Сесигин Эдуард Викторович: другие произведения.

Волшебник с планеты Фараон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.20*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение знаменитой трилогии Рэя Олдриджа КОНТРАКТ НА ФАРАОНЕ. Книга повествует о дальнейшей судьбе фокусника Фломеля и работорговки Кореаны на жестокой планете Суук.


   Волшебник с планеты Фараон.
   Э.В.Сесигин claygod@yandex.ru
  
   Предисловие
  
   Эта повесть - продолжение знаменитой трилогии Рея Олдриджа:
   1. Контракт на Фараоне
   2. Император Всего
   3. Машина-Орфей
  
   Глава 01
  
   Лёгкий ветерок ласково трепал ткань большого балаганного шатра, что стоял на центральной площади небольшого городка Бокадель. Слабый бриз унёс жар дневного зноя прочь и освежил воздух. После трудного дня горожане прогуливались от набережной реки Соаам до площади, где заинтересованно останавливались у цирковой афиши с анонсом новой программы знаменитого фокусника с планеты Фараон. Молодая девушка, почти подросток, весело обилечивала желающих посмотреть представление. Билетиками служили полупрозрачные кристаллы размером в два дюйма, и девушка строго напоминала, что билеты нужно сохранить до конца представления. Неподалёку одиноко скучал представитель закона - помощник шерифа в зеркальном бронежилете и с нейронным кнутом в руках. Забрало его шлема было лихо откинуто назад, открывая молодое лицо, курносый нос в веснушках и рыжий чуб. Вся форменная одежда блистала чистотой и стерильностью. Каждому прохожему было понятно, что молодой человек гордится своей должностью. Не менее понятно было и то, что для Суука, планеты разбойников и пиратов, город Бокадель Инферно - редкое исключение, и его сотрудники безопасности не привыкли к насилию. Частично это объяснялось небольшим размером городка - поживиться здесь крупным акулам преступности было нечем, частично - удалённостью Моревейника (грозного пристанища пиратов со всей галактики), частично - отсутствием космопорта. Как бы то ни было, мирная обстановка способствовала размеренному образу жизни горожан, в котором только классические развлечения, вроде театра и цирка нашли себе место, да и ещё быть может - семейные рестораны. Именно поэтому сейчас, на премьере нового представления, цирковой балаган был полон зрителей, и это несмотря на внушительную цену билетов.
   Подошло время начала представления, входные клапаны шатра сошлись, и только помощник шерифа остался снаружи, лениво поглядывая по сторонам и изредка переговариваясь через коммуникатор со своими коллегами. Тем временем внутри шатра погасли все огни, кроме тех, что освещали помост сцены. В центре с громким хлопком образовалось разноцветное облако, и из него с поклоном шагнул вперёд одетый в разноцветные одежды смуглый, в татуировках мужчина. Зал загудел от аплодисментов. Ведущий, хорошо поставленным голосом обратился к тут же затихшей аудитории:
   - Добрый вечер. Я приветствую вас на премьере уникального представления под названием "Великая тайна Суука". Действие происходит в наши дни, в нашей части галактики. В пьесе нет вымышленных персонажей и выдуманных историй, только факты, многим из которых были свидетелями и присутствующие... в том числе и ваш покорный слуга.
   Выступающий ещё раз поклонился и напыщенно воскликнул:
   - Соединим свет с тенью, и пусть они откроют нам правду о спасении наших душ от взгляда коварного демона...
   Под торжественный туш, ведущий на глазах публики заколыхался, стал прозрачным, и исчез.
   Несколько ярких вспышек, и на сцене казалось, ожило само движение: крупный мужчина в заляпанной кровью броне с боем пробивался к находящейся рядом крепостной стене. Вокруг него в пьяном танце смерти вились адские прихвостни - отвратительные, склизкие монстры с оскаленными клыками и растопыренными когтями. Лазер и осколочное ружьё в руках мужчины добавляли нужные ноты в композицию боя. Лучи лазера, рисовали в чуть задымленной атмосфере балагана потрясающие фигуры, вылетающая из ружья проволока светилась и пела, пролетая мимо зрителей. Некоторые присутствующие пытались уворачиваться от нацеленных в них смертельных снарядов. Герой увидел в когтях одного из самых отвратных монстров маленького мальчика, от страха выпучившего глаза. Мгновение, и мальчик уже на руках у мужественного спасителя, ещё несколько зрелищных эпизодов, и вот мужчина стоит уже на крепостной стене. Внизу поле боя устелено горой мёртвых и умирающих монстров. Те из них, что способны передвигаться, пытаются спастись от смертельного жала лазерного пистолета, и над всей сценой битвы звучит униженный монстрячий стон: "Будь ты проклят, Руиз Ав...".
   Содержимое сцены начинает быстро вращаться (кровь так и брызжет во все стороны) и как вода в раковине - утекает через невидимую горловину. Зрители с удивлением обнаруживают, что сидят по краю каменного грота. С потолка иногда капает вода. Эхо капель разносится по всему гроту. Перед зрителями большой кибернетизированный монстр, адская машина, вместо татуировок он украшен частями человеческого тела: передняя панель Машины составлена из мешанины ног, рук и торсов, все они соединены вместе и составляют страшные черты машины. Скулы составлены из узловатых сплетений рук, мышцы которых нервно подергивались. Лоб состоит из гладких тонких линий женских ног.
   Глаза похожи на рисунок пуантилиста: они состояли из настоящих глаз, тысяч глаз: светло-голубые глаза составляют белок глаза, а черные - зрачок. Каждый мигающий глаз создаёт впечатление отдельного сознания, от этого мутилось в голове. Безгубый рот зиял ухмылкой, зубами в этом рту были белокурые детские головки, покачивающиеся в каком-то неестественном экстазе.
   Перед монстром, преклонив колено, стоял ничем не примечательный человек, который серым голосом произнёс: "Машина-Орфей, я привёз тебе новых пленников, одари их вниманием...". Монстр медленно поворачивает голову, и грот наполняется тревожным рокотом барабанов. Несколько человек неподалёку заворожено следят за Машиной. Вот первый из них встречается взглядом с Машиной, и с ним происходят ужасные метаморфозы: череп удлиняется, отрастают хвост и рога, кожа приобретает зелёный цвет, она становится морщинистой. Глаза этого человека наливаются красной злобой и теряют человеческое осознание. Но действие на этом не заканчивается. Точно нехотя, преображенный человек самостоятельно возвращает свои уродства в предыдущее состояние, и вот перед зрителями опять человек, спрятавший все свои уродства вовнутрь, только глаза адской бестии выдают его отвратительную сущность. Машина-Орфей скрипучим языком выталкивает из безобразного рта колючую фразу: "Теперь ты мой" - и поворачивается к следующей жертве. Здесь происходит то же самое, с отличием в монстрообразности существа - теперь много преобразований напоминают рыбу. Зрители, затаив дыхание, следят за действием на сцене, на лицах отвращение и любопытство: во что превратится следующая жертва?
   Очередь дошла до стройной темноволосой женщины, стоящей последней в ряду. Машина глядит на неё долгим взглядом: "Сейчас мы увидим твою подлинную сущность...". Женщина встречает взгляд Машины с презрительной усмешкой на устах. По её телу проходит волна, кожа прорастает перьями, череп приобретает птице подобную форму. Преобразование женщины происходит столь быстро, что для зрителей превращается в смазанную картинку. Мгновение, и перед Машиной предстала прекрасная птица-феникс, в красном оперении с золотистым отливом. От величественного Феникса трудно оторвать взгляд: языки пламени вырываются из блестящего металлом клюва, по оперению тут и там пробегают искры. Один из языков пламени дотягивается до Машины-Орфей, и та в страхе визжит: "Убейте её!". Со всех сторон прихвостни Машины направляют стволы энергетических ружей в Феникса и десятки лучей всех цветов радуги пронзают тело птицы. В секунду от Феникса остаётся лишь горстка пепла на полу. Наступает тишина. Свет прожекторов высвечивает только круг, где стоял Феникс. Из пепла прорастает маленький росток, он набирает силу. Вершину ростка украшает бутон цветка. Бутон вырастает до большого размера и распускается прекрасным белым цветком, в центре которого стоит улыбающаяся женщина-феникс. "Он придёт за тобой!" - громко восклицает женщина, и по знаку Машины слуги уводят её. Машина-Орфей стонет и причитает, её главный аколлит безмолвно стоит рядом. "Только один человек может уничтожить меня и осиротить вселенную... Найди и убей его!". Аколлит молча кивает. Имя не названо, но зрители понимают, что это - Руиз Ав, и предвкушают новые перипетии борьбы между добром и злом в красочном исполнении.
   В дальнейшем пьеса неоднократно погружает зрителей в кровавые битвы, подлые предательства и светлую любовь героя и героини. Меняются декорации, действующие лица, нарастает внутреннее напряжение представления. Эмоциональные корректоры, установленные по периметру сцены помогают сопереживать присутствующим. Многие не раз прослезились и не раз от гнева слёзы высохли на щеках. Подобные проявления чувств циничными реалистами населения Суука свидетельствовало о подлинном мастерстве труппы, играющей историческую пьесу. Ещё час зрители замирают от страха и с облегчением вздыхают, когда герои пьесы выходят, целы и невредимы из безвыходных ситуаций. В конечном итоге все в зале соглашаются с главной моралью пьесы - любовь спасёт мир, ведь это так романтично!
   Последнее действие происходит в логове Машины-Орфей. У неё много сподручных генчей (существ инопланетной расы), отчего в зале разлилась удивительная вонь. От атаки Руиза Машину защищают войска злобной работорговки по имени Кореана, и накал битвы достигает апогея. Машина-Орфей прячется от Руиза, и закрывается от выстрелов телом Феникса. На сцены врывается насекомое-воитель, собственность Кореаны, Мокрассар. Зрители в панике откидываются назад. Скорость боя увеличивается. Герою, чтобы победить непобедимое существо приходится действовать с феноменальной скоростью. Вот уже кажется, что два героя бьют врага с разных сторон и Мокрассар не успевает отражать атаки. Над сценой повисает кровавый туман. Раны всё глубже и опасней, наконец Мокрассар мёртв, но и Руиз Ав, вновь соединившись в одну плоть выглядит серьёзно потрёпанным. Однако движение не останавливается. Кореана в запале битвы и от собственной алчности своим телом защищает Машину-Орфей. Только на мгновение герой застывает, чтобы осмыслить ситуацию. Раны его уже смертельны, лишь несколько секунд отделяют его от смерти. Он встречается взглядом со своим любимым Фениксом, и у обоих на плечах загораются нимбы величия. С усилием Руиз заставляет себя смертельным залпом уничтожить Машину вместе со всем, что её защищало. В зале кто-то дико завизжал. В страшном вопле машины и грохоте выстрелов Руиз пробирается к умирающему Фениксу и губы их соединяются в последнем поцелуе. Танцующие танец падальщика, приближаются генчи, но тут раздаётся взрыв, яркая вспышка которого ослепляет присутствующих. На сцене ночь, тягучая заунывная нота выворачивает душу. Посреди груды обугленных тел вырастает тоненький нежный росток, из которого, как и в прошлый раз, вырастает белый цветок. В раскрывшемся бутоне зрители с радостью обнаруживают двух Фениксов, любовно ухаживающих друг за другом. Они всё увеличиваются и вдруг как мыльные пузыри лопаются, превратившись в тысячу крохотных фениксов. Часть фениксов устремилась вверх и на чёрном полотнище балагана образовала звёзды, созвездия и млечный путь. Другие фениксы устремились к зрителям и чудесным образом проникли внутрь билетов-кристаллов, где жизнерадостно стали вить гнёздышки. Вся прошедшая с Фениксами метаморфоза сопровождалась нежнейшими переливами колокольчиков, и по её окончании на сцене появился ведущий. Несколько птиц уселось ему на плечи, а одна попыталась свить гнездо на его голове. Со смехом он смахнул с себя птиц, (они продолжали назойливо кружиться вокруг него). С глубоким поклоном, ведущий сообщил о окончании пьесы и поблагодарил всех присутствующих. Под оглушительные аплодисменты на сцену вышла вся труппа, в составе которой было много негуманоидных рас. Несколько раз труппа выходила и кланялась зрителям на бис. Наконец, зрители повставали с мест и потянулись к выходу, возбуждённо обсуждая представление. На улице их встретил будничный, поздний закат и скучающий помощник шерифа, как будто и не было никакого страшного демона, а всё, что они только что пережили - простая сказка. Только крохотные фениксы в прозрачных кристаллах продолжали заниматься своим делом, будто истинная правда была известна только им.
  
