Серегин Сергей Владимирович: другие произведения.

Восемь покемонов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.12*7  Ваша оценка:


   ВОСЕМЬ ПОКЕМОНОВ
   Пьеса из четырех сюжетов
  
  
   Сюжет первый
   ДОН ЖУАН
  
   Сцена первая
  
   Квартира: кухня и комната. Двое: Игорь и Андрей. Игорь разговаривает по телефону. Андрей лежит на диване.
  
   И г о р ь. Нет. Нет. Да. ОК. Замечательно. Ну, пока. Я тебя тоже. (Кладет трубку. Возбужденно.) Йес! (Ходит по комнате.) Йес! Йес! Она придет. Она придет. Она придет.
   А н д р е й. Кто?
   И г о р ь. Жанна.
   А н д р е й. Куда?
   И г о р ь. Сюда.
   А н д р е й. Угу.
   И г о р ь. Что "угу"?
   А н д р е й. Ты сказал: "Она придет". Я спросил: "Кто?". Ты сказал: "Жанна". Я спросил: "Куда?". Ты сказал: "Сюда". Я сказал: "Угу".
   И г о р ь. Угу. А ты уйдешь.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Ты пойдешь в Летний сад...
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Будешь собирать опавшие листья...
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Сентиментально присаживаться на скамеечки...
   А н д р е й. Нет.
   Игорь. Хорошо. Ты выйдешь на улицу, дойдешь до метро, спустишься по эскалатору, сядешь в поезд, проедешь три остановки, выйдешь из поезда, поднимешься по эскалатору, покинешь станцию, свернешь направо, пройдешь три квартала, упрешься в большой овощной магазин, обогнешь его слева, окажешься во дворе, отыщешь шестой подъезд, код на дверях - две семерки и тройка, - нужно одновременно нажать кнопки, потом открыть дверь, взобраться на пятый этаж - лифт у них не работает, - квартира двести четырнадцать, позвонить - два длинных и три коротких, - они будут знать, что это свои, тебе откроют - или Оля, или Вадим, - очень милые люди, оба, они проводят тебя на кухню, усадят за стол, нальют тебе чаю, дадут варенья, сделают бутерброды.
   А н д р е й. С сыром.
   И г о р ь. С сыром и колбасой. Ты какую колбасу любишь?
   А н д р е й. Полукопченую.
   И г о р ь. Вот. У них как раз есть полукопченая колбаса. У них всегда есть полукопченая колбаса. Даже просить не надо. Они сами ее нарежут и сделают бутерброды.
   А н д р е й. И?
   И г о р ь. Вы будете говорить. Пить чай и говорить. О погоде. О жизни.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. О поэзии.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. О любви.
   А н д р е й. К жизни.
   И г о р ь. К жизни, к женщинам и поэзии.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Всего часа на четыре. (Андрей молчит.) Только до вечера. (Андрей молчит.) До темноты. Пока не зажгутся звезды. А потом ты вернешься. Тем же путем. Хочешь, я нарисую тебе на бумажке, как проехать туда и обратно? (Андрей молчит.) Это все, что ты можешь сказать?
   А н д р е й. Да.
   И г о р ь. Ладно. Ты сволочь. Скотина. Кретин. Идиот. Ублюдок. Вонючка. Ты просто дурак.
   А н д р е й. Ну?
   И г о р ь. Свинья.
  
   Пауза.
  
   А н д р е й. И чем вы тут будете заниматься?
   И г о р ь. С кем?
   А н д р е й. С Жанной.
   И г о р ь. Без тебя?
   А н д р е й. Без меня.
   И г о р ь. Ну, мы послушаем музыку. Мне вчера принесли новый диск.
   А н д р е й. А потом?
   И г о р ь. Мы выпьем. (Пауза.) Закусим. (Пауза.)
   А н д р е й. Ты будешь ее целовать.
   И г о р ь. Наверно.
   А н д р е й. Обнимать.
   И г о р ь. Наверно.
   А н д р е й. Ты повалишь ее на диван. (Игорь молчит.) Задерешь юбку. (Игорь молчит.) Стянешь трусы. (Игорь молчит.) Ты будешь трахать ее на моем диване?
   И г о р ь. Ну ты же знаешь, тут нужно... Тут нужен простор. А у меня кровать узкая.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Что "нет"?
   А н д р е й. Ты не будешь трахать ее на моем диване.
   И г о р ь. Ладно, раз ты не хочешь...
   А н д р е й. Ты не будешь ее трахать. (Пауза.) И она не придет.
   И г о р ь. Почему?
   А н д р е й. Потому что ты позвонишь и скажешь, чтобы Жанна не приходила.
   И г о р ь. Я?
   А н д р е й. Ты.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Да.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Как хочешь.
   И г о р ь. Что?
   А н д р е й. Тогда позвоню я.
   И г о р ь. Ты номер не знаешь.
   А н д р е й. У телефона есть автоповтор.
   И г о р ь. Сволочь. Тогда я... Тогда я разобью телефон. Или нет: я сейчас наберу какой-нибудь номер. Просто так. От балды. Два двенадцать восемьдесят пять ноль шесть, например. Ты нажмешь кнопку, и он опять наберется. Ты скажешь: "Дайте мне Жанну". А тебе скажут: "У нас такой нет. Вы куда звоните, молодой человек?". Ты скажешь: "А куда я попал?". Так удивленно скажешь: "А куда я попал?". А тебе скажут - тоже так удивленно: "А куда вы звоните?". И ты поймешь, что попал не туда, что никакой Жанны там нет. Ты грустно вздохнешь и повесишь трубку. (Пауза.) Ну хорошо. Оставайся. Мы будем заниматься любовью у меня на кровати.
   А н д р е й. С кем?
   И г о р ь. С Жанной.
   А н д р е й. Эксгибиционизм. Это так называется, когда трахаются прилюдно.
   И г о р ь. Мы можем поставить ширму. Мы поставим ширму и будем заниматься любовью. А ты будешь слушать. Ты будешь все слышать: каждое слово, каждый вздох, каждый стон. Ты будешь слушать и завидовать.
   А н д р е й. Я хочу на обед сварить щи.
   И г о р ь. Ладно, мы съедим щи, а потом мы уйдем за ширму.
   А н д р е й. С кем?
   И г о р ь. С Жанной.
   А н д р е й. А на второе я сделаю творожную запеканку.
   И г о р ь. Мы съедим творожную запеканку.
   А н д р е й. Ты как-то быстро согласился.
   И г о р ь. И что?
   А н д р е й. Обычно ты споришь. Ты же не любишь творожную запеканку.
   И г о р ь. Теперь люблю.
   А н д р е й. Я могу сделать рис с овощами.
   И г о р ь. Хорошо.
   А н д р е й. Или голубцы.
   И г о р ь. Ладно.
   А н д р е й. Так все-таки?
   И г о р ь. Что?
   А н д р е й. Запеканку, рис или голубцы?
   И г о р ь. Мне все равно.
   А н д р е й. Значит, омлет. Или просто яичницу с помидорами?
   И г о р ь. Мне все равно.
   А н д р е й. А на третье?
   И г о р ь. Мне все равно.
   А н д р е й. Ты будешь чай или кофе? (Игорь молчит.) Морс? (Игорь молчит.) С вареньем из клюквы. Сладкий прохладный морс. (Игорь молчит.) С кубиками льда. Я добавлю туда немножечко рома. (Пауза.) И нечего обижаться.
   И г о р ь. Я не обижаюсь.
   А н д р е й. А что ты делаешь?
   И г о р ь. Думаю.
   А н д р е й. О чем?
   И г о р ь. Что можно поесть в ресторане.
   А н д р е й. Да?
   И г о р ь. Да. Я приглашу ее в ресторан. Мы будем сидеть за столиком. Он будет покрыт белой скатертью. Мы будем сидеть и листать меню. И выберем что-нибудь этакое.
   А н д р е й. Например?
   И г о р ь. Эскалопов. С яблоками.
   А н д р е й. Они не бывают с яблоками.
   И г о р ь. Значит, с лимоном. С соусом и с гарниром. А еще мы возьмем салат. Пикантный салат. И вино. Мы закажем "Шато" 1963 года.
   А н д р е й. Ты когда-нибудь пробовал эскалопы?
   И г о р ь. Нет. Но сейчас попробую.
   А н д р е й. Эскалоп - это отбивная.
   И г о р ь. Ты уверен?
   А н д р е й. Уверен.
   И г о р ь. Странно. Я думал, это такие рыбки.
   А н д р е й. Это отбивная из телятины, баранины или свинины.
   И г о р ь. Странно.
   А н д р е й. Я могу сделать. Если ты хочешь.
   И г о р ь. Не надо.
   А н д р е й. Почему?
   И г о р ь. Потому что я ухожу. В ресторан. С Жанной. А потом мы будем гулять по городу. Мы будем смотреть, как он погружается в сумерки. Как зажигаются фонари. Как разводят мосты. Я страшно давно не видел, как разводят мосты.
   А н д р е й. А трахаться? Ты собирался трахаться на моем диване.
   И г о р ь. Это не обязательно. Главное, быть вместе, чувствовать ночь, держать ее за руку...
   А н д р е й. Ночь?
   И г о р ь. Ночь.
   А н д р е й. Держать за руку? (Видя, что Игорь не понимает.) Ты сказал: "Чувствовать ночь, держать ее за руку".
   И г о р ь. Жанну. Жанну держать за руку. Чувствовать ночь. Бродить по темному городу. Смотреть, как разводят мосты. Зайти в какой-нибудь парк, присесть на скамеечку, вдыхать этот воздух, глядеть, как звезды медленно путешествуют по небосклону, как восходит луна, как тишина опускается на проезжую часть...
   А н д р е й. Иди.
   И г о р ь. Да?
   А н д р е й. Иди.
   И г о р ь. И пойду.
   А н д р е й. Иди.
   И г о р ь. И пойду.
  
   Андрей встает и отправляется на кухню.
  
   А н д р е й (с полдороги). Захвати зонтик.
   И г о р ь. Ты думаешь, будет дождь?
   А н д р е й. Я думаю, будет снег.
  
   Андрей принимается что-то готовить на кухне.
   Игорь открывает шкаф, достает оттуда рубашку, прикладывает ее к груди, не снимая с плечиков. Смотрится в зеркало. Точно так же примеривает галстук. Потом - другую рубашку и другой галстук. Так повторяется несколько раз.
  
   И г о р ь. Андрей!
  
   Андрей перестает готовить, прислушивается.
  
   Как ты думаешь, эта рубашка подходит для ресторана?
  
   Андрей возвращается в комнату с ножом в руке.
  
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь (достает другую рубашку). А эта?
   А н д р е й (поигрывая ножом). Нет.
   И г о р ь (стоя к нему спиной). А вот эта?
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. А эта?
   А н д р е й. Слишком ярко.
   И г о р ь. А с галстуком?
   А н д р е й. Слишком броско.
   И г о р ь. А если я надену вот этот пиджак?
   А н д р е й. Плохо.
   И г о р ь. А вот этот?
   А н д р е й. Еще хуже.
   И г о р ь. А вот этот.
   А н д р е й. Это мой пиджак.
   И г о р ь. Ты одолжишь мне его на вечер.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Да.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Если ты хочешь меня зарезать, сделай это как-нибудь поскорее.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Что?
   А н д р е й. Я не хочу.
   И г о р ь (медленно переодевается, по-прежнему стоя спиной к Андрею). Ты просто завидуешь. Черной завистью. У тебя никогда не было девушки. Ты мальчик еще. Твоя сексуальная энергия не нашла выхода. Вот ты и бесишься. И всех ненавидишь. Я же знаю, ты мастурбируешь в ванной. А в диване у тебя спрятаны порнографические журналы. Я тебя понимаю. Я сам такой был. Когда-то. А теперь я другой. Я вырос. Я другой человек. Ты даже не представляешь, насколько я другой человек. Я могу взять и уйти. С Жанной. Мы будем жить у нее. И заниматься любовью. Каждую ночь. По четыре раза. Или по пять. А по субботам и воскресеньям мы будем трахаться даже днем. Мы вообще не будем вылезать из постели.
  
   В это время Андрей тихо приближается к Игорю.
  
   (Не оборачиваясь.) Ну?
  
   Андрей замирает.
  
   Ну?
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Я готов. Я ухожу.
  
   Андрей разворачивается, отправляется на кухню. И опять он что-то готовит.
   Игорь некоторое время стоит у зеркала. Потом бродит по комнате. Потом садится на кровать. Потом - на диван.
   Звонит телефон. Игорь вскакивает, хватает трубку.
  
   Жанна? Нет. А куда вы звоните? Нет. Здесь таких нет. Вы ошиблись номером. (Кладет трубку, садится на кровать.)
  
   Входит Андрей.
  
   А н д р е й. Варится.
   И г о р ь. Борщ?
   А н д р е й. Щи.
   И г о р ь. Мы будем щи?
   А н д р е й. Да. (После паузы.) Хочешь, я сделаю эскалопы? (Игорь молчит.) Ты хотел попробовать эскалопы. (Игорь молчит.) И кофе сварю. По тому рецепту. (Игорь молчит.) У меня еще осталось полбутылки коньяка. Когда мы праздновали твой день рождения, ты напился, и я сказал, что коньяк закончился, а на самом деле, он не закончился, просто я боялся, что ты наблюешь, как в прошлом году...
  
   Пауза.
   Звонит телефон. Андрей первым успевает схватить трубку.
  
