Серегин Сергей Владимирович: другие произведения.

Водолей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса написана для театра им. Ленсовета.
    Для адекватного отображения греческого текста необходим шрифт Lucida Sans Unicode.


   Сергей Серегин
  
   ВОДОЛЕЙ
   Пьеса в четырех действиях

Спасибо
Тимуру Насирову,
Владиславу Пази,
Анне Некрыловой
и Александру Сечину
за помощь и дельные советы.

  
   Действующие лица:
   Л и л и а н а А н д р е е в н а, женщина твердых убеждений, бывшая народная заседательница.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а, бывшая балерина.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а, бывший техник ЖЭКа.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а, бывшая учительница, преподаватель немецкого языка.
   Все четыре женщины давно на пенсии, все примерно одного возраста - за шестьдесят (по крайней мере, они так выглядят).
   Л е н а, дочь Лилианы Андреевны, поздний ребенок. Работает бухгалтером.
   Д а н и и л, относительно молодой человек, поэт и парикмахер.
  
   Действие происходит в большой комнате двухкомнатной квартиры в доме сталинской постройки. Одна дверь ведет в прихожую (там же где-то - санузел и кухня), другая - в комнату поменьше.
  
  
   Действие первое
  
   Посреди комнаты стоит стол, накрытый белой скатертью.
   Лилиана Андреевна достает из серванта столовые принадлежности - тарелки, вилки, рюмки... Каждую вещь внимательно разглядывает (рюмки смотрит на просвет) аккуратно протирает полотенцем и отдает Лене. Лена идет к столу, ставит, возвращается. Такое ощущение, что женщины совершают некий ритуал.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Значит, уезжаешь.
   Л е н а. Уезжаю.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хорошо. Салат готов?
   Л е н а. Готов.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты даже не спросила, какой.
   Л е н а. Салат?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Салат.
   Л е н а. Они все готовы.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И сырный?
   Л е н а. И сырный.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И свекольный?
   Л е н а. И свекольный.
  
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Значит, в Москву.
   Л е н а. В Москву.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хорошо. Шуба в холодильнике?
   Л е н а. Давно.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. А гуляш?
   Л е н а. В шубе.
  
   Лилиана Андреевна непонимающе смотрит на дочь.
  
   Я его укутала в шубу, чтоб не остыл.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. В мою шубу?
   Л е н а. В свою.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хорошо.
  
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Значит, на курсы.
   Л е н а. На курсы.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хорошо. А рыба?
   Л е н а. Я все приготовила.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хлеб. Мы забыли нарезать хлеб.
   Л е н а. Нет, не забыли.
  
   Пауза.
  
   (Некоторое время молча смотрит на мать.) Может, мне все-таки...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (перебивает). Не может.
   Л е н а. Я тебе помогу...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Картошка!
   Л е н а. Ты же не любишь!..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Люблю.
   Л е н а. Не любишь готовить, со стола убирать, посуду мыть... Я бы тебе помогла...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (констатирует). Ты забыла про картошку.
   Л е н а. Варится.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Давно?
   Л е н а. Не знаю.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Плохо.
   Л е н а. Ты меня не слушаешь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (в задумчивости). Не помнишь, я нарезала сыр?
   Л е н а. Ты никогда меня не слушаешь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хотя, откуда тебе помнить? У тебя другим мысли заняты.
   Л е н а. Ты нарезала сыр.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хорошо. Вот, видишь, я тебя слушаю.
   Л е н а. Ты не то слушаешь.
  
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Значит, завтра.
   Л е н а. Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И все решила.
   Л е н а. Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И вещи уже собрала.
   Л е н а. Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хорошо.
   Л е н а. Ну что ты заладила: "хорошо, хорошо"?!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Плохо.
  
   Пауза.
  
   Л е н а. Ладно, не заводись.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я не машина.
   Л е н а. Вот именно, мама, ты не машина.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Так я и не завожусь.
  
   Пауза.
  
   Л е н а. Мама...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не жми на газ.
   Л е н а. Слушай, откуда эти словечки дурацкие? Ты уже сто лет не садилась за руль.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Это ты на возраст намекаешь?
   Л е н а. Я на все намекаю. На возраст, на здоровье...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (четко выговаривая каждое слово). Хватит меня опекать.
   Л е н а. Ну, знаешь! "Хватит ее опекать"... А чем мне тут еще заниматься?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Найди себе мужа.
   Л е н а. Да?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Да. Я отдам тебя вместе с приданым. В хорошие руки.
   Л е н а. Это уже интересно. И что у нас будет приданым?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Стиральная машина.
   Л е н а. Которая не работает.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Починит.
   Л е н а. Кто?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Мужик. Если он с головой и с руками.
  
   Пауза.
  
   Л е н а. У меня уже был мужик, если ты помнишь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Был да сплыл. И нечего о нем вспоминать.
   Л е н а. Так не надо тогда...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не надо.
   Л е н а. Не надо намекать тут на разное. Тем более, ты все знаешь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Знаю. (После небольшой паузы.) Одно другому не мешает.
   Л е н а. Ты опять?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Двадцать пять и за рыбу деньги.
   Л е н а. Хватит!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И я о том же.
  
   Пауза.
  
   Л е н а. Думаешь, я хочу? Я не-хо-чу. Оно само в башку лезет.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты ненормальная.
   Л е н а. Я нормальная... женщина.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Тогда прочисти голову. У тебя там хлама, как в бардачке.
   Л е н а. Я ненормальная женщина. Я старая дева.
  
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Зареветь хочешь?
   Л е н а. И зареву.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Реви.
   Л е н а. Фиг!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Тогда не реви.
   Л е н а. "Реви - не реви"!.. Жизнь прошла, а вспомнить нечего. Только гадость всякая...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты кого имеешь в виду?
   Л е н а. Никого. Никого у меня не было. Кроме тебя.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я - это уже хорошо. Могло быть хуже.
  
   Пауза.
  
   Л е н а.
   Жизнь прошла, как проходит весна, -
   Ничего от нее не осталось.
   Если ночью тебе не до сна,
   Это старость уже, это старость...
Ты мне, мамочка, жизнь сломала.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (принюхивается). Запах. Чувствуешь?
   Л е н а. Хватит уже...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Пахнет.
   Л е н а. В Москве буду жить...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Лена...
   Л е н а. Если вот так вот взять и подумать, я еще не совсем старуха...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Лена, скажи мне, пожалуйста. Только честно, как на допросе. Ты любишь печеную картошку?
   Л е н а (все еще пребывая в задумчивости). Люблю...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. А я не люблю.
   Л е н а. Не люби...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Запах. Запах! Дым, огонь, пожар. Чувствуешь? Вода убежала, картошка испеклась.
   Л е н а. Черт!! (Мчится на кухню.)
  
   Звонит телефон.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (берет трубку). Квартира Ефимовых. Здравствуй, Сашенька. (Некоторое время слушает.) Стоп. Говори внятно. "Внятно", Сашенька, - это разборчиво. А разборчиво - это так, чтобы я могла хоть что-нибудь разобрать. Стоп, стоп, стоп... Жми на ручник. На ручник. Это тормоз. Милая моя, "тормоз" - это когда останавливаются. Остановилась? А теперь тихонечко трогаемся с места. Не "что", а то же самое, с самого начала, но медленно. Очень медленно. Слушаю тебя. Вот так нормально. Что?! Так чего ж ты молчала?! Что говорила? Ты совсем не то говорила, ты только сейчас то сказала. Ну. И что ты собираешься делать? Ладно, беги сюда. Сашенька, у тебя склероз. И не проси меня объяснить, что означает это слово. Просто поверь - у тебя склероз. А у нас у всех большое дело. Сегодня. И кроме того, у меня день рождения. Да, Сашенька, так уж случилось. При чем здесь я? Это мои родители. Нет, день рождения не у них, они давно умерли. Да, мне тоже жаль, но не всем же быть вечными... А теперь беги. Стой! В твоем возрасте бегать нельзя. Я знаю, знаю, но выглядишь ты, как старуха, которой семьдесят лет. А в семьдесят лет, Сашенька, старухи не бегают. Они ходят. Медленно, спокойно, с достоинством. При чем здесь подарок? Ах, это... Обойдусь без подарка. Да, я уверена. Да. Беги. Стой! Иди. И дыши. Глубоко. Вдох, выдох, вдох, выдох... Все, отбой. (Вешает трубку.)
  
   Лена уже давно вошла и слышала конец разговора.
  
   (Лене.) Что ты на меня так смотришь?
   Л е н а. Ты опять нервничаешь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я разговариваю.
   Л е н а. Я слышала, как ты разговариваешь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Подслушивать нехорошо. Разве я не учила тебя? В детстве? Картошка цела?
   Л е н а. Ну, так... Ты сама сказала, что любишь печеную...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Но не горелую.
   Л е н а. Она не успела.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Спасибо, ты мне очень помогла.
  
   Пауза. Каждый думает о своем.
  
   Л е н а (решившись). Мама, я должна тебе сказать...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты еще здесь?
   Л е н а. Ты все-таки хочешь!..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я хочу выйти на балкон и помахать тебе ручкой.
   Л е н а. Ты меня выгоняешь?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Выгоняю.
   Л е н а. Ну-и-пре-крас-но.
  
   Пауза. Лена расхаживает по комнате.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Что дальше?
   Л е н а. Хватит. (Пауза.) Все правильно. (Пауза.) В Москву. (Пауза.) На курсы. (Пауза.) Я буду ландшафтным дизайнером! И жить буду там. И всё! Я оставляю мертвецам хоронить своих мертвецов.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Красиво сказала. Сама сочинила?
   Л е н а. Ты не подумай, я не про тебя говорю. Ты живи тут.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Спасибо.
   Л е н а. Двигаться надо, двигаться. Вот знаешь, на кого ты похожа? На Леонида Ильича. Только звезд не хватает. У тебя тут застой. И я застоялась. А я могу. Я еще могу!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я сижу на берегу, не могу поднять ногу. Не ногу, а ногу. Все равно не могу... Ладно, иди уже.
   Л е н а. Всегда ты так.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (мягко). Тебя Оля ждет...
  
   Пауза.
  
   Л е н а. Ты не будешь пить?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не буду.
   Л е н а. И обещаешь не волноваться?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Клянусь.
   Л е н а. У тебя сердце...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты уйдешь когда-нибудь?
   Л е н а. Но почему?!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Потому что я собираю подруг.
   Л е н а. А я?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты моя дочь.
   Л е н а. Странно это...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Так получилось. Твой отец постарался. Иди.
   Л е н а. Все это очень странно... (Пуза.) Ну и пусть. Если ты хочешь, пусть так и будет.
  
   Звонок в дверь.
   Лена бежит открывать.
   Слышно, как Лена с кем-то разговаривает за сценой. Лилиана Андреевна прислушивается.
  
   Л е н а (высовывается из-за двери). Мама, пока!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Привет Оле.
   Л е н а. Обязательно. (Уходит.)
  
   Появляется Таисия Юрьевна с большой сумкой.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Здравствуй, милая. (Обнимается и целуется с Лилианой Андреевной.) С днем рождения. Как твое сердечко?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Это вы сговорились сегодня?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Лена о тебе беспокоится.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И что?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Мы тоже о тебе беспокоимся.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И что?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ты ведешь себя, как маленькая девочка. А у меня для тебя подарок...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты тоже, кстати, уже давно не учительница, так что не надо...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Лилиана Андреевна, милая, сегодня твой день рождения. Правильно? Правильно. И мы собираемся праздновать. Правильно?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Мы не за этим...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Правильно. Поэтому я приготовила для тебя подарок. (Достает и протягивает коробочку.)
  
   Лилиана Андреевна открывает. Видно, что вещица ей очень нравится. С благодарностью смотрит на Таисию Юрьевну.
  
   Ein Ring fuer Ruhe und Weisheit. Это перстень покоя и мудрости. Ему несколько тысяч лет.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (собирается примерить). А можно?..
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Надень.
  
   Лилиана Андреевна любуется перстнем на пальце.
  
   Я еще кое-что принесла. (Достает из сумки большую бутыль.)
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Самогон?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Вода. Священная вода из источника.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. А цветы?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. И цветы. (Показывает на сумку.)
  
   Лилиана Андреевна вытаскивает из сумки целую охапку цветов.
  
