Трофимова Полина: другие произведения.

Один шаг. Глава 13-14 (конец)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  *****
  Мы ввалились в квартиру, сцепившись и целуя друг друга, как сумасшедшие. Сумки полетели на пол, следом моё пальто. Попятившись, Макс захлопнул дверь. Он прижал меня к стене, засунув колено мне между ног. Его горячие губы нетерпеливо и жадно засасывали кожу на моей шее, заставляя меня дрожать, потом вернулись ко рту, и все так же властно и требовательно, обхватили мои губы. Мы словно сливались воедино. Все тело моё налилось тяжестью, такой сладкой и многообещающей. Низ живота пульсировал от предвкушения, сердце колотилось, выскакивая из груди.
  Я не смогла сказать два слова, это, конечно, было теперь очевидно.
  - Макс ... Макс - прохрипела я, вырываясь, - мне нужно в душ...
  - Нет - он снова спустился губами по моей шее. Я без сил прикрыла глаза, и сползла бы вниз по стене от этой ласки, если бы не держащее меня колено.
  - Макс.... - бормотала я - но я с дороги...
  - Нет - он стащил с меня джемпер через голову и мгновенно скинул с себя пальто.
  - Макс - я еле хрипела, как обычно делают больные или засыпающие люди, но в действительности мне было не до сна.
  Он приложил палец к моим губам. Потом отпустил и тут же проник поцелуем. Я с готовностью ответила на эту ласку - губами, языком. Руки обхватили его спину, двигаясь по тонкому трикотажу свитера. Спустились ниже. Ремень, грубая джинса. Я провела рукой сверху вниз и схватила его за ягодицы. Боже, как хорошо. Какое тело, какой мужчина. Ну как я могу отказаться от этого?
   Макс оторвался от меня и взглянул на моё полуобнажённое тело. Я смотрела на него, на выражение его глаз. И читала в них желание, жажду обладания. От этого, от осознания, что этот мужчина хочет меня так же сильно, как я его, меня захлестнуло удовольствием. К черту все! Кожа покрылась мурашками. Он зацепил пальцем бретельку моего бюста и медленно спустил её по плечу. Он словно растягивал удовольствие, дразня меня, заставляя трепетать в ожидании.
  - Пойдём на кровать, или здесь останемся? - Максим смотрел на меня, немного улыбаясь
  - А? - я не сразу разобрала, что он говорит.
  Он самодовольно усмехнулся, подхватил меня на руки и понес в комнату.
  - Я думаю, там будет лучше.
  
  Сквозь тонкий тюль в комнату пробивался приглушенный отблеск фонарей с улицы, придавая очертаниям всех предметов будто бы дополнительный объем и глубину. Широким треугольником в этот полумрак врезался свет из коридора, словно разделяя комнату на две части - одну, в которой на кровати в ворохе вещей, одежды, подушек лежали два человека, и другую - пустую, какую-то нежилую, наполненную лишь предметами мебели, к которым давно не прикасалась человеческая рука.
   Все еще восстанавливая сбившееся дыхание, Макс лежал у стены. Я отвернулась от него и, лежа на боку, как сомнамбула смотрела вперед: на окно, диван, занавески, шкафы - все такое знакомое и родное. Но я словно видела все какими-то другими глазами.
  У меня было ощущение, что я спала, и только сейчас очнулась. Сердце до сих пор колотилось, то и дело сбиваясь с ритма, никак не желая возвращаться в привычный ему темп. Тело, кажется, еще чувствовало прикосновения, ласки, поцелуи. Губы саднили, как обветренные. Я вздрогнула от неожиданно накатившей волны мороза по коже. Неужели все это произошло в реальности? Меня настолько закружил водоворот чувств, переживаний и эмоций, что я мчалась из Италии домой с одной лишь мыслью - увидеть Макса, узнать, что с ним все хорошо. И когда я увидела его, когда услышала все эти слова, вроде "есть ты и есть я", меня будто околдовали. Я снова позволила себе немного поверить. Я с огромной скоростью неслась на пламя, как пресловутый мотылек, в глубине души совершенно точно зная, что сгорю. Сгорю, а не просто опалю крылья. Но меня было не остановить. И что же теперь? Да ничего. Абсолютно ничего не изменится, я знала. Мне было горько это понимать, но надо было признаться хотя бы самой себе, что никакой сказки не будет.
  Как я могла снова? Зачем? Мало мне было страданий? Может, все произошедшее мне лишь почудилось? Я повернулась и посмотрела на мужчину, лежащего рядом. Нет. Все правда.
  Макс уставился в потолок, следя за движением теней на белом фоне. Почувствовав мой взгляд, он повернул голову.
  - Вот теперь можно в душ - он глубоко вдохнул - и поесть чего-нибудь.
  Он улыбнулся и дотронулся до моих волос, накрутил прядь на палец, задумчиво посмотрел и отпустил.
  Я молчала. Смотрела на него и думала о том, как у него все легко. Секс, еда, сон, работа. Никаких тебе душевных терзаний и моральных мук.
  Но я-то не такая. Делать вид, что меня устраивает вся эта недосказанность в отношениях, я не могла.
  Да и Макс не тот человек. Будь на его месте любой другой мужчина, на которого мне было бы наплевать, я бы не заморачивались. Жила бы в своё удовольствие, получала качественный секс и легкое общение, а иногда может и приятные бонусы. Ну, например, в виде бесплатной доставки из аэропорта. Многие девушки так годами используют мужчин.
  Но в моем случае с Кавериным все было иначе. Слишком много он стал значить для меня, чтобы я спокойно делила его с кем-то другим. Очень больно было понимать, что он сейчас встанет и уйдёт в другую жизнь, к другой женщине. А потом вернётся когда-нибудь, когда сам этого захочет. Или вообще никогда. А я буду изнывать от ожидания, от этой влюбленности, которая перегорит, не найдя выхода, и превратится в равнодушие. Я не хочу.
  А может быть, все-таки что-то получится? Мое глупое сердце хваталось за каждую соломинку.
  - Макс, - я говорила медленно, растягивая слова, все ещё охваченная негой от только что произошедшего - а что будет потом?
  Он молчал, но взгляд его стал напряженным. Каверин явно понял, о чем я.
  - Ну, сейчас закажем какой-нибудь еды из ресторана, отдохнем, расскажешь про Италию. - он попытался уйти от ответа.
  - Я не об этом, ты же понимаешь. Мы так и не договорили.
  Он снова посмотрел на меня, внимательно, будто раздумывая, взвешивая каждое слово, которое собирался произнести. Он знал, что сейчас ему следует быть очень осторожным.
  - Все будет хорошо - в его голосе послышалось еле различимое раздражение.
  - Да?
  - Да - он положил руку мне на плечо, а потом медленно повёл ладонью вниз, по груди, животу, бедру, следуя за каждым изгибом моего тела.
  - А как? - промурлыкала я, покрываясь мурашками. - Мне нужно знать.
  Макс отнял свою руку и отстранился, откинувшись на спину.
  - Слушай, ты все-таки уникальная женщина. Прямая, как угол дома. - он повернул голову - ты знаешь, что в такие моменты даже змея не жалит? Тебе не кажется, что сейчас не время для разговоров?
  Я прокашлялась. Возможно, он прав. Но меня уже было не остановить. Для меня физическая близость означала и духовную тоже, и мне важно было знать, что меня ждет. Мне хотелось понимать, будет ли он со мной теперь, или это снова лишь на время. Мне нужно было услышать от него. Вдруг, я ошиблась в своих мрачных прогнозах и все действительно будет хорошо? Меня бросало из крайности в крайность.
  - Просто мне кажется, ты ускользаешь. Ты близок со мной, когда тебе это нужно, а потом отстраняешься и уходишь. Держишь меня на коротком поводке - то отпускаешь, то снова тянешь к себе. Это не честно.
  Он посмотрел на меня, изредка хлопая ресницами.
  - Не говори ерунды - его пальцы потянулись к моей щеке, но я отвернулась.
  - Что все-таки у вас с Миленой? - проговорила я в сторону.
  Максим вздохнул, и ничего не ответил. Но я не собиралась сдаваться.
  - Макс!
  - Я не знаю. Мы в ссоре.
  - И?
  - Слушай - начал он раздраженно, но потом почему-то осекся, словно передумав говорить.
  - Что? - теперь повернулась я.
  - Ничего. - Каверин снова смотрел в потолок отсутствующим взглядом. Я вдруг вспомнила все эти женские журналы, в которых говорится, что на мужчину нельзя давить, что его это пугает и отворачивает от женщины. Что надо уметь чувствовать его настроение, не лезть в неподходящий момент. Что надо его привязывать к себе: медленно, лаской, сексом, вкусной едой, умными разговорами, совместными интересами. И мне стало так тошно!
   Я поняла, что абсолютно не хочу бороться. Не желаю участвовать в гонке за суперприз под именем Максим Каверин. Зачем мне мужчина, которому я должна постоянно что-то доказывать? Постоянно ждать и бояться того, что ему вдруг наскучило мое общество, что я делаю что-нибудь не так? Вдруг он нашёл лучше, умнее, красивее? Нет. Все это время он держит меня рядом с собой, как собачку, не отпуская, вечно цепляя на какой-нибудь очередной крючок. Играет, как кошка с мышкой. Отпустит недалеко и снова - цап. А фактически не делает ничего, чтобы по-настоящему быть со мной. Одни разговоры.