   Да. Нет. Здесь таких нет. Нет. И никогда не было. Вы ошиблись номером. (Кладет трубку.) У нас будут очень симпатичные щи.
   И г о р ь. Я не хочу.
   А н д р е й. Ты же еще не видел.
   И г о р ь. Я не хочу.
   А н д р е й. Ты их увидишь, ты вдохнешь аромат, ощутишь этот запах...
   И г о р ь. Я не хочу.
   А н д р е й. А кто тебя спрашивает? Щи, они действуют на уровне простейших рефлексов. Как у собаки Павлова. Ты их увидишь, и тут же слюные железы начнут вырабатывать много-много слюны...
   И г о р ь. Я не хочу.
   А н д р е й. Ты захочешь, ты так захочешь, как будто раньше вообще ничего не ел. Ты потянешься к этой тарелке, как будто это не тарелка со щами, а женщина. Самая красивая в мире женщина. Самая желанная в мире женщина. Ты возьмешь ложку, ты зачерпнешь щи, ты попробуешь и не сможешь уже отказаться.
  
   Затемнение.
  
  
   Сцена вторая
  
   Игорь лежит на диване. Борис и Андрей танцуют посреди комнаты.
  
   Б о р и с (поет). У любви, как у пташки крылья, ее нельзя никак понять... Ля-ля-ля-ля ля-ля-ля-ля-ля ля-ля-ля ля-ля-ля-ля-ля... Или поймать?
   А н д р е й. Что?
   Б о р и с. Любовь. Пташку. Понять или поймать?
   А н д р е й. Догнать.
   Б о р и с. Точно. Догнать. Мужики, у меня тост. (Разливает водку.) Древний студенческий тост. Две маленькие, но гордые птички сидели на вершине большой горы...
   И г о р ь. И срали. (Видя, что Борис не понимает.) Сидели и срали. Ну, какали. Андестенд?
   Б о р и с. Нет, это я понял. Почему они срали?
   И г о р ь. Просто. Сидели и срали. (Пауза.) Насрут и забираются выше. Еще насрут и забираются еще выше. И так они срали и лезли вверх, срали и лезли вверх, пока не достигли неба. Притча.
  
   Пауза.
  
   А н д р е й. Так выпьем за дружбу.
   Б о р и с. Нет, подожди. Почему они срали?
   И г о р ь. Хотелось им, вот и срали.
   А н д р е й. Так выпьем за дружбу.
   Б о р и с. Нет, подожди. (Игорю.) Значит, все это фигня, да? Все это - дерьмо и ничего не стоит? Так, да, по-твоему?
   А н д р е й. За дружбу.
  
   Пауза.
  
   Что вы смотрите на меня, как на идиота?
   Б о р и с Значит, все это фигня, да?
             (Одновременно).
   И г о р ь А кто ты есть?
   А н д р е й. Ну, знаете...
   Б о р и с (Андрею). Нет, ты мне объясни, почему он говорит, что они срали? Я начал хороший тост, я сказал: "Две маленькие, но гордые птички...".
   И г о р ь. Сидели на высокой горе.
   Б о р и с. Да. Сидели на горе. И что тут такого? Что тут такого? Две маленькие, но гордые птички сидели на горе.
   А н д р е й. И срали. (Выпивает.)
   Б о р и с (после паузы). Дураки вы. (Выпивает.)
   И г о р ь. За дураков. (Выпивает.)
   А н д р е й (Игорю). Чего тебе принесли?
   И г о р ь. В смысле?
   А н д р е й. Ты сказал, что тебе принесли новый диск.
   И г о р ь. Там. На проигрывателе.
  
   Андрей подходит к проигрывателю, разглядывает диск, включает. Звучит финальная сцена из "Дон Жуана". Андрей поет вместе с Командором. Игорь поет вместе с Дон Жуаном. Борис поет вместе с Лепорелло. Втроем разыгрывают сцену.
  
   А н д р е й. И это ты собирался слушать с Жанной?
   Б о р и с. С кем?
   А н д р е й (Игорю.) Ты думаешь, девушки на свиданиях слушают оперу?
   Б о р и с. Я...
   А н д р е й (Игорю.) Ты думаешь, они возбуждаются от оперной музыки?
   Б о р и с. Я...
   А н д р е й (Игорю.) Млеют и падают? А потом ты наваливаешься сверху, шаришь под юбкой, стягиваешь трусы и трахаешь их на моем диване? Под арию Дон Жуана?
   И г о р ь. Под арию Донны Анны.
   Б о р и с. Я вам не мешаю?
   И г о р ь (Борису). Не обращай внимания. Он просто завидует.
   А н д р е й. Я завидую?
   И г о р ь. Да.
   А н д р е й. Ты просто псих. Идиот. (Поет.) Дон Джованни, аселартеко... Тьфу.
   Б о р и с. Я думаю, пора выпить.
   А н д р е й (Борису). Да подожди ты. Вот ты... ты, когда девушек приглашаешь, ты с ними оперу слушаешь?
   Б о р и с. Я?
   А н д р е й. Ты.
   Б о р и с. Нет.
   И г о р ь. А я - да. Я слушаю с ними оперу. Мы бы сели на твой диван и слушали оперу. А потом бы я провел по ее ноге. А другой рукой - по груди. А потом бы я тихо-тихо, аккуратно-аккуратно забрался бы ей под подол. И обнял, и поцеловал в губы. А потом бы мы трахались под арию Донны Анны.
   Б о р и с. А потом бы вы сломали диван.
   И г о р ь. А потом бы мы сломали этот сраный диван.
   Б о р и с. Я думаю, надо налить. (Разливает. Андрею.) Представляешь, они бы взяли и сломали этот сраный диван. (Выпивает.)
   А н д р е й. Нет.
   Б о р и с. Что?
   А н д р е й. Не сломали бы.
   Б о р и с. Почему?
   А н д р е й. Он крепкий. (Выпивает.)
  
   Пауза.
  
   И г о р ь (Борису). Я просил его уйти, а он не ушел.
   Б о р и с. Кто?
   И г о р ь. Андрей.
   А н д р е й (Борису). Он сам собрался уходить, но почему-то остался.
   Б о р и с. Кто?
   А н д р е й. Игорь.
   Б о р и с. И что?
   А н д р е й. Мы остались. Мы оба остались.
   И г о р ь. И Жанна теперь не придет.
   Б о р и с. Почему?
   И г о р ь. Потому что он не уходит, потому что мне некуда ее привести. Потому что он сидит на своем диване.
   А н д р е й. Потому что ты сам не можешь уйти.
   И г о р ь. Я могу.
   А н д р е й. Да?
   И г о р ь. Да.
   А н д р е й. Иди.
   И г о р ь. И пойду.
   А н д р е й. Иди.
  
   Пауза.
  
   И г о р ь (выпивает). Я не хочу. Я не хочу больше пить. Я и так уже много выпил. Я не хочу. (Борису.) А ты все наливаешь, наливаешь, наливаешь... Тебе не надоело?
   Б о р и с. Я больше не буду.
   И г о р ь. И не надо.
   Б о р и с. И не буду.
   И г о р ь (Андрею.) Ты обещал эскалопов.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Ты обещал.
   А н д р е й. Я предложил.
   И г о р ь. Да.
   А н д р е й. Ты отказался.
   И г о р ь. Я не отказывался. Я просто сказал, что мне все равно.
   А н д р е й. Вот я и не сделал.
   И г о р ь (Борису). Он говорит, что эскалоп - это отбивная. Из коровы.
   А н д р е й. Из говядины, баранины или свинины.
   И г о р ь (Борису). Это правда?
   Б о р и с. Это правда.
   И г о р ь. А я думал, что это рыбки. Я думал, они плавают где-нибудь в океане, плавают, блестят чешуей, играют на солнце, выпрыгивают из воды и летят, и снова падают в воду... (Борису.) Он боится. Он боится уйти из этой квартиры.
   А н д р е й. Я не боюсь.
   И г о р ь. Он боится, что я украду его порнографические журналы.
   А н д р е й. У меня нету порнографических журналов.
   И г о р ь. А в диване у тебя что?
   А н д р е й. Там "Плейбой". Это эротика. Это не порнография.
   И г о р ь. Все равно.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Все равно.
   А н д р е й. Нет.
   Б о р и с. Дай посмотреть.
   А н д р е й. Что?
   Б о р и с. "Плейбой". У тебя новый?
   А н д р е й. Старый. Ты видел.
   Б о р и с. Это там, где такая тетка с большими грудями?
   А н д р е й. Да.
   Б о р и с. Я думал, ты новый купил.
   И г о р ь. Он не может. Я говорю тебе, он не выходит на улицу. Он боится.
   А н д р е й. Я не боюсь.
   И г о р ь. Тогда выйди.
   А н д р е й. Я не боюсь.
   И г о р ь. Выйди.
   А н д р е й. Я не хочу.
   И г о р ь. Это все равно.
   А н д р е й. Нет. Если я захочу, я выйду.
   И г о р ь. И куда ты пойдешь?
   А н д р е й. Не твое дело.
   И г о р ь. Нет, скажи нам, куда ты пойдешь?
   Б о р и с. Я наливаю.
   А н д р е й. Не твое дело.
   Б о р и с. Я наливаю. (Игорю.) Ты будешь пить?
   И г о р ь. Буду.
   Б о р и с (Андрею). А ты?
   А н д р е й. Буду.
  
   Борис разливает. Пауза.
  
   И г о р ь. Ну?
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Ты хотел сказать нам, куда ты пойдешь.
   А н д р е й. Я уже сказал: "Не твое дело".
   И г о р ь. Ты боишься.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Ты боишься.
   А н д р е й. Нет.
   Б о р и с. Я хочу сказать тост.
   А н д р е й. Говори.
   И г о р ь. Про птичку?
   Б о р и с. Нет.
   И г о р ь. Которая срала?
   Б о р и с. Нет.
   И г о р ь. Которая накакала целую гору.
   Б о р и с. Нет.
   И г о р ь. Тогда чего ты хочешь?
   Б о р и с. Я хотел приятно провести вечер. Я хотел поговорить. О погоде. О женщинах. О любви. О поэзии. Я вышел из дому, я купил водки, я дошел до метро, спустился по эскалатору, сел в поезд, проехал пять остановок, поднялся по эскалатору, вышел, свернул налево, добрался до вашего дома, поднялся на пятый этаж, я позвонил, вы открыли, я сказал вам: "Давайте выпьем", - вы сказали, что "очень кстати", мы пили, мы пели, мы танцевали. И вот мы сидим, и мне скучно. Мне плохо с вами. Вы не умеете пить. Вы не умеете говорить. Вы ничего не умеете. Почему?
   И г о р ь. Что?
   Б о р и с. Почему мне так плохо?
   И г о р ь. А чего ты хотел?
   Б о р и с. Я хотел приятно провести вечер. Я хотел поговорить о погоде, о женщинах, о любви, о поэзии. Я хотел выпить водки.
   А н д р е й. Пей.
   Б о р и с. Не хочу.
   И г о р ь. А чего ты хочешь?
   А н д р е й. Хочешь, чтоб мы пели песни?
   И г о р ь. Чтобы мы тут перед тобой танцевали?
   А н д р е й. Чтобы всякую фигню говорили?
   И г о р ь. Чтобы водку хлебали, да?
   А н д р е й. Ты этого хочешь?
   Б о р и с. Я ничего не хочу.
   И г о р ь. Ты этого хочешь?
   Б о р и с. Я ничего не хочу.
   И г о р ь. Тогда сиди.
   А н д р е й. И молчи.
  
   Сидят и молчат.
  
   И г о р ь. Тихий ангел пролетел. Так говорят.
   Б о р и с. Идиот родился. Так тоже говорят.
   А н д р е й. Ну, знаешь...
  
   Пауза.
  
   И г о р ь (нежно). Боря.
   Б о р и с. Да.
   И г о р ь. А давай, ты пойдешь?
   Б о р и с. Куда?
   И г о р ь. Домой.
   Б о р и с. Зачем?
   И г о р ь. Ты пойдешь спать.
   Б о р и с. Почему?
   И г о р ь. Вечер уже на дворе. Скоро звезды зажгутся. А ты все сидишь и сидишь. Вот чего ты сидишь?
   Б о р и с. Не знаю.
   И г о р ь. А кто знает? Ты же можешь и дома сидеть...
   А н д р е й. И смотреть телевизор...
   И г о р ь. И смотреть телевизор.
   А н д р е й. Там сегодня кино хорошее...
   И г о р ь. Там сегодня очень хорошее кино.
   А н д р е й. Про вампиров...
   И г о р ь. Ты любишь кино про вампиров?
   Б о р и с. Не люблю.
   А н д р е й. Это странно.
   И г о р ь. Это очень странно.
   А н д р е й. Это особенное кино...
   И г о р ь. Вот.
   А н д р е й. Про очень забавных вампиров...
   И г о р ь. Это комедия?
   А н д р е й. Это комедия.
   И г о р ь. Смешная?
   А н д р е й. Очень смешная.
   И г о р ь. С хэппи-эндом?
   А н д р е й. Со счастливым концом.
  
   Пауза.
  
   И г о р ь. Ну?
   Б о р и с. Вы хотите, чтоб я ушел?
   А н д р е й. Нет. Мы просто думаем о тебе...
   И г о р ь. Тебе скучно...
   А н д р е й. Ты сам сказал...
   И г о р ь. Вот мы и думаем...
   А н д р е й. Может, ты пойдешь на фиг?..
   И г о р ь. Далеко-далеко...
   А н д р е й. В тридевятое царство...
   И г о р ь. С концами.
   А н д р е й. С концами.
   Б о р и с. Ладно.
   И г о р ь. Вот и хорошо.
   А н д р е й. Просто замечательно.
  
   Пауза.
  
