Модин Сергей / Сергей Модин: другие произведения.

Погорельцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ вошедший 3-ю книгу "Трагисатира 2010-12 гг.", рассказывает он лишь о некоторых категориях практического цинизма, воли к власти, и борьбы за существование простых людей в России.

  
  
   - Видать судьбина наша такая, 'ломоносовцам от сохи' жить на отшибе Руси' - говорил без всякой напыщенности, но с ироничной самокритичностью старый мельник дед Самсон Мозаев. Он не раз обновлял мельницу своими руками, поэтому гореловцы нередко прислушивались и к его афоризмам.
   Кузнец Мурат, в поту доковав крюк для прицепа, в очередной раз послушал-послушал деда Самсона, и махнув рукой на мудрые прибаутки, надавал советов селянкам: чтобы те собрали пару телег с прицепами, с самыми нужными вещами и документами и от греха подальше отправили в город к родственникам своих детишек. Зачем? - спрашивали только глупые. Кто успел, тот отправил своё чадо с пожитками и домашними зверушками на руках, со слезами и рёвом, но с надеждой глядя им в след.
   Оставшаяся ребятня по совету кузнеца Мурата дружно взяла лопаты и пошла окапывать те места, где из леса выходящие кусты и бурьян стояли близко к деревенским хатам. Самый боевой и крепкий из парней, Димон, под-бадривал: 'На бога надейся, а осла привязывай!' Смотрели на них тётки и своим глазам не верили, что такая взаимопомощь в молодняке до конца не вымерла. 'Бахвалилась синица - обещала мое сжечь' - ворчал дед Самсон.
   Чуть ли не каждую пятилетку деревни Гореловки возрождались после пепла. Но тут так совпало, что тропическая жара нынешнего лета по статис-тике могла уничтожить больше населения в городах и сёлах, чем внезапное нашествие 'красного петуха'. Наруку сыграл и ветер, изредка и неожиданно врывающийся в лесные владения, бросался трассирующими шишками на двухсотметровую дистанцию, образуя новые очаги возгораний. И началось...
   Погорельцы, остерегаясь 'гиены огненной', боролись чем и как могли со стихией. Но силы были на исходе, некоторых, несильно обожженных, натирали маслом или салом, перевязывали сначала бинтами, потом разо-дранными на бинты простынками и наволочками. Кто мог, обливал мешок или пальто в аккурат водой и бросался тушить разгорающиеся в разных местах посёлка шупальцы 'огненной гиены'. Страх всё больше одолевал безнадёгой даже самых сильных и насмешливых над судьбиной людской. Но и они мгновенно очухивались и подключались к самоорганизованным землякам, которые продолжали бороться за жизнь свою и других. Больше не за что было бороться, так как огонь жёг всё непотребное и ветхое.
   В те деревни через дорожный рашпиль колдобин и ям, по песчаной пыли и гравию могли пройти только трактор или уазик, но не какой-нибудь броне-транспортёр, который не мог там находиться пятилетку и ждать огненных воспламенений, а доставить его в горячую точку потом нехило обойдётся самим погорельцам.
   Погорельские деревни и так на ладан дышут, не говоря уже о выгоревших лугах, полях, и неразводной всяко-разной живности, а тут очередное напастье.
   - Лишь бы газовую трубу пожар не достал, она ж окаянная прямо под заборами окольцевала всю деревню, ежли рванет, то одни только головёшки и остануться! - сетовал дед Самсон, и окружившие его трое полных рыхлых женщин выли навзрыд, испуганно глядя на происходящее.
   - Чего развылись, мамаши, лучше тушить подсобите! - крикнул им Димон.
   - А чем тушить-то? Центровой колодец уже сгорел до дна, а крайний высох ещё от жары? - в ответ чопорно крикнула Бычиха.
   - А ямы с водой что ли зря запасались? Токма не дюже воду-то тран-жирить, кто знает сколь ещё продержимся, - умиротворённым с хрипотцой голосом сказал кузнец Мурат. И женщины с вёдрами пошли к ямам с водой.
