Сергеева Ольга : другие произведения.

Три глотка мрака

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Охотники на вампиров Феликс Лорен и Джон Рейт готовы бросить вызов любому монстру. Но в этот раз события слишком быстро выходят из-под их контроля.


Ольга Сергеева

Три глотка мрака

  
   Дорога в очередной раз повернула, огибая высокий холм. Теперь, когда город с его газовыми фонарями, очерчивавшими линии улиц, уже не был виден, ночь сразу же стала темнее. Даже по-летнему крупные брызги звезд на почему-то сегодня казавшемся особенно низким небе не разгоняли мрака. Крутые плечи холмов с обеих сторон скорее угадывались каким-то инстинктивным чутьем, а не различались зрением. Сама дорога и вовсе тонула в темноте, грозя в любое мгновение уйти из-под ног осыпавшимися камнями на становящемся все более крутым подъеме. С полной луной, конечно, было бы светлее. Но кто же, если он, разумеется, еще окончательно не выжил из ума, пойдет охотиться на монстров в полнолуние, когда их силы многократно возрастают? В этом вопросе охотник на вампиров Феликс Лорен и его напарник Джон Рейт были друг с другом полностью согласны, поэтому и не стали откладывать операцию до другой ночи.
   В Уайтхилл они прибыли на рассвете. Городок, расположенный на берегу неглубокой, но весьма живописной речушки, поражал своей чистотой: аккуратно подстриженными газонами и выкрашенными светлой краской домиками под одинаковыми черепичными крышами. Меньше всего он походил на место, которое зло могло бы выбрать своими охотничьими угодьями. Это ощущение, впрочем, рассеивалось быстро - стоило лишь заглянуть в местную больницу, выстроенную напротив городской ратуши: там до сих пор оставались три последние жертвы нападения вампира. А всего за прошедший месяц их было двенадцать. Все - молодые парни или девушки. И пусть никто из них не умер и сам не стал монстром, но и этого оказалось более чем достаточно, чтобы горожане больше не желали терпеть на своей земле чудовище.
   Сами укушенные на вопросы Лорена и Рейта отвечали охотно, но ничего по-настоящему важного сообщить так и не смогли. Все они вышли из дома после захода солнца, все видели какую-то тень, помнили удар и резкую боль... а открывали глаза уже на рассвете. Хотя, последнее было довольно интересно: ни одна из жертв не потеряла крови столько, чтобы ранение можно было назвать серьезным, а значит, напавший на них вампир был достаточно старым и сильным, чтобы заставить свою жертву потерять сознание на несколько часов, позволяя ему незаметно исчезнуть!
   Двоих из укушенных местный доктор, активно лысеющий мужчина в пенсне и с аккуратной рыжеватой бородкой, готов был уже выписывать. Впрочем, отпускать жертв вампира по домам никто не собирался - следующую неделю до новолуния им предстояло провести в ближайшем монастыре. Если вампиру удавалось укусить одного человека трижды до того, как менялась луна, то тот тоже становился монстром. Такой судьбы своим близким и родным не пожелал бы никто, ну а освященные крестом стены всегда считались лучшей преградой для чудовищ.
   Попрощавшись с доктором и его пациентами, охотники отправились в ратушу. Городской глава, как и ожидалось, оказался до крайности занятым и куда менее разговорчивым. Хотя от него ничего кроме обещанного задатка охотникам и не было нужно. Ну, разве что еще указания на место, где следовало искать вампира. Лорен не особенно удивился, когда услышал, что в холмах к западу от города расположена заброшенная каменоломня.
   - Кажется, пришли...
   Лорен взглянул вперед, куда указывал его напарник. На фоне черно-звездного неба поднималась чернильно-черная громада холма, ничем не отличающаяся от тех, что остались позади, но уже в следующее мгновение Рейт поджег фитиль в предусмотрительно захваченном фонаре, и пятно желтоватого света выхватило из темноты массивные ворота, закрывающие вход в шахту. Городской глава рассказал, что все работы в каменоломне были прекращены еще лет восемьдесят назад. Тогда, уходя из шахты, люди постарались закрыть вход, но за прошедшие десятилетия деревянные створки успели основательно прогнить и перекоситься. Так что теперь между ними был виден проход, достаточно широкий, чтобы сквозь него смог спокойно пройти взрослый мужчина. Что уж говорить о монстре, способном, как известно, просочиться практически в любую щель...