   И г о р ь. Ну?
   А н д р е й. Помочь тебе?
   Б о р и с. Нет, не надо. Я сам. (Встает. Медленно направляется к выходу.)
   И г о р ь. Было очень приятно.
   А н д р е й. И мне, и ему было очень приятно.
   И г о р ь. Заходи еще.
   А н д р е й. Когда-нибудь.
   И г о р ь. Через год.
   А н д р е й. Через два.
   И г о р ь. Через три.
   А н д р е й. Через пять.
   Б о р и с. Пока.
   А н д р е й. До свидания.
   И г о р ь. Гуд бай.
  
   Борис уходит. Андрей садится на диван. Игорь садится на кровать.
  
   А н д р е й. Что приготовить на ужин?
   И г о р ь. Что хочешь.
   А н д р е й. Я тебя спрашиваю.
   И г о р ь. А я отвечаю.
   А н д р е й. Что ты злишься?
   И г о р ь. Я не злюсь.
   А н д р е й. Я спросил: "Что приготовить на ужин?".
   И г о р ь. Я ответил: "Что хочешь".
   А н д р е й. Это не ответ.
   И г о р ь. Ответ.
   А н д р е й. Это чушь собачья.
   И г о р ь. Это не чушь собачья.
   А н д р е й. Я просто спросил: "Что приготовить на ужин?".
   И г о р ь. Я просто ответил: "Что хочешь".
   А н д р е й. Какого черта ты злишься?
   И г о р ь. Я не злюсь.
   А н д р е й. Злишься.
   И г о р ь. Я говорю нормально.
   А н д р е й. Ты злишься.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Да.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Да. Я же вижу.
   И г о р ь. Ничего ты не видишь.
   А н д р е й. Я вижу.
   И г о р ь. Не видишь.
  
   Диалог постепенно становится все тише. Свет медленно гаснет.
  
  
   Сцена третья
  
   Ночь. Андрей лежит на диване. Игорь лежит в кровати и курит.
  
   А н д р е й. Ты что там делаешь?
   И г о р ь. Вспоминаю.
   А н д р е й. Дымом пахнет.
   И г о р ь. Отечества?
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Дымом отечества?
   А н д р е й. Нет, сигаретным.
   И г о р ь. Странно...
   А н д р е й. Если ты устроишь пожар, ничего странного в этом не будет.
   И г о р ь. Лучше всего я помню забор...
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Забор. Весь военный городок был огорожен забором.
   А н д р е й. Ты меня отравишь когда-нибудь.
   И г о р ь. Через него лазали, и забор разрушался. Если часто лазать через забор, кирпичи расшатываются и выпадают. И постепенно забор разрушается...
   А н д р е й. У меня будет рак легких.
   И г о р ь. Начальство боролось. Дыры заделывало, кирпичи на место ставило, а сверху в раствор втыкались стекла. Или гвозди...
   А н д р е й. Фигня. Если человек хочет перелезть через забор, он все равно перелезет.
   И г о р ь. Перелезет. И останутся отпечатки. Особенно, если лезет солдат. Останутся черные черточки от сапог. Они очень заметны на белом заборе.
   А н д р е й. Белить надо чаще.
   И г о р ь. Его белили. Перед всякими праздниками всегда белили. Но потом опять появлялись черные полосы. Потому что солдаты лазали в самоволку. И мы лазали. Потому что забор длинный, а ворота одни. Мы так дорогу себе сокращали.
   А н д р е й. Мы тоже лазали.
   И г о р ь. Через забор?
   А н д р е й. Да. По чужим огородам лазали.
   И г о р ь. Воровали?
   А н д р е й. Ну, так, немножко. Я думаю, нам просто нравилось через заборы лазать.
   И г о р ь. Странное увлечение.
   А н д р е й. Глупое увлечение.
   И г о р ь. А где ты жил?
   А н д р е й. В доме.
   И г о р ь. А дом где?
   А н д р е й. В деревне.
   И г о р ь. У вас свой дом был?
   А н д р е й. У бабушки.
   И г о р ь. Большой?
   А н д р е й. Да, большой. Старый дом.
   И г о р ь. Деревянный?
   А н д р е й. Из бревен. Очень толстые были бревна. Бабушка говорила, что из них можно делать скрипки.
   И г о р ь. Это как?
   А н д р е й. Бабушка говорила, что из старых бревен делают скрипки.
   И г о р ь. А на самом деле?
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. А на самом деле их из чего делают?
   А н д р е й. Откуда я знаю?
   И г о р ь. Как называлась?
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Деревня.
   А н д р е й. Тмутаракань.
   И г о р ь. Врешь.
   А н д р е й. Спи.
   И г о р ь. Не хочу.
   А н д р е й. А я хочу. (Пауза.) Подлипки. Деревня так называлась.
   И г о р ь. Красивое название. Там что, липы были?
   А н д р е й. Да. Высокие. Мы на них качели вешали. И гнезда на ветках делали.
   И г о р ь. Как птицы?
   А н д р е й. Примерно.
  
   Пауза.
  
   И г о р ь. А дальше?
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Что дальше было?
   А н д р е й. Фигня всякая.
   И г о р ь. Как хочешь.
   А н д р е й. Как хочу.
   И г о р ь. Ладно, не говори.
   А н д р е й. Не говорю.
   И г о р ь. Я и так знаю.
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Ты упал с липы. Головой вниз.
   А н д р е й. И что?
   И г о р ь. До сих пор заметно.
   А н д р е й. Дурак. (Пауза.) Чаю хочешь?
   И г о р ь. Давай.
  
   Андрей встает и отправляется на кухню.
  
   А бутерброды сделаешь?
   А н д р е й. Сделаю. Иди сюда, хлеба нарежь. И сыру.
  
   Игорь нехотя встает и тоже отправляется на кухню.
  
   И г о р ь (режет хлеб). А во дворах сушилось белье. Чистое белье. Только что выстиранное. Простыни там, наволочки, пододеяльники. Специальные ставили столбы и между ними веревки протягивали. И ветер раздувал эти простыни и наволочки, и пододеяльники.
   А н д р е й. Это и у нас было.
   И г о р ь. Иногда они в несколько рядов висели. Как город такой особый получался, с прямыми улицами.
  
   Пауза.
  
   А н д р е й. Да, я ударился. Я тогда здорово ударился. Когда с липы упал.
   И г о р ь. Я ж говорю - заметно.
   А н д р е й. У меня сотрясение мозга было.
   И г о р ь. Сильное?
   А н д р е й. Да.
   И г о р ь. Я тоже с качелей падал.
   А н д р е й. Но не так сильно.
   И г о р ь. Почему это?
   А н д р е й. Я вообще еле жив остался.
   И г о р ь. А в меня бутылкой попали. У нас крепость снежная была, и там яма такая. Я в ней присел, чтобы меня никто не заметил, а придурок какой-то бутылку бросил. В голову мне попал.
   А н д р е й. Заметно.
   И г о р ь. Чего заметно?
   А н д р е й. Сотрясение.
   И г о р ь. Чаю давай.
   А н д р е й. Сейчас заварится. (Пауза.) Знаешь, я тут лежал на диване и думал: зачем я здесь? Что я здесь делаю?
   И г о р ь. Чай завариваешь.
   А н д р е й. Я не про то, я вообще. Вот ты что здесь делаешь?
   И г о р ь. Живу.
   А н д р е й. А почему здесь?
   И г о р ь. Ты пригласил.
   А н д р е й. Я?
   И г о р ь. Ты. Не помнишь?
   А н д р е й. А зачем? Зачем я тебя позвал?
   И г о р ь. Скучно одному было, вот и позвал.
   А н д р е й. Нет. Что-то не так. Что-то не так случилось. Неправильно.
   И г о р ь. Что?
   А н д р е й. Я не знаю. Я пытаюсь понять и не понимаю. Я здесь. Ты здесь. Мы здесь. Зачем мы здесь?
   И г о р ь. А где нам быть?
   А н д р е й. Не знаю. Но только не здесь. Мне все время кажется, что мы должны быть где-то совсем в другом месте.
   И г о р ь. Где?
   А н д р е й. Не знаю.
   И г о р ь. Мы оба?
   А н д р е й. Ты - в одном месте. А я - в другом месте.
   И г о р ь. Ты что, хочешь выгнать меня?
   А н д р е й. Да. То есть нет. Почему мы здесь?
   И г о р ь. Если хочешь, то так и скажи. Я возьму вещи и выйду на улицу...
   А н д р е й. Почему?
   И г о р ь. Потому что ты меня выгоняешь.
   А н д р е й. Я не про это.
   И г о р ь. Вот так вот, пойду себе и пойду. Сначала - в метро и на эскалатор, потом сяду в поезд...
   А н д р е й. В другом месте...
   И г о р ь. Поеду. Не знаю куда, но поеду...
   А н д р е й. Совсем в другом месте...
   И г о р ь. Жалко, что в Питере нет кольцевой линии, а то бы я ехал и ехал, ехал и ехал...
   А н д р е й. В другом месте...
   И г о р ь. По кругу, по кругу, по кругу, по кругу...
  
   Пауза.
  
   А н д р е й. Хочешь, я завтра гречневую кашу сделаю?
   И г о р ь. Как хочешь.
   А н д р е й. С молоком.
   И г о р ь. Как хочешь.
   А н д р е й. Я тебя спрашиваю.
   И г о р ь. А я отвечаю.
   А н д р е й. Ты не отвечаешь.
   И г о р ь. А тебе что надо?
   А н д р е й. Ничего мне не надо.
   И г о р ь. Ладно, делай.
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Кашу. Я съем.
   А н д р е й. Ну спасибо.
   И г о р ь. Ну пожалуйста.
   А н д р е й. Чаю будешь?
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Почему?
   И г о р ь. Не хочу.
   А н д р е й. Почему не хочешь?
   И г о р ь. Не хочу и все.
   А н д р е й. Ты же хотел.
   И г о р ь. А теперь не хочу.
   А н д р е й. Десять минут назад я спросил тебя: "Чаю хочешь?". Ты ответил: "Давай". Я поднялся с дивана и пошел заваривать чай. А теперь ты говоришь: "Не хочу". Зачем я заваривал чай?
   И г о р ь. Не знаю.
   А н д р е й. А что ты знаешь?
   И г о р ь. Не знаю.
   А н д р е й. Ты никогда не знаешь. Ты никогда ничего не знаешь.
   И г о р ь. Хватит.
   А н д р е й. Почему ты не знаешь?
   И г о р ь. Хватит.
  
   Пауза.
  
   А н д р е й. А ты ее любишь?
   И г о р ь. Кого?
   А н д р е й. Жанну.
   И г о р ь. Не знаю.
   А н д р е й. Но ты же хотел...
   И г о р ь. Что хотел?
   А н д р е й. Любовью с ней хотел заниматься.
   И г о р ь. Ну и что?
   А н д р е й. Здесь, на моем диване.
   И г о р ь. И что?
   А н д р е й. Значит, любишь. (Пауза.) А хочешь, я уеду? Квартиру вам оставлю. Диван оставлю...
   И г о р ь. Куда?
   А н д р е й. Что "куда"?
   И г о р ь. Куда ты уедешь?
   А н д р е й. В деревню.
   И г о р ь. В какую деревню?
   А н д р е й. В Подлипки.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Что "нет"?
   И г о р ь. Ты не уедешь.
   А н д р е й. Почему?
   И г о р ь. Потому что ты никогда не уедешь.
   А н д р е й. Уеду.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Уеду.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Завтра уеду. С утра соберусь и уеду.
   И г о р ь. Зачем?
   А н д р е й. Пошли спать.
   И г о р ь. Зачем?
   А н д р е й. Пошли спать.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Как хочешь. (Идет в комнату, бормочет, укладываясь.) Завтра соберу чемодан, положу туда две рубашки чистые, две пары носков, две пары трусов, запасные брюки (на всякий случай, мало ли что), свитер положу, сандалии положу, носовые платки... Выключи свет!
  
   Игорь выключает.
  
   И фонарик возьму с собой (там темно бывает ночами), и поесть что-нибудь возьму, бутерброды сделаю, и курочку, чтобы в поезде не голодать...
  
   Игорь возвращается в комнату.
  
   И г о р ь. Как ты думаешь, я ее совсем не люблю?
   А н д р е й. Жанну?
   И г о р ь. Жанну.
   А н д р е й. Совсем.
   И г о р ь. Это почему?
   А н д р е й. А почему ты должен ее любить?
   И г о р ь. Потому что я хотел с ней заниматься любовью. Ты же сам сказал.
   А н д р е й. Это ты сказал.
   И г о р ь. Не важно.
   А н д р е й. А что важно?
   И г о р ь. Ничего. Спи.
   А н д р е й. Не хочу.
   И г о р ь. Почему?
   А н д р е й. Я думаю.
   И г о р ь. О чем?
   А н д р е й. Я думаю о том, что нужно взять с собой.
   И г о р ь. Куда?
   А н д р е й. В деревню.
   И г о р ь. Ты опять?
   А н д р е й. Опять.
   И г о р ь. Ты никуда не уедешь.
   А н д р е й. Почему?
   И г о р ь. Потому что ты никуда не уедешь.
   А н д р е й. Но я хочу в деревню. Там липы, там лес, там речка. У нас речка маленькая, но там караси водятся. Я в детстве много рыбачил... (Пауза.) А у соседей однажды сдохла собака - трактор ее переехал, когда она лаяла. Она всегда лаяла. Дура. На машины, на тракторы. Бежала рядом и лаяла. И трактор ее переехал.
   И г о р ь. И что?
   А н д р е й. Соседей не было. И никто не знал, что собака сдохла.
   И г о р ь. И что?
   А н д р е й. Я ее в кусты оттащил, и она гнить начала. В ней опарыши завелись.
   И г о р ь. Ну?
   А н д р е й. Что "ну"? Я их брал из собаки и в баночку клал. А потом насаживал на крючок, а крючок закидывал в реку и ловил на опарышей рыбу.
   И г о р ь. Много? Много рыбы поймал?
   А н д р е й. Много.
   И г о р ь. И дальше?
   А н д р е й. Солил и сушил ее.
   И г о р ь. Живодер.
   А н д р е й. Почему?
   И г о р ь. Потому что собаку убил.
   А н д р е й. Я не убивал ее. Это трактор ее переехал.
   И г о р ь. Все равно.
   А н д р е й. Нет.
   И г о р ь. Все равно.
   А н д р е й. Нет. (Пауза.) Ну хочешь, я сделаю эскалопы?
   И г о р ь. Спи.
   А н д р е й. Я умею.
   И г о р ь. Спи.
   А н д р е й. Я вкусно сделаю.
   И г о р ь. Спи.
   А н д р е й. Вот посмотришь.
   И г о р ь. Ладно.
   А н д р е й. Я такие эскалопы сделаю - ты никогда такие не ел.
   И г о р ь. Ладно.
   А н д р е й. Ты только увидишь их - у тебя слюновыделение начнется. Как у собаки Павлова.
   И г о р ь. Ладно.
   А н д р е й. Я умею.
   И г о р ь. Я верю.
   А н д р е й. Я умею.
   И г о р ь. Спи.
  
