Сергеев Иван Дмитриевич: другие произведения.

Prolegomena. Диалоги о магии. Тёмные века

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Тёмные века.

  
   После фатальной, окончательной ссоры Ивана с Марией и похорон этого несостоявшегося романа друзья бравурно пьянствовали уже несколько дней.
   - Давненько я не брал в руки шашек, - произнёс Андрей в первый день, вытаскивая с витрины внушительную бутыль егермейстера. Что ж, "умчи меня, олень, в свою страну оленью..."
   Вскоре Иван заметил, что реальность стала распадаться на отдельные фрагменты, перемежаемые беспросветной темнотой.
   Интеллигентская, уютная, но по-питерски холодная квартирка, её хозяйка - русоволосая милая и немного странная девушка в чёрном вязаном платье взволнованно читает вслух Йейтса:
  

Дети Даны смеются в люльках своих золотых,
      Жмурятся и лепечут, не закрывают глаз,
      Ибо Северный ветер умчит их с собою в час,
      Когда стервятник закружит между вершин крутых.
      Я целую дитя, что с плачем жмется ко мне,
      И слышу узких могил вкрадчиво-тихий зов;
      Ветра бездомного крик над перекатом валов,
      Ветра бездомного дрожь в закатном огне,
      Ветра бездомного стук в створы небесных врат
      И адских врат; и духов гонимых жалобы, визг и вой...
      О сердце, пронзенное ветром! Их неукротимый рой
      Роднее тебе Марии Святой, мерцанья ее лампад!

   "Какая-то знакомая Андрея. Как, бишь, её зовут? В упор не помню, хотя там мы ничего, кроме самодельного глинтвейна и не пили...зато потом...ну да Бог с нею".
   Надпись в парадном: ГЕГЕЛЬ ЛОХ, ШОПЕНГАУЭР РУЛИТ (Андрей в дцатый раз произнёс свою фразу о безумии этого города). Другая квартирка, бесшабашно-богемная. Неизвестный парень, тихо сидевший в течение почти всего изрядно затянувшегося застолья, вдруг вскакивает с рюмкой в руке, произносит пафосный патриотический тост...и от всей души бухается на пиршественный стол. Немая сцена.
   Типичнейший двор-колодец, выглядящий даже несколько утрированно в своей типичности. Иван, сидя на скамейке, с чувством, но крайне немелодично выводит:

Солнце встаёт, становится теплее,

Хочется жить вечно, да где-то прогадал.

Вновь не угодил в объятия Морфея,

А главное, в твои объятья не попал,

И мне не спится...

Не спится...

Циферблат от дыма почти уже не виден,

Липкий от пота курю в потолок,

Из динамика чуть слышно доносится Ван Клиберн,

А на стене все тот же пацифистский значок,

И мне не спится...

