Сесигин Эдуард Викторович: другие произведения.

Хроники Эры Оберег

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Краткая хронология фэнтези-вселенной, располоенной по адресу - www.claygod.by.ru

  Первая хроника Эры Оберег.
  Читателю на приведённых примерах (энциклопедия) легко убедиться, что жизнь в "старые, добрые времена" была ничуть не легче сегодняшней, точно также она изобиловала подводными камнями, так же господствовал его величество Случай. Среди населявших страну народов и народцев люди представляли собой ничтожную часть, часто они были теснимы и гонимы со стороны других. Но однажды нашёлся среди них один ведьмак по имени Фотий, который предложил поклоняться Перуну, богу грома и молнии. За это люди могли просить божественной помощи. Совет старейшин одобрил это предложение, и ведьмак ушёл в поле жечь обрядные костры. Через три дня он вернулся и поделился сошедшим на него откровением: на берегу реки Нестынки людям надлежит заложить шестистенный детинец. Посреди детинца должна быть возведена башня, на которой водружён жертвенный столб. В Перунов день, в месяц червень (20 июля), на стенах должны гореть шесть костров, а у столба принесена жертва, и чем кровавей будет жертва, тем сильней станет человеческий род. Сказано - сделано. Год ушёл на стороительство детинца, подходил Перунов день. Со всех окресных деревень были собраны козы, бараны, свиньи и даже лошади для жертвы богу. Ведьмак не унимался, требовал ещё и ещё, дабы не прогневить бога. Старейшины роптали: строительство детинца выжало из людей все силы, многие уже пожалели, что связались с ведьмаком. В назначенную ночь при зловещем свете костров Фотий начал колоть домашнюю живность и поливать её кровью жертвенный столб. Однако на небе не показалось ни одного знака о том, что жертвы приняты благосклонно. Всю ночь люди простояли на коленях перед башней детинца в ожидании чуда. На востоке небо начало светлеть. Почувствовав себя обманутыми, все разом начали кричать и кидать камни в Фотия. Увёртываясь, в отчаянии тот прокричал, что на следующий год всё обязательно пройдёт как надо. После года непосильного труда никто не хотел провести год томительного ожидания. Рассвирипев, самый молодой и горячий из старейшин по имени Боромир взбежал на башню и взмахнув шестишиповой булавой размозжил голову ведьмаку. Кровь Фотия брызнула на жертвенный столб, и в тот же миг прогремел такой силы гром, что все попадали наземь. Над детинцем показался огнебородый бог Перун. Был он непередаваемо огромен и страшен. "Да будет так! - пророкотал он,- Нарекаю город Шестопёром!" Все, от мала до велика отбивали грозному богу земные поклоны. "Помните!"- сверкнул глазами Перун и исчез. С суеверным восторгом переглядывались старейшины. Дело заладилось. Тело несчастного Фотия с почестями захоронили под башней. Князем города единодушно выбрали Боромира - за заслуги... Так, или иначе, но именно это событие и заложило фундамент будущего процветания расы людей. Шестопёр с каждым годом становился всё более крупным, богатым городом. К нему поспешили примкнуть все хоть сколько-нибудь значимые людские поселения. Боромир собрал крепкую дружину. Проплывающие по реке вверх-вниз купцы с большой радостью приветствовали высящиеся к небу стены детинца: за ними можно было отдохнуть и поторговать без оглядки на речных пиратов, разбойничавших на воде. Со всей округи стекались мастеровые люди, гончары, кузнецы, плотники. Княжество выросло, иногда к князю Боромиру заезжали и посольские гости из соседствующих, хотя и весьма далёких государств для заключения торговых и иных договоров. Люди зажили хорошо и спокойно. Целых двадцать лет правил твёрдой рукой князь Боромир, дело его продолжил старший сын Ерисей. Сын продолжил дело отца, и приложил немало сил для дальнейшего роста княжества и прежде всего города Шестопёр. При нём были проложены дороги к поселениям Осенний погост и Лесняки, заложен большой храм Пророка Фотия. Ерисей помнил ту переломную ночь в судьбе человечества. Каждый год в Перунов день у жертвенного столба приносились богатые жертвы, пелись хвалебные песни, возносились молитвы. Свирепый бог оправдал самые смелые надежды людей. От памятной ночи пошёл отсчёт новой эры, Эры Оберег. В 32 году на престол взошёл брат Ерисея - Яромир (Ерисей погиб в схватке с диким туром, позже этого тура принесли в жертву Перуну). Яромир оказался не менее мудрым правителем (правителем-долгожителем), в 78 году князем стал сын Яромира - Бирюзок. Бирюзок укрепил торговые связи с ханством Чин Шин из южных земель, он же способствовал широкому распространению письменности в княжестве. Однако век его был недолог: в 83 году он вместе с сопровождавшей его дружиной сгинул при походе вверх по одному из притоков реки Нестынки. В Шестопёре начался большой переполох: Бирюзок не успел завести наследника. На трон стала претендовать каждая пятая семья в Шестопёре, так сильно разрослось потомство Первого князя Боромира. Однако решил вопрос о наследовании престола воевода Шестопёра, обьявив богатырский турнир на мечах, победитель должен был стать новым князем. Им оказался большой ловкач и проныра Соловей, бывший при дворе Бирюзка шутом. Больше хитростью, нежели воинской доблестью, он смог одолеть всех своих противников. В месяц травень 83 года князь Соловей вступлением на престол ознаменовал крутые перемены в истории княжества Шестопёр. Будучи по природе жадным и ненасытным, Соловей увеличил дань с крестьян и городского люда, удвоил сбор с купцов за проезд мимо города по реке и по суше. Быстро приобретя недоброжелателей среди бояр, купцов и прежде всего Боромировых (недовольных потомков Первого князя), Соловей имел опору лишь в военной дружине. Побоявшись восстания, он запретил празновать день Перуна. 