   Диалог становится тише. И через некоторое время уже ничего не слышно и не видно.
  
  
   Сцена четвертая
  
   Андрей, Игорь, Жанна.
  
   И г о р ь (Жанне). Он меня убить хотел. Представляешь? Стоял тут с ножом за моей спиной. Страшно было. Нет, действительно страшно. Он же псих. У него на почве зависти могут любые глюки случиться. Мы когда спать ложимся, когда свет выключаем, я страшно боюсь, я каждого шороха боюсь, я бы загораживался от него стеной или дверь из металла поставил, с сигнализацией и с камерой для наружного наблюдения (знаешь, есть такие камеры для наружного наблюдения, которые изображение на монитор выводят, и можно сидеть внутри и все видеть, что происходит снаружи), я бы такую поставил, я бы его контролировал. Он опасный человек. Очень опасный.
  
   Жанна молчит.
  
   А н д р е й (Жанне). Он врет.
   И г о р ь. Ни фига.
   А н д р е й. Про нож врет.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й (Жанне). Я им капусту резал. А он мне кричит из комнаты: "Андрей!". Я пришел. А он спрашивает: "Как ты думаешь, эта рубашка подходит для ресторана?". Я говорю: "Нет". Потому что она действительно не подходила. Ни одна рубашка для ресторана не подходила. Он же любит вырядиться, как петух. Он все яркое любит. А для ресторана строгость нужна. Вот я и сказал: "Нет". Я честно сказал: "Нет". И нож у меня в руке был, потому что он меня с кухни вызвал. Я просто положить его не успел. Я думал, случилось что-нибудь, раз он орет: "Андрей!". Я же не думал, что он просто рубашку примеривает. А он тут с вешалкой стоит. И даже лицом ко мне не повернулся.
   И г о р ь (Жанне). Это сейчас он может говорить, что угодно. А тогда, ты бы его глаза видела. Я спиной стоял, но я видел. Потому что - зеркало. Я все видел. (Пауза.) Хорошо, что ты пришла.
   А н д р е й (Жанне). Хорошо, что ты пришла.
   И г о р ь. Я просил его, чтобы он ушел, чтобы мы одни остались, чтобы поговорили, послушали музыку...
   А н д р е й. Знаешь, что он тебе поставить хотел? Он тебе "Дон Жуана" хотел поставить. Он хотел, чтобы вы сидели и слушали оперу.
   И г о р ь. Но он не ушел. Он тут остался. И я понял, что нам с тобой плохо будет, если он тут будет, и мы тут будем.
   А н д р е й. Он просто испугался. Он понял, что говорить ему с девушкой не о чем. Что слушать ему с девушкой нечего. Он не ножа испугался. Он этого испугался.
   И г о р ь. Я подумал, что нам и поговорить с тобой будет нельзя, потому что я не могу говорить, когда он сидит и слушает.
   А н д р е й. Он любит из себя Дон Жуана строить. А на самом деле, он ничего не умеет. Он не знает, как с девушкой себя нормально вести.
   И г о р ь. Я поэтому тебе не стал перезванивать.
   А н д р е й. Он поэтому тебе не стал перезванивать.
  
   Пауза.
  
   И г о р ь (Андрею). Ты можешь помолчать хотя бы немного?
   А н д р е й. Я молчу.
   И г о р ь. Нет, ты треплешся. Бла, бла, бла, бла, бла, бла. Ты и сам не знаешь, какую ерунду говоришь.
   А н д р е й. Я молчу.
   И г о р ь. Тебя Жанна послушает, она решит, что ты псих, что ты ненормальный, она правильно подумает, ты все время говоришь ерунду.
   А н д р е й. Я молчу.
   И г о р ь. Но ты до этого говорил. Ты все время до этого говорил. Ты только и делаешь, что говоришь. Тебе все равно, о чем говорить. Главное - чтобы все тебя слушали. А Жанна не хочет слушать.
   А н д р е й. А ты не решай за Жанну.
   И г о р ь. И я не хочу.
   А н д р е й. Она сама решит для себя, стоит ей слушать или не стоит ей слушать. Почему ты за нее решаешь?
   И г о р ь. Я не решаю. Я просто вижу.
   А н д р е й. Что ты видишь? Ты за себя решай. А другие сами решат.
   И г о р ь. Пусть решают.
   А н д р е й. Но ты же не даешь никому. Ты же сам решить хочешь.
   И г о р ь. Не хочу я.
   А н д р е й. Хочешь. Ты когда меня выгонял из дому, ты решил. Ты за меня решил.
   И г о р ь. Но ты же все равно не ушел.
   А н д р е й. Просто я не люблю, когда за меня решают. Когда за других решают, я не люблю.
  
   Пауза.
  
   И г о р ь (Жанне). Хорошо, что ты пришла. Хорошо, что взяла и пришла. (Пауза.) А к нам тут Борис заходил. Ты знаешь Бориса? Это приятель Андрея.
   А н д р е й. Это твой приятель.
   И г о р ь. Почему это мой?
   А н д р е й. Он к тебе приходил.
   И г о р ь. А ты танцевал с ним.
   А н д р е й. Я же должен был как-нибудь развлекать гостя.
   И г о р ь. Тебя просили об этом?
   А н д р е й. Если ты ничего не умеешь, значит, я должен что-то делать.
   И г о р ь. Вот.
   А н д р е й. Что "вот"?
   И г о р ь. Ты сам вызвался.
   А н д р е й. Мне пришлось.
   И г о р ь. Ты сам вызвался. Ты его пригласил.
   А н д р е й. Я его не приглашал.
   И г о р ь. А чего он пришел?
   А н д р е й. Он к тебе пришел. Он же твой приятель.
   И г о р ь (Жанне). Он всегда так. Я во всем у него виноват. И Борис этот, его приятель... Нудный тип. И такой же придурок.
   А н д р е й. Ты сам придурок.
   И г о р ь. Вот.
   А н д р е й. Что "вот"?
   И г о р ь. Я же говорю, он всех обвиняет. Всех, кроме себя. Все у него виноваты. Все вокруг виноваты. Он же с дерева в детстве упал. И свихнулся. А теперь обвиняет. Он бессознательно всех обвиняет в том, что рухнул с этой дурацкой липы. Это комплекс. У него до сих пор голова не прошла. Он больной. Я тебе говорю, он больной. (Пауза. Андрею.) Что молчишь? (Нет ответа.) Ну чего ты молчишь? (Нет ответа.) Ты на правду обиделся? Я же правду сказал. Ты же сам знаешь, что я правду сказал.
  
   Андрей встает и уходит на кухню.
  
   Вот он всегда так. Сразу обижается. Но тут же нет ничего такого. Я тоже в детстве с качелей упал, и многие падали, это нормально, ничего страшного, даже если сотрясение мозга получишь, потом это все проходит, сначала болит, а потом проходит. Подташнивает немного, и так, знаешь, плавает все пред глазами, но надо полежать, и нормально будет. Тогда все нормально будет. Надо только полежать немного.
  
   Пауза.
  
   А больше всех знаешь, кто падает? Те, кто в цирке работает. Они иногда каждый день падают. У них работа такая. Чтобы смешно было. Чтобы страшно было.
  
   Пауза.
  
   Я цирк люблю. С детства люблю. Только я там давно не был. Хочешь, мы с тобой в цирк сходим? Я билеты куплю. Ты куда хочешь, в Автово или на Фонтанку? Я больше старый цирк люблю. Туда, наверное, можно достать билеты? Ну все равно, я достану. У меня билетерша знакомая в киоске есть. Была. Знакомая была. Это раньше. Это очень давно. Просто знакомая. Билетерша из киоска. Не веришь?
  
   Пауза.
  
   Ж а н н а. А продукты вам кто покупает?
   И г о р ь. Продукты? Мы заказываем. Мы в такси заказываем. Это можно. Сейчас все можно. Мы говорим, что нам надо, и нам привозят. Это Андрей обычно заказывает. Он знает, что нужно. Он готовить умеет. Он очень хорошо готовит. Действительно хорошо. Он обещал как-нибудь эскалопов сделать. Ты эскалопов любишь? Представляешь, я думал сначала, это рыбы такие, а оказывается, это мясо. Очень вкусное мясо. Мы попросим Андрея, и он сделает. Он всегда делает то, что я прошу. Хочешь, я скажу ему?
   Ж а н н а. Я не люблю эскалопы.
  
   Пауза.
  
   И г о р ь. А хочешь, я тебе диск поставлю? Мне принесли недавно. Хорошая музыка. Когда Борис приходил, мы слушали. Очень хорошая музыка. Я сейчас.
  
   Идет к проигрывателю, ставит диск. Звучит увертюра к "Дон Жуану". Пауза.
  
   Ж а н н а. Сделай тише.
   И г о р ь. Что?
   Ж а н н а. Сделай тише.
   И г о р ь. Сейчас. (Уменьшает громкость.)
   Ж а н н а (встает). Я пойду.
   И г о р ь. Хорошо, что ты пришла.
   Ж а н н а. Я пойду.
   И г о р ь. Хорошо, что ты пришла.
   Ж а н н а. До свидания.
   И г о р ь. Ты не обижайся на Андрея. Он человек хороший. Только псих немного. Это бывает. У хороших людей это бывает. Ты не обижайся.
   Ж а н н а. Счастливо.
   И г о р ь. Спасибо. Ты только не обижайся.
  
   Жанна уходит.
   Появляется Андрей.
  
   А н д р е й. Ушла?
   И г о р ь. Да.
   А н д р е й. Совсем?
   И г о р ь. Наверно.
   А н д р е й. Больше она не придет?
   И г о р ь. Не придет.
   А н д р е й. Дура.
   И г о р ь. Нет.
   А н д р е й. Не спорь.
   И г о р ь. Я не спорю.
   А н д р е й. Пришла и ушла.
   И г о р ь. Пришла и ушла.
   А н д р е й. Зачем приходила?
   И г о р ь. Не знаю.
   А н д р е й. Дура.
   И г о р ь. Дура.
  
   Пауза.
  
   А н д р е й. Ты действительно хочешь эскалопы?
   И г о р ь. Не знаю.
   А н д р е й. Ты скажи, я сделаю.
   И г о р ь. Сделай.
   А н д р е й. Это вкусно.
   И г о р ь. Если хочешь.
   А н д р е й. Я тебя спрашиваю.
   И г о р ь. Мне все равно.
   А н д р е й. Так не должно быть.
   И г о р ь. Мне все равно.
   А н д р е й. Тогда я делать не буду. (Игорь молчит.) Я что-нибудь другое сделаю. Что-нибудь эдакое. (Игорь молчит.) Ты чего-нибудь хочешь?
  
   Игорь выключает проигрыватель, направляется к шкафу, начинает примеривать рубашки.
  
   Ты куда? Ты куда собрался? (Игорь молчит.) Скоро есть будем. Ты что, уходишь?
   И г о р ь. Да.
   А н д р е й. Куда?
   И г о р ь. Не знаю.
  
   Пауза.
  
   А н д р е й. Ну, как хочешь.
   И г о р ь. Как хочу.
   А н д р е й. Собрался уходить - уходи.
   И г о р ь. Уйду.
   А н д р е й. Держать не буду.
   И г о р ь. Не будешь.
   А н д р е й. А я и не собираюсь.
   И г о р ь. И правильно.
  
   Пауза. Игорь переодевает брюки.
   Звонит телефон. Игорь скачет на одной ноге, хватает трубку, падает.
  
   И г о р ь. Жанна? Нет. Здесь таких нет. Нет, вы ошиблись номером. Ничего страшного. (Кладет трубку.) Ничего страшного. (Сидит на полу.)
   А н д р е й. Скоро будет обед.
   И г о р ь. Ничего страшного.
   А н д р е й. Мы поедим и пойдем прогуляемся. (Пауза.) Надо выйти на свежий воздух. (Пауза.) Мы пойдем в Летний сад. (Пауза.) Будем собирать опавшие листья... (Пауза.) Сентиментально присаживаться на скамеечки... (Игорь молчит.) Или к этим пойдем, к Вадиму и Оле. Мы выйдем на улицу, дойдем до метро, спустимся по эскалатору, сядем в поезд, проедем три остановки (я помню), выйдем из поезда, поднимемся по эскалатору, покинем станцию, свернем направо, пройдем три квартала, упремся в овощной магазин, обогнем его слева, окажемся во дворе, отыщем шестой подъезд, пятый этаж, квартира двести четырнадцать, позвоним - два длинных и три коротких, - они будут знать, что это свои и откроют, потом проводят на кухню, усадят за стол, нальют чаю, дадут варенья, сделают бутерброды. Мы будем пить чай и говорить. Долго-долго. О погоде, о жизни...
   И г о р ь. Я тебя ненавижу.
   А н д р е й. Что?
   И г о р ь. Я тебя ненавижу.
   А н д р е й (садится на диван). Я тебя тоже.
  