   Если бы водопровод в хатах был не средневековый, то можно было под-соединить садовые шланги и тушить без проблем, хотя бы до того, как они не скорёжились от огня. Можно было и воду оставить включенной, но огонь плавит всё на своём пути, и сантехника уже не фурычила во всех ещё неунич- тоженных хатах. И только после шестичасовой битвы пожарище было устранено. Дым расстилался по пояс. Селяне были измотаны вдрызг. Они собрались гурьбой в центре у бывшего сельсовета, врачевали раненных и шутили, рационально пили воду из квасной бочки и перекусывали, что бог послал. И с тревогой ожидали следующей волны 'красного петуха', которого принесёт северно-западный ветер.
   Погорельцам остаётся одно - набирать воду в самопальных ямах с цел-лофановым дном, да днём и ночью колесить вокруг своей Гореловки и близ-лежащих деревень в поисках подозрительного дымка, из которого может враз образоваться воспламенение. И снова война с огнём.
   Некоторые деревни уже сгорели до тла. Оставшиеся в живых несколько селян называют их Хатынскими. Всё то горбом заработанное добро, которое не сплавилось в различные формы астероидов, выжившие селяне откопали руками из пепла и углей и снесли на край деревни. Может пригодиться до поры обновления. Но ежли снова надумает прийти огненный шквал, то вряд ли кто спасётся, со всех сторон лес, бежать некуда. Получается, что Деревня - это выселка с западнёй. О кладбищах и захоронениях - вопрос отдельный...
   'Скорая помощь' досюда, сто пудов, не доползёт. Однако, всё-таки смогла одна бригада 'скорой' из самых отчаянных: пробралась в одну из деревень погорельцев, довезя всё нужное для экстренной помощи; и то по дороге через пылающий лес погиб один санитар-водитель. Оставалось уповать на пожар-ные дружины, может доберуться, хоть одну машинёшку или чудо-самолёт тушительный пришлют. Но они уже делали своё дело в других жизненно важных пунктах, тем более, что 'не боги горшки обжигают'.
   Были лесники с егерями, да сплыли, одни кумовья да сваты нонче, а от них проку, как от козла молока, никто не видел их здесь во время пожарища, и помнят их только по сабантуйным охотам на лосей для новых помещиков и столичных гостей. Только, когда две пожарки всё-таки пробрались к пого-рельцам, да затушили несгоревшую до тла деревеньку, тогда и появился нынешний 'куманёк', свояк местного главы Меркушина, что за лесом и жив-ностью присматривать должен. Уж он-то распоряжений надавал, уж так усерд-ствовал. Бабка Дуся с юмором назвала его 'мотиватором оптимизма, апосля Хиросимы'. И добавила: 'Нам-то старикам что уж, ты бы касатик о молодых Фениксах похлопотал'. Деньжат с временным жильём он пообещал; не все его получили или захотели покидать родные Гореловки; но наруку только по 10 тысяч рублей выдал, курам насмех. В кризис - экономия должна быть!
   На задах Гореловки, прямо у огородов продолжает дымиться торфяник в самой глуби, вонь такая стоит, что все, находящиеся здесь, ходят в плотных повязках и через раз дышат. Затушить торфяник невозможно, на то машина специальная нужна, и водой тоже невозможно, так как нету её, всё пересохло и выгорело, а у пожарников только пена осталась на всякий-який случай и пять канистр с питьевой водой. В квасной бочке есть ещё немного чистой водицы, но её берегут, как зеницу ока.
   Парни Димон и Лёха с опалёнными лицами и перевязанными руками от ожогов помогают селянке Марусе погрузить несгоревшую детскую ванночку и другие уцелевшие мелочи в прицеп. Кованый крюк прочнее затягивает разводным ключом кузнец Мурат. Дед Самсон, стоит поодаль с трёмя тётками, они молча смотрят, кто с укором, кто с жалостью, на Марусю. Куда и как она доберётся, никто не спрашивает. Маруся не в посттравматическом бреду, судя по здравому поведению, несмотря на то, что хозяйство её всё сгорело, а ребёнок в безопасности ждёт у городских родственников свою мать. Просто ей больше не хочется в десятый раз возрождаться из пепла, она может при-житься и на новом месте, а в скорое возрождение без всяких вытекающих последствий она уже не верит. И поэтому собирается в предстоящую дорогу, когда со всех близлежащих деревень выжившие погорельцы пойдут из умершей Деревни. Кто-то, конечно, останется разгребать и подготавливать к строительству, кто-то вернётся через неделю-другую наёмным рабочим. А пока фронт пожарища ушёл дальше слизывать с лица земли слабое добро.
