Servolf: другие произведения.

Мы это посмотрели. Новый обзор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Новый обзор о сериале "Стена" 2016 г. 22. 01. 2017 г. Вроде как исторический фильм


  
   Сегодня я хочу вспомнить об исторических фильмах. За последнее и не только время их вышло много и выходит все больше. Вот давайте об этом и поговорим.
   Среди них были разные фильмы: великолепная "Агора" и "Роб Рой", старые "300 спартанцев" и "Бен-Гур", "Гладиатор" и "Арн - рыцарь-тамплиер". Малоисторичные "Царство небесное" и "Храброе сердце", огромное количество "Робин Гудов" и "Д'Артаньянов". Мы любим рыцарей и прекрасных дам из "Айвенго" и "Тайн Бургундского двора", скорбим и помним вместе с героями "В бой идут одни старики", "Они сражались за Родину" или последней "Брестской крепости". Прекрасные дамы, воины, мушкетеры, короли, разбойники, полководцы, шуты, принцессы, тайны и загадки идут чередой и влекут за собой. На экране воюют солдаты и интригуют аристократы, разворачиваются маленькие трагедии и великие битвы. И не так уж важно, что Гай Юлий Цезарь был в жизни отъявленным бабником и матерщинником, что три мушкетера никогда не существовали в реальности, Бред Питт никогда не штурмовал Трою, а патриотизм героя Мэла Гибсона начинался совсем не так.
   Важно, что мы увидели на экране историю, в которую хочется верить. Тот же великолепный сериал "Рим" имеет такое количество исторических неточностей, что хватило бы на целую книгу. Но в фильмах нам показывают не только историю как научные факты, а еще и истории людей и дух того времени. Людей, живущих в прошлом, самые обычных: плачущих и любящих, совершающих подвиги и тянущих лямку, просто живущих и делающих свое дело. Мы им сопереживаем, верим и думаем, что ведь вот, столько лет прошло, а проблемы не очень-то изменились. Главное - это дух. Мушкетеры дерутся, солдаты воюют, викинги хохмят и грабят. Робингуды воюют с шерифом и защищают слабых. Такое сочетание исторических фактов, духа времени и истории героя нам и нравится; скорее всего, такой фильм и станет успешным. А что делать, если под вывеской исторического фильма нам пытаются подсунуть такое, что не имеет отношения ни к истории, ни к логике, ни к кинематографии? Часто это просто набор сцен, в которых актеры с каменными лицами проговаривают невнятные диалоги, одеты они при этом в какие-то непонятные одежки, ведут себя как покинувшие вчера свинарник идиоты. Нам же заявляют: вот это и есть подлинная история нашей родины.

Итак, "исторический" сериал "Стена"