   Затемнение.
  
  
  
   Сюжет второй
   РОМЕО И ДЖУЛЬЕТА
  
   Сцена первая
  
   Большая квартира. В беспорядке разложены вещи. Входит Оля, несет сумку. Ставит. Уходит.
   Входит Борис. Тащит ящик. Ставит. Уходит.
   Через некоторое время появляются втроем. Вадим, Оля, Борис. Вадим несет сумку. Ставит. Все садятся.
   Cидят молча. Потом Вадим и Оля поворачиваются друг к другу. Целуются.
  
   В а д и м (Оле). Давай ты сделаешь нам чаю? А?
   О л я. Ну ладно. Плиту опробую. (Уходит.)
  
   Борис и Вадим молчат. Через некоторое время Вадим вскакивает, из общей кучи вещей берет полку, приставляет ее к стене, кладет обратно. Ходит по комнате, подходит к окну.
  
   В а д и м. Ну как?
   Б о р и с. Что?
   В а д и м. Ну-у, вообще...
   Б о р и с (осматривается). Красиво.
   В а д и м (передразнивает). "Красиво". А вид?! А? Ты посмотри, какой вид. Ну, иди сюда, посмотри! Идем, идем. (Тащит Бориса к окну.) А?
   Б о р и с. Красиво.
   В а д и м. Да-а... И два санузла! Там. И там. А?
   Б о р и с. Зачем?
   В а д и м. Что зачем?
   Б о р и с. Два санузла.
   В а д и м. Ну... Ну, предположим, мы с тобой выпили пива. Много пива. Ты захотел поссать. И я захотел поссать. Ты пошел туда. Я пошел туда. И никто никому не мешает! А?
   Б о р и с. Удобно.
   В а д и м. А как светло! Видишь? Тут же каждый день солнце! Каждый день в окна приходит солнце. А? Видишь стекла?
   Б о р и с. Вижу.
   В а д и м. Ни хрена ты не видишь. Это суперпрозрачное стекло. Его как будто нет. (Подходит к окну, стучит по стеклу.) Но оно есть. А?
   Б о р и с. Круто.
   В а д и м. А эти обои? Я их специально подбирал. Видишь, насколько насыщенные цвета?
   Б о р и с. Да.
   В а д и м. А фактура? Ее погладить можно, и будет приятно.
   Б о р и с (гладит стену). Да-а.
   В а д и м. И через десять лет они будут такими же! Такого же насыщенного цвета, такой же фактуры. Если мы не заменим. А мы заменим. Возьмем и через два года все поменяем. (Ходит по комнате.) А лоджия? А? Пойдем, я покажу тебе лоджию. Пойдем, пойдем!
  
   Утаскивает Бориса.
   Входит Оля с подносом. Решает, куда бы его поставить. Потом сооружает что-то вроде стола. Садится. С чувством удовлетворения оглядывает комнату.
   Возвращаются Борис и Вадим.
  
   В а д и м. Нет, ты скажи, ты где-нибудь видел такие лоджии? А?
   Б о р и с. Не видел.
   В а д и м. И не увидишь. Нигде больше нет таких лоджий. Индивидуальный проект. Дом вообще сделан по индивидуальному проекту. И два санузла! В каждой квартире - два санузла.
   О л я (смотрит на Вадима). Чай готов.
   В а д и м. А? (Оле.) Спасибо. (Целуются.) Ну как плита?
   В а л я. Замечательно.
   В а д и м (Борису). А?
   Б о р и с. Да.
   В а д и м (сначала нюхает, потом пробует чай.) М-м-м, какой чай!
   О л я. С травками. Как ты любишь.
   В а д и м. М-м-м! (Целуются.)
   О л я. И рулетик. С черникой.
   В а д и м. Классно!
  
   Некоторое время молча пьют чай и едят рулет.
  
   (Борису.) Может, ты выпить хочешь? Покрепче чего-нибудь?
   Б о р и с. Нет, спасибо.
   В а д и м. У меня есть виски. Настоящий шотландский виски. Мне ребята из Шотландии привезли. Ну? Хочешь?
   Б о р и с. Спасибо... не надо.
   В а д и м. Оль, найди нам бокалы. И содовую. У нас есть содовая?
   О л я. Вроде бы есть.
   В а д и м. Сделаешь, ладно?
   О л я. Ладно.
   В а д и м. М-м-м... (Целуются.)
  
   Оля уходит.
  
   Сейчас ты узнаешь, что такое настоящий хороший виски. Где-то он у меня был. (Открывает и закрывает какие-то ящики.) Где-то он у меня был. Вот! М-м-м! (Целует бутылку.) А?
  
   Возвращается Оля с бокалами и бутылкой содовой.
  
   Сейчас ты это почувствуешь! (Оле.) А ты? Ты что, не будешь?
   О л я. Я не хочу.
   В а д и м. Правильно! Виски - это мужской напиток. (Разливает по бокалам.) Немножечко содовой. (Протягивает бокал Борису.) Извини, льда у нас пока еще нет. Но можно и так. Лучше почувствуешь вкус.
  
   Борис делает маленький, осторожный глоточек.
  
   А? Ну как?
   Б о р и с. Хорошо.
   В а д и м. А ты побольше глотни.
  
   Борис делает глоток побольше.
  
   А? Пробирает?
   Б о р и с. Пробирает.
   В а д и м. Вот! За переезд!
   Б о р и с. За переезд!
  
   Пьют.
  
   В а д и м (Оле.) Может, выпьешь чуть-чуть?
   О л я. Не хочу.
   В а д и м. За переезд.
   О л я. Не хочу.
   В а д и м. Ну капельку.
   О л я. Ну давай. (Выпивает из бокала Вадима.)
   В а д и м. А?
   О л я. Ух!
   В а д и м. М-м-м. (Целуются.)
  
   Некоторое время сидят молча. Вадим и Оля - в обнимку.
  
   В а д и м (мечтательно). Вот так бы сидел и сидел.
   О л я. Да.
   Б о р и с. Да.
   В а д и м. И никуда не ходил.
   О л я. Да.
   Б о р и с. Угу.
   В а д и м. Совсем никуда.
   О л я. Совсем?
   В а д и м. Совсем.
   О л я. А на работу?
   В а д и м. Да ну ее.
   О л я. А в гости?
   В а д и м. К кому?
   О л я. К маме, к папе и Жанне.
   В а д и м. Ну-у... Мы пригласим их на новоселье. Пусть посмотрят. А? Походят по комнатам, выйдут на лоджию... Так и сделаем.
   О л я. Хорошо.
   В а д и м. Хорошо. (Целуются. Борису.) Спасибо, что помог.
   Б о р и с. Не за что.
   О л я. Спасибо, Боря.
   Б о р и с. Да не за что.
   В а д и м. Ты настоящий друг!
  
   Пауза.
  
   Еще виски?
   Б о р и с. Не надо, спасибо.
   В а д и м. Как хочешь. (Залпом осушает бокал.) Ух! Ты настоящий друг.
   Оля. Да.
  
   Пауза.
  
   В а д и м (Оле). Ну что, будем разбирать вещи?
   О л я. Давай потом?
   В а д и м. Давай потом.
  
   Пауза.
  
   (Борису.) А ты не собираешься?
   Б о р и с. Что?
   В а д и м. Переезжать.
   Б о р и с. Нет пока.
   В а д и м. Ты, если что, скажи.
   Б о р и с. Скажу.
   В а д и м. Как ты нам помог, так и мы тебе.
   Б о р и с. Ладно.
  
   Пауза.
  
   О л я. Да, Боря, ты скажи, если что.
   Б о р и с. Скажу.
   В а д и м. Ты не стесняйся.
   Б о р и с. Ладно.
   В а д и м. Ты, если что, - сразу к нам. (Борис кивает.) А мы поможем. (Оле.) Так?
   О л я. Так. (Целуются.)
  
   Пауза.
   Вадим поглаживает Олю по голове. Эти поглаживания постепенно превращаются в ласки. Оля отвечает тем же. Вскоре они уже обнимают друг друга, начинают снимать одежду. Так и не раздевшись совсем, опрокидываются на диван.
  
   Б о р и с. Я, наверно, пойду.
  
   На него не обращают внимания.
  
   (Громче). Я пойду, наверно.
  
   На него не обращают внимания.
  
   (Встает). Я ухожу!
   В а д и м (прерывает объятия). А?
   Б о р и с. Я домой.
  
   Вадим и Оля садятся. Поправляют одежду.
  
   В а д и м. Уходишь?
   Б о р и с. Да.
   В а д и м. Ладно.
   О л я. Спасибо, Боря.
   В а д и м. Да, спасибо, старик.
   Б о р и с. До свидания.
   В а д и м. Ты, если что, звони.
   Б о р и с. Ладно.
   В а д и м. Если вдруг что... Ты не стесняйся.
   О л я. Звони обязательно!
   Б о р и с. До свидания.
   В а д и м. Давай я тебя провожу.
  
   Уходят.
   Оля принимается было поправлять одежду. И бросает это занятие. Потом подходит к одному из ящиков, что-то вытаскивает. Разглядывает. Кладет обратно. Садится прямо на полу.
   Возвращается Вадим. Садится рядом.
  
   В а д и м. Ушел.
   О л я. Хорошо.
   В а д и м. Свинья.
   О л я. Да.
   В а д и м. Но помог.
   О л я. Помог.
  
   Пауза.
  
   В а д и м (вскакивает). Ты знаешь, что я придумал?
   О л я. Что?
   В а д и м. Я повешу картину прямо перед входной дверью. Представляешь, ты открываешь дверь, входишь, и прямо перед тобой - море...
   О л я. И закат...
   В а д и м. А?!
   О л я. Да!
   В а д и м (поднимает Олю на ноги, обнимает). Представляешь, ты уставшая после работы открываешь дверь... И - оп! Прямо перед тобой - море...
   О л я. И закат...
   В а д и м. И чайки летают...
   О л я. И волны шумят...
   В а д и м. Красиво...
   О л я. Да...
  
   Стоят в обнимку. Свет медленно гаснет.
  
  
   Сцена вторая
  
   В квартире тот же беспорядок. Вадим сидит на диване. Он в наушниках. С закрытыми глазами слушает музыку. Чуть раскачивается и дирижирует. Рядом стоит проигрыватель.
   Сзади подкрадывается Оля. Нежно обнимает.
  
   В а д и м (слегка вздрагивает, снимает наушники). Вот дурочка.
   О л я (шепотом). Ты чего делаешь?
   В а д и м (шепотом). Музыку слушаю.
   О л я. А зачем?
   В а д и м. Начальство велело.
   О л я. А зачем?
   В а д и м. Новый ролик делаем.
   О л я. Опять про масло?
   В а д и м. Нет, про шампунь.
   О л я. Как называется?
   В а д и м. Что?
   О л я. Шампунь.
   В а д и м. "Ромео и Джульета".
   О л я. А что за музыка?
   В а д и м. "Ромео и Джульета".
   О л я. Так называется?
   В а д и м. Да.
   О л я. А кто написал?
   В а д и м. Прокофьев. А почему ты шепотом?
   О л я (после паузы). Так романтичней.
   В а д и м (понимающе). А-а-а... Иди ко мне.
  
   Оля садится на колени к Вадиму. Обнимаются, целуются.
  
   О л я. Я тоже хочу.
   В а д и м. Чего?
   О л я. Музыку слушать.
   В а д и м (подумав). Тебе неинтересно будет.
   О л я. Это почему?
   В а д и м. Ну-у, это классика, балет... Скучно.
   О л я. Скучно?
   В а д и м. Да.
   О л я. Ты думаешь, я дура?
   В а д и м. Нет... (Пытается снова обнять.)
   О л я (отстраняется). Ты думаешь, я дура Я знаю, что это балет. Я хочу послушать.
   В а д и м (пытается обнять). Давай в другой раз?
   О л я (отстраняется). Я сейчас хочу.
   В а д и м. Оль.
   О л я. Что?
   В а д и м. Ну зачем тебе этот балет? А?
   О л я. Хочу послушать.
   В а д и м. Вот назрело.
   О л я. Вот назрело.
   В а д и м. Прямо сейчас.
   О л я. Прямо сейчас. (Сменив тон.) Ну Вадимчик, давай послушаем музыку.
   В а д и м. Нет.
   О л я. Почему?
   В а д и м. Скучно это.
   О л я. Ну Вадимчик...
   В а д и м. Нет.
   О л я. Я сама включу. (Тянется к проигрывателю.)
   В а д и м (удерживает ее). Нет.
   О л я. Что ты заладил: "Нет, нет"? Захочу и включу. (Тянется к проигрывателю).
   В а д и м (удерживает ее, смеется). Нет.
   О л я. Вот гад какой! (Указывает в другую сторону.) Смотри.
  
   В тот момент, когда Вадим оглядывается, Оля тянется к проигрывателю. Но Вадим успевает ее перехватить.
  
   Отпусти! Отпусти меня! Я хочу музыку! (Кричит все громче.) Музыку! Музыку!! Му-зы-ку!!!
  
   Некоторое время борются. Наконец Вадиму удается поцеловать Олю, и она прекращает борьбу. Ласкают друг друга все более нежно. Потом Вадим валит Олю на диван, но та вдруг изворачивается и включает проигрыватель. Громко звучит тема "Монтекки и Капулетти".
   Сидят, ошарашенно глядя куда-то. Потом Вадим встает и выключает проигрыватель.
   Пауза.
  
