Сергазиева Роза: другие произведения.

Размороженный (превью: гл.1-6)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Научно-фантастический мини-роман. Крокер 20 лет трудится в отделе разморозки. Его сменщика повысили, а Крокер так и остался рядовым оператором. Что ужасно раздражает его жену - Делию. Она постоянно звонит мужу и настаивает, чтобы тот немедленно отправился на прием к гендиректору фирмы и потребовал повышения. Отвлекшись на очередной звонок, Крокер допускает страшную ошибку - размороженный объект "промахивается" и попадает не в свое время...
    Полная электронная версия мини-романа появилась на Ридеро, на Литресе.

  
 []
Роза Сергазиева

Размороженный
  
  
  
1.
  
  
   Хлопнув в сердцах дверью, Крокер выскочил на лестничную площадку. Он мог отправиться на работу прямо из прихожей, но терпеть и дальше оскорбления жены не осталось никаких сил. Закинув рюкзак на одно плечо, Крокер повернул на запястье переместитель, ткнул указательным пальцем в цифру "1" (на быстром наборе это соответствовало координатам конторы) и в ожидании ответа принялся нервно топтаться на месте. Крокер, человек аккуратный и дисциплинированный (что всегда ставил себе в заслугу!), предпочитал появляться в холле компании минут за 15-20 до официального начала смены, но Делия, устроив форменную истерику, задержала мужа на выходе из дома. И теперь, когда на работу повалила основная масса служащих, придется ждать, пока переместитель обнаружит на "общественной парковке" свободную ячейку.
   До сегодняшнего дня Крокеру удавалось либо игнорировать претензии жены вообще, ну, похнычет-похнычет и успокоится, либо отмахиваться стандартным аргументом "свободных вакансий нет". Но сегодня ни то, ни другое не могло спасти ситуацию. Два дня назад стало известно, что руководитель отдела Полного цикла, в котором вот уже 20 лет трудился Крокер, уходит на пенсию. И место начальника теперь займет Гуннар - напарник Крокера. В результате Гуннару не только повысили зарплату в два раза, но и выделили коттедж в поселке на берегу Карибского моря, где живут топ-менеджеры компании.
   - Теперь его семья переберется из трехкомнатной конуры, - бушевала Делия, - в отдельный дом с пальмами и бассейном, в южные широты.
   Делия завидовала не столько новой зарплате Гуннара (грех жаловаться, Крокер получал приличные деньги и они с женой не бедствовали), сколько переезду на новое место жительства. Женщина твердила, что ей надоело пялиться из окна на бетонные стены соседних высоток, она мечтала об "открытом пространстве", которого так не хватало в тесном городском мирке.
   Переместитель, наконец, оптимистически пискнул, сообщая, что появилась свободная ячейка. Крокер подтвердил готовность и зажмурил глаза - он делал так каждый раз, проходя через пространственно-временной тоннель, как-то еще в детстве он из любопытства понаблюдал на мелькающими разноцветными сполохами, потом долго не мог прийти в себя - кружилась голова и тошнило. Услышав характерный гул заполненного народом помещения, Крокер открыл глаза и быстро шагнул из квадратика-ячейки, обозначенного пунктиром на гранитном полу холла, в сторону, освобождая место для следующего сотрудника. И повернул к лифтам.
   В ухе зазвонил телефон, Крокер нажал на мочку уха.
   - Надеюсь, сейчас ты идешь к гендиректору?- Делия не собиралась отступать, женщина взялась за мужа серьезно.
   - Не вижу смысла, - прошипел тихо Крокер, стараясь не привлекать внимания стоящих рядом в ожидании лифта сослуживцев. - Нужно все хорошенько обдумать, подготовиться. Спешка - не лучший вариант решать проблему.
   - Тряпка! - бушевала Делия. - Ты проработал в отделе на десять лет дольше Гуннара, разморозил на полсотню "жмуриков" больше, чем твой сменщик-выскочка. У тебя ни одного прерванного цикла! Кто еще может похвастаться такими показателями? Поэтому повысить обязаны тебя, а не Гуннара.
   - Может, начальство предпочло двигать молодых на руководящие посты? - аргумент выглядел жалко, но другого Крокеру на ум ничего не пришло.
   - Не выдумывай! - отрезала жена. - Просто Гуннар умеет правильно и в нужный момент подкатиться к тем, от кого зависит его карьера. Думаешь, он случайно устроил прием полгода назад, пригласив весь директорат? Ах-ах, моя жена - художница, - приторно засюсюкала Делия, - вернисаж, бла-бла-бла, вот какие мы современные, Нинель мечтает нарисовать портреты ваших жен, у них такие выразительные лица. И вот результат - Нинель с Гуннаром будут наслаждаться солнцем и песчаным пляжем, а тебя обошли, об тебя ноги вытерли. Поэтому иди к гендиректору, не всю же жизнь тебе сидеть в "разморозке", требуй положенного повышения.
   - И зачем мне это повышение? - осмелился возразить Крокер. - Начальственная должность - лишняя ответственность. Мне и в лаборатории хорошо. Больше беспокоит, кто займет место Гуннара, мы с ним хорошо сработались.
   - Лишняя ответственность? - зацепилась за слово Делия. - А обо мне ты подумал? Неужели мне суждено всегда мучиться в бетонной коробке? Я хочу неба, облаков, горных вершин на горизонте.
   - В следующий отпуск мы можем отправиться на..., - попытался смягчить напор Крокер.
   - Хочу не на две недели, а на оставшуюся жизнь! - безапелляционно перебила Делия. - Иди немедленно к гендиректору. Или ты трусишь?
   - Да пойду я, конечно, - лучше согласиться, чем спорить с женщиной, которая вбила себе в голову, что не сможет больше существовать без панорамного вида из окна.
   - Когда? - но не так проста была Делия.
   - Пусть пройдет пара недель после назначения Гуннара, чтобы визит не выглядел слишком откровенно. Будто меня обидели.
   - Тебя не просто обидели, тебя унизили!
   - Ладно, после окончания смены, - выбил себе передышку Крокер и вслед за двумя десятками спешивших на свои места сотрудников втиснулся в лифт.
   Мужчина поднес руку к мочке уха и прервал общение - начинается очередной напряженный день и нужно настроиться на работу.