Или история о том, как переврать историю

   Фильм снят по мотивам книги теперешнего министра культуры России Владимира Мединского. И, к чести автора, скажу: увидев, во что превратилась его книжка, сам Мединский просил не упоминать его имя в титрах. Но волшебная приписка "по мотивам" сделала свое дело. И его имя фигурирует везде: в аннотации, на афишах и в титрах.
   Про книгу расскажу немного позже, хотя я и читал всего лишь небольшую часть вначале, но могу честно сказать, что она от фильма отличается, как небо от земли, и в гораздо лучшую сторону. Единственное, что мне не понравилось, - это утверждение Мединского в предисловии: "В историю надо верить". Не надо в нее верить. История не вера и не религия. Ее надо знать и помнить, потому что в нашем прошлом хранятся ключи к настоящему. Итак, фильм.
   Врать вам начнут прямо с первых секунд. По мысли создателей фильма, Смутное время началось со смерти царя Ивана Грозного. Если вы учились в школе, то помните: последствия его правления послужили одной из предпосылок Смуты, но не главной и тем более не основной. Почему? Грозный царь умер в 1584 году, а события Смутного времени начались несколько позже. Даже если считать с момента появления Лжедмитрия Первого в Речи Посполитой, это 1601-1603 годы. Разница больше, чем в шестнадцать лет: на престоле сменилось два царя и даже династия. Но в Смуте виноват Иван Васильевич Грозный. Не смог на двадцать лет вперед будущее предсказать, нехороший человек.
   Потом мы непонятным образом, без объяснения причин переносимся в Оршу 1609 года. Нам ничего не объясняют - ни происходящее, ни то, что Смута уже вовсю идет. Хорошо хоть пояснили, что первый самозванец на русском троне уже был. Правда, непонятно, как он там оказался. Нам говорят, что им уже из пушки выстрелили. А за это время сменилось несколько царей, в стране разруха, голод и разброд. Единственное, что понятно: Король Речи Посполитой (это объединение Польши и Великого княжества Литовского) собирает армию, чтобы захватить Смоленск. Это одна из сильнейших крепостей на Западе нашей страны. Можно сказать, щит государства. Строили ее всем миром, часть необходимых для строительства действий и ресурсов была возложена на население как государственная повинность. Курировал строительство царский шурин и будущий царь - Борис Годунов, а строил саму крепость Федор Савельевич Конь. Он же Конь Федоров, и Конон Федоров, и Кондрат Федоров, и Феодор Конь. НЕ миледи, но близко. Государев мастер задачу выполнил. Построенная им крепость оказалась орешком крепким, а законченная - должна была стать надежным замком на старой Смоленской дороге и не пустить врага к Москве.
   Но хватит отвлекаться. Итак, городок Орша. По базару, весьма бедному, бродит некий человек. Зачем бродит - вообще непонятно. Откуда взялся - неясно. Но, увидев, как достойного купца лишают кошелька, молодой человек (на лице крупными буквами написано: "Герой") вмешивается и ловит вора. Благодарный купец-англичанин приглашает к себе и просит у трактирщика горелку. Я начинаю тихо офигевать, потому что горелки изобретут так где-то через век, полтора, два. А купцу предприимчивый трактирщик приносит плитку. Правда, вроде как с углями. Мое офигение растет. Купец поит своего спасителя шоколадом, а тот, осмотревшись в убогой комнатушке, хватается за его шпагу. У шпаги на рукояти мальтийский крест выбит, и наш герой, оказавшийся русским дворянином (правильно - сыном боярским, это титул, а не степень родства) Григорием Колдыревым (над фамилией не ржать, это не я придумал) заявляет: "А у нас под городом такой же! На могиле неизвестного монаха!"
   Купец тут же выпроваживает вон Григория, а сам пишет письмо королю Сигизмунду. Колдырев умудряется уйти, попавшись по дороге трем служителям трактира, и тут же вляпывается в драку. Наряд местной стражи пытается задержать пришлого немца-наемника. Герой, которому шоколад ударил в голову хуже спирта, вытаскивает шпагу, забывает, что Московия как бы в состоянии войны с Речью, и, заявив: "Вчетвером на одного нечестно!", смело бросается в атаку! Трах-бах-хрясь - и местные представители власти убиты, а новые друзья идут в кабак выпить. То, что стража доблестно сама бросается на шпаги, вместо того чтобы так же доблестно бежать за подмогой, меня уже мало удивляет.
   Некий непонятный француз Луазо в это время посещает купца, любителя какао. Схватив его за грудки, он требует вторую шпагу, но купец утверждает, что была только одна. Француз ругается, поминает какой-то Орден, а купца при попытке сбежать тут же убивает, забыв допросить. И чего приходил интересно? Бросив труп в открытых дверях номера, убийца спокойно уходит, а наши друзья все пьют.
   Выясняется, что наемник Фридрих - сын оружейника одного из лучших в Германии, и какого, спрашивается, человек с такой профессией поперся в наемники? Но и Фриц, узнав про шпагу, убегает. Тут происходит осечка. Купец убит, и стража уже на месте преступления. В процессе проведения следственных действий тырят имущество покойного, ворочают труп и допрашивают хозяина.
   Тот заявляет, что виноват, конечно, русский. А как иначе? Одет он был в европейское платье, по европейской моде пострижен, с англичанином говорил по-аглицки: типичный русский. Тут мне завопят: "Не было такого!!!" А я скажу - было. Царь Борис Федорович отправил несколько русских юношей учиться за границу. Один из них стал пастором в Англии, следы остальных затерялись. Так что само по себе такое возможно. Вот бритье и ношение нерусской одежды - это сильно вряд ли, а остальное вполне себе реально. Так что отправленный по делам Посольского приказа сын боярский Колдырев мог быть. Вот только, поняв, что добыча может уйти, а тут в деле замешан сам король... Доблестная стража начинает шевелиться.
   Из письма купца ясно, что они вместе с королем ищут некое сокровище, способное изменить весь мир, да к тому же купец открытым текстом просит, чтобы король озадачил проблемой поиска могилы с крестом своего лазутчика в Смоленске.
   В общем, стража роет землю и собирается, взяв в качестве свидетеля хозяина трактира, пойти искать русского убийцу. Но хозяин так занят, так занят, у него постояльцы, поварня, куча наемников - некогда ему, в общем. Возьмите лучше не меня, а Луазо! Он дворянин, иностранец, ученый. И стража соглашается!!! Я уже не имею иных слов, кроме мата. Хотя если предположить, что это замаскированные работники энкаведэ...
   Немец этот разговор слышит, а почти арестованный Луазо не имеет возможности отказаться. Каким путем стража нашла таверну, где русский пил, я не знаю. В сценарий, наверное, посмотрела, но после опознания бравые служители порядка опрашивают русского прямо по почкам: "Ты куда сокровище дел, гад?" Нет, труп их уже не интересует, как и вина подозреваемого.
   Тут появляется бравый немец, и они на пару с русским убивают всех стражников, удрать успевает только один. И если выдумаете, что он побежал за подмогой, то очень сильно ошибаетесь, дорогие читатели. Он огладил усы и шапочку и куда-то спокойно ушел. Мы к нему вернемся позже. Луазо же, вместо того чтобы уйти, прячется под лестницей и не дает сбежать оттуда служанке. Бедняжке, наверное, захотелось соленых орешков, пока она смотрела на такое бравое представление: немец и русский режут поляков в четыре руки. Но злобный французский душегуб ее не отпустил, пообещав зарезать, а друзья зрителей так и не заметили. Они как раз трупы раздевали и мародерили. Выяснилось, что это отцу нашего Фрица купец-англичанин заказал две шпаги, одну Фриц взял пофехтовать, а когда вернулся, папа уже был мертв, а второй шпаги не было. Тогда он решил мстить, но его цель только что убили.
   В общем, Колдырев отправился в Смоленск рассказать о лазутчике, а немец в польскую армию - этот самый Смоленск воевать. Если встретятся - разберутся.
   Дальше мы видим короля Речи Посполитой, одного из самых мощных государств Европы, - Сигизмунда Вазу. Я посмотрел полтора часа этой ахинеи. За это время король ни разу не сменил костюм. Вообще - от шапки до плаща. Ни разу не был снят под крышей, только в лесу, под навесом и в палатке. И он все время пил. Из одной и той же посуды. Что пил, не спрашивайте, - не пробовал.
  