   Ирисы, нарциссы и лилии.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (гладит цветы рукой). Красиво. Мне давно никто не дарил.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Я знаю.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Когда мой будущий муж решил за мной приударить, он, помню, приволок букетик гвоздик. Восемь штук, как покойнику. Он в этом не разбирался. Хватило денег на восемь штук, он и купил. Восемь алых гвоздик. Тогда еще песня такая была... (Поет. Таисия Юрьевна подпевает.) "Алая гвоздика - спутница тревог, алая гвоздика - наш цветок". Почти как свадебный марш...
  
   Пауза.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Их надо поставить в воду.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (спохватывается). Да. В ванну. (Уходит.)
  
   Звонок в дверь. Таисия Юрьевна идет открывать.
   Появляются одновременно Лилиана Андреевна, Александра Львовна с сумкой и Таисия Юрьевна.
  
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Лилечка, я пришла!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Мы видим, Сашенька.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Извини, Лилечка, я совершенно забыла, что у нас всё сегодня. Все так как-то сразу! И твой день рождения. Почему ты раньше не говорила?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Лиля нам обо всем говорила.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ты скрывала! Это так по-людски - скрывать возраст. Весь этот макияж, подтяжка лица, утренние пробежки... Люди - странные существа. Вот я, например, совершенно не стыжусь своего возраста. Что вы так смотрите? Да, я не девушка. А впрочем, если очень захочется... Если видишь мужчину, прекрасного, как Мусагет...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Лиля не знает, кто такой Мусагет.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ну, Лилечка, Мусагет, предводитель муз, красавец. "Бог светоносный, неистовый, отрок преславный, прекрасный, о Мусагет, о плясун хороводный, стрелец-дальновержец"...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ты ясень принесла?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (поднимает вверх руку, как бы останавливая Таисию Юрьевну). "Златокудрявый, вещатель грядущего чистых глаголов... О всецветущий, ведь ты кифарой своей полнозвучной"... Сейчас будет самое красивое место: "Ладишь вселенскую ось, то до верхней струны поднимаясь, то опускаясь до нижней"...
  
   Пауза.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Принесла?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Так я как раз об этом и хотела сказать. Ты представляешь, Таичка, я не нашла ясень. Это просто какая-то катастрофа! Я даже звонила Лиле, я думала, она что-нибудь посоветует, а она говорит: "Беги". Потом говорит: "Не беги". Я совершенно запуталась. Лиля, что ты молчишь? Ну скажи ей. Я же позвонила тебе, я честно сказала, что найти не могу, что все рушится, а ты сказала: "Беги, беги!". И вот я здесь.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Это мы видим. А ясень ты где искала?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Возле дома. У нас возле дома - парк. Маленький такой. Но там все есть. Березы есть, какие-то елочки, даже дуб. Представляешь, Лилечка, там стоит дуб! А ясеня нет. Это трагедия.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. А до другого парка дойти нельзя?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Но я же не думала. Я же вам объясняю, что я забыла. То есть я сначала забыла, а потом я вспомнила и пошла в парк. Девочки, туда завозили деревья из ботанического сада. Честное слово, я сама видела. Откуда же я могла знать, что там вовсе не будет ясеня. Это же попросту ненормально: парк - и без ясеня. "Я спросил у ясеня: "Где моя любимая?". А как же спросил, если его там нет?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Можно у тополя.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Нет, Лилечка, у тополя никак нельзя. Тополь тут совершенно не подходит. Ты только сравни: ясень и тополь - и сразу увидишь, что тополь никак не подходит...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. У нас во дворе американский клен растет...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (кажется, с некоторым облегчением). Нет, милая, тут нужен именно ясень. Увы.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Что значит, "увы"?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ах, Лилечка, ясень - это... Это ясень. Вот и Таисия говорит, что нельзя.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну так найти надо! Время-то есть еще.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. У нас масса времени! Ой, ты знаешь, Лиля, когда ты сказала, что у тебя день рождения, я стала метаться, метаться, я подумала: "Ну нельзя же так, совсем без подарка!". И я нашла. Лиля, закрой глаза! Ну закрой, закрой. На минутку.
  
   Лилиана Андреевна закрывает глаза.
  
   (Достает из сумки статую Немесиды.) Лиля, открой! Вот. Пятый век до вашей эры. У меня на шкафу стояла. (Сдувает пыль.) Подожди, не говори ничего. Сейчас. (Роется в сумке, достает очки и открытку. Читает.) "Дорогая Лилиана! Эти слова анонимного поэта, который возвысил свой голос, дабы петь хвалу сестре нашей, неотвратимой богине, эти слова подходят и для тебя. Ибо...".
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (раздраженно). Саша!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Подожди, подожди, Лилечка. Сейчас я скажу самое главное. "Ибо и тебя так же можно назвать почтенной, всезрящей, милующей и карающей по велению свыше". Дальше - стихи:
   Многоплеменных людей наблюдаешь, всезрящая, жизни.
   В радость одной лишь, почтенной, тебе справедливые речи...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Саша!!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (слегка обиженно). Счастья тебе, дорогая Лиля, успехов и долголетия! Твоя Александра".
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Спасибо, Саша.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (потирая руки). Ну что, будем ждать Марго или сразу за стол? Честно скажу вам, девочки, пока я бегала по этому парку, я страшно проголодалась. Но ведь кто бы подумал?! Из ботанического сада!..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нет.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Лиля, клянусь тебе, я сама видела...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сегодня. Все должно случиться сегодня.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Но Лиля...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Во-первых, парень уже приглашен и скоро придет...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Мы на него посмотрим, обласкаем, приручим...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Во-вторых, вы забыли про гороскоп. Сегодня - единственный подходящий день.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Без ясеня не получится.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Так надо найти этот чертов ясень! Ладно, я пока переоденусь. Тая, вызови, пожалуйста, такси. Я объеду все парки. Если нужно, поеду за город. Я найду вам ясень. Я его обломаю.
  
   Лилиана Андреевна уходит в другую комнату. Таисия Юрьевна нехотя идет к телефону.
   Звонок в дверь. Александра Львовна бросается открывать.
  
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (за сценой). Машенька, милая, ты очень вовремя! У нас тут все просто на волоске висит. Проходи, проходи.
  
   Появляется вместе с Маргаритой Станиславовной, которая тащит большую сумку.
  
   Представляешь, во всем городе нету ясеня, ни одного деревца, а без веточек ясеня - просто никак, ты же знаешь. И отложить ничего нельзя, потому что, Машенька, - гороскоп. И молодой человек. Он идет сюда, он уже приближается, а у нас еще ничего не готово. Все может рухнуть, все может просто рухнуть. Будет величайшая катастрофа!
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Саша!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Машенька, ты и представить себе не можешь, как мы все тут волнуемся. Лиля собирается ехать за город, искать ясень. Но, Машенька, если в нашем парке, где все деревья - из ботанического сада, если в нашем парке нет ясеня, то где же он может быть?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Саша!! Примолкни. (Торжественно оглядывает собравшихся.) Есть ясень.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Так мне вызывать такси?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Конечно, Таичка...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это зачем?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Чтобы ехать за ясенем. Ты только скажи, куда...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Саша! Таисия... А где у нас Лиля?
  
   Входит Лилиана Андреевна. Она уже переоделась.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Здравствуй, Маша.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Гип-гип привет! С днем рождения.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Спасибо. Уже поздравили.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (ставит сумку на стул). Да не смотрите вы на меня, как контуженные удавы. Вот решение всех ваших проблем.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Наших проблем.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Вот решение всех наших проблем. (Расстегивает на сумке молнию и достает веточку ясеня.) Ясень.
  
   Все подходят к столу.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (берет веточку в руки, внимательно разглядывает). Все-таки отыскала. Ты всегда была самой пронырливой.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (понюхав). Да, ясень. Но, Маша, откуда?..
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. От верблюда.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Нет, ты говори, пожалуйста, толком, где ты его достала?..
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. В парке.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Но я же тоже...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Александра, горе ты мое луковое, мы с тобой сколько лет уже существуем по-родственному? Я ж тебя - как облупленную. Со всеми твоими болячками. А их у тебя три: болтливость, глупость и склероз.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ну я бы не сказала...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Вот и молчи себе в тряпочку. С первой твоей болезнью хоть как-то бороться можно. Со второй - посложнее будет. А третья - склероз твой, память девичья - тут уж увольте, тут уж я совершенно без сил. И остается знаешь что? Думать своей головой.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (возмущенно). Пф!
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Да ты хоть пфыкай, хоть не пфыкай. Я не буду с тобой дискуссию-то разводить. Факты, Львовна, они хоть в Африке, хоть в Древней Греции - всё факты. А десять тысяч лет - это опыт. Это тебе не поле перейти. У тебя, девушка, ноги развиты лучше, чем голова. За то мы тебя и держим.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Так это вы меня держите?! Я просто... Я просто... Я возмущена.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Только давайте не будем выяснять отношения.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Нет, Лилечка, подожди. Тут кое-кто хочет бросить тень на мою репутацию. Тут какие-то мелкие управленцы из ЖЭКа пытаются очернить искусство в моем лице. На меня, можно сказать, направлен сумрак ночи - тысячью биноклей на оси...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Понесло...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Я вам не лошадь!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Тогда тормози.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Я не машина. Между прочим, моим умом восхищался Вацлав Нижинский! Да, дорогая Марго, мы говорили с ним о России, мы говорили о будущем синтетического театра.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это что, балерун твой несчастный? То-то он так быстро свихнулся.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Нижинский - гений!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хватит! Давайте делом займемся.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Верно сказано, товарищ. (Командным тоном.) Львовна, держи ясень, беги в ванну.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. В ванну?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Положи хоть ветки-то в воду. Чтоб на жаре не завяли.
  
   Александра Львовна забирает веточки, уходит.
  
   Ну, кто из нас будет жать? Кто скосит сорную траву? Тая?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Не думаю.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Разберемся. Главное в нашем деле - начать.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (мрачно). И закончить.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (достает из сумки серп). Вот. Серп. Из серого железа. (Оценив произведенный эффект.) Самолично украла.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Как всегда.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (Лилиане Андреевне). Семеныч, дворник, пять лет на участке у меня отпахал, а теперь в культуру пошел, исторический музей обметает. Ну, культура-то на нем не шибко зацепилась. Он мне - ключик, я ему - поллитру. Кви про кво называется. Ты у нас судейский работник, ты это дело поймешь... Так вот, значит, прошлой ночью надела я черную маску, фонарик взяла и - вперед, в хранилище. Ух! Кто б меня там увидел...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (она уже вернулась). Тебя бы приняли за привидение, за призрак давно ушедших времен.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Очень проницательно, Александра. (Уже другим тоном.) Серп, между прочим, из Таврии. Хорошо сохранился. Этим седым железом можно шелк резать! Эксперимент?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не надо.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Ну, как хотите. (Достает два камня - черный и белый.) А это, Лилиана Андреевна, для тебя. Сама знаешь, что с ними делать. Саша, тушь!..
  
   Александра Львовна недоуменно смотрит на Маргариту Станиславовну.
  
   (Напевает цирковой марш.) Прам-па-па-ра-ба-ра-ба-па-па-ра...
  
   Ее никто не поддерживает.
  
   А-а-а... (Досадливо машет рукой.) Бичи! (Достает из сумки три бича.) Из цирка.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (констатирует). Украла.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (язвительно). Подарили. За красивые глазки.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ты с ними смотришься просто как ля суксессер дю маркиз де Сад.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Обойдемся без комментариев.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Теперь у нас всё есть?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Всё. К бою готовы.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (мрачно). Drang nach Osten. Den Schluss und Amen...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Да уж...
  
   Пауза.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Ну чего, чего вы посмурнели-то обе? Сашенька? Тая? Мы ж вместе тут всё решили... Обо всем столковались... Натащили всего... Чего вам еще-то надо?!
  
   Долгая пауза.
  
   (Совершенно изменившимся, каким-то усталым голосом.) Мне сегодня сон снился. Осень, октябрь, наверно. Дождь идет, листья к асфальту прилипли. ПУХТО опять не вывезли, бумажки кругом. А я нутром чую: что-то должно случиться. Может - комиссия из управы, может - секретарь из райкома. Мерзкое что-то. И вот, девчоночки мои метут, метут, а чище не делается. Грязища кругом... И по улице, прямо по проезжей части идет тетка в плаще. И собака у ней. Не знаю, какой породы, большая такая, мордастая. И вот эта псина ножки свои кривые поджимает и гадит. Ладно б еще - на газон, нет - на проезжую часть. Я ору: "Что ж ты делаешь, сволочь!". А меня не слышно. Вот ни чуть-чуть, как рыбу дохлую. Побежать хочу, и никак. А тетка идет, и собака гадит... И такой это ужас все это видеть. (Пауза.) Я не люблю собак. Я даже Цербера не люблю. Хоть он и родственник.
  