  Я приподнялась на локтях и посмотрела на Макса. Я словно увидела его заново. В который раз. Не мужчину, которого я нарисовала в своих мечтах, удалив у него все плохие качества. А того засранца, с которым имела несчастье познакомиться вечером, во время корпоратива.
  - Ты не собираешься ничего делать, правда? - хрипло и с горечью сказала я. - тебе и так хорошо.
  - Ну почему? - произнес он неуверенно, и он погладил меня по руке - Давай не будем сейчас, а? Нам ведь хорошо вместе? Хочешь, сходим в ресторанчик? Хотя нет, лучше все-таки закажем еду домой. А завтра - он посмотрел на часы - нет, послезавтра куда-нибудь сходим?
  - Ха. - я повернулась и села на кровати - Точно. Теперь я поняла. - у меня вырвался нервный смешок. - Ты даже не планировал ничего серьёзного со мной. Все, что ты говорил там, в машине, это сказки, да? Я тебе нужна здесь и сейчас, ну, может, еще на пару недель, но не более того. - Я повернула голову и посмотрела на Максима - Ты Милене-то проболтался случайно. Потому что Новый год. Алкоголь. Но даже после этого ты с ней не порвал. Потому что тебе это не нужно.
  - Вик, не начинай. Мы обсудим это позже. Я здесь, с тобой. Что тебе еще нужно?
  Я встала.
  - Нет, Макс, ты ошибся насчёт меня. - я потянулась за пледом, желая чем-нибудь прикрыть свою наготу, которая теперь казалась совершенно неуместной. - Вернее, это я ошиблась. С самого начала я все понимала правильно, а потом позволила тебе запудрить мозги. - я хмыкнула. - Но сейчас мне все ясно.
  - Слушай, что за бред ты опять несёшь? - голос его стал холодным и жёстким. Где тот страстный мужчина, который с таким пылом занимался со мной любовью несколько минут назад? - что тебе ясно? Успокойся, ложись.
  - Нет, это не бред. - я покачала головой - ты привык к тому, что ты пуп земли. Что любая готова отдаться тебе с первого взгляда. А если не готова - её можно купить, завоевать, уболтать. И со мной ты пошёл проверенным путём. Я сопротивлялась чуть больше, чем обычные твои трофеи, да? И от этого тебе было ещё интереснее.
  Максим сел на кровати и нахмурившись слушал меня. Кажется, он осознал, что от разговора не уйти.
  - Но и я не железная. Разинула рот и поддалась на все эти уловки. Ты своё получил. Потом захотел - и получил снова. Но взамен - ничего. Все эти сказки про узнать друг друга получше - это так, игра. Ты уже понял, на какой крючок меня можно поймать. И мастерски используешь его. Тебе интересно, весело, у тебя азарт. Но не более. Для тебя слишком сложно менять свою жизнь. Ради чего, правда? Секс ты итак получаешь. Не мытьем, так катаньем. Так зачем ломать привычный образ жизни, разбираться с художницей, объясняться с друзьями, когда можно продолжать тянуть время, пока новая девушка не надоест? - я замолчала, понимая, в какую глупую ситуацию попала. И даже не это главное. Главное то, что я влюбилась. В человека, которому абсолютно на это наплевать. Ну как, как я могла это допустить? Где была моя голова? - Да и к тому же девушка тебе совсем не чета, верно? Художница престижнее. - я хмыкнула - Прости, но я не хочу в этом участвовать. Я живая, Макс. Я не игрушка. Найди кого-нибудь другого.
  - И что? - он смотрел на меня, по обыкновению, прищурясь. - Что ты хочешь этим сказать?
  Я нашла в себе силы улыбнуться.
   - Я уже сказала. И ты все понял.
  Он молчал, видимо, не желая вносить ясность. Ну что ж. Мне не впервой говорить людям неприятную правду. Я не боюсь.
  - Я хочу остаться в своём мире. В том, где есть любовь, искренность, желание быть с человеком по-настоящему. Провести с ним свою жизнь, делить с ним прекрасные и ужасные моменты. - я вздохнула и выдала все то, что так давно копилось в моей душе - Может, я идеалистка, может, глупая, на твой взгляд, но я такая, какая есть. В моем мире никто никого не покупает, не играет людьми словно куклами, да, и еще никто не кичится деньгами и положением. Не выбирает партнера по зубам и биркам на одежде. Я простой человек, без всех этих ваших закидонов. И ничуть этого не стыжусь. - я посмотрела на Макса в упор. Взгляд его стал враждебным. - А ты отправляйся в свой мир - к миллиардерам, художницам, высшему обществу, к этим вашим девицам из Инстаграма с накачанными задницами и одинаковыми лицами. Они будут рады ублажать тебя за вознаграждение. С ними даже напрягаться не надо сильно. Я не собираюсь сидеть и ждать, выберешь ты меня или нет. Я НЕ выбираю тебя.
  - Так интересно - Макс встал и подошёл ко мне. - что-то тебя кидает из стороны в сторону. То речь про чувства и отношения, а то вдруг про деньги. Какие-то миры придумала... девиц из Инстаграма приплела. Какое отношение они имеют к тому, что мы обсуждаем? Хотя, я знаю какое. Все вы одинаковы. И вот даже не пойму, что тебя бесит больше - мои деньги и положение, которые тебе никак не даются в руки? Или накачанные жопы и одинаково красивые лица моих подружек, чего у тебя тоже нет? А?
  Первым порывом было влепить Максу пощёчину за эти отвратительные, мерзкие слова. Но почему-то мне показалось, что именно так поступила бы на моем месте любая другая. А значит, он этого ждёт. Он готов.
  Я молча смотрела ему в глаза. Вот теперь он наконец был настоящим.
  - Самое ужасное, что ты никогда не станешь нормальным - произнесла я - никогда не поймёшь, как далеко завела тебя гордыня. Не увидишь и не поймёшь, что вокруг тебя тысячи людей, живущих жизнью, отличной от твоей, и при этом все они люди. Не менее достойные, чем ты. Ты считаешь, раз ты ворочаешь деньгами, то весь мир в твоих руках, и ты можешь использовать других? Оскорблять, покупать, делать с ними все, что заблагорассудится? Но это не так. Ты несчастен в своём ограниченном мире, Макс. Он, этот мир, гораздо больше и разнообразнее, чем ты думаешь. И не все стремятся иметь одинаковые жопы и лица.
  - Да, у многих нет денег на это. А у кого-то и времени, так как они круглые сутки работают, чтобы купить кусок хлеба - бросил он пренебрежительно.
  - Да - я кивнула - но при этом они такие же люди. Что твои деньги? Ты привыкаешь к ним, как ко всему остальному. А вот простых человеческих ценностей в твоей жизни нет. Нет любви, и ты это знаешь, потому что боишься, что все женщины охотятся за твоим богатством. Нет друзей, потому что, если завтра ты разоришься, никто из твоих дружков о тебе и не вспомнит. Скорее всего, они еще помогут разделить твое наследство. - я снова грустно хмыкнула. Все это не было весело или смешно, но я чувствовала некоторое облегчение от того, что могу высказаться. - Нет искренности. Все, кто находятся рядом с тобой, боятся тебе перечить. Чтобы не потерять твое расположение. Ты манипулируешь людьми, и думаешь, что это все настоящие отношения?
  - Тебе ли судить? - он кажется, разозлился не на шутку. Да, наверное, мои слова были жестокими, злыми, грубыми. Но я так чувствовала, и молчать не могла. А разве не жестоко поступает он со мной, обещая счастье, а потом уходя к другой, оставляя меня ждать, когда я заинтересую его снова? - Я смотрю, ты такой эксперт, куда ни плюнь, во всем разбираешься. Только что-то твой невероятно острый ум не помогает тебе выбраться из этой дыры.
  Он меня не слышал. Как всегда. Я говорила о людях, об отношениях, а он все мерил уровнем дохода.
  - Почему ты - такая умная, честная, благородная, искренняя - он издевательски выделил это последнее слово - до сих пор одинока? Где очередь из мужчин, бьющихся за это сокровище? Где слава, популярность и мировая известность, которые ты снискала? Ты же уникальная личность, которая все про всех понимает. Великий эксперт из Бирюлево.
  - Уходи, Макс. - не выдержала я. - Сейчас же. И никогда не возвращайся. Если ты про меня ничего не понял, - я покачала головой - то уже и не поймёшь.
  - Серьёзно? Ты такая глубокая личность? Тебя совсем не интересуют деньги и прочие блага? Думаешь только о высоких материях? - он надвигался на меня, грозно глядя сверху вниз - я не такая как все, Макс, посмотри, Макс, я отличаюсь от твоих знакомых - загнусавил он - мне не нужны твои деньги, я пекусь о душе. Я не хочу тебя ни с кем делить, потому что люблю, а это священное чувство. А не потому, что хочу одна получать шубы, бриллианты и красиво жить. Посмотри, какая я необыкновенная. Да?
  Мне не хватало воздуха. Сжало в груди, а в горле пересохло. Вот, значит, как он все видит. Зачем же тогда встречался со мной, если думал, что меня интересуют только его деньги? Взаимовыгодное сотрудничество? Да он по-другому просто не умеет. У него кругом сделки. Он не понимает, как можно просто любить, не задумываясь, какую выгоду тебе это принесет.
