Новиков Сергей V.: другие произведения.

Смерть президента

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.24*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Нет, вы не понимаете, мне нельзя, ведь столько дел еще не сделано! А, кроме меня, некому! Некому, кроме меня! Не могу я вот так, не успев, не доделав! Ну, может быть, через год или два? - президент с надеждой взирал на хранителей, словно от них хоть что-то зависело. - Бросьте! Все уходят вот так - не успев, не доделав! Кажется, уснул на час, а проснулся в вечности, бывает. Смерть замечательна своей быстротою, раз - и все! К тому же, что есть дела ваши - суета!

  
  Сергей V. Новиков
  
   Рассказ 1 'Смерть президента'
   'Послушай все слова, какие сказал человек со дня своего творения, и ты подумаешь: это Бог!
   Взгляни на все дела человека с его первых дней, и ты воскликнешь с отвращением: это скот'!
   Л. Андреев 'Дневник Сатаны'.
  
  Этой ночью умер президент. Умер тихо, без боли, без стонов, просто время пришло. И тут уж бесполезно сетовать на судьбу, как говориться 'кричи не кричи...'
  Но сам президент даже не понял этого факта. Ангелы не явились к нему, он будто провалился в сон, а потом проснулся. И вроде бы все как всегда...
   Зазвонил телефон. Президент поднял трубку.
  - Ну, вот вы и умерли, господин хороший, - некий противный голос вещал из трубки, гнусаво растягивая слова.
  - Это что еще за шутки?! Кто говорит?! Да я тебя!!!
  Президент нервно хрустнул пальцами, сжатыми в кулак и прямо в ночной пижаме бросился на поиски дежурного.
  Вместо дежурного он наткнулся на целую свиту, которая сидела на кухне, пила чай и более того - курила, что было запрещено строжайше, так как сам президент на дух не переносил табака.
  - Вы что это, черти, позволяете себе?! Вы тут чаи распиваете, а какой-то идиот мне по секретной линии звонит!
  Из-за стола поднялся один, действительно похожий на черта: - Это я тебе звонил. Что дальше?
  - Да я тебя, - президент даже подавился от гнева - уволю, в порошок сотру!
  Свита переглянулась и как-то неучтиво, пожалуй, даже нагловато расхохоталась - неприятный смех: - Это навряд ли, ваше благородие, у НАС - другое начальство...
  Президент огляделся, и тут нечто неладное, тревожное вдруг почудилось ему, возможно... даже государственная измена! И этих людей он прежде никогда не видел!
  - Кто вы?
  - Хранители мы...
  - ТЕЛОхранители? - поправил, было, президент.
  - Нет, телохранители у тебя были ТАМ, - похожий на черта махнул куда-то в пространство. - А ЗДЕСЬ - просто хранители. Меня зовут Лар, и я отвечаю за твою доставку... к месту назначения.
  Странное состояние. Вроде бы и хочется упасть в обморок, а не выходит. Хочется рассмеяться этим сукиным детям в лицо, да смеха нет.
  'Это сон', - решил президент. А коли так, то нужно крепко-накрепко зажмуриться и проснуться...
  Он сжал веки так, что под ними запрыгали мириады огоньков, но... сновидение не желало прерываться.
  'Или все же не сон'?!
  - Я хочу знать, что тут происходит! Вы даже не представляете, какие могут быть последствия!
  - Да все мы представляем, - Лар устало вздохнул, всегда одно и то же. - Я уже говорил тебе - ты умер.
  - Умер?! - нехорошо вдруг стало президенту, все поплыло перед глазами. - Но... этого не может быть!
  - Почему?
  - Да потому что... я жив! - президент помахал руками. - Видите, я двигаюсь, я говорю, я мыслю, наконец!
  Лар удивленно пожал плечами: - Но вы же образованный человек (он почему-то обращался к высокому чину то на 'вы', то на 'ты'), и наверняка слышали, хотя бы краем уха, о законе сохранения энергий? Вы не возникли из НИОТКУДА, и потому не можете исчезнуть в НИКУДА! Даже после того мига, имя которому 'смерть'! Ты - умер, и это - факт! Принять неизбежное - вот высшая мудрость...
