Сергеевцев Андрей Борисович: другие произведения.

Темная реальность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 1.57*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Молодой человек знакомится с девушкой. В этом нет ничего необычного. И в том, что он знакомится с ней в Интернете, тоже нет ничего необычного. Однако именно это событие полностью перевернуло жизнь главного героя. И не просто перевернуло - переломало, вывернуло наизнанку, швырнуло героя в "темную реальность". Зло проснулось, с каждым мгновением оно набирало силу, росло и крепло. Тьма безжалостно давила всех, кто попадался на ее пути. И в центре этих страшных событий находился Андрей... - главный герой романа.
      Необычный сюжет, непредвиденные повороты, неожиданный финал, атмосфера таинственности, яркие образы - все это порадует любителей фэнтези и ужасов!
      
      

 []

   Андрей Сергеевцев
  
   Тёмная реальность
  
   Часть первая
  
   ЗЛО: Тёмный Принц
  
   ГЛАВА 1
  
   Ну почему все так боятся маньяков? Особенно девушки. Неужели никто и никогда не задумывался о том, что маньяки тоже чего-то боятся и даже иногда больше, чем нормальные люди. Маньяки вообще очень пугливые существа. И чувствительные. Да-да, они очень чувствительные!
   И всё-таки хорошо, что не все девушки боятся маньяков, именно поэтому у них всегда есть шанс.
  
   - Привет.
   Длинные, светлые, струящиеся, немного золотистые волосы, с едва заметным медным отливом спадающие на лоб и пронзительно синие, синие глаза... Может линзы?
   - Привет. - Машинально ответил Андрей.
   А в её глазах можно утонуть... Или нет, скорее они примагничивают, гипнотизируют, заставляют чувствовать сильнее... Сильнее чем, что бы то ни было. Он почувствовал знакомый толчок. Затем ещё один. И ещё.
   - Как дела? - Девушку звали Юля. Юлия Умная. Хотя, судя по началу разговора так и не скажешь.. Хм.. ) Но эти глаза, эти волосы цвета червонного золота.. Это было нечто, это было что-то с чем-то или как-то... Андрей впервые не знал что ответить, он смотрел, только смотрел и всё.
   - Ты завис? Ау!
   Как быстро... прошло...ого! Целых пять минут, а казалось всего десять секунд! Но всё равно странно, пять минут ведь не пять часов, учитывая, что мы совсем не знакомы.
   - Да... Я тут. Дела вроде нормально, как всегда, короче, а ты как?
   Он уже давно привык подстраиваться под собеседника, даже если ему и не было интересно общаться, а точнее интересно ему было всегда, но только в разных степенях.
   - Я отлично! Сегодня такая хорошая тёплая весенняя погода, и птички, птички, они так щебечут, я так люблю птичек!
   Блин... Детский сад какой-то... хотя это довольно умильно сочетается с её внешностью на аватаре. Аватар девушки был анимационным, интересно как она так сделала? На этом сайте анимация аватаров и прочих картинок, не считая назойливой рекламы, никогда не поддерживалась. Что за формат картинки? Глаза, её глаза были как будто живыми, синяя полупрозрачная вода, что-то там скрывается в её глубинах?.. Андрей подвёл курсор и нажал на аву, девушка моргнула, а волосы начали слегка развеваться, как будто находились под струями воздушных потоков. Просто фантастика! Никогда ещё Андрей не видел ничего подобного. Он щёлкнул ещё раз, девушка загадочно улыбнулась, обнажив ряд аккуратных белых зубов и тут так медленно-медленно, картинка начала становиться чёрно-белой, обычной и уже без анимации. Он нажал ещё раз. И ещё.
   - Чёрт! Браузер завис! - На экран вылезла стандартная ошибка.
   Alt + F4, закрыть. Закрыть! Пришлось нажать трижды, прежде чем все окна свернулись, и он оказался на своём рабочем столе, вот только вместо полнолуния, там была фотка девушки, той самой. Она улыбалась. Глаза Андрея будто прилипли к монитору. Взгляд просто не возможно было оторвать. Но тут экран начал мерцать. Сзади раздался громкий хлопок, Андрей вздрогнул и обернулся, оказавшись почти в полной темноте. 75-ти ваттная лампочка перегорела. Должно быть, из-за резкого скачка напряжения выбило пробки.
   - Ну всё. Я off.
   Андрей поднялся с вертящегося кресла и нашарил рукой на полке мобильник. В нём был встроенный фонарик. Теперь в прихожую, к щитку.
   Покопавшись там пару минут, Андрей понял, что дело было не в пробках. И вообще, как выяснилось свет вырубило во всём доме, хотя в соседнем горит. Значит это где-то на подстанции. Свечи что ли поискать? На кухне где-то были. И там же тихо работало старое радио. Он ещё раз выглянул в окно, по времени уже где-то около полуночи, в соседних домах кое где ещё горел свет, люди здесь ложатся рано, но его дом был сплошь чёрным. Он зевнул и посмотрел вверх.
   - Звёздное небо, наизнанку вывернут ясный летний день.
   И словно в ответ ему из радио раздался тихий женский голос.
   - На небо смотришь, в глазах твоих отблеск звёзд. И тот же холод...
   Это она. Мысль прорезала мозг, словно молния на чёрном небе. Андрей стремительно прильнул к приёмнику, попытался сделать погромче, но он и так работал на полную мощность. Это была очень старая модель.
   - Слушай... - Голос был очень приятным. "Тот самый" голос.
   - Да.
   Но теперь звучали только помехи. Андрей весь обратился в слух. И сквозь эти помехи он начал различать обрывки какой-то далёкой очень знакомой ему мелодии, что-то такое из детства, но он никак не мог вспомнить что это.
   - Ты слышишь? - это был почти шёпот, такой грустный, немного уставший... и привлекательный одновременно.
   - Да, что это?
   - Ты знаешь... Ты помнишь...
   - Пам пам пам-пам, пам пам-пам...
   - Что-то очень знакомое!
   Но тут во всём доме зажёгся свет, громкость приёмника усилилась, помехи исчезли, зазвучала симфония Моцарта. Но это была уже другая мелодия.
   Свечи так и не понадобились. Андрей направился в кладовку в поисках новой лампочки. А тем временем в его комнате начал загружаться компьютер. Сам...
  
   ГЛАВА 2
  
   Тьма накрыла его с головой. Тьма... тьматьматьматьмать.... Мать...тьМааааа...
   - Ты отрицаешь понятие Зла?
   - Ева была слаба.
   - Кровь.
   - Да.
   - Проклятие крови.
   - Она в муках родила Каина.
   - А затем он убил своего брата.
   - Кровь.
   - Тьма.
   - Ты отрицаешь понятие Зла?
   - Все люди, кроме двоих, пришли из глубокой чёрной дыры.
   - С кровью.
   - Зло никогда не умрёт.
   - Чёрная масть неистребима, как крысы в бараке.
   - Комнаты залиты кровью...
   ... тьматьматьматьмать.... Мать...тьМааааа... аааааа!!!!!!
   - Хватит!!!!!!!!!!!
  
   Адреналин. Мощный выброс адреналина вытеснил его сознание из этой чёрной клоаки. Андрей резко открыл глаза и поднялся. Голова немного кружилась, слишком стремительно кровь отлила от мозговых полушарий. Ну что за мерзкие, сухие, пустые, бездушные голоса. И чёрные дыры вместо глаз. Давно с ним такого не случалось.
   Жизнь начинается с крови, жизнь начинается с боли и от этого никуда не деться. Он прошёл в комнату и сел за комп.
   - Давайте вместе насладимся болью? Шшшшшшшшш.......
   Хлопок. Скрежет. И всё затихло. Звук шёл откуда-то из-за стенки. Должно быть у соседей слишком громко работал телевизор или радио. Андрей не помнил, когда он успел включить компьютер, но на рабочем столе была совсем другая заставка, не та, что он ставил пару недель назад. Теперь там вместо женщины в бикини на фоне полнолуния (довольно странная картинка, он нашёл её на каком-то сайте), был изображён летающий остров. Тоже на фоне полнолуния. На фоне звёзд и облаков. Это был очень красивый рисунок, словами даже сложно передать. Слова - всего лишь форма выражения мысли, но эту мысль лучше всего передавать визуально. На острове стоял небольшой замок из белого камня. С колонами. Сам остров был густо покрыт зеленью и какими-то необыкновенными сиреневыми цветами, кое-где текли прозрачные светло-голубые ручейки, они искрились и сверкали в темноте, некоторые из них доходили до самого края и звёздной россыпью падали в невесомость.
   - Аааааа!!!! Помогите! Он меня сейчас убьёт!! - Крик пронзил тишину, едва нарушаемую шумом куллера.
   Это за стенкой. Теперь Андрей это чётко слышал. Звон разбитого стекла, затем крик повторился, перейдя в какие-то несуразные вопли, смешанные с матерной руганью. Соседи у него были буйные, но до таких откровенных драк дело ещё не доходило. По крайней мере, до сих пор. Пойти что ли посмотреть? А может, и не стоит вмешиваться в их семейные скандалы...
   Его размышления прервал мощный удар в стену. Затем ещё один. Били, очевидно, кувалдой, с потолка начала сыпаться побелка. Несколько крошек цемента упало на клавиатуру. Но Андрей всё так же продолжал сидеть в кресле и тупо пялиться на картинку с Островом. Нет, конечно, он думал, и всё слышал, но сейчас большую часть его мыслей занимало совсем другое. Он заметил, что вода в голубых ручейках совсем как настоящая, переливается, искрится, и лёгкими потоками растворяется в... Космосе? В каком конкретно пространстве находился этот Остров, было не совсем понятно. Никогда ещё не видел он на рабочем столе таких "живых" анимационных картинок.
   Бум. Бум. Бум. Звук становился всё громче. Стена затрещала, и несколько кусков цемента и красного кирпича упали на зелёный ковёр. Андрей никак на это не отреагировал. Остров прямо на его глазах увеличивался в размерах, он как бы плыл всё ближе и ближе к наблюдателю. И, кажется, начинал приобретать трёхмерность. Да, именно так. Теперь Остров стал трехмерным, как в компьютерных играх.
   - Н-да... - чуть слышно произнёс Андрей вслух, - Заставочка у меня что надо, все друзья обзавидуются.
   В комнате стало очень шумно. К отборной ругани и крикам о помощи, ударам кувалды и какому-то странному электрическому шипящему фону, теперь прибавился ещё и звук пилы.
   Это болгарка, подумал Андрей, повернув голову в ту сторону, откуда исходил шум. Он узнал этот звук. Но тут зазвонил телефон. Мобильник лежал тут же на столе. Номер определён не был. Андрей нажал на зелёную кнопочку, чтобы принять вызов:
   - Да. - Голос у него был как никогда спокойный, и даже какой-то отрешенный.
   - Привет. - Сказали на том конце трубки.
   - Привет.
   - Узнал? - Голос был женский, не знакомый, немного суховатый. Но он узнал.
   - Юля? - тихо произнёс Андрей после небольшой паузы.
   Звуки за стеной немного утихли, осталось только фоновое электрическое шипение.
   - Как ты догадался?
   - Почувствовал. А почему номер не определён?
   - А я по скайпу звоню. У тебя скайп на странице не указан, зато мобильник был. Куда ты пропал так резко?
   - У меня комп заглючил, и свет вдруг вырубило. Потом включили. А ещё я, кажется, отключился в кладовке...
   - Как отключился? Сознание потерял??
   - Нет. Как будто заснул стоя. Я даже не упал. Просто ушёл в себя на время. Странно всё как-то сегодня... Так необычно.
   - Да... А сейчас что делаешь?
   - Смотрю на Остров. Заставка на компе прикольная такая, новая, откуда-то вдруг появилась... А ещё какой-то мужик пытается продолбить мне стену, а его баба визжит, как свинья на бойне.
   - Остров... - Задумчиво прошептала Юля. - Парящий в небе? С голубыми ручейками и Замком?
   - Да! Откуда ты знаешь?
   - У меня точно такая же заставка появилась всего пару минут назад. Сама никак не пойму, откуда она взялась...
   Шум в комнате возобновился с удвоенной силой. Женщина за стеной начала визжать так, как будто бы ей резали конечность той самой болгаркой, что снова заработала. Но не мог же он одновременно резать ей ногу пилой и долбить мне стену кувалдой? Андрей был почему-то уверен, что там за стеной находились только двое. Мужчина и женщина. Как и всегда. Они въехали не давно и последние две недели усиленно делали ремонт и не менее усиленно ругались во время этого занимательного процесса. Вот только сегодня, похоже, у кого-то действительно снесло крышу. И это было серьёзно.
   - Что там у тебя за шум? - голос девушки звучал взволновано.
   - Соседи делают ремонт.
   - ААААА!!! Козёл, ты отрезал мне ногу!!! АААААА!!!
   - Кровь. Кровь. Кровь. Комнаты залиты кровью. - Бум. Бум. Бум. Удары кувалды становились всё громче. Всё ближе.
   - Помогите!!!! Кто-нибудь!!!
   - Кровь. Кровь. Кровь.
   Бум. Бум. Бум. Трещина в стене становилась всё больше.
   - Я должен позвонить 911. Там происходит что-то серьёзное. - На другом конце провода было тихо. Андрею стало ещё больше не по себе.
   - Алло! Юля! Ты меня слышишь?
   - Да. Но ты не успеешь, они уже почти здесь...
   - Кто "они"? Ты о чём?
   - Остров...
   Затем последовали короткие гудки и связь прервалась.
   Бум. Крупный кусок кирпича с цементом упал на ковёр. В образовавшийся дыре Андрей увидел... нет, он увидел БЫ здоровенную ржавую кувалду. Но он этого не видел. Он смотрел на экран, который утратил свою привычную плоскость. Теперь это было окно. Казалось, протяни руку и можно потрогать. Потрогать Остров. Деревья на нём раскачивались от сильных порывов ветра. Волосы на голове Андрея развевались, это был свежий ветер, такой свежий, которого никогда не понюхаешь в крупных городах. Андрей протянул руку в сторону монитора. Навстречу ему высунулась другая рука, вот только кожа на ней была полупрозрачной, да и сама рука казалась какой-то эфемерной. Виртуальной. Электрическое шипение усилилось, перекрывая собой все другие звуки. Андрей пожал протянутую ему руку, взгляд затуманился. Теперь он видел только Остров. И слышал только электрический фон, какой бывает, если выдернуть антенну из включённого телевизора. Только этот шум был намного громче. И нёс в себе какую-то информацию. Информацию, которую мозг жадно впитывал и записывал куда-то на подкорку. Руку немного покалывало, он чувствовал тепло, виртуальная рука была очень тёплой. Это было приятное ощущение. Оно завораживало. И уносило куда-то за пределы сознания. За пределы этого мира.
   - "А ведь я так и не нашёл лампочку." - Это была последняя мысль, пронесшаяся в голове, перед тем, как он окончательно утратил связь с реальностью.
  
   ГЛАВА 3
  
   Утро было по-весеннему солнечным. Юля, ещё не открыв глаза, впитывала в себя сквозь сомкнутые веки, яркий солнечный свет, проникающий в комнату через шторы и щебет птичек, которые наивно радовались первому теплому дню в этом году. Её всегда умиляла такая искренность, пожалуй, никто так не радуется весне, как птицы. Некоторые люди тоже так умеют, особенно в детстве, но иногда и взрослыми.
   Она всегда любила весну. Что человеку нужно для счастья? По сути, не так уж и много, тоже что и всем остальным и ещё чего-то такого "для души". Вот только получить всё это порою бывает ох как не просто.
   Она открыла глаза. Малиновые шторы слегка колыхались под струями весеннего воздуха. Створка окна была приоткрыта, Юля очень любила свежий воздух. Аромат Весны наполнял комнату своими чудесными запахами. И каждая Весна была для неё особенной, совсем не такой как предыдущая, она видела разницу в каждом листочке в каждом цветочке и каждом порыве весеннего ветра, в каждом лучике солнца заставляющего сердце биться сильнее и, наполняющего тело каким-то необъяснимым чувством радости и ещё чего-то такого... чего словами не передать. Одним словом весна пришла, и это было чудесно! И чудесно вдвойне, потому что сегодня воскресенье.
   Юля откинула одеяло, медленно поднялась с постели, подошла к окну и открыла шторы. Сладко потянулась с полузакрытыми глазами. Но тут услышала громкий пацанский смех, а точнее это был даже не смех, а что называется - тупорылый ржач. Она отпрянула от окна, автоматически прикрывая тело руками. По улице прошли два паренька лет семнадцати, они пили пиво и громко смеялись о чём-то своём. Полуголую девушку, соблазнительно потягивающуюся в окне в свете утреннего солнца, они вроде бы не заметили. Очевидно, проглядели "своё счастье", страстно целуясь с горлышком пивной бутылки. Неудобно всё-таки смотреть в окно с близкого расстояния, будучи облачённой в чисто символическое "ночное одеяние". Учитывая ещё тот факт, что жили они на первом этаже, и окно комнаты Юли выходило как раз на асфальтированную пешеходную дорожку, тянущуюся вдоль всего их пятиэтажного дома, который граничил к тому же со школьным забором, так что "зрителей" всегда хватало. Но сейчас солнце светило максимально ярко, и заметить её не должны, два метра от стекла плюс белые занавески.
   И ещё цветы. Она любила цветы, и любила их поливать, но для этого надо было открыть занавески, а перед этим одеться, но сейчас ей было лень делать и то, и другое. Девушка просто включила комп, чтобы тот загружался, и пошла в ванную умываться.
   Родителей и брата дома не было, они все вместе уехали на дачу, оставив ей на попечение кошку Муську и квартиру, которую ей ещё предстояло убрать, так, что дома стесняться было некого.
   Юля стояла босиком на полу в ванной и смотрела на своё отражение в зеркале. Пол был с подогревом, так что ступням её стройных ножек было очень уютно. Вода приятно освежила лицо, и сегодня она нравилась себе даже с утра и без косметики. Сделав всё необходимое, она прошла на кухню, чтобы заварить чай.
   - А людей там кто-нибудь хоронил? - Мужской голос.
   - Господи, нет, конечно! - Тоже мужской, но уже постарше. Затем послышался звон пивных бутылок, - Да и кому могло прийти такое в голову!?
   Странно, телек на кухне оказался включённым, шёл какой-то старый фильм ужасов, кажется по Стивену Кингу.
   С утра.
   Что было ещё более странным.
   Шторы на кухне оставались закрытыми, окна выходили на северную сторону во двор, напоминающий колодец и потому в помещении часто царил лёгкий полумрак. Если, конечно, не зажечь свет. Что девушка и попыталась сделать. Но лампочка оказалась перегоревшей...
   Зато чай остался, ещё тёплый, родители много заварили, и даже брат не стал, как обычно, допивать её порцию. Она перелила чай в ковшик, процедив его через ситечко, и немного подогрела на газу, потом добавила две ложечки сахара, перемешала и выпила залпом. Ей хотелось поскорее уйти с кухни, как-то тут слишком мрачно, совсем не так, как было в её комнате на южной стороне дома. Другая энергетика, другие эмоции. Юля только сейчас обратила внимание, что телевизор уже ничего не показывает, а точнее показывает "муравейник", от которого шёл неприятный статический фон. Может, опять антенна барахлит или какие-нибудь "технические неполадки в эфире". Ей не хотелось в это вникать, поэтому она просто выключила телевизор и пошла к себе в комнату, где её давно ожидал включенный компьютер с интернетом, что было куда интереснее морально устаревшего телевизора.
   Соцсеть манила. К ней быстро привыкаешь. Поэтому Юля, даже не раздумывая, сразу зашла туда, на свою страницу. Пара ещё вчерашних сообщений от подруг, быстренько ответила, больше ничего нового. Чисто из любопытства она иногда любила просматривать объявления для знакомств. В этот раз среди коротеньких "приветиков" со смайлами и порно-спама ей попалось на глаза нечто интересное, выделяющиеся среди других своим объёмом и некоей серьёзностью.
   Она развернула объявление и стала читать:
  
   "Привет. Если честно, очень устал уже искать, да и вообще быть один, года два назад я и не думал жениться, но за последние пару лет сильно перестроился и понял, что мне необходимо то же, что и большинству нормальных людей, т.е. вторая половина, нормальная семья и в последствии дети, наверное... Короче "как у всех") Вот только найти эту половину, как оказалось очень не просто. Редко так бывает, чтобы и внешне и внутренне человек понравился и что-то в нём зацепило и держало крепко-крепко, разбивая тем самым все комплексы и преграды на пути к взаимному счастью. Я не много писатель ) Всё больше склоняюсь к мысли, что Вторую Половину нам посылает Бог или Судьба именно тогда, когда настаёт время для этого. Но всё равно ведь надо что-то делать, так уж человек устроен, ему всегда надо что-то делать.
Я не люблю поверхностность и банальность, моя избранница должна быть неглупой, думаю... я вообще очень разговорчивый, но только если человек мне нравится и есть о чём поговорить, какие-то общие интересы и т.п. В целом, я обычный, просто немного уставший и немного философ ) Как-то так.. ) Пишите, если интересно".
  
   Фотка была симпатичной, но Юля не планировала знакомиться с кем-то специально, хотя серьёзных отношений у неё не было, но зато были друзья, среди которых находились и ухажёры. Но в этот раз ей стало интересно, что-то её привлекло, и опять же чисто из любопытства она решила обратить на себя внимание, ей захотелось просто показать ему себя, свою страницу и фотографию. Ей было интересно: "А что будет?". До этого она никогда ничего не писала незнакомым людям, ей, бывало, отправляли сообщения, но не часто. А сейчас это было нечто интуитивно-импульсивное, а может ей, просто понравился текст и фото, но она не стала над этим долго раздумывать и просто обратилась к нему:
   - Привет.
   Спустя минуту он ответил тем же. И в этот самый момент заработал троян, такая невидимая программка, пересылающая данные. Но Юля, естественно, об этом не знала, она начала общаться с Андреем. А в это время на её рабочий стол загружалась новая оригинальная заставка. Остров, свободно парящий на просторах виртуальной реальности.
   А на кухне включился телевизор, от которого исходил неприятный статический шум. Кошка вздрогнула от этого звука, напряглась, зашипела и быстро выбежала из кухни, глубоко забившись под ванну.
  
   ГЛАВА 4
  
   Ну вот. Он куда-то пропал.
   Юля грустно и несколько растерянно смотрела в монитор. На странице Андрея больше не горел "онлайн". И тут она заметила, что у них совершенно разные часовые пояса, и если у неё сейчас было позднее утро, то есть почти день, то у него уже почти ночь... Но, даже если он и пошёл спать, всё равно досадно, как-то слишком резко, что ли...
   - ...Слабый да подчинится воле сильного. Ибо сказано было - следуйте за мной, и воздастся вам.
   Голос шёл откуда-то из кухни. Сухой бездушный голос с полным отсутствием каких-либо эмоций. Но тем не менее, он притягивал, звал, завораживал какой-то скрытой внутренней силой. Юля поднялась с кресла и направилась на кухню.
   - Что за бред ты несёшь? О каком ещё возмездии речь? Ты совсем рехнулся!?
   Второй голос был женским, вполне обычным.
   - Ты отрицаешь понятие Зла?
   Юля уже поняла, что звук шёл из телевизора на кухне, который она выключила десять минут назад. Это было зловеще, поэтому шла она очень медленно на цыпочках, стараясь не производить никакого лишнего шума. Сердце бешено колотилось, пульс молотом бил в голову и стучал в ушах.
   - Ева была слаба.
   Голос звучал всё громче и отчётливее. И ещё Юля буквально кожей ощущала неприятный электрический фон. Всё вокруг было пропитано какой-то энергией, как будто наэлектризовано. И даже воздух казался густым и плотным. Каждый шаг давался девушке с трудом в горле застыл комок страха, она боялась даже дышать, но, тем не менее, продолжала приближаться к источнику этого "нечто".
   - Комнаты залиты кровью. - Повторил всё тот же бездушный голос.
   Раздался звук электрической пилы, заглушая собой всё остальное. А потом раздался крик, оглушительный женский крик, едва перекрывая собой резкий звук пилы и как бы частично захлёбываясь в нём. Из ванной выскочила кошка и с пронзительным мяуканьем, стремглав промчалась в кладовку, забившись куда-то под коробки со старыми книгами.
   Как только Юля, открыв дверь, переступила порог кухни, всё резко стихло. От этого стало ещё более жутко. Пропали абсолютно все звуки. Тиканье часов, скрип двери, шорох шагов, ничего этого она больше не слышала, царила полная тишина. Мёртвая тишина.
   Юля похлопала себя ладонью по уху.
   Ничего.
   Абсолютная пустота звуков.
   Звуковой вакуум. Или что-то в этом роде... Такого с ней ещё никогда не было.
   Она повернула голову и посмотрела в телевизор. На экране был "муравейник". И откуда-то из глубин этого серого "муравейника" стал нарастать электрический шум помех. Больше никаких звуков не было, но шум продолжал нарастать. Это было настолько неприятно, что Юля попыталась заткнуть уши. Это не дало абсолютно никакого эффекта. Шум звучал у неё в голове, а кинескоп телевизора начал наполняться чем-то густым и багровым изнутри.
   - Комнаты. Залиты. Кровью.
   Голос звучал откуда-то издалека, с очень мощной реверберацией, как в церкви или в большом спортзале.
   Экран наполнялся медленно снизу вверх, он стал прозрачным почти как аквариум и по мере нарастания шума, его заливало густой багровой жидкостью. Юля смотрела в телевизор, открыв рот и пытаясь кричать, но, никаких звуков не исходило, никаких кроме электрического шума телевизионных помех.
   Девушка чем-то напоминала рыбу, выброшенную на берег, беззвучно открывающую и закрывающую рот в попытке закричать или вдохнуть густой спёртый воздух, который с большим трудом входил в лёгкие, он казался слишком вязким, не давая возможности вдохнуть полной грудью.
   Она не понимала, что с ней происходит. Это был кошмар наяву, такого ужаса и боли она ещё никогда не испытывала, лёгкие распирало, голова кружилось, а глаза казалось сами вылезают из орбит. Пульс долбил в голову с утроенной силой, в ушах звенело, а шум всё нарастал и нарастал.
   Экран наполнился багряной жидкостью на две трети и начал бурлить, продолжая заполняться. Телевизор стал гудеть и трескаться. Густая красная жидкость за экраном кипела, бурлила, вздымалась, как будто была живой и пыталась вырваться за пределы кинескопа. Широкая трещина прорезала экран по диагонали, затем ещё одна и ещё. Вновь вернулся звук пилы, и все другие звуки тоже начали возвращаться, пока это всё не слилось в какую-то адскую какофонию. Она слышала несколько голосов, бормочущих что-то на латыни, женский крик и плач младенца. Тут Юля поняла, что наконец-то может нормально дышать и соответственно кричать. Но крики ужаса так и не успели вырваться из её груди, экран телевизора взорвался, разлетаясь на десятки мелких осколков, и красно-багряная жидкость толстой мощной струёй хлынула девушке в лицо. Юля потеряла равновесие и упала. Жидкость была тёплой и густой, как кисель, запах от неё исходил кисловато-приторный, отдалёно чем-то напоминая кислое молоко или кефир.
   Падая, девушка успела закрыть затылок ладонью, чтобы не удариться головой о батарею. Но, как оказалось, в этом не было необходимости, потому что упала она в своё кресло перед компьютером. Открыв глаза, первое, что она увидела, это Остров, такая красивая трёхмерная картинка на рабочем столе. Остров с замком, изящно парящий на просторах вселенной на фоне звёздного неба и полнолуния. Окно браузера со страницей из соцсети оказалось свёрнутым.
   Юля помотала головой, протёрла глаза, прислушалась. Из ванной доносился звук работающей стиральной машинки, за окном слышались щебет птиц, шум машин, голоса прохожих. И только чей-то, казалось бы, далёкий и в то же время такой близкий и нездоровый смех портил всю картину. Смех звучал где-то внутри неё, он был злорадный, пустой, пугающий... и она поняла, что от него никуда не деться.
   Юля заплакала.
  