  Я попыталась глубоко вдохнуть, но вышло только несколько судорожных глотков воздуха. Все тело словно сковало спазмом.
  - Я прошу тебя, уйди - чеканя каждое слово проговорила я - Я очень сильно ошиблась. Но это моя вина. Мы можем все забыть. - я наконец сумела сглотнуть комок, подступивший к горлу - сделаем вид, что ничего не было. Хорошо?
  Как мне удалось это произнести, не знаю. Я еле сдерживала рвущиеся наружу рыдания. Дура, дура. Ты поверила? Подумала, что он хочет быть с тобой? Уцепилась в придуманный самой образ, и не обращала внимания на факты. Ты просто игрушка, не более того. Как обидно! Тебя обвели вокруг пальца. Как больно! Ты решила, что это любовь. Ты ведь отдавала не только своё тело. А оказалось, что все остальное никого не интересует.
  Я зажмурилась.
  Макс стоял и смотрел на моё искаженное попытками сдержать слезы, лицо. Словно пытался увидеть что-то во мне.
  - Ты уверена в своём решении? - тихо произнёс он - я ведь предлагаю тебе не мало. Не все, но многое. Мы могли бы найти компромисс, договориться.
  Я зажала рот рукой и часто заморгала, пытаясь смахнуть подступающие слезы. Втянула воздух сквозь пальцы. Он все ещё наблюдал за мной. Какая борьба сейчас отражалась на моем лице, во всех жестах, во всем теле, оставалось только догадываться.
  - Уйди, пож.. жалуйста.. - кое-как выговорила я. Мой рот кривился от начинающихся рыданий. Я снова зажала губы руками, не давая всхлипам вырваться наружу, и отвернулась к окну.
  - Ну, как знаешь - негромко ответил Максим и зашуршал одеждой.
  Я давилась слезами, спазмами в горле, всхлипами. Уши заложило, и я почти ничего не слышала. Скорее бы он ушёл. Мне надо выплеснуть это из себя, но я не могу позволить себе рыдать у него на глазах. Очень скоро я услышала, как хлопнула входная дверь. И только тогда я, завернувшись в мохнатый плед, опустилась на пол возле окна, и завыла в голос.
  
  
  
  ******
  Тяжело ходить на работу, когда долго нет отпуска или дополнительных выходных. Жизнь кажется беспросветной и серой. Но выходить на службу после праздников ещё хуже. Нет ничего ужаснее унылых январских дней, когда грандиозный, яркий, многообещающий Новый год позади, а все как было, так и осталось. Чуда не произошло. Только жирок на талии прибавился, да еще накопления растаяли, и надо начинать "борьбу за существование" заново. А хочется одного - накрыться с головой одеялком и лежать.
  Самые оптимистичные ещё ждут празднования старого Нового года, а потом начинают готовиться к дню влюблённых. Ну, а застарелые циники, вроде меня, с тоской и безнадежностью вглядываются сквозь грязные окна офиса, в серо-синие московские дали, ограниченные так и сяк торчащими зданиями, трубами ТЭЦ и рекламными щитами. Мы-то знаем, что все тлен.
  Не о чем мечтать, не к чему стремиться. Нет сил ничего делать. Тоска, усталость и лишний вес от салата оливье. Вот и весь багаж января.
  Сколько я проплакала, когда Макс ушёл, не знаю. Когда уже заболело все лицо, сильно резало глаза, и даже голова стала раскалываться от рыданий, я потихоньку успокоилась. Умылась ледяной водой, и ещё долго всхлипывая, улеглась в кровать. Я была опустошена морально и физически. Не осталось ни капельки сил. Я проспала почти до следующего вечера, и только спустя сутки сообщила волнующейся Елене, засыпавшей меня сообщениями, что со мной все в порядке и перелёт прошёл удачно. Сон меня немного подлечил, но для истинного выздоровления требовалось время, и я это хорошо понимала.
  Стараясь не думать обо всей этой истории, я вернулась к привычной жизни. Теперь главное было не начать себя жалеть - это самое страшное. От жалости к себе мне всегда очень плохо. Ну и ещё надо как-то суметь себя не ругать, обвинять во всех случившихся бедах. Как-нибудь рассосётся. И не такое люди переживают.
  Раскисла из-за мужика. Придумала себе сказочку. Но не я, как говорится, первая, не я последняя. Время пройдет, и все забудется. Сейчас единственно верная тактика - отвлекаться от проблемы всеми возможными способами, не давать себе в принципе касаться этой темы.
  Пару раз мне звонила Олеся. И оба звонка я скинула. С ней я сейчас хотела разговаривать меньше всего. Что-то объяснять, рассказывать, отчитываться - нет, перетопчется. Надо взглянуть правде в глаза: мы давно уже не подруги с ней, не делим ни горести, ни радости. Та свадьба стала переломным моментом: я попрощалась со своей Олесей. Ее больше нет. А что хочет от меня новая Олеся Липницкая - не знаю, и знать не хочу.
  Когда-то близкая подруга, она поневоле стала соратницей врагов, как бы там она ни относилась к этой ситуации. И что-то мне подсказывало, что Леся не на моей стороне. Конечно, теперь она прониклась пониманием к Милене, ведь сама могла оказаться на ее месте. И за своего мужа она станет биться не на жизнь, а на смерть. Не хочу сказать, что Леся вышла замуж по расчету, но доставшееся ей благополучие она никому не отдаст. Это уж я знаю. Так что скорее всего, она хочет поучить меня уму-разуму, и "поставить на место", так сказать. А может, выведать подробности. Не важно, не хочу ничего о ней, о них знать. Вообще, лучше мне прекратить всяческое общение с этой компанией.
  Надо вернуться к обычной жизни, к привычным вещам. К работе, к бытовым вопросам, к друзьям, которых нужно было теперь собирать заново. Лучшую подругу я потеряла, за время напряженной работы над контрактом я и подавно стала практически затворницей, и теперь мне предстояло попытаться снова найти хоть какой-то круг общения. Но не сейчас. В последние дни все было лень.
  Зима, слякоть, холод. Только и мыслей, что съесть шоколадку и лечь спать. Летом работать мешает солнце и прекрасная погода, а зимой темнота и хронический недосып. Это Россия-матушка. Нам всегда что-нибудь мешает.
  Ну да ладно, впереди выходные, первые после каникул, и главное, чем я займусь - это сон во всех позах. Плевать на уборку, на ночные клубы, на Голубой огонёк, который будут повторять на Старый Новый год для тех, кто, как и я, пропустил его в новогоднюю ночь. Я даже за мандаринами не пойду, хотя всегда стараюсь создать себе атмосферу праздника любыми возможными способами. Только спать. Ну может, чуть потуплю в телевизор. Не знаю, что за режим спячки у меня включился. Может, от нервного стресса, а может от слишком интенсивной работы в последнее время. А вероятней всего, от всего этого вместе взятого. Мой организм нуждался в отдыхе - не в морях-океанах, и не в экскурсиях, а тупо в подзардяке. Мне нужны были тишина и покой.
  Даже клиенты и партнёры, словно чувствуя моё состояние, практически не звонили и не писали. Вся жизнь вокруг меня словно замерла. Коллеги по отделу слонялись, будто сонные мухи, создавая основное движение в офисе только походами за кофе и на обед. Не было важных дел, поручений, задач. Директоры появлялись в офисе к одиннадцати, и даже они не высовывали носа из кабинета. Ох, когда же этот сонный январь закончится! Там, впереди весна, и будем надеяться, все наладится. Я всегда жду весну, весна - это новая жизнь.
  Кое-как досидев до конца рабочего дня, я собрала вещи и, на ходу поздравив коллег с наступающим Старым Новым годом, отправилась домой. Словно зомби, в толпе закутанных в пуховики и норковые шубы, пассажиров метро, я доехала свои шесть остановок, и знакомой дорогой, не спеша, дошла до знакомого подъезда. На улице уже было совершенно темно. Яркие фонари создавали иллюзию синевы на снегу, и какие-то дополнительные, нереальные и сказочные очертания у всех предметов. Боже ты мой, у меня в глазах двоится! Вот это да. Отдохнула в праздники, называется.
  Отряхнув ноги, я зашла в подъезд. Здесь было тепло и уютно от яркого света огромных люминесцентных ламп. Как во сне я поднялась на свой этаж, открыла, а потом закрыла изнутри родную дверь, вымыла руки, смыла косметику, и переодевшись в домашнюю футболку и шорты, рухнула в постель.
  Боже мой, как я этого ждала! Кровать казалась такой мягкой, а белье приятным на ощупь. Я лежала на животе, прижимаясь лицом к мягкой, шелковистой ткани подушки, вдыхая цветочный аромат ополаскивателя для белья. И в этот момент я поняла, что жизнь все ещё прекрасна. Что я могу радоваться, могу чувствовать. Я улыбнулась сама своим мыслям и закрыла глаза. Все у меня будет хорошо. Так и не включив телевизор, и лишь нащупав рукой выключатель и потушив ночник, я заснула.
  
  Сколько может проспать человек за раз? Науке этот факт не известен. Я, к примеру, проспала весь вечер, ночь и даже немного тихого морозного утра. Проснувшись сначала с закрытыми глазами, я решила, что вставать не буду, и настроилась дальше спать. Но не тут-то было. Организм, видимо получивший своё по максимуму, засыпать обратно отказывался. Поворочавшись в поисках удобного положения, я признала, что спать больше не хочу, и открыла глаза.