   Эффект, честно говоря, получился душераздирающий.
   - Когда мне плохо, я пою. Когда я пою, плохо всем. Когда всем плохо, мне хорошо. Ну, или, как говорит, одна моя родственница - "петь не умею, но люблю", - съязвил Андрей.
   ...Иван окончательно проснулся. В окна стучал сильнейший питерский дождь. Дверь комнаты приоткрылась, на пороге появился Андрей.
   - Утро доброе. Не волнуйтесь, у меня Вы, у меня... Как самочувствие?
   - Доброе! Лучше, чем могло бы быть.
   - Ну так...мы с друзьями люди ответственные, пока несли Вас до такси, уронили всего два - три раза, - Андрей расхохотался. - Шучу, на самом деле Вы вели себя молодцом, а по отношению к дамам так просто безупречно
   - У этой шутки борода, которой позавидовал бы любой ваххабит. Если честно, я бы хотел завершить...
   - Знаете, я тоже не против прекращения нашего марафона. А то я уже заподозрил, что Вы предложите нам "подводную лодку".
   - Это ещё что?
   - Забава, родившаяся в недрах советского метафизического андеграунда, чуть ли не самого Южинского кружка. Вы в поезде упоминали Головина, так что должны знать, о чём речь. Правила просты: закупается водка, закуска, зашториваются окна, выключается телефон, и начинается погружение. Говорят, после трёх - четырёх дней автономного плавания может проснуться талант духовидения.
   - Нет уж, благодарю покорно.
   - Ну, тогда умывайтесь, после чего состряпаем лёгкий антипохмельный завтрак. - Андрей подошёл к окну. - Ишь, чего творится. Это на весь день. В других городах, когда начинается ветер, тучи сдувает, и дождь прекращается. Но это же Питер! Тут ветер дует-дует, тучки убегают, на их место прилетают новые, а дождь знай себе, поливает.
   Уже на кухне, Андрей, попивая чай, продолжал рассуждать:
   - Не берусь давать советы, но Вам всё же порекомендую: впредь не налегайте на бехеровку. Оная жидкость в больших дозах способствует скатыванию в алкодостоещину. А то и в алкомамлеевщину. Вчера мы были в шаге от этого.
   "Эх, Мария, Мария". Иван вспомнил, как они ехали по какой-то улице, а он всё вглядывался в толпу, надеясь увидеть тот самый кобальтовый плащ.
   - Однако вид у Вас невесёлый. Приворожила Вас Ваша рыжуха, смотрю. Проверить бы её на владение техномагией!
   Иван грустно улыбнулся.
   - В этом случае имеется два лекарства. Первое - новый роман. Действует моментально, но чревато побочными эффектами. Второе - так сказать, "утешение философией". Врачует медленно, зато безопасно. В худшем случае, приобретёте ненужные знания. Хотя, большой вопрос, могут ли вообще знания быть ненужными.
   - Предлагаю приступить прямо сейчас, - отозвался Иван. - Помнится, мы оставили Тёмные века на закуску. Согласитесь, о чём ещё говорить в такую погоду и при таком настроении?
   - Что ж Тёмные века так Тёмные века, - Андрей с охотой забрался на любимого конька. - Это тот редкий случай, когда название определённого периода полностью передаёт его сущность. Вот, скажем, насчёт Средневековья сильно краски сгустили. Почитайте стихи, песни того периода - всё не так уж мрачно. Да и у людей на картинах того времени зачастую весьма довольные физиономии. Даже грешники в котлах кипят, состроив понимающую мину, вроде: "никто и не говорил, что будет легко". Все при деле, все на своих местах, мир понятен и объясним.
   Не то Тёмные века. Это распустье, безвременье, старый мир умер, новый ещё не родился. Как говорят китайцы, чтоб тебе жить в эпоху перемен. Куда идти? Что делать? Люди копошатся на обломках римского техномагического мира, отчаянно пытаясь собрать из них что-то хоть мало-мальски пригодное для житья.
   - Впечатляет. Вы прирождённый оратор.
   - Ну, мне в суде выступать приходится. Хотя, повторюсь, ораторствовать перед профессиональными судьями - всё равно, что демонстрировать эротический фильм врачу-сексологу.
   Это небольшая историософская присказка, сказка будет впереди.
   - Жду - не дождусь.
   - Начнём мы, пожалуй, с падения Западной Римской империи. На самом деле этот момент в истории человечества сильно мифологизирован. Как бы Вам сказать...словом, не так всё это трагично было, как любят писать историки. Ну, поураганили ребята пару раз в Вечном городе, ну и что? По сравнению с тем, что учинили римляне в Карфагене, к примеру, это был, конечно, неприятный, но преходящий эпизод. А сколько раз римляне сами брали свою столицу штурмом?