   ГЛАВА 5
  
- Ты действительно готова сделать ради него всё? 
- Да. 
- Тогда иди за мной. 
И она пошла. 
Шаг за шагом они приближались к чему-то очень важному. Неизведанному и пугающе притягательному одновременно. Человек в чёрном балахоне с красным подбоем ступал неслышно, как будто шёл по воздуху, но Юля, тем не менее, ощущала под босыми ногами, чуть влажную немного прохладную и упругую землю. Почву, на которой ничего не росло. Они шли через тёмные пустоши, как ей казалось, к центру самого мироздания. 
- Любовь - это положительная и очень сильная эмоциональная связь двух биологических существ, а ненависть - отрицательная. И разница между ними - минимальна. Но кажущееся не всегда есть истина. 
- А почему только биологических? Разве две души не могут полюбить друг друга? 
- Душа - эфемерное создание, а мы говорим о любви земной. Она другая. Особенная, - Человек в капюшоне вдруг остановился, обернулся и посмотрел ей... нет, не в глаза. Он заглянул в самую душу её существа, казалось, пронзив взглядом саму плоть, - ...не такая как все. 
Он повторил это дважды. 
- Ты не такая как все. 
Юля вздрогнула, этот ледяной взгляд, как молния пронзил её с головы до пят, вызвав необъяснимую дрожь, а после дыхание как будто замерло, но нет, она продолжала дышать ровно и спокойно и вместе с холодом она ощутила волну тепла и понимание того, что происходит нечто очень важное, и как бы само по себе не зависящее от её выбора или действий, девушка словно плыла по течению или шла по краю бездны, но опираясь при этом на крепкое плечо человека знающего путь и уверенно ведущего её к правильной цели. 
- А чем же я отличаюсь от других? Мне двадцать лет, и я плохо учусь, еле-еле тяну третий курс юридического... В моей жизни вообще нет ничего интересного!! 
- Глаза. Они тебе укажут путь, и в них раскроется вся суть. - Казалось, что человек в капюшоне улыбается, хотя лица не было видно. 
- Чьи глаза? Твои? 
- Нет - человек сбросил с головы капюшон, - ЕГО ГЛАЗА 
Голос прозвучал не снаружи, а внутри. Он исходил, как будто уже не от человека в чёрном, а звучал у неё в голове, как если бы она надела наушники. Под капюшоном ничего не оказалось, у него даже не было лица, лишь чёрная пустота, но голос продолжал звучать уже внутри сознания. 
- Глаза, - Человек вытащил руки из карманов балахона и протянул их вперёд ладонями вверх, - вот они. 
У девушки уже в который раз перехватило дыхание. Из ладоней на неё смотрели глаза, зелёные глаза, такие яркие-яркие, как будто подсвеченные изнутри, и в тоже время полупрозрачные, как бутылочное стекло. А потом земля под ногами стала нагреваться, она начала трястись и трескаться, Юля потеряла равновесие и упала, но уже не на землю, она летела куда-то в бездну, в чёрную бездну мёртвого бытия. Дыхание перехватывало от полёта, но она не парила, нет, она именно проваливалась с каким-то бешеным ускорением, а где-то далеко звучал чёрный густой и вязкий смех, он шёл как будто из-под самой земли через несколько её слоёв, но был настолько громким, что казалось, слышен отовсюду. Сколько длилось это падение, сказать было невозможно, ибо даже времени там не было. 
А потом она ощутила на груди нечто тяжёлое, но в тоже время тёплое и мягкое. Это было что-то живое. И пушистое. 
Девушка открыла веки. На груди у неё сидела кошка и мурлыкала, её глаза светились каким-то особенным, тёплым и живым светом. 
- Муська, - прошептала Юля и погладила любимую кошку, та в ответ ещё больше заурчала и вытянула мордочку. 
Она и сама толком не помнила, когда и как заснула. Легла в обед, ей хотелось забыться, провалиться в сон и ни о чём больше не думать, уйти куда-то в другой мир. Ну, вот и ушла, да ещё настолько успешно, что и сама теперь не рада. 
Тут она заметила, что вся мокрая с головы до ног, как будто её окатили водой, и она только немного успела просохнуть, разве что крупных капель не было. Даже бельё вымокло почти насквозь, и простыня и одеяло. Это был холодный пот, он неприятно леденил кожу и вызывал дискомфорт. Правая рука занемела из-за неудобной позы, но она очень чётко запомнила последний сон, Юле казалось, что он приснился ей неспроста. Очень странный и страшный сон, особенно эти зелёные глаза в раскрытых ладонях, они были совсем как живые и чем-то притягивали, хотя больше, конечно же пугали. Но радовало одно, противный смех в голове утих и возвращаться пока не собирался. Юля встала с кровати и направилась в ванную, по пути захватив из шкафчика чистое бельё. 
Тем временем, где-то внизу в подвале, что-то зашевелилось. Крысы, почуяв неладное стали разбегаться по углам, а потом, видимо окончательно решив, что место стало отнюдь не безопасным, выскочили на улицу и маленькими стайками, пугая воробьёв и голубей начали перебегать в подвал соседней пятиэтажки. Где-то за стеной протяжно завыла соседская псина. А внизу в подъезде перегорела лампочка, моргнув перед этим два раза.   
Когда приняв душ и переодевшись, Юля вышла из ванной, зазвонил их домашний телефон. Но, ещё не успев к нему подойти, девушка вновь услышала в голове знакомый голос.  
- Не бери, - прошептал он. 
- Почему? - мысленно спросила она. 
И машинально сняла трубку.
  
   ГЛАВА 6
  
   - Ал.. ло... - Голос девушки дрожал, как натянутые провода на ветру. 
- Юля? - Знакомый мужской тембр, она сразу не узнала кто это, да и в голове царил полный сумбур, столько новых впечатлений за одно лишь утро. 
- Да... 
- Привет, это Макс, нам надо встретиться, сегодня, сможешь прямо сейчас? -  Молодой человек сразу взял деловой тон. 
- Сейчас... не знаю, я только из ванной, а что случилось? 
- Там всё узнаешь, Марго просила не говорить об этом по телефону, она сегодня сделала новый расклад, это всё, что я пока могу тебе сообщить. 
- Хорошо, но я смогу выйти не раньше чем через полчаса, мне надо высушить волосы, одеться... - и ещё накраситься, подумала она про себя, всё же Макс ей всегда нравился, хотя он и был парнем Маргариты. 
- Ладно, давай встретимся через час на Воробьевых Горах в центре зала, ок? 
Юля жила на Юго-Западной, в пяти минутах ходьбы от метро, поэтому одного часа на всё про всё было вполне достаточно. 
- Ок, ты будешь один? 
- Там узнаешь, не опаздывай - загадочно ответил Макс и положил трубку. Он всегда клал трубку первым и это ей тоже нравилось. Но в этот раз что-то настораживало, хотя и неудивительно, её теперь всё настораживало. 
И чего так развылся соседский пёс, прям, как будто кто-то умер? Подумала она про себя, и пошла в спальню родителей искать мамин фен. 
Поиски фена заняли минуты три-четыре, и всё это время пёс протяжно выл за стеной, иногда жалобно поскуливая. Но в этих завываниях было больше страха, нежели горя или тоски. Собака явно чего-то боялась. 
Юля включила фен и стала сушить волосы, но тут раздался звонок в дверь. 
Она на цыпочках подошла к глазку. Посмотрела. За дверью никого не оказалось. 
Девушка постояла в коридоре ещё несколько секунд и снова вернулась в комнату, но вместо того, чтобы продолжить сушку волос, она включила комп и зашла на страницу Андрея. Новая заставка с Островом на рабочем столе ей уже начинала нравиться, хотя она так и не поняла, откуда та появилась. Но сейчас ей было не до этого. Девушка вдруг уловила некую взаимосвязь между Андреем и теми странными, а точнее страшными событиями, что с ней произошли за утро и всё ещё, как ей казалось, продолжают происходить. И она вспомнила кое-что ещё, Марго говорила об этом, о серьёзных изменениях в её личной, да и вообще жизни, вот только что конкретно она впервые не могла увидеть, расклад на Таро получался не полным. Маргарита была профессиональной гадалкой с большим стажем и давней подругой их семьи, а точнее её матери с которой они вместе учились ещё в школе. У Юли были молодые родители, старше неё всего на восемнадцать лет, поженились сразу после окончания школы, и это тоже, кстати, нагадала Маргарита ещё за два года до её рождения. Вот только Макс был моложе Марго на семь лет, это было необычно, но, тем не менее, они вместе уже три года. Хотя и в относительно свободных отношениях, что тоже было весьма своеобразно.   
Пролистывая информацию на странице Андрея, она обратила внимание на номер. Это был номер мобильного телефона. Юля навела на него курсор мыши, появилась надпись: 

"Позвонить через Skype на следующий номер" 

Нажала, чисто автоматически или скорее из любопытства, а что будет? Она ещё ни разу не звонила на сотовый через скайп. Открылось окно скайпа, он у неё был почти всегда включён. 

"Нажав на эту ссылку, вы наберёте номер телефона, вы уверены?" 
А была ли она уверена? 

"ОК" 

Пошёл стандартный вызов. Через несколько секунд на том конце сняли трубку. 
- Да. 
- Привет. 
- Привет, - Вялый мужской голос, без эмоций, какой-то отрешённый, будто неживой, совсем не такой, как у Макса. Причём, всё это ещё и на фоне какого-то строительного шума, там что-то пилят или сверлят. Да и связь была не очень, хотя, конечно, куда лучше, чем по мобиле в метро или электричке. 
- Узнал? - Юля старалась говорить нарочито сухо, чтобы не выдать сильного волнения. 
- Юля? - голос прозвучал тихо, но очень уверенно. 
Девушка вздрогнула. 
- Как ты догадался? 
- Почувствовал. А почему номер не определён? 
- А я по скайпу звоню. - Тут она улыбнулась, - У тебя скайп на странице не указан, зато мобильник был. Куда ты пропал так резко? 
- У меня комп заглючил, и свет вдруг вырубило. Потом включили. А ещё я, кажется, отключился в кладовке... 
- Как отключился? Сознание потерял?? 
- Нет. Как будто заснул стоя. Я даже не упал. Просто ушёл в себя на время. Странно всё как-то сегодня... Так необычно. 
- Да... - Задумчиво произнесла девушка, а про себя подумала, как всё на удивление совпадает, он тоже отключился, как и она в обед, плюс ко всему эти странные события. - А сейчас что делаешь? 
- Смотрю на Остров. Заставка на компе прикольная такая, новая, откуда-то вдруг появилась... А ещё какой-то мужик пытается продолбить мне стену, а его баба визжит, как свинья на бойне. 
Несмотря на все эти события, голос молодого человека звучал уже почти весело. Хотя это и неудивительно, понравившаяся ему девушка сама первая вдруг взяла и позвонила, просто увидев номер на странице. Тут определенно было чему порадоваться. 
- Остров... - Ещё более задумчиво и несколько удивлённо, уже почти прошептала Юля. - Парящий в небе? С голубыми ручейками и Замком? 
- Да! Откуда ты знаешь? 
- У меня точно такая же заставка появилась всего пару минут назад. Сама никак не пойму, откуда она взялась... 
На том конце провода стало совсем шумно, слышались какие-то истеричные вопли, звуки ломающейся стены и противный визг пилы. 
- Что там у тебя за шум? - Юля уже не на шутку заволновалась. 
- Соседи делают ремонт - Как-то уж очень сухо и опять отрешённо ответил Андрей. 
Возникла неловкая пауза, во время которой, Юля почувствовала приближение чего-то нехорошего. Оно шло снизу, медленно поднималось из самых недр их пятиэтажного дома. Шуршало, передвигалось, заползало. 
- Я должен позвонить 911. Похоже, там за стеной происходит что-то серьёзное. 
Но девушка уже почти не слышала собеседника, более того, она не могла проронить ни слова, её сковывал страх и ещё какое-то труднообъяснимое ощущение. Хотя ничего конкретного пока не происходило, но сильное предчувствие беды, предчувствие ПРИБЛИЖЕНИЯ чего-то опасного, какое-то шестое чувство или "третий глаз", обострились у неё почти до предела. 
И вдруг Остров на экране монитора словно ожил. Он утратил свою первоначальную плоскость и стал трёхмерным. А комнату наполнил звук уже знакомого ей электрического шипения. И вместе с тем какое-то нечто продолжало двигаться снизу, что-то очень большое, объёмное и всепоглощающее. Она ощущала это уже самой кожей своих стройных обнажённых ног, которые покрылись мурашками. Девушка продолжала смотреть в монитор широко раскрытыми глазами, зрачки у неё расширялись по мере того, как оживал экран, и по ту сторону к ней плыла полупрозрачная эфемерная рука. Она её не пугала, нет, скорее завораживала. Параллельно из подвала приближалось что-то ещё. Что-то непонятное. Что-то злое. 
- Алло! Юля! Ты меня слышишь? 
Взволнованный голос Андрея в наушниках частично вырвал её из транса. Но лишь частично. 
- Да. Но ты не успеешь, они уже почти здесь... - Ответила Юля голосом человека, сильно накачанного транквилизаторами. 
- Кто "они"? Ты о чём? 
- Остров... 
Затем связь прервалась. Бесплатные две минуты пробного звонка на сотовый через Skype истекли. 
  
   ГЛАВА 7
  
   - В седьмой и четвёртой квартире тоже нет света, возможно, пробки.
   Юлина соседка по лестничной клетке, крепкая ещё старушка "баба Тося", стояла в пролёте между первым и вторым этажом и разговаривала с местным электриком, который жил этажом выше.
   - Ой, а я такое интересное кино по телевизору смотрела, а тут свет погас, может, сделаешь что-нибудь, Володь?
   - Сейчас откроем щиток, посмотрим, но если это на подстанции или что-то с проводкой, то в электросеть звонить надо. - Володя кашлянул и стал спускаться вниз на первый этаж. Распределительный щиток был как раз рядом с Юлиной квартирой. Тося ей уже звонила, но дверь никто не открыл, и она поднялась выше, хотя судя по работающему звонку у Юли свет был.
   - Может, тебе стульчик принести? Это я мигом. - Старушка заботливо суетилась рядом.
   - Нет, спасибо, я так.
   Но не успел он открыть дверцу щитка, как распахнулась дверь Юлиной квартиры. Одновременно с этим в подъезде загорелся свет и, несмотря на то, что был день, стоваттная лампочка горела настолько ярко, что сорокалетний Володя даже немного зажмурил глаза.
   - Здравствуйте, - тихо произнесла девушка, потупив взгляд, затем закрыла дверь квартиры и направилась к выходу из подъезда, обдав лестничную клетку ароматом парфюма.
   - Здравствуй, милая - кивнула Тося.
   Володя тоже кивнул, но его взгляд так и прилип к мини-юбке и стройным ногам девушки. Так он и стоял столбом, слушая, как удаляется цоканье каблуков. А свет от лампочки тем временем из интенсивно-яркого перешёл в стандартный.
   - Кто это? - наконец выдавил из себя мужчина.
   - Юля, соседка моя, не узнал что ли? - баба Тося слегка улыбнулась.
   - Хм... Юля? Я ж помню еще, как она во дворе на качелях каталась, маленькая такая была, вот ведь время! Кхех! - Он усмехнулся и цокнул зубом.
   - Да, Володь, и не говори... Время оно быстро летит. А чего ж ты её с тех пор и не видал, что ли?
   - Ну... это... видал, конечно... но другая она была как-то... Кхм... не такая, что ли... м... ну ладно, пойду я по делам. - Тут Володя немного напрягся, - Свет вроде дали.
   - Ага-ага, давай, и я пойду тоже, может, кино успею захватить, авось не кончилось ещё. - Тося быстренько нырнула в дверь своей однокомнатной квартиры, затем послышался звук закрывающегося замка.
   Володя начал подниматься наверх, всё ещё вдыхая аромат Юлиных духов, и думая над тем, что не могла лампочка в подъезде так ярко гореть, ну не могла! Не тянет это на сто ватт. Что-то было в этом непонятное. Но тут в оконном пролёте он снова увидел Юлю, грациозно идущую по асфальтовой дорожке вдоль дома, и мысли его плавно перетекли в другое русло.
  
   Когда она, наконец, одевшись, полностью собравшись и накрасившись, вышла из подъезда, ей казалось, что мир вокруг не настоящий, это как будто цифры, знаки, числа, а истиной сути в них нет. Она прошла мимо магазина, в котором несколько раз в неделю покупала продукты, и он тоже показался ей лишним, как будто другим, не таким как раньше. Да и сама она чувствовала себя неловко, неуютно. Ей казалось, что все на неё смотрят, впрочем, так оно и было и это вполне нормально, но в тоже время ощущение, что чего-то в ней, а точнее ЕЙ не хватает, не покидало девушку. И тут она поняла чего именно. Как она могла забыть дома СУМОЧКУ! Ведь никогда ещё она не выходила в город без неё, где лежали все необходимые вещи, мобильник, деньги, документы, косметика, мятные пастилки, предметы гигиены, наконец!
   Пфуу... Юля остановилась на тротуаре. Несмотря на то, что прошла она всего ничего, новые туфли уже успели ей порядочно натереть ноги, возможно, стоило надеть джинсы и кроссовки, но из-за Макса она решила одеться "по-Максимому", а если в плане самой одежды, то как раз по минимуму. Никаких джинсов сегодня, это банально, тем более воскресенье и такая хорошая тёплая весенняя погода. Вот если б ни этот дурацкий сон, она бы точно не забыла сумочку. Юля развернулась и пошла обратно.
   В этот раз она решила идти не через двор, а со стороны дороги, чтобы не ловить на себе сальные взгляды местных мужичков, все-таки, как ни странно, но без сумочки она ощущала себя чуть ли не голой. Но, возможно, это ещё из-за не совсем удобной и привычной одежды, а особенно туфель. Но переодеваться она всё равно не собиралась, ибо макияж, как раз таки идеально гармонировал с одеждой, и даже ногти были накрашены в полном соответствии.
   Когда она заходила в подъезд, какой-то малолетка сзади присвистнул и что-то прокричал ей вслед, должно быть в знак одобрения и тому подобное, но Юлю это сейчас мало волновало. Она как раз вспомнила про английский замок на двери и про то, что ключи остались в сумочке.
   - М! Да что ж это такое сегодня твориться-то! - Девушка уже была готова заплакать, но тут дверь соседней квартиры отворилась и в проём высунулась голова бабы Тоси.
   Старушка миролюбиво посмотрела на девушку.
   - А, Юленька, а ты чего вернулась?
   - Я ключи забыла и сумочку, а дверь у нас автоматически закрывается - Чуть ли не плача ответила девушка, - Мои только вечером вернутся, а я уже и так на встречу опаздываю.
   - Может, тебе денег на дорогу одолжить? Так это я мигом! - Предложила сердобольная старушка.
   Точно, у неё ведь и денег не было даже на метро, как она вообще могла так вот "собраться" и выйти из дома. Ну, зато "во всеоружии" и в полной "боевой раскраске", мини-юбка, каблуки, новые колготки, блузка, макияж, причёска, короче вся такая при полном параде, а ехать на этот "парад" и не на что получается. Но ехать было надо, она прям чувствовала всю необходимость и важность предстоящей встречи, и дело было не только в Максе, хотя и в нём, конечно, тоже.
   - Да, пожалуйста, мне только на метро, сто рублей вполне хватит, я вечером отдам. - Девушка смущённо улыбнулась.
   - Конечно-конечно, милая, я сейчас, может, зайдёшь в прихожую? - Приветливо пригласила старушка.
   - Спасибо, я тут подожду.
   - Ну, хорошо, я быстро.
   Дверь захлопнулась, и Юля осталась в подъезде одна.
   Лампочка моргнула два раза, и начала медленно разгораться, разгоняя окутывающий девушку легкий полумрак. На первом этаже у них всегда было достаточно темно даже днём. С каждой секундой свет всё набирал и набирал мощь, казалось бы, уже ярче некуда, но он всё разрастался, пока, наконец, не заполнил собою всё вокруг. Такой бело-жёлтый густой свет, он чем-то напоминал молоко или туман. Юля вертела головой, но ничего кроме яркого света увидеть не могла, но как не странно этот свет совсем не резал ей глаза, он был достаточно приятным и расслабляющим, да и тело девушки обрело какую-то лёгкость и прозрачность. И, несмотря на всю необычность происходящего, страха совсем не было, ей нравились эти новые ощущения, она уже была готова полностью отдаться во власть того, что с ней происходило, но тут лампочка лопнула и девушка провалилась в какую-то вязкую густую темноту.
   Всё как будто выключилось, но она, тем не менее, продолжала оставаться в полном сознании, но больше не испытывая при этом никаких чувств и ощущений.
  
   ГЛАВА 8
  
   - Женщины.
   - Они повсюду.
   - И от них никуда не деться.
   - Я тоже об этом подумал.
   - И что же?
   - Они мешают тебе думать?
   - Я бы так не сказал.
   - Скорее наоборот.
   - Но что им надо?
   - Они просто ходят вокруг, с чего ты взял, что им что-то надо?
   - Я не понимаю тебя.
   - Зато ты понимаешь их.
   - Почему ты так думаешь?
   - Потому что я знаю.
   - Ладно, пошли. Ксавьер ждать не любит.
   Трое высоких и очень худых мужчин поднялись со скамейки и двинулись в направлении лифта. Один из них в чёрном балахоне с красным подбоем шёл впереди остальных, другие двое в серых одеждах шли по бокам и чуть сзади, образуя тем самым своеобразный треугольник, который клином прорезал себе путь через несметную толпу женщин в белом, они просто расступались, растекались в разные стороны, как вода перед катером.
   - А кто вообще придумал убивать их после сорока пяти лет? - Вопрос был задан молодым мужчиной, идущим по левую руку человека в чёрном.
   - Начало этому положила Мадам Ле Гран, по собственной воле принеся себя в жертву на черно-белом алтаре. - Ответил его спутник постарше, идущий по правую руку человека в чёрном.
   - Но зачем их убивать?
   Человек в чёрном остановился, резко обернулся и вперил свой невидимый взгляд в почти ещё юношеское лицо. Парень слегка вздрогнул и отстранился.
   - А зачем они нужны? - голос прозвучал, как будто из-под земли или из-за стенки, но, тем не менее, очень разборчиво.
   Пытаться смотреть в лицо этого человека всё равно, что заглянуть в адову бездну и надеяться там что-то увидеть. Это было тяжело, казалось ещё чуть-чуть и темнота пожрёт тебя. Высосет и выбросит. Поэтому юноша молчаливо отвёл взгляд, и троица продолжила свой путь.
   Женщины, молодые и среднего возраста с опаской поглядывали на мужчин, но в то же время с некоторым интересом и даже любопытством. По закону они не могли к ним приблизиться, хотя заговорить вполне могли бы, но в присутствии чёрного человека на это не решилась за последние сто двадцать три года еще ни одна женщина. Как раз тогда, в тот день, последний день жизни прекрасной Мадам Ле Гран. Что побудило это мудрую и сильную женщину на столь безрассудный поступок, никто не знал. Зато теперь ей всегда было сорок пять.
   Белый зал с большими мраморными колонами, зелёными растениями и даже маленькими искусственными запрудами был достаточно большим, чтобы вместить в себя около трёхсот женщин разных возрастов и характеров. Это был свободный сектор, где мамы могли видеться с дочерьми, тут не существовало особых ограничений, разумеется, за исключением "основного порога".
   Рауль только недавно вошёл в совет избранных и ему не нравились многие порядки установленные ещё до его рождения. Ну, вот хотя бы взять эту женщину. Её прекрасные шелковистые тёмные волосы струились до самых плеч, белая гладкая кожа, достаточно большая грудь практически идеальной формы, и на груди сиял... так называемый "медальон Ле Гран". Да, этот медальон в форме сердца, отлитый из чистейшего червонного золота был достаточно красив, но... на нём ярко-зелёным светом горели цифры "43", а это значит что ещё через каких-то два года... Почему? Зачем? Для чего? Эти вопросы мучили Рауля уже не первый год. Но он считал себя не вправе посягать на законы, которые не сам создавал.
   Женщина улыбнулась Раулю, он улыбнулся в ответ. В глазах этой женщины была некая грусть и тоска, но в тоже время, какая-то скрытая сила и уверенность в себе, она стояла ближе всех от негласного порога, радиус два метра, ближе приближаться нельзя. Но чувствовалось, что ей очень хотелось сделать ещё пару шагов и подойти к юноше вплотную. Но она не могла, тем более в присутствии человека в чёрном.
   Как жаль, что Рауль не знал, кто была эта женщина. Но в то же время он был рад, что ещё не разу не встретился с матерью, ведь встреча с ней, о чём мечтают многие дети, означало, что срок вышел и чёрно-белый алтарь вновь облизнется в предвкушении очередного куска живой плоти. Раулю казалось это отвратным, но многие настолько уже привыкли к заведённому здесь порядку, что считали это вполне нормальным. Да никто почти уже и не помнил, как оно было "до этого". До прихода к власти Ксавьера.
   Двери лифта раскрылись, реагируя на датчики движения, все трое зашли внутрь зеркальной кабины. Она была настолько просторной, что в ней помещались два экзотических зелёных кустика в больших цветочных горшках. Рауль не знал, как назывались эти растения, это не входило в область его знаний, но и спрашивать о чём-то ему сейчас тоже не хотелось. Его больше беспокоило то, что сегодня он наконец-то впервые в жизни увидит Ксавьера. Того самого легендарного Ксавьера, которому они обязаны всем. И даже своим появлением на свет. Лифт плавно начал спускаться на нижние уровни.
  