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Если вы решили отказаться - самое время.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Подожди, Лилиана...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я жду. Я этим и занимаюсь. В отличие от вас, я действительно старая женщина, мне немного осталось, но я жду. И я дождусь. Даже если вы уйдете сейчас, я сама все сделаю. А что мне? Я под горку качусь. Движок барахлит, но выдержит. А вот вы, родные мои, с чем вы-то останетесь? С веточками? С цветочками? С этими пыльными статуями?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Милая, ты просто не понимаешь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сами вы... как пыльные статуи.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Лилечка, ты не волнуйся, тебе нельзя...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Мне все можно!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ты забываешь, женщина. (Маргарите Станиславовне.) И ты забываешь. Это вам не баланс подбивать и не дворы подметать. Опять тебя на революцию потянуло?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Да ты ж сама, Таисия...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Я ошиблась. А теперь я вижу, что мы не готовы.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это ты чего говоришь-то такое? Мы не готовы? Ты не готова! Ишь, щепетильная она стала...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (выговаривает монотонно, нараспев, как молитву). Als die Goetter aenlich wie Menschen die Last trugen, Koerbe schleppten...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Да что ты мне тут с белиберденью германской лезешь? Non te intellexi!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ea omnia in eo vertuntur, quod...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Verbum unum ne faxis cave!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (продолжает в том же духе). Die Koerbe der Goetter riesige waren, schwere Arbeit, grosse Unbilden...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Нихт ферштейн. Бред собачий. И слышать этого не хочу. И видеть этого не хочу.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ταυ̃τα λέγω, ὡς τὸ παράπαν οὐ νομίζεις θεούσ.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Yes! I don't want to respect anybody.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Но, Машенька, так же тоже нельзя. Тю дуа етр прет а те секрифье...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Хватит с меня!
  
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (машет рукой). А-а-а... (Поет и танцует.)
   Как сидели три девицы
   И мечтали вечерком:
   Как бы нам, да трем девицам,
   Обзавесться женишком.
  
   Так сидели и мечтали
   Тридцать лет они подряд.
   Женихи все перемерли,
   А девицы всё мечтат.
  
   На столе стоит стакан,
   Рядом четвертиночка.
   Мой миленок - хунвейбин,
   А я хунвейбиночка.
  
   Говорят, что я старуха,
   Только мне не верится:
   Ну какая ж я старуха -
   Все во мне шевелится!
  
   В этот момент раздается звонок в дверь. Все замирают.
  
   Поздно уже. Поздно тормозить, когда гаишник свистнул. Уберите все это со стола - гость идет! (Уходит.)
  
   Оставшиеся спешно убирают сумки, бутыль, серп и т.д.
  
  
  
   Действие второе
  
   Те же и там же.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (за сценой). Ну наконец-то! Опаздываешь, опаздываешь! Не ценишь чужое время! Мы из-за тебя за стол не садимся.
   Д а н и и л. Простите...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Заходи, заходи! Разуваться не надо. Прямо в комнату. Да двигайся ты! Что ж такое? Что за тормознутая молодежь?
  
   Вводит Даниила в комнату.
  
   Это мои подруги: Таисия Юрьевна, Александра Львовна, Маргарита Станиславовна.
   Д а н и и л. Добрый день... Извините, я хотел...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Это Алексей. Он будет праздновать вместе с нами. Маша, Тая, идемте на кухню, вы мне поможете. Александра, а ты пока развлекай гостя. Только не очень сильно его убалтывай! (Собирается уходить.)
   Д а н и и л. Подождите!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну, чего еще?
   Д а н и и л. Подождите... Я чего-то не понимаю... Это квартира пятнадцать?
   Ж е н щ и н ы (переглянувшись). Пятнадцать.
   Д а н и и л. А вы кто?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (выдержав паузу). Это - Таисия Юрьевна. Это - Маргарита Станиславовна. Это - Александра Львовна. Я - Валентина Борисовна.
   Д а н и и л. Это дом двадцать пять, квартира пятнадцать?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Слушай, юноша, ну хватит уже.
   Д а н и и л. Это дом двадцать пять, квартира пятнадцать?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Леша, ты перегрелся на солнце.
   Д а н и и л. Я не Леша!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. А я не Валя. Это Наташа, Наташа! Это она тебя подучила! Всё. Ты нас разыграл. Мы посмеялись. Маша, Тая, идемте.
   Д а н и и л. Нет! Подождите... А где... Алена?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. В кино ушла. С другом.
   Д а н и и л. Тогда... Она скоро вернется?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Кто?
   Д а н и и л. Алена.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Какая Алена? Что ты голову нам морочишь?
   Д а н и и л. Я...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты.
   Д а н и и л. Я чего-то... Как-то я... И вы как-то тоже... Это шутка такая?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Шутка, шутака. Мы перечницы старые, но веселые.
   Д а н и и л. А Алена, она... Она здесь?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Что ты пробуксовываешь на этой Алене? Хватит, Леша, хватит. Уже не смешно.
   Д а н и и л. Я не Леша!
   Л и и а н а А н д р е е в н а. Ты архангел Даниил.
   Д а н и и л. Я Даниил, да. Но я не архангел...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И то слава богу.
  
   Пауза.
  
   Д а н и и л. Вот не надо, не надо так со мной. Я вам кто? Я вам не этот... Я, может быть... Я двенадцать лет ждал. А вы... Зачем?.. (Поворачивается, собирается уходить.)
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Да стой ты! Чего взбеленился?
  
   Даниил останавливается.
  
   Так ты не Леша?
   Д а н и и л. Я Даниил.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты не племянник Натальи Петровны?
   Д а н и и л. Нет.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. А чего пришел тогда?
   Д а н и и л. Я к Алене.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нету у нас такой.
   Д а н и и л. Но вы же это... сами сказали...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я пошутила. Я думала, ты Наташин племянник, приехал по делам, остановиться негде. Я обещала тебя подселить. На время. Ты уверен, что ты не Леша?
   Д а н и и л. Я Даниил! Извините. (Снова собирается уходить.)
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Да куда ж ты бежишь-то, Данила. (Подходит к Даниилу, закрывает ему проход.) Смотри, надулся, надулся... Ну ошибся, чего теперь? Александра вон тоже всегда ошибается.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (встрепенувшись). Я?..
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Хочешь, песню тебе спою? Душевную. А?.. Даниил, Даниил, если женщина просит, бабье лето ее торопить не спеши. (Дает знак, как дирижер, всем остальным.)
   Ж е н щ и н ы (подхватывают песню и Даниила, ведут к столу).
   Я еще разобьюсь о твою неизбежность;
   Голубая метель запорошит мой дом.
   Я прошу, Даниил, не заснежь мою нежность;
   Не касайся любви леденящим крылом.
   Даниил, Даниил, не мети мне на косы,
   Не стучись в мою дверь, у ворот не кружи!
   Даниил, Даниил, если женщина просит,
   Бабье лето ее торопить не спеши!
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Банкет у нас тут намечается. День рождения у... Валентины Борисовны. До полного счастья знаешь, чего не хватает? Хорошего мужика.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Пф, Машенька, моветон...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Я не о том, Александра. А ты что подумала?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (усаживает Даниила). Даня, представьте: вы сбились с дороги, вокруг леса, болота, темно и страшно. И вдруг впереди, как искра надежды, - крохотный огонек. Это горит окно в одинокой хижине, где готовы согреть, приютить, накормить...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Напоить и спать уложить.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Не бойтесь, Даня, Таисия Юрьевна шутит. Оставайтесь. Нэ форсе па ля жен фий а ву прие дэ ле фэр.
   Д а н и и л. Ну, я...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Мы рады, Даня. Вот видите, как все просто! А теперь, Лилечка, мы будем кушать. И праздновать. Боже мой, Даня, если б вы знали, до чего же я голодна! Просто как какие-нибудь Тезей с Пирифоем. А вы? Вы любите кушать?
  
   Даниил пожимает плечами.
  
   Вы гурман. Ну конечно. Я это чувствую. Маша, Лиля, Тая, чего вы стоите? Юноша хочет есть...
  
   Маргарита Станиславовна презрительно фыркает, и однако все трое идут на кухню.
  
   Скажите, Даня, какую кухню вы предпочитаете? Немецкую, итальянскую, индийскую? Вы вегетарианец? Нет? Я знала! Стойте. Я сейчас догадаюсь. (Пристально разглядывает Даниила.) Французскую. Буайбес, фуа гра, эскарго, камамбер... У вас очень хороший вкус. А пробовали вы когда-нибудь настоящий бургиньон? Помню, в одна тысяча девятьсот седьмом, в первый "Русский сезон" в Париже...
  
   Женщины возвращаются с кухни со всевозможными блюдами.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Не верьте ей, Даниил.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (возмущенно). Но почему?!. Я же отлично помню!..
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Weil du, Liebe, 1907 das Licht der Welt noch nicht erblickt hast.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Зют!.. (Хлопает себя по лбу.) Конечно, меня еще не было в 1907 году! Но бургиньон от мосье Артуа из Бургундии... Ах!.. Ах, Данечка, если бы вам исполнилось хотя бы тысячу лет...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (зловеще). Львов-на...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Уже молчу! Давно молчу. Я вяну и молчу; печаль меня снедает; на девственных устах улыбка замирает...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сели!
  
   Усаживаются.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (Даниилу). Тебе чего?
   Д а н и и л. Я...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Всего помаленьку. Попробуйте, Даня. Это, конечно, не бургиньон, но... (Лилиане Андреевне.) Наша хозяйка превосходно готовит! (Накладывает Даниилу в тарелку и комментирует.) Оливье, селедка под шубой, свекольный салат, колбаса, рыбка, грибочки, сырный салат...
   Д а н и и л. Нет, пожалуйста, сырный не надо.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это почему?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. У вас аллергия на сыр?
   Д а н и и л. Я... Понимаете, я однажды объелся сыром... и теперь...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (глядя на Таисию Юрьевну). Сыром объелся. Славненько. То-то я гляжу - упитанный ты. Кушай, кушай.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Вы не стесняйтесь, Данила, тут все свои! (Берет вилку, показывает, как малому ребенку.) А-ам!.. (Жует задумчиво, словно дегустатор.) Ах... (Вздыхает о чем-то и уже всерьез принимается за пищу.)
  
   Ее примеру следует Даниил, который, похоже, действительно проголодался. Все остальные пристально на него смотрят. Маргарита Станиславовна толкает локтем Александру Львовну. Между ними происходит немой диалог. После чего Александра Львовна тоже начинает внимательно изучать жующего Даниила.
   Пауза.
   Почуяв нечто странное, Даниил прекращает есть и оглядывает дам. Те улыбаются и прячут лица.
  
   У вас замечательный аппетит! Знаете, Данила, когда я была молода... Боже мой... (Напевает.) Был беспечным и наивным Александры юной взгляд, все вокруг казалось дивным...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (резко обрывает). Львовна!!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (обиженно). У меня тоже был хороший аппетит.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Хватит.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Вот вечно ты, Таичка...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Хватит. Мы сюда не жрать собрались. Лилиана, у тебя все готово?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. У меня все готово.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Так займись делом.
  
   Лилиана Андреевна встает и отходит к серванту.
  
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (Даниилу). Таисия Юрьевна раньше преподавала в школе. Учителем немецкого языка. Представляете, Даня, однажды ее чуть было не арестовали, как шпионку. Соседи написали в НКВД, что Таечка слушает по ночам немецкое радио...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Обычное дело - в комнату вселиться хотели...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Так вот, темной, беззвездной ночью к подъезду подкатил "воронок". Из него вышли три человека в фуражках и кожаных тужурках. У каждого - пистолет. Они уже начали подниматься по лестнице, и тут...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Хватит.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Но почему? Это так смешно получилось!.. Помнишь, Тая...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ich erinnere mich nichts.
  
   Смотрит на Лилиану Андреевну. Та кивает.
  