   Фанатично настроенные и бессильные от страха люди, даже циничные обозреватели, утверждали, что это естественным образом так вмешался Бог. Должно быть, надоело ему терпеть стяжательства и потребительство, отума-нившее ту разумность, которой Он вознаградил самое умное существо на земле - человека... Чтобы он оберегал, преждевременно заботился, имел все средства для стихийных бедствий, так как во блага себя и жизни старается!
   Гореловки разделены на два фронта: в мордовской есть почти всё и дежурят пожарные, а с рязанской стороны ничего нет того, что есть у соседей.
  Оттого-то у одних пожарище отняло почти всё, у других немного поменьше. Горе сближает людей, но не всех и не в новые времена. Поэтому многие люди с нечёрствыми сердцами с обеих сторон помогали друг другу. Даже несколько милиционеров с пожарниками из одной окружённой огнём деревеньки на обгоревшей 'пожарке' смогли выбраться и спасти три семьи.
   Известный всем лесничий Захар, чудаком зовут его некоторые зазнайки, за неимением у рязанских погорельцев ни пожарного озера, ни насоса, сам на свои деньги построил пожарную телегу, состоящую из 'зилка' с квасной бочкой и ручного насоса, - допотопно, но пашет исправно. А как начало пламя слизывать у 'зазнаек' домишки, так они прибежали к нему, упрашивать стали, 'Кулибиным' льстить. Он дотушил, что можно было спасти на своей стороне и быстро переключился на ихнюю. Лесничий Захар многое ещё чего построил у погорельцев, всё, что для выживания надобно, пусть примитивное, не такое, как у городских умачей, но всегда на ходу в нужную минуту. Кстати, и мужик он скромный, не прётся в калашный ряд на какой-нибудь пост в рязанско-мордовкий клуб помещиков, куда ему до них, он и о сгоревшем на пожаре гусеничном тракторе, который на свои сбережения покупал, даже не упо-мянул. Как теперь будут селяне непролазный снег зимой расчищать, чтобы выход к цивилизации был? Загадка для самих Погорельцев. И 'спросить' не с кого, так как всю жизнь только с них 'спрашивали' пращуры всех времён.
   Новенькие пожарные машины и вообще весь дорогостоящий реквизит не смогли устранить пожарища, однако бескровные погорельцы увидели всю прогрессивность на этом поприще, даже видеокамеры, которые будут следить за возрождением деревень. Свой глазок-смотрок! Он хоть и мало всегда видел, но смотрел уж действительно много, оттого и наполнял всевозмож-ными распорядительными подробностями. И теперь от 'него' спасу не будет.
   Но хочется верить, что на месте столетних трущоб вырастут обновлённые жилые массивы, дороги, и разовьётся современная инфраструктура...
   Уже и местные помещики с крутыми стройфирмами кажут селянам совре-менные модельки мегаполисных дизайнеров. А местная власть, что смогла, то устроила, на всех не угодишь. Дед Самсон говорит: 'Был бы у нас хотя б один Бил Гейтс, он бы из нашей Хатыни... Париж отгрохал. Только чур без заборов, как у помещиков на Рублёвке. Вот пущай они-то и прячутся от народа и жизни, которую подсобили натворить. Да у нас-то поди своих Гейтсов навалом! Только где ж они эти изобретатели? Зреют для рынка что ли? Эх, всё у нас наизнанку. Предатели - герои, герои - предатели...'.
   Выслушали его тётки, качая головами, а пацанва с открытыми ртами, и глядят на кузнеца Мурата, что тот добавить имеет: 'Помнится мне пожар в 72 году, вот то был пожарище, нонешнему не ровня. В Нижнем тогда деревень погорело много. Люди тамошние, все звери лесные и домашнее в речушку зашли, чтобы 'огненная гиена' их в свою пасть не поглотила, так и спаслись'.