   Президент покрутил головою по сторонам, стараясь найти признак ТОГО, ИНОГО СВЕТА...
   Но все, как всегда... И если бы не взор этого странного существа по имени Лар - просто взгляд, без лица и прочего... То, что еще вчера казалось невозможным, вдруг оказалось... Короче, президент начал верить во всю эту нелепую чушь... Но и поверив, не смог принять...
  - Нет, вы не понимаете, мне нельзя, ведь столько дел еще не сделано! А, кроме меня, некому! Некому, кроме меня! Не могу я вот так, не успев, не доделав! Ну, может быть, через год или два? - президент с надеждой взирал на хранителей, словно от них хоть что-то зависело.
  - Бросьте! Все уходят вот так - не успев, не доделав! Кажется, уснул на час, а проснулся в вечности, бывает. Смерть замечательна своей быстротой, раз - и все! К тому же, что есть дела ваши - суета!
  - Ну, вы не правы! Как же вы не правы! Не станет меня - и страна погрузится в хаос!
  - Заблуждение, любой чертенок вам скажет об этом! - Лар похлопал президента по плечу, и эта фамильярность потрясла того более всего. - Страны не погружаются в хаос просто так, без ЧЬЕЙ-ТО воли! Но мы заболтались, и пусть время - понятие относительное, нам все же нужно спешить. Переодевайтесь...
  Другой хранитель (рыжеволосый гигант) протянул президенту сложенную стопкой одежду. Это было стерильно-белое белье и черный похоронный костюм. Видя, что возражения бесполезны, президент начал покорно стягивать с себя пижаму...
  Белье было чистое и прекрасно пахло, костюм же оказался маловат и раздражающе жал подмышками, туфли - наоборот оказались на пару размеров больше. Но выбора не было, и вот, президент уже красовался в полном облачении.
  - Отлично выглядите, - ухмыльнулся Лар. - Прямо хоть сейчас - в гроб.
  - Я попросил бы вас оставить свои неумные шуточки, поскольку...
   Но, так и не успев закончить фразы, этот человек, пишущий слово 'президент' с большой буквы, вдруг оказался подхваченным своей новой свитой... То, что его высочайшую особу выносили ногами вперед, уже не волновало его, будь что будет: 'Принять неизбежное...'
  Возле выхода их уже поджидал длиннющий лимузин черного цвета, переделанный из катафалка. Хранители тревожно оглядывались по сторонам и своим поведением совсем не отличались от привычной для президента охраны.
  Как только двери захлопнулись, лимузин сорвался с места и вмиг набрал такую скорость, что всех просто вдавило в кресла, обтянутые человеческой кожей, украшенной замысловатыми тату. Президент огляделся - он любопытен по своей природе. Темные непроницаемые окна скрывали от него весь остальной мир. Что ТАМ, за тонировкой? Можно только догадываться! Президентам полагается знать об этом лишь в самых общих чертах, только тогда проблемы кажутся разрешимыми, и есть толк от президентов...
  Лар, словно читая его мысли, нажал некую кнопку, и одно окно лимузина мягко опустилось - смотри!
  Странный мир. Тесные улицы, по которым бредут изможденнее люди, погруженные в свои заботы, как в сон, им нет дела ни до кого, кроме себя. Серые дома, лишенные красок, и яркие пятна: церквей и дворцов, еще дискотек и экранов. Один храм особенно прекрасен: он будто соткан из алмазной пыли, великолепие золота и лепнин, роскошь облачений и торжественный хор. Но люди все равно проходят мимо, зря подвывает толпа юродивых-нищих, зря надрывается дьякон, напрасно суетятся торговцы священным хламом...
  Лишь в редких оазисах дворцов нечто очень похоже на счастье. Реки шампаня и кокаиновый рай! Разодетые дамы обнимают ученых мужей с думскими значками, рассуждающих о лучшем мироустройстве, а глазками стреляют в молодых, изящных людей, умелых в любви и пороке, танцующих для них на сцене. И строгие, невозмутимые жандармы повсюду - дворцовая стража...