   Переполненный лифт, останавливаясь чуть ли не на каждом этаже, медленно поднимался по прозрачному фасаду. Сквозь стеклянную стену открывался шикарный вид наружу. Фруктовые сады, система прудов, пока еще пустующие столики под разноцветными зонтиками - кафешки заполнятся в обеденный перерыв. Зона отдыха, зона рекреации, где приятно провести свободные часы. А с самого верхнего, десятого этажа лучше всего видно выложенную цветами огромную эмблему фирмы: слово Крио-тайм внутри круга-лабиринта.
   Фирма появилась и достигла невероятных успехов буквально на глазах у Крокера. После того как 25 лет назад ее основатель Патрик Самоа выиграл тендер на право заниматься разморозкой объектов из мирового крио-хранилища. В подземных бункерах за 200 лет скопилось несколько тысяч капсул. Ученые давно и легко освоили методику заморозки живых объектов, но все эксперименты по размораживанию заканчивались неудачами. И наши предки придумали "хитрый ход", предложив заинтересованным людям: хотите по какой-либо причине попасть в будущее, пожалуйста, мы вас заморозим, в ожидании времени, когда наука создаст технологию безопасной разморозки. Потребовалось два столетия, чтобы проблема "пробуждения" замороженных клеток была успешно разрешена. Как только встал вопрос о начале практической полномасштабной деятельности, засуетились представители крупного бизнеса. Дело в том, что наши предки замораживались не бесплатно, в трастовые фонды переводились огромные деньги. За прошедшие годы на крипто счетах скопились средства космических объемов, за доступ к ним стоило побороться. И Патрику Самоа победа (поначалу он назвал свою новую фирму "Крио-ком") досталась в тяжелой схватке.
   Патрик построил специальный Центр, подальше от мегаполисов и любопытных глаз, набрал штат, закупил оборудование и провел показательную разморозку. Процесс транслировался в прямом эфире по всеземному каналу. Размороженные стали героями репортажей, их имена повторяли, как имена первых космонавтов. Но постепенно общество охладело к ожившим предкам. Эти люди никак не соответствовали имиджу героев. Первыми по дате заморозки шли престарелые супербогачи, которые поручили "сохранить" себя до того момента, как ученые смогут продлевать жизнь. Вечно недовольные, капризные старики, привыкшие, что любой их взгляд или жест вызывает трепет у окружающих. Очнувшись после медицинской коррекции и заглянув в зеркало, размороженные возмущенно топали ногами: они заплатили не за то, чтобы им продлили старость, им обязаны вернуть молодость. Кроме того, эти бывшие владельцы корпораций собирались продолжить и дальше зарабатывать деньги, в новом мире. И их не устраивало предложенное жилище в стандартных многоэтажных башнях, где обитало большинство землян.
   Следующими на очереди шли объекты, обремененные тяжкими заболеваниями, 200 лет назад не поддающиеся лечению. Эта публика была более вежливой и в меру благодарной. Но возникли проблемы с адаптацией. Людей можно понять: мир настолько изменился, другие правила морали и этики (то, что в "их" время считалось запретным, сейчас стало повсеместным), другой язык общения, способы коммуникации вгоняли размороженных в ступор. В палатах для размороженных пробовали создать визуальную реальность, соответствующую времени, в котором "прибывшие" жили (предметы мебели, одежда, еда и т.д.). Из музейных запасников достали реликтовые электронные переводчики, чтобы общаться с пациентами на понятном им языке. Но размороженные все равно испытывали психологический дискомфорт, который свойственен одиночкам. Стали появляться попытки суицида. Тогда фирма построила небольшой поселок, собрав размороженных вместе, в расчете на то, что общая судьба объединит этих людей. Но эксперимент очень быстро пришлось свернуть. Во-первых, желаемого единства размороженных не случилось, люди "прибыли" не только из разных эпох, они относились к разным социальным слоям и говорили на разных языках. А во-вторых, активизировались политики и правозащитники. "Не допустим возвращения гетто на просторах Земли!", "Свободу размороженным!".
   В какой-то момент Патрик Самоа даже пожалел, что ввязался в это дело, тем более, что ожидаемых дивидендов оно не принесло, затраты на дельнейшую реабилитацию оказались больше, чем на саму разморозку (кстати, процесс совсем не дешевый). Но один из инженеров подсказал невероятное решение: почему бы размороженных не отправлять обратно в то время, из которого они прибыли. Да, на строительство мощного Переместителя (это вам не путешествие из дома в Европе на работу в офис в Америке, придется пробивать и держать открытым в течение нескольких часов пространственно-временной тоннель) потребуется вложить внушительные средства. К тому моменту на планете уже собрали пару подобных агрегатов, исключительно в экспериментальных целях, для дальнейшего развития науки. Задача перебрасывать людей в прошлое даже не обсуждалась, потому что она не имеет смысла, нельзя нарушать пространственно-временное равновесие: современники, высадившиеся в прошлое, могут изменить его, что непременно отразиться на настоящем, и мир просто сойдет с ума! А вот отправка обратно "пришельцев" из прошлого равновесия не нарушит. Люди вернутся туда же, где и жили когда-то, в собственные энергетические ипостаси. И это спасет Центр разморозки: никакой дорогостоящей (и как практика показала, бесполезной) реабилитации, никаких недовольных богатых стариков или психически неуравновешенных личностей, никаких пикетов борцов за права размороженных. Разморозил, провел необходимые медицинские манипуляции и тут же отправил объект обратно. Со сдвигом на пару месяцев от даты помещения в крио-хранилище. Чтобы исключить столкновения размороженного с самим собой до заморозки.
   И вот 20 лет назад, как раз когда Крокер пришел устраиваться на работу, процесс разморозки превратился в двухэтапный - разморозка + отправка, а фирма стала называться "Крио-тайм".
  
