попробую на ходу перевести.
   - Так гхаже лушше. - Согласился Сшаакх.
   - Ну ладно. Старик со старухой жили возле Хгхланапе... Это на самом севере, за полярным кругом, восточный приток Кхольмы. Про их имена в сказке ничего не говорится. У них было большое пастбище и маленькое стадо. Медведь пришел к ним и сказал: "Плезиотерии сказали мне, что течение Аркк ушло на запад от Огненных Островов, четыре года кальмара на нерест придет мало". Раз медведь говорил, наверное у него было имя, но в сказке про это тоже ничего не говорится. Старуха сказала: "Рлаши говорят то же самое. Ты просишь помощи? Я сразу скажу, что у нас нет лишнего мяса". Медведь сказал: "Я не прошу мяса. Пустите меня на ваше пастбище, я буду пасти свое стадо". Старуха сказала: "Хорошо, приводи свое стадо и паси его на западной половине нашего пастбища". Медведь привел стадо.
   - А откугха ом вхял стагхо? - Удивился Сшаакх.
   - Про это в сказке не говорится. Медведь привел стадо и стал пасти его. Старик со старухой заметили, что он долго держит стадо на одном месте, так что олени не только съедают листья... - Рлукка задумалась, вспоминая русские названия северных растений. - Брусники и можжевельника, но и вытаптывают кустики. Они решили, что он просто не умеет, и пошли с ним поговорить. Медведь сказал: "Я знаю, что я делаю. Так олени съедят больше листьев". Старуха сказала: "Но тогда через пять лет на твоей половине не останется никаких листьев". Медведь сказал: "Мне это неважно. Через четыре года течение Аркк вернется, и я пойду ловить кальмаров". Старуха спросила: "Зачем так делать?". Медведь сказал: "Это моя половина пастбища, что хочу то и делаю". Старуха сказала: "Это не твое пастбище, мы тебя пустили по доброте". Медведь сказал: "Тогда выгоните меня". Старик со старухой пошли к соседям. Про имена соседей в сказке тоже ничего не говорится. Соседи сказали: "Мы можем помочь вам с медведем, но что нам за это будет?". Старуха сказала: "Если вы убьете медведя, мы отдадим вам все его тело". Соседи сказали: "Это летний медведь, его проще прогнать, чем убить, а мяса в нем почти нет". Старик со старухой посовещались и сказали: "Мы дадим вам еще двух старых самок из нашего стада".
   - А покхему оми ме прегхлохили погхелить стагхо мегхвегхя? - удивился Сшаакх.
   - Я тоже этого никогда не понимала. - призналась Рлукка. - Может быть, имеется в виду, что если бы они выгнали медведя, они выгнали бы его вместе со стадом. Или стада все-таки никогда не было.
   - Мо кто тоггха вытаптывал грусмику, зачем мегхвегхю пастгище и из-за чего воогще кхоглема? - еще раз удивился Сшаакх.
   - Не знаю. Это же все-таки сказка. В общем, соседи согласились. Потом в некоторых вариантах сказки идет длинное описание боя с медведем, но я его не успею перевести, потому что вы меня уже почти долизали. Детям рассказывают вариант, когда медведя убили и съели, а взрослым рассказывают вариант, что он ушел в горы и про него больше ничего не известно.
   - Ушел в гохы умихать от гологха зимой. - Согласился Сшаакх. - Гхетский вахиамт, пхавгха, веселее. Я слышал похожие скажки, мо ме эту, и ты хохошо пехевела ее.
   - Я все-таки не совсем эту сказку понимаю. - Призналась Рлукка. - Раз старик со старухой пустили медведя без обсуждения с Советом, хотя бы советом клана, значит это доисторическая сказка, до Великого Договора. Но ведь нам рассказывают, что до Великого Договора не было никакого закона, и сильный мог отобрать у слабого и пастбище, и стадо. А тут старики, которые не могут сами прогнать летнего медведя, имеют и стадо, и пастбище, да еще пастбище больше размером, чем нужно им самим.
   - Пхо микакохо жакома это ме совсем пхавгха. - Сказал Сшаакх. - Сейчас, погхожги, я гхолижу.
   Сшаакх развернулся в другую сторону и сделал несколько широких движений языком по шерсти, чтобы пригладить взъерошенный предыдущим вылизыванием мех. Потом он отошел на полшага, сел, счистил лапой с языка волосы и, наклонив голову посмотрел на результат своей работы.
   - Красавица. - Сказал он по-русски. Рлукка и правда была красавица. Мех у нее был гладкий, блестящий и ровный, волосок к волоску, как говорили люди, шелковистый. Блеском и гладкостью он, действительно, напоминал шелк паутинокрылов. - А теперь исполни дочерние обязанности и вылижи спину мне. И гриву тоже.
   - Хорошо. - Сразу согласилась Рлукка. - Только ложитесь набок, мне так будет удобнее.
   Она потянулась лежа, вытянув передние лапы вперед, а задние назад, растопырив пальцы и выпустив когти. Потом она перекатилась на свежевылизанную спину, еще раз потянулась и несколько раз изогнула спину вбок в разные стороны, как ползущая змея.
   - А правда на севере принято после вылизывания сразу валяться на земле? - Удивился Сшаакх.
   - Лучше не на земле, а на песке. Или в снегу. - Подтвердила Рлукка. - Но на земле тоже хорошо. Попробуйте как-нибудь. - Она перекатилась на живот, еще раз потянулась, встала и отряхнулась, как будто вылезла из воды. Вся работа Сшаакха по выглаживанию её меха пропала, но шкура стала более пушистой на вид.
   - Может, сейчас вот и попробую. - Сшаакх, как и велели, лег на бок. Рлукка легла рядом с ним, положив лапу ему на бок, и принялась за работу над его загривком.
   - Так вот, про доисторические законы. - Заговорил Сшаакх, убедившись, что ему и Рлукке удобно. - Детям часто рассказывают упрощенную версию истории, будто до Договора не было никакого закона. Ты уже не ребенок, поэтому тебе давно это пора знать. Строго говоря, это неправда. Закон и суды до Договора, конечно же, были. Более того, многие действующие судебные прецеденты, особенно по убийствам и причинению увечий, относятся именно к тем временам. Судебные мнемоники хранят и отмененные прецеденты, по межеванию, переделу, продаже и... не знаю как это будет по русски, аренде пастбищ, которые утратили силу после Договора. И вообще, отождествлять время до Договора и доисторическое время, как это рассказывают детям, совершенно неправильно. Более-менее полная картина исторических событий существует на период лет на пятьсот до Договора, а отдельные считающиеся достоверными саги сообщают о событиях за тысячу лет до Договора, и в Законе есть действующие прецеденты примерно такой же давности. Ну и вообще, утрата воспоминаний о тех временах свидетельствует не столько об отсутствии закона и порядка, сколько о том, что тогда не умели хорошо обучать мнемоников. Бывали, конечно, и совсем ужасные случаи, когда победители убивали мнемоников побежденного клана или запрещали им передавать саги и законы. Типа, мы забрали не только ваши пастбища и ваши стада, но и вашу историю. Как раз за пятьсот лет до Великого Договора был заключен договор, который это явным образом запрещал. Это считается одним из первых Всеобщих Договоров, и это точно первый из Всеобщих Договоров, который с тех пор не пересмотрели до неузнаваемости. А до того в истории получался перекос, что сохраненная история -- это, чаще, история победителей, поэтому и большинство саг тех времен считаются не вполне достоверными.