20 июля 83 года все жители Шестопёра, и Соловей в том числе со страхом посматривали на небеса. Суеверно перешёптывались у стен детинца о гневе бога. Однако о сбывшемся пророчестве Фотия люди знали из рассказов стариков, и по большей части считали его не более, чем преданием. Всю ночь князь Соловей обливался холодным потом, однако ничего не произошло. Утро наступило такое же тёплое и солнечное, как всегда. Ободрённый, Соловей начал отдавать новые приказы. Как ни туго стало жить, подданые постарались приспособиться к новому правителю. Торговля захирела, многие ремесленники ушли из города, но княжество продолжало существовать, а город не смотря ни на что - расти. До 101 года Эры Оберега правил князь Соловей. За это время не одна голова Боромировых скатилась с плеч за смуту и неповиновение князю. На лобном месте был возведен помост для проведения казней, при дворе появилась новая постоянная должность - палач. Детинец к тому времени совершенно рассохся, и князь повелел снести его и построить новый, более соответствующий столичному званию кремль. На время строительства князь с частью дружины отбыл в Осенний погост для сбора дани. Но добраться до него ему уже было не суждено. Лишь только первое бревно было вытащено из стены детинца, произошла катастрофа. Небо заволокли чёрные тучи, поднялся ураганный ветер, от сверкания молний зарябило в глазах. Небеса загорелись огнём, пламя высветило надвинувшегося над городом исполина. То был Перун. Лицо его исказила маска ненависти и злобы, и чем страшней он становился, тем больше был его рост. "Никто не смеет забыть меня! - прогохотал он с небес, - Вот вам памятка!". Двумя руками суровый бог метнул вниз молнии, и земля содрогнулась. Ураган и землетрясение заплясали танец смерти. Горы сшиблись с горами и реки повернули вспять. Город Шестопёр перестал существовать. В живых не остался никто. Князь Соловей с частью своей дружины в это время находился в одном дне пути от столицы. С трудом пережив катастрофу он остался цел. Дружинники догадались, почему произошло такое несчастье и решили казнить Соловья за содеянное. Однако ему удалось бежать с несколькими верными ему людьми. С тех пор его никто не видел. После дня Памяти княжество Шестопёр изменилось совершенно. С севера на юг его пересекли высокие скалистые горы, прозванные в народе Пёрышки. Горы преградили путь реке Нестынке, после чего она поменяла русло. Перед горами она широко разлилась, образовав Порожье озеро. Место, где когда-то процветал город Шестопёр оказалось под водой, только холм с разрушенным детинцем торчал из воды, став безлюдным островом. Осенний погост и Лесняки потеряли связь с внешним миром. Так в 101 году выглядело княжество Шестопёр. После века процветания люди оказались в том положении, в каком были основатели княжества.
  
  Вторая хроника Эры Оберег.
  Крутой поворот в истории человечества наступил в следствие, как это часто бывает, совсем не эпохальных событий. В Осеннем Погосте занедужила дочь старосты (его тут правда называли князем). Князь Дагонор бросил клич: кто исцелит любимую дочь - получит боярство в Лесняках. Однако несмотря на такой лакомый куш, несмотря на многочисленные попытки паломников со всей округи победить болезнь, дочь Настя таяла буквально на глазах. В минуту отчаяния было принято тяжёлое решение: известная ведьма Соломея усыпила Настю волшебным сном, в котором тело замирает, сердце останавливается, и вместе с телом замирает и болезнь. Вся штука в том, что никто не знает, как разбудить человека от такого сна. Но из двух зол выбирают меньшее, и дело было сделано. Постепенно внимание жителей Осеннего погоста и Лесняков переключилось на другие дела, и жизнь вошла в старое русло. Только сын кузнеца Фёдора Святогор не смирился с таким положением и попросил благословения отца на дальний путь: искать средство выручить княжескую дочь из беды. Вместе с Настей Гор провёл детство, и не было более закадычных друзей, чем они. Не смог Фёдор отказать в такой просьбе сыну, и в один прекрасный день вышел Гор из отчего дома с котомкой за плечами и направил свои стопы на север: через Пёрышки. План его был прост - найти за горами поселение баников, славившихся в старые времена врачевательными способностями. Раньше баники селились в непосредственной близости от людей, а иные не боялись и в городе строить свои избы. Но после катастрофы 101 года Эры Оберег, в которой погибла изрядная часть населения баников, те осерчали на людей и ушли. Путь Гора был непрост, преодолев предгорья, в которых изредка ещё встречались пастухи и охотники, он вплотную подобрался к скалистым вершинам южного хребта Пёрышек. В отличие от своего названия, горы не казались лёгким препятствием. Святогор начал штурм горной гряды. Два раза ему пришлось отступить, не пройдя и половины высоты горы, но на третий раз, когда он уже порядком приуныл, удача улыбнулась ему: он нашёл достаточно пологое ущелье, через которое пробираться было уже в его силах. Путь осложнялся тем, что проходил по неизведанным местам, и надо было постоянно опасаться зверя хищного, или иного недоброго дела. Оказавшись в окружении неприступных скал, Гор осознал всю сложность предстоящего пути. Но отступать он был не намерен, и с немалыми усилиями добрался до большой лесистой долины: окинув глазами горизонт, Гор приуныл - с другой стороны долину подпирали ещё более высокие горы, вершины которых были сплошь покрыты льдами - и не подступиться. Ночью, во время очередного привала. Святогора посетил... огромный волк, который принес ему в пасти завернутые в тряпку съестные припасы. Наутро волк отвел Гора к избушке в лесу - так Святогор познакомился с волхвом Берендеем. Неведомым способом Берендей узнал о событиях, происшедших у людей. Он решил помочь Гору в его поисках баников. Через несколько дней, отдохнув, и набрав припасов, Гор и Берендей отправились в восточную часть долины, там они спустились в пещеру и продолжили путь под землёй - Берендей знал путь к долине Баников. Прирученного волка Берендей с собой не взял, т.