Кэлли Сержи: другие произведения.

Воин Света

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одно из моих первых творений, завершен в 2002 году. Получился со слишком большим упором на философствование и богоискательство, ну и ладно. Читайте. И кстати для него тоже есть вселенная и намечались продолжения...


  
   Воин Света
  
   Часть первая. ЖЕРТВА
   Вступление к первой части
   "О Вечности и Сотворенном"
   из книги Хранителей Истины в храме Света
  
   ...вечность. Единый есть вечность, его всесильность безмерна, ибо нет вне него меры, его всемогущество полно, ибо ничто не возможно вне присутствия его незримой мощи, его всезнание определенно, ибо он всюду. Вечность не имеет пределов, у вечности нет начала, не будет и конца. И все же вечность может меняться и изменять свою форму, залог тому Сотворенное.
   Вечность безмерно долго была неизменной и находилась в вечном покое, и Единый являлся мыслью и наполнением сущности ее. И не помышлял об ином, ибо иного не было.
   Но в один миг, однажды, он осознал, что более не один. В вечности, безмерно долго окружавшей его, появилось что-то еще. И объяв бесконечное, он увидел чужака. Чужак был темен, и в нем была бездна, узрев это, Единый решил поглотить бездну. Но, попытавшись сделать сие, понял, что над бездной не властен, но и чужак был бессилен здесь. И тогда Единый обратился к чужаку:
   - Кто ты? И откуда пришел сюда?
   - Я хочу забыть кто я, а вселенной, в которой я был, больше нет. Как я попал сюда, я тоже не знаю, мне было безразлично куда идти, - так ответил чужак. И Единый удивился и заинтересовался безмерно. И тогда чужак рассказал ему историю погибшей вселенной и закончил словами:
   - Последнее желание оставшееся еще у меня это забвение и покой, но мне не дано достичь их.
   И тогда Единый спросил его:
   - Если я дам тебе это, ты отдашь взамен мне свою память и возможность менять себя?
   - С удовольствием, ведь хочу все забыть.
   После чего удалился чужак в вечное упокоение, что распахнул перед ним Единый. И с тех пор стало оно бездной и там, на дне бездны, которого нет, воздвиг чужак алтарь самому себе.
   Единый же окружил вечностью тот клочок бездны, что достался ему и смотрел картины из памяти чужака, и все больше возникало у него желание творить нечто похожее. Но не знал он как. И тогда решил он отделить часть себя и наделить эту часть памятью чужака, но не всей. А лишь той, когда чужак был молод и хотел творить. И стал тот Первый частью Единого, но не им. И обратился Единый к нему:
   - Я хочу, чтобы ты творил для меня миры.
   Первый огляделся вокруг и увидел лишь вечность, окружавшую их повсюду.
   - Отец, но я не знаю, из чего творить?
   Тогда Единый собрал вечность в одно и сказал:
   - Вот тебе сила.
   После этого создал Первый из сведенного в одно Алтарь миров.
   - Что это? - спросил Единый.
   - Это то, на чем создают миры.
   - Тогда почему ты не творишь?
   - Ты дал мне возможность, а теперь мне нужна материя.
   - Что есть сие?
   - Части тебя, нечто вроде меня, но не я.
   - Хорошо.
   И тогда, по слову Единого, появились множество теней из памяти чужака, наделенных частью Единого. Взглянул на них Первый и сказал:
   - То мои братья, они могут творить миры так, как и я, но я имел в виду иное.
   - Объясни.
   - Мне нужны части тебя так же, как ты, жаждущие творить и так же, как ты, способные менять себя, но пустые внутри, чтобы я, заполняя их, создавал миры.
   - Ты получишь то, что просишь. - Сказал Единый.
   После чего Единый дал право Первому и братьям его брать части себя так, как хотел Первый. И тогда Первый создал из частей Единого, наполнив их своим видением мира, первый мир. Другие же демиурги увидев то, также возжелали владеть частями Единого, но не смогли, ибо те части уже заполнил Первый. И тогда они взяли другие части, что щедро давал Единый, так как число частей его бесконечно. Так создано было Сотворенное.
  
   Так гласит древняя легенда, мы не знаем, так оно было или иначе, это сокрыто временем.
   Но одно мы знаем точно миры: состоят не из камней, а из душ, наделенных Единым разумом и побуждением к действию. Мы знаем, что свет есть движение к неведомому и знаем, что тьма есть покой - отсутствие движения. Мы знаем, что души, творящие новое любимы Единым и он вновь дает им воплощение для новых деяний. Но также мы знаем, что для Единого нет различия между добром и злом, так как эти понятия относительны и ему все действия равнозначны. Но для нас есть разница между добром и злом, порядком и хаосом, а потому, прежде чем крушить непонятное вам, осмотрите его, найдите в нем прекрасное, потому изучайте свой мир, окружающее вас Сотворенное, поймите красоту созданного до вас. И тогда, осознав это, внесите в него что-то от вас. Поняв это и приняв это, вы почувствуете, что встали на путь восприятия, ведущего меж светом и тьмой, добром и злом, порядком и хаосом на путь, по которому идут СТРАННИКИ СОТВОРЕННОГО.
  
  
   Эпизод 1
   Дороги, по которым мы идем
  
   Дорога. То снег, холод и пронзающий ветер, то зеленые поля и ласковое солнце, то густой лес, странные неведомые звуки его и нечто прячущееся за поворотом, то туман, скрывающий путь, то мост над бездной...
   Дорога. Легко вступить - трудно понять, легко идти - трудно остановиться. Та Дорога, что соединяет все миры Сотворенного. Нет ничего невозможного, и никто не знает, куда придешь ты, следуя ее зову. Паладин, вечный странник дороги, куда ты придешь теперь? Острый длинный клинок, лезвие, несущее сотни лучших заклятий древнего храма, с кем теперь ты столкнешься в бою? Круглый широкий щит, с оберегом и защитными заклятиями, чей отразишь удар? Воин, идущий навстречу неведомому, зачем ты шагаешь по дороге? Все просто: меч создан, чтоб рубить врагов, щит - чтоб отражать удар, а воин света идет по дороге потому, что не может не идти.
  
   Андрей шел по дороге не то чтобы медленно, но и не быстро. Тем размеренным шагом, что уже успел выработаться у него за время последних странствий. Дорога - нейтральная земля, она не принадлежит никакому миру. Она просто есть у тебя под ногами, пока ты идешь по ней. По окружающему дорогу пейзажу иногда можно определить, где ты идешь. Впрочем, это обманчиво. До красивого цветка нельзя дотронуться, с дерева нельзя сорвать плод, до виднеющихся вдали гор нельзя дойти, в озере нельзя искупаться. Все вокруг лишь иллюзия, пока идешь по дороге. Но стоит остановиться, стоит сделать шаг в сторону, и ты уже не на дороге, ты в каком-то мире, живущем по своим законам, в соответствии со своими традициями, обитателям которого что-то кажется естественным, а что-то, напротив, совершенно немыслимым. Как правило, эти миры имеют своего хозяина, демиурга, создавшего их. Законы очень часто непонятны, традиции всегда сложны для понимания чужака, хозяин редко рад тебя видеть, а встать назад на дорогу куда сложней, чем с нее сойти. У путников, ходящих дорогой есть одно правило: надо точно знать, куда ты хочешь прийти. Вот только паладин, странник дороги, не знает, куда он придет. Это дорога приводит его туда, где он нужен.
   И потому Андрей шел размеренным шагом, изредка поглядывая на окружающие дорогу красновато-бурые растения крайне загадочного вида. Впрочем, растения Андрея мало интересовали, его мысли были заняты совсем другим. Впереди по дороге было смутное неведомое будущее, а позади была жизнь. Каменные громады родного Питера - большего города в неустроенной стране, в перенаселенном мире. Слишком памятная неразбериха в кафе на Петроградской, перевернувшая всю его жизнь, да и все представления об оной жизни. А затем калейдоскоп миров и Академия Волшебства, где он так и не смог ни понять, ни научиться этому самому волшебству. А еще позже Храм Света, где он, Андрей, вступил на дорогу. И еще, позади, были люди: мудрый и немного печальный Странник - Истинный Маг, Ректор и душа Академии; Атолле - наставник и учитель, старейший из жрецов Храма; Леди Дара - решительная и импульсивная, боевой маг и лидер Стражей. И его друзья еще с Питера - Костик, Валька и Аленка, оставшиеся в Академии.
   Впрочем, Андрей не думал сейчас ни о том, что ждет впереди, ни о том, что осталось позади. Его мысли вновь и вновь возвращались к последнему разговору со Странником...
   ...- в основе твоей неспособности к магии, - утверждал Странник, в этот раз маг очень долго пытался втолковать Андрею очевидные, на взгляд мага, вещи и потому был необычно раздражителен, - лежит ошибочное восприятие Сотворенного, крайне распространенное в твоем мире. Это восприятие характерно для миров на разломе, отрекшихся от веры, но оно не верно, да и опасно.
   - Я не понимаю, что ты имеешь в виду.
   - Я говорю о господствующей над тобой идее, что материя есть первооснова Сотворенного. Мне сложно представить, как распространилась в вашем мире эта глупость, также как сложно представить себе это. Как же это звучало: жизнь - это болезнь материи, а разум - болезнь жизни. Редкая чушь, все с ног на голову. На самом деле мысль дает начало разуму, разум рождает жизнь, а жизнь облекает окружающее себя материей. Твоя ошибка, что ты представляешь магию подобно физическим законам своего мира, которые в свою очередь основаны на логике. Магия же в первую очередь основана на вере. Путь к вершинам владения волшебством начинается с очень маленьких шагов, с первых очень простых магических действий. Где после каждого сделанного шага появляется уверенность в шаге следующем. И так же как путь к познанию бесконечен, так и стремление к магии, что по сути равно стремлению к жизни, ибо магия это и есть движение, приводящее к изменению сущего...
   Что ж, кое-чего я все же достиг, подумал Андрей, ведь движение по дороге связывающей миры тоже есть магическое действие. Впрочем, Странник скорее всего заметил бы на это, что использовать чужую магию не то же самое, что творить свою.
   Дорога впереди, тем временем, завернула в какой-то сгусток тумана, в котором пряталась частая мерзкого вида поросль. Да, одна из неприятных особенностей этого рода передвижения, подумал Андрей. Должно быть, рядом какой-то затемненный мир. Не очень- то приятно, но иного пути нет.
   Внутри темных зарослей оказалось даже еще хуже, чем представлялось снаружи. Дорога превратилась в едва заметную тропу. Он зашел уже довольно далеко, когда услышал зов. Крик ужаса и отчаяния последней надежды, в которую уже не верят, крик женщины в полном безмолвии дороги; крик на дороге погруженной в вечную тишину, становился зовом. Может быть, там, в том мире, крик мог быть, даже не слышим, здесь на дороге отражались скорее чувства, не звуки. Это был знак ему. Не колеблясь, Андрей сошел с дороги.
  
  
   Эпизод 2
   Жертвуя, мир чуть-чуть изменяю
  
   Он оказался почти по колено в грязной жиже с отвратительным запахом, вокруг была та самая отвратительная поросль; гибкие ветви, лишенные листвы, казалось, извивались подобно змеям. Из-за зеленоватого тумана щипало глаза, и было совсем ничего не видно. Препоганое местечко, подумал Андрей и тотчас услышал новый крик. Определив направление, он двинулся туда с наибольшей скоростью, которую позволяла топь. Вскоре через туман проступило очертание подъема. Возможность выбраться из гнусных зарослей придала ему сил. Третий крик он услышал, взбираясь на обрыв. Сверху оказалась большая площадка почти круглой формы шагов сто, может сто пятьдесят в диаметре. В центре нее был огромный плоский камень, превращенный в жертвенник. Там были четверо в темных плащах и жертва.
   Андрей выхватил меч, ярко светившийся от заклятий света, чувствующих темную магию, взял в левую руку щит и бросился вперед, рассчитывая пробежать хотя бы половину расстояния до камня незаметно. Его заметили чуть раньше, двое из темных вытащили нечто похожее на арбалеты. Две маленькие стрелы полетели ему навстречу, Андрею оставалось только гадать, чем они начинены, и надеяться на щит. Два последовавших удара, две ярких вспышки, защитные заклятия оказались сильнее. Когда он оказался лицом к лицу с ними, в их руках уже тускло мерцали клинки. Клинок Андрея горел столь яростно, что на него невыносимо было смотреть, клинок сам вел его руку, направляя удар. Два взмаха и оба противника упали наземь. Сверху раздался дикий крик и, взглянув туда, Андрей увидел жреца; высоко подняв руку с занесенным кинжалом, тот прыгал на него. Андрей поймал его на свой меч, и жрец, получив страшную рану, лег рядом с двумя стрелками.
   Оставался последний, он стоял сверху выбитых в камне ступенек. Он был без капюшона, молодое бледное лицо, в глазах скорее досада, чем гнев.
   - Ты пришел не вовремя, воин света.
   Андрей хотел возразить, что как раз очень даже вовремя.
   - Она той же крови, что и мы, - продолжил темный, - это дело нашего клана.
   - Я услышал зов, значит это мое дело. - Сказав это, Андрей встал на первую ступеньку, у темного не было видно оружия, но он явно был уверен в своих силах, значит он маг, а к магам лучше держаться поближе, чтоб успеть ударить.
   - Мои люди уже воскресли на алтаре крови, в коем заключена их жизнь. Тебе не победить меня, но даже если случится невероятное, я вернусь, чтоб отомстить, а у тебя лишь одна жизнь.
   - Я все же рискну. - Это уже третья ступенька.
   - Тогда умри. - Маг выбросил вперед руки, и с них слетело нечто, напоминающее синюю паутинку. Андрей подставил щит и напрягся, ничего. Он усмехнулся и попытался сделать еще шаг и не смог. Паутинка оказалась простейшим заклятием удержания, такое легко может снять даже начинающий маг. Для Аленки, которую Странник ставил Андрею в пример, такое было просто семечки. Но он-то не маг. На лице темного мага не было никаких эмоций, лишь сосредоточение, а между рук стягивалась такая концентрация тьмы, что мир содрогался. Андрей понял, что если дать магу доплести это заклятие, то его не спасет никакой щит.
   Он искал выход из создавшегося отчаянного положения. Заклятие удержания не позволяло ему приблизится к магу, а если отступить. Андрей спрыгнул с лестницы, получилось, более того, он почувствовал себя свободней. Что делать дальше, паутинка явно не дозволяла ему двигаться в сторону мага. Андрей не нашел ничего лучшего, чем бросить в мага свой меч, но меч бесцельно застрял прямо в воздухе на пол пути к магу. Похоже, заклятие темного было не так просто.
   И тогда он взялся правой рукой за амулет, данный ему Странником на крайний случай. Сейчас явно случай самый, что ни на есть крайний. Странник сказал, что в амулете заключено одно его древнее очень мощное заклятие, открываемое словом "Даэро" (жертвую). Андрей сорвал с шеи цепочку с амулетом и уставился на него, соображая: надо просто сказать слово или сделать что-то еще. Но, взглянув на противника, почти закончившего свое заклятие, он решился.
   Гром без звука, вспышка ослепляющего света, кажется, само пространство свернулось и раскрылось вновь, и мир вокруг стал чуть-чуть иным.
   Андрей протер глаза и вновь осмотрелся: да, ему не показалось. Мир еще минуту назад был немного иным. Небо, затянутое нависшими предгрозовыми тучами, стало безоблачно чистым, откуда-то вылезла зеленая трава, лес вдали уже не казался мрачным и наполнился звуками жизни своих деловитых обитателей. Всего лишь полянка в лесу и большой камень - ничего удивительного, да болотинка сбоку выглядит не слишком приветливо, да лес не совсем как земной, но до чего же не похоже на недавнее поле боя. Никаких следов темных, нет и мага и его заклятий. Только брошенный меч лежит на ступеньке.
   Как будто я спал и только теперь проснулся, подумал Андрей. Он поднял клинок и поднялся по ступенькам. До чего же дивный вид отсюда, а какой чистый воздух! Потрясающе, пожалуй, я не прочь отдохнуть здесь. Девушка, лежавшая без сознания на алтарном камне, была тоже весьма недурна. Ее красоту ничего не скрывало.
   - Вот так значит. - Произнес вслух Андрей.
  
  
   Эпизод 3
   Пока не разбудишь девушку, не узнаешь, чего она хочет
  
   Длинные черные волосы закрывали ей лицо, голова беспомощно упала на грудь. Андрей осторожно коснулся ее руки, надеясь привести ее в чувство, но девушка была в глубоком обмороке.
   - Как-то это несколько театрально,- пробормотал Андрей,- храбрый рыцарь спасает прекрасную деву от гнусных злодеев, задумавших принести ее в жертву на алтаре. Прямо квест какой-то получается со мной в главной роли.
   Он снял с пояса флягу и взвесил ее на руке, прикидывая, сколько осталось эликсира. Содержимым фляги был, конечно, не какой-нибудь "Пепси" или горькое пиво и уж точно не сивушный спирт, которым с отчаянной решимостью лишних забываются алкаши в родном мире, содержимым фляги была освещенная вода прямиком из храма Света. Один глоток этой воды разом снимал усталость после целого дня пути. Андрей открыл флягу и, присев над девушкой, убрал с ее лица волосы и, приоткрыв ее губы, влил немного эликсира.
   Та фыркнула и стала потихоньку оживать. Он отодвинулся от нее и, смотря на нее сам, тоже сделал небольшой глоток из фляги. Девушка открыла глаза, и Андрей не сдержал вздоха восхищения. Эти глаза были самыми прекрасными из тех, что он видел, удивительно глубокого цвета, яркая синева, соперничающая с чистотой неба. Она огляделась вокруг и наморщила носик.
   - Я помню это место совсем другим. - Удивленно сказала она.
   Андрей выдохнул и, собравшись, произнес:
   - Так случилось, что мне пришлось тут немного подчистить.
   Глаза цвета чистого неба уставились на него задумчиво и оценивающе. Спокойно, парень, сказал сам себе Андрей, ты храбрый рыцарь, ты ее герой и спаситель, ведь, правда?
   - Кто ты?
   - Я, ну э-э, так, рыцарь, случайно проходил мимо, смотрю, какие-то гады мучают девушку...
   - Тогда может, ты развяжешь эти ремни. - И она протянула в его сторону запястья, стянутые тонким ремешком, другой такой же ремешок стягивал ей ноги. Девчонка совершенно не стеснялась своей наготы, и под ее удивленным взглядом Андрей судорожно стал искать походный нож. Пока он перерезал ее путы, девушка внимательно смотрела на него снизу вверх.
   - Что случилось с Кандхашем? - спросила она.
   - Это кто, маг? - предположил Андрей.
   Девушка подумала и кивнула.
   - Ему не повезло, - ответил Андрей.
   - Странно, он всегда был очень везучим, - удивилась красотка.
   - Рано или поздно везение кончается.
   - Да, действительно. - В этот раз она задумалась надолго.
   - Как тебя зовут, - решился нарушить молчание Андрей. Девушка проигнорировала его вопрос:
   - На твоем оружие ведь заклятия света? Они очень сильные, да?
   - Ну, священник, что их ставил, говорил, что весьма и весьма.
   - Это из тех заклятий, что изменяют предопределенность?
   - Что? Да, наверно. - Андрей достал из ножен клинок и осмотрел его, пытаясь понять, что она имеет в виду. Девушка, сев на колени, тоже внимательно смотрела на клинок. Кивнув, она пробормотала:
   - Стоит рискнуть. - И решительно приподнявшись, твердо сказала: - Извини, воин, но ты спас не ту девушку.
   Андрей удивленно посмотрел на нее.
   - То есть, я вроде другой не вижу!
   - Я имею в виду, что я из того же клана, что и Кандхаш.
   - Да, он что-то такое говорил, но я не понял...
   - Я из клана Горкхота, Горкхот глава клана, Кандхаш его старший сын...
   - Был...
   - Есть, жизнь всех членов клана заключена в алтаре крови. - Заметив взгляд Андрея, она быстро сказала,- Нет, это не он, алтарь крови далеко отсюда. А я была наложницей Горкхота.
   - Ясненько, - произнес Андрей, - неприятный поворот, продолжай. Да, кстати, я не расслышал, как тебя зовут?
   - Ларна.
   - Очень приятно, а меня Андрей. Итак, дай я догадаюсь, ты отвергла домогательства этого гада и он приказал своему сыну наказать тебя, да?
   Ларна глядела на него очень сердитыми и от того еще более прекрасными глазами.
   - Не смей так говорить о моем господине, он был очень хороший, и я его очень любила!
   Андрей попытался представить все это, и получившееся представление ему, ну очень не понравилось.
   - Это Кандхаш ненавидит моего господина. Я совершила одну глупость, Кандхаш воспользовался этим, в итоге я оказалась под замком, и меня приговорили к казни. Но мой господин тайно помог мне бежать.
   - А затем Кандхаш тебя выследил?
   Она кивнула.
   - И что же это ты натворила? - поинтересовался Андрей.
   - Я убила двоих из клана.
   - Ха, подумаешь, а я победил четверых!
   Ларна тяжело воздохнула.
   - Я же тебе говорю, Кандхаш и его люди уже возродились на алтаре крови.
   - А твои двое...
   - Мои умерли конечной смертью. - Удовлетворенно произнесла девушка.
   - Слушай, как это у тебя получилось?
   - Этот способ тебе не подходит.
   - Да, жаль. А что они тебе сделали?
   - Один из них оскорбил меня. - В ее глазах заплясали искорки гнева.
   - А второй?
   - Второй мне даже нравился, но чтобы все прошло как надо, пришлось убить и его.
   - Ясненько. - Ларна настороженно скосила на него взгляд, Андрею показалось, что она выглядит как-то странно.
   - Короче теперь ты знаешь, кто я такая, заешь о моих преступлениях, а значит, как паладин храма можешь осудить меня.
   Андрей изумленно смотрел, как девушка легко и изящно опустилась на колени.
   - Я готова принять твой приговор, воин.
   И она склонила голову в знак покорности, и волнующая грива черных волос скрыла ее лицо.
   - Извини, я что-то не понял, чего ты хочешь? - опешил Андрей.
   Она ответила, не поднимая взгляд:
   - Я прошу исполнить свой долг, воин. Что до меня, то мне уже вынесен приговор Лордами Хаоса. Ты спас меня сегодня, но они неумолимы, и их никто не остановит. Смерть не слишком приятное ощущение, поверь, я знаю. Но много хуже, то что будет после смерти, ибо моя душа теперь принадлежит им. Я очень хотела бы иметь другое посмертие; если я приму смерть от оружия, наделенного печатью света в руках паладина, у меня есть шанс.
   Она смотрела на него, в ее прекрасных глазах была печаль и решимость.
   - Я готова.
  
  
   Эпизод 4
   У каждого, свое оружие
  
   Он почему-то поверил во все и сразу. Не сомневаясь, затаил дыхание, слушая ее приговор самой себе и ее безумную надежду. Он смотрел на нее, решившуюся и покорно ждущую. Лишь вздымающая при частом дыхании грудь выдавала скрытое волнение.
   Проклятье, а ведь это приговор и тебе, парень. Это твой очередной экзамен. Сколько ты ходил по Дороге? Всего-то полгода, может чуть больше. Иногда было все ясно сразу, где враг, а где друг и что ты должен сделать, чаще приходилось искать, сомневаться, но при этом всегда верить. Несколько раз ты ошибался, и тебе помогали. Раза три было туго, но сейчас...
   Парень, ты только что спас ее тело, а теперь она всего лишь просит спасти ее душу. Да, всего лишь... Парень, вспомни, чему тебя учили, не меряй истину взглядом из своего мира. Легко сказать, но мой мир, это мой мир... Парень, Атолле скажет, что ты все сделал правильно и благословит тебя, а Странник расскажет, мудрую притчу, слушая которую, ты забудешь боль своей души. Я не могу. Это не мой квест. Я не хочу проходить этот уровень. Я хочу домой. Может, там, у девушек и не такие прекрасные глаза, но они не просят проткнуть их понравившимся клинком. Прости, парень, но у тебя нет автосейва, и ты не сможешь не идти на этот уровень, потому как этот уровень - жизнь. Это всего лишь иной мир, правила которого придуманы иными людьми. Или ты думал, что в Сотворенном будут правила сплошь угодные тебе? Это неправильные правила! А правильных правил нет...
   Это называется: попал... Проклятье, надо что-то решать! Девчонка-то ждет.
   Андрей оглянулся, Ларна стояла так же недвижимо. А собственно, какие у тебя варианты? Может, в этом мире паладины и рубят головы нашалившим девчонкам, но они же не ты? Андрей присел и медленным движением извлек клинок из ножен, заклятия света яростно светили. Клинок жил своей жизнью, и он, оружие света, был готов выполнить долг. А ты, Орудие Света, готов? Нет. Решение пришло сразу, как он взглянул на клинок, задвинув меч назад в ножны, Андрей встал и подошел к девушке, та затаила дыхание.
   - Извини, красавица, тебе попался неправильный паладин.
   Ларна шумно выдохнула.
   - Нет?
   - Нет!
   - А если я нападу на тебя, и ты убьешь меня клинком, защищаясь?
   Андрей выразил веселое удивление.
   - Да?!
   - Я могу отравить тебя. - С сомнением в голосе произнесла она.
   - У тебя плохо с логикой, если ты отравишь меня, кто же будет тебя убивать?
   - Я могу отравить тебя медленным ядом, и ты умрешь не сразу. - Совершенно серьезно заявила Ларна.
   - Это что-то среднее между СПИДом, гепатитом, туберкулезом и коровьим бешенством? - поинтересовался Андрей. Девушка молча ждала.
   - Все равно, нет!
   И тогда некая стальная струна, дававшая ей силы и волю, казалось, вдруг лопнула. Ларна как-то жалобно всхлипнула и, к удивлению опешившего Андрея, упала ничком и, прижавшись лицом к коленям, зарыдала. Он, подсев к ней, попытался успокоить ее, но она лишь сквозь слезы гневно бросила:
   - Уходи!
  
   Он не ушел.
   Он сел на верхнюю ступеньку и дождался, пока она успокоится. Наконец, выплакавшись, она подошла и молча присела рядом с ним.
   - Прости, но в моем мире не принято, ну так как-то... и вообще я против смертной казни!
   Она кивнула, Андрею безумно захотелось заглянуть ей в душу, понять... понять очень многое:
   - А что, местные паладины сделали бы, как ты просила?
   - Неа... скорее всего, поняв, что здесь происходит, они бы просто проехали мимо.
   - Но тогда на что ты надеялась?
   - Какая разница. Сразу было видно, что ты нездешний.
   Как будто это все объясняло. Андрей пытался представить, что делать дальше, Ларна молчала, и не нашел ничего лучше как сказать:
   - А ты отчаянная девчонка!
   Ларна фыркнула.
   - И очень красивая.
   - Конечно, именно такую, мой господин и хотел сделать!
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ну, это и есть причина, по которой местные и проехали бы мимо, они не считают нас, из клана, людьми.
   - Почему?
   - Воины клана похищают ребенка и приносят его в жертву на алтаре крови, а потом повелители создают из жизненной силы жертвы тех, кто ему нужен. Нужен клану воин, повелитель создает из мальчика война, нужен раб, делает раба.
   Андрей тщетно пытался убедить себя, что такое невозможно, но он вспомнил безразличие в глазах Кандхаша.
   - То есть ты не одна там такая...
   - Нет! - гневно бросила Ларна, - я же сказала, мой господин глава клана, он лучший творец он создавал меня особенной только для себя... лучшей наложницей, - тихо закончила она.
   Вот так. Андрей пытался представить ее жизнь. Красивая куколка, созданная для определенных целей, которую при случае можно и поломать, благо алтарь все поправит. Ужасно. Но, скажи, если б ты все это знал до того, подобно здешним, ты проехал бы мимо... Еще тот вопрос.
   Она смотрела на него, и он вновь тонул в печальном море ее глаз. И так хотелось обнять и прижать к себе, так хотелось забрать себе всю ее боль, но он уже знал наверняка, что этого делать нельзя, просто потому что от этого она и бежала. Но она думала иначе, он понял это, когда ее губы, жаркие и манящие, коснулись его губ. У нее тоже было свое оружие - единственное, что ей дали. А у него уже не было воли, чтоб воспротивится ей.
  
  
   Эпизод 5
   Много лет спустя как взошло солнце
  
   - Зачем?
   Ларна выглядела как довольная кошка, слопавшая любимый "Вискас".
   - Приз за смелость, мой господин. Правда, я лучшая?
   - Перестань.
   - А что, может, ты передумаешь? Мне ведь правда совсем не дорога эта жизнь и очень хотелось попробовать бы иную, если позволит Единый.
   Андрей покачал головой.
   - А ты уверена в надежности этого средства?
   - Не беспокойся, я знаю, что я делаю!
   Сомнительно, - подумал Андрей, - а вот я совсем не понимаю, что я делаю, чего хочет эта девица и почему я должен делать то, что хочет она.
   - Боюсь, ты сделала все совсем неправильно, Ларна.
   - Почему? - удивилась она.
   - Мой наставник, священник, благословившей на путь меня и мой меч говорит, что любое действие, направленное на другого, отражается в первую очередь на тебе самом. Причиняя боль другому, ты делаешь боль и себе. Убивать, не должно быть легко, я должен быть уверен, что убиваю Зло, так как убиваю его навсегда в своей душе. Также и злой человек тоже имеет постоянную потребность убивать в себе добро. Ну и, конечно, для каждого добро и зло разное.
   - Прекрасное оправдание, но это излишне, воин.
   - Я без всяких колебаний убил четырех "себя", приносящих в жертву беззащитную девчонку, но мне будет бесконечно жаль убивать в себе твою красоту.
   - Глупо. - Заявила Ларна.
   - Что глупо?
   - Столько слов вместо того, чтобы просто сказать нет.
   Она встала и поежилась.
   - Ладно, толку от тебя все равно нету, а значит, мне пора продолжать путь и, кстати, прохладно, а я совсем не одета.
   - Я могу дать тебе плащ...
   - Обойдусь, все мои вещи рядом, здесь в лесу.
   - Я пойду с тобой! - твердо сказал Андрей. Ларна оглянулась.
   - Ладно, с тобой все же безопасней. А еще вдруг ты передумаешь.
   - Ни за что!
  
   Идя следом за обнаженной красавицей, Андрея весь путь мучил глупейший вопрос. Вспоминая тот миг после заклятия Странника, он очень опасался того, не исчезли ли вещи Ларны подобно тому, как исчезли все следы присутствия темных воителей клана. И он вздохнул с облегчением, только дойдя до полянки, где возбужденно хрюкало небольшое стадо вепреподобных тварей. Среди них выделялся большой белогривый красавец, явно бывший вожаком. Ларна направилась прямиком к нему, и зверюга что-то заурчала. И что еще удивительней девушка ответила ему тем же. Неужто эти твари еще и разумны, подумал Андрей. Урчание белогривого казалось виноватым, а ответ Ларны успокаивающим. Их общение затягивалось, а Андрей чувствовал себя не очень уютно под плотоядными, злобными взорами нескольких тварей меньших размеров. Он решил привлечь внимание Ларны:
   - Э-э-э ...красавица, может, ты представишь меня этим милым созданиям?
   Ларна обернулась.
   - Это Хуорды. - хозяева этого леса. Те, что поменьше, - бойцы, прочие везут поклажу или ездовые. А это, - она погладила белогривого, - Джила, он(она) аргле хуордов. Аргле - "воля леса", здесь в лесу незваных гостей не любят. Хотя лесных кланов много, некоторые в союзе с кланом Горкхота, другие в союзе с древними расами, а еще часть дружит с людьми.
   - Эти аргле разумные, да?
   - Мой господин считает, что когда-то они были одной из древних рас.
   - Древние расы?
   - Это те, кто были в этом мире до людей, потом пришли люди и привели с собой солнце. Древние не переносят свет, согласно договору Аркантеля с Врагом половина времени принадлежит детям света, половина детям сумерек.
   Солнце значит, Андрей посмотрел вверх, там за густой листвой деревьев скрывалось чужое лико света. Ларна тем временем нашла свои вещи и стала одеваться. Андрей заметил походные сумки воинов клана, что ж, заклятие Странника имело свой предел, чему он лично был рад. Он подошел к сумкам, но окрик Ларны остановил его:
   - Не трогай, у воинов и жреца нет ничего достойного внимания, а на суме Кандхаша наверняка заклятие, отправляющее прямо в хаос.
   Андрей выругался.
   - Джила говорит, что он(она) твой должник ведь мой господин просил его(ее) защищать меня, но магия Кандхаша оказалась сильнее воли леса, хотя твой клинок оказался сильнее магии Кандхаша и потому Джила считает тебя своим братом.
   - И что это означает?
   - Просто то, что его клан не будет нападать на тебя.
   - Ясненько. Слушай, а эти двое, заключившие договор, кто они?
   - Аркантель и Враг? Аркантель великий маг, приведший народ Кхаза в этот мир. А Враг, говорят он самый старый из древних.
   - Я что-то не понимаю, разве твой бывший господин не человек?
   - Когда-то он был человеком.
   - Но он служит Врагу, то есть древним расам?
   - Да.
   - Почему?
   - Многие из древних заключили союз с людьми, а часть людей служит Врагу. Прошло много лет с тех пор, как в первый раз взошло солнце.
   Вот так, если хочешь, можешь по-прежнему верить, что Земля крутится вокруг Солнца, но только не здесь. Андрей, впрочем, уже имел некоторый опыт, Сотворенное велико, почему не может быть мира, в котором когда-то жили древние дочеловеческие расы и в который затем пришли люди и привели солнце.
  
  
   Эпизод 6
   Ночью, где нету звезд
  
   - Эй, воин, нам пора отправляться, в клане уже знают о поражении Кандхаша и теперь они вышлют большой отряд. Мне нужно побыстрее уехать отсюда, как можно дальше.
   Ларна преобразилась. Восседая на белогривом Джиле и одетая в меховую куртку она выглядела как сказочная королева из какой-нибудь саги о Конане. Андрей, не задумываясь, выразил ей свое восхищение, что Ларна восприняла как должное.
   - Невероятно, ты так быстро меняешься, куда делась та девчонка, что целовала меня? У тебя даже взгляд стал совсем иной.
   - Какой же он стал?
   - Тверже, решительней. Я все гадаю, какая ты настоящая?
   Ларна загадочно улыбнулась:
   - Не скажу! Ладно, выбирай любого ездового хуорда из тех, что принадлежали воинам.
   - Подожди, ты что, всерьез хочешь, чтобы я забрался на одну из этих тварей? Нет, красавица, да ни за что, я лучше на своих двух!
  
   До конца леса они прошли, по очень приблизительной оценке Андрея, не меньше пятнадцати километров. По пути Ларна несколько раз пытала убедить сесть на одного из хуордов, но Андрей был непреклонен. Попутно, он еще немного узнал от Ларны о жизни клана, но большую часть времени был занят тем, что отвечал на ее многочисленные вопросы о Земле. Больше всего ее заинтриговали звезды. Как понял Андрей, в мире Аркантеля звезд не было совсем, и его рассказ о звездах и о том, что свет, исходящий от них, проходит невероятно большое расстояние, был выслушан с наибольшим вниманием. О жизни народа Кхаза, куда они шли, Ларна знала немного, так как до своего побега никогда не покидала леса. Все ее знания были получены из рассказов лидера клана и, вероятно, во многом устарели.
   Лес закончился крутым обрывом, несколько минут они провели, рассматривая лежащее внизу ущелье, где среди зелени струился голубой лентой ручей. Стоявшие напротив их склона холмы вздымались местами даже еще выше той точки, где они стояли, но в целом местность впереди опускалась. Именно там за чередой холмов и пряталась их цель - Торговый Пост людей из Кхазара, города, основанного Кхазом. Спуск туда был несколько сот метров и довольно крутой.
   - Солнце заходит, - сказала Ларна. Андрей посмотрел на небо, солнце ощутимо быстро падало куда-то за горизонт.
   - Оно у вас всегда так заходит? - поинтересовался он.
   - Да. А у вас не так?
   - Нет, совсем иначе. Наверно скоро будет ваше время сумрака? Мы будем спускаться в темноте?
   - Лично я одинаково хорошо вижу и днем и в сумраке, но нам нужно отдохнуть. Хуорды вниз не пойдут, они никогда не покидают леса. Мы пойдем завтра с утра вдвоем. Где-то здесь должно быть укрытие.
   День чрезвычайно быстро сменился сумерками, густая плотная тень облекала все. Сама темнота, казалось, создавала внутри себя тонкую паутинку слабого света. Лес мгновенно преобразился, ночные шорохи вызывали смутное беспокойство, движение веток деревьев стало осмысленным, превращая их, в неведомые чудовища. Хуорды стали стелящимися тенями, хищными и неуязвимыми хозяевами леса, наступило их время. Только Ларна и белогривый двигались неторопливо. Укрытие оказалось огромным раскидистым деревом, в корнях которого находилась пещера. Ларна и хуорды уверенно вошли внутрь этой утробы. Андрей, поколебавшись, вошел следом и сразу попал в царство абсолютного мрака. В темноте слабо светились глаза хуордов, но еще до того, как его глаза успели привыкнуть к темноте, Ларна вытащила из своих вещей какой-то светящийся кристалл и поставила его на уступ на дальней стене пещеры. В тусклом свете Андрей различил тесный кружок хуордов, в центре которого, естественно, были Джила и Ларна. Девушка полулежала на белогривом хуорде, при этом его(ее) передняя лапа обнимала ее. Глаза Ларны горели томным взглядом одалиски, а пальчик манил к себе. Андрей был готов поспорить на что угодно, что ее одежды недолго задержатся на ней.
   - Иди к нам!
   Нет уж, подруга, подумал Андрей, это уже слишком, заниматься этим в утробе какого-то дерева, да еще с этими тварями рядом.
   - Я, пожалуй, пойду, подышу свежим воздухом. - Выговорил Андрей и ретировался. Вслед звучал звонким колокольчиком девичий смех.
  
   Он, сняв с пояса заряженный магической силой жезл, начертил им охранный круг и зажег светочь. С истока светоча поднимались струи чистейше белого света. Границы сумрака чуть раздвинулись, и Андрею как наяву слышалось недовольство древней темной силы. Мягкое свечение образовывало круг шагов десять. Андрей удовлетворенно посмотрел на светочь и, сев внутри охранного круга, стал вспоминать богатый событиями прошедший день. Он достал флягу с эликсиром и сделал большой глоток, усталость дня пути и ощущение потребности в пище рассеялись. Он довольно хмыкнул, все-таки прикольная штука этот эликсир и точно лучше, чем есть сомнительного происхождения деликатесы Ларны либо искать что-то съедобное в этом лесу. Жалко только эликсира осталось мало, дня на два, да и то если экономить. Эликсир имел вкус чистой родниковой воды, но чуть гуще, тягуче, насыщенней, и по телу разливается тепло, так что, наверно, какой-то градус там есть и магия. Магия того же происхождения, как свечение светоча - Храм Света. Там, на вершине стоящего в тумане холма, есть площадка, откуда из воды встают в небеса двенадцать колонн света - Великих Светочей. Из той воды он и набрал флягу...
  