   Все перевели дух, заговорили о том, что ветер проклятый смиловался, и, видно, ушёл в нижегородскую сторону, там хозяйничать. Как жешь они там?
   На следующие дни оттуда уже доходили трагические новости о том, что верховой пожар размером с пятиэтажный дом и скоростью до 30 лошадиных сил, сметая корабельные сосны и другую растительность, пожёг маленькие и большие деревни численностью в 500 домов. Общими усилиями и частичной помощью от Нижегородских властей затушили очаги пожара после утихшего ветра, который набеспредельничался и куда-то исчез. К счастью, не дошёл до ядерного центра в Сарове. Но после пожарища участились мародёрства, и негодяев, которые угоняли машины со спасённым добром или попросту грабили на дорогах беженцев с повозками, отлавливала милиция или мест-ные люди около своих пепелищ. Ходили и незатейливые слухи о само-поджогах, ведь погорельцам обещала Администрация, что они получат новый дом и компенсацию из бюджета. Многое вылезло наружу, оголив волю и ум.
   Вернёмся к погорельцам Рязанщины. Все невыгоревшие разместились кто у родных, кто в палатках прямо в потушенных Гореловках. Дежурит 'Скорая помощь', мало-мальски налажена доставка пищи, элементарных гумани- тарных принадлежностей, поношенной одежды и самых необходимых средств для поддержки существования. Многих пострадавших врачуют профессио- нальные санитары и врачи, другие пьют чай от жары, как вице-президент приказал, и по телевизору смотрят с сострадающими лицами, как дым от расплавления столицу губит. 'Бедные, как жешь они там спасутся, в метро что ли все спрячутся? Дождя бы им. Видать не придумали ещё машины дожди делать. Спаси и сохрани их!'.
   Новые газеты и интернетчики сполна всем показали, как надо предвещать беду. Особенно зарубежные, паскудно тыкали пальцем и упрекали руковод-ство в бессилии. Им бы у себя под главной дверью не мешало бы подмести. Но уж так человек устроен, что неумело защищаясь от невидимого им будущего, он умело расквитывается с прошедшим. Чтобы все задумались над тем, как дух побеждает плоть. И 'он' думает дальше, откуда что взять и куда добавить. И вера в бога или безверие, от которых многим державистам чудится усталость и пустота у других со всяческими апокалипсисами, а говоря проще - страждущая вера в плоть или бесстрадательная вера в духа - тут не причём. Видим мы, на что живут и чем занимаются такие духотворцы без телесноземного. Тем более знаем, для чего держат планку придурковатого развлекалова, в том числе и западная интеллигенция. А погорельцы против страха смерти, верили в жизнь и боролись за неё.
   Весь мир ещё раз видел себя в зеркало, возможно, что и подумал про себя: можно новейшими машинами и электросимулякрами исследовать космос и глыби океанские вдоль-поперёк, но на Земле отстаться беспомощными. Потом-то можно наговорить что угодно в защиту стихийного или преднамерен-ного пришествия завтрашнего факта, от которого не спрячешься, кроме как за маски стяжательного медиума, да разнообразные исторические матрицы приплести, но это - потом. Кто ж из них знает загодя, когда и что случится? Тем более, что ломать - не строить. А вот строят и строить будут строители, что называется, от плоти, чтобы наш сытнейший дух не улетел преждевре-менно в небо из напичканного всеми средствами для выживания уютного пространства. Погорельцам это уже не грозит, но я уверен, что они наверняка будут духовнее, т.е. умственно смышлёнее, в будущем.