к. тот очень боялся пещер. Проплутав несколько дней под землей, и сразившись пару раз с подземными тварями, путники добрались до долины Баников. Баники встретили Берендея с Гором довольно приветливо, но обоим на всё время пребывания в долине пришлось оставить у входа в пещеру все металлические предметы - баники не могут касаться металла, и поэтому очень его боятся. Узнав, по какому делу пришёл Гор, баники наотрез отказались отправить кого-нибудь на помощь в Осенний Погост. Долги и безуспешны были переговоры Святогора и старейшины баников Бан Дуба. В конце концов отказавшись от своей затеи уговорить старейшину, Берендей предложил Гору погостить в долине и набраться сил перед дорогой назад. За несколько дней Гор успел влюбиться во внучку Бан Дуба - Бану Иву. Повинуясь чувству, Бан Ива уговаривает деда отпустить её в Осенний Погост, но тот выдвигает условие, при которых он согласится на её путешествие: пусть Гор добудет кинжал Бан, который существовал с незапамятных времен, и где он теперь - никто не знает. На том и порешили. Берендей проводил Гора до северного выхода из пещер, и пообещал, что будет ждать его тут. Далее Гор отправился один. Пещеры, как оказывается, пролегали почти под всеми Пёрышками, и теперь, оставив их за спиной, Гор двинулся на север, к берегам реки Нестынки. Добравшись с большими приключениями до реки, Гор узнал, что Пёрышки перегородили путь реке, и та в этом месте образовала большое Порожье озеро. Помощь в переправе ему оказали русалки, сжалившиеся над печальной историей дружбы и любви. Далее путь Святогора шел по дремучему лесу. В котором он к своему удивлению и стыду - заблудился. Промаявшись много дней, Гор уже был бы рад просто вернуться к Порожьему озеру. Однако день проходил за днем, а он всё дальше и дальше углублялся в лес. Кроны деревьев закрывали небо, и в полумраке чащи было тяжело ориентироваться. Здесь в конце концов Гор повстречал ведьму Бабу Ягу. Чудом избежав быть изжаренным на огромной сковороде, Гор узнал, что единственным из людей, владевшим тайной кинжала Бан был покойный Фотий, а как теперь разобраться в той тайне - это уже другая тайна. Ни с чем возвратился Гор к берегам Порожьего озера. Русалки показали ему островок, торчавший из воды посреди острова: это всё, что осталось от города Шестопер после дня гнева Перуна. Гор решил посетить этот остров. От детинца мало что осталось, только жертвенный столб стоял как прежде. Проведя ночь на острове, Гор оценил своё далёкое путешествие, и пришёл к неутешительному выводу, что все его страхи и скитания оказались напрасны - он не сможет спасти Настю. Русалки принесли Гору алтарь - единственное, что сохранилось в ушедшем под воду храме Пророка Фотия. Святогор в раздумьях о тщетности людских чаяний отнес алтарь к жертвенному столбу: предать земле память о родоначальнике Эры Оберег. После всего он лёг спать: перед дорогой домой недурно было набраться сил. Во сне к нему пришёл пророк Фотий, и поблагодарил за проявленное уважение. Он поведал, что кинжал был зарыт на глубину в пять локтей у южного угла детинца... Фотий хотел ещё многое рассказать, но наступил рассвет, и видение растворилось в первых лучах солнца. Святогор нашёл кинжал Бан там, где и указал Фотий: кинжал хранился в деревянной шкатулке. Обратный путь Гора к пещерам был короче - теперь он знал дорогу. Берендей с радостью выслушал рассказ Гора, и окрылённые удачей, путники направились к долине Баников. Бан Дуб не поверил глазам, когда увидел в руках Гора кинжал Бан, и даже заподозрил подделку. Но едва он взял в руку кинжал, как тот засветился алым светом. Все сомнения тут же были рассеяны: единственный металлический предмет, которого без боли может коснуться баник - кинжал Бан. Старейшина Бан Дуб сдержал слово, и отправил в дорогу вместе с Гором и Берендеем внучку Бан Иву. Проводив до своей долины влюблённых, Берендей остался со своим волком. Святогор же с Бан Ивой благополучно добрался до Осеннего Погоста. Кузнец Фёдор уже и не чаял увидеть живым своего сына, когда тот появился на пороге дома, да не один, а c невесткой, да какой! Под руководством князя Дагонора спешно была сооружена часовня без единого гвоздя, и Бан Ива совершила в ней ритуал очищения для дочери князя. Утром следующего дня из часовни вышла здоровая, румяная Настя. Радости населения Осеннего Погоста не было предела. О счастливом избавлении судачили все от мала до велика. А через месяц Святогор и Бан Ива сыграли свадьбу. Для них был построен новый дом на краю Осеннего Погоста (противоположном от кузни). Зажили молодожёны счастливо. И их благополучие явило новую веху в жизни людей. По распоряжению князя Дагонора был налажен постоянный торговый путь в долину Баников, что благотворно отразилось на экономике, Осенний Погост вырос и стал городом, равным по величине памятному Шестопёру, подросли и Лесняки. В 137 году Эры Оберег (через 10 лет после