   Честно вам скажу, Даниил, я была против. Но - ein Schicksal.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Судьба, судьба у тебя такая. Мы - твоя судьба.
   Д а н и и л (оглядывая женщин). Это...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. И то, и это, и все сразу. Ух, ха-ха-ха!..
   Д а н и и л (поднимается). Извините, я что-то... Я лучше... (Направляется к двери.)
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (заступает дорогу, в руках у нее пистолет). Стой.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (поднимается). Ты куда разбежался-то? У нас тут банкет еще. Всех тостов не сказали.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (тоже встает). Сядьте, Даниил. Так будет лучше.
   Д а н и и л. Не понял...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (встает). Вы поверьте, Данечка, мы вам зла не желаем. Мы вообще никому зла не желаем. Просто... по справедливости надо.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Вот. В кои-то веки умную вещь сказала.
   Д а н и и л (оглядывает присутствующих). А если я...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я выстрелю.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Она, Данечка, ворошиловским стрелком была.
   Д а н и и л. И?..
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. В рубль олимпийский с сорока шагов попадает.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сядь.
  
   Даниил садится.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Ну что, девушки, с чего начнем?
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. С чревоугодия.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это по твоей части.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Данила-а, любите ли вы сыр?
   Д а н и и л (мрачно). Нет.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. А почему?
   Д а н и и л. Я сказал.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. А вы еще раз. И под-роб-нень-ко.
   Д а н и и л (после небольшой паузы). Слушайте, бабушки... вам чего?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Тебя.
   Д а н и и л. Да вы...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Товарищ не понимает.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Видите ли, Данила, мы - Эринии.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Эвмениды.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (указывает на Таисию Юрьевну). Тисифона. (Указывает на Александру Львовну.) Алекто.
  
   Александра Львовна делает книксен.
  
   (Указывает на себя.) Мегера.
  
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты Куна читал?
   Д а н и и л. Это...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Николай Кун, "Легенды и мифы Древней Греции".
   Д а н и и л. Нет.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Что "нет"?
   Д а н и и л (начиная злиться). Не читал.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Какой же вы темный, Данила...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Просто "чайник" убогий.
   Д а н и и л. Я... Слушайте вы!.. (Поднимается.)
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сядь.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (Даниилу). Я вам сейчас все-все-все объясню...
   Д а н и и л. Нет, это я вам сейчас объясню. Вы чего думаете, а? Вы чего себе... возомнили? Вы это... Вы... вы... Вот, блин!.. (Направляется к выходу.)
  
   Лилиана Андреевна стреляет в потолок. Даниил приседает, закрываясь руками.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (Даниилу). Следующая - в тебя.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ты бы потише. Соседей перепугаешь.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Проверено, мин нет. На дачах все. Бабье лето, однако...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. С вашего позволения я продолжу. Видите ли, Даня, мы, в некотором роде, сироты. Как и наша сестра, любвеобильная Киферея, мы родились из крови, пены и спермы, когда отец Громовержца оскопил нашего несчастного батюшку. Мы призваны были блюсти закон матери нашей Земли. Мы были богини мщения. Покидая владенья Гадеса, мы преследовали грешных мужчин, совершивших великие злодеяния...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Ближе к делу.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Да куда же ближе-то, Машенька? Я говорю сейчас о метафизической сути вещей...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. А ты ему лучше про физику расскажи.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Но как я могу?..
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Александра!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Да, я Александра!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Хватит.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Да кто дал вам право меня прерывать? Что вы мне в душу-то все время плюете? Вы мне десять тысяч лет в душу плюете! Я вам не амфора для плевания.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (Даниилу). Короче, дело к ночи. Пока мы бегали за этим говнюком...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Орестом.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Пока мы бегали за Орестом, Афина Паллада и этот твой... (Александре Львовне.) Аполлон Мусагет соорудили заговор.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Мы проиграли в суде.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Какой суд, Тая? Ты мозги-то не пудри юноше. Там спектакль был, а не суд. Ты представь, Данька, Эвменидами, говорят, будете. Порядок будете охранять. И чего? Ну давай, спроси богинь-то этих, а. Спроси, я сказала. Ну!
   Д а н и и л. И чего?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Дуры мы, вот чего. Да, Юрьевна, и не спорь со мной. (Даниилу.) Отвели нас в пещеру, напоили вином. А в вине-то, знаешь, что было? Ну!
   Д а н и и л. Что?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. И чтой-то там было, Таичка?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Сонное зелье.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Сонное зелье! (Даниилу.) Знаешь, сколько мы дрыхли? Две тыщи лет!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Это кара.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это гнусная подлость! (Даниилу.) Все вы - молодые, ранние, наглые. Новые боги, новые люди... Я б вас всех! (Замахивается.) Не трусь, козявка. Через две тыщи лет мы проснулись. Ё-к-л-м-н!.. Нету сверху-то никого. Никто ЦУ не спускает, на грешников не указывает, догнать-растерзать не просит. Никакой тебе, мать ее, диктатуры закона. Полный... беспорядок. И чего тогда сказала Таисия? "Работать, - говорит, - мы будем трудиться в поте лица и облагораживать мир. В этом одном, - говорит, - заключается смысл и цель, и счастье, и восторги. Мы откажемся от своего прошлого и создадим этому миру новое будущее"... Ну, Тая, как самая умная, пошла восторгаться по педагогической части. Саша, как самая... артистичная, занялась театром. Играла чертей и блудниц в каких-то мистериях. Потом увлеклась балетом.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Я танцевала на лучших сценах Европы!..
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Да видела я, как ты танцевала. Выскочишь с кордебалетом, дернешь ножкой и опять за кулисы. А я пошла наводить порядок, в дерьме ковыряться.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Тебя, милая, никто не заставлял.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. А что мне делать-то было? Глядеть, как вы в эмпиреях летаете? Да, я трудилась. И мне не стыдно.
  
   Пауза.
  
   Д а н и и л. Бабушки... Я проникся... Правда.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Сиди уж ты!
   Д а н и и л. Вы... Вы прав таких не имеете! Сейчас не это уже... Не то время!
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. О! Гнев пошел. Давай, Данилка, давай! Так их, богинь-то этих!
   Д а н и и л (вскакивает). Вы! Психонутые старые ведьмы. Желтый дом по вас плачет. Я вам знаете, что... Я вам знаете, как... Вы Данилу еще не знаете... Ну, стреляйте в меня, стреляйте, стреляйте!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (громко топает ногой). Бах!!
  
   Даниил снова съеживается на полу.
  
   Лучше, чем ты думаешь, мы тебя знаем.
   Д а н и и л (почти плачет). За что?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. За грехи. Потому что зовут тебя так. Да-ни-ил. В переводе с древнееврейского - "Бог мне судья". Перед тобой боги... Давай отвечай, только быстро. Имя твоего отца?
   Д а н и и л. Вадим.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Имя отца твоего отца?
   Д а н и и л. Вадим.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Что означает имя Вадим?
   Д а н и и л. Откуда я знаю?!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. В переводе с древнеарийского, Вадим означает "смутьян". Ты сын греховного смутьяна и внук греховного смутьяна. Когда ты родился? День и месяц рождения?
   Д а н и и л. Третьего марта.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Три и три. Тебе сколько лет?
   Д а н и и л. Тридцать три.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Три и три. Какое сегодня число?
   Д а н и и л. Девятое сентября.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Девять и девять. Твое имя - это тройка или девятка. Понял?
  
   Даниил мотает головой.
  
   Трижды три сколько будет? Девять. Кто ты по гороскопу?
   Д а н и и л. Рыба... вроде бы.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Вот. Какие имена лучше всего соответствуют знаку Рыб? Даниил и Вадим. Фамилия? (Кричит.) Фамилия?!
   Д а н и и л. Рыбкин.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Даниил Вадимович Рыбкин, родившийся третьего марта, которому сейчас тридцать три года. Ты - великий грешник и максимальное воплощение знака Рыб! У Нострадамуса сказано:
   Рыба, которая живет в воде и на земле,
   Огромной волной будет выброшена на берег,
   Форма ее - странная, привлекательная и ужасная.
   Рыба, в которую будут заключены железо и письмо,
   Окажется человеком, который затем начнет войну.
   Сорок лет Ирида не будет появляться,
   Затем сорок лет она будет видна каждый день.
   Сухая земля иссохнет еще больше,
   А затем, когда Ириду увидят, начнутся ливни.
   Я чувствую приближение большого голода, -
   Он будет часто отходить, но потом станет всемирным, -
   Такого большого и долгого, что будут вырывать
   Деревья с корнем и отрывать ребенка от груди.
   Так как все живущее не будет иметь никакого смысла,
   Железо довершит смертельную работу.
   Чума, голод, смерть от вооруженной руки.
   Век приближается к своему обновлению.
Понял?
  
   Даниил мотает головой.
  
   Ты знаешь, что сейчас завершается эра Рыб? Ты знаешь, что скоро должна начаться эра Водолея? У Нострадамуса сказано:
   Трое божественных обвинителей закуют в кандалы
   Человека, число которого три и девять.
   И судить его будет женщина, искусная в делах правосудия.
   На тайном суде человек будет обвинен или оправдан.
   Тогда Водолей приблизится к Рыбам, и Марс будет отражен.
   (Успокоившись.) Да, кстати, чтоб ты знал, я двадцать лет проработала народным заседателем.
  
   Пауза.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (пожимает плечами). Мелкий он. Мелкий и жалкий.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Подожди. (Идет к серванту, достает оттуда толстую папку.) Вот. Личное дело Рыбкина Даниила Вадимовича. (Открывает папку.) Что там у нас было? Чревоугодие, гнев...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Жадность.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Данила, скажи нам честно, ты деньги любишь?
   Д а н и и л. Я...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сколько ты берешь со своих постоянных клиентов сверх расценок? Только не ври!
   Д а н и и л. Это... Это чаевые. Их все берут. У нас... хороший салон. И не я один!..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Но ты берешь больше всех. Так?
   Д а н и и л. Ну...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (делает жест рукой, давая понять, что этот вопрос исчерпан). Едем дальше. (Перелистывает страницы.)
   Д а н и и л. Вот не надо. Раз такое дело зашло... я скажу. Я - самый лучший. Да. Я и учился когда, я лучшим был. И теперь. Я вот возьму чувырлу какую-нибудь, два часа с ней возиться буду. А потом раз - и принцесса. Ко мне... Ко мне в очередь пишутся. И да, да, я беру. Я за дело беру. Я...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (радостно). Гордыня.
  
   Лилиана Андреевна разводит руками, дескать, а я вам что говорила.
  
   Зависть.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. О-о-о... Этот человек всю жизнь кому-то завидовал. Скажите нам, гражданин Рыбкин, почему вас так не любили в классе?
   Д а н и и л. Это... в школе? Ну... я самый маленький был, самый слабый.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты самый мерзенький был. (Достает из папки детскую фотографию Даниила. Демонстрирует собравшимся. Кладет на стол. Вынимает бумагу.) Показания бывшей классной руководительницы Опанасенко Валентины Павловны. Читаем: "Я хорошо помню Рыбкина, ужасный был мальчик"...
   Д а н и и л. Врет она! У нее у самой... у нее любимчики были... Этот... Ковалев, Ищенко... Она оценки им завышала! Это правда, да, это правда...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И ты им завидовал.
   Д а н и и л. Я...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И стучал на них завучу.
   Д а н и и л. Я же... я... я... А справедливость? Вы же сами... про справедливость... (Оглядывает женщин.) Нет?.. Я маленький был.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. А потом вырос. (Достает из папки новую фотографию: Даниил и еще какой-то парень в военной форме.) Показания Борисова Андрея Николаевича. Помнишь такого? Ты с ним в армии вместе служил... Борисов утверждает, что, работая в штабе части, ты регулярно обворовывал чужие посылки. Там их вскрывают прежде, чем выдать. Так?
   Д а н и и л. Нет.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. У солдат воровал, у своих сослуживцев, у бедных голодных мальчиков. Сладенького хотелось? Денег чужих хотелось? Завидовал... Вот, кстати, и письмишко твое домой. (Достает.) "А если вам не трудно, пришлите мне, пожалуйста, денег или печенья...".
   Д а н и и л. Я... Да чего вы знаете-то про армию?.. Я в стройбате служил. Меня по здоровью никуда не взяли. А там... Меня били! Они... Суки эти... Им каждый месяц посылки слали... Урюк, курага, шербет... И сахар... Они сахар в столовке крали! А мне никто ничего не слал. Ни разу. За два года ни разу. Ни мать, ни отец... (Берет со стола фотографию.) Борисов... Он же со мной же жрал! А потом и сдал меня, да... Знаете, как меня били?!.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не знаем. И знать не хотим. Нет, ты посмотри на него, у него на все оправдания есть. Прямо как змея, ускользает. (Достает новую бумагу.) Та-ак...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Хватит с завистью.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. У меня еще тут.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Дальше.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Похоть.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И это есть. Двенадцать лет назад гражданин Рыбкин соблазнил девушку. Девушку забеременела.
   Д а н и и л. Алена?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Алена. (Достает фотографию: Даниил и девушка. Лицо девушки - в тени, так что разглядеть его почти невозможно.) Та самая. Узнаешь?.. (Отдает фотографию Даниилу.) У нее мог бы быть ребенок. Крошечное живое существо. Оно бы егозило в кроватке, оно бы кричало: "Мама, мама!". Но ты ее бросил. И бедной девушке пришлось сделать аборт. Умертвить нерожденную жизнь.
   Д а н и и л. Я не знал!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Врешь. Ты все знал. А если не знал, то догадывался. Тут даже твоего бы ума хватило. Когда девушка беременна, это можно понять. Так? Отвечай!
   Д а н и и л. Я...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Громче!
   Д а н и и л. Да!
  