  В комнате было светло, а над моей головой не светил ночник, который я забыла выключить вчера. Ах нет, я же успела его потушить, прежде чем погрузилась в густой, всеобъемлющий, лечащий душу и тело, сон. Потянувшись за телефоном, я выяснила, что ещё только половина десятого, но как ни странно, чувствовала я себя просто превосходно. Впервые за более чем полгода. Я была бодра и полна сил, и вполне могла не думать о...
  Так-так-так, надо вставать и чем-то заняться, чтобы думать вообще было некогда. Я прошлепала в ванную, и через пятнадцать минут вышла совершенно свежая и окончательно проснувшаяся. День начинался просто прекрасно, а осознание того, что у меня есть целых два выходных, придавало ему дополнительное очарование. Я заварила кофе и позавтракала любимым творожком. За окном стояла чудесная зима, такая, о которых пишут в сказках, и которую как раз имеют в виду, когда говорят "а я люблю зиму". На чистом, без единой тучки, голубом небе сияло ласковое и греющее даже через стекло солнце. На нетронутых еще с утра газонах ровным пушистым и сверкающим покрывалом лежал снег. Я представила, какой должен быть чистый и свежий воздух в такую погоду. Но мне сегодня было не до прогулок, меня потянуло к бурной деятельности.
  Вот что значит, отдохнула. За прошедшие сутки я восстановила силы гораздо лучше, чем за все новогодние каникулы. Не желая тратить ни минуты, я принялась за уборку. Я мыла, чистила, складывала и расставляла вещи, безжалостно выбрасывая все, что копила годами и столько же не использовала. Помыла окна, конечно только изнутри, постирала белье, и даже отчистила плиту. Через несколько часов квартира блестела. Но на этом я не остановилась. Оттащив на помойку три здоровенных мешка с мусором, я отправилась в магазин и закупилась продуктами. На улице, действительно было свежо и ясно, но сильный мороз яростно щипал за нос и щеки, и даже выбивал из глаз слезы, так что гулять мне совершенно расхотелось.
  С момента моего возвращения из Италии, холодильник у меня все еще был пуст. В первые дни мне совсем не хотелось есть, потом я купила пакет молока, пачку творога и упаковку сосисок в магазине возле дома, и этим питалась всю неделю. Но теперь настало время наладить свой быт.
  Не знаю, что на меня нашло, но мне все-таки захотелось приготовить настоящий новогодний стол. Я настрогала салат оливье и запекла в духовке курицу, охладила шампанское и красиво уложила в вазочке мандарины. Ещё пару закусок из любимых продуктов - и вот, к семи часа вечера на моем журнальном столике красовался классический набор российского обжоры. Жаль, что не с кем это изобилие разделить. Подруге звонить я, конечно, не стану, а приглашать в свой дом совсем уж чужих людей, не хочу. Я еще пораздумывала, не позвать ли девчонок из отдела, праздновать со мной, но справедливо рассудив, что это надо было делать раньше - а теперь у всех наверняка свои планы, - решила оставить все, как есть.
  Нарядившись в домашнюю пижаму в Микки Маусах, я уселась на диване перед телевизором и открыла шампанское. Ну что ж, попробуем ещё раз. Новый год дубль два. Может быть, хотя бы со второй попытки у меня получится начать новую жизнь. Я держала бокал, всерьёз размышляя обо всем, что довелось повстречать на своём пути за прошедший год. Было много разного: и хорошего, и не очень. Свадьба Олеси, её новое блестящее положение, мой ошеломительный контракт, и та неожиданная памятная встреча, перевернувшая всю мою жизнь. Обиды, злость, даже ненависть, из-под которых внезапно проросла симпатия, превратившаяся в итоге в настоящее чувство. Жаль, что только мое чувство.
  Я улыбнулась. Конечно, потом я дала волю фантазии, и придумала себе человека, которого никогда не существовало в реальности. Закрыла глаза на очевидное, и полюбила созданный в моем воображении образ. Но ведь что-то в нем было такое. В его глазах, в его голосе. Я чувствовала. Знала, что это не просто игра, не одна сплошная фальшь.
  Но это уже не важно. У Макса Каверина своя жизнь, а у меня своя. Не стоит копаться в прошлом и в очередной раз бередить раны. Эта ситуация многому меня научила, можно сказать, я получила бесценный опыт. Тот самый, который сын ошибок трудных. Обидно, конечно, что для Макса это была лишь очередная интрижка. И он думал, что мне нужны его деньги. Не скрою, высокое финансовое положение, конечно, делает мужчину еще более привлекательным, чем он есть. Но я никогда всерьез не задумывалась о том, какие бонусы может принести мне роман с Максом. Мне нужен был он сам - его нежные губы, суровые и строгие глаза, его прикосновения. Мне было интересно узнавать его, открывать для себя человека, так не похожего для меня. Делиться с ним своими мыслями и наблюдать его реакцию. В очередной раз подступивший к горлу комок слез был безжалостно проглочен.
  Ладно уж, вышло, как вышло. Что толку теперь сожалеть? Впредь надо быть умнее. Если моя подруга каким-то сказочным образом вышла замуж за "принца", это совершенно не означает, что точно так же получится у меня. Надо жить реальной жизнью, а не грезить о несбыточном. Такие мужчины, как Макс, - не для меня, и я всегда это знала. Так что сейчас я должна отпустить из своей жизни все чужеродное. Все, что мне не принадлежит, и, значит, мне совсем не нужно. Пусть в Новый год войдёт все хорошее, что уже есть у меня, а люди, события и обстоятельства, которым в ней не место, пусть остаются в прошлом. Я иду дальше!
  Я чокнулась бокалом с очередным "петросяном", корчившимся в телевизоре, и сделала большой глоток шампанского. Да будет так!
  - А ты знаешь, Машенька, что, дабы не брать с собой в Новый год, то что тебе не нужно, накануне вечером, то есть сегодня, нужно открыть дверь квартиры и выпустить все плохое из своей жизни - придурочно улыбаясь, сюсюкали телеведущие. Центральные каналы не меняют ни персонажей, ни сценарий уже, кажется, десяток лет. Но сегодня мне эта глупая программа была, как бальзам на душу. Сценаристы, словно прочитав мои мысли, развили тему:
  - Да, Михаил Михалыч, я вот знаю, например, что в Италии есть такая традиция, даже мебель из окон выбрасывать в Новый год, чтоб не тащить старьё в новую жизнь - вторила мужику размалеванная телевизионная кукла Барби. Оба притворно захихикали и принялись обсуждать, что нам, россиянам, с мебелью торопиться не стоит, потому что кризис в стране. Я подумала, что мне повезло - я попала в Италию первого января. К тому моменту, видимо, вся ненужная итальянцам мебель, была благополучно выброшена, и я не пострадала. А могла бы. Я хихикнула и глотнула еще шампанского. И вдруг меня осенило.
  Я знаю, что мне нужно! Мне просто необходима новая жизнь, а значит, нужно выпустить все старое и плохое. Шмотье я уже выбросила, а вот чувства...
  Подскочив на диване, я понеслась в прихожую. Да, да, точно, это обязательно сработает, я верю. Пощёлкав отпираемыми замками, я распахнула дверь и встала бочком, чтобы не мешать всему ненужному, плохому или старому, выйти из моей жизни. Я даже подумывала, что надо всему этому как-то помочь: взять веник, или помахать руками. Пусть уходит, улетает, уплывает как можно дальше, навсегда. Я прощаюсь с тобой, мое прошлое, моя боль, моя глупость. Прощаюсь с чувствами, отпускаю их. Прощаюсь со страхами и сожалениями, с дурацкими поступками, с сомнениями. Прощаюсь с лучшей подругой, которая навсегда осталась в прошедшем году. Прощаюсь со всем, что мешало мне идти вперед. Прощаюсь с тобой, Максим Каверин!
   На лестнице послышалось какое-то шевеление. Ох, как же я опрометчиво выскочила в подъезд одна, мало ли кто тут шляется праздничным вечером - какие алкаши или наркоманы. Со всеми этими глупыми переживаниями я совершенно забываю о реальных опасностях. Я осторожно выглянула в подъезд, приготовясь нырнуть обратно в квартиру при малейшей угрозе, и... остолбенела. На верхней ступеньке, прямо в двух шагах от моей двери, освещённый ярким светом люминесцентной лампы, стоял Максим.
  Расширившимися от неожиданности и некоторого испуга, глазами, я уставилась на него, а он, тоже несколько ошарашенно, смотрел на меня.
  - Ээ.. - протянул он. Поднял руку, но потом опустил.
  - А... - также лаконично заметила я.
  - Ты... - Макс все ещё не мог подобрать слов, откровенно заикаясь. Таким я его ещё не видела.
  - Фу-х, - выдохнула я, понимая, что надо все-таки начать нормально разговаривать. - Как ты меня напугал! Ты что тут делаешь? - я повела рукой с зажатым бокалом шампанского, показывая на подъезд.
  - То же хочу спросить у тебя - нашёлся Макс. - Я поговорить.
  Он вытащил из-подмышки две бутылки шампанского, словно это все объясняло.
  - А это что? - я кивнула головой на довольно большой чемодан, стоящий у его ног. -Куда-то уезжаешь?
