Сергеев Сергей Кузьмич: другие произведения.

Намеренная путаница: низшая фаза коммунизма и социализм.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пора бы покончить с путаницей!

  Согласно определению энциклопедии Британика социализм - это общественно-экономическая доктрина, которая призывает к общественной собственности или общественному контролю над собственностью и природными ресурсами, а самым существенным признаком социализма является обобществление собственности.
   К. Маркс и Ф. Энгельс все известные в то время виды социализма - феодальный, христианский, крестьянский, мелкобуржуазный, немецкий и даже критически-утопический - неизменно подвергали осмеянию за проповедуемый ими отказ от уничтожения буржуазных производственных отношений и за административные улучшения, осуществляемые в рамках этих производственных отношений. С тех пор появилось множество других видов социализма - народничество, либертарный, демократический, социал-демократический, национал-социализм, рыночный социализм, различные виды религиозного социализма. Поскольку видов социализма много, то много и посвящённой им литературы.
   Про коммунизм писать несложно, так как ему посвящена всего одна работа - это книга Ленина "Государство и революция", начатая летом 1917 года в Разливе, законченная осенью в Гельсингфорсе, а изданная лишь в 1918 году. Нужно было срочно определять, с чем же идти во власть! У Ленина в Цюрихе руки так и не дошли до написания подобной статьи, но его "синяя тетрадь" с конспектом статей К. Маркса и Ф. Энгельса пригодилась в шалаше.
   Книга состоит из 6 глав, и почти полностью посвящена определению понятия о государстве и доказательству будущего "отмирания государства". В итоге следует вывод: поскольку государство является особой машиной для подавления одного класса другим, необходимость в его существовании исчезнет после исчезновения эксплуатации большинства эксплуатируемых меньшинством эксплуататоров. А поскольку понятие о государстве было дано неверное, неверными оказались и выводы. В действительности же - у государства множество и других задач, которые не подлежат решению при иных способах организации власти - муниципальной, общинной, родо-племенной, религиозной. Тем более - они делаются неразрешимыми после слома старой "государственной машины".
   Впрочем, для нашей задачи представляет особый интерес раздел "Высшая фаза коммунистического общества". Там со ссылкой на Маркса даётся перечень отличий высшей фазы коммунистического общества:
  1. Средства производства перейдут в общественную собственность (ещё на низшей фазе);
  2. Капиталисты будут экспроприированы (ещё на низшей фазе);
  3. Исчезнет подчинение человека разделению труда;
  4. Исчезнет противоположность умственного и физического труда;
  5. Труд перестанет быть средством для жизни, а сделается первой потребностью жизни.
  6. Вместе с всесторонним развитием индивидуумов вырастут и производительные силы;
  7. Вследствие предыдущего все источники общественного богатства польются полным потоком;
  8. Восторжествует распределительный принцип: "Каждый - по способностям, каждому - по потребностям".
  9. Произойдёт отмирание государства;
  10. Отпадёт требование нормировки предметов потребления.
  Вышеперечисленные пункты позаимствованы из широкоизвестных работ К. Маркса, Ф. Энгельса и А. Бебеля.
   Хотя в книге об этом имеются лишь слабые намёки, но вся совокупность вышеупомянутых пунктов означает ослабление зависимости от некоторых функций денег. Деньги Ленин сперва отменять не собирался. Дальнейшая же его деятельность, всё-таки приведшая к разрушению государства Российского, показала, что эти намёки были сделаны неспроста, а указали его общую направленность на установление безденежного обмена. В последующие 3 года правительство Ленина предприняло множество мер по вытеснению денежного обращения, что в итоге привело к его полному расстройству, развалу промышленности, обрушению экономики страны, нарушению товарообмена и к голоду, сопровождающемуся людоедством, а оно - фирменная метка и постоянная принадлежность коммунистического "социализма", наглядно отличавшая его от взаправдашних типов социализма, и одержавшего "полную и окончательную победу" в СССР!
   В книге только намекается, но прямо не пишется про "коммунистический труд - труд без оплаты, без надежды на какую-либо оплату".
   До отмены денег и безвозмездного труда не додумались основоположники коммунизма, поэтому, видать, Ленин и не рискнул включить свои не одобренные авторитетами импровизации в программу, с которой он шёл во власть. Зато после захвата власти в стране он поднял волны самых жутких свежепридуманных социальных экспериментов. Тут, кроме экспроприации и национализации, отмены денег и бесплатного труда - и введение комбедов, и разжигание гражданской войны, и расказачивание, и богоборчество, и конфискация церковных ценностей, и социализация женщин, и нивелирование института брака, и создание коммун, и выборность школьных учителей, и введение коммунистических субботников, и партмаксимум, и высылка философов, и создание концлагерей, и революционное правосудие, и запрет торговли, ликвидация армии и полиции, и объявление граждан "вне закона", и бессудные расстрелы, и применение химического оружия против своего народа. Никакого теоретического обоснования у этих экспериментов не было, не было и практического подтверждения.
   Наиболее значительную россыпь тем для экспериментов содержала знаменитая к тому времени книга Августа Бебеля "Женщина и социализм". После захвата власти коммунистами все самые безумные социальные опыты из этой книги были поперепробованы на народах России. Не будет преувеличением сказать, что после экспроприации "по-Марксу" должно было последовать создание "социализма" "по-Бебелю", больше похожего на неуёмное, сорвавшееся с тормозов коммунистическое общество, тем более, что Бебель в своей книге следовал рецептам Энгельса, считал необходимой экспроприацию экспроприаторов и высказался за слом эксплуататорского государства как раз по рецепту Маркса.
   Но это - только бескровные, хотя и небезобидные эксперименты. Все же неизмеримые ужасы вместила в себя гражданская война в России, разжигание которой Ленин ставил себе в заслугу, и связанная с нею идея "мировой революции", призванной охватить весь мир. Поскольку в рассматриваемой программной книге нет про них даже упоминаний - то и наступившее сворачивание денежного обращения, а с ним - и торговли, и вообще рыночных отношений, а значит - и ликвидация самой теоретической экономики, к созданию которой приложил руку и Маркс, и безвозмездный труд, и гражданскую войну, и мировую революцию - всё это следует считать позднейшими ленинскими импровизациями на оригинальные темы и на темы Августа Бебеля, не прошедшими даже теоретического обсуждения - вот он, ленинизм, во всей своей красе! Совершенно понятно, что к понятию "социализм" с его всего лишь возмездным обобществлением собственности - всё это имело лишь незначительное отношение! Возникает мысль, что такое огромное количество импровизаций не могло за такое короткое время беспрерывно зарождаться в одной ленинской голове. Не осталось и каких-либо явных следов, позволяющих определить авторство каждой импровизации, все эти преобразования - коллективное творчество правительства Ленина!
   А дальше - судьба русских людей двинулась "по Ленинскому пути"! Русским людям была уготована роль хвороста в "костре мировой революции", поэтому их не следовало особенно жалеть и в гражданской войне. Поэтому северцы - основа и становой хребет многосоставного сообщества русских людей - и были во множестве истреблены, а затем изведены почти дотла вместе с их жизненным укладом!
   Изведения, а тем более истребления собственного народа не предусматривал ни один вид социализма, даже национал-социализм - он-то заслужил проклятие прежде всего за уничтожение других народов, а получилось, что побочно, в ходе их истребления - пострадал и свой! А вот "низшая фаза коммунизма", впоследствии предсказуемо обросшая невообразимыми ужасами, угнетала народы СССР до последнего дня существования этого государства, и, хотя напоследок дело обходилось без людоедства, но так и не последовало принципиального отказа от причин его повторения!
  