  
   Эпизод 7
   Мой милый враг
  
   Краем глаза он заметил быстрое движение, и звук, похожий, как что-то упало в сухую листву. Андрей мгновенно вскочил и вгляделся в сумрак. И услышал приглушенный смешок. Ларна, нет, не похоже, ее укрытие с другой стороны, подумал он. Взяв в правую руку клинок, а в левую жезл, заменяющий ему факел, Андрей шагнул туда, откуда донесся смех. Он прошел шагов сорок, постепенно убеждая себя, что все это не более как послышалось ему, когда услышал смешок вновь. Он огляделся, жившие своей жизнью в сумерках ветви яростно дергались в свечении жезла. Справа, совсем близко, решил он, да, где-то тут. Опять показалось, он обернулся, прямо напротив себя на уровне своего лица, глаза в глаза он увидел другое лицо. Только вверх тормашками. В этот первый миг он успел отметить только большие карие глаза и длинные золотистые кудри.
   - Приветик! - радостно сказали алые губки и в тот же миг, не дожидаясь ответа, лицо исчезло.
   Андрей поднял голову и посмотрел вверх. В трех-четырех метрах от земли, на толстой ветке, болтая голыми ножками, сидела потрясающая блондинка.
   - Так... - сумел лишь выдохнуть он и отстраненно отметил еще одну разновидность местных девушек: блондинки в полупрозрачных легоньких платьях в не слишком дружелюбном лесу.
   - Я - Хедэр. - Утверждающе должную считаться очевидной истину заявила блондинка. Приторно сладкая улыбка и горящие вызовом окружающему глаза.
   - Э-э... да, так... понял, Хедэр значит...
   Быстрая полупрезрительная усмешка, лишь мгновение, затем алые губки вновь улыбаются.
   - Я, Хедэр. Я личный курьер Владычицы Хаоса, чьему приговору, ты воин, посмел воспрепятствовать.
   Уже хуже, Андрей собрался и крепче сжал клинок. Хедэр усмехалась дьявольской улыбкой.
   - Успокойся, если б я хотела убить тебя, то уже бы убила. И если захочу убить позже, ты узнаешь об этом, когда умрешь, а если...
   - Если мне повезет и я... - попытался вставить Андрей.
   - А если тебе повезет, и ты сумеешь убить, я вернусь, и все равно убью тебя. Хорошо, похоже, ты начинаешь усваивать правила игры.
   - Похоже, мне не нравится такая игра.
   - Очень жаль, ведь это моя игра. - Наклонив головку, она несколько секунд рассматривала его.
   - Странник не ошибся, говоря, что ты непростой противник, ты умеешь удивить девушку. А меня трудно удивить! Кстати, мои поздравления насчет того заклинания, чрезвычайно эффективное многоплановое защитное заклятие. Кроме Странника, такое, пожалуй, создать никто и не сможет. Хотя, на мой взгляд, немного заковыристое. Правда оно, кажется, было у тебя единственным?
   - Откуда ты знаешь Странника?
   - Это моя работа - много знать и следить, чтобы все происходило согласно установленному.
   Андрей вспомнил, что что-то такое он уже слышал. А именно от Стражей Сотворенного боевой части Ассоциации Странников. Когда один из них рассказывал, что в любой крупной операции принимает участие не только боевой отряд, состоящий из воинов, но и сильный маг, прикрывающий, а чаще именно следящий за ходом операции. Такого мага стражи называли регулятором. Вероятно, Хедэр исполняла для неизвестной владычицы подобную роль.
   - Давай вернемся к нашему общему делу, - продолжила Хедэр, - твоя красотка очень разозлила клан Горкхота. Я-то оценила ее искусство плести интригу, но, очевидно, Кандхаш - нет. Мне-то безразлично мнение Кандхаша и его дружков, но из-за него клан волнуется. А клан является вассальным владением моего Дома. Улавливаешь мысль?
   - Не совсем.
   - Клан надо успокоить, для этого необходимо, чтобы твоя подружка исчезла, желательно так, чтоб я могла предъявить доказательства ее смерти. Предложение один сводилось к показательному жертвоприношению, которое ты сорвал, впрочем, попытку можно повторить. Предложение два состояло в том, чтобы ты сам своим клинком решил ее судьбу. Конечно, в этом случае мой Дом лишился бы хорошей рабыни, но у нас хватает рабынь и без нее. Короче, в этом я готова пойти на уступки.
   - Меня не устраивает ни то, ни другое.
   - Как ты понимаешь, это неправильный ответ! Вот что, моя радость, просвети меня, чем же подкреплены твои слова. Возможно, ты хорошо знаешь этот мир, и у тебя здесь куча сторонников, о которых я почему-то ничего не знаю? Возможно, эти самые знания и куча сторонников есть у твоей подружки? Кажется, все как раз наоборот и если люди из Кхазара узнают, кто она, то боюсь, Кандхаш может опоздать.
   Андрей вынужден был признать справедливость ее доводов. Что касается планов Ларны, то он уже знал о них в общих чертах, и был от них не в восторге. Они напоминали путь по очень длинной и очень тонкой проволочке над очень глубокой пропастью.
   - Кстати, Кандхаш собрал пять сотен бойцов клана, они не так далеко и жаждут крови: ее, твоей и всех, кто совершенно случайно окажется рядом. Для этого мира это серьезная сила. И, наконец, последнее: эта история затянулась, она длится уже на два дня дольше, чем планировалась. Еще несколько дней и Владычица подумает, что я не справляюсь с этим мелким заданием, и пошлет сюда еще нескольких воинов Хаоса. Для меня это недопустимо. Я просто плюну на некоторые свои обещания, которые я неосторожно дала, и сама закончу эту историю, убив ее, а если ты станешь мешать мне, то и тебя.
   Хедэр с минуту мерила его взглядом, а затем сказала:
   - Даю тебе три дня, чтобы придумать конец этой истории.
   После чего с указательного пальчика ее правой руки слетел комок тьмы. Он ударил в жезл и тот сразу же погас. Сумрак мгновенно заполнил все вокруг, и Андрей сумел лишь различить смутную тень, метнувшуюся с ветви вверх. В раздражении он встряхнул жезл, и тот загорелся заново. Естественно, Хедэр рядом уже не было. Оглядевшись еще раз, Андрей пошел назад к светочу. Ситуация, и ранее казавшая невеселой, стала казаться совсем мрачной. Кажется, он вслед за Ларной шаг за шагом вступает на ту самую длинную и тонкую проволочку. Конечно, он всегда мог попытаться вернуться на дорогу, но Ларну с собой он взять не мог, а бросать ее здесь одну было бы неправильно. И еще ему очень хотелось пройти этот путь до конца. Ведь там, далеко-далеко за горизонтом на другом конце проволочки что-то определенно должно быть.
  
  
   Эпизод 8
   Не ищи истину там, где ее нет
  
   Андрей сел около светоча и стал размышлять, ибо кое-что в этой встрече в сумрачном лесу казалось неправильным, нелогичным. Стоит попробовать разложить все известное на составляющие. И, прежде всего, разобраться с действующими лицами, кто есть кто. Начнем с Кандхаша, с ним вроде бы все предельно просто. Он одержим ненавистью к Ларне и властолюбием, и явно пытается стать лидером клана. Далее есть Горкхот, тот самый лидер клана, под которого копает Кандхаш. Допустим, Горкхот действительно помогает Ларне, так как он помог ей бежать. Попробую это представить: значит, есть клан, у него есть лидер, которого предположительно поддерживает большинство, и есть лидер оппозиции. Назовем ее партией войны. Судя по тому, что я знаю о Кандхаше, он сторонник активных действий. Далее Ларна затевает свою интригу против одного из сторонников Кандхаша, тот в ярости требует ее головы и, учитывая сопутствующие обстоятельства, клан принимает на этот раз его сторону. Горкхот по-видимому бессилен помочь своей любовнице. Затем об этом конфликте узнают в Доме Хаоса, и их владычица посылает Хедэр урегулировать происходящее у беспокойных вассалов. Далее Горкхот организует побег Ларны... Стоп! Теперь самое время понять, на чьей стороне Хедэр? Какого черта она вообще устроила эту встречу в лесу? Хотя, если б она приняла сторону партии войны, эта история, пожалуй, закончилась бы, не начавшись. Значит, она помогает главе клана, либо... Нет, если бы она действительно хотела уладить все как можно быстрее, она бы помогла Кандхашу и не стала бы болтать здесь со мной. Значит, она и Горкхот на одной стороне, вопрос только, кто на чьей! Итак, Хедэр прибывает в клан и почему-то помогает Горкхоту в побеге Ларны. Кандхаш бросается в погоню и как-то почти сразу догоняет ее. Вполне возможно, не без помощи Хедэр. Далее он немедленно готовит жертвоприношение, и тут появляюсь я... Стоп!!! Проклятие! Зов!!! Какого черта, почему это я решил, что зов исходил от Ларны, ведь она была без сознания! Зов дело рук Хедэр!!! Конечно она, вероятно, просто усилила отчаянную последнюю надежду беглянки; но мало верится в то, что Ларна сама смогла проецировать зов сквозь калейдоскоп миров Сотворенного. Ну что ж, теперь кажется, картина ясна: Горкхот внушает Ларне идею о чудесном клинке, кстати, интересно, чья это была гениальная идея его или Хедэр? Пока Кандхаш готовит жертвоприношение, а Ларна в отключке, Хедэр, следящая за ними со стороны, отыскивает праздно шатающегося пустоголового паладина и притаскивает его как вовремя. Далее разборка с Кандхашем и сцена у алтаря. Остается только проверить, насколько эти картинки соответствуют истине.
  
   Спуск измотал Андрея и Ларну. Крутой склон, где каждое неверное движение грозило падением вниз, казался невероятно длинным, затем подъем и снова спуск. Они вынуждены были сделать получасовой привал. Ларна просто без сил упала на землю, Андрей тоже устал, но не настолько. Он внимательно рассматривал местность, которую его спутница назвала Скалак. Пока у него складывалось впечатление, что весь этот Скалак состоит из бесконечных спусков и подъемов. Сплошные гряды холмов, навороченных неведомым демиургом, были навалены один на другой безо всякого порядка. Их покрывала выжженная желтовато-бурая растительность. Впрочем, кое-где были невысокие унылые заросли кустарников. И еще рощицы странноватых деревьев. Но нигде никакого признака, что в этой местности хоть кто-то живет. Ларна объясняла это тем, что здешние жители предпочитали не показывать свое жилье на виду. Кроме того, она намекнула на какие-то обереги и отводящие чужие глаза заклятия, что были здесь широко распространены. Осматривая окрестности, Андрей обратил внимание на очень удобную для обзора высоту по соседству. Ларна встретила идею подняться туда в штыки, но все же ему удалось убедить ее, пригрозив оставить ее тут.
   Новый подъем был затруднен еще и бесчисленными недовольными репликами и язвительными колкостями обиженной девушки. Но Андрей стоически перенес это испытание и был вознагражден превосходным видом, открывшимся им с вершины. Похоже, ему посчастливилось найти самую высокую точку во всем Скалаке. Андрей с удовлетворением изучил ближайшие холмы, определенно они дальше становились намного ниже. А затем и вовсе переходили в равнину. Обернувшись к Ларне, он заметил, как пристально девушка смотрит назад на лес. Лесистый склон был уже далеко, все пространство до него занимали пройденные сегодня кручи.
   - Я в первый раз в жизни, - тихо сказала она, - нахожусь за пределами этого леса. Так странно смотреть на него издали.
   - Ты боишься стоять на открытом месте?
   - Немного. - Она обернулась к нему. - Клана я боюсь больше. А еще боюсь идти вперед, и боюсь остановиться.
   Он обнял ее и, глядя в глаза, сказал:
   - Не бойся, мы что-нибудь придумаем.
   Ее взгляд стал недоверчиво-робким, а потом, опустив голову, она прошептала:
   - А еще, я боюсь, что однажды проснусь, и тебя не будет рядом.
   - Я не уйду.
   Они повернулись спиной к лесу и Ларна показала на большой сдвоенный холм, грядах в пяти к югу. На нем обнаружилась еле видная отсюда башенка.
   - Это сторожевая башенка Торгового Поста.
   - Похоже, они не прячутся?
   - У них сильная охрана.
   Хотелось бы верить, что это защитит нас, подумал Андрей.
   - К закату солнца должны успеть, - неуверенно произнесла Ларна. Позже, когда они спускались с холма, она на ходу спросила:
   - Почему ты не остался со мной на ночь?
   - Мне не понравилась твои компаньоны.
   - Хуорды? Но они такие милые и очень пушистые!
   - Может быть. Зато я кое-кого встретил ночью.
   - Да? Других хуордов или группу охотников?
   - Нет. Некую особу, называвшую себя Хедэр.
   Ларна резко остановилась, в ее глазах отразился ужас.
   - Что случилось, ты ее знаешь?
   - Да. Она приходила ко мне в землянку, где я была заперта. Перед обрядом на алтаре крови и перед тем как я сбежала. Она долго рассказывала о жизни рабыни в Домах Хаоса, а потом заявила, что попросит Владычицу сделать меня своей служанкой. А потом рассказала, как она наказывает провинившихся рабынь. Я боюсь ее еще больше чем Кандхаша!
   - Проклятье! Вот стерва!
   - Что она хотела? Ты ведь не отдашь меня ей?! - в голосе Ларны был страх.
   - Нет, конечно! Честно говоря, я так и не понял, чего она хотела. Наверное, просто забавлялась, мороча мне голову. Да, слушай, это случайно не Горкхот сказал тебе о моем клинке?
   Девушка задумалась, вспоминая.
   - И да, и нет. Когда-то давно он рассказывал мне о предопределенности и по ходу рассказа упомянул, что есть артефакты, разрывающие цепь предопределенности. Затем Хедэр заявила, что моя судьба предопределена и, наконец, я увидела тебя с этим клинком. Прости, в тот миг я решила, что это моя судьба. Знаешь, этой ночью я в этом усомнилась, может ты прав, и вряд ли это правильный шаг.
   Андрея охватили странные чувства, сомнение, жалость и еще ощущение, что мир вновь повернулся иной стороной. Хотя напрямую ничто не противоречило его ночной версии. Он вспомнил одну из любимых фраз Странника, как раз для такого случая: "не ищи истину там, где ее нет". В этой истории слишком много лжи и хитрых уловок.
  
  
   Эпизод 9
   Слово о любвеобильных девицах
  
   Они все же не успели пройти весь путь до заката и последнюю гряду холмов преодолевали уже в сумраке. Впрочем, здесь, в Скалаке, сумерки скорее напоминали затемнение, полумрак, чем ту чужую сумрачную жизнь леса.
   Впереди из полумрака появилась громада защитного вала. На нем острыми зубьями торчали два ряда частокола, один ряд вперед, в сторону предполагаемого врага, второй ряд вверх. Дорога упиралась в ворота, с двух сторон ворот стояли небольшие башенки. Сейчас ворота были уже заперты, что не смутило Ларну.
   - После захода солнца вход в городок запрещен, - пояснила она.
   - Что же делать?
   - У любого правила есть исключения, - хитро заметила девушка, - ночью стражникам скучно. Я попробую договориться с ними.
   Андрей попытался остановить ее, но Ларна не желала ночевать перед воротами. Андрею пришлось идти за ней и, подумав, он зажег жезл, чтобы их появление не выглядело неожиданным. Вскоре их окликнули с одной из башенок. Хриплый решительный голос утвердил очевидное:
   - Вы опоздали. Ворота заперты до восхода солнца. Идите прочь путники, приходите утром.
   - Извините за беспокойство, но мы очень устали, - сладким голоском увещевала Ларна, - вы не могли бы нам позволить переночевать у вас.
   Стражник выглянул из бойницы, желая видно, получше разглядеть путников. В награду девушка одарила его самой трогательно-наивной из арсенала своих улыбок.
   - Эх, гром и молнии, лады, крошка, лезь к нам. - Проворчал стражник и через минуту опустил вниз длинное бревно с набитыми на нем лесенкой дощечками. Ларна, не колеблясь, стала взбираться по ней наверх. До бойницы с ухмыляющимся стражником, было метров пять, и Андрей усомнился, что ему удастся преодолеть этот подъем столь же уверенно как его спутнице.
   - Меня зовут Балек, я тут вроде как старшой, - представился дородный стражник, - теперь вниз. - Добавил он, показав на люк, ведущий вниз, Ларне. И подозвав напарника, поднял вмести с ним лестницу назад в башню. Ларна с интересом рассматривала внутренности караульной башни, а Андрей заглянул в бойницу с другой стороны. Напротив был второй вал и другие ворота, башни вокруг которых были вдвое больше и втрое выше внешних. Между двумя валами была устрашающего вида расщелина и поднятый мостик, единственный вход в городок. Балек и Ларна спустились в нижний ярус башни, и Андрею пришлось последовать за ними.
   Там была освещенная двумя едва горевшими факелами круглая комната. В тусклом свете видны были ничем не прикрытые массивные камни, из которых была сложены стены башни. В центре стоял грубый деревянный стол и несколько лавок, где дремали еще трое стражников. Балек подошел к одному из них и, растолкав, приказал:
   - Вставай, Кварт, ступай наверх.
   - Эй, еще рано... - спросони пытался возразить тот.
   - Поговори мне! - прикрикнул на него Балек. Затем он указал путникам садится, а сам взял стоявшей около стены здоровенный кувшин. На столе уже были три кубка, и Балек разлил в них содержимое кувшина.
   - Угощайтесь, - проговорил он, - да расскажите кто такие. - Десятник с хитрым прищуром смотрел на Андрея. Тот замялся, не зная, что сказать и его опередила Ларна:
   - Мой друг, воин из храма Солнца. - Сказала она.
   - Не очень-то мы здесь любим ваших, но то пустое, пейте-пейте! Ну, а ты крошка кто будешь?
   Ларна улыбнулась раскованной шикарной улыбкой и, осушив кубок, дерзко сказала:
   - А я просто красавица!
   Балек откинулся назад, чуть не упав со скамьи, и захохотал. Андрей тем временем решился попробовать пойло из кубка. На вкус оно оказалось очень терпким и чересчур сладким. Что-то вроде медовухи, решил он.
   - Просто Красавица, не составишь ли ты компанию старому вояке?! - вопросил Балек.
   - Отчего ж не составить!
   - А ты, воин храма?
   - Я предпочел бы поспать, - честно ответил Андрей. Десятник вновь захохотал.
   - Ну что ж, твоя воля, ниже есть еще ярус. Там никого нет, если хочешь, можешь поспать там.
   Спустившись, Андрей услышал голос Балека:
   - Эй, Орм, Андар, просыпайтесь! Просто Красавица не прочь развлечь старых солдат Меча! Не так ли, крошка?
   Андрей зажег жезл и, найдя подходящее место, стал укладываться спать. Сверху доносились чересчур откровенные звуки продолжавшегося банкета. Сказать, что Андрей был в бешенстве, значило не сказать ничего. Он был зол на Ларну, зол на себя самого, ибо понимал, что учить эту девицу достойному девушки поведению все равно, что запрещать кошке ловить мышей. Он попытался лечь поудобней и игнорировать происходящее сверху. Усталость двух дней пути и тревожных раздумий взяла верх, и Андрей провалился в сон.
  
   Проснулся он оттого, что горячее обнаженное тело упало прямо на него, а возбужденное дыхание перемешивалось с жаркими поцелуями.
   - Уйди, прочь! - попытался отстраниться от нее Андрей.
   - Я хочу тебя, милый! - горячо шептали губы девушки.
   - Говорю, отстань! Тебе что, трех мужиков мало?! Я спать хочу!
   - Я ж только разогрелась, а для тебя осталось Са-амо-е-е сла-адко-е-е-е!!!
   - Боже, зачем я связался с этой девкой!
   Естественно, своего она добилась.
  
   Во второй раз Андрей проснулся от света и приглушенного голоса Балека.
   - Ха, Орм, иди-ка, посмотри на эту парочку! Хе, проснулся! Буди свою подружку, воин. Скоро взойдет солнце. Конрад, когда придет, будет очень недоволен, увидь он вас тут. Так что собирайтесь-ка, пока не опустили мост!
   Сказав это, он бросил вниз одежду Ларны, добавив:
   - Твоя девчонка очень уж горячая. Такую на коротком поводке держать стоит.
   Ларна лежала на плече Андрея, полностью нагая и сладко спала. Десятник ушел, и Андрей стал будить девушку. Та просыпаться не желала.
   - Вставай, соня!
   Ларна потянулась и сладко зевнула:
   - Может, еще поспим...
   - Нет уж, вставай! Только что приходил наш друг, десятник, принес твою одежку!
   Ларна лишь улыбнулась, видно что-то вспоминая. Андрей возмутился окончательно.
   - Так вот, он сказал, что сейчас откроют ворота и сюда придет очень злобный тип, по имени Конрад и всем кто не проснется, будет очень плохо!
   Ларна еще раз потянулась и начала одеваться. Андрею же сначала пришлось потратить немалое время, чтобы отыскать все свои вещи.
  
  
   Эпизод 10
   Принципы трансформации.
  
   Ворота уже были открыты, и возле них образовалась небольшая толпа, человек двадцать, и две повозки, в которые были запряжены большие ящероподобные твари. Далее по дороге подходил караван, состоящий из нескольких таких же повозок. Балек разговаривал с погонщиком одной из повозок, изредка бросая взгляд на мост. Мост опустили и по нему к ним шли с десяток стражников, возглавляемых высоким крепко сложенным воином неопределенного возраста в потертой коже, усиленной стальными бляхами. У него было широкое открытое лицо, пристальный взгляд и длинные пепельные волосы, сдерживаемые серебряным обручем. Андрей сразу догадался, что это и был Конрад.
   В ответ на приветствие и почтительные слова Балека начальник стражи лишь сухо кивнул. Еще раз, обведя всех собравшихся пристальным взглядом, Конрад бросил несколько отрывистых приказаний своим людям и направился встречать подъехавший тем временем караван. Дальнейшего Андрей увидеть уже не смог, так Ларна торопилась оказаться за стенами городка.
   Городок находился в длинной расщелине между двух холмов, высокие склоны которых сходились. Единственная открытая сторона перегораживалась укреплениями. Городок был небольшим, всего полсотни приземистых домиков, прикопанных в землю и располагающихся в неведомом порядке. Над ними возвышалось большое каменное строение, расположенное у левого склона. Напротив него стояли многочисленные палатки рыночной площади. Андрей указал на каменное здание:
   - Что это?
   - Это казармы воинов Меча. Нам нужен рынок.
   - Зачем?
   - У меня нет денег, но есть кое-что, что можно продать, - и Ларна показала изящное ожерелье из темного металла с мерцающими зелеными самоцветами. Будь Андрей в родном мире, он, не колеблясь, назвал бы их изумрудами. Эта мысль навела его на кое-какие воспоминания. В свое время Странник долго объяснял ему принципы трансформации предметов при перемещениях по мирам Сотворенного. И насколько понял Андрей, в основе лежал тот факт, что в каждом отдельно взятом мире есть некий определенный круг возможных в нем предметов и существ. Этот круг зачастую меняется, расширяясь добавлением новых предметов, но не путем привнесения их извне. И если что-то либо кто-то невозможны в таком мире, то это не появится в нем, а трансформируется в нечто имеющее в этом мире ту же либо похожую функцию. Вначале это казалось ему забавным. Но после того, как во время его странствий в разных мирах его доспехи обращались то кожей, то кольчугой, то навороченным бронежилетом, то энергоскафандром, то еще чем-то, чему он уже не мог подобрать определения; а клинок становился самым совершенным оружием того мира, принципы трансформации стали чем-то, что оказалось необходимым как минимум учитывать. Естественно, то же самое относилось ко всем другим предметам, в том числе и, казалось бы, к такому прозаическому, как деньги. Но в отличие от предметов с простыми функциями, таких как фляга, предмет для переноса жидкости, или различные кольца и браслеты или одежда, которые в худшем случае лишь видоизменялись, деньги предназначались для особой функции. И эта функция напрямую была завязана с местной политикой, кроме того, денежным средством могло оказаться все что угодно. Например двадцатикилограммовый слиток или местная разновидность червей. Так что после того, как один раз он не смог выполнить миссию из-за того, что его приняли за представителя презираемой касты торговцев, которым в том мире единственным разрешалось касаться денег, Андрей по совету Атолле исключил деньги из предметов своего снаряжения. В конце концов, дорога приводила его туда, где был нужен он, а не его деньги.
   Тем временем Ларна остановилась перед богато одетым мужиком и стала оживленно с ним торговаться о цене ожерелья. Андрея не слишком интересовало это занятие, и он продолжил размышлять о принципах трансформации. Подобно предметам слова и частично мысли также были определенны кругом возможности. Например просто удерживать мысль о полете какой-нибудь ракеты-носителя в космос было затруднительно, так как на месте знакомых понятий зияли пустоты невообразимого для этого мира. И естественно возникала проблема перевода, чтобы не оказываться постоянно в положении Колумба, открывающего новый мир Странники Сотворенного, создали огромное число заклятий переводчиков. Заклятия, являвшиеся по сути мыслеобразами, также были определенны для каждого из миров, но общение присутствовало во всех мирах, и потому большинство заклятий-переводчиков исправно функционировали по всему Сотворенному. Заклятие-переводчик для Андрея ставил сам Странник, но даже его хитрое заклятие ничего не могло поделать, если в этом мире не находилось слов для обозначения какого-то понятия и наоборот, если в мире обнаруживалось что-то Андрею совершенно неизвестное.
   Его спутница отошла от торговца, и Андрей с удивлением отметил, что ожерелье еще при ней.
   - Что случилось?
   - Я не знаю, сколько стоит это ожерелье, но уверена, что он сильно занижает цену. - Пояснила Ларна.
   - И что же делать?
   - Сейчас обойдем других торговцев, а затем вернемся к этому.
   - Зачем, он же тебе не понравился?
   - Он самый богатый, значит, заплатит больше других.
   Андрей не совсем понял ее логику, но возражать не стал. В результате они потратили еще не меньше получаса бродя по рынку, а затем Ларна продала свое ожерелье первому торговцу, и похоже осталась довольна. Впрочем, и торговец похоже тоже.
   - Ну вот, а теперь надо отдохнуть, - заявила Ларна.
   - Но день только начался, за тобой погоня, - удивился Андрей.
   - Кандхаш меня здесь не достанет, а я слишком устала. Надо отдохнуть, пока есть возможность.
   Андрей припомнил ее недавние приключения, да и эту ночь она почти не спала, и решил, что она права.
  
  
   Эпизод 11
   Набор бесполезных предметов
  
   Постоялый двор нашелся совсем рядом и, оставив Ларну отсыпаться, Андрей, позаимствовав у нее несколько серебряных монет, отправился в обнаруженную по пути таверну. Им двигало то обстоятельство, что во фляге эликсира оставалось прискорбно мало, да и хотелось поесть нормальный обед. Таверна была приземистым строением, как и все другие наполовину вкопанным в землю. Внутри в затемненном зале была дюжина длинных столов, за которыми, разбившись на несколько групп, завтракали человек двадцать. Андрей на мгновение застыл у входа, присматриваясь, и отметил несколько оценивающих его взглядов. Затем он прошел в глубь зала к относительно свободному столу. Вдоль стола стояла вкопанная в земляной пол скамья. Не успел Андрей сесть, как услышал женский голос:
   - Что пожелает рыцарь?
   Андрей повернулся и увидел миловидную служанку в простом льняном платье, она улыбалась.
   - Я хотел бы немного поесть. Впрочем, нет, лучше много поесть! - И он улыбнулся ей в ответ. А затем вытащил одну из серебряных монет Ларны. Девушка кивнула и спросила:
   - Рыцарь будет рад большому блюду овощей с мясом и кувшину медового пива?
   - Да, конечно.
   Девушка ушла еще раз, мило улыбнувшись и забрав монету. Андрей же стал гадать о содержимом предстоящего обеда, Оставалось рассчитывать, что и его желудок тоже трансформировался под здешнюю пищу.
   Спустя несколько минут ему была подана большая глиняная миска и кувшин, похожий на те, что он уже видел в башне. В миске оказалось варево, состоящее из нарезанных кусочками местных овощей, чего-то похожего на земные бобы и кусков мяса неизвестного происхождения. Пахло очень даже аппетитно. Под взглядом служанки Андрей зачерпнул большую ложку, деревянная ложка прилагалась к блюду, и попробовал варево. Оно было горячим и неожиданно пряным. Сладкие бобы обладали совершенно непривычным вкусом, Андрей даже не решился определить, на что похожим.
   - Восхитительно! - порадовал он девушку.
   Обед и впрямь был очень неплох и весьма питателен ибо, осилив блюдо, Андрей почувствовал, что наелся надолго. Во время еды служанка еще несколько раз появлялась около него. Он узнал, что ее зовут Тана, и что она питает особую симпатию к рыцарям местного храма Солнца, к коим она также как до того Балек его причислила. Он не стал разочаровывать ее.
   Итак, время было проведено приятно и с пользой, до самого мига, пока не появилась ОНА. Первым признаком ее появления стало личико Таны, вдруг сделавшееся презрительно-брезгливым. Андрей обернулся и, проследив взгляд Тана, увидел блондинистую красотку в полупрозрачном, вызывающем даже по меркам его родного мира наряде. В тот же миг и она заметила его и на ее лице появилась дьявольская улыбка. Конечно, это была Хедэр.
   Андрей понял, что совершенно не желает общаться с этой особой, особенно сейчас. Однако Хедэр уже уверенно взяла курс прямо на него.
   - Ты знаком с нею? - спросила Тана.
   - Да, к несчастью.
   Тана презрительно фыркнула и немедленно покинула его. Кажется, мой имидж сильно упал, подумал Андрей. Впрочем, эта меньшая из проблем, основная же целенаправленно приближалась, попутно огибая здоровенного верзилу. Внезапно тот, видно закончив шумный разговор с приятелями, резко повернулся, не удосужившись посмотреть за спину. Где тем временем шествовала как модель на подиуме Хедэр. Столкновение их на миг показалось неизбежным, но ведьмочка успела сориентироваться и в миг сотворила слабенькое заклятие "тычок". Верзилу отшвырнуло обратно к приятелям, при этом опрокинулся кувшин с пивом. Хедэр усмехнулась и продолжила путь, верзила смотрел ей вслед с очумелым видом.
   - Приветик! - сказала разодетая блондинка, присаживаясь напротив Андрея. - О, ты разрешишь мне глотнуть. - И не дожидаясь ответа Андрея, она взяла кувшин и сделала приличный глоток.
   - Неплохо, - одобрила она. И только теперь он осознал, что находится в зоне действия сильнейшего химического оружия от Диор, и очумело уставился на Хедэр простейшим заклятием зажигавшую "Мальборо". А как же принципы трансформации? Видимо отдыхают, Хедэр явно чужие правила не волновали. Андрей решил, что ведьмочка каким-то образом смогла перетащить сюда кусочек Земли. Очевидно, эти предметы "правильно" видит лишь он, и оставалось гадать, чем они представляются окружающим.
   - Черт побери, ты явно явилась сюда прямиком с Земли!? - воскликнул он.
   - Я решила осмотреть твой родной мир. В чисто познавательных целях. У меня было немного свободного времени, но я успела побывать в шести самых злачных местах твоего мира. В Лас-Вегасе, Лос-Анджелесе, Бангкоке, Москве, Риме и Париже.
   - Ага, значит, этот наряд ты отхватила в Париже?
   - Да, мне сказали, что это последняя модель от какого-то кутюр. И еще что мне очень идет. Красиво, правда?
   - Вынужден признать, в моем мире делают странные вещи...
   - Я заметила. Вот смотри, что еще у меня есть, - и она, достав маленькую дамскую сумочку, вытряхнула ее содержимое. На столе оказались небольшая горка различных косметических штучек, несколько украшений, несколько записок с номерами телефонов и именами, квитанция за стоянку в неположенном месте на английском языке, штук тридцать фишек и несколько стодолларовых купюр. Андрей взял одну из фишек.
   - Это из Лас-Вегаса, - рассмотрев, что Андрей взял в руку, сказала Хедэр. - Там один чудак затащил меня в большое здание, где все сверкало и гремело, потом он дал мне одну такую штуковину и велел положить на стол, потом он сказал, что я выиграла, и мне дали еще таких штуковин, а потом их стало совсем много. Можно спросить, я так и не поняла, в чем там был смысл?
   - Это была игра.
   - Да? А в чем смысл игры? А не важно. Потом этот тип заявил, что я ему понравилась, и он хочет на мне женится. Я не стала возражать и мы пошли в другое здание, где он зачем-то надел мне на палец вот это колечко. Я сняла его, оно жало мне палец. Потом мы пошли в еще одно здание и занялись любовью, потом я оставила его спать и отправилась в Лос-Анджелес. Там мне встретился еще один любвеобильный мужчина. Он дал мне на прощание бумажку, вот она. И добавил, чтобы я обязательно пришла на какие-то пробы.
   Андрей взял в руки визитку, где в числе прочего сумел прочесть: "Коламбия Пикчерс".
   - Советую попробовать, может тебе понравится?!
   - Да, а что мне должно понравиться? - спросила Хедэр, взяв у него визитку.
   - Ты видела в моем мире такие светящиеся экраны с картинками? Ты могла бы стать одной из таких картинок! - Андрей взял стодолларовую купюру с ликом одного из американских президентов и спросил: - А это у тебя откуда?
   - Какой-то придурок в Москве зачем-то совал мне несколько таких бумажек под одежду.
   Андрей рассмеялся.
   - Должно быть, принял тебя за проститутку!
   - За кого?
   - Ну, в моем мире есть такие девушки, которые занимаются любовью в обмен на такие бумажки.
   Хедэр заинтересовавшись, взяла одну из купюр и внимательно изучила ее со всех сторон, затем понюхала.
   - Фи, какая гадость! И что мне с ними делать?
   - Ну, для человека, живущего в моем мире, им бы нашлось применение, но для нас они бесполезны. Это всё, что у тебя есть?
   - В Риме мне еще подарили красную четырехколесную самодвижущуюся повозку, но ее пришлось бросить. Слушай, твой мир такой забавный, почему ты оттуда ушел?
   Андрей вздохнул и сказал:
   - Боюсь, ты изучила его немного поверхностно.
  
  
   Эпизод 12
   О том, как проблемы решают с помощью демона
  
   Андрей смотрел на девушку, сидящую напротив него. Честно говоря, его поразило то, как она увидела Землю, ему было безумно интересно, что осталось несказанным. Да и результаты, которых добилась эта привлекательная, целеустремленная и неотягощенная размышлениями о моральных принципах девчонка впечатляли. Хотя она наверняка пользовалась магией. Он высказал эту мысль вслух.
   - В твоем мире, очень плохо действуют атакующие заклятия, - просветила его Хедэр, - зато прекрасно действуют заклятия на удачу. Срабатывали без проблем. А вообще магия там действует весьма необычно. Но у меня постоянно возникало странное чувство, так много людей, знаешь, я в первый раз ощущала себя такой маленькой... Ты из-за этого и ушел, да?
   - Тогда я об этом не думал, когда живешь в каком-то одном мире, его особенности незаметны. Ладно, зачем ты пришла сюда? Чтобы поболтать о моем мире и прикинуться милой девочкой?
   - Неужели ты считаешь меня своим врагом? Что до меня, то я считаю тебя ценным союзником!
   - Да неужели? Удивила! И с чего я стану тебе верить?
   - Можешь не верить. Но представь, перед тобой поставили задачу, которую ты не в состоянии выполнить, потому как это совсем не твое. Что бы ты сделал?
   - Отказался бы ее решать.
   - Не годиться! Это слишком важная задача!
   - Ну не знаю, нашел бы того, кто способен ее решить.- Нахмурившись, сказал Андрей, начиная догадываться о своей роли. - Только нормальные люди говорят об этом сразу и честно оговаривают условия работы.
   - Ну, прости, я плохая... - Она не успела продолжить, так как тем временем продолжавшееся за время их беседы глухое недовольство среди местных завсегдатаев таверны, успешно разжигаемое Таной и дружками пострадавшего от заклятия Хедэр верзилы, достигло критической точки. Подгоняемый подстрекающими репликами, давешний верзила подошел к их столу.
   - Эй, девка! Ты разлила мне пиво, самая крутая что ли?
   - Отвали! - не оборачиваясь, бросила Хедэр.
   Неверный ответ, успел подумать Андрей.
   - Че-е!!! - Верзила схватил девушку за плечо и резко повернул к себе. Но та явно подготовилась к этому, синяя вспышка и верзила, пролетев метров пять, впечатался в столб у стены.
   - Кажется, здесь становиться небезопасно, - озабоченно заметил Андрей.
   - Не беспокойся! Слушай, я знаю, кого еще можно занять в нашей истории...
   - Извини, у нас другая проблема! Этот мордоворот не понял намека и опять приближается, а у кое-кого из его дружков появились в руках ножи...
   - Значит, придется повторить урок! - весело сказала Хедэр и, подмигнув Андрею, встала, поворачиваясь к противнику. Однако тот не стал дожидаться этого урока и со всего размаха громадным кулачищем врезал наглой девице по роже. Андрей остолбенел, тогда как верзила, решив, что с девицей покончено, двинулся на него. Пожалуй, вытаскивать меч не лучший выход, но слов это чучело похоже не понимает, а боксерский спарринг с ним я, пожалуй, не потяну, промелькнула мысль. Но верзила остановился, услышав изумленный возглас со стороны. Андрей тоже бросил взгляд туда. Хедэр, которая как минимум должна была быть без сознания, вставала. Под левым глазом у нее наливался великолепный синяк, и видок у нее был, как у бешеной кошки. Теперь она явно не собиралась церемониться и полетами дело не ограничится. Мир застыл в ожидании воли волшебницы. Движения людей и даже огонь в лампах замерли... Андрей видел перед собой пушинку, застывшую в момент падения... Затем заклятие сразило свою цель, и мир вновь ожил. Все осталось, как прежде, только противник волшебницы лежал на полу без движения.
   - Что с ним? - спросил Андрей.
   - Беседует с Единым о своей никчемной жизни. - Зло ответила Хедэр, и, сотворив зеркальце, стала осматривать повреждения.
   Тана первой подбежала к лежащему ничком телу.
   - Ганн мертв. - Удивленно прошептала она, по ее щеке потекла слеза. - Эта ведьма убила Ганна! - Громко добавила она. В ответ зал наполнился возмущенным гулом, толпа жаждала мщения, но никто не желал повторить судьбу Ганна. Тана же осыпала проклятиями и оскорблениями в адрес Хедэр. Та некоторое время делала вид, что не обращает на это внимание, но, наконец, не выдержала и зло прошипела:
   - Заткнись, дура!
   В ответ Тана выкрикнула очередное оскорбление. Андрей видел, что Хедэр едва сдерживает себя и до непоправимого оставалось, может лишь одно слово. И оно было сказано. В окружающем шуме заклятие-переводчик Андрея работало ужасно, и потому он не разобрал, что именно сказала Тана. Но на Хедэр оскорбление подействовало, так как никто не смог бы себе представить. Андрей слышал, что некоторые люди служащие Великим Домам Хаоса имеют вторую демоническую форму. Теперь он имел возможность воочию наблюдать это превращение. Кожа на теле девушки лопнула разом в нескольких местах, из образовавшихся ран хлынула смесь из зеленой слизи, желчи и черной крови... Демон или может быть демоница, оказалась намного больше чем Хедэр. На народ это превращение произвело шоковый эффект, и лишь один особо смелый, а скорее особо глупый кинулся на демона с ножом. Взмах могучей когтистой лапы и удар, разорвавший грудь человеку и отбросивший его голову высоко вверх, вывели толпу из ступора. Дальнейшие напоминало кошмары из фильмов ужасов. В течение короткого времени демон разорвал на куски еще человек шесть не успевших вовремя покинуть таверну. Вскоре внутри остались лишь Андрей, демон и застывшая у тела Ганна Тана. Последняя, похоже, плохо отдавала себе отчет в происходящем. Обратное превращение не было столь эффектно, очертания демона просто размылись, и взамен него вернулась Хедэр. Но теперь она вернулась к тому образу, что был у нее при первой встрече, ни следа от земного наряда и косметики. Синяк тоже стал едва виден. Хедэр подошла к Тане.
   - Ты умрешь. - Тихо и твердо сказала она. Тана смотрела на нее снизу вверх полным ужаса взглядом. Андрей опомнился и кинулся к ним.
   - Нет! Хедэр не делай этого!
   Но похоже сегодня ему не суждено было успевать за событиями. Рука Хедэр в сияние мерцающего мертвенно бледного свечения коснулась Таны и та буквально рассыпалась в прах.
   - Я не хотела никого убивать, - прошептала пустоте Хедэр.
   Андрей не знал, что сказать, слов не было, было чувство, знание того что ты мог бы сделать больше чем ничего.
  