   Глава 02
  
   Пружинистый человек старше средних лет энергично поднимался по лестнице в гостинице "Золотой маргар". Здесь, на втором этаже он снимал двухкомнатный номер с видом на взморье. На ходу мужчина бегло просматривал почту, поступившую за день на его имя. Портье был столь любезен, что рассортировал информационные полоски: красочные поздравительные отдельно, деловые и личные отдельно. Вопреки обыкновению, Фломель (так звали этого мужчину, а ещё его называли волшебник), начал просмотр корреспонденции с поздравительных открыток. Он хотел продлить радость от удачной премьеры новой пьесы как можно дольше. Решительно отбрасывая на пол рекламные буклеты с красивыми анимациями на обложках, Фломель быстро пробежал глазами информационные полоски от различных ассоциаций и объединений шоу-бизнеса, среди них попалось несколько деловых предложений от крупнейших концертных залов Суука. Он усмехнулся. Его выступление уже стало культурным событием планетарного масштаба, но ему нужно больше! Фломель радостно отметил в себе признаки тщеславия. Что же, он заслужил почёт и славу кропотливым трудом, хотя конечно, талант... Он усмехнулся. Иногда можно наврать и самому себе. Фломель рассовал корреспонденцию по карманам и торопливо приложил ладонь к сенсорной панели дверного замка своего номера. "Добро пожаловать домой" - мягко прошелестел механический голос и Фломель вошёл внутрь. Внутри волшебник, сбросив верхнюю одежду, сразу прошёл в душевую комнату. Струи воды смыли напряжение дня. Под нос Фломель напевал какой-то модный шлягер. Чуть позже, вытираясь пушистым полотенцем, он вышел в холл, намереваясь немного подкрепиться.
   - Фломель!
   Услышав чужой голос, Фломель подпрыгнул на месте, и застыл от страха. Постепенно к нему пришло узнавание голоса, и волшебник медленно повернул голову: в одном из кресел сидела женщина.
   - Кореана... - Фломель попытался изобразить на лице приветливое выражение - Какой п-приятный с-сюрприз.
   Закравшийся в сердце страх немного улёгся. Он попытался успокоить себя воспоминаниями о том, что Кореана генчирована, и безопасна, как тигр без клыков. Фломель глянул в её глаза и ужаснулся. Нет. Это всё та же Кореана Хейкларо, пиратка и работорговка, с ней лучше не шутить.
   - Нет. - Кореана точно читала мысли. - Теперь я другая. Сядь.
   Фломель тут же подчинился её команде. Он уселся в соседнее кресло и на мгновение опять почувствовал себя рабом Кореаны, восхищённым дураком, глупой марионеткой. Фломель покачал головой.
   - Я была на пьесе. И не только я.
   - ?
   Фломель опять насторожился: если другой гость тоже из прошлого, это могло стать проблемой.
   - Хемерте... Из Глубокого Сердца. Помнишь ваш визит туда?
   О, да! Фломель хорошо помнил ту историю! Его продали в рабство! Никаких дружеских чувств к этим маньякам сексуального разнообразия он не испытывал, хотя они и играли важную роль в подлинной истории с Машиной-Орфеем. Нет. Холодное уважение, это всё, что он мог из себя выдавить.
   Кореана улыбнулась:
   - Тебе не обязательно с ней встречаться. Но учти, не отзывайся о ней плохо при мне, - в глазах женщины мелькнули льдинки.
   - Что ты, - Фломель решил не спорить - Я собственно вот о чём: ведь трахальщики... то есть я хочу сказать - они же не куда не отлучаются из своего Сердца. Их тела...
   - Да. Я вижу, что ты не потерял остроты своего ума. - Фломель кисло кивнул - Она покинула Глубокое Сердце из-за меня. Кроме того, она хотела лично присутствовать на твоём представлении.
   Фломель чуть улыбнулся, и скорректировал своё мнение о трахальщиках... вернее о секспочитателях в лучшую сторону. В конце концов, они помогли Руизу, а с некоторых пор он совершенно переменил своё мнение о наёмнике.
   - Фломель, Фломель, Фломель. Ты всё тот же. - Кореана подалась вперёд - Мне потребуется твоя помощь. Хотя, разумеется, я рада тебя видеть.
   Фломель хотел что-то возразить, но Кореана властно его перебила:
   - Тебе следует одеться. - Фломель сообразил, что он только что из душа, - Через десять минут я жду тебя внизу, в баре.
   Фломель остался один. Перед глазами стояло прекрасное лицо бывшей работорговки. У него был выбор: бежать очертя голову и забиться в самый дальний уголок Суука, или сдаться на милость и принять участие в той авантюре, что стояла на пороге дома. Волшебник начал перебирать за и против, но логического рассуждения не получилось. К Кореане он не мог применить здравый смысл. Она волновала его. И это генчирование... результат был совсем не таким, как его описывал Руиз Ав.
   Хорошо, он с Кореаной. Но труппу так просто не бросит. Едва налаженный механизм пьесы нуждался в хорошей настройке. У волшебника в голове уже роилось множество идей, которые непременно надо реализовать. Мысли Фломеля перескочили на наезженную колею. Пьеса была его детищем, благодаря ей он сумел сохранить свой разум после удивительного приключения и найти своё место на чужой планете. Так вот: надо изменить траекторию вращения сцены в первом действии и добавить фиолетового тумана. Да, фиолетовый цвет достаточно таинственный, надо добавить его и в образ наёмника. Тёмный, тёмный цвет, с кровавыми всполохами. Фломель встряхнул головой: о чём это он? Руиз Ав, Кореана, Машина-Орфей. Сегодня день ретроспективы. Мысли побежали по кругу...
  
   Кореана нервно крутила головой: в этом убогом баре она уже выпила два бурбона, а проклятый волшебник всё не появлялся. Неужели она ошиблась в нём? Тогда это ничтожество заплатит... В голове Кореаны разыгралась маленькая буря. Холодное течение привычных мыслей вдруг встретилось с тёплым приливом положительных эмоций. Завертелись алчные водовороты и потянули на дно скользкого кита самоосознания. Кит мощно взмахнул хвостом, и в облаке пузырьков свежих впечатлений уверенно устремился вверх, к поверхности мнемонического моря Кореаны: за новой порцией жизни.
   Кореана вздохнула. Со времени генчирования она стала другой, но большая часть её старой личности осталась с ней же. Приходилось жить в постоянном бурном потоке взаимоисключающих сил. Это добавляло сложностей к её существованию, хотя и положительные моменты тоже были налицо: любую ситуацию Кореана видела сразу с двух противоположных сторон. Это всё равно, что в постели быть и мужчиной и женщиной одновременно. Может, здесь и крылась причина стойкого существования искусственно созданной расы женомужей? Кореана поискала глазами сидящую за дальним столиком Хемерте. Эта женщина знала толк в любви, и не только в плотской. Хемерте помогла сформировать Кореане её сегодняшнее внутреннее я.
   Рядом раздался голос:
   - Я здесь.
   Кореана молниеносно обернулась, выхватив сонический нож. Левая её рука потянулась к горлу заворожённого Фломеля, правая по дуге устремилась к его животу. Фломель застыл, как кролик перед удавом. Часть его мозга успела отметить пластику движений Кореаны, на совершенном лице работорговки читалось наслаждение настоящим, плавное скольжение на гребне, между прошлым и будущим.
   Не меняя траектории, правая рука Кореаны выключила нож, а левая со звоном нанесла Фломелю пощёчину. В баре повисла тишина, и все посетители разом уставились на Кореану. Работорговка обвела зал ледяным взглядом оценщика товара: представители некоторых рас могли иметь высокую цену на рынках Моревейника. Гости бара поспешили отвести взгляд от сумасшедшей красавицы. Фломель потихоньку потёр щёку: кажется, минуту назад он совершил большую ошибку, но выйти из бара так же свободно, как он только что вошёл у него вряд ли получится...
   Кореана повернулась к Фломелю и совершенно будничным голосом сказала:
   - Ты заставил меня ждать.
   Фломель покорно кивнул.
   - Сейчас у меня реабилитационный период, ты должен это учесть.
   - Я стараюсь. Как ты себя чувствуешь сегодня?
   - Так же, как и вчера.
   Для поддержки разговора Фломель поинтересовался, как работорговке понравилось представление.
   - Неплохо Фломель, весьма неплохо... хотя для моей героини ты мог подобрать актрису и получше.
   - Трудно найти женщину, равную тебе, - волшебник подумал, что немного лести не помешает.
   - Собственно, это правда. Я думаю, что даже благодарна тебе, за попытку увековечить нашу историю.
   - Если бы средств у меня было побольше... Но это только начало, мне уже поступило несколько деловых предложений. Думаю, через пару месяцев, устранив все шероховатости, можно будет сделать гастрольный тур по Сууку. Сейчас тема Машины-Орфей - это золотое дно. Я могу заработать целое состояние... Э-э-э, то есть мы, если ты захочешь присоединиться. - Фломель заглянул в глаза Кореане, и не увидел там ничего.
   - Хемерте оказалась права, настояв на моей встрече с тобой. Твоё присутствие ободряет меня. - Кореана положила руку на плечо волшебника, и тот вздрогнул. - Иногда мне сложно жить.
   Фломель, не забывая о соническом ноже, осторожно погладил руку Кореаны, кожа её была мягкая и тёплая. Волшебник очень удивился такому человеческому впечатлению, но ещё больше удивилась Кореана. "Фломель тоже пережил немало" - подумала она.
   - Осталось одно дело, которое мы не закончили со времён первого анабазиса. Остров Дорн. Хемерте хочет посетить депозитарий, мы будем сопровождать её в этой поездке.
   - Но Кореана! - Фломель взбунтовался, - Я не могу так просто бросить дела и умчаться на другой край планеты. Передай этой Хемерте, что...
   - Ты можешь сам сказать ей это. Посмотри, там, за столиком в углу.
   Фломель повернул голову в указанную сторону. Из-за столика поднялась, и энергично помахала рукой Низа, принцесса Фараона. В голове у волшебника помутилось, и барная стойка сильно ударила его по лбу.
  
   Слабый свет мягко высвечивал контуры двух женщин, склонившихся над лежащим на диване мужчиной. На лицах у обоих была озабоченность.
   - Фломель стал слишком чувствительным.
   - Не бойся, он не более чем перевозбудился за сегодняшний день.
   - Да, но стоит ли его брать с собой. Мы прекрасно справимся и без него.
   - Не забывай Кореана, что твоя реабилитация ещё далека от завершения. Кажется, сегодня ты хотела посмотреть, что у Фломеля внутри.
   Кореана усмехнулась:
   - Я уже видела, что у него внутри. Низа, чьё тело ты носишь, уже портила шкуру пройдохи волшебника. Кроме того, я среагировала быстрей, чем синапсы прерывания насилия, которыми наградил меня Руиз Ав. Пока они просчитали бы степень риска... ты же знаешь, для состояния импровизации такие блокировки бесполезны.
   - Однажды ты недооценишь эти мозговые предохранители, и заплатишь за это.
   - Это лучше, чем жить в бесконечных сомнениях. Наёмник сохранил мою личность, я буду жить с ней дальше. Благодаря тебе я изменилась настолько, насколько могла.
   Хемерте потрепала Кореану по коленке:
   - Не упрямься. Фломелю никто не помогал. Всё, что в нём есть, это он сам.
   Фломель слабо пошевелился.
   - Кореана, пусть он сам примет решение.
   - Хорошо.
   Фломель открыл глаза и простонал:
   - Я надеялся, что это сон.
   - Не бойся, ты в безопасности.
   - Низа, что случилось, Руиз Ав больше не с тобой?
   Хемерте рассмеялась:
   - Да нет же, я Хемерте, ношу тело клона Низы. Не пугайся меня.
   - Хемерте? Трах... э-э-э, из Глубокого Сердца?
   - Я рада познакомиться с тобой поближе. Позволь поздравить тебя с успешной премьерой.
   Фломель с помощью женщин уселся.
   - Ваш визит оказался слишком внезапным. Столько времени я возвращался мыслями к прошлому и по воспоминаниям строил свою пьесу. И вдруг - вы здесь. А я-то гадал, кого какая судьба постигла. Что слышно о Руизе? Какими подвигами он занимается теперь? Надеюсь, вселенная не на грани катастрофы?
   Кореана фыркнула, а Хемерте жизнерадостно улыбнулась:
   - Нет, мастер Фломель, всё в порядке.
   - Мастер Фломель... меня так давно не называли. Знаете ли вы, что случилось с Фараоном?
   - Ничего. Впрочем, Старшина гильдии Домальеро вернулся на родную планету, и возможно, что-то действительно изменилось.
   - Домальеро. - глаза Фломеля затуманились. - А Руиз Ав и Благородная Дама?
   - От них давно нет никаких вестей, но они просили меня позаботиться о вас, мастер Фломель, и о Кореане.
   - Очень мило, но поздно.
   - Я знаю, но после истории с Машиной пришлось восстанавливать Глубокое Сердце. Кроме того, я много лет не покидала Моревейника. И я вижу, мастер Фломель, что вы прекрасно адаптировались.
   - Хорошая школа.
   Хемерте с жаром заговорила о стойкости характера, и как этого добиваются в Глубоком Сердце. Фломель переглянулся с Кореаной, и понял, что она думает то же, что и он. Это было приятно. Кореана тут же нахмурилась. С трудом прослушав короткую лекцию о единении в любви, работорговка вернула Фломеля в настоящее:
   - Я думаю, что Фломель не захочет поехать с нами.
   - Почему? - Хемерте искренне расстроилась. - Мне кажется, он тоже сильно нуждается в якорях из прошлого.
   - Боюсь, что он может стать и якорем будущего.
   - Всё верно, - облегчению Фломеля не было предела, он не ожидал, что его так легко отпустят - У меня куча дел. Разрешите проводить вас до дверей.
   Хемерте растерялась:
   - Ты ещё не слышал подробностей. Мы полетим на дирижабле...
   - Я с удовольствием выслушаю ваш рассказ после. Желаю вам приятного путешествия.
   - Вы действительно не хотите нас выслушать? - Хемерте всё ещё сомневалась.
   - Прощай, Фломель. Хемерте, пойдём, - энергия опять бурлила в Кореане, хлопнув ладонями по коленям, она встала, и решительно потянула за плечо Хемерте.
   - Что ж, мастер. Ещё увидимся.
   По глазам Кореаны Фломель понял, что "ещё" означает никогда. Он не ожидал такой резкой перемены. Казалось, его сейчас будут упрашивать, и принуждать присоединиться, однако ничего этого не произошло. Он живёт размеренной жизнью, добивается успеха. К нему являются две прекрасные женщины - привидения из прошлого, выбивают у него почву из-под ног, и потом спокойно уходят. Он может жить дальше.
   Хлопнула дверь, и сработал замок. Удивительно, как легко Кореана справлялась со сложной техникой. Впрочем, Кореана была удивительной во всём. Фломель посмотрел на себя со стороны, и сегодняшний успех уже не казался таким уж важным. Странное дело, его точно окатили ушатом ледяной воды. Старшина Домальеро вернулся на Фараон и уж точно, без дела не сидит, даже Хемерте выползла из своего гнезда, один Фломель ни на что не годен. Только ковыряние в прошлом. Волшебник подумал, что бы сказал ему сейчас Руиз Ав? Тот многое смог простить.
   Фломелю представился случай, и он от него отказался. Прав он, или нет? Волшебник вспомнил приятное прикосновение к Кореане и сам себе удивился: ведь он ещё в прошлый раз решил, что пойдёт с Кореаной, так что же он сидит? Фломель бросился к двери. Выскочив в коридор он нос к носу столкнулся с торжествующей Хемерте:
   - Я была права!
   Голова Фломеля дёрнулась от затрещины. Холодные глаза Кореаны пронизывали насквозь:
   - Ты слишком долго сомневался.
   Опешивший Фломель медленно сполз по стене на пол. Хемерте рассмеялась чистым и звонким смехом Низы:
   - Добро пожаловать, мастер Фломель!
  