   - Мо о каком же хаконе и похягхке может игхти хечь, если гыли воймы? - Поскольку язык Рлукки был занят, она тоже вынуждена была перейти на рлашский.
   - Ну... Это был не очень хороший закон и порядок. - Согласился Сшаакх. - Во всяком случае, хуже нынешнего. Но не очень хороший закон и порядок -- это совсем не то, что никакого. Как ученый, ты это обязана понимать. Так вот, теперь про саму сказку. Поскольку в сказке не названы имена, речь идет о придуманных событиях или смеси из нескольких настоящих историй. Это ты, наверное, понимаешь.
   - Му комешно пхигхумаммых. - Согласилась Рлукка. - Еще там пхо говохящего мегхвегхя.
   - А вот это, как раз, не доказывает придуманности. - Возразил Сшаакх. - В северных сказках, медведь -- это... как это будет по-русски... Эвфемизм для рлаши, с которым не получается нормально разговаривать. В целом, сказка похожа на пересказ, или, может быть, смесь пересказов нескольких судебных прецедентов. Это подтверждает и указание места действия. Получается, что речь идет о прецедентах каких-то кланов, живших в том районе. Я плохо знаю географию севера и не изучал северные судебные прецеденты. Я, в общем, и наши отмененные прецеденты изучал, скорее, как дилетант. В детстве я думал стать юристом или судебным мнемоником, но, как видишь, занялся совсем другим. Но, в общем, у нас в тропиках есть прецеденты очень похожие. До Договора, пастбище считалось собственностью семьи. Семья могла его продать, целиком или по частям, и никакой Совет, ни Клана, ни Племени, ни Общий, ей не мог указать делать это или не делать.
   - Как по частям? - Удивилась Рлукка.
   - Легко. Поскольку в те времена границы пастбищ двигались довольно часто, никаких межевых лесополос на границах вырасти просто не могло. Межевые лесополосы -- это результат Великого Договора, они были не всегда. И двигались межи чаще за счет продаж и обменов, чем в результате войн или поединков. Так вот, семья могла распоряжаться своим пастбищем сама, так что ты верно догадалась, что история относится к временам до Договора. Семья могла не только продать часть пастбища, но и подарить его. А могла пустить на свое пастбище кого-то временно, за плату или за просто так. Это в сказке и рассказывается, что они пустили медведя за просто так, по доброте.
   - И ма время?
   - А вот это уже не совсем ясно. Бывает, что договор заключен плохо, или свидетели больше недоступны, или они путаются, что именно было сказано, или сами договаривающиеся что-то сказали неправильно, что можно было понять так, будто на время, а можно будто навсегда. И медведь, судя по его поведению, считал, что навсегда, а старики, что на время. В этих случаях суд должен решать, принимая во внимание все обстоятельства, и предполагать, что стороны имели в виду, с учетом этих обстоятельств. В том числе и то, что пастбище и нужно было медведю только на время, пока нет кальмаров. Честно говоря, сначала я думал, что деталь про кальмаров была придумана для правдоподобия, для оправдания введения в сюжет медведя. А, оказывается, это тоже часть прецедента.
   - Если мегхвегхь -- это э... символ гхля хлаши, с котохым ме получаесся хазховахивать, то кальмахы могут гыть настоящей частью истохии. Я слышала, на севехе гхо Гхоговоха гыли хлаши, котохые не пасли стагха, а жили огхмими кальмахами. - Неожиданно сказала Рлукка.
   - Это как? - Удивился Сшаакх. - Кальмары ведь, как я слышал, идут на нерест только две недели в году. Чем они питались весь остальной год, особенно зимой? Мышей по тундре ловили? Рлаши же не может, как медведь, за две недели накопить жира на всю зиму и залечь в спячку.
   - Ну... - Рлукка оторвалась от вылизывания и перешла на русский. - Как я слышала, они копали ямы на берегах рек, огромные, в несколько логовищ размером. Копали обычно совсем рядом с берегом, так что там стояла вода. Выстилали эти ямы можжевельником, и, когда шли кальмары, они их выкидывали на берег, просто как землю при копании, и таскали в эти ямы. Обычно, как рассказывают, они это делали группами из нескольких семей, не меньше шести взрослых. Двое взрослых или подростки сторожат яму, на случай если медведь ей заинтересуется. Если надо отогнать медведя, то, конечно, кричали, собирали всю компанию. А парами медведи никогда не ходят, на это весь расчет. Во время нереста медведям интереснее кальмар в реке, поэтому их было несложно отогнать, а после нереста медведь вообще не очень способен к драке. Кальмар в такой яме, конечно, до холодов портится, но, как говорят, превращается в такую сплошную клейкую...- Рлукка замялась, вспоминая подходящее русское слово. - Массу, странную на вкус и запах, но съедобную. А зимой эта масса промерзает и до весны, как говорят, нормально сохраняется. Они ее просто языками лизали всю зиму, и тем питались. А дальше на север можно было выкопать такую яму до мерзлоты, и в нижних слоях кальмар до самой весны долеживал почти как свежий. Главная проблема - это весной проснувшихся медведей от такой ямы отогнать. Ну а летом - пальцекрылы с юга прилетают, можно гнезда разорять, часто и гуся или даже лебедя придушить удается. Ягодой подкармливались, как медведи.
   - Интересно, я про это даже не слышал. - Сказал Сшаакх. - Получается, уже, практически, в историческое время в нашем мире были целые культуры рлаши-охотников?
   - Скорее, рыболовов. Говорят, на севере такие ямы до сих пор делают, правда, маленькие и не как основной источник питания, а для разнообразия... Потомкам тех, кто так жил, наверное, такая еда привычна.
   - Правда, интересно. - Подтвердил Сшаакх. - Ты это... лижи, не отвлекайся. Так вот, дальше про прецеденты. Если пастбище было передано на время, хозяева имеют право требовать его возврата в хорошем состоянии, поэтому старуха пошла разговаривать правильно. А медведь, значит, как говорят люди, полез в бутылку. Что, собственно, и делает его... э... медведем. А дальше начинается интересно. Конечно, по нынешним правилам в таком случае надо сразу в суд. Но это было давно и за полярным кругом. Там пастбища огромные, пока не то, что суда, а соседей... Ну, соседей-то, конечно, докричаться всегда можно, но, пока они добегут, можно успеть много... э... противоправного совершить. Как говорят те же люди, закон тайга, прокурор медведь. Поэтому, даже по нынешним законам, на дальнем севере границы допустимого самосуда довольно широкие. Дальше, старики тоже очень правильно поступили, что пошли к соседям. Все-таки, одно дело самосуд без свидетелей, там правды потом и не доищешься, кто что сказал, кто кого первый укусил, из-за чего вообще проблема была. А когда есть свидетели и они могут подтвердить, что все было в рамках...