памятного путешествия Святогора), Дагонор оставил трон, объявив своим наследником и преемником... Святогора. Несмотря на отсутствие кровных уз, Святогор по мнению князя был лучшим выбором. Настя так и не вышла замуж, и прямых наследников мужского рода у Дагонора не было. Гор же, по линии жены был потенциальным наследником трона Баников. Так Дагонор хотел объединить в одно государство расу людей и расу баников. Святогор принял правление, и официально объявил Осенний Погост новой столицей княжества Шестопёр со всеми вытекающими последствиями. Пещеры под Пёрышками были вычищены и освещены, кое-где были прорублены более короткие проходы. Гор отдавал себе отчёт в том, что пещеры являются важным, и единственным средством коммуникации. Все свои силы он положил на развитие пещер. Правление его затянулось аж на 77 лет, что и неудивительно, учитывая, что его жена - баник. Но несмотря на большой срок жизни, лишь одного наследника принесла ему Бан Ива (в 201 году). На время, пока не достигнет совершеннолетия наследник Мирослав, регентом был назначен племянник Святогора - Святополк. Тот, с энергией принялся за правление, и заложил подземный город Нижгород. Поначалу совсем небольшой, но удобно расположенный на середине переходов от долины Баников, Нижгород быстро разросся, и часть людей переехало под землю на постоянное место жительства. Ко времени совершеннолетия Мирослава Нижгород начал играть ключевое значение в жизни княжества Шестопёр. Это был 221 год.
  
  Третья хроника Эры Оберег.
  Вступление на престол князя Мирослава сопровождалось народными гуляниями и плясками. От него ожидали многого. Был князь статен и красив, высок, но тонок в кости, лицо отражало глубокую внутреннюю духовность. Другого потомка и не могло произойти от брака человека и баника. Мать князя поведала ему тайну: народы баников и людей суть есть от единого корня, но так давно разошлись в стороны и отмежевались друг от друга, что не могут создать потомство, и только благодаря помощи богов на свет появился сын Мирослав. Так, благодаря событиям столетней давности, князь Мирослав стал связующим звеном двух народов. Заручившись поддержкой Святополка, Мирослав продолжил развитие Нижгорода. Благодаря специфике своего расположения, Нижгород стал прежде всего ремесленным и торговым городом (крестьянам там просто нечего было делать). Мастеровые люди со всей округи стали стекаться в Нижгород, развилось горно-рудное дело, прогресс обозначился во всех смежных областях. Кузнечное дело изменилось совершенно: в больших залах отстроились цеха с плавильными печами, токарными станками с приводом от подземных рек и многими другими атрибутами технического прогресса. Металлические изделия производства Нижгорода стали эталоном точности и качества. Общий рост благосостояния наметился во всём княжестве Шестопёр. Через десять лет своего правления Мирослав женился на хрупкой Бан Радуге из долины баников, закрепив своё право владыки над баниками и скрепив ещё одними узами союз двух народов. Брак этот ёщё раз показал новое качество потомков двух рас: в том же 231 году, через девять месяцев после свадьбы Бан Радуга родила близнецов, мальчика и девочку. Мальчика назвали Премом (от тогдашнего слова первенец), девочку - Анастасией. Чтобы как-то отличать потомков смешанных браков от остальных людей, их стали именовать ивс (от Ива и Святогор). Бан Радуга оказалась очень плодовитой женщиной, несмотря на хрупкие размеры, и нарожала Мирославу одиннадцать детей. К началу 279 года, в котором скончался князь Мирослав и вступил на престол его старший сын Прем, в княжестве уже было немало ивс, и звание это ассоциировалось с правящим классом. Прем задумал расширить княжество Шестопёр до старых его границ, и возродить город Шестопёр. Эта мысль многими поддаными была воспринята отрицательно, начались даже небольшие волнения, но другие события изменили мнение людей и баников о князе, о его проекте, и позволили на всё посмотреть со стороны. Кинжал Бан хранился в Осеннем Погосте с тех пор, как баники согласились добровольно войти в состав княжества Шестопёр (ещё при Святогоре). Мистическая его сила была порядком подзабыта, и значение он имел скорее символическое, чем другое. Но при каждом важном событии, в любом важном путешествии, шкатулка с кинжалом доставалась из княжеской сокровищницы и была непременным атрибутом княжеской власти. Поэтому не удивительно, что в разведочное путешествие к Нестынке Прем взял с собой кинжал. Благополучно добравшись до берега, Прем со свитой заночевал, чтобы поутру переправиться на остров - торчащую из воды сохранившуюся часть старинного города Шестопёр. На рассвете к берегу причалила большая ладья, и оттуда вышли незнакомые воины, сопровождающие своего предводителя. Настороженно поприветствовав друг друга, два отряда расположились неподалёку друг от друга, князь Прем же стал вести переговоры с вожаком Речного Братства - Волком (так тот себя назвал). Разговорный язык у собеседников оказался немного разным, сказалось влияние культуры бан на людей, но смысл понимался ясно. Волк пояснил, что он осматривал владения братства, которые простираются от Порожьего озера и далеко вверх по течению. Ниже по течению - земли не его, т.