   А тогда, перед готовившейся революцией - лишь слегка подозревавший о грядущих ужасах Ленин писал о высшей фазе развития коммунизма: с точки зрения буржуазной легко объявить подобное общественное устройство "чистой утопией" и зубоскалить по поводу того, что социалисты обещают каждому право получать от общества, без всякого контроля за трудом отдельного гражданина, любое количество трюфелей, автомобилей, пианино и т.п. Таким зубоскальством отделываются и поныне большинство буржуазных "ученых", которые обнаруживают этим и свое невежество и свою корыстную защиту капитализма.
   Невежество, - ибо "обещать", что высшая фаза развития коммунизма наступит, ни одному социалисту в голову не приходило, а предвидение великих социалистов, что она наступит, предполагает и не теперешнюю производительность труда и не теперешнего обывателя, способного "зря" - вроде как бурсаки у Помяловского - портить склады общественного богатства и требовать невозможного.
   До тех пор, пока наступит "высшая" фаза коммунизма, социалисты требуют строжайшего контроля со стороны общества и со стороны государства над мерой труда и мерой потребления, но только контроль этот должен начаться с экспроприации капиталистов, с контроля рабочих за капиталистами и проводиться не государством чиновников, а государством вооруженных рабочих.
   Государство сможет отмереть полностью тогда, когда общество осуществит правило: "каждый по способностям, каждому по потребностям", т.е. когда люди настолько привыкнут к соблюдению основных правил общежития и когда их труд будет настолько производителен, что они добровольно будут трудиться по способностям. "Узкий горизонт буржуазного права", заставляющий высчитывать, с черствостью Шейлока, не переработать бы лишних получаса против другого, не получить бы меньше платы, чем другой, - этот узкий горизонт будет тогда перейден. Распределение продуктов не будет требовать тогда нормировки со стороны общества количества получаемых каждым продуктов; каждый будет свободно брать "по потребности".
  