   - А похему сосегхи попхосили плату? - Спросила Рлукка.
   - А это, как ни странно, тоже правильно. Поскольку, с точки зрения соседей, дело непонятное, помогать бесплатно они не обязаны. Конкретная сумма оплаты - ну, я не знаю какой курс коровы к оленю, тем более какой он был тогда, когда происходила эта история, и как пересчитать возрастную самку в счетного оленя, это все мне непонятно. Я оленя-то живого ни разу не видел. Но, поскольку они договорились по хорошему, то договорились и договорились, их право. Но вот тут очень важно, что они договорились о самках из своего стада. Потому что когда арендатора прогоняют за нарушение условий аренды, то есть одна... как говорят русские, загогулина. Когда арендатора выгоняют вместе со стадом, и суд потом признает, что его выгнали правильно, то это считается конец конфликта.
   - И кугха же ом потом со стагхом гес пастгища?
   - Вот это неприятное место в старом законе, про которое до сих пор историки много спорят, правильно ли это было, и если нет, то как правильно. Но закон, во всяком случае в наших краях, был именно такой. И, судя по сказке, на севере тоже. А если его выгоняли без стада, и суд потом постановлял, что его выгнали правильно, то стадо ему были обязаны вернуть, только без приплода и за вычетом... ну, в наших краях, по полкоровы в неделю за содержание стада. Как на севере и какой вычет в оленях, я, конечно же, не знаю, но можно предположить, что какой-то должен быть. Поэтому распорядиться стадом медведя старик со старухой права не имели, и платить свидетелям должны были из своего стада. И то, что они платили из своего стада, доказывает, что они старались все сделать по правилам. Насчет съесть медведя - это однозначно придумка для логичности сюжета с учетом медведя, каннибализм всегда и во всех известных законах считался тяжким преступлением, особенно вне экстремальных обстоятельств. Уж если там соседи и стада под боком, то не может быть речи про то, чтобы это было единственным способом сохранить жизнь. А убить... Поскольку все остальное они сделали, в общем, правильно, если бы медведь стал сопротивляться и его бы в процессе убили, то это считалось бы... не знаю, как по-русски... убийство в ходе добросовестного конфликта. Вира полагается, но достаточно символическая. В варианте, где описывается битва, скорее всего, имеется в виду, что был формальный поединок, на который медведь согласился. В случае самосуда это его законное право, и если он согласился при свидетелях, и сам поединок происходил при свидетелях и детально описан, то вообще все правильно, даже если его в результате убили. Так что это хорошая сказка про старый закон. При старом законе, до Великого Договора, это была бы вовсе отличная сказка. И перевела ты ее, скорее всего, очень точно.
   - Как все, окахывается, сложно... Мме хогхители хасскахывали это пхосто как скахку и так не хасгихали по костошкам...
   - Наверное, ты просто маленькая была, маленьким такие истории рассказывают просто как сказки. Или они не интересовались старым законом и не могли провести разбор в таких деталях.
   - Имтехесмо... Я ешше гхумала, а вгххуг мегхвегхи пхавгха хахговахивают? Леопахгхы же могут говохить слова? Я сама слышала.
   - Где это ты могла слышать?
   - Это еще я когда с родителями жила... - Рлукка оторвалась от вылизывания, но продолжила говорить по-рлашски, и только потом, спохватившись, перешла на русский. - Мы с братом как-то ночью пошли гулять, слышим впереди топот. Присмотрелись, а там леопард зайца на открытое место выгнал и завалил. Он его прямо гнал, прыжков десять... Ну, может десять я загнула, но семь или восемь прыжков точно. Брат говорит -- а давай, леопарда отгоним и зайца у него отберем. Я говорю, давай.
   - Вы с ума сошли. Вам сколько лет-то тогда было???
   - Восемь. - Уверенно ответила Рлукка. - Мы решили, что шею нам леопард перекусить уже не сможет, а если начнет душить, нас же двое, поэтому справимся.
   - Совсем ума нет. Задушить леопард восьмилетнего рлаши, конечно, не задушит, но подрать так, что можно умереть от потери крови -- запросто. И леопарды часто заразные бывают. Так что я бы даже зайца, задушенного леопардом, есть не посоветовал, не то, что драться с ним.
   - Ну... - Хихикнула Рлукка. - Наверное, насчет ума нет, вы правы. Но мы же маленькие были. Вы вот, когда маленький были, всегда родителей слушались?
   - Не всегда. - Вздохнул Сшаакх. - И вот дочь моя тоже не всегда слушалась...
   Своих детей у Сшаакха было трое -- двое дочерей и сын. Одна из дочерей и сын уже выросли, дочь жила за рекой, в полутора днях хода, а сын присоединился к проекту в качестве мнемоника.
   Вторая дочь, Кхиирк, погибла в детстве довольно глупым образом. Ей было четыре года, детям в этом возрасте ещё сложно контролировать охотничий инстинкт. Они ходили со старшими ребятами с соседнего пастбища на реку. Кхиирк поймала рыбу и съела её. Когда она вернулась к логову, мать заставила её отрыгнуть рыбу, но было уже поздно. Сшаакх потратил трёх коров на доставку с севера осиновой коры, и Кхиирк честно её грызла.
   Первые полгода казалось, что всё обошлось, но потом она стала заболевать. Сначала это казалось просто цепочкой совпадений -- она страдала от кишечных расстройств, заболевала простудами, стала отставать в росте. Шерсть у неё потеряла блеск и начала сваливаться в колтуны, хотя и родители, и брат с сестрой помогали ей вылизываться. Потом начались приступы удушья. Через полтора года, когда на исходе сезона дождей прошла очередная эпидемия сезонной простуды, у неё начались приступы кашля, потом жар, и она умерла от воспаления лёгких.
   Картина была достаточно ясная, но Сшаакх настоял, чтобы сделали вскрытие, главным образом, чтобы убедить брата и сестру Кхиирк, что это было не совпадение. Вся печень была изъедена ходами червей. Взрослый здоровый рлаши мог бы перенести заражение -- он никогда бы больше не чувствовал себя по настоящему здоровым, но вряд ли умер бы. Дети заражение переносят тяжелее. Рлукка про эту историю слышала.
   - Извините... - Сказала она. - Я, правда не хотела...
   - Да никто не хотел. - Согласился Сшаакх. - Так и что там было с леопардом?