   Глава 03
  
   Гулкое эхо шагов развеяло мёртвую тишину большого ангара.
   - Ого, - сказал Фломель.
   "Ого-го-го..." - повторили стены.
   Посреди ангара красовался крупный летательный аппарат, некая смесь самолёта и дирижабля. Фломель под аккомпанемент эхо-шагов обошёл вокруг дирижабля и цокнул языком:
   - Эта лодка значительно больше, чем те, что я видел у тебя раньше, Кореана. Очень мощная лодка.
   - Это не простая лодка, мастер Фломель, и сравнение с другими лодками здесь неуместно, - сухо ответила бывшая работорговка.
   - Кореана.
   Хемерте с укором посмотрела на Кореану:
   - Дирижабль - весьма экзотический транспорт, он имеет право о нём не знать.
   Хемерте легко повернулась к волшебнику, и, взяв под руку, сказала:
   - Давайте я растолкую особенности конструкции...
   - Особенности конструкции, - передразнила Кореана.
   С шумом, заполонившим всё пространство ангара, она распахнула настежь входной люк гондолы дирижабля и нырнула внутрь. Хемерте посмотрела на отверстие люка и, не смущаясь, продолжила:
   - Эта лодка летает за счёт подъёмной силы газа, подобной той, что поднимает вверх струйку дыма из раскуренной трубки.
   Фломель с сомнением покосился на дирижабль:
   - Такую громадину?
   - Она значительно легче, чем выглядит. Представьте себе мыльный пузырь. Он большой, но совершенно невесомый.
   - А не лопнет наш пузырь?
   - Ну что ты, здесь использованы прочнейшие монопластики.
   Фломель пожал плечами:
   - Я видел медицинские кувёзы, в которых носилки просто висели в воздухе. Разве это не практичней, чем таскать за собой большой пузырь, который того и гляди, лопнет?
   Хемерте терпеливо стала объяснять Фломелю, что время работы без подзарядки у антигравитационного устройства довольно ограниченно, дирижабль же может годы парить в небе, подзаряжаясь лишь от солнечных батарей. Пессимистичный Фломель тут же заметил, что, несмотря на такое преимущество, что-то никто не летает на подобных лодках.
   - Вы правы, господин волшебник. У дирижабля есть и недостатки, хотя в данной конструкции они почти устранены.
   - Тогда зачем нам эта лодка?
   - У неё есть стратегическое преимущество: инопланетные собственники Суука - шарды, запрещают ночные полёты всем летательным аппаратам, кроме газобаллонных, в том числе и дирижаблей.
   - Это всё?
   - Нет. Благодаря отсутствию металлических частей мы будем совершенно невидимы!
   - Совершенно?
   - Я имею в виду на экранах радаров.
   Фломель задумчиво посмотрел на изящный овал дирижабля и встроенную рубку внизу.
   - Это оружие? - он указал на цилиндры по бокам конструкции.
   - Это керамические турбины, когда они будут работать на больших оборотах нас, конечно, легко будет запеленговать, но обычно мы будем лететь в стелс-режиме...
   - А оружие, где оружие? - настойчиво потребовал Фломель.
   - Ну, у нас есть полдюжины управляемых ракет на твёрдом топливе и ещё кое-какая мелочь.
   - ... кое-какая мелочь? На Сууке? - теперь Фломель был серьёзно озабочен. Если и отправляться в путешествие, то не с риском же для жизни! Кореана могла бы придумать и более безопасный способ полёта.
   - А как насчёт охраны? За пределами этого городка нужны войска!
   Из темноты люка выглянула Кореана:
   - Конечно, и мы надеемся на вашу защиту.
   - Но...
   - А где ваш Мокрассар, мастер Фломель?
   Накануне у Фломеля случилась небольшая перебранка с Кореаной: она хотела взять на борт Мока, что был в составе труппы Фломеля. Фломель отказал, подчеркнув, что Мокрассар - свободный, и принуждать его Фломель не имеет право. Волшебник лукавил: в пьесе Мока можно заменить только Моком, а где найти ещё одного Мокрассара, помешанного на искусстве? Фломель и так, скрепя сердце, передал роль ведущего другому человеку. Разваливать же труппу - только через труп. Волшебник усмехнулся получившемуся каламбуру: на жёстком лице заиграла улыбка, и тут же исчезла под испепеляющим взглядом Кореаны.
   - Замечательная лодка, - не к месту брякнул Фломель и, опомнившись, добавил: - Как она называется?
   Хемерте слегка замялась:
   - Я точно не помню, кажется Д-971.
   - Это название?
   - Регистрационный номер.
   Хемерте оживлённо предложила:
   - А как бы вы назвали эту лодку, мастер Фломель?
   - Колоссом, на глиняных ногах, - волшебник хотел подчеркнуть всю непрочность поездки, однако Хемерте с энтузиазмом подхватила:
   - Прекрасное название!
   Кореана молча махнула рукой и опять пропала в полумраке кабины. Хемерте прижавшись к Фломелю чуть сильней, чем следовало бы, продолжила:
   - Давайте осмотрим кабину дирижабля - у каждого из нас будут свои личные апартаменты.
   Фломель сквозь ткань ощутил приятную мягкость тела Хемерте. Указав на вход в дирижабль, он произнёс:
   - После вас.
   Виляющей походкой Хемерте прошла вперёд, и волшебник невольно залюбовался, как красиво обтягивает её ноги комбинезон. Путешествовать в компании с двумя красавицами на романтичном транспорте - пожалуй, у поездки были не только минусы. Фломель поспешил внутрь.
   Гондола дирижабля внутри была совсем не такой, как представлял себе волшебник: вместо технической начинки в глаза бросились резная мебель, ковры и гобелены на стенах. Основным материалом отделки служили дерево и пластик, стилизованный под медь. Помимо трёх небольших спален гондола содержала рубку, просторную кают-компанию, гигиенические кабины, пищеблок, склад, технические помещения. Антураж лодки невольно напомнил Фломелю паровые кареты с родной планеты. Волшебник ностальгически прикрыл глаза. Как давно это было! Пустыни, плантации кошачьих яблонь, фокусники, касты, номархи... Ему вдруг захотелось в палящий зной сидеть в тени дерева, ничего не делать, потягивать холодное вино и всматриваться в далёкие миражи.
   От чужого прикосновения, Фломель вздрогнул, и открыл глаза - рядом стояла Кореана и изучающе смотрела на него:
   - Ты готов?
   В вопросе подтекстом прозвучало ещё с десяток вопросов. Фломель, повертел их в голове и ответил столь же многосмысленно:
   - Я еду с тобой.
   Кореана улыбнулась:
   - Ты изменился.
   - А ты совсем не изменилась.
   Интимность беседы нарушила Хемерте, подавшая голос из ближайшей спальни:
   - Кто-нибудь составит мне компанию?
   Кореана двинулась к рубке, бросив через плечо:
   - Завтра вылетаем.
   Фломель заглянул в спальню Хемерте, та кокетливо изогнулась на кровати:
   - Наши спальни такие маленькие, может убрать лишние переборки?
   Волшебник подумал, что неплохо бы, но вслух соглашаться не стал:
   - В длинном путешествии иногда захочется побыть одному. Впрочем, посоветуйся с Кореаной.
   Глядя на Хемерте, волшебник заметил, как под одеялом что-то зашевелилось, и поползло к женщине. "Там, там" - длинным пальцем Фломель показал на передвигающийся бугорок. Хемерте непонимающе подняла брови и заглянула под одеяло: "Ага, вот ты куда забралась!". Через секунду в её руке появился здоровый паук с телом в два кулака.
   - Это наш обслуживающий персонал.
   - ?
   - Этому очаровашке вживлен чип, теперь он наш слуга.
   - Он умеет думать?
   - Нет, им управляет искусственный разум бортового компьютера.
   - Странный слуга.
   - Обычный робот напичкан металлом, это нам не подходит.
   - А паук подходит?
   - Не паук, паучиха. Видишь, она недавно съела своего самца, и теперь путешествует в поисках нового.
   - Этот, эти пауки ядовиты?
   - Очень. Но для нас они совершенно безобидны, даже если ты по очереди будешь отрывать им все лапки, они тебя не укусят. Компьютер подправляет их восприятие действительности.
   - Я скажу Кореане, чтобы она как следует разъяснила лодке, что я свой.
   Вместо рубки Фломель пошёл в кают-компанию и задумчиво уселся перед массивным глобусом Суука. "Паучиха в поисках нового самца" - мысленно повторил волшебник, пальцами вращая макет планеты вокруг своей оси. До отправления на остров Дорн остался один оборот.
  
   Под натужное гудение турбин ангар уменьшился до крошечного размера и растаял где-то внизу. Через иллюминатор Фломель попрощался с маленьким городком Бокадель Инферно, что стал ему домом на долгих два года. На душе у волшебника было немного грустно. Рядом сидела Хемерте. Понимающим тоном она спросила:
   - Ты привык к нему?
   - Он стал моей маленькой родиной. Как странно, это я понял только сейчас.
   - Тяжело покидать насиженное место, - вздохнула Хемерте.
   Фломель кивнул, внезапно он увидел в Хемерте обыкновенную женщину с очаровательными причудами, которая надолго оторвалась от привычной атмосферы Глубокого Сердца. Сомнения и неуверенность тоже не были ей чужды. В этот момент Хемерте совсем не казалась сверхчеловеком.
   - Когда я покинул Фараон, я желал этого, я боролся за это. Впереди была мечта под названием Земля Вознаграждения. Когда появлялись сомнения - я прятался от них за кипучей работой и ослиной упрямостью. Уже здесь, на Сууке, я согласен был на всё, только бы не увидеть страшную правду. Только Руиз смог открыть мне глаза. Теперь я знаю себя чуть больше. Могу сказать, что куда бы ни закинула меня судьба, я всегда буду возвращаться сюда, в Бокадель.
   - Два года, это ещё не срок, Фломель. - Хемерте осеклась, она не хотела явно указывать на свой многовековой возраст. - Есть другие места, где ты тоже почувствуешь себя как дома.
   - Но это первое, где я жил, будучи сам собой, свободный. Те помнишь свой первый поцелуй, первую любовь?
   Хемерте искренне рассмеялась:
   - Это было так давно!.. Ты прав, добрый волшебник, я помню. Эти воспоминания - основа моего эго - ты здорово попал в цель.
   - А что основа Кореаны?
   - Ты видел Кореану раньше...
   - ... тогда я ей поклонялся.
   - Ты видишь её теперь...
   - ... она не стала понятней.
   - Настоящая Кореана спрятана глубоко. Спасибо Руизу, он сохранил её.
   В кают-компании повисла долгая пауза. Из рубки доносился голос разговаривающей с диспетчером Кореаны. Через некоторое время звук турбин снизился до едва слышимого. Кореана стремительно вошла в каюту:
   - Сейчас Колосс переходит на режим невидимки. Далее слушаем метеосводку и ловим ветер. Думаю, за два-три дня доберёмся до острова.
   Фломель воспользовался моментом, чтобы лучше рассмотреть капитана дирижабля: в поездку Кореана изменила цвет волос и ногтей на сине-голубой металлик - под цвет глаз, тело плавно облегал зеркальный комбинезон. К бедру бывшая работорговка пристегнула осколочное ружьё, на пояс - какие-то приборы. Волшебник подумал, что решительная натура Кореаны плохо сочеталась с предстоящим размеренным путешествием. Какую деятельность она развернёт на борту Колосса? Уже при посадке Фломель вызвал гнев капитана - он взял с собой металлические шары для ежедневной тренировки ловкости пальцев. Он едва увернулся. Вряд ли дело было в безопасности. Кореана устроила волшебнику настоящий обыск, погасив всякие его попытки взбунтоваться. Только найденная в рюкзаке голограмма Кореаны остудила пыл синеволосого капитана. Фломель потихоньку перевёл дух - голограммы у него были самые разные, ведь он же мужчина.
   Хемерте одобрительно оглядела воительницу:
   - У нашего дирижабля бравый капитан.
   - Через час я проведу с вами занятие по эксплуатации воздушного судна, потом перерыв на обед.
   Фломель покорно согласился:
   - Ты командир дирижабля.
   Хемерте встала и направилась к выходу:
   - Наведу пока порядок в своей каюте.
   Кореана проводила Хемерте взглядом и уставилась на волшебника:
   - Ты ладишь с ней?
   - Да. Хемерте замечательный человек, - при этих словах Фломелю вспомнилась прошлая ночь, в которую он тайком встретился с Хемерте. Воистину, та была весьма искусна в любви. Свидание должно было остаться секретом для Кореаны.
   - Ты заблуждаешься.
   - Неужели? - волшебнику пришло в голову, что Кореана может наговаривать на Хемерте, хотя бы из ревности.
   - Ты не знал?
   - Извини, Хемерте не кажется мне испорченным человеком, сосредоточием грехов. Конечно, она не ангел. Но ты вспомни, как много важного она сделала для Руиза. Недавно ты сама, милая, запрещала говорить скверно о своей подруге!
   Кореана пересекла кают-компанию и уселась напротив волшебника:
   - Фломель, ты идиот. Я говорю о том, что Хемерте - не человек.
   - Как это?
   - Она линианка, из богатого и древнего рода.
   - Что из того?
   - Линианцы - китообразная раса, которая разводит людей, как ты, к примеру, разводил на Фараоне ящериц арройо.
   Фломель вытаращил глаза от изумления:
   - Хемерте - кит?!!
   - Не кричи, ты её обидишь.
   - Но как?
   - Пангалактические миры открыты для всех, были бы только деньги. На Сууке она некоторое время бороздила солёные воды, но, несмотря на генную адаптацию - стала болеть. Тогда-то её личность и была перемещена в информационное поле зарождающегося культа Глубокого Сердца. Она не имела своего тела, и отсюда пошла традиция менять физические оболочки.
   Фломель надолго замолчал. Теперь Хемерте он воспринимал совсем иначе. Подумать только, эта красавица - кит? Интересно, как киты видят людей? Наверняка люди им кажутся отвратительными мутантами. С другой стороны - киты, это те же маргары, немного другие, можно сказать - рыбы.
   - А сейчас она кит?
   - М-м-м... Фактически в настоящий момент она человек. Но если ментоскопировать такого человека - ты найдёшь в нём острова чужеродного разума. Но чужеродный, не значит худший. Тут могут быть и противоположные пропорции.
   Кореана посмотрела на побледневшего Фломеля и с ехидцей добавила:
   - Она привлекательна, не правда ли?
   Подавленный волшебник не нашёлся, что сказать. Вселенная не уставала его удивлять. Пожалуй, эту ночь он проведёт один. Ещё один вопрос сверкнул в его голове:
   - А ты Кореана, ты человек? Человек?
   - Всего лишь.
  