к. пороги никто ещё не рисковал проходить. Прем выслушал речь вожака с немалым удивлением и негодованием. Когда он рассказал, что он - князь княжества Шестопёр, и всё вокруг принадлежит ему, Волк пришёл в страшную ярость. С его слов он был единовластным правителем здесь, он был потомком князя Соловья, который выжил после Дня Гнева.... Так столкнулись две ветви одной цивилизации. Волк попытался ударить князя Према мечом, и тому чудом удалось увернуться. Оружия у него с собой не было, кроме маленького кинжала Бан. Отражая удары меча, благо, кинжал был весьма прочен, Прем, может быть только слегка царапнув Волка, сам , весь израненый и в крови, бежал. Остатки свиты (большинство были убиты), укрыли князя в лесу, где воины Волка перестали их преследовать. Через месяц тревожная весть добралась до самых дальних уголков княжества Шестопёр: после почти двухсот лет мирной жизни нужно готовиться к войне. Вся зима прошла в приготовлениях к войне. Северный вход в тоннели под Пёрышками временно заложили, и поставили сторожить его лучших дружинников. В Нижгород пришёл княжеский заказ на оружие и броню. Долине баников был дан наказ изготовить как можно больше лечебных мазей и снадобий. В полях под Лесняками организовали военный полигон, на котором воевода безжалостно в ветер и мороз тренировал новобранцев. Перечитывались старые летописи в поисках давно утраченных военных премудростей. Перед лицом грозящей опасности люди и баники сплотились вокруг князя, видя в нём главного своего защитника и радетеля. В осенней же вылазке князя, подданые видели его ивс-прозорливость. Едва оправившись от ран (которые кстати оказались весьма серьезными), князь со всей энергией принялся за приготовления к походу. По его разумению, негоже было отсиживаться за Пёрышками, как медведь в берлоге. Надо найти вражье гнездо и разорить! Дружинники и воеводы радостно кивали: шапками закидаем. Поздней весной 280 года Эры Оберег северный вход открыли, и с большими предосторожностями передовой отряд вышел из пещер на опушку леса у входа в пещеру - засады не было. Трёхдневный переход к Нестынке не изменил ситуации: врага нигде не было видно. После короткого совещания с воеводами князь Прем принял решение - двигаться вверх по течению реки. Переночевав на том месте, где в прошлом году произошла злополучная стычка, войско двинулось на запад. Движение проходило не слишком быстро - места неизведанные, велика опасность засады. Однако предосторожности оказались напрасными - за три дня попадались только следы людей, иногда - брошенные жилища, и только на последний день - покинутая деревенька. Обшарив всё вокруг деревеньки на предмет засады, заночевали в деревеньке. Князь Прем торжественно объявил деревеньку военным трофеем, нарёк её Речным Постом, и одного из воинов назначил старейшиной. С приподнятым настроением, выставив дозор, все улеглись спать. К середине следующего дня над извилистым руслом Нестынки и нависшим над ней лесом начал вырастать горный хребет, один из неизвестных до того князю хребтов Пёрышек. К концу дня войско заметило несколько рыбацких лодок с людьми, поспешившими пристать к противоположному берегу и скрыться в лесу. Решено было не останавливаться на ночлег, и в сгущающихся сумерках армия князя Према по найденой дороге вышло в место, где на излучине реки расположился небольшой городок сплошь из деревянных строений. К удивлению княжеской дружины никто на другом берегу не готовился в бою, не трубил в рог, не бил в набат. На большую ладью взошло с десяток невооружённых людей, и они неспешно переправились на другую сторону. К князю подвели, цепко держа за руки, послов неведомого города. Старший из них спросил, с князем ли Премом он беседует, и получив утвердительный ответ, низко поклонился, и попросил быть милостливым, и принять город под своё владычество. Удивлённый Прем велел отдать послам соответствующие почести и нарёк бывший город Речного Братства Западным Пределом. Радостные послы поспешили объяснить своему новому князю своё поведение: Год назад, сразившись с Премом на берегу Прожьего озера, вожак Речного Братства Волк спешно возвращался в город, чтобы начать приготовления к войне. Глядя на экипировку князя Према и его свиты, Волк пришёл к выводу, что имеет дело со слабой армией, разбить которую - несложно. Однако ему не давали покоя его раны - небольшие и некритичные, они не заживали. Странным образом спутники, сопровождавшие его в том памятном походе также заразились этой странной болезнью. Стоило им поцарапаться о малую колючку, и рана никогда не заживала, какой бы крошечной она не была. Один за другим все участники путешествия слегли в могилы. Но секрет никто так и не разгадал. Волк же перед смертью, решив, что столкнулся с могущественным магом ("Вот почему свита была так немногочисленна!"), завещал покориться князю Прему, коли такой придёт в их края. Так кинжал Бан захватил для князя Према город Западный Предел (бывший Речное Братство) и уложил в могилу его врагов. Князь Прем возвратился домой с победой и... удивлением. Кинжал Бан раскрыл лишь одну из своих многочисленных тайн, и раскрыть их было необходимо. Баники не смогли помочь в этом - слишком стара была тайна, и слишком хорошо она охранялась, баники знали лишь простые заклятия для кинжала, и ничего более сильного. И главное: Прем припомнил, что он булучи маленьким не раз, играясь (тайком) с кинжалом Бан, царапал острым лезвием себе руки, и это не возымело никаких последствий, значит, для ивс и баников кинжал безопасен! На острове Порожьего озера заново заложили город Шестопёр, однако прежде всего необходимо было увеличить его площадь. На эти земляные работы было брошено немалое количество рабочей силы, однако уже через год стало ясно, осуществить проект князя (а Прем задумал воздвигнуть на острове грандиозный город и перенести в него столицу) удастся нескоро... . Потекли годы созидательного труда.