  Хочешь - отвернись, но тогда упрешься глазами в экраны, которые тоже повсюду. В них - вечное шоу и прогнозы погоды, которые никогда не сбываются, еще бесконечные поздравления и те же ученые мужи с молодыми плясунами...
  Но разве хоть что-то трогает толпу?! Нет, она на удивление равнодушна, бредет неведомо куда, уходят одни, появляются иные, движение бесконечно, движение без смысла...
  - Какой мрачный у вас мир, - вымолвил президент. - Я ожидал другого.
  Лар улыбнулся, но как-то неискренне: - Это не совсем 'другой' мир, это лишь слегка искаженное отражение вашего...
  И тут же закрылось тонированное стекло, пусть бредут бестолковые люди неизвестно куда, президентам не полагается знать об этом...
   Внутри же салона - мертвая роскошь, и только тонкая панель, подвешенная к потолку - единственный огонек жизни. В черной рамке панели - говорящая голова, вещающая непрерывно: - 'Многие так и не поняли сущность нашего мира. То, что развитие, совершенствование и познание не прекращается со смертью тела. Напротив, оно не знает конца...'
  Хранители по-прежнему напряжены и ни на секунду не выпускают из рук странные приборы, похожие на золотые слитки.
  Президенту захотелось спросить, и он это сделал: - Я могу знать к чему такие меры безопасности? Разве ЗДЕСЬ и в моем... состоянии мне может хоть что-то угрожать?
  Лар удивленно приподнял одну бровь и впервые взглянул на президента с некой долей уважения: - Буду откровенен, еще один круг ада претендовал на вашу персону. И хоть вы достались нам, не удивлюсь, если они решатся перехватить добычу - отчаянные ребята, скажу я вам!
  - Но... вы сказали ад?! - президент уже немного освоился в новой обстановке, и теперь привычная уверенность постепенно возвращалась к нему.
  - Да, я сказал 'ад'!
  - Но почему?!
   - А вам бы чего хотелось? - Лар даже не скрывал иронии. - Рая? С какой такой стати?
  - Хотя бы с такой, - президент одернул пиджак и стал так строг в своем благородном гневе. - Что я - хороший человек, что каждый божий день, без воскресений и праздников, я трудился как раб на галерах на благо своего народа! А если вам что-то не понравилось во мне, я требую честного разбирательства! Вы не имеете права решать судьбу человека без его участия - это недемократично!
  - Оппаньки, приехали, - лимузин заскрипел тормозными колодками и встал.
  Все хранители уставились на президента, а Лар - пристальнее всех: - Не ожидал! Я думал, ты неглупый человек, а ты навоображал себе невесть что. Ну, да ладно, по правилам, так по правилам. Только потом уж - не ныть, не скулить, хуже будет! В Замок Размышлений его!
  Мотор машины взревел, водитель сделал какой-то невообразимый разворот, и всех снова вдавило в кресла, обтянутые человечьей кожей...
  
   'В Замке Размышлений'.
  Подземелье. Высокие арочные потолки. Облезлая штукатурка и красный кирпич. Люди-тени снуют туда-сюда. Бесчисленные двери то впускают в себя, то выпускают. Непонятная суета...
  Лар подвел президента к одной из дверей. Некрашеная, железная, вся покрытая ржавчиной...
  - Ну, вот и твоя келья, размышляй.
  - Я хочу адвоката, - вымолвил президент.
  - Черт бы побрал вас, - Лар уже не скрывал своего раздражения. - Будет тебе адвокат, жди...
  Внутри келья оказалась вполне себе даже приличной. Салонная мебель, обитая триколором: розовые, черные, зеленые тона. В углу поблескивало лаком пианино...
  Президент прошелся из угла в угол. Прошелся еще и еще. Ему хотелось собраться с мыслями, но мысли разлетались куда-то - стая встревоженных ворон...
  И вот - дверь скрипнула. В келью как-то очень тихо, даже деликатно, вскользнул... нет, не человек, вскользнуло существо, похожее на человека. Кудрявая копна, перетянутая сзади в хвост, два завитка, похожие на рожки и поросячий пятак, вместо носа! Одет он был не менее странно: фиолетовый фрак до пола с высокой стоечкой-воротником, затертые до дыр джинсы, а на ногах... на ногах не было ничего, просто голые ступни с длиннющими грязными ногтями...