  
   Так вот к нему прибежал как раз тот последний оставшийся в живых стражник и радостно доложил, что, мол, ваше величество, купец такой-то преставился случайно, а у него было к вам письмо. Убил его русский, и он, стражник, явился доложить об этом лично. Король так впечатлился, сам пошел награждать. И наградил... заточкой в печень. После чего вызвал своего, не понять кого. Если бы дело было сейчас, я бы решил, что это зам. А тогда... ну, пусть будет фаворит - пана Гансовского - и велел ему тело спрятать. Как выполнить такую задачу посреди военного лагеря, я лично не представляю. Хотя король мог бы сказать, что стражник на него напал. Его так и не разоружили. И король в этом случае мог бы легко отвертеться. Король он, в конце концов, или где?
  
  
   А нам тем временем показывают макет городской стены из белого камня и говорят что это - Смоленск. Я, тихо матерясь, начинаю искать коньяк, потому что крепость - она вот:
Макет крепости в музее Смоленска
  
Прочитать про крепость можно тут.
  
   Смоленская крепость - это обожженный красный кирпич. Не, я понимаю, что снимали крепости Пскова и Изборска, а они как раз белые, из известняка, но показать нормальный макет крепости можно? Он же в музее есть!!! И разрисовать несколько метров стены на каком-нито холсте, чтобы снимать более или менее достоверно, скорее всего, не такая уж сложная задача.
   Но дальше я увидел такое, что волосы у меня просто встали дыбом. По лестнице спускаются два мужика. И если один выглядит молодцевато, чисто и красиво, да еще и с саблей и ножиком на поясе, то второй производит впечатление бомжа, нашедшего свой кафтан то ли на свалке, где он провалялся неделю-другую, то ли в дальнем углу забытой костюмерной, где оный висел, собирая пыль со времен того самого меняющего профессию Ивана Васильевича.
  
  
  
   И если первый - это ординарец, или адъютант, смоленского воеводы, сын Федора Коня - Андрей, то второй в исполнении Алексея Серебрякова - это сам Федор Михайлович Шеин, боярин, воевода и герой Смоленской осады. Первый минус. Шеину было максимум 34 года в то время, Серебряков выглядит сильно старше. Второй минус: он играет не воеводу, а какого-то мелкого поганца, который отбывает порученную роль. Нет, я понимаю, что Серебряков теперь Россию жутко ненавидит, настолько, что ездит сюда только деньги зарабатывать и, видимо, поэтому считает, что можно не напрягаться: наговаривать текст с каменным лицом, невпопад хохмить, ухмыляться так, что хочется съездить ему по лицу, и изображать не пойми кого. Бомжевал воевода на протяжении тех же полутора часов. Наряд у него менялся, в отличие от польского короля. Появилась шуба и шапка, но к народу воевода выходил демократично: в застиранной нижней рубахе. У меня такого цвета полотенце ноги вытирать. Но воевода ни разу за полтора часа не был замечен с оружием. Не воеводское это дело - саблю таскать или банальный ножик. В довершение ему плохо приклеили бороду, и он ее постоянно чесал. Вы спросите: чего я ворчу? А просто все. Воевода богат, и он воинский начальник. Представьте себе грязного, безоружного генерала в расположении части в период подготовки к войне. Он небрит, нечесан, в майке и масленых тренировочных штанах, шлепанцы на босу ногу. Представили? А теперь представьте, что он в таком виде да с помятостью "после вчерашнего" шляется по части и раздает приказы.
   Разговор они ведут такой, что у меня и слов уже не осталось. Начали с осады, а закончили свадьбой, Андрей утверждает, что у них с дочкой воеводы помолвка. А это возможно только в ненаучной фантастике. Почему? А потому, что боярин имеет честь, и это понятие не личное, а семейное. Потеря чести - потеря статуса в местнических спорах, а это значит, что на царской службе он потеряет несколько ступенек в карьере и даже не сам, а все представители рода. Это минимум, не считая всеобщего осуждения и от собственного клана в первую очередь. Потому, хотя Андрей, может быть, и богат, но Федор Конь был женат на дочери торговца сукном и вошел в купеческое сословие, так что в реальной истории такая свадьба невозможна. Примерно как невозможна свадьба наследника английского трона сейчас на китаянке из лондонского Чайна-тауна. Пусть ее папа и будет содержать все прачечные Лондона, купит гражданство и замок. Потому боярин с опасной темы съезжает. Хотя ординарец заявляет, что верен не государю и присяге, а крепости и воеводе лично. А я задаюсь вопросом, что курил сценарист в процессе творчества? Ну не может военный так сказать.
   В это же время приемный сын воеводы Сашка, таская какой-то коврик, зашел в непонятную комнату, схватил там арбалет, быстро его взвел и решил выстрелить в мишень, стоящую у стенки. В комнату как раз зашел некий непонятный мужик и, увидев такое дело, напугал парня. Тот дернулся, и болт полетел в окно, мужик кинулся за Сашкой с воплем: "Я тебя сейчас убью!" Парень, естественно, бежать. А болт пробил руку воеводе. Пока воевода разбирался, почто его специалист по контрразведке со знаковым именем Лаврентий гоняется за его приемным сыном, тот убежал, причем почему-то сразу в лес. И бежал так, что его найти не смогли. Полагающейся охраны ни у дома воеводы, ни в крепости, ни в городе, похоже, нет - то ли за отсутствием нужного количества людей, то ли за общей ненадобностью.
   А польский король лично нанимает в собственную армию людей. Причем по одному. Не, я понимаю, что с пехотой у него был полный швах, общее количество в войске осаждающих и до пяти тысяч не дотянуло, но... Король в лучшем случае беседовал бы не с наемниками поштучно, а с командирами наемных рот и отрядов.
   В это самое время Лаврентий, стуча палкой (По коновязи, что ли? Я честно так и не понял, что за железка там из земли торчит... За неимением рельса, наверное, ее туда воткнули), подзывает гуляющего по стене воеводу и на весь двор орет, стоя внизу, что донесли шпионы ему из Москвы, будто бояре сговариваются сына Сигизмунда на русский трон посадить а царя соответственно скинуть. Рядом с Лаврентием стоит совершенно офигевший от такого сюрреализма стрелец и смотрит на него квадратными глазами. Как подобные сведения повлияют на боевой дух гарнизона обеим сторонам разговора безразлично.
  