   - Ну, пошли мы на него вдвоем. Он спину выгнул, как лесная кошка, зарычал. Я на него тоже зарычала, у меня даже громче получилось. Он еще чуть порычал, потом побежал и залез на дерево. Мы к зайцу подходим, а он на дереве сидит, на нас вниз оглядывается и говорит: "уходи". Так грустно-грустно у него получилось, и очень разборчиво. Прямо... У-хо-ди. - Она повторила рлашское слово по слогам. - Нам с братом его так жалко стало... Мы посмотрели друг на друга, и пошли оттуда. И зайца ему оставили.
   - Ну... - Сказал Сшаакх. - Это все-таки не разговор. И эта... у меня еще полгривы не вылизано, так что ты не отвлекайся. Одно слово леопард запросто мог выучить. Скорее всего, его этим словом с пастбищ и гоняли. Но случаев, чтобы с леопардом кому-то удалось содержательно поговорить, никто не знает. А медведи даже и в повторении слов не замечены.
   - Мо все хавмо... Если гы мегхвегхи хазговахивали... Это вегхь могут скхывать. Типа, если оми хазгховахивают, им пастгишша магхо выгхелять, квоты хожгхаемости...
   - То, о чем ты говоришь, люди называют конспирология. Что правительство знает секрет и скрывает его. - Назидательно сказал Сшаакх.
   - Кхонспиро... Что? - Переспросила опять оторвавшаяся от вылизывания Рлукка.
   - Конс-пи-ро-ло-ги-я. - Повторил Сшаакх по слогам. - Это слово человеческое, но не русское. Обозначает разговоры о тайнах. У людей, с их письменностью, тайну можно скрывать долго. У нас это сложнее. Точнее, саму тайну-то скрыть, может, не проблема, но вот её обсуждение...
   От продолжения разговора Сшаакха отвлекло новое событие. Рику, очевидно, не считала, что мальчишки на нее должны обидеться (за что, кстати?). Они с Нкхааром мирно вылизывали друг друга, но потом она неожиданно укусила его за спину, почти за самое основание хвоста. Судя по тому, как Нкхаар подскочил, укусила весьма болезненно. Рику тоже подскочила, развернулась в прыжке и поскакала по пастбищу зигзагами, как убегающий заяц. Нкхаар побежал за ней. Поскольку он бежал по прямой, у него получалось быстрее. Рику снова развернулась в прыжке, встала боком, выгнула спину, расфуфырила шерсть и зашипела, как лесная кошка. Нкхаар ударил ее передними лапами в плечо, и они кубарем покатились по земле.
   - Детский сад. - Прокомментировал Сшаакх. Летящих клочьев шерсти заметно не было, поэтому он не счел необходимым вмешиваться.
   - А почему детский сад, а не детская ферма? - Спросила снова отвлекшаяся от вылизывания Рику.
   За время этого обмена репликами, клубок сцепившихся тел пришел в стационарное положение. Подняв голову, Сшаакх увидел, что Рику стоит сверху и, похоже, держит Нкхаара за горло, а тот лежит на спине и размахивает лапами в знак того, что сдается.
   - Это ты их научила после вылизывания по земле кататься? - Спросил Сшаакх, и, не дождавшись ответа, продолжил. - А про детскую ферму, честно скажу, не знаю. Мы вообще очень мало достоверного знаем о семейной жизни людей. Во время Первого Контакта люди высадились втроем, все трое были мужчины. И было бы странно, если бы они в первую разведывательную партию в чужой мир отправили семью с детьми. Во время Второго Контакта, мы ни разу не видели человека без скафандра, и знаем только, что он говорил о себе в мужском роде. Мы знаем только то, что люди рассказывали, и ни один из этих рассказов не подтвержден прямыми наблюдениями. И рассказывали они, действительно, странные вещи.
   - Пхо то, что они все вхемя хамимаются сексом? - Уточнила Рлукка.
   - И про это тоже. На самом деле, как раз это косвенно подтверждается наблюдением. Трое людей во время Первого Контакта... Все наблюдатели отмечали, что они прямо специально избегают касаться друг друга. Наши взаимные вылизывания у них тоже вызывали сексуальные ассоциации, а уж сон штабелем, как у вас сегодня... И при всем этом... Скажем, наши обезьяны много времени уделяют взаимному груммингу, даже больше, чем мы вылизыванию. И про земных обезьян люди говорили то же самое. Но у самих людей ничего похожего нет. И при этом люди, в общем, знают толк в том, как доставлять удовольствие прикосновением.
   - Вы пхо хасшшеску?
   - И про нее тоже. Легенды про расческу, я вижу, разошлись далеко за пределы Проекта.
   - Я гхумаю, если гы мы смогли маучить огехьям польховаться хашшеской...
   - Для этого их надо сначала научить, как сделать расческу. А для этого уже нужны, как людям, инструменты, чтобы сделать инструменты, чтобы сделать инструменты. Тратить ресурс оставшихся от людей металлических инструментов на такие опыты нам бы не позволил Совет. Но человеческим ножом вырезать расческу, наверное, было бы можно. Во время Второго Контакта, человек подал нам идею, что режущие инструменты можно делать из камней. С тех пор неоднократно пытались вырезать каменным инструментом расческу из дерева, но, похоже, это невозможно. Или, во всяком случае, займет много дней. Скорее всего, дольше, чем такая расческа смогла бы прослужить. Но про расческу ты, возможно, права. Если бы мы смогли это сделать, а главное, научиться это делать массово и дешево, это было бы политической... э... революцией. Я думаю, это позволило бы преодолеть сопротивление противообезьяньего лобби (Сшаахк опять употребил рлашское слово, не зная точного русскоязычного эквивалента).
   - А хахве огехьяме хватит силы хук?
   - Вряд ли с этим будет проблема. Наши обезьяны гораздо меньше людей, но руки и пальцы у них при этом сильнее. Люди то же самое говорили про земных обезьян. Все-таки люди не используют руки для ходьбы, а обезьяны используют. Так что главная проблема -- это именно сделать расческу, а для этого, видимо, все-таки не обойтись без металла. Видишь, как много упирается в металл. Ага, и вот тут, за ухом, пожалуйста. - Сшаакх попытался изобразить мурлыканье, но у него вышло прерывистое хрюканье, похожее на храп. Рлукка заметила это и хихикнула.
   Когда все закончили утренний грумминг, Сшаакх посмотрел на солнце. Теория дрессировки утверждала, что лучше всего звать обезьян в определенное время, и это время как раз подходило. Сшаакх созвал учеников и быстро распределил работы на день. Двоих мальчишек он решил отправить в экспедицию за дровами через три пастбища - в ближайших лесополосах весь сухостой уже повыбрали. Рлукка попросилась с ними.