  
  Четвёртая хроника Эры Оберег.
  Как и планировал, князь Прем приложил немало усилий к восстановлению города Шестопёр. Четыре года ушло на постройку многочисленных свай, на которых и будут в дальнейшем возводиться здания города. Немалую роль в этом сыграли каменотёсы, вырубившие и доставившие на остров громадные каменные глыбы. От острова до южного берега Порожьего озера протянули широкий и прочный мост. На берегу реки, недалеко от моста отстроился Волков Посад - когда-то здесь повстречались князь Волк и князь Прем, ныне же здесь поселились строители разных специальностей. На следующий, 285 год был заложен первый камень храма Перуна, где также должен был расположиться и алтарь пророка Фотия, весьма почитаемого в народе. К 300 году (в ознаменование 300-летия Эры Оберег), все основные здания и сооружения в Шестопёре были построены. 20 июля 300 года, ночью состоялось торжественное освящение Храма Перуна, были принесены многочисленные жертвы, и в заключение князь Прем, достал кинжал Бан и пронзил себе левую руку: кровь брызнула на жертвенный столб... Послышался отдалённый гул, из внезапно налетевших грозовых туч шагнул к городу грозный бог Перун. Все замерли. Перун вглядывался в лица присутствующих на церемонии и не узнавал их. Покачав головой, он уже собрался уходить, как вдруг перед его глазами из воздуха материлизовался пророк Фотий, окружённый ярким сиянием. Громким голосом он напомнил Перуну прошлые события и попросил благословения для ныне живущих. Перун оценивающе оглядел построенный в его честь храм и остался доволен. "Жалую!" - прогрохотало над землёй. Он увидел в руке князя Према кинжал Бан и благосклонно кивнул. Князь удивлённо заметил, как в течении нескольких мгновений рана на его руке зажила, когда он поднял голову поблагодарить - Перун и Фотий исчезли, как и не было их вовсе... Кинжал Бан же засветился в его руке так, как он светится в руках чистокровного баника. Князя очень удивили события ночи и на следующий день он дал подержать в руках кинжал Бан банику - кинжал не засветился! Тогда, с предосторожностями кинжал дали человеку - никакого результата, и только когда кинжал попал в руки ивс - кинжал засверкал. Бог Перун изменил кинжал! Это было удивительно. Баники восприняли сие знамение как перст, указывающий на ивс, как на богоугодную расу и укрепились в своих верноподданических чувствах. В долине Банников был сооружён деревянный храм Перуна - баники признали Перуна, как главного своего бога. В 324 году в селении Лесняки к старосте привели незнакомого человека с жёлтой кожей и раскосыми глазами - он утверждал, что пришёл с юга. Так был найден южный путь через гряду Пёрышек в ханство Чин Шин. К этому году княшество Шестопёр расцвело. Столица выросла и превратилась в один большой дворец на острове. Этот остров был гордостью старого князя Према. Других таких великих архитектурных сооружений не видела земля! Прибывших в 325 году послов из ханства Чин Шин зодчество столицы поразило и покорило. Величие княжества было признано южным соседом, ханом Дао и через два года он сам лично нанёс визит князю Прему. Хану был оказан королевский приём. Князь Прем совершил с ханом путешествие по княжеству. Величие и процветание княжества Шестопёр не шло ни в какое сравнение с ханством Чин Шин. Хотя и с сожалением, но искренне Дао признал лидерство княжества Шестопёр. Князь и хан подписали много разных договоров о экономическом сотрудничестве двух стран. Правители признали сувернитет соседа и утвердили географические карты с указанием границ государств. На будущий год князь пообещал нанести ответный визит в ханство Чин Шин. Вместе с ханом отбыли и послы княжества Шестопёр. Прем и Дао расстались добрыми друзьями и с нетерпением ждали новой встречи. Весной, едва только снег сошёл с перевалов, из ханства Чин Шин прибыл гонец от послов: заболел любимый сын хана - Тонг, болезнь похоже имеет волшебные свойства, и лучшие лекари ханства не могут излечить ребёнка. Со слов гонца, у ребёнка не заживала на руке совершенно незначительная царапина, и несмотря на все усилия организм его совершенно зачах и ослабел. По ханству расползлись слухи, что князь с помощью колдовских сил пытается обезглавить государство и прибрать к своим рукам. Спешным порядком в ханство были отправлены баники, дабы вылечить наследника. Сам князь остался в княжестве, ибо начал догадываться, что причиной болезни ребёнка послужил скорей всего кинжал Бан, который он носил во время прошлогоднего визита хана Дао. Очевидно, принц Тонг случайно коснулся кинжала, и немного оцарапал себе руку. Чудо, что он по происшествии значительного промежутка времени ещё жив. Наверно кинжал не уловил недоброжелательности князя к гостям, и поэтому внёс в организм принца минимальный, отрицательный заряд энергии. Размышления князя помогли ему разобраться в истоках несчастья, но как быть дальше? Если ребёнок умрёт, неизбежен конфликт межу двух государств, война... Да и себя князь винил за малую осторожность в обращении с кинжалом, он слишком привык, что его окружают ивс и баники. Что же делать? В храме Перуна принесли многочисленные жертвы, и князь на ночь остался у алтаря пророка Фотия, он надеялся, что