  
   Эпизод 13
   Не быть жертвой
  
   Дверь в таверну распахнулась, и внутрь шагнул высоченный стражник в сверкающем панцире и с мечом наготове. Хедэр мгновенно среагировала, и в правой руке ее загорелся очередной смертельный заряд энергии. Но разглядев вошедшего она погасила готовое к бою заклятие.
   - Альдо?! - воскликнула она.
   - Я помню, у нас был уговор, и ты обещала не делать ничего подобного. - Бесстрастно сказал стражник, оглядывая зал.
   - Прости, я виновата, я не знаю, как это вышло. Проси все что хочешь...
   - Ты не оставила мне выбора. - Прервал ее Альдо, и сделал знак вошедшим за ним арбалетчикам, те нацелили арбалеты на Хедэр. Та одним движением бросила сгусток энергии в балку над дверным проемом, а вторым движением раскрыла портал. Арбалетчики, спасаясь от обрушивающихся на них балок, все же успели пустить стрелы. Одна из них застряла в потолке, а другая канула в захлопнувшемся за Хедэр портале. Альдо обернулся к солдатам.
   - Кажется, я попал в нее. - Неуверенно сказал один из них. Альдо поморщился.
   - Зря. У Хедэр дурная привычка возвращаться, чтобы убить своего убийцу.
   Арбалетчик побледнел. Также бесстрастно, переступая через растерзанные тела, Альдо подошел к Андрею.
   - Рассказывай, что здесь было, - сев на место, где недавно сидела Хедэр, потребовал он.
   Андрей коротко рассказал о произошедшем, начиная с места, когда Ганн стал приставать к Хедэр.
   - Что ж, верно, когда двое дерутся, третий не лезь, - заметил Альдо, - особенно если ты новичок здесь. - Он взял недопитый кувшин и осушил его. Затем подошел к телу Ганна. - Ни одной царапины. Значит, судя по всему "Сеть охотника", дьявольское заклятье, говорят, им, при удаче, даже Истинного Мага можно убить. Да еще "Прикосновение смерти", и демоническая форма, неслабо оснащена, дьяволица! А Тану жаль, дура конечно была, но что мне теперь ее отцу говорить? Что за дела у тебя с Хедэр, воин?
   - Это мои дела. - Альдо смерил его долгим суровым взглядом, но, видно поняв, что ответа не дождется, сказал:
   - Что ж, тогда иди своей дорогой, путник.
  
   Андрей вернулся на постоялый двор. Ларна еще спала. Ему захотелось разбудить ее и увести прочь, как можно дальше отсюда. Глупо, это ничего не изменит, понял он. На душе было мрачно, он чувствовал безнадежность борьбы. И все же он не мог бросить ее и так просто уйти.
   Вдруг посреди комнатки засверкал, открываясь, портал.
   - Миледи. - Почтительно приветствовал появившуюся женщину Андрей. Миледи - Леди Дара, Страж Сотворенного, Истинный Маг и верная помощница Странника. Это была она. Она сказала ему в ответ:
   - Здравствуй. - Высокая стройная женщина в черном кожаном доспехе со знаками Стражей. Холодные, пронзающие адамантовой твердостью глаза, темные волосы... У нее не было оружия, маг ее уровня сам является оружием, способным разрушать миры.
   - Миледи, мне нужна ваша помощь...
   - Тебе или ей?
   - Нам. Ларну необходимо забрать из этого мира... У меня недостаточно силы, чтобы открыть для нее дорогу...
   - Я не сделаю этого. Не потому, что не могу, нет. Просто есть действия, которые, не опасаясь последствий, можешь сделать ты, но не могу сделать я.
   - Почему...
   - Представь себе два королевства. Они живут в мире, хоть и не слишком любят друг друга. А теперь скажи, что случится, если горожанин в одном из королевств выйдет на площадь и прилюдно назовет короля соседнего королевства жирной тупой скотиной? Мелкая неприятность, беспокойство для ближайшего полисмена. А если то же самое сделает король...
   - Я понял...
   - У этого мира есть хозяин, а значит необдуманные действия с моей стороны могут привести к непредсказуемым последствиям. Это чужой мир, я одна из лидеров Ассоциации. Как минимум мое вмешательство приведет к конфликту с хозяином этого мира. И подорвет авторитет Ассоциации...
   Миледи, мне очень жаль, я не должен считать вас моей универсальной палочкой-выручалочкой, мысленно извинился Андрей.
   - Я пришла с совсем другой целью. Мне совсем не нравиться то, что здесь происходит. Я думаю, тебе лучше уйти из этого мира.
   - Я не могу...
   - Я знаю много миров, где твой меч и твоя вера найдут лучшее применение...
   Миледи, я знаю, что вы правы, но нет...
   Ее магия, сила ее взгляда позволяла ей легко читать не сказанное им.
   - Позволь напомнить - любовь не самый разумный советчик...
   Андрей промолчал, мыслей тоже не было. И тогда она продолжила:
   - Я могла бы приказать тебе. Паладины храма Света должны подчиняться главе Стражей. Но я не сделаю и этого, потому как, может быть, - она сделала паузу, - прав все-таки ты, а я ошибаюсь... Но если ты действительно не хочешь уходить, то тогда борись. Если ты, будешь вести себя так же, как вел до сих пор, эта история закончится фатально и для тебя и для нее. И не будь жертвой, если хочешь пожертвовать, пожертвуй своими сомнениями, своими страхами и иди вперед. И верь в себя! Наши желания сбываются много чаще чем принято думать. Надо только очень хотеть, верить в это до конца, всей душой и прилагать усилия еще и еще раз, пока не обретешь желаемое. И помни - твои противники будут делать то же самое.
   - Но если враг объективно сильней меня...
   - Лично я, никогда не думаю об объективном стечении случайно сложившихся обстоятельств, я определяю их. Жизнь единственный способ разобраться, чьи желания останутся пустыми мечтами, а чьи станут законом для всех. Если ты веришь, что Сотворенное может стать лучше благодаря тебе, то сделай его лучше. Все решит, то чья вера крепче. Впрочем иногда для того чтоб получить желаемое, не обязательно сражаться с врагом, иногда слово сильнее меча. Достаточно изменить чужую цель своей целью.
   - Благодарю, миледи, мне надо было это услышать.
   - Удачи, воин.
   Она ушла сквозь портал миров, маг, делающая невозможное возможным. Андрей с нежностью смотрел на милую и обретал веру. Я буду идти до конца, каким бы он не был, я больше не хочу быть жертвой, и не хочу, чтобы жертвой была ты.
  
   Конец первой части
  
  
   Часть вторая. ЖРЕЦЫ
  
   Вступление ко второй части
   Легенда о Аркантеле и наследниках последнего короля
   (пересказанная Андреем со слов барда из Скалака)
  
   Много веков назад великий маг и первосвященник Аркантель привел народ Кхаза в эту землю по сияющему мосту. До того эту землю населяли нечеловеческие расы, которых позже назвали древними. Люди, ведомые Кхазом, населили равнины, в которых древние не жили, и основали королевство. Кхаз стал первым правителем. Вскоре настороженные отношения людей и древних сменились войной. Королевство людей было сильно общей верой, и им покровительствовали боги, люди победили и значительно расширили свои владения. Наступила золотая эра Королевства, в это прекрасное время были созданы многие великие творения, многие из древних, узрев величие Королевства, заключили союз с ним. Двенадцатым правителем после Кхаза стал Аэрон. Говорят, ему особо благоволил Аркантель, и по его просьбе Создатель дал каждому из сыновей короля по дару. Старший сын попросил дар исполнения желаний, он покровительствовал храму Солнца и он мечтал, чтобы священники храма управляли Королевством. Второй сын был воителем и постоянно ходил в походы с воинами Меча Эмардека, защищавшими Королевство от вторжения древних. Он попросил дар, чтобы его воины всегда побеждали в битвах. Третий, младший принц был творцом и магом он мечтал сравниться с Создателем. Он попросил дара, чтобы его творения жили вечно. Он создал много статуй и картин, которые стояли по всему Королевству. Но принц хотел большего, он жаждал власти и надеялся, обретя её, превзойти Создателя...
   Когда Аэрон умер, старший принц занял трон отца, но коронация была омрачена тем, что второй сын короля не явился на церемонию, так как его войска ждал тяжелый поход и принц опасался, что без него они проиграют битву. Молодой правитель сильно разгневался на брата, и тогда младший принц стал внушать ему, что его власть и влияние храма не полно, ибо воины Меча презирают короля и храм. Ослепленный гневом и побуждаемый этими словами, король собрал воинов храма и пошел войною на брата своего. И случилась на равнинах Скалака великая сеча. И сбылось желание короля, он увидел смерть брата. Но воины Меча все равно выиграли битву, и все воины храма погибли в сече. И тогда, узрев плоды своего гнева и своих желаний, король проклял свой дар, проклял младшего принца и наложил на себя руки.
   Младший принц же вернувшись в столицу, провозгласил себя королем. Но народ не принял узурпатора, принца изгнали из земель королевства и разбили все его статуи и сожгли все картины. И узнав о том, изгнанник понял, что Создатель предал его, и люди королевства предали его. Он пришел в Ледяные Врата к Врагу людей, в логово древних, и поклялся служить врагу и разрушать замыслы Создателя. И воздвиг он алтарь крови, на котором стал превращать людей в рабов своей ненависти и злобы. Узрев его деяния, Создатель проклял его, и обречен был маг ненавидеть все созданное собою вечно...
   С тех пор прошло пять веков, трон пуст, а Создатель отвратил взор от Забытого Королевства.
  
  
   Эпизод 14
   Люблю и верю
  
   Они остановились перед воротами в невысокой каменной стене, окружающей казармы стражников Меча. Деревянные створки ворот были широко раскрыты, и на каждой створке был изображен тот самый Меч, наполовину вогнанный в землю. Схватив Андрея за руку, Ларна в очередной раз пыталась отговорить его:
   - Разве нам так необходима их помощь?
   - Ты же знаешь, я один не смогу разогнать целую армию, а бежать дальше я не хочу. Пришло время выяснить, кто жрецы, а кто жертвы. - Твердо сказал Андрей. Ларна тяжело вздохнула, этот ответ она уже слышала, но Андрей не собирался придумывать другой или отступать. Он взял ее за подбородок и заглянул ей в глаза:
   - Эй, красавица?! Кажется, ты собиралась мне верить?
   - Да, но...
   - Ну, так позволь заметить, что твоя вера в меня сильно помогла бы увеличить мою веру в себя!
   Она кивнула и, встав на цыпочки, коснулась своими губами его губ. Он услышал шепот:
   - Люблю и верю!
   Удовлетворенный этим обещанием, Андрей, взяв подругу за руку, вошел во внутренний двор казармы. Там тренировались десятка два солдат, Андрей выбрал из них, как ему показалось, старшего, временами дающего другим указания.
   - Извините, сержант, не подскажете ли нам, где мы можем найти Альдо?
   Старый солдат окинул его оценивающим взглядом:
   - Хм, ты, верно, тот парень из таверны, да? Слышал, вчера там было не скучно!
   - Да уж...
   - Так. Что ж, значит, это ты. Командир вроде как говорил, что не прочь еще поговорить с тобою. Хорошо. Командир в трапезной. Это вон там.
   - Спасибо сержант.
   Андрей повернул к указанной двери и одновременно уловил чересчур откровенный взгляд, которым Ларна одарила сержанта. Идя к указанной двери, Андрей выразил свое недовольство спутнице:
   - Будет лучше, если ты перестанешь испускать во все стороны свои эротические флюиды.
   В ответ Ларна возмутилась:
   - Слушай, я же согласилась на все твои идеи, покорно хожу за тобой, делаю все, что ты скажешь. Или ты хочешь сделать из меня замороженную статую?
   - Нет, но ты должна вести себя скромнее...
   - Но если я перестану испускать... как ты это назвал?
   - Эротические флюиды. - Буркнул Андрей, одновременно гадая, как это звучит для спутницы.
   -...вот, то тогда я перестану быть собою, той, которую ты любишь. Ты перестанешь любить меня, и я не смогу покорно ходить за тобой и делать все, что ты скажешь!
   Андрей резко остановился и выругался, проклиная непостижимую женскую логику. Ларна же подошла к двери и обернулась, вооруженная пренаивной улыбкой:
   - Дорогой, кажется, нам указали на эту дверь?
   Андрей понял, что пока придется ограничиться согласием в главном, а о перевоспитании любимой в примерную девушку забыть до лучших времен.
  
   Трапезная была практически пуста, и они легко определили Альдо в одинокой фигуре за дальним столом. Командующий охраной городка выглядел куда хуже, чем вчера в таверне. Вялый уставший взгляд выдавал тяжелые раздумья и, возможно, бессонную ночь.
   - А, паладин, садись. А я как раз хотел послать ребят поискать тебя. А ты, глядишь, и сам тут. Значит, что-то тебя привело, а?
   - Мы вчера многого не договорили, я благодарен, что ты не требовал объяснений сразу. С того времени я много думал и решил, что могу довериться тебе.
   - Что ж, говори. Я буду рад услышать твою историю.
   Андрей рассказал немного о себе, о том, как встретил Ларну, о Хедэр, и вкратце, о своих выводах и предположениях. И под конец спросил, хватит ли сил у Альдо защитить городок от клана.
   - Кандхаш не станет и пытаться брать городок штурмом. - Ответил Альдо. - Он возьмет нас в осаду. И будет отправлять своих убийц внутрь. Весь вопрос в том, дотянем ли мы до подхода подмоги из Королевства.
   Тут вмешалась Ларна:
   - Андрей, если это и есть твой план, то это глупый план. Здесь слишком близко к границе.
   - А ты хочешь бежать дальше в Королевство? - Спросил ее Альдо.
   - В Квинташ. Если придется, дальше, в Кхазар.
   - Это спасет тебя только от армии, но не от убийцы.
   - Может быть. Но это все, что я могу сделать.
   Альдо изучающе смотрел на нее.
   - Может, тебе стоит пойти в лагерь Меча Эмардека?
   - И зачем им нужна девчонка, от которой мало проку и много неприятностей?
   - Что ж, Силе ты не доверяешь, так? Что ж в тебе такого, дорогуша, что так много людей хотят решить твою судьбу, а?
   Ларна промолчала. И Андрей вновь взял инициативу в свои руки:
   - Итак, что нам ждать от тебя и твоих людей - помощи или...
   - Торговаться с кланом я не буду. А помощь... Мой долг перед Мечом Эмардека требует взять вас под стражу и отправить насильно в Лагерь. Но я больше привык доверять себе, чем своим генералам. Ты права, дорогуша, у генералов могут найтись свои цели. А чего хочешь от меня ты, паладин?
   - Не знаю, что касается себя, то я хочу выйти навстречу клану и сразиться с Кандхашем. Вот только он теперь не один, а у меня нет армии.
   Андрей замолчал, ибо на лице Альдо выразилось сильнейшее изумление.
   - Я начинаю думать, что вы с Хедэр сговорились!
   - То есть? - Андрей изумился не меньше Альдо. Тот опустошил кубок и затем произнес:
   - Видишь ли, она была у меня этой ночью.
  
  
   Эпизод 15
   Решение Альдо
  
   Эта фраза оказалась несколько двусмысленной, что вызвало сдержанное хихиканье у Ларны, Андрей был настроен менее легкомысленно и потому настороженно спросил:
   - Чего она хотела?
   - Как ни странно, того же, что и ты!
   - То есть?
   - Похоже, вы оба решили, что нужная вам армия - это я и мои люди. Вот только Хедэр не верит в доброту, и потому предложила мне взятку.
   - Взятку?
   - Не знаю, как еще это назвать. Хорошо откровенность за откровенность. Как и ты, я не родился в этом мире. Только я пришел сюда уже очень давно и очень долго служу Мечу Эмардека. И еще своему господину Хранителю Вершины Меру. Чаще всего одно не мешает другому, ведь Меч Эмардека когда-то давно организовал другой эмиссар моего господина. Впрочем, это давняя история. Так вот, в первый раз Хедэр явилась ко мне три дня назад...
   - Постой... Три дня назад, - Андрей стал вспоминать, - но три дня назад я даже не знал о существовании этого мира. - Удивленно сказал он и обернулся к Ларне.
   - Когда? Днем или вечером? - спросила она.
   - Утром три дня назад.
   - Но, тогда я еще была беспомощной жертвой запертой в землянке и готовившейся к казни. Хедэр приходила ко мне ближе к полудню, а затем Горкхот помог мне бежать.
   Альдо кивнул.
   - Что говорит лишь о том, что эту историю тщательно подготовили. Как сказала мне Хедэр, она исполняет волю Аркантеля, демиурга и Создателя этого мира. Вот только странно... Аркантель давно забросил все свои замыслы относительно этого мира! Хедэр предупредила меня, что, возможно, ей понадобится мое содействие... Я когда-то очень давно в другом мире и в другой жизни знал ее. Я согласился не мешать ей. Но после вчерашней бойни, которую она устроила, сами понимаете, что мне хотелось с ней сделать... Она это тоже понимала и явилась... само раскаяние, на коленях умоляла простить ее... говорила, что согласна на любое наказание... Вот так, короче говоря, мне очень захотелось узнать, чего же за этим последует. Ну и она меня ошарашила: дескать, ей нужна моя помощь, чтобы уничтожить клан.
   Андрей от удивления аж присвистнул, а Ларна сильно побледнела.
   - Удивила, что сказать, я ответил, мол, да, планам Меча это соответствует, да и моим желаниям, пожалуй, давно хочу извести этих гадов! Вот только как? Да и где гарантии в ее, Хедэр, лояльности? Ну, она и предложила мне взятку, не знаю, как иначе это назвать... - Альдо оглядел обоих собеседников, оба ждали продолжения. - То, от чего я не смог отказаться.
   - И что теперь? - встревожено, спросил Андрей. - У Хедэр есть какой-то план? Ты доверяешь ей?
   - Доверяю? - переспросил, прищурившись Альдо, - Определенно кое в чем, да. А план, ее план в том, чтобы мы вышли навстречу Кандхашу, и тогда она поможет нам уничтожить его.
   - Так в чем проблема, если ты доверяешь ей?
   Альдо стукнул кубком о стол:
   - Проклятье, проблема в том, что у Кандхаша пять сотен безжалостных убийц. А у меня шесть двадцаток моих меченосцев, плюс три двадцатки стрелков Конрада, да полсотни местных охотников. Как тебе расклад?
   - Мало... - протянул Андрей.
   - То-то и оно, что мало. И еще учти, две двадцатки придется оставить здесь.
   - Двести против пятисот, - подсчитал Андрей, - действительно похоже на самоубийство.
   - Вы оба пойдете с нами. - Неожиданно решительно сказал Альдо. Андрей попытался возразить:
   - Я согласен, но девушке лучше остаться здесь...
   - Я пойду с тобой. - Твердо заявила Ларна.
   - Ей нельзя здесь оставаться, да и Кандхаш не примет бой, если ее не будет с нами. Собственно наш единственный шанс занять хорошую оборонительную позицию на его пути и принудить атаковать нас.
   Альдо встал. Он принял решение, время сомнений и раздумий прошло, пришла пора действий.
   - Вели трубить общий сбор! - Громко приказал он ближайшему солдату. И заметив одного из десятников, подозвал его. - Аргош, немедленно отправь скорохода к Паланте, пусть бросает все и как можно быстрее идет сюда.
   - Да, командир.
   В этот момент снаружи заревели рога и затрубили горны, поднимая на ноги сонный городок.
   - Можно спросить, что случилось, командир?
   - К сумеркам мы должны быть у бродов через Громовой Ручей.
   - А дальше?
   - Дальше будем ждать.
   - Прикажу взять провизии на два дня.
   - Лучше на три.
   Продолжая говорить, они вышли из трапезной. Снаружи шум еще усилился, отряд Альдо готовился к походу.
   Ларна хитро посмотрела на Андрея:
   - Ну, как, теперь ты доволен?
   Андрей промолчал. Довольным он не был, к Альдо осталась еще куча вопросов, контроля над ситуацией, даже элементарного знания, что происходит, не было и в помине.
   - Андрей, мне надо в гостиницу, там остались мои вещи.
   - Слушай, неужели это настолько важно?
   - Да, - заупрямилась Ларна.
   Мне это не нравится, подумал Андрей, а Альдо понравится еще меньше. Он попытался возражать, но девушка была непреклонна, и ему пришлось уступить. Во дворе творилось нечто невообразимое, кажется, только раздававший приказы Альдо понимал суть происходящего.
   - Что такое? - Альдо обернулся к ним.
   - Нам надо вернуться в гостиницу за вещами.
   - Нет, теперь вы должны постоянно быть рядом со мной. - Коротко ответил Альдо.
   - У Ларны остались там вещи, она отказывается идти без них.
   Взгляд Альдо перетек на спутницу Андрея. Сталь против безмятежной синевы неба, противостояние затянулось. Видимо, Альдо понял, что спорить с женщиной бесполезно, у него оставалось два пути: либо посадить под замок, либо выполнить ее условия.
   В этот момент к ним подошел пепельноволосый Конрад.
   - Альдо, я слышал, трубили общий сбор?
   - Да, так и есть.
   - Мы собираемся в поход?
   - Да, предстоит сражение с вторгнувшимися в Скалак воинами клана.
   - У нас было соглашение на охрану городка, боевые действия за его пределами не предусматривались...
   - Вы получите дополнительную плату.
   - Золотой на каждого солдата.
   - Да.
   - Три золотых за каждого погибшего, два за раненого.
   - Да.
   - Отлично.
   - Конрад, выдели солдат охранять этих двоих, до гостиницы и обратно, и побыстрее.
   Конрад повернулся к своим людям:
   - Балек! Ты слышал, что ты должен сделать?
   - Да. Привет, паладин!
   Конрад нахмурился, но в этот момент Альдо вновь обратился к нему:
   - Да, и еще отправь ребят в город. Мне нужны все, кто способен сражаться, объявишь плату вполовину того, что получат твои солдаты.
  
  
   Эпизод 16
   Загляни в Бездну
  
   Балек взял двух солдат, лишь немногим уступавших ему, одного звали Дан, другого Грод. По пути Балек попытался узнать что-нибудь от Андрея:
   - Этот поход как-то связан с потасовкой в таверне?
   - Да.
   Получив еще пару односложных ответов, Балек понял, что от паладина он ничего не добьется, и переключился на Ларну. Здесь ему повезло больше, девушка готова была делиться сведениями. Андрей не слишком прислушивался к их болтовне, пока Балек не произнес:
   -...я слышал, ребята говорили, что наш командир провел ночь с той девчонкой, покромсавшей пьяниц в таверне.
   - А что они делали?
   - Ну, ты даешь, крошка! Ха! Неужто ты не знаешь, для чего мужчина уединяется с женщиной?
   - Может, они просто разговаривали? - Андрей, уже внимательно следивший за разговором, ни на секунду не поверил в наивность Ларны. Это была издевка в его адрес. Балек захохотал, и его примеру тут же последовали солдаты.
   - Нет, крошка! Ребята в подробностях говорили, как они разговаривали!
   Тут Андрей не выдержал и вмешался:
   - Возможно, я плохо знаю ваш край, но разве вам безразлично, что делает ваш командир?
   - А что он делает? - удивился Балек.
   - Разве Хедэр не враг вам?
   - Наш Враг в Ледяных Вратах, а Хедэр - не мое дело решать, враг она или нет. Альдо наш командир, это его дело - определять, кто нам враг, а кто друг. Он командир, он отдает приказы, мы выполняем приказы, - Балек приподнял свой тяжелый арбалет, - знаешь главное достоинство этой штуки? Эта стрела не спрашивает, куда она летит!
   Андрей нахмурился:
   - Но разве вы не обязывались защищать местных жителей?
   - Здесь нет жителей, здесь только гости. Это место - торговый пост. Меч Эмардека контролирует Скалак, а торговая гильдия Кхазара считает выгодным держать здесь торговлю. Они оплачивают расходы гарнизона, стоящего тут. Вот и все.
   - Значит, вы наемники?
   Балек пожал плечами, похоже, он не понял вопроса, Андрей уточнил:
   - Я слышал разговор Конрада с Альдо...
   - А, это, за пять лет, я слыхал подобные слова раз сто, это у них вроде ритуала. Это пустое, паладин, копье Конрада всегда там же, где меч Альдо. Между прочим Альдо не последний в свите генералов Меча и его слово кое-что там значит, а здесь... здесь его слово - Закон.
   В гостиницу Балек заходить не стал, предупредив лишь, чтобы собирались побыстрее. Ларна быстро взбежала по лестнице, направляясь во взятую ими комнату. Андрей отметил, что она что-то задумала. Сам он решил держаться Альдо, несмотря на его странные отношения с Хедэр.
   Андрей пошел вслед за спутницей, но на очередной ступеньке споткнулся и понял, что проваливается куда-то... Вне лестницы, по которой шел, вне вообще этого мира... куда-то в темноту. Он пытался сохранить равновесие...
  
   ...было темно, абсолютная темнота всюду вокруг... он ощущал, что стоит на самом краю чего-то, что еще не является этой темнотой вокруг него.
   - Что это такое, черт побери?
   В ответ темнота рассмеялась голосом Хедэр.
   - Приветик, моя радость! Извини, мне вдруг захотелось показать тебе Бездну.
   Андрей попытался определить, где она.
   - Не советую очень-то дергаться, то, на чем ты стоишь, невелико, один неверный шаг, и ты полетишь в Бездну, а я не стану ловить тебя...
   Он все же повернулся и, протянув к ней руку, сумел коснуться ткани ее платья.
   - Проклятье, чего ты хочешь от меня?
   - Загляни в Бездну, моя радость, представь, что падаешь вниз, туда, где ничего нет, кроме темноты и вечного падения, где нет жизни и нет смерти... смерть это избавление, но в Бездне нет смерти... падение должно быть вечно, твоя плоть исчезнет как пыль, но ты не заметишь этого, твои друзья и знакомые забудут тебя... умрут и родятся заново и снова умрут, миры изменятся, Сотворенное угаснет, но ты не узнаешь этого, ибо для тебя это ничего не изменит... сюда не доходит свет, Бездне нет дела до сущего, она будет всегда, и ты будешь всегда в ней, ты будешь молить Единого, но он не услышит тебя, твои воспоминания с веками иссякнут и ты забудешь, кто ты, но падение вечно и дна нет... ты можешь проклясть Бездну или возлюбить ее, ей все равно, в Бездне нет ничего и никого кроме тебя и когда-нибудь ты станешь Бездной, а Бездна станет тобой, но даже тогда падение не прекратится...
   Тихий голос во тьме, навевающий тоску и сулящий вечные муки, она говорила еще и еще, пока Андрей не выдержал и закричал:
   - Остановись, скажи, наконец, что ты хочешь, Хедэр?
   - Ты знаешь, чего я хочу! Я хочу, чтобы ты шел по указанному мною пути, пока ты идешь по нему, я буду тебе лучшим другом. И следи за своей подружкой, чтобы она не делала неверных шагов. Ты же знаешь, один неверный шаг приведет ее сюда, и ничто не спасет ее.
   - Нет, черт тебя побери, ты не сделаешь этого!!! - Андрей сделал резкое движение в сторону говорившей и вдруг понял, что падает...
  
  
   Эпизод 17
   Выступление отряда
  
   Он упал на ступеньки лестницы и сильно ударился. Боль привела его в чувство. Его била крупная дрожь и сил оставалось лишь на то, чтоб беззвучно ругаться, понося последними словами Хедэр. С трудом поднявшись и шатаясь, он одолел оставшиеся ступеньки, добрался до комнаты и распахнул дверь. Ларна сидела спиной к нему, она повернулась и начала что-то говорить, но, увидев его, застыла, а затем бросилась к нему.
   - О боже! Что с тобой случилось?
   - Ерунда, ничего особенного, сейчас все пройдет...
   - У тебя такой вид будто, встретил смерть!
   - Очень похоже на то... Ларна, моя милая, обещай, что не будешь делать глупости. Мы должны идти с Альдо.
   В ее глазах было сомнение.
   - Но я не верю Альдо, мне хорошо с тобой! Зачем нам идти сражаться с кланом?
   - Так надо, мы должны ему верить! Я знаю, ты сомневаешься, я тоже сомневаюсь, но я убежден, если мы не будем сражаться за себя, мы точно проиграем.
   Андрей обнял прильнувшую к нему девушку. В ее глазах стояли слезы.
   - Мне так страшно, я так устала от этого, наверно, мне не суждено пожить нормальной жизнью...
   - Ничего, милая, мы справимся, мы должны справится...
  
   Когда они вернулись к казармам, отряд Альдо уже был готов к выступлению. Сам Альдо, облаченный в тяжелые доспехи и в шлеме, немного напоминал средневекового рыцаря. Он был недоволен задержкой.
   - На твоей броне мощные заклятия, паладин, но это легкая броня, возможно, стоит подыскать тебе лучший доспех?
   Андрей содрогнулся, представив на себе вес тяжелых доспехов, и предпочел отказаться. Альдо не стал настаивать и перевел внимание на Ларну, у той не было доспехов вовсе.
   - Я вынужден настоять, чтобы ты надела доспех, по крайней мере, защитит от случайной стрелы.
   Один из солдат взял уже приготовленный кожаный доспех.
   - Это старая броня Паланты, моей воспитанницы, хороший заговоренный доспех.
   Ларна взяла доспех, но уставилась на него так, что сразу стало ясно, пользоваться чем-то подобным ей еще не доводилось. Тогда Балек подошел к ней и сказал:
   - Пошли, я помогу тебе надеть его.
   Вернулся Балек, ведя за руку юную воительницу, не ограничившись доспехами, он надел ей также пояс с ножнами, в коих покоился небольшой кинжал.
   - А вот оружие ей совсем не нужно. - Заметил Альдо. Балек ответил:
   - На всякий случай.
   Альдо сверкнул очами, но, оставив эту тему без продолжения, приказал выступать.
   Следуя приказу, солдаты стали покидать казармы, и Альдо ушел вперед колонны. Андрей спросил Ларну, как она чувствует себя в новых доспехах, на что тотчас получил ответ:
   - Как хорошо укутанная кукла, которую тащат под жертвенный нож. Эту штуку на меня надели специально, чтобы мне было труднее сбежать.
  
   Через некоторое время, когда отряд проходил ворота и мост, Андрей поинтересовался у шагавшего рядом Балека:
   - Если на городок нападут в сумерках, как стражники из предмостного укрепления смогут вернуться в городок?
   - Никак.
   - Но ведь они все погибнут?!
   - Вероятно.
   - Тогда зачем держать там ночью людей?
   - Это воспитательная мера. - Пояснил Балек. - Сюда отправляют в чем-то провинившихся, и если Конраду некого поставить за старшего, он направляет меня.
   Андрей постепенно стал догадываться, что роль Балека напоминала роль старшины, он делал все, чем по каким-то причинам не могли заняться Альдо и Конрад.
   Выйдя в поле, отряд перестроился. Часть охотников, шедших впереди, рассеявшись, выдвинулась еще далее; другая часть, где были более тяжеловооруженные бойцы, осталась впереди колонны. Следом шли возглавляемые Альдо две двадцатки меченосцев в тяжелых доспехах, кроме мечей они несли круглые щиты и легкие арбалеты. Далее шли три двадцатки Конрада, каждый из них нес огромный прямоугольный щит и тяжелый арбалет, но, в отличии от мечников, у них были облегченные доспехи, дополняли вооружение короткие клинки. Сам Конрад был одет в тот же доспех, что и обычно, правда, к короткому копью с широким наконечником добавились еще мощный составной лук со стрелами и двуручный меч. Андрей и Ларна оказались среди первой двадцатки Конрада рядом с ним и Балеком. Завершали колонну еще две двадцатки меченосцев, оснащенных аналогично первым.
  
  
   Эпизод 18
   История Конрада
  
   По пути Андрей говорил с Конрадом и узнал немало о судьбе командира наемников. Отец Конрада был рыцарем из Бретеля, местности к югу от лагеря воинов Меча Эмардека, что был к югу от Скалака. Конрад был шестым сыном рыцаря, причем от женщины, так и не ставшей его женой. Мать Конрада была рейнджером пограничья, во многом подобным охотникам из леса. Кроме того, она принадлежала к одной из ветвей королевского рода. Старшая ветвь пересеклась много поколений назад во время междоусобицы, а никто из многочисленных представителей младших ветвей не смог доказать свое право на престол. И уже несколько веков страна была королевством без короля. Ситуация, по мнению Андрея, была абсурдной, но он напомнил себе, что этот мир не Земля.
   Мать Конрада погибла от рук воинов клана, попав вместе с группой охотников в засаду. В наследство от отца Конраду достался лишь клинок и лук, и он стал следопытом - разведчиком Меча Эмардека. Постоянные походы и бои в пограничье сделали его опытным бойцом. На него обратили внимание старшие командиры. Так Конрад попал в отряд Альдо, в то время тот возглавлял так называемый летучий отряд. Это был отряд карателей, ходивший на территорию древних и клана. Потом с помощью Альдо Конрад собрал отряд лучших бойцов пограничья. Это было пять лет назад... С того времени многое изменилось, генералы Меча часто меняли назначения своих лучших командиров. Вот уже два года Альдо командовал гарнизоном в Скалаке, и в значительной мере это назначение в тыловом пункте было связано с обучением Паланты. Молодая воительница представляла одну из ветвей королевского рода, чьи представители долгое время служили Мечу, и генералы возлагали большие надежды на нее. Эти два года в Скалаке, удаленном от границы, научили Конрада другому пониманию пути воина. В Скалаке часто возникали непредвиденные ситуации, но здесь Альдо решал почти все миром. Глядя на действия своего командира, Конрад видел, что угроза меча зачастую куда действеннее и полезней, чем удар меча.
   - Знаешь, со временем я перестал считать себя воином, теперь я предпочитаю называть себя солдатом. Я беру деньги за службу, не потому что они мне так нужны, а потому, что это определяет мой статус. Для воина война это призвание, для солдата это работа. Солдат носит оружие не для того, чтобы его применять, а для того, чтобы оружие не применяли другие...
   - Я много лет следил за действиями генералов Меча и недоумевал, почему они не объединят Королевство под своей властью. Может быть, они не хотят управлять народом как боевым отрядом, ведь другого способа они не знают?
   - В моем мире это многих не останавливало. - Заметил Андрей.
   - И у них получалось?
   Андрей припомнил историю. Самый характерный пример: Наполеон, гениальный полководец, объединивший всю Европу, затем затеял очередную военную кампанию и проиграл. Андрей внезапно понял, возможно, для Наполеона, бывшего скорее военачальником, чем императором, новая военная кампания значила больше, чем стабильность созданной им империи.
   - Обычно получалась череда войн, после которых у власти оказывался человек, главное достоинство которого было в том, что он никому не мешал. - Ответил Андрей.
   - У нас все по-другому, народ Кхазара никогда не признает Королем такого человека. Королем может быть лишь тот, чьи заслуги признал Аркантель. Вот только много поколений, как никто не слышал, чтобы Аркантель вмешивался в дела Королевства.
   - Но если Кхазар уже несколько веков обходится без короля, то может, он и не нужен?
   - Многим хочется так думать, но мне кажется, Аркантель хотел сделать этот мир чем-то большим, чем место, где происходят мелкие бесконечные свары между Силами и властителями...
   Андрей кивнул не зная что сказать, возникла пауза.
   - Альдо говорил, что Хедэр исполняет волю Аркантеля. - Вдруг сказал Конрад, это утверждение было также и вопросом. Андрей понял, что ответ на него очень волнует Конрада.
   - Скорее всего. По-крайней мере, это самое разумное объяснение.
   - Значит, впервые за много лет, у него появились интересы здесь. Это дает мне надежду.
   Конрад ушел вперед, а Андрей понял, что для него и для Альдо эта ситуация выглядела по-разному, но совсем отлично от тех, кто жил здесь, в этом мире. Для тех, кто считал Аркантеля непререкаемым авторитетом, хозяином и богом. Когда-то они нарушили его замысел, не оправдав его ожиданий. Он ушел, предоставив их самим себе. Но они так и не решились найти свой путь, они ждут его возвращения...
  
  
   Эпизод 19
   Дар Аркантеля
  
   Ларна пожаловалась Андрею, что она устала и ей нужен отдых. И он попытался придать ей уверенности:
   - Ну же, милая, всегда есть необходимость куда-то идти, к чему-то стремится!
   - Зачем, - тоскливо сказала она.
   - Неужели у тебя нет желаний, найти место, где ты могла бы быть счастлива и заниматься тем, чем хотела?
   - Ну... - Ларна задумалась.
   - Расскажи... - попросил он.
   - Наверно, это должно быть какое-нибудь тихое место, где не было бы ни солдат, - дерзко сказала она, обведя взглядом окружающих, - ни оружия, где никто бы не считал меня своей игрушкой и не указывал, что мне делать. Маленькая деревня на поляне среди леса, деревня, где живут добрые люди, принимающие меня такой, какая я есть. И небо, яркое, всегда синее небо, и солнце. И еще я хочу ночь такую, как ты рассказывал, темную, но с яркими точками, дающими надежду на будущий свет...
   - Звезды, мы называем их звездами. - Напомнил ей он.
   - И еще я хочу, чтобы там была дорога, по которой бы ты приходил бы ко мне.
   - Вот видишь, тебе есть к чему стремиться!
   - Но ведь это только мечта, - с сомнением сказала Ларна.
   - Мне говорили, - Андрей вспомнил слова Миледи, - что если очень сильно верить в свои желания, то они непременно сбудутся.
   - Разве это возможно?
   - В Сотворенном нет ничего невозможного. - Ответил, теперь процитировав слова Странника, Андрей.
   Конрад, прислушивавшийся к их разговору, сказал:
   - Осталось совсем чуть-чуть, вон за тем холмом броды и Громовой ручей.
   - Совсем близко! - обрадовалась Ларна.
  