   Как самому голосистому, звать обезьян поручили Нкхаару. Он сел столбиком - как говорили люди, "сусликом", поднял голову к небу и издал имитацию обезьяньего территориального клича. Этот вопль ещё в самом начале Проекта долго подбирали так, чтобы он не был похож на переговоры рлашской "дальней речи", привлекал внимание обезьян и, в тоже время, не вызывал у них нежелательных инстинктивных реакций. Все рлаши повернулись к лесу и прислушались. Реакции не было. Нкхаар прокричал еще раз, и вскоре из лесополосы, раздался многоголосый ответный крик. Судя по количеству тонов, кричало больше половины самцов стаи, но не в полный голос.
   Вскоре стая обезьян появилась на опушке. Сшаакх любил смотреть, как они движутся по кронам деревьев - раскачиваясь на руках, как маятник, и словно совершая перевернутые шаги с ветки на ветку. Впереди прыгал сереброспинный альфа-самец. В глубине лесополосы они шли по среднему ярусу крон, но, приближаясь к цели, начали снижаться, и к самой опушке подошли уже на уровне нижних ветвей.
   Альфа спрыгнул с ветки, с высоты почти два метра, и приземлился на все четыре конечности. Его примеру последовали остальные самцы, а самки с детенышами и подростки слезли по стволам.
   По земле обезьяны передвигались неуклюже. Когда они прыгали по веткам, их тело находилось в вертикальном положении, и лицо было обращено в направлении живота. Чтобы сохранить положение головы, на земле им тоже нужно было придать телу вертикальное положение. Они старались встать на две задние ноги, но были в этом положении не очень устойчивы. Видно было, что руки им, скорее, мешают. Они часто пытались поднять их вверх, иногда даже закинуть за голову. С развернутыми плечами и длинными нескладными руками, обезьяны были больше похожи на рукокрылов без перепонок, чем на четвероногих древесных обитателей.
   Спор о родстве обезьян с рукокрылами продолжался еще с доисторических времен. Когда выбирали названия для созвездий зодиака, древние звездочеты объединили в "воздушном" треугольнике созвездия пальцекрыла, рукокрыла и обезьяны. Потом, уже в историческое время, было признано, что находимые в песчаниках и сланцах камни в форме костей и зубов - это действительно окаменевшие кости древних животных, и ученые попытались воссоздать картину эволюции видов.
   Для предков коров, лошадей и оленей нашлись великолепные летописи, показывавшие, как похожие на крыс и зайцев мелкие твари росли в размерах и обзаводились рогами и копытами, но от предков рукокрылов и обезьян удавалось найти лишь зубы, да и их принадлежность часто оказывалась спорной. Главным аргументом в спорах были данные сравнительной анатомии, сходства и различия в строении рук и плечевых костей, челюстей, ушей и зубов. Когда прилетели люди, они тоже ничем помочь не смогли, несмотря на чудесные машины, способные показать кости и внутренности у неразделанной тушки.
   Еще когда обезьяны спустились с дерева, Сшаакх заметил, что они движутся по земле как-то более неуверенно, чем обычно, но сначала не придал этому значения. И лишь когда животные подошли ближе, Сшаакх почувствовал острый запах ацетальдегида. Эти твари опять нажрались перезревших и забродивших фруктов!
   Интересно, насколько они одурманились? Не поставит ли это под угрозу план дневных работ? Наказывать их невозможно. Ни в коем случае нельзя наказывать животное, которое пришло само. А уж наказывать тварь, которую ты не можешь поймать, когда она убежит... Как вообще можно дрессировать животных, передвижения и питание которых практически невозможно контролировать???
   Альфа-самец, видимо, заметил неудовольствие Сшаакха. Подойдя ближе, он засунул руку в рот и достал из защечного мешка целую горсть валерьяновых ягод. Сшаакх услышал, как ученики хихикают, и сам он тоже не знал, смеяться или возмущаться. Склонность к обменному поведению за обезьянами замечали и раньше, но это переходило все границы, как по простодушной наглости, так и по проявленной глубине планирования. Типа, мы сами одурманились и знаем, что это плохо, но вам тоже принесли. Случайность это или признак протосознательного поведения? И что вообще с ними делать?
   Сшаакх быстро вырыл в земле небольшую ямку и командным жестом показал на нее: "клади сюда". Альф послушно положил ягоды, куда было указано. Сшаакх загреб их землей, быстро разровнял, повернулся к ученикам и сказал: "Это мы оставим на вечер".
   Обезьян посмотрел на Сшаакха, издал короткое лопотание и многозначительно почесал живот. Ну да, все правильно. Сначала грумминг, потом завтрак. А то у вас же потом язык жирный будет. Как же вас, чертей, вылизывать, таких вонючих? Сшаакх подошел к альфу, набрал воздуха в грудь, задержал дыхание и провел языком по его животу и груди до самого подбородка. Обезьян затряс руками и залопотал, явно от удовольствия.
   Ученики тоже принялись за работу. Обезьяны были распределены между рлаши в соответствии с рангами внутри стаи. Сшаакху предстояло облизать Альфа, Бета и двух высокоранговых самок, а ученикам предстояло вылизывать более низкостатусных особей.
   Действительно, дрессировка животных, передвижения и питание которых дрессировщик не может контролировать - задача практически неразрешимая. Единственное, на что можно полагаться в такой ситуации - это положительное подкрепление. Но что рлаши могли предложить в качестве подкрепления твари, которая питается фруктами? Мясо обезьяны любят, но все-таки на чисто мясной диете быстро начинают скучать. Основатели Проекта пошли путем наименьшего сопротивления, и вывели - или, скорее, собрали - породу обезьян, которые готовы были душу продать в обмен на вылизывание.
   Это и оказалось для Проекта главной ловушкой. Когда Проект принес практические плоды, оказалось, что внедрить эти результаты в массовое использование невозможно. У большинства рлаши идея вылизывать "грязных" и "вонючих" обезьян вызывала отвращение, поэтому массовое применение обезьяньего труда оказалось невозможным. Тогдашний лидер Проекта предложил, что пусть новыми технологиями пользуются только те, у кого вылизывание обезьян не вызывает отвращения. Но это решение было заблокировано большинством голосов Совета. Использование обезьян было законодательно ограничено только исследовательскими задачами.
   Убедившись, что все, кому положено, получили свою дозу груммигна, Сшаакх выкопал завтрак - оставшиеся от забитой вчера коровы ноги, завернутые в пальмовые листья и обрывки шкуры и зарытые под деревом, чтобы до них не добрались росомахи или, чего доброго, их запах не привлек забредшего из речной поймы болотного леопарда. Вместе с мальчишками они ободрали с ног шкуру, отдали ее Рлукке, как самой младшей, слизывать с внутренней стороны подкожный жир.
   Сшаакх оторвал от бицепсов самые нежные части мускулов и перегрыз сухожилия, присоединявшие их к костям. Обезьяны не прочь полакомиться мясом, и клыки у них впечатляющие, но челюсти слабоваты и зубы все-таки предназначены для разгрызания кожуры фруктов. Рлаши пытались кормить обезьян отрыжкой, как детей, но они почему-то отказывались.