  - Вы кто? - президент немного попятился.
  - Адвоката вызывали, - существо с достоинством поклонилось. - Имею честь, ваш адвокат Шнапс.
  - Но вы, - слегка удивился президент - не очень-то похожи на адвоката.
  - Уж какой есть, - Шнапс развел руками. - Других свободных нету, и если я вас чем-то не устроил...
  - Нет, нет, подождите, - президент подбежал к адвокату и притянул того за рукав. - Мне нужен ваш совет. Вы знаете, кто я такой?
  
   'О, да, я Избранный, я Мудрый, Посвященный, Сын солнца...'
   К. Бальмонт.
  - Вы знаете, кто я такой?
  - Простите, не знаком, - адвокат с удивлением разглядывал своего нового клиента. - Но, увлекаясь астрологией (тут Шнапс покраснел), я просмотрел ваш гороскоп. И могу сказать с полной уверенностью, что, чем бы вы ни занимались, вас, несомненно, ждал успех. Знак воинственный, энергичный, знак удачи и небесного могущества. Но в вашем случае, у успеха есть и оборотная сторона, он - иллюзия. Очаровывая, вы разочаровываете...
  Президент вдохнул глубоко и выдохнул: - Я - президент великой страны!
  - Ну, что же, славно, - адвокат вежливо склонил голову. - Только не советовал бы вам произносить ЗДЕСЬ слово 'величие', масштабы вашего мира весьма преувеличены, уверяю вас.
  - Да, - вдруг задумался президент, понимая, что адвокат в чем-то прав. - Но у меня в прошлом столько славных дел, а меня в ад хотят упрятать!
  Шнапс поморщил свой нос-пятак: - Ну, так давайте по порядку.
  Внутри президента - столько слов, а с чего начать?
  - Вы думаете, легко управлять государством?!
  Нет, адвокат даже не думал об этом, но все равно кивал каждой произнесенной фразе.
  - Когда вокруг тебя враги, интриги, зависть! Когда всем, всем что-то нужно от тебя! И все они не думают ни о чем, кроме своей выгоды, как бы нахапать побольше, и все - в себя, в себя, ненасытное племя! А я один думал о стране, думал о народе! Я укреплял государство, я спас страну от гражданской войны!
  - Вы далеко не первый, кто заявляет о подобных заслугах. И не один из них так и не смог признать, ЧТО ЕСТЬ их 'порядок': невиданное усиление бюрократии, коррупция как следствие и нарушение прав и свобод под конец! Я не помню, чтоб хоть кто-то из них оказался в раю! К тому же в вашем случае могут вспомнить и 'странные' теракты перед каждым шагом по укреплению ВАШЕГО аппарата! Не то, милый мой, не то!
  - А экономика?! Она росла с каждым днем!
  - Но разве ее рост не был лишь следствием рекордных цен на нефть?! Чем сами вы заслужили это? Знаете, как называют вас наши газеты? 'Подушка безопасности'! Не пройдет-с, поверьте мне, не пройдет-с.
  - Я провел лучшую в истории олимпиаду!
  - Самый слабый аргумент! Нерон, к примеру, в поисках любви народной устраивал еще более грандиозные зрелища, что не помешало ему прослыть величайшим из грешников!
  - При мне государство накопило рекордные валютные резервы!
  - Об этом лучше и не вспоминать, дорогой вы мой. Такие огромные ресурсы на фоне миллионов безработных, нищих, беспризорных - явный признак скупости. А у НАС не любят скупердяев, для этой категории грешных - вход в преисподнюю вне очереди и самые горячие места!
  - Я создал гениальный план развития страны, по которому у нас не осталось бы ни нищих, ни бездомных!
  - Что ж, всем известно, благими пожеланиями выложена самая короткая дорога в ад!
  - А разве может быть все и сразу?! Для преобразований нужно время, много времени!