   - Не надо меня жалеть, ты можешь даже убить меня, я не обижусь.
   Женщина, на вид лет сорока пяти, в длинном полупрозрачном белом платье, обрамленном по краям золотой каймой, стояла на коленях перед седовласым стариком. Старик был облачен в ярко красный балахон, но капюшон был опущен, и его длинные седые волосы спадали до самых плеч.
   - Встань, Ева, встать, ты же сама понимаешь, что мы уже не в силах что-либо изменить. Поэтому поднимись и пройди в церемониальный зал. - Голос старца звучал на удивление чётко, по голосу ему можно было дать лет сорок пять, хотя по внешнему виду это был глубокий старик.
   - Хорошо, Ксавьер, я сделаю всё, как ты прикажешь.
   Женщина поднялась и грациозно проследовала к выходу.
   А ещё через несколько секунд в другую дверь зала вошли двое мужчин. Человека в чёрном с ними уже не было.
   - Ксавьер, ты звал нас, и вот мы здесь. - Сказал мужчина постарше. После чего оба синхронно отвесили старику глубокие поклоны. Тот слегка кивнул им в ответ, после чего, сев в глубокое кожаное кресло, обратился к старшему мужчине.
   - Ультар, как тебе уже должно быть известно, последняя телепортация прошла удачно только на пятьдесят процентов, а это значит, что объект Б, всё ещё пребывает в альфа-мире.
   - Да, Ксавьер, мы пытались, но...
   - Речь пойдёт не о том, - подняв руку, перебил его старец, - С этим мы разберёмся позже. Сейчас перед нами стоит другая задача. Посмотрите сюда.
   Мужчины обратили свой взор к большому плазменному экрану, висящему тут же в зале на светло-зелёной мраморной стене. На экране отображалось лицо молодого человека лет двадцати пяти: короткие тёмно-русые волосы, небольшая трехдневная щетина на лице и вполне славянская внешность. Глаза были закрыты. Волосы трепал лёгкий ветерок, ноздри равномерно втягивали воздух. Человек был расслаблен.
   - Он уже в бета-версии? - Спросил вдруг молчавший всё это время Рауль.
   - Вот именно, - ответил старец, - И я бы хотел, чтобы вы с Ультаром занялись первоначальным тестированием.
   Мужчины удивлённо переглянулись.
   Тем временем Андрей на экране открыл глаза.
  
   ГЛАВА 9 

Белое, белое, белое, белое, почему всё такое БЕЛОЕ??? Он что утонул в молоке? Хотя нет, судя по тёплому ветерку, приятно обдувающему кожу, он находился где-то на открытом воздухе. 
Андрей открыл глаза, и его взору представилось чёрное-чёрное небо и мириады звёзд и созвездий. От такого неожиданного контраста и какой-то величественной красоты у него перехватило дыхание. Он закрыл глаза, и всё опять стало белым. Странно. Раньше, когда он закрывал глаза всё становилось чёрным, а теперь с точностью до наоборот. Белый лист. Белое пятно. Белый мир. И всё это внутри, за шторами сомкнутых век. Белая пустота. 
Андрей вновь открыл глаза и вперил взгляд в небо. Никогда он ещё не видел, чтобы небо было настолько чёрным, а звёзды настолько крупными и яркими, они сверкали и переливались, и казалось, как будто подмигивали ему из темноты. Но тут он посмотрел вниз, и у него захватило дух, Андрей едва не потерял равновесие. Небольшая магнитная платформа где-то метр на метр, на которой находился молодой человек, медленно плыла в каком-то чёрном вакууме, под ней зияла сплошная чернота. Пустота. Бездна. 
Но посмотрев вперёд, он увидел тот самый Остров с заставки своего монитора на рабочем столе. Он был точно таким же, только... НАСТОЯЩИМ. И это завораживало настолько сильно, что он просто не мог думать ни о чём другом. Прошлое и будущее куда-то вдруг исчезли, и осталось только настоящее. 
Платформа приближалась. Остров увеличивался в размерах. Напряжение и в тоже время какая-то радость нарастали с каждой секундой. В этот момент он был свободен от всего. Это было очень необычное и приятное ощущение. Похожее чувство он испытывал... пожалуй только в приятном сне. 
Платформа причалила к Острову. Андрей ступил босыми ногами на траву, мягкую зелёную траву, которая росла прямо на камнях. (О_о) Ногам было тепло, несмотря на полное отсутствие солнечного света, камни казалось, были чем-то подогретые изнутри. И достаточно гладкие, ступать на них очень комфортно, а трава и цветы устилали всё, подобно ковру. И всё это было в серебристом, таком загадочном лунном свете. Полнолуние. Но значительно ярче и красивее, чем на Земле. А воздух был таким прозрачным и только лёгкий аромат каких-то сиреневых цветов тонко вплетался в абсолютную чистоту здешней атмосферы. 
Андрей с наслаждением вдохнул полной грудью и только тут заметил, что полностью раздет. То есть абсолютно. Но его это не смутило, ведь поблизости ни кого не было. По крайней мере, пока. Но всё же вполне естественное желание раздобыть себе какую-нибудь одежду овладело им достаточно быстро. Он начал озираться вокруг. В реальности остров оказался значительно больше, чем ему казалось на экране компьютера. Он сделал ещё несколько шагов по траве и ощутил небывалую лёгкость передвижения. Вероятно, гравитация здесь была значительно меньше чем на Земле. Андрей подпрыгнул в воздухе, и взлетел в вверх метра на два! Это было так здорово, что он проделал этот номер ещё пару раз. Голый человек, радостно подскакивающий на несколько метров над плоскостью астероида, это выглядело забавно. 
Примерно в километре от края Острова прямо по центру располагался небольшой Замок с колонами из белого, а издалека казалось, как будто бы серебристого камня. И вполне естественно, что Андрей решил сразу направиться туда. 

- Он идёт. 
- Да, я вижу. 
- А почему он совсем голый? 
- Потому что ты не приготовил ему одежду, как полагается после телепортации. 
- Но Ксавьер говорил... 
- Причём здесь он? - перебил Ультар молодого человека. - Ты отвечал за эту телепортацию, поэтому и должен был всё предусмотреть. Ведь при переходе он пожимал ТВОЮ руку, а не Ксавьера, не так ли Рауль? 
- Да, но... об одежде я как-то и не думал... - Рауль был немного смущён. 
- Вот и я о том же - Улыбнулся Ультар, - Кстати, а вы с ним примерно одного биологического возраста, да и сложением тела теперь очень похожи. Может, предложишь ему что-нибудь из своих вещей? Так сказать "по-братски", ведь у вас обоих это был первый опыт за пределами альфа и бета-мира. 
Рауль вспыхнул! 
- Вот только не надо меня сравнивать с этим голым неандертальцем! Я не виноват, что они не способны во время перехода думать и соображать и даже не способны представить и осмыслить свою одежду! 
- Ну не кипятись ты так, Рауль, не кипятись, это всё-таки был первый опыт, хорошо хоть внешне он почти не изменился. Хотя некоторые части его тела стали заметно больше, так как он их себе и представляв в идеале, но в целом это всё тот же человек. - С морщинистого лица Ультара так и не сползала добродушная улыбка. 
- Да уж... - Только и выдавил из себя Рауль, глядя в монитор на голого Андрея, бодро шагающего к Замку. На лице же последнего тоже блуждала улыбка, было видно, что он вполне доволен собой и своим обновлённым телом, достаточно хорошо сложенном, кое-где увеличенным в размерах, и его похоже совершенно не смущала собственная нагота. 

Достаточно быстро преодолев половину пути, ибо передвигаться на Острове было очень легко из-за низкой гравитации, Андрей решил подойти к ближайшему ручейку, который расширялся возле небольшого зелёного деревца. Глубина воды (если это вообще была вода) доходила ему до колен, такая необычайно синяя и прозрачная, красиво искрящаяся с переливами в ярком серебристом лунном свете. Впрочем, Андрей не был уверен, что это небесное тело, очень похожее на земную Луну и была та самая Луна. Здесь она выглядела значительно больше, и рисунок кратеров казался совсем другим. Хотя возможно это из-за расстояния и другого ракурса. 
В ручейке плавали рыбки, золотистые рыбки, подсвеченные изнутри, словно фонарики. Никогда раньше он ещё не видел таких красивых рыбок. В синей воде это выглядело просто изумительно! И они совершенно не боялись его обнаженных ног, подплывали и как бы "обнюхивали" его, это было немного щекотно, но приятно. Вода в ручейке была очень тёплой, всего на несколько градусов ниже температуры человеческого тела. Дно было каменным с редкими зелёными водорослями, которые доходили ему до середины голени.
   Андрей посмотрел на своё размытое отражение в воде и впервые внимательно оглядел тело. Оно казалось немного другим, более крепким, более сильным, впрочем, последнее, должно быть, опять же из-за другой гравитации. Увеличившиеся вдруг размеры некоторых частей его действительно удивили, может, это тоже из-за гравитации? Впрочем, он чувствовал себя хорошо и достаточно бодро. И даже пить не хотелось. 
Андрей вновь посмотрел на Замок с колоннами. Тот был красив, очень красив и загадочен, особенно в таком лунном свете. Некоторые места с массивными колоннами по краям были полуразрушены, но ему это нравилось, в этом было что-то готическое. Казалось, Замок звал его. А точнее - манил. 
Андрей вылез из воды и продолжил путь. 
  
   ГЛАВА 10
  
   В этой жизни Макс любил две вещи - женщин и книги. Впрочем, больше всего он любил женщин, которые любят книги. С одной стороны это выглядело забавным, но с другой плохо, когда у человека больше нет других интересов. Хотя, конечно, они у него были, но не настолько глубокие и яркие, так что, в конечном счёте женщины и книги затмевали собою ВСЁ.
   Макс вышел из подъезда, совсем не глядя себе под ноги. В одной руке он держал ридер, в другой ключи от квартиры.
   - Ты знаешь, сколько раз я представлял, как всаживаю нож в твоё нежное тело?
   Макс споткнулся о ступеньку и чуть не упал возле самого крыльца. Ридер выпал у него из рук, но не разбился. Максим обернулся в сторону голоса.
   Голос принадлежал человеку в чёрном кожаном пальто, чёрной очень аккуратной шляпе и таких же кожаных перчатках. В руках человек держал сотовый телефон очень старой модели, достаточно большой, прямоугольной формы с маленькой торчащей антеннкой. Телефон был так же чёрного цвета.
   - Хорошо. Да. - Короткая пауза, молчание, - Да. Я всё понял. До встречи.
   Мужчина закончил разговор и убрал телефон во внутренний карман пальто. И только тут он обратил внимание на Макса, который рассеянно осматривал и протирал белым платком свой любимый ридер.
   - Осторожней надо быть, молодой человек, смотреть под ноги, - сказал незнакомец звучным, но в тоже время несколько скрипучим голосом. - Ридеры пока ещё не дешёвые.
   Тут он улыбнулся, хотя глаза его продолжали скрываться за зеркальными стёклами солнцезащитных очков. Затем мужчина, на вид ему было лет пятьдесят, достал чёрный носовой платок и вытер им выступивший на лбу пот. До этого Максиму ещё никогда не приходилось видеть чёрных носовых платков, сам он предпочитал всегда исключительно белые. Впрочем, носовой платок незнакомца по краям был прострочен яркой красной нитью.
   Не успел Макс и рта раскрыть, как он продолжил.
   - Выбор - это иллюзия. Люди ничего не решают, они всего лишь марионетки в руках судьбы. Или высших сил.
   Затем мужчина убрал носовой платок в карман и, не торопясь, двинулся вдоль дома. Когда он прошёл мимо Макса почти вплотную, тот невольно отстранился назад и чуть не упал, едва снова не выронив ридер, но всё же каким-то образом устоял на ногах. Пройдя несколько метров, мужчина обернулся. Большие тёмные очки смотрели на Макса в упор. А Макс смотрел в них и не мог ничего сказать, он просто смотрел на своё отражение в зеркальных стёклах. И вдруг оно пропало. Совсем. Стёкла стали просто тёмные. Чёрные. Без каких либо отражений - одна сплошная Тьма. Через какие-то мгновения эта тьма уже казалась объёмной, глубокой, как будто туда можно было засунуть палец. Или даже детскую руку. Очки незнакомца были достаточно широкими. Максим смотрел в эту чёрную бездну глаз и думал о Маргарите. А бездна тем временем разглядывала его, пронизывала насквозь. Маргарита, это единственное о чём он мог ещё как-то думать, единственная рациональная ниточка, связывающая его с реальностью.
   В центре темноты загорелись два огненно-красных глаза, они словно крючками зацепили трепещущее сознание молодого мужчины и держали его как крохотную, только что выловленную в пруду рыбку. Максим чувствовал, что его как будто поджаривают изнутри. Он пытался вырваться, освободить сознание, но эти попытки были равноценны трепыханиям рыбки, выброшенной далеко на берег. Огненно-красные, равнодушные и жестокие глаза увеличивались в размерах, они изнутри заполняли собой чёрную пустоту солнцезащитных очков, которые уже и очками-то не казались, это было похоже на огромные глаза какого-то насекомого. Максим чувствовал, что продолжает стоять на асфальте возле подъезда, во дворе своего дома, но он перестал слышать город: звуки шумной улицы, голоса детей и двигатели автомобилей. Всё это куда-то ушло, растворилось в каком-то беззвучном, почти мёртвом пространстве. Максима что-то сковывало, это чувство было очень похоже на страх, но нет, это был не совсем страх, что-то ещё, что-то... Не просто страх или ужас, что-то намного хуже и опаснее. Он это понимал, но не знал, что делать. Он продолжал думать о Маргарите. Ибо это было единственное, о чём он вообще мог ещё хоть как-то думать. Всё остальное просто исчезало. Возникло ощущение, как будто ему стирают сознание и заполняют клетки мозга чем-то другим, совсем чужеродным, не из этого мира и пространства.
   Внутри всё дрожало, Максим смутно понимал, что у него начался сильный озноб, лицо и остальные части тела обливались холодным липким потом.
   "ПЕРЕРОЖДЁННЫЙ!!!"
   Мощный толчок, идущий как будто из-под земли. И голос настолько громкий, разрывающий всё тело на части:
   "ПЕРЕРОЖДЁННЫЙ!!!"
   Закапала кровь. Капля за каплей. Очки наполнились ею, теперь они стали красными, за стёклами бурлила густая кровяная жидкость. Незнакомец улыбался. Но Макс уже ничего не видел, кровавая пелена застилала всё вокруг. Он слышал свист. Свист большого кухонного ножа и с каждым его взмахом, чавкающий, противный звук, словно лезвие входит в мясо, режет его, режет. Мясо. Кровь. Мясо. Кровь. Звук. Свист. Взмах. Крик. Это было НЕВЫНОСИМО!
   "ПЕРЕРОЖДЁННЫЙ!!!"
   Теперь появился запах, он узнал его. Это был запах свежего мяса. Запах стынущей крови. К горлу подступило что-то неприятное, он почувствовал лёгкую тошноту и головокружение.
   - Любое духовное развитие непосредственно сопровождается тем или иным фактором жизненного восприятия.
   Максим услышал, как хлопнула дверца автомобиля. И вместе с тем он ощутил аромат знакомых духов. О боже! Марго! Это её голос!
   Молодой человек открыл глаза.
   Перед ним стоял всё тот же мужчина пятидесяти лет, на нём были темные зеркальные очки и шляпа. Лицо мужчины выражало крайнее недовольство. Он старался это скрыть, и через несколько секунд у него наконец-то получилось совладать со своими эмоциями.
   Возле белого мерседеса стояла женщина лет тридцати. Её зелёные глаза горели огнём, а густые чёрные волосы струились и переливались на солнце каким-то особым воронёным блеском. В правой руке она держала такой же чёрный пистолет, очень удачно гармонирующий с цветом её волос и контрастирующий с белым Мерседесом, на который она элегантно облокотилась, чуть склонив голову влево.
   - Я первый, и я же - последний, - сказал мужчина и спокойно двинулся дальше по асфальтированной дорожке, идущей вдоль дома. Через несколько шагов он уже скрылся за углом. На том месте, где он стоял, Максим заметил несколько крупных капель на удивление очень быстро запекшейся крови.
   - Поехали, - сказала Маргарита, указав Максу на заднюю дверцу машины. Максим молча и послушно сел в знакомый мерседес, он всё ещё ни как не мог прийти в себя, и ему было не до расспросов, впрочем, он и раньше всегда охотно подчинялся своей девушке. Внешне они выглядели ровесниками, но фактически она была его старше.
   - На Воробьёвы горы и побыстрее, - властно сказала Марго шофёру, и машина тут же двинулась с места. Макс машинально достал свой ридер, но почти тут же убрал его в карман. Сейчас ему было не до этого.
  
   ГЛАВА 11
  
   Страх появился позже. Он пришёл буквально из ниоткуда. Какой-то дикий первобытный страх. Он вновь сковывал нутро, давил своим авторитетом и не давал возможности даже дышать. Это было ни на что не похоже. Она парила в темноте, ничего не видела и не чувствовала, но слышала голос. Его голос... Ровный и спокойный. Тихий и холодный. Депрессивный и апатичный. И в какой-то мере даже жестокий.
   - Более двенадцати лет я употреблял опиум. Курил и ел. Подкожные инъекции приводят к абсцессам. Внутривенные инъекции неприятны и возможно опасны. Героин: инъекциями под кожу, в вену и в мышцу, вдыханием через нос, если под рукой не было шприца. Морфий, дилауид, паракодин, тиамин, кодеин, демерол, метадон - все они в разной степени ведут к привыканию.
   - И... что?
   - Продолжительное употребление кокаина ведёт к нервозности, депрессии, иногда к наркотическому психозу с параноидальными галлюцинациями. 
   - Ну и? - Девушка просто посылала вопросы в пространство. Она не говорила, но её всё равно слышали. Слышали десятки тёмных сущностей, собравшихся в одном месте в какой-то единый легион.
   - Неужели ты не понимаешь, что данная схема является лишь одной из всевозможных цепей, которая способна истинно привести тебя ко мне? Тебя к нам.
   - Нет, я не понимаю о чём ты... вы... говорите.
   Мозг вновь затуманился, темнота начала пожирать каждую клеточку её существа. Но, тем не менее, она продолжала слышать всё тот же голос. Привлекательный и ненавистный одновременно.
   - Ну, убей же себя, убей, чего ты боишься, в конце концов? Скажи мне. Поверь, тебе нечего больше бояться.
   Тишина, тишина, тишина, один лишь сплошной тихий спазм и ни слова она не может произнести.
   - А ты знаешь, что такое Метро? Как Оно жуёт людей, глотает их огромными порциями каждый день, одновременно, через десятки своих ненасытных пастей, каждый час, каждую минуту? Они сами лезут к Нему в горло. Оно притягивает, оно засасывает их, как пылесос мелкие пылинки. Огромными, огромными порциями. А ведь заходя туда, внутрь, они думают совсем о другом. Лишь только малый процент из них задумывается на мгновение, что означает эта машина, глотающая их сущности, впитывая в себя энергию города, которая держится на тупых обезличенных эмоциях, идущих к своему месту, мечущихся в поисках чего-то важного... простых людей, не понимающих, что значит ЭТО. Место.
   - Я... - сколько сил ей потребовалось, чтобы вымолвить один лишь звук. И всё. Всё внутри неё тут же заполнилось вязкой и густой чернотой. Первородной тёмной сущностью.
   - Оно жрёт людей. Понимаешь? ЖРЁТ. Их выходит оттуда меньше, чем заходит. Они остаются там. Под землёй. Их души там. В темноте. Там... Глубоко.
   Девушка не могла говорить, она не могла даже думать, её мысли были заткнуты тёмным холодным кляпом, тяжело давящим на подсознание. А само сознание буквально парализовало.
   - Мы хотим посмотреть.
   - Мы хотим посмотреть.
   - Мы хотим посмотреть.
   Вторили голоса. На этот раз уже каким-то загробным хором.
   - Хотим посмотреть изнутри. Идём. Туда. Идём. Идём. В темноту. Идём. Туда. Под землю большого города. Куда нет хода мёртвым. Нет хода. И не всегда найдётся выход живым. Нет выхода.
   Выхода нет.
   ВЫХОДА НЕТ.
  
   Она всё это слышала, понимала, но голоса тонули где-то в глубине сознания, и что-то тёмное проскользнуло в самый центр её непорочной, пока ещё чистой души. И начало там шевелиться.
   Юля открыла глаза. Вот уже в который раз за последние сутки она снова открыла их.
   Оказалось, что она сидит на пятой ступеньке лестницы, в двух шагах от своей квартиры. Девушка поднялась, автоматически отряхнулась и быстрым ровным шагом направилась к выходу из подъезда. Через две секунды после того, как захлопнулась тяжёлая металлическая дверь, отворилась квартира "бабы Тоси".
   - Юленька, вот... - протянула старушка в пустоту мятую сотенную купюру и осеклась.
   В подъезде более никого не было.
   - Странно... - Она вышла на лестничную клетку и позвонила в дверь Юлиной квартиры.
   Юля тем временем быстро шла к метро. Не оборачиваясь, не смотря по сторонам и более не замечая на своём теле пытливых мужских взглядов.
  
   - Ксавьер.
   -Да.
   -Ты должен дать ей возможность.
   - Я понял.
   - Тогда приступим.
   Человек в чёрном поднялся со своего кресла и, не торопясь, вышел из зала. Ксавьер остался сидеть на своём месте, ещё больше углубившись в размышления.
  
   Юля зашла в метро. Подойдя к турникету, она остановилась и посмотрела на его "центральную" часть. Затем приложила ладонь к валидатору, загорелся зелёный. Девушка спокойно прошла. У младшего сержанта, молодого парня лет двадцати пяти, отвисла челюсть, так как ему посчастливилось наблюдать весь этот короткий процесс. Но, тем не менее, он достаточно быстро смог взять себя в руки и остановил девушку, когда та поравнялась с ним.
   - Девушка, покажите, пожалуйста, карточку по которой вы только что прошли. - Чётко произнёс сержант, всё ещё борясь с внутренним шоком от увиденного. Хотя мысленно он уже пытался списать это на вчерашнюю пьянку. Прошлым вечером они после смены знатно попили коньяка, да ещё и с пивом. Голова до сих пор туго соображала.
   Юля обернулась, посмотрев сержанту в глаза. Тот слегка отпрянул. Несмотря на то, что на станции было довольно яркое освещение, зрачки девушки было просто нереально большими и ЧЁРНЫМИ. Чёрными и большими.
   Наркоманка, наверное, - подумал про себя сержант. Надо бы задержать. Но в место этого он улыбнулся и сказал:
   - Хотя ладно, проходи, красавица, не буду задерживать, - Затем отдал честь и проследовал в свою каморку. По пути достав носовой платок и вытерев пот со лба. В зрачках этой необычной девушки было что-то пугающее, да ещё и этот странный "глюк" с турникетом. Лучше не связываться. И не мешать так много пива и коньяка за один вечер. Ах да, ещё ведь был Абсент 70%... Друг привёз из Чехии. Тогда действительно не чему удивляться. Успокоив себя таким образом, через пять минут он уже снова был на посту.
   Юля в это время зашла в вагон метро, и когда поезд тронулся и полностью заехал в туннель, свет резко погас. Состав остановился.
   Всё шло по плану.
  
   ГЛАВА 12 

- Осторожно, двери закрываются, следующая станция "Проспект Вернадского". 
В течение тридцати секунд всё было в порядке вещей, но вот потом начались странности. Хотя уже, перед тем как зайти в пустой вагон ("Юго-западная" была конечной станцией на этой ветке), Юля пришла в себя. Но почти ничего не помнила о том, как добралась до метро. Последние воспоминания были как-то связаны с соседкой и лампочкой в подъезде, которая вроде бы перегорела. И после этого стало совсем темно. А вот теперь она уже в подземке. И что-то явно пошло не так. Она должна встретиться с Максом, да. "Встретиться с Максом..." - одна лишь эта фраза всегда вызывала приятный трепет. Но в этот раз было что-то ещё, что-то, дающее вполне оправданные опасения за свою судьбу. Впрочем, бояться за судьбу смысла не было. Судьба - она сама по себе. Так, по крайней мере, считала Юля. 
Вагон заполнился людьми лишь на четверть сидячих мест. Это был не "час пик", обычный выходной день. Когда поезд встал, никто особо не удивился, такое часто бывает, но вот то, что вдруг погас свет... В полной темноте, да ещё и глубоко под землёй... По началу все ждали объявления машиниста по громкой связи, поэтому паники не наблюдалось. Но когда по истечении "положенного срока", ни какой официальной, да и вообще, никакой информации так и не последовало, люди начали беспокоиться. 
- Мама, мне страшно. - Сказала девочка лет восьми, сидевшая напротив Юли. 
- Не бойся, доченька, сейчас включат свет, и мы поедем. - Впрочем, в голосе мамы, женщины лет сорока, не было такой уверенности. Ей тоже было страшно. Юля буквально кожей чувствовала, как всем вокруг становится страшно. И этот страх нарастал, сгущался всё больше и больше по мере того, как тянулись молчаливые минуты, всё дальше вытягивая людей из привычной им реальности и затягивая в мир подземного кошмара. 

- Перестань нервничать, возьми себя в руки, ты же мужчина, в конце концов. 
Но Максу никак не удавалось совладать со своими чувствами. Тот ужас, что довелось ему испытать двадцать минут назад возле подъезда собственного дома, не отпускал его до сих пор. Впрочем, это и не мудрено, многие люди вообще могли бы тронуться умом после таких "галлюцинаций". Галлюцинации - это ещё один из вариантов, который он обдумывал в данный момент. Возможно, всё дело было именно в них, а точнее, в тех порошках, что доставала ему Марго по его же просьбе. Макс отчаянно цеплялся за рациональную реальность происходящего, хотя Маргарите он всегда верил и доверял с самого начала их отношений. "Перерождённый" - кажется, это слово прогрохотало у него в голове трижды. Чтобы это могло значить? 
- Почему её до сих по нет? На сколько ты назначил встречу? - Марго была невозмутима, казалось, что всё происходящее было для неё очередной игрой, очередным карточным раскладом. Очередной партией. Вот только что на этот раз стоит на кону? 
- Должна уже быть, - Макс достал трубку и набрал номер Юли. 
"Абонент не отвечает, или находится вне зоны действия сети, попробуйте позвонить позднее". 
Ну да, конечно, а что ещё он ожидал услышать? 
Они находились в метро, на станции "Воробьёвы горы". Внизу под стеклянным туннелем величественно плескалась Москва-река. Поскольку они находились не под землёй, а даже над нею, а точнее над водой, то все мобильные устройства здесь работали исправно. Это была первая в мире станция метро, расположенная над рекой на мосту. Самая длинная открытая часть Московского метрополитена. Место для встречи выбрано удачное, к тому же на самой станции было что-то вроде музея. Вполне комфортно и даже тихо, когда нет поездов, а ещё уютно и красиво по сравнению с другими станциями. Вот только сейчас их заботило совсем другое. Возможно, Юля ещё под землёй, в нескольких километрах от них. Скорее всего, это так. 
Маргарита вдруг прислонила пальцы к вискам. Напряглась. Закрыла глаза. "Как же она прекрасна..." подумал Макс и только тут окончательно пришёл в себя. 
- Что случилось, Марго? 
- Я чувствую движение. Они уже здесь. Мы немного опоздали. 
Она открыла глаза и посмотрела на Макса, слегка затуманенным взглядом. И впервые в жизни Макс прочёл там неуверенность. 