   Сразу после завтрака гнать обезьян на работу было нежелательно. В принципе, они были достаточно хорошо надрессированы, чтобы выполнить и такую команду, но затаили бы неудовольствие, которое пришлось бы заглаживать дополнительными вылизываниями или освобождением от работы в другой день. По сложившейся традиции, полагалось полчаса отдыха и расслабления. Обезьяны сбились в несколько групп в тени клюквы и занялись своим любимым делом -перебиранием друг другу шерсти на спинах.
   Сшаакх оставил себе берцовую кость, лег, облапил ее передними лапами и стал слизывать с нее остатки мяса и надкостницу.. Вдруг, краем глаза он заметил, что выпорхнувший из зарослей и полетевший над пастбищем на малой высоте небольшой черно-белый рукокрыл оказался в опасной близости от Рику. Она сидела в неудобной для прыжка позе, вылизывая себе между задних ног, но, теоретически, прыгнув сейчас, она могла бы его достать.
   Рику тоже это заметила. Её свёрнутая спина распрямилась, как сжатая пружина, и она взлетела почти вертикально вверх, растопырив все четыре лапы и пытаясь стабилизировать тело быстро размахивающим хвостом. Рукокрыл шарахнулся было в сторону, но Рику зацепила его когтем левой передней лапы за перепонку и дёрнула на себя. Сшаакх толком не смог понять, что произошло дальше. Судя по всему, перепонка порвалась, и рукокрыл, вроде бы, освободился, но всё-таки его направление движения изменилось, так что Рику смогла ударить его правой передней лапой по корпусу. Удар оглушил летуна, и Рику, ещё в воздухе, смогла схватить его обоими передними лапами.
   Приземлившись, Рику тут же отправила добычу в пасть, и села, горделиво оглядываясь и обирая языком с губ обрывки перепонки.
   - Браво. -- Сказал Сшаакх. -- А скажи-ка, как по-русски будет рукокрыл?
   - Ркх. -- Сказала Рику и отлепила языком от нёба прилипший кусок перепонки. -- Рукх... Рукокрлыл.
   - Рлукокрлырл. -- Передразнил её Сшаакх. -- В русском языке нет звука рл. Они даже слово рлаши произносят так, будто там две отдельных согласных. Рлаши.
   - Рукокл.. Рукокрыл. Язык сломаешь.
   - Ага. -- Согласился Сшаакх. -- Так больше похоже. А как этот конкретный вид рукокрылов они называют?
   Рику подняла глаза к небу и зашевелила ушами, пытаясь вспомнить, кого же она поймала. Непростая задача, учитывая, что на вкус и запах молллюскоядные рукокрылы почти не различаются, а рассмотреть тварь в прыжке у неё не было времени.
   - Он черно-белый был... Рл... Рла... Рукокрл... Рукокрыл-ласточка. А зачем мы вообще тратим столько времени на изучение человеческого языка?
   - Чтобы сэкономить силы при следующем контакте. Когда люди прилетели первый раз, они принимали нас за животных и даже чуть не убили двоих рлаши, когда решили, что те собираются напасть. Они считали главным признаком разумности способность делать инст... -- Сшаакх запнулся, чуть было не сказав "инстрлументы". Это обеспечило бы Рику поводом для хихикания недели на две. -- Инструменты. Нашим предкам пришлось устраивать целое представление с парадом стада коров, чтобы люди поняли, что мы можем управлять животными. И даже после этого были огромные трудности с поиском общего языка, особенно с глаголами.
   - Но ведь, насколько я помню историю Второго Контакта, нам знание языка не очень-то помогло?
   - Насколько я понимаю то, что произошло при Втором Контакте... Там проблема была уже не с языком, а с содержанием сказанного. Тогдашний лидер Проекта, Кхаан, слишком сильно надавил на людей и это произвело на них плохое впечатление.
   - Вы считаете, что Кхаан всё-таки виноват в случившемся? Но ведь Совет его не наказал?
   - Степень вины может быть разная. Добросовестное заблуждение и добросовестная ошибка не заслуживают наказания. Но это не значит, что заблуждение следует хранить, а ошибку повторять. Во всяком случае, мы убедились, что тот способ, которым мы сохраняем русский язык, работает. Кхаан с прилетевшим человеком сразу поняли друг друга, и него не возникало даже сомнений в нашей разумности.
   - Но, если мы произвели на людей такое плохое впечатление, откуда уверенность, что они прилетят ещё раз?
   - Судя по тому, что рассказывали нам люди во время Первого Контакта, и по тому, что мы смогли предположить по итогам Второго Контакта, человеческое общество гораздо менее... -- Сшаакх снова запнулся, подбирая подходящее русское слово. -- Консолидировано, чем наше. Возможно, просто потому, что людей очень много. Если это так, то расселение людей по звёздам могло только ухудшить ситуацию. Даже если люди смогут выработать по отношению к нам какую-то определённую политику, они не смогут соблюдать эту политику долго. Ну, долго в историческом масштабе времени. Кто-нибудь зачем-нибудь к нам рано или поздно прилетит. Люди даже, несмотря на всю свою хвалёную письменность, могут просто про нас забыть и открыть нас снова. Во время Первого Контакта люди рассказывали, что они целый континент на своей планете открывали, как минимум, три раза.
   - Но, если люди к нам всё равно прилетят, зачем вся эта возня с обезьянами?
   - Как говорят люди, чтобы не складывать все яйца в одну корзину. Может быть, возня с обезьянами принесёт плоды раньше, чем люди прилетят снова. Человек во время Второго Контакта сказал, что мы движемся удивительно быстро.
   - Но откуда мы знаем, что он сказал правду?
   - Мы этого не знаем. Но многое из того, что люди говорили нам во время Первого Контакта - про Новый Свет, например, или про то, что у некоторых звезд есть годовой параллакс - оказалось правдой. Или то, что люди говорили нам, думая, что мы этого не знаем - например, что наш мир имеет форму шара, или что планеты вместе с Аккио обращаются вокруг солнца. Или то, что человек во время Второго Контакта сказал про каменные инструменты.
   - Но ведь многое из того, что нам рассказали люди, мы до сих пор не можем проверить? И... а что, мы правда знали до прилета людей, что солнце дальше луны, и что планеты обращаются вокруг солнца, а не вокруг Аккио?