   Рейт повыше поднял фонарь, пытаясь осветить и пространство за створками, но свет, словно чувствуя неладное, упорно отказывался затекать внутрь, так что в щель была по-прежнему видна лишь густая и непроглядная темнота.
   - И почему монстры не могут спокойно ждать нас дома?..
   - Это и есть его дом.
   Лорен взвел арбалет, привычным движением пристроив на ложе короткую стрелу со срезанным оперением и серебряным наконечником, вымоченным в святой воде, поправил на плече сумку с другими такими же и шагнул внутрь.
   Проход между створками с проблесками звезд на ночном небе вскоре перестал быть виден, и теперь единственным источником света был фонарь в руке Рейта. Охотники шли друг за другом, напряженно оглядываясь по сторонам и не выпуская из рук арбалетов. Внутри шахты, как ни странно, до сих пор работала вентиляция, и воздух, хоть и пах сухой каменной пылью, был все же достаточно свежим. Коридор, плавно поворачивая, шел вперед, пару раз вбок от него отходили узкие штольни, но Лорен, сверяясь с картой, добытой у мэра Уайтхилла, пока предпочитал главный путь. Звук шагов двух мужчин далеко раздавался позади и впереди них, и Феликс все чаще ловил себя на мысли, что ему хочется обернуться...
   Тихий шорох прокатился над их головами, словно осыпались мелкие камешки. Совершенно безобидный звук, но оба охотника среагировали мгновенно. Рейт вскинул фонарь, освещая свод шахты, укрепленный толстыми деревянными балками, а Лорен прицелился из арбалета. Точнее, попытался прицелиться, потому что над ними никого не было - только неровный, покрытый глубокими трещинами камень и дрожащие тени от фонаря... Что-то темное метнулось сбоку! Феликс развернулся, спуская курок. Он знал, что в вампиров нужно целиться тщательно: если с первого выстрела не попадешь в сердце или голову, второй тебе сделать никто не позволит. Но сейчас, когда тень неслась на него, времени просто не было! Арбалетный болт свистнул, рассекая воздух, и тут же мощный удар в плечо отбросил мужчину назад. Он пролетел футов пять, приложившись лопатками и затылком о стену. От удара дыхание перехватило, а перед глазами поплыли цветные пятна, но черную тень, приближающуюся к нему, Феликс все же сумел рассмотреть. Арбалет по-прежнему был у него в руке, но заново взвести его он уже не успевал...
   Рейт метнулся наперерез. Лорен заметил, как в руке у его напарника мутно блеснула склянка - их новое, еще как следует не опробованное оружие - смесь селитры и земляного масла. Дрезденский алхимик обещал, что от святого очистительного пламени не уйдет ни один монстр... Взрыв полыхнул ярко-оранжевыми языками пламени, от страшного грохота стало больно ушам. Лорен рухнул на землю, пропуская над собой волну раскаленного воздуха и бритвенно острых каменных осколков. Пламя в фонаре дрогнуло и погасло, погрузив шахту в непроглядную темноту, а потом Феликс всем телом ощутил, как скала, к которой он прижимался, дрогнула! На этот раз звук осыпающихся камней был настоящим... Лорен, уцепившись за стену, заставил себя подняться на ноги и, ничего не разбирая в кромешной темноте, рванулся вперед. Грохот упал на него сверху, волной накатил сзади, заставив скалу содрогнуться до самого основания. Мужчину вновь швырнуло на камни. И на этот раз он уже ничего не мог сделать, только беспомощно прикрыть голову руками и молиться, чтобы обвал не дошел до него.
   Им все же повезло: старые балки оказались достаточно крепкими и не рухнули. Лорен отделался ссадинами на руках, а Рейту камнем ушибло щиколотку. Даже фонарь, не без труда отысканный в кромешной темноте на полу шахты, удалось вновь зажечь. И сразу же, как только искусственная пещера вновь озарилась желтоватым светом, стало понятно, что обвал перекрыл выход из шахты, отрезав охотникам путь назад. Да, кажется, вопрос о везении стоило пересмотреть.
   Они попытались разобрать завал: отбрасывали прочь мелки камни, с трудом откатывали огромные валуны. Но никакого просвета за ними видно не было. Невозможно было даже примерно определить, сколько ярдов свода шахты обвалилось. К тому же каждый новый убранный камень вызывал свой крошечный обвал. В какой-то момент вновь начали скрипеть и прогибаться потолочные балки. Лорен грязно выругался, помянув всех демонов преисподней, и достал из-за пазухи план каменоломни. Он развернул уже немного потрепанный лист бумаги на полу возле фонаря и принялся изучать карту. На плане шахта представляла собой неправильный четырехугольник, в нескольких местах перечеркнутый ответвлениями боковых штолен; штрихами обозначались спуски на нижние уровни. Лорен скользнул рукой по чертежу и удовлетворенно кивнул:
   - Есть!