   Лилана Андреевна снова желает жест рукой, как бы акцентируя момент.
  
   (После небольшой паузы.) Ну чего смотрите? Нравится? В чужом дерьме ковыряться нравится?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Не пыли.
   Д а н и и л. Вот такой вот я. Ну? Чего там еще у вас в папочке? Хотите, сам расскажу? Я в детстве крылья у мух отрывал. И лапки. (Лилиане Андреевне.) Мухи тоже есть?.. (После небольшой паузы.) А потом мы кошку замучили. Во дворе. А потом... Я за девочками подглядывал, да. В туалете. Дырку сделал в стене и подглядывал. И деньги у отца крал, да. И у матери крал. И стучал. Ковалев стекло разбил, а я настучал. И в армии замполиту стучал, да. И посылки обкрадывал. И жрал втихаря. Зашхерюсь в кустах и жру. Печенье там, урюк, пастилу... Я такой. У нас в техникуме девчонка была. Красивая. Мне не давала. Всем давала, а мне не давала. Они у Пашки в комнате собирались. Я пошел и настучал коменданту. Все сбежались... Развра-а-ат!.. Выгнали. А она потом с девятого этажа прыгнула. Домой вернуться боялась. Дура. А я хороший был. Меня в пример ставили, да. И я вырвался! Из дерьма, из армии, из общаги сраной, из техникума этого гребаного. У меня квартира, у меня работа, у меня жена... будет. Я...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Что ж ты сюда-то пришел? От жены будущей.
   Д а н и и л. Алена... Это правда?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Правда.
   Д а н и и л. Но я же...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И на похороны отца не приехал. (Словно игральные карты, швыряет на стол бумаги, письма, фотографии.)
   Д а н и и л (берет одну из них). А-а, батя... И его вспомнили... Так я вам скажу. Козел он был и алкаш. Весь в деда пошел. Вместе бухали... Он... От него воняло!! (Передразнивает.) "Сыну-уля, сыну-уля... Ты что делаешь?..". А я его - по почкам, по почкам! Он потом кровью ссал. И даже не вспомнил - кто его, что его...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Вспомнил.
   Д а н и и л. Что?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Вспомнил и рассказал. (Достает из папки бумагу.) Вот показания Александрова. Сосед ваш. Твой отец все ему рассказал. Он до смерти почками мучился. И умер от этого.
   Д а н и и л. От белой горячки он умер.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты не знаешь. (Опять достает бумагу. Демонстрирует.) Вот справочка. (Кладет на стол.) А тебя, гражданин Рыбкин, там не было.
   Д а н и и л. Занят был!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Вот и лень проявилась. Чревоугодие, гнев, жадность, гордыня, зависть, похоть и лень. Семь смертных грехов. Плюс подлость, воровство, доносительство, доведение до самоубийства и нанесение тяжких телесных повреждений. (Выбрасывает на стол оставшиеся бумаги и захлопывает папку.)
  
   Пауза. Даниил перебирает лежащие на столе документы и фотографии.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Какие ж вы... Учишь, учишь вас... Добру учишь. А вы... Люди... Если б вы знали, как хорошо было, когда вас не было. Мелкие вы, ничтожные. От него судьба мира зависит, а он... "Я, я...". Юлит, извивается... Вот такие, как ты, все и губят. Вот такие вот, самые мелкие, самые склизкие, которые исподтишка... Семь грехов... Дело не в этом. Пиявка ты, Даниил. Присосался. Кровь пьешь. А потом лопнешь и всех вокруг кровью забрызгаешь. (После небольшой паузы.) Кончать с этим надо. Раз и навсегда.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну что, Данила-мастер, к суду готов?
   Д а н и и л. А разве...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нет, Данилушка, это допрос был. Суд у нас впереди.
   Д а н и и л. Что вы... со мной...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (пожимает плечами). Если ты будешь признан виновным, придется тебя оскопить. Ты умрешь. А богини прольют твою кровь, смешают с морской водой, море омоет землю и очистит ее от скверны... И придет Водолей. (Пауза.) Ну что? Согласен?
   Д а н и и л. Я... Господи... Почему я?.. Да, да, да, я знаю... Судьба там и все такое... И дед, и отец... Все правильно... И все мы, Рыбкины... И я... Но я же думал... Я же хотел... Я прорвался!.. Догнали, значит... Догнали Данилу... Вот так вот... Вот так вот - раз и нет. (После небольшой паузы.) А может, и хорошо... А может... Раз и ничего нет...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не слышу.
   Д а н и и л (громко и отчетливо). Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Он согласен.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (Даниилу и Лилиане Андреевне). Идите. Мы должны приготовиться.
  
   Лилиана Андреевна и Даниил уходят в соседнюю комнату.
   Гаснет свет.
  
  
  
   Действие третье
  
   В глубине полутемной сцены стоит стол, на нем - кресло. Спереди - ступеньки, чтобы можно было подняться на стол. Все это накрыто тканью.
   Справа, слева и перед столом стоят Таисия Юрьевна, Маргарита Станиславовна и Александра Львовна. Впрочем, облик их изменился совершенно неузнаваемо. Теперь это - три Эринии.
   (Ниже приводится не описание ритуала, а всего лишь словесная партитура и отдельные ремарки, без которых не обойтись. По ходу ритуала Эринии используют цветы или венки из цветов, ветви ясеня, бичи и воду. Кроме того, могут быть использованы факелы.)
  
   Э р и н и и.
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул,
   Гули-гули гул, гул, гул, гул, гул.
   Копыта стучат,
   По земле колотят.
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул.
   - Слышишь?
   - Слышу.
   - Кто там?
   - Царь едет!
   - Далеко ли?
   - Пять верст осталось.
   - Тогда успеем.
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул...
  
   - Подмела ли ты дороженьку?
   - Не мела еще дороженьку.
   Я на речку ходила, я дрова колола,
   Я бежала, запыхалась - не успела еще.
  
   - Мети царю дорожку
   К самому порожку.
   Мети траву сорную,
   Мети змею лютую,
   Мети ящерку зеленую -
   Чисто мети, наклонись, не ленись!
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул,
   Гули-гули гул, гул, гул, гул, гул.
   Копыта стучат,
   По земле колотят.
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул.
   - Слышишь?
   - Слышу.
   - Кто там?
   - Царь едет!
   - Далеко ли?
   - Четыре версты осталось.
   - Тогда успеем.
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул...
  
   - Прибрала ли ты царю горенку?
   - Не была еще я в горенке.
   Я на речку ходила, я дрова колола -
   Я бежала, запыхалась, не успела еще.
  
   - Прибери царю горенку,
   Чисто прибери горенку,
   Чтоб светло там было, чтоб тепло там было,
   Чтобы царь вошел и порадовался!
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул,
   Гули-гули гул, гул, гул, гул, гул.
   Копыта стучат,
   По земле колотят.
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул.
   - Слышишь?
   - Слышу.
   - Кто там?
   - Царь едет!
   - Далеко ли?
   - Три версты осталось.
   - Тогда успеем.
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул...
  
   - Ты поставила ли в горнице дубовый стол?
   - Не поставила я в горнице дубовый стол.
   Я на речку ходила, я дрова колола -
   Я бежала, запыхалась, не успела еще.
  
   - Ты поставь царю дубовый стол,
   Ножки крепкие - дубовый стол,
   Чтобы сел за стол, оперся на стол,
   Чтобы сел за стол и порадовался!
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул,
   Гули-гули гул, гул, гул, гул, гул.
   Копыта стучат,
   По земле колотят.
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул.
   - Слышишь?
   - Слышу.
   - Кто там?
   - Царь едет!
   - Далеко ли?
   - Две версты осталось.
   - Тогда успеем.
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул...
  
   - Приготовила ль еду и питье?
   - Не готовила еду и питье.
   Я на речку ходила, я дрова колола -
   Я бежала, запыхалась, не успела еще.
  
   - Ты поставь на стол питье и еду,
   Да смотри - не накликай беду.
   Приготовь кутью пшеничную,
   Приготовь сыту медовую,
   Приготовь блины круглые,
   Приготовь кисель сладенький.
   Чтоб он каши поел, киселя он испил,
   Чтоб сидел за столом и радовался!
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул,
   Гули-гули гул, гул, гул, гул, гул.
   Копыта стучат,
   По земле колотят.
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул.
   - Слышишь?
   - Слышу.
   - Кто там?
   - Царь едет!
   - Далеко ли?
   - Одна верста осталось.
   - Тогда успеем.
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул...
  
   - Приготовила ль ты плаху царю?
   - Не готовила я плаху царю.
   Я на речку ходила, я дрова колола -
   Я бежала, запыхалась, не успела еще.
  
   - Поставь царю плаху
   Для одного взмаха.
   Мы махнем топором -
   Голову отсечем.
   Покатится голова через горницу,
   Покатится голова через сенечки,
   Скок, скок по крыльцу - на дороженьку.
   Вот и нет у нас царя-батюшки!
  
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул,
   Гули-гули гул, гул, гул, гул, гул.
   Копыта стучат,
   По земле колотят.
   Гул, гул, гул, гул,
   Гул, гул, гул, гул.
   - Слышишь?
   - Слышу.
   - Кто там?
   - Царь приехал!
  
   Становятся возле двери с бичами. На каждый выкрик - резкий взмах бича. Кричат все громче.
  
   Царь! Царь! Царь! Царь! Царь! Царь! Царь! Царь! Царь! Царь!
  
   Открывается дверь. Выходят Даниил и Лилиана Андреевна. Эринии танцуют вокруг них.
  
   Как приехал царь,
   Наш государь.
   С ним царицушка,
   Как лебедушка.
   Мы стол соберем,
   Мы гостей созовем,
   И царице с царем
   Мы славу споем.
   Будут гости пить
   Вино красное,
   Будут гости есть
   Мясо белое.
   Будут гости таить
   Думы черные,
   Думы черные,
   Как убить царя.
  
   Произносят заклинание.
  
   Летите, ветры, летите злые,
   Несите ночь.
   Летите, ветры, летите злые,
   Несите тьму.
   Соберите ее пригоршнями
   Из-под каждого дерева.
   Соберите ее пригоршнями
   Из-под каждой травиночки.
   Из земли возьмите,
   Из воды возьмите,
   С неба черного соберите тьму.
   Соберите ее, принесите ее,
   И на голову царя возложите ее.
   Я на голову царя заклятье кладу.
   Разойдется оно, растечется оно,
   Растечется оно черной водой.
   Оно в волосы войдет и в корни волос.
   Оно в голову войдет, в самый мозг.
   И в глаза войдет, и в ресницы войдет.
   Оно в связки войдет, и в суставы войдет.
   Оно в кости войдет, в середину войдет.
   Оно в ногти войдет, в основанья войдет.
   Ночь, ночь, ночь, ночь, ночь, ночь, ночь, ночь -
   Тьма!
  
   Завязывают Даниилу глаза, потом раскручивают его.
  
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мелет мельница.
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мелет зернышки.
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мука будет!
  