Они шли с двух сторон. Просто шли, ровно и спокойно. Они выполняли свою работу. Инфернальные механизмы, встроенные в межпространственный и временной континуум работали, как никогда исправно. В данный момент эти двое находились на самом пике своих способностей. Идеально натренированные адепты. Двигались почти бесшумно. Синхронно. Не видя, но хорошо чувствуя друг друга на расстоянии. 

Тьма в вагоне поезда начала сгущаться. Страх давил сильнее. Сигнальные огни в туннеле погасли, и тьма стала абсолютной. Кто-то попытался нарушить тёмную идиллию, включив мобильный телефон и воспользовавшись встроенным в него фонариком. В соседнем вагоне кто-то отчаянно закричал и стал долбиться кулаками в стекло. Где-то заплакал ребёнок. Кто-то закурил. Время шло необычайно медленно. По громкой связи так ничего и не объявили. И это молчание пугало сильнее всего. 

Поезд в сторону центра не приходил уже пятнадцать минут, народ на станции постепенно накапливался. Они решили поехать в сторону Юго-Западной, пока движение на этой ветке окончательно не перекрыли. Марго была по-прежнему спокойна, она думала, снова закрыв при этом глаза. Макс сидел рядом с ней. Он держал её за руку. Её равномерный пульс почему-то всегда его успокаивал. Впрочем, какое-то странное ощущение "конца света" не покидало Макса ещё с самого утра. Но, находясь рядом с Маргаритой, к этому быстро привыкаешь. Народу в вагоне было не много. Почти всепоглощающий шум метро так же действовал успокаивающе, хотя сейчас успокаиваться было совершенно ни к чему. Сейчас нужно было действовать. И действовать быстро. 

Они подошли с двух сторон, зажав, таким образом, поезд "в тиски". Теперь оставалось попасть внутрь и прочесать вагоны. Объект был здесь, они это знали. Они всегда работали чётко и без осечек. Именно за это их ценил лорд Ксавьер, и именно за этим они здесь. 
- Хозяин будет доволен, - произнёс первый куда-то в темноту, с полным отсутствием каких либо эмоций. 
Второй в это время был уже внутри. Синхронность действий нарушилась, но это никак не мешало выполнению поставленной задаче. Когда работают профессионалы, потенциальные возможности, цели и пути дальнейшего развития реализуются максимально полно. И быстро. Fast. 
  
   ГЛАВА 13
  
   Они сидели в белой просторной комнате, на массивных мягких креслах, обитых коричневой кожей. На столике между ними стоял графин с газированной прозрачной водой и два стакана. На стене напротив, висела плазменная панель, но она была выключена. Две женщины, одной в этот день исполнилось сорок пять, другой двадцать, так получилось, что они родились в один день с разницей в двадцать пять лет. Мама и дочь. Это был их последний день вместе.
   - Знаешь, Софи, - нарушила тягостное молчание старшая женщина, - я практически ни о чём не жалею, когда двадцать пять лет назад я смогла родить тебя, это был счастливейший день в моей жизни. Именно тогда я поняла, что и сама не зря появилась на свет. Но потом, когда я наблюдала за твоим развитием... мне становилось всё страшнее и страшнее день ото дня.
   - Но почему, мама? Ведь мы ни чем не хуже и не слабее их! - Это было сказано с вызовом и брошено куда-то в многомерное пространство. Молодая девушка горделиво подняла голову. Её высокий прозрачный голос оттолкнулся от стен комнаты и срикошетил в графин с водой. По ровной гладкой поверхности пошла лёгкая рябь, газ стал выделяться быстрее.
   - Потому что это нарушает основные заветы и принципы госпожи Ле Гран. Она указала нам путь и спасла общество от неминуемой катастрофы.
   - Но это всё слова лорда Ксавьера! Почему вы все говорите лишь его словами и даже в Последний День не можете высказать СВОЁ мнение!?? Почему вы не хотите показать свою силу, накопленную за все эти годы, проведенные в Секторе?
   - Дочь, - женщина спокойно и немного устало взглянула на девушку, - Наша сила, идёт на благо обществу и дальнейшему развитию и процветанию Свободного Сектора. Ты знаешь, Алтарю необходима энергия. А в тебе сейчас говорят эмоции. Неизрасходованные эмоции, неизрасходованная энергия. Но через два года появиться Избранник, а ещё через год ты родишь ему двух дочерей. И тогда всё нормализуется. А сейчас тебе необходимо периодически концентрироваться и правильно распределять свою энергию, а так же регулярно посещать Занятия.
   - Иногда мне кажется, что я только и делаю, что посещаю эти Занятия. - Софи налила себе воды из графина, но пить не стала.
   - Каким был мой отец? Расскажи.
   - Ты же знаешь, мы были вместе только три месяца. Как положено. И всё было хорошо.
   - Как положено... - С грустью вздохнула Софи.
   - Да. - Её мать улыбнулась, - Дочь, пойми, что в установленном порядке нет ничего плохого. Твой отец был очень хорошим мужчиной. Он и сейчас таковым является. И возможно когда-нибудь ты его увидишь. Лорд Ксавьер заботится о нас всех.
   Она ещё раз улыбнулась, но улыбка вышла натянутой. Неестественной.
   - И что, тебе совсем не страшно уходить?
   - Нет, - снова улыбка, - Я полна энергии и готова отдать её на благо и процветание нашего общества.
   - А ты знала его, как человека?
   - Кого? Твоего отца?
   - Да.
   Женщина задумалась всего на несколько секунд.
   - Скорее нет, чем да... - Произнесла она вполголоса, - А зачем мне было это знать? - Её голос немного дрожал. - Ты же должна понимать, программа развития для всех примерно одна и та же. И всё очень грамотно устроено.
   - Каждой твари по паре? - Теперь уже Софи впервые улыбнулась за долгое время.
   - А это ты откуда взяла? - Мать настороженно посмотрела на дочь.
   - Приснилось, - всё с той же улыбкой ответила Софи. - Знаешь, мама, мне уже несколько ночей подряд снится одна женщина, она младше тебя, но значительно старше меня, её зовут Маргарита. И она рассказывает очень интересные вещи. А иногда даже пугающие...
  
   - "Станция Проспект Вернадского. Поезд дальше не пойдёт. Просьба освободить вагоны.", - до конечной они так и не доехали. Значит, что-то случилось между Проспектом Вернадского и Юго-Западной, - последними двумя станциями на Сокольнической линии.
   Народ вывалил на платформу, но пока людей было ещё не так много, станция всё-таки была предпоследней плюс выходной день, да и времени прошло не очень много.
   - Надень этот медальон. Сейчас. - Марго протянула Максу чёрный платок, в который было что-то завернуто.
   - Что это? - Макс взял свёрток в руку, но пока ещё не разворачивал.
   - Надень. Он защитит тебя. Верь мне.
   - Хорошо.
   Максим развернул платок, там оказался небольшой овальный слиток червонного золота, на золотой цепочке. Слиток был исписан какими-то знаками, значения которых ему были неизвестны. Он надел медальон, спрятав его под рубашку. Затем вернул платок Маргарите. Заметив про себя, что этот платок был очень похож на платок того незнакомца, который "гипнотизировал" его возле подъезда. Но сейчас ему не хотелось думать об этом.
   - Я чувствую, что Юля там. - Марго указала на туннель, в сторону Юго-западной, но не в том месте, где они стояли, а на противоположный путь, ведущий к центру кольца.
   - Где там? В туннеле?
   - Да. Поэтому и поезда не ходят. Она там. И они тоже. Кто-то из бета-мира заблокировал небольшой кусочек пространства нашей реальности. Это достаточно сложный аркан, основанный на инфернальной структуре подсознания. Но при должных усилиях вполне возможно разобраться.
   Она посмотрела на Макса спокойным непроницаемым взглядом. Тот в свою очередь таращился на неё во все глаза. И даже слегка приоткрыл рот от удивления.
   - Мы должны пойти пешком. - Продолжила Маргарита. - Идти не больше полутора километров, минут за десять дойдём, если поторопимся.
   С этими словами она двинулась к противоположной стороне платформы, к началу туннеля, откуда был должен выехать поезд, в который села Юля. Максу ничего не оставалось делать, как последовать за ней.
  
   Примерно через пять минут после того, как большую часть пассажиров окончательно охватила паника, а некоторых в свою очередь парализовал страх, включился свет, и поезд, как ни в чём не бывало, тронулся дальше. По вагону прокатился вздох облегчения, а ещё через некоторое время послышался знакомый недовольный ропот, как всегда ругающий всё на свете, в том числе и правительство, точнее, его-то в первую очередь.
   Юля не обращала на разговоры людей, никакого внимания. Она по-прежнему чувствовала - что-то не так. Девушка ощущала скрытую угрозу в этом поезде, который медленно, но верно набирал ход.
   Всё быстрее и быстрее.
   Даже слишком быстро.
   Fast.
  
   ГЛАВА 14
  
   По мере приближения к Замку каменная поверхность Острова под босыми ступнями Андрея становилась всё теплее и теплее. Когда идти оставалось метров четыреста, температура камня превышала температуру человеческого тела на пять-семь градусов. И после этого Замок перестал приближаться. Андрей шёл, но Замок с колоннами так и оставался на прежнем расстоянии. А камень всё продолжал нагреваться. В конце концов, стало так горячо, что спокойно идти было уже невозможно. И тогда он побежал. Этот бег напоминал ему лето, когда асфальт жутко раскалён, а ноги после купания уже успели высохнуть, и приходится быстро искать тень или траву, чтобы не обжечь босые ступни. Какие-нибудь тапочки сейчас бы очень пригодились. Он бежал. Камень нагревался. Замок с колоннами издевательски маячил на одном и том же месте, не давая приблизиться ни на метр. Паника нарастала. Андрей на бегу поднял голову вверх и посмотрел на Луну. Казалось, что она смеётся над ним. Вот стерва. Луна действительно улыбалась ему... Как когда-то в далёком детстве. Вот только сейчас эта улыбка была недоброй. Со временем Луна начала приобретать красноватый оттенок. Из серебристой, она превращалась в кровавую, а ноги жгло уже так, что хотелось орать изо всех сил. Но он продолжать бежать, всё быстрее и быстрее. На Земле такое не было бы возможным, его скорость равнялась скорости автомобиля, мчащегося по загородному шоссе, горячий ветер обдувал лицо. И он уже чувствовал запах гари. Но перед ним была словно невидимая стена, которая не пускала его вперёд, это была лишь иллюзия бега, как на тренажёре. Или в компьютерной игре, когда персонаж упирался в невидимую прозрачную стену, продолжал двигаться, но ничего не менялось. Вот только жжение в ступнях усиливалось, и оно было очень даже реальным, а не иллюзорным. Тогда он начал подпрыгивать, здешняя гравитация позволяла делать это необычайно высоко и ноги успевали остыть. Но потом, возвращаясь на камень, всё начиналось заново. Кто же придумал для него эту пытку? И главное, зачем? За что? Всегда есть за что, и это правда. Но надо было что-то делать. И вот в очередной из таких "остужающих" ступни прыжков его взгляд упал на один из ближайших ручейков слева. Точно! Скорее туда! В несколько гигантских прыжков Андрей преодолел расстояние в пятьдесят метров и с наслаждением погрузил ноги в прохладную воду. Впрочем, вода была не такая уж и прохладная, но по сравнению с раскалённым камнем, на котором его только что едва не поджарили, это было настоящим спасением.
Андрей снова посмотрел на Луну. Она была большой и кроваво-красной. И как будто живой. Шевелящейся. Наблюдающей за ним. С любопытством и какой-то противной стервозной ухмылкой, состоящей из множества кратеров. Андрею в буквальном смысле захотелось плюнуть ей в лицо и даже "набить морду". Но он бы ни за что не стал этого делать, ведь Луна -- женщина, а на женщин он руку никогда не поднимал. Вот такие забавные ассоциации приходили к нему голову, пока он стоял по колено в воде, с наслаждением и злостью остужая свои разгоряченные натруженные гигантскими прыжками и бегом ноги.
Спустя минуту он грустно усмехнулся. Ноги были в порядке. А Луна утратила свой кровавый оттенок и вновь стала белой. Ярко-белой. Даже немного слепящей глаза. Но уже иначе, не так, как раньше. Что-то опять поменялось. И к этому приходилось привыкать. 
  
   - А он действительно хорош. Находчивый. Не теряет здравомыслия даже в самых критических ситуациях. Ксавьер не ошибся, это точно.
   - Тебя это удивляет, Рауль? Ксавьер никогда не ошибается, никогда. Помни об этом.
   - Конечно Ультар, в этом я не сомневаюсь. Но меня удивляет моральная стойкость и выносливость этого парня. Думаю многие из альфа-миров на его месте уже давно бы потеряли рассудок, пусть даже и на время. А он держится, как будто так и надо, как будто это игра.
   - А что, разве это не так? - лицо Ультара озарила добродушная улыбка.
   - Мы проводим первые тесты, но он-то об этом знать не может, впрочем, посмотрим, что будет дальше. Запускаем следующую программу?
   - Да, Рауль, пожалуй, только давай сначала чего-нибудь перекусим, как у них там говорится, ланч?
   - Ага, я не против, пойдём.
   Мужчины встали и вышли из центра управления, а ещё через несколько секунд в другую дверь тихо впорхнула молодая девушка лет шестнадцати. Взглянув на монитор, и увидев там обнажённого молодого человека атлетического телосложения, она с любопытством приблизилась к пульту. Экран монитора был очень большим, почти на всю стену и, разумеется, трёхмерным, объёмным, по сути это было что-то вроде универсального окна, выходящего в любую точку испытательного полигона. В любую точку Острова, и не только.
   Девушка осторожно оглянулась, и, убедившись, что в помещении кроме неё больше никого нет, аккуратно присела на краешек массивного кожаного кресла возле пульта управления и стала внимательно наблюдать за происходящем на экране. Эффект присутствия разумеется, был невероятным, она как будто находилась там, рядом с ним, только была невидимой и неуязвимой, что просто не могло не радовать.
  
   Андрей вновь вылез из воды и бросил мрачный взгляд на Замок. А может, ну его на фиг? Пойти куда-нибудь в другую сторону, поискать одежду, например, или чего-нибудь съестного? При этой мысли его желудок согласно заурчал.
   - Ну вот, и ты согласен, дружок, - молвил Андрей, похлопывая себя по животу.
   И тут он ещё более явственно почувствовал, что за ним наблюдают, более того, он услышал чьё-то хихиканье, что заставило его руки опуститься ниже и прикрыть промежность. Тем более, что хихиканье было явно женским, или даже девичьим.
   - Эй, кто здесь!? - громко спросил Андрей, с вызовом глядя на Луну, а точнее на её подобие.
   Хихиканье повторилось, но уже более громко и отчётливо.
   Тогда Андрей, чтобы чувствовать себя более "комфортно", насколько это вообще здесь возможно, подошёл к ближайшему деревцу и стал ломать тонкие ветки с широкими зелёными листочками, чтобы хоть чем-то себя прикрыть на случай появления обладательницы этого "замечательного" хихиканья. Хотя до этого момента собственная нагота его ничуть не смущала. И вообще на этом Острове он уже начинал чувствовать себя своеобразным Адамом.
  
   Лилия, так звали любопытную девушку, дочку Ультара, которая без спросу проникла в комнату управления, сидела в это время за виртуальной клавиатурой, возникшей в воздухе над зеркальным основанием пульта, и раздумывала, что ей лучше сделать, поболтать с этим незнакомцем, "новым испытуемым", или отключить связь и ретироваться пока не поздно, пока Отец и Рауль не вернулись обратно.
  
   - Эй, привет! - наконец решилась она, - Меня зовут Лилия, можно просто Ли. А тебя Андрей, не так ли? - тут девушка улыбнулась, увидев, как парень старательно прикрывается только что сорванными зелёными веточками кустарника. Она почти бесшумно печатала буквы, потому что боялась, что её услышат, если будет говорить вслух, но всё напечатанное компьютер передавал в голову испытуемого именно её оригинальным голосом, сейчас она выбрала себе, такой как бы весёлый, чуточку игривый тон, но и не лишённый оттенка серьёзности.
   Андрей снова опасливо завертел головой по сторонам, но, так и не увидев ничего одушевлённого, молча уставился в небо, на луну.
   - Да хватит уже туда смотреть! - воскликнула девушка, - это же фикция, тут вообще почти всё искусственное, смоделированное специальной программой, и даже те веточки, которыми ты сейчас прикрываешься, хи! - Вновь не удержалась она от мимолётного смешка. От чего на лице Андрея появились красные пятна, ему это определённо начинало надоедать.
   - А ты? - бросил он с вызовом, - ты тоже искусственная!?
   - Нет, я самая, что ни на есть настоящая. И знаешь что, - тон девушки изменился и стал серьёзным. - Я хочу тебе помочь. Извини за мои смешки, если они тебя смущают, просто ты так забавно выглядишь, когда прикрываешься этими листочками. - Тут она снова улыбнулась, хотя Андрей этого и не видел, но всё равно почувствовал, - Можешь не стесняться, мне уже доводилось видеть голых мужчин.
   - Не сомневаюсь, - сухо ответил парень, - Но знаешь, мне от этого как-то ничуть не легче... Что вообще происходит?
   - Сейчас объясню, тут всё очень просто, ты призван в наш мир... - начала девушка, но тут же осеклась и, вздрогнув, убрала пальцы с клавиатуры. Она услышала звук приближающихся шагов. И потому быстро пропечатав:
   - Извини, мне надо идти, до связи!
   Так же тихо, чуть ли не на цыпочках ретировалась из комнаты управления, куда через несколько секунд вошёл человек в чёрном балахоне. Лица его не было видно. Он не торопясь, прошел прямо к пульту и, увидев в воздухе виртуальную клавиатуру, повернул голову в сторону другой двери, за которой и скрылась Лилия минутой раньше.
   Андрей в это время, словно почувствовав, что за ним более никто не наблюдает, бросил бесполезные теперь ветки кустарника и снова подозрительно посмотрел на Луну.
   Человек в чёрном балахоне повернулся к пульту и попробовал дотронуться жёлтыми длинными пальцами до прозрачной клавиатуры, но пальцы прошли сквозь неё. Тогда он что-то тихо зашептал на латыни, нам были слышны лишь отдельные его слова и некоторые фразы.
   - ...Сатаниэль... Сатаниил... Просатанос... Noco Mada, hoathahe Saitan! - затем он уже более чётко и во весь свой низкий, скрипучий голос произнёс один из Енохианских ключей, это был очень древний енохианский язык, считающийся ещё более древним, чем санскрит:
   "О, ты, владыка первого пламени, под чьими крыльями прялки, оплетающие землю сухой паутиной; знающий великое слово "справедливость" и клеймо фальшивого почета. Появись же! Открой тайны своего сотворения! Будь ко мне благосклонен, ибо я - такой же, как ты - истинный почитатель высочайшего и несравненного Короля Ада!"
   Свет в помещении замигал, а затем экран потух, и клавиатура исчезла. Центральный пульт оказался временно обесточен, но вот уже через две минуты, в течение которых человек в чёрном стоял неподвижно, скрестив руки на груди, экран вновь ожил и включился свет.
   На Острове, где находился Андрей, снова произошли изменения, но уже не такие "невинные", как до этого. Луна превратилась в чёрный рогатый череп, вокруг которого расцвела кроваво-красная пятиконечная пентаграмма, а сам череп, являлся её центром. Козёл Мендеса явил Острову свой тёмный лик. Он ухмылялся. Чёрное полотно звёздного неба превратилось в мрачную тёмно-синюю воду. Затем подул невиданный по своей силе ветер. Он подхватил Андрея и закружил в безумном вихре. Его кидало в разные стороны и одновременно поднимало всё выше и выше. Он то ли летел, то ли падал. Туда, где из самых глубин космоса, из самых недр тёмного небесного океана, в окружении шести магических созвездий, поднимался Левиафан.
  
   ГЛАВА 15
  
   Они молча двигались сквозь черноту туннеля. Маргарита уверенно шла вперёд. Макс следовал за ней, невольно поёживаясь от холода и сырости. Иногда впереди виднелись небольшие стайки необычайно крупных крыс, которые издавали едва слышные скребущие звуки, а временами и очень мерзкое попискивание, от чего Макса передёргивало ещё больше, чем от холода. А вот Маргарита не обращала на это совершенно никакого внимания, она шла полностью погружённая в себя, иногда что-то шептала на непонятном языке, но в каждом её шаге чувствовалась некая сила и уверенность, которой так не хватало сейчас её спутнику.
   - Послушай, Марго, ты уверена... - начал, было, Макс.
   - Уверена, - перебила его женщина, - Мы уже близко.
   - И даже слишком. - Добавила она ещё через несколько шагов. Впереди послышался шум приближающегося поезда. Они остановились.
   - И что нам теперь делать? - спросил Макс, которого уже начинало лихорадить.
   - Пока ничего. Будем ждать здесь.
   Максима уже в который раз поразили спокойствие и уверенность Маргариты в своих действиях. Иногда ему даже казалось, что только по одной лишь этой причине он согласен быть с ней всю жизнь, хотя это и не так, причин было несколько. Но сейчас не об этом.
   Поезд приближался. Расстояние быстро сокращалось. Пульс Максима ускорялся по мере того, как звук становился громче. Наконец вдали показался луч электрического света, стремительно прорезая черноту тоннеля, от чего стайки крыс начали разбегаться в разные стороны.
   Максим вдруг ощутил странное тепло на груди. Он засунул руку под рубашку и достал медальон, который дала ему Маргарита. Тот был очень тёплым, почти горячим, но не обжигающим и как будто светился изнутри. И чем ближе подходил поезд, тем ярче становился этот свет. Сильнее всего светились на золоте буквы, неведомые символы горели красным огнём. Максу почему-то стало спокойнее, хотя слово "спокойствие" никоим образом не вписывалось в данную ситуацию. И, тем не менее, его уже перестало лихорадить, тепло медальона благоприятным образом отразилось на его физическом и душевном состоянии.
  
   Поезд набрал максимальную скорость, и людям в вагоне стало очень неуютно. Давление нарастало. Те, кто стоял, вплотную прижались к стенам и дверям, не смотря на предупредительную надпись "Не прислоняться", остальные же обеими руками вцепились в поручни. Таких скоростей в метро пассажирам ощущать ещё не приходилось. Разговоры смолкли, шум поезда перекрывал почти все звуки. Некоторые люди ближе прижимались к окнам, пытаясь разглядеть во тьме тоннеля хоть что-то, но кроме черноты ничего не было видно.
   Юля же снова впала в некий транс, она закрыла глаза и чётко представила себе Остров. Тот самый, из заставки на экране компьютера. Она ясно видела его под сомкнутыми веками, трёхмерный, яркий, манящий своими прозрачными ручейками и чудесным старинным Замком или же Дворцом с колонами. Над Островом сгущались чёрные тучи, на фоне чёрного космоса они казались ещё мрачнее. Из туч били ярко-красные молнии. По Острову в направлении Дворца бежал человек. И этот человек находился в опасности. Он спотыкался и падал, затем вставал и снова бежал. А тучи сгущались. И молнии били всё чаще и чаще, совсем рядом с ним.
  
   - За что ты его любишь?
   - Не знаю, просто люблю и всё. За то, что есть.
   - А разве так бывает?
   - Бывает. Я даже скажу тебе больше, Меган. Раньше только так и было.
   Женщина, которая начала седеть слишком рано, поднялась с кресла и подошла ближе к зеркалу.
   - Да, Меган. - Повторила она ещё раз, смотря на своё отражение, - Раньше только так и было.
   - До Ксавьера?
   - Задолго, задолго до Ксавьера, девочка моя... Ах!.. - она со вздохом вновь опустилась в кресло. - Вели принести мне воды. Что-то в горле совсем пересохло.
   - Конечно, мама, сию секунду, - спохватилась Меган и выбежала из комнаты.
   Дама осталась одна. Её глаза выражали грусть, но улыбка на лице была спокойной, умиротворённой. Теперь со стороны казалось, что её ничто больше не волнует в этом мире, ничто и никто. Но это было не так. Мысли о муже и увядающей красоте вновь разбередили ей сердце.
   Меган вернулась со стаканом воды в руках, на её глазах блестели слёзы. Когда она молча протянула стакан матери, одна слезинка упала ей на руку. Женщина взглянула на дочь.
   - Что случилось? - с тревогой спросила она. - Почему моя девочка плачет?
   - Мама моей подруги Софии, Светлая донна Эстебания, сегодня ночью уходит на Алтарь.
   Тут девушка не выдержала, упала на колени, уткнулась лицом в платье матери и разразилась горькими рыданиями.
   - Дочь, - женщина положила руку на плечо девушки, - ты должна уже понимать, что это неизбежная участь каждой из нас. Более того, именно на этом и держится наше прекрасное и совершенное общество. И ты поймёшь это в полной мере, когда окончательно повзрослеешь и получишь медальон.
   - Нет, мама, нет! - плакала девочка, - Я не хочу так, я не хочу так, не хочу! Это несправедливо!
   - Не нам, смиренным женщинам, рассуждать об этом, дочь. Наша задача, - тут мать серьёзно и глубоко заглянула в заплаканные глаза Меган, - наша задача, - уверенно и спокойно повторила она после небольшой паузы, - соблюдать Традицию.
   - Но это плохая традиция, она несправедливая, несправедливая! - кричала Меган, - мать Софии ещё совсем молода и очень хорошо выглядит для своих сорока пяти лет! Так почему она должна идти туда, почему!?
   - Тише, дочь, - женщина испугано посмотрела по сторонам, будто опасаясь чьего-то присутствия в комнате, - Такими речами ты можешь накликать беду в наш дом. Не мы создавали эти Традиции и не нам их нарушать.
   Потом добавила после небольшой паузы:
   - Лорд Ксавьер заботится о нас всех.
   Меган с ненавистью посмотрела на портрет глубокого старца в красном балахоне, висящий тут же над камином. А затем перевела взгляд на золотой медальон матери в форме сердца, на нём зелёным огнём горели цифры "44". Такие медальоны тёмный маг, помощник лорда Ксавьера, лично выдавал всем женщинам по исполнении сорока лет. И после этого они начинали быстро меняться. Некоторые, как её мать, увядали и седели прямо на глазах, другие же наоборот, подобно матери Софи, светлой донне Эстебании, становились даже лучше и краше, но конец в любом случаи для всех был один. Чёрно-белый Алтарь ждал их, мерно отчитывая на золотых сердцах последнюю пятилетку.
  