   Рейт присел на корточки рядом с ним, неловко подогнув ушибленную ногу, и Лорен еще раз ткнул пальцем в место на карте:
   - Второй выход есть!
   В правом верхнем углу карты штриховкой обозначалась река, протекавшая на поверхности. Возле нее, если верить плану, одна из штолен и выходила наружу. Очевидно, когда-то этот выход сделали специально, чтобы удобнее было доставлять воду для нужд каменоломни. А сейчас охотникам оставалось только надеяться, что проход к нему не пострадал от более ранних обвалов.
   Рейт поднял с пола свою сумку и принялся перебирать содержимое. Все верно: масштаб имеющейся у них карты был выдержан лишь примерно, и теперь охотникам на собственном опыте предстояло выяснить, сколько времени займет путь на другую сторону холма. Отправляясь за вампиром, они планировали вернуться в город уже к рассвету, поэтому еды с собой почти не взяли. С другой стороны, без провизии пару дней можно продержаться, а вот с водой - Рейт прислушался к плеску жидкости в обтянутой кожей фляжке - уже через сутки начнутся проблемы. Лорен вздохнул и еще раз взглянул на карту: запасы масла для фонаря у них тоже не бесконечны, поэтому план стоило запомнить получше до того, как они окажутся в кромешной темноте.
   Они шли вперед уже несколько часов. Судя по хронометру Лорена, снаружи скоро должен был наступить рассвет, правда, внутри шахты об этом можно было лишь догадываться. Последние пару часов Рейт хромал все сильнее. Ушиб, вначале показавшийся пустячным, при каждом новом шаге отзывался острой болью в ноге. Лорен уже несколько раз предлагал сделать привал, но его напарник упрямо качал головой, продолжая идти вперед. Впрочем, Феликс его понимал: ему тоже не хотелось оставаться в каменоломне ни одной лишней минуты.
   Теперь именно Лорен шел впереди, освещая им дорогу, поэтому двери, перекрывавшие штольню впереди, первым заметил именно он. Мужчина пристроил фонарь на выступ стены и подошел к ним. С этой стороны никаких замков или засовов видно не было. Тем не менее, когда охотник попытался ее толкнуть, она даже не шелохнулась!
   - Заперто, демоны! - сквозь стиснутые зубы прошипел Лорен, всем телом наваливаясь на проклятые створки. Потом вновь развернул перед фонарем карту и добавил еще одно, уже гораздо более заковыристое ругательство: позади они оставили несколько поворотов, но все они вели на нижние ярусы шахты, а единственный путь наружу, если верить плану, был перед ними.
   Тень от фонаря дрогнула. Лорен не обернулся - ничего удивительного в том, что Рейт собственными глазами решил посмотреть на план, не было.
   - Может быть, попробуем взорвать? - но голос напарника вдруг донесся с совершенно другой стороны! Тень вновь покачнулась... Лорен вскочил на ноги, одновременно разворачиваясь и вскидывая к плечу арбалет. Позади них, футах в тридцати, там, где они совсем недавно прошли, посреди штольни стояла девушка! Она была одета странно - в мужской костюм - белую рубашку с поднятым воротом, темные брюки и высокие основательно запыленные сапоги, но длинные темные волосы и стройная фигура не позволяли усомниться, кто перед ними. Завязки на вороте ее рубашки не были стянуты, и сквозь тонкую ткань отчетливо различались очертания ее груди. Лицо незнакомки казалось очень бледным, губы - почти белыми и только огромные темные глаза, пристально глядящие на двух мужчин, лихорадочно блестели.
   Первым опомнился Рейт:
   - Кто вы?
   - Ева, - голос незнакомки прозвучал едва слышно, но в абсолютной почти оглушающей тишине подземелья и более слабые звуки отчетливо разносились на многие метры вокруг. Лорен сглотнул, на мгновение мелькнула мысль, что просто имя - это чертовски недостаточный ответ на заданный вопрос, но Рейт уже вновь опередил его:
   - Как вы здесь оказались, мисс?
   - Пришла, - она вдруг шагнула вперед, к мужчинам, и в свете фонаря ее глаза блеснули темно-красным! Лорен вновь вскинул арбалет. Он не помнил, как до этого опустил его...