покровитель не оставит его без внимания. В полночь Фотий в светящемся ореоле действительно предстал перед князем. Он поведал, что рассеять энергию кинжала Бан могут только его ножны, о чём он хотел сообщить, да не успел ещё предку князя во время посещения им острова. Ножны Бан похитил в давние времена у баников дракон Ал-Али-Алим, дабы уберечься от вреда кинжала Бан. Жил дракон далеко на востоке, но с давних времён о нём никто не слыхал, как добраться на восток, за неприступные гряды Пёрышек - неизвестно. Князь Прем попрощался с пророком и уединился для размышлений. Для решения свалившейся на плечи князя задачи нужны были крепкие плечи и светлая голова. Князю на исходе века жизни такая задача была тяжела. И вот незадача - полно у него было детей, да всё одни девчата. Среди ивс (а задание надо было поручать именно ивс - в этом князь был уверен) Прем всегда выделял для себя племянника по имени Святогор, названном в честь прадеда. Ему и решил поручить выполнить трудное задание князь. Ранним утром срочно вызванному во дворец Святогору была объявлена воля князя, однако одна из дочерей Према - Яра, прознав про предстоящий поход Гора решительно настояла, чтобы отец и её отправил в поход. Скрепя сердце, князь Прем согласился. Решено было добраться пробраться в северный лес за Порожьим озером и разыскать старую колдунью Бабу Ягу. Она весьма стара (родилась в прошлой эре, а то и в позапрошлой), и может много чего сказать. Сказано - сделано. Месяц проплутали путники по лесу, и наверно ни с чем не вернулись бы домой, если бы сама колдунья не нашла их. Баба Яга правда рассматривала Гора и Яру сугубо с гастрономической точки зрения, но странным образом узнала знакомый запах в Горе и войдя в заблуждение из-за его имени (посетивший её в 127 году герой был тоже по имени Святогор), решила, что это старый её знакомый вернулся, ничуть за два века не постарев. В дружеской беседе Гор выведал, что путь в логово дракона Ал-Али-Алима навсегда закрыт, и ныне невозможно добраться до него, вот раньше... Баба яга подробно рассказала, где раньше жил дракон, какие пути-дороги вели к нему. Другое дело, что никто добровольно не шёл по ним, разве только она сама. Позавидовав моложавости Гора колдунья посетовала, что нашла способ продлевать жизнь с помощью живой воды, источник которой она случайно обнаружила, но у воды этой такие свойства, что пьющий её становится сущим уродом, да и память даёт сбои... Переглянувшись, Гор и Яра решили, что такой способ спасения принца Тонга им вряд ли подходит. Они уговорили колдунью показать им источник, и она отвела их к роднику, бьющему из земли у корней большого дерева. Дерево это было совершенно необычно: одна его ветвь была дубом, другая берёзой, третья сосной и т.д. Может быть это было самое древнее дерево на земле... Родник ли питал магической энергией дерево, и оно выросло столь необычным, или же наоборот, простой родник проходя через корни древнего могучего дерева набирался энергии? А может быть и то и другое? Высоко от земли Гор увидел в дереве дупло, которое странно переливалось. Он поинтересовался у колдуньи, что там. Баба Яга сославшись на возраст сказала, что лазить по деревьям - слишком стара, и попрощавшись, быстро заспешила прочь. Друзья решили проверить, что за дупло такое таинственное, и обошли вокруг дерева осмотреть, где удобней подниматься. К их удивлению, с другой стороны у дерева тоже бил родник, и Яра предположила, что это мёртвая вода. Начали неспешно подниматься. У самого дупла остановились. Через вход ничего не было видно, точно неведомая пелена застилала свет. Края дупла были украшены резным орнаментом, в который причудливо вплетались какие-то знаки. Яра пояснила, что это надписи на древнем языке народа Бан. Приглядевшись повнимательней, она прочла: "Врата времён можно пройти только один раз и в одну сторону, подумай, прежде чем войти в них, а войдя, скажи, куда тебе надо и... попрощайся со всем, что ты знал!". Гор предложил спуститься вниз и как следует поразмышлять над ситуацией. Так и сделали. После ужина, составленного из припасов, что были у колдуньи (за исключением мяса!), друзья заново обсудили новые знания и пришли к следующим выводам: Дерево может перенести любого туда, куда он хочет не только в пространстве, но и во времени. Однако позволяет сделать это только один раз. Что это даёт? Можно перенестись в те времена, когда Пёрышек ещё не было, добраться до логова дракона Ал-Али-Алима и добыть ножны Бан. Как же передать их назад? Друзья долго ломали голову, как обмануть дерево, пока Гор не догадался, что его можно просто закопать под деревом, а по эту сторону дупла выкопать. Идея была ясна, непонятно только, кто пойдёт в дупло? Ведь обратной дороги нет! И Гор и Яра были не робкого десятка, оба вызвались в опасное путешествие, как поступить? Но Гор мужчина! После жарких споров решили кинуть жребий: судьба выпала Гору. После недолгих сборов (всё ценное было уложено в котомку Гора - кто знает, что пригодится?), Гор и Яра поднялись на ветвь у самого дупла, обнявшись на прощание, Яра как бы поправляя котомку на плечах Гора, вдруг схватила её и бросилась в дупло. После того, как подруга исчезла в серой