  
  
2.
  
   Лаборатории Полного цикла (всего их 11) располагались на самом верхнем этаже, по периметру вокруг шахты гигантских размеров Переместителя. Агрегат работал круглосуточно, чтобы не тратить лишнюю энергию и время на торможение и перезапуск. Возможности установки позволяли готовить и проводить одновременно с десяток перебросок. Но никакой спешки или того больше - плана не существовало. Каждому оператору в общем пространственно-временном Потоке выделялся определенный канал. Процесс разморозки занимал от 2 до 15 часов, в зависимости от возраста, физических параметров и состояния объекта. Поэтому оптимальную продолжительность смен определили с запасом, на 24 часа. Именно столько оператор мог держать открытым канал в пространственно-временном Потоке в ожидании завершения разморозки. И хотя за два десятилетия ни одному из сотрудников максимальная длительность не понадобилась, все равно, следуя должностной инструкции, каждый оператор отдела Полного цикла проводил в стенах лаборатории сутки.
   Крокер остановился у двери с горящей цифрой "9" на табличке, и приложил палец к считывающему замку. Раздался щелчок, дверь открылась. Ели бы не утренняя перепалка с женой, Крокер пришел бы в контору раньше и заглянул в гости в Гуннару (кабинет начальника отдела находится на том же уровне, но в соседнем крыле) и поздравил бывшего сменщика с новой должностью. Но теперь у Крокера в запасе буквально несколько минут, чтобы скинуть в шкаф рюкзак и занять место перед мониторами.
   Лаборатория занимала приличного размера помещение. Понимая, что оператор проводит здесь целые сутки, устроители организовали пространство максимально удобно. Вдоль глухой стены поставили диван, столик, на который Крокер выложил из рюкзака термос с какао, пакет с бутербродами. Можно, конечно, в обеденный перерыв спуститься в зону рекреации, но трудно предугадать заранее, как сложится день. Иногда процесс проходил столь напряженно, что возможности отвлечься и сделать передышку, не получалось. Поэтому, на всякий случай, Крокер приносил с собой запас еды и воды на сутки. В углу располагался шкаф. Крокер забросил туда рюкзак с остатками еды и, сняв с плечиков белоснежный лабораторный халат, быстро натянул на себя. Дверь в вакуумный душ (чтобы освежиться) и туалет находилась в другом торце комнаты.
   Вторую стену в помещении замещало застекленное "окно" в рабочую зону. Энергетический блок Переместителя занимал девять этажей вниз. А здесь, в центре зала установили платформу, которую насквозь "прошивал" генерируемый пространственно-временной поток. Сейчас, пока не началась активная фаза, он представлял собой полупрозрачную, молочно-белую дрожащую пелену, уходящую далеко под потолочный купол. Вокруг платформы, ближе к "окнам" лабораторий торчали стационарные прямоугольники камер разморозки. Кстати, из-за них операторы, находящиеся за "окнами" вокруг Потока, не могли видеть друг друга - центральную часть заслонял вихрь, периферию - блоки камер.
   С внутренней стороны у "окна" - пульт управления: дисплеи разных размеров, клавиатура, панели с тумблерами, рычажками, разноуровневыми шкалами и стрелками. Крокер в шутку сравнивал свое рабочее место с командным мостиком космического корабля. Плюхнувшись в кресло, Крокер на клавиатуре набрал личный код доступа, система моментально среагировала, открыв оператору в общем Потоке канал на ближайшие сутки. Затем вывел на экран план заданий на сегодня. Ого, "сдвоенный вариант". Значит, денек предстоит не из легких.
   Операторы редко интересовались объектами, которые попадали "за стекло", относились к ним, просто как к работе, которую обязаны выполнить. Крокер, наоборот, каждого из замороженных воспринимал как живых, конкретных людей, обязательно читал всю сопроводительную информацию, чтобы узнать, кто они, почему оказались на расстоянии двухсот лет от дома. Пробовал представить себе, как они жили в прошлом. Проводя необходимые манипуляции, вслух разговаривал с людьми, объясняя порядок действий и их значение. Конечно, в реальности Крокеру не доведется ни познакомиться, ни даже переброситься парой слов, но все равно они - люди и достойны его внимания и уважения. Вот и сейчас Крокер озвучил сопроводительную справку:
   - Итак, в зоне ожидания двое: Алекс, ему 28 лет, и Виктория, она младше партнера на три года. Молодожены. Парень физически крепкий и полностью здоров. А вот его подруге не повезло... Хмм, тяжелая наследственная болезнь (дальше шло длинное название, набранное латинскими буквами, которое Крокер даже и не рискнул воспроизвести)... Муж не захотел разлучаться с любимой и отправился в непредсказуемое будущее вместе с ней. Лучше толика надежды, чем жизнь без Виктории. Благородный поступок! - похвалил Крокер незнакомого предка.
   "Двойки" не были чем-то сверхъестественными, но случались редко, например, те, что за эти 20 лет выпадали на его смену, Крокер мог пересчитать по пальцам. Понятно, больные, у них не было выбора, а вот родственники не часто соглашались на заморозку "за компанию". Все-таки и дороговизна процедуры, и риск никогда не проснуться многих останавливали. Поэтому особое восхищение вызывали родители, которые, отринув сомнения, отправлялись в крио-хранилище вслед за своим больным ребенком в надежде обрести счастье только всей семьей. Такими "строенными вариантами" ("тройки" самые сложные для оператора), которые довелось несколько раз проводить и Крокеру, он по праву гордился.
   - Ну что ж, приступим, - Крокер, как профессиональный пианист перед выступлением, на миг задержал пальцы над компьютерной клавиатурой. - И пригласим Алекса. Хотя принято вперед пропускать женщин, в нашем случае правильнее доставить сначала объект N2.
   По видеоканалу Крокер подключился к крио-хранилищу и дал команду роботам вывезти нужный контейнер. В бункере, где царит почти космический холод, могли работать только автоматы. Они вкатили тележку в отверстие пневмотрубы. Крокер нажал кнопку, и контейнер, пролетев сложный маршрут из подземного уровня соседнего корпуса, втянулся в камеру разморозки за "окном" оператора. Крокер еще раз пробежал глазами параметры объекта N2: возраст, физические характеристики тела, способ заморозки, время, проведенное в крио-хранилище, и еще с десяток пунктов. Потому что для каждого клиента требовалось составить индивидуальную программу разморозки. В том числе подбирался специальный температурный режим. Камера заполнялась сложной газовой смесью, которая помогала клеткам организма "просыпаться". Параллельно тело нагревалось. Очень медленно, аккуратно, постепенно, осторожно, причем в определенной последовательности: от ступней ног к голове.
   Крокер закончил набивать длинную цепочку цифр и нажал клавишу "пуск". Загудели насосы, нагоняя в камеру газ. Крокер заглянул в монитор, на котором отражалось лицо объекта N2. Сейчас оно бледное, отстраненное. Но постепенно, час за часом кожа порозовеет, начнут вздрагивать ресницы, двигаться под веками зрачки. Волшебство! Крокер наблюдал эту картину на протяжении двух десятилетий и не переставал восхищаться. К сожалению, окончания процесса - полного пробуждения Крокер не увидит. В состоянии полудремы объект доставят в Переместитель, человек очнется, когда попадет в заданную точку, в привычную обстановку и в свое время. Без лишнего стресса, чтобы не перегружать психику и память ненужными воспоминаниями.
   Убедившись, что процесс разморозки Алекса проходит в штатном режиме, Крокер занялся доставкой объекта N1. И прежде всего заглянул в сопроводительный файл. Виктория Воложаева, 25-ти лет, прошла процедуру разморозки три месяца назад, не в его смену. Девушку из рабочего зала отправили прямиком в медблок. Дальше следовал длинный перечень проведенных исследований и манипуляций, который Крокер намеренно пропустил. Главное ведь итог - подавить болезнь и устранить нанесенный организму урон удалось в течение трех дней. Но в связи с тем, что "обнаружилась беременность (от неожиданности Крокер аж подскочил в кресле) сроком одна неделя, было принято решение понаблюдать за объектом, пока не подтвердится, что и плоду ничего не угрожает". То есть три месяца Виктория спала и не ведала, что скоро станет мамой!
   Контейнер с объектом N1 выскочил из пневмотрубы в свободную соседнюю камеру. Крокер включил транспортер, и он вместе со спящей девушкой выехал в зал. Осталась последняя перед отправкой процедура. По инициативе Патрика Самоа каждого размороженного снабжали капсулой с посланием. Представьте, люди заморозились, ожидая, что очнутся в неизвестном будущем, а обнаружили себя в собственном настоящем. Они ведь не подозревают, что побывали на 200 лет вперед и вернулись обратно. Поэтому человеку вкладывали специальное письмо в кармашек верхней рубашки. Изначально объекты, вне зависимости от способа заморозки, поступали в крио-хранилище в нагом состоянии, но перед отправкой домой их снабжали легкими предметами одежды, чтобы в свое время они попали в приличном виде. После пробуждения человек обнаружит капсулу, прочтет, где побывал и что здоров.
   Крокер открыл текстовой шаблон, составленный психологами фирмы. Оставалось лишь заполнить пустующие строчки. Выглядело это так: "Объект Виктория Воложаева, 25-ти лет, прошла в центре "Крио-тайм" необходимую медицинскую коррекцию и теперь полностью здорова". Дальше следовало указать сегодняшнюю дату и имя оператора. Правда, на этот раз Крокеру предстояло добавить примечание: "При поступлении больная находилась на недельном сроке беременности. Наблюдения в течение трех месяцев за развитием плода показали, что ребенку ничего не угрожает, никаких патологий не выявлено и не предвидится". Получилось, конечно, сухо, но согласно инструкции требовались именно такие формулировки.
   Крокер, снова заглянув в сопроводительный файл объекта N1, выяснил, на какой из старых земных языков следует перевести послание - русский. Нашел нужную директорию, затем дал команду отсканировать текст в азбучной графике на специальную синтетическую ткань. Манипулятор свернул послание в маленький клубок, поместил его в мини-контейнер, осторожно опустил в кармашек (точно под размер капсулки) верхней рубашки и закрыл на клапан-липучку: для подстраховки, чтобы послание случайно не выпало при движении человека.
   Протокол полностью соблюден, пора возвращаться домой!
   Крокер направил транспортер в Переместитель. Сосредоточился на мониторах, выставляя, согласно сопроводительному файлу, точный обратный адрес. Прежде всего, географические координаты места (привязка в пространстве), где была произведена заморозка объекта ?1, но со сдвигом в 100 метров, чтобы Виктория оказалась за пределами крио-хранилища, расположение которого известно, внутри тогдашней клиники (схему здания нашли в архиве). Затем день, месяц и год заморозки (на неделю позже, это привязка по времени) '20.06./2025'. В белесом мареве затрепетал бледно-розовый сполох - в канале оператора открылось адресное 'окно'. Транспортер медленно ввез объект ?1 в Поток. Крокер нажал кнопку 'пуск' и - Виктория исчезла.
   На мониторе появилась надпись:
   "Цикл завершен. Объект находится в заданной пространственно-временной точке".
  
  
  
3.
  