   Альдо остановил отряд на подъеме, не доходя до вершины. На вершину он пошел в сопровождении лишь Конрада и нескольких десятников. Ларна, услышав о привале, тотчас упала на землю, изображая умирающего лебедя. Оставив ее там, Андрей пошел вслед за Альдо. С вершины холма стали хорошо видны достоинства этой позиции. Громовой ручей был не очень широк, но зато отличался бурным и быстрым течением, он вытекал из ложбины за высокой грядой, нависавшей с севера. Андрей помнил, что за грядой начинается Лес. На юге были густые заросли, переходящие далее в трясину и переправится через ручей там, было нелегко. Под их холмом действительно находилось единственное на значительном расстоянии удобное для переправы место.
   Альдо напряженно вглядывался куда-то за ручей, как будто ища там следы присутствия врага.
   - Что-то не так, командир? - спросил один из десятников.
   - Я не уверен, хотя видите эту точку? - Альдо указал за ручей. Точка, кажется, большая птица стала быстро приближаться, и уже видно было, что это больше, чем птица. Двое солдат вскинули арбалеты.
   - Не стрелять! - приказал Альдо.
   Крылатая тварь, приближаясь, становилась все больше похожей на демона из таверны и, приземлившись рядом с ними, обратилась в Хедэр.
   - Приветик! Кажется, вы очень спешили? - Заметила она.
   - Где Кандхаш? - сразу спросил ее Альдо.
   - Он немного задерживается, - мило проворковала Хедэр, - его люди занялись любимым делом - жгут селения охотников в пограничье.
   Лицо Альдо стало суровым.
   - Боюсь, что их передовой отряд подойдет не раньше, чем к вечеру завтрашнего дня.
   - Передовой отряд?
   - Да. Примерно полторы сотни бойцов, почти вся фракция Кандхаша в клане.
   - А сам Кандхаш?
   - Он остался в основном отряде, видишь ли, ему приходится подгонять старейшин, которые не спешат исполнять его приказы...
   - Похоже, ты нарушаешь условия нашего договора. - Упрекнул ее Альдо.
   - Неужели ты действительно хочешь сражаться разом со всем кланом, может ты и убьешь их больше, но и от твоего отряда мало кто останется в живых.
   - Да, но полторы сотни это совсем не весь клан. - Возразил Альдо.
   - Только самая агрессивная его часть, с которой ты легко справишься благодаря дару моего нанимателя.
   - Ты принесла его? - Альдо напрягся и шагнул вперед к Хедэр.
   - Конечно, - промурлыкала та, нагло улыбаясь.
   - Что-то я не вижу при тебе ничего похожего.
   - Он здесь. - Хедэр произнесла слово, и в ответ полыхнуло жаром, маленький огненный портал в потаенное место для разных вещей. - Очень удобно не хочешь сунуть сюда ручку? Нет! Правильно! Обожжешься, а я могу... вот видишь, здесь ларчик...
   Она достала из жара большой ларец, покрытый золочеными письменами и символами.
   - Бренно! - позвал Альдо. Бренно был магом, специализирующимся на школе отречения сильных, он состоял при отряде Альдо. Тут Андрей понял, что вокруг уже значительно больше людей, в частности, рядом с ним была и Ларна. Маг подошел к Альдо и принял из рук Хедэр ларец.
   - Знаки Аркантеля. - Со священным трепетом произнес Бренно. Он открыл ларец, внутри лежал свиток.
   - Заклятие одноразовое. - Предупредила Хедэр.
   - Как оно действует?
   - Сейчас, дай вспомнить, как же он говорил, ага, вот: "Обратятся сумерки подобием света и погибшие в тот час изменят своему предопределению". Заклятие действует только в сумерках и закончится с восходом солнца.
   - И что это значит?
   - Насколько я поняла, этим Аркантель отказывается от власти над душами погибших во время действия заклятия, и они отправляются прямиком к Единому. Это заклятие не будет действовать на тех, над душами кого у Аркантеля нет власти. То есть в данном случае на тебя, Альдо, на него, - Хедэр указала на Андрея, - и на меня. Впрочем, для твоих воинов это тоже не будет иметь особого значения, а вот души воинов клана не смогут вернуться на свой алтарь.
   Альдо удовлетворенно кивнул. А Андрей, наконец, понял, как Альдо собирался уничтожить клан и почему ему не нравится идея ограничиться частью клана, без Кандхаша и других лидеров. Ларна прикоснулась к плечу Андрея и прошептала:
   - А я?
   Он обернулся к ней.
   - Что ты?
   - Предопределенное, помнишь нашу первую встречу?
   Андрей вспомнил и повернулся к Хедэр, чтобы задать ей вопрос. Но она опередила его:
   - Ей нельзя умирать! - яростно бросила Хедэр. - Предопределенное ли или другая смерть, для нее все едино!
   Ларна попыталась возразить, но Хедэр смотрела только на Андрея, ее взгляд обжигал огнем:
   - Помнишь Бездну? Молодец, помни! Это то, что ее ждет!
   - Почему ты так жестока...
   Хедэр оборвала его, в ее голосе был гнев и... страх:
   - Дурак, я не властна над Бездной. И никто не властен, ни твой Странник, ни даже боги. Чужое посмертие определяет лишь Единый, а он судит по карме! Я лишь показала тебе Бездну, первое же твое действие вернуло тебя в этот мир.
   И обращаясь к Альдо:
   - Все. Я ухожу. Теперь ждите, я вернусь завтра в тоже время.
  
  
   Эпизод 20
   Предопределенность и карма
  
   Через некоторое время, уже в сумерках, при свете костров Андрей потребовал от Альдо объяснения слов Хедэр.
   - Прости, я не очень много знаю о принципах предопределенности и кармических законах, думаю, я смогу объяснить вам только в общих чертах.
   - Уж хотя бы так, в общих чертах, - пожаловался Андрей.
   Альдо на минуту задумался, вероятно, просчитывая, с чего начать.
   - Что ж, попробуем начать с очевидного. Итак, все разумные существа (люди и иные расы), пожалуй, будет вернее определить как смертные, так вот, все души смертных являются частицами души Единого, в некотором смысле его взглядами/видениями Сотворенного. Таким образом, каждый из смертных является не только подобием или воплощением Единого, но и потенциально способен на все то, на что способен Единый. То есть, для любого в принципе нет ничего невозможного...
   Альдо поднял руку, успокаивая изумленный ропот слушателей.
   - Основная сложность здесь в том, что одновременно в Сотворенном, действует бесконечное множество таких потенциально всемогущих существ. - Он усмехнулся. - И естественно, они постоянно пересекаются, что, естественно, лишает их всемогущества. Вообще-то все, что происходит при их пересечении, и называется жизнью. Как вы, возможно, поняли. Что ж, таким образом, мы переходим к вопросу нас интересующему: то есть к отношению кармы и предопределенности.
   - Карма есть суть сумма действий, произведенных смертным в конкретный момент или во всем воплощении в целом. Предопределенность есть суть ожидаемое для того же смертного по действиям окружающих его, что определяет законы данного мира, в тот же момент времени. Таким образом, карма и предопределенность соединены двумя неравными частями и образуют то общее, что и является мировосприятием данного смертного. Как вы, возможно, догадались, у подавляющего большинства часть предопределенного гораздо больше, чем часть его кармы-действия. Впрочем, всегда есть вожди, лидеры, маги, мудрецы, священники, те, кто выделяется над другими и их часть кармы оказывается сопоставимой с частью предопределенного. Ну а для Истинных Магов и Богов предопределенное это скорее то, что они направляют. Впрочем, то, почему одни смертные становятся более значительными, чем другие это, безусловно, тема отдельной беседы, нас же интересует посмертие, не так ли?
   Андрей кивнул, соглашаясь, хотя был бы не прочь послушать то, что Альдо не захотел объяснять.
   - Что же касается посмертия, то оно может определяться как кармой, так и предопределенным...
   - Но как может человек быть ответственен за предопределенное, ведь, как я понял, оно чужие действия, повлиявшие на него? - вопросил Конрад.
   - Он и не отвечает, но здесь влияют другие факторы. В целом Хедэр права: над посмертием властен лишь Единый и определяющим является карма, твоя сумма действий без учета предопределенного. Смерть есть, по сути, возвращение души к Единому, воссоединение целого. И его Суд представляет собой ничто иное, как обретение душой всего знания и возможностей Единого и осмысление с этой позиции прожитой жизни и своей кармы. Проще: никто кроме нас самих не определяет ни нашу карму, ни посмертие. Но предопределенное может повлиять и здесь. Дело в том, что Сотворенное состоит из множества миров и у большинства из них есть хозяин - демиург. Творец, создавший этот мир и определяющий сумму действий душ, его населяющих, то есть предопределенное. Каждый в отдельности обладает всей свободой выбора действий, но сумма действий всех обитателей мира является определенной демиургом.
   - Ты имеешь в виду этот мир или что-то другое?
   - Я объясняю типичную схему для Сотворенного, естественно, при переходе к конкретному всегда есть масса нюансов, делающих одно отличным от другого. Что касается этого мира, то основным здесь является то, что уже значительное время Аркантель потерял большую часть контроля над этим миром. И насколько я понимаю, сейчас он пытается вернуть этот контроль. Но мы опять отвлеклись, говоря, что на посмертие может влиять предопределенное, я имел в виду то, что демиурги, являясь хозяевами предопределенного, могут влиять на посмертие душ, живших в их мире, исходя из собственных интересов. Например, есть некий воин, живущий в некоем мире, который принадлежит некоему демиургу. В этом мире существует некий кодекс поведения воинов, одобренный демиургом. Допустим, этот воин всегда свято чтил кодекс, следовал ему и умер в бою. Хорошая карма. Демиург, довольный им, дает ему, пользуясь властью над его душой, новое воплощение в этом или другом своем мире. И если очень доволен то следующая жизнь начнется в лучших условиях. А вот другой воин, постоянно поносит богов, не чтит кодекс, совершает всякие дурные поступки. Короче, привлекает внимание демиурга плохим поведением и тот, пользуясь властью над его душой, отправляет его в какую-нибудь преисподнюю или определяет ему в следующей жизни жалкое существование. Ну и, наконец, третий воин ни то ни се, скажем: трусоват и туповат. Демиургу не интересен, и он не пользуется властью над его душой, и та благополучно отправляется к Единому. То есть может оказаться где угодно.
   Альдо сделал паузу и продолжил:
   - Но вернемся к этому миру, как я уже говорил, Аркантель утратил часть контроля здесь. Вероятно, он вынужден был примириться с существованием алтарей крови, но это ничего не меняет: для воинов клана предопределенным является возвращение на алтарь крови. Они являются частью этого мира и "условно" подчиняются Аркантелю. Собственно, дав нам это заклятие, Аркантель нарушает правила игры и рискует полностью потерять контроль над этим миром. Но это нас не касается. Вот, вкратце так.
   В ответ Конрад произнес:
   - Кажется, большинство я понял, но у меня осталось еще множество вопросов...
   - Что ж, любое знание отвечает на одни вопросы и поднимает другие. И, как правило, новые вопросы сложнее старых.
   Альдо посмотрел на Андрея, приглашая его задать свой вопрос.
   - Я не совсем понял, почему на одних заклятие действует, а на других нет? - спросил он.
   - Это просто. Моё посмертие определяет не Аркантель, а Хранитель Меру. Посмертие Хедэр - Лорды Хаоса, в частности ее Владычица. А твое я могу только предполагать, допустим, я знаю, что ты представляешь Ассоциацию Странников. Судя по тому, что я знаю о вас, лидеры Ассоциации не считают себя вправе определять посмертие своих последователей.
   Что означает, понял Андрей, что мое посмертие будет определять лишь Единый.
   - Вообще-то я имел ввиду то, что касается Ларны. - Пояснил Андрей. Альдо кивнул.
   - Я так и понял. К сожалению, здесь я могу лишь гадать.
   - И все же?
   - Судя по всему, всё началось с того, что ее лишили связи с алтарем крови.
   Ларна подтвердила это предположение.
   - Хорошо. Второе: судя по всему, Аркантель никогда не владел правом на ее предопределенное.
   - Хаос? - предположила Ларна.
   - Сомневаюсь. Если бы они так легко могли получить души тех, кого они хотели бы заполучить, им бы не приходилось повсеместно применять алтари крови.
   - Тогда кто же?
   - Не знаю, у меня не хватает информации. И при этом ты, девочка, явно ключевая фигура.
   Андрей вспоминал все события минувших четырех дней и свел все свои ощущения в одну фразу:
   - Кажется, ключом является не столько она, как ее посмертие.
   - Да, наверное, ты прав, - подумав, согласился Альдо.
   - Кхе, командир, - встрял Балек, - не пойми меня неправильно. Не знаю, как другие ребята, но мне будет чуточку неуютно сражаться под этой фигней.
   Его реплика была поддержана солдатами. Альдо в ответ приподнял бровь:
   - Ну, совсем чуточку неуютно?!
   - Ага, ну вот совсем чуть-чуть! Не то чтобы я трусил, но вот неуютно как-то!
   - Неужто тебя так волнует твое посмертие?
   - Да как-то никогда о нем не думал, командир. Как-то всегда полагал, что в свое время узнаю! Но как-то тревожно, знаешь ли, командир!
   Альдо весело усмехнулся, а потом вдруг серьезно сказал:
   - Тревожно значит. Что ж предлагаю подумать вот о чем, тебе будет всего лишь немного тревожно. Это, знаешь ли, не смертельно, а вот воины клана, когда поймут, какую шутку с ними сыграли, начнут дрожать, как листья на ветру. Боюсь, они вряд ли успеют свыкнуться с мыслью о настоящей смерти. Ну, а вам, парни, я или Конрад когда-нибудь обещали вечную жизнь?
   Балек громко захохотал и вновь был поддержан солдатами. Альдо, дождавшись, когда хохот стихнет, продолжил:
   - Что же касается Аркантеля, то, как я говорил, он контролирует не все и уж точно не всем даст то, за что стоит цепляться руками и ногами. Так что не стоит думать о непонятном, как правило, излишнее знание бывает действительно лишним. Делайте свою работу, по моим наблюдениям, у вас это отлично получается.
   Гул одобрения и согласия был ему ответом, а Андрей, воспользовавшись моментом, тихо спросил Альдо:
   - И все же, каково: иметь вечную жизнь?
   - Слишком быстро понимаешь, что быть ответственным за чужую жизнь куда хлопотней, чем только за свою. Как бы хорош ты не был, постоянно накапливаются воспоминания, которые предпочел бы забыть навсегда. - Сказал он также тихо и уже громко всем:
   - Эй, парни, на этом все, предлагаю теперь отдыхать. Всем.
  
  
   Эпизод 21
   Взгляд в сумерки
  
   Андрею никак не удавалось заснуть, он все пытался найти ответы на все те вопросы, что остались без этих самых ответов, и все пытался постичь знания, которого, наверное, не стоило и знать. Ларна, поняв, что успокоить ее смятение чувств он явно не собирается, нашла утешение, забывшись на плече Балека. Вскоре Андрей, не выдержав, побрел на вершины холма к одиноко стоявшей там фигуре. Когда он подошел, Альдо обернулся:
   - А, это ты. - Констатировал он.
   - У меня остался еще один вопрос, и я не хотел задавать его при всех.
   - Что ж, валяй.
   - Черт побери, ты действительно видишь сквозь эти сумерки или притворяешься? - не выдержал Андрей.
   - Это очень простое заклятие.
   - Ага, значит, ты тоже владеешь магией?
   - Да, немного.
   - Ты извини, что я набросился на тебя с этими кармическими законами, но, понимаешь, для меня это стало важно.
   - Отчего ж не понять. Ты, кажется, хотел что-то спросить?
   - Я хотел бы знать, что связывает тебя и Хедэр? Я так понял, вы прошлой ночью не просто беседовали? Черт побери, я никак не могу понять, почему ты назвал это взяткой?
   - Потому, что это и была взятка.
   - Но я не понимаю, я предпочел бы спать в постели с ядовитой змеей, чем с этой демониачкой.
   - А ты пробовал, ну, со змеей?
   - Нет. Но я думаю, ощущения сопоставимы.
   - Знаешь, ты явно переоцениваешь силу Хедэр. По мне, так я не уверен, что она справится с тобой или, скажем, с Конрадом. Ну, если отбросить фактор внезапности, который всегда будет за нее. Что же касается меня, врасплох ей меня не застать, и я сомневаюсь, что ей найдется, чем меня удивить. А ее защита, мягко говоря: недостаточно хороша. Истина в том, мой друг, что Хедэр - просто девчонка, знающая несколько мощных атакующих заклятий, ну и еще кое-что, но то не боевые.
   - А ее демон?
   - Ее демону меньше года возраста, скажем так, это демон-малыш.
   Андрей решил, что с взрослым демоном ему встречаться не хочется.
   - И все же, что связывает ее и тебя?
   - Это будет долгая история.
   - Ночь тоже долгая.
   - Определенно так. Что ж, тогда мне вновь придется отвлечься к пояснению частных аспектов кармических законов. Как ты понял, душа проходит ряд перерождений. Так вот на Калидоре, в мире, маги которого более других продвинулись в изучении кармических взаимодействий, последнее сознание/личность называют джамё. Сумму всех предшествующих жизней - доэми. Если доэми совместилось в некое общее сознание, знающее все предшествующие рождения, это обычно для Истинных Магов, то это сознание называют вайё. Так вот Хедэр - джамё некой вайё. Существа, которое хоть и не является Истинным Магом, но немногим уступает им силой, впрочем, она не смертная, а что-то вроде полубогини. Я знал ее в другом мире и в далеком прошлом под именем Вальдаэ. Так вот, Хедэр не просто джамё, она скорее даже конструкт, созданный Вальдаэ. Как я понял, у нее было нечто вроде навязчивой идеи прожить жизнь смертной. Проблема в том, что в настоящий момент Хедэр знает о Вальдаэ и, скажем так, не испытывает к ней нежных чувств.
   - Черт возьми, невероятно!
   - Да, но вся прелесть Сотворенного, что в нем нет ничего невозможного, не так ли? Ну а чтобы тебе еще лучше понять ситуацию, добавлю: Хедэр служит Владычице Хаоса, к сведению, Истинный Маг невероятной мощи. Владычица изменила ситуацию в пользу Хедэр, лишив Вальдаэ контроля над своим джамё. Так что нынешние действия Хедэр можно охарактеризовать так: "Если я сделаю вот это, как тебе это понравится, а? А что ты сможешь сделать? Ага! Ну, тогда я сделаю еще и вот так!"
   В словах Альдо была горечь, и Андрей догадался о последующих словах Альдо прежде, чем тот их произнес:
   - Я любил Вальдаэ. Люблю сейчас, и буду любить всегда. Одно это слово слишком мало для того, чтобы объяснить все. Она была посланницей нашего господина, Хранителя Меру, в час, когда нам грозила гибель. Она спасла нас тогда, и вела за собой, даруя вдохновение, волю к борьбе, надежду и любовь. Я не смог отказать Хедэр, когда она предложила вернуть на время свое тело моей любимой.
  
   Вот и все. Все слова уже сказаны, спрашивать, почему Альдо доверяет Хедэр, бессмысленно. Андрей уже сам все понял: Альдо верит ей не больше, чем он. Но не верить той, кто для него значила больше жизни, Альдо не мог. Впрочем, это знание тоже не проясняло ситуацию, а уводило ее на новый уровень сложности, добавляя нового игрока в очень непростой расклад. Хотя нет, знание о двойном сознании Хедэр давало лишь новый взгляд на ее личность, но сейчас очевидно, обе части ее сознания преследуют одну цель.
   Андрей пошел прочь, оставив Альдо сторожить покой своих людей и обретать покой в себе. Андрея занимала мысль, что видит в сумраке этого мира Альдо? Сам Андрей видел там лишь неясные тени минувших событий, вопросы, на которые лучше не знать ответов, да сомнительный выбор между постылым бездействием, своей игрой, больше смахивающей на предательство, и выжиданием не понятно чего.
  
  
   Эпизод 22
   Перед боем
  
   Последующий день прошел в томительном ожидании. Солдаты заметно нервничали перед боем, предстоящим в действии неведомого заклятия. Конрад, почувствовав их настроение, затеял возведение редутов у вершины холма. Альдо отдыхал, искоса следя за этой работой. К вечеру черной птицей, предвещавшей погибель, явилась Хедэр. Она с интересом изучила свежее появившееся укрепление и направилась к Альдо.
   - Итак, ты принял решение? - Она села на землю рядом с ним. Альдо молчал.
   - Позволь заметить, я предложила тебе хорошо продуманный план с минимальным риском. В результате ты уничтожишь полторы сотни лучших бойцов клана. Да, среди них не будет ни Горкхота, ни Кандхаша. Но это те, благодаря кому Кандхаш является значимой фигурой.
   Альдо по-прежнему молчал.
   - О, неужели ты всерьез решил затеять свое героическое побоище. Извини, но у тебя не хватит сил добиться решающей победы. Может быть, тебе удастся убить Кандхаша, он вполне способен на глупость пойти в первых рядах, но Горкхот и старейшины точно не последуют его примеру. Так что они либо отведут своих воинов, почуяв неладное, либо найдут какой-нибудь ход, который мы сейчас не сможем предугадать.
   Альдо хмуро молчал, видно, признавая аргументы Хедэр, но, не желая исполнять ее замысел, вероятно, чувствуя в нем подвох. Андрей вмешался, решив прояснить ситуацию:
   - Я не совсем понял, разве не ты решаешь, как повлиять на вождя передового отряда, чтобы он или напал с ходу или остался ждать основных сил?
   Хедэр усмехнулась:
   - Это так, но Альдо может решить сэкономить заклятие на бой с основными силами. И в итоге опять же получится то же самое побоище.
   - Хорошо, будь, по-твоему, - вздохнув, молвил Альдо, - жаль, уже продумал такую заготовку для большой битвы. Мог бы получиться великолепный финал моей миссии здесь. Но, к сожалению, ты права, шансы на решительную победу чересчур малы.
   - Отлично! - обрадовалась Хедэр, - тогда все решено, основная задача на сегодняшний бой: уйти живыми должны единицы. Думаю, как это сделать, ты разберешься лучше меня.
   - Еще бы! - Сквозь зубы проговорил Альдо, впрочем, Хедэр уже исчезала в портале.
   Конрад, обращаясь к Андрею, тихо сказал:
   - И почему мы слушаемся эту стерву?
   - Полагаю, этот вопрос не требует ответа, - осторожно ответил Андрей и, заметив бешеный взгляд Конрада, все же добавил: - Ну, так сказал Альдо и этот ваш бог выбрал ее.
   - Действительно не требует ответа. - Процедил Конрад.
   Альдо тем временем дал указания командирам своих двадцаток, и те принялись собирать солдат. Убедившись, что лагерь пришел в движение, Альдо подошел к Конраду.
   - Ты и твои люди останутся здесь. Будете удерживать этот холм. - Обратился он ко всем наемникам, а затем сказал Конраду: - Пойдем, надо осмыслить кое-какие детали.
   Они отошли в сторону от лагеря, оставив Андрея удивленно смотреть им вслед, его удивление выросло многократно, когда он увидел, что меченосцы спускаются вниз в заросли ближе к ручью.
   - Что происходит? - спросил Андрей у Балека.
   - Мы меняем диспозицию.
   - Но зачем делить отряд, нас и так мало?
   - Военная хитрость. Вот, смотри: эти гады подойдут оттуда, после наступления сумерек перейдут брод и попрут на нас. Когда они дойдут где-то вон до туда, наш маг активирует заклятие, а Альдо перекроет им путь назад. Ну а затем начнется самое интересное. - С плотоядной ухмылкой пояснил Балек.
   - Ясненько. Ну а если они не пойдут напролом?
   - А они всегда идут на пролом, чего им бояться? Но в этот раз они получат своё!
   - Тогда что обсуждают наши командиры?
   - Детали. Два отряда будут далеко друг от друга, но должны действовать согласованно, чтобы не случилось.
   - Даже если Хедэр устроит нам какую-нибудь гадость?
   - А ты думаешь, она подстроит нам ловушку?
   - Да.
   Балек поднял тяжелый арбалет и вставил в ложе короткую стрелу.
   - Мне она нравится не больше, чем тебе. Это так, я сам бы нашпиговал ее прелестное тело арбалетными стрелами. Но пока она наш союзник. До тех пор, пока мы не перебьем этих гадов. Хочешь знать моё мнение? Она устроит нам ловушку после битвы.
   - Почему?
   - Битва не ее стихия.
   - А что, по-твоему, ее стихия?
   - Ты меня спрашиваешь, это у вас с Альдо надо спрошивать.
  
   Конрад, вернувшись, спросил у Андрея:
   - Ты останешься со мной или пойдешь с Альдо?
   - А у меня есть выбор?
   - Насчет тебя Альдо ничего не говорил.
   - Не понял...
   - Ларна останется здесь. А ты решай сам. - Пояснил Конрад.
   - Тогда я тоже остаюсь здесь.
   - Отлично. Я рад, что ты с нами!
   Ободренный этими словами, Андрей пошел следом за командиром наемников. Конрад расставлял свои двадцатки и заодно еще раз проверял укрепления. Они состояли из огромных щитов наемников, заостренных кольев и земляной насыпи. Андрей заметил Ларну. Девушка тихонько сидела на земле, обхватив руками колени и положив на них голову. Она казалась такой маленькой и такой испуганной, что Андрей представил себе, каково одинокой девушке быть среди больших возбужденных и заранее распалявших себя боевым задором мужчин. И еще знать, что всего через пару часов это место будет настоящим адом. А как еще можно представить предстоящую кровавую сечу с ее взгляда? Андрей подошел к ней и присел рядом.
   - Как ты?
   Ее взгляд был тусклым и пустым.
   - Мне страшно...
   - Нам всем страшно, но надо быть храброй девочкой!
   - Мне очень страшно...
   - Я тебя понимаю, но...
   - Понимаешь?! - Ларна зло посмотрела на него. - Конечно, я всего лишь приманка, повод, чтобы устроить хорошую драку.
   - Мы защитим тебя.
   - Ну, так иди, защищай! Самое противное, что даже если меня сейчас мимоходом не прихлопнут, вы все равно отдадите меня этой дьяволице, как награду за хорошую драку. Зачем ты спасал меня тогда на алтаре? Чтобы потрахаться со мной и вернуть назад? Я такая же беспомощная жертва, как и была тогда!
   - Ну, так не будь ей, - тихо произнес Андрей и пошел прочь. Она смотрела ему вслед растерянно и удивленно.
  
  
   Эпизод 23
   Начало боя
  
   Конрад обратил внимание на их быстрый разговор и позже спросил, поглядывая на сжавшуюся в комочек девушку.
   - Что с ней? - и подумав, добавил: - и с тобою?
   - Я хочу, чтобы она боролась за себя, вот что!
   - А она?
   - Она не борется, просто сидит и ждет, когда ее придут и прирежут как овцу!
   - Может, ты слишком многого от нее требуешь?!
   - Может быть.
   Вражеский отряд подошел, как и ожидалось, перед самыми сумерками. Напряжение достигло апогея. Наемники взяли в руки оружие и стали ждать начала. Несколько воинов клана перебрались через ручей и подошли на две сотни шагов. Один из них крикнул:
   - Эй вы, презренные, отдайте то, что принадлежит нам и мы оставим вам ваши жалкие души!
   Балек в ответ выкрикнул:
   - Так пойди и возьми, ублюдок!
   - Вам осталось жить до заката, глупцы! - ответил клановец.
   Конрад натянул свой мощный лук.
   - Далековато. - Процедил он. Стрела по высокой дуге ушла в небо и упала шагах в пяти от кричавшего. Тот подошел к стреле и, выдернув из земли, переломил ее.
   - Мы придем за вами! - крикнул воин клана. После этого враги вернулись на свой берег ручья.
  
   Уже в пятый раз Андрей наблюдал в этом мире переход от дня к сумеркам. Пожалуй, это уже стало немного привычным и все же превращение почти земного мира днем в нечеловеческий мир сумерек поражало. В сумраке он с трудом видел тех, кто находились шагах в двадцати и, насколько он понимал, у Конрада и его людей были те же проблемы.
   Сзади раздался голос Бренно, маг спросил у Конрада, когда начинать читать заклятие. Конрад ответил:
   - Альдо подаст знак.
   Андрей вспомнил, что Альдо может видеть сквозь сумрак.
   - А воины клана ведь видят сквозь сумрак? - Уточнил Андрей.
   - Конечно! У них двойное зрение, они отлично видят и днем и во мраке. Понимаешь, солнечный свет воспринимаем как свою среду мы, люди, а древние видят только во мраке. Для них день это мрак. А у воинов клана двойное зрение, ну и то и то... Э-э, куда ты?
   Андрей не стал дослушивать пояснения Конрада, уяснив суть, а, заодно поняв, что среди них тоже есть тот, кто умеет видеть сквозь сумрак, вернее та. Андрей отыскал Ларну и взял ее за руку:
   - Вставай, ты нужна нам!
   - Что случилось? - Девушка удивленно уставилась на него.
   - Ну же, ты ведь видишь сквозь эту пакость?
   - Да...
   Андрей заставил ее встать и притащил к Конраду и Бренно.
   - Действительно, она же одна из них! Но тогда можем ли мы ей верить? - Сказал Конрад.
   - Уж ей я верю больше, чем Хедэр! - ответил ему Андрей.
   - Они же хотят убить меня, - начав понимать происходящее, заметила Ларна.
   - Ладно, смотри на брод и рассказывай, что они там делают. - Наконец распорядился Конрад. - Но это ничего не меняет, - тише добавил он магу, - начинать читать заклятие будешь по сигналу Альдо.
   Ларна тем временем вглядывалась туда, где обычное человеческое зрение отказывало.
   - Они столпились у брода... о чем-то спорят, ой, среди них Хедэр...
   - Что она делает? - спросил Андрей.
   - Не знаю... слишком далеко, я увидела ее лишь на миг... О! Они переходят ручей. Идут прямо на нас!
   Андрей припомнил от места, где стояли укрепления, до брода было чуть больше пятисот метров. Сколько времени нужно, чтобы преодолеть это расстояние? Минут пять, а то и меньше. Где-то на полпути Бренно должен активировать заклятие. Андрей посмотрел на Конрада. В отличие от других, пытавшихся увидеть что-либо под холмом, Конрад смотрел туда, где были меченосцы и Альдо.
   - Они уже у подножия холма. - Взволновано сказала Ларна.
   Почти половина пути, подумал Андрей, не пора ли.
   - Время. - Произнес Конрад. Голубая вспышка, пронесшаяся через мрак и рассыпавшаяся у них над головами. Не заметить сигнал Альдо было невозможно.
   Бренно достал свиток и развернул его. Незнакомые знаки светились золотым светом, когда маг произносил их значение. Вскоре уже весь свиток светился золотом, а затем стал терять форму. Андрей уже не мог различать знаков и понял, что уже не маг вел заклятие, а оно направляло волю Бренно. От созерцания этого видения Андрея оторвал звук спущенной тетивы. Он повернулся и не узнал мира: все пространство на значительном расстоянии от холма наполнилось золотым мерцанием вспышек, зажигавшихся то там, то тут, выхватывающих укромные уголки сумрака, показывая их взору. Андрей видел наемников, стрелявших на свет вспышек... Ларну, закрывшую руками глаза, она говорила, что мерцание ослепляет ее... И Андрей понял, что двойное зрение перестало быть преимуществом. Он видел выхваченную из мрака фигуру воителя клана, он что-то кричал, когда стрела Балека попала ему прямо в рот и изо рта хлынула кровь... Он видел, как заметная часть вражеского отряда стала отступать, и видел двадцатки Альдо, бегущие им наперерез.
   Впоследствии Андрей узнал, что большинство воинов клана решило отступить, то ли поняв, что попали в ловушку, то ли решив не сражаться в заведомо невыгодных условиях. До укрепления добежали только с десяток клановцев. И тут в оставленном по центру проеме завязалась короткая стычка. Клинок Андрея испил крови троих, огромный двуручник Конрада располовинил еще двоих. Аянт, могучий воин из Квинташа, случайно оказавшийся в Скалаке, своей секирой поразил еще двоих. Остальных прикончили арбалетчики. Затем Конрад, убедившись, что потерь среди наемников нет, перевел внимание вниз. Там в золотом мерцании была видна жаркая сеча у брода. Среди сражавшихся, в ореоле ярко-синего света, выделялась огромная, в три человеческих роста, фигура воителя. "Альдо применяет Меч Титана", - услышал Андрей. Вскоре стало ясно, часть воинов клана, поняв, что брод перекрыт, побежали к зарослям. Конрад озабоченно сказал:
   - Там осталась лишь одна двадцатка и охотники.
   Аянт собрал с десяток мастеров ближнего боя и, с одобрения Конрада, отправился на подмогу. Андрей пошел с ними, предположив, что на позицию Конрада больше никто не нападет.
  
  
   Эпизод 24
   Лучший способ выиграть битву
  
   Когда они подоспели к зарослям, уже вовсю звенела сталь клинков, и слышались крики сражавшихся. Воины клана уходили маленькими группами, и короткие схватки возникали повсюду в зарослях. Часть их группы вместе с Аянтом отделилась, и Андрей остался с двумя наемниками и охотником, раненым в голову, которого они встретили уже здесь. Затем, услышав приглушенный шум, Андрей, побежал туда, мимоходом отметив, что и эти трое остались где-то справа. И почти в тот же миг увидел в шагах двадцати от себя воина клана с клинком, насаженным на древко, что-то вроде японской нагинаты. Таким оружием сражались лучшие бойцы клана. В последовавшей схватке Андрей дважды ранил врага, но вдруг заметил еще одного, бежавшего с широким кривым мечом на помощь первому. Андрей успел покончить с первым, но не успел подготовиться к атаке второго и, отступая, запнулся о какой-то куст. Враг оскалился в победной гримасе и занес меч...
   Андрей так и не узнал, сумел бы он отразить этот удар щитом или еще как-нибудь спастись из этой очень неудачной позиции, но воин клана не смог завершить свой удар. Он буквально взорвался кровавыми брызгами и так и упал, не поняв, что случилось. Сзади него стояла Хедэр, правая рука которой еще сохраняла форму призрачной когтистой лапы неведомого существа.
   - Извини, что помешала, но ты мне нужен живой! - С милой улыбкой заявила Хедэр.
   Андрей попытался придумать что-то ей в ответ, но тут заметил еще одного врага. Это оказался стрелок, и он уже прицелился из арбалета. Андрей вскинул щит закрываясь. Заметив его движение, Хедэр резко повернулась и этим движением попала на траекторию стрелы, летевшей в Андрея. Короткая стрела попала ей в правое плечо и девушка, зашипев от боли, опустилась на землю. В этот миг Андрей уже был на полпути к стрелку. Тот успел перезарядить арбалет, но выстрелить уже не успел...
   Андрей вернулся к Хедэр, она по-прежнему сидела на земле. Её правая рука висела без движения. Андрею оставалось только изумляться происходящему, стрела попала ей в кость чуть ниже плечевого сустава и по всем правилам медицины Хедэр должна была быть без сознания. Но, похоже, ее болевой порог был нечеловечески высок.
   - Надо было надевать доспехи, - только и смог сказать он.
   - Заткнись! И вытащи эту проклятую стрелу!
   - Ты уверена, что это хорошая идея?
   - Не бойся, если тебя это утешит, мне нравится, когда мне больно!
   Андрей пожал плечами и выполнил требуемое действие.
   - Мне придется обратиться в демона и обратно. - Заявила Хедэр, рассмотрев рану. - Видишь ли, Хаос не пользуется излечивающими заклятиями, а при обращении в демоническую форму процесс самовосстановления сильно убыстряется.
   Так что через некоторое время Андрей вновь наблюдал тошнотворное преображение, а затем с минуту глядел в голодные глаза демона, рассматривающего его исключительно как пищу. После обратного превращения на плече Хедэр осталось лишь большое красное пятно. Но плечо сильно болело, как призналась Хедэр.
   - Теперь можно осмотреться, как наши дела, - сказала она и сотворила между ладоней небольшую сферу. Некоторое время ведьмочка всматривалась туда. - Отлично, совсем как планировалось, ушло не больше десятка. - Прокомментировала она. - Запомни на будущее: единственный способ провести сражение так, как тебе нужно - это играть за обе стороны!
   Она всего лишь коварная беспринципная дрянь, напомнил себе Андрей, и совсем не стоит ей восхищаться.
  
   А ведь бой длился пятнадцать-двадцать минут, подумал Андрей. По-прежнему вспыхивало золотое мерцание, и оно будет продолжаться еще долго, до рассвета еще почти вся ночь. Напоследок Хедэр порадовала его, сказав, что бой уже всюду прекратился. Андрей отыскал Аянта и других солдат, сражавшихся в зарослях. Они собирались возвращаться в лагерь.
   Альдо и его меченосцы, сражавшиеся у брода, уже вернулись в лагерь. Сам Альдо выглядел как лимон, выжатый до последней капли. Он очень устал и был смертельно бледен. Всем в лагере распоряжался Конрад. Его наемники выполняли не самую приятную работу: оттаскивали с холма трупы убитых воинов клана. Руководил этим не самым приятным делом Балек. Андрей смотрел на это, думая: ну вот раньше вы были жрецами, а мы жертвами, но все изменилось, и теперь мы жрецы, а вы жертвы. Но такова доля воина - то ты на высоте, то внизу. И что есть воин, как не более и не менее, чем жрец и жертва в одном лице. Однако Андрей прекрасно понимал, что хоть это сражение выиграно, до победы еще далеко. Более того, он никак не мог понять, почему Хедэр рисковала, спасая его. И он совершенно не представлял, какую цель она преследует. Она угрожала, пугала, лгала, но до сих пор не сделала ни одного действия, направленного против него или Ларны. Скорее наоборот. И это уводило его мысли в тупик.
  