   Сразу обращает внимание, что в вышеприведённых абзацах в связи с коммунизмом упомянуты только ни в чём не повинные социалисты, и полностью куда-то исчезли коммунисты. Создаётся впечатление, что кем-то заменены слова в тексте. Ведь "коммунизм социалистов" звучит так же странно, как, скажем, "забег пловцов".
  
   То, что обычно называют социализмом, Маркс, забыв свои насмешки и непонятным образом допустив принципиальную ошибку, назвал "первой" или низшей фазой коммунистического общества. Однако социализм - это обобществление в рамках и по законам эксплуататорского государства, без его разрушения. Коммунизм же предусматривает непременный слом эксплуататорского государства и ограбление эксплуататоров. Ленин неоднократно в этом разделении определений ссылался на Маркса. Правда, работу, в которой Маркс допустил эту принципиальную ошибку, отыскать не удалось. Таким образом, первоначально всей этой путаницей мы якобы обязаны Марксу. Ленин же, вслед ему, в соответствии с логическим равенством, но без лишнего умствования, смело назвал, наоборот, низшую фазу коммунистического общества - социализмом!
  
   Он писал: в первой фазе коммунистического общества, которую обычно (?) зовут (а кто ещё, кроме Ленина?) социализмом, "буржуазное право" отменяется не вполне, а лишь по отношению к средствам производства, делая их общей собственностью. "Кто не работает (даже по состоянию здоровья!) - тот не должен есть" и "за равное количество (невзирая на результат!) труда - равное количество продукта" - эти (взаимоисключающие!) социалистические (отнюдь нет!) принципы уже осуществлены. Однако необходима охрана общей собственности на средства производства, равенства труда и дележа продукта - поэтому и остаётся необходимость в государстве.
  
   "Равное право каждого на равный продукт труда" - это, по Марксу, ещё "буржуазное право", предполагающее неравенство в потреблении, ещё свойственное первой фазе коммунизма. В этом пункте Маркс не вдаётся в тонкости - то ли "на равный продукт труда", то ли "в соответствии с равными затратами труда": ведь всё равно оплату предполагается производить "по потребностям"! При этом не уточняется - то ли в соответствии с насущными потребностями, то ли с профессиональными, то ли с должностными. На практике же нам пришлось лицезреть - со всеми поименованными!
   Жилищный же вопрос решается в первой фазе коммунизма очень просто - посредством экспроприации владельцев жилищ и поселения в этих домах бездомных рабочих или живущих в слишком перенаселённых квартирах. И до сих пор мы можем наблюдать коммунальные квартиры, населённые по этому принципу.
  
   Что же касается нынешнего времени - то в отличие от "низшей фазы коммунизма" социальное государство, конституированное в РФ, в отношении распределения благ - используя принцип равной оплаты в соответствии с результатами труда - тоже допускает неравную оплату труда, как отвергая принцип "кто не работает - тот не ест", так и принимая во внимание исключительно неудовлетворяющиеся насущные потребности. При этом социальное государство не означает социализма с его обращением средств производства в государственную или общественную собственность, хотя в реальной РФ земля и её недра, а также многие предприятия и их доли находятся преимущественно как раз в государственной и муниципальной собственности.
  