   - Так и думал, что у вас и на этот счёт есть своё мнение.
   - А то! Уверен, что готский поход на Рим инспирировался Константинополем. Будущая Византия явно стремилась проучить ставшего шибко самостоятельным западного соседа. Кстати, с гуннами римляне и готы воевали уже бок о бок. Да, в результате ухода техномагии военная мощь Восточного Рима сильно ослабла, но дипломатия-то осталась на прежнем уровне. Византийцы весьма ловко воевали чужими руками.
   При этом память о могущественнейшей техномагической цивилизации Рима была ещё живее всех живых. Именно поэтому готские короли не решались провозгласить себя императорами. Этот титул внушал им почтительный ужас; императорские регалии воспринимались ими как чрезвычайно сильный и небезопасный артефакт. Эдакое кольцо всевластия. Готы просто сажали на престол императоров-марионеток, и даже свергнув последнего из них - Ромула Августёнка - они почтительно от греха подальше отослали все атрибуты власти в Константинополь, остающийся патроном как Востока, так и Запада.
   - Со школы не мог понять этого эпизода. Корона у тебя в руках, чего отказываться-то? - увлечённо подхватил Иван.
   - Но это внешняя политика. Внутри же был полный упадок. Целые области культуры, ремёсел, искусства уходят в прошлое. Перебои с урожаями, голод, болезни. Репрессии против оставшихся магов и считаемых таковыми. Религиозные смуты. И параллельно с этим - отчаянный поиск новых путей развития. Причём что-то подобное творилось и в Восточной Римской империи, и в варварских королевствах.
   В Константинополе ощупью выходят на алхимию, а вот варвары решают идти другим путём. Да и по уровню развития они всё равно до алхимии не дотягивали.
   - Каким же?
   - Из Византии, спасая свои жизни, массово бегут маги. Естественно, чёрные. Часть из них укрывается в Персии (о них мы вспомним позднее), другие - в глухих чащобах Западной Европы. Вскоре они вступают в контакт с варварами, германские короли берут их на службу, маги делятся с новыми хозяевами своими знаниями, а также помогают им реанимировать свою, традиционную языческую магию, скажем, те же рунические обряды. Доходит дело и до человеческих жертвоприношений.
   - Опять! - вырвалось у Ивана. - Это ж какой-то марафон по граблям, а не история!
   - А сейчас что, лучше? "Уж сколько раз твердили миру..." Тот ганс, которого в вчера в парадном "лохом" обозвали, писал, что история нас учит одному - тому, что она ничему нас не учит.
   Вы о "кровавом орле" слыхали?
   - Что ещё за птичка?
   - Если бы птичка. Дикий обряд - человеку рассекали рёбра, разводили их в стороны наподобие крыльев и вытаскивали наружу лёгкие.
   - О Господи! Ацтеки отдыхают.
   - Во-во. Потом таким ещё викинги баловались. Эффект давало, демоны слетались, только шум стоял. Параллельно с этим варварские короли под влиянием магов попытались соединить чародейство с христианством. Языческие божества маскировали под "святых", жрецы и маги подались в священники, король же считался обладающим сакрально-магической силой, внешние проявления которой обеспечивались нехитрым, но эффектным колдовством. Словом, пародия на дотехномагические времена. Тут и вправду дело такое... Помните, я уже говорил про "различение духов"? Творит человек чудес, и попробуй разбери, кто ему помогает - ангелы или аггелы.
   - Какое кощунство, - глухо выговорил Иван.
   - И оно не осталось безнаказанным. Хотя, справедливости ради, скажу кое-что в защиту варварских королей: в большинстве своём они не ведали, что творили. Искушённые в интригах маги вертели этими бравыми, но недалёкими солдафонами, как хотели.
   Сведения о начавшихся на Западе безобразиях идут в Константинополь, до этого неплохие отношения между Византией и варварскими королевствами резко портятся. Первый поход против вандалов заканчивается провалом, но при императоре Юстиниане империя, уже вступившая в алхимическую эпоху, и поднакопившая сил, решает снова идти в наступление. Во главе армии ставят талантливейшего полководца Велисария, экспедиционному корпусу придаётся экспериментальное алхимическое вооружение, в том числе греческий огонь.