   Глава 04
  
   Хемерте лениво поглаживала огромную паучиху, перебирая воспоминания последних дней. Фломель коротал время в кают-компании, занимаясь престидижитаторством, Кореана уединилась в рубке. Хемерте нравилась эта ненавязчивая компания сильных, неординарных людей. Взять хотя бы волшебника: благодаря огромному количеству комплексов, неврозов и психорасстройств Фломель мог бы служить наглядным пособием в медицинской академии, однако же, нет - он был полон сил, энергии и с успехом уживался со всеми своими недостатками. В сложной ситуации, несмотря на негибкость и закостенелость натуры, он с успехом приспособился и даже добился успехов. Бывшая работорговка тоже редкий экземпляр человеческого существа: волевые качества, стойкость, адаптация к генчированию и модификация мнемонического моря под посторонним воздействием на мозг. Просто чудо, что Руиз Ав смог справиться с этой неуправляемой лавиной. Да и сам Руиз Ав - легендарная личность, за которой числятся ещё секреты.
   Хемерте задумчиво полуприкрыла глаза: умение воздействовать на разум, используя эффект бабочки - она достигла в этом совершенства. И пусть работа её незаметна и малоэффектна, главное, что результат стоит затраченных усилий, и он более тонок и эстетичен, чем даже генчианская работа. Хемерте с отвращением вспомнила опыты линианцев над людьми, их грубые методы уловления умов. Нет, примитивный прагматизм её сородичей опозорил расу линианцев. Впрочем, кто из них теперь отважится появиться в цивилизованных секторах пангалактики? В этой галактике господствуют люди, которые по учебникам с малых лет знают о кровожадных китах с далёкой планеты. И не только о китах. Два десятка жизнеспособных разумных рас вымерли только потому, что решили поставить себя выше других, и, прежде всего - выше людей. Хотя казалось бы, где логика и здравый смысл в существовании человеческой расы? Хаос здесь скорей система более высокого порядка. Понимание этого порядка - ключ к механизму существования разума.
   В голову экслинианке пришло, что её подход опять чересчур гуманитарен. Что поделаешь, нелюбовь к технике в ней осталась со времён существования в жидкой среде. Технику же она поручала другим, чаще всего урождённым людям. Вот и сейчас Кореана управляла дирижаблем, доказывая свою принадлежность к техногенной расе.
   Стемнело, и Хемерте подумала, проведёт ли с ней Фломель сегодняшнюю ночь? Почему-то он с ней холоден. Пожалел о прошлом, боится Кореаны? Стыдится? Настоящие свои чувства люди глубоко прячут. Как отделить истину от мимикрии? С китами проще, секс у них - только для размножения, но какая с этого радость?
  
   Кореана постучала в дверь каюты Хемерте:
   - Над нами спутник, ты можешь связаться с Моревейником.
   - Сколько у меня времени?
   - Мало. Не забудь, нас будут пеленговать.
   - Хорошо.
   - Я дала инструкции Колоссу, когда спутник будет уходить, он тебя предупредит.
   Хемерте скользнула в рубку, Кореана заглянула в кают-компанию:
   - Занимаешься?
   - Да, надо поддерживать себя в форме. - Фломель умело манипулировал разными пластиковыми безделушками.
   - Разве ты мог так на Фараоне?
   - Никаких инплантантов, Кореана. Только усердные тренировки.
   - Я не имела в виду это...
   Фломель отложил предметы в сторону. Немного помявшись, он сказал:
   - Тебе идёт этот цвет.
   - Тебе понравилось? - щёки Кореаны порозовели.
   Фломель ступил на скользкую для него дорожку приватных отношений и тут же спасовал:
   - Ты всегда на высоте, леди Кореана.
   Бывшая работорговка подошла к волшебнику и рывком подняла его подбородок:
   - Кажется, у тебя прорезалось чувство юмора, мастер Фломель?
   Фломель, глядя в холодную синеву женских глаз, подумал, как прекрасна в своих агрессивных порывах Кореана. Та смутилась от восхищения во взгляде волшебника. Разве она не смертельно опасный человек? Кореана положила руку на кобуру. Фломель боковым зрением уловил это движение:
   - Ты лучше, чем пытаешься мне доказать.
   Очень медленно он снял её руку с осколочного ружья и сжал кончики пальцев в своей ладони. Кореана замерла. Одна её половина скорчилась от такого проявления безволия, другая толкнула к волшебнику.
   - Рядом со мной очень опасно.
   Фломель облегчённо рассмеялся:
   - Позволь мне рискнуть?
   - В моих мозгах покопался генч, - губы Кореаны предательски дрогнули. - Ты даже не представляешь... Я уже не принадлежу себе.
   - Ты такая, какая есть. Вспомни, у наёмника была установлена Смертная сеть и Послание-на-задание. Кто его считал после этого второсортным? Вот что я скажу тебе, Кореана: ты не из тех, кто сдаётся, ты из тех, кто побеждает. Не вешай нос. Твоё прошлое, все эти испытания - они посланы вытравить всю ненужную шелуху, осталось лучшее.
   Взгляд Кореаны потеплел:
   - Спасибо, что так убедительно соврал, Фломель. Мне стало немного легче.
   - Я не...
   Синеволосая красавица потрепала волшебника за щёку:
   - Разговоры с тобой приобретают терапевтический характер.
   Взгляд Кореаны опять наполнился энергией:
   - Продолжай работать над собой, мастер Фломель. Мне кажется, тебе надо добавить эффектности в фокусы - они немного скучноватые. Пойду, пригляжу за Хемерте - лучше работу с приборами ей не доверять.
   Уже в дверях Кореана чуть задержалась и, не оборачивая головы, сказала:
   - Ты был с ней, лжец.
   Хлопнула дверь. Ошарашенный, Фломель уселся, машинально взял в руки ворсистую подушечку и стал её поглаживать. Утренний скандал обрёл логическое обоснование, а он-то, идиот, погрешил на сбой в голове работорговки. Нет, она по-прежнему в форме, и как всегда, контролирует ситуацию. А Хемерте, наивная, сказала, что всё будет шито-крыто. То-то её ещё будут ожидать сюрпризы. Волшебник с удивлением услышал в себе злорадство. Меж двух женщин существовало некоторое соревнование, может даже соперничество. Что ж, каждая из них заслуживает максимальной оценки и обе очень привлекательны, даже притягательны.
   Фломелю пришло в голову, что отношения с Хемерте в теле Низы выглядят не слишком этично в глазах Руиза Ава. Скорее они выглядят вызывающе. Волшебник побледнел: он уже не рискнёт стать наёмнику посреди дороги. От страха, или от прохлады в помещении (дирижабль плыл довольно высоко, в холодных слоях атмосферы) Фломеля одолел лёгкий озноб. Он улёгся на кушетку, положил под голову подушечку и натянул на себя плед. "Колосс, погаси свет" - в наступившей темноте Фломель через иллюминатор уставился на усыпанное звёздами небо. В тишине изредка поскрипывал каркас дирижабля. Прочертил дугу упавший метеор. Волшебнику почудилось, что дирижабль скользит в космосе, удаляясь от Суука. "Не пропустить Фараон" - подумал Фломель. С этой мыслью он уснул.
  
   Злой дракон терзал плоть беззащитного волшебника. Многочисленные головы поочерёдно пускали струи раскалённого газа в лицо жертвы. Кожа на лице оплавилась, зубы раскрошились. Через провалившиеся глазницы проглядывался пульсирующий многочисленными извилинами мозг. Фломель удивился, как он видит сам себя? В беспокойстве за разум он пригляделся к мозгу. При внимательном рассмотрении извилины оказались бегающими колоннами муравьями. Иногда муравьи выдёргивали из серого вещества омерзительные мысли, и уносили прочь. Мысли извивались, как пиявки, и норовили нырнуть обратно. Сумевшие бежать, заражали своей чернотой соседок и распространялись подобно чуме. В этой копошившейся куче изредка проглядывало твёрдое ядро, светлое и чистое. Фломель забеспокоился, как бы пиявки не повредили ядро. Наконец пламя дракона начало дотягиваться и внутрь черепа. Под языками пламени пиявки обгорели и образовали корку. Корка начала трескаться и под струями огня отслаиваться от твёрдого ядра. Его осколки нехотя, по кусочкам отваливались и уносились прочь. Несмотря на сильный жар и муку Фломель счастливо подставил голову под атаку дракона. Чем сильней пламя, чем пронзительней ярость огня, тем чище становилось ядро. "Огня, огня!" - закричал Фломель многоголовому дракону, вскочил и проснулся.
   Утреннее солнце через иллюминатор светило на кушетку. Хемерте сидела в кресле напротив, Кореана стояла в дверном проходе. Фломель провёл руками по лицу, которое только что горело - оно было мокрое от пота. Он поглядел на озадаченные женские лица и криво улыбнулся:
   - Кошмар приснился.
   - Припекло голову, мастер Фломель? - Кореана была само сострадание, - Или подушка жестковата?
   Фломель посмотрел на кушетку - в уголке лежал здоровенный паук и слабо перебирал лапками.
   - Бедняжка! - Хемерте подошла к волшебнику и взяла в руки паучиху.
   - Он тебе все лапки отдавил, - поглаживая паучиху, Хемерте уселась обратно.
   Волшебник поглядел на Кореану - не она ли подложила паука? А может Хемерте, в отместку? Или это он сам накануне перепутал? И это жжение, может оно от яда? Фломель осторожно ощупал лицо и шею.
   - Наш скромник перебрал галлюциногенов, - пренебрежительно подытожила Кореана.
   - Истинное удовлетворение можно познать только в любовном единении. Химические реактивы не могут заменить изумительные волны взрыва похоти. Не отворачивайся от своей подлинной сущности! - Хемерте с радостью воспользовалась моментом, чтобы провести ещё одну проповедь. Однако Фломелю показалось, что это было сделано без воодушевления. Мысли экслинианки занимало что-то иное. Волшебник покосился на дверь - Кореана ушла.
   - Где мы? - Фломель посмотрел на стелящиеся далеко внизу облака.
   Хемерте не глядя на волшебника, решила, что вопрос по её лекции, и продолжила:
   - Это основополагающий вопрос. Где наш разум? Где ему быть, какое вместилище поможет обрести ему самодостаточность? Начнём с анатомической особенности взаимодействия пары мозг-позвоночник. Они через мозжечок формируют синаптические подуровни основных течений мнемонического поля...
   Фломель поспешно направился в свою каюту. День начинался неважно. "Попробую умыться и перекусить" - решил волшебник. В коридоре под ноги попалась ещё одна паучиха. Фломель с радостью пнул её - хоть кого-то можно безнаказанно ударить. Паучиха сильно ударилась об угол и поспешно захромала с его дороги. "Что я делаю?" - Фломель остановился и с сожалением увидел, что одна лапка сильно повреждена. Он дотронулся до мохнатого тельца: на ощупь оно мягкое и пушистое. Взяв в руки паучиху, волшебник перевернул её брюхом кверху, и увидел крупные хелицеры - ядовитые жала. Если бы не вживлённая шпуля, сейчас его тело уже билось бы в предсмертной агонии. Как близка смерть. До неё можно дотронуться: Фломель постучал ногтём по хелицере. Паучиха терпеливо ждала, когда её отпустят. Враг, которого превратили в друга. "Беги" - Фломель опустил паучиху и, вздохнув, пошёл в каюту.
  
   Глава 05
  
   Багровое солнце тонуло в морских волнах. Его последние лучи прочертили красную дорожку среди пенистых гребней, указывая путь к острову Дорн.
   - Уже скоро.
   Маленькая команда дирижабля из капитанской рубки следила за плавным приближением прибрежной полосы. Дирижабль бесшумно плыл по воздуху с выключенными турбинами - образец штурманской точности капитана.
   - Чисто.
   Кореана внимательно изучала показания приборов и экраны радаров.
   - Нам сюда, - она постучала синим ногтём по блестящей поверхности экрана.
   - К этой красной точке? - уточнил Фломель.
   - Именно.
   - А что это такое?
   - Разбившийся о рифы корабль. На нём должны быть контейнеры с ядерным топливом. Оно потребуется, чтобы подпитать виртуальный депозитарий.
   - Откуда ты знаешь, что топливо ещё там?
   - Совсем недавно, во время моего визита в Моревейник, в руки Хемерте попал боцман, чудом спасшийся после аварии этого судна. Кстати, оно называлось Счастливчик, какая ирония судьбы.
   - Не такая уж и ирония - боцман спасся. Что ещё рассказал везучий моряк?
   - Ничего, - Кореана повернулась к Фломелю. - Он был столь бестактен, что умер.
   - А-а-а, - Фломель благоразумно решил не уточнять подробности. - А позволь спросить: почему мы просто не взяли с собой это топливо? Разумно было бы не полагаться на случай - вдруг кто-то уже украл наше топливо!
   Хемерте рассмеялась, услышав, как Фломель назвал топливо НАШИМ, а потенциальных конкурентов записал в воры. Кореана хмуро буркнула:
   - Я же говорю, все умерли...
   Фломель сообразил, что спаслись многие, или даже все, но никто не прожил достаточно долго, чтобы успеть что-то сказать Кореане.
   - И всё же шанс...
   - С ядерным топливом мы бы были огромной точкой, на экране всех радаров.
   Волшебник подумал, что работорговка проявляет сейчас небывалую терпеливость:
   - Конечно, конечно, как я сразу не подумал.
   - И у топлива очень высокая цена.
   - О-о-о. Может быть, немного оставим себе, для компенсации э-э-э затрат?
   Терпение Кореаны лопнуло:
   - Для твоего здоровья лучше помолчать.
   Хемерте незаметно дёрнула Фломеля за рукав. Тот кивнул:
   - Я молчу.
   "Последнее слово его" - подумала Кореана.
   Дирижабль выдвинул оружейные турели. Загудели турбины, и воздушный корабль бодро, как застоявшийся скакун устремился к затонувшему кораблю. Через некоторое время, уже в сумерках умирающего дня, дирижабль лихо взвизгнув реверсом турбин, завис в двух десятках метров над Счастливчиком. Звякнули о палубу автоматические якоря, и Колосс прочно зафиксировался.
   Просканировав судно вдоль и поперёк, Кореана выпустила шарик-шпион. Через полчаса она скомандовала:
   - Выходим.
   У Фломеля округлились глаза:
   - Сейчас, в темноте?
   - За ночь мы должны загрузить топливо и отчалить к входу в депозитарий - утром Хемерте в него войдёт.
   - А как же ночной сон?
   - Прими активгель.
   Фломелю совсем не хотелось покидать уютный салон дирижабля. Внизу его ждала пугающая неизвестность. Хемерте положила ему руку на плечо:
   - Это совершенно безопасно - Колосс приглядит за нами. А Кореана справится с любой проблемой.
   - Почему ты так уверена?
   - Последние два года она провела на специальном полигоне.
   - ?
   - Занималась системами безопасности.
   - Теми, что и Руиз Ав?
   Хемерте красноречиво скосила глаза в сторону Кореаны, та скомандовала:
   - Первый идёт волшебник, затем Хемерте, я - замыкающая.
   Скрипнул входной люк. Вниз тянулась широкая канатная лестница. Фломель нерешительно поставил ногу на перекладину лестницы:
   - А почему я первый? Я не вооружён, не смогу оказать сопротивления!
   Кореана ласково погладила щёку волшебника:
   - Так мы почти ничего не теряем.
   Фломель задохнулся от возмущения:
   - Так я для вас пушечное мясо?
   - Ты видишь всё в неверном свете, мастер Фломель.
   Волшебник, от обиды забыв страхи, быстро начал спускаться. Когда он достиг палубы, Кореана скомандовала Хемерте:
   - Теперь ты.
   Оставшись на борту одна, работорговка вернулась в рубку, и дала дополнительные инструкции Колоссу, те, которые не предназначались для других ушей.
   Наконец группа в полном составе сосредоточилась на палубе Счастливчика и с некоторыми предосторожностями устремилась в машинное отделение. Теперь Фломель замыкал колонну. Перед тем, как нырнуть в люк корабля, он оглянулся, и увидел, что Колосс втянул в себя лестницу и закрыл люк. Фломель замер, ожидая, что сейчас дирижабль отдаст концы и улетит, оставив команду на необитаемом острове. Но этого не случилось. Зато из люка вынырнула Кореана и что-то нечленораздельно прошипела.
   - Иду, иду. Дирижабль лестницу убрал.
   Дорога к заветной цели оказалась весьма запутанной. По пути Кореана периодически оставляла светящиеся метки. Корабль застрял в скалах под наклоном, из-за чего пробираться между куч всякого хлама, разбросанных по коридорам, было непросто. Вход в машинное отделение закрывала массивная дверь.
   - Ты взорвёшь эту штуку? - спросил Фломель, похлопав по двери. Не получив ответа он решил, что Кореана воспользуется резаком - та что-то настраивала в небольшом приборе, закреплённом на предплечье. Раздался глухой щелчок, и дверь немного приоткрылась.
   - Простая защита, - констатировала Кореана.
   Всего в резервных секциях они нашли три дюжины неиспользованных топливных ячеек. Пошевелив одну из них, Фломель отметил, что с трудом её поднимет.
   - Кореана, я слышал, эти штуки очень вредны, они что-то там излучают.
   - Ты собрался жить вечно, мастер Фломель?
   - Долго. Очень долго.
   - Ты ещё не представляешь себе, что значит очень долго. Бери ячейку, и неси на верхнюю палубу - чем быстрей мы загрузимся, тем быстрей разгрузимся. Только так ты можешь снизить вред.
   Фломель пожал плечами, поплевал на руки и взял первую ячейку. Хемерте последовала его примеру, и волшебник подивился, сколько силы в этих нежных руках. Перехватив его взгляд, Хемерте пояснила:
   - Укреплённые сухожилия и сдвоенные волокна мышц могут творить маленькие чудеса.
   "В этой женщине ничего настоящего" - подумал Фломель. Чуть подрегулировав фонарь, укреплённый на груди, волшебник, вслед за Кореаной и Хемерте тронулся в обратный путь.
  