   На центральном мониторе параллельно с текущим временем ("12.03") мигали цифры обратного отсчета - "20.57", столько времени осталось до закрытия канала или формального окончания смены. Но, судя по тому, в каком состоянии находится объект N2 - отличная физическая форма без каких-либо осложняющих патологий, молодой возраст, мужской пол (для разморозки объектов женского рода требовалось больше времени) - Крокеру не придется проводить в лаборатории ночь. Программу сегодняшней смены он выполнит часов через пять.
   Крокер откатился на кресле от стола: все идет по плану, пора выпить горячего кофейку, расслабиться. Продолжая одним глазом поглядывать на мониторы, Крокер взял термос, открутил крышку и налил в кружку ароматный напиток. Из пакета на блюдце высыпал горсть печений. Устроился на диване поудобнее. В прошлую смену, помнится, когда выдался перерыв, они вместе с Гуннаром (тот трудился в соседней лаборатории N10) спустились вниз, позагорали на солнышке. Если программа смены выпадала несложной (одна разморозка объекта из хранилища - дальше доставка контейнера в медблок - и одна отправка вылеченного человека обратно в прошлое), то, вполне находилось время поболтать. Но с "двойками" так не получится. Объект N1 - Виктория ждала Алекса. Адрес ее "окна" в Потоке требовалось постоянно проверять и корректировать. И от внимательности оператора, его умения точно просчитать-подогнать "маршрут", зависело, попадет ли объект N2 в ту же самую пространственно-временную точку. Время в Потоке ведет себя нестабильно и способно сбить настройки. Едва заметное отклонение, в пару десятков лет и... С "высоты" двухсотлетней разницы, может, и ерунда, но для Алекса с Викторией это означало, что если они и найдутся, вряд ли узнают друг друга и уж точно не сохранят семью.
   Крокер обмакнул печенье в кофе и отправил в рот разбухший мякиш. Неприятная у них с Делией утром вышла ссора. Их брак продержался так долго во многом благодаря разнице темпераментов. Делия - женщина активная, инициативная, подвижная (тренирует детскую команду по хоккею на траве в ближайшем к дому спорткомплексе), Крокер в шутку называл жену "мотором" семьи. Ее слово всегда в приоритете, если нужно перекрасить в квартире стены или спланировать маршрут отпуска. Крокер - в свою очередь вдумчивый, серьезный, правда, иногда медлительный, но это вовсе не отрицательное качество, скорее характеризует его как основательного человека. Иными словами - твердый фундамент их семьи, в том числе и финансовый (зарплату сотрудника отдела Полного цикла даже смешно сравнивать с окладом детского тренера). Отличное психологическое сочетание. Недоразумения, конечно, возникали, куда без них, однако Крокеру быстро удавалось погасить конфликт, найти компромисс. Но сегодня он ушел, так и не поставив точку в споре, не успокоив жену. Изнутри грызло чувство вины (хотя винить его абсолютно не в чем, но у женщин, как известно, своя логика). Нужно как-то сгладить последствия утренней сцены, не может же ссора тянуться дальше. Например, Крокер оживился, почему бы не устроить жене сюрприз и не отправиться в ближайшие выходные в приятное место, где она забудет о своей дурацкой претензии.
   Полгода назад на севере африканского континента возвели гигантских размеров парк развлечений "ТехноПро" - Техника Прошлого. Из музеев, с расконсервированных заводских складов сюда свезли сотни тысяч механизмов. От стиральных машин (трудно представить, что когда-то носили одежду, которую требовалось периодически стирать, и ели из тарелок, которые нужно было мыть) и кухонных плит (из эпохи, когда еще не изобрели автоповара и люди готовили сами) до светофоров, банкоматов и еще массы оборудования непонятного современникам назначения. Посетители могли не только вблизи увидеть, чем в быту пользовались наши предки, но и испытать образцы в действии. Особый интерес вызывала коллекция транспортных средств. После того, как появились ручные переместители (один клик и ты попадаешь в любую точку Земли), техника для перевозки пассажиров (автомобили, поезда, самолеты, пароходы) утратила свою актуальность. Для развлечения туристов остались на ходу лишь несколько океанских лайнеров и дирижаблей.
   В парке развлечений имелся автодром, где посетителей поджидали автомобили (бензиновые и электрические). Систему управления максимально упростили, работу систем тестировал компьютер, в любой момент он мог в принудительном порядке выключить двигатель. Тем не менее, водители разгонялись на трассе до сумасшедших скоростей, чтобы понять, почему наши предки так долго держались за этот вид транспорта, не смотря на его экологическую вредность и травмоопасность. Вокруг парка протянули железнодорожную ветку, по которой курсировали электрички. А по территории народ передвигался совсем уж на доисторических образцах: трамваях, автобусах и троллейбусах. Веселое развлечение для маленьких детей. На осмотр всей экспозиции и непременные испытательные "покатушки" понадобится не один день.
   Крокер, вдохновленный рожденной в его голове идеей, подхватил кружку с кофе и вернулся к пульту управления. Продолжая периодически следить за изменениями показаний жизнедеятельности объекта N1, Крокер активировал свободный монитор и вышел на сайт "ТехноПро" - узнать, какова обстановка с билетами. Вокруг парка, хоть он и функционирует не менее полугода, до сих пор не спал ажиотаж, количество желающих попасть туда только растет. Крокер сделал последний глоток, поставил кружку на край сенсорной панели и стал листать страницы сайта, чтобы разобраться, как оформить предварительный заказ. Интерактивный сайт выглядел дорого, красочно. Здесь легко можно найти схему каждого из представленных в парке агрегатов от гигантского самолета до крошечной электрооткрывалки. Видеосюжеты сопровождались подробным описанием. Крокер, человек технического склада ума, увлекся чтением инструкций и рассматриванием картинок.
   Прозвучал зуммер - система оповестила оператора, что разморозка объекта N2 успешно завершена. Крокер бросил взгляд на часы главного монитора: "15.13" и "17.47". Как он и предполагал, процесс "пробуждения" Алекса занял шесть часов. Еще час на все про все и Крокер рассчитается с сегодняшней сменой. "Двойка" оказалась не такой уж и напряженной. После отправки Алекса по "адресу" Виктории, Крокер, прежде чем покинуть стены лаборатории и закрыть свой канал в Потоке, доест бутерброды (не тащить же обратно домой) и закажет, наконец, билеты в "ТехноПро". Листая схемы и видеоматериалы, он так и не добрался до нужной страницы.