  - Это - Макс даже чуть отступил, словно засомневался, его ли чемодан - это мои гарантии.
  Я нахмурилась. Опять пудрит мне мозги. Что за чушь? Какие ещё гарантии? Как в боевиках 2000-х годов компромат на конкурентов?
  - А-а-а ты чего вышла? Ждёшь кого-то? - тоже прищурившись, поинтересовался Макс. - Может, я вообще не вовремя? - теперь он кивнул на бокал в моей руке. - У тебя гости?
  Я посмотрела на бокал, потом на Макса и опять на бокал. Что же мне делать? Так и стоять тут, глупо перебрасываясь словами? Или спровадить его к чертовой матери, пока он не начал снова вешать мне лапшу или чего доброго оскорблять, как обычно. Глотнув приличную порцию пенистого напитка, я зажмурилась, а потом спросила:
  - О чем ты хотел поговорить? Мы вроде все выяснили в прошлый раз. - при упоминании о нашей последней встрече, я почувствовала поднимающуюся в душе злость и обиду.
  - Здесь будем разговаривать? - поинтересовался он.
  Я снова не знала, что сказать. Ну что за чертовщина? Почему я не могу просто выгнать его? Наврать, что я не одна и что он не вовремя? Да просто послать его подальше, в конце концов, он это заслужил.
  И получить, наконец, долгожданный покой. И не мучиться больше, потому что это ужасно больно. Разве мало мне было в прошлый раз? Прошла неделя, а как будто только вчера я рыдала, сжавшись в углу под окном и закутавшись в плед. Я тряхнула головой, отгоняя эту ужасную картину. Он очень ясно дал мне понять тогда, как ко мне относится. А я никогда и никому не позволю издеваться над собой. Так почему я молчу? Отчего не прогоняю этого мужчину, нанесшего мне столько обид?
  Да потому что мне хотелось быть с ним! Любой ценой. Каждую лишнюю минуту, пока он не ушёл, я была рада провести рядом с ним. Смотреть на него, слышать его голос, просто понимать, что он здесь, со мной. Я должна признаться в этом, хотя бы сама себе. Вот она, правда жизни. И как бы я с собой не боролась, победить эти чувства очень сложно. Возможно ли вообще?
  Я была очень рада, что он вдруг появился, хотя и знала, что это не сулит мне ничего хорошего. Но я просто смотрела на него и не думала о будущем. И о прошлом тоже не думала. Я понимала, что вляпалась - страшно, глупо и всерьез. Но зачем же он пришел, если для него все совсем иначе?
  - Так что, мне уйти? - Макс смотрел на меня исподлобья.
  Все происходило слишком быстро. Если бы он позвонил, предупредил о своем визите, я бы все хорошенько обдумала. И конечно, ни за что бы не согласилась на встречу. И послала бы его к черту. Но сейчас, стоя вот так рядом с ним в подъезде, я занервничала, заволновалась, запуталась. Я должна была его прогнать, но мне ужасно хотелось, чтобы он остался.
  Я посторонилась, открывая ему вход в квартиру и показывая рукой:
  - Проходи.
  Подхватив чемодан, он прошествовал мимо меня внутрь, с довольным видом. Я бы даже сказала, как обычно, с видом победителя, что мне совершенно не понравилось. Ну нет, в этот раз я не дам себя заболтать или оскорбить. Я, конечно, в него влюблена, и вообще я слабая и глупая женщина, но я знаю, чего от него ожидать, и в этом мое преимущество. Может, битва и проиграна, но война - нет. Пусть выкладывает, что хочет, раз уж приперся, и проваливает. Я послушаю. Вдруг, мне станет легче от его слов? Вдруг я узнаю что-то важное? И от этого все встанет на свои места, и я обрету покой? Но если начнет хамить - тут же вон. Одурачить себя я больше не позволю. На одни и те же уловки меня не поймать.
  А что если он придумал новые? - Спохватилась я. Мне нужно быть начеку.
  Но вместо того, чтобы сохранять хладнокровие и чистый разум, я залпом допила остатки шампанского в бокале, и следом за неожиданным гостем вошла в квартиру.
  Кстати, не понятно, все старое и ненужное успело выйти или нет? Ой-ой-ой. Кажется, я уже захмелела.
  Макс вел себя довольно уверенно. Не дожидаясь приглашения, повесил пальто на крючок и направился в комнату.
  - Ого - обернулся он на меня - у тебя тут банкет! Ничего себе! Ты точно кого-то ждала! - я отрицательно покачала головой. - Неужели собиралась съесть все это одна? - переменил он мысли, не увидев второго комплекта посуды.
  - Ничего я не собиралась - раздраженно бросила я, и поспешила пройти мимо него в комнату. - Я Новый год толком не праздновала, улетела сразу. Вот и решила устроить классический новогодний стол сегодня. - вздохнув, я развернулась и направилась обратно, в кухню - сейчас принесу проборы, угощайся, раз уж пришёл.
  - Спасибо - хохотнул Макс - очень гостеприимно. Ешьте, дорогие гости, все равно выбрасывать.
  Достав тарелку, бокал и вилки-ножи, я принесла их на столик. Зря я это, ох, зря. Знаю ведь, с кем имею дело. Но отступать было поздно. Ладно, я его выслушаю. Даже интересно, что он еще задумал.
  - Прошу - действительно не очень приветливо пригласила я Макса, и сама плюхнулась на диван. Я потянулась за шампанским, но мой гость перехватил бутылку, и, разумеется, предложил поухаживать. Ах, какой джентльмен. Пытается усыпить бдительность.
  - Значит, пьёшь и чревоугодничаешь одна? - с издёвкой начал он и уселся рядом со мной...
  - Это моё дело. Чем хочу, тем и занимаюсь. - вскинулась я. - Я у себя дома, и взаймы у тебя на это не просила.
  - О! Узнаю мою своенравную и упрямую женщину - рассмеялся Макс.
  Меня, признаться, тряхнуло от этих слов, по коже побежали мурашки. Я выхватила у него наполненный бокал, и быстро глотнула шампанского, чтобы не думать. Ни о чем. Поморщившись от ударивших в нос пузырьков, я заметила:
  - Твоя женщина у тебя дома, рисует или ...что там еще делает... а, творит, наверное. Прости, я на своем крестьянском языке. Все время забываю эти ваши умные слова...
  Я осеклась, наткнувшись на его взгляд.
  Он смотрел изучающе, настороженно, немного насмешливо, но без прежней холодности и злобы, как в прошлый раз. Макс ничего не ответил на мой выпад, а просто некоторое время рассматривал меня, от чего я совсем растерялась. Потом он отвернулся, взял пульт от телевизора, и произнес:
  - Что за гадость ты смотришь? Никогда бы не подумал, что тебе это нравится. - он принялся щелкать каналами и небольшими глотками пить шампанское.
  У меня вырвался нервный, полный возмущения смешок.
  Макс покосился на меня, но снова ничего не сказал. Остановив свой выбор на каком-то рождественском американском фильме, он отбросил пульт и наложил себе в тарелку салата Оливье. А потом принялся с аппетитом есть, запивая салат шампанским и с увлечением глядя в телевизор. Так прошло несколько минут. Мучительных и идиотских одновременно. Мужчина расположился на моем диване так, словно мы были близкими друзьями или парочкой, которые вместе проводят прекрасный новогодний вечер. Словно мы не рассорились в пух и прах. Словно я не выгнала его отсюда неделю назад. Словно он не говорил мне всех тех отвратительных и жестоких слов. Макс как будто был абсолютно спокоен, невозмутим, тогда как я просто не находила себе места. Сердце ныло, руки потели, а во всем теле появилась та самая неприятная дрожь, которая бывает перед экзаменом или перед посещением зубного врача. Я не понимала, что делать. Не могу же я весь вечер сидеть и смотреть, как он ест? Он что, издевается? Посидит, поест, выпьет и уйдет? Почему я это позволяю?
  Но я так и не решилась ничего сказать. Макс засунул в рот бутерброд с икрой и налил еще шампанского себе, а когда я подставила бокал, и мне тоже. Я сделала глоток побольше, для храбрости, потом еще один. Однако, ничего гениального и сногсшибательного, что я могла бы сказать своему непрошенному гостю, в голову мне не приходило. Надо было что-то делать, как-то разрушить это сонное царство, но я словно онемела и одервенела. И только глупо моргая, смотрела то на Макса, то на свои ноги в теплых полосатых носках.
  Вдруг он отставил тарелку и встал. Я испуганно взглянула на него.
  - Ну что, теперь ты готова поговорить? - с насмешкой выдал Макс.
  Я хмыкнула.
  - Я? - в моем голосе было явное возмущение. - Это ты хотел говорить, вот и пожалуйста. Я давно готова.
  - Не знаю, какая-то ты нервная. - прищурился он - Выпей еще.
  - Я не нервная - загремел мой голос. - И не надо вести себя со мной, как с полудурочной. Говори, что хотел, и проваливай.
  - Ладно, тихо - Макс вытянул руку, успокаивая меня. От чего я распсиховалась еще больше. Нет, ну где это видано: приперся в мой дом и выставляет меня идиоткой. Как будто это я хотела поговорить, а теперь молчу. Вот эта его манера выставлять всех вокруг дураками бесила меня просто ужасно. Но видимо именно это позволяло Каверину подавлять своих собеседников: от деловых партнеров и коллег, до любого встречного-поперечного. Так что он очень часто вел себя именно так.