   Два часа ушло у команды на перетаскивание ячеек с топливом. Закинув последнюю ячейку на плечи, Фломель медленно шагал за Хемерте. Маячившая где-то впереди Кореана окликнула:
   - Не отставай, мастер Фломель. Впереди тебя ждёт честно заработанный ужин.
   Фломель порядочно измотался, и сейчас еле волочил ноги:
   - Не ждите меня, я догоню.
   Волшебник решил немного передохнуть, и поставил ячейку на пол. Он уже успел пропотеть и высохнуть на докерной работе. Жаль, что Кореана не взяла хотя бы одного робота. Фломель задумался, может надо было прикупить в дорогу пару рабов? Пожалуй, нет, Кореана болезненно реагирует на работорговлю - даёт знать генчирование. Да и проблемы бунта на корабле пришлось бы опасаться. Уж лучше поработать самому, зато можно спокойно спать, не опасаясь предательства - на Сууке это весомый аргумент и, кстати, очень редкий. По странному стечению обстоятельств каждый член команды мог доверять другим, в пределах разумного, разумеется.
   Фломель поднял ячейку и сделал шаг, под ногу попалось что-то скользкое, он неловко взмахнул руками и упал на пол, больно ударившись затылком. Искры брызнули из глаз. Фломель неуклюже вскочил на ноги: выпущенная из рук цилиндрическая ячейка покатилась по наклонной плоскости к лестнице и кубарем загрохотала вниз. Каждый удар о металлические ступеньки эхом отдавался в голове у перепуганного волшебника: в страхе, что ячейка вот-вот взорвётся, он съёжился и закрыл голову руками. Наконец, звякнув о перила, ячейка с плеском нырнула в воду и затихла.
   Фломель медленно выпрямился. "Пронесло" - мелькнуло в голове. Волшебник подумал, что одной ячейкой больше, одной меньше - разница невелика, для виртуального депозитария и так вполне достаточно, но Кореана... Он представил, как с пустыми руками поднимается на верхнюю палубу, под презрительные взгляды женщин, слушает колкости и униженно кивает. Нет. Гораздо легче спуститься и разыскать ячейку. Несколько минут работы, и никаких упрёков. Фломель потирая ушибленный затылок, бросился к лестнице, перед глазами ещё плясали цветные пятна. Быстро перебирая руками и ногами, Фломель спустился на нижнюю палубу, залитую водой. Комбинезон и обувь тотчас промокли, и он поёжился. Взяв в руку фонарь, Фломель опустил луч света к ногам: в мутной воде ничего не было видно. Придётся искать на ощупь. Провозившись несколько минут, и вымокнув полностью, волшебник понял, что под водой цилиндр мог катиться дальше и устремился по коридору к самой нижней точке. Здесь вода была ему по грудь. Фломель споткнулся, и окунулся в воду целиком. Вынырнув, он откашлялся, и пощупал ногой: так и есть, ячейка. Рядом в воде пробивался луч оброненного фонаря. Опустившись под воду, Фломель нашёл ручку ячейки, и поднял её в руки. В воде её вес был немного легче. Фонарь Фломель опять укрепил на груди.
   Немного успокоившись, Фломель услышал плеск волн - звук шёл из одной из пробоин в корпусе корабля. Во рту от морской воды было солоно. Не спеша (не хватало ещё раз потерять ячейку), Фломель побрёл по воде к лестнице. У лестницы он поудобней перехватил тяжёлый цилиндр и замер - сзади что-то мощно плеснулось в воде. Медленно повернувшись, волшебник в нескольких шагах увидел оскаленную громадную пасть и светящиеся зелёной злобой глаза.
   Волшебник похолодел. Его внимание сосредоточилось на жёлтых клыках и капающей с них слизи. Вся его жизнь должна уместиться на их острие. Время замедлилось и остановилось. Наступила тишина. Капли воды и слизи, стекающие с морды адского существа повисли в воздухе. Фломель разжал пальцы, и ячейка замерла перед ним, ничем не поддерживаемая. Металлические струи выросли из головы монстра, их бутоны налились красным и раскрылись кровавыми лепестками, нарушая отвратительное совершенство. Остановившееся время вновь закрутилось, ускоряя темп. В уши ворвался вой выстрела и визг смертельно раненого животного. Кровь фонтаном накрыла Фломеля. Поток проволоки прорезал в голове монстра дыру размером с кулак, животное упало в воду и забилось в конвульсиях. Фломель прижался к ступеням лестницы и прижал ногой ячейку, лежащую под водой. Через несколько минут, до смерти напуганный, продрогший и забрызганный кровью, волшебник поднялся к стоявшей у лестницы Кореане.
   - Уронил... - с одышкой проговорил Фломель, не глядя в глаза.
   - Ты цел?
   Фломель озабоченно ощупал себя:
   - Вроде цел.
   - Не надо было рисковать, лезть в пасть смерти.
   Фломель поднял глаза на Кореану, и увидел на её лице сочувствие и понимание. Из-за поворота блеснул луч света, звонкий голос Хемерте эхом прокатился по кораблю:
   - Кореана, Фломель, ну где вы там?
   Кореана вновь надела на лицо маску отстранённости и резко ответила:
   - Мы здесь.
   - Что вы застряли...
   - Охотились на маргаров. Фломелю захотелось свежего мяса.
   - Сейчас не время... - слова застряли в горле у Хемерте, когда она увидела Фломеля.
   - Иди на дирижабль, - Кореана подтолкнула Фломеля.
   Фломель благодарно кивнул и подняв злополучную ячейку, прошёл мимо остолбеневшей Хемерте. Кореана проводила его взглядом, и холодно бросила Хемерте:
   - Пожалуй, разделывать тушу я доверю тебе.
   Хемерте подошла к лестнице, и посветила вниз: маргар с размозженным черепом плавал в бурой воде, стены поблёскивали стекающими каплями слизи вперемешку с кровью.
   - Зачем нам мясо? - недоверчиво спросила Хемерте.
   - Ты не хочешь есть кита?
   - Нет, оно невкусное.
   - Это ты помнишь по прошлой своей жизни?
   - Просто знаю, прекрати.
   Кореана положила руку на плечо Хемерте:
   - Фломеля не трогай, загрузим топливо сами, пусть переведёт дух - я едва успела.
   Хемерте в неверном свете фонарей сверкнула на Кореану глазами:
   - Ты заботишься о нём!
   - Ты тоже, не упустила своего.
   Хемерте улыбнулась:
   - Я знаю, о чём ты. Если хочешь, пусть он разделит с тобой ложе.
   - Мне самой решать, - первый раз Кореана пожалела, что рядом есть Хемерте.
   - Поступай так, как считаешь нужным.
   Хемерте направилась наверх.
   - Ты идёшь?
   - Сейчас, - Кореана задумчиво посмотрела на останки маргара: в этом эпизоде ему досталась самая невезучая роль.
  