  
   Боярская дочка Екатерина, на вид так лет двадцати, в это время купается в недоручье, рядом с какими-то мостками. Это видит гуляющий мимо Андрей, которого гонят: отвернись, мол! Он обиженно ворчит: "Когда маленькими купались, так не просила отворачиваться". "Ну, тогда подойди ближе", - командует боярышня и стаскивает его в воду. Андрей, вылезая, восторженно орет: "Оторва!" И обиженно: "Я же плавать не умею!" Как это его высказывание сообразуется с предыдущим, я так и не понял: мозг завис. Пока он так ползает, вы имеете возможность полюбоваться на мокрые сиськи боярышни. На заднем плане два крестьянина что-то делают у телеги. У меня уже и мат, и коньяк закончились. Почему? А потому что боярышня одна могла сбежать только в саду своего отца метров на пять. Все остальное - это опять из области ненаучной фантастики. Через восемьдесят лет царь Федор Алексеевич, старший брат Петра Первого, проезжал по улице, на которой стоял терем его невесты. И та в свою очередь на мгновение выглянула посмотреть на жениха. Этот поступок разделил всю Москву на две части. Одни считали, что это грубейшее нарушение традиций и попрание чести. ОН МОГ ЕЕ УВИДЕТЬ!!! А другие - что очень романтичная история. Что должен был бы делать боярин-воевода, прознай он о поступке Андрея и своей дочери? Минимум выдрать ее вожжами и заслать в дальний глухой монастырь. А Андрею отрубить все лишние конечности и голову напоследок. Такое поведение - оно даже не нарушение правил. А полное их игнорирование. Боярская дочка не может никуда выйти одна, тем более не может показаться мужику голой. Любому мужчине. Это не неприлично, это в принципе невозможно. Тем более, если у тебя отец рядом. Дочь - это имущество. Ценное имущество, и его продают, не обязательно за деньги, но всегда стараются продать с прибылью. А тут не прибыль, а опять сплошное разорение. При том, что Шеин лишился отца, будучи ребенком, и положение семьи восстанавливал самостоятельно, такое поведение дочери... Сами придумайте, как его назвать.
   Кстати, если вы думаете, что на лице у актрисы будут какие-то эмоции, так я вас разочарую. Эмоций там нет вообще. Какие-то отголоски мелькают только в тот момент, когда Екатерина падает в воду. Все остальное время она соперничает в выдержке с буддийским монахом, правда, не улыбается. Лицо каменно неподвижное, о чем бы речь ни шла: о женихе, о сокровище, о разрыве помолвки, о лазутчике. Боярышня Екатерина совершенно безэмоциональна.
   Но давайте вспомним, кто же такой наш герой Михаил Борисович Шеин? Его отец был воеводой в крепости Сокол и погиб при ее осаде польским королем Стефаном Баторием. Так Михаил с братом остались без отца. Но поскольку род у них был древний и уважаемый, то оба находились при царском дворе. Когда Михаил вырос, его назначали сначала помощником, а потом и самостоятельным воеводой в походы и приграничные города. Сам Михаил Борисович был человеком амбициозным и целеустремленным, стремился занять подобающее ему по чести положение и регулярно местничал. То есть вступал в разборки с родовитыми конкурентами с целью получить более высокий пост или чин, основываясь на заслугах всего рода Шеиных. И это было в то время нормальной практикой. Почему была введена такая система - разговор отдельный, но ничего предосудительного он не делал.
   Затем сменилась династия, и Шеин присягнул Лжедмитрию, не сразу, но все же после некоторого раздумия, а новый царь впоследствии приблизил его к себе, вот только вышла осечка: Лжедмитрий был убит, а Шеин оказался в Москве. Выкликнутый на царство Василий Шуйский был вынужден бороться с восставшими под общим предводительством Ивана Болотникова, и тут Шеин сражался честно и, однажды выбрав сторону, уже ее не менял. За это царь Василий пожаловал Шеина в бояре, а убедившись в его компетентности и верности, назначил Михаила Борисовича воеводой в Смоленск.
   На этой должности боярин-воевода развернулся не на шутку. Новая крепость, знакомые места, большой гарнизон, вдобавок к этому Шеин перевез в Смоленск семью и развернул в Речи Посполитой целую агентурную сеть. Ему было за что бороться. Информация шла к нему потоком. Приняв решение крепость не сдавать, Михаил Борисович держал осаду почти два года. Двадцать месяцев. И сдался, только когда у обороняющихся не осталось сил. По мнению историков, последний гарнизон крепости составлял от 200 до 500 человек. Они просто физически не могли прикрыть все стены города, притом что предателем было указано слабое место: часть стены, построенная в дождь, не была такой же крепкой, как остальные. Этот кусок стены удалось разрушить пушечным огнем. А воевода использовал все, что возможно: секреты и засады до начала осады, сбор ополчения, вел переговоры, устраивал вылазки за стены, по его приказу вели контрминную войну. Но даже он не мог сопротивляться вечно. Когда польские войска взяли город и устроили в нем резню, Шеин не сдался просто так. Он заперся в башне с последними защитниками и долго отбивался, решив драться до последнего. Уговорила его сдаться семья. Михаил Борисович попал в плен к польскому королю и пробыл в нем долгих восемь лет.
   Вернувшись, Шеин не сидел без дела. Он руководил восстановлением части разоренных после Смуты земель, был приближен к государю и даже несколько раз замещал его в Москве на период отсутствия, участвовал в свадебных торжествах царя: был дружкой со стороны его невесты Евдокии Стрешневой. Руководил Пушкарским приказом и сумел наладить производство артиллерии. К 1632 году русская армия была обеспечена пушками собственного производства. Он же, по некоторым данным, занимался восстановлением армии и начал формировать первые регулярные полки по европейскому образцу.
   А потом был 1632 год, началась новая Смоленская война. И тут у историков нет единого мнения. То ли Шеин вел боевые действия с излишней осторожностью, ему мешала распутица, не хватило сил и средств, армия была не готова к новым боям; то ли, наоборот, он вел боевые действия на свое усмотрение, полностью игнорируя приказы государя, и в итоге зарвался, попал в окружение и Смоленск так взять и не смог. Вероятны оба варианта. Какой из них истинный - историки не знают. Результат? Неудачная кампания, капитуляции армии, потеря всей артиллерии и огромный удар по престижу. Смоленск оставался в составе Речи Посполитой еще на двадцать лет. Ну а Михаил Борисович Шеин был казнен на Красной площади 28 апреля 1634 года, его имения конфискованы, а семья отправлена в ссылку, в Поволжье. Это не помешало ему занять свое место в истории нашей страны, он стал одним из символов сопротивления, верности чести и присяге. За что мы его и помним. А созданный Серебряковым образ не имеет с реальным воеводой ничего общего, кроме имени.
  