   - Не двигайся, тварь!
   Вот, значит, как выглядит монстр, за которым они охотились... А вампирша, словно ничуть не испугалась нацеленного на нее оружия, продолжала идти вперед.
   - Не двигайся, или тебе конец! - Рейт выступил вперед, сжимая в руке еще одну склянку с зажигательной смесью. Тварь замерла, но на ее лице по-прежнему не было и тени страха.
   - Хочешь устроить еще один маленький обвал, человек? - она кивком головы указала вверх, и Лорен, посмотрев туда, увидел глубокую трещину, пересекавшую балку над ними.
   - Ничего, - он крепче перехватил приклад арбалета, - тебе и пары стрел хватит.
   - Тогда вы навсегда останетесь здесь, - наверное, вампирша восприняла молчание обоих мужчин как приглашение говорить дальше, потому что махнула рукой в сторону двери за их спинами. - Вы не сможете ее открыть, а другого выхода из шахты нет.
   - И чего ты хочешь от нас?
   Лорен хотел одернуть своего напарника: некоторых тварей нужно сначала убивать и только потом выяснять, что им было нужно. Правда, тогда следовало выстрелить еще минуту назад.
   - Я помогу выбраться вам, вы поможете выбраться мне, - вампирша пожала плечами. Она больше не пыталась подойти ближе, но на арбалет, нацеленный ей в сердце, ни разу даже не покосилась. - Я могу обратиться в туман. Так я попаду на ту сторону двери и открою ее для вас.
   Мужчины переглянулись. Обращаться в туман умели лишь очень старые и сильные вампиры. Если бы они раньше узнали, какая тварь охотится в Уайтхилле, они бы не приняли этот заказ! И уж точно теперь становилось понятно, каким образом ей удалось спастись от взрыва и ускользнуть из-под последовавшего за ним обвала.
   - А почему ты не можешь сделать этого сейчас?
   В первый раз на лице вампирши отразились какие-то эмоции!
   - Это отнимает слишком много сил, а я не питалась уже двое суток.
   - Так значит: ты в той же западне, что и мы! - Лорен не сдержал усмешки. Тварь оскалилась и совершенно по-звериному зашипела, мгновенно утратив всякое сходство с человеком, но Рейт вдруг шагнул вперед, закидывая свой арбалет за спину:
   - Хорошо, я дам тебе кровь.
   - Нет! - напарник и вампирша обернулись на него одновременно, но Лорен уверенно продолжил, положив руку на плечо Джона. - Ты и так ранен... - он перевел взгляд с Рейта на бледнолицую красноглазую тварь перед ним и вытащил из ножен на поясе кинжал. - Будешь пить от меня.
   Губы вампирши дрогнули, словно она хотела довольно улыбнуться, но уже в следующее мгновение ее лоб прорезала напряженная вертикальная морщинка:
   - Стой!
   - Что еще? - Лорен, уже поднесший лезвие к запястью, неохотно замер.
   - У тебя клинок с серебром. Я не смогу пить кровь после серебра - она станет для меня отравой!
   Лорен грязно ругнулся, закинул кинжал назад в ножны и почти ткнул руку в лицо вампирши.
   - Пей!
   Если бы он позволил себе хотя бы на мгновение задуматься, что он делает, он бы ни за что не согласился, предпочел бы сгнить заживо в этой шахте, так и не выбравшись наружу, но не разрешил бы мерзкой твари прикоснуться к себе!..
   Тонкие и совершенно ледяные пальцы сжали его запястье. Вампиршу не требовалось долго уговаривать. Лорен с трудом удержался, чтобы не отдернуться, когда голова твари склонилась к нему. На мгновение хватка стала еще сильнее, а в следующую секунду острая боль пронзила его руку от запястья до самого плеча. Лорен едва не вскрикнул, но вместо этого лишь вдохнул раскрывшимся ртом воздух. Боль слишком быстро превратилась в пламя, как чашу, переполнившее его тело, горячей волной пробежавшее по позвоночнику...
   Пальцы разжались, и мужчина покачнулся, чуть не сев на пол. Лорен поднял глаза, но вампирши там, где она стояла раньше, уже не было. Тонкая струйка угольно-черного тумана скользнула в сторону двери.
   - Ты как? - рука Джона сжала его плечо. Охотник хлопнул по ней в ответ: он отнюдь не был уверен, что, попытайся он сейчас заговорить, у него бы это получилось.