   Крокер для подстраховки - он делал так всегда - визуально убедился, что процесс прошел гладко: оценил на мониторе изображение молодого мужчины, теперь оно вполне соответствовало стандартам обычного, "человеческого", живого лица. Каждая строчка из столбика объективных медицинских показателей (от температуры на разных участках кожи до скорости тока крови в сосудах) "сообщала" о норме. Затем открыл в средней части камеры клапан, через который потекла густая жидкость - концентрированный "сироп" из нанороботов. Запрограммированные частицы плотно облепят тело Алекса и создадут прочную одежду - футболку с кармашком для капсулы, штаны и башмаки, набор, по фасону и цвету соответствующий моде первой четверти ХХI века. Как только объект N1 обрел нужную экипировку, включились сервомоторы, транспортер подвез Алекса к манипулятору.
   Крокер принялся заполнять свободные графы сопроводительного письма: "Объект Алекс Воложаев, 28 лет, прошел в центре "Крио-тайм" процедуру разморозки и отправлен домой". Сегодняшняя дата, имя оператора. Прежде чем дать команду на перевод и печать текста, Крокер задержал пальцы над клавиатурой: нужно ли добавить примечание о том, что жена Алекса беременна? Следует ли Воложаева подготовить? Крокер с Делией детьми не обзавелись. Делия сразу объявила, что хочет посвятить жизнь мужу и не делить любовь с кем-то еще. Крокер как обычно спорить не стал, надеялся, что постепенно жена передумает. Но время лишь утвердило Делию в ее решении. Она привыкла строить жизнь в расчете только на них двоих. Раньше нужно было возражать, вздохнул Крокер. И уже собрался сообщить Алексу о том, что тот скоро станет папой, но вовремя одумался: это чужая личная жизнь, ребенок касается только семьи Воложаевых, и первой о событии должна сказать Алексу жена, а не какой-то посторонний потомок. Так будет правильно.
   Сжатый и свернутый, помещенный в капсулу текст письма манипулятор спрятал в кармашек футболки.
   Транспортер двинулся дальше, въехал в Поток. Крокер, сверяясь с "адресом", указанным на мониторе объекта N1 (промахнуться хоть на одну цифру - значит разлучить людей), принялся набивать данные для отправки Алекса. Сначала как положено географические данные: долгота, широта, то есть градусы, минуты секунды. Крокера всегда восхищало это невероятное пересечение: координаты пространства тоже задавались в категориях времени, лишний раз подтверждая единство пространства-времени. Следом нужно было указать число и месяц: '20.06'. Для обозначения года Крокер ткнул пальцем на цифру "2" и - чуть не завопил от боли: в голове затрезвонил телефон (экстренный вызов, специальная опция для непредвиденных ситуаций). Крокер дернулся и не заметил, как задел стоящую на краю сенсорной панели кружку с остатками кофе. Нажал на мочку уха, теряясь в догадках - с кем беда? Кружка, качнувшись, наклонилась и на панель выплеснулась первая капля густой жидкости - точно на ближайшую цифру "0".
   - Я передумала, - процедила сквозь зубы жена, это Делия воспользовалась линией экстренной связи, Крокер дал ей когда-то номер, мало ли что могло произойти.
   - Вот и замечательно, - обрадовался Крокер: сначала хотел наорать на жену, что она позвонила не вовремя, но ведь конфликт улажен. - Как раз собирался предложить, давай съездим в выходные в парк развлечений и...
   - Я передумала, - прервала Делия мужа, - насчет гендиректора. Ты должен сегодня же напроситься на прием к Патрику Самоа. Воспользуйся, наконец, тем, что знаком с президентом лично.
   Делия имела в виду, когда Крокер устраивался в фирму, Патрик сам проводил собеседование с претендентами на должность оператора в отдел Полного цикла. Отправка в прошлое - совершенно новая область деятельности. И хотя служба безопасности проверила всех кандидатов вдоль и поперек (вдруг человек пришел сюда специально, замыслил побег, чтобы спрятаться там, где никто никогда не найдет), Самоа предпочел познакомиться с каждым, даже провел экскурсию по нижним этажам здания, чтобы операторы представляли мощность агрегата и то, какая сила отныне в их руках. За прошедшие 20 лет из первого набора остались в штате человек пять, следующие оформлялись на службу обычным порядком. В том числе и Гуннар прошел лишь проверку службой безопасности. Профессия оператора Потока стала рядовой.
   - Я хочу заниматься йогой на солнечном пляже и бегать по утрам по берегу океана. - Это была еще одна занудная "песня" жены. Ручной переметитель Крокеру оплачивала фирма, но бонус не распространялся на членов семьи. Чем дальше приходилось "прыгать", тем дороже обходилась людям услуга. Жена активно занималась спортом, но бегать могла только на детском стадионе, зажатом между башнями жилых домов. Поэтому Делия в открытую завидовала привилегиям семей членов директората.
   - Дурацкая идея, - огрызнулся Крокер, он уже жалел, что откликнулся на вызов, хоть и экстренный. - Это было 20 лет назад. Самоа уже и не вспомнит, кто я такой.
   - Сделай так, чтобы вспомнил! - настаивала жена.
   - Нет, - уперся Крокер.
   - Тогда... Тогда... Я сейчас же перееду, - и Делия применила старую как мир угрозу, - к маме!
   Пока Крокер выяснял отношения с женой, кофе перестало капать. Жидкость собралась на панели в единое пятно, оно стекло вниз - точно на клавишу "ПУСК". И в тот же миг на мониторе объекта N2 зажглась красная лампочка - сигнал тревоги. Крокер сжал мочку уха, прерывая связь, и поднял голову. Взглянув на экран, оператор не поверил своим глазам: в графе "год" после цифры "2" шла бесконечная цепочка... нулей. Откуда они могли взяться, ведь Крокер успел набрать только одну цифру "2". И кто дал команду "пуск"? Крокер увидел, наконец, кружку и размазанное по панели пятно. Запинаясь, он стал вслух пересчитывать нули. Сбился, начал снова. Ровно семь! Машина выполнила команду "пуск". Машину трудно удивить. Поток много лет работал в прошлое, поэтому дату с семью нулями система восприняла как правильный "адрес" и отсчитала необходимое количество лет в прошлое. Запнулась лишь на том, что подобное случилось впервые, поэтому включила сигнал тревоги и запросила дополнительное подтверждение. Крокер мог в данной ситуации сделать одно - заблокировал ошибочное "окно" Алекса.
   Крокер схватился за голову: что же он натворил! Отправил человека на 20 миллионов лет назад?
   Безумие!
  