   Глава 06
  
   После короткого сна, который позволила ему Кореана, Фломель чувствовал себя ещё хуже. Кошмары не дали ему расслабиться и отдохнуть. Хорошо, что наступило утро - солнечный свет его успокаивал.
   - Мы выбились из графика, - недовольно отметила Кореана.
   Фломель молча согласился. Чтобы вымести из головы недавний инцидент, он хотел самоотверженно поработать. Хемерте сияла удивительной для ночного бдения свежестью. Может быть, её бодрила предстоящая встреча с депозитарием? Кореана подивилась настойчивости линианки в человеческом теле - что было столь заманчивым для неё в виртуальной библиотеке? Жажда, каких знаний могла заставить её покинуть насиженное место в Глубоком Сердце и пуститься в далёкое и опасное путешествие? Слишком длинный временной отрезок жизни накладывал своеобразный отпечаток на культурную матрицу линианки.
   - Мастер Фломель, ты составишь мне компанию в погружении к депозитарию? - Хемерте попыталась скрыть удовлетворение при отрицательной реакции волшебника, но столь сильные эмоции не поддавались контролю.
   - Мы с волшебником присмотрим за тобой здесь, - Кореане хотелось поговорить с Фломелем наедине, поэтому она с радостью отпускала Хемерте одну.
   Команда занялась выгрузкой топлива из чрева стреноженного у подножия горы Колосса. Кореана постаралась заякорить дирижабль как можно ближе к входу в пещеру депозитария, однако и пара сотен шагов в гору с тяжёлой ячейкой за спиной - не самое лёгкое упражнение. От входа в пещеру до зала коннекта - ещё столько же.
   После выгрузки ячеек дирижабль втянул в себя лестницу и закрыл люки. Члены команды взвалили на плечи тяжёлые цилиндры и поползли по тропинке в гору. Спустя полчаса они уже разглядывали истлевшее убранство главного зала виртуальной библиотеки. Оптимизм Хемерте несколько уменьшился при виде крайней степени запустения помещения. Кореана держала у носа предусмотрительно взятый с собой запаховый шарик.
   - Ну что же, сейчас активируем реактор, и Хемерте может отправляться в библиотеку, а мы с Фломелем продолжим носить топливо.
   Хемерте не понравилось оставлять свое тело без присмотра во время виртуального путешествия:
   - А если какая-нибудь гадость приползёт сюда в ваше отсутствие? Или штукатурка отвалится и упадёт?
   Кореана осмотрела ненадёжную архитектуру ниш в зале: в зелёном свете люминесцентных панелей обстановка напоминала морское дно. Без лишней надобности она сюда и соваться бы не стала:
   - Я оставлю пару пауков. Кроме того не забывай, что ты будешь знать, что происходит в зале коннекта через холокамеры, установленные по углам - при необходимости отключишься, и займешься собственной персоной сама. На входе я поставлю генератор отталкивающего поля - никто сюда не проникнет.
   Хемерте подавила возникшие сомнения и поторопила Кореану:
   - Займись реактором, а мы с волшебником принесём ещё пару ячеек.
   - Хорошо, - Кореана прошла в дальний, неосвещённый угол зала и включила приборы на запястье. Хемерте махнув Фломелю, отправилась к дирижаблю. Когда они пришли, тяжело пыхтя, и побросали ячейки на пол, Кореана заметила:
   - Хорошая защита, вы можете сходить ещё - я пока не закончила.
   Хемерте удивлённо посмотрела на Кореану:
   - Насколько мы можем застрять?
   - На сколько угодно, - Кореана раздражённо передёрнула плечами. Хемерте и Фломель продолжили переноску ячеек.
   Количество ячеек в зале прибавлялось, а Кореана никак не могла подобрать правильный код к входу в энергетический отсек виртуального депозитария. Фломель, предвидя реакцию Кореаны, уговорил Хемерте не задавать вопросов. За несколько часов ожидания энтузиазм Хемерте улетучился, и превратившись в едва сдерживаемую ярость, вселился в Кореану. Когда все ячейки скопились за спиной у Кореаны, Фломель дипломатично пригласил Хемерте на завтрак в дирижабль. Когда они вышли из пещеры, Колосс предусмотрительно опустил лестницу и распахнул люк - наверняка не без подсказки Кореаны. Что-то у неё не ладилось.
   - Дадим ей ещё полчаса, - предложил Фломель.
   - Давай перекусим, пока она борется с защитой, - согласилась Хемерте.
   Они подождали ещё немного, потом ещё. Наконец терпение Хемерте исчерпалось:
   - Ну, сколько можно. Пойдём посмотрим, что там творится.
   - Лучше спроси по связи, может надо прихватить ещё какие приборы, - нашёлся Фломель.
   - Ты прав.
   Несколько минут раздражённого разговора взвинченных подруг немного спустил пар, и Фломель решил один сходить к капитану дирижабля. Хемерте он оставил в дирижабле, пресеча все её попытки идти в депозитарий:
   - Кореана может агрессивно воспринять любой упрёк в некомпетентности, любую попытку надавить. По-моему она попала в ступорную ситуацию. Попробую... Ничего не предпринимай.
   Волшебник отправился в депозитарий, как на казнь. Последние пару десятков шагов он нарочито громко шаркал ногами. Кореана сидела одной из ячеек и судорожно бегала пальцами по клавиатуре. Фломель по дуге обогнул её и вошёл в одну из ниш. Рядом с камнем-пуховиком, перемешанная с мусором, лежала старая броня, кое-где уже порядком поржавевшая. Из брони торчали человеческие кости. Некоторые из костей уже отсоединились от скелета и валялись под ногами. Под жёсткой подошвой ботинок Фломеля они противно хрустели и ломались. "Такие метки обычно оставлял Руиз Ав." - вслух подумал волшебник.
   - Что? - резкий голос Кореаны заставил его обернуться. Только тут Фломель спохватился, что генчированные мозги Кореаны обязательно среагируют на имя своего укротителя.
   - Фломель, что ты только что сказал?
   - Я нашёл скелет. Наверно он был знаком с Руизом, раз тут лежит. Как думаешь?
   В голове у Кореаны, после девятибального шторма наступил полный штиль. Будто чья-то невидимая могучая рука повернула выключатель. Ей стало спокойно. У Руиза Ава длинные руки, вот они дотянулись и сюда.
   - Я немного устала. Ничего не получается, - легко и непринуждённо Кореана созналась, что не может контролировать ситуацию. Одновременно она видела себя со стороны и удивилась собственной спартанской выдержке.
   - Расскажи мне, в чём дело, - тихая Кореана напугала Фломеля до кататонии. Он представил саблезубого тигра, ласково мурлыкающего, играющего с мячиком. Ничего не получилось. Замкнутое пространство депозитария напомнило ему клетку. Фломель попятился и упал на камень-пуховик. По-женски взвизгнув, волшебник вскочил, вытаращив глаза. Кореана посмотрела на его нелепое поведение и рассмеялась:
   - Мастер Фломель, где Хемерте?
   - Осталась на дирижабле.
   - Хорошо. Похвастаться пока нечем - все мои атаки разбиваются о защиту библиотеки. Иногда мне кажется, что я нащупала алгоритм, и тут же криптодинамика диалоговой системы изменяется. Я ничего подобного не встречала.
   Фломель успокоился, и подошёл к Кореане:
   - Я присяду рядом?
   - Садись.
   Волшебник уселся поудобней на соседнюю топливную ячейку и прислонился к тёплому плечу Кореаны:
   - В этих вещах я совершенно не разбираюсь. Зато я помню твои слова о том, что Хемерте через наблюдательные холокамеры после погружения будет видеть этот зал. Значит и управляющая матрица...
   - Гениально! - Кореана всплеснула руками и в радостном порыве чмокнула Фломеля в щёку.
   - И ещё...
   - Ты прав, депозитарий подглядывает. Сейчас решим, что лучше сделать. Можно уничтожить все камеры, или, по крайней мере те, что рядом с нами, - Кореана энергично встала и начала мерить шагами помещение.
   - А Низа...
   - Хемерте может возразить против такого плана - мы нанесём вред депозиту, а ей ещё погружаться в него. А если закрывать консоль от объективов?
   - Время течёт по-разному в реальности и виртуальности.
   - С чего ты решил?
   - Низа рассказывала, что в депозитарии наёмник успел пожить в десять раз быстрей.
   - Это усложняет задачу. Но секрет обороны мне ясен. Ты сильно помог!
   Фломель дотронулся до щеки, там, где поцеловала его Кореана. Какие мягкие у неё губы! Волшебник попробовал сосредоточиться на разговоре с Кореаной, но нить разговора от него ускользнула. Он нечленораздельно что-то промямлил. Слава богу, она разговаривала сама с собой. Фломель посмотрел на разгорячённое лицо синеволосой красавицы - на щеках проступил румянец, голубые глаза сверкают огнём. Какой взгляд! В этот момент Фломелю было неважно, что эти черты Кореане помог приобрести Арлен Младший, мастер пластической хирургии. Это было слишком давно.
   Кореана остановилась и подозрительно посмотрела на волшебника:
   - Ты не согласен?
   - Я хочу м-м-м, посмотреть, э-э-э... ты... - Фломель запутался в мыслях.
   - Я?
   - Да, посмотри на себя с другой стороны, - волшебник растерялся.
   - Ты говоришь иносказательно? Творческая натура. С другой стороны у нас виртуальный депозитарий. Надеюсь, мысли наши он не может читать.
   - Вот именно! - Фломель наконец-то вернулся в реальность. Чтобы не сбиваться с мысли, он повернулся к Кореане спиной:
   - Он не может читать наши мысли, не может читать... Мы для него агрессоры, и он защищается. Расскажем ему, зачем мы здесь?
   Кореана задумалась. Когда Руиз Ав здесь был, ситуация с Машиной-Орфеем была совсем иной. Мог ли узнать депозитарий о происшедших переменах? Скорее нет. Значит, сейчас он может бояться того, что развитие событий приобрело нежелательный характер. Волшебник прав. Кореана с симпатией подумала о Фломеле - он выручил её из сложной ситуации. Оправдываться перед Хемерте в неудаче, когда они так близко к цели - это было бы унизительно.
   - Расскажи ты, - Кореана не хотела рассказывать о себе в третьем лице.
   Фломель сбивчиво начал короткое повествование. Он постарался описать себя с хорошей стороны, но и Кореану не обидел, списав её ошибки на стечения обстоятельств. У глядящего по углам в поиске признаков холокамер Фломеля проснулось чувство сцены, и он глубоким голосом разыграл по ролям свою пьесу. Окончив, он в некотором недоумении обернулся - никаких аплодисментов, а он так старался! Кореана дополнила рассказ, весьма критично оценив свою роль, и описала цель сегодняшнего визита на остров Дорн. Она ещё раз подтвердила, что погружаться в депозитарий будет только Хемерте.
   В депозитарии наступила тишина.
   - Будет весело, если депозитарий просто перегорел, а мы исповедовались этим замшелым стенам. - Фломель засомневался в правильности своей теории, и начал прикидывать, во что выльется недовольство Кореаны.
   На запястье у женщины замигали зелёные огоньки.
   - Ого, - сказала Кореана. За стеной загудели механизмы, и часть стены ушла внутрь. Люминесцентные полоски тускло освещали проход к энергетическому отсеку депозитария. Фломель осторожно заглянул вовнутрь:
   - Он поверил тебе. Идём?
   - Сейчас, - Кореана вызвала на связь Хемерте. Услышав хорошие новости, Хемерте буквально ринулась в депозитарий.
   - Для начала нам надо остановить реактор. Потом загружаем ячейки, и Хемерте входит в контакт.
   - Может быть, не будем тратить время, и я начну сеанс сейчас? - Хемерте не хотелось ждать.
   - Нет. Ты мощная личность, на поддержку мозговой копии такого порядка требуется много энергии. А мы не знаем, какими ресурсами располагает депозитарий. Представь, что депозитарий пойдёт в перезагрузку во время сеанса - твоя личностная матрица будет потеряна. Проще говоря, ты умрёшь.
   - Подожду.
   В контрольной комнате Кореана принялась знакомиться с пультом управления. Хемерте с Фломелем перенесли топливные ячейки поближе к входу в зал с ядерным реактором. Не успели они отдышаться, как Кореана скомандовала:
   - Действовать быстро, я остановила реактор, но это не значит, что радиоактивность на нуле.
   Широкая заслонка с клацаньем отскочила в сторону. Команда, дружно схватив ячейки, устремилась внутрь. Кореана коротко пояснила, как менять топливные элементы, и старые ячейки, выдернутые со своих мест, с грохотом полетели на пол. Для нескольких ячеек не хватило места:
   - Оставим их тут про запас.
   Покинув помещение реактора, группа перешла в контрольную комнату. Кореана прогнала контрольные тесты и осталась довольна:
   - Дело сделано. Теперь, Хемерте, слово за тобой.
   Они вышли в зал коннекта, и вход в энергетический отсек закрылся. В одной из ниш загорелось добавочное освещение.
   - Тебе туда.
   Хемерте поудобней устроилась на камне-пуховике и ободряюще подмигнула друзьям:
   - Я вернусь нескоро. Отдыхайте.
   Вокруг женщины вспыхнуло и опало силовое поле, Хемерте вошла в контакт с виртуальным депозитарием. Кореана с Фломелем, потоптавшись немного рядом, направились к выходу из пещеры. На воздухе Кореана вдохнула полной грудью:
   - Я проголодалась.
   - Ещё бы.
   Кореана вызвала Колосс, чтобы дать указание двум паукам присматривать за Хемерте, пока она в коннекте. Фломель её прервал, напомнив, что депозитарий не позволяет следящим устройствам находиться внутри - он прервёт сеанс.
   - Вот чёрт! Сегодня из тебя так и сыпятся полезные советы, мастер волшебник. Что ж, пусть пауки охраняют вход, пока мы не установили генераторы.
   Кореана похлопала Фломеля по спине:
   - Снова в одной команде, мастер.
   Волшебник не обрадовался напоминанию о его рабском прошлом.
   - Ты хотела есть, хочешь, я угощу тебя мясом в соку из гаукавы собственного приготовления?
   По дороге к дирижаблю Фломель соблазнительно описал оттенки вкуса изысканного яства. Кореана согласилась, с условием, что первым пробует волшебник.
  
   Глава 07
  
   Только к вечеру Кореана с Фломелем занялись установкой дополнительных охранных устройств на вход в пещеру депозитария. Фломель считал это лишней тратой сил: нежелательные гости просто не будут подключены к библиотеке.
   - Мастер волшебник, ты слишком примитивно мыслишь. Во-первых, после стольких лет существования, депозитарий предпочёл бы большую избирательность с посетителями. Во-вторых, низкоразвитые существа могут нанести физический урон залу коннекта и респондентам текущих сеансов. В-третьих, авторитет депозитария надо поднять, а без силы на Сууке с тобой никто и разговаривать не станет.
   Фломель ласково посмотрел на капитана:
   - В-четвёртых, тебе хочется чем-то заняться.
   Кореана заставила Фломеля принести несколько крупных ящиков с аппаратурой и занялась монтажом полевого генератора: к стенам пещеры прикрепила разные датчики, протянула оптоволоконные коммуникации. Волшебнику пришлось ломиками выкорчевать несколько крупных камней. На немой вопрос Кореана пояснила, что это для пары пауков, которых она оставит здесь - как обслуживающий персонал:
   - По окончании нашей миссии я переведу управление входным комплексом на депозитарий. Думаю, после нашего визита его автономность весьма вырастет.
   - А на сколько хватит того топлива, что доставили мы?
   - М-м-м, это зависит от расхода. В экономичном режиме - лет на сто.
   - Это не так много по сравнению с его возрастом.
   Кореана пожала плечами:
   - Жизнь переменчива, сейчас депозитарий в полном забвении, завтра сюда ринутся толпы страждущих.
   - Переменчива... как женщина.
   Некоторое время они работали молча.
   - Что ты будешь делать после этого?
   - Поужинаем.
   - Я имею в виду - после путешествия.
   Кореана усмехнулась:
   - Для Суука ты слишком далеко заглядываешь.
   - Будут ещё проблемы?
   - Почему ещё? Пока всё идёт нормально, - в глазах Кореаны появились льдинки. Фломель поморщился: он подразумевал инцидент с маргаром, но эксработорговка в каждом слове искала скрытый выпад. Она до сих пор противопоставляла себя вселенной. Так недалеко и до паранойи. Волшебник ударил себя по губам - как он смеет её судить? Если бы не Кореана, его жизненный цикл закончился бы в пасти маргара. Отвратительная смерть и нелепая. Несколько дней назад он планировал триумфальное шествие по сценам пангалактики, а шаловливая рука судьбы закинула на богом забытый остров в компании двух экзальтированных женщин.
   Кореана с сомнением посмотрела на отразившуюся на лице волшебника гамму переживаний. Кажется, после встречи с монстром Фломель ещё не совсем оправился:
   - После ужина - спать.
   - Я хочу поблагодарить...
   - У тебя ещё будет время.
  
   Утро встретило Фломеля красочным восходом. Легко вскочив с кровати, волшебник принялся за утренний моцион. Позже, в кают-компании, он с воодушевлением поприветствовал Кореану - капитан как всегда выглядела восхитительно. Кореана протянула руку:
   - Я хочу сделать тебе подарок.
   Фломель смешался. Из прохладной руки Кореаны он принял ожерелье из клыков дикого зверя.
   - Это амулет?
   - Теперь маргары тебя не тронут.
   - Так это... - до волшебника дошло, что Кореана изготовила ожерелье из клыков того самого маргара.
   - Давай я тебе его одену, - Кореана повесила на шею волшебнику амулет и поправила звенья. Она стояла так близко, что Фломель услышал запах её кожи, ноздри его раздулись, а руки сами легли на талию. В тишине кают-компании Кореана тихо спросила:
   - Нравится?
   - Ты великолепна!
   - Я об ожерелье.
   - А-а-а! Прекрасное ожерелье, всегда буду его носить.
   На несколько долгих секунд Фломель прижал к себе Кореану. Потом она выскользнула из его объятий:
   - Завтракай.
   Кореана направилась в рубку:
   - Погода портится, надо посмотреть метеосводку.
   Фломель с аппетитом съел за раз дневную норму. Настроение было приподнятое, хотелось спеть что-нибудь весёлое. Грезя наяву, он ежеминутно поглаживал клыки ожерелья. Наконец, не выдержав, Фломель прошёл в рубку. Кореана сосредоточенно изучала метеокарту на дисплее консоли, лицо её излучало обеспокоенность. Это немного погасило романтические порывы волшебника:
   - Что там?
   - Надвигается ураган. Переждать его здесь не получится - нас может разбить о скалы.
   - Значит пора собираться?
   - Но не раньше, чем Хемерте закончит сеанс.
   - Предупредишь её?
   - Да, оставайся здесь.
   Кореана встала и оказалась лицом к лицу с Фломелем. Усилием воли волшебник заставил себя отстраниться и пропустить женщину. Кореана молча вышла, а Фломель уставился через иллюминатор на колышущуюся внизу траву - ветер уже усилился. Волшебник улыбнулся озарившей его мысли - ему есть, чем заняться.
  