   Глухой удар сотряс створки с той стороны. Оба охотника невольно вздрогнули. Если бы они собственными глазами не видели вампиршу минуту назад, они бы решили, что в дверь ломится что-то по-настоящему огромное! Еще один удар и еще один. Мужчины на всякий случай отступили назад, но дверь даже не думала поддаваться. На несколько мгновений за ней наступила тишина.
   - Что мы будем делать, если она просто уйдет?.. - Лорен не успел договорить, когда верхний край одной из створок вдруг начал отгибаться! Мужчина вспомнил, как за мгновение до взрыва тварь отшвырнула его к стене. Кажется, тогда она не использовала и десятой доли своей силы! Дерево, наконец, не выдержало, с пронзительным стоном разорвавшись пополам, открывая проход. Мужчины переглянулись. Рейт поднял фонарь и шагнул в темноту штольни.
   Первым, что они увидели за дверью, была вампирша: ее светлая рубашка выделялась в темноте, а сама она сидела на земле и смотрела на охотников.
   - Не улетаешь?.. - Лорен и сам не знал, зачем заговорил с ней. И только произнеся вопрос вслух, задумался, а чего на самом деле ей стоило вот так, словно лист бумаги, разорвать мореное дерево? Вампирша вскочила на ноги быстрее, чем он успел заметить, а в следующий миг уже растворилась в темноте одного из боковых коридоров.
   После этого они шли вперед еще примерно часов пять. Нога Рейта здорово распухла, и Лорену теперь приходилось практически нести напарника на себе. Другую руку занимал фонарь, арбалет пришлось закинуть за спину. Так что, если бы тварь решила вернуться и добить их, сейчас это не составило бы для нее труда.
   За очередным поворотом коридор вдруг расширился, образуя что-то вроде небольшой залы. Лорен поднял фонарь выше, стараясь рассмотреть ее. Он не знал, что здесь могло быть раньше, когда каменоломня еще действовала, но, кажется, им по-настоящему повезло: в двух держателях на стенах до сих пор торчали факелы! Охотник открыл стекло фонаря, позволяя пламени перебраться с фитиля на промасленную паклю. Та не хотела гореть, но через минуту все же медленно занялась. В шахте сразу же стало светлее.
   - Все, привал! - Лорен помог напарнику опуститься на пол и сам сел рядом, прислонившись спиной к стене. Он в очередной раз за прошедшие часы достал карту и принялся сверять с ней их местоположение.
   - Что там?
   - Впереди две лестницы. Только я не могу разобрать, какая ведет к выходу, а какая спускается на нижние ярусы, - Лорен от досады взъерошил пальцами волосы. Укушенное вампиршей запястье отозвалось на движение тупой болью, но сами ранки уже успели затянуться: тварь кусала аккуратно, явно не желая повредить ему руку. Охотник решительно поднялся на ноги. - Схожу на разведку, - объяснил он. - А то, если мне тебя придется таскать туда-сюда, мы точно далеко не уйдем.
   Наверх вела уже первая из попавшихся Лорену лестниц, поэтому обратно в зал с факелами, где оставил Рейта, он вернулся всего минут через двадцать, не больше. Мягкий желтый свет в непроглядной темноте шахты был заметен издалека, но вместо того, чтобы прибавить шаг, мужчина вдруг замер: до него донеслись звуки голосов! Разговаривали двое. Один голос принадлежал его напарнику, второй, тихий и женский, тоже явно был ему знаком... Лорену понадобилось несколько секунд, чтобы понять: там, с Рейтом, была вампирша!
   Феликс почувствовал, как от мгновенной вспышки ярости ему даже в промозглом воздухе подземелья становится жарко, рука сама потянулась к арбалету, закинутому за спину. Больше всего хотелось немедленно броситься вперед и пристрелить проклятую тварь. В конце концов, именно для этого они сюда и отправились. Заключенный между ними договор предусматривал кровь в обмен на открытую дверь, и уж точно в нем ничего не было о прекращении дальнейшей охоты!
   Голоса за поворотом звучали спокойно и словно бы даже приглушенно, и Лорен вместо того, чтобы броситься туда, прикрутил фитиль в фонаре, гася его, и осторожно, стараясь не шуметь, шагнул вперед.