   ГЛАВА 16
  
   Перед ними раскинулась широкая зелёная равнина, вдали виднелся лес, а позади был город, который они покинули ещё на рассвете. Белые лошади несли их вперёд, девушки смеялись и улыбались друг другу и утреннему солнцу, совсем не слепящему глаза, а наоборот, нежными лучами лаская кожу, обдуваемую тёплым прозрачным ветерком. Им было легко и свободно. И ничто не омрачало их светлые думы, они жили лишь одним настоящим моментом, быстрой ездой, солнцем и свежим воздухом зелёных Равнин.
   - Знаешь, Меган, - начала Софи, переведя лошадь с лёгкого галопа на рысь, - после того, как всё закончилось, мне стало намного легче, возникло ощущение какой-то правильности, что ли. Ну, или справедливости. Хотя умом я и понимаю, что это не так. Но мне показалось, что она была счастлива, уходя на Алтарь.
   - Моя мать тоже так думает, - с грустью ответила Меган, - но мне кажется, все они смирились со своей участью, и возможно, просто боятся что-то изменить, боятся Лорда и Тёмного мага, разве не так?
   Меган посмотрела на Софи прямо и открыто, как будто приглашая своим красноречивым взглядом говорить на чистоту.
   - Я тоже так считаю. И я пыталась сказать это своей матери вчера во время нашего последнего разговора. Но она и слушать ничего не хотела. Все они, так или иначе, ссылаются на лорда Ксавьера и принципы госпожи Ле Гран, которой мы все чуть ли не с самого рождения обязаны подражать, - тут губы Софи искривились, и она, наконец, озвучила мысль, которую давно лелеяла в своей юной и мятежной голове, - Я не считаю, что госпожа Ле Гран поступила правильно. - Она так же прямо и открыто взглянула на свою спутницу и, наконец, закончила - Я не считаю её святой.
   - Да, да! - воскликнула Меган, - Я тоже много думала об этом! Но возможно, Тёмный маг заставил её это сделать? Как думаешь, Софи?
   - Кто знает, столько времени прошло... - задумчиво прошептала она в ответ.
   - Лорд Ксавьер должен знать.
   Софи молча кивнула и пришпорила своего коня. Они помчались к лесу.
  
   Юля открыла глаза, но ей показалась, что она их наоборот закрыла. Настолько темно было в вагоне поезда. Но зато скорость начала снижаться. А тьма надвигалась, какая-то Другая тьма, внутренняя. Изначальная.
   Они одновременно зашли в вагон с двух сторон, выбив ногами двери. И в этот момент поезд неожиданно остановился. Людей в вагоне не было, они куда-то исчезли, осталась только Юля. И она смотрела на пришельцев широко раскрытыми и полными ужаса глазами. Тёмные адепты начали синхронно приближаться. Шаг за шагом, всё ближе и ближе. От них веяло каким-то могильным холодом. Было непонятно во что они одеты, во что-то тёмное. Лиц разглядеть так же не удавалось, только глаза, жёлтые и холодные. Потом вагон затрясло и возникло ощущение падения в пропасть, поезд куда-то проваливался, но самое страшное заключалось в том, что никого не было рядом, кроме этих двух тёмных сущностей, которые так же начали испытывать некоторое беспокойство, и это говорило о том, что не всё шло по изначально спланированной ими схеме.
  
   Медальон Макса буквально пылал на груди, светился, как галогеновая лампа, когда поезд поравнялся с ними и вдруг остановился. Двери вагона открылись между станциями вопреки всем правилам. Наступила тишина, лишь иногда нарушаемая, едва слышным журчанием воды в тоннеле.
   - Мы пойдём внутрь? - нарушил молчание Макс.
   - Конечно. - ответила Марго и первой полезла в вагон. Она запрыгнула туда легко и непринуждённо, затем подала Максу руку. Тому было неловко, но он взял её и так же забрался в поезд. Пассажиры недоумённо разглядывали эту странную парочку, вошедшую не на перроне, а прямо во время технической стоянке в тоннеле. Некоторые даже повставали со своих мест. Такого ещё им видеть не доводилось.
   Маргарита тем временем элегантно отряхнулась и пошла вперёд по вагону. Макс двигался следом за ней. И вдруг едва не вскрикнул от кольнувшего его какого-то гипнотического страха. Прислонившись к закрытой двери и, держась одной рукой за поручень, перед ним стоял тот самый мужчина лет пятидесяти в тёмных зеркальных очках и чёрной шляпе. Тот самый, что гипнотизировал его возле подъезда собственного дома. Максим остановился, ноги будто приросли к полу, он с трудом оторвал их и сделал маленький шаг назад, едва не упав. Маргарита обернулась. Мужчина чуть заметно улыбнулся и поклонился ей, галантно сняв при этом шляпу. В голове у Макса, где-то на самых задворках подсознания вновь прозвучало эхом то самое слово, что разрывало ему голову перед приездом Маргариты.
   "Перерождённый"
   Что это значило, Максим не знал, но именно это слово и произнёс мужчина через секунду после того, как вновь надел шляпу. Произнёс спокойно и не громко, как будто "Здравствуйте" или "Добрый день". Медальон на груди Максима тем временем потух и вновь превратился в обычный слиток золота. От чего ему стало как-то холодно внутри, холодно и тоскливо, как будто вместе с теплом и светом медальона он утратил нечто более важное.
   - Что тебе здесь нужно, Гестас? - спокойно спросила Маргарита.
   - Вы опоздали, - ответил мужчина, - Её здесь нет.
   Затем он указал взглядом вперёд на одно из сидений. На нем лежали дамская сумочка и одежда. Это были вещи Юли, все, вместе с нижним бельём и даже заколками, серьгами и прочей женской атрибутикой. Сумочка была неизвестно чья, так как свою Юля забыла дома.
   Кто-то в вагоне всплеснул руками и охнул, двери закрылись, и поезд тронулся, быстро набирая ход.
  
   Девушки не спеша заехали в сосновый лес, тут было прохладно и несколько мрачновато. Мрачность заключалась в царящей вокруг тишине, и полном отсутствии какой либо травы и прочей зеленой растительности, только иголки, шишки и кое-где жухлые прошлогодние листья. Всё это среди высоких, ровных как свечи красно-коричневых сосен.
   Лошади перешли на шаг, лесная дорога была широкой, но давно нехоженой. В самом конце её, уже за лесом проходил заброшенный железнодорожный путь, и находилась старая полуразрушенная станция, построенная ещё задолго до последнего Восстания белых амазонок, легенды о которых уже начали забываться, в основном благодаря усилиям лорда Ксавьера и его приближенных.
   - Помнишь ту женщину из сна, о которой ты мне рассказывала? Как её звали? - спросила Меган, нарушив почти абсолютную тишину в лесу.
   - Маргарита, - задумчиво ответила Софии, - А почему ты спрашиваешь?
   - Она мне тоже приснилась. Позапрошлой ночью.
   Софии вздрогнула. Где-то высоко вверху каркнула ворона и перелетела с одного дерева на другое.
   - А ты уверена, что это была именно она?
   - Да, - кивнула Меган, - Она назвала своё имя. А так же сказала, что в наших мирах грядут перемены...
   - Какие перемены? - Софии немного ревностно смотрела на подругу, ведь в её снах Маргарита ни о каких переменах не говорила, последние три ночи она вообще ей не снилась.
   - Она сказала, что Он скоро придёт. Очень скоро.
   - Кто? - тише и с некоторой опаской в голосе спросила Софи, уже догадываясь о ком идёт речь.
   - Тёмный Принц. - Почти шёпотом произнесла Меган.
   Задул сильный ветер, раскачивая верхушки сосен. Стая ворон сорвалась с ветвей и с громким карканьем умчалась прочь. Несмотря на утренние часы, в лесу стало ещё темнее.
  
   ГЛАВА 17
  
   Девушки поёжились от внезапно налетевшего холодного ветра, лошади испугано заржали, но всё-таки продолжили путь вперёд, вглубь леса. Они пробирались к железнодорожной станции. Софи объяснила Меган ещё утром перед отъездом, что Маргарита говорила о заброшенной железной дороге, проходящей между лесом и старым кладбищем. Тогда Меган не решилась ей рассказать, что тоже видела Маргариту во сне, так как мысли были заняты совсем другим, но теперь оказалось самое время.
   - Я не понимаю, почему она перестала мне сниться и пришла к тебе? Как думаешь, с чем это может быть связано?
   - Не знаю... - пробормотала Меган, поёживаясь от ветра, который уже понемногу начал стихать, - Может, она решила таким образом подстраховаться, чтобы наши маги не отследили альфа-активность в какой-то одной конкретной точке? Ведь она тебе снится уже достаточно давно, да?
   - Ну, где-то дней пять, может шесть, если не считать те последние ночи, когда она ко мне не приходила. Возможно, ты права. Она показалась мне очень умной и осторожной женщиной. Это было заметно даже во сне, - Софи широко улыбнулась и вновь пришпорила коня, переходя с шага на рысь. Меган последовала её примеру, они уже были близки к цели.
  
   Когда падение закончилось, он протянул ей руку и сказал:
   - Привет.
   Она взяла его руку и ответила:
   - Привет...
   Тьма сгустилась ещё больше, но она видела его лицо в мельчайших подробностях. И узнала его сразу. Как тогда, в квартире, когда за окном уже стемнело, а ей было лень вставать с кресла и закрыть шторы, чтобы включить свет в комнате. И в комнате было темно, и фонарь за окном перегорел, и в соседних домах почему-то тоже не было света, но она отлично видела его лицо на экране ноутбука. Чёрно-белое фото на аватарке. Но потом почему-то его забыла, а, увидев снова через неделю, даже не вспомнила об этом эпизоде, впрочем, стоит ли удивляться? Мало ли таких фотографий, на которые мы почти ежедневно натыкаемся в соцсетях? Все разве запомнишь. Но странно было то, что она вспомнила об этом именно сейчас, узнав того парня, с которым ещё утром болтала в скайпе, хотя казалось, что с тех пор прошла уже целая вечность. Оказывается, его лицо она видела и раньше, ещё до того, как наткнулась на объявление о знакомстве.
   Юля поднялась с сиденья, опираясь на протянутую руку Андрея, и тогда Тьма проглотила её окончательно, исчезли горящие глаза тёмных сущностей, что стерегли её с двух сторон, исчезли смутные очертания вагона метро, и она перешла в какое-то иное состояние, что впрочем, было для неё уже не новым, но, тем не менее, ещё не совсем привычным манёвром.
  
   Ультар и Рауль, с аппетитом перекусив, и, пребывая в очень хорошем расположении духа, вернулись в комнату управления, но уже на входе их глазам открылась чудовищная картина. Экран и пульт были забрызганы кровью, стены исписаны какими-то символами и знаками на санскрите, а на полу перед основанием пульта красовалась большая пятиконечная пентаграмма. На которую сверху тонкою струйкой, постепенно переходящей в капание, лилась кровь. Они подняли головы и посмотрели на достаточно высокий куполообразный потолок, и тогда крик боли и отчаяния вырвался из груди старшего мужчины. На самом верху, на каком-то ржавом металлическом крюке была подвешена его шестнадцатилетняя дочь Лилия. Узнать её можно было лишь по двум золотистым косам с голубыми бантами, которые так же были перемазаны в крови, так как вся кожа на теле и на лице была содрана, девушку освежевали, как кролика, только у кроликов обычно оставляют лапки, чтобы не подумали, что это кошка, здесь же оставили косы, не став снимать скальп.
   Рауля немедленно вырвало прямо в самый центр окровавленной пентаграммы, на ухмыляющуюся морду какого-то козлообразного демона, начертанную кровью жертвы. Отец девочки опустился на колени и начал громко и дико выть, находясь уже на грани безумия. В этот самый момент, абсолютно бесшумной походкой в комнату вошёл человек в чёрном балахоне. В руке он держал длинный церемониальный кинжал, очевидно, им и было освежевано тело Лилии. На кинжале всё ещё сохранялись остатки уже запекшейся крови. Подойдя сзади к безутешному и завывающему отцу девочки, он хладнокровно прервал очередной безумный вопль, полоснув хорошо отточенным лезвием по горлу Ультара, одной рукой держа его за уже начавшие седеть длинные волосы. В горле сначала что-то забулькало, а затем кровь хлынула оттуда горячим потоком, попав прямо на спину всё ещё блюющего тут же рядом Рауля. Парень обернулся и в ужасе сделал шаг назад, но тут же поскользнулся на ещё не успевшей остыть крови Лилии. Той девушки, которую ему через пару лет пророчили в невесты. Он упал, сильно ударившись затылком о спинку кресла, но, не потеряв при этом сознания. Человек в чёрном ещё раз занёс кинжал и полностью отделил голову Ультара от туловища. Кровь хлынула фонтаном, забрызгав его чёрный балахон. Из-под капюшона горели два красных глаза, но лица по-прежнему не было видно. Он воздел руки к потолку, в одной держа отрезанную голову, а в другой окровавленный церемониальный кинжал. И начал читать древнее заклинание на санскрите. Голос его звучал гулко и низко, как из бочки или трубы.
   - "Одно время года будет свергать другое; и пусть ни на ней, ни в глубине ее, ни одно из существ не будет равно другому. Разумные существа земли и род людской пусть ссорятся и истребляют друг друга; и жилища их пускай забудут их имена. Деяния человеческие, то, чем он гордится, да подвергнутся порче. Строения его да превратятся в пещеры для зверей полевых! Помути рассудок ее тьмою! Да и в самом деле, почему? Я раскаиваюсь в том, что создал человека. Одного - с ее ведома, а другого - неведомого для нее; ибо она - ложе блудницы и обитель Короля Люцифера. Распахните врата Ада! Нижние небесные сферы да будут служить вам! Правьте теми, кто правит! Свергайте оступившихся. Возвеличивайте окрепших и уничтожайте слабых. Для них места нет, пусть останутся единицы. Добавляйте и убавляйте до тех пор, пока звезды не будут сочтены. Восстаньте! Давайте же! Предстаньте пред полученным из уст Его заветом, тем, что Он передал нам в справедливости своей. Откройте тайны вашего сотворения и разделите с нами НЕОСКВЕРНЕННУЮ МУДРОСТЬ."
   Рауль лежал, прижавшись спиной к ножке кресла, и смотрел на чёрного человека широко раскрытыми и полными ужаса глазами. Во время всей этой речи он не мог даже пошевелиться и вымолвить хоть слово, прежде чем длинный кинжал не сорвался с руки человека в чёрном и не вонзился юноше между глаз, насквозь пробив черепную коробку и по рукоятку войдя в голову. Рауль захрипел, из носа и ушей потекла кровь, затем, задёргавшись в предсмертных конвульсиях, он испустил последний вздох, выдохнув вместе с ним имя матери, с которой ему так и не довелось поговорить в этой недолгой для него жизни.
  
   ГЛАВА 18
  
   Лорд Ксавьер вздрогнул в своём кресле, сначала почувствовав, а затем и поняв, что что-то пошло не так. Что-то СДВИНУЛОСЬ в его так хорошо построенном и спланированном "идеальном мире", идеальном в его понимании Сообществе людей, где всё аккуратно разложено по полочкам и всегда рассчитано и предсказуемо до самых мелочей. И это ЧТО-ТО угрожало не только ему лично, но и миру в целом. А точнее сразу двум мирам, не считая Острова, его замечательного Острова, прекрасно подготовленного испытательного полигона для новых адептов, новых слуг и преданных псов Магистра.
   Он появился, как всегда неожиданно. Вошёл прямо в тронный зал безо всяких церемоний, к чему Лорд уже давно привык за сотни лет.
   - Зачем ты убил моих подданных? - спросил Ксавьер глубоким взглядом сверля человека в чёрном.
   - Это было необходимо для церемонии, Магистр.
   - Это было похоже на обыкновенную резню, что устраивают неуравновешенные люди в альфа-мирах.
   - Левиафан инициировал его.
   Лицо Ксавьера дёрнулось.
   - Ты в этом уверен?
   - Я всегда говорю только то, в чём уверен. - Человек в чёрном опустил капюшон, обнажив абсолютно голый чёрный череп с красными дымящимися глазницами. Угольные зрачки его глаз вперились в глаза лорда, и он твёрдо произнёс, - Правая рука Люцифера коснулась Острова. Инициация завершена.
   После этих слов в тронном зале на некоторое время воцарилось молчание. Затем Магистр, тёмный лорд Ксавьер, поднялся с кресла и приблизился к человеку в чёрном, ничуть не смущаясь его обугленного черепа и дымящихся глазниц, через которые, словно через перископы мертвецов, казалось сам Люцифер взирает на этот мир из своих тёмных чертог.
   - Алтарю нужна новая энергия. Много энергии. У нас хватит женщин?
   - Об этом можно не беспокоиться - ответил лорд, - Женщин всегда было достаточно. В крайнем случаи есть ещё молодые особи. Но что с той девушкой из альфа-мира? Как с ней быть?
   - Гестас сказал, что они её упустили. Эта человеческая колдунья со своим жалким мужчиной не смогут сюда добраться. Но и твои адепты так же упустили её, Ксавьер.
   - Так где же она теперь? - спросил Лорд.
   Человек в чёрном не ответил. Он снова надел капюшон, затем скрестил руки на груди и начал что-то шептать.
  
   Они вышли на Юго-западной и быстро направились к выходу из метро. Гестас, тот самый человек в чёрной шляпе и очках так же быстро затерялся в толпе. На выходе они сразу направилась к такси, после того, как Маргарита назвала Юлин адрес, машина тронулась и уже через пару минут они были на месте. Шофер, конечно, был очень удивлён, что эта весьма странная парочка решила воспользоваться его услугами, когда пешком идти было не более семи минут, но, тем не менее, молча взял протянутую ему Максом сотню и, обдав их выхлопом, снова умчался к метро ловить новых клиентов.
   - Зачем мы сюда приехали? - спросил Макс. - Ведь не думаешь же ты, что она сейчас дома?
   Едва заметная улыбка коснулась его лица, но тут же пропала, наткнувшись на серьёзный взгляд Марго.
   - Я хочу просканировать квартиру. Возможно, нам удастся узнать, что-то новое.
   Домофон на двери запищал, и из подъезда вышла та самая баба Тося, Юлина соседка. Подозрительно покосившись на Макса, она уступила им проход и направилась к ближайшей лавочке, где уже сидели несколько её подруг-собеседниц пенсионного возраста.
   Маргарита и Макс зашли в подъезд. И Тьма накрыла их сразу. Женщина почувствовала опасность, но не успела увернуться. Холодная сильная рука схватила её за горло и сжала с такой силой, что она не смогла даже выдохнуть, не говоря уж о каких либо криках или словах. Медальон Максима вновь вспыхнул ярким светом, разогнав тьму в подъезде. И он увидел двух людей в чёрных мантиях с горящими жёлтыми глазами. Один из них держал Маргариту за горло, постепенно, капля за каплей выдавливая из неё жизнь. Его Маргариту. ЕГО. Макса тут же охватила безумная ярость и неутолимая жгучая злоба. Но зло не вечно, рано или поздно оно перерастает в ненависть. А затем уже и в нечто большее, звериное, инстинктивное. Страшное. МАНИАКАЛЬНОЕ.
   "Ну почему все так боятся маньяков?" - подумал Макс. - "Маньяки ведь тоже чего-то боятся." Он сделал шаг вперёд. - "Но только не сейчас."
   - Отпусти её.
   Резкий поворот головы и жгучий взгляд горящих жёлтых глаз.
   - А то что? - холодный голос без тени надменности или улыбки. Просто равнодушный.
   Второй адепт стоял рядом и молча наблюдал за ним. Максим сделал ещё один шаг вперёд.
  
   - Ты колдун?
   - Нет, но теперь я могу гораздо больше. Смотри.
   Андрей раскинул руки и воздел их к небу. Тучи над головой стали сгущаться со стремительной скоростью, небо совсем почернело, и начался сильный ливень, затем он направил руку на ближайшее мертвое дерево, и в него тут же ударила молния, дерево вспыхнуло, но огонь быстро потух из-за дождя.
   Андрей скрестил руки на груди и дождь моментально прекратился, всё равно, что выключили душ. Но сумрак остался, и тучи никуда не делись. Они стояли посреди мёртвого леса, где все деревья были белыми, без коры и гладкими, одним словом - коряги, безжизненные и бездушные. Под ногами же была сухая потрескавшаяся земля, которую казалось, тысячи лет не поливали дожди, и вот даже этот коротенький ливень не смог её, как следует напитать, вода быстро ушла в трещины, попросту испарилась на выжженной мёртвой почве.
   - Это бывший Эдем, - сказал Андрей, - Мёртвый сад моего отца. Моего настоящего отца.
   - Так кто же ты? - Юля взирала на него снизу вверх во всех смыслах этого слова, но не было в этом взгляде ни страха, ни даже банального девичьего любопытства. Только лёгкая грусть и покорность.
   - За пределами того мира, откуда мы с тобой пришли, меня называют Тёмный Принц. Но ты можешь звать меня просто Андрей. - Он улыбнулся, сняв с головы тёмный капюшон. На нём были кроссовки, чёрные джинсы и толстовка того же цвета с теперь уже опущенным капюшоном. Юля же была облачена в бёлый полупрозрачный дождевик, как он на ней оказался, она не знала, и тот факт, что под ним больше не было ни какой одежды, совершенно её не смущал.
   - Ты не против, если мы переместимся в Замок и поговорим уже там, за чашечкой кофе или чёрного чая?
   - Я предпочитаю зелёный. - Юля кокетливо улыбнулась.
   - Зелёного нет. Здесь только чёрный.
   - Ну вот... - Она насупилась, выпятив нижнюю губу.
   - Но, если ты когда-нибудь пригласишь меня в гости, то я не откажусь и от зелёного. - Улыбнулся Андрей.
   - А зачем мне приглашать тебя в гости?
   - Например, для того, чтобы познакомить с родителями.
   - А не рановато ли?
   - Именно. Поэтому я сейчас приглашаю тебя к себе.
   - В Замок? Он твой?
   - Это бывший Замок моего отца, но теперь он мой. Пойдём? - Он протянул ей руку и заглянул в глаза. Два бездонных голубых океана встретились с двумя тёмными лунами.
   - Хорошо. - Девушка взяла протянутую руку, и Тёмный Принц повёл её по своему Острову, который преобразился до неузнаваемости, и с каждым их шагом становился иным.
   Ей было легко идти с ним рядом. Она чувствовала небывалую свободу, легкость и уверенность.
   Тучи на небе рассеивались, земля на глазах покрывалась зелёной травой и сиреневыми цветами. Деревья вокруг оживали, обрастая ветками и листочками. Журчание тут же пробивающихся ручейков сопровождалось какой-то приятной ностальгической мелодией. Мелодией из детства. Она была знакома им обоим. А впереди в серебристом свете Луны вырастал старинный Замок с колоннами.
   Его Замок.
   Их Замок.
   "Наш Замок" - подумала Юля.
  
   ГЛАВА 19
  
   Кладбище казалось абсолютно заброшенным. Каменные надгробия, покосившиеся и поросшие мхом. За ним лежало топкое болото с почти никогда не умолкающими лягушками, их было слышно и сейчас. Затем снова начинался лес. А что было дальше, никто не знал, даже самые старинные предания этого мира не забирались глубже этих мест.
   Они пересекли заросшую травой железную дорогу и теперь находились в самом начале кладбища, здесь было тихо и сыро, за исключением отдалённого лягушачьего кваканья, других звуков не исходило. Часть старинного погоста, самый дальний его конец, уходил в болото, тонул в нём. Так что некоторых могил уже совсем не было видно под водой. Время шло к полудню, солнце вот-вот должно было выйти в зенит, но тут в лесу, под высокими соснами, среди старых могил и каменных надгробий царил торжественный мрак и покой.
   - И что дальше? Куда нам ехать теперь? - Спросила Меган, спрыгивая с лошади.
   Софи уже спешилась и задумчиво смотрела на кладбище. Её лошадь фыркала и била копытом о деревянную полусгнившую шпалу, тем самым очевидно выражая недовольство этим заброшенным местом. Лошадь Меган пока стояла спокойно, лишь слегка мотая головой по сторонам.
   - Не знаю... Она сказала прийти сюда. А вот что дальше...
   - Давай сходим на кладбище? Возможно, там найдём ответ.
   - Да - кивнула Софи, - Пойдём.
   Лошадей они привязали к самой первой металлической ограде, это была одна из последних могил, захоронение свершилось девяносто восемь лет назад. Могила выглядела ещё вполне прилично, возникло даже подозрение, что за ней кто-то следил и убирал, хотя и не часто.
   Оставив лошадей, девушки неспешно двинулись по дорожке между старых памятников и надгробий.
  
   Изнутри Замок не казался старинным, как снаружи. Вполне современная и даже продвинутая обстановка. Юля немного разочаровалась, предвкушая атмосферу готических триллеров. Когда они подходили к колонам, держась за руки, она уже рисовала в своём воображении Замок наподобие владений Дракулы или Маркиза Де Сада. Но всё оказалось совсем по-другому. Внутри была широкая современная мраморная лестница, три этажа с высокими потолками и сеть офисных коридоров, комнат, кабинетов, лабораторий и бог знает чего ещё.
   Как пояснил Андрей, сейчас они находились в центральной комнате управления Островом. Именно в той комнате, где были убиты Лилия, Рауль и старший инженер, и отец убитой девочки Ультар. Но Юля об этом ничего не знала. В помещении не осталось совершенно никаких следов крови и насилия, так же благополучно исчезла и пятиконечная пентаграмма на полу и цепь с крюком, на котором была подвешена девушка с содранной кожей. Юля как раз рассматривала куполообразный потолок, на котором красовалось множество рисунков по мотивам христианской Библии. Даже не подозревая о том, что полчаса назад на этом самом месте висел изуродованный труп. А стул, на котором она сидела, да и весь кабинет были забрызгана кровью. Но сейчас здесь было очень аккуратно и красиво, по краям комнаты стояли большие зелёные кусты в глиняных горшках, которые так же были расписаны библейскими мотивами.
   Они сидели вдвоём за маленьким аккуратным столиком, и пили чай. Чёрный чай. Андрей с молоком и сахаром, Юля просто с сахаром, так как молоко она не любила ещё с детства.
   - Ну, так вот, - продолжал Андрей, начатый ещё по пути сюда разговор, - Если предположить, что изначально мы были созданы свободными бестелесными существами, состоящими из чистой энергии разума, а потом по каким-то причинам не смогли эту энергию контролировать должным образом, нарушая тем самым равновесие Вселенной. Тогда что ему ещё оставалось? - Он посмотрел на Юлю.
   - Что?
   - Заточить нас в эти жалкие тела из плоти и крови! Тела подверженные старению, распаду и всяческим болезням и прочим неудобствам! Плюс ко всему их нужно постоянно обеспечивать водой, белковым питанием со всякими витаминами и кислородом! И это после первоначальной свободы! Разве справедливо?
   - Но ведь недаром говорят, что пути Господни неисповедимы.
   - Так то оно так, вот только почему нас держат в дураках? Ведь мы, находясь в этой клетке из плоти и крови, даже не помним толком, кто мы есть на самом деле. Как ты знаешь, в нашем мире полно людей, которые вообще не верят, что есть что-то ещё кроме этого жалкого отрезка, проведённого в так называемой физической оболочке. Задача которой, собственно, только и заключается в том, чтобы жрать, срать и размножаться. То есть, плодить себе подобных. Узников. Все мы в нашем мире лишь узники, отправленные туда за какие-то проступки, за нашу духовную неполноценность Там. И когда рождается новый ребёнок, он сразу попадает в камеру и кричит, потому что ему не нравится, что происходит вокруг. Ему не нравятся новые ощущения "в новом теле". Впрочем, в размножении нет ничего плохого, всё в мире, так или иначе, размножается, увеличивается и расширяет свои границы, даже наша безграничная Вселенная постоянно растягивается. А неполноценных духовных сущностей, заслуживающих пребывание в телах, подобных нашим, ох, как много.
   - То есть получается, мы живём в наказание за что-то?
   - Ну, в каком-то смысле да, но... есть и обратная сторона медали. Неполноценный дух может метаться и страдать куда больше от инфернальной неуравновешенности, а, находясь в пределах физического тела, он постоянно чем-то занят, в основном, добыванием пропитания и размножением, и собственно туда и уходит вся его мятежная энергия, уходит в тело, а затем разбрасывается в пространство. Тело является чем-то вроде фильтра и предохранителя одновременно. Как затычка, прокладка или глушитель. - Андрей улыбнулся, - Так что для некоторых это благо. Для тех, кто ещё не научился как следует себя контролировать в духовном мире. И на Земле подавляющее большинство именно такие. Но не все, конечно, далеко не все...
   Юлия Умная внимала его словам, забыв про свой уже давно остывший час. Пустая чашка Андрея стояла тут же, на столе.
   - А ты? Мы? - наконец озвучила она давно зреющий у неё в мыслях вопрос. - Кто мы такие и зачем мы здесь?
   - Вот, смотри. - Сказал Андрей и вместо ответа, щёлкнув пальцами, включил большой экран на пульте управления. Тот самый экран, на котором не так давно за ним наблюдали предыдущие, а ныне уже мёртвые обитатели этого Замка. - Отсюда мы можем видеть практически всё, что происходит на Земле, ну или почти всё. Этот Остров и Замок- узловой Центр управления материями, а так же испытательный полигон.
   На экране было темно, но затем во мраке Юля разглядела две пары знакомых горящих жёлтых глаз. Её даже слегка передёрнуло. Потом что-то вспыхнуло, и она увидела молодого мужчину лет тридцати, на груди у которого висел яркосветящийся золотой медальон в форме жука скарабея.
   Этот мужчина сделал шаг вперёд.
   И она с трудом узнала в нём Макса. Своего давнего приятеля и парня Маргариты.
  