   Кореана так и не дождалась возвращения Хемерте. Она надеялась, что депозитарий не навредит линианке. В любом случае, самостоятельно прерывать сеанс погружения нельзя - иначе Хемерте навсегда останется пленницей виртуальной библиотеки, а её нынешнее тело погибнет без мозгового контроля. Битый час Кореана распиналась перед камерами зала коннекта, описывая усугубляющееся положение и необходимость окончания сеанса - и никакого результата. Неизвестность раздражала.
   Выйдя из пещеры, Кореана застала Фломеля за пусканием воздушного змея: разноцветный дракон метался на натянутой верёвке, бил длинным хвостом, но не мог оторваться. Волшебник опытными движениями направлял змея выше и выше. Порыв ветра натянул тонкую бечёвку, и она запела, как струна. Кореана спустилась к волшебнику. Фломель засиял, завидев её. Он протянул катушку бечёвки Кореане и прокричал, борясь с ветром:
   - Я тоже хочу сделать тебе подарок! Этот змей, он родом с Фараона - может исполнить любое твоё желание. Подними его до неба, загадай желание, и отпусти. Он не опустится, пока не исполнит твоё желание.
   Кореана посмотрела на дракона и прикинула его размер - никак не меньше её роста. Искусственная птица мощно разрезала воздух зелёными крыльями. Фломель передал Кореане катушку и положил свои руки поверх её. Ловко направляя движения рук, волшебник помог Кореане отпустить змея почти на полную катушку. Держа в руках поводок вырывающегося дракона, Кореана ощутила упоение, гармонию с поднимающейся бурей. В мозгу замелькали калейдоскопом краски страсти и силы. Всё было как прежде - лёгкость существования, отсутствие сомнений.
   Когда усталые руки отпустили, наконец, дракона на волю, к Кореане вернулось чувство свободы, и она загадала, чтоб так и было. Стрелой воздушный змей рванул куда-то вбок, а сзади раздался звонкий голос Хемерте:
   - Эй!
   Фломель отпустил руки Кореаны и повернулся:
   - Иногда ты появляешься в самый ненужный момент.
   Хемерте, не обиделась, лицо её светилось. Кореана переключилась на деловой тон:
   - Немедленно в дирижабль, у нас мало времени.
   Группа цепочкой протрусила вниз, ветер толкал в спину, промелькнули первые всполохи молний. Быстро поднявшись по качающейся лестнице в неспокойно подрагивающий в сети якорей дирижабль, Кореана прошла в рубку и уселась в капитанское кресло. Хемерте и Фломель замерли позади. Прогнав функциональный контроль по цепям дирижабля, Кореана занялась переключением управления входных охранных устройств пещеры на депозитарий.
   - Подключение прошло успешно, депозитарий дружественен к нам?
   - О да, Сомнир Великий передаёт вам...
   - Хорошо, - Кореана замкнула последние цепи охранных устройств и дала команду Колоссу отдать концы. Завыли турбины, дирижабль рванул в небо, опасно заложив вираж в нескольких метрах от земли. Порывы воздуха затрясли воздушный аппарат, и Хемерте с Фломелем ухватились за спинку кресла Кореаны.
   - Идите в кают-компанию, предстоит воздушная качка.
   Кореана попробовала пустить дирижабль против ветра, однако ураган набрал силу, и не желал отпускать свою игрушку. "Хорошо, пойдём по ветру" - не стала спорить со стихией Кореана. Она ввела новые инструкции с консоли и посмотрела пунктир маршрута по карте. Подкорректировав маршрут, Кореана нашла его достаточно приемлемым. Тучи закрыли солнце, и солнечные батареи стали бесполезны. Переключив дирижабль на скрытный режим, Кореана сильно снизила манёвренные и скоростные возможности дирижабля, как всегда, за всё надо платить. Турбины снизили гул. Последние распоряжения Колоссу, и капитан покинула рубку.
   Гондолу сильно качало. Хемерте с Фломелем занялись наведением порядка, так как некоторые аксессуары интерьера не были закреплены. Под ногами сновали пауки, внося свою лепту в царящую сумятицу. Заметив Кореану, Фломель спросил:
   - Сколько нам терпеть такую болтанку?
   - Не знаю. Попробую набрать высоту, но боюсь, без солнечных батарей наше положение особо не изменится.
   - Мы экономим энергию?
   - Немного. Если подняться слишком высоко, то будет очень холодно. Пока поднимемся, наступит ночь. Опять без солнечной подзарядки.
   - А нельзя приземлиться, и переждать на острове?
   - Если бы на острове имелся эллинг, мы бы так и поступили.
   - Эллинг, это энергия?
   - Это ангар, такой, как в Бокадель.
   - Значит, перед нами выбор, мёрзнуть или трястись?
   - Именно. Ты стал видеть жизнь в истинном свете, Фломель.
   - Ты решила пустить нас в сердце урагана?
   - Разве на Фараоне есть зима?
   - Нет.
   - Бокадель северный город?
   - Южный.
   - Тогда какой у нас выбор?
   - Подождите, я тоже против того, чтобы мёрзнуть. Полчаса назад я ещё находилась в знойном Компедии, - Хемерте включилась в разговор.
   - Компедий, это депозитарий? - педантично уточнил Фломель.
   - Это город до его разрушения варварами.
   - Там сейчас лето?
   - Там тот климат, какой ты пожелаешь.
   Фломель погрузился в размышления по поводу виртуальных экспериментов Хемерте. Кореана решила порасспросить Хемерте о её погружении в депозитарий. Хемерте приготовила себе быстрый обед и уселась в мягкое кресло, поджав под себя ноги. Не торопясь, она посвятила компаньонов в детали экскурсии:
   - Мне пришлось задержаться в депозитарии на шесть месяцев, поэтому ты, Кореана так безрезультатно ждала в зале коннекта.
   - Полгода? - недоверчиво переспросил Фломель.
   - Да. Несмотря на разницу во временных потоках, времени нам не хватало, пришлось сжечь уйму энергии, чтобы ускорить течение времени в виртуальном Компедии.
   - Хорошо. Но зачем тебе было сидеть в депозитарии полгода? Месяца хватило бы, чтобы обойти весь этот остров.
   - Даже меньше. Не забывай, что в Компедии можно управлять не только временем, но и пространством.
   - Как это?
   - Представь себе, что ты Бог. По мановению руки ты изменяешь, ночь на день, находишься сразу и здесь и там, ты можешь всё. Это не так просто понять... Вот что, есть у тебя заветная, несбыточная мечта?
   - Есть, и не одна. Но я ничего не скажу.
   - Не важно. Там, в Компедии это можно реализовать, всё упирается в расход энергии. Чем масштабней твои желания, тем больше потребуется затрат.
   Фломелю представилась Кореана в зачарованном саду, одетая как знатная фараонка, и он, могучий волшебник в мантии. Она восхищённо следит, как он творит великие заклинания. К её ногам он бросает сверкающие драгоценности и нежные цветы. Руки Кореаны у него на плечах, а в её глазах - бездонные озёра синевы...
   Волшебник заметил, что он и в самом деле размахивает руками, а Кореана с Хемерте хихикая, смотрят на него. Поджав губы, Фломель сухо прокомментировал:
   - Я представил, каково быть богом. После этого не захочется возвращаться на грешную землю.
   Хемерте, погрустнев, согласилась:
   - Не хотелось. Но я соскучилась, и была рада повидаться с вами, - Кореана при этих словах поперхнулась и закашлялась.
   - Но почему шесть месяцев, а не два или четыре, ты что-то не договариваешь?
   - В виртуальном мире можно многое изменить, но я настояла, чтобы естественное течение и порядок времени были соблюдены. Великий Сомнир и я стали мужем и женой.
   Фломель и Кореана оторопели. Хемерте кокетливо состроила им глазки:
   - Мы были близки.
   Фломель индифферентно заметил:
   - Что тут особенного? Я думаю, много мужчин и женщин имели э-э-э... удовольствие быть твоими супругами. Для этого не требовалось много времени, - Кореана сердито стрельнула во Фломеля глазами.
   Линианка потупила взор:
   - Шесть месяцев на Линии вынашивают ребёнка. Мне хотелось соблюсти традиции.
   - Ты родила китёнка? - округлила глаза Кореана.
   - Да нет же. На Линии месяц длиннее, чем здесь, на Сууке.
   - Значит человека?
   - Да, от Сомнира.
   В кают-компании наступила тишина. Фломель никак не мог осмыслить ситуацию, и что из неё следовало - сказывалось классическое провинциальное мышление. Кореана же напротив, быстро сориентировалась в ситуации:
   - Ты создала личность в киберпространстве?
   - Мальчика, он ещё совсем маленький.
   - Это твой первенец?
   - Нет, первого я родила на Сууке в солёных водах, он не выжил, - первый ребёнок Хемерте был китёнком.
   Кореана подошла к Хемерте и ласково обняла:
   - Поздравляю тебя, - на глазах у женщин навернулись слёзы.
   Фломель не разделял сентиментальных чувств, услышанное показалось ему слишком нелогичным:
   - Ребёнок будет расти в обстановке всемогущества?
   - Депозитарием распоряжается Сомнир. Он может сделать вас богом или рабом, на Сууке или Линии - по своему выбору. Для мальчика мы решили сохранять условия физического существования на острове Дорн, чтобы не было контраста при пересечении границы между виртуальной и подлинной реальностью.
   - Пересечением?
   - Когда он вырастет, ему предстоит возродить Компедий.
   - Возродить?
   - Да, на острове есть небольшая колония библиотекарей, они живут в пещерах, и скрывают своё существование. Главная надежда на них, и на вас, мои друзья, вы ведь поможете моему мальчику?
   - Мальчик будет ходить... там... сам... - Фломель удивился.
   - Да, он выйдет из депозитария.
   - Но куда он выйдет? Его нет, что-то там записано в электронных цепях библиотеки.
   Хемерте нахмурилась:
   - Не хватает только тела, для сына я подберу соответствующее в Глубоком Сердце. Можно какое-нибудь клонировать, например твоё, мастер Фломель.
   Волшебник в испуге отшатнулся, а Кореана подвела итог новостям:
   - Ты спланировала это с самого начала?
   - Я хотела встретить личность, подобную себе, - Хемерте щёлкнула пальцами. - Родить ребёнка мы решили вместе. У каждого должны быть папа и мама, так?
   Гондолу как следует тряхнуло, и Фломель подумал, не подключился ли к разговору и Колосс?
  
   Глава 08
  
   К вечеру направление ветра сменилось, и Кореану укололо крохотное сомнение - впереди целая ночь неуправляемого дрейфа. Колосс вычертил на дисплее расширяющийся коридор возможных отклонений. Левый край касался фиолетового треугольника - зоны, закрытой шардами для полётов. Предположительно, там располагалась база и космодром инопланетных собственников Суука. Однако никто не знал наверняка. Существовало с дюжину таких засекреченных мест, практически не картографированных. Отсутствие информации компенсировалось слухами: одни говорили о богатых месторождениях редких природных ископаемых, другие о стратегических арсеналах, способных сотрясти галактику. Так, или иначе, но секрет никак не выходил наружу. Шарды продолжали осуществлять строгий контроль за планетой, и не открывали доступ в указанные зоны. К одной из таких зон приближался Колосс, увлекаемый легкомысленным ветром.
   Кореана в сердцах ударила кулаком по панели управления: дирижабль попал между молотом и наковальней. Нельзя включать двигатели из-за тёмного времени суток, иначе шарды с ближайшей платформы пошлют им пламенный привет. И нельзя пересекать границу треугольника - наказание за ослушание - смерть. Оставалось молиться на стихию, может она сменит гнев на милость, и ураган стихнет? Кореана не могла отвести взгляд от гипнотизирующего треугольника, как воронка, всасывающего ураган вместе с содержимым. Он ждал её. Этот треугольник, как паук, сплёл паутину, и теперь за одну из нитей подтягивал попавший в сеть дирижабль. Скоро он сможет дотянуться до дирижабля ядовитым жалом, а после поглотит. Кореана прислушалась. Победными раскатами грянул гром. По её коже поползли мурашки.
   Надо быть сильной. От неё сейчас зависят и жизни пассажиров дирижабля. Кореана тепло подумала о спящих за переборками Хемерте и Фломеле. Они свято верили в непогрешимую целеустремлённость своего капитана. Чужие люди, неуправляемые и непонятные. В них она черпала уверенность в себе. Сможет ли она, пиратка и работорговка в прошлом, дёрнуть за хвост птицу удачи ещё раз? Кореана начала перебирать варианты развития событий. Допустим, избежать визита в закрытую зону не удастся. Ну что же, дирижабль может в скрытом режиме благополучно пересечь её вместе с ветром. Пусть даже ураган стихнет - она днём подберёт нужную высоту и инкогнито покинет опасную зону. Кореана повеселела: ситуация перестала казаться безнадёжной. Какие ещё неприятности могут случиться? Если соблюдать режим невидимки - никаких.
   Кореана подумала о шардах, насколько доступны им человеческие эмоции, понятие здравого смысла и логики? Может связаться с ними, и попросить разрешения нарушить правила? Ведь она преступает их законы по совершенно объективным обстоятельствам! Какие черты им присущи? Педантизм? Да. Жестокость? Может быть. Будут ли эти черты на стороне Кореаны при принятии решения? Нет. Наиболее вероятно, что шарды засекут дирижабль, пунктуально проследят до закрытой зоны, и там превратят в горящий факел. Кореана нетерпеливо поёрзала в кресле: нет никакой возможности активно повлиять на ситуацию. Раздражение нашло свой фокус - ненависть к уродливым ящерам сформировалась и закристаллизовалась в скрытых глубинах мозга. Холодный огонь пробежал по быстрым рыбам-мыслям и отразился на их серебряной чешуе. Как хорошо ненавидеть! Холодные и тёплые течения вновь встретились и разбились на тысячу тонких потоков. Пучки упругих нитей сплелись в тугие косы и завязались бантами старых ошибок. Кореана вздохнула. Трудно угодить полярным сторонам своей неугомонной личности. И как бороться с самим собой? Иногда воды мнемонического моря рассекали колючие осьминоги, привитые генчем. Длинными щупальцами они дотрагивались до снующих обитателей, и голодные, уплывали прочь, выпуская чернильное облако ядовитых сомнений. Кореана боялась этих хищников, но никуда не могла от них деться, запертая в собственном мозгу, как в тюрьме.
   Прикрыв глаза, капитан дирижабля попыталась сократить время ожидания неглубоким сном. Без помощи химических реактивов сон не приходил. Кореана проинструктировала Колосса о том, в каких случаях её немедленно будить, и прикрепила медицинскую прилипалу у плеча. Крохотный укол в шею, и царство Морфея раскрыло свои врата.
  