   Вандальское королевство византийцы разгромили на раз-два. Оно вообще было на редкость бестолковым, эдакая североафриканская Запорожская сечь, жившая преимущественно пиратством. Коренное население, натерпевшееся от диктатуры чернокнижников, встречало армию Велисария как освободителей. Этому способствовала и железная дисциплина, которую полководец поддерживал в своих войсках. Занятую территорию беспощадно зачистили от всех, кто хотя бы теоретически мог иметь какое-то отношение к магии. Вандалы в результате этого навсегда сошли с мировой арены. Воодушевлённые лёгкой победой, византийцы ринулись на освобождение Вечного города...и тут их ждало серьёзное разочарование.
   - Какое же? - заинтересованно спросил Иван.
   - Готская Италия оказалась крепким орешком. Маги, понимая, что их ждёт в случае победы Константинополя, собрали в кулак все свои силы. Да и готы, как мне кажется, были самым государственническим из всех германских варварских племён. Это Вам не вандальские короли-флибустьеры. Блицкрига по североафриканскому сценарию не вышло; война шла с переменным успехом 20 лет, война жесточайшая. Битва следовала за битвой, города переходили из рук в руки, обе стороны несли немалые потери. Помимо сопротивления противника, Велисарию приходилось преодолевать массу других проблем. Недостатки свежесозданного алхимического оружия выявлялись не на полигоне, а на поле боя - тем более что зачастую оно вводило в ужас не только вражеских, но и своих солдат, почти ничего не знавших о новом вооружении. Придворные интриги в Константинополе, в результате которых Велисария то мариновали без подкреплений, то отзывали под тем или иным предлогом с фронта...
   - Люди не меняются.
   - Это верно. Дисциплина в вымотанной армии падала. Словом, вместо бодрого победного марша по итальянскому "сапогу" Велисарию пришлось медленно перемалывать живую силу противника, который то и дело контратаковал. Византия победила, но какой ценой! Жители Италии, сначала восторженно приветствовавшие византийцев, устав от войны, относились к ним, мягко говоря, уже не так однозначно. Страна лежала в руинах. Эти факторы скоро дадут о себе знать. Сил на дальнейшие антимагические войны у империи не осталось.
   Андрей допил чай, отправил пустой стакан в раковину и, вернувшись за стол, продолжил повествование.
   - Прыгнем немного вперёд, чтобы окончательно разделаться с Западным антимагическим фронтом. В первой половине VIII века магическая коалиция получает ещё один сильный удар. Крупные сановники - майордомы - франкских королей (династия Меровингов) Карломан и Пипин Короткий совершают антимагический переворот, ликвидируя ещё один ведьмачий режим в Европе. В 751 г. Пипин свергает последнего из Меровингов, Хильдерика. Низложенного короля показательно остригают, демонстрируя, что отныне он лишён всякой сверхъестественной силы.
   Италию же сотрясают очередные войны. Вскоре после походов Велисария на истерзанную страну с подачи магов вновь обрушивается нашествие варваров. В роли меча чародеев, которые давно уже не могут воевать самостоятельно, выступают теперь лангобарды, ещё один германский народ. Измученное войнами и неурядицами население приветствует очередных освободителей, надеясь, что теперь начнётся хоть какая-то мирная жизнь. Они ещё пожалеют, когда увидят, кто приедет в обозе этих "солдат свободы". Византия, сотрясаемая войнами на Востоке, о которых мы ещё поговорим, и восстаниями, отчаянно воюет с лангобардами, но сил биться везде и со всеми ей уже не хватает. Варвары захватывают большую часть полуострова, устанавливая жёсткий оккупационный режим. Маги потирают руки, наслаждаясь реваншем.
   Рим взят в железное кольцо, папы Римские вертятся, как белки в колесе, в поисках союзников. "Переворот Пипина - это шанс", - решает папа Стефан III и обращается за помощью к новому королю франков. Вскоре над Пипином и его сыновьями совершается обряд миропомазания, дабы ни у кого не возникло сомнений в легитимности новой династии; более того, с молчаливого согласия Константинополя Стефан именует Пипина римским патрицием (скромненько, без излишеств, чтоб не зазнавался, но со вкусом). Эдакое политическое усыновление - "наш человек". Пипин честно исполняет договор, совершая несколько успешных походов против лангобардов. За всем этим благосклонно наблюдает Византия. Окончательно лангобардов добьёт уже Карл Великий.
   Более того, вскоре к Пипину тайно прибывают представители императора и передают новому королю некоторые алхимические технологии - разумеется, в том объёме, который могли безболезненно усвоить тогдашние европейцы. Тем самым Византия показала своё расположение новому государю Запада и одновременно купировала возможность очередного магического рецидива.