  - Ты знаешь, я раньше жил в такой же крохотной квартирке - неожиданно произнес Макс - в двухкомнатной, правда, но сути дела это не меняет. В Черемушках.
  Он внимательно посмотрел на меня, словно ожидая какой-то реакции, но я упорно молчала.
  - Тогда это был новый район, молодой. - Макс усмехнулся, видимо, вспоминая что-то свое - Я ходил в обычную школу, в хоккейную секцию, и играл с пацанами во дворе. Отец работал на заводе, мать учителем в школе. Обычная среднестатистическая семья. - он сделал паузу. Я внимательно слушала, не понимая, правда, к чему мне знать всю эту душераздирающую историю его жизни. - А потом отец замутил с товарищами дело - Макс посмотрел на свой бокал, в котором снизу-вверх летали многочисленные пузырьки - знаешь, в те времена многие бедствовали, сидели без работы, ну и ... пускались во все тяжкие. Какие-то невероятные дела придумывали. Сейчас даже представить это сложно. Наши, например, достали где-то партию сахара, обменяли ее на партию растительного масла, масло на кирпич, кирпич на металл и понеслось... - он опять немного помолчал - Денег вдруг стало много. Тогда с этим было проще и быстрее, чем сейчас. Прибыль огромная. Сейчас такая только у госкорпораций.
  Я откинулась на подушки и слегка расслабилась. Кажется, разговор ушел в безопасное русло. Меня он не касался, не осуждал, не ругал, подкатов не делал. Что ж, пусть говорит, даже интересно.
  - Когда я закончил школу, мы уже жили в большом доме за городом, покупали дорогие шмотки и часто ездили на моря. Бизнес отлично работал, вокруг было изобилие и вседозволенность. Можно сказать, у меня было все. - Макс усмехнулся и взглянул на меня, но без обычного своего превосходства в глазах, а даже наоборот, с каким-то сожалением. - Слава богу, отцу хватило ума выдернуть меня из этого болота. Он отправил меня в Лондон, где я проучился почти безвылазно 4 года. Мы и там, конечно, тоже зажигали по полной программе, но это было гораздо невиннее, чем могло быть в Москве. Останься я тогда здесь, - он пожал плечами - наверное, стал бы наркоманом или что-то в этом роде. А может, разбился бы на папашкином Феррари в пьяном угаре.
  Я молчала. Делать комментарии было рано. Мораль, а вернее даже, цель всей этой речи по-прежнему оставалась для меня не понятной. Вступать в бой было преждевременно.
  - Я вернулся в 2008-м, хотя, по правде сказать, думал остаться в Англии. Но по окончании учебы вдруг выяснилось, что пока я не найду работу, жить мне не на что. Бизнес у отца развалился - от некогда процветающей компании осталась кучка сотрудников, которые сидели в небольшом арендованном офисе и больше дурили людям головы, нежели вели дела. Не знаю, почему так вышло - то ли он слишком расслабился, когда все было хорошо, и пустил дела на самотек. То ли - просто время изменилось, а он не смог.
  Макс вздохнул и подошел к столу за шампанским. С хлопком открыв бутылку, он налил себе еще. Я от добавки отказалась - стоило повременить с выпивкой.
  - Короче, я возвратился к разбитому корыту - невесело усмехнулся Макс. - Дом еще был, и мы его долго и мучительно продавали. Мать отказывалась верить в реальность происходящего и делала вид, что у нас все хорошо. Постоянно рассказывала, какую брошку с бриллиантом видела, и куда хочет слетать на выходные. Отец тоже пытался строить из себя успешного бизнесмена. Но по факту... Это было сложно - после сытой и свободной жизни вдруг оказалось, что надо идти работать, и что денег на все, что хочется, просто нет.
  Макс опять задумался, глядя куда-то в пустоту, видимо, заново переживая те, давно забытые чувства.
  - Но тут сыграла свою роль Англия. У меня было хорошее образование, - самое главное, что успел дать мне отец со своих шальных денег. Так что я довольно быстро устроился в крупную компанию. Через три года перешел в другую, на должность повыше, а теперь я управляющий в транснациональной корпорации. У меня есть квартира, машина и неплохой задел на будущее. Такого, как с отцом, со мной точно не случится. - Он выразительно посмотрел на меня. - И этого всего я добился сам. Без связей, без денег, без постели ...
  Невероятно! Так вот что он хотел сказать? Тыкнуть мне в нос своим успехом. Показать, какой он невероятно деятельный, способный и крутой?
  - Я рада за тебя! - с сарказмом заметила я и взялась за бокал, чтобы чем-то занять руки. - Только позволь спросить, а мне вся эта информация зачем?
  - Хочу, чтоб ты знала - Макс поморщился, поднеся бокал ко рту. - И не делала обо мне неправильных выводов.
  - Ха - я, наоборот, отставила бокал - какие из моих выводов относительно тебя - неверные? Даже учитывая всю эту душещипательную историю. Или ты думаешь, раз у тебя такая головокружительная карьера - я помахала двумя согнутыми пальцами - почти с нуля - значит, ты непогрешимый, идеальный эталон? А все остальные - кто не является управляющими транснациональных корпораций, - мелкие сошки, и права на собственное мнение не имеют?
  - У тебя какое-то .. мм...уязвленное самолюбие - начал Макс, прищурившись - ты видишь во всем оскорбление в свой адрес...
  - Оооой, кто мне это говорит? - я закатила глаза.
  Макс шумно выдохнул и набычился.
  - Я хотел сказать, - начал он, чеканя каждое слово - что в моей жизни было много... всякого... я не родился с серебряной ложкой во рту, и я имею право быть таким... жестким, может, иногда циничным, грубым. Не доверять. Я делаю это там, где надо и когда надо. Но я прекрасно знаю, какова жизнь ... на разных уровнях... и не надо меня учить.
  - Даже и не думала. - парировала я - я привыкла заботиться о близких людях, делиться с ними своими мыслями, что-то советовать, может, учить, как ты говоришь, а до тебя мне нет никакого дела. Ты мне никто. Живи как хочешь.
  - Ты пыталась доказать мне, какая ты возвышенная личность, по сравнению со мной - приземленным богатеньким идиотом. - глаза Макса метали молнии - хотя не имела на это никакого права.
  Я вскочила.
  - А ты имел право пудрить мне мозги, рассказывая сказки про то, что надо повстречаться, подумать, посмотреть и решить, и бла-бла-бла, тогда как у тебя была и есть жена? И ты даже не собирался с ней расходиться. Зачем ты звонил мне, писал, возобновлял общение? Раз ты такой умный и благородный. А я знаю, зачем. - тараторила я - тебе стало скучно в твоей счастливой сытой жизни, и захотелось острых ощущений. И ты решил использовать меня. Почему бы и нет? Ты же имеешь право!
  - Какого хрена ты мне рассказываешь, что я решил? Ты понятия не имеешь, что я думаю. - он приближался ко мне и во взгляде его была угроза. Мы стояли в метре друг от друга, разделенные моим многострадальным диваном. Макс двинулся вправо, обходя мебель, я автоматически пошла в противоположную сторону.
  - Ну конечно - я карикатурно развела руками - сердце у меня колотилось как сумасшедшее, и мне было очень страшно. Но скандал зашел в такую стадию, что отступать было поздно. - О, великий и всемогущий, только ты у нас все знаешь, все за всех решаешь, а еще все можешь купить, если надо. Ты царь, президент мира, у тебя есть право использовать людей, издеваться над ними.
  - Что ты заладила одно и то же? - рычал Макс - сказать больше нечего?
  - А зачем ты приперся сюда? - заорала я и на глазах у меня выступили слезы - что ты мне хочешь доказать? Что ты умнее, сильнее, круче меня? - Я вскинула голову - а мне плевать! Я сама отвечаю за свою жизнь, и сама в ней командую. Не понимаю, что тебе надо? Раз ты такой успешный, умный и уверенный в себе - зачем ты преследуешь меня?
  Макс замолчал и только лишь буравил меня взглядом. Я опустила глаза и зажмурилась, пытаясь сдержать слезы. Плохая была идея с этим разговором. Сколько еще раз мне нужно обжечься, чтобы понять, что ничего, кроме боли и обид, этот человек мне не принесет.
  - Потому что я тебя люблю - негромко, гораздо тише, чем велся наш предыдущий разговор, но совершенно отчетливо сказал Макс.
  Я подняла на него глаза, но он выглядел по-прежнему - напряжен, зол, сердит. И что-то еще, как-будто он ждал моей реакции на свои слова. Как в телешоу - запустил эффектную фразу и зрители повержены, а оратор ожидает оваций. Какая же это любовь? Я устало опустила плечи и вернулась на свое место - в угол дивана, на мягкие подушки. Взяла бокал и допила в несколько глотков.
  - Ты что, дурак, Каверин? - я повернулась к нему - ты перешел уже все границы. Пора признать поражение, я не поддамся на очередное вранье.
  Он покачал головой.
  - А ты любишь меня. - снова негромко, но именно так заставляя меня ловить каждое слово, произнес он.
  - Я не.. - запротестовала я, но сказать ничего осмысленного не смогла. Почему-то произнести вслух такую явную ложь, как "Я тебя не люблю", я не сумела.