   Пронзительная сирена безжалостно вырвала Кореану из глубокого сна, и она непонимающими глазами уставилась на мигающую красными огоньками панель управления. Надвигалась опасность, капитан дирижабля физически ощутила грозящую катастрофу. Что происходит? Протерев глаза Кореана уставилась на бегущую строку на дисплее консоли: "Опасность столкновения!". На экране радара Кореана увидела быстро приближающуюся красную точку, пунктиры маршрутов дирижабля и неизвестного объекта пересекались. "Уклонится от столкновения" - напечатала Кореана. "В скрытом режиме манёвр уклонения невозможен" - Колосс моментально выдал ответ на дисплей. От страха Кореана окончательно проснулась и поняла, что теряет время - Колосс принимает команды с голоса.
   - Аварийный сброс балласта.
   За бортом ухнуло, и дирижабль рванулся вверх. Кореана прильнула к дисплею: дирижабль давно пересёк границу закрытой зоны. Пунктиры продолжали пересекаться, и предупреждающая надпись о столкновении упрямо бежала по дисплею. В чём дело? "Выключи сирену!" - рявкнула Кореана, и раздражающий звук стих. В её распоряжении оставались считанные секунды. Почему опасность столкновения осталась, ведь она сменила высоту? Значит, бестолковый Колосс руководствовался только данными радара-дальномера. "Данные высотомера на экран" Дирижабль послушно вычертил на экране боковой разрез по высотам, и Кореана зарычала - она только что своими руками вывела дирижабль на путь неизвестного объекта. "Включить огни!" - капитан вспомнила, что они плывут по небу в скрытом режиме. "Форсаж!" - схватившись за рули управления, скомандовала она. Мощные прожекторы прочертили яркие конусы перед дирижаблем. По экрану побежали строки экстренного запуска турбин. Из темноты вынырнул летательный аппарат с огненным хвостом, раздался скрежет и удар. Побледневшая Кореана прочитала на экране: "Четвёртая турбина вышла из строя. В шестом и седьмом газорезервуарах нарушена герметичность. В восьмом резервуаре возгорание. Подтвердите команду экстренного включения турбин". Дела плохи. Кореана приказала провести весь комплекс мер по борьбе за живучесть дирижабля. Колосс на некоторое время затих.
   В рубку ворвался перепуганный Фломель, следом за ним Хемерте:
   - Что случилось?
   - У нас авария.
   На дисплее побежали цифры параметров функционального контроля. Кореана мрачно заметила:
   - Мы теряем летучесть.
   Она включила активный радар малого радиуса в надежде, что шарды с космических платформ их не смогут засечь. "Скрытый режим!". Дирижабль погасил бортовые огни и прожектора. Радар подтвердил, что они только что пролетели над островом - редкая удача.
   - Нам придётся приземлиться, чтобы восстановить герметичность резервуаров.
   - Спасай нас, - тонким голосом ответила Хемерте, Фломель слабо кивнул.
   Кореана положила руки на рычаги управления:
   - Колосс, активируй передние турбины. Приготовься к посадке. Идём на малой тяге.
   Послышался гул запускаемых турбин. Под рубкой выдвинулась оружейная турель.
   - Сядем на брюхо, - обратилась к команде Кореана. - Будьте готовы.
   Пылающий Колосс в темноте ночи плавно скользнул к неизвестному острову - большая раскуренная сигара. Кореана мельком оценила остров на экране, он был похож на подкову, и решила, что залив хорошо защищён горами от ветра.
   Малого хода едва хватило на борьбу с ослабевшим ураганом. Едва дирижабль опустился ниже гор, его полёт стал устойчивей, хотя он по-прежнему кренился на бок. На первой же подходящей для посадки площадке Кореана отдала концы. Задние лебёдки не сработали, и дирижабль развернуло вокруг передних якорей, сделав крен угрожающим. Колосс подтянул передние лебёдки, и едва гондола коснулась почвы, Кореана выскочила в тамбур, и, рванув пожарный рукав, поспешила наружу. Открыв задвижку, она направила струю пены из брансбойта на пламя в районе задней турбины. Через малые дюзы в корпусе Колосс помогал тушить пожар оставшейся балластной водой.
   - Зафиксируйте дирижабль! - крикнула капитан своей команде, и Хемерте с Фломелем суматошно засуетились. Волшебник нашёл в килевой части дирижабля искорёженный люк, за которым располагался автоматический якорь. Пневмопривод натужно гудел, но никак не мог откинуть крышку, чтобы выстрелить трос. С помощью Хемерте Фломель отломал кусок каркаса, торчащий из разорванного бока Колосса, и, используя его как рычаг, выломал мешающуюся крышку люка. Раздался хлопок пневматики, и мимо Фломеля просвистел автоматический якорь. Коснувшись земли, якорь пустил самоукореняющиеся концы. Лебёдка выбрала слабину, и прижала корпус дирижабля к земле. Фломель с запозданием попытался увернуться от пролетевшего в двух дюймах якоря, споткнулся, упал на спину, и ползком удалился от опасного механизма. Кореана, справившись с пожаром, хмыкнула акробатическим трюкам волшебника, и направилась обратно в рубку - разбираться с Колоссом по поводу потерь.
   Фломель оглянулся: за пределом освещаемого дирижаблем пространства ничего не было видно. Вспомнив об опасной флоре и фауне планеты, он живо схватил глазевшую по сторонам Хемерте, и потащил её внутрь, захлопнув за собой входной люк. Из рубки донеслась ругань Кореаны на языке добравит. Фломель ничего не понял, но Хемерте, большой лингвист, закрыла уши руками и удалилась в кают-компанию. Волшебник решил поддержать капитана в трудную минуту, хотя лезть Кореане под руку в такой момент не хотелось. Под ногами прошмыгнул большой паук. Да, работы у обслуживающего персонала дирижабля прибавилось. Фломель молча занял место за капитанским креслом. Против его ожиданий, Кореана успокоилась, и заклацала пальцами по панели управления:
   - Дело дрянь, Фломель. Четвёртая турбина умерла. Придётся поработать, чтобы её размонтировать. Эта часть дирижабля станет легче, и крен дирижабля в полёте можно будет немного выправить. Но не это меня беспокоит. Полетело много солнечных батарей, так что восполнять расход энергии будет сложно.
   - Но мы сможем лететь?
   - Сможем. Но конструкция дирижабля нарушена.
   - Скоро?
   - Нет, Колоссу придётся подправить свои внутренности. Почти всё он сделает сам, но кое-где потребуется грубая физическая сила.
   - Располагай мной.
   - Конечно, а где Хемерте?
   - Она... завтракает.
   - Рановато.
   Кореана повернулась вместе с креслом к волшебнику:
   - Эта авария... всё как раньше. Я чувствую себя в своей тарелке. Опасность меня успокаивает.
   - Как скажешь, - Фломель был другого мнения.
   - Оружейная турель дирижабля не перекрывает весь периметр. Осторожней, здесь наверняка есть хищники. Лучше вооружись, - Кореана протянула Фломелю ружьё. Волшебник покрутил за рифлёную рукоять оружие, и вернул обратно:
   - Я волшебник, а не воин. Наш общий знакомый сказал как-то, что мне вряд ли потребуется оружие острей, чем мозги. Постараюсь не мешать тебе побеждать.
   - Ты веришь в меня? Это приятно.
   Кореана посмотрела через иллюминатор в темноту острова:
   - Хемерте права. С рассветом начнём ремонтные работы, а пока надо набраться сил.
   Она наклонилась встать, и Фломель подал ей руку:
   - Вытаскивай нас из этой передряги, капитан.
  
   Глава 09
  
   Рассвет заиграл яркими красками, прорисовав силуэт дирижабля на каменистом берегу бухты неизвестного острова. Команда Колосса с предосторожностью вышла из его чрева. Кореана поднялась на ближайший холм, чтобы окинуть взглядом место посадки. Фломель последовал за ней. Взору открылась уютная бухта, с противоположной стороны которой виднелось искусственное сооружение в форме пирамиды. Кореана через бинокль осмотрела её и пришла к выводу, что это памятник архитектуры, может быть имеющий религиозное значение:
   - Это творение аборигенов в заброшенном состоянии, может быть, хозяева острова вымерли, или их уничтожили шарды.
   - Может шарды и есть аборигены.
   - Может. Однако на первый взгляд признаков цивилизации нет.
   Фломель взял у Кореаны бинокль:
   - Эта пирамида велика, она гораздо больше нашего дирижабля.
   - Верно подмечено. Примитивным расам потребовалось бы уйма времени и сил, чтобы воздвигнуть это чудо света.
   - Чудо света?
   - Так называют исторические артефакты.
   - Артефакты?
   - Есть ли что-нибудь подобное на Фараоне?
   - Стена Мира, её строили много поколений. Это артефакт?
   - В некотором смысле.
   - Мы можем осмотреть эту пирамиду?
   - По окончании ремонта Колосса. Если нас постигнет неудача с его восстановлением, остаток жизни мы проведём за её изучением, - Кореана ещё раз обвела взглядом округу:
   - Местность довольно безжизненная, но будем оставаться настороже. Пошли.
   На обратном пути Фломель задал мучивший его вопрос:
   - Почему этот остров закрыт для посещения? Остров Дорн имеет на своём балансе виртуальный депозитарий. Это тоже артефакт, но шардам и дела нет до него. В этой пирамиде есть важный секрет, который хранят шарды.
   - Разумно. Но с некоторых пор любопытство к тайнам крупного масштаба я считаю вредным для здоровья. Если обстоятельства позволят без потерь убраться отсюда - удача на нашей стороне. Остальное не входит в наши планы, ты не забыл? Тебя ждёт пьеса, Хемерте - Глубокое Сердце.
   - А ты?
   - Я смогу о себе позаботиться, - глухо ответила Кореана.
   Полчаса команда спорила, как оптимальней проводить работы. Кореана сумела сдержать в себе раздражение, (большая редкость!), составила план и расставила друзей по несчастью по рабочим местам. Засновали неугомонные пауки. Деловая обстановка настроила команду оптимистически. Сама же Кореана задумалась над словами Фломеля. С кем они столкнулись? С истребителем шардов? Или это такой же авантюрист, искатель приключений? Нет. Пираты не стали бы открыто нарушать правила шардов. Объект летел не скрываясь, давая чёткий сигнал на экранах радаров. Значит шард. Успел ли он подать сигнал бедствия, описать ситуацию? Если нет, то у них в запасе было некоторое время: сначала шарды будут искать пропавший истребитель, и только потом, расшифровав данные бортовых самописцев, примутся за поиски нарушителей. А если, истребитель упал в воду, то шансы найти его близки к нулю. Одно плохо, в любом случае поисковые группы скоро начнут обшаривать этот район, и не обойдут стороной таинственный остров с пирамидой. Кореана с удвоенной силой взялась за работу.
   К обеду пришёл черёд отстыковывать турбину. Забравшись наверх, Кореана с удивлением обнаружила исковерканного воздушного змея, зацепившегося за турбину. С сожалением она коснулась яркой ткани погибшего дракона - ещё одна разбившаяся иллюзия. Глупо верить, что кусок тряпки сможет изменить судьбу. Предрассудки дикарей. Небрежно, она столкнула ногой покалеченный символ свободы. Видевший это Фломель отвернулся, лоб его пересекли глубокие складки.
   Справившись с турбиной, команда занялась солнечными батареями. От дневного зноя больше всех страдала Хемерте. Фломель большую часть жизни провёл в пустынном климате, и сейчас даже испытывал лёгкую ностальгию, Кореана была тренированным, готовым к любым испытаниям человеком. Но не Хемерте, хотя тело её, тело Низы, принцессы с жаркого Фараона, привычно впитывало солнечное тепло. Злясь на себя и компаньонов, экслинианка находила утешение в сладких воспоминаниях о проведённом в депозитарии времени. Впервые за сотни прожитых лет она познала вкус вечности в объятиях возлюбленного. О, эти робкие, но настойчивые ухаживания! О, ночи, полные истомы! А фантастические мечты о будущем! Ради них Хемерте готова пойти на жертвы, и работать в тяжёлых условиях. Маленький кусочек дня - крохотная плата за вечность.
   За время ремонта только раз хищная птица, преодолев природный страх перед громадиной дирижабля, осмелилась напасть на группу. Среагировав на мелькнувшую по земле тень, Кореана выпустила длинную очередь, и, не ожидая результата, продолжила свои дела. Фломель смог увидеть только кровавые куски мяса с перьями, отскочившие от обшивки дирижабля, а Хемерте брезгливо смахнула капли крови, попавшие на комбинезон. Пауки заботливо убрали останки, точнее съели - ни мух, ни запаха разлагающейся плоти.
  
   Вечерело. Длинные тени напомнили о наступающей ночи. Кореана с удовлетворением объявила, что дирижабль готов к полёту, однако покинут остров они только утром - с восходом солнца, так как запас энергии невелик. Хемерте предложила отметить восстановление Колосса торжественным ужином. Команда собралась в кают-компании. Выпив красного вина, члены команды расслабились. Раскрасневшаяся Хемерте поделилась некоторыми подробностями визита в депозитарий. Волшебник слушал рассказ с раскрытым ртом - некоторые аспекты виртуального коннекта повергли его в шок. Про себя он решил ни при каких обстоятельствах не связываться с депозитарием и Глубоким Сердцем. Когда Хемерте после очередного бокала пообещала научить лепить горшки, Кореана под благовидным предлогом покинула кают-компанию. Волшебник перевёл разговор на пирамиду в заливе. Хемерте согласилась, что такие сооружения не встречались на Сууке до сих пор:
   - Планета была колонизирована, когда местные народы едва научились привязывать заточенный камень к палке. Пирамиду построили пришельцы из космоса. Какие? Их столько, что можно выбирать на вкус.
   - Пирамида должна содержать отличительные признаки расы создателей. Например, Стена Мира на Фараоне опоясывает всё обитаемое плато. Но лорд каждой номархии, которую защищала Стена, по-своему понимал архитектуру, поэтому стили везде разные. Хотя, разумеется, функционально Стена осталась преградой на пути чудовищ из Ада.
   - Правильно, значит, пирамиду надо осмотреть.
   Хемерте присоединилась к Кореане в рубке. Через приоткрытые двери Фломель услышал, как капитан отнекивалась, а Хемерте продолжала уговаривать посетить пирамиду:
   - Другого случая не будет. По доброй воле мы никогда не сунемся в закрытую зону во второй раз. Волшебник тоже считает, что надо воспользоваться возможностью, - Фломель скривился. - Всего-то дел - пересечь бухту. Кто знает историю Суука, тот им и управляет, вспомни про депозитарий! Сомнир знал об анклаве генчей под Моревейником, когда пираты только облюбовывали свалку кораблей-гигантов. А Машина-Орфей?
   У Кореаны при этих словах в голове началась маленькая буря. Испугавшись, она сжала горло Хемерте железной хваткой:
   - Я согласна, только молчи.
   Хемерте икнула и ретировалась в кают-компанию, Фломель встретил её весёлым взглядом. Дирижабль ожил, по корпусу пробежала мелкая дрожь. Не торопясь, Колосс подлетел к пирамиде и уцепился за вершину. Ветер стих, дирижабль едва качался на натянутых канатах.
   - Спускаемся.
   Вход в пирамиду находился посреди южной грани. Бойко прыгая с блока на блок, Хемерте повела команду. Кореана шла последней, и ежеминутно оглядывалась. У входа Фломель напомнил, что обратный путь займёт больше времени и будет гораздо тяжелей.
   - Симпатичные бусы, - мимоходом бросила Хемерте волшебнику, и тот смутился.
   - Поздно быть благоразумным, - ответила Кореана, только Хемерте не испытывала сомнений, и смело направилась внутрь.
   Коридор вёл вниз. Свет фонарей выхватывал остатки древних фресок. Загадочные письмена сопровождали неразборчивые рисунки. Шаги эхом уносились по коридору. Кое-где на стенах чётко вырисовывались большие прямоугольники с непонятными надписями. Кореана чертыхнулась - она даже не пустила вперёд шарик-шпион. Фломель успокаивающе взял за руку: "Не беспокойся".
   Несколько раз коридор разветвлялся, но группа продолжала спускаться по основному ходу, к самому сердцу пирамиды. Капитан достала портативный сканер: не попасть бы в ловушку, но стены, пол и потолок не таили в себе опасность.
   Наконец они достигли цели - это был большой зал с каменным шаром в центре. Хемерте покосилась на шар и вопросительно повернулась к Кореане.
   - Всё чисто, - Кореану удивило отсутствие западни, она оглядела второй вход в зал - он уходил вниз, к основанию пирамиды.
   - На камне выбиты углубления в форме человеческих ладоней. Наверно здесь поклонялись, накладывая руки на камень.
   Фломель положил руку