  

  
4.
  
   Первое, что почувствовал Алекс - щекочущее прикосновение к носу. Воложаев с трудом разлепил веки и уперся взглядом в... две черные бусинки. На него, не мигая, подергивая усиками, пялился какой-то зверек. Алекс вскрикнул от испуга, зверек, подскочив от неожиданности, тут же юркнул в проход между стеблями травы. Трава? Алекс сообразил, что лежит на земле, на правом боку. Как он сюда попал? Может быть, ему снится сон? Но щекой ощущается не только прохлада, но и как мелкие камешки царапают кожу. Воложаев подтянул колени, перевернулся и одним резким рывком поднялся. Голова тут же закружилась. Парень качнулся, но на ногах устоял. В висках заколотили молоточки, собираясь с мыслями, Алекс помассировал лоб. Последнее, что вспомнилось: больничная палата и обязательный перед заморозкой укол снотворного (чтобы избавить пациентов от лишних переживаний по поводу предстоящих манипуляций с их телом). В данный момент вокруг нет ничего знакомого из прошлой жизни. Получается, Воложаева разморозили и он в будущем? Попал туда, куда хотел? Честно говоря, Алекс ожидал обнаружить себя опять в больничной палате или месте, ее напоминающем, в окружении людей в белых халатах - кто кроме медиков станет возиться с "объектами" из крио-хранилища? Но, с другой стороны, кто знает, как все тут у них устроено. Возможно, возвращение к жизни бывших замороженных проводят в особых условиях?
   Алекс покрутил головой - плотной стеной его окружала высоченная, до плеч трава. Поверх ее он видел лишь голубое небо и разбросанные по нему легкие облака. Кстати, место, где он лежал, уже почти невозможно заметить - трава быстро расправилась. Тестируя окружающее пространство, Воложаев сделал глубокий вдох. Воздух сухой, приятный, пахнет прогретой на солнце луговой травой. Парень коснулся рукой стеблей - настоящие, живые, колются. Высококачественная визуальная инсталляция? Надо отдать должное: выглядит натурально. Только не пора ли потомкам объявиться?
   - Эй, - откашлявшись, тихо позвал Алекс.
   Никакой ответной реакции. Полная тишина.
   - Эй, - Воложаев прибавил голосу громкости и настойчивости. - Вы где? Я проснулся! - и Алекс помахал рукой, рассчитывая, что тот, кто за ним наблюдает, заметит приветственный жест.
   Но и на этот раз ничего не произошло. Алекс постоял еще какое-то время в ожидании. У потомков накладка? Связь не работает, его не слышат и не видят? Тогда вариант один: нужно выйти из виртуальной реальности, где-то же она заканчивается. Определить правильное направление, когда стоишь в густых зарослях, невозможно, остается действовать наугад. И Алекс, раздвигая руками стебли, просто шагнул вперед. Но в следующий момент споткнулся и, прорываясь сквозь стену из травы, покатился с холма.
   Падение было кратким. Алекс во второй раз поднялся на ноги. Отряхиваясь, обратил внимание на одежду. Футболка и штаны из плотного, тянущегося, незнакомого материала. Ноги босые. Вероятно, предположил парень, так его переодели перед отправкой в крио-хранилище, там обувь точно не требовалась. На груди футболки обнаружился маленький кармашек. Алекс открыл клапан и достал капсулу. Что за ерунда? Похоже на лекарство. Приготовили на тот случай, если размороженному станет плохо? С легким сердцем Алекс выкинул капсулу в траву. Зачем дополнительные препараты, он и так себя нормально чувствует. Единственно, что беспокоило, так это чувство голода. Последний раз (по его времяисчислению) он обедал двое суток назад. По условиям заморозки перед процедурой желудок, как и весь желудочно-кишечный тракт должен был быть максимально пустым. Разрешалось только пить сладкие фруктовые соки. И сейчас Алекс готов съесть кастрюлю макарон... или миску картофельного пюре... или яичницу из пяти яиц.
   Парень, шагая вперед, вслух перебирал любимые блюда. Под холмом, с которого Воложаев скатился, трава росла приемлемой высоты - по колено. Поэтому Алекс сумел увидеть окружающий пейзаж в полном объеме. Вперемешку с травой на пути попадались кустарники и низкорослые чахлые деревца. Почва - рыхлая, приходилось внимательно глядеть под ноги. Множество холмиков и ямок свидетельствовали о том, что здесь обитают землеройные животные. Не хватало еще провалиться в нору. Сколько времени Алекс двигался, оценить при отсутствии часов сложно. Но по ощущениям прошло не менее часа. По идее, размороженный уже должен был выбраться за границы виртуальной реальности. Где же потомки? Почему скрываются?
   Следующим после голода "проснулось" чувство жажды: солнце припекало в полную силу. От земли поднимался влажный пар. На ходу, ободрав с кустов облепленные листьями ветки, Воложаев сплел что-то наподобие панамки и водрузил ее на голову. Но что делать с босыми ступнями? Ямки и холмики обойти можно, но мелкие камушки то и дело врезались в пятки. Воложаев объявил себе передышку и плюхнулся на землю. Придется серьезно заняться башмаками. Парень повыдергивал наиболее крепкие стебли травы, скрутил их в жгуты, а те в свою очередь сплел в тугие косички. Косички обмотал вокруг ступней и щиколоток на манер сандалий. Жаль, нет ничего подходящего, чтобы сделать подошвы. Но какое-то время травяная обувка спасет.
   Парень еще раз осмотрелся. Впереди - трава до горизонта. За спиной цепь холмов. А вот справа... Воложаев даже потер глаза, вдруг мираж? Но нет - всего в каких-то трехстах метрах росло настоящее дерево, высокое, с густой кроной. Если взобраться на него, Алекс сможет сориентироваться, куда двигаться дальше.
   Воложаев прибавил шагу и уже через полчаса устроился почти на самой макушке разлапистого дуба. Равнина утопала в изумрудной зелени. Алекс увидел невдалеке и первых животных (если не считать полевой мыши с глазами бусинками). С десяток коров, наевшись, дремали на солнцепеке. Но главное, что рассмотрел Воложаев - дуб был лишь "первой ласточкой". Потихоньку за ним протянулась целая полоса деревьев, которая становилась все шире и шире и заканчивалась у - реки! Радостное открытие. Но Алекс ведь надеялся, прежде всего, обнаружить следы людей: дома, возделанные поля. Признаки цивилизации! А их-то и не было. Почему? Если вокруг не виртуальная реальность, а самая настоящая (второе, чем дальше, тем казалось более правдоподобным), то куда же Воложаев попал? Предположим, потомки перевезли крио-хранилище на другую планету. Когда Алекс решился на заморозку, земляне только-только собирались отправлять первую экспедицию на Марс. Вдруг теперь это проще простого? Но версия про другую планету не находила подтверждения. Над головой сияло вполне "земное" Солнце, цветовая гамма тоже привычная для человеческого глаза (трава зеленая, почва коричневая, а не красная, как, к примеру, должно быть на Марсе, и т.д.), камни как камни, кусты как кусты, вот и листья на дубе знакомой формы. Если бы Алекс находился на другой планете, то вокруг хоть что-то было бы другим. К сожалению, никто не мог ответить на его вопросы. Значит, придется разбираться самому. А пока нужно срочно добраться до реки. Во-первых, это вода, которой так не хватает его усталому организму. А во-вторых, река - это условие выживания. Все путешественники, если заблудились, двигались вдоль берега. Может, таким образом и Алекс, наконец, найдет тех, кто его разморозил.
   Но прежде чем направиться к реке, Воложаев нашел камень поострее и с его помощью срезал с дерева прямоугольные полоски коры. Оплел их травяными ремешками - сандалии с крепкой подошвой стали больше напоминать башмаки, по крайне мере, ногам гораздо удобнее шагать. Почва под ногами постепенно уплотнилась, превратилась в тропу, проложенную животными, направляющимися на водопой. Между деревьями появились кусты, обвешанные плодами. Алекс сорвал горсть, почистил кожуру, надкусил - по вкусу напоминает орехи. Полезная, калорийная пища. Алекс снял футболку, завязал узлом рукава и наполнил получившийся мешок орехами.
   У реки уже собрались несколько антилоп с длинными витыми рогами. Услышав приближение Алекса, они лишь подняли головы, посмотреть, кто пришел, и продолжили пить. Почему человеческое присутствие их совсем не волновало?
   Не дойдя до воды, Алекс повернул и двинулся дальше, вдоль берега, вверх по течению - слишком много следов вокруг, не знаешь, каких четвероногих встретишь, лучше не рисковать, найти место поспокойнее. Река текла извилинами, поворотами, на камнях пенилась бурунами. Неширокая, Воложаев прикинул на глазок - метров восемь-десять. Неглубокая, легко перейти вброд. На другом берегу ландшафт выглядел иначе: валуны, скалистые выступы, на которых отдыхали многочисленные птицы.
   Наконец, заметив просвет в камышах, Алекс вышел на чистый, в мелкой гальке участок берега. Воложаев запрыгнул на торчащий из воды валун, наклонился и зачерпнул воду. Прозрачная, холодная, вкусная! Парень вновь опустил ладони - тут же подплыли несколько любопытных рыб. Рыбу здесь и ловить не придется, мелькнуло в голове Воложаева, хватай голыми руками. Воложаев ополоснул лицо. Чувство жажды он утолил, голода - почти утолил, сил на продолжение поиска человеческого жилья прибавилось. Должен же он в какой-то момент наткнуться на людей.
   На открывшейся полянке Алекс заметил группу диких лошадок. Маленькие, как пони, и полосатые, как зебры. Только полоски оказались другого цвета: бело-коричневые. Лошадки что-то искали в траве. Воложаев догадался, что животные добывали из земли коренья. Но удивило парня не то, что лошадки питались корешками, а то, каким образом они их добывали. Коренья выкапывали. Потому что ноги у лошадок заканчивались не копытцами, а... когтями. Не успел Алекс как следует осознать увиденное, как земля под ногами затряслась. Лошадки подняли головы, прислушались и - кинулись наутек. Раздался громкий хруст - словно сквозь кусты и камыши прорывалось какое-то огромное животное. Алекс последовал примеру лошадей и бросился к реке: перепрыгивая с камня на камень, быстро перебрался на другой берег и спрятался за валуном. Раздался какой-то ужасающий трубный глас, в ответ, хлопая крыльями, загалдели птицы. Что же нарушило покой окружающего мира? Алекс осторожно выглянул из укрытия. К воде пришло стадо слонов. Непривычно огромные животные поднимали вверх хоботы и громогласно заявляли о своем превосходстве. Воложаев съежился: его напугали не столько размеры слонов, сколько бивни, которые торчали из нижней челюсти животных. По форме клыки напоминали лопату!
   Алекс привалился к валуну: антилопы, которые не боятся человека, рыба, которая плывет в руки, лошади с когтями вместо копыт, слоны с широченными клыками. Не животные, а монстры какие-то. Нет, сжался в комок Алекс, это не другая планета, конечно. Это по-прежнему Земля, и он попал в будущее. Только, видимо, на земле все-таки случилась ядерная катастрофа, которой пугали ученые, человечество погибло. Животные, которые выжили, мутировали. А он сам случайно разморозился (энергетический ресурс крио-хранилища в какой-то момент должен был исчерпать себя, и техника просто встала). Теперь понятно, почему Воложаев не обнаружил никаких следов людей. Их здесь попросту нет!
  