   Но продолжаю рассказывать о фильме. Передовой дозор, в составе трех стрельцов и боярской дочки, почти без оружия лежит в каком-то подлеске, среди молодых елок. Стрельцы уговаривают ее вернуться в город. А она отвечает, что в дозоре с мужиками и в мужской одежде лучше, чем в городе. По подлеску, не по дороге, едет наш герой. Его тут же останавливают, извлекают письмо бывшего хозяина формы, обзывают поляком (форма позволяет) и, связав (разоружить забыли), отправляют в Смоленск. Под охраной боярской дочери. Оба кое-как умещаются на плоту и по тому же недоручью, в котором Екатерина раньше купалась, возвращаются в город. Поскольку материал для плота закупали за золото (иначе не понять, почему он был кое-как слеплен рукожопыми строителями из трех гнилых и маленьких бревнышек), плот до Смоленска не добрался. У самого города он таки утонул, и только плохо связанные руки позволили главному герою выплыть самому и спасти ударенную бревном боярышню. Плот, скорее всего, как тот Боливар, - двоих вынести не мог. В общем, я не знаю, кто его делал, но мальчишками мы и то плоты получше собирали. Вытянув девушку на берег, герой пытается, как и положено, сделать ей процедуру ИВС методом рот в рот, после чего получает по роже. С воплем: "Ах ты лях!!!" откуда-то сверху появляется Андрей с саблей наголо. Почему-то один. Сторожевой службы нету, ну, как и охраны на воротах, если помните, уважаемые читатели. Андрея успокаивают и усылают за одеждой для боярышни, а герой уговаривает Екатерину провести его к отцу. Проводят его к воеводе с оружием. Королю Сигизмунду чуть ранее ножика поменьше хватило, чтобы стражника зарезать.
   Читают недописанное письмо купца ординарец Андрей и нацепивший очки на нос контрразведчик Лаврентий, и все было бы прекрасно. Тем более что очки будут и у Алексея Михайловича. Да только у Лаврентия на очках есть дужки. А дужки придумал и сделал к очкам англичанин Эдвард Скарлетт в восемнадцатом веке. Не, я понимаю, что те консервы, что на носу у Лаврентия, по-иному не удержать, но елки!!! И главное, что всех интересует в письме не лазутчик в Смоленске, а сокровище. Не, не так: СОКРОВИЩЕ!!!
  
  
  
  
   Пока на троих решается, верить ли Герою, появляется без стука неизвестный расхристанный мужик с бородой и заявляет: "Воевода, народ бунтует, тебя требует, а более прочих бунтует купец Никита Зубов". Воевода как был в грязной исподней рубахе, идет в народ. Народу там на бунт пришло много. Человек пятнадцать. Купец, причесанный и чисто одетый, кстати, предлагает остаться за стенами, а в крепость не уходить, мол, если пропустить Сигизмунда в город, то он никого не тронет, а добро сохранится. Про три дня разграбления взятого города он не в курсе. Про славные обычаи польской шляхты купец приграничного города тоже ни сном ни духом. Общими усилиями Григория, ординарца Андрея и расхристанного мужика народ удается утихомирить.
  