   В металлической подставке на стене по-прежнему горел факел, под ним, там же, где Лорен его и оставил, сидел Рейт, а напротив него, едва не касаясь вытянутых ног охотника, стояла на коленях вампирша. Впрочем, ничего униженного или подчиненного в ее позе не было. Она явно делала только то, что хотела. Тварь наклонилась вперед, и Лорен только сейчас заметил, что сапог с больной ноги Рейта был стащен, а штанина закатана. Руки вампирши легли на щиколотку мужчины и скользнули вверх до колена. Сама она при этом наклонилась еще ниже, так, что волосы рассыпались с обеих сторон от нее, а Лорен вдруг совершенно не к месту подумал, что расстегнутый ворот ее рубашки в этот момент наверняка распахнулся еще шире...
   - Не больно? - вампирша подняла глаза вверх, на Рейта.
   - Нет, - тот качнул головой, не отрывая взгляда от лица твари, будто та заворожила его, заставляя смотреть лишь на себя. - Только немного щиплет, словно муравьи кусают.
   - Так должно быть, - она еще раз провела по ноге мужчины, теперь - сверху вниз. - Все. Посиди сейчас пару часов, потом будет лучше.
   - Спасибо.
   Вампирша отстранилась, сев на пятки, и ничего не ответила. Рейт спустил штанину и аккуратно, явно стараясь не беспокоить еще болевшую ногу, вновь надел сапог. Потом потянулся к сумке, лежавшей рядом с ним, и достал оттуда прихваченную из Уайтхилла провизию: краюху хлеба и кольцо местной колбасы. Вытащил из-за пояса нож, но вдруг вновь покосился на вампиршу, по-прежнему сидящую напротив.
   - Я понимаю, что это глупо, но мне все равно как-то неудобно есть в присутствии дамы, не предложив ей разделить трапезу.
   Вампирша рассмеялась все тем же своим тихим, словно шорох песка, голосом:
   - Не волнуйся: у меня твои сухари не вызывают аппетита!
   Рейт отрезал кусок от кольца колбасы и принялся жевать, но, видимо, под пристальным взглядом твари, словно продолжавшей ждать чего-то, аппетит пропал и у него. Охотник отложил нож.
   - Могу я спросить, Ева? - поговорил он, и Лорен в этот момент мог бы поклясться, что еще ни разу не видел своего друга настолько неуверенным. - Ты сама это выбрала или тебя...
   Он не договорил, но вампирша прекрасно поняла, о чем он спрашивал. Она резко подалась вперед, отбрасывая с правого плеча волосы и одновременно отгибая высокий воротник рубашки. Даже в неверном и слабом свете факела Лорену были видны грубые рубцы, покрывавшие ее шею.
   - Ты считаешь: на такое можно согласиться по доброй воле?!
   - Прости, - Рейт наклонился вперед, словно собирался накрыть руку вампирши своей. Он утешал ее, как мог бы утешать обычную человеческую девушку, и он извинялся перед ней - перед чудовищем и кровопийцей! Этому нужно было прямо сейчас положить конец. Лорен решительно шагнул вперед.
   - Почему ты снова здесь, тварь?! Мы тебя не убили, но ты словно сама добиваешься этого.
   Вампирша плавно поднялась на ноги, разворачиваясь к нему. Ее движения больше не были столь неуловимо стремительными, как раньше, будто она всем своим видом показывала: охотники не представляют для нее опасности.
   - Она просто лечила мою ногу...
   Лорен даже не взглянул на напарника.
   - Что, просто так лечила?
   Губы твари дрогнули, обозначая усмешку:
   - Вообще-то я рассчитывала на небольшую благодарность.
   Брови Рейта сдвинулись, образовав вертикальную морщинку, словно сам мужчина раньше не понимал этого.
   - Если тебе нужна еда, почему ты не выберешься из шахты и не отправишься на охоту?
   Вампирша поморщилась.
   - Там день! - бросила она, даже не обернувшись на Рейта. Лорен мысленно выругался: эта вечная темень подземелья, похоже, окончательно сбила его внутренние часы, раз он, увидев тварь, даже не удивился тому, что она бодрствует! Значит, правы были те охотники, которые утверждали: вампиры отнюдь не впадают в спячку днем, они остаются столь же опасными, а не охотятся лишь потому, что им неприятен свет солнца.
   - И поэтому ты шла за нами?
   - Мне не надо идти за вами - я чую вас даже на другом конце каменоломни! - она шагнула вперед, свет факела упал на ее лицо, и от этого ее глаза вновь полыхнули алым. И на этот раз огонь стал ярче - так у людей зрачок расширяется, поглощая радужку. Лорен почувствовал, как его начинает трясти. Тварь стояла слишком близко...
   - И ты на все готова ради глотка крови?