   Велисарий и Пипин на несколько столетий отсрочили "чёрный ренессанс" в Европе, - подытожил Андрей. - Последнее же варварское королевство готов на Пиренеях разгромили арабы.
   - Что же на Востоке? - спросил Иван. - Давно хотел узнать, как Вы относитесь к арабским завоеваниям.
   - Потерпите, дойдём и до арабов. Помните, я говорил, что маги бежали в том числе и в Персию?
   - Да.
   - Так вот, там они нашли тёплый приём. Эти земли находились под сильным влиянием остаточной магии. Вспомните тех же вавилонских халдеев. Очень быстро маги окружили престол персидских шахиншахов. Они морочили этим царям головы, нашёптывая им о былых временах, обещали сверхспособности, власть, богатство. И постоянно тыкали пальцами в сторону ненавистной Византии, с которой у персов и так были сложные отношения.
   В 602 г. царь Хосров II поверил в себя. Начинается почти 30-летняя ирано-византийская война, инспирированная магами. Персы идут напролом, без труда захватывая проблемные провинции Византии - Сиропалестину, Египет. В 614 г. пал Иерусалим, персы захватывают христианские святыни - Животворящий Крест, Копьё сотника Лонгина. Впрочем для них это не святыни, а просто мощные магические артефакты; точно так же, скажем, относился к Копью Гитлер. В городе учиняется дикая резня, множество христиан убито, принесено в жертву, уведено в плен. Маги ликуют, в Европе же полыхает второй - лангобардский - фронт. Персы вторгаются в Малую Азию, подступают к Константинополю, судьба империи висит на волоске.
   Награбленное не пошло коронованному разбойнику впрок. Империя в очередной раз показала свою способность к регенерации.
   - Чем больше я Вас слушаю, тем больше Византия напоминает мне кошку, которая в итоге всегда приземляется на четыре лапы.
   - Именно. Всегда держите в голове следующее: да, ромеи пали в 1453, но они простояли тысячу лет. Тысячу! - Иван воздел палец к потолку.
   - Император Ираклий, превосходный полководец, лично возглавил антиперсидский поход. Войны в Европе позволили обкатать алхимическое оружие, да и закон убывания магии сейчас на стороне Константинополя. Боевые заклинания бессильны перед греческим огнём, самоходными катапультами, штурмовыми големами. Зверства захватчиков, надругательства над верой вызывают народный подъём, борьба с Хосровом и чернокнижниками воспринимается как священная война. Персы терпят поражение, Хосров свергнут заговорщиками и вскоре убит, христианские святыни возвращаются в Византию.
   - Браво! - вырвалось у Ивана.
   - Теперь упомянутые Вами арабы. Помните, я говорил, что Сиропалестина и Египет - это проблемные земли? Это - центр хронической оппозиции Константинополю. Древние города с богатой традицией самоуправления - Иерусалим, Антиохия, Тир, Александрия - смотрят на бывший Византий примерно как Москва на Питер: столица-выскочка, город чиновников и солдат. В Сиропалестине и Египте широко распространяются неортодоксальные версии христианства - монофизитство, несторианство. Кроме того, начиная с Ираклия, Византия совершает окончательный переход к алхимической цивилизации. При Юстиниане достижениями алхимии пользовались, но из-за того, что приходилось постоянно размениваться на войны с варварами, не было времени и средств вложиться в создание алхимической техносферы. Фрондирующие восточные провинции тут же обвиняют императора в занятии чёрной магией.
   Здорово вымотанная персидской и лангобардской войнами империя встаёт перед дилеммой: растратить последние ресурсы на защиту, усмирение и переформатирование мятежных ближневосточных земель, либо...
   - ???
   - Вам знакомо понятие "аутсорсинг"?
   - Конечно! - ответил Иван. - Последний писк манагерской моды. Центральный офис уже все уши прожужжал.
   - Превосходно! На секунду заглянем на Аравийский полуостров. Там бедуины-мусульмане, воодушевлённые проповедью Мухаммеда и его последователей, бойко расширяют свои владения. И тут Византия делает нестандартный шаг...
   - Какой же?