   Я тут намедне спросил несколько наших страшно умных и глубоко форму-лирующих горожан, почему бы им не поехать помочь погорельцам, транспорт имеется бесплатный от организации, а они поочерёдно мне ответили: 'Ты чего Гоша, сдурел совсем, мы ж не энтузиастики коммунизма? Чушь какая. Полная чушь. Вот чушь придумал. Там найдётся кому и кого спасать, мы ж не лохи, чтоб в пекло лезть. У нас знаешь сколько запланированных терминов и встречь с политологами, театралами, киношниками, музыкантами, спорт-сменами!' Тогда я вспомнил о вышесказанных погорельцах, с двумя хорошо знакомыми я созванивался через неделю после пожарища и предлагал им помочь, чем смогу. Они поблагодарили и сказали, что теперь сами справятся, но не суть, а суть в том, что спросил я их о том, помогли бы они горожанам, если б город заполыхал, как ихние Гореловки, они мне сразу же ответили: 'Все как один поехали бы, кроме неходячих. Город спасать - это ж святое! Только транспорт подгоняй, пешими дюже далече, а велосипеды подарочные - все скрыпучие. Вот кабы ты несколько новых велидронов нам бы прислал, для хозяйства - незаменимый транспорт. А о нас больше ничего нового не
  можем рассказать' Да, и по телефону можно многое узнать. И я узнал всё.
   Надо в Питере велосипеды найти какие-нибудь бескамерные и 'военные', и через недельку-другую, чтобы мой братан организовал доставку их с продук-товозом в Гореловку. А лучше всего собрать официально с тех страшно умных и глубокомысленных горожан деньги на новый гусеничный трактор леснику Захару. Пойдут они на это? Навряд ли. У них целый каталог отговорок и оправданий имеется. Им же охранительно журналистическую и культурную статистику вести надо обо всех формальных и неформальных свободо- носителях и ущемителях на новом олимпе. Нынче - каждому своё!
   И у погорельцев своё; вроде уже и рашпильную дорогу принялись восста-навливать, видимо настала пора. Но пока им осталось только надеется на деловых столичных Аватаров, иначе как они вынесут позднюю осень и зиму.
   Дед Самсон говорит: 'Вот уже льётся изо всех щелей то позитивная, то кисло-надменная информация, из которой ярко пестрит 'вечный праздник' Олигархов под охраной Чекистов. Остальные же собирают смачные крошки и делят меж своих, громко заявляя об отчёте и планомерной организации пред-ставлений'. Кузнец Мурат дослушал и дополнил: 'Всё это напоминает как после разорения Рима вандалами, когда жители обсуждали не то, как им восстановить город, а то, как посерьёзнее организовать цирковое пред-ставление. А оно уж получится на славу. Не так ли, дед?'. 'Отчего же не так, всё правильно. Вот погоди, скоро услышим, что бог всё направляет к благу и не допустит гибели нашей дорогой святой Руси. А вдруг у нас без 'того' душа в эту, в апатию впадёть, негоже!' - с задоринкой прошамкал седовласый дед Самсон, и они разошлись в разные стороны разгребать и выметать Гореловку.
   Вот так и нам заместо реальной помощи братьям и сёстрам, кажется, что должен быть 'особенный позитив' в жизни, а для этого нужно по-воробьи-ному выклёвывать только хорошую вишню, чтобы звонко чирикалось непогре-шимому большинству. И дальше вздыхаем, ох, как же мы любим 'вздыхать', глядя на всякого рода вдруг случающиеся фатальные явления. Мёдом нас не корми, а дай повздыхать над горемычными. Разве прислушаются к тем, кто может, но им не дают сказать о том, сколько бедствий могло бы быть устра-нено, причём до начала их, если бы были выслушаны лучшие люди России. А если и выслушивают таковых, то мимо ушей пропускают, а берутся бойко устранять только, когда 'жареный петух' клюнет. Это уже наша излюбленная карма! Факт совершился, и принять его нужно таковым, как есть. Выражусь цитатой Г. Р. Державина: 'И дым отечества нам сладок и приятен!'.
   Дым победил смертоносную жару, теперь осталось победить человеч- ностью алчную ложь с лицемерием. Под силу ли это нам? Выйдем ли мы из неё обновлёнными, и с какими характерными качественными свойствами?
   Не знаю как вам, а мне так показалось, что наше безбедственное и полувир-туальное положение всё-таки тесно связано с погорельцами. В том смысле, что какие бы люди не принимали абсурдные законы для укрепления своего меркантильного и постмодернистского благополучия или сюсюкались с обра- зованностью и неприличием обличать внешнее, однако через погорельцев мы ещё раз себе уяснили, что внешнее - тленно. Но и это дело наживное в процессе жизни, ведь внутреннее бессмертно...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"