   Ведут Данила по сцене.
  
   Входи, государь, на чистый двор,
   Двор вычищенный, двор выметенный.
  
   Стой! Стой! Стой!
  
   Поднимись, государь, по крутому крыльцу,
   А в крылечике - пять ступенечек.
  
   Стой! Стой! Стой!
  
   Иди, государь, по красну ковру,
   По красну ковру - через сенечки.
  
   Стой! Стой! Стой!
  
   Войди, государь, в светлу горенку,
   В светлу горенку с дубовым столом.
  
   Стой! Стой! Стой!
  
   Садись, государь, за дубовый стол,
   За крепкий стол, за дубовый стол.
  
   Стой! Стой! Стой!
  
   Снова вертят Даниила.
  
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мелет мельница.
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мелет зернышки.
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мука будет!
   То не зернышки, а камешки,
   То не зернышки, а камешки.
   Не мука, не мука, не мука, не мука -
   Пыль, пыль, пыль, пыль!
  
   Пылью посыплем стопы его.
   Пылью посыплем колени его.
   Пылью посыплем чресла его.
   Пылью посыплем живот его.
   Пылью посыплем грудь его.
   Пылью посыплем плечи его.
   Пылью посыплем руки его.
   И на голову - пыль!
   И на голову - пыль!
  
   Что-то рученьки у царя опустилися.
   Что-то ноженьки у царя подкосилися.
   Повалился царь, покатился царь
   И в пыли, в пыли извалялся царь.
  
   Валят Даниила на пол. Щелкают бичами.
  
   - Тот, кого судят, ты будешь послушен?
   - Будет! Будет! Будет!
   - Тот, кого судят, ты будешь честен?
   - Будет! Будет! Будет!
   - Тот, кого судят, ты скажешь правду?
   - Скажет! Скажет! Скажет!
   - Тот, кого судят, за все ответишь?
   - За все! За все! За все!
  
   Приступают к обряду очищения Лилианы Андреевны. Забирают у нее пистолет, откладывают в сторону.
  
   Если кто недобрым взглядом посмотрел,
   Если кто недоброе замыслил,
   Если кто недобрый мимо прошел,
   Мимо прошел, злое слово сказал,
   Злое слово сказал, глазом зыркнул,
   Я сниму с тебя эту порчу.
   Я возьму эту порчу из волос твоих,
   Я возьму эту порчу из корней волос.
   Я из мозга твоего эту порчу возьму.
   Из ресниц твоих эту порчу возьму.
   Из связок возьму, из суставов возьму.
   Из костей возьму, из середины костей.
   Положу я порчу под камешек,
   Под тяжелый положу под камешек,
   Где трава не растет, где змея не шипит,
   Где не ходит зверь, птица не летит.
   Как эта порча пришла незваной,
   Пусть уйдет она незамеченной.
   На веки вечные, на здоровье невинной души.
  
   Обряжают Лилиану Андреевну, завязывают ей глаза и крутят.
  
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мелет мельница.
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мелет зернышки.
   Крутится колесо, крутится колесо -
   Мука будет!
   Мы замесим тесто, мы хлеб испечем,
   На дубовый стол каравай понесем.
  
   Ведут по сцене.
  
   Входи, государыня, на чистый двор,
   Двор вычищенный, двор выметенный.
  
   Иди! Иди! Иди!
  
   Поднимись, царица, по крутому крыльцу,
   А в крылечике - пять ступенечек.
  
   Иди! Иди! Иди!
  
   Встань, государыня, на красный ковер,
   Ступай по нему через сенечки.
  
   Иди! Иди! Иди!
  
   Войди поскорей в светлу горенку,
   В светлу горенку с дубовым столом.
  
   Иди! Иди! Иди!
  
   Садись, государыня, за крепкий стол,
   Отведай нашего хлебушка!
  
   Завершают обряд очищения.
  
   Грех твой, как дым, да поднимется в небо.
   Грех твой, как воды, да оставит тело.
   Грех твой, как плывущая туча, над полем чужим да прольется.
   Грех твой, как пламя, да погаснет.
   Грех твой, как черепок, да будет раздавлен.
   Грех твой, как битый горшок гончара, на место свое да не вернется.
   Грех твой, как серебро-золото, с гор принесенные, на место свое да не вернется.
   Грех твой, как сладкие воды речные, на место свое да не вернется.
   Грех твой, как льющий ливень, на место свое да не вернется.
   Грех твой, как птица, да поднимется в небо.
   Грех твой, как рыба, да утонет в пучине.
   Ты чиста, ты чиста, ты чиста! Ты готова судить.
  
   Возвращаются к Даниилу.
  
   Ясень-дерево, туман разгони, разгони, разгони,
   По углам, по уголочкам, по темным местам расплескай.
   Ясень-дерево, ветви свои разведи, разведи, разведи.
   У тебя на макушке Солнце живет, пропусти его к нам.
   Солнышко ясное, сильнее свети.
   Солнышко ясное, огонь подари.
   Пусть огонь горит,
   Даниил говорит,
   А неправду скажет -
   Сгорит, сгорит!
  
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, угождал ли ты чреву своему?
   Д а н и и л. Да.
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, ты гневался?
   Д а н и и л. Да.
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, был ли ты жаден?
   Д а н и и л. Да.
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, был ли ты горделив?
   Д а н и и л. Да.
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, ты завидовал?
   Д а н и и л. Да.
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, давал ли ты волю похоти?
   Д а н и и л. Да.
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, давал ли ты волю лености?
   Д а н и и л. Да.
   Э р и н и и. Человек, нареченный Даниилом, ты виновен?
   Д а н и и л. Да.
  
   Э р и н и и (Лилиане Андреевне).
   Госпожа моя, ты слышала этого человека:
   Слышала, что говорили губы его,
   Слышала, что говорило сердце его.
   Госпожа моя, ты знаешь этого человека:
   Знаешь, как лживы губы его,
   Знаешь, как лживо сердце его.
   Госпожа моя, ты судишь этого человека,
   У тебя два камня в руке, госпожа моя.
   Бросишь черный - умрет человек, не станет его.
   Бросишь белый - будет помилован.
  
   Подходят к Лилиане Андреевне с большой чашей.
   Лилиана Андреевна, помедлив, бросает камень.
  
   Черный!
   Камень на дно упал,
   Черный на дно упал,
   Черный, как смоль,
   Черный, как ночь,
   Черная ночь,
   Страшная ночь.
  
   Раздевают Даниила.
  
   К стране безысходной, стране обширной идешь ты.
   На дверях и засовах простирается прах,
   Перед вратами разлилось запустение.
   В одни ворота проходишь - снимаешь одежды.
   Входи, входи. У царицы земли такие законы.
   В другие ворота проходишь - снимаешь одежды.
   Входи, входи. У царицы земли такие законы.
   В третьи ворота проходишь - снимаешь одежды.
   Входи, входи. У царицы земли такие законы.
   В четвертые ворота проходишь - снимаешь одежды.
   Входи, входи. У царицы земли такие законы.
   В пятые ворота проходишь - снимаешь одежды.
   Входи, входи. У царицы земли такие законы.
  
   Обмывают Даниила и поют.
  
   Судьба с клюкой старая
   Шла по полю-полюшку,
   По полю шла, без дороженьки,
   Без дороженьки, без тропиночки.
   Трава под ней пригибалася,
   Колоски перед ней расступалися,
   Расступалися, преклонялися,
   К сырой земле опускалися.
  
   - Кого ищешь, Судьба, за кем идешь?
   Зачем по земле клюкой стучишь?
   - Кого ищу, того найду,
   Кого найду, с собой заберу,
   С собой заберу, в могилу сведу.
  
   Судьба с клюкой старая
   Шла по лесу дремучему,
   По лесу шла без дороженьки,
   Без дороженьки, без тропиночки.
   Дерева перед ней рассупалися,
   Рассупалися, в ноги кланялись,
   Зверье перед ней разбегалося,
   Разбегалося, в норы пряталось.
  
   - Кого ищешь, Судьба, за кем идешь?
   Зачем по земле клюкой стучишь?
   - Кого ищу, того найду,
   Кого найду, с собой заберу,
   С собой заберу, в могилу сведу.
  
   Судьба с клюкой старая
   На гору взошла, на пригорочек.
   На пригорке лежит черный камень горюч.
   Возле камня стоит добрый молодец.
   Он в стороночку не подвинулся,
   Он не стал Судьбе в ноги кланяться,
   В ноги кланяться, голову преклонять.
   Говорил он ей таковы слова:
  
   - Кого ищешь, Судьба, за кем идешь?
   Зачем по земле клюкой стучишь?
   - Тебя ищу, тебя нашла,
   Тебя нашла, с собой заберу,
   С собой заберу, в могилу сведу.
  
   Во далеком, дремучем лесу -
   Ни дороженьки, ни тропиночки,
   Ни тропиночки, ни травиночки,
   Ни зверья, ни птиц во дремучем лесу.
   Среди леса стоит гора черная,
   Гора черная, крутой пригорочек.
   На пригорке том - черный камень горюч,
   А под камнем спит добрый молодец,
   Добрый молодец спит смертным сном.
  
   Вытирают Даниила большим куском белой ткани. Одна из Эриний поднимает над головой серп.
   И тут открывается дверь в прихожую. На пороге - Лена с букетом мелких (похожих на дикие) красных роз. Эринии бросаются было к ней, но подойти не могут.
  
   Э р и н и и (шипят). Розы... розы... розы... розы... (Разлетаются в разные стороны, загораживаясь руками.)
   Л е н а (опасливо озирается). Что тут... Мама?.. Даня?..
  
   В наступившей тишине раздается щелчок, и свет гаснет.
   Пауза.
  
  
  
   Действие четвертое
  
   Те же и там же. На сцене по-прежнему темно.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну вот, пробки вышибло... Лена, слышишь меня?
   Л е н а (тихо). Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Найди там свечку в серванте. А то мне не слезть с этой верхотуры...
  
   Слышится шум.
  
   Нашла?
   Л е н а. Да. А спички?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Там же должны быть. Пошарь на полке.
  
   Лена находит спички и зажигает свечу. В слабом свете видны очертания комнаты. Лилиана Андреевна восседает на троне, Эринии жмутся по углам (впрочем, теперь они больше похожи на уставших старух), Даниил, скорчившись, сидит на полу.
  
   Л е н а. Мама...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Здесь я.
   Л е н а. У вас что тут?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Пробки включи.
  
   Лена недоуменно смотрит на мать.
  
   Пробки в прихожей. Белую кнопку вдавить надо. Помнишь?
  
   Лена уходит.
   Слышится щелчок, и на сцене загорается свет. Настолько яркий, что в первое мгновение все зажмуриваются.
  
   Л е н а (входит, озирается). Вы... тут...
  
   Пауза.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (сдавленным голосом). Убери ты розы-то свои... Чего разложила?!
   Л е н а. Розы?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Розы, розы!
   Л е н а. Но я...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. На кухню!
  
   Лена уходит с букетом.
  
   Мерзость какая!..
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Mist! Просто mist! (Ходит по комнате.) И что теперь делать?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (мрачно). Снять штаны и бегать.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (почти визжит). Молчи, женщина!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Люди, люди, люди... Кругом одни люди и розы... Все испоганили!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (пытается успокоить). Таичка, ты подожди...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ждать? Опять ждать? Чего ждать?! Я две тысячи лет ждала, и что?!. Господи, как я все это ненавижу. Детей ненавижу, родителей, учителей, педсоветы, ГорОНО... Всех вас! (Лене. Она уже вернулась.) Вот зачем ты явилась?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Прискакала...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. С розочками...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Кто тебя звал?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Эй, эй!..
   Л е н а. Я...
  
   Старухи наступают на Лену.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Ты!..
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ты!..
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ты!..
   Л е н а. Чего прицепились?! (Как ни странно, этот крик действует на всех отрезвляюще.) Я звонила, звонила... Я думала, приступ у мамы... А вы тут... Устроили оргию!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Это не оргия.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это суд. Был.
   Л е н а (обводит взглядом всех, останавливается на Данииле). Даня...
  
   Даниил молчит, словно оглушенный.
  
   Что с ним?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (взглянув на Даниила). Срулить не успел.
   Л е н а. Мама!..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не ори на меня, я в трауре.
   Л е н а. Что...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хочешь, веточку тебе подарю? Ясень. Божественное дерево...
   Л е н а. Кто-нибудь мне объяснит?!.
  