   Далее, по-Ленину: в марксистском "социалистическом" обществе, а в действительности - в обществе "низшей фазы коммунизма" (не путать с разными видами социализма, которые как раз последующего не предусматривают) - рабочие, завоевав политическую власть, разобьют старый бюрократический аппарат и заменят его новым, состоящим из тех же рабочих и служащих, против превращения коих в бюрократов будут приняты тотчас меры: 1) не только выборность, но и сменяемость в любое время; 2) плата не выше платы рабочего; 3) немедленный переход к тому, чтобы все исполняли функции контроля и надзора. Пролетариат не просто должен захватить государственный аппарат и в дальнейшем использовать его в своих целях, а именно разрушить его до основания, заменив его новым, состоящим из "вооружённых рабочих". Марксистский "социализм" сократит рабочий день, поднимет массы к новой жизни, создаст условия, позволяющие всем без изъятия выполнять "государственные функции", что приведёт к полному отмиранию государства вообще.
   Эксплуататорское государство будет одномоментно уничтожено, а его остатки, в виде "пролетарского государства" - со временем отомрут (поэтому нет смысла совершенствовать в таком "временном" государстве и без того донельзя урезанное "буржуазное право").
   Пока есть государство, как орудие принуждения, то нет свободы. Поскольку демократия есть государство, признающее принцип подчинения меньшинства большинству, то после отмирания государства исчезнет и демократия, как и любое подчинение.
   Видать, для воспитавших в себе привычки сознательных членов общества наступит "праздник непослушания". При этом непонятно, а что же наступит для несознательных, и кто будет определять степень привычки?
  
   А вот как заканчивается книга - это как раз такое её место, которое приемлемо привести целым куском, без перерывов и пропусков, поэтому и с неотложенными комментариями - они помещены в скобки и снабжены восклицательным знаком. Оно как бы продолжает тему предыдущего абзаца. В этой части книги заранее в общих чертах возвещалось о том, что было уготовано нашей стране и её народам после захвата власти коммунистами!
  