  - Но для себя самого ведь хотелось именно так - ВСЕГО И СРАЗУ, иначе, зачем ты был вознесен так высоко! И ты получил это ВСЕ за счет кого-то другого, кому ПОЛАГАЕТСЯ ЖДАТЬ!
  - Но я же не изверг, не упырь, не злодей, при мне не было репрессий! - президент в отчаянье ударил кулаками в стену.
  - А народец твой вымирал, тем не менее, не так? В войну помирает меньше!
   - Я никогда не предавал!
  - Ты никогда не предавал преданных тебе, вот - правда, но многие в НАШЕМ ВЫСШЕМ СУДЕ могут воспринять этот факт как круговую поруку!
  - Пшел вооннн!!! - президент развернулся перекошенным судорогой лицом, с которого брызнули слюни. - Я не хочу тебя слушать, понял! Тебя подкупили враги, ты сам - враг!
  Но Шнапс лишь рассмеялся как-то странно, расшаркался голой ступней и удалился прямо в воздухе, даже не выходя в дверь...
  
   'Не вещи суть начала организма, а наоборот, организм есть начало вещей' Шеллинг.
  - Священника! - задолбил в дверь президент. - Я требую священника!
  - Я уже здесь, сын мой, - где-то за спиной прозвучал сладостный голос.
  Президент изумленно обернулся. Перед ним стоял некто очень похожий на адвоката Шнапса, только лысый, обряженный в странную ситцевую рясу с крупными желтыми цветами на васильковом поле.
  - Как вы вошли, дверь не открывалась, я в этом совершенно уверен.
  - Это не самое сложное.
  - Но вы... поп?
  - Поп, поп, - существо как-то ехидно улыбнулось и для достоверности перекрестилось три раза.
  Президент решил ничему уже не удивляться: - Вы знаете, кто я такой?
  - Знаю, знаю, - весело подмигнул ему святой отец. - Кто ж вас не знает?!
  Президент зачем-то покосился по сторонам и заговорил скороговоркой: - Понимаете, вы должны мне помочь. Я - хороший человек, а адвоката подкупили, да и не адвокат он вовсе. А меня в ад хотят, - тут он чуть не заплакал, так жалко стало ему самого себя, и из одного глаза даже брызнула одинокая скупая слеза.
  - Да, дела, - священник в раздумье почесал свою лысину. - И что же вы хотите?
  - А вам неясно? В рай хочу, там мне место!
  - Куда?! - лицо святого отца как-то враз изменилось, вместо приятного благодушия - изумление. - Так вы святой?! Желаете лик свой на иконку перенесть? Это мы быстро, это мы в два счета...
  И тут же, уже другим тоном: - В рай, дорогой ты мой, можно попасть только взлетев. Но ты так и не смог отрастить крылья...
  - Но вы же священник, вам должны быть известны пути...
  - Это глупо, - перебил его поп - верить в некие церковные тайны! Если б я знал обходную дорогу, то не тратил бы время на выслушивание пустой болтовни нераскаявшихся грешников, таких, как ты!
  - Но я столько сделал для веры! - президент в отчаянье заломил руки и действительно стал похож на лик святого с иконостаса. - Я строил храмы, сам Патриарх - мой друг!
  - Вы обязательно с ним увидитесь в аду. А лично я, - в глазах священника промелькнул укор - вижу большую разницу между верой и формальным участием в том или ином культе, просто так, на всякий случай, а вдруг Бог есть! Ты гонялся не за верой - за славой и почитанием, за величием гонялся, не нужно обманывать ни себя, ни других!
  - Но я УПРАВЛЯЛ государством, я - не монах, не отшельник, у меня просто не было времени на все!
  - Любому отмерено время на добрые дела, просто каждый понимает 'добро' по-своему. Один мой богатый прихожанин совершал много пожертвований, так хотелось ему прослыть меценатом и благотворителем, воровал одной рукой, а второй - добро творил, я лично проводил его в ад. Или ты не знал, что все в мире создано по образу и подобию... Космоса, Бога - тут важно не название, а сам факт существования Творца. В том числе и государства! В этом смысле они обладают качествами... всемогущего Начала! Разве хоть один человек сможет проявить абсолютную волю внутри государства? А если и проявит, то только тогда, когда само государство позволит ему! И тут возникает главный вопрос, НА ЧТО и КАК употребить власть, данную тебе свыше?