   - После ряда вооружённых столкновений с арабами, Константинополь решает передать им в доверительное управление Египет и Сиропалестину. Авторитет базилевсов очень высок, арабы охотно идут на союз с ними, особенно после демонстрации возможностей алхимического оружия. Эта акция проводится тонко, с умом, тщательно планируется, и совсем не напоминает кровавый и бездарный "сброс" европейскими странами своих колоний после Второй мировой войны. В городах ближневосточных провинций встают арабские гарнизоны, при этом пришельцы почти не вмешиваются в местные дела. Налоги делятся по-братски, часть уходит в Константинополь, часть - на содержание арабских войск. Удаётся даже снизить фискальный пресс, так как сокращается чиновничий аппарат. Поступление денег в казну империи снижается, но это компенсируется отсутствием затрат на содержание проблемных территорий.
   При арабах Сиропалестина избавляется от несторианства, в Египте потеснилось монофизитство. Что ценно, мусульманином в те времена мог стать только бедуин. Насильственной исламизации доверенных территорий можно не бояться. Конечно, не всё шло так гладко, были недоразумения, конфликты, пограничные стычки, но в целом гомеостаз поддерживался.
   - Потрясающе!
   - Арабы громят Персию. Константинополь потирает руки - магическая коалиция фактически уничтожена, причём чужими руками. Можно спокойно заняться алхимической реорганизацией империи.
   - Вот то да...умели же люди!
   - Ну, у любой медали есть две стороны. Не бывает решений без негативных последствий. Во-первых, арабы, накачав мышцы, начинают тяготиться патронажем Византии. Во-вторых, в арабских владениях занимается заря "чёрного ренессанса". Выходят из подполья, куда их загнали ещё при христианизации Рима, гностики, свой вклад вносят и персидские маги, и иудейские каббалисты. В Африке первым центром "чёрного ренессанса" становится Александрия, колыбель гностицизма. Во второй половине VII в. При Омейядах маги и арабы находят общий язык, всё больше колдунов проникает ко двору калифов. Магией начинают заниматься открыто. А в VIII в. Аббасиды свергают Омейядов, ислам из национальной арабской религии становится одной из мировых. Начинается активная исламизация подвластных арабам территорий; халифат окончательно рвёт соглашение с Византией и всё больнее кусает руку патрона. Начинается череда бесконечных арабо-византийских войн.
   Омейяды спасаются на Пиренеях, создав там Кордовский эмират - подлинный рай для магов. Подвизаются чернокнижники и в Магрибе, и в Сиропалестине. Калифы, спохватившись, учреждают даже должность "палача зиндиков" - исламский аналог великого инквизитора - но остановить "чёрный ренессанс" уже невозможно.
   - Хотя, - продолжал Андрей, - на мой взгляд, то решение всё же было правильным. Сделка с арабами позволила Византии выиграть время и активно развивать алхимию. Именно эти технологии помогли империи выстоять в борьбе с бывшим союзником, например, арабский флот, осаждавший Константинополь, был сожжён как раз греческим огнём. В любом случае, война между Византией и арабами была делом времени.
   Дальнейшее Вам, в общем-то, уже известно, - Андрей улыбнулся слегка растерянной улыбкой. - Вот и всё. Как говорится в известном кино, "теперь Вы знаете кун-фу".
   - Потрясающе! Я под впечатлением. Обязательно напишите книгу, я не шутил тогда.
   - Всему своё время. И да, тут вот ещё что. Как Вы думаете, нужно ли распространять знания в полном объеме, или правилен принцип разумной достаточности используемый ромеями? Наверняка ведь может мнение появиться, что хорошо, мол, что Византия пала, техносфера в Европе появилась, а то эти греки так бы и чахли над знаниями, как Кощей над златом.
   - Думаю, византийцы были правы. Не думаю, чтоб европейцы были готовы к полному объёму знаний... они вон что в XV - XVI веках наворотили.
   Иван рассуждал всё большим воодушевлением:
   - Нельзя строить ядерный реактор в Афганистане или Сомали. Да, теоретически это решит проблемы страны с энергообеспечением, но на практике ведь приведёт к катастрофе.
   - Теперь я спокоен за Вас, - рассмеялся Андрей.
   - Уже почти обед...я, наверно, так Вас обременяю. Простите, я сейчас соберусь и поеду к себе.
   - Ну что Вы, что Вы. Я никуда не спешу. Можно и отобедать вместе. На самом деле, я очень рад, что встретил в Вас столь благодарного слушателя.
   - Нет-нет, мне и вправду пора.
   Дождь всё лил. Иван сидел в трамвае, меланхолия медленно вновь вползала в его душу. В голове вертелся хоровод дат, имён, географических названий. Чтобы немного развеяться, путешественник, надев наушники, начал листать радиостанции в телефоне. Женский голос негромко запел:
  