   О л я. Извини. (Вадим молчит.) Я не хотела.
   В а д и м. Ты именно что хотела.
   О л я. Я же не знала.
   В а д и м. Ты знала! Я тебе сказал: "Нет". Я тебе сказал: "Не надо". Музыку, музыку ей! На фига тебе эта музыка? А?!
   О л я. Вадим, я правда не хотела.
   В а д и м. Хотела.
   О л я. Не хотела.
   В а д и м. Хотела. Я что, не вижу?
   О л я. Да, хотела!
   В а д и м. А-а-а!
   О л я. А что тут такого?
   В а д и м. Ничего.
   О л я. Это что, твоя музыка?
   В а д и м. Нет, Прокофьева. Я тебе уже говорил.
   О л я. Знаю я. Когда вы клип этот дурацкий сделаете, я все равно ее буду слушать. Каждый день буду слушать по телевизору. Каждый день.
   В а д и м. Это потом.
   О л я. Какая разница?
   В а д и м. Есть разница.
   О л я. Нет.
   В а д и м. Это потом, потом, потом. Ты не понимаешь?
   О л я. Не понимаю. В чем разница?
   В а д и м. Один ... другой дразнится!
  
   Оля встает и уходит в другую комнату.
   Вадим садится на диван, надевает наушники. Некоторое время слушает, закрыв глаза, дирижирует. Потом вдруг выключает.
   Пауза.
   Постепенно усиливаясь, начинает звучать музыка. Это интродукция к балету. Танцует Оля (она уже совершенно в другом наряде). Танцуя, подходит к Вадиму, поднимает его. И вот они танцуют вместе. Вадим - прямо в наушниках. Танцуя, обнимают друг друга и так замирают.
   Медленно гаснет свет.
  
  
   Сцена третья
  
   Оля и Борис за сценой.
  
   О л я. Да ты не снимай.
   Б о р и с. Лучше снять.
   О л я. Да не снимай ты, и так нормально.
   Б о р и с. Ну чего пачкать-то?
   О л я. Не испачкаешь. Хуже, чем есть, все равно не будет.
   Б о р и с. Ты думаешь?
   О л я. Конечно.
   Б о р и с. Ну ладно...
  
   Входят. Борис в башмаках, Оля в тапочках. У Бориса в руках торт.
  
   О л я. Видишь, какой здесь бардак? Что тут можно испачкать?
   Б о р и с. Ну, все-таки... Я бы и в носках... Если тапочек нет...
   О л я. Есть они где-то. Но ты же видишь...
   Б о р и с. Вижу. А чего вы...
   О л я. Да некогда. У меня свои дела, у Вадима свои. Он сейчас новый ролик делает. Про Ромео и Джульету.
   Б о р и с. Про кого?
   О л я. "Ромео и Джульета". Шампунь такой. (Видя, что Борис не понимает.) Шампунь. Волосы мыть. "Ромео и Джульета". Правда, смешно?
   Б о р и с. Смешно.
   О л я. Садись, садись. Сейчас я чаю сделаю. Будем торт есть.
   Б о р и с. А Вадим?
   О л я. Обойдется.
   Б о р и с. А он...
   О л я. Садись.
  
   Борис садится.
  
   Сиди и жди. Сейчас все будет. (Уходит.)
  
   Борис развязывает торт. Снимает крышку, любуется.
   Возвращается Оля.
  
   Б о р и с. Я просто... Я тут был в ваших краях по делам... И подумал... Думаю, вот возьму и зайду. Может, не выгонят. И торт купил. Чтобы чай пить. Думаю, сядем вместе, попьем чайку. Я, ты, Вадим. Мы же друзья?
   О л я (очнувшись). Что?
   Б о р и с. Я говорю, торт должен быть хороший. Ты любишь такие?
   О л я. Да, хороший торт. Вкусный, наверно.
   Б о р и с. Я долго выбирал. Там столько тортов, в этом магазине. И совершенно непонятно, с чем они, какие они. Продавщица сказала, что этот самый вкусный. Но я не знаю. Может быть, она так сказала потому, что он самый дорогой. Надо попробовать.
   О л я (очнувшись). Что?
   Б о р и с. Я говорю, порезать надо. Торт.
   О л я. Да. Я сейчас. (Уходит. Через некоторое время возвращается. Несет на подносе две чашки с блюдцами, чайник, сахарницу и нож.) Будем пить чай.
   Б о р и с. А Вадим...
   О л я. Ты сам порежешь. (Видя, что Борис не понимает.) Торт. Вот ножик. Торт должен резать мужчина.
   Б о р и с. Я просто думал...
   О л я. Режь.
  
   Борис послушно режет. Оля разливает чай.
  
   Б о р и с. Тебе положить?
   О л я. Положить. И фиг с ней, с диетой!
   Б о р и с. А ты на диете сидишь?
   О л я. Да. Располнела в последнее время.
   Б о р и с. Тебе идет.
   О л я. Что? Полнота идет?
   Б о р и с. Нет... Я вообще. Вот эта блузка тебе очень идет.
   О л я. Сама купила.
   Б о р и с. И вообще...
   О л я. Что?
   Б о р и с. Ты очень красивая женщина.
   О л я. Ты так думаешь?
   Б о р и с. Да.
   О л я. А некоторые не ценят.
   Б о р и с. Вот кусочек с розочкой. Она шоколадная. Но раз уж ты все равно решила...
   О л я. Да. Буду толстеть. Спасибо.
  
   Жуют.
  
   Б о р и с. Вкусно?
   О л я. Да. Очень вкусно. А чай? Он с травками.
   Б о р и с. Очень хороший чай.
   О л я. Спасибо.
  
   Едят и пьют.
  
   Представляешь, Вадим теперь каждый вечер слушает музыку.
   Б о р и с. Музыку?
   О л я. Классику. Балет слушает. "Ромео и Джульету" Прокофьева.
   Б о р и с. Ему нравится?
   О л я. Не знаю. Он мне не дает. (Видя, что Борис не понимает.) Ну, балет, музыку. Он в наушниках слушает. Я просила его, чтобы громче включил, а он не включает. Сидит каждый вечер и слушает.
   Б о р и с. Зачем?
   О л я. Ну я же тебе говорила, они ролик делают. Рекламный. "Ромео и Джульета". Шампунь такой. Волосы мыть. (Борис все равно не понимает.) Музыка им нужна. Такая, чтобы все знали. Ты слышал этот балет?
   Б о р и с. Нет.
   О л я. А я слышала, только очень давно, в детстве. (Пауза.) Знаешь, что мы сейчас сделаем? Мы врубим этот хренов балет. (Вскакивает, принимается искать диск.) Странно...
   Б о р и с. Может, ну его?..
   О л я. Нет, подожди. Странно... Представляешь, он его спрятал.
   Б о р и с. Вадим?
   О л я. Да. Он спрятал диск.
   Б о р и с. Оля...
   О л я. Он спрятал диск. Он думает, что я дура.
   Б о р и с. Ты не дура.
   О л я. Я знаю.
   Б о р и с. Ты красивая.
   О л я. Да?
   Б о р и с. Ты очень красивая.
   О л я (вздыхает). Положи мне еще кусочек.
   Б о р и с. Сейчас. Тут еще с розочкой есть. Хочешь?
   О л я. Давай.
  
   Борис кладет еще кусочек.
   Едят.
  
   У тебя крем на носу.
  
   Борис трет кулаком нос.
  
   Сейчас, подожди. (Облизывает палец и вытирает крем на носу у Бориса.) Вот.
   Б о р и с. Теперь нет?
   О л я. Нет.
  
   Пауза.
  
   Еще чаю?
   Б о р и с. Что?
   О л я. Еще чаю. (Разливает.)
   Б о р и с. Нет, спасибо.
   О л я. Он вкусный. С травками.
   Б о р и с. Не надо.
   О л я. Полезный. Для здоровья полезный.
   Б о р и с. Оля...
   О л я (глядит на Бориса, потом гладит его по голове). Боря...
   Б о р и с. Оля...
   О л я. Боря...
  
   Целуются. Обнимаются. Ласкают друг друга. Падают на диван.
   Звонок в дверь.
   Несколько секунд сидят молча. Звонок повторяется. Оля встает и уходит. Борис ест торт.
   Оля возвращается вместе с Вадимом.
  
   В а д и м. Я забыл.
   О л я. А если бы меня не было?
   В а д и м. Но ты же есть. (Борису.) Привет.
  
   Борис кивает и мычит с набитым ртом.
  
   О л я. Меня могло и не быть. У меня тоже работа. Я тоже поздно иногда возвращаюсь.
   В а д и м. Но ты же дома! Вот сейчас ты дома?
   О л я. Дома.
   В а д и м. И пьешь чай.
   О л я. И пью чай.
   В а д и м. И ешь торт.
   О л я. И ем торт.
   В а д и м. С Борисом.
   О л я. С Борисом.
   В а д и м. Значит, ничего страшного.
   О л я. Ты будешь чай?
   В а д и м. Буду.
   О л я. Садись. (Уходит.)
   В а д и м (присаживаясь на диван). Как дела?
   Б о р и с. Я тут был в ваших краях по делам. И подумал. Думаю, вот возьму и зайду. И торт купил. Думаю, сядем вместе, попьем чайку. Я, ты, Оля. Мы же друзья?
   В а д и м. Ну да.
   Б о р и с. Я долго выбирал. Там столько тортов, в этом магазине. И совершенно непонятно, с чем они, какие они. Продавщица сказала, что этот самый вкусный. И действительно, вкусный. Мы попробовали немного...
   В а д и м. Торт?
   Б о р и с. Торт.
   В а д и м. И как?
   Б о р и с. Вкусно.
   В а д и м. Хорошо.
  
   Пауза.
  
   Б о р и с. Оля говорит, ты рекламу новую делаешь.
   В а д и м. Да.
   Б о р и с. Шампуня?
   В а д и м. Да.
   Б о р и с. Называется странно.
   В а д и м. Что?
   Б о р и с. Шампунь. Которым голову моют. "Ромео и Джульета".
   В а д и м. Да?
   Б о р и с. Нет?
   В а д и м (подумав). Да.
   Б о р и с. Вот я и говорю... странно.
  
   Пауза.
   Входит Оля.
  
   О л я (ставит чашку. Вадиму). Налить?
   В а д и м. Да.
   Б о р и с. Можно я... в туалет.
   В а д и м. Да. Туда. Или туда. У нас два санузла.
   Б о р и с. Я знаю.
   В а д и м. А чего спрашиваешь?
   Б о р и с. Я сейчас. (Уходит.)
   О л я. Тебе торта положить?
   В а д и м. Положи.
   О л я. Опять всю ночь будешь музыку слушать?
   В а д и м. Буду.
   О л я. Ладно, слушай.
  
   Пауза.
  
   Ты утром после себя посуду оставил. Грязную.
   В а д и м. И что?
   О л я. Мог бы помыть.
   В а д и м. Значит, не мог.
   О л я. То есть я этим должна заниматься?
   В а д и м. Да.
   О л я. Ладно. (Встает, направляется к выходу.)
   В а д и м. Ты куда?
   О л я. Посуду мыть. (Уходит.)
  
   Вадим некоторое время сидит. Потом встает, из какого-то ящика достает диск, вставляет в проигрыватель, надевает наушники. Закрывает глаза и слушает, раскачиваясь и дирижируя.
   Постепенно музыка становится громче. Это сцена у балкона. Появляется Оля. Оля и Вадим танцуют. Оля убегает. Смолкает музыка. Вадим бросает наушники и тоже уходит.
   Возвращается Борис. Садится. Ест торт.
   Входит Оля.
  
   О л я. А где Вадим?
   Б о р и с. Не знаю. Я вошел, а его нет. Оля...
   О л я. Что?
   Б о р и с. Я... Я хотел сказать...
   О л я. Ну?
   Б о р и с. Я хотел сказать, что сегодня...
   О л я. А вчера?
   Б о р и с. И вчера.
   О л я. А неделю назад?
   Б о р и с. И неделю назад. И месяц. И даже раньше.
   О л я. Что?
   Б о р и с. Я...
   О л я. Идиот. (После короткой паузы.) Боря, знаешь, что делают с идиотами? (После короткой паузы.) Их посылают на хер. Ты понял, Боря?
   Б о р и с. Я...
   О л я. Пошел на хер.
  
   Борис уходит.
   Оля замечает наушники, надевает их и включает проигрыватель. Закрывает глаза и слушает. Музыка становится громче. Это сцена смерти Джульеты. Появляется Вадим. Танцуют. Оля - прямо в наушниках. Застывают, обнявшись, глядя куда-то вдаль. Музыка стихает.
  
   О л я (нежно). А квартиру мы разменяем.
   В а д и м (нежно). Да.
   О л я. Она большая. Два туалета. Ее можно на две однокомнатных обменять. Без доплаты.
   В а д и м. Да.
   О л я (после паузы). Вадик...
   В а д и м. Что?
   О л я. А можно, я картину с собой заберу?
   В а д и м. Бери.
   О л я. Правда?
   В а д и м. Да.
   О л я. Я ее у входа повешу. Ты будешь приходить иногда, открывать дверь, а прямо перед тобой - море...
   В а д и м. И закат...
   О л я. И чайки летают...
   В а д и м. И волны шумят...
   О л я. Красиво...
   В а д и м. Да...
  
   Свет медленно гаснет.
  
  
  
   Сюжет третий
   ГАМЛЕТ
  
   Сцена первая
  
   Владимир Александрович и Наталья Дмитриевна сидят за столом. Играют в "Дурака".
  
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. И что же делать?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Брать. Больше ничего не остается.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а (берет карты). Да я не про это.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. А я про это. Надо брать, Наташенька, то, что есть. Валет.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Дама.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Валет.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Дама.
   В а л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Валет.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Беру.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Дура.
  