  
   Эпизод 25
   Итоги боя
  
   Ларну он нашел там же, где оставил. Она по-прежнему сидела, закрыв глаза руками, и лишь спросила, когда закончится мерцание, он не смог сказать ей ничего утешительного. Затем он нашел Конрада и Альдо, Конрад как раз докладывал о потерях отряда. Погибли пятеро: трое меченосцев Альдо - двое у брода и один в зарослях; там же, в зарослях, были убиты двое охотников. Человек двадцать были ранены, некоторые весьма серьезно. По мнению большинства, бой был выигран поразительно легко. На что Альдо возразил, дескать, для него неожиданностей вообще не было, и ничего поразительного здесь нет, так как, по его мнению, сражения выигрываются либо проигрываются обычно задолго до их начала.
   - А, по-моему, мы прекрасно справились бы с этими ублюдками и без заклятия! - Заявил Конрад.
   - Это навряд ли, - тихо ответил Альдо.
   При некотором размышлении Андрей склонен был с ним согласиться. Он хорошо помнил то жуткое ощущение, когда они ожидали нападения, полагаясь лишь на зрение Ларны.
   - В любом случае, главное сейчас решить, что нам делать дальше? - задал вопрос Андрей.
   - Да большинство воинов клана живы, включая всех их лидеров! - согласился с ним Конрад.
   - Главное Горкхот, остальные...
   -...остальные незначительные фигуры! - продолжила за него Хедэр. Андрей успел заметить растворявшийся в воздухе портал.
   - Но Омард Горкхот тебе не по зубам, Альдо! Ни тебе, ни тем более им! Сам Аркантель ничего не может сделать с ним вот уже пятьсот лет! Но эта история, кажется, наконец, подходит к логическому завершению. - Удовлетворенно закончила она. И продолжила, видя очевидное недоумение слушателей: - Вы отлично справились со своей работой! Теперь моя очередь!
   - Но что ты собираешься делать, Хедэр? - спросил Конрад.
   - Как что, начинать переговоры!
   Андрей выругался. Конрад вытаращил на нее глаза. А Альдо тихо спросил:
   - Позволь уточнить, переговоры о чем?
   - Естественно, переговоры о добровольной капитуляции Омарда Горкхота, - пояснила Хедэр, - о расформировании клана и возращению Аркантелю того, что было отнято у него на пятьсот лет.
   Теперь удивился даже Альдо:
   - Но каким образом?
   - О! Видишь ли, так получилось, что Горкхот был в моих руках с самого начала. И главной проблемой оказался Кандхаш и его партия войны в клане. Просто убить его не имело смысла, у партии войны появился бы новый лидер! Но теперь большинство сторонников Кандхаша мертвы, партии войны по сути уже нет, и его мнение теперь никого не волнует! Кроме того, клан сейчас несколько обеспокоен, собственно, они в шоке! Что опять же усиливает моё влияние на них. Даже не вериться, я так близка, чтоб достичь невозможного!
   Такой возбужденной, сияющей в предвкушении успеха, Андрей видел Хедэр впервые, на ее устах играла самодовольная улыбка.
   - Но вернемся к делам. Андрей, где девушка? С ней ничего не случилось? А... вижу... Приведи-ка её сюда! Ну же!
   Андрей нехотя подчинился. Хедэр вытащила из огненного "кармана" какое-то устройство и поднесла его к глазам.
   - Что это за фигня? - поинтересовался Конрад.
   - Что это за магический артефакт? - уточнил Альдо.
   - Какая-то штука из коллекции Аркантеля. Честно? Понятия не имею... Ну же, моя сладкая, подойди поближе... Открой глазки... Отлично!
   Хедэр убрала артефакт.
   - Ну и как это понимать? - Потребовал объяснений Альдо.
   - Ты хочешь спросить, что я делала? Не знаю. Можно сказать так: я на время одолжила свои глаза этим... Великим... Понятия не имею, что они видели, но могу догадаться, что они хотели увидеть.
   Она раскрыла портал и приготовилась шагнуть туда.
   - Ну же? - окликнул её Альдо. Хедэр обернулась и, загадочно улыбнувшись, изволила пояснить:
   - Душу, мой друг, душу! Не скучайте без меня!
  
   Некоторое время после ее ухода длилось молчание. Его прервал Альдо:
   - Как я устал... кажется, мне пора отдохнуть...
   - Это точно, - поддержал его Конрад, - ты не спишь уже третью ночь!
   Альдо заснул почти сразу, Конрад расставил часовых и приказал остальным последовать примеру командира. Кое-кто пытался возражать, мол, при этом мерцании не заснешь. Но Конрад пресек эти разговоры на корню, и немного спустя лагерь погрузился в сон. Сказалась усталость напряженного дня и короткого сумеречного боя.
   Андрей сел рядом с Ларной и, положив её голову себе на колени, стал тихонечко уговаривать её заснуть. Наконец он понял, что она спит. И тогда наступило время для размышлений. Он не понимал мотивов Хедэр, её целей и даже её действий. Кроме того, за Хедэр стоит Аркантель. А чего хочет демиург? Как он собирается вернуть контроль над этим миром? Зачем Хедэр смотрела через эту штуку на Ларну? Кто эти "великие"? Аркантель? Аркантель и Горкхот?! Но, по идее, они, вроде, враги?! Боже, ну зачем Аркантелю, демиургу и творцу этого мира, необходимо использовать какой-то артефакт! И еще: Хедэр сияла, как утренняя звезда, еще до этого действа! То есть она заранее была уверена в успехе?! Этому могло быть только одно объяснение: она знала, так как знал Аркантель, которому не нужны артефакты. Но тогда получается интересная вещь: выходит Хедэр и Аркантель, предъявляли Горкхоту некие доказательства. Но доказательства чего? "Они хотели увидеть... душу, мой друг, душу!". Это возвращает меня к карме и предопределенному и мне опять не хватает знаний... Ну и что же делать? Бежать? Но куда, этот мир принадлежит Аркантелю! Миледи права, он не потерпит вмешательства в свои замыслы. Нет, свободы действий я был лишен изначально! Пора вспоминать слова миледи, представить такое будущее, какое тебя устроит и искренне верить, что оно исполнится. Ну и как, паладин, ты это будешь делать? Пора требовать себе дар исполнения желаний!
   "Так или иначе, завтра все равно все закончится!" - насмешливо сказал ему внутренний голос.
  
  
   Эпизод 26
   Две чаши весов
  
   С рассветом Конрад поднял лагерь ото сна. И вкратце изложил события ночи: мерцание продолжалось, как и положено, до рассвета. Где-то за час до рассвета появились основные силы клана, но предпочли отступить за пределы мерцания. Сейчас воины клана переместили свой лагерь ближе к броду и занялись своими погибшими, лежавшими у брода. Альдо, узнав это, стал тревожно разглядывать берега ручья. Клан мог решиться на внезапную атаку. Но ничего подобного не обнаружив и, успокоившись, Альдо приказал, в свою очередь провести погребальную церемонию своих пятерых погибших.
   Это отвлекло солдат, но не командиров. Все они постоянно обращали напряженные взгляды на другую сторону ручья.
   - Где шатается эта переговорщица? - выразил Андрей общее ожидание. - Больше всего в этой ситуации меня бесит то, что она появляется только, тогда когда нужно ей, а не нам, и вызвать её мы никак не можем!
   С этим утверждением в целом все были согласны, но Альдо вяло потребовал прекратить эти разговоры. И все же напряжение, вызванное полной неопределенностью, только возрастало. Так прошло еще около часа, пока возглас Конрада не заставил всех бросится к щитам укрепления:
   - Ага! А вот и она.
   Это действительно была Хедэр, только в этот раз её портал появился шагах в двадцати перед укреплением, напротив центрального входа.
   - Кажется, это должно означать, что сейчас визит официальный и представители другого лагеря знают о нем. - Предположил Альдо.
   Хедэр парадным шагом пошла к лагерю. Андрей же мимоходом отметил, что времена, когда её появление вызывало однозначную реакцию, и все арбалеты в радиусе ста метров направлялись на неё, незаметно прошли. На лице ведьмочки играла радостно-задорная улыбка, из чего можно было предположить, что переговоры прошли удачно. Для неё! Она остановилась при входе в лагерь и подождала, когда Альдо, Конрад и Андрей, за спиной которого следовала Ларна, подошли к ней.
   - О! Вы четверо мне и нужны. - Довольно заявила она. - Итак, я уполномочена уведомить вас, четверых, что переговоры между Омардом Горкхотом и Аркантелем прошли успешно. Горкхот согласен на все условия демиурга. Как то: возвращение Аркантелю контроля над этим миром, разрушение алтарного камня клана крови, расформирование клана и гарантии того, что Горкхот не будет мешать демиургу в будущем. Взамен чего Аркантель согласился на единственное условие Горкхота. Он обязался содействовать передаче этой девушки, - Хедэр указала на Ларну, - моей госпоже, Владычице Хаоса.
   Андрей выругался, чего-то подобного он и боялся. Ларна выскочила из-за его плеча и выкрикнула:
   - Ты врешь! Горкхот никогда не поставил бы такого условия!
   Реакция остальных была более сдержанной, но явно не однозначной. Хедэр проигнорировала реплику Ларны и продолжила. Теперь на её лице не было и намека на улыбку, это было лицо глашатая, зачитывающего приговор:
   - Таким образом, моя миссия теперь заключается в том, чтобы получить от вас четверых твердое согласие, что вы поможете Аркантелю выполнить это условие.
   Наступила гробовая тишина. Андрей лихорадочно старался найти выход, но все мысли как будто канули в бездонную пропасть.
   - Пожалуй, начнем с тебя Альдо. Вообще-то вы все можете назначать цену за простое слово "да". С меня или, если желаемое не в моей власти, то я передам ваши просьбы вышестоящим. - Пояснила она насмешливо.
   Альдо смерил её презрительным взглядом.
   - На одной чаше весов так много, а на другой так мало! - Заметила Хедэр.
   Альдо криво улыбнулся:
   - Великие требуют всегда так мало!
   - Это означает да или нет?
   Альдо тяжело вздохнул.
   - Извини, Альдо, но я выполнила все пункты нашего с тобой договора, не так ли?
   - Очевидно так.
   - Тогда почему ты отказываешься выполнить свою часть договора? Насколько я помню, в обмен на помощь в уничтожении клана ты согласился держать эту девушку при себе, охранять её и отдать мне по первому требованию?
   Альдо поморщился. Андрей понимал его мысли, тогда Ларна была для Альдо всего лишь неким созданием клана.
   - Это так. - Признал он.
   - Прекрасно, тогда пора говорить "да"!
   - Бездна тебя забери, женщина, я привык держать своё слово!
   В голосе Альдо была ярость, бешенство и мука. Андрей понял, что он сдался и не мог винить его, против чести с другой стороны было уж слишком многое.
   - Я плохо расслышала, повтори еще раз?! - Нагло потребовала Хедэр.
   - Да.
   - Отлично! Аркантель наградит тебя богатыми дарами за твоё содействие и лояльность. Правда, должна предупредить, как только он восстановит контроль здесь, эмиссаров других демиургов вежливо попросят покинуть этот мир. Теперь перейдем к тебе, Конрад.
   Тот был несколько ошарашен происходящим.
   - Э-э... если Альдо согласен то и я согласен, - это звучало слишком глупо и он, осознав это, добавил: - Аркантель мой хозяин, я клялся следовать его замыслам и служить ему. Всегда. И тогда, когда ему потребуется моё содействие, тоже, естественно.
   Вот так правильно: твердо, решительно и быстро. Конрад сделал выбор: есть главное, и есть второстепенное.
   - Хорошо. У меня есть для тебя слова Аркантеля. Он просил передать, что знает о твоих тайных мыслях, поддерживает их и готов оказать тебе любое содействие в их осуществлении.
   Конрад в изумлении смотрел на неё и наконец тихо и со священным трепетом сказал:
   - Благодарю, тогда это станет моим долгом.
   Андрей припомнил свою беседу с Конрадом. Он мог только догадываться о замыслах командира наемников, но понял: тот сделал правильный выбор.
   Хедэр наконец перевела взгляд на Андрея. Тот, глядя ей в глаза, думал, ты уже победила, прекрасная ведьмочка, я ничем не могу помешать тебе, но я не скажу тебе "да". Хедэр повернулась к Альдо.
   - С этими двумя я буду говорить наедине, мне нужно пространство двадцать шагов во все стороны, чтобы поставить экран.
   - Зачем? - удивился Альдо.
   - Я вынуждена настаивать, - твердо сказала Хедэр. Альдо пожал плечами и приказал своим людям отойти на указанное расстояние. Как только они сделали это, Хедэр поставила серебристый магический экран, мир за его пределами стал неслышен, а очертания его размыты.
   - Действительно, зачем тебе это? - повторил вопрос Альдо Андрей.
   - Разделяй и властвуй! Так кажется, говорят в твоем мире?! Как ты понимаешь, твоё согласие мне особо ни к чему, но я все же намерена получить и его!
   - Зря стараешься!
   - Посмотрим. Ларна, мне надо сказать твоему другу кое-что наедине, боюсь, мне придется поставить еще один экран.
   Ларна перепугано смотрела на Андрея, ты обещал защищать меня и не отдавать этой, умолял её взгляд. Я не предам тебя, ответил ей взглядом Андрей. Вторая серебристая полусфера оказалась совсем маленькой...
  
  
   Эпизод 27
   Не враг
  
   - Вот так, только ты и я.
   - Я не отдам её Хаосу, пока жив.
   - Причем здесь Хаос, Андрей?
   - Но...
   - Горкхот согласился отдать её моей госпоже...
   -... Владычице Хаоса!
   - Но не Хаосу!
   - Это детали!
   - О нет! Это очень важное различие.
   - Не вижу различий!
   - Ты забыл, какой дом Хаоса покровительствовал Омарду Горкхоту, и какому дому служу я?
   - Название упоминалось, но я не обращал на это внимание.
   - Приносящие Жертву.
   - Подходящее название!
   - Ты прав, а теперь вспоминай, кто является Владычицей Хаоса дома Приносящих Жертву.
   - Откуда мне знать, кто там правит вашими домами!
   Андрей смотрел в огромные широко раскрытые от удивления глаза девушки, которую считал своим врагом.
   - Ты действительно не знаешь?! Я думала, ты притворяешься, хорошо играешь свою роль, неужели в Ассоциации есть люди, не знающие, кто Владычица Приносящих Жертву?! Ой, ты же говорил с нею сотню раз, не меньше! Невероятно!
   - О ком ты говоришь?
   - О леди Даре, конечно. Я думала, вся Ассоциация Странников знает, что она Страж Сотворенного и Владычица Хаоса! Честно говоря, я была в мире Академии тысячу раз и даже несколько раз видела там тебя. Ведь я - курьер для связи моей госпожи с Ассоциацией, когда она в Хаосе. И домом Хаоса и моей госпожой, когда она в Ассоциации.
   Он слышал голос Хедэр, как бы издалека, вспоминая множество мельчайших деталей, отрывков разговоров, убеждаясь и боясь поверить в то, что был Дон-Кихотом, проигравшим с крупным счетом ветряным мельницам. Он в первый раз смотрел в глаза девушке - наглой, дерзкой, чуть-чуть демонической, но не врагу.
   - Странник знал? - только и смог спросить он тихо.
   - Конечно. Я не справилась бы одна, а моя госпожа никогда не разрешила бы мне. А Странник всегда помогает мне. Это он сказал, что ты справишься с этой миссией.
   - Значит, ты работала не только на Аркантеля, но и на Ассоциацию? Проклятье, я чувствую себя полным придурком. И не верю, в то, что ты не знала, что я не знал!
   - Ладно, я догадывалась... - Она мило улыбнулась и затем быстро увернулась от его пощечины.
   - Ты совсем не знаком с хорошими манерами! - пожаловалась она, смеясь.
   - Можно подумать, ты знакома!
   - Ладно, давай вернемся к делу, теперь ты понимаешь, что никто из них не должен слышать наш разговор и не должен знать, кто Владычица Хаоса?!
   - Да.
   - Тогда я поставлю вопрос еще раз, но по-новому: ты отдашь Ларну моей госпоже леди Даре? Мне было так трудно уговорить её, а Горкхот соглашался отдать свою любовницу только Истинному Магу, никак не связанному с Аркантелем, из Хаоса и светлому одновременно. Короче только ей.
   - Он знал, кто Владычица Хаоса?
   - Может быть, он же служил её дому много дольше чем я! Ты не ответил на мой вопрос.
   - Да, но с одним условием: ты честно расскажешь, как все было на самом деле!
   - Принято. Мне все равно осталось самое трудное: рассказать все ей. Самое смешное, что мне нужно только её согласие. Я раздавала подачки этим старейшинам и Кандхашу, уламывала Альдо скорее из любви к искусству, чем по необходимости.
   - Я не совсем понял...
   - Неважно. - Прервала его Хедэр и в тот же миг серебристая полусфера, отделяющая их от Ларны, исчезла. Ларна, ожидавшая исхода их разговора, тотчас вскочила с камня.
   - Ты оставил меня одну так долго! - пожаловалась она, внимательно вглядываясь в его глаза. Андрей взял её за руки.
   - Любимая, мы должны выслушать Хедэр, она обещала рассказать нам всю правду!
   Хедэр состроила такую невинную гримасу, что Ларна попыталась вырваться из рук Андрея.
   - Ты тоже продал меня ей! - выкрикнула она, Андрей стал успокаивать её:
   - Поверь, Хедэр нам не враг, выслушай её.
   Ларна недоверчиво фыркнула. Андрей отпустил её, и теперь две девушки стояли напротив друг друга. Он получил возможность сравнить их. К своему удивлению, он обнаружил, что Ларна выше, её подбородок был на уровне глаз Хедэр, впрочем, Хедэр это не смущало. Но, кроме внешних различий, куда серьезней были различия внутри. В синих глазах Ларны была глубина, нежность, любовь... сейчас там поселился гнев, но Андрей знал, в её гневе было больше отчаяния, чем ярости. Этот гнев мог закончиться потоком слез в любой момент. Слезы в дерзких глазах Хедэр представить было сложно, если только ей не понадобится притвориться невинной девочкой. В Ларне была и гордость, и своеволие, и упрямство, но как далеки они были от вызывающей дерзости Хедэр. Хедэр всегда знала, чего хочет, понимала пределы своих возможностей и обычно добивалась желаемого.
   Вот и теперь Ларна первой отвела взгляд и, фыркнув, вернулась на свой камень.
  
  
   Эпизод 28
   История о проклятом творце
  
   - Рассказ будет долгим, - начав, предупредила Хедэр, - началась эта история совсем недавно - пятьсот лет назад. Когда Омард позже названый Горкхотом, младший сын последнего короля Кхазара, задумал погубить своих старших братьев, стравив их между собой и, таким образом, завладеть Королевством. Так получилось, что наш общий друг Аркантель на секунду отлучился, а когда понял, что за гаденыш третий сын обожаемого короля, было уже поздно. Единственное, что он смог сделать: поднять восстание среди народа Королевства и выкинуть узурпатора. Принц бежал, однако прихватил с собой священные королевские регалии. А надо сказать, что, помимо прочего, принц баловался темной магией и, как только был изгнан, сразу связался с врагами Королевства - древними расами. От них он увеличил свои познания в магии тьмы, и даже смог связаться с демонами внешних миров. Тогда Хаос был иным, чем сейчас, совсем другие владыки и демонические расы, но желания Хаоса не отличались от нынешних. Демоны всегда жаждали заполучить души тех до кого в силах дотянуться. Один из могущественных демонов дал Омарду Горкхоту заклятия, обеспечивающие тому бессмертие и неуязвимость от силы Аркантеля. А также это заклятие позволило Горкхоту создать алтарь крови. Взамен демон получил королевские регалии. Таким образом, Аркантель утратил контроль над этим миром, более того, рисковал потерять его окончательно, если бы применил всю свою мощь против темного мага, так как тот нашел средство против демиурга. Еще двадцать дней назад Аркантель просто не решился бы передать кому-либо то заклятие, что вчера принесло вам легкую победу.
   - За пятьсот лет Хаос менялся много раз. Сменялись владыки, уничтожались целые расы демонов, появлялись новые расы. Королевские регалии меняли хозяев много раз, пока полвека назад не попали в хранилище дома Приносящих Жертву. Это обеспечивает нам влияние на клан и на Горкхота. Впоследствии мы, конечно, вернем Аркантелю его побрякушки, но не сейчас. Позже и, естественно, за соответствующую и немалую плату. А сейчас вполне достаточно того, что мы, не мешаем ему уничтожить клан.
   - Но вернемся к вражде Горкхота и Аркантеля. Демиург множество раз пытался различными хитрыми трюками достать темного мага, но все его попытки так или иначе остались без результата. Пока однажды ему не улыбнулась удача. Так получилось, что Горкхот, возвращаясь после визита к предводителю безликих (одна из древних рас), проезжал со свитой краем владений чарующих (другая древняя раса). Чарующие - самая загадочная из древних рас, достаточно сказать, что они никогда не были врагами людям, впрочем, и друзьями тоже. Они допускают в свои владения из людей лишь женщин. Кроме того, среди них существует жесткая иерархия. В частности, право на рождение детей имеет лишь "царица" и её ближайшие "фрейлины", и в случае рождения ребенка какой-нибудь представительницей низших каст её сурово наказывают, а ребенка выносят за пределы владений. Как раз это действо и заметил случайно темный маг. Он незаметно проследил за церемонией, а когда чарующие ушли, решил забрать девочку с собой. Аркантель постоянно и внимательно следил за своим врагом. Увидев, что Горкхот взял маленькую чарующую с собой, у демиурга стала возникать идея новой ловушки темному магу. И он стал вливать в девочку энергию, ведь оторванная от магии соплеменниц, она неизбежно бы умерла.
   - Вернувшись в клан, темный маг стал готовиться к ритуалу. Он рассчитывал создать новую игрушку прекрасней всех, что создавал до сих пор. Единственное, что смущало его, он никогда до этого не создавал себе рабов из детей древних рас. Так что к предстоящему ритуалу он готовился особенно тщательно. Готовился к ритуалу и демиург, но, в отличие от темного мага, он хотел создать орудие, с помощью которого надеялся одолеть врага. Дело в том, что магия чарующих целиком основана на эмоциях, и в первую очередь - на любви. Эти чары присутствуют в них изначально. Аркантель собирался незаметно вмешаться в ритуал темного мага и усилить эти чары в создаваемой им рабыне до абсолюта. Ведь он задумал заронить в сердце того, кто в своей ненависти и злобе, казалось бы, навсегда утратил способность к человеческим чувствам, любовь. Ритуал прошел успешно, обоим участникам удалось полностью осуществить задуманное.
   - Горкхот настолько увлекся своей новой наложницей, что ради неё забросил все другие замыслы и идеи, он перестал интересоваться делами клана. В котором постепенно, из-за невнимания лидера, стали образовываться фракции и группировки. Две самых влиятельных были: фракция Кандхаша, молодого решительного мага, требовавшего активных действий, и фракция старейшин, противопоставлявших себя молодому выскочке. Горкхот тем временем обнаружил, что новая наложница является для него единственной звездочкой на фоне беспросветной ненависти и злобы ко всему, окружавшему его. Он понял, что все, сделанное до нее, вместо удовлетворения приносило ему лишь еще больше ненависти и злобы. Аркантель все больше убеждался, что его ловушка впервые за сотни лет сработала, и теперь оставалось только верно выбрать момент, чтоб её захлопнуть.
   - И этот момент наступил. Кандхаша и его фракцию, состоящую в основном из молодых (по меркам клана) воинов, возмущало то, что самая красивая и желанная ими рабыня является исключительной собственностью главы клана. В свою очередь, наша красавица испытывала стойкое отвращение и ненависть к ним, так как в те редкие промежутки времени, когда её господин отсутствовал, Кандхаш и его дружки отыгрывались на ней сполна. И однажды, в отсутствие не только Горкхота, но и Кандхаша и большинства лидеров старейшин наша красавица совершила своё преступление. Ларна подговорила лидера одной из малых фракций бросить вызов ближайшему сподвижнику Кандхаша...
   - Этот ублюдок был главным моим мучителем! - Выкрикнула Ларна.
   - Почему ты решила отомстить? Возможно, чтобы действительно захотеть мщения, надо захотеть стать чем-то большим, чем любимой игрушкой?
   В глазах Хедэр был неподдельный интерес, она внимательно ждала реакцию Ларны. Та опустила голову и пожала плечами.
   - Не знаешь? А я знаю! В своё время я тоже отомстила, это привело меня в Хаос, но того стоило!
   После этого признания Хедэр продолжила рассказ:
   - Поединок проходил на мертвой земле. Алтарь клана не совершенен, кое-где в этом мире есть места, из которых нет возвращения, их в клане называют мертвой землей. Одно такое место было недалеко от логова клана, там иногда происходили дуэли насмерть. Сподвижник Кандхаша победил, но прожил немногим дольше побежденного, ибо оружие его противника было смазано, по совету Ларны, быстродействующим ядом. Кандхаш, узнав о том, что произошло, пришел в ярость, он быстро определил виновницу и потребовал её казни. Клан полностью поддержал его и Горкхот оказался в сложном положении, ему предстояло сделать выбор между кланом, всем что он сотворил за пятьсот лет и... любимой наложницей. Догадайтесь, что он выбрал?!
   Андрей знал ответ. Он помнил: "...на одной чаше весов так много, а на другой так мало" и горький ответ: "Великие всегда просят так мало". И еще он помнил слова Странника, сказанные совсем по другому случаю: "Если ради великого приходится жертвовать малым и любимым, великое перестает быть великим. Оно становится просто большим и ненужным".
  
  
   Эпизод 29
   Сказочка про рыцаря и деву
  
   - И, наконец, теперь история действительно становится интересной, ибо впервые в ней появляюсь я. - Продолжила Хедэр, широко улыбнувшись своим словам. - Аркантель понимал, что ему нужен посредник, не связанный с ним, но которому он мог бы доверять. Вы, возможно, знаете, в моей мерзкой душонке есть часть, которая не совсем "я". Я предпочитаю именовать её "Другая". Насколько я знаю, в прошлом она была неслабой волшебницей. Не слабее Горкхота, я полагаю. Не знаю, чем она провинилась, что её наказали сосуществованием с таким милым созданием, как я. Аркантель, полагаю, знал о её прошлом и решил сделать её своим посредником. Таким образом, когда мой непосредственный начальник, демон в ранге повелителя хаоса - Готмог, тщетно пытался понять смысл послания некоего Кандхаша из мелкого вассального владения на периферии влияния Дома, я, по настойчивым желаниям Другой, как раз оказалась рядом. "Ты, - сказал Готмог, - ты у нас вроде как девочка на побегушках, так отправляйся туда и разберись, что надо этим придуркам".
   - Я отправилась по назначению и угодила прямиком в Палаты Аркантеля. Не переношу подобные места, эти демиурги обитают в Истинном Мире, а там Другая становится неуправляемой. Поэтому, пока они с Аркантелем обсуждали предстоящую сделку с Горкхотом, больше смахивающую на шантаж, я пыталась понять ситуацию. Демиург настаивал на жестком ультиматуме, пятьсот лет унизительного бессилия не способствуют, знаете ли, милосердию, но моя половина предложила компромиссную двойную сделку. Горкхот должен был разрушить алтарь крови и оставить клан на произвол демиурга. Взамен тот отпускал мага и его любовницу в Хаос. Вторая часть сделки касалась Дома Хаоса, Аркантель должен был получить назад королевские регалии в обмен на Горкхота. Я думаю, Дом принял бы сделку. Вместо бесполезного хлама, мертвым грузом лежавшего в хранилище, мы получили бы первоклассного темного мага, вполне достойного места Повелителя Хаоса в свите моей госпожи.
   - Переговоры должна была вести Другая, меня же рассматривали исключительно как средство передвижения. К нашему немалому удивлению, Омард Горкхот отказался от сделки, более того, он предложил свои условия, столь же заманчивые, сколь и невыполнимые. Вероятно, осознание того, как мало стало значить то, на что он потратил много веков, заставило его по-новому взглянуть на свою жизнь и понять, что единственное, в чем он еще не разочаровался, есть желание забыть всё и начать заново. Он хочет упокоения. И единственное условие касалось тебя, Ларна. Я вернулась в Палаты Аркантеля, демиург и Другая были в замешательстве. И тогда я предложила свои услуги. У них не было альтернатив, и они согласились. После этого я отправилась к одному знакомому Истинному Магу, эксперту в вопросах кармы и предопределенности...
   - Постой, - прервал её Андрей, он догадывался, кто был этим Истинным Магом, но сейчас хотел спросить о другом, - ты ведь подслушивала наши разговоры?
   - Большинство, - подтвердила Хедэр.
   - Помнишь разговор на эту тему, после того, как ты принесла нам заклятие Аркантеля? В конце я высказал мысль, что ключом ко всему является посмертие Ларны.
   - Ты угадал. Горкхот захотел, чтобы Аркантель наделил Ларну душой. - Нехотя призналась Хедэр. Андрей и Ларна удивленно переглянулись.
   - Это та часть истории, которую я хуже всего понимаю, - созналась Хедэр. - Как мне объяснили, когда Аркантель вмешался в ритуал Горкхота, он вернул душу маленькой чарующей в обиталище душ древних рас. Ведь Аркантель покровительствует не только людям, но и древним расам. В результате ты, Ларна, являешься так называемым "созданием силы", созданным без участия Единого. У тебя нет души, нет кармы, и есть только предопределенное. Правда, после того, как тебя лишили связи с алтарем крови, и с предопределенным тоже вроде как проблема. А для тех, у кого нет ни кармы, ни предопределенного, не остается места в Сотворенном.
   Андрей понял, зачем Хедэр показывала ему Бездну.
   - Демиурги не властны над кармой, они управляют только предопределенным. И тем более они не способны наделить кого-либо душой.
   - Ладно, возвращаемся к твоей истории, что сказал тебе тот маг?
   - Очень длинную лекцию, но суть сводилась к тому, о чем я только что говорила. По его словам, у "созданий силы" возможно появление души, но это носит случайный характер, требует много времени и способствующих условий. К этому моменту я уже целиком была поглощена этой историей, и отступать не хотела. Так что я начала действовать. В первую очередь, необходимо было устроить побег Ларне, здесь мне помог Горкхот. Я же посетила Ларну и сделала все возможное, чтоб мысль о побеге стала ей привлекательней. Затем я помогла Кандхашу поймать беглянку. И, наконец, нашла в ближайших окрестностях праздно шатающегося паладина и привела его в этот мир.
   - Так это был твой зов?!
   - Ну не её же! - с насмешкой сказала Хедэр. Андрей ощущал острое и очень сильное желание свернуть шею одной белокурой стерве.
   - А тебе не говорили, что к людям надо относится хорошо и говорить откровенно, что им предстоит сделать?!
   - Пожалуй, мне пришлось бы обойти всё Сотворенное, чтобы найти паладина, согласившегося сделать то не знаю что, непонятно зачем да еще подпасть под чары той, в которую влюбляются даже те, кто в принципе не способны любить!
   - Так, Хедэр, вопрос о том, люблю ли я Ларну или это действие этого гребанного заклятия, мы пока отставим. А сейчас я хочу быть уверенным, что рассказываешь нам ВСЮ правду!
   - Какие еще доказательства?! Ты требовал от меня историю, ты ее получил! И вообще, разница между правдой и ложью относительна!
   - Э-э нет, подруга! Я, например, четко вижу разницу: правда, это когда говорят то, во что верят, а ложь - когда говорят совсем не то, во что верят!
   - Ага, поняла, люди либо обманывают других, либо обманывают и других и себя. Знаешь, по-моему, никакой разницы!
   Андрей чуть не задохнулся от бешенства, эта бестия могла извратить любую истину. Но уже через мгновение пришел в себя, вспомнив ответ Странника, когда Валька пытался добиться от того объяснения, что есть истина: "Истину нельзя объяснить, её можно только понять". И он понял: не так важно, сколько правды в словах Хедэр, чтобы понять истину, важнее выслушать её версию происходящего.
   - Ладно, продолжай.
   - Слушай, я не собираюсь мешать тебе верить в то, что доброта и откровенность лучший способ общения с людьми. Пожалуйста! Сколько угодно! Но по мне лучше разыграть красивую сказку о героическом рыцаре, спасающем беззащитную красавицу, они естественно влюбляются, и вместе, противостоя злобной демонической красотке, совершают великие подвиги! Так что я больше верю в экстремальные ситуации и борьбу за выживание!
   - Знаешь, тебе невероятно удалась твоя роль! - с сарказмом заметил Андрей и добавил: - не поверишь, но я всю жизнь мечтал участвовать в твоей сказке! Как я понимаю, это и был твой план?
   - Не совсем. Вначале моим планом было желание выиграть время и что-нибудь придумать...
   - Ясненько! Громкое название для пустышки.
   - Более конкретный план я придумала позже, после таверны...
   - Где ты поубивала невинных людей!
   - Терпеть не могу, когда всякие типы... а не важно. Короче, солдатики Альдо меня все же подстрелили, и я вывалилась в Бездну полудохлой, что фатально...
   - Ага! - выразил удовлетворение Андрей.
   - Алтари Великих Домов Хаоса совершенны, я могу возвращаться из любой точки Сотворенного, но Бездна не часть Сотворенного, она его предел.
   - Для призрака ты слишком реальна...
   - Меня спасли... Другая. Но какое-то время я была вне игры, как ты понимаешь...
   Андрей стал вспоминать, что он делал в это время... ах, да, разговор с Миледи. Теперь, послушав о предыстории, состоящей из череды злодейств и предательств, он понял желание леди Дары заставить его выйти из этой грязной игры.
   - ... так что я знаю, что ты говорил с Владычицей, но о чем вы мило ворковали, очень хотелось бы узнать...
   - Это твои проблемы дорогуша! - поторопился сказать Андрей и только тогда заметил выразительно изумленный взгляд Ларны. Он осознал: это он знает, что Миледи и Владычица лишь разные образы одной волшебницы, но не Ларна. Хедэр подленько улыбалась.
   - Продолжай! - сквозь зубы выговорил он.
   - Моя добрая половина вернула меня в нормальное состояние, и мы отправились к Альдо. Можно подумать, я не понимаю её желаний, за мной был должок, так что... В общем, пока эти двое любились, я, наконец, смогла спокойно подумать. И выяснила, что на руках у меня ничего нет! Следовательно, играть надо по крупному.
   А я почему-то думал отступить, мелькнула непрошеная мысль.
   - Ну и я придумала план. Я отправилась к Аркантелю и сказала ему, что уговорила Горкхота изменить условие, и попросила Аркантеля поговорить с моей госпожой. Затем я отправилась к Горкхоту и сказала ему, что убедила мою госпожу взять девушку под опеку. Конечно, пришлось ему кое-что рассказать, но зато я убедила его изменить условие. А потом эти Великие встретились ну и... договорились. Правда, Владычица пригрозила посадить меня в свежо выкопанную преисподнюю, ну а что оставалось делать, ведь эти великие такие негибкие им легче шарахнуть молнией, чем подумать!
   - Зачем же ты устроила вчерашнее сражение?
   - Ради Альдо. А еще Горкхот хотел вернуть влияние в клане. Да и в моей сказке маленькое показательное сражение выглядело логично!
   - А зачем ты смотрела на Ларну через ту штуку?
   - А эти великие занимались своим любимым делом, принимали желаемое за действительное! Я, конечно, могу соврать, что за пять дней общения с тобой Ларна обрела душу, но это не так. Они увидели только возможность того, что это возможно. Право, то еще божественное откровение!
   - Это всё. - Закончила рассказ Хедэр. - Теперь остается только доказать великим, что твой первый шаг, Ларна, был не случайным и сделать второй шаг.
   - О чем ты говоришь, какой первый шаг? - переспросил Андрей.
   - У создания силы обычно не появляется желания отомстить, знаешь ли!
   Андрей вспомнил: "Почему ты решилась отомстить?" и "Самое смешное, мне нужно только её согласие!". Значит, Ларне надо помочь сделать второй шаг, чтобы... Озарение пришло внезапно, и Андрей понял всё. Всё, недосказанное Хедэр: причем здесь случайность - Аркантель хотел начать большую игру. А это значило: никакого первого шага не было, его сделал демиург. Андрей почти наяву слышал слова, недосказанные Хедэр: "Ну и они договорились, потому что я сказала им, что смогу убедить тебя уговорить Ларну!".
  
  
   Эпизод 30
   Жрецы и жертвы
  
   Блестяще, Хедэр, Андрей внезапно понял, что она выполнила за него всю работу и как. Именно так, как говорила Миледи, заставляя других делать то, что было нужно ей. Вот только её методы внушали отвращение. Андрей бросил на блондинку нехороший взгляд. Та кивнула ему и сделала приглашающий жест рукой в сторону Ларны. "Прости, паладин, но теперь твоя очередь, иначе какого черта я возилась с тобой!" - читалось в её глазах. А как твоя вера, в конце концов, разве не такого результата ты хотел добиться? Разве не об этом ты просил Миледи? Но не так... Интересно, что будет, если Ларна скажет "нет", эта история пойдет по новому кругу или Ларна просто потеряет свой единственный шанс?
   Андрей повернулся к Ларне и заглянул в самую глубину её глаз. Такая прекрасная, даже не верится, а всё, что отмерила пока ей судьба лишь ад и бегство из ада. Ты имеешь право на большее, и ты должна получить этот шанс!
   - Милая, я не знаю, можем ли мы верить Хедэр, но в главном она права. Я понимаю твои сомнения, я понимаю, ты очень боишься, но тебе надо собраться и пожертвовать свои сомнения и свои страхи ради своего будущего. Помнишь, когда мы встретились: ты хотела умереть от моего клинка?
   - Мне внушили эту глупость, ты же знаешь...
   - Я не о том, но может это и есть единственный способ не быть жертвой. Быть готовым пожертвовать собой.
   - Я не понимаю разницы...
   - Разница в ощущении себя: ты готов к худшему, но веришь в лучшее. Достаточно только верить и тогда наши желания сбываются. Помнишь тот мир, о котором ты мечтала?
   - Помню...
   - Тогда поверь в него...
   - Я очень хочу в него верить...
  
   Ближе к вечеру произошло то, что Хедэр поименовала пустой формальностью. Там, где накануне шла самая яростная сеча, у самого брода, встретились лидеры обоих отрядов. Пятеро от Меча Эмардека и пятеро от клана крови. Андрей вновь увидел Кандхаша, пытавшегося за презрительной усмешкой скрыть смятение и того, кто когда-то был наследником последнего короля. В глазах творца, решившегося соперничать со своим богом, был покой, он то знал: всё уже решено. Единственным желанием его было еще раз увидеть образ той, ради кого он отдал всё, что имел. И он смотрел бесконечно долгим взглядом на ту, чью руку Андрей крепко держал. В отличие от повелителя клана, Ларна была в смятении, Андрей чувствовал её ужас перед неведомым, весь набор её страхов и сомнений. Он пытался её успокоить, но не мог, так как сам испытывал этих самых страхов и сомнений не меньше, чем она.
   Посредине между группами открылись два портала: первый знакомый портал Хедэр, второй огненный портал, из которого появился демон. Очень старый демон, то, что когда-то было огнем, стало пеплом, но среди пепла было еще достаточно очень жарких углей. В каждом движении таилась скрытая мощь, магия хаоса разрушения впиталась в саму его суть, изменяя миры, в которые он входил, просто оттого, что он был здесь.
   - Готмог, Повелитель Хаоса, - объявила Хедэр.
   Альдо, смотря на демона, тихо сказал:
   - Вот тот, кто равен мне. Было бы не плохо, позже встретится с ним один на один.
   - Но ведь даже если ты победишь, он просто возродится на ихнем алтаре?!
   - А если победит он, меня возродит Хранитель Меру. Нет, дело не в этом. Просто хочется честного поединка на равных. Только он и я, никаких богов, никаких целей, никакого смысла...
   Слушая их, Андрей заметил, как Хедэр, стоявшая рядом со своим демоном-повелителем, переместилась к лидерам клана. Они обменялись несколькими фразами, а затем портал Хедэр появился около группы Альдо.
   - Кто-нибудь хочет что-то сказать? Говорите сейчас. Церемония должна пройти тихо, быстро и без сюрпризов!
   - Не беспокойся, все помнят свои роли! - пошутил Конрад.
   - Прекрасно!
   Еще один локальный портал и она вернулась к Готмогу, что-то сказала ему, тот коротко ответил. Хедэр опустилась на колени у его ног, заняв положенную ритуалом Хаоса позу, соответствующую её рангу.
   - Владычица Хаоса! - Торжественно возвестил Готмог и простер руки/крылья к небу.
   Там, в небесах, сгущались багровые тучи, и следа коих не было минуту назад. А затем свет померк, Солнце исчезло из виду и наступило время не дня не сумерек, время Хаоса. Ткань мира изменялась вокруг Готмога, при появлении Владычицы предопределенное исчезало, всё окружавшее её повиновалось только её воле... Огромная черная тень, прожигающая себе путь первородным огнем, спускалась с неба. "У моей госпожи нет врагов, - позже говорила о ней Хедэр, - если кто-то дерзнет встать у неё на пути, ей достаточно сказать: умри, и они умирают...". Миледи, мысленно обратился к ней Андрей, зачем ты создала себе этот адский образ.
   Владычица обвела пылающим взором всех присутствующих, причем каждый пережил жуткий миг, когда её сила выворачивала их наизнанку, открывая ей все, чем они были. Пережив этот миг, Андрей не позавидовал Хедэр, которую за её своеволие ждало куда как худшее по возвращении в Хаос. А слова о персональной преисподней уже не казались метафорой.
   - Где та, кто мне предназначена? - спросила Владычица.
   Ларна отчаянно вцепилась в руку Андрея, тот попытался уговорить её:
   - Это должен быть твой выбор!
   - Я не могу, я боюсь и не смогу сделать ни шага!
   - Просто соберись и сделай первый шаг, дальше будет проще, - увещевал её Андрей.
   И она все же сделала этот шаг...
   Она стояла перед Владычицей, такая маленькая, беззащитная и решившаяся. А он знал, что ошибался, она уже сделала этот первый шаг, сама, тогда, когда встала под его клинок, решившись пойти против предопределенного...
   Она исчезла в вихре пламени портала Владычицы...
   Тучи рассеялись, но её больше не было рядом. Вместо неё в душе была пустота... Пустота заполнится, но это будет потом...
   ...Омард Горкхот подошел к ним и сказал Андрею:
   - Спасибо, что позаботился о моей девочке, - и добавил, - теперь моя очередь...
   Темный маг шагнул в портал, раскрывшийся перед ним. С другой стороны проклятого творца ждал старец в синих одеждах с золотыми символами, горящими ярко-ярко...
   ...Готмог обсуждал судьбу остатков клана со старейшинами и Кандхашем, а Хедэр переместилась к группе Альдо.
   - Кажется, все прошло как нельзя лучше. По-крайней мере все получили то, что хотели, не так ли?
   Ей никто не ответил.
   ...Лишь вяло текли мысли:
   "Жрецы стали жертвами, а жертвы жрецами. Впрочем, и жрецы остались жрецами и жертвы жертвами, и все же этот мир изменился".
  