Говорят, что в Петербурге

по ночам приходит ангел,

он слетает незаметно.

Люди думают, что это

хлопья инея упали

с проводов на край канала,

но когда в глухую полночь

будешь долго, долго плакать,

слушать лед новоголландский,

в полночь, на мосту, когда ты

потеряешь все, что было,

в полночь перед днем рожденья,

ты услышишь, замерзая,

легкий звук высокой флейты,

шорох каблучка по снегу, --

это ангел Катерина

в перезвоне перекрестков,

ледяных и пустотелых.

Это ангел Катерина,

это легкое дыханье

февраля, вина и пены.

Это легкий звон стаканов,

леденеющих и хрупких,

это ангел Катерина.

Он приходит ниоткуда,

он проносится по скверам,

фонари преображая.

Легкий ангел Петербурга,

он летит над гулким небом

вместе с дымом сигареты --

он растает, незаметно

одарив тебя надеждой,

это ангел Катерина.

Это ангел Катерина.

Колокольчиком нежданным,

в ледяных февральских бусах,

легкий ангел Петербурга.

   Ивана словно ударило током.
   "Катерина! Её зовут Катерина!"
   А вдруг это знак свыше, знак, которого порой ждут десятилетиями, отсчитывая монотонные дни. Он начал ожесточённо рыться в списке контактов.
   "У меня должен быть её телефон".
   В памяти Ивана всплыла сцена: Катя стоит в прихожей своей квартиры, смущённо теребя шерстяную материю платья, он вбивает в сотовый номер новой знакомой, а она - его номер.
   "Катрин СПб. Есть! Надеюсь, я никак не напрокудил у неё тогда - хотя, Андрей говорит, что нет".
   - Алло, - раздался в трубке голос Катерины.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"