   - Да. В доисторические времена считалось, что и планеты и звезды вращаются вокруг Аккио, но все удивлялись, почему планеты вращаются по таким сложным путям. Потом Ноуарх из долины Шта померил суточные параллаксы Еуа, связал их с фазами и показал, что Еуа вращается вокруг центра, который совпадает с солнцем, по приблизительно круговому пути. А потом Кхарлоркх, также из долины Шта, доказал, что у Дхула тоже есть фазы, как у Еуа и у луны, только он никогда не бывает серпом. Это знаменитая история, про нее есть целая сага. Он был, как говорят люди, дальнозоркий, то есть видел вдаль лучше, чем средний рлаши. И ему никто не верил про фазы. Все говорили, что ему просто кажется, а на самом деле Дхул просто светящаяся точка. Тогда он придумал, как это доказать. Он нашел кусок коровьей шкуры с дыркой от личинки овода, общипал шерсть вокруг дырки и обработал шкуру мочой, чтобы она стала мягкой и не засыхала. Потом они вместе с друзьями натянули эту шкуру между ветвями сухого дерева, а он подтащил плоский камень к тому месту, куда через дырку должен был светить Дхул. В безлунную ночь можно было разглядеть световое пятно, и видно было, что от ярких звезд оно круглое, а от Дхула - зависит от фазы. Потом оказалось, что довольно много рлаши видят фазы Дхула, если приглядятся, но многие не обращают внимания, а остальным просто никто не верил. А потом уже другие рлаши померили параллаксы Дхула и убедились, что он тоже вращается по кругу вокруг солнца, но Аккио внутри этого круга. Поэтому мы никогда не видим Дхул в форме серпа. Параллаксы остальных планет померить не удалось, но оценки по годовым колебаниям яркости заставили предположить, что они тоже вращаются вокруг солнца, а Аккио - просто одна из планет. Тем более, что расстояние до Еуа и Дхула мы измеряли по параллаксам, то есть относительно к диаметру Аккио, и размеры дисков планет заставили предположить, что Еуа, Дхул и Аккио примерно одинакового размера.
   - Я слышала эту историю, но почему-то думала, что это просто сказка.
   - Нет, это не сказка, это вполне официальная сага долины Шта. Сага доисторическая, но признаваемая достоверной. Когда мы рассказали про это людям, на них это произвело большое впечатление. У них доказательство, что планеты вращаются вокруг их солнца, вызавало гораздо больше трудностей. Дело, наверное, было в том, что у людей хуже зрение и они плохо видят в темноте, поэтому они не могли разглядеть без инструментов фазы планет. И фокус Кхарлоркха с дыркой в шкуре они не могли бы использовать. Никто из людей не смог бы разглядеть световое пятно от звезды или планеты даже в самую темную ночь. Поэтому люди очень долго считали, что все планеты вращаются вокруг Земли, но очень сложным образом. Вроде того, что есть такая точка, эпицикл, вокруг которой обращается планета, а эта точка движется по кругу вокруг Земли. Ну что... - Сшаакх привстал на задние лапы, чтобы лучше увидеть, куда ложится тень от вершины дерева, служившего гномоном. - История нашей науки, это интересно, но нам надо двигать современную науку вперед. Хватит расслабляться, нам нужны дрова! Надеюсь, обезьяны уже отошли после своей отравы.
   Начинался обычный день в Лютди Хильтри. Мальчишки и Рлукка выделили из стаи молодых самцов и бездетных самок, запрягли с их помощью двух коров в волокуши и отправились за новыми дровами. Сшаакх, Рику и Нкхаар остались руководить сортировкой и перекладкой просушиваемых дров, собранных вчера и позавчера. Сшаакха забавляло русское слово "руководить", удивительно точно описывавшее то, чем они занимались: водили руками обезьян и пытались воспроизвести то, что люди делали своими руками и своими инструментами. Сухой сезон уже вступал в свои права, поэтому дрова сохли быстро. Сшаакх уже начал забывать и про сон, и про владевшее им с самого утра предчувствие, что сегодня случится что-то необыкновенное.
   Ближе к полудню необыкновенное все-таки произошло. Сначала пришел вызов по громкой связи. С запада, вдоль долины Шта, на большой высоте летит огромная штука и издает необыкновенный звук. Когда сообщение дошло до слов "на большой высоте летит огромная", Сшаакх непроизвольно присел на всех четырех лапах. Это могли быть только люди. В оба предыдущих контакта, их корабли прилетали с запада. Но, вроде бы, в те разы они двигались гораздо быстрее, так что сообщение о звуке над облаками приходило уже после того, как становился виден и слышен сам корабль? Может быть, дело в том, что корабли людей совершенствуются? Ведь корабль Второго Контакта очень сильно отличался от конусообразной капсулы времен Первого Контакта, и не только внешним видом. Если верить человеку, корабль Второго Контакта мог взлетать с планеты и летать между звездами сам, без помощи ракеты и ковчега...
   Пока эти мысли проносились в голове Сшаакха, пришло еще одно сообщение, уже из верховий Шта: над Водораздельным хребтом видели летящий с запада светящийся шар и слышали гром, а потом светящийся шар превратился в белую точку, а огненный след за этой точкой стал облачным.
   Теперь сообщения шли гораздо плотнее. Уже вся долина Шта на запад от Лютди Хильтри видела в небе огромную штуку, похожую на тело рыбы, и слышала странный звук, похожий не то на отдаленный гром, не то на хлопанье крыльев пальцекрыла. Насколько удавалось понять сообщения, штука снижалась.
   Потом, сквозь крики дальней связи, Сшаакх и сам расслышал громкий хлопающий звук, и смог увидеть над деревьями в небе сверкающую белую точку. Сшаакх оглянулся на учеников. Они стояли на полусогнутых лапах, как будто готовые подскочить и убежать, и растерянно оглядывались.
   - Это люди. - Сказал Сшаакх, стараясь, чтобы его голос звучал уверенно. - Сейчас мы узнаем, правильно ли мы сохранили русский язык, и поможет ли нам опыт Второго Контакта.
   Произнеся это, Сшаакх понял, что фраза звучит не очень-то ободряюще. Его вдруг остро пронзил - как боль в лапе, наступившей на колючку - страх, что все, чем Проект занимался все эти столетия, окажется ненужной ерундой, что они делали не то и не так. Сшаакх отогнал это чувство. Момент был исторический. Рассказ Сшаакха и его описание корабля останутся в памяти мнемоников на десятки поколений, как Сага о Третьем Контакте. Поэтому нужно, чтобы это описание было как можно точнее и понятнее.
   Сшаакх пригляделся к приближающемуся кораблю. Уже было видно, что это не точка, но из-за отсутствия масштаба было сложно оценить его настоящие размеры. Ясно было только, что это один из самых больших объектов, которые Сшаакху доводилось видеть. Но складывалось впечатление, что если корабль и больше дерева, то не намного. А значит, он меньше ихтиотерия и даже меньше плезиотерия, и уж точно меньше ракеты, которую люди Первого Контакта построили, чтобы улететь с Аккио.