   Конец второй части.
  
  
   Часть третья. ЖЕРТВУЮЩИЕ
  
   Вступление к третьей части
   Легенда о Граде над Бездной
   (история Альдо, рассказанная им после жертвоприношения Ларны)
  
   Я родился восемь циклов назад (цикл примерно равен 15,6 земных лет) в мире, именуемом Балтаек, в месте, известном как Город над Бездной. Балтаек представляет собой большое количество "островков", парящих в пространстве. Нижние островки больше и плодородней, верхние меньше и большей частью бесплодные скалы. Число нижних островков около сотни, верхних многие тысячи. Внизу "небо" переходит в темное безмолвное нечто - Бездну. Раз в 50-100 циклов из Бездны приходит волна, уничтожающая все живое на нижних островах. Если время между циклами дольше, волна сильнее и доходит и до части верхних островков. Таким образом, понятно, что человеческая цивилизация, возникающая на нижних островах, циклична. В последний раз получилось так, что после трех быстрых слабых волн последующая задержалась особенно долго. Один из больших островов, нетронутый тремя слабыми волнами, сумел объединить все нижние и часть верхних островов в Конфедерацию. Во время долгого промежутка между волнами образовалась самая развитая цивилизация за всю историю Балтаека. Цивилизация, обладавшая высоким уровнем знаний и технологий и великолепной культурой. Но всему приходит конец, и лучшие ученые Конфедерации прекрасно понимали, что задержавшаяся волна придет в один из следующих циклов и будет особенно сильной. Возможно, только самые верхние и самые бесплодные островки останутся нетронутыми. Погибнет абсолютное большинство и цивилизация, безусловно, будет уничтожена. Эти ученые не хотели такого исхода и организовали Проект, целью которого было найти защиту от Бездны. Почти с самого начала выделились два направления исследований. Целью одних была пассивная защита построить убежища, способные сохранить хотя бы немногих. Другая концепция предусматривала активную защиту, предполагалось создать оружие, способное остановить волну на подходах к нижним островам. Мой дед был одним из лидеров второго направления.
   Первым делом они построили небольшую научную станцию ниже самых низких островов. Они начали изучать бездну. Со временем научная станция стала небольшим городком, неким маленьким искусственным островком. Первым успехом стало точное определение даты прихода волны. Времени оставалось немного, и городок стал спешно переделываться для обороны. Оружие было создано, но уверенности в его эффективности не было, но и выбора тоже не было. Зато среди членов Проекта и многочисленных добровольцев была твердая решимость сражаться до конца. И они отбили первую атаку. Первую, так как сразу стало ясно, что волна отражена, но никуда не делась. Следовало ждать новой атаки. Это стало разочарованием для большинства, но многие предвидели такую возможность. За первый цикл волна возвращалась шесть раз. Во время третей атаки погиб мой дед. В отражении шестой атаки в первый раз принимал участие мой отец, во время десятой атаки он уже командовал одним из отрядов. Волна возвращалась раз за разом все чаще и все сильней. Впрочем, и наше оружие совершенствовалось, а население города увеличивалось. Когда я родился, в городе постоянно жили более десяти тысяч. За второй цикл было тридцать две атаки. К моменту тридцать пятой атаки наступил кризис, впервые за долгое время волна почти пробилась к островам. Потери были велики и, хотя ветераны утверждали, что справятся и со следующей атакой, но все признавали, что резервы исчерпаны. В это время мой отец был одним из четырех начальников секторов, а я был еще мальчишкой. Я помню, как отец пришел после совещания руководителей Проекта. Он был очень раздражен услышанным там. Он говорил с моей матерью, и я подслушал большую часть их разговора. Впервые с начала Проекта было решено обратится к служителям местного культа. Часть этих священников, с симпатией относившихся к Проекту, предложило создать в городе храм и обратится к их божеству. Вскоре церемония состоялась и, к восторгу горожан, они были не только услышаны. Кром, Хранитель Вершины Меру, ответил им, более того, он пообещал прислать им помощь. Этим посланцем Крома стала Вальдаэ. Первоначальный некоторый скепсис, особенно среди старых вояк, вскоре сменился всеобщим восхищением ею. Она оказалась не только умелым и отчаянным бойцом, но также и рассудительным и решительным командиром. И лидером, вдохновлявшим народ, чьи слова заставляли забыть о трудностях и сомнениях. Кроме того, она была искусным дипломатом, и вскоре Город над Бездной стал главой оборонительного альянса и фактическим лидером Конфедерации. Теперь уже весь Балтаек участвовал в Проекте. До нее мало кто верил, что удастся справится со следующими десятью атаками. С ней за два цикла мы отбили еще больше тысячи атак.
   Я вырос и тоже стал сражаться рядом с нею. Это было лучшее время в моей жизни: все острова Балтаека были объединены общим желанием, мы жили, сражались, любили, мы продлевали каждой отраженной атакой отпущенное нам судьбой время и снова жили, сражались, любили... Мне выпала особая честь, я долгое время был ее флаг-офицером. Я сражался рядом с нею. Она была моим командиром, моей богиней, моей любовью и моей женщиной...
   Тем временем мой отец стал одним из руководителей Проекта и занялся теоретическими исследованиями. Его труды отличались широтой взглядов и пользовались большой популярностью. Впрочем, его последний труд многих разочаровал. Это был полный анализ атак из бездны и очень пессимистичный прогноз на будущее. Многие члены совета сочли, что отец ставит под сомнение саму целесообразность Проекта. Вальдаэ была, возможно, единственной, кто серьезно отнесся к этим предостережениям, она много беседовала с отцом об этом исследовании. Вскоре он умер. Со времени его смерти до конца оставалось еще полцикла, за это время частота атак все росла, и сбывались самые мрачные его прогнозы.
   В последние полцикла атак было столько же, сколько за все предшествующее время, к концу они шли через день. В своем прогнозе отец предсказывал время, когда промежутков между атаками не будет совсем и волна из Бездны станет настолько мощной, что ни остановить, ни отразить ее будет невозможно.
   Впрочем, до этого мы не дожили, все решилось скорее и проще. После смерти отца я был назначен советом на тот пост, что когда-то занимал он. Я стал одним из командующих секторов, правда теперь командующих было пятеро, пятой объединяющей и координирующей усилия всех отрядов была Вальдаэ. Кроме того, она осуществляла связь совета и Конфедерации. А Альянс стал трещать по швам, между островами начались свары. И никто не мог понять, что происходит, и с чего это началось. Кончилось тем, что один из островов напал на соседний остров. Вся Конфедерация была в шоке от случившегося, а многие острова отозвали свои отряды домой. Следующую атаку мы отбили с большим трудом и с ужасными потерями. Было ясно, что без помощи Альянса со следующей волной нам не справится. А Альянс фактически перестал существовать. Вальдаэ отправилась туда с намерением восстановить утраченное единство, но вернулась одна.
   Нас была горстка, тех, кто до конца остался верен Проекту, у нас не было шансов, но не было и выбора, мы сражались...
   Города над Бездной больше нет. Мощь последней волны была колоссальна. Она накрыла все острова, даже самые верхние. Погибли все: те, кто сражался и те, кто отказался сражаться, те, кто пытался спрятаться в убежищах и те, кто надеялся укрыться на самых верхних скалах. Балтаек стал мертвым миром. Нам, тем, кто принял последний бой, Кром, Хранитель Вершины Меру дал новую жизнь в других своих мирах. Но я по-прежнему помню Город над Бездной, город, которого больше нет...
  
  
   Эпизод 31
   Дорога в никуда
  
   Дорога. То бодрое целеустремленное движение вперед, то радостное предвкушение почти достигнутой цели, то спокойная уверенность в следующем шаге, но иногда и желание забыть в движении свои ошибки и промахи. Просто идти без цели, без направления, без желаний и не смотреть иллюзии, открывающиеся вокруг тебя. Идти не вперед не назад, идти без радости и с твердой уверенностью в неправильности следующего шага...
   Именно так Андрей шел по дороге. Он не мог объяснить, что именно стало причиной его депрессии. Финал ли его недолгого пребывания в мире Аркантеля. Но его миссия в целом прошла удачно, хотя он не был в этом до конца уверен. Или от крушения придуманных им иллюзий. Но ты ведь понимал, что это только иллюзии, почему же когда они бьются при столкновении с реальностью, каждый раз снова больно. Или это впечатление от истории Альдо: о людях боровшихся за каждый следующий день жизни, после которой внезапно приходит озарение, а ведь ты тоже в каком-то смысле живешь лишь потому, что борешься за каждый следующий миг. А если ты не хочешь бороться? А если ты хочешь, чтобы твои иллюзии всегда оставались реальностью, а желания всегда сбывались? Что для этого нужно? Стать богом или вообще не жить?
   Андрей не знал ответа, да и не пытался его постичь, он просто шел по дороге...
   Как знать, может быть Хедэр права: ложь и правда ничем не отличаются, а жизнь лишь набор иллюзий, придуманный скучающим богом. Но, право, не хочется жить в такой реальности. Лучше заблуждаться, придумав себе иного бога, чем считать себя картинкой в чужой иллюзии. Впрочем, все представления о боге и есть Единый, и он дает право считать себя кем угодно и дает каждому такой мир какой тот хочет видеть. Вот только всемогущества нет, и каждый отбирает у других их совершенный мир. Может быть, было бы лучше, если б бог действительно пользовался своим всемогуществом и создал идеальный мир? А он и был, идеальный мир, до того, как бог, пожертвовав им, создал Сотворенное. Вот только в том идеальном мире не было никого, кроме бога...
   Андрей шел, представляя себе, если сейчас встретить бога:
   - Эй, бог, не знаю, слышишь ли ты меня, но я хочу знать, зачем ты все это создал?
   Иллюзии приняли его вопрос, отразившись эхом. И ответ пришел:
   - Поразительно стойкое заблуждение!
   Дорога обратилась в полянку, посреди которой стоял камень, а на нем сидел человек в серой дорожной одежде, на которой собралась пыль множества миров.
   - Странник?! - изумленно проговорил Андрей.
   - Вот я и говорю: поразительно стойкое заблуждение считать, что Сотворенное создал Единый.
   - Почему же заблуждение?
   - Единый лишь создал тех, кто создал Сотворенное. Твой вопрос не имеет смысла. Спроси у себя, отчего ты видишь Сотворенное таким, каким видишь. Спроси у миллиардов других, подобных себе. Единый создал всех свободными, он отдал своё право творить и раздал своё всемогущество. Мы все, кто живет, своими делами и каждым мигом своей жизни меняем и создаем миры, нас окружающие. Спроси у себя, зачем ты веришь, что добро это добро, а зло это зло, зачем ты стремишься к чему-то, зачем веришь, зачем живешь?
   - Если так, у Сотворенного нет цели!
   - А нужна ли цель, чтобы жить? Обычно о целях задумываются тогда, когда их теряют.
   Андрей не нашелся, чем возразить, и потому спросил:
   - Как ты здесь очутился?
   - В Сотворенном нет ничего невозможного. - Ответил своей любимой фразой Странник.
   - Особенно, если ты, Истинный Маг.
   - Твоя правда, Андрей, особенно, если ты, Истинный Маг. Дорога открыта для всех. А Истинному Магу не сложно найти на ней того, кто ему нужен. Кажется, нам есть, о чем поговорить.
   - О чем? Еще одно испытание?
   - Если ты хочешь так считать, то да. Прости, не спросил твоего согласия, но я решил, что ты уже способен на большее, чем исполнять мелкие поручения. И прости, на вопрос "зачем?" можно отвечать тремя способами: одним словом, никак или всю жизнь. Но ведь ты хочешь спросить меня и еще о чем-то?
   - Мне хотелось бы знать истину, я устал от лжи и предположений.
   - Истину нельзя объяснить...
   -...но её можно понять. И мне очень нужно понять её.
   - Что ж, хорошо, попробовать можно.
  
  
   Эпизод 32
   Модель Странника.
  
   - Но сначала давай переместимся в более подходящее место. - Произнес Странник.
   В тот же миг иллюзии смешались и рассеялись, полянка с камнем увеличилась в размерах, и вот остался только камень...
   ...Странник сидел на чем-то вроде каменного трона, стоящем посреди камня. Они были на обломке скалы, свободно висящем над потрясающим местом. Это была вершина огромной горы, возникающей из туманного нечто, теряющегося в неопределенности. Вершина стояла в сиянии света, исходящего о то всюду, каждая её частица была светом, а также и облака, висящие вокруг.
   - Это Вершина Меру, так демиурги называют всё сочетание миров. И это, так сказать, взгляд на Истинный Мир. Мой взгляд. Материального воплощения эта вершина не имеет, да и иметь не может: в Истинном Мире существование материи невозможно. Каждая частица в этой модели - один из миров Сотворенного, все они вместе слагают гору и окружающее её. Место мира на модели олицетворяет его положение в общей системе. Верхняя часть горы - владения Идущих Во Тьме, демиургов первого поколения, старейших из всех. Это те, кто творил начало, находил нечто из пустоты. Идущие - сильнейшие из демиургов, один из их лидеров: Кром - Хранитель Вершины Меру, хозяин Альдо и Вальдаэ. Облака и вот тот светлый пояс на склонах вершины, названый поясом Арно, миры Ведающих Истину. Эта группа демиургов наиболее близка нашей Ассоциации, один из них в своё время помог мне создать мир Академии. То, что между вершиной и поясом Арно владения Вторящих Путь. Они вторые по силе и старшинству после Идущих. Аркантель или проще Арк самый сильный из Вторящих и их безусловный лидер. То, что ниже пояса Арно, - владения самых слабых демиургов: Колющих На Двое и Собирающих Осколки, а также независимые от демиургов миры, вроде твоей Земли. Еще ниже владения Хаоса, вон та самая яркая часть это миры, захваченные Великими Домами Хаоса. Их хозяева, новички в Сотворенном, но со временем, подобно предшественникам они вольются в Сотворенное и станут частью Собирающих. Миссия, которую возложила на себя леди Дара, состоит в том, чтобы убыстрить этот процесс слияния и сделать его наименее болезненным для Сотворенного. Вот так выглядит Сотворенное.
   Андрей застыл, потрясенный величием видения, не находя слов, чтобы выразить свои ощущения.
   - Это моя рабочая модель, здесь заключено моё знание о мирах Сотворенного. Отсюда я могу заглянуть в любой из миров и увидеть события, меня интересующие. Вот, например. _ Странник протянул руку в сторону вершины, и один из миров стал увеличиваться в размерах, постепенно заслоняя собой всю картину. Андрей всмотрелся в очертания незнакомых ему земель, гор и лесов, но картина приближалась, и он увидел городок и знакомый ему вид ворот. В эти ворота он въезжал несколько дней назад, сейчас туда возвращался отряд Альдо. Его вел пепельноволосый Конрад, а навстречу ему вышла высокая черноволосая воительница. Андрей догадался, то была Палланта, женщина, про которую говорили и Конрад и Альдо, но с которой ему, Андрею, так и не довелось встретиться. Андрею стало жутко интересно, о чем они говорят, но в этот момент Странник закрыл видение мира Аркантеля.
   - Так ты следил за моими путешествиями?
   - Последние несколько дней довольно часто.
   Андрей слегка нахмурился, соображая, но напомнил себе, что и Хедэр не очень-то скрывала, что следит за ним, да и Аркантель. Странник почувствовал его мысли и добавил:
   - Если ты и дальше хочешь участвовать в важных событиях, то советую привыкать к тому факту, что за тобою будут пристально следить.
   Андрей вынужден был признать справедливость этих слов. Ведь у каждого есть выбор - оставаться маленьким и незаметным, либо стать кем-то большим со всеми вытекающими из того последствиями. И тогда он решился задать главный вопрос, его волновавший:
   - Что случилось с Ларной? Куда леди Дара увела её?
   - Леди Дара, - Странник помолчал, задумавшись о чем-то и, видимо, решая, какие слова сказать, - её первое, настоящее имя - Викки. Она моя лучшая ученица, пожалуй, пока единственная, кто превзошла меня. Хотя, должен признать, она была сильным магом и до знакомства со мной. Так вот, Викки - одна из немногих смертных, способных создавать миры. Маленькие миры, куда меньше, чем создают демиурги... Она и создала для Ларны такой мир согласно её желанию. Его нет на моей модели, он слишком мал, да и мне не известен туда вход. Впрочем, и на моделях других магов и демиургов его нет. О нем никто не знает... Вики ждет тебя в моём домике в мире Академии, чтобы поговорить с тобой. Если ты захочешь, она укажет тебе путь.
  
  
   Эпизод 33
   Приближение к истине
  
   - Я хотел бы узнать, насколько близко к истине то, что рассказала нам с Ларной Хедэр. Но сначала я хотел бы знать, кто она такая?
   - Хедэр? Хедэр - моя ошибка, точнее, последствие моей ошибки. Не так давно Ассоциация преобразовывала один мир. Но всё прошло не так, как предполагалось, хозяин того мира стал конфликтовать с нами. Светлый маг, которому мы поручили это дело, переусердствовал в своих начинаниях, он начал войну с демиургом. Я попытался вмешаться и уладить конфликт, но, видно, опоздал и только окончательно всё испортил. Светлый маг, мой ученик, тот, кто должен был привести мир к процветанию, чуть не разрушил его. Тогда вынуждена была вмешаться леди Дара, она ведь не просто Страж Сотворенного, она наша Немезида. Её силы достаточно чтоб заставить Истинного Мага умереть конечной смертью. Хедэр была дочерью моего агента, человека, который приложил массу усилий, чтобы дать право Ассоциации на участие в судьбе того мира. И он погиб от рук того, кого считал продолжателем своего дела. Леди Дара победила отступника в Истинном Мире, где только и может Истинный Маг встретить смерть. Но она не смогла бы это сделать, если б Хедэр не убила его тело... Хедэр ради мести за сестру и отца согласилась стать орудием Владычицы, и теперь её душа связана с Владычицей и принадлежит Хаосу.
   - Что касается того, что она вам рассказала, то это её взгляд на эту историю. Взгляд интересный и не все там ложь, но кое-что она воспринимает превратно. Например, меня умиляют её представления о демиургах. Всерьез полагать, что демиург не может справиться с каким-то там магом, даже не владеющим магией Истинного Мира. Даже Истинные Маги лишь при особых условиях могут рассчитывать на реальную борьбу с демиургом. А Арк, безусловно, один из сильнейших демиургов не считая, разве что Идущих. Нет, просто, когда Арк создавал этот мир, он допустил ряд ошибок, из-за чего его замысел стал неосуществим. Насколько я понимаю, он хотел создать мир, в котором соединялись лучшие качества людей и древних. Но вместо этого началась война. Арку пришлось начать заново, а этот мир остался неудачным наброском. Одним из многих неудачных набросков. От себя могу добавить: окончательное творение Арка стало шедевром, один из прекраснейших миров Сотворенного, в коих я был. А неудачным наброскам он дал право жить своей жизнью. Поэтому принц Омард легко смог украсть священные реликвии и противостоять тому, кто не обращал на него внимания. Да, Арк действительно до последнего времени не контролировал происходящего, но он и не пытался...
   - А как же легенда о принцах и дарах Аркантеля? - попытался возразить Андрей.
   - Относись к ней как к легенде. Наверное, в ней подразумевались какие-то реальные события. Но прошло столько времени, сложно определить, какие события легли в основу легенды, и насколько она соответствует прошлому. Признаюсь, тогда меня волновали совсем другие дела. Но тебе должно быть ясно, что ценность этой легенды отнюдь не в ее исторической достоверности... Более того, я думаю, Хедэр ошибается, считая, что Арк помог Горкхоту создать Ларну, похоже, тот сделал это сам. И именно этим привлек внимание демиурга к своей персоне и к этому миру. Создав Ларну и полюбив своё творение, Горкхот стал кем-то большим, чем был до того. Ты думал, целью была душа Ларны, это не совсем так, для Арка душа падшего принца намного ценней. У Хедэр очень сложное отношение к "великим". Истинным Магам и демиургам, ко всем, кроме её Владычицы. Хедэр слишком тщеславна и упряма, она не желает признавать над собой хоть чьё-то превосходство, это надо понимать и учитывать. Она использовала в темную тебя, но не желала признавать, что и с ней Вальдаэ и Арк поступают аналогично. Ты хочешь возразить, что Хедэр очень убедительно рассказывала о первых переговорах с Горкхотом. Боюсь, это был спектакль специально для того, чтобы заинтриговать Хедэр. Желания Горкхота вряд ли были тайной для демиурга.
   - Зачем же им понадобилась Хедэр?
   - Им был нужен выход на меня. Видишь ли, я не самый сильный маг в Сотворенном, но в кое-чем я лучший. Никто лучше меня не понимает принципов предопределенности. Это не талант, это результат долгих размышлений и анализа. Наверное, я стал первым историком Сотворенного, я живу с самого начала времен, и всё это время пытаюсь понять, почему одни замыслы успешны, а другие терпят крах. Почему одни становятся великими, а другие остаются малыми. Почему происходит именно то, а другие вероятности остаются лишь: "если б". Арк до этого не раз сотрудничал с Ассоциацией, но в основном по мелочам, а Вальдаэ... она была агентом Крома, шпионила в Ассоциации. Я не доверяю Крому, хоть он не враг нам, и тем более не доверяю ей. Прости, первоначальный план Хедэр с клинком, разрушающим предопределенность, по сути, моя идея. В своё время Атолле просил Викки ставить заклятия на твой меч. А всё, даже самое простое, что она создает, несет в себе печать её гения, она всю жизнь рушит предопределенное. Я упомянул о заклятии Викки на твоем клинке, и Хедер сразу ухватилась за эту идею и развила её. Я предупредил ее, что ты не станешь убивать девушку, но Хедэр либо не обратила на мои слова внимания, либо придумала иное, более сложное дальнейшее продолжение.
   - А если б смог?
   - Я не знаю. На это "если б" нет ответа, оно не случилось. А дальше все сделал ты, ты ведь попросил Викки забрать Ларну. Ей пришлось вмешаться, Хедэр может сколько угодно утверждать, что обманом заставила "великих" договорится... Но от Истинного мага очень сложно что-то скрыть, а от демиурга и вовсе невозможно. Хедэр сама слишком часто принимает желаемое за действительное, что же касается Арка, Горкхота и Викки, они договорились потому, как сошлись в главном. Так что еще раз прошу прощения, что из-за меня тебе пришлось пройти это испытание. Но я никогда не позволил бы Хедэр использовать тебя, если бы не считал, что это испытание пойдет тебе на пользу.
  
  
   Эпизод 34
   Размер камня
  
   Андрей задумался, то, как представил события Странник, казалось более объективно. И всё же и в словах Хедэр была своя логика. Кроме того, ему очень понравилась легенда о принцах, к которой Странник отнесся скептически. Впрочем, Андрей хорошо понимал, красивое - еще не значит правдивое.
   - Значит, Ларне удастся обрести душу? - спросил он.
   - Кажется, мне придется избавить тебя еще от одной иллюзии. Похоже, у тебя сложилось неверное представление о душе. Хотя, Атолле должен был объяснить тебе...
   - Да, я помню. Душа есть частица Единого.
   - Правильно, и она возникает у любого разумного существа, независимо от того, каким образом он появился на свет. Выражение, что у кого-то нет души, следует понимать переносно. Это вопрос определения. Поясню. Допустим, вот камень, если постепенно уменьшать его, то рано или поздно ты перестанешь называть его камнем, а скажешь, что это песчинка, а затем назовешь его пылью. Так и душа, её не может не быть, но её может оказаться слишком мало, чтоб Единый заметил её. Единый считает достойными нового воплощения лишь души определенного "размера". И не спрашивай, какой должен быть размер, это никто не знает, кроме Единого. Так что шанс есть у всех, главное достойно его использовать. Многие рожденные в первый раз становились великими магами, к примеру: Викки, она рожденная в первый раз...
   - А что случается с душами, не достигшими нужного "размера"?
   - Они возвращаются к Единому и не получают нового воплощения.
   - А Бездна?
   - В Бездну попадают только души тех, кто настолько разрушил свою веру, что больше не может вернуться к богу.
   - А Ларна? Хедэр говорила, что её ждет Бездна?
   - Боюсь, здесь она права. Видишь ли, любое разумное существо, рожденное в Сотворенном, рождается свободным. Оно не связано с реальностью, не сковано общепринятыми представлениями, условностями и не имеет предопределенного. Затем, взаимодействуя с реальностью, окружающею его, получая воспитание, оно постепенно утрачивает первоначальную свободу, приобретая свое предопределенное. Но также и карму. Мы часто жалеем об утраченной свободе, но эта абсолютная неограниченная ничем свобода и есть Бездна. Бездна - начало Сотворенного, та Вечность, что была до него, а также предел его. Теряя связи с реальностью, уничтожая её вокруг себя и, главное, внутри себя - вот верный путь в Бездну.
   - Ты знаешь, - продолжал Странник, - что Ларна была сотворена Горкхотом ли, Аркантелем ли, не столь важно. У созданий силы предопределенное есть сразу и обычно оно очень велико. Но её предопределенное прервано, и для неё именно теперь наступает настоящее начало жизни с новым предопределенным и, надеюсь, с кармой, её первыми сознательными действиями. И этот шанс дал ей ты! Впрочем, первые шаги она уже сделала, ей помогли, но это не столь важно. Ведь во всех её действиях был и её выбор. Люди подобны мирам, они окружают себя некими представлениями, кои считают реальными. И, соприкасаясь, друг с другом, незаметно для себя обмениваются ими. Поверь, Ларна сильно изменилась от общения с тобой, и именно в этом был смысл твоей миссии.
   - Но я почти ничего не сделал...
   - Иногда важнее ничего не сделать, чем наделать кучу ошибок. Кроме того, набор вероятных возможностей для тебя был очень узок. Наверное, кое-что можно было сделать лучше, но, признаюсь, ты справился намного лучше, чем я ожидал.
   Андрей удивился, похвала Странника была ему приятна, но сам он не был уверен, что заслужил её.
   - В заключение добавлю, это может показаться тебе сейчас непонятным, но всё же. Не так важно зачем - важнее как; не так важны цели - важнее средства, не так важна свобода - важнее ограничение её. Не так важны возможности - важней ограничение их, граница внутри себя, через которую нельзя переступить, и чем сильней ты станешь, чем больше возможностей обретешь, тем ясней и четче должна стать для тебя эта грань. Ибо если ты переступишь её, то тогда не станет ни вопросов, ни целей, ни свободы... Смотри.
   Странник сделал движение руками, и модель исчезла, исчез и камень, исчезло всё. Андрей не чувствовал ощущений своего тела и не видел...
   - Вот он, Истинный Мир, здесь ничего нет, ничего не ограничивает твоё всемогущество. Твори, создай то, что считаешь правильным, твори свои законы, и они станут истиной в твоём мире. Или прими чужие законы. Они не справедливы и придуманы не тобою, но других нет. Законы - иллюзия, грань, отделяющая миры от Истинного Мира, убери их и останешься в пустоте. В Бездне, что есть - Начало всего и Конец всего. Знаешь, я живу с начала времен, и у меня есть мечта, и есть желание, они направляют меня уже целую вечность. Моя мечта состоит в том, что я видел Начало, я постоянно слежу за продолжением, то, как меняется Сотворенное, и я хотел бы увидеть и Конец. Это моя мечта. А моё желание, то, к чему я постоянно прикладываю все силы и все возможности, я хочу: чтобы моя мечта НИКОГДА не сбылась.
   - Что ж, надеюсь, ты понял то, что хотел понять. А теперь я перенесу тебя в мир академии, Миледи ждет тебя.
  
  
   Эпизод 35
   Мир Академии
  
   Краски мира вернулись, Андрей понял: он уже не на дороге и не на наблюдательном камне Странника. Он осознал, что стоит на холме, заросшим густой высокой травой.
   Андрей оглядел себя и улыбнулся. "Не знаю, как там, в Бездне, но я чувствую себя свободней всего именно здесь", - подумал он. Прям, добрый молодец из русской сказки. Полотняные штаны, заправленные в невысокие сапоги, и белая рубаха, опоясанная красным поясом. На поясе висел маленький фиал с фигуркой человечка внутри. Фигурка изображала паладина, вооруженного мечом, щитом и доспехами. В мире Академии всё было предопределенно желаниями Странника. Здесь было невозможно никакое оружие, и, как следствие, и доспехи. Даже боевые заклятия действовали тут с минимальной силой, скорее как намек. Да и то потому, что ученикам академии приходилось изучать их. Здесь была вотчина Странника и, мало что происходило без его ведома, а он сделал всё, чтобы насильственная смерть здесь была невозможна. Среди учеников академии ходили легенды о том, как в прежние времена, когда контроль Странника был слабее, некоторые ученики, испытывая свои силы, пытались нарушать его правила. Но лишь один случай все признавали абсолютно достоверным, это удалось сделать молодой волшебнице из мира Бури. Её звали Викки.
   Ну что ж, добрый молодец, пора идти на поклон к ней. Андрей попытался привыкнуть к новому образу Миледи. Кажется, он, наконец, увидит эту женщину в её основном облике. И хотя Истинные Маги легко трансформируют свои тела, все же Андрея охватывало сильнейшее любопытство. О Викки он кое-что все-таки знал. Она была из мира Бури: вечный Холод, Снега, Лед и никогда не прекращавшаяся Буря. Или Буран? Не суть, это был мир, созданный в преисподней. Группа магов с Калидора несколько веков назад сознательно переселилась туда, чтобы воспитать в себе силу столь радикальным образом. И со временем они действительно стали сильнейшими боевыми магами Сотворенного. В мире бури никогда не пользуются оружием, да и орудиями тоже, только магия. Там нет никаких материальных предметов, даже одежды... При тамошнем холоде, бы-ыр-рр, даже представить жутко. Говорят, все вещи, окружающие магов Бури, лишь иллюзия, созданная, чтобы жители иных миров не чувствовали рядом с ними дискомфорта. Короче, если и есть, в Сотворенном, мир, полностью противоположный Земле, то это мир Бури.
   Мир Академии представлял собой равнинную местность, большой пятиугольник, он смыкался краями с пятью другими мирами. Незаметно переходя в них, с двух сторон равнины, с одной стороны лес, еще озеро, где берега чередовались обрывами и песчаными пляжами. С последней стороны холмы. Именно тут стоял Андрей. В центре был поселок, собственно академия волшебства. Нарядные домики, напоминающие коттеджи, среди которых были площадки для занятий и еще большое лекционное здание, похожее на эллинский храм. Ныне в академии обучалось более тысячи учеников, но когда-то их было меньше. Андрею не было нужды заходить в поселок. Он решил поговорить с друзьями позже. Миледи же, как указал Странник, ждала его в домике ректора на опушке леса.
   Но он всё же отметил, что в академии вовсю идут занятия. Андрей уходил отсюда то ли семь, то ли восемь дней назад в начале третьего двадцатидневного цикла. Занятия в академии проходили циклично. В год умещалось три больших цикла, включавших в себя: четыре двадцатидневки с перерывами на пять дней (малые испытания или отдых) и заканчивающимися пятнадцатью днями (экзамены или каникулы). После чего начинался новый цикл, в мире Академии не было времен года, и потому круг, завершаясь, всегда начинался снова, не останавливаясь. Менялись только ученики. Ассоциация делала всё возможное, чтобы никакие события извне не влияли на занятия, и если по какой-то причине одному из учеников необходим был перерыв, он просто на время возвращался в родной мир. Стражи Сотворенного и другие отделения ассоциации имели базы в других мирах. Но не они, а именно академия, имевшая большой вес среди магов Сотворенного, являлась основой мощи Ассоциации. Так как большинство учеников, закончивших академию, становились членами Ассоциации Странников Сотворенного.
   Андрей вышел на тропинку, ведущую к домику Странника. Это было что-то, напоминавшее ему избушку на курьих ножках. Вот только вместо курьих ножек были пять замысловатых столбика. Андрей поднялся по деревянной лесенке на открытое крыльцо с резными перилами. Отсюда он уже ощущал исходящее изнутри веяние магии. Маленький волшебный домик обыкновенного волшебника. Он несколько секунд постоял у двери и, затем, глубоко вздохнул и открыл её.
   Пространство внутри оказалось куда больше, чем можно было предположить, смотря снаружи. И всё это пространство было заполнено безусловно магическими предметами: несколько моделей неведомых Андрею то ли кораблей, то ли сооружений? Множество часов, показывающих разное время, вероятно отсчитывающих секунды далеких друг от друга, да и отсюда миров. Несколько чучел животных и бесчисленные фолианты, свитки, ларцы, тяжеленные тома с сияющими знаками и еще множество всего. Андрей не успел рассмотреть прочие предметы, так как его внимание было обращено на женщину. Она полулежала на ложе, скорее немереных размеров сундук, чем кровать. На нем было множество подушек всех размеров и расцветок. Перед женщиной лежал большой том, раскрытый посередине, она оказалась молодой, миниатюрного сложения, со светлыми каштановыми волосами. Полуприкрытая вуалью слабого заклятия, иллюзии, не скрывавшей изгибов её тела. Она приподняла голову, и он понял, что тонет в её улыбке. В серых глазах была доброта и налет печали, но в глубине скрывались холодная твердость Миледи и огненный гнев Владычицы. Вуаль в неразличимо быстрый миг сменилась вполне земным платьем, а к Андрею придвинулось массивное кресло...
   - Я рада, что ты воспользовался моим советом и справился с испытанием, - сказала волшебница.
  
  
   Эпизод 36
   История о влюбленном боге
  
   Андрей попытался возразить, но Викки, глядя ему в глаза и, заглянув в душу, отмела все его возражения, прежде чем он успел высказать их.
   - Я не смогла бы выполнить твою просьбу, если бы ты не подготовил для этого почву. И не думай, что Арк всё равно хотел именно этого, демиурги всегда рассматривают одновременно многие вероятности, его устраивал почти любой исход.
   - Но Хедэр...
   - Хедэр - сумасбродная девчонка, никогда не думающая о следующем дне. И не думай о её планах - это иллюзии, придуманные, чтобы заморочить голову окружающим и себе. Её действиями постоянно руководили другие, её идеей была только драка в таверне, не лучший пример, да и вряд ли она это планировала. Прочее же: сцену с клинком придумал Странник, показать тебе Бездну убедила Хедэр Вальдаэ, план битвы придумал Горкхот. Но я не смогла бы забрать Ларну без её согласия, а этого добился ты. Ты можешь гордиться, ты сделал из игрушки "великих" человека.
   - Она была человеком до встречи со мной, она даже готова была принять смерть от моего клинка!
   - А ты уверен, что это было ее решение, а не идея, подсказанная Хедэр или Горкхотом или, может, тоже Странником. Он дал амулет с заклятием тебе, аналогично он мог дать нечто подобное и Хедэр. Чтобы влиять на события, Истинному Магу не обязательно присутствовать самому. Но есть кое-что, чего не может сделать ни одно заклятие - поверить в себя. Знай же: все орудия, всё оружие, все заклятия создавались всегда с одной целью - это средство убеждения возможности или невозможности чего-либо. Но единственная ценность: те, кто является носителем этих средств. И мерило этого, их вера в себя.
   Он заворожено смотрел на эту женщину, сочетавшую в себе лед и пламень, лучшую ученицу Странника, во многом превзошедшую своего учителя.
   - Расскажите мне о мире Бури, - попросил он.
   - Хорошо. Я расскажу тебе сказку о девочке, жившей в мире Буре и о влюбленном боге. Когда-то очень давно несколько магов, уставших от роскоши Калидора, решили создать свой, иной мир. Их лидер Истинный Маг договорился с одним демиургом, и тот создал мир, в котором они хотели бы жить. Истинный Маг пожертвовал себя и стал богом этого мира. Он стал Бурей, испытывающим каждый миг своих последователей. Они были магами, уставшими от череды перерождений и желающими покоя, и рождаются в мире Бури души таких же магов. Рождаются в последний раз, ибо смерть становилась для них слиянием с Бурей. Последняя жизнь, последние желания. Но они были сильными магами и их часто приглашали в другие миры. И многие из них были не против напоследок показать себя и испытать свою мощь.
   - А в другом мире были две страны: в одной правили женщины, а в другой мужчины. И эти страны постоянно воевали между собой. Правительница одной страны пригласила магов Бури, и так случилось, что полюбила одного из них и родила дочь. Малышка оказалась рожденной в первый раз... Колдун, правитель другой страны, напал на страну, где правили женщины, убил правительницу и забрал малышку. Но маг Бури, отец девочки, отбил её и убил колдуна. И отвез малышку в свой мир. Другие маги Бури порицали его, считая, что бедняжке придется всю жизнь провести в укрытии, скрываясь от Бури. Но девочка, немного выросши, сбежала из укрытия и вышла наружу. Бог Бури увидел чистый огонь души, познающий мир в первый раз, без груза прошедших времен. Бог Бури полюбил девочку и стал исполнять все её желания. Никогда не затихающая Буря ложилась у её ног нежным снежком. Бог Бури давал ей лучшие дары и обучил всему, что умел. А потом девочка стала девушкой, и захотела посмотреть на другие миры. И Бог Бури грустил, ибо не мог за пределами своего мира исполнять её желания и знал, девушке будет очень трудно в других мирах...
   - Мне действительно было очень сложно, но я справилась. Я научилась сама исполнять свои желания. А когда я встретила Странника, он сказал: "жизнь определяет, кто есть кто". Я ответила ему, что мои желания всегда будут законом другим мирам. На что он сказал, что тогда меня ждет иное испытание. Я поняла его слова много позже. Прошло много времени, но иногда я думаю, вдруг Бог Бури и Бог Сотворенного это один бог, и он по-прежнему исполняет мои желания. И тогда мне становится страшно...
   - Скажи, воин, что бы ты делал, если б твои желания всегда исполнялись?
   Андрей представил: "я мог бы не бояться никого и ничего". Но затем вспомнил слова Странника и легенду о короле, получившего дар исполнения желаний и понял, что не прав. "Она говорит: умри, и они умирают". Это слишком сильное испытание для простого смертного, стать равным богу.
   - Я стал бы бояться своих желаний, - ответил он. Викки кивнула:
   - Я рада, что ты понял мою сказку.
  