  Макс обошел диван и опустился передо мной на колени. Взял мою руку и поцеловал ладонь.
  - Прости. - только и произнес он. Я не могла заставить себя поднять на него глаза и только молча пыталась сглотнуть комок в горле. - Я знаю, что обидел тебя. Много сказал не того. Прошу прощения.
  Он немного помолчал, а потом добавил: - Тебе бы тоже неплохо извиниться передо мной.
  В его голосе послышалась насмешка, и мне вдруг стало легче. Я взглянула на Макса, все еще не до конца понимая, что же сейчас происходит.
  - Ну ладно, ты пока не готова. Я начну - Он уже был абсолютно спокоен, даже весел, и словно уверен в своей полной и безоговорочной победе. Макс взял у меня бокал, налил туда свежую порцию шипучки и вставил его в мои деревянные пальцы. А сам сел там же, на полу, скрестив ноги, как йог. Он смотрел на меня снизу-вверх, и от этого мне становилось как-то проще его слушать.
  - Ты знаешь, что в моей жизни было много женщин? - он улыбнулся. - Ну, может, догадываешься. Самых разных - умных и не очень, красивых и мм своеобразных, блондинок, брюнеток... Я их завоевывал, покорял, покупал. Многие сами были готовы запрыгнуть ко мне в постель, вообще ничего не надо было делать. Но - резко сказал Макс - Я никогда не просил. Обычно просят меня. Да, ты была права тогда - я привык получать все, что хочу. Так или иначе. В бизнесе, в отношениях с женщинами, да в чем угодно.
  Я вздохнула и отвела взгляд. Это не ново. Зачем он говорит о том, что мне итак известно?
  - Но оказалось, это все не то, что мне нужно. - Макс замолчал. Я вдруг перестала дышать. Среди речи, полной самолюбования, эгоизма и чувства собственного превосходства, вдруг прозвучали странные слова.
  - Я хочу быть с тобой. - произнес он - И ни с кем другим. - Макс прервался и на секунду посмотрел в пол. Затем снова поднял на меня глаза - с тех пор как я встретил тебя, я не могу нигде и ни с кем найти покоя. Мне нужна ты. С этим твоим взбалмошным и упрямым характером. С чертовым собственным мнением, которое ты высказываешь громко и не к месту, но ни капли не стесняясь. - Его глаза потеплели - Ты настоящая, живая. Я хочу разговаривать с тобой обо всем. Обсуждать свои и твои дела, книги, путешествия - все, что угодно. И знать, что у тебя обязательно есть своя, интересная точка зрения. А не банальности, которые ты почерпнула из глянцевых журналов. Ты... необыкновенная. Я никогда раньше таких не встречал. Признаться, сначала меня это... оттолкнуло... ладно, напугало... Но теперь. Теперь я понял, что хочу... Просыпаться рядом с тобой и видеть тебя заспанную, вот в такой пижаме, или без неё. Хочу наслаждаться твоей натуральной красотой, непохожестью на других. Хочу, чтобы ты готовила мне по утрам кофе, как тогда, помнишь, когда я заснул у тебя? И ты бы сидела напротив, освещённая солнцем, и рассказывала мне о чем-то. А я бы думал о том, что вечером приду домой, и снова увижу тебя. Хочу узнавать тебя, и чтобы ты лучше узнала меня.
  Я почти не дышала. Что он говорит? Как это возможно? У меня галлюцинация. Это не Макс, это кто-то другой. Такой, каким я его намечтала. Но ведь это неправда, это лишь выдуманный образ. И если я ему поверю, мне снова будет больно. Я знаю, с ним по-другому просто не может быть. Но еще одного раза я просто не вынесу.
  - Браво - выдохнула я - это все очень красивые и правильные слова, - я сделала паузу, и решила признаться. - в которые мне чертовски хочется верить. Но это не ты, не настоящий ты. Это лишь спектакль, выстроенный специально для меня. Ты же не сможешь всю жизнь притворяться.
  - Это жестоко. - он усмехнулся и встал с пола. - Неужели не понятно, каких трудов мне это стоит?
  - Жестоко - манипулировать людьми. А ты владеешь этим искусством мастерски. - я поставила бокал и тоже встала. - у тебя есть женщина, Макс, а ты плетёшь мне про желание быть со мной. Это просто кошмар. Неужели ты не понимаешь, что это не нормально?
  На некотором расстоянии от него, я чувствовала себя свободнее. Слишком близко - страшно. Так и хочется погладить, прижать, поцеловать. Поверить.
  - Мы расстались - Макс взглянул на меня в упор - мы с Миленой больше не вместе.
  - Что? - встрепенулась я, и растерянно добавила - это неправда.
  - Правда - он грустно улыбнулся - я предполагал, что ты не поверишь. Она съехала несколько дней назад. Фактически мы не вместе уже давно. Каждый живет своей жизнью. А после ... ну, того случая, вообще не разговаривали. Она кинулась в обиды, игнорила меня. Я предложил ей расстаться. Объяснил, что все закончилось.
  - И она ушла? - я прищурилась с подозрением - вот так просто, после скольких там лет?
  - Ну, не просто. Ей осталась машина, и кое-какие ценности, и живёт она пока в квартире, которую я снял.
  Ничего себе. Хорошие отступные. Хотя, они ведь прожили вместе несколько лет. Она заслужила какое-то благополучие. Я покачала головой.
  - Но я думаю она быстро найдёт мне замену. - продолжил Макс. - Свято место пусто не бывает
  - Ты рассуждаешь как будто про вещь... - заметила я.
  - Какая разница? - Макс подошёл ко мне - мне плевать, как у неё будут дела. Мне нужна ты.
  - Я... - отступив от него на шаг, я все ещё раздумывала, как поступить. Уж слишком все было неправдоподобно. А вдруг, это снова обман? Вдруг, я все неправильно понимаю? Но его слова зацепили меня, они были такими искренними! Мне так хотелось поверить! - я не знаю, Макс.
  - Почему? Что не так? - он в свою очередь сделал шаг вперёд.
  - Ты и меня потом также выпроводишь, когда я тебе надоем? Откупишься машиной и подарками?
  На его губах заиграла улыбка. Он что, подумал, что я согласилась?
  - М-да.... - ещё шаг вперёд, и вот он стоит совсем близко ко мне, а я еле дышу... - возможно, когда-нибудь это случится. Я не могу ручаться. Да и ты тоже. Но пока - он положил руки мне на талию и повёл вверх, на спину. - пока я представляю свою жизнь только с тобой.
  Его губы накрыли мои.
  Совершенно, абсолютно не честно так поступать с девушкой - обнимать и целовать её, когда ей нужно принять, кажется, самое главное решение в своей жизни. Но я ничего не могла поделать - мои глаза закрылись, и я полетела в другое измерение. Ощущая лишь его запах - немного терпкий, древесный аромат, - да еще тепло и упругость его губ. Они ласкали меня, как всегда твердо и нежно. Язык проник в мой рот, словно доказывая, что теперь для его хозяина нет никаких запретов. В животе защекотало, а грудь наполнилась каким-то необъяснимым волнением, как перед спуском с горы. Повинуясь скорее инстинктам, чем здравому смыслу, я положила руку ему на шею и запустила пальцы в густые тёмные волосы. Левая рука моя покоилась у Макса на плече, в то время как его руки вовсю исследовали моё тело: спину, ягодицы, руки. Я чувствовала, что ещё немного, и нас будет не остановить. А это значит, все пойдёт по привычному кругу. Напрасная болтовня, секс, расставание, боль. Нехотя отступив, я уперлась руками в предплечья Максу и попыталась вырваться. Спустя несколько секунд сопротивления, он отпустил меня.
  - Нет, Макс - задыхаясь произнесла я - так дело не пойдёт. - Сделав пару шагов в сторону, я оказалась на более или менее безопасном расстоянии. - Я знаю, чем это все сейчас закончится: мы займёмся сексом, я забуду об осторожности и здравом смысле, а потом окажется, что ты как всегда имел в виду нечто совсем другое.
  Он рассмеялся:
  - Ты гестаповец, честное слово. Не даешь и шагу ступить без четких формулировок. - он определено направлялся ко мне, но я предугадала его движение и отпрянула ещё на пару шагов в сторону.
  - Не подходи - я вытянула руки вперёд - сначала поговорим.
  - Что, боишься не совладать с собой? - снова ухмыльнулся он. - Что ты ещё хочешь услышать? Я и так сказал тебе то, что никогда и никому не говорил.
  - Значит мы, то есть ты, - я с трудом подбирала слова - хочешь, чтобы мы были вместе?
  - Да - он кивнул - мне кажется, ты тоже этого хочешь?
  - И ты не собираешься встречаться ни с кем, кроме меня? - все ещё с подозрением расспрашивала я. - Тестировать, выбирать, присматриваться?
  - Нет. Мне вполне достаточно тебя в качестве выносителя мозга. - не унимался Макс. Но я совершенно не разделяла его веселого настроения.
  - И ты планируешь всем об этом сказать? Или мы будем встречаться тайно?
  Он замолчал и посмотрел на меня, обдумывая слова.
  - Ты мне настолько сильно не доверяешь? Думаешь, я тебе пудрю мозги, а сам смоюсь к утру?
  Я сглотнула.
  - Вообще... Да....
  Макс развернулся и вышел из комнаты.