   - Да! - она действительно не сомневалась и мгновения...
   - На все?
   - Чего ты хочешь?!
   - Разденься...
   - Лорен, не делай этого! - кажется, Рейт понял раньше, потому что вампирша еще пару мгновений просто смотрела на него, а потом ее лицо вдруг застыло ледяной маской понимания. Теперь она наконец-то выглядела так, как и полагалось немертвой твари, живущей лишь благодаря крови других. - Лорен, не смей! - Рейт попытался подняться на ноги, но и его напарник, и вампирша словно больше не замечали его присутствия. Она подняла руки, распуская завязки на вороте рубашки. Ее кожа в отблесках единственного факела казалась очень белой и словно светящейся изнутри. Не человек... Мысль мелькнула и пропала. Лорен, вряд ли отдавая себе отчет в том, что он делает, протянул руку, положив ладонь ей на щеку. Губы девушки приоткрыли, и все показалось вдруг таким простым - всего лишь наклониться к ним... Она метнулась вперед так быстро, что охотник не успел даже подумать отступить назад! Губы прижались к его шее, а в следующее мгновение в кожу вонзились бритвенно острые клыки.
   Лорен вцепился в волосы твари. Оттолкнуть от себя... Прижать к себе? Боли не было, словно его тело уже знало, что должно быть за болью, что там настоящее. Огненная волна прокатилась по позвоночнику вниз, заполняя собой все тело, заставляя его выгнуться дугой...
   Рот и руки исчезли одновременно. Слишком быстро... Вампирша оттолкнула его от себя, и на этот раз Лорен все-таки рухнул на колени. Под черепом пульсировала чернота, взрываясь цветными пятнами. Воздух обжигал горло, но упорно отказывался проходить дальше, словно вдруг стал невозможно густым.
   - Уходи! - Лорен кое-как все же выдавил из себя. - И никогда не приближайся к нам!
   - Не волнуйся, ты меня больше не увидишь.
   Мужчина судорожно вздохнул, с трудом проталкивая воздух в легкие.
   - Идиот... - голос Рейта прозвучал над ним, совсем близко. Феликс наконец рискнул поднять голову. Евы в пещере уже не было. Ушла она или растворилась туманом - в любом случае сделала она это очень быстро. Лорен потер руками лицо, пытаясь собраться с мыслями. Определение напарника было еще самым мягким из тех, что приходили в голову ему самому!
   - Жертву тянет к однажды укусившему ее вампиру, - проговорил он, не пытаясь оправдаться, просто зачем-то вслух проговаривая давно известные истины. - Она даже сама готова спровоцировать новое нападение.
   - Да. Но ты идиот не поэтому.
   До выхода из каменоломни они добрались на закате: между сорванными и распахнутыми створками было видно бледно-сиреневое небо. Когда-то давно выход здесь, очевидно, намеренно устроили на значительной высоте от пола шахты. Вода из реки по специальному желобу сама должна была течь вглубь штолен, а люди, наверное, поднимались по лестнице. Точно сказать Лорен не мог, потому что и от желоба, и от лестницы осталась лишь деревянная труха. А до выхода теперь было не меньше семи ярдов по отвесной каменной стене.
   Лорен сбросил на землю свой мешок, достал из него предусмотрительно захваченную веревку с железным крюком на конце и принялся ее разматывать.
   - Сначала я вылезу, потом вытяну тебя.
   Рейт, не споря, кивнул. Он хромал уже значительно меньше, но сейчас рисковать не имело никакого смысла, а о той, кому он был обязан столь быстрым выздоровлением, охотники и вовсе предпочитали не вспоминать.
   Лорен отступил на пару шагов назад и размахнулся, метя в четко очерченное на фоне темноты отверстие выхода. Крюк с тихим свистом ушел вверх. Глухой удар металла о камень. Лорен двумя руками ухватился за веревку и изо всех сил дернул ее: если она собирается оборваться, пусть уж лучше сейчас, а не когда он будет висеть на ней в нескольких ярдах от земли! Веревка выдержала, и охотник, поправив ремень арбалета, подпрыгнул, хватаясь за нее. Веревка закачалась, мгновенно превращая подъем из просто сложного в практически невыполнимый, но Рейт тут же повис на нижнем конце, удерживая ее на месте. Лорен оттолкнулся ногами от каменной скалы и пополз вверх.