   Наталья Дмитриевна тасует карты.
   Входит Жанна.
  
   Будешь играть?
   Ж а н н а. Давай. (Садится за стол.)
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а (раздает). Ты должна мне помочь.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Вот именно! Все дело в том, Наташенька, что обществу нужны герои. Нужны полубоги, суперлюди. Общество просто требует, чтобы ему дали кого-нибудь такого. Общество... (Жанне.) Ну это просто смешно. Нет, мадемуазель, вы меня своим королем не утопите. На всякого короля у нас обязательно найдется туз. Бита? Бита. Кстати, герой - это и есть, в некотором смысле туз. Он может быть самой младшей картой. А может быть самой старшей. Как Иван-дурак. Все зависит от игры, в которую мы играем. Что вы скажете вот на это?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Беру.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. То-то же.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а (Жанне.) Ты посмотри, как твой отец радуется. (Вздыхает.) Мужчина...
   Ж а н н а. Он представляет себя героем.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Супермен.
   Ж а н н а. Человек-паук.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а (осуждающе). Жанна!
  
   Жанна пожимает плечами.
  
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Бита? Бита. Нет, дорогие мои женщины, героем я себя не считаю. Но и поддаваться вам не намерен. (Наталье Дмитриевне.) Вот, возьмите, пожалуйста.
   Ж а н н а. Мог бы и не давать.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Это было бы несправедливо.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жену пожалеть?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Жену и дочь пожалеть можно. Но есть высшая справедливость, где родственные связи значения не имеют.
   Ж а н н а (кладет карту). Имеют.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а (кладет карту). Еще как имеют.
   Ж а н н а (кладет карту). И вот так.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а (кладет карту). По-родственному.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Увы... Но это, милые вы мои, ничего не доказывает. Видишь ли, Жанна, в момент совершения подвига герой отрешается от случайных связей и устанавливает связи вечные. Когда прерывается связь времен, герой должен ее восстановить. Даже если ему придется пожертвовать матерью. Или отцом.
   Ж а н н а (Владимиру Александровичу). У вас молоко убежало.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Что? Так. Так. Так.
   Ж а н н а. И так.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Ясно. Согласен. Я дурак.
   Ж а н н а. Что и требовалось доказать.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а (осуждающе). Жанна!
   Ж а н н а. Сам сказал.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Не отрекаюсь. Я, собственно, об этом вам и толдычу. В нашем поколении героев искать бессмысленно. И все-таки общество не может обходиться без героического. Без людей, которые устанавливают справедливость. Они просто необходимы.
   Ж а н н а. И где их взять?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Героев? Я думаю, надо вырастить. Иного пути нет. Природа, Жанночка, как и общество, не терпит пустоты и разрывов. Там, где прерывается связь времен, где прошлое катастрофически отдаляется от будущего...
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Который час?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. ...Рано или поздно возникают герои. (Смотрит на часы.) Семнадцать двадцать девять.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ого! (Быстро встает из-за стола. Идет к дивану. Включает телевизор.)
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч (Жанне). Что там?
   Ж а н н а. "Дикий берег".
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Сериал?
   Ж а н н а. Да.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Сыграем еще?
   Ж а н н а. Надоело.
  
   Пауза. Слышна только болтовня сериальных героев.
  
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч (Тасует карты. Жанне). За что ты нас ненавидишь?
   Ж а н н а. В смысле?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Я спрашиваю, за что ты нас ненавидишь.
   Ж а н н а. Кого вас?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Меня и маму.
   Ж а н н а. Папа, мне надоело.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Но ты ни разу не ответила откровенно.
   Ж а н н а. С чего ты взял, что я должна вас ненавидеть?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Я вижу.
   Ж а н н а. Что ты видишь?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Я вижу, как ты относишься ко мне и к матери.
   Ж а н н а. И что?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Я хочу понять, почему.
   Ж а н н а. Что почему?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Почему ты нас ненавидишь.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Вы не могли бы потише?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. У нас серьезный разговор.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ну отложите свой разговор на час. Дайте мне посмотреть.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Мы и так его постоянно откладываем. Надо же наконец все прояснить.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Что вы там собираетесь прояснять?
   Ж а н н а. Папа спрашивает, почему я вас ненавижу.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Кого нас?
   Ж а н н а. Тебя и папу.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. А ты нас ненавидишь?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Да.
   Ж а н н а. Папа говорит: "Да".
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. И это нельзя отложить?
   Ж а н н а
                                    (одновременно). Что?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Разговор. Это нельзя отложить на час?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Это жизнь, Наташа, ее нельзя отложить. Мы и так все время откладываем. Все самое главное в жизни мы откладываем на потом. Мы думаем, что потом у нас будет время. Потом мы созреем. А сейчас мы еще не готовы. Но потом ничего не остается. Потом мы умираем. Умираем, так и не сделав самого главного. Не сказав самого главного.
   Ж а н н а. Не докурив последней папиросы.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Да. Конечно.
   Ж а н н а. Чьи это слова?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Которые?
   Ж а н н а. "Не докурив последней папиросы".
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Не помню.
   Ж а н н а. Мама, чьи это слова?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Вы дадите мне посмотреть?
   Ж а н н а. "Не докурив последней папиросы".
   Н а т а л ь я Д м и т р и ев н а. Пушкин.
   Ж а н н а. Ответ не принят. Во времена Пушкина не было папирос.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ты-то откуда знаешь?
   Ж а н н а. Знаю.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Значит, Высоцкий.
   Ж а н н а. Ты уверена?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Что за дурацкий вопрос?! Спроси у папы.
   Ж а н н а. Я уже спрашивала. Он не знает.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Значит, никто не знает. У тебя, между прочим, сессия на носу.
   Ж а н н а. И что?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Учиться надо. Книжки читать.
   Ж а н н а. Я учусь.
   Н а т а л ь я В л а д и м и р о в н а. Вот и учись. И оставь меня в покое.
   Ж а н н а. Да кто тебя беспокоит-то? Сиди, смотри.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Что и требовалось доказать.
   Ж а н н а. Тебе чего?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Я же говорил, что ты нас ненавидишь.
   Ж а н н а. Блин.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Ты не переживай. В твоем возрасте это нормально. Ты считаешь нас старыми никчемными существами, которые непонятно зачем живут. Правильно? Ну ответь хоть раз честно и искренне.
   Ж а н н а. Да.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Что "да"?
   Ж а н н а (отчетливо выговаривая слова). Я вас ненавижу. Теперь ты доволен?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Жанночка, я не могу быть доволен, когда ты говоришь такие вещи. Однако отчасти ты права. Мы заражены конформизмом. Мы слишком ленивы, слишком бездеятельны. Мы можем заниматься бизнесом, но о высоких вещах мы не думаем. Мы не думаем о подлинном, о великом. Мы мелочны. Ворочать миллиардами научились, а самое главное откладываем на потом.
   Ж а н н а. Ты научился? Ворочать миллиардами?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Я говорю о поколении.
   Ж а н н а. В общем?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. В общем.
   Ж а н н а. Ясно.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Тебе чего-то не хватает?
   Ж а н н а. В смысле?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Денег тебе не хватает? Ты учишься на платном факультете, ты получаешь на карманные расходы столько, сколько многие и вообще не зарабатывают. Этого мало?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жанна, несправедливо обвинять отца. Он много работает и хорошо зарабатывает.
   Ж а н н а. А кто его обвиняет?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Ты.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ты посмотри, как живут другие. Гораздо хуже живут. Людям денег на еду не хватает. А у тебя все есть. Ну, почти все. А у кого есть все? Ни у кого нет. И давайте на этом закончим. Я хочу досмотреть кино.
   Ж а н н а. Да смотри ты свое кино!
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Не кричи на мать. Даже если ты ее ненавидишь. Все равно надо сдерживаться. Надо быть терпимой. Надо уметь уравновешивать эмоции. В конце концов, надо уважать тех, кто дал тебе жизнь.
  
   Жанна вскакивает и уходит.
   Пауза. Слышно только, как переговариваются герои сериала.
   Владимир Александрович раскладывает пасьянс.
  
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ты слишком резок с ней.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Не думаю.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жанна - еще ребенок.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Вполне сексапильная барышня.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. При чем здесь сексапильность? В душе она еще девочка.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. А в теле? В теле уже не девочка?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Володя, ты пошлости говоришь.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Не пошлости, а правду.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ты думаешь?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. О чем?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ну... что Жанна не девочка.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Уверен.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. С чего ты взял?
   В л а д и м и р Д м и т р и е в и ч. Так. По некоторым приметам.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Тем более. Ты представляешь, какой это для нее стресс? Она уже считает себя взрослой, а все вокруг относятся к ней, как к маленькой.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Наташа, ты не логична. Сначала ты утверждаешь, что я слишком резок, говоришь, что так нельзя, потому что Жанна еще ребенок.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Правильно.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. А потом ты добавляешь, что к Жанне нельзя относиться, как к ребенку.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Правильно.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. И как мы должны к ней относиться?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Володя, ты все усложняешь.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Правда?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Да.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Наверное, ты права. Я все усложняю. Даже слишком. Не складывается. (Бросает на стол карты и смешивает колоду.)
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. А надо, чтобы сложилось.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Надо, чтобы сложилось. (Снова раскладывает карты.) Надо, чтобы сложилось.
  
   Владимир Александрович что-то бормочет. О своем говорят герои сериала.
   Свет медленно гаснет.
  
  
   Сцена вторая
  
   Те же и там же.
   Наталья Дмитриевна смотрит "мыльную оперу".
  
   Ж а н н а. Папа, ты рехнулся?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Нет. Я совершенно в здравом уме.
   Ж а н н а. Мама, ты слышала, что он говорит?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Папа говорит, что он в здравом уме. Я ему верю.
   Ж а н н а. А ты?
   Н а т а л ь я Д м и т р и ев н а. Что?
   Ж а н н а. Ты в здравом уме?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жанночка, я смотрю кино.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Сериал.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Если хотите, да, сериал. Не понимаю, Володя, почему ты говоришь с таким пренебрежением.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Пустое это, Наташенька. В такие минуты мы должны думать о вечном.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ну и думай о вечном. Я же тебе не мешаю.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Мне звук мешает. Мне мешает эта непрестанная болтовня. Даже теперь, в такие минуты мы слушаем пустую болтовню.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. А ты не слушай. Возьми почитай книжку.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. О боже, Наташенька, неужели все должно быть настолько банально? Мы могли бы объединиться. Мы могли бы стать ближе друг к другу. Нам так не хватает простой человеческой близости. И вот, когда наступает момент...
   Ж а н н а. Хватит!
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Не кричи, Жанна. И ты, Володенька, помолчи. Дайте мне посмотреть.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Нет, я чего-то не понимаю. Зачем тебе это?
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Это красиво.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Это? Красиво? Дожили! (Жанне.) Ты тоже считаешь, что это красиво?
   Ж а н н а. Мне все равно.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Вот так оно всегда и бывает. Одни наслаждаются пошлостью, а другие говорят, что им все равно.
   Ж а н н а. Чего ты от меня хочешь?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Жанночка, я же сказал. Я в самом начале сказал, чего мы с мамой хотим от тебя.
   Ж а н н а. Вы просто рехнулись. (Уходит. Через некоторое время возвращается.) Где мой ключ?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. В кармане. Ну что ты так смотришь? Я предполагал, что могут возникнуть некоторые осложнения.
   Ж а н н а. Он у тебя?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. У меня.
   Ж а н н а. Дай сюда.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Зачем тебе ключ? Ты хочешь уйти?
   Ж а н н а. Дай сюда.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Нет, мы с тобой так не договаривались.
   Ж а н н а. Ты рехнулся, папа. Вы оба сошли с ума.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Ну вот, ты опять.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Не надо так волноваться.
   Ж а н н а. Ладно. (Идет в другую сторону.)
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Если ты хочешь вылезти через окно, у тебя ничего не получится.
   Ж а н н а. Я буду кричать.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Жанна, ты же умная девочка. О чем ты будешь кричать? Это глупо.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Это неправильно.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Даже если кто-нибудь отзовется, если приедет милиция, ты понимаешь, чем все это закончится? Ты просто попадешь в сумасшедший дом.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Накануне сессии, между прочим.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. И ни я, ни мама не сможем тебе помочь. Мы вынуждены будем сказать, что ты, вероятно, сошла с ума.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Нам придется.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. А с другой стороны, если ты будешь умницей, ключ все равно окажется у тебя.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жанне надо подумать.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Подумай, Жанночка. Так будет лучше всего.
  
   Пауза. Слышно только бормотание телевизионных героев.
  