  
   Потом нам показывают сцену разговора лазутчика с Сигизмундом, тот вроде как все еще в Орше. Армию собирает. Король новости выслушал и велел подставить главного героя и через два дня явиться снова. Куда не уточнил. Ну, предположим, что снова под Оршу. Расстояние Орша-Смоленск - 120-130 км. Средний конный переход одвуконь 35-40 км в сутки. Внимание, вопрос: как выполнить поручение короля? Нет, я знаю, что корнет Асеев в 1900-х маршрут Ливны-Париж преодолел со скоростью 85 км в день. Туркмены в 35-м из Ашахабада в Москву приехали, двигаясь со скоростью 51 км в день. А знаменитая Первая конная в рейде по тылам Деникина передвигалась со скоростью 35 км в сутки. Первые два были спортивные заезды в мирное время. А тут у нас время как бы военное, граница, и желательно не попасться на глаза кому не надо. Ну, при наличии нескольких свежих лошадок, железной задницы и очень хорошего кавалерийского мастерства туда-обратно съездить можно, и даже в Смоленске пару часов провести. Но черт меня побери, кто писал сценарий? Что он употреблял в процессе?
   В ходе подавления бунта было принято решение переселить посад - то есть живущих за городской стеной - в крепость, под защиту стен, и теперь ординарец воеводы Андрей активно помогает некоей Варе. Варвара - знахарка и травница, как потом выяснится. И ей даже собственный дом предоставили. При переезде в крепость оказывается у них большая любоффь, и Андрей между делом интересуется: а будет ли она его после венчания любить? Кто не понял - после его венчания с боярышней Екатериной. "С тех пор как полюбила тебя, - отвечает девица, - мне никто более не нужен. Даже муж и тот помер. Видит бог, моя любовь к тебе чиста". Я опять завис и озадачился вопросом: кто писал диалоги в этом произведении? На мое горе, коньяк закончился уже, а фильм еще нет.
   "Всегда ходить к тебе буду: и как женюсь, и как воеводой стану. Вот станет Шеин старым, так и я сразу в воеводы выйду. И буду продолжать к тебе ходить". Это ответ Андрея. Меня крепко заклинило, потому как воеводой в крепости Смоленск стать просто так невозможно. Это не воинское звание, его не выслужить. Это должность, ее получают по личному распоряжению царя. А в государстве еще не все пошло вразнос окончательно, чтобы простолюдин мог мечтать о подобном развитии событий. И я опять в шоке по поводу: какой неуч написал подобный бред?
   А наш бегучий приемный сын Саша встретил в лесу монаха-схимника Саватия, они с ним ходят кругами вокруг города и умудряются наткнуться, как потом выяснится в посаде, на разъезд поляков, который то ли фуражирит, или мародерит, что, в общем, для армии одно и то же. Оба в этот момент обсуждали моральность убийства врага. Ну, естественно, проклятые пшеки собираются ссильничать девку. Сашка бросается ее защищать, и все разговоры про веру, покориться, мораль и всепрощение и прочее идут лесом.
   Андрей ни с того ни с сего предлагает Шеину крепость сдать. А тот чисто по-коммунистически ему отвечает: "Лучше в бою, чем рабом стать!"
   Встреча Сигизмунда и Шеина вообще ни на что не похожа. "Смоленск когда-то был польским! - заявляет король с ходу. - Мы хотим вернуть свое, прежде чем взять Москву". Шеин отвечает: мол, в польском городе все говорили бы по-польски, а у нас все по-русски балакают. Король в ответ начинает речь немецкого офицера образца лета 41-го: плен - это хорошо, и от кровопролития буду вас защищать. В ответ Шеин вспоминает о боге и заявляет, что все поклялись умереть, а город не сдавать. Когда это произошло, неясно, в фильме ничего похожего не было.
   У меня мелькает глупый вопрос: когда это Смоленск был польским городом?
   Если вы думаете, что польская армия уже у Смоленска, так вы сильно ошибаетесь, армия врагов шляется незнаемо где, и под стенами ее еще нет, осада еще только намечается. Притом никто в крепости не чешется определить местоположение, состав и количество врагов.
   Зато в Смоленске находят непонятно как убитого стрельца, у которого в руке план крепости. План этот выглядит как неумелая поделка школьника пятого класса. Там нет ни привязки к местности, ни масштаба или описания башен. А по фото видно, что башни были очень разными, в зависимости от местоположения. Заколот же несчастный кынжалом нашего героя, который был реквизирован непонятно когда, потому что при захвате кынжал был; у выплывшего героя кынжал был; у Шеина в покоях герой был все еще с кынжалом, потом его почему-то решили реквизировать, но произошел народный бунт, и, пока Григорий переодевался, кинжал кто-то спер. Потом оказалось что его таки конфисковали и вернули. Правда, героя не было на месте, и кинжал просто положили в его комнате на лавку. Кынжал был маленький и незаметный, всего полметра длиной и два пальца шириной. При таких доказательствах героя тут же волокут в пыточную. С учетом того, что Григорий тринадцать лет провел на чужбине, а до этого служил в Москве и в Смоленске вообще не появлялся, про вновь построенную крепость он знает все. А воевода сразу же ему и план выдал, наверное?
  