пелене, Гор, погоревав немного о решительной Яре, в условленном месте у корней дерева стал разгребать землю, и на глубине в локоть наткнулся на маленький трухлявый сундучок, открыв который он обнаружил ножны Бан и сильно поветшавшую книгу, страницы которой были исписаны мелким убористым почерком Яры... Поблагодарив вслух Яру за выполненную миссию, Гор уложил в котомку летопись Яры и ножны Бан и отправился в обратную дорогу. Нужно было торопиться, жизнь принца Тонга по-прежнему находилась в опасности. Через некоторое время Святогор добрался до Шестопёра и сообщил князю вести: ножны Бан найдены, но ценой пропажи его дочери Яры! Князь сильно закручинился, но содеянного не изменишь, и он со свитой тронулся в путь через южный хребет Пёрышек в ханство Чин Шин. Впереди него пустили гонцов - быстрее донести радостную новость о находке ножен Бан до хана Дао. Святогор решил не ехать вместе с князем, сославшись на усталость. На самом деле он собрался посвятить время изучению летописи Яры, правда, он скрыл сам факт её существования, ведь в конце концов это было написано лично для него, а там уж он решит, как поступить с прочитанными сведениями. Князь добравшись до столицы ханства, города под названием Эмир, после не по протоколу короткого приветствия с ханом Дао передал ножны Бан одному из баников, и тот в присутствии обоих правителей прочитал над телом умирающего принца Тонга заклинание здоровья, держа ножны в руках. Ничего не произошло. Тогда он прочитал заклинание очищения. Опять ничего. Перебрав несколько десятков заклинаний, баник передал ножны другому банику, и тот попробовал свои силы в исцелении ребёнка - ничего не помогало. По очереди, все баники прошли через эту процедуру, но ничего не изменилось. С разрешения хана ножны возложили на принца, но результата это не возымело. Князь предложил почитать заклинания ивс, памятуя о ночи 300-летия, и даже сам попробовал оздоровить ребёнка... Что же делать? Горячее пламя надежды на скорейшее выздоровление принца Тонга погасло и остались лишь слабые угольки. С сердцах князь достал шкатулку с кинжалом Бан и бросил в неё ножны. "Кинжал обнажён, вот в чём дело!" - воскликнул хан, - "Верните кинжал в ножны!". Князь взял в руку кинжал, который засиял красным светом и осторожно вставил в ножны. Кинжал вспыхнул нестерпимо ярким светом и исчез... На ложе пошевелился и сел принц Тонг, удивлённо оглядываясь по сторонам. Здоровый румянец появился на его щеках - мальчик выздоровел. В тот же день в ознаменование счастливого выздоровления во дворце хана Дао был дан грандиозный пир, честь открытия которого была оказана князю Прему. Невозможно передать словами ликование правителей и радость подданных! Вина лились рекой. Столы ломились от обилия яств. Только князь Прем нет-нет, да и вздыхал украдкой по пропавшей дочери... Одно его утешало, раз ножны появились в нужном месте, значит с дочерью ничего не случилось, и может быть она нашла своё счастье в старых временах. Хан Дао, зная, какой ценой далось выздоровление его ребёнка, искренне сокрушался над постигшим Према несчастьем, и поддерживал его, как мог. Между государствами Чин Шин и Шестопёр установились крепкие добрососедские отношения. Отныне ничего не должно омрачить жизнь двух государств и десятка народов. Впереди рисовались только радужные перспективы. Шёл 328 год Эры Оберег.
   ХРОНОЛОГИЯ Эры Оберег:
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  328г. - путешествие Яры и соединение кинжала и ножен Бан
  327г. - визит хана Дао в княжество Шестопёр
  324г. - найден путь в ханство Чин Шин
  300г. - восстановление покровительства Перуна
  285г. - заложен храм Перуна
  280г. - присоединение к княжеству Речного поста и Западного Предела, начало восстановления города Шестопёр
  279г. - вступление Према на престол и война кинжала Бан
  231г. - свадьба Мирослава и рождение ивс Према
  221г. - совершеннолетие Мирослава, и его вступление на престол
  202г. - заложен Нижгород в пещерах под Пёрышками
  201г. - рождение Мирослава
  137г. - Святогор стал князем
  127г. - путешествие Святогора, спасение княгини Насти
  101г. - разрушение города Шестопер
  083г.(20 червень(июль) ) - запрещение празнования дня Перуна
  083г.(травень) - победой на турнире обрел трон Соловей
  078г. - на трон взошёл сын Яромира - Бирюзок
  032г. - гибель Ерисея, начало привления Яромира
  020г. - на престол, всвязи с кончиной отца, взошел Ерисей
  001г.(20 червень(июль))- основание города Шестопер, начало правления Боромира
  начало Эры Оберег
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира (2) - Между прошлым и новым" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | М.Халкиди "Фиктивная помолвка. Маска" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (1) – От вора до Бога" (Научная фантастика) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru ИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваЛюбовь по-драконьи. Вероника Ягушинская��Дочь темного мага-2. Академия��. Анетта ПолитоваШерлин. Гринь АннаОфисные записки. КьязаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаМои двенадцать увольнений. K A AТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"