  
   Эпизод 37
   Вечерняя лекция
  
   Мы ждали его на площадке у края леса. Андрей знал, что вести расходятся по академии с потрясающими скоростями, и всё же встреча стала для него неожиданностью. Я, чертя палочкой на песке, объяснял Валентину принцип построения одного заклинания. Алёна смотрела на нас, ведя неторопливую беседу с черноволосой Танаис. Новая подруга Алёны личность известная, никто в академии не сомневается в её талантах. Танаис и сейчас была отличным боевым магом, а, зная, кто её мать, большинство не сомневалось в её будущем. Танаис первая заметила нас и, забыв обо всем, бросилась к Викки. Пожалуй, она немного похожа на образ леди Дары, но с Викки совсем никакого сходства. И всё же она её дочь.
   Андрей подошел к нам и сразу же попал в объятия Валентина, я поздоровался сдержанней, а Алёнка поцеловала Андрея в щеку. Не успели мы закончить с приветствиями, как появился портал, с кем бы вы думали? Конечно, некая нахальная особа, вечно подслушивающая и подглядывающая, и потому всегда появляющаяся вовремя. То есть НЕ вовремя.
   - Приветик! - радостно сказала всем Хедэр, послала Андрею воздушный поцелуй, а Алёнке выразительный взгляд, от которого та отшатнулась. После чего Хедэр отправилась на поклон к Викки.
   - Что такое? - спросил Андрей у меня, показав на Хедэр и Аленку.
   - А, это. Некоторое время назад Страннику показалось, что наша Алёна слишком добропорядочна, и он попросил Хедэр позаниматься с ней. - Услышав мои слова, Алёнка поморщилась. - Насколько мы поняли, результат получился сногсшибательный.
   Тем временем Хедэр что-то сказала Викки, но я расслышал только ответ:
   - Передай Готмогу, что если он хочет стать моим преемником, то он должен сам справляться с такими проблемами.
   Получив ответ, Хедэр сразу же исчезла в портале.
   - Так в чем там было дело? Чему такому Хедэр обучала Алёну? - спросил Андрей.
   - О, это тайна за семью печатями. Она никому об этом не говорит! - шутливо сказал я.
   Алёнка состроила глазки и покачала головой, мол, и не скажу.
   - Молчит, как партизанка! Зоя Космодемьянская, блин! - добавил Валька.
   - Я так понимаю, Андрюха, у тебя были очень интересные приключения? - быстро перевел разговор на другую тему я. - Аленка рассказывала об одной занимательной беседе Странника с Хедэр, и, как я понял: речь шла о тебе.
   - Да, о тебе, Андрюша, - игриво улыбнувшись, продолжила Алёна, - я потому и стала прислушиваться. А еще о твоём клинке. А затем ты появляешься здесь в сопровождении Миледи, какие выводы?
   - Короче, колись, дружище! - заключил Валька.
   Кажется, Андрей был ошеломлен нашим напором и, оглядев нас, произнес:
   - История как история, довольно глупая... Кажется, я влюбился...
   - Ого! Об этом стоит послушать! - громко сказал Валька.
   - Господа, прошу прощения, история, вероятно, действительно достойна внимания, - вмешался я, - но должен напомнить: через четверть часа вечерняя лекция и выступать будет Миледи.
   - А, черт! И точно, Костя прав, может, после лекции? - вопросил Валька. - Сегодняшняя тема - эти пакостные расщеплялки, и, как назло, через четыре дня испытания. И горе "счастливчикам", которым придется проходить испытания по боевой магии. После лекции Миледи обязательно придумают что-то этакое и без знания этой пакости будет туго.
   - А что такое расщеплялки? - поинтересовался Андрей
   - Расщепляющие заклятия, ну это когда против тебя выставляют силовой барьер и необходимо его преодолеть. - Пояснила ему Алёна.
   - Пожалуй, мне тоже надо послушать, - высказался Андрей.
  
   Вечерней лекцией завершался обычный учебный день двадцатидневки. День делился на четыре части: с утра практические занятия, затем теория, далее обед и свободное время и, наконец, вечерняя лекция. Её читали старшие преподаватели или лидеры Ассоциации, как правило, в каждой двадцатидневке по одной лекции читали Миледи и Странник. Для учеников первого круга, а также старших: четвертого и пятого, обучавшихся уже персонально, лекции не были обязательными. Но для учеников второго и третьего круга, коих было большинство, посещение лекций было почти обязательно. Пропустившие две подряд или три за двадцатидневку рисковали получить строгое внушение, либо набор дополнительных персональных занятий, либо большее число испытаний в очередной пятидневке. Впрочем, на лекции Миледи и Странника всегда собиралось подавляющее большинство...
   Устройство лекционного здания было очень просто. В центре находилось округлое возвышение для выступающего, окруженное с трех сторон рядами слушателей. Здание само подстраивалось под число слушателей, изменяясь в размерах. Выступающий маг сам творил обстановку и каждую вечернюю лекцию она могла быть иной. Мы заняли места где-то в седьмом ряду, ближе к центру. Вскоре к нам присоединилась Танаис.
   - Мама не будет читать лекцию о расщеплялках, - с ходу ошарашила она нас, - это будет лекция на свободную тему.
   - Ты точно уверена? - спросил Валька. Танаис ответила ему презрительным взглядом.
   - Ты сомневаешься в моих словах?
   - Нет, боже упаси, просто это так неожиданно!
   - Андрей, нам определенно надо послушать твою историю, не каждый день выступающие меняют тему лекции, - с удивлением произнес я. - Уверен, именно твоя история повлияла на это решение!
   Миледи вышла к собравшимся, по-прежнему сохраняя образ Викки, это не было необычным, но было странно, ведь, как правило, она читала лекции на тему боевой магии в образе леди Дары. Она улыбнулась и приподняла руку, и гул голосов стих.
   - Сожалею, но объявленную на сегодня лекцию я прочту в один из ближайших дней, скорее всего в один из первых дней следующей двадцатидневки...
   В зале снова возник гул голосов: изумление, переходящее во вздох облегчения; очень многие разделяли суждение Вальки о расщеплялках.
   - Я чувствую ваше разочарование, - понимающе улыбнулась Викки, - но так получилось, что сегодня я хочу поговорить о другом. - Она сделала паузу и обвела взглядом притихший зал. - Вы молоды, полны энергии и счастливы познавать Сотворенное и учиться изменять его, это так, но однажды, рано или поздно, вы встретите действительно непреодолимое препятствие, либо потерпите неожиданное и чувствительное поражение, либо, наоборот, достигните всего, казалось бы желаемого, и вами овладеет сильнейший соблазн остановиться. И вы спросите себя, зачем бороться, если это трудно, чревато лишениями и неудачами, стремиться к познанию, если кажется, что все новое уже известно. И тогда незаметно со страхами, сомнениями и тщеславием в вашу душу проникнет тьма, и, чтобы преодолеть ее соблазны, вам понадобиться ответить на это "зачем". Многие полагают, что свет и тьма, равно и изначально присущи всем живущим, либо полагают, что изначально кому-то дано больше света, а кому-то меньше. Это не так. Тьма есть начало и основа всего сущего, тьма есть фон, на котором происходит любое движение. Движение же есть свет, и тьма стремиться погасить это движение, вернуть его к состоянию покоя, во тьму. Каждый, рождаясь, равно наполнен светом, стремлением к движению, познанию. Тьма же приходит исподволь, со временем неизбежно, но в наших силах не давать ей место в своей душе, и, не смотря на трудности, продолжать бороться, верить в свои идеалы. И продолжать идти вперед, как бы трудно это не казалось. Ибо свет - это частица находящаяся, в отличие от всех прочих, в вечном движении. И если она останавливается, она перестает быть светом. Мы все здесь частицы одной идеи, мы призваны нести свет, но каждый из нас может остановиться, поговорить с друзьями, отдохнуть, чтобы найти в себе силы продолжить путь. Просто всегда помните об этом. На этом на сегодня все, спасибо за внимание. Предлагаю всем этим вечером отдохнуть.
  
  
   Эпизод 38
   Свободный вечер
  
   Зал встретил ее слова восторженным гулом. Большинство учеников, как бы серьезно они не относились к занятиям, были всегда рады такой счастливой случайности, как вечер, свободный от занятий.
   - Круто! - Только и смог вымолвить Валька, во все глаза смотря на Андрея.
   - Сдается мне, большей частью эта "лекция" предназначалась тебе, Андрюха. - Сказал я.
   - А я отметила в последних фразах призыв к действию, - добавила Аленка.
   - Похоже, вы правы.
   - Да уж, мама редко бывает такой доброй!
   - Кстати, я знаю отлично подходящее для отдыха место! - Вновь взял инициативу Валька.
   Мы пошли к озеру, на наше любимое место. Высокий берег, мысок, с трех сторон окруженный водой, до которой было метров пять. Мы устроились на берегу и Андрей начал свой рассказ. Должен сразу сказать, из Андрея рассказчик не слишком хороший, он постоянно перескакивает с одного события к другому, совершенно не считаясь с хронологией и понять что-либо не всегда легко. Кроме того, что-то он рассказывает от и до, вплоть до мельчайших, совсем не нужных деталей, а другим, не менее важным событиям, отводит одну, две фразы. Потому нам приходилось задавать много уточняющих вопросов. Да еще Валька постоянно влезал со своими комментариями.
   - Итак...? - Потребовал обещанного рассказа Валька, - начинай!
   - С чего начать то?
   - Как с чего, как ее встретил, конечно?!
   - Да и то верно. Ну, значиться так: топаю я по Дороге, ну, Дорогу вы представляете, да? Там еще были какие-то особо мерзкого вида поросли и вдруг крик...
   - Стоп! Насколько я помню, на Дороге нет звуков?
   - Вот и я про то - нет! Значит что получается? Зов! Значит, где-то я нужен, ну и сошел я с дороги... (далее рассказ о поединке на алтарном камне) ...и тогда мир стал чуть-чуть иным.
   - Ну, ты чудик! Это ж надо было угробить такое заклятие из-за такой фигни! - не выдержал Валька.
   - Ну, знаешь, фигня, не фигня, а если б я его не использовал, кто бы вам тут рассказывал! - возмутился Андрей.
   - Да я не о том, это ж можно было любой паршивой расщеплялкой справиться!
   - Которых некоторые учить не хотят! - улыбнулась Алена.
   - Так я ж не говорю, что они не нужны! Просто они же занудство жуткое! Но пойми, Андрюха, ты живешь в каком-то странном ином мире, ты весь обвешан заклятиями Странника да Миледи. И, похоже, совершенно не понимаешь, что обычные люди,- здесь Валька сделал многозначительную паузу, - вокруг тебя, не имеют такой возможности. Ты пойми: те заклятия, что на твоих вещах, это ж эксклюзив! Это как у нас дома одежка от Версачи или авто "Феррари". Ну, ты же понимаешь, чем "Феррари" отличается от "жигуленка", хоть на том и другом ездят! Да что я говорю, это ж было комплексное многофункциональное защитное заклятие!
   - Вообще-то говоря, тут Валька прав, - сказал я, - это расточительство. Посмотри вокруг, здесь уйма магов, и закончивших обучение, и начинающих. Но заставь их произнести одно и тоже заклятие, у многих вообще ничего не выйдет, у кое-кого, - взгляд в сторону Вальки, - получится черте-что, а у тех, у кого получится в общем-то правильно, но всяко далеко до совершенной формы заклятия Странника и Миледи. А в Академии не доморощенные колдуны, здесь обучаются лучшие маги своих миров. Так что те заклятия, что на тебе в каком-нибудь задрипанном мире, это практически предел совершенства.
   Похоже, мои слова заставили Андрея задуматься. Ненадолго конечно.
   - Ну, может быть, вы и правы. Ну, угробил я этот эксклюзив, ну и черт с ним. Слушайте дальше...
   ...и тогда эта девчонка просит убить ее моим клинком!
   - Вот! И где в жизни справедливость, - патетически воскликнул Валентин, - почему такие истории случаются с ним! Ему голые красотки, а нормальным людям приходится зубрить всякую пакость, и общаться с особами, которым что не скажешь, так одна в жабу грозиться превратить, другая ледяными молниями угощает! - Аленка и Танаис, переглянувшись, дружно рассмеялись.
   - Ты меня совсем не слушаешь! - Возмутился Андрей.
   - А что слушать, мало ли что взбредет в голову всяким дурочкам, да у них одно прямое предназначение - койка! - Андрей только и смог, что покачать головой, а Аленка сурово взглянув на Вальку, бросила:
   - Точно квакать будешь!
   - Во, опять наезды и, главное, ни за что!
   Теперь Валька удостоился внимания Танаис. Она прямо из воздуха слепила снежок и запустила его в Вальку.
   - Ладно, оставьте в покое эту замороженную жабу! - Со смехом вмешался я. И спросил Андрея, - я что-то не понял, а зачем ей это понадобилось?
   - Как я потом разобрался, предыстория там оказалась весьма запутанная... (рассказ Андрея о своих размышлениях и пересказ версии Хедэр) ...короче, я так и не понял, кто заварил эту кашу.
   - Наверное, единственный, кто наверняка знает ответ, это тот демиург из Вторящих...
   - Аркантель? Может быть...
   - Может, вернемся к началу, - вопросил Валька, - я хочу знать, ты трахнул эту девицу прямо на алтарном камне или позже?
   Андрей, обычно очень сдержанный, бросил на Вальку такой взгляд, полный бешенства и с трудом сдерживаемой ненависти, что тот отшатнулся:
   - Все, я молчу, я ничего не хочу знать, я бедная запуганная лягушка!
   - Может, действительно пусть лучше квакает? - обратился Андрей к Аленке. Та задумчиво поморщила носик.
   - А расколдовывать кто будет, у меня, небось, не получится, придется Странника просить! А он станет спрашивать, зачем вы друга в животное превратили!
   - Ладно, черт с ним. Хотя он прав, ...как последний придурок из какого-нибудь голливудского блокбастера...
   - Что, серьезно, тогда чего обижался...
   - Тебе не понять... (далее пересказ эпизодов 3,4,5,6 и 7) ... так что мне чертовски захотелось пройти этот путь до конца, даже если он ведет по очень тоненькой проволочке над очень глубокой пропастью.
   - Ты серьезно не знал, кто она, Хедэр же здесь постоянно тусуется.
   - Откуда?! Я в последнее время не часто здесь был...
   - Валька, не придирайся к Андрюхе, ты сам, если на то пошло, не знал, кто она пару двадцаток назад. Да и я расспросил о ней Странника, только после того, как ее с Аленкой увидел.
   - А потом мы пришли в Скалак, и там все пошло совсем кувырком...
   ...и я остался стоять среди кучи трупов, а эта тварь слиняла в портал.
   - Да, эта Хедэр не подарочек... - протянул Валька.
   Танаис брезгливо фыркнула:
   - Уж в отличие от вас, я-то ее хорошо знаю!
   - А потом появилась Миледи... (Рассказ о первом разговоре с миледи)
   - Не знаю, - Валька с шутливой опаской оглянулся по сторонам, - вы, конечно, можете меня заморозить там или в жабу превратить, но я все равно скажу то, что думаю. Я бы ушел, подумаешь, какая-то девчонка. Да-да, знаю, не квакай жаба, но что-то мне подсказывает: вряд ли до встречи с тобой она была ангелом. Я так понял, в клане она была кем-то вроде старшей жены в гареме, что-то я сомневаюсь, что по отношению к другим девчонкам она была такой же милой и ласковой, как с тобой или с Горкхотом! А если ей дать власть, да пару заклятий из арсенала Хедэр, а?
   Никто из нас не нашелся, что ему ответить. Мы, все понимали, Валька прав, просто никто не решался сказать это. Впрочем, Андрей и сам это знал, только гнал эти мысли прочь.
  
  
   Эпизод 39
   Конфликт Всемогущего Бога.
  
   Затем Андрей рассказал о своих приключениях в Скалаке, о битве с воинами клана и о концовке своей миссии в мире Аркантеля.
   - Смотреть, как Хедэр ласками и угрозами уламывала окружающих, было скорее страшно, чем забавно, но вот уж не думал, что, когда дело дойдет до меня, ей удастся переубедить меня столь же легко. Она делала все, как говорила Миледи: не обязательно побеждать противника - надо лишь заставить его делать то, что тебе нужно.
   - Хедэр решительна, быстра, беспринципна, - осторожно сказала Аленка, - она отличный исполнитель чужих замыслов, ведь слова "зачем?", "хорошо или плохо" для нее не имеют смысла. Она признавалась мне, что испытывает величайшее наслаждение просто от факта своей жизни, от желания делать то, что хочет делать, от любого ощущения, чем сильнее, тем лучше. Я помню, как однажды спросила ее о будущем, она очень удивилась. Я сказала: "но ведь это твое завтра", она ответила: "подумаешь, об этом своем завтра я и буду думать завтра".
   - Она не только о завтра не думает, и о хорошо-плохо, и ложь с правдой для нее на одно лицо, и людей в капусту покрошить при случае ей ничего не стоит! Но я не понимаю, почему? - сказал Андрей. - Почему она здесь, почему Странник позволяет ей делать это!?
   - Глядя на Хедэр, я вижу в ней олицетворение Бездны, той абсолютной, неограниченной ничем свободы, доведенной до абсурда... - тихо сказала Аленка.
   - Возможно, это есть причина, так сказать живой пример. - Решился ответить я. - Свобода - одна из главных ценностей Ассоциации, но, доведенная до абсурда, она становится хаосом, а затем Бездной, откуда уже нет выхода. Показательно насколько важна грань, несколько, казалось бы, неважных слов, законы, кажущиеся ненужными и несправедливыми, но отбрось их, и разница между добром и злом, светом и тьмой действительно исчезает. Истина - жестокая вещь: так трудно что-то сотворить, и так легко разрушить, ведь Сотворенное от Бездны отделяет лишь тонкая грань нашей веры.
   - Так или иначе, но мне очень нужно понять всю подоплеку этой истории, в версию Хедэр я верю все меньше и меньше. А Странник и Миледи предпочитают говорить загадками.
   - А ты не допускаешь мысль, что они могут и не знать всего, - Андрей удивленно посмотрел на меня. - Ведь каждый день им приходится изучать огромный поток информации о событиях в мирах, напрямую касающихся Ассоциации, а твое приключение имело действие за пределами ее влияния. Не забывай, что ни этот мир, ни ты не настолько важны, чтобы наши лидеры имели право тратить на наблюдение все свое время. И я не уверен, но думаю, не ошибусь, если предположу, что и Аркантель знал, но тоже принимал скорее пассивное участие. Я думаю, кроме тебя, Ларны и Хедэр, постоянно участвовал только Горкхот...
   - И Вальдаэ, - добавил Андрей, а затем сказал: - Ты прав, нечего пенять "великих" в том, что они недостаточно участвуют в твоих маленьких проблемах. Даже если проблемы не кажутся тебе маленькими.
   - Конечно, - вмешалась Танаис. - И никогда нельзя забывать о Конфликте Всемогущего Бога. - И, заметив удивление Андрея, пояснила: - Представь действительно всемогущего творца, создающего неких разумных существ, он дарует им свободу воли. Должен ли он вмешиваться, если у них возникает действительно важная проблема, ведь он всемогущий бог и своим вмешательством сразу же лишает их свободы воли. Определение звучит так: действительно всемогущий бог никогда не должен вмешиваться в дела сотворенных им.
   - На самом деле, на практике важнее следствие из этого определения: чем сильнее демиург или маг-творец, тем реже он вынужден применять силу к своему творению, потому как его мощь противопоставляется силе (совокупности воли) мира, и она уменьшается, а мир слабеет. Да и никому из демиургов не нужны слишком зависимые от него существа. А вообще-то, у Сотворенного долгая история и те демиурги, что когда-то злоупотребляли своей силой, давно растеряли ее и теперь не существуют.
   - Да. Например, у мамы огромная сила, одно присутствие ее где-либо убыстряет течение времени и влияет на окружающих. А ее действию, ее воле мало, что может противостоять, и обычно она оказывается определяющей. Как ты думаешь, нравиться ли кому-либо такое вмешательство в их дела?
   - Ответ очевиден. Чем большей силой ты обладаешь, тем большее сопротивление испытываешь, ее применяя. Потому неудивительно, что великие хватаются за любую возможность обойтись малыми усилиями, либо использовать меньших по силе. А что касается твоих "маленьких проблем", то поверь, у великих они ничем не отличаются от твоих. И решить их бывает порою намного сложнее, так как сила здесь не помощник!
   - Ладно, будем считать, вы меня убедили. Я должен решать свои маленькие проблемы сам. Однако, мне хочется понять, зачем?
   - Зачем что?
   - Зачем Единый, ну и там все прочие тогда создали все это? Где смысл?
   - Это в смысле кто-то там сверху, Единый ли, великие ли должны спустить директиву, что считать смыслом жизни? Так вот, извини, но я открою тебе страшную тайну, им нет до этого дела. А если найдутся те, кто говорят, что знают этот твой смысл, не верь им, скорее всего они преследуют какие-то свои корыстные цели. Ибо жизнь - это такая штука, которую мы сами наполняем смыслом.
  
  
   Эпизод 40
   Путь к вершине.
  
   Лестница из белого камня вела к вершине холма, скрытого в тумане. Туман расступался при каждом его шаге, позволяя увидеть несколько новых ступеней лестницы. Число ступеней никогда не было одинаковым, один раз Андрей возомнив себя Шерлоком Холмсом, аккуратно подсчитал ступени, а затем спросил у Атолле, что означает число семьдесят два. Священник в ответ попросил его пересчитать еще раз. Насчитав девяносто ступеней, Андрей очень удивился и посчитал еще и еще. Все результаты оказались разными. Он попросил объяснения и Атолле сказал: "Путь к познанию не может быть одинаковым". Сегодня путь к вершине холма был особенно долог.
   Двенадцать огромных колонн-светочей, поднимавшихся из священных вод, составляли основу храма. Свод терялся в сиянии света исходящего от колонн, ни с одной точки внутри ли, снаружи ли храма нельзя было увидеть его целиком. Лишь ближайшую часть рядом с собой. Андрей вошел под свод. Здесь господствовала тишина, находившиеся здесь паломники передвигались тихо и не разговаривали между собой. Андрей, преклонив колени, наполнил флягу эликсиром света и попытался, помолившись, успокоить свои мысли. Получилось плохо, Андрей встал и пошел к порталу, светившемуся между центральных колонн.
   Портал вел во внутренние помещения храма, располагавшиеся в другом измерении. Значительную часть их занимала библиотека. Здесь, в библиотеке, Андрей и нашел своего духовного наставника.
   - Я вижу тень печали и разочарования на твоем лице. Испытание оказалось серьезней, чем я думал? - спросил Атолле.
   - Да, наверно.
   - Если оно заставило понять свое несовершенство и заставило задуматься, это хорошо. Странник спросил меня, готов ли ты к серьезной работе, я ответил ему утвердительно. Я ошибался?
   - Пожалуй, нет. Просто я неудовлетворен ни результатом, ни своими действиями.
   - Так обычно и бывает, если идешь дорогой света. Свет быстро отличает твои достоинства и недостатки, и по достижении результата ты не сможешь удовлетвориться им, ибо видишь новые горизонты. Понимаешь, что познание безгранично, а пределы его, да и твоих возможностей - иллюзия. Итак, что тебя гложет?
   - Я хочу найти любимую.
   - Так найди.
   - Я не знаю, где она!
   - Неправда. Ты знаешь, где она. Ты боишься встретить ее и потерять любовь.
   - Нет!
   - Да. Ты сможешь ее найти. И ты должен ее найти, даже если тебе суждено будет сразу ее потерять.
  
   Андрей вновь вернулся на дорогу, он думал о словах Атолле. Да, он хорошо помнил, как они с Ларной придумывали маленький мир для нее. И он знал, какой мир создала для Ларны Миледи. Боится ли он встречи с любимой? Андрей вынужден был признаться себе: да, боится. И даже не потому, что боится убедиться, что Валька прав. Нет, еще больше его мучил вопрос: полюбил он под действием заклятия или...? И что было бы, если б на Ларне не было заклятия? Что это, настоящая любовь или подделка? И он отдавал себе отчет, что просто хочет поставить точку и не хочет знать ответы на эти вопросы. И к черту истину, если она лишает покоя!
   Он споткнулся и на мгновение потерял мысль. И увидел березку, самую обычную родную русскую березку. Не отдавая отчета себе в том, что он делает, он шагнул к ней, и лишь дотронувшись и ощутив влажную листву, он понял, что сошел с дороги.
   Андрей оглянулся, он оказался в лесу, недалеко было шоссе. Он увидел несколько машин, мелькнувших в просвете между деревьями. Деревья уже окрасились желтизной, должно быть, сентябрь. Затем Андрей осмотрел себя: куртка, ботинки, брюки, пиджак, под ним сорочка. Все импортное и отменного качества. Через плечо сумка, пожалуй, скорее чемоданчик. Два отделения. Должно быть, это оружие. Андрею очень захотелось узнать, во что превратился клинок Миледи в его родном мире. Несколько кнопочек кода. Андрей точно знал, какую бы комбинацию он не набрал, она окажется верной. Также, как знал для любого кроме него верных комбинаций не будет. Клинок Миледи предназначался именно ему и никому иному. Он нажал первые попавшиеся кнопочки. Внутри был ноутбук, сверху экран, внизу клавиатура и аппарат сотовой связи. Понятно. Он открыл второе отделение и тихонько рассмеялся. Там рядами лежали пачки вечнозеленой валюты. И еще кредитные карточки и набор документов. Что ж, это все, что ему нужно, чтобы выполнить любую миссию здесь. Интересно, тут будет лимон баксов? Считать не хотелось, он вытащил несколько купюр и закрыл чемоданчик. Засовывая деньги во внутренний карман пиджака, Андрей обнаружил под пиджаком кобуру. Беретта. Пистолет, похоже, газовый. Это защита?
   Андрей вышел на шоссе и заметил метрах в ста указатель. Итак, он недалеко от Питера по дороге на Выборг. Еще раз осмотрев себя, Андрей с ходу придумал легенду. Должно быть, он выглядел достаточно солидно и смог остановить почти первую же машину. Темно-красная "девятка".
   - До Питера подбросишь?
   - Садись.
   Некоторое время спустя водитель поинтересовался:
   - Извини за любопытство, но на грибника ты вроде не похож, как же ты очутился в такой глуши?
   - Да от финнов на попутке ехал и тут, представляешь, не удержался, вышел по родному леску погулять.
   - Хм, бывает, что, давно уезжал?
   - Почти четыре года уже. В начале девяносто шестого, с тех пор, где только не был, и вот вдруг на пару деньков вернуться захотелось...
   - Мда, а я из Выборга еду...
   Слушая водителя, Андрей смотрел на родной мир. Сначала это были пригороды, потом город. Все изменилось и в тоже время осталось прежним...
   Он ходил по городу до самого вечера, вспоминая, никуда не спеша, без всякой видимой цели. Надо было решаться, но он не знал как... Небольшая улочка, выходящая на набережную, приглушенный вскрик...
  
   ...ты заходишь в подворотню: всего лишь четверо хулиганов, пристающих к девчонке.
   - Эй, ребята, оставьте ее в покое.
   - Те чо надо, мудак! Шел бы ты на...
   - Очень жаль, не имею такой возможности.
   - Эй, да у него ствол! Ты чо, крутой?! Бля, он не шутит, линяем!
   Девчонка смотрит на тебя испуганными глазами.
   - Все в порядке?
   Она кивает.
   - Ну, беги домой, девочка.
   Она всхлипывает.
   На ней нет заклятий.
   Ты поворачиваешься и уходишь.
   Дорога вновь принимает тебя, но теперь ты точно знаешь, куда идти. Неестественно яркие звезды освещают твой путь. На твоей дороге появляется деревня, несколько домиков. И девушка, ждущая тебя у дороги. Ты окликаешь ее, и она бежит тебе навстречу. Она что-то кричит, но ты не слушаешь слов, боясь спугнуть чудо...
  
  
   Эпизод 41
   Ложка дегтя в бочке меда
  
   Ее руки ласкают тебя, ее губы шепчут слова любви, ее глаза горят огнем страсти, ее тело горячо и упруго, но податливо. Ее кожа нежна как шелк, ты можешь гладить, касаться, ласкать, целовать ее бесконечно. Любимая, милая... Ты погружаешься в ее любовь, забывая обо всем, один взгляд ее любящих глаз стоит всей жизни, всей истины, всего смысла. Ее глаза, соперничающие с чистотой неба... Все остальное - мелочь, недостойная упоминания, недостойная мига ее объятий. "Я скучала без тебя, любимый". Она целует тебя, ее губы страстно хотят покрыть поцелуями каждую клеточку твоей кожи. Ее любовь - это все, что тебе нужно. "Ты так долго не приходил". Мягкий упрек, и вы вновь сливаетесь в единое целое. Ее страстный поцелуй, ее объятия заставляют тебя показать все, что ты можешь, и она стонет от наслаждения. Волна экстаза заполняет всю твою суть. Все...
   Но она ненасытна, твоя любимая, твоя страсть, твоя единственная, желанная... Она хочет снова и снова, ей невозможно говорить "нет". Власть ее любви над тобой не имеет предела. И она вновь доводит тебя до экстаза, наслаждаясь им, поглощаясь в нем... Эта ночь, наполненная яркими звездами, создана для любви, только для любви, исключительно для любви. Эта ночь бесконечна, как сила ее любви к тебе...
   И все же, утомленная, она засыпает у тебя на плече, ты хочешь сторожить ее сон, но, на секунду закрыв глаза, засыпаешь...
  
   Ты просыпаешься оттого, что она водит кончиками волос тебе по лицу. Ее волосы попадают тебе в ноздри и ты, чихая, просыпаешься. На небесах ярко светит солнце. Она смеется, сидя перед тобой. Ее смех заводит тебя, и ты бросаешь ее перед собой, она игриво уворачивается от твоих объятий, но ты сильнее и, преодолев ее притворное сопротивление, ты овладеваешь ею. Потом она, смеясь, расчесывает волосы, смотря, как ты пытаешься найти свою одежду и снаряжение. У нее самой только легкое платье, чуть-чуть порванное в пылу вчерашнего нетерпения. И, наконец, обнявшись, вы идете в дом.
   Он ждет вас, ты способен узнать его в любом облике. Всепонимающая, чуть ироническая улыбка, в эту секунду ты ненавидишь его. Он говорит:
   - Здравствуй, Андрей.
   - Странник? Что ты тут делаешь?
   - Викки была столь мила, что показала мне путь сюда. А ты, я вижу, нашел сюда путь сам.
   - Зачем?
   - Видишь ли, я заключил сделку. Аркантель отдал нам девушку, чтобы я увеличил ей размер камня.
   Ты, понимая, о чем он говорит, киваешь.
   - Мне очень жаль, но, чтобы добиться этого, мне в первую очередь придется снять с нее заклинание. Оно довлеет над ней, определяет все ее действия, оно является ее предопределенным. Оно очень сильно и лишает ее возможности собственных действий, свободы выбора...
   Он говорит еще, но ты понимаешь, что этого достаточно, это уже приговор. Ты знал, что будет нечто подобное, ты знал, что, найдя, потеряешь. "Почему же так?" Она с любопытством смотрит на тебя, не понимая, почему ты нахмурился. Кто она, твоя любимая? Имеешь ли ты право считать ее своей собственностью, и лишать права обрести свободу выбора? Разве не этого ты добивался, сражаясь за нее? Или тебе хотелось получить в свое полное распоряжение привлекательную сексуальную игрушку? Ты отворачиваешь глаза и вновь видишь перед собой великого мага. Мага, прожившего целую вечность, но все еще находящему в себе силы и желание идти вперед. Он серьезен, это твой выбор. Он примет его, даже если твой выбор будет неверным.
   А кого видит он? Недавнего мальчишку, частенько чересчур наивного, но в целом хорошего носителя чужих заклинаний, не способного создать собственные? Ее предопределение тебе известно, а твое? Может, это магия чужих заклятий ведет тебя? Делает таким, какой ты есть? Да, это хорошие заклятия, это хорошее предопределенное. Они мягко и ненавязчиво изменяют тебя, позволяют делать правильный выбор. Улучшают твою карму, так, чтоб Единый дал тебе еще одну жизнь, еще один шанс. Вот только что есть ты, паладин?
   И имеешь ли ты право перечить ему, зная, что он прав?
   - Может, тебе нужно время, чтобы свыкнуться с этой мыслью?
   Он смотрит на тебя, и ты знаешь, что он знает, что ты знаешь...
   - Мне не нужно время, делай то, что должен.
   И добавляешь, обращаясь к ней:
   - Тут есть что выпить?
   Она приносит кувшин. Ты делаешь глоток и, смотря внутрь кувшина, говоришь с обидой:
   - Вода!
   Маг улыбается и прикасается к кувшину. Ты вновь пробуешь.
   - Уже лучше.
  
  
   Эпизод 42
   Ларна
  
   - И это все?! - удивленно спросила Ларна. Она повернулась, пытаясь получше рассмотреть себя. - Но я ничего не почувствовала!
   - Отсутствие заклинания будет заметно не сразу. - Ответил маг.
   - Ты точно уверен, что снял его?
   - Да.
   - Полностью? Может, что-то осталось?
   - Говорю же тебе, у меня был ключ от заклятия. Вальдаэ отдала ключ от своего заклятия Владычице Хаоса, а та отдала мне.
   - А как выглядит этот ключ?
   - Все-то тебе нужно знать! Ладно. Ключ к заклятию - это не предмет, это начальные слова заклятия. Видишь ли, начать можно с чего угодно, а затем запутать все так, что посторонний ни за что не сможет понять, где середина, где начало, где конец, а где ложная ниточка. Получается такой клубок и, не зная начала, распутать его очень сложно. А чем сильнее заклятие, тем оно сложнее и запутанней. Понятно?
   Девушка кивнула.
   - А теперь, милая, я, пожалуй, поставлю на тебя свое заклятие.
   - Зачем?
   - Это заклятие откровенности, тебе пора учиться говорить только правду и ничего не скрывать. Аркантель хочет, чтобы я сделал из тебя светлую волшебницу. А пока, глядя в твои невинные глаза, забываешь, насколько лжив твой язычок. Опять же полезно для твоей кармы.
   - А разве оно не будет моим предопределенным?
   - Будет. Но не беспокойся, это очень слабенькое заклятие, оно продержится всего несколько дней.
   - Хорошо, я согласна. - Ларна игриво улыбнулась ему, но, к ее удивлению, маг остался безучастен.
   - А теперь я вынужден покинуть вас, к сожалению, у меня много дел в Ассоциации.
  
   Ларна прошла в соседнюю комнату, Андрей все еще спал. Она присела рядом с ним. "Прямо как паладин с картинки Горкхота - враг моего клана". Она взяла пальчиками локон его волос. Сейчас он напомнил ей одного из тех бедняг, которых Кандхаш убил с ее помощью. С позволения Горкхота, а частенько и без оного, Кандхаш не раз использовал ее и ее заклятие как приманку. Она помнила лица всех тех, с кем она занималась любовью, а потом приходил Кандхаш. И когда все было кончено, воину клана нравилось любить ее среди трупов и крови. И ей тоже нравилось, тогда наследник Горкхота очень нравился ей, его лихость, жестокость, даже его злоба. Она не представляла себе любви без крови, без насилия. А потом все изменилось, она хорошо помнила ночь, когда голос Бога впервые возник в ее голове. "Ты создана быть королевой, а не игрушкой", - говорил он. Он соблазнял ее красивыми словами и картинками из других миров. Она видела другую любовь и другую жизнь. И постепенно возненавидела клан, этот мужской мирок жестокости и злобы, в котором вынуждена была жить. Но могла лишь терпеливо ждать. И дождалась девчонки, ведьмочки, посланной к Горкхоту. О, она помнит тот миг, когда Хедэр одним заклятием, одним движением руки отправила Кандхаша возрождаться на алтаре. Как назойливого комара! В тот миг Ларна поняла, что эта девчонка ее шанс. Ей не составила труда околдовать Хедэр и с ее помощью придумать план бегства.
   "Я хорошо справилась?" - воззвала мысленно она к своему Богу. И Аркантель ответил ей:
   "Ты была великолепна, дорогая. Теперь ты свободна, я дарую тебе право самой решать свою судьбу. Ты вольна начать новую жизнь. Удачи тебе и прощай".
   Ларна вздохнула, начать новую жизнь, она и представить себе не могла, насколько изменится, встретив своего паладина. Насколько изменит ее представления его любовь к ней. Она наклонилась и поцеловала его, а, затем, не удержавшись, провела пальчиками по его лбу, поправив его волосы. Андрей спросонья что-то проворчал. Но девушка очень хотела разбудить его, и она пощекотала его.
   - Просыпайся, соня!
   - Слушай, отстань, а. - Он перевернулся на другой бок, оттолкнув ее. Ларна застыла ошеломленная. Она привыкла ко многому: насилию, жестокости, злобе, но никогда прежде не встречалась с безразличием. От обиды на глаза навернулась слезинка. Она попыталась смахнуть ее. В этот момент он резко повернулся, пристально глядя на нее. Он сразу все понял:
   - Странник снял заклятие?
   Ларну охватил страх, она в панике пыталась понять, что происходит. Ведь маг говорил, что действие заклятия не меняет суть, только сглаживает острые углы, позволяет не замечать проблемы...
   - Но ведь ничего не изменилось, верно?
   Он горько вздохнул.
   - Ничего.
   Ларна выдавила робкую улыбку, ну почему то, что вчера было так легко, теперь так мучительно сложно? Андрей взял ее за руки, она попыталась вырваться, почему-то сила его рук пугала ее. Ее била крупная дрожь.
   - Бедняжка, - сказал он, - и почему я думал только о себе. Должно быть, ты чувствуешь себя, как рыба, вытащенная из воды. Ведь это ты провела под действием этого заклятия всю жизнь.
   В этот миг Ларна поняла, что сдержать рвущийся наружу поток слез не удастся.
   Он обнял ее, успокаивая.
   "Глупо, глупо, глупо, прекрати реветь, дура!"
   Они попробовали заняться любовью. Она не чувствовала наслаждения. Совсем! Только страх, боль, его жалость. "НЕ смей жалеть меня!". Острые углы оказались выше пиков Ледяных Гор.
   - Знаешь, а ведь я ловлю себя на мысли, что ничего не знаю о тебе.
   Пытаясь сдержаться, она спросила:
   - Что ты хочешь знать?
   - Так, ерунда, забудь.
   Злость захлестнула ее, на себя, на него, на все...
   - Нет уж, говори!
   - Ты била своих служанок, ведь у тебя были служанки?
   - Рабыни, конечно. Я была госпожой. Я не должна была этого делать? Извини, я не знала, что встречу тебя, такого светлого и правильного!
   - Прости, что спросил.
   Он встал и начал одеваться. Злость стала бешенством.
   - А особо строптивых я отдавала Джиле и его хуордам, и они рвали их на куски! Что ты еще хочешь знать? Как нравилось заниматься любовью Горкхоту? Так знай, он мог делать это часами, методично, нудно... А Кандхашу нравилось, кончая, затягивать удавку на шее партнетши! Дортогу, это тот, кто умер на мертвой земле, нравилось раскалять свой кинжал... Тальморту, он вел сторонников Кандхаша у Громого ручья и погиб от меча пепельноволосого в трех шагах от меня, нравилось делать девушкам не глубокие надрезы по всему телу. А твоя блондинистая подружка во время любви любит частично превратится в демона и ласкать когтистой лапкой...
   Она говорила все это, задыхаясь от слез, а он стоял спиной к ней.
   - Что еще? Ах, да, это мы с Хедэр придумали эту историю, неплохо ведь получилось?!
   "Уходи, уходи, уходи, уходи, уходи, уходи, уходи, уходи, уходи, уходи, уходи, уходи..."
   - И клинок тоже?
   - Клинок??? А, да! Я была против, но Хедэр сказала, что это произведет на тебя правильное впечатление. И добавила, что если б паладины убивали всех плохих девчонок, род людской бы уже давно пересекся!
   Он обернулся, и она увидела в его глазах боль. Ее наполнила мстительная радость.
   - Пожалуй, нам надо сделать паузу. - Тихо сказал он и вышел из дома, осторожно закрыв дверь.
   Она бросилась на кровать и, закрыв лицо руками, зарыдала.
   "Это и есть ваша свобода выбора, да?!"
  