  - Да что сдалась вам эта власть! Я любил своих детей, разве этого мало?!
  Святой отец как-то грустно посмотрел на того, кто сейчас так разительно представлял недолговечный блеск и бесконечную суету этого мира: - Вы называете ключевое слово - 'СВОИХ': 'своих детей', 'своих друзей', 'свою жизнь'... У человека вашего статуса ВСЕ должно быть своим!
  Президент отчаянно замотал головой: - Но я не мог помочь всем, это невозможно!
  Священник скорбно сложил ладони: - Пусть будет так, значит, и мы не сможем помочь всем... Вам, в частности.
  - Значит, ты, такой умный, все знаешь, - взгляд президента помутнел, но он старался подбирать слова, чтобы не сорваться. - Тогда, что ж ты сам не удостоился рая?!
  - Грешен, - поп улыбнулся, словно припомнив нечто забавное. - Любил подношения, обряды проводил только за мзду, девок деревенских тискал...
  - Уйди! - президент обхватил ладонями лицо, чтобы никто не мог видеть его искаженного, теряющего человечность, лика: - Уйди от греха подальше! У меня нет времени на тебя...
  
  'Время' - он зря назвал это слово. Бежавшее до того так быстро, будто секунды спешили обогнать друг друга, сейчас оно словно остановилось, кто отключил его?
  Президент в изнеможении упал в кресло. Он весь дрожал. Подло! Как подло! Он раскрыл им душу, а они только и делали, что плевали в нее. Они не поняли ни его самого, ни его намерений...
  Память включила невидимую кнопку, и вся его так стремительно пролетевшая жизнь появилась, словно на экране. Кадр за кадром...
  Мать... Вон как любила она его! Хотел ведь и ей сделать хорошее, отплатить... да все подарками отдаривался... Отец... Сколько гордости за сына в его глазах! 'Я болел, а он от кровати всю ночь не отходил, мать спать отправил, а сам так и сидел до утра, а утром - на смену. Звал перед смертью в гости к себе, видно знал уже, что недолго осталось, но тут, как назло, дела, дела, дела, черт бы их побрал...'
   И приснился президенту сон. Странно, что и том свете бывают сны... Вот стоит президент возле своего роскошного дворца и приглашает проходящих мимо людей зайти. Но большинство - отказываются, им некогда, нужно спешить, кому-то строить дома, кому-то лечить других людей, кому-то пахать и сеять... Только некоторые, кому не нужно спешить, заходят во дворец...
   Когда же президент вернулся в свои аппартаменты - там суета. Вошедшие бегают из угла в угол, с этажа на этаж и говорят, говорят, запутывая друг друга в словах. При этом они едят без перерыва, но не могут насытиться, пьют, но томятся от жажды! Президент спрашивает их: 'Что вы творите?' А они отвечают ему: 'Творим законы для народа твоего, чтобы править им...'
  Вот оно - прозрение! Каким вдруг жалким увиделось ему то, что еще недавно казалось великим - бездарный, пошленький фарс...
  А ведь он почти позабыл, что были и у него когда-то родители, что жил он некогда другой жизнью, не правил - служил... От той жизни осталось лишь потускневшее пятно, только смутные звуки и запахи. Казалось ему, он всегда был некой значимой фигурой, 'избранным', особенным человеком...
   Видения пропали. Осталась только келья, пустота, наполненная звуком, исходящим с экрана. Телепостановка: 'Всюду за тобой и всюду с тобой, человече. Что мое лицо, когда ты своего Христа бил по лицу и плевал в его глаза? Всюду за тобой! А надо будет, сам ударю Христа вот этой рукой, что пишу: всюду за тобой, человече. Били нас и будут бить, били мы Христа и будем бить...'
  И понял президент, что не будет уже никакого СУДЬИ, он сам, сам себя будет судить, вынесет приговор и исполнит его...
