Те Гуань Инь: другие произведения.

Прибылов Александр "Цветок Алмазного Совершенства"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Критика, по просьбе автора.

   Прибылов Александр "Цветок Алмазного Совершенства"
  
  1. Для начала - неожиданный вывод: в общем и целом начало книги (если я правильно понимаю и это начало) оказалось интересным, то есть обладающим увлекательной сюжетной завязкой. Это героический вывод, ибо только очень терпеливый читатель сможет продраться сквозь почти четыре сотни страниц и, невзирая ни на что, сохранить в уме завязки сюжетных линий, пленительно безыскусных на фоне многостраничных описаний одежд, шевелений пальцами и перечислений названий эмоций, как будто бы испытываемых персонажами.
  
  2. Мир срединной империи необычен для европейского ума. От каждого, кто соприкоснулся с ним, доводится слышать: "они - другие", имея в виду жителей мира середины. Причем они "другие" настолько, что это бросается в глаза при первом же знакомстве с ними европейца, и со временем только усугубляется, ибо инаковость мира ощущается на уровне основ бытия, о которых даже не говорят вслух, ибо кто же станет говорить вслух, например, о том, чем принято пользоваться в туалете? Это не обсуждается, ибо очевидно для всех носителей культуры, а все иные - в лучшем случае соображают, как принято, а в худшем - просто "варвары, что с них взять". Изысканность стиля изложения письменного текста - одна из примет мира середины, такая же, как отношение к времени, и положение человека в мире. В книге же - маскарад европейцев в пышные азиатские наряды и ритуалы. Впрочем, для написанного западным человеком это скорее правило.
  
  3. Я, по простоте и наивности души, думаю (всю первую половину текста и даже немножко дальше), что читаю удачную стилизацию - но взгляд, скользящий по строкам описаний, то и дело спотыкается, здесь - на неверном иероглифе (даже ученик не сделал бы такой линии), там - увязает в бесчисленных отточиях, вызывающих в памяти не мир середины, но романы по переписке времен девяностых годов прошлого века, интересные и увлекательные практически исключительно для участников, и раз из сотни - для кого-то из родственников участников. В стилизованном романе-картине ожидаешь встретить описания природы, демонстрирующие глубину "и другие ценные качества" души персонажа; тонкие, как кончик кисти, замечания о характерах; диалоги, полные тем настроением, которое автор желает передать читателю, услышал ли он их на улицах родного города или в утренних снах. И что же получаем?
  Описание природы запомнилось читателю ровным счетом одно, благодаря речному дракону. Диалогов будто бы нет вовсе, а те, которые есть, потрясают краткостью настолько, что читатель видит их написанными над головами персонажей в специальных "облачках" для такого рода реплик. И даже в этом случае стилизованные картины увлекали бы, если бы не возникающие то и дело внезапно-неуместными кирпичами в песчаном бархате повествования канцеляризмы поздних советских времен.
  
  4. Кстати, о кирпичах. "Дьявол в деталях". Эклектика - честно-лживый стиль, в котором свалено в кучу все, что нравится автору, до того, что контекст становится совсем неважен. Так становятся модными кружева на мешковине, и полированный картон на полу мирно соседствует с кирпичами, помнящими прикосновения уже давно мирно истлевших людей. Мне симпатичны такие сочетания в жизни, когда итогом их является гармония, хоть в душе отдельно взятого индивидуума, хоть в коллекции артефактов, собранной бывалым путешественником, хоть в картине тексте, написанной настоящим художником. Это обычно видно, слышно и ощутимо всеми фибрами души зрителя-читателя, и чем более гармоничен автор творения, тем более дикую мешанину он в состоянии натворить, причем так, что все увидевшие ее поймут - это и есть умиротворение, красота и истина.
  В нашем случае автор грешит против гармонии малой, но многочисленной ложью в деталях, касаются ли они "именований" ощущений персонажей, бытовых деталей или описаний, сделанных от третьего лица, но "будто бы" от имени героев.
  Такое отношение автора к миру вызывает ассоциации с бизнесом режиссера, прогуливавшего лекции и практические занятия в вузе, зато по итогам обучения решившего открыть свой авангардный театр. Актеры честно делают то, что им сказали: берут зрителя за шиворот, подводят к сцене и, тыкая носом в каждую скамейку, время от времени восклицают что-то вроде: "Ах!" или "Вот тебе!", передавая воротник несчастного друг другу, а из динамиков доносится голос "автора", громко произносящий: "Он смущен" или "Он в ярости". Зритель, лежащий к этому моменту лицом вниз на пыльном коврике в глубине сцены, придавленный складками задника и тяжестью шестерых актеров, и рад бы взглянуть, кто там ему что-то интересное показывает, но для начала был бы счастлив просто занять место в партере и посмотреть на сцену, на игру актеров, оценить глазами замысел режиссера. Автор же (читай - режиссер) провозит непрерывно зрителя-читателя носом по декорациям сцен, похваляясь искусно выписанными деталями - но оторвать носа от реквизита не дает, и вдобавок декорации не равны настоящему миру, они сделаны хорошо знающими свое дело бутафорами и предназначены для восприятия "из зала", а не в непосредственной близости, где вызывают ощущение фальши. Недоумение обижает зрителя и мешает воспринимать: ведь видно же, автор - самодостаточное, целостное существо, для какой такой эстетики, для какой главной идеи он так относится к читателю? Для чего портит свой текст ложью? И становится совсем грустно, и хочется отложить книгу и не возвращаться к ней по возможности подольше. Возвращаться заставляет не столько любопытство, увы - сколько слово, данное "белым варваром".
  Возможно, такое сделано намеренно. Тогда намерения автора мне, читателю, неясны. Если автору хочется, чтоб читатель увидел героев его глазами - так в его, автора, распоряжении имеется уйма средств - от портретов до пейзажей и карт земель. Изобразительные приемы, предпочитаемые в этой версии, жестоки по отношению к читателю. Стоит ли отвлекать внимание узорами на ткани занавеса, если это не помогает понять главное? Если же главное - в самой декоративной ткани, так, может быть, экскурсия в золотошвейную мастерскую, где имеется возможность внимательно отнестись к узорам и переплетениям нитей, более уместна, чем притворяющийся "авангардным" недо-театр?
   Резюме. Безжалостно вырезать все, не помогающее увидеть главное. Создать большие "подвалы", по примеру мастера Умберто, содержащие всю глубину и богатство исторического материала, не вошедшего в основной текст - но имеющего на него косвенное влияние как знаки эпохи. Пользоваться альтернативными изобразительными средствами.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"