  Что? Как это понимать? Сердце упало. Я же не сказала ничего страшного? Почему он вдруг ушел? Но уже через мгновение он появился в дверях, держа за ручку свой небольшой чемодан.
  - Вот. Для этого мне и нужна была гарантия. - он улыбнулся - Я пришёл к тебе с вещами, как видишь. И если ты не против, я останусь у тебя. И уйду только тогда, когда ты сама этого захочешь. То есть, у тебя будет гарантия, что я здесь, пока так хочешь ты.
  - Ты это серьёзно? Собираешься жить у меня? - все происходящее казалось мне сном.
  - Да. А что такого? Я между прочим не всегда жил в апартаментах, так что опыт имею. И потом - он снова приблизился ко мне. - Может, ты действительно права, и мне стоит немного изменить образ жизни, чтобы понять, что деньги не главное. Вспомнить. Чтобы научиться ценить людей не только за их доход и положение. Я хочу быть таким, каким ты хочешь видеть меня. Ну, хотя бы отчасти.
  Я не знала, что сказать. Все это было за гранью фантастики. Либо это очень жестокий прикол, либо невероятная правда. Оба варианта, признаться, пугали меня до смерти.
  - Только у меня одно условие - вспомнил о чем-то Макс.
  - Какое? - произнесла я и подумала: "Вот и подвох."
  - Ты должна бросить курить. Не люблю курящих девушек. Я тебе говорил.
  Я с облегчением выдохнула. Честно говоря, я подумала о чем-то более страшном.
  - Какое совпадение. Я уже бросила. Ещё перед Новым годом. - я заулыбалась, понимая, что следующие мои слова прозвучат очень смешно - загадала, что, если брошу, встречу мужчину своей мечты.
  - Ну, тогда вообще нет проблем. - Макс развёл руками - вот он я.
  Я прыснула от смеха, он тоже, и через мгновение мы покатились от хохота. Мне хотелось смеяться очень громко, или даже кричать и визжать от восторга. Неужели все это происходит наяву?
  - Так ты согласна? - Макс вновь обвил мою талию руками. На сей раз я позволила ему приблизиться ко мне, не сопротивляясь. - Быть со мной, быть моей девушкой? Не просто встречаться, а жить вместе?
  Он ещё спрашивает.
  - Маааакс.... Неужели надо отвечать? - улыбнулась я.
  - Знаешь, с тобой лучше перестраховаться. Черт знает, чего от тебя стоит ожидать - парировал он.
  - Согласна - шепнула я и поднявшись на цыпочки поцеловала его в губы сама. Он сжал меня в объятиях так сильно, что казалось, я задохнусь.
  
  Я проснулась со странным ощущением, что что-то изменилось, и лишь спустя некоторое время, пока сознание возвращалось в оставленное на время сна тело, я поняла, что. Резко повернувшись, от страха, что все было сном, я увидела Макса. Он полулежал, опершись на подушки, и что-то читал в своём смартфоне. Настоящий, живой Макс. Голый и тёплый. В моей постели. Он не исчез, не ушел к Милене, и даже не собирался покидать мою кровать.
  - Доброе утро - он улыбнулся - не так, как показывают в рекламе слащавых, с претензией на брутальность, мужчинок. Его улыбку ни в коем случае нельзя назвать милой или доброй. Она была какой-то особой, с налетом мужественности, сарказма, но предназначалась она мне, и от того была прекрасней всего на свете.
  - Доброе - пробурчала я и с удовольствием потянулась. - значит, это был не сон?
  - Не-а - он повернулся на бок и обняв меня, поцеловал в шею - теперь у тебя есть состоятельный красавец мужчина - бормотал он мне на ухо - который очень хочет... ЕСТЬ! - рявкнул он в конце.
  - Мааакс...
  - Да! Требую свой законный кофе. - он приподнялся на локте. - Я о нем мечтаю с того раза, когда вломился к тебе ночью, а утром ты предлагала кофе. Знаешь, как хотелось остаться?
  - А что же помешало? - я подняла бровь, изображая вопрос.
  - Не знаю. Я тогда не был готов к таким отношениям. Мне казалось, это глупое мимолетное увлечение, и надо вернуться к своей привычной жизни, а не усиливать связь. Да и что бы ты подумала, если б я стал набиваться к тебе в друзья, после всего, что было.
  Я подумала, что он, пожалуй, прав. Тогда еще было не время.
  - А я в тот день впервые почувствовала к тебе симпатию. Увидела в тебе что-то человеческое, как будто.
  - Когда именно? Пока я спал, или, когда узрела меня с бодуна утром? - Макс улыбался снова, и от этого почему-то было особенно радостно. Я усмехнулась. Пути Господни неисповедимы. А от любви до ненависти, и наоборот, как известно, лишь один шаг.
  - Не знаю. Но если до этого я тебя люто ненавидела и презирала, то тут почему-то ты вызвал у меня сочувствие.
  - А ты у меня желание. - он провёл пальцами по моей руке. Я сегодня тоже спала голая. От этого прикосновения у меня между ног защекотало, а тело стало наливаться приятным томлением. - Сидела, такая в шортах и маечке, озаренная солнечным светом, словно на картинке.
  - Мне кажется нам надо умыться, и позавтракать. Мы итак полночи не спали. - прервала я его поток воспоминаний, хотя слышать их было чертовски приятно. Чтобы накормить голодного Макса мне нужно, как минимум встать с постели. Но если он продолжит меня так трогать, вряд ли я найду в себе силы уйти. На удивление, Макс отдернул руку.
  - Я считаю, это правильно - с деловым видом заявил мой мужчина. Мой. Мужчина. Я смаковала эти слова внутри, пытаясь осознать их, поверить.
  - Но времени, действительно, в обрез - Макс посмотрел на экран телефона - мне ещё нужно заехать на работу, чтобы встретиться с немцами перед завтрашней встречей с немцами.
  Я закатила глаза, показывая, что это слишком сложно для моего понимания
  - А тебе - собраться - закончил Макс.
  - Куда? - лениво поинтересовалась я. Не помню, чтобы у нас были какие-то планы.
  - Как куда? Ко мне, конечно. - спокойно, как очевидную вещь, произнес он.
  - В смысле, к тебе? - я не понимала, к чему он клонит.
  - Ну, тебе же, наверное, понадобятся какие-то вещи в повседневной жизни на новом месте - он был абсолютно невозмутим, тогда как я закипала от злости. - Я не собираюсь сразу покупать тебе кучу новой одежды, учти.
  Макс произносил это нарочито суровым тоном, но в глазах его плясали смешные чертики.
  - О чем ты говоришь? - воскликнула я. Мне было совсем не до смеха. - На каком ещё новом месте? Ты же вчера переехал ко мне.
  - А теперь мы вместе переезжаем ко мне. Пожили немного, хватит. - Макс поднял брови, и всматривался в моё лицо, ожидая реакции. Но я молчала. От такого поворота событий я потеряла дар речи. - Ну согласись, ютиться в маленькой квартирке, когда есть прекрасная просторная квартира в центре, несколько глупо? Да и на работу ездить оттуда удобнее.
  - Но ты же... - я запнулась. Меня будто окатили ледяной водой. Не может быть. Неужели, я опять попалась на ту же уловку? Неужели, все было обманом, красивым жестом? Все эти признания, вещи в чемодане, уговоры. Я перестала дышать. Опять. Все повторяется снова и снова. Стараясь не разреветься, я с трудом произнесла: - а все остальное, что ты вчера наобещал, тоже враньё? И гарантии...
  У меня сжалось сердце.
  - Тихо-тихо - Макс поднял руки вверх - остальное все правда, все настоящее. И мои чувства, и желание быть с тобой. И вещи в чемодане. И вообще все, что я говорил. Кроме одной маленькой неправдочки, сущий пустяк.
  Он понизил голос и смотрел на меня тем самым своим гипнотическим взглядом, от которого я не в силах была отвести глаз.
  - А как же то, что ты хотел измениться, пожить другой жизнью? - вспомнила я его слова.
  - Но ведь ты будешь рядом, этого уже достаточно. - парировал он. И заулыбался. - Я прямо чувствую, как становлюсь лучше и лучше, когда ты на меня воздействуешь.
  - Ты меня опять обманул - с досадой отметила я, не зная, злиться мне или радоваться этой неожиданной лжи.
  - Надеюсь, ты простишь мне этот обман - Макс заглянул мне в глаза - последний?
  - Кажется, у меня нет выбора - вздохнула я.
  Макс снова поцеловал мою ладонь.
  - Прекрасно, тогда вставай и собирайся.
  Я нехотя вылезла из-под одеяла, и встала с кровати. Подошла к окну и потянулась.
  - Если ты сейчас же не оденешься, я пропущу самую важную встречу за последние полгода. - раздалось с кровати.
  - М-да? - я медленно повернулась, все еще потягиваясь. - с чего бы это?
  Глаза Макса потемнели.
  - Я не шучу. А ну, иди сюда. - он приподнялся на локте и строго посмотрел на меня.
  - Не-а - я тряхнула головой и отошла на пару шагов назад. Но кажется, это было бессмысленно. В два прыжка Макс оказался рядом.
  - Ну все, ты доигралась.
  Он схватил меня за талию и перекинув через плечо, вернул на кровать. Видимо, мы сегодня всюду опоздаем.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"