   - Ну же, милая, ты выплачешь все свои прекрасные глазки!
   - Ты? Ты не ушел?
   - Я не мог.
   - Ты знал! Это ты виноват, твое слабенькое заклятие!
   - Да. Я этого добивался. Это было необходимо. И рано или поздно это произошло бы и без меня.
   - Я не верю тебе! Это ты виноват! Какое право ты имел это решать за нас, за меня!?
   - Никакого. Кроме такой мелочи, что с этого дня я твой учитель. А все, что касается моих учеников, касается и меня. И, между прочим, Андрей тоже мой ученик. Что же касается тебя, то ты, конечно, вольна отказаться от этой чести. Можешь остаться здесь или, если хочешь, я проведу тебя в любой мир по твоему выбору. Ты ведь свободна.
   - НЕ нужна мне твоя свобода!
   - Тогда что же тебе нужно? Хочешь вернуть все назад? Думаешь, демиург позволил бы тебе стать королевой? А доросла ли ты до этого, милая? Итак, заклятия у тебя больше нет, да и на истинно Великих оно и не подействовало бы. А слезы я уже видел, слезы в этих играх не аргумент.
   - Да.
   - Что да? Согласна быть моей ученицей? Дать мне права решать, что и как тебе делать?
   -...да.
   - Молодец. Знаешь, со временем из тебя выйдет неплохая волшебница. Способности к любовной магии и чарам у тебя, безусловно, огромны. Очень скоро ты вернешь то, что как тебе кажется, ты потеряла. Кстати ты по-прежнему невероятно красива, и такой и останешься, если не будешь плакать. А вот дисциплины тебе не хватает. А твоя красота будет смущать мужчин, плюс эта твоя невероятная сексуальность. Она утомляет. Пожалуй, я наложу на тебя еще и заклятие скромности. Не надо хлопать глазами, ученицы в моей академии не ведут себя подобно блудливым кошкам...
   - Ты тоже считаешь меня, ну...
   - Скверной девицей, недостойной своего внимания? Что ж, у тебя было скверное прошлое, но разве это повод оставаться в прошлом? Ненавидеть себя, мстить себе? Не стоит. Важно то, кем ты хочешь быть. Знаешь ли, у меня ведь тоже было прошлое... Иметь скверное прошлое, это даже в чем-то преимущество, понимаешь, куда не стоит возвращаться.
  
  
   Эпизод 43
   Бревно поперек дороги
  
   Поперек дороги лежало бревно. Андрея это уже не удивляло, наверное, лимит удивления исчерпался. На бревне сидела типичная черноглазая блондинка и вызывающе болтала босыми ногами.
   - Приветик! - Увидев его, весело сказала она. - Тут, видишь, бревно случайно упало, вот я решила посидеть, отдохнуть! Ты не представляешь, как я рада нашей встрече!
   - А я вот не могу сказать, что рад тебя видеть! Честно говоря, встречать тебя всюду меня чертовски достало!
   - Ничего, я рада за двоих! - С привычной наглостью заявила Хедэр. - Как там Ларна, не скучает?
   Андрей вытащил из ножен нож и взвесил его в руке, прикинув, как он будет смотреться в груди наглой ведьмочки.
   - Эй, ты помнишь, что этот предмет острый?
   - Я же сказал, ты меня достала!
   - Значит, хочешь подраться, да? Ну, давай! Ты, конечно, сильнее, мне вот никакие маги заклятия не ставили, все, что умею, сама достигла! Конечно, не чета твоим фишкам! Но, Бездна меня забери, если я не попытаюсь! Сколько раз ты хочешь убить меня? Может, девять? Это так похоже на паладинов, обижать беззащитных девушек!
   Андрей, усмехнувшись, вернул нож на пояс.
   - Я б тебе шею свернул, но, боюсь, тебе понравится!
   - А то, такой чудо-герой и снизошел до моей шейки!
   - Ладно, говори с чего это ты здесь проявилась.
   - Тут один наш старый знакомый хотел тобой поговорить...
   Откуда-то сбоку дороги появилась некая темная фигура.
   - Это еще кто? - Произнес Андрей, берясь за клинок Миледи. Нечто приблизилось, и Андрей начал угадывать что-то знакомое в призрачных чертах фигуры.
   - Меня звали Омард Горкхот, Аркантель обманул меня, он не дал мне упокоения. Творец сказал, что я пребуду в этом облике до тех пор, пока не исправлю содеянного мною. - Глухо молвил дух.
   - Ясненько. Ну а мне-то что с того. Как говориться, получил то, что заслужил!
   - Не буду спорить с тобой, воин. Лишь прошу помочь мне...
   Андрей вытаращил глаза и расхохотался.
   - Слушайте, а с чего это вы решили, что я вам помогать-то буду! К этой стерве у меня уже порядочный счет накопился, да и тебя, дух, Аркантель не зря проклял!
   Хедэр резво вскочила с бревна.
   - Ну, ладно, я свое дело сделала, мне пора домой!
   - СТОЯТЬ!!! - Взревел дух и протянул руку к ведьмочке, каскад фиолетовых молний окружил ее, не давая сдвинуться с места.
   - Эй, не надо молний!
   - Тогда не рыпайся, дорогуша!
   Хедэр, что-то ворча, села назад на бревно.
   - Это не только моя просьба. Демиургу понравилась твоя работа, и он решил доверить тебе и ее окончание. Он хочет, чтоб на троне Кхазара вновь сидел Король. Тогда я получу упокоение.
   - Я, конечно, польщен, слов нет. Но напомните мне, сколько веков там короля не было?! Нелегкая задачка, и, кажется, у меня нет желания ей заниматься! - сказал Андрей. - Аркантелю нужен король, ну так пусть сажает!
   - Лишь немногие люди Королевства еще признают волю Аркантеля и во многом это моя вина.
   - Но не моя проблема. Что-то мне надоело заниматься чужими "благородными делами". У меня своих полно, вот, например, одной знакомой ведьме шею свернуть.
   - Может, заключим сделку? Я тут слышал, ты подноготную одной истории пытался найти?
   - Уже нет. Зачем? Что прошло, то прошло!
   - А как насчет правды от первоисточника?
   - От тебя? Не вижу резона!
   - От Вальдаэ.
   Хедэр вскочила.
   - Ни за что. Вот значит, зачем я тебе понадобилась! Я не участвую в этой сделке!
   - А тебя никто и не спрашивает. Ну как, воин? Она богиня любви, это ее игра, ее заклинание!
   - Соблазнительно. Я выслушаю ее, но никаких обещаний!
   - Что ж, пусть будет так.
   - А я против! И я ухожу! Я ни за что не отдам этой ... Другой мое тело!
   Дух вновь поднял руку, и Хедэр без чувств упала на землю.
   - Не буду вам мешать, я вернусь позже... - сказал дух исчезая.
  
   Перед Андреем стоял дух женщины, дивно красивой, подобно Афродите, выходящей из моря. Она с печалью посмотрела на Хедэр, лежащую на земле.
   - Вальдаэ?! - спросил он, а затем вымолвил: - Я рад лицезреть богиню!
   - Это ваше слово, слово смерных. Я - Вечно Танцующая, дух любви, та, кто дарит любовь. Вальдаэ - это имя мне дали люди Града над Бездной, что ж, хорошо, если хочешь, называй меня так.
   - Что связывает тебя с ней? - Андрей кивнул на Хедэр.
   - Она моя дочь. Точнее, дочь моего смертного воплощения. После Града над Бездной одно время мне хотелось понять смертных. Но эта другая тема...
   - От чего же, если уж Арк хочет уговаривать меня...
   - Аркантель мне не хозяин. Он лишь заставил меня исправлять последствия моего вмешательства в этом мире.
   - Ага, я понимаю, это было твое заклятие, но...
   - Аркантель ничего не знал. Да, принц Омард в свое время обманом получил от демиурга права на этот мир. Но тот не собирался мешать ему, к этому времени демиургу уже было ясно: замысел провалился, и он предпочел начать заново. А если маг-творец хочет попробовать сравниться с ним, что ж, пусть пробует. Когда Хранитель Меру определил Альдо миссию в этом мире, я тоже решила заглянуть туда. И погостила у Чарующих, феи Зачарованного холма близки мне. Они были возмущены тем, что Аркантель отдал права на их мир темному магу-недоучке. И мы с сестрами затеяли интригу...
   - Но как же Хедэр...
   - Это было до рождения Хедэр. Ларна старше Хедэр года на три. Сестры создали куклу, а я повесила на нее заклятие, очень мощное заклятие, ведь через куклу мы хотели контролировать Горкхота и заставить его отказаться в пользу Аркантеля от своих прав. Мы недооценили Горкхота, он создал из нашей куклы смертную девушку, которую мы не могли контролировать. Посовещавшись, сестры решили оставить все как есть.
   - А Арк?
   - Он не очень-то интересовался делами Горкхота и узнал спустя много лет. А, узнав, вынужден был вмешаться, но не для того, чтобы вернуть права, а чтоб уничтожить наше общее с Горкхотом творение.
   - Почему?
   - Ты должен догадываться, почему, ты ощутил силу ее заклятия. С его помощью она легко вертела Горкхотом, да и любым, с кем встречалась. Оно задает тем, кто встречается с нею, предопределенное, это стоит назвать роком. Роковая любовь. Совершенное заклятие всегда получается случайно, непредсказуемо. Никто не собирался делать её такой, но она появилась. Как знать, может, тебе не стоит считать её игрушкой "великих", может, это они стали игрушками рока. Ее заклятия. Ты, наверно, возмущаешься тем, что великие навязывают другим свои правила, а представь, что свои правила навязывает миру глупенькая девчонка, ничего не знающая о мире. Тебе не становится страшно? Пока она понятия не имела о своей уникальности, о своей власти, но время идет, все меняется... Можно ли обвинять демиурга, что он не смог остаться в стороне. Все-таки это был его мир...
  
  
   Эпизод 44
   Не любить
  
   - Ты все еще любишь ее? Теперь, когда заклятие снято?
   - Не знаю. Наверное, нет. Мне жаль ее, но ей не нужна моя жалость. Ей нужно время, чтобы освоиться и понять, кто она и что хочет от жизни, от себя. И тогда, кто знает. Впрочем, я не хочу более считать ее проблемы своими.
   - Значит, нет. Мне кажется, я виновата перед тобой. Если есть что-то, что я могу сделать для тебя говори.
   - Не стоит...
   - Если ты хочешь вернуть любовь Ларны... - Андрей покачал головой, - может, какой другой девушки, просто заклятие на амулете?
   - Нет, вчера я принял решение, больше никаких чужих заклятий. Все они кажутся необходимыми, правильными, но, пользуясь ими, через какое-то время обнаруживаешь, что что-то незаметно теряется. Что это, даже хорошее, не твое. Я не собираюсь избавляться от того, что имею, но более ничего нового.
   - Хорошо.
   - Но я не против получить объяснения о некоторых моментах, которые мне остались непонятны. Ты говорила, что демиургу было достаточно избавиться от нее. Но... - Андрей замолчал, пытаясь найти слова.
   - Но почему он позволил мне и Горкхоту дать Ларне шанс? Не знаю, мне трудно понимать мотивы духов власти, я мыслю по-иному, чем они. Я творю любовь. Впрочем, могу предположить: создав саму эту ситуацию, мы заставили его задуматься и вспомнить о забытом им мире.
   - Я имел в виду другое, впрочем, ты ответила и на тот вопрос. А почему ее судьба была важна тебе?
   - А вот это не так просто объяснить. Забавно, то же самое у меня спросила Владычица. Тогда, вытащив Хедэр из бездны, я поняла, что не справляюсь. Хедэр развлекалась, играя крутую девицу, Арк издалека равнодушно посматривал на нас, Горкхот вернулся к своей политической возне в клане, потихоньку забывая любовь. Я осталась одна и не знала, что делать. И я позвала ее. Узнав суть вопроса, она решила поставить точку. Но вы все дружно, по очереди и по разным причинам сказали ей: "нет".
   - А что сказала ей ты?
   - Правду я сказать не могла, так как сама не знала, лгать ей бессмысленно. Пришлось подключить воображение, я сказала: "Зачем жить, если боишься умереть, зачем искать истину, если боишься в ней разочароваться, зачем любить, если боишься ошибиться... зачем взлетать, если боишься падать?" Ты знаешь, "крылья" - ее любимый способ пересекать границы миров. Она рассмеялась и ответила: "будем считать, что для меня это достаточный аргумент. Неплохо сказано, действительно, зачем взлетать, если боишься падать! Хорошо я заберу эту девчонку, но я хочу убедиться, что она этого стоит, мне нужно жертвоприношение, добровольное, без всяких там слез и условий. А демиургу передай, если он хочет вернуть контроль над этим миром, пусть участвует в игре. А если Горкхот надумает дать задний ход, я лично разнесу его игрушечный алтарь на кусочки, а его самого и его клан отправлю прямиком в бездну. Короче, подымай свою подопечную и займитесь делом. Проклятые любители полумер, вечно всего боятся! Не надо было взлетать, если боялись падать!".
   - А почему было просто не снять заклятие?
   - Это не так-то легко, я могла бы снять заклятие с куклы, но не с девушки. Горкхот, создавая ее на алтаре, все так запутал. Заклятие было накрепко сплетено с ее жизнью, с тем миром, с алтарем. Только мессия, та, чьими глазами Единый смотрит на Сотворенное, могла разорвать ее связь с тем миром. И только великий мастер и только с ее согласия мог снять заклятие, не лишив ее жизни. Взамен на услуги магов Ассоциации Аркантель дал право Ассоциации на действия в Королевстве. Он считает, что ты лучшая кандидатура в качестве эмиссара Ассоциации. Но если ты откажешься, Странник пошлет кого-нибудь еще. Но мне кажется, маг будет рад, если именно ты закончишь начатое тобою.
   - Похоже, вы меня убедили, леди. Жаль только, Странник ведь сам мог сказать мне о новом задании.
   - Может, он хотел, чтоб это был твой выбор, а не его приказ?
   - Да уж, приказы он отдавать не любит. Что ж, я даже рад, значит путь продолжается и снова есть цель.
   - Всегда лучше иметь цель.
   - Альдо мне кое-что рассказал о Граде над бездной...
   - Для меня это тяжелая тема.
   - Как там это звучало: "не надо было взлетать, если боишься падать"...?
   - Если уж начала, то иди до конца, как бы тяжело не было. Хорошо, ты прав, кое-что делать все равно надо... Альдо? Похоже, он так и остался влюбленным в меня мальчишкой. Он вырос на моих глазах, я видела, как он мужал, как стал отличным воином, затем отличным командиром. Единственное, кем он не смог стать, это стать заменой своему отцу. А одно время я надеялась на это. Его отец, Крайт, был не просто ученым, он был мыслителем, способным оторваться от реальности, провести идею за пределы познанного и познаваемого, найти решение проблем, для которых не было решений. Таких людей единицы и они бесценны. Мы работали вместе: он занимался теорией, а я воплощала его замыслы в жизнь. Понять, что катастрофа неизбежна, было легко, найти выход намного сложнее. Крайт умер, не доведя свои теоретические выкладки до конца. Возможно, оставался один шаг или, может, он просто не успел объяснить мне. Я пыталась найти ему замену, пыталась найти ученых, способных понять его теорию. Увы, они понимали еще меньше, чем я. А учеников у него не было. Я осталась одна. Я дарила людям Града над Бездной любовь, наполняла их жизнь, их борьбу смыслом. Любовь - это жертвоприношение, взаимное жертвоприношение. И оно было взаимным, я полюбила их мир, я готова была отдать всю себя их борьбе, но я знала: поражение теперь - вопрос времени... Нет, я искала выход, но Хранителю Меру нужны были воины в его Вальхалле, а другие демиурги ждали моего поражения. Я держалась из гордости, из злости, я готова была переполнить весь мир, что мир, все Сотворенное своей любовью. Моя сила была как никогда велика, никогда меня не питала любовь целого мира... Знаешь, почему я отступила, почему отказалась от этой силы? Любовь нельзя превращать в оружие, любовь - это дар Единого. Тот миг жертвоприношения Вечности Сотворенному, из которого родилось все сущее. И знание, что он, бог, обречен никогда не вмешиваться в сотворенное им, ибо, вмешавшись, разрушит. А оружие, оружие - это власть, а я не хочу быть духом власти. И тогда я решилась поставить точку...
   - Не любить, сможешь ли понять, что значит не любить для той, для кого любить значит жить, значит дышать. Не любить, видя как созданное тобой рушиться, как вместо твоей любви из темных закоулков душ людей, любимых тобою, выползают злоба, зависть, трусость, предательство... Сможешь ли понять, что чувствуешь, видя, как умирает твоя любовь, как исчезает твоя сила. Я не ушла, я заставила себя пережить до конца. Я разучилась дарить любовь, но не научилась ненавидеть. Я умею только любить. Нет, теперь и не любить тоже.
  
  
   Эпизод 45
   Последний
  
   - Почему Странник не доверяет тебе? - спросил Андрей.
   - Эта старая история: роковое недоразумение. Взаимное недоверие, нежелание понять. Глупость, приводящая к необратимым последствиям. После того, как все заканчивается трагично, участникам остается только мучительно думать: "почему я сделал это?". Крому не нужен был дух любви, разучившийся дарить любовь. Я бродила бесцельно, не находя себе места, что-то делала, вроде того заклятия, не думая о последствиях, просто от желания делать хоть что-то. Кром не посылал меня шпионить за Ассоциацией. Я случайно оказалась в мире одного младшего духа власти. Он был совсем слаб. Под его властью оставался лишь последний маленький мирок. Никто не знал, что я буду там, даже я сама. Мы были так похожи: дух власти, потерявший волю, и дух любви, разучившаяся любить. И я задержалась там. Никто не знал, что Кревис, эмиссар Странника, нападет на тот мирок. Умный безжалостный воитель, Кревис тяжело перенес гибель любимой жены, он против воли мага ушел в этот поход. Кревис победил бога и разрушил его мирок. Я была там, в смертном облике, и стала его пленницей, добычей. Конечно, я легко могла развоплотиться, но мне стало интересно, меня забавляла эта ситуация. Кревис знал, что я была любовницей бога, и догадывался, что мое тело - только оболочка, скрывающая нечто большее. Он хотел понять, кто я, а я хотела понять его, вместо этого мы полюбили друг друга. Любовь смертных так отличается от любви богини. Вернувшись домой, Кревис объявил меня своей новой женой. Странник сразу понял кто я, он попытался заставить Кревиса избавиться от меня, тот отказался. Воитель несправедливо считал мага виновником гибели первой жены, да и не выносил, когда маг вмешивался в его личные дела. Маг подозревал меня в шпионаже, его планы в мире Пяти Земель встречали сильное сопротивление, и ему было предсказано, что некая богиня нарушит его деяния. Такая как я. Он потребовал, чтобы я ушла. А я, я была надменна, мне хотелось оставаться смертной женщиной, забыться в этой незнакомой любви к моему завоевателю, повелителю. Маг видел, как Кревис, увлекшись мною, и думать забыл о его планах, видел, как сбываются предсказания. Он предлагал мне сотрудничество, рассказывал о своих действиях, убеждал. Я была влюблена, глупа, жестока, я чувствовала возращение своей силы. Какой-то маг, какие-то планы? Зачем мне думать о них? В гневе ли, в отчаянии ли он наложил на меня заклятие предопределенности.
   - Что это?
   - Изощренный способ убийства. Тот, на ком это заклятие, умирает от любой случайности, все, что может привести к смерти, становится фатальным. Впрочем, в случае со мной это нельзя назвать убийством. Мне ничего не грозило, умирает смертное воплощение. Да еще любовь, и желание вернуть утраченное. У Кревиса были отличные медики, каким-то чудом они спасали меня. А ко мне прилипала любая болезнь, я не сразу поняла, что происходит, а когда поняла, решила не говорить Кревису. С запозданием я начала понимать Странника, но это уже ничего не меняло. Я умерла от родов. Хедэр дочь моего смертного воплощения и на ней несколько изменившееся заклятие Странника. Не знаю, повлияло ли оно на судьбу Кревиса, и на крушение замыслов мага, но Хедэр всегда отличалась невероятным упрямством и талантом попадать в неприятности.
   - Она ненавидит тебя!
   - Что ж, оказалось, быть богиней проще, чем воспитать дочь. Боюсь, терпению я научилась слишком поздно. Я все равно люблю ее, и буду помогать ей, независимо от того, хочет она этого или нет. Я знаю, что теперь умею не любить, но пережить это еще раз выше моих сил.
  
   - Ненавижу! Никогда больше я не отдам свое тело этой! - прошипела Хедэр, пробудившись, весь ее вид напоминал разъяренную кошку.
   - Почему ты ненавидишь ее?
   - Ага, нашелся защитничек! А почему мне должно нравиться делить с ней свою жизнь?! Это моя жизнь, и с ней я не желаю иметь ничего общего, пусть убирается! В Бездну, к Единому, или к этому Хранителю Меру, да куда хочет! Вот скажи, тебе понравилось бы быть связанным с кем-нибудь до такой степени, что невозможно скрыть ни одной мысли?! Например, со Странником?!
   Андрея передернуло, но он все же нашел ответ:
   - Она тебя любит!
   - А я нет! - В ее глазах было бешенство, злость, упрямство и что-то еще. Застарелая боль, понял Андрей. "Нет, мне не стоит судить ее", - решил он.
   - Как знаешь, это твоя жизнь.
   - Правильно! Моя!
   Призрак проклятого творца приблизился к ним, обдав волной холода.
   - Помогла ли Вальдаэ тебе определиться, насчет той проблемы? - глухо спросил призрак.
   - Королевский трон? Небось, в Кхазаре ждут, не дождутся короля! - насмешливо сказала Хедэр.
   - Меня они изгнали. Но по закону я их король. Был до последних событий...
   - Кто же теперь назначен в короли?
   - Аркантель нашел моего прямого потомка, кстати, ты его знаешь. Он командовал наемниками под началом Альдо.
   - Конрад?!
   - Я прав, ты его помнишь.
   - Прежде, чем я скажу тебе "да", можно задать один вопрос?
   - Вопрос? Тебе еще не надоело задавать вопросы?
   - Эй, Горкхот, я тоже хочу услышать вопрос! - заявила Хедэр. - У парня талант докапываться до сути! С каждым разом все интересней, да?!
   - Почему ты назвал ее Ларна? Как я понимаю, все другие имена в клане: "Горкхот", "Кандхаш" - словно из другой оперы?!
   - Эта паршивка права, в самую суть. Образ из прошлого... Воспоминание о той, кто давно мертва... Она была аристократкой в Кхазаре. Нас связывала безумная страсть. Темная страсть. Эта лживая коварная женщина была моей музой. Один вид ее надменной улыбки вдохновлял, сводил с ума... Меня всегда утомляла власть, ее нет. Власть была ее единственной любовью... Она мечтала стать королевой, а для этого ей был нужен я... Я обманул ее, мне надоели ее властолюбие, ее капризы. Покойся с миром, любимая, тебе ни к чему знать, что твой убийца был нанят мной. Вот только мое вдохновение ушло вместе с ней... Ее образ, ее лицо, ее улыбка полная презрения, преследовала, терзала меня столько веков. Она отомстила мне сполна и после своей смерти.
   - Зачем же ты воссоздал ее?
   - Мне напомнили, но... я и сам не мог без нее.
   - Аркантель?
   - Нет. Воин, назвавший себя слугой первого закона. Я знал, что его устами говорит его хозяин, я знал, что ценой возвращения любви станет моя власть и моя жизнь...
   - Воин? Слуга Первого Закона? Альдо? - Хедэр была удивлена, Андрея потряс факт своей радости оттого, что она, может, чего-то не знает.
   - Все, мне надоели вопросы. Я ухожу. Ищите ответы сами.
   Призрак растаял в темноте. Хедэр переглянулась с Андреем.
   - Ой-ой! Кром, Хранитель Вершины Меру, - вынесла вердикт она.
   - Зачем ему вмешиваться в чужие дела?
   - Ты меня спрашиваешь? Аркантель - Вторящий Путь, с ними еще можно вести дела, а Идущие во Тьме, те шуток не понимают! Так что, не знаю и знать не хочу! - Отрезала Хедэр. - Извини, паладин, мне пора!
   И исчезла в портале.
  
   Андрей оглядел опустевшую дорогу, он знал, куда она его приведет. Как там говорил Альдо, излишние знания, как правило, действительно лишние. А на некоторые вопросы лучше не знать ответа. Всезнание, Истина - это привилегии Единого, пусть ему и остаются. Право все знать - это такая скука! А всемогущество? Еще хуже! Андрей рассмеялся своим мыслям. Эту часть пути он тоже прошел до конца.
   - Эй, вы все! Слышите! Я не хочу быть богом! Я - ВОИН СВЕТА.
  
   Конец третьей части
  
  
   Эпилог
   Странник
  
   Вот и все. Маг закрыл "глазок", вид на дорогу исчез. "Значит, Кром начал эту игру. Зачем? Да мало ли причин, например, вернуть из добровольного изгнания Вальдаэ. Или убедить Арка вновь заняться этим миром. Или у него есть виды на темного мага. Или ему просто досталась душа первой Ларны и он решил создать себе козырную карту. В большой игре лишний козырь не повредит. Впрочем, куда важнее несомненный интерес Крома к Ассоциации и надо понять, чего он добивается. Самое смешное, я начал доверять Вальдаэ. Однако случайностей не бывает, и если в мир Пяти Земель мне ее подсунул Кром, то? Чтобы посмотреть мою реакцию? Боюсь, я вел себя не лучшим образом. Впрочем, так или иначе, но это прошлое. А настоящее - это осторожное сближение Ассоциации и Арка. Арк - давний союзник Крома, можно ли предположить, что за этим сближением стоит и он? Тут надо долго и серьезно подумать, поискать следы и рассмотреть вероятности.
   Хедэр? Эта девчонка хитрее и изворотливее, чем мне казалось. У нее слишком развиты любовь к всезнанию и навязчивое желание играть на всех сторонах. Я не удивлюсь, если узнаю, что у нее есть тайный канал связи с Кромом. Тайный даже от Вальдаэ, нет, в первую очередь от Вальдаэ. Об ее контактах с воинами Первого Закона я знаю, но нет ли в этом чего-то большего? И, насколько я знаю, Хедэр никогда не нарушает их Первый Закон. Как это звучит: любой другой имеет право на все то же, на что имеешь право ты. Если кто-нибудь лишает других права на то, чем сам владеет, он считается нарушителем Первого Закона и врагом. Впрочем, вряд ли эту игру через Хедэр вел Кром, это не его стиль. Создать саму ситуацию и посмотреть, что выйдет - да. Стиль Крома - бросить группу плохо подготовленных бойцов в жаркую сечу и посмотреть, справятся ли. Я дал вам жизнь, я дал вам волю к жизни, я дал вам оружие способное убить ваших врагов, большего не ждите! В моей Вальхалле нет места слабым!
   Я не бог. Я знаю, помню, многое, очень многое, но не все. И я не всемогущ, но я стараюсь быть богом, ибо иного пути у меня нет. Кто-то должен взять на себя ответственность за все Сотворенное. Кто-то должен стремиться сделать его лучше..."
   Мага отвлекло сияние открывающегося портала. Легкая улыбка, он узнал почерк силы волшебницы, еще до того, как она возникла в портале.
   - Рад видеть тебя, Викки.
   Она не скрывалась за выдуманными образами, и лишь легкая вуаль заклятия чуть скрывала ее тело.
   - Привет! Ну, объясняй, зачем ты согласился участвовать в этой истории!
   - Я не соглашался и почти не участвовал...
   - Да?! Ты опять пошел на поводу у этой паршивки! Точно отправлю ее в воспитательных целях в преисподнюю!
   - Только дал ей пару советов.
   - И позволил втянуть в историю не в чем неповинного парня!
   - Ему это пошло на пользу.
   - Неужто?!
   - Насколько я помню, это ты взяла Хедэр под свое "крылышко".
   - О чем теперь жалею!
   - Не потому ли, что она старается копировать тебя?
   - Не смей сравнивать ее со мной!
   - Однако это так. Может, не будем ссориться, в конце концов, все закончилось удачно.
   - Кроме того, что я еще раз подставилась! В Хаосе и так не протолкнуться от недовольных моими действиями, а если они узнают, что я не убила эту девицу!
   - Они не узнают. Она теперь одна из нас. И я, кстати, кое-что знаю о планах Аркантеля насчет нее. Обратное жертвоприношение, темный маг пожертвовал всем ради нее, теперь ее очередь. Им суждено быть вместе.
   - Прекрасно! Заметь, я не собираюсь критиковать тебя, но позволь спросить: а, что получаем мы?! Возможность присутствия в третьесортном мире?!
   - Позволь напомнить: это уже второй мир. Ты не торопишь события, Арк присматривается к нам. Демиурги считают не дни, а столетия, дай ему время.
   - Время! Это у вас там тысячелетия за спиной и вы можете мерить время веками! Это то, что я в тебе терпеть не могу, этот твой образ мага-всезнайки!
   - Так, все понятно. В твоей очаровательной головке опять созрел очередной сумасбродный план и тебе не терпится убедить меня в его гениальности, так?
   - Не так! Это не сумасбродный план! Я считаю, что мы, Ассоциация, должны закончить работу, за которую взялись! - Она протянула руку к модели Сотворенного и вызвала образ мира.
   - Пять Земель? Викки, я же готов признать свои ошибки и свое поражение!
   - Ошибки, да! И в первую очередь ты должен признать главную!
   - Вальдаэ?
   - Нет. Другую. Ты должен был вмешаться сразу же как только Редер стал мешать Ларго.
   - Но, Редер был прав, Ларго чересчур рьяно взялся менять правила игры...
   - Да не важно кто там был прав! Да, Ларго перегибал палку, и Редера можно понять. Но ты, ты должен был сразу поставить ему ультиматум! Он дал нам право действия! А затем, если ты это считал нужным, мог бы вправить мозги Ларго. А ты, занял свою любимую дурацкую выжидательную позицию, в результате чего, когда наступил настоящий кризис никто не стал тебя слушать!
   - Не знаю, может ты и права, только теперь об этом судить поздно.
   - Ага, тогда ты помниться сказал, что обойдешься без моих советов. А в итоге мне пришлось вмешаться, чтоб спасти хоть что-то.
   - Я же сказал, я признаю свое поражение!
   - Поражение? Нет, никакого поражения, есть нежелание закончить начатую работу. Этот мир по-прежнему на грани катастрофы. Редер без нас так и не решился ничего сделать. Мы предложим ему помощь на прежних условиях.
   - Он не согласиться! Да и после войн Ларго у нас никого не осталось там!
   - Неправда. - Викки вызвала еще один образ.
   - Но она же девчонка!
   - Ларго было еще меньше лет, когда ты начал обучать его. Или ты считаешь, что из девочки не может выйти хороший правитель? Дискриминация по половому признаку.
   - Нет, но... я не уверен, что готов начать еще раз. Я ведь хорошо обучил Ларго, он был перспективным светлым магом. Но... мир Пяти Земель так жесток, они признают только Силу. Они варвары, увешанные самыми изощренными средствами уничтожения!
   - Я и не предлагаю тебе быть наставником этой девочки. Я знаю кое-кого еще, кто справится с этой проблемой. - Еще один образ.
   - Вальдаэ?!
   - Именно.
   - Но... можем ли мы доверять ей?!
   - Я ей доверяю. Мы о многом беседовали с ней, Хедэр ведь иногда спит. Да, я ей доверяю. И, кроме того, ей знакомы Пять Земель и этот мир ей не безразличен. Мы противопоставим ее любовь жестокости варваров!
   - Но она не член Ассоциации, более того, она служит Крому.
   - Она не вернется к Крому. Кром предал ее, она потеряла очень многое, доверяя ему. Научилась... не любить. Из-за него.
   - В любом случае, Кром так просто не отдаст ее нам.
   - Желания Крома меня волнуют меньше всего, если понадобиться я оберну против него его же Первый Закон...
   ...
   - Твой план безумие! Если слушать тебя, выходит, все так легко сделать!
   - Ты всегда так говоришь! Однако я всегда добиваюсь желаемого результата.
   - Но какой ценой! Однажды, ты угробишь себя, и что я буду без тебя делать!
   - Знаешь ли, твои страхи это еще не причина, чтобы я имела право ничего не делать. Странник, ты лучший учитель, которого только можно представить, ты умеешь докопаться до сути любого и показать ему, кто он есть. Добиться от него, кем он хочет и может быть. И действительно хочет ли. Я никогда не претендовала на честь равняться с тобой. Я другая, я действую, я отдаю приказы, а не воспитываю. Я предпочитаю иметь дело с готовым материалом, с людьми, знающими, кто они, что хотят, и что готовы сделать. С людьми, знающими правила игры, готовыми исполнять мои приказы. Я - клинок, исполняющий твои замыслы. Правильно применяющий людей, что ты готовишь. Я прошу только того, чтоб ты не вмешивался в мою часть дела.
   - Нет, ты не клинок, ты - единственная, ради кого я готов пожертвовать всем Сотворенным.
   - Ты же знаешь, мне не нужна такая жертва.
  
   Она ушла. Несколько минут маг сидел размышляя. Затем открыл образ тронного зала Редера. Черное и белое. Он шагнул в портал. С одной стороны зала на него смотрел мужчина в черной броне на белом фоне, с другой женщина в белых ниспадающих одеждах на фоне тьмы. На лице мужчины была ярость, на лице женщины грусть.
   - Как посмел вновь явиться сюда, ты, червяк!
   - Я рада вновь видеть тебя, Странник.
   Маг усмехнулся.
   - Я решил, что, возможно, пора сделать еще одну попытку спасти Пять Земель.
   - Никогда более мы не доверимся тебе!
   - Мы готовы внимательно выслушать тебя, маг.
   Странник создал небольшую волшебную палочку и задумчиво повертел ее в руках.
   - Вообще-то мне хотелось бы слышать один ответ, Редер...
  
   КОНЕЦ
  
  
   Послесловие от автора
  
   В завершение немного пояснений, наверное, они все-таки нужны. Вначале о построении данного рассказа. Как вы, вероятно, догадались, эпизоды с 1 по 36 - это мое изложение рассказа Андрея о его приключениях в Забытом Королевстве. Однако мне многое пришлось изменить, например, эпизод 1. В своем рассказе Андрей ограничился двумя фразами типа: "Иду я по дороге, ну вы представляете дорогу...", естественно мне пришлось придумать вступление к действию, и получился эпизод 1. И, наоборот, вначале эпизода 6 есть абзац, когда Андрей и Ларна идут, болтая, по лесной дороге. Андрей упоминал, что они весь путь болтали о всяких пустяках, он не воспроизводил нам этот диалог. Возможно, его можно было бы выделить в отдельный эпизод, но я не стал этого делать. В первую очередь потому, что у него не было сюжетного продолжения.
   Эпизоды 37, 38 и 39 происходили в моем присутствии и при моем участии, и потому я счел возможным написать их от первого лица. С последними эпизодами сложнее, Андрей выполнял миссию и не мог рассказать нам концовку. В то же время Странник настаивал на завершении произведения, и сам рассказал мне о событиях, происходивших в последних эпизодах. Кроме того, он собственноручно добавил эпилог, несмотря на мои возражения. Кроме эпилога, есть еще один эпизод, не принадлежащий моему перу. Эпизод 42 я писал под диктовку Ларны, ей не понравилась моя версия и она заставила меня принять ее редакцию.
   Странник привел Ларну в Академию спустя двадцатидневку после описанных событий. Она действительно потрясающе хороша собой, как и описывал Андрюха. Валька, увидев ее, признал, что в такую девчонку можно влюбиться без памяти безо всяких заклятий. Впрочем, Ларна сильно изменилась, на ее лице редко появляется улыбка и парни, кажется, ее теперь совсем не волнуют. Но с нашими девчатами она быстро нашла общий язык. Мои записи показала ей Аленка. И Ларна сказала, что, на ее взгляд, они очень близки к тем реальным событиям, которых она помнит. Я был очень удивлен тому, как она изменила эпизод 42. На что Ларна заметила, что она не восхищается тем, кем была прежде, но и презирать себя тоже не собирается. Она сказала, что Странник долго втолковывал, что есть ложь, самообман, а что истина, и то, что к своему прошлому лучше относится с иронией.
   Что же касается реакции других? Как вы, наверно, поняли, идея оформить мои заметки во что-то большее принадлежит Страннику. Он же добавлял многочисленные детали, которые я, при всем желании, никогда не смог бы узнать. Вторым моим помощником и вдохновителем была Аленка, за что ей огромное спасибо. Напротив, Андрей, вернувшись из Кхазара, воспринял мою идею в штыки. Однако нам удалось убедить его прочесть, естественно, большинство его возражений касались описаний личности своего героя. Что касается Андрея и Ларны, я слишком хорошо помню их встречу. Долгий взгляд и две невысказанных фразы:
   "Почему ты не можешь простить мне то, кем я была?"
   "Я не желаю возвращаться к этой теме."
   Острослов Валька назвал мой рассказ пособием для начинающих паладинов. Танаис и вовсе отнеслась равнодушно, оно и понятно, эту девицу больше волнует боевая магия, чем творчество. Тем обиднее, что ее мать относится к литературе так же. И мне очень хотелось бы услышать мнение Хедэр. Но она тоже не читает книжек, и, увы, наши лидеры решили прекратить ее визиты в мир Академии.
   Странник пообещал как-нибудь переправить эту историю в наш родной мир. Как ни сказал. На этом все, я ставлю жирную точку. И, в качестве заключения, слова Странника, которыми он всегда заканчивает свои лекции:
   "Моя цель не научить вас магии, нет. Моя цель научить вас быть людьми способными в момент когда все Сотворенное будет обращено к мольбою к Единому, выйти вперед и сказать:
   - Извините, Бога нет, он занят, за него я".
  
   С уважением
   Константин Завалонов.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"