   Прохладный воздух летней ночи коснулся его лица даже раньше, чем он выбрался из шахты. Мужчина рванулся вперед, напрягая все силы. Острый край камня больно впился ему под ребра, но охотник не обратил на это внимания. Он в последний раз оттолкнулся ногами и, уцепившись за какой-то камень, вывалился наружу. Арбалет впился в спину, и Лорен, стянув ремень через плечо, отбросил его в сторону. Он выбрался! Где-то совсем близко журчала река, воздух отчетливо пах влагой, а высоко над ним раскинулось светло-лиловое сумеречное летнее небо, на котором только начали проявляться первые звезды. Лорен еще раз с удовольствием вздохнул и поднялся. Перед ним, всего в каких-нибудь пяти футах сидела Ева. Сейчас, в сгущающейся ночной темноте, ее глаза казались просто черными, без всякого алого отблеска. Впрочем, на человека она все равно не походила.
   - Ты сказала, что я тебя больше не увижу, - дыхание после подъема все еще было сбитым, и голос прозвучал хрипло. Вампирша пожала плечами, будто совершенно не удивившись словам мужчины:
   - Я солгала. Если ты заранее обречен на ад, нет смысла стараться говорить правду, - она сидела напротив него, поджав под себя ноги и обхватив их руками. - Ну же, охотник, почему ты не кричишь: убирайся, оставь меня в покое, тварь?
   Лорен сглотнул пересохшим горлом. И правда, почему не кричит?.. Ева плавным движением переместилась вперед. Он не видел, как она двигалась. Просто вдруг она оказалась вплотную к нему, ее лицо напротив его лица, так близко, что можно прикоснуться. И глаза такие темные, что белка почти не видно...
   - Ты же знаешь, охотник, почему вампиров становится все больше, почему мы заражаем своей болезнью других вместо того, чтобы просто питаться от вас. Ведь, казалось бы, чего проще: людей много - каждую ночь новая пища. Но мы возвращаемся за одним и тем же человеком, снова и снова, пока луна не превращает его в одного из нас. Его запах невозможно перестать чувствовать, его вкус на твоем языке... А если ты попробовал его кровь дважды, то отступиться и вовсе невозможно.
   - А ты знаешь, что жертва чувствует то же. Метки горят огнем, и ты снова и снова ощущаешь, как пламя растекается по твоим жилам...
   - Но вас запирают в монастыри, окружают крестами и святой водой, спасая от самих себя! А для нас монастырей не существует...
   - Меня тоже не пустят в монастырь - в первый раз я дал вампиру свою кровь добровольно, - Лорен облизал пересохшие губы. - Ну же! Чего ты ждешь?
   Он знал, что будет дальше. Любой человек знает - для этого совсем не обязательно быть охотником на вампиров. Сейчас она укусит его в третий раз, и третья метка превратит его в чудовище. Он знал, что так будет. Может быть, уже тогда знал, когда впервые разрешал ей попробовать свою кровь. Он знал... Кажется, сейчас это было единственным, о чем еще получалось думать. Его позвоночник, все его тело ломило от нестерпимой жажды, он хотел вновь погрузиться в то пламя, что успел почувствовать уже дважды. И в этот момент все, что он знал, больше не имело значения!
   - Чего ты ждешь? - повторил он. Лорен поднял руки, сам расстегивая свою куртку. Не выдержал, дернул изо всех сил, разрывая ворот рубашки, запрокинул голову, подставляя шею под укус.
   Ее губы дрогнули, обнажая самые кончики клыков. Темные глаза смотрели, не моргая. Она наклонилась вперед. Губы прижались к его шее... Только губы, холодные и мягкие.
   Ева отстранилась и плавно поднялась на ноги, оставив Лорена сидеть на земле, хватая ртом воздух.
   - До новолуния семь дней. Мои метки перестанут иметь над тобой власть, - она вдруг наклонилась, подбирая с земли брошенный Феликсом арбалет, осторожно, стараясь даже случайно не коснуться серебряного наконечника стрелы. - И тогда ты вспомнишь, что хотел меня убить.
   - Не смей решать за меня! - Лорен встал с земли и решительно шагнул к ней, но она вновь отступила назад, не позволяя ему приблизиться, словно в первый раз испугавшись охотника на вампиров.
   - Ты все решишь сам. И, когда решишь, ты знаешь, где меня найти, - она резко вскинула руку вверх, бросив Лорену его арбалет. Мужчина движением, давно ставшим частью его тела, перехватил его в воздухе. Он отвел взгляд всего на мгновение, но когда вновь посмотрел вперед, на склоне холма уже никого не было.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"