   Ж а н н а. Что я должна сделать?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Вот. Я слышу речь разумного человека. Все-таки мы воспитали хорошую дочь.
   Ж а н н а. Что я должна сделать?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Все должно выглядеть так, как будто здесь побывали грабители. Мамины драгоценности и деньги я уже приготовил. Они в "дипломате". Тебе надо будет повытаскивать несколько ящиков, порыться в вещах, в общем, создать беспорядок. Потом ты возьмешь "дипломат", закроешь дверь, дойдешь до метро, доедешь до вокзала и на электричке отправишься к бабушке. А через недельку вернешься. И можно будет вызвать милицию. Как тебе план?
   Ж а н н а. Идиотский.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Нет, Жанночка, ты не права. У меня все продумано. Ты скажешь в милиции, что потеряла ключ. За неделю до отъезда. И я заказал тебе новый. Я действительно заказывал новый ключ. Если они начнут проверять, все сойдется. Они просто решат, что пришли грабители, открыли двери твоим ключом и увидели нас.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. А к бабушке ты уехала, чтобы подготовиться к сессии.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Бабушка все равно не вспомнит, когда ты приехала. Скажешь, неделю назад - будет думать, что неделю назад. Это твое алиби.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Только не забудь спрятать деньги и драгоценности.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Она же умная девочка. Она понимает. Деньгами ты сможешь воспользоваться через некоторое время, а драгоценности пусть полежат. Чем дольше они не всплывут, тем лучше.
   Ж а н н а. Вы психи.
   В л а д и ми р А л е к с а н д р о в и ч. Хватит. Сколько можно говорить об одном и том же?
   Ж а н н а. Зачем вам это?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Это не нам, а тебе.
   Ж а н н а. Я не хочу.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Замечательно. Было бы странно, если бы ты хотела.
   Ж а н н а. Папа, я не хочу.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Надо преодолеть себя. Надо уметь преодолевать себя, когда это нужно. Надо воспитывать в себе волю и решимость. Понимаешь, Жанночка, надо хотя бы раз в жизни уметь совершить поступок. Мы с мамой этого не умеем. Наше поколение этого не умеет. Мы погрязли в быту, в мелочах, в родственных связях. А надо перешагнуть через них. Подняться.
   Ж а н н а. Мама...
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Папа правильно говорит. Надо подняться.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Надо один раз решиться и сделать. Так сказать, перейти Рубикон. (Видит, что Наталья Дмитриевна его не понимает.) Это река такая. Юлий Цезарь ее перешел, когда воевал с галлами. Или не помню, с кем-то там еще. Юлий Цезарь перешел реку и сжег мосты, чтобы не было дороги назад. Это образное выражение.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ясно.
   Ж а н н а. Я не могу...
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Ерунда. Ты все сможешь. У каждого человека есть такая черта, через которую надо перешагнуть. Если перешагнул, значит, стал человеком. Это как бы инициация. (Видит, что его не понимают.) О боже, это ритуал, когда юноша становится мужчиной.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. А девушка женщиной.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Настоящей женщиной. Такой, которая не просто невинность потеряла. Которая сама готова совершить героический поступок, и детей своих тоже научит. Когда в обществе ощущается дефицит мужского начала, именно женщина должна возродить героические традиции. Ты посмотри, Жанночка, что происходит вокруг. Мужчины беспомощны, инфантильны. Кругом педерасты.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Володя!
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Я знаю, что говорю. Кругом педерасты и алкоголики. А наши писатели? Что они воспевают? Они описывают женщину-блядь.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Володя!
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. У меня нету другого слова. Нация вымирает, потому что кругом педерасты и бляди. Так не должно быть. Это нужно остановить. Мы этого сделать не можем. Мы сами развращены. Мы забыли о нравственности. Мы забыли о высоком. Мы торопливы, несдержанны, мы преклоняемся перед деньгами. Мы предали все человеческое. Мы недостойны того, чтобы жить.
  
   Пауза. Бормочут герои сериала.
  
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Уже пора?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Да.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жалко.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Это судьба, Наташенька. Тут не о чем жалеть.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Я просто... Как ты думаешь, Жанночка, чем закончится "Дикий берег"?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч (Жанне). Вот. Вот тебе яркий пример бездуховности. Это нужно остановить. Ты готова?
   Ж а н н а. Но почему я?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Жанна, это глупый вопрос. Так нельзя спрашивать. Как только мы начинаем рефлексировать, мы перестаем действовать.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Володя...
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Хватит. (Жанне.) Чтобы было правдоподобно, меня ты убьешь ножом, а маму задушишь.
   Ж а н н а. Чем?
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Проводом от телевизора. Ладно, девочки, можете всплакнуть, попрощаться. Я сейчас. (Уходит.)
  
   Пауза.
  
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Мне выключить? Можно я досмотрю эту серию?
   Ж а н н а. Смотри.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Ты все равно сначала убьешь папу. А тут такие дела творятся...
   Ж а н н а. Смотри.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч (возвращается с ножом в руке). Я специально достал. Настоящий воровской нож. Он острый. Хочешь проверить? Можно на каком-нибудь материале...
   Ж а н н а. Нет.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Вообще-то я наточил, но ты смотри, как тебе удобней.
   Ж а н н а. Я верю.
   В л а д и м и р А л е к с а н д р о в и ч. Только не забудь потом выбросить. Подальше куда-нибудь. В реку. И чтобы никто не видел. (Пауза.) Ну, давай. Давай поменяемся местами. Как будто ты от двери идешь, а я как раз на тебя. Держи. (Передает нож. Закрывает глаза, делает глубокий вдох и глубокий выдох.) Я готов.
   Ж а н н а. Папа... (Нет ответа.) Папа... (Нет ответа.) Папа!
  
   Владимир Александрович, встрепенувшись, открывает глаза, и Жанна с силой бьет его ножом. Оба падают на пол.
   Пауза.
  
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жанна, что там?
   Ж а н н а (поднимаясь). Готов.
   Н а т а л ь я Д м и т р и е в н а. Жанночка, я хочу тебя попросить... Шнуром - это как-то нехорошо. Давай ты это сделаешь шарфиком? Я приготовила. Он шелковый, он должен выдержать... (Передает Жанне шарфик.) Жанночка... Ты, пожалуйста, аккуратнее. Я немножко боюсь. Я не буду смотреть на тебя, ладно?.. Я...
  
   Жанна набрасывает шарфик и душит до тех пор, пока Наталья Дмитриевна не перестает дергаться. Некоторое время стоит молча, потом садится перед телевизором, переключает программы. Несколько раз попадает на рекламу и наконец - на какую-то передачу. Увеличивает громкость.
   Ведущий программы: "К этой теме Дмитрий Дмитриевич обращался дважды. В 1964 году он написал музыку к фильму Григория Козинцева с Иннокентием Смоктуновским в заглавной роли. А тридцатью годами раньше, в 1932 году Николай Охлопков поставил "Гамлета" в театре Вахтангова. Музыку к этому спектаклю тоже написал Шостакович. К числу шедевров театральной музыки композитора безусловно принадлежит "Марш Фортинбраса" из последнего акта трагедии. Он прозвучит для вас в исполнении оркестра старинной и современной музыки. Дирижер Эдуард Серов".
   Звучит "Марш Фортинбраса". Жанна вскакивает и марширует по комнате, размахивая шарфиком. Застывает в героической позе.
   Музыка смолкает. Гаснет свет.
  
  
  
   Сюжет четвертый
   ДОН КИХОТ
  
   Жанна сидит на набережной у воды. Сверху появляется Борис.
   Жанна достает из сумочки пакет, в котором лежит нож, заляпанный кровью. Вытаскивает нож, выбрасывает его в воду. Туда же летит и пакет.
   Пауза.
  
   Б о р и с. Зря вы это.
  
   Жанна вздрагивает, резко оборачивается.
  
   Здесь мелко. Просто вода грязная, и кажется, что глубоко, а на самом деле, мелко. Не больше метра.
   Ж а н н а. И что?
   Б о р и с. Если искать будут, легко найдут.
   Ж а н н а. И что?
  
   Борис пожимает плечами.
   Пауза.
  
   Ж а н н а. Ну?.. (Видя, что Борис не понимает.) Почему вы не идете в милицию?
   Б о р и с. Зачем?
   Ж а н н а. Гражданский долг выполнять.
  
   Борис пожимает плечами.
   Пауза во время которой Жанна и Борис старательно разглядывают друг друга.
  
   Ж а н н а. Спускайтесь.
  
   Борис спускается вниз, присаживается рядом.
   Пауза.
  
   Б о р и с. Дурацкий получается разговор.
  
   Жанна пожимает плечами.
  
   Меня зовут Борис.
   Ж а н н а. Жанна.
   Б о р и с. Знакомое имя. Где-то я слышал недавно...
   Ж а н н а. Зря. (Видя, что Борис не понимает.) Зря клеитесь.
   Б о р и с. Я... Я просто сижу.
   Ж а н н а. Тем более. Уходите.
   Б о р и с. Не хочу.
  
   Пауза.
  
   Ж а н н а. А чего вы хотите? Чтобы я вас убила?
   Б о р и с. Не знаю. Это так легко сделать?
   Ж а н н а. Убить?
   Б о р и с. Да.
   Ж а н н а. Трудно. Но можно.
  
   Пауза.
  
   Б о р и с. А кого вы?..
   Ж а н н а. Убила?
   Б о р и с. Да.
   Ж а н н а. Родителей.
   Б о р и с (немного разочарованно). А-а-а... Я думал, вы киллер.
   Ж а н н а. Пока еще нет.
  
   Пауза.
  
   Вы так спокойно на это смотрите?
   Б о р и с. На убийство?
   Ж а н н а. Да.
   Б о р и с. Я вообще спокойно смотрю. Я в окна люблю заглядывать.
   Ж а н н а. Вы этот?..
   Б о р и с. Извращенец? Наверно. Быть зрителем - это извращение. Стоять и смотреть, как люди режут друг друга. Глупо.
   Ж а н н а. Лучше самому резать?
   Б о р и с. Не знаю. Не пробовал.
   Ж а н н а. Попробуйте.
   Б о р и с. Не хочу.
   Ж а н н а. А чего вы хотите?
   Б о р и с. Хочу придти к кому-нибудь в гости, и чтобы на столе был чай. Или водка. Чтобы можно было посидеть и о чем-нибудь поговорить.
   Ж а н н а. И все?
   Б о р и с. Ну, в общем...
   Ж а н н а. Вам к психиатру надо.
   Б о р и с. Вы думаете?
   Ж а н н а. Понятия не имею.
  
   Пауза.
  
   Ж а н н а. И о чем вы собираетесь говорить? Ну, когда в гости придете.
   Б о р и с. Не важно.
   Ж а н н а. А что важно?
   Б о р и с. Да не знаю я! С чего вы взяли, что я все должен знать? Я хочу придти к кому-нибудь в гости, я куплю торт, самый лучший, мы сядем и будем пить чай. Это все, чего я хочу.
  
   Пауза.
  
   Ж а н н а. Извращенец.
   Б о р и с. Сами вы!.. Папашу с мамашей... (Делает рукой жест, как будто втыкает нож.) Сирота, блин.
   Ж а н н а. Это не ваше дело.
   Б о р и с. Не мое.
   Ж а н н а. Маму я задушила.
  
   Пауза.
  
   Б о р и с. Глупо все.
   Ж а н н а. Душить?
   Б о р и с. Вообще все глупо.
   Ж а н н а. Вы философ?
   Б о р и с. Бухгалтер.
   Ж а н н а. Что, правда?
   Б о р и с. А что тут такого? Хорошая профессия. Только я уже не работаю.
   Ж а н н а. Выгнали?
   Б о р и с. Сам ушел. Правда. И квартиру продал. У меня теперь куча денег.
   Ж а н н а. Зачем?
   Б о р и с. Не знаю пока.
  
   Пауза.
  
   Б о р и с. Вам когда-нибудь говорили: "Идите на хер".
   Ж а н н а. Нет.
   Б о р и с. А мне сказали. И я пошел.
   Ж а н н а. И до сих пор идете.
   Б о р и с. Пока сижу.
   Ж а н н а. Ясно. (Разглядывает Бориса. После паузы.) У нас с тобой ничего не получится. И трахаться с тобой я не буду.
   Б о р и с. Я не хочу с тобой трахаться.
   Ж а н н а. Почему?
   Б о р и с. Боюсь, наверно.
  
   Пауза.
  
   Ж а н н а. И что будем делать?
  
   Борис пожимает плечами.
  
   Так и будем сидеть?
  
   Борис пожимает плечами.
  
   Так нельзя. (Пауза.) Так нельзя!
   Б о р и с. Почему?
   Ж а н н а. По кочану. Глупо это.
   Б о р и с. Я говорил, что глупо.
   Ж а н н а. Ты... Ты просто мудак.
   Б о р и с (спокойно). Да. (Пауза. Поднимается.) Ладно, вставай. (Видя, что его не понимают.) Вставай.
   Ж а н н а. Зачем?
   Б о р и с. Пойдем.
   Ж а н н а. Куда?
   Б о р и с (показывает). Туда. Или туда.
   Ж а н н а. Не хочу.
   Б о р и с (пытается поднять Жанну). Вставай.
   Ж а н н а (вырывается). Отвянь!
   Б о р и с. Пошли.
   Ж а н н а. Не хочу.
   Б о р и с. Так и будешь сидеть? (Жанна молчит.) Дура!
   Ж а н н а. Козел!
   Б о р и с. Встать!
  
   Жанна вскакивает. Она, кажется, готова убить Бориса.
  
   Ну вот и хорошо. Пошли. (Начинает подниматься по лестнице.)
   Ж а н н а. Стой!
  
   Борис поднимается.
  
   У нас ничего не получится!
   Б о р и с (продолжает подниматься). Я знаю.
   Ж а н н а. Мы никуда не придем!
   Б о р и с. Я знаю.
   Ж а н н а. Да стой ты!
   Б о р и с (сверху). Стою.
   Ж а н н а. И что мы там будем делать?
   Б о р и с (пожимает плечами). Совершать подвиги. Во имя добра.
   Ж а н н а. Но спать мы будем отдельно.
   Б о р и с. Где?
   Ж а н н а. Везде.
   Б о р и с. Ладно.
   Ж а н н а (быстро поднимается наверх). Пошли.
  
   Борис пытается взять Жанну за руку.
  
   (Отстраняясь.) Не трогай меня!
   Б о р и с. Ладно. Пошли.
  
   Борис и Жанна поворачиваются спиной к залу и уходят вглубь сцены. Звучит тема дороги из музыки Кара Караева к фильму "Дон Кихот".
   Медленно гаснет свет.
  
   Конец
  
  
  
   51
  
  
  
  
Оценка: 4.12*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого 2"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"