  
Слева Григорий, на переднем плане - кынжал, справа закадычный друг - Фриц.
   В пыточной выяснилось, что расхристанный мужик - это местный палач и правая рука Лаврентия. Героя прикрутили к какому-то стулу, зафиксировав голову и конечности. Я с ужасом подумал, что проклятые сталинские мучители работники контрразведки собрались его пытать щекоткой. Потом, правда, передумали и привязали к дыбе и даже немного растянули, ну, чтобы растяжку улучшить, наверное, потому что пытка - это сильно не так (Даже выглядит не так). Допросить его так толком и не успели, потому как в момент убийства герой стоял на стене с боярышней и теперь молчал. Боярин, выслушав признание дочки, воскликнул: "Матери на тебя нет!" Но потом все же спустился и вытащил героя из пыточных застенков.
   Запытанному Григорию ставят задачу - найти сокровище, которое за городской стеной. А из города выход закрыт. В сторону же Катерины даже не смотреть, потому что она купеческому сыну Андрею обещана, и не след сыну боярскому на нее заглядываться. Он-то рангом выше купца будет. Но смотреть ни-ни.
   Король же Сигизмунд в это время дает задание Фрицу - другу нашего героя, взорвать стену и дать сигнал горном, чтобы штурмующая армия таки знала, что это правильный взрыв. Но поскольку у короля нет даже путевой охраны, в разговор вклинивается француз Луазо и предлагает его послать с немцем за компанию. Правда, к атаке никто не готовится. Это с удивлением замечает Фриц. Он, правда, не замечает, что и лагеря осаждающих, как такового, вокруг нет. Вообще нет. И идут эти два дятла по полю, потом по покинутому посаду, тащат три мины деревянные - килограммов по пять каждая. Как они собираются с их помощью взорвать стену толщиной пять и высотой минимум двенадцать метров - для меня загадка. Кто потом будет штурмовать город - вообще неизвестно. А про того идиота, который писал сценарий я даже уже думать не могу. Потому что на данный момент количество даже не исторических неточностей, а просто откровенного бреда зашкалило.
   Герой наш просит, наконец, дать ему какое-то дело, пост или должность. Боярин-воевода отвечает, что оставит его при себе, потому что он понимает, как поляки мыслят. Сам-то герой ездил в Англию, Германию и Голландию, а в Польше был проездом, но главное, как я понимаю, чтобы он на дочку не смотрел зря. Потому что никакой логики или действий пока нет ни у одной стороны.
   А два оставленных нами дятла таки добрались до стены, ужаснулись размерам, осознали невозможность ее взрыва и решили попробовать взорвать какую-то калитку. Немец после взрыва дудит в рог, и они бегут. А русские на стене их, наконец, обнаруживают. На самом-то деле все это было задумано не для штурма. Не стал бы король лично корявые планы крепости рисовать и раздавать их первым попавшимся солдатам. Он ведь на плане даже крестика не поставил: взрывать тут! Нет, все это было задумано, чтобы отвлечь внимание, пока три оболтуса раскапывают могилку монаха. В гробу, кроме старых костей, были только шкатулка и ключ. Но старательные осквернители перекопали даже землю под гробом и ничего более не нашли. Добыча королю не понравилась. То ли сокровищ мало, то ли это не то сокровище, то ли король с ходу определил, что это бижутерия. Немца Фрица в это же самое сначала чуть не зарезал Луазо в посаде, требуя шпагу, а потом его по голове Андрей, вылезший непонятно откуда, приласкал.
   Фрица доставили к Лаврентию, который единственный раз за полтора часа ведет себя логично и спрашивает у пленного: какого они делали под стеной? Допрос идет под пыткой. И это убивает всю логичность сцены. Проклятые сталинские мучители работники плаща и кинжала пытают несчастного европейца путем запихивания его головы в непонятный агрегат и сдавливания ему шеи. Но железный немец при таком раскладе еще успевает и бодро отбрехиваться, что, мол, предполагался штурм, во что Лаврентий не верит. Вокруг города ведь даже лагеря нет, не то что вражеских войск. Так какого, спрашивается, вы, ироды, казенную калитку попортили? Но друга вовремя спасает Григорий, убедив воеводу, что тот не опасен. Фрица отпускают после слез и соплей, с которыми он оправдывается перед Серебряковым.
   А потом товарищи идут пить. То ли это сарай, то ли сенник, то ли конюшня - я так и не понял, но не трактир или харчевня. Главное, что прислуживает им там сам купец Никита Зубов в забавном передничке. Пока друзья развинчивают шпагу, находят в ней карту и судачат о сокровищах, их подслушивают Андрей - с одной стороны, а Зубов - с другой. После пьянки Фриц идет к Варваре лечить больную голову, шея-то не болит, а Григорий идет к воеводе и получает новое важное задание. Засесть у тайного хода, видимо, с наружной стороны, и ждать, кто там пойдет. Задачу найти лазутчика боярин ставит и дочке. Ибо все одно в каждой бочке затычка. Екатерина по крепости почему-то ходит в женском платье, но приличном скорее бедной крестьянке, а не боярской дочери. Она торгуется с отцом, предлагая: найду лазутчика - сама себе мужа выберу. Папа ревет: "Я отцу Андрея обещал, но ты из меня веревки вьешь, так что ладно". И я уже устал удивляться. Про то, что дочь - это, в первую очередь, ценное имущество, уже говорилось. Про то, что любовь тогда не играла особой роли, даже поминать не хочется. Про то, что заявившая подобное дочка могла быть отцом тут же и по-отечески выдрана... А уж процесс выбора жениха - это вообще не ее дело. Но неуч, писавший сценарий, про все это не знает. Потому мы получаем вот такой "исторический фильм".
   Засада у тайного хода ловит несчастного крестьянина с новым планом. Суперстрелок из арбалета, не давая Григорию с непонятным стрельцом, его толком допросить, сначала убивает гонца, а следом и стрельца. Немец, который как раз в это время гулял у стены, видит спускающегося с нее палача с арбалетом. В общем, консилиум из боярышни, немца и главного героя путем сложных построений выявляет лазутчика - это палач. Но он пропал, поэтому вся троица о своих догадках молчит.