  Потом он узрел себя... уже покойного, накрытого государственным флагом, в центре Храма Спасителя. Рядом портрет, перечеркнутый черной каймой, и стенд с наградами - он и сам не знал, что их у него столько! Почетный караул из солдат Президентского полка, правительство в дорогущих костюмах, попы в балахонах, запах воска и французского одеколона, дорогих сигар и ладана - фантасмагория, совмещение несовместимого. Чужие люди проходили мимо него, некоторые плакали, но для большинства из них, его смерть - очередное зрелище в эпоху бесконечных шоу. Суета...
  - Пора на погребение.
  Это всего лишь Лар - бесстрастный и вечно равнодушный хранитель.
  - Ну, надо, так надо...
  А на кладбище уже собралась масса людей. Репортеры газет, журналов, телекомпаний...
  - Ух, слетелось воронье на падаль...
  Главы государств...
  - А где президент США?
  - Он прислал телеграмму, - отозвался Лар.
  - Вот, паскуда!
  Вокруг же суета, суета сует, люди заполнили некрополь от края до края. И даже от холодных могильных плит - символов небытия, уже не веяло их обычным неземным покоем...
  Женский хор Девичьего монастыря пел 'Вечную память' под вспышки и треск телекамер...
  А покойник смотрел вверх, так, словно он наконец-то избавился... от чего-то несносного, утомительного...
  Когда все стали прощаться с его телом, дух президента уже не хотел видеть этого: - Поскорей бы закончилось все...
  Под артиллерийский залп гроб начали опускать в свежевырытую яму. Затем, комья земли полетели сверху, издавая глухой звук...
  Именно в этот миг, душа и тело расстались навсегда. Тело вскоре распадется на составные части и исчезнет, будто и не было его никогда. А душа? Что ждет ее - никому не ведомо, никто не расскажет...
  И когда президент уж было смирился со смертью, нечто внутри него, вдруг закопошилось суетливо. Оно, это 'нечто', совсем не хотело умирать, оно истошно вопило, требуя продолжения жизни.
  - А если еще один шанс?! - президент вопрошающе уставился на Лара, и в глазах его была такая мольба... - Я же все понял, я все смогу исправить...
  - Ну, что мне делать с вами, - Лар задумался, но думал немного. - Я не вправе отказать, если такова ваша воля. Вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОТИТЕ НОВОЙ ЖИЗНИ, ДОСТОЙНОЙ ВАС?
  Президент, вместо ответа, кивнул и вновь уставился на Лара, как голодная собака смотрит на жирную кость...
  - Тогда закройте глаза, и озвучьте ваше желание...
  Президент прикрыл веки и долго молчал, как могут молчать только мертвые. Две силы боролись внутри него, два голоса нашептывали в оба уха. Как понять, кто из них черт, кто ангел?! Один говорил: 'Останься', другой говорил: 'Новая жизнь'...
  Когда же молчать стало уже невмоготу, президент собрался, вдохнул в себя-эфир эфира-воздуха и выдохнул: - Хочу... начать ... новую жизнь.
  И все закрутилось, завертелось вдруг, будто воздух вскипел... И дикий хохот Лара в ушах - о, как он веселился!
  А в глухом сибирском углу, в таежной деревушке Санькино, вечный пьяница Кондрат насиловал в лесу под вековым кедром глухонемую дурочку Дашку. Насиловал жестко, со знанием дела. И не ведомо было им, что их нехитрые животные движения, уже зародили новую жизнь. И через семь месяцев у Дашки родится сын Егорка - тихий мальчик с синдромом Дауна, который все будет знать, все понимать, только рассказать об этом не сможет. И которому изредка будут сниться странные сны о большом столичном городе, в котором он (Егорка) - был самым-самым главным...
Оценка: 7.24*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Нить души. Екатерина НеженцеваНаследство не выбирают. Ravena (Алёна) ВороноваВедьма на пенсии. Каплуненко НаталияНевинная. Подарок для демона. Кристина АзимутВ плену монстра. Ольга ЛавинХолодные земли. Анна ВедышеваПраво на счастье. Ирис ЛенскаяОдним днем. Ольга ЗимаПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаЭкс на пляже. Вергилия Коулл / Влада Южная
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"