   Спереди корабль походил не на рыбу, а скорее на лягушку или крокодила. Он был округлым, но широким и плоским. Только покрашен он был наоборот: у крокодила спина темная, а брюхо светлое, а у корабля верхняя часть была ослепительно белой, как облако, а нижняя часть - густо черной, как уголь. Этим он был похож на корабли первых двух контактов, у тех тоже нижняя часть была черной. Как объясняли люди, это специальный состав, который спасает от нагрева при входе в атмосферу. На белой верхней части были видны темные пятна, расположением напоминавшие глаза паутинокрыла.
   Ничего похожего на парашюты не было видно. Над боками корабля мелькали два полупрозрачных диска, похожих на крылья паутинокрылов. Сшаакх вспомнил описание летающей машины людей Первого Контакта, "вертолета". У того были три узких и тонких крыла, которые люди называли "винт". Когда вертолет приводили в действие, крылья начинали вращаться и сливались в полупрозрачный диск, который тоже сравнивали с крыльями паутинокрыла. И описание звука вертолета было похоже на тот звук, который был слышен сейчас. Получается, этот корабль устроен по тому же принципу? Но у этого корабля дисков два, и хорошо видно, что они перекрываются. Да и по звуку хорошо слышно, что источников у звука два. Если это два вращающихся винта, то почему их крылья не сталкиваются?
   Корабль приближался. Видно было, что он движется прямо на пастбище Лютди Хильтри. Потом звук изменился, послышался новый тон - сначала свист, а потом низкочастотный вой, по описанию похожий на звук турбины, точнее, двух турбин. Корабль перестал снижаться и даже чуть приподнялся вверх. Он прошел на высоте около ста метров над дальней межевой лесополосой, и видно было, как идущий от него ветер заколыхал кроны деревьев. Звук стал очень громким, громче криков дальней связи. Сшаакх оглянулся на учеников и сказал:
   - От этой штуки должен быть очень сильный ветер и много пыли. Можете прижать уши, закрыть глаза и отвернуться, но не убегайте.
   Ученики замахали хвостами в знак согласия, но видно было, что убежать им очень хочется.
   Сейчас, когда корабль уже был в пределах пастбища, можно было точно оценить его размеры. В длину он был примерно как стоящее дерево, даже чуть длиннее. При виде снизу он, действительно, напоминал рыбу или, все-таки, скорее лягушку - каплевидное плоское тело с тонким и коротким хвостом. Корабль приблизился к печи и складу дров, слегка покачнулся и завис на месте. От него дул очень сильный ветер, настолько сильный, что перехватывало дыхание. Но Сшаакх упорно продолжал наблюдение. В боках корабля открылись люки и из них выдвинулись ноги. Это несомненно были ноги, с коленями и ступнями. Сходство с лягушкой только усугубилось: ноги шли не прямо вниз от корпуса, а торчали коленями в стороны. Тон турбин изменился и корабль стал вертикально снижаться.
   Ветер стал горячим и поднял пыль, так что Сшаакх все-таки зажмурился, а потом отвернулся, чтобы поглядеть на учеников. Они прижались животами к земле и закрыли носы лапами, очевидно в надежде спастись от пыли, но не убегали.
   Судя по движению источника звука, корабль быстро снизился, но перед самой землей резко замедлился. Потом турбины снова сменили тон, и ветер начал резко ослабевать. Сшаакх подал голос:
   - Похоже, они приземлились. Вставайте!
   Огромное облако пыли висело над всем пастбищем, но вокруг корабля пыли почти не было: похоже, ветер от винтов уже выбил из земли все, что могло взлететь. Корабль стоял на своих раскоряченных ногах, и видно было, что он медленно проседает, прижимаясь брюхом почти к самой земле.
   Сшаакх сделал шаг вперед, к кораблю, и оглянулся, чтобы убедиться, что ученики следуют за ним. Те пошли. На полусогнутых, готовые в любой момент подпрыгнуть, развернуться в воздухе и дать стрекача, но все-таки пошли.
   В ушах звенело после рева турбин, поэтому Сшаакх почти не расслышал звука, с которым в боку корабля открылся еще один люк. Крышка люка развернулась, как хватательная нога богомола, и опустилась на самую землю. Стало видно, что внутренняя поверхность крышки покрыта равномерно расставленными пластинками, ступенями. Несколько десятков ударов пульса ничего не происходило. Потом в темном проеме люка появился силуэт. На ступени вышел человек в скафандре.
   Сшаакх всю жизнь мечтал составить описание человека, более точное и понятное, чем длинные и путанные фразы из Саги о Первом Контакте. Но, поглядев на живого человека, он понял, что это невозможно.
   Человек, действительно, не был похож ни на одно из аккийских животных. Больше всего, конечно, он походил на обезьяну - он шел на двух ногах, имел развернутые плечи и широкую грудную клетку. По положению плечевых суставов и по шарнирам скафандра сразу видно было, что руки его очень подвижны - он мог и вытянуть руку вдоль тела, и поднять ее вверх, и закинуть за голову, как обезьяна.
   Но ноги у человека были гораздо длиннее, чем у обезьяны. Как и говорили саги, они были даже длиннее тела. И шел он на этих ногах уверенно, как голенастые пальцекрылы. Даже спускаясь по лестнице, человек почти не двигал ни бедрами, ни всем телом.
   А руки у человека были гораздо короче. Они не доставали не только до земли, но даже до коленей. И человек не испытывал такой потребности поднять руки вверх и закинуть их за голову, как обезьяна. Он легко и расслабленно держал руки опущенными вниз, и лишь слегка помахивал ими, очевидно, чтобы удерживать равновесие при шагах.
   Человек сделал несколько шагов вниз по ступеням, и в проеме люка появился еще один силуэт. Людей было двое.
   Люди спустились по ступеням и стояли перед кораблем, явно ожидая рлаши. Гермошлемы они не открывали, вместо их лиц Сшаакх видел только черные блестящие полусферы. Сшаакх заколебался. Во время Первого Контакта, люди в гермошлемах почти ничего не слышали. А во время Второго, человек нормально разговаривал, не снимая гермошлем. Наверное, за эти столетия люди улучшили не только корабли, но и скафандры?
   Сшаакх подошел к людям на расстояние большого прыжка, припал на передние лапы, изображая поклон, и сказал - "Здравствуйте".
   Человек, который вышел первым, тоже поклонился. В точном соответствии с сагами, он изобразил поклон, изогнувшись в пояснице. И он тоже сказа "Здравствуйте". Как и в сагах о Втором Контакте, слова его звучали странно: каждый звук, вроде бы, звучал точно так же, как его воспроизводили рлаши, но слово в целом звучало как-то совсем по другому. Но слово было вполне отчетливым и ясно было, что человек их правильно понимает.
   - Вы извините, что я вот так, без предисловий. - Продолжил человек. - Но нам нужна ваша помощь.
   Сшаакху почему-то с удивительной ясностью вспомнился сегодняшний сон - кровавые и травяные ромбы и эллипсы, грохот и слово разгерметизация. Герметизация... гермошлем... это как-то связано, но как именно?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"