  
5.
  
   На центральном мониторе с механическим упрямством продолжал мигать красный флажок, требуя оператора подтвердить "адрес". Только вот ответная реакция затянулось, потому что оператор впал в ступор. Крокер, профессионал с двадцатилетним стажем, растерялся. Инструкции на экстренный случай существовали, но не на данную ситуацию. Кто бы в здравом уме разлил по сенсорной панели кофе, да еще так, чтобы жижа сначала долбила по цифре "0", а потом целенаправленно стекла к значку "пуск"? В результате объект N2 не только не попал в свое время, где его ждала жена, а вообще провалился куда-то в Запределье. Как иначе назвать дочеловеческую эпоху?
   Крокер сосредоточил взгляд на красном сигнале. Что делать? Поднять тревогу, сообщить начальнику Отдела и тем самым признаться, что совершил страшную ошибку? Пустить под откос 20 лет безупречной работы? Да Крокера не только не повысят в должности, как мечтала Делия, его немедленно уволят.
   И тут в застывший мозг Крокера прорвалась первая здравая мысль: если машина ждет подтверждения, значит, "окно"... не закрыто! Следовательно, теоретически сохраняется вероятность вернуть Воложаева. Конечно, сама система не способна ни наладить связь с объектом N2, ни втянуть его в Поток. Но в "окно" может пройти... Крокер, разыскать Алекса и вместе с ним вернуться обратно. Выполнима ли такая задача?
   - Пока не сделаешь, не узнаешь, - подбадривая себя, громко объявил Крокер и принялся действовать.
   Прежде всего, воспользовавшись сенсорной панелью, оператор дал команду системе заблокировать "окно" объекта N2 и держать открытым до особого указания. Сколько у Крокера в запасе времени? Таймер на главном мониторе по-прежнему показывал два значения: сейчас "16.05" и "16.55". То есть до конца смены, или другими словами до закрытия крокеровского канала в Потоке осталось 16 часов 55 минут. Накинем еще минут 40-45 на последующее новое оформление "адреса" для объекта N2 и подгонку под "окно" объекта N1. Получается, у него максимум 16 часов, чтобы найти и вернуть Алекса.
   Крокер готов был немедленно ринуться в Поток, но силой воли заставил себя сконцентрироваться и хорошенько подумать, что из предметов, имеющихся в лаборатории, может пригодиться. И, чтобы освободить, пока собирается, руки, переключил систему управления на голосовой режим.
   - Земля 20 миллионов лет назад: как все выглядело? - сформулировал Крокер запрос, параллельно доставая из шкафа рюкзак.
   - 25 - 5 миллионов лет назад - эпоха миоцена, - механический голос принялся зачитывать текст из энциклопедии. - Продолжается движение материков, что приводит к глобальным катаклизмам. Например, в процессе столкновения Африки с Европой и Азией возникли Альпийские горы.
   - Пропустить геологию, - потребовал Крокер. Сейчас не до подробных лекций, главное понять, с чем конкретно столкнешься на месте. Крокер кинул в рюкзак оставшиеся от обеда бутерброды и нераспечатанную бутылку воды.
   - В рамках продолжающегося Ледникового периода, - забубнила машина дальше, - наступает короткий период потепления.
   - Насколько короткий? - хоть одна приятная новость, есть надежда, что ни он сам, ни Алекс не превратятся в замороженных. Хотя одежда Крокера и объекта N2 соткана из нанороботов и способна согревать тело в холод и защищать от жары, но больших температурных перепадов не выдержит.
   - Миоценовое потепление началось 21 миллион лет назад и прекратилось 14 миллионов лет назад, - сухо отчеканила машина цифры.
   - Да-а-а, миллион лет туда, миллион сюда, легко рассуждать с колокольни ХХIII века, - хмыкнул Крокер, вынул из шкафа коробку, в которой хранил запасные кроссовки. Он держал их на тот случай, если выпадала легкая смена и в перерыве они с Гуннаром успевали побегать по дорожкам парка внизу. Крокер помнил, что Алекс отправился в Запределье босой. Так что башмаки парню точно пригодятся. Правда, Крокер на знал размера Воложаева, но надеялся, что в условиях, в которых оказался объект N2, любая обувка окажется кстати. А "информатору" добавил очередной вопрос: - Хищники, крупные животные?
   - С африканского континента в Европу перебрались мастодонты, - машина извлекла из цифровых недр очередной факт.
   - Огромные слоны? - Крокер вспомнил картинки, которые видел в детстве. - А что с растительностью? Непроходимые дебри, чащи?
   Крокер открыл верхний ящик стола и достал таймер обратного отсчета, которым снабдили каждого оператора. Чтобы сотрудники, покидая во время смены лабораторию, контролировали длительность работы выделенного канала. Крокер синхронизировал показания таймера с цифрами на центральном мониторе.
   - Леса постепенно исчезают, им на смену приходят степи, - подстроившись под требование оператора, кратко сообщила машина.
   - Значит, дрова в принципе найдутся, - рассуждая вслух, Крокер выдвинул нижний ящик стола и вынул металлическую коробку. Так называемый "аварийный набор". В него входило два предмета: синхрон-переводчик и ключ-карта от двери, которая вела в рабочий зал. "Аварийный набор" добавили после случая, когда один из размороженных неожиданно очнулся до того, как попал в Поток. После этого в инструкции появился пункт: при возникновении подобного ЧП оператор должен выйти в рабочий зал, подойти к объекту и с помощью синхрон-переводчика объяснить человеку происходящее, успокоить его. - Чтобы приготовить пищу, согреться или отогнать животных. Но, - серьезно задумался представитель ХХIII века, - хммм... каким образом в лесу развести огонь?
   - В лесу разводить костер запрещено, - возмущенно отреагировала машина.
   - Переформулирую вопрос, - попытался обмануть систему Крокер, - как разводили костер наши предки?
   - С помощью зажигалки, - обработав запрос, выдал электронный мозг.
   - А до нее? - Крокер не мог представить себе принцип действия зажигалки, потому что никогда ее не видел, разве что в "ТехноПро" такие сохранились. Оператор отлепил от уха пластинку-телефон, выставил на синхрон-перерводчике нужный язык общения - "русский" (на нем набиралось сопроводительное письмо), и укрепил гарнитуру от уха до горла.
   - Использовали спички, - посоветовала машина.
   - Еще более непонятно, - Крокер скинул лабораторный халат и затянул липучки на рюкзаке. - А еще раньше?
   - Трением, - с некоторой задержкой машине удалось откопать информацию.
   Но последнюю рекомендацию Крокер не услышал: с помощью ключ-карты оператор открыл дверь и выбежал в рабочий зал.
   Страх комом застрял в горле: одно дело смотреть на Поток сквозь толстое защитное стекло и совсем другое ощущать его космическую силу каждой клеткой тела. Двадцать лет Крокер "общался" с Потоком, но ни разу не входил в него.
   Что ж, всё когда-то случается впервые. Крокер поправил лямки рюкзака, и, зажмурив глаза, как делал в моменты обычных перемещений, смело шагнул в бело-розовое марево...
   Буквально в следующую секунду он споткнулся о камень, упал и, царапая ладони о жесткие стебли травы, покатился вниз. Спасибо, "полет" закончился без последствий. Ни ушибов, ни растяжений. Одежда тоже справилась с враждебным внешним воздействием: никаких пятен, дыр или оторванных лоскутов.
   Крокер, уподобляясь героям приключенческих фильмов, приставил ладонь ко лбу и огляделся. Пейзаж непривычный - уходящая вдаль степь, плоскость без единой жилой башни. И - без присутствия Алекса. Видимо, объект N2, как и Крокер скатившись с холма, отправился на поиски признаков жизни. Вопрос: в какую сторону из имеющихся 360 градусов? Не найдя подсказку в картинке "до горизонта", Крокер опустил взгляд к земле и стал изучать почву под ногами. Через какое-то время он обнаружил неровную цепочку разрушенных песчаных холмиков. Словно кто-то нечаянно наступал на норки землеройных животных. Конечно, подобные следы могли оставить и какие-нибудь четвероногие аборигены. Но Крокер за неимением других вариантов решительно выбрал для себя этот ориентир и двинулся в путь. Шагал он медленно - дорога оказалась далека от идеала: ямы, камни, колючки. Часто приходилось останавливаться и вытряхивать из башмаков попавший в них песок и сор. Да еще и солнце слепило глаза (не сообразил взять темные очки!), голова гудела от перегрева. Крокер то и дело прикладывался к бутылке с водой, и она слишком быстро опустела.
   Наконец в "картине" появился новый элемент - дерево. Крокер с трудом дотащился до дуба и плюхнулся на землю, с той стороны, где тень. Прислонившись к стволу, скинув рюкзак, Крокер блаженно вытянул ноги и позволил себе отдохнуть, хотя бы минут 15. И как не сопротивлялся усталый организм, ровно в назначенное время Крокер поднялся на ноги и стал соображать, куда двигаться дальше? Обратно под палящие лучи солнца? Неужели и Алекс направился опять в степные просторы?
   Крокер походил вокруг дерева, то удаляясь, то приближаясь, пока не приметил впереди заросли кустарника и притоптанные участки земли. Рассудим логически: если перед путником с одной стороны целина, а с другой тропа, что человек скорее выберет? Конечно, второе, кто бы эту тропу не проложил. Так идти удобнее. Кокер закинул рюкзак за спину и зашагал по тропе.
   Через полчаса он оказался у реки. Нашел место почище, напился, наполнил водой бутылку и по камням перебрался на другой берег. Крокер двинулся вдоль русла, по мелкому галечнику, направление выбрал, снова опираясь на логические выводы - вглубь "не пускали" громоздкие валуны, за ними наползали скальные породы. Наконец, появился просвет, Крокер смело нырнул в проход и попал в лабиринт. С трудом протискиваясь между камнями, он смог выбраться на открытое место. Хотя как посмотреть: площадка представляла собой настоящий бурелом из поваленных, полусгнивших стволов. Как ни старался Крокер шагать осторожно и внимательно, в какой-то момент дерево, через которое перебирался, переломилось, и оператор полетел в овраг.
   Рюкзак смягчил падение. Голова дернулась при приземлении, но ни обо что не ударилась. Крокер ощупал ноги и руки - целы. Обессиленный, Крокер растянулся на спине и уставился в небо. Отправиться на поиски объекта N2 - глупая затея. Ну, сообщил бы начальству, ну, уволили бы его утром. Зато спасением размороженного занялись бы подготовленные люди. Правда, подобного никогда не случалось, и откуда могли взяться "подготовленные люди", вопрос. Но это была бы точно не проблема Крокера. Все лучше, чем оказаться здесь одному, за миллионы лет от дома. Крокер посмотрел на часы: до конца смены оставалось 13 часов. Крокеру не хотелось об этом думать, но он ограничил время поисков, если поход не увенчается успехом, чтобы сам успел вернуться обратно. Он так стремительно собирался и не удосужился оставить сообщение, что отправился в прошлое! Смена закончится, его канал автоматически закроется, система отключится. В лабораторию придет другой оператор и не заметит, что Крокер исчез. Даже Делия, всхлипнул Крокер, его не хватится, не забеспокоится, жена обиделась и уехала к матери. Крокер смахнул слезу и тяжко вздохнул.
   Вдох ему явно не понравился. Крокер втянул носом воздух еще раз: запах дыма! Неужели пожар? Трухлявые деревья горят! Но... треска или гула, которые сопровождают лесной пожар, не слышно. Да и дым не густой, чуть уловимый, словно, от... костра.
   Крокер вскочил на ноги. Откуда в миоцене костер? Люди еще не появились, обезьяны только-только осваивались. Кто мог развести костер?
   - Ааалекс! - завопил Крокер. - Ааалекс!!!
  
  
6.
  