   Пауза.
  
   (Подходит к Даниилу.) Даня... (Гладит его по голове.) Ты чего такой?.. Тебе холодно?.. (Накидывает на него рубашку.)
   Д а н и и л (говорит шепотом). Я не знал, Алена... Я правда... Видишь... Я письмо получил... Я сразу... А они... они...
   Л е н а. Даня...
   Д а н и и л (хватает Лену за рукав). Ты тоже?.. Ты с ними, да?..
   Л е н а. Мама, он...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Оставь его.
  
   Пауза. Даниил закутывается в рубашку, сидит, нахохлившись и раскачиваясь.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (смотрит на Даниила). Слизняк.
   Л е н а. Ну вот что!..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Лена, сделай доброе дело. Там, на кухне вино где-то. И там стаканы, бокалы...
  
   Лена обводит взглядом всех собравшихся, понимает, что никто ей пока ничего объяснять не собирается, и уходит.
  
   (Даниилу.) Оденься ты. Глядеть тошно.
  
   Даниил неуклюже одевается.
   Возвращается Лена с бутылкой вина и стаканами.
  
   Налей ему. (Кивает на Даниила.) И нам тоже.
  
   Лена разливает. Раздает наполненные стаканы.
  
   За мой день рождения!
  
   Все молча пьют вино.
  
   Л е н а (Даниилу, говорит почему-то тихо). Ты как себя чувствуешь?
   Д а н и и л (он уже несколько пришел в себя). Замечательно.
   Л е н а. А ты... Ты здесь откуда?
   Д а н и и л (мрачно). Вызвали.
   Л е н а. Зачем?
   Д а н и и л (со злой иронией). Затем, что я - абсолютное воплощение Рыб.
  
   Лена удивленно смотрит на Даниила.
  
   Ты знаешь.
  
   Лена качает головой.
  
   Она сказала. (Показывает в сторону Лилиана Андреевны.)
   Л е н а. Мама?
   Д а н и и л. Судья.
   Л е н а. Почему судья? Она только заседателем была.
   Д а н и и л. Теперь судья. У нее повышение.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Вы это о чем там? (Даниилу.) Ты ей рассказываешь, как стриптиз старухам показывал?
   Д а н и и л. Ничего я не показывал! (Лене.) У нее пистолет, да. Она стреляла. В меня!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Если б я стреляла в тебя, тебя бы здесь уже не было. Пришлось потолок попортить.
   Д а н и и л (Лене, показывая вверх). Вон.
   Л е н а. Что вы тут?..
   Д а н и и л (шепчет). Они хотели меня...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Мы занимались судопроизводством.
   Д а н и и л. Меня судили. Хотели... Они хотели... (Кажется, до него только что дошло. Хмурится. Потом нервно хихикает.) Под ноль обчекрыжить... (Показывает.) Под ноль!.. А ты не знала?
  
   Лена качает головой.
  
   Правда?
  
   Лена кивает головой.
  
   (Шепотом.) Ведьмы старые... (Лене.) Ты очень вовремя. Если б ты не пришла... (Хихикает.) Ты очень вовремя...
  
   Пауза.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (вдруг спохватившись). Стоп. (Лене.) Ты его откуда знаешь-то?
   Л е н а. Мы были... знакомы.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Это когда?
   Л е н а. Давно.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Двенадцать лет назад?
   Л е н а. Ну да. И что?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Сто-оп. А ты, Лилиана?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я с ним тоже... знакома.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Лиля?.. Лилечка, ты же нам говорила...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я много чего говорила.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ты говорила, что выбрала из миллионов...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Выбрала. А уж как я там выбрала, тебе-то не все равно?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Стоп! Это ты чего сказать хочешь? Он тебя тоже знает?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нет. Если только по имени мог запомнить. Но я ж теперь Валентина Борисовна...
   Д а н и и л (Лене). Она - Валентина Борисовна... (Хихикает.) Чик и нету... Это она хорошо придумала. (Лилиане Андреевне.) Это вы хорошо придумали: чик и нету... Под ноль. (Хихикает.)
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Помолчи.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Значит, милая, счеты свести хотела?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну... да. Но...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Лиля?!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я Лиля.
   Д а н и и л (хихикает). Под ноль. Чик и нету...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И не было бы, если б не эта...
   Л е н а. Кто-нибудь мне объяснит?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я объясню. Я его вызвала. Письмо ему написала. И подписалась: "Твоя Алена". Вот он и приперся. Ну а дальше... Что нам стоит мужика построить?.. (Передразнивает сама себя.) "Ой, Лешенька, проходи, наконец-то ты пришел, мы тебя заждалися...". Чтобы сходу не газанул.
   Д а н и и л. Это...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (Даниилу). Я. Всё я. А ты думал - кто? Аленушка, да? У-у, ты мой братец Иванушка...
   Д а н и и л (вскакивает; Лилиане Андреевне). Стерва. Стерва! Убить хотела?! Убить?! Убить, да?!. (Бежит к столу, пытается на него забраться.) Я тебя!.. Я тебя!.. (Поскальзывается, падает, лезет на четвереньках.) Я тебя у-у-у!..
  
   Даниила подхватывают старухи, тащат вниз. Он сначала брыкается, но потом неожиданно прекращает. Нахохлившись сидит на полу.
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (Лене; стоя на столе). Я говорила, что он не мужик.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Лиля, Лилечка, при чем тут мужик?!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. А при том... Все глупо, Сашенька, все очень глупо.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Я тебе не Сашенька, я тебе Александра Львовна!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну да, ты еще вспомни, что ты Алекто и тебе десять тысяч лет.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. С огнем играешь.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Мы ждем объяснений.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. И уважения!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ладно, все мы тут идиотки старые. А так хорошо сошлось... (Лене.) Вот черт тебя дернул домой заявиться! С розами...
   Л е н а. Я, между прочим, тебя поздравить.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты все испортила.
   М а р г а р и т а Н и к о л а е в н а (Лене). Никогда, слышишь, никогда не покупай розы!
   Л е н а. У вас аллергия?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Хуже!
   Л е н а. Бред какой-то... А при чем тут Данила?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Тебе ж сказано, суд у нас был.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Фальшивый.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нет, не фальшивый! (Указывает на Даниила.) Этот... Это... Из-за него у Ленки детей не будет. Из-за него!..
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. И ты подстроила?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нет! (Указывает на Лену.) Ей восемнадцать лет было, она еще понять ничего не могла...
   Л е н а. Ты... Мама, ты из-за той истории?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Да, из-за той. (Эриниям, которые угрожающе зашевелились.) Нет! Не только... (Лене.) Ты все равно не поймешь...
   Л е н а. Если хочешь знать, мамочка, я сама под него легла. Он же рохля. Ходил, мычал. Он же пальцем ко мне притронуться боялся.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Так чего ж ты?..
   Л е н а. Я? Это ты! Это ты решила. (После небольшой паузы.) Почти три месяца было... Нет, надо сделать аборт. Срочно. Сегодня. (Передразнивает.) "Давай, давай, позор, позор!..". Сделали. На все жизнь сделали.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (устало). Ты знаешь, в аварии виновата не я.
   Л е н а. Конечно, мама. Все правильно. Заседатель Ефимова всегда и во всем права. Созвонилась, договорилась, врача нашла и - вперед... к победе коммунистического труда.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты просто не помнишь. Там грузовик был, он выскочил на дорогу, он... Это суд доказал!
   Л е н а. А что мне твой суд, мама? (Передразнивает.) "Давай уедем, давай уедем, что люди скажут?". (После небольшой паузы.) Помню я все. Ты неслась под сто двадцать. Тебе ж быстрей надо было. Ну вот, уехали... Видишь, Даня, как все получилось. Бах, авария, выкидыш. И бесплодие... (Думая о чем-то своем.) Почему?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Да потому что!..
  
   Пауза.
   Старухи начинают ходить по сцене кругами.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ты обманула богинь.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Давай, готовься.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Суд, суд!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ты обманула богинь.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Давай, готовься.
   С т а р у х и. Суд, суд!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Да не обманывала я вас! Я как увидела его - счастливый, довольный!.. С какой-то девкой под ручку... Жениться он тут собрался! Невеста у него тут живет!..
   С т а р у х и. Суд, суд!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну какая вам разница-то - знакома я с ним, не знакома?
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Судья должен быть беспристрастен.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. И чист!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нету таких.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. И судить преступников.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Настоящих!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Что-о?.. А кто на допросе-то был? Я одна что ли? Вас там что, и рядом не стояло?.. Подсудимый дал полные признательные показания. В вашем, между прочим, присутствии.
   С т а р у х и. Суд, суд!
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну судите! Давайте. Только я вам вот что скажу. Я не зря столько лет в заседателях оттрубила. Я преступника по глазам вижу. Мне взглянуть только нужно, я вижу - он! И я ни разу не ошибалась... (После небольшой паузы.) Ну чего кружите? Может, судьба это, что мы знакомы? Если б другой был, я б, может, мимо прошла. А тут пригляделась. Я один раз глазами с ним встретилась - у меня волосы дыбом встали. Таится, скрывается, ползет, как змея... А я справки-то навела. Связи есть еще. И вот когда я все это разложила, разблюдовочку сделала... Рыба. Рыбина. Он!.. Маньяки, они такие. Скромные, прилежные, интеллигентные. Жену целуют, а потом детишек насилуют. Гитлер тоже интеллигентом был!.. (После небольшой паузы; разочарованно.) А-а-ай... Чего с вами говорить-то со всеми? Ни черта вы не видите... Носом в себя уткнулись, только себя и знаете... Вы вокруг-то гляньте хоть раз!.. Самолеты падают, леса горят, города тонут... (Пауза.) Рушится все... крошится... жизнь ломается... Да посмотрите же вы!.. (Пауза.) И ведь написано уже у Нострадамуса: три богини, судья, Рыбина... Если его судить, эра кончится. Все, все кончится!.. И придет Водолей... Для всех... И для вас... Разве плохо?.. Разве же это плохо?
  
   Старухи давно уже перестали кружить. Пауза.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (обреченно). Ладно...
   Л е н а (задумчиво). Да-а, мама... (После недолгого молчания.) Водолеи, Рыбы, богини... Что за богини-то?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сами скажут.
   Л е н а. Кто?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Они, кто же?
  
   Лена вопросительно смотрит на старух.
  
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Да, Леночка, мы богини.
  
   Лена прыскает от смеха.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Эринии мы.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Эвмениды.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. И не надо смеяться.
  
   Лена продолжает хихикать.
  
   (Тараторит.) Видишь ли, Леночка, это долгая и печальная история. Мы, в некотором роде, сироты. Как и наша сестра, любвеобильная Киферея...
  
   Лена хохочет во весь голос.
  
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Тихо ты!
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Так мне продолжать?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Продолжай.
   Л е н а. Дурдом.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (обиженно). Ты как-то, Леночка... неадекватно воспринимаешь...
   Л е н а. Мама, и ты?..
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Нет. Человек я. Можешь потрогать.
   Л е н а. И ты... во все в это веришь?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не знаю теперь. Но если б ты увидала их... ты б тоже поверила.
   Л е н а (Даниилу). И ты?
   Д а н и и л (возвращаясь из задумчивости). Я... (Пожимает плечами.) Они...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (возмущенно). Даня?!.
   Д а н и и л (спокойно). Наверное, верю.
   Л е н а. И давно это у вас... началось...
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Не очень... Ну что ты смотришь? Я все думала, думала: как, чего с этой Рыбой делать. Пошла гулять в парк. А там... Александра на лавочке. Я как глянула на нее...
   Л е н а. Волосы встали дыбом.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Да, встали. Все, что осталось. А потом Александра так руку легко протянула, и ей на руку голубь сел...
   Л е н а. Прирученный.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Дикий! Я видела.
   Л е н а. Ну и что?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Мы познакомились. То да се... Выпили...
   Л е н а. Так и скажи: подпоила.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ну да. Слегка... А чего делать-то было? Надо ж было как-то разговорить... Ну вот, она мне рассказала, я - ей... Потом сестер привела. Мы сорганизовались, тайное общество сделали...
   Л е н а. "Красные бригады".
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. "Союз ума и фурий"!
  
   Лена прыскает от смеха.
  