   ГЛАВА 20
  
   Максим даже не заметил, как светящийся медальон на его груди превратился в древнеегипетский символ солнца - золотого жука скарабея. Маргарита была уже практически без сознания, когда Макс сорвал золотую цепь и, действуя согласно интуиции, или ещё какому-то предчувствию бросил её вместе с жуком в сторону того тёмного адепта, что держал его женщину за горло. Цепь удавкой сжалась на шее тёмной сущности и когда он, отпустив уже обмякшую Маргариту начал пытаться содрать с себя сияющий и душащий его ошейник, золотой скарабей ожил и проворно вполз во тьму капюшона, откуда горели два жёлтых глаза. Затем последовала вспышка яркого ослепительного света, и злобную тварь с жёлтыми глазами разорвало на куски, испепелило изнутри, вначале оторвав, а точнее срезав голову золотой цепью, а уже после скарабей пронёсся по всему организму, беспощадно уничтожая остатки демонической сущности, которая отчаянно сопротивлялась, трансформируясь во что-то новое, но в результате проиграла бой с жуком и обезглавленный демон пал.
   Обессиленная Маргарита опустилась на ступеньки, прислонившись спиной к холодной стене подъезда. Скарабей быстро пробежал по лестничной клетке в сторону второго демона, но тут же угодил под его тяжёлый кожаный сапог. Раздался громкий хлопок, как от петарды, и всё снова погрузилось во мрак.
   Тёмный адепт двинулся к лежащей без сознания Маргарите. В правой его руке сверкнуло лезвие ножа.
   - Смотри внимательно, что сейчас будет, - сказал Андрей. Но Юля и так не отрывала глаз от огромного трёхмерного монитора. - Его тёмная маниакальная сторона, наконец, обретёт свободу и окажется сильнее чёрной сущности адепта. Иногда, даже Зло идёт во благо. Особенно в таких ситуациях.
   Перерождённый!
   Перерождённый!
   Перерождённый!
   Это слово безумным лейтмотивом звучало в голове у Максима, и он почувствовал, как его верхние передние зубы во рту начали удлиняться и заостряться. Ему вдруг вспомнилась одна из многочисленных ночей, проведённых с Маргаритой, когда она поцеловала его в шею как-то по особенному, это было десять или одиннадцать дней назад, точно он не помнил. На некоторое время он вообще забыл ту волшебную и страстную ночь, когда Марго предложила ему, как она тогда выразилась "попробовать кое-что новенькое". Макс не был против. И ему понравилось. Это он хорошо запомнил. Понравилось...
   Стремительной тенью Максим бросился на желтоглазого демона, сходу ударом ноги выбив нож у него из рук, а затем вцепился зубами в холодное горло. Холодное и твёрдое. Оно чем-то напоминало окаменевшее мороженое, фруктовый лёд и тому подобное. Он впился зубами и откусил, а точнее сказать отгрыз большой кусок окаменевшей плоти. Демон сначала взвыл, как ошпаренный койот, а затем схватил Макса обеими руками за плечи и отбросил на пол пролёта вверх по лестнице. После чего схватился за своё горло, откуда хлестала чёрная густая жидкость, напоминающая трупный яд. Максим с отвращением выплюнул на ступеньки кусок демонической плоти, после чего его вырвало желчью. И уже проваливаясь в беспамятство, он почувствовал, как зубы во рту вновь становятся нормальными.
   Оставшийся в живых (впрочем "живых" - не самое подходящее слово) второй тёмный адепт с прокушенным горлом куда-то исчез, Максим не видел, как это произошло. Он пришёл в себя, лишь после того, как услышал взволнованный женский голос. Маргарита трясла его за плечо:
   - Макс! Макс! Очнись! С тобой всё в порядке?
  
   - Не познав Зло, невозможно понять, что такое Добро. И наоборот. Тень не может существовать без света. Так же, как и день не имеет смысла без ночи. Иначе не с чем будет сравнивать. А это - пустота. Они как два крыла во Вселенной - Чёрное и Белое, Тёмное и Светлое. Вот только синхронность взмахов этих "крыльев" иногда нарушается и возникает перекос в ту или иную сторону, идёт потеря равновесия. - Андрей улыбнулся и взмахом руки погасил экран. - Это ведь, по сути, прописные истины. Всё в мире относительно и познаётся в сравнении.
  
   Древний Алтарь требовал энергии и с каждым днём всё больше и больше. Он пожирал женские тела и сущности без разбора, как темные, так и светлые. Он жадно впитывал в себя их плоть и кровь, их эмоции, страх, боль и души, которые всегда были на закуску, из них-то он и перерабатывал основную энергию, заново выдавая её лорду и тёмному магу. В последнее время жертвоприношения случались почти ежедневно. Алтарь был ненасытен и потому на него шли уже куда более молодые женщины, почитая это за высокую честь и глубокое духовное просветление.
   Обнажённое тело двадцатидвухлетней Кристины Миньон, только что легло на два больших горячих камня. Две толстые широкие плиты, стоящие ребром на золотом квадратном постаменте начали медленно раздвигаться, подобно рту гигантского чудовища. Одна плита была сделана из белого мрамора, вторая из чёрного. Плиты уже обжигали кожу, женщина медленно начинала поджариваться заживо, но даже и не пыталась подняться, или закричать. Она лишь что-то тихо шептала на санскрите, её губы едва шевелились, а взгляд был затуманен и устремлён куда-то в пустоту, в вечность. Плиты медленно раздвигались, и тело молодой женщины стало сползать и проваливаться между ними, на лице Кристины застыла блаженная безумная улыбка. Затем две плиты, зафиксировав между собой тело, начали снова сдвигаться обратно и давить уже сильно обожжённое, но ещё живое и не потерявшее сознание женское тело. Вот тут уже она начала кричать, кричать в пустоту, ибо в зале больше никого не было. Тьма окутала Алтарь, и вспышки яркого белого света по краям и в углах комнаты возвестили о том, что церемония завершилась. Плиты сначала раздвинулись, а затем ушли в пол, оставив после себя лужу крови и разноцветный фарш из внутренностей, украшенный раздробленными белыми костями.
   Церемониальный зал наполнился мощной вибрирующей энергией. Двери открылись сразу с четырёх сторон и через них в комнату одновременно вошли двое мужчин и две женщины.
   Женщины выглядели немногим старше пятидесяти лет. Это были дочери лорда Ксавьера, они пришли сюда, чтобы пройти очередной стандартный курс омоложения, который проводился регулярно, но лишь для особо избранных членов династии. Женщины скинули прозрачные белые халаты и остались стоять обнажёнными возле останков благородной госпожи Миньон. Двое мужчин в чёрных балахонах, один из которых - адепт с разорванным горлом, склонились над останками когда-то молодой и красивой девушки и, зачерпнув голыми руками густую теплую кашицу из внутренностей, начали старательно втирать её в дряблые, потерявшие форму тела двух женщин. При этом, шепча какие-то заклинания из большой открытой книги, лежащей тут же рядом на плитах. Казалось, эти останки были ещё живыми, они пульсировали какой-то внутренней особой энергией, которую впитывали кожей и всем своим существом престарелые дочери лорда. Их тела стремительно преображались прямо на глазах, кожа становилась гладкой и шелковистой, груди и ягодицы снова обретали упругую форму, а в уже потухших, почти выцветших глазах вновь загорелся озорной блеск и женское обаяние. Молодость возвращалась к ним вот уже в который раз, но с годами приходилось совершать этот ритуал всё чаще и чаще, а женщин выбирать здоровее и моложе.
   - Лорд Ксавьер заботится о нас всех, не правда ли? - задорно произнесла одна из дочерей, уже полностью превратившаяся из женщины предпенсионного возраста в двадцатилетнюю девчонку.
   - Конечно, - ответила вторая, - папа любит нас. - И обе вымазанные в свежей крови и внутренностях двухсотлетние девушки громко расхохотались в пустом и тёмном зале дворца лорда Ксавьера. И никому не показалось странным, что в таком большом и пустынном помещении совсем не было эха.
   Когда дочери лорда покинули церемониальный зал, отправившись в свои покои отмываться от крови и прочей гадости, один из мужчин-прислужников наклонился над останками жертвы и, зачерпнув немного уже начавшей запекаться крови, помазал себе разодранное горло. Рана на шее моментально затянулась. Глаза тёмного адепта ярко вспыхнули жёлтым огнем, и он улыбнулся во тьме под капюшоном.
  
   ГЛАВА 21
  
   Мерное лягушачье кваканье, какие-то редкие всплески на болоте, но в остальном полная тишина. Они молча двигались вдоль старинных каменных надгробий, двигались, но сами не знали куда, лишь иногда останавливаясь, чтобы прочитать ту или иную надпись на плите. Но большинство из них были уже давно затёрты временем и не читаемы. Даже даты не везде удавалось различить, а некоторые надписи были на древнем, не знакомом девушкам языке.
   - А вот интересно, почему здесь, да и вообще нигде больше в нашем мире людей не хоронят?.. Ты никогда не задумывалась об этом, Софи? Куда вообще деваются тела умерших? - спросила Меган, разглядывая очередную могильную плиту.
   - Ну, как куда? Всех женщин, как тебе известно, забирает Алтарь, а вот мужчин... - Софи ненадолго задумалась, - Мы их так редко видим, что мысль о том, куда деваются их тела после смерти, мне и в голову не приходила. И мама об этом тоже никогда ничего не говорила.
   Воспоминания о матери, которая только вчера ушла на Алтарь, вновь вызвала в сердце Софи горестные чувства. Ей захотелось плакать, но она почему-то сдержалась. Хотя стесняться было абсолютно нечего, Меган - её лучшая подруга, а больше здесь никого не было. Никого, кроме мертвых. Тут она подумала о том, как это несправедливо, что нет у её мамы никакого места захоронения, никакого места памяти, куда можно было бы прийти и просто посидеть, поплакать или поговорить про себя, возможно полушёпотом, с мысленным образом ушедшего в другой мир близкого и родного тебе человека. Всё-таки Древние знали в этом больший толк. Не то что мы... Впрочем, Лорд Ксавьер, если верить слухам, живёт уже очень долго, и его дочерям тоже немало лет...
   - Вот и мои родители так же. - Вздохнула Меган. - Отца видела всего один раз, когда мне исполнилось восемнадцать. После этого он и покинул наш Сектор...
   - А я своего папу вообще не видела. И мама о нём почти ничего не рассказывала, лишь немного обмолвилась в свой последний день, да и то лишь потому, что я спросила...
   Тут Софи не выдержала и расплакалась. Меган обняла подругу, и они долго стояли так посреди кладбища рядом с болотом, пока не появился человек в чёрном балахоне.
   Он просто медленно вышел из склепа, отворив тяжёлую, но уже полусгнившую дубовую дверь, по краям обитую заржавевшим железом.
   Девушки обернулись, услышав долгий протяжный скрип со стороны самого большого захоронения на кладбище. Готический, поросший зелёным мхом склеп с двумя маленькими колоннами на входе, а точнее сказать - на выходе, учитывая то, что чёрный маг именно вышел оттуда, а не вошёл.
   На голове его, почти как и всегда, был чёрный капюшон, так, что лица не было видно. Одна сплошная тьма. Он не стал ничего говорить, а, только слегка склонив голову, выбросил руки вперёд и медленно двинулся в сторону девушек, оттесняя их силовым магическим барьером к болоту. Меган, вскрикнув, едва не упала, но Софи, поддержала её. Они услышали, как возле железной дороги громко заржали оставленными ими лошади.
   Пресс давил девушек, заставляя медленно отступать к воде. Софи пыталась сопротивляться, точно так же выставив вперёд руки и шепча какое-то заклинание, мысленно ставя блок. Но у неё всё равно ничего не выходило, ей удавалось лишь замедлить движение невидимой силы, но не остановить. Силы и опыта у чёрного мага было куда больше.
   - Не пытайся сопротивляться, глупое создание. Ваша участь предрешена, - глухо произнёс человек в чёрном и усилил давление пресса.
   Обеих девушек отшвырнуло в воду, где уже начиналось гиблое болото. Они вместе плюхнулись на чью-то затопленную могилу, правая рука Меган, ища опоры, ушла по локоть в холодный ил и наткнулась там на человеческий череп. Софи собрала все свои силы и, прокричав в темнеющее небо что-то на древнем полузабытом языке, метнула в чёрный капюшон белую реберную кость, которую так же нашарила рукой в размытой могиле. В полёте, повинуясь древнему заклинанию, человеческая кость обрела форму стрелы и, усиленная природной магией вонзилась чёрному магу в правое плечо. Чёловек в чёрном, казалось, даже не обратил на это никакого внимания, но давление невидимого пресса заметно ослабло, и девушки смогли подняться. И так, стоя по колено в иле и гнилой болотной воде они, вместе взявшись за руки, начали что-то шептать. Правой рукой Меган держала руку Софи, а в левой у неё был перепачканный илом череп. Она взяла его, просунув пальцы в пустые глазницы, как шар в кегельбане. Череп был очень большим, раза в полтора больше стандартной человеческой головы.
   Небо затянуло иссиня чёрными тучами, так что солнца совсем не было видно. Лягушачье кваканье на болоте утихло само собой, и наступила буквально мёртвая тишина.
   Человек в чёрном сделал несколько шагов в направлении болота и остановился. Череп в руке Меган наливался изнутри ярким белым светом, затем это сияние окутало и девушек, а череп превратился в сверкающий раскалённый добела шар. Меган почувствовала, насколько он утяжелился по весу, и поняла, что, если сейчас же не решится на бросок, то секундами позже уже не хватит сил поднять руку, и череп просто упадёт обратно в болото, в свою могилу, на которой сейчас стояли девушки.
   Человек в чёрном скрестил руки на груди, ставя перед собой какую-то хитрую магическую защиту. Меган с диким воплем ужаса и ненависти, прокричав какое-то непонятное слово, изо всех сил метнула череп в уже приготовившегося отразить атаку колдуна. Белое раскалённое ядро, в которое превратились останки, метеором пролетело несколько метров и угодило прямо во тьму широкого капюшона, из которого горели пылающие ненавистью и злобой глаза. Яркая ослепительная вспышка, а потом всё вокруг резко погрузилось во мрак, не было видно даже могил и деревьев, затем, спустя несколько секунд, свет начал возвращаться. На том месте, где стоял человек в чёрном, образовалась пустота. Вакуум диаметром два метра. Что-то похожее на чёрную дыру или провал во времени. Затем дыра начала медленно затягиваться, тьму высасывало из пространства через какую-то невидимую воронку. И где-то через минуту всё стало, как обычно. Тьма ушла вместе с магом, не оставив и следа. Тучи на небе почти рассосались, но на кладбище всё равно сохранялся торжественный мрак.
   Две подруги, так и держась за руки, вышли из болота на твёрдую почву.
   - Как думаешь, куда он делся? - спросила Меган. Её одежда, впрочем, как и одежда Софии, была абсолютно мокрой и перепачканной в болотном иле.
   - Не знаю, но в ближайшее время здесь он точно не появиться.
   Взгляд Софи упал на открытый склеп, из которого пришёл чёрный маг. Внутри во тьме склепа было какое-то таинственное свечение или мерцание. Она указала туда рукой.
   - Смотри, Меган, что это?
   Меган проследила за рукой Софи.
   - Не знаю. Давай посмотрим?
   И они, по-прежнему держась за руки, молча двинулись к открытому склепу.
  
   ГЛАВА 22
  
   Власть лорда слабела, он чувствовал это, как приближение чего-то страшного и неизбежного. В этот раз он не стал собирать совет старейшин, а просто позвал к себе чёрного мага, у которого всегда находились выходы из любых, даже самых сложных и запутанных ситуаций. Лорд верил ему.
   - Ты звал меня, Ксавьер, и вот я здесь.
   Человек в чёрном балахоне неслышно вошёл через боковую дверь тронного зала, что скрывалась тут же за портьерами.
   - Садись, колдун, нам предстоит долгий разговор. - Ксавьер указал ему на кресло, расположенное напротив трона по правую руку лорда.
   Маг сел, не снимая капюшона, на этот раз даже горящих глаз его не было видно.
   - Меня очень беспокоит ситуация за пределами Сектора, - начал Ксавьер, - Грань между мирами истончается. Энергопотребление Алтаря возросло в четыре раза и нам приходится вопреки установленному порядку использовать более молодых женщин для поддержания мощности основного магического барьера. В связи с чем некоторые особи выказывают крайнее недовольство и сеют смуту. Так же участились побеги в другие измерения. Всё это и многое другое нам предстоит разрешить здесь и сейчас. Мне необходимо иметь чёткое и эффективное руководство к действию.
   - И, несмотря на всё это, ты продолжаешь тратить женщин на омоложение своей семьи? - во тьме капюшона на миг вспыхнула пара красных угольков.
   - Ты же знаешь, что это необходимо для поддержания их жизнедеятельности и работоспособности. К тому же они хорошо управляются с барьером, - пытался парировать Ксавьер.
   - Так хорошо управляются, что в Секторе сплошные дыры и некоторые девушки и юноши бегут из него, как крысы с тонущего судна.
   - Именно это я и хотел с тобой обсудить, колдун.
   Маг вздохнул.
   - Мне становится всё сложнее бывать в нескольких измерениях и местах одновременно. И ты, похоже, перестал справляться и контролировать ситуацию. Поэтому я и решил перестраховаться.
   - Что?.. Что ты имеешь в виду? - лорд сначала слегка вздрогнул, а потом нахмурился и поднялся с трона.
   Поднялся в последний раз, чтобы уступить своё место другому. Но, конечно, ещё не догадываясь об этом.
  
   В склепе было сыро и пахло плесенью. По стенам ползали жирные чёрные слизни. Девушкам стало очень холодно и неуютно, учитывая ещё и то, что они были совсем мокрые, после купания в могильном болоте. Вдоль стен стояли высокие каменные саркофаги, на одном из них сидела большая серая крыса, увидев девушек, она быстро юркнула в отколотое отверстие захоронения, туда, где покоились кости давно ушедших Древних.
   Свечение исходило от стены, противоположной входу. Софи и Меган осторожно двинулись вперёд по склепу. Несколько раз с потолка на них падали крупные холодные капли воды, заставляя девушек вздрагивать. Но чем ближе они подходили к источнику свечения, тем меньше и слабее становился сам свет, и оттого им казалось, что склеп удлинялся в размерах.
   Они шли на свет и когда дошли до конца, свет окончательно потух. Стало темно, как и должно быть в склепе.
   - Потрогай, Софи, по-моему, это какая-то дверь.
   - Да... Дверь. Откроем?
   - Конечно.
   Меган первой нащупала холодную металлическую ручку и потянула её на себя. Дверь со скрежетом отворилась. И за ней была темнота.
   Девушки шагнули внутрь.
   В течение нескольких секунд вообще ничего не происходило, но затем через темноту стал пробиваться шум людей и машин. А ещё через некоторое время тьма расступилась, и они оказались на Красной площади, стоя прямо напротив другого склепа, который назывался Мавзолеем.
  
   - Обмен завершён. Нам пора, - сказал Андрей, взяв Юлю за руку. И они вместе шагнули в портал.
  
   - Ты действительно готова сделать ради него ВСЁ? 
- Да. 
- Тогда иди за мной. 
И она пошла. 
Шаг за шагом они приближались к чему-то очень важному. К чему-то неизведанному и пугающе притягательному одновременно. Человек в чёрном балахоне ступал неслышно, как будто шёл по воздуху, но Юля, тем не менее, ощущала под босыми ногами чуть влажную, не много прохладную и упругую землю. Почву, на которой ничего не росло. Они шли через тёмные пустоши, как ей казалось, к центру самого мироздания. 
   Сон повторялся, тот самый сон, что снился ей накануне. Или это уже не сон? Всё было точно так же, как и тогда в первый раз, только сейчас её чувства обострились до предела, и она могла дышать свободно, полной грудью, в которой бешено колотилось влюблённое сердце. На этот раз всё было реально.
- Глаза, - они остановились, и чёрный маг вытащил руки из карманов балахона, протянув их вперёд, ладонями вверх, - Вот они. 
У Юли снова перехватило дыхание, как и тогда во сне. Из ладоней на неё смотрели глаза Андрея, зелёные глаза, такие яркие-яркие, как будто подсвеченные изнутри, и в тоже время полупрозрачные, как бутылочное стекло. Потом всё погрузилось во тьму, и остались лишь эти глаза, горящие ярким зелёным светом. Они поднялись вверх и остановились на уровне её глаз, но чуть повыше. Юля глубоко и часто дышала открытым ртом, сердце бешено колотилось в груди от предвкушения чего-то, что невозможно выразить даже мыслью. Затем сквозь темноту стало проявляться остальное лицо и губы, которые медленно приблизились к её губам и закрыли рот поцелуем.
   Она ощутила тепло и почувствовала себя невероятно сильной и защищённой. Страх ушёл окончательно, уступив место чему-то новому. Чему-то тёмному и приятному.
   Впереди их ждал новый мир и другая, полная приключений и неизведанных чудес жизнь.
  
   Толпа, собравшаяся в тронном зале лорда, шумно приветствовала их. Юля была в светло-голубых джинсах и белой блузке. На Андрее был строгий чёрный костюм и красный галстук.
   Они спокойно и уверенно взошли на трон Свободного Сектора. И Тёмный Принц, держа свою Принцессу за руку, принял из рук Ксавьера верховную власть, дарованную им свыше Светоносным князем Тьмы.
  
   Софи и Меган стояли на площади и молча взирали на Кремль, над которым всё ярче и ярче разгоралась кроваво-алая звезда Люцифера. Посмотрев друга на друга, они улыбнулись. И в их глазах отражалось красное заходящее солнце.
  
   Часть вторая
  
   ЗЛО: Тёмный Инквизитор
  
    []
  
   ГЛАВА 1
  
   Что-то тревожило его. Давило изнутри, выталкивая беспокойные мысли наружу. Не давая тем самым полноценно совершенствовать себя и мир вокруг. И это "что-то" было очень сильным, оно являлось частью его сущности, тёмной зеркальной сущности, не знающей слова Покой.
   - Ты опять здесь? - Юля подошла неслышно и мягко положила ладони ему на плечи.
   - Весь человеческий род - это большое гнилое дерево, которое ещё держится, но вот-вот упадёт. - Тихо произнёс Андрей, посмотрев на свою принцессу.
   В его глазах застыла грусть, тоска и ещё какое-то странное одиночество. Глубина этого взгляда пронзила Юлю насквозь. Ей захотелось закрыть глаза и прижаться к своему принцу всем телом, всей душой, всем своим существом.
   Андрей почувствовал это. Поднялся со ступенек дворца и обнял девушку, крепко прижав к себе.
   - Я эту жизнь вомну в себя, и окровавленною глиной вокруг покроется Земля.
   - Чьи это стихи? - спросила девушка, слегка отстранившись, чтобы заглянуть в глаза Тёмного Принца.
   - Мои. - Ответил Андрей и отвёл взгляд в сторону.
   Он смотрел в чёрное небо на красную Луну. Вот уже вторую неделю, как Луна вновь стала красной. И это не предвещало ничего хорошего.
  
   Максим чувствовал боль, голод и жажду. Какое из этих трёх ощущений было наиболее сильным, пока сложно сказать. Он разлепил сомкнутые веки и рывком поднялся с кровати, боль холодной волной разошлась по всему телу. Его ломало, трясло, солнечный свет из окна казалось, поджаривал его мозг, как на гриле. Он поспешил к окну, чтобы скорее задёрнуть шторы. Кто и когда их открыл, Макс не помнил, но навряд ли это сделал он сам. Так как в последние несколько дней свет приносил ему чудовищные страдания. Особенно прямые солнечные лучи, которые в данный момент он быстро отсёк плотной тёмной тканью штор. Всё это Макс проделывал на ощупь, с закрытыми глазами.
   Он лёг спать в джинсах и футболке, вчерашняя пьяная оргия удалась на славу, но даже она не смогла полностью победить Истинную жажду его трансформирующегося с каждым днём, пока ещё человеческого тела.
   Теперь в ванную. Надо умыться. Вода хоть немного прояснит его сознание и частично снимет боль. Но не жажду. Но не голод. Для этого требовалась совсем другая жидкость.
   Надо позвонить Маргарите. Она поможет. Она всегда помогает.
   Вода была холодной. Это было приятно. Сознание немного прояснилось. И тут зазвонил домашний телефон. Мобильный Макс отключил ещё два дня назад. Должно быть, звонил кто-то из родственников. Макс вышел в прихожую и снял трубку.
   - Да. - Произнёс он хриплым уставшим голосом.
   - Привет, Макс. Как ты? - Это была Маргарита.
   - Да знаешь, как-то не очень. Давай сразу к делу, я как раз собирался тебе позвонить.
   - Знаю. Потому и решила опередить тебя. - По голосу было заметно, что Марго улыбается. Она почти всегда всё знала, к этому Макс давно привык.
   - Ну, так что? У тебя есть? - С робкой надеждой в голосе спросил Максим.
   - Конечно. Приезжай. Жду тебя через час. - И она повесила трубку. Макс сделал то же самое и направился на кухню. Ему хотелось пить. А в холодильнике стоял холодный томатный сок. На какое-то время это облегчит Жажду и снимет боль.
  