  
   Над краем обрыва свесилась человеческая голова. Крокер узнал Алекса.
   - Сейчас помогу, - Воложаев мгновенно оценил ситуацию.
   Минут через 20 в овраг спустился длинный, крепкий ствол дерева: Алексу удалось отыскать среди бурелома подходящий по длине и не слишком тяжелый по весу. Цепляясь за сучья и сохранившиеся гибкие ветви, Крокер сумел достаточно легко выбраться наверх.
   - Спасибо, - первым делом Крокер активировал гарнитуру, чтобы они с Алексом понимали друг друга. Звук от динамика, расположенного у горла, был, конечно, механическим, монотонным, хриплым, но слова воспроизводились правильно. - Рад, что нашел тебя.
   - А я как рад, - Алекс крепко обнял потомка, - ведь решил, что человечество в будущем погибло, и я в целом мире остался один. Мое имя тебе известно, как обращаться к тебе?
   - Крокер, оператор отдела Полного цикла, - отчеканил синхрон-переводчик. Крокер сделал паузу, ожидая ответную реакцию со стороны Алекса, но парень продолжал молчать. - Мммм. Я тот, кто тебя разморозил. Разве не читал сопроводительное письмо?
   - Письмо? - пожал плечами Алекс. - Я очнулся в траве, никаких конвертов рядом не нашел.
   - При чем здесь конверт? - в свою очередь удивился Крокер. - Сообщение хранилось в капсуле.
   - Капсуле? - вытянулось лицо у Воложаева. - Кто упаковывает письмо в малюсенькую горошину? Я думал, в кармане лекарство успокоительное и выбросил. Но это теперь не важно. Меня должны были разморозить после Вики. Где она сейчас? В больнице? Могу жену увидеть? Да, а почему я оказался в степи, один, среди странных животных? Искусственные монстры? Слоны на мастодонтов похожи. У вас так принято оживлять размороженных? Устраивать им приключения и испытания?
   - Мастодонты вообще-то настоящие, - прошептал Крокер. - Мммм... Даже не знаю с чего начать, - вопросы требовали немедленного ответа, а Крокер никак не мог подступиться к главному. - Процесс твоей разморозки прошел... не так гладко, как планировалось. В общем, в данный момент мы с тобой находимся не в будущем, а в... прошлом.
   И оператор признался в том, что натворил, как поначалу успешный рабочий день из-за цепочки диких случайностей завершился путешествием в дочеловеческую эпоху.
   - Даааа, - громко выдохнул Алекс, - захочешь специально придумать, фантазии не хватит. Но сосредоточимся на положительном моменте: Вика прошла лечение и теперь здорова, это отличная новость. Со мной ты, конечно, напортачил, но ведь не бросил на съедение мастодонтам, а ринулся спасать. Сколько у нас времени на обратную дорогу?
   - 13 часов, - Крокер посмотрел на дисплей таймера.
   - Приличный запас, - приободрился Алекс и принялся подсчитывать: - Отсюда до холмов часа три быстрым шагом. Ты отправил меня в средние широты, сейчас здесь конец июня, самые короткие ночи. Значит, до наступления темноты еще часа четыре. Дай полчасика, чтобы поесть, а то я голодный как волк, еще мне необходимо сплести новые башмаки, иначе долгую дорогу не осилю, - Алекс скептически посмотрел на ошметки коры на ногах. - Потом двинемся в путь.
   - Не нужно ничего плести, - обрадовался Крокер, что может сделать для Воложаева что-то полезное, - я захватил кроссовки.
   Оператор вытряхнул из рюкзака запасную пару обуви. Алекс тут же засунул уставшие ступни в настоящие башмаки и радостно потопал. Размер подошел! Крокер решил закрепить успех и вынул оставшийся бутерброд. Открыл пластиковый контейнер, разломил батон пополам, одну часть протянул Воложаеву, вторую надкусил сам, демонстрируя, что еда подходящая, опасности не представляет.
   Алекс уселся на ближайший валун, попробовал бутерброд, пожевал. По форме и цвету начинка похожа на кусочки помидора, сыра и салата. Но только по форме и цвету. Воложаев непроизвольно поморщился.
   - Какой-то вкус, - осторожно, чтобы не обидеть потомка, произнес Алекс, - ненатуральный что ли?
   - Зато продукт четко сбалансированный, - объяснил Крокер, продолжая жевать. Оказывается, он тоже проголодался. Организм, подвергшийся сильному стрессу, требовал возместить израсходованные калории.
   - Лучше я тебя угощу, - Алекс спрыгнул с камня, - тут рядом.
   Крокер, продолжая уничтожать свою половину бутерброда, зашагал вслед за объектом N2. Метров через пятьдесят мужчины вышли к реке. В скале на берегу в невысокой нише тлели угли костра.
   - Костер?! - застыл на месте Крокер, вспомнив недавние пререкания с машиной. - Но ведь у тебя нет ни зажигалки, ни спичек.
   - Так камней вокруг сколько, - отмахнулся Алекс. Но, заметив удивленное выражение на лице потомка, принялся объяснять в деталях: - Нашел кварцы, - Алекс поднял вверх два камешка со звездочками-вкраплениями. - Когда их ударяешь друг о друга, сыплются искры. Подкладываешь сухие листья или мох, и хорошенько дуешь. Вот тебе и огонь. Я в студенческие годы подрабатывал инструктором, водил группы по тайге.
   Значение слов "инструктор" и "тайга" - Крокер не знал (синхрон-переводчик не подобрал подходящие аналоги), но не стал переспрашивать. Потому что его внимание переключилось на нечто совсем невероятное: Алекс разгреб веткой золу и вынул обмазанную глиной рыбину. Положил на камень, палочками сковырнул обожженные остатки "обертки" и предложил попробовать блюдо. Крокер осторожно положил горячий кусочек на язык.
   - Жаль, соли нет, - посетовал Алекс, закидывая в рот белое мясо. - Было бы вкуснее.
   - И без соли, - поперхнулся Крокер - такого вкуса он никогда не пробовал, - замечательно. Но как ты сумел рыбу поймать?
   - Она тут непуганая, - засмеялся Алекс, - сама в руки плывет. Снял футболку, связал узлом рукава, воротник и опустил "мешок" в воду. Еще выбирал самых толстеньких.
   Закончив с рыбой (недоеденный кусок отправился в контейнер от бутерброда, а затем в рюкзак), Алекс залил кострище водой, чтобы от случайной искры пожар не случился. В бутылку Крокера набрали новой воды, и мужчины двинулись по знакомой тропе обратно к Потоку.
   Через час легко добрались до дерева. Посидели, немного отдохнули, доели остатки рыбы. Собрались продолжить путь. Но как выяснилось, ни один из них не представлял, с какой стороны пришел к дереву, а окружающая однообразная зеленая равнина не торопилась подсказать, где находится заветный холм с "окном".
   - Что делать? - в отчаянии рухнул на землю Крокер. - Мы не можем экспериментировать и искать в разных направлениях. Времени не хватит!
   - Нужно что-то придумать, - Алекс сел рядом с Крокером: минуту назад Воложаев был уверен, что возвращается домой, а сейчас мир грозил в очередной раз рухнуть. Но нельзя поддаваться чувству страха. - Расскажи-ка подробнее, что именно мы должны найти. Как выглядит "окно"?
   - "Окно" - небольшой фрагмент, кусочек из общего Потока, - спокойный голос Алекса благотворно повлиял на Крокера, заставил сосредоточиться, отбросить ненужные эмоции. - Белый, чуть прозрачный, в розовых прожилках, похожий на туман столб воздуха. Высотой с человеческий рост. Так что отсюда его не видно, если ты об этом подумал.
   - Сейчас не видно, потому что светло, - задумчиво покивал головой Алекс. - А... ночью?
   - Говорю же: высота небольшая, до двух метров, - повторил Крокер, - Из-за травы не увидеть.
   - Если сидеть под деревом, да, не увидеть, - согласился Алекс. - Но если смотреть... с дерева, сверху? Так я нашел дорогу к реке. Только сначала нужно кое-что сделать.
   Алекс, поручив Крокеру поискать и собрать в рюкзак камни размером с кулак, сам взобрался на дерево, выбрал в кроне ветку попрямее, отломил от ствола. Спустившись, тщательно очистил ветку от листьев, с помощью острого камня заточил один конец и положил получившийся шест рядом с собой.
   Крокер проверил таймер: до наступления темноты оставался час. Всю предварительную работу они сделали, теперь оставалось только набраться терпения и ждать.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмор) | | В.Радостная "Еще немного волшебства, пожалуйста!" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | В.Крымова "Самый желанный " (Любовная фантастика) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | Т.Серганова "Хищник цвета ночи" (Городское фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"