   В это время высмеивают Андрея, которому только недавно Екатерина недвусмысленно отказала. То, что это должен и может сделать только отец, сценарист опять не в курсе. Андрей пьет с горя и объявляет, что жену он себе уже выбрал, - Варвару. Но купец в недосарае-трактире-конюшне быстро ему поясняет, что невеста его - баба гулящая и все это знают. Мол, родинка у нее есть, всему городу известная. Пьяный Андрей рвет с Варварой: "Не может быть у воеводы гулящей жены, а я тебе ничего не обещал". Купец же разнес эту сплетню, после того как Варвара отказалась ему помочь опоить немца и выведать у него тайну сокровищ. После же разрыва Варвара соглашается за половину найденных ценностей. Купец доволен, Фриц опоен, но ничем помочь не может. Все улики уже у боярышни Екатерины хранятся. Вот вторая часть карты у Луазо в лагере есть. Купец, не сомневаясь ни мгновения, предлагает сходить в лагерь и найти Луазо, а потом забрать у него карту. "Пойдем как мелкие торговцы, а как выйти?" - спрашивает Варвара. "Так пусть твой Андрей выход покажет, - предлагает Зубов. - Он же сын строителя и все ходы знает". Сказано - сделано: Андрей, соскучившийся по женской ласке, за пару поцелуев показывает Варваре тайный ход. Про который в Смоленске знают только он и воевода, ну и еще человек с полсотни уже, наверное.
   Лазутчик снова встречается с королем Сигизмундом, по-моему, в том же самом лесу. Король недоволен. План крепости он так еще и не получил. Собственноручно нарисованный ему не нравится. А лазутчик план забыл принести что в прошлый раз, что в этот. Склероз у него с маразмом, скорее всего. Его величество также недоволен, что русские не боятся и держатся. "Когда мы придем, они должны трепетать!" Тут я выпал в осадок: получается, что польская армия ВСЕ ЕЩЕ не у стен Смоленска? Ну и где она заблудилась тогда? "Наведи на жителей страху!" - приказывает король. Лазутчик откланивается.
   Вообще, король сильно недоволен. Инженер Луазо, который, в общем-то, именно военный инженер, шастает вокруг стен города с какой-то картой, что-то ищет и прикидывает. Попытка вывести его на чистую воду не удалась. Луазо заявил, что карта у него только одна, полученная от короля, а бегал он по округе, потому что к местности этот шедевр привязать не мог. Поскольку королевская армия все еще не дошла до города, это, в общем, не удивительно. Но Луазо предлагает гениальный план: "В крепости есть тайные ходы. Надо прокопать свой и соединить его с крепостным". Так они и смогут взять город. Не, я понимаю, что король пьян, ик, и такой сюр может ему показаться логичным. А Луазо мечтает затмить славу первого строителя метро в России Лазаря Моисеевича Кагановича. Иначе зачем? Вместо того чтобы рыть, как кроту в поисках хода, не прокопать просто ход под стену и не взорвать ее? Прием известный и на Руси, и в Европе. Другое дело, что товарищ сценарист, видимо, пил вместе с королем. Потому оба дали добро на метрострой.
   А наши герои в крепости мучаются вопросом: выдавать или нет палача? Немец кое-как выполз от травницы, не заметив, что у него украли сумку, а лазутчик, уже вернувшись в город, отравил колодец. Собралась толпа, та самая - человек в пятнадцать. Лежит на земле мертвая девушка, над ней плачет мать, а оставшиеся не знают, что им делать. Кто-то глубокомысленно замечает, что теперь воду брать негде.
   Напоминаю, это Смоленск, рядом течет река малоизвестная и мелкая - Днепр. Выкопать новый колодец никак? А вообще, в фильме на весь город колодец был только один. И даже при строительстве крепости не сделали несколько потайных колодцев на случай осады. Мне уже хочется набить сценаристу лицо.
   Но тут находят сумку немца, правда, помощница Вари говорит, что, мол, Фриц уходил без сумки, она его провожала и помнит этот момент. Герои обвиняют в отравлении колодца палача. Лаврентий заявляет, что тот был приставлен к колодцу как раз приглядывать за ним. И тут находят мертвое тело палача с пеной на губах. И эта сборная солянка бреда, наконец, заканчивается.
   Ну что сказать, уважаемые читатели? Смотреть такое я никому не советую. Наши с вами предки ничего общего с немытыми идиотами из данного произведения не имели. Вели они себя по-другому, одевались не так, говорили не так, а уж поступали и вовсе не так глупо. Оборона Смоленска - это был подвиг. Подвиг общий, поскольку у его защитников не было надежды на помощь, и сил-то было не много. Но гарнизон сделал невозможное: сковал и удержал вчетверо превосходящую армию. Король Сигизмунд был вынужден стоять у стен крепости и терять время и солдат. Сейчас некоторые пишут, что оборона эта была зря, а крепость вообще не пригодилась. Мол, потом-то мы об нее сколько раз зубы обламывали?
   Может, и так. Да только благодаря воеводе, боярину Михаилу Борисовичу Шеину, и его гарнизону, польская армия с королем во главе так и топталась у Смоленска. Да, польского королевича Владислава признали многие, и, казалось, вся Русь склонилась перед польской саблей. Вот только его величество сам решил стать московским царем. И вся Россия полыхнула вновь. Появилось второе ополчение, выбрали нового царя, собрали новую армию. Оборона Смоленска стала и передышкой, и примером для всех. Возможно, именно она и не дала полякам поставить жирную точку в русской истории. Никакие бредовые фильмы этого, к счастью, уже не изменят.
   Да, я обещал рассказать немного о книге.
   Начинается она с истории о том, что в немецкий город Кёльн завернул поглядеть на знаменитый недостроенный собор русский дворянин Григорий Колдырев. Поглядел, остановился отдохнуть, поел, вспомнил дом, пошел гулять по городу. Послушал местные байки и случайно наткнулся на свару. Несколько молодых бездельников оскорбляли вооруженного человека, вынуждая его начать драку. Тот, в конце концов, не сдержался, и Колдырев ему помог: действительно, нечестно - вчетвером на одного. Спасенный оказался сыном оружейника, Фридрихом, обучающимся в местном университете. Что-то он все время там делал, а взглядов этих молодчиков не разделял. Они, понимаешь, были просвещенные и возвышенные, преклонялись перед идеалами античности и потому, следуя, моде были голубее голубого. Фридрих их презирал. После пива и знакомства Григорий и его новый друг отправились по своим делам. Да только один из обиженных выследил приезжего и попытался убить. Вышло же наоборот. Поняв, что убийство горожанина ему, пришельцу, не простят, а свидетелей нет, Григорий срочно покинул город.
   Что называется - почувствуйте разницу между оригиналом и подделкой. И да, я знаю, что книга и фильм различаются очень часто. Вот только работа сценариста превратила фильм в унылое, бредовое, лишенное элементарной логики болото. Хотите терять время - смотрите. Я не советую.
   Засим благодарю всех читавших и откланиваюсь.
  
   Ругаться с автором тут
  

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"