   Лорду Ксавьеру не нравилась та ситуация, которая сложилась в Секторе. Этот юнец, который выскочил как чёрт из табакерки, быстро взял власть и понравился народу, что было в некотором роде даже опасным, особенно, в связи с надвигающимися событиями. Но та должность, что Ксавьер получил от Князя, пока его вполне устраивала. Всё-таки - Инквизитор, далеко не самый худший вариант. Пусть он и не обладал уже тем, почти что неограниченным влиянием, но, тем не менее, его возможности были всё ещё велики, и в некотором роде это давало дополнительные преимущества. А именно, возможность находиться в Тени, сохранив при этом всю свою накопленную столетиями силу. Это неплохо компенсировало лорду уязвлённую гордыню и самолюбие. И при всём этом он сохранил не малые остатки власти и влияния в Секторе. Вот только к чёрному Алтарю ему приближаться было строго запрещено, и не только ему одному, но и его дочерям и всем остальным приближённым. И поэтому здесь, в огненно-красной башне, вдали от магического источника, на самой окраине Сектора, Ксавьер строил планы по возвращению былого влияния и могущества. Нет, он совсем не хотел и не собирался мстить, ему уже давно не были свойственны эмоции. Холодный расчёт - вот всё, чем руководствовался тёмный лорд, а ныне - Тёмный Инквизитор свободного Сектора и когда-то могущественных Тёмных Пустошей.
   - Отец, - старшая дочь Эвелин сидела в раздумье напротив Ксавьера в глубоком кожаном кресле. - Я думаю, что для осуществления нашего плана нам пригодился бы тот молоденький вампир из альфа-мира. Его легко контролировать, моя сестра Вероника без проблем справится с этой задачей.
   - Ты права, дочь, - улыбнулся лорд, довольно глядя на своё чадо, - но он ещё не дозрел.
   - Это лишь дело времени, папа. - Эвелин хищно улыбнулась ему в ответ.
  
   Положив трубку, Маргарита бросила взгляд на старинные часы с большим маятником, доставшиеся ей от бабушки. Они показывали полдень.
   Расклад на Таро в эту ночь получился очень нехорошим и даже пугающим, впервые за много лет Марго почувствовала какую-то неопределённость и неуверенность в правильности своих действий. Она ощущала скрытую угрозу, но не знала, откуда конкретно и от кого именно она исходила. И это было самое худшее.
   Женщина прошла в кладовую, зажгла свет и склонилась над связанной девушкой лет шестнадцати-восемнадцати. Не смотря на то, что её рот был плотно заклеен скотчем, необычайная красота лица тихо проступала, через страх и страдания, которые ей пришлось вынести. Девушка посмотрела на Марго, и в глазах её застыл дикий первобытный ужас. Маргарита молча достала с верхней полки стеллажа большой острый нож с широким лезвием. Затем сказала, глядя куда-то в сторону:
   - Потерпи, милая. Осталось совсем немного.
   Девушка в отчаянии замотала головой, пытаясь, что-то мычать сквозь заклеенный скотчем рот.
  
   ГЛАВА 2
  
   Клавиатура сама печатала текст. Можно было, конечно, просто наговаривать или посылать мысленные импульсы без использования клавиш, но Андрей так привык. Он думал и печатал, лёжа на диване и глядя в монитор. Со стороны казалось, что чьи-то невидимые пальцы барабанят по клавишам. Иногда он печатал и сам, но в последнее время чаще именно так - мысленно. Отдавая импульсные приказы био-компьютеру.
   Комната, в которой находился парень, полностью соответствовала его комнате на Земле. Он просто скопировал всё детально и воссоздал заново здесь во дворце Инквизитора. Чтобы хоть что-то напоминало ему о былой жизни в другом мире. Какая-то частичка родины. То же самое он сделал и для Юли. Она была так рада, что даже согласилась присутствовать на очередном светском приёме послов из подчиненных им территорий в провинциях. Девушка не любила подобные мероприятия, но они были необходимы, а её присутствие на них немаловажно и Андрей это понимал, потому и делал всё возможное, чтобы уговорить её на очередной совместный приём.
   Дворец Инквизитора - так Андрей и Юля называли свою резиденцию, потому что до последних событий этот дворец принадлежал лорду Ксавьеру, нынешнему Тёмному Инквизитору Империи. Им не очень нравилось это место, но, тем не менее, для укрепления своей новой власти и правления в верховном Совете на первоначальной стадии они были вынуждены оставаться здесь. Хотя в Замке на Острове им нравилось гораздо больше. Они часто бывали там, на выходных, придаваясь прогулкам при луне и любовным утехам. На астероиде, коим являлся Остров, это казалось таким необычным и будоражащем воображение.
   Андрей встал с дивана и подошёл к компьютеру. Задумчиво посмотрел на буквы на белом экране и взмахом руки закрыл файл.
   - Ерунда всё это. - Произнёс он вслух. - Конституция в этом мире всё равно не будет работать должным образом. Она и в нашем-то не очень хорошо работала.
   "Нашем..." Подумал он про себя. "А ведь теперь именно этот мир Наш, а тот уже Другой". К этому трудно было привыкнуть, но они с Юлей старались. Впрочем, Андрею одинаково не нравились оба мира, поэтому его отношение к мирозданию и мироустройству в целом ничуть не изменилось. Но зато теперь он мог влиять, и влиять существенно. А что касается того места, в котором они сейчас прибывали, то от него и его решений, решений Тёмного Принца, зависело очень многое. Но не всё. Далеко не всё. Потому что был ещё Тёмный Инквизитор. И человек в чёрном.
  
   Девушки жили в небольшой однокомнатной квартире на окраине города в районе метро Медведково. Квартиру они снимали, тех денег, что Софи и Меган заработали за несколько недель занимаясь гаданием и целительством по Интернету, а так же на личных приёмах и консультациях по Магии, пока ещё не хватало на покупку собственной квартиры. Но их вполне устраивала и такая ситуация. Новый мир им понравился. Здесь не было чудовищного магического Алтаря для женских жертвоприношений, да и вообще магическая аура в этом мире была очень слабой и хороших (действительно сильных) колдунов и ведьм почти не наблюдалось. Один-два на регион, не больше. И поэтому девушкам явно было, где развернуться.
   В этот раз гадала Меган. Софи отдыхала на кухне, пила холодный чай и ела сухарики.
   - Дайте мне ваши руки. Ладонями вверх.
   Девушка-клиент протянула руки через стеклянный столик, на котором стоял большой хрустальный шар. Шар был нужен чисто для антуража. Меган взяла молодую женщину за кисти рук, и заглянула в глаза. Глубоко заглянула. Затем сказала:
   - Расслабьтесь.
   Так они смотрели друг на друга секунд двадцать-тридцать, совсем не моргая, и казалось, даже не дыша. После чего Меган слегка подалась вперёд и прошептала девушке на ухо:
   - Через полтора года в вашей жизни появится молодой мужчина, а ещё через год вы родите от него ребёнка. Скорее всего, это будет девочка.
   - А можно узнать имя этого молодого человека? - Любопытно спросила посетительница.
   - Имени, к сожалению, я назвать не могу.
   - Ну что ж, и на том спасибо... - грустно улыбнулась она, - сколько я вам должна?
   - Сколько не жалко, - улыбнулась Меган в ответ.
   Девушка достала из сумочки кошелёк, а из кошелька новенькую хрустящую купюру достоинством в одну тысячу рублей и положила её на стол. После чего, ещё раз, поблагодарив провидицу на словах, она встала и направилась в прихожую.
   Проводив клиента и закрыв дверь, Меган прошла на кухню.
   - Сколько на этот раз? - спросила Софи, отпивая из стакана.
   - Тысяча.
   - Опять то же самое?
   - Ну да. Примерно. - Устало зевнула Меган, налив себе холодного чая из пластиковой бутылки и присев за стол рядом с подругой.
   - По большей части их всех интересует одно и тоже, - риторически рассуждала Софи, - замужество-женитьба, любовь-морковь, дети или на худой конец деньги, карьера.
   - Иногда ещё и здоровье.
   - Да. - Кивнула Софи, - Скучно всё это. Однообразно. Из года в год, из века в век. Одно и тоже...
   - То ли дело у нас, правда? - Меган весело пострела на подругу, лукаво подмигнув.
   - Да уж! И не говори!
   И девушки расхохотались, даже не заметив, как за окном начало темнеть.
   Быстро. Слишком быстро. Сумрак сгущался у высотки, в которой находилась их квартира на девятом этаже. А спустя ещё минуту в дверь позвонили. Разговор резко оборвался, и подруги молча переглянулись. Первой встала Софи и на цыпочках подошла к двери. Не то чтобы она боялась, но какое-то странное нехорошее предчувствие овладело всем её существом, заставляя тем самым вести себя максимально осторожно.
   Она посмотрела в глазок, задержав при этом дыхание и слушая удары собственного сердца. Там было темно. И ещё запах, какой-то странно знакомый, едва уловимый сырой запах настойчиво пробивался сквозь деревянную дверь квартиры.
  
   ГЛАВА 3
  
   Равнодушие - это главное. Если ты равнодушна, то всё получается легко и без помех. Марго, всё ещё держа в руках окровавленный нож, отправилась в прихожую открывать дверь.
   Максим ввалился в квартиру, словно пьяный, глаза красные и мутные с максимально расширенными зрачками. Тоскливо посмотрев на женщину, он невнятно пробурчал:
   - Привет.
   В этот момент парень, как никогда раньше, напоминал закоренелого наркомана в период ломки. Впрочем, оно почти так и было, вот только наркотик, который ему требовался, был весьма специфичен. И в данное время находился в тёмной кладовой у Маргариты.
   - Привет, - деловито ответила Марго, - проходи, у меня уже всё готово.
   Макс кивнул и, бросив мимолётный взгляд на нож, на котором ещё не обсохла свежая кровь, шатаясь и спотыкаясь, проследовал в направлении кладовки. Маргарита, не выпуская нож из рук, осторожно пошла за ним.
   Из кладовки раздавались тихие стоны, всхлипы, шорохи и мычание.
   Макс первым открыл дверь и зажёг свет. Электрическая лампочка ярко вспыхнула, мигнула два раза и затем погасла. Мычание и стоны заметно усилились.
   - Я схожу на кухню за свечами. Это, наверное, пробки выбило. - С этими словами Марго удалилась, оставив растерянного Макса в коридоре рядом с кладовой.
   Спустя минуту она вернулась, держа в руках две толстых чёрных свечи.
   - Есть зажигалка?
   - Да, конечно, - ответил Макс, доставая зажигалку из внутреннего кармана куртки.
   Они зажгли свечи, и зашли в кладовку. Девушка испугано посмотрела на них и замотала головой. Одна рука у неё была порезана и оттуда медленно сочилась кровь. Глаза Макса моментально прилипли к окровавленной ране, и он жадно втянул носом спёртый воздух, наполненный запахом крови и страха.
   - Пей. - сказала Марго.
   Максим упал на колени и прильнул губами к руке девушки на сгибе локтя. Он пил, пил, пил, кровь пьянила его и с каждым глотком хотелось всё больше и больше. Девушка не сопротивлялась, её ноги были связаны, а другая рука прикована к батареи наручниками. Постепенно она начала впадать в забытьё, медленно теряя сознание. А Макс всё пил, жадно всасывая в себя молодую горячую кровь и тихо причмокивая при этом губами.
   Маргарита наблюдала за ним с любопытством и явным нетерпением. В её глазах читалась яркая безудержная страсть и ещё что-то тёмное, первозданное. Что-то не из этого мира.
   Одну чёрную свечу, она поставила в угол на полку, вторую держала в руках.
   Макс, напившись вволю, отбросил обескровленную руку девушки на пол и запрокинул голову вверх. При свете чёрных свечей на белом потолке кладовки ему открылась начертанная кровью пятиконечная пентаграмма, обведённая в двойной круг. Взгляд Максима затуманился, он чувствовал себя пьяным на самой-самой первоначальной эйфорийной стадии, когда ещё не успеваешь привыкнуть к новым ощущениям, пришедшим буквально в текущую минуту.
   - Что это? - спросил он в полузабытье, едва слыша свой собственный голос.
   - Этот символ необходим для твоего посвящения. Ты уже созрел.
   С этими словами Марго поставила свечу на пол, затем подняла безвольную голову девушки и одним чётким ровным движением перерезала ей горло. Кровь хлынула фонтаном, забрызгивая белую футболку Максима.
   - Пей. - снова повторила Маргарита, приближая к Максу разрезанное горло девушки.
   Он, не задумываясь, впился в него зубами.
   Через полчаса они сидели на кухне, и пили чай.
   - Тебе понравился мой подарок, дорогой? - Марго улыбалась, медленно потягивая горячий чай из блюдца.
   - Ещё бы! - воскликнул Макс - Я никогда не чувствовал себя так хорошо как сейчас, как будто заново родился!
   - В некотором смысле это так и есть. Теперь ты полноценный вампир, способный регенерировать клетки своего тела в считанные минуты.
   - А как быть с жаждой? Ведь я теперь полностью зависим от... - Макс на мгновение запнулся, - этого.
   - Ты должен научиться правильно её контролировать. И это не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Теперь ты стал сильнее. И нас уже ничто не остановит.
   Едва Марго успела закончить фразу, как в дверь позвонили. Она поставила блюдце с чаем на стол и отправилась открывать. Макс остался на кухне, внимательно прислушиваясь.
   Марго открыла дверь, послышались голоса.
   - Да, да, у нас тоже нет света, наверное, это где-то на подстанции.
   - Ага - старушечий голос, - а я думаю, может это только у меня одной, что-то случилось, ну тогда всего доброго, извините за беспокойство.
   - Угу, до свиданья. - Марго закрыла дверь и вернулась на кухню.
   - Соседка, - сказала она Максу, - света нет во всём доме. Хорошо хоть ещё день. Только всё равно слишком темно...
   - Да. - Максим посмотрел в окно, - Похоже, будет буря. Давно не было таких плотных туч над Москвой.
   - Будем считать это хорошим знаком. Ведь сегодня день твоего посвящения. - Она улыбнулась.
   - Ага... вот только на душе у меня как-то не очень спокойно. А кто была та девушка?
   Макс бросил мимолётный взгляд в сторону кладовки. Оттуда веяло холодом, и там было совсем темно, чёрные свечи давно потухли. Максим ощутил этот холод внутри себя.
   - Какая теперь разница? Её больше нет. - Марго проследила за его взглядом, - Там пусто, незачем тебе туда смотреть.
   - А куда делось тело?
   В дверь снова позвонили.
  
   ГЛАВА 4
  
   Вероника шла по кладбищу. Человек в чёрном вёл её. Среди могил они двигались, не спеша, молча, осторожно обходя поваленные памятники старинного погоста. Где-то здесь, в этих недрах заброшенных могил на окраине чёрного болота таился вход в другой мир.
  
   Оно появилось и двинулось навстречу. Проникало всё глубже. Двигалось, двигалось, двигалось. Шевелилось. Вползало. Шло.
  
   - Эй! - парень, увидев человека в чёрном кожаном пальто, зашедшего в единственный подъезд старой высотки, окликнув его, быстро пошёл следом.
   Этот дом стоял под снос, и все жильцы давно уже съехали. Поэтому молодому оперативнику показалось подозрительным, что кто-то ещё заходит в подъезд давно покинутой двенадцатиэтажки. Он пошёл за ним.
   Многие стёкла и рамы в доме были выбиты, а сам дом стоял на отшибе района, напоминая старый гнилой зуб, который давно следовало удалить. Эта высотка пользовалась дурной репутацией. Не раз здесь проводились сомнительные сборища сектантов из тёмного клана "Левиафан", а также регулярно пропадали люди, и многих так и не удавалось найти. Они исчезали в этом доме бесследно. Входили и не выходили. Последний жилец съехал отсюда полтора года назад и по слухам скончался через три месяца в местной городской больнице. Район, в котором находился дом, также имел в городе нехорошую репутацию. Этот дом и это место казалось, само по себе источало какую-то злую силу. Оно было как червоточина в спелом яблоке, которая уже вылезла наружу.
   "Зря я сегодня согласился патрулировать один", - подумал парень, хотя табельный "Макаров", уютно устроившийся во внутреннем кармане куртки, заметно прибавлял уверенности.
   Изнутри дом выглядел таким же несчастным, как и снаружи. Изрисованные стены, загаженный подъезд, и половина дверей в квартирах отсутствовало, а некоторые были просто распахнуты настежь, как бы приглашая случайного или не случайного путника погрузиться во мрак давно покинутых жилищ. На лестнице валялись пустые банки из под пива и коктейлей, инсулиновые шприцы, а так же сигаретные бычки и битые стёкла. Запах был сырой, подвальный. Опер мимолётно порадовался тому, что хоть туалет тут пока никто устроить не успел, что было даже странным, и, тем не менее, запах каких либо испражнений отсутствовал.
   Наверху слышался равномерный звук шагов поднимающегося человека.
   - Эй! Вы там! - крикнул молодой опер, эхо быстро разнесло его голос по всем этажам пустующего здания. - Немедленно остановитесь! Полиция!
   Шаги человека наверху заметно ускорились. Парень, не раздумывая, достал пистолет и быстро побежал вверх по лестнице.
  
   Они подошли к склепу.
   - Это здесь, - сказал человек в чёрном.
   - Я хочу увидеть твой труп.
   - Зачем?
   - Чтобы снять кармическую оболочку. - Ответила Вероника, младшая дочь тёмного лорда.
   - Хорошо, пойдём. - Человек в чёрном зашёл в склеп, девушка последовала за ним.
  
   Внутри было темно и прохладно.
  
   Парень бежал вверх по лестнице, едва различая ступени под ногами. Пролёты, как будто растягивались в размерах, и бежать приходилось всё дальше и дальше. Ему казалось, что он прошёл уже двадцать этажей (это в двенадцатиэтажном доме!), но ступени всё равно вели наверх, а шаги впереди всё не смолкали, не отдаляясь и не приближаясь. Ко всему прочему слышалась какая-то тихая и мрачная симфоническая музыка, она лилась в подъезд, казалось одновременно из всех квартир, мимо которых пробегал запыхавшийся молодой опер с пистолетом в руке.
  
   - А что это за музыка? - спросила Вероника, когда они шли по склепу с факелами в руках.
   - Моцарт Реквием по мечте - ответил человек в чёрном, - именно эта композиция звучала на моих похоронах много тысячелетий назад.
   - Но ведь Моцарт тогда ещё даже не родился? - удивилась дочь лорда.
   - Есть Вечное искусство, которое живёт вне времени и пространства. Например, я читал много разных книг, которые ещё не были написаны, но они уже есть во Вселенной. Им суждено появиться на свет. Это Судьбы, которые уже написаны Всевышним.
   - Да, но ведь есть Судьбы, которые ещё никем не написаны...
   - Конечно, есть. Более того, есть и такие, которые ещё никем не ДОписаны. А это куда интереснее, поверь.
   Веронике показалось, что человек в чёрном улыбается ей из под капюшона.
   Они сделали ещё несколько шагов и остановились возле каменной стены.
   - Ты хотела взглянуть на мой труп. Он здесь.
   - Где? - спросила девушка обернувшись.
   Но рядом с ней уже никого не было.
   Факел в руке погас, погрузив мир во тьму.
  
   Вверх, вверх, вверх.
   Всё время вверх.
   Ему казалось, что он пробежал уже сто этажей. Сердце выпрыгивало из груди, лёгкие распирало от кислорода, в ушах звенело, горло пересохло, и воздух входил и выходил оттуда с легким свистом. Парень остановился, чтобы перевести дух, опёрся руками о перила в пролёте между этажами. Шаги наверху почти стихли, а вот музыка наоборот становилась громче. Опер всё никак не мог отдышаться, он стоял, привалившись грудью к перилам, и смотрел вниз, но там, спустя несколько этажей, была лишь одна сплошная тьма, которая медленно поднималась вверх. Парень вздрогнул и выронил пистолет. "Макаров" полетел вниз, и его тут же проглотила чернота. Опер прислушался, надеясь уловить звук падения пистолета, но ничего кроме тревожно нарастающей симфонической музыки слышно не было.
   Тьма снизу приближалась, заполняя собой этажи здания.
   Парень побежал вверх, подгоняемый звучащим в вечности саундтрэком Моцарта.
  
   ГЛАВА 5
  
   Память услужливо подсказывала дорогу. Она никогда здесь не была, но воспоминания, оставленные человеком в чёрном вели её к метро.
   Внезапно очутившись на Красной площади напротив Мавзолея, Вероника ничуть не удивилась, собственно так она и представляла себе этот переход - сначала тьма, а потом свет, свет другого города, свет другого мира. Главное, что она теперь знала, куда ей идти и что делать. А всё остальное было уже неважно.
  
   Оперативник продолжал движение вверх. Музыка и шаги стихли уже давно, казалось целую вечность назад, а он всё продолжал подниматься по лестнице. Сколько этажей осталось позади, утонув в надвигающейся тьме? Сотня? Тысяча? Парень давно сбился со счёта и перестал понимать, что происходит. Он знал лишь одно. Не понимал, но чувствовал. Надо бежать вверх. Иначе тьма пожрёт тебя.
   Окончательно выбившись из сил, он вновь остановился, чтобы перевести дух. И тут услышал звук заработавшего лифта. Лифт поднимался с нижних этажей здания - из темноты. Поднимался медленно, не так как обычно поднимаются лифты, он как бы ПОЛЗ вверх, выползал подобно гусенице по дереву шахты.
   Молодой опер насторожился и в первый (и последний) раз в своей жизни пожалел о том, что выронил пистолет. Впрочем, он понимал, что пистолет тут навряд ли чем-то мог помочь, так как всё происходящее давно уже вышло за рамки рационального.
   Парень посмотрел вниз и отметил некоторые положительные изменения, тьма перестала подниматься наверх и зависла несколькими этажами ниже. По звуку лифт уже миновал рубеж тьмы и выбрался на свет. Хотя никакого света в подъезде не наблюдалось и в помине. Сумерки. И лампочки, разумеется, тоже не горели, потому что их попросту давно уже не было.
   Лифт поравнялся с этажом, на котором остановился полицейский. Внутри что-то громыхнуло, затем двери со скрипом отворились, и на площадку вышла молодая женщина. Девушка лет двадцати пяти.
   - Привет. - Сказала она, увидев парня на лестнице. Тот в свою очередь недоверчиво сверлил её взглядом. Затем, более-менее придя в себя, он произнёс:
   - Добрый день. Кто вы, и что здесь делаете? Можно ваши документы?
   Уверенность вновь вернулась к нему, когда он привычным движением руки достал из внутреннего кармана куртки и показал девушке "корочку" МВД.
   - Документы? Да, конечно, - улыбнулась она и, вынув из сумочки паспорт, протянула его молодому оперативнику.
   Вероника Стрельцова, 1987 года рождения, город Москва. В браке не состояла, детей не имеет, судимостей тоже нет. Всё это вихрем пронеслось в голове молодого лейтенанта. Пока он просматривал паспортные данные, тьма с нижних этажей здания вновь начала подниматься.
   - Антон, если мы с вами так и будем здесь стоять, то добром это не кончится, посмотрите вниз.
   По голосу казалось, что для девушки всё происходящее в этом доме было лишь забавной игрой, не более. Как она так быстро успела прочитать его имя на удостоверении?
   Парень глянул вниз и увидел, как оттуда поднимается что-то тёмное, похожее на смесь густого чёрного дыма и такой же чёрной воды.
   - И что вы предлагаете делать? - он вернул ей паспорт.
   Девушка убрала документ в сумочку и сказала:
   - Я предлагаю зайти в лифт и подняться выше.
   Их глаза встретились, его - светло-голубые, даже почти при полном отсутствии освещения, и её - густо-чёрные, цвета той тьмы, что надвигалась снизу.
   Через несколько секунд Антон шагнул в лифт, двери за ним сразу же закрылись, как только он вошёл.
   Изнутри лифт выглядел вполне обычно и даже нормально для запущенной высотки идущей под снос. Вот только ни одна из кнопок на панели не горела и даже не была нажата, таким образом было абсолютно непонятно, куда и на какой этаж они поднимались.
   Но главное заключалось в другом - их преследовала тьма, она медленно ползла по шахте лифта, пока тот поднимался вверх.
  
   - Как думаешь, Вероника справится?
   - Я в этом не сомневаюсь. Она хоть и младшая, - улыбнулся Ксавьер, - Но очень смышленая.
   - Я тоже так считаю, - Эвелин отхлебнула из своего бокала, что-то темно-красное и на вид тягучее. - К тому же за столько лет наша разница в возрасте и опыте стала практически незаметной.
   Ксавьер встал и прошёлся по комнате. Затем выглянул в одну из оконных бойниц красной башни и окинул взглядом близлежащие Тёмные пустоши.
   - Я думаю, не стоит ей говорить, чтобы она прихватила с собой ещё и этого парня. Он, конечно, нам подходит, но пусть сама сделает выбор. Это, в конце концов, её право.
   Эвелин слегка поморщилась, то ли от слов лорда, то ли от напитка, который вновь пригубила. Но, тем не менее, ответила почти сразу:
   - Согласна, отец. Пусть Вероника решает сама.
   Лорд обернулся и посмотрел на дочь. Та не отвела взгляда и сделала ещё один глоток, отчего глаза девушки ещё больше заблестели. Ксавьер подошёл к креслу и сел напротив, затем взял дочь за руку.
   - У меня есть для тебя куда более важное поручение. Думаю, Вероника с ним не справится.
   - Я внимательно слушаю тебя, отец.
   Огонь тихо потрескивал в камине, бокал приятно холодил руку, Эвелин слушала план отца, основную его составляющую, благодаря которой они вновь смогли бы обрести былую власть и могущество.
  
   Двери открылись на неизвестном этаже, хотя поднимались они не долго, Антону показалось, что секунды пролетели мгновенно, настолько он был погружён в свои мысли.
   Они вышли, сначала девушка, потом парень.
   Вероника сразу направилась к ближайшей двери слева и нажала на кнопку звонка.
   - Кому вы звоните? Что вообще происходит?
   - Сейчас узнаешь. - Спокойно ответила Вероника.
   На той стороне двери Маргарита и Макс, сидя на кухне, встревожено переглянулись. Тоже самое сделали Софи и Меган, перед тем как Софи на цыпочках подошла к глазку.
  