   И ничего тут смешного! Это из Пушкина, между прочим. И вообще... Никогда не знаешь, кого встретишь. Судьба это... Тебе не понять...
  
   Пауза.
  
   Вина хочу.
   Л е н а. Налей.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а (берет бутылку). Тут уже не осталось.
   Л е н а. Даня, сходи на кухню. (Лилиане Андреевне.) Там есть еще?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Есть. В навесном шкафчике.
  
   Даниил уходит, возвращается с бутылкой. Стоит в задумчивости.
  
   Л е н а. Ну разлей.
  
   Даниил обходит всех, разливает вино, потом подсаживается к Лене.
  
   (Даниилу). Ты на маму не обижайся. У нее возраст переходный. На пенсию вышла, а внуков нет. Вот ей мерещится за каждым кустом... То боги, то Гитлеры... То все сразу...
   Д а н и и л. Она... Может...
   Л е н а. Ничего она не может. Накрутила себе ерунды всякой, сама и мучается.
   Д а н и и л. А грехи?..
   Л е н а. Даня, я тебя умаляю... Какие грехи в ее возрасте?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Семь смертных грехов. Он сознался. Гордость, лень, чревоугодие, похоть, зависть, жадность и гнев.
   Л е н а. Даня?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Да.
  
   Лена смеется.
  
   Чего ржешь?
   Л е н а. А больше ни в чем не сознался?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Что, мало?
   Л е н а. Маловато будет. Если так судить, это каждого кастрировать можно.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (с неприязнью). А, может, и нужно...
   Л е н а. Да?.. Ну, мама - ладно, она давно на астрологии сдвинулась. Как Союз развалился... Раньше Ленин у нее висел, теперь Нострадамус. А вы-то трое? Вам-то чего не хватает?..
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а (возмущенно). Мы богини!
   Л е н а. Да мне все равно, Александра Львовна! Хотите богинями быть? Пожалуйста! Свобода у нас. Езжайте себе на свой Олимп и сидите там, ножки свесив.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Мы устанавливаем справедливость!
   Л е н а. Да? Вот оно как? А где ж вы раньше-то были?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Мы спали.
   Л е н а (смеясь). Подождите, а как же...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Вранье! Весь Эсхил, все пьески эти - одно вранье! Мифология, мать ее...
   Л е н а. Ну хорошо, вы спали. Теперь проснулись. Проснулись, встрепенулись и решили кому-нибудь член оттяпать. Ради справедливости.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Сам он...
   Л е н а. Дурак он. А вам и надо того. (После небольшой паузы.) Ну кто вам мешает? Он вам мешает? Я вам мешаю? Да вы мне совершенно до лампочки. Живите себе... Не-ет. Вы так не можете. Вы одни тут, блин, справедливые!.. И ведь куда ни сунься, повсюду лезут такие, как вы. И начинается... Вот это правильно, а это неправильно. С мужем можно, а без мужа нельзя. Иди в бухгалтеры - будешь с деньгами. А я, может быть... Ходите, вынюхиваете, грехи там разные собираете... Кто вам право-то дал? Тошнит меня от таких, как вы.
  
   Пауза.
  
   Д а н и и л (тихо). Ты злишься?
   Л е н а. На тебя? Нет.
   Д а н и и л. А я... Я искал тогда. Я долго тебя искал. Я звонил, мне сказали, что ты уехала. Вот так вот... Куда? почему? Никто ничего... Зачем ты так?
   Л е н а. Ты слышал.
   Д а н и и л. Из-за беременности? Так я же... Я предложение тебе сделал! Я же честно сказал, что давай будем муж и жена.
   Л е н а. Лучше бы плюнул.
   Д а н и и л. Ты... Ты первая женщина у меня была. Я знаю, я никакой как... как мужчина. Но я прически умею делать. Я выучился. Стрижку, укладку, завивку. Как в модных журналах, да. Ко мне в очередь пишутся... Хочешь, я тебя постригу?
   Л е н а (после небольшой паузы). Я тебя не любила и не люблю.
   Д а н и и л. А я... Ну зачем тебе эта любовь? Мы бы вместе были, ты бы привыкла. И ребеночку нашему уже двенадцать лет бы исполнилось. Нам бы так хорошо было...
  
   Лена мотает головой.
  
   Почему?.. Аленушка, я же... я же до сих пор... У тебя кто-то есть?..
   Л е н а. Нет.
   Д а н и и л. Аленушка, ты подумай... Не надо так вот... Я же нашел тебя... Мы теперь...
   Л е н а. А невеста?
   Д а н и и л. Оксана?.. Она хорошая... она поймет, если мы... Я ей все объясню... И не страшно это, и ничего... Не люблю я ее.
   Л е н а. А она?
   Д а н и и л. Она?.. Наверно... Плевать на нее!
   Л е н а (после небольшой паузы). Какой же ты, Даня... Странно, знаешь... я тебя совсем другим помнила... стихи твои всякие... А ты... (Пожимает плечами.) Ни рыба, ни мясо.
  
   Пауза.
  
   Ладно, пора закругляться. Повеселились, выпили, будет.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Ты больно-то не командуй.
   Л е н а. День рожденья закончился.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Погоди.
   Л е н а. Нечего ждать.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Погоди, я сказала.
   Л е н а. Маме отдохнуть нужно. Она и так сегодня... с вами тут...
   М а р а г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Не развалится.
   Л е н а. Маргарита Станиславовна, я вас очень прошу...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Мегера! Мегера я. (Ходит по сцене.) Командирша нашлась. Нет, деточки, я просто так не уйду. Это чего получается? В коммуналку, обратно, борщ варить? Не-ет...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Но, Машенька, Лена в чем-то права... Все кончилось...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Нет!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Schicke dich.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Чего ты сказала? Крыса кабинетная. Размякла в тепле-то? Обособилась? Квартира у нее своя. А ты коммуналку-то вспомни! Ты вспомни, как кастрюли на замок запирала. И соседушки твои милые в органы на тебя стучали. Да если б не мы с Александрой, ты б свою тыщу лет в Колыме ишачила! (Александре Львовне.) А ты, сестричка, чего моргаешь? Память-то совсем склерозом отшибло? Ты ж у нас борчиха, за справедливость боролась, таланты хреновы продвигала. И чего продивженцы твои? Тебя же, дурочку, и задвинули. В кордебалет! Два прихлопа, три притопа. Эх, ох, ах!.. Искусство...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. К чему все это?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. К тому, что богини мы!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Я знаю.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. И действовать должны, как богини!
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Ну что ж ты, милая... как ребенок, честное слово...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ты же знаешь, Машенька, мы не можем. Он же даже... Он же даже по-настоящему никого не зарезал...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Завтра зарежет. Ты ж не судья тут - крючкотворством-то заниматься.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Все равно, Машенька, пока суда настоящего не было, пока вина не доказана, мы же ведь совершенно ни на что не способны. Даже просто на куски кого-нибудь разорвать...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Да ты и не хочешь.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Я не хочу?! Ах, Маша, если б ты только знала!.. Да будь моя воля, я бы всем этим балеринкам, солистикам, режиссерам этим, балетмейстерам, всем бы ноги повыдергала!.. Но суд, Машенька, должен быть суд...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Так был же суд! И никакой не фальшивый. Настоящий суд. И вину он свою признал. И приговор вынесли. И день нынче правильный. И не закончился день-то еще. Солнце не село. Значит, можно, можно, можно!.. (После небольшой паузы.) Тая, Сашенька, родные мои, это ж... последний шанс-то у нас... Потом ничего не будет...
  
   Пауза.
   Старухи долго смотрят друг на друга, словно набираясь силы, и вдруг что-то странное начинает с ними происходить. Они снова становятся похожи на Эриний. Первой поднимается Таисия Юрьевна. За ней - Маргарита Станиславовна и Александра Львовна.
  
   А л е к с а н д а Л ь в о в н а. Да-ни-ил... Какое прекрасное имя!..
  
   Старухи медленно надвигаются на Даниила.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а (довольным тоном, чем-то похожим на мяуканье кошки, поймавшей мышь). Какой-то он мелкий...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. В самый раз.
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Хлипкий какой-то...
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Зато хваткий.
   Д а н и и л. Ну наконец-то. Вспомнили бабуси. Я ждал.
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а (почти нежно). Судьба, Данилушка...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Das Schicksal...
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Ле дестин...
  
   Даниил достает пистолет. Оказывается, наш герой давно его подобрал.
  
   Д а н и и л. Стоять!!
  
   Старухи замирают.
  
   Думаете, все можно? Со мной все можно, да? В постель меня затащить, бросить меня, суд устроить? Издеваться можно, пинать меня можно... Как в школе, да, как в армии?
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Не тренди, Данилка.
   Д а н и и л. Я говорю! И я все скажу. Никакой, да? Хлипкий, да? Мелкий? Не мужик я вам? Дурак я вам?..
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Попридержи язык...
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Не гневите нас, Даниил.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Приговоренный, не усугубляйте вину.
  
   Старухи ближе подходят к Даниилу.
  
   Д а н и и л. Так, значит? Говорить нельзя, да? Данила вам никто... Данила вам не авторитет... Не хотите Данилу... Рыбу хотите?.. Так буду Рыбой!
  
   И вновь замирают не ожидавшие такого старухи.
  
   Я знал, я всегда знал. Я чувствовал. Меня били, да, меня много били... А я чувствовал. Я в детстве верил: прилетят инопланетяне и меня заберут. Меня одного. Самого маленького, самого зачморенного... Прилетели, значит. Ну спасибо, бабушки. Я понял теперь, я все теперь понял... Я еще... знаете, что?.. Я еще президентом буду. Генеральным секретарем!
   М а р г а р и т а С т а н и с л а в о в н а. Чего?
   Д а н и и л. ООН. Организации объединенных наций. Я вам устрою Апокалипсис сегодня! Я вам такого Водолея устрою... Всем! Вам!
  
   Пауза.
  
   Т а и с и я Ю р ь е в н а. Мы будем тебя преследовать.
   Д а н и и л. Я знаю.
   М а р г а р и т а Ю р ь е в н а. До конца жизни.
   Д а н и и л. Я знаю.
   А л е к с а н д р а Л ь в о в н а. Пока не замучаем.
   Д а н и и л. А вот это - фиг! Прорвемся.
  
   Эринии надвигаются на Даниила.
  
   Стоять!!
  
   Эринии наступают. Даниил отступает.
   Берет пистолет в обе руки, взводит курок и стреляет. Одна из Эриний покачнулась и чуть не упала. Две другие остановились, поддерживают раненую. Долгая пауза.
   Эриния вынимает из груди пулю и бросает на пол.
   Даниил следит, как катится по полу пуля.
   Говорит хриплым, тихим голосом.
  
   Вышел месяц из тумана,
   Вынул ножик из кармана:
   "Буду резать, буду бить,
   Все равно тебе водить".
   А на следующую ночь
   Он зарезал свою дочь:
   "Это дочка не моя,
   А чужого короля".
  
   Вскидывает голову, свысока глядит на Эриний, разворачивается и медленно, с достоинством уходит.
   Через некоторое время Эринии разворачиваются и так же спокойно, с достоинством, соблюдая строй, идут вслед за Даниилом.
   Пауза.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Лена...
   Л е н а. Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Сними меня...
  
   Лена помогает Лилиане Андреевне спуститься. Садятся рядышком посреди сцены.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Лена...
   Л е н а. Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Как ты думаешь, он... они...
   Л е н а. Да.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. И что теперь... с нами...
   Л е н а. Война будет. А может... Не знаю. Не знаю, мам... Надо посуду помыть.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Они... почти ничего не съели.
   Л е н а. Значит, нам больше достанется.
  
   Пауза. Обе словно боятся сдвинуться с места.
  
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Лена... ты... завтра...
   Л е н а. Нет.
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Ты делай, как... как тебе лучше. Я...
   Л е н а. Никуда я от тебя не уеду. В такое время... Надо посуду помыть. А то засохнет. Я буду мыть, а ты вытирать. Хорошо?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Хорошо. А потом?
   Л е н а. Потом... Вино у нас еще есть?
   Л и л и а н а А н д р е е в н а. Я бутылку припрятала. На всякий случай.
   Л е н а. Ну вот, значит, возьмем вина, пойдем на балкон, будем пить и смотреть на закат. (Словно убеждая себя.) Там тепло. Хорошо. Бабье лето...
  
   Медленно гаснет свет.
  
  
  
   25
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"