   Демократия есть форма государства, одна из его разновидностей. И, следовательно, она представляет из себя, как и всякое государство, организованное, систематическое применение насилия (нет бы написать - "принуждение"!) к людям. Это с одной стороны. Но, с другой стороны, она означает формальное признание равенства между гражданами, равного права всех на определение устройства государства и управление им. А это, в свою очередь, связано с тем, что на известной ступени развития демократии она, во-первых, сплачивает революционный против капитализма класс - пролетариат и дает ему возможность разбить, сломать вдребезги, стереть с лица земли буржуазную, хотя бы и республикански-буржуазную, государственную машину, постоянную армию, полицию, чиновничество, заменить их более демократической, но все еще государственной машиной в виде вооруженных рабочих масс, переходящих к поголовному участию народа в милиции.
   Здесь "количество переходит в качество": такая степень демократизма связана с выходом из рамок буржуазного общества, с началом его социалистического (вместо "коммунистического" - опять намеренная путаница) переустройства. Если действительно все участвуют в управлении государством, тут уже капитализму не удержаться. И развитие капитализма, в свою очередь, создает предпосылки для того, чтобы действительно "все" могли участвовать в управлении государством. К таким предпосылкам принадлежит поголовная грамотность, осуществленная уже рядом наиболее передовых капиталистических стран, затем "обучение и дисциплина" миллионов рабочих крупным, сложным, обобществленным аппаратом почты, железных дорог, крупных фабрик, крупной торговли, банкового дела и т.д. и т.п.
   При таких экономических предпосылках вполне возможно немедленно, с сегодня на завтра, перейти к тому, чтобы, свергнув капиталистов и чиновников, заменить их - в деле контроля за производством и распределением, в деле учета труда и продуктов -вооруженными рабочими, поголовно вооруженным народом. (Авторское дополнение: Не надо смешивать вопрос о контроле и учете с вопросом о научно образованном персонале инженеров, агрономов и пр.: эти господа работают сегодня, подчиняясь капиталистам, будут работать еще лучше завтра, подчиняясь вооруженным рабочим.)
   Учет и контроль - вот главное, что требуется для "налажения", для правильного функционирования первой фазы коммунистического общества. Все граждане превращаются здесь в служащих по найму у государства, каковым являются вооруженные рабочие. Все граждане становятся служащими и рабочими одного всенародного, государственного "синдиката". Все дело в том, чтобы они работали поровну, правильно соблюдая меру работы, и получали поровну (вне зависимости от трудового вклада!). Учет этого, контроль за этим упрощен капитализмом до чрезвычайности, до необыкновенно простых, всякому грамотному человеку доступных операций наблюдения и записи, знания четырех действий арифметики и выдачи соответственных расписок (вот и поползновения в сторону замены денег учётными знаками!).
   Когда большинство народа начнет производить самостоятельно и повсеместно такой учет, такой контроль за капиталистами, превращенными теперь в служащих, и за господами интеллигентиками, сохранившими капиталистические замашки, тогда этот контроль станет действительно универсальным, всеобщим, всенародным, тогда от него нельзя будет никак уклониться, "некуда будет деться".
   Все общество будет одной конторой и одной фабрикой с равенством труда и равенством платы.
   Но эта "фабричная" дисциплина, которую победивший капиталистов, свергнувший эксплуататоров пролетариат распространит на все общество, никоим образом не является ни идеалом нашим, ни нашей конечной целью, а только ступенькой, необходимой для радикальной чистки общества от гнусности и мерзостей капиталистической эксплуатации и для дальнейшего движения вперед.
   С того момента, когда все члены общества или хотя бы громадное большинство их сами научились управлять государством, сами взяли это дело в свои руки, "наладили" контроль за ничтожным меньшинством капиталистов, за господчиками, желающими сохранить капиталистические замашки, за рабочими, глубоко развращенными капитализмом, - с этого момента начинает исчезать надобность во всяком управлении вообще (вот и корни неумелости!). Чем полнее демократия, тем ближе момент, когда она становится ненужной. Чем демократичнее "государство", состоящее из вооруженных рабочих и являющееся "уже не государством в собственном смысле слова", тем быстрее начинает отмирать всякое государство.
   Ибо когда все научатся управлять и будут на самом деле управлять самостоятельно общественным производством (вот и высунула нос пресловутая "кухарка"!), самостоятельно осуществлять учет и контроль тунеядцев, баричей, мошенников и тому подобных "хранителей традиций капитализма", - тогда уклонение от этого всенародного учета и контроля неизбежно сделается таким неимоверно трудным, таким редчайшим исключением, будет сопровождаться, вероятно, таким быстрым и серьезным наказанием (ибо вооруженные рабочие - люди практической жизни, а не сентиментальные интеллигентики, и шутить они с собой едва ли позволят, - авт.), что необходимость соблюдать несложные, основные правила всякого человеческого общежития очень скоро станет привычкой.
   И тогда будет открыта настежь дверь к переходу от первой фазы коммунистического общества к высшей его фазе, а вместе с тем к полному отмиранию государства.
  
   Как видим - в программной книге нет никаких намёков на будущие ужасы! И правда - ужасы нарастали постепенно, по мере постановки новых социальных экспериментов и проявления действия беспорядка. Даже руководство большевиков не имело представления, для чего их партия захватила власть в России - ведь никаких теоретических разработок не было! Действительно - после разрушения прежнего государства теоретические намётки марксизма оказались выполненными, больше ничего конкретного он подсказать не мог, а в России установилась низшая фаза коммунизма и настало время самых безумных, даже не предугадываемых Марксом социальных опытов. Марксизм уступил место ленинизму!
  
   В заключение - опять цитата из этой книги: "Но научная разница между социализмом и коммунизмом ясна. То, что обычно называют социализмом, Маркс назвал "первой" или низшей фазой коммунистического общества. Поскольку общей собственностью становятся средства производства, постольку слово "коммунизм" и тут применимо, если не забывать, что это не полный коммунизм".
   Оказывается - в путанице понятий виновен Маркс, нарёкший безумную "низшую фазу коммунистического общества" ни в чём не повинным, хотя и не совсем безобидным словом "социализм"! В действительности же - безмерная вина за все содеянные злодеяния лежит на подлинных творцах и экспериментаторах Октябрьской революции, многие из которых до сих пор остаются запрятанными от потомков их жертв!
   Что "гидра коммунизма" ещё не издохла - доносят из разных концов света вести о характерных коммунистических злодеяниях. Да и некоторые партии не стыдятся называться коммунистическими. Пора бы покончить с путаницей!
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) И.Блейкстар "Космос инфимума. Грани касания"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"