   ГЛАВА 6
  
   Юля примеряла серьги. Выбор приходился между жемчужными и бриллиантовыми. Бриллианты ей нравились больше, но элитный чёрный жемчуг на светском приёме был бы очень кстати. Она достала из мраморной шкатулки кулон в форме капли, он тоже был бриллиантовым, Юля вышла с ним на балкон, камень так изумительно играл на свету, что выбор стал очевиден. Она будет одета в чёрное, но дополнит наряд яркими бриллиантовыми серьгами и кулоном, а так же перстнем со светлой перламутровой жемчужиной. Классическое сочетание чёрного и белого - идеальный вариант, решила она и направилась в ванную.
   У девушки были длинные светлые волосы и синие глаза, сверкающие бриллианты очень гармонично дополняли их красоту.
   Юля любовалась на себя в большое зеркало, что было расположено в ванной комнате, когда услышала странный звук. Она обернулась, и тот же самый звук повторился снова, но уже с другой стороны, там, где было зеркало. По стеклу прошла большая зигзагообразная трещина, а потом зеркало разлетелось на тысячи мелких осколков, и Юля закричала, закрывая лицо руками.
   "Это расслоение реальности" - прозвучал в голове тихий голос, почти что шёпот.
   Бриллиантовый кулон выпал у неё из рук и, сверкая в темноте, запрыгал по кафелю. Она так и не успела его надеть.
  
   Тёмный Принц сидел в своём Замке на Острове и смотрел на большой экран компьютера. Тот самый экран, в который и его самого рассматривали не так давно. На экране он наблюдал весь подъём молодого оперативника Антона внутри заброшенного многоэтажного дома. Сзади неслышно подошла Эвелин и положила руки ему на плечи.
   "Совсем как Юля", подумал Андрей про себя и обернулся. Девушка тут же закрыла ему рот поцелуем. Всего за два дня знакомства и несколько часов, проведённых на Острове, Эвелин добилась очень многого. И не без помощи древней магии, разумеется, которую Андрей совсем не чувствовал, не смотря на свои весьма не малые к ней способности. Впрочем, и врождённое женское обаяние сыграло тут значительную роль. Она смогла окрутить парня просто с бешеной скоростью, играя на сильной страсти, сдобренной хитрыми заклинаниями и обрядами, которая присуща лишь молодым.
   Тёмный Инквизитор ни в чём не просчитался, дочери лорда делали всё чётко, как часы в метрополитене.
   - Как тебе моя сестра? - спросила Эвелин, когда они перестали целоваться. - Не плохо справляется, да?
   - Да, - ответил Андрей, но глаза его были сильно затуманены, - Ты всё равно лучше.
   И они продолжили прерванное занятие.
  
   Юля наклонилась, чтобы поднять кулон. Воздух вокруг сгустился и начал дрожать. Девушка плохо понимала, что происходит, но где-то в глубине подсознания зрела одна крохотная мысль, которая смогла бы многое объяснить. Но только не сейчас, когда надо было действовать, руководствуясь инстинктом самосохранения.
   В голове зазвучал знакомый, какой-то "загробный" и в тоже время очень приятный голос. Он пел на английском, под мощный аккомпанемент электрогитар и барабанов:
   hello, hello, hello, how low, 
hello, hello, hello, how low, 
hello, hello, hello, how low, 
hello, hello, hello... 
   Голос гипнотизировал необычностью и монотонностью своего звучания и вводил в лёгкий транс. Юля присела на пол, закрыв глаза. И увидела его. Блондина с длинными растрёпанными волосами, в зелёном полосатом свитере и с гитарой наперевес, сквозь светящийся туман она видела, как шевелятся его губы, но глаза прятались за волосами, неряшливо спадающими на лоб и плечи. У девушки перехватило дыхание, и чувства заметно обострились. Всё это было настолько великолепно - этот необычный, сильный, надрывный голос, казалось, пробивающий все барьеры своим приветствием из другого мира, электрогитара, свитер и красивый загадочный юноша в сверкающем тумане. Она была готова слушать и смотреть на него целую вечность. Она была готова идти за ним куда угодно. Она впервые за долгое время забыла обо всём на свете. Она протянула к нему руку. Затем последовала яркая вспышка света. Настоящего света, чистого, не испорченного огнём и электричеством. И тогда они соединились.
  
   Что-то снова пошло не так. Тёмный лорд Ксавьер пребывал в задумчивости и нерешительности. Он знал, что делать, но не знал, какие препятствия могут возникнуть на его пути. Вот и сейчас лорд почувствовал лёгкий укол в правом подреберье, говорящий о том, что кто-то вмешался в его планы и поменял расклад. Кто-то с другой стороны. Не из этого мира, не из альфа и не из бета.
   Тёмный Инквизитор решил воспользоваться своим правом вызова. Пока его любимые дочери выполняли порученные им задания, он подошёл к стене и снял два больших изогнутых меча. Когда-то его предки использовали их в бою, но сейчас мечи являлись лишь церемониальными клинками - семейными реликвиями. Древними магическими артефактами, впитавшими в себя всю силу давно поверженных врагов.
   Ксавьер, держа оба меча в руках, скрестил руки на груди. Между клинками над его головой сверкнула молния, затем лорд что-то прошептал и, слегка склонив голову, пристально посмотрел в центр комнаты, где на полу была начертана пятиконечная пентаграмма, помещённая в двойной круг, по которому шла надпись на древнем языке с использованием магических символов.
   Лицо лорда заметно помолодело. Из древнего старца он превращался в тридцатилетнего мужчину. Глаза его также изменили свой цвет. Из густо чёрных они стали ярко бирюзовыми, и хищно сверкали из темноты под капюшоном.
   Воздух над пентаграммой потемнел и сгустился, постепенно превращаясь в чёрный туман, из которого проявились большие огненно-жёлтые глаза. И эти глаза вопросительно и несколько гневно уставились на лорда Ксавьера.
  
   Часть третья
  
   ЗЛО: Тёмная реальность Final
  
    []
  
   ГЛАВА 1
  
   Цепь замкнулась.
   Чёрное и белое. Добро и зло. Свет и тьма.
   Всё перемешалось.
   Маргарита открыла дверь.
   Софи сделала тоже самое.
   "Это расслоение реальности" - донеслось откуда-то из глубины подсознания. Или из кладовой Маргариты? И всё-таки, куда делось тело той девушки?
   Вероника и Антон зашли в квартиру.
  
   Двойной чёрный круг, обрамлявший красную пентаграмму начертанную на полу, надёжно защищал тёмного лорда от хозяина жёлтых глаз, грозно взирающих на мир из другого измерения.
   - Зачем звал? - раздался низкий шипящий голос, от которого холодное оружие и щиты на стене зазвенели и начали дрожать, едва не падая на каменный пол.
   - Это моё право, Демон. - спокойно ответил Ксавьер.
   - Слушаю тебя. - Как будто эхом изо всех углов прошелестело по залу.
   - Мне нужна власть, что ты обещал мне взамен на энергию Алтаря.
   - Алтарь больше не принадлежит тебе.
   - Да, но моя старшая дочь Эвелин теперь имеет к нему доступ и сделает всё, о чём я её попрошу. - Тёмный инквизитор хищно улыбнулся.
   В зале потемнело, и воздух стал более плотным, казалось, что его можно потрогать руками.
   - Ты получишь былую силу в обмен на энергию Источника. Всю энергию, до последней капли.
   - Но тогда нам придётся задействовать биополе Земли. - С сомнением в голосе ответил Ксавьер, - А это может привести к Апокалипсису...
   - Ты думаешь, я не знаю этого, Инквизитор? - прошелестел Демон. - Делай. И тогда мы восстановим власть над Пустошами.
   Глаза исчезли, и чёрный туман постепенно рассеивался. Тёмный инквизитор опустил клинки, и сам вернулся в кресло. Ему было над чем подумать.
  
   - Проходите, госпожа... - дрожащими губами произнесла Софи, уступая место Веронике и Антону. Меган также вежливо кивнула и посторонилась, давая им пройти.
  
   - Вам кого? - спросила Маргарита оценивающе глядя на парня и девушку, только что бесцеремонно вошедших в прихожую.
  
   Сознание Антона раздваивалось. С одной стороны в прихожей он видел женщину лет тридцати, может чуть старше, а с другой - совсем молодую девушку, только ступившую на порог взрослой жизни. И это были совершенно разные люди, то есть не один и тот же человек в определённых возрастных периодах. Это он понял сразу.
   И эти девушки казалось, совершенно не замечали друг друга.
  
   - Здравствуйте, меня зовут Вероника Стрельцова, а это мой ассистент, Антон Мельников.
   Официально представилась Вероника, указав рукой на своего спутника. Антон несколько опешил оттого, что она так быстро запомнила его имя и фамилию на удостоверении, но те события, которые последовали после, заставили его забыть о подобной мелочи.
  
   Юля больше не хотела никуда идти и ни о чём думать, она пребывала в таком месте и состоянии, когда мысли и чувства больше не имеют значения. Она забыла обо всём на свете и не хотела вспоминать. Состояние покоя, радости, лёгкости, неуязвимости и вечности овладело ей всецело и полностью. Это была настоящая NIRVANA, которую заслужили лишь немногие избранные на пороге великого Апокалипсиса.
  
   В дверном проёме стоял человек в чёрном, Ксавьер почувствовал его присутствие, но продолжал сидеть в кресле не оборачиваясь.
   - Какое решение ты примешь, лорд? - холодно процедил чёрный человек из-за спины Ксавьера. - Отдашь источник Демонам?
   - Решение примет моя старшая дочь Эвелин. Я уже отправил ей информацию. Она сейчас ближе всех к источнику Алтаря, так что пусть решает сама.
   - Ты совсем обезумел, старик! - негодующе бросил человек в чёрном, хотя эмоции были ему почти не свойственны, отчего, такой порыв казался ещё более странным и сильно насторожил Ксавьера.
   - Отчего же? - лорд, наконец, обернулся и в упор посмотрел на своего собеседника.
   - Доверять женщине принятие решений, от которых зависят судьбы мира!? Ты в своём уме!? - глаза под чёрным капюшоном пылали красным огнём. Казалось ещё немного и оттуда повалит дым.
   - В данный момент она видит ситуацию куда лучше, чем мы. И не тебе оспаривать мои решения. - Отрезал тёмный лорд.
   Человек в чёрном сбросил с головы капюшон, обнажив лысый голый череп без кожи. Пылающие глаза - два огромных раскалённых угля с ненавистью уставились на Ксавьера.
   - НЕ ДЛЯ ТОГО МЫ ПРИНОСИЛИ В ЖЕРТВУ ЖЕНЩИН НА АЛТАРЕ ТЬМЫ, ЧТОБЫ ПОТОМ ИМ ЖЕ ДОВЕРИТЬ НАШИ СУДЬБЫ! - Проревел череп ужасным голосом.
   Но Тёмный Инквизитор оставался спокоен и невозмутим.
   - Она моя дочь. Старшая дочь. И потому хорошо умеет работать с Источником, который давал ей силу и молодость долгие годы. Многие десятки лет.
   - ТЫ ОКОНЧАТЕЛЬНО СПЯТИЛ, СТАРИК, И СКОРО ПОПЛАТИШЬСЯ ЗА СВОЁ БЕЗУМИЕ!
   Глаза человека в чёрном ярко вспыхнули и оттуда ударили столпы огня, направленные прямо на лорда.
   Но Ксавьер, ещё за секунду до этого предвидя опасность, схватил со стола два меча и скрестил их перед собой. Древние клинки отразили пламя, впитав огонь в себя, превратившись в пылающие мечи.
   Человек в чёрном взревел, от чего каменные стены красной башни потрескались и начали осыпаться.
   Ксавьер замахнулся, занеся клинок для удара, но противник, предугадав его действие, нанёс лорду удар костлявой рукой чуть выше кисти, тем самым, выбив один меч из правой руки. Но уже через секунду костлявая пятерня человека в чёрном валялась на полу, отрубленная вторым пылающим клинком Ксавьера. Оставшийся обрубок руки моментально вспыхнул, а затем огонь, как будто бы обладая разумом, и, подчиняясь воле старого лорда, охватил всё тело чёрного мага. Тот взревел так, что башня Тёмного Инквизитора затряслась до самого своего основания и начала медленно разрушаться. Следующий удар клинка, зажатого в левой руке инквизитора с оглушительным свистом прервал этот дикий вопль и отрубленный пылающий череп человека в чёрном, словно пушечное ядро отлетел к стене зала, пробив там огромную сквозную дыру и вырвавшись на свободу, разрывая время и пространство понёсся дальше, во тьму преисподней. Обезглавленное тело человека в чёрном вспыхнуло ещё сильнее, и уже через несколько секунд обратилось в пепел.
   Ксавьер выронил меч из рук и тяжело опустился в кресло. Лицо его снова обрело вид древнего старца, волосы поседели, а глаза выцвели. Башня Тёмного Инквизитора, всесильного древнего мага, лорда Ксавьера, рушилась и превращалась в прах вместе со своим хозяином.
  
   ГЛАВА 2
  
   - Отец... - Эвелин поднялась с постели и посмотрела на себя в зеркало.
   Тёмные волосы с рыжим отливом, непонятного цвета глаза и красивое волевое лицо.
   - Что такое, Лина? - Андрей приподнялся на локте и беспокойно посмотрел на свою принцессу. Так он её теперь называл. Все воспоминания о Юлии каким-то образом успели полностью испариться из его памяти. Не обошлось тут и без магии Эвелин.
   - С ним что-то случилось, - девушка оторвала взгляд от зеркала. Лицо её вдруг стало старше лет на пять, но Андрей ничего не заметил, зато Лина отчетливо разглядела под магической оболочкой инфернальной косметики начинающиеся ускоренные процессы старения, а это означало только одно - их Башня перестала впитывать и конденсировать энергию Алтаря. Значит, время пришло и надо работать с Источником напрямую.
   Она попыталась связаться с Вероникой телепатически, но сестра не отвечала, канал связи был надёжно заблокирован кем-то из другого измерения. Времени оставалось всё меньше.
   - А кто твой отец? Ты мне о нём ничего не рассказывала даже... - вспомнил вдруг Андрей.
   - Это уже неважно. - процедила девушка, - Ты должен отвести меня в свой дворец, к Алтарю.
   - Зачем?
   - Мне необходимо поработать с Источником напрямую. Грядёт что-то страшное, и мы должны это остановить.
  
   Вероника сама плохо понимала, почему так получилось. Она хотела найти двух сбежавших девушек, а заодно и обратить на свою сторону новоиспечённого вампира. И единственной помехой в этом деле была только Маргарита. Но вот теперь её сознание раздваивалось, она была сразу в двух местах одновременно, видела и девушек и Маргариту. Когда-то давно такому приёму её учил отец, но она никак не ожидала, что это включится само собой, очевидно, сработали какие-то древние магические механизмы, заложенные в ней с детства. Вот только пользоваться ими с полной выгодой и самоотдачей она пока ещё не научилась. Да ещё ко всему прочему этот паренёк, что встретился ей в универсальном пространственном переходе (заброшенном высотном здании), теперь тоже раздваивался и пребывал вместе с нею в обоих местах одновременно, что по началу никак не входило в её планы.
   - Что вам нужно? - Из кухни показался Макс и встал рядом с Марго.
   - Им нужен ты, - ответила Маргарита и хищно посмотрела в глаза Вероники.
   Та, не теряя времени, быстро начала строить какой-то замысловатый магический аркан, основанный на инфернальной структуре.
   Маргарита отступила вглубь коридора, что-то, тихо прошептав себе под нос. После чего раздался дикий звериный вопль и сверху с антресолей, потолки в квартире были достаточно высокими, на Антона бросилась какая-то тварь, сразу вцепившись оперу в горло. В этом звероподобном существе Максим почти сразу же узнал (в основном из-за длинных тёмных волос с крашенными рыжими прядями) свою последнюю... пищу. Пищу, которая теперь сама превратилась в охотника, жаждущего свежей крови.
   Антон отчаянно завертел головой, руками пытаясь скинуть тварь со спины. Но тёмная реальность оказалась суровее серых будней. Кровь горячим потоком хлынула из сонной артерии, и тварь, жадно причмокивая, ещё сильнее присосалась к шее оперативника. Глаза парня затуманились, и он уже начал проваливаться в небытие, как вдруг яркая вспышка красного света озарила прихожую. После чего всё потухло, но, открыв глаза, опер увидел двух симпатичных девушек, тех самых, что открыли им дверь квартиры. Вот только теперь, наконец, сознание пришло в норму и больше не раздваивалось. И в тоже время возникло чувство какой-то потери, утраты, как будто он потерял, что-то важное внутри себя, но что конкретно, понять Антону пока не удавалось.
  
   - Почему вы без спроса покинули Сектор? - строго спросила Вероника, проходя в комнату и садясь в кресло возле столика, на котором стоял большой хрустальный шар, использовавшийся для гаданий и антуража.
   - Понимаете, госпожа... - начала было оправдываться Софи.
   - Мы хотели жить. - Перебила её Меган, с вызовом глядя на Веронику, - Жить полной жизнью. До самой старости. Так же, как и Вы, госпожа Вероника. - Тут она несколько театрально преклонила голову.
   Софи смотрела на свою подругу с ужасом в глазах, не скрывая внутреннего страха. Ибо дочь Великого лорда Ксавьера могла уничтожить их обеих одним лишь щелчком пальцев. И никакие магические знания, приобретённые на Занятиях, не спасли бы девушек от той древней, Первоначальной и всесильной магии, которой по родовому праву обладала жрица Алтаря Тьмы Вероника и могла соответственно использовать эту магию в любых ситуациях, когда сочтёт нужным.
   - Как ты смеешь равнять себя со мной, глупое создание? - жрица смотрела на Меган надменно и величественно, именно так, как и подобает смотреть господам на своих слуг или рабов.
   Меган вспыхнула! И по глазам Софи, также легко можно было понять, что и она не приемлет подобного обращения и уж тем более в этом мире. Свободном и независимом мире, каким они его наивно считали до поры до времени.
   - Именно поэтому мы и ушли оттуда, чтобы не равнять себя с вами. - Гордо ответила Софи, за них обеих. И на этот раз в её глазах уже не было страха.
   Вероника молча поднялась с кресла, положив при этом правую руку на хрустальный шар.
   Антон стоял и наблюдал за всем этим как в кино, он уже давно перестал понимать, что происходит и главное ЗАЧЕМ, всё это происходит.
  
   Максим смотрел, просто смотрел, как тварь на полу пожирает обескровленное тело молодого мужчины, пришедшего вместе с Вероникой (которая в свою очередь просто исчезла, растворилась в пространстве, как будто её и не было вовсе). Жадно выпив всю кровь из артерии, она принялась за руки, сейчас неторопливо грызла правую, сидя на полу в прихожей. Когда Макс сделал один небольшой шаг к телу, она сильнее вцепилась в мёртвую руку и зарычала, своими повадками напоминая кошку, которая рычит, когда ей дадут, что-нибудь вкусненькое. Запах свежей крови, стоявший в прихожей, пробудил в Максиме лёгкий голод, но не такой бесконтрольный, как у дикой новообращённой вампирессы. Которая в свою очередь, пожирая плоть такими неограниченными порциями и темпами, рискует больше никогда не обрести разум и так и остаться вечно голодным зверем.
   - Что это было? - наконец спросил Максим, немного придя в себя и, оторвав взгляд от трупа на полу и рычащий над ним вампиршы.
   - Они хотели забрать тебя, но эта малышка, - Марго указала взглядом на девушку в прихожей, склонившейся над трупом - нарушила их планы.
   Тут она улыбнулась. Макс уже открыл рот, чтобы задать следующий вопрос, но за окном так сильно потемнело, и появился низкий нарастающий гул, который казалось, звучал уже повсюду. Посуда на кухне и стёкла задрожали от лёгкой звуковой вибрации, которая в свою очередь усиливалась с каждой секундой. Они с Марго переглянулись и, не сговариваясь, направились к балкону.
   То, что они увидели с десятого этажа двадцатиэтажного здания, заставило пару взяться за руки и плотнее прижаться друг к другу. Макс впервые почувствовал страх Маргариты, но уже через несколько секунд его собственный ужас затмил все остальные ощущения.
   На город стремительно надвигалось Нечто. Нечто чёрное и горячее, и лишь спустя некоторое время пришло Понимание. Это был последний Закат, изменивший свой цвет. Перегоревшее Солнце, превратившееся теперь в огромный едва тлеющий уголь, который, остывая, втягивал в себя последнее тепло гибнущей системы, со всеми планетами и населявшими их обитателями. И произошло это так быстро, как будто бы кто-то просто взял и залил пылающий огненный шар, гигантским ведром воды, превратив его тем самым в обугленную головешку.
   Это был настоящий Апокалипсис.
  
   Её рука лежала на хрустальном шаре, когда за окном резко потемнело. К темноте она давно привыкла, это была её стихия, но помня, что в этом мире такой резкий скачок был мягко говоря - необычен, Вероника отвела пристально-суровый взгляд от Софи и Меган и посмотрела в окно. Тем более что взгляды всех, присутствовавших в комнате людей, уже секунд пять, как были устремлены именно туда.
   Огромный чёрный шар стремительно поглощал собой горизонт, температура воздуха за окном и в комнате повышалась с бешеной скоростью, казалось ещё немного и всё вокруг начнёт плавиться, а живые существа будут поджарены, как на гриле в микроволновке, или как шашлык на углях.
   - Башня рушится... - Только и успела произнести Вероника, снова взглянув в сторону Софи и Меган. - Отец...
   Она сжала руками хрустальный шар и взглядом подозвала к себе двух девушек. Антон всё это время продолжал стоять в стороне, не в силах, что-либо вымолвить, да и вообще сдвинуться с места. Он уже начал потихонечку убеждать себя в том, что всё происходящее просто дурной сон и надо только ущипнуть себя, чтобы проснуться. Но даже этого он сделать не мог, его как будто парализовало, хотя он и продолжал вполне спокойно стоять в дверном проёме между прихожей и гостиной.
   - Одной мне не справиться, - Торопливо проговорила Вероника, - слишком большая затрата энергии потребуется, чтобы прорвать гибнущее пространство и уйти. Оно сейчас на пике активности. Это агония.
   - Мы поможем, - с готовностью ответила Софи.
   Меган лишь согласно кивнула, а затем спросила.
   - Куда будем перемещаться? Сразу в Сектор, или сначала в промежуточный мир?
   - Можно сразу в Сектор, но тогда нам придёться пролить кровь этого мужчины, - Вероника указала на Антона, - принести его в жертву здесь, чтобы тьма бесконтрольно пропустила нас там.
   - Но... это же не хорошо, - Неуверенно прошептала Софи.
   - Такие, как он, приносили в жертву, таких как мы, не одну сотню лет, - холодно возразила ей Меган. А про себя подумала - "чтобы продлить молодость таким, как она"
   - Но на это уже нет времени, - прервала её размышления Вероника, не отрывая взгляд от начинающегося плавиться окна. - Поэтому перемещаемся прямо сейчас. На Остров. К замку Тёмного Принца. И его тоже возьмём с собой. Он ещё может пригодиться. - Указала она на опера, который не знал, что лучше, остаться здесь, или куда-то перемещаться. Впрочем, его никто и не спрашивал.
   Обе подруги не сговариваясь, согласно кивнули. А затем три женщины взявшись за руки, молча посмотрели на Антона. После чего Вероника что-то прошептала, и тьма накрыла их.
  
   - Из-за гибели красной башни Тёмного Инквизитора нарушилось равновесие в общей связке наших миров. Свободный Сектор ещё не затронут, его защищает сила Источника, а вот твой мир поглотила бездна.
   Они стояли в том самом зале, где Эвелин и Вероника возвращали свою силу и молодость, черпая энергию Алтаря, переработанную из умерщвленных тел других женщин.
   - Мне кажется, люди ещё не заслужили подобной гибели. - Тихо произнёс Андрей, печально опустив глаза, - Неужели ничего нельзя изменить?
   - Сил источника хватит лишь на то, чтобы хоть как-то защитить Сектор и удерживать равновесие в инферно. - покачала головой Эвелин, - О Тёмных Пустошах можно забыть, так же, как и о мире из которого ты пришёл. И о нашем... твоём Замке на Острове тоже. - Смущённо добавила она, слегка потупив взгляд, - Мы будем жить здесь и вместе править Свободным Сектором не хуже моего отца. Энергии источника должно хватить, до тех пор, пока равновесие во вселенной не восстановится.
  
   Они вчетвером стояли на Острове, напротив замка Тёмного Принца. Три уверенные в себе женщины и один напуганный, ничего понимающий и полностью потерявшийся как личность молодой мужчина.
   Луна над Островом была огненно-красного цвета, формой напоминая ухмыляющийся череп. Многочисленные звёзды и созвездия равнодушно розовели на чёрном полотнище космического пространства, едва заметно подмигивая новым обитателям.
   - Я не чувствую связи с сестрой. - Первой нарушила молчание Вероника.
   Софи и Меган молча переглянулись.
   - Мы тоже ничего не чувствуем, - спустя несколько секунд, ответила Софи.
   - Связь с Сектором потеряна, - подтвердила Меган, отрешённо посмотрев на кроваво-красную луну в форме демонического черепа.
   Тогда Вероника, воздев руки к небу, космосу, звёздам и луне, громко прокричала, какое-то древнее заклинание на санскрите, затем, повторив его дважды, сделала руками несколько магических пассов. Но ничего не изменилось ни через минуту, ни через пять минут, ни через десять.
   Лунный череп всё также спокойно ухмылялся в окружении приторно-розовых звёзд и созвездий. Одинокий полуразрушенный замок на горизонте был готов принять своих новых хозяев, став для них последним пристанищем и могилой.
  
   Чёрное Солнце росло в размерах и неумолимо надвигалось на планету, притягивая её к себе, всё быстрее и быстрее по мере своего остывания, как будто ему было так холодно и одиноко, что оно из последних сил всё сильнее жалось к оставшимся и ещё тёплым телам, планетам и спутникам своей системы.
   Город был освещён догорающим чёрно-красным светом ещё тлеющего, но уже остывающего угля. Становилось то нестерпимо холодно, то невыносимо жарко, в зависимости от скорости притяжения и поворота планеты к гибнущему Солнцу, которое из последних сил пыталось сохранить стремительно уходящее тепло своей Системы. Многие люди вышли на улицу или стояли на крышах своих домов и на балконах, а кто-то просто прижался к закрытым окнам. Не малая часть побежала прятаться в подвалы и метро. Но всё это уже не имело никакого значения. И Максим с Маргаритой это понимали.
   - М-макс, - немного заикаясь, произнесла Марго, прижавшись к нему ещё сильнее, - Я люблю тебя, и буду любить всегда, ни смотря, ни на что. И всё, что я делала в последние годы, было сделано исключительно для нас двоих.
   - Я знаю, - ответил Максим и достал телефон. Ему пришло сообщение.
   "Получено новое сообщение. Прочитать?"
   Прочитать.
   Пальцы плохо слушались, и стало уже совсем темно.
   Солнце окончательно потухло, навсегда превратившись в мёртвый уголь.
   На белом жидкокристаллическом экране телефона последней модели, действительно последней, подумал про себя Макс, в последний раз оценив иронию собственной мысли, он прочёл всего лишь одно слово, состоящее из шести букв и одного пробела:
  
   The End
  
   Февраль 2011 - Август 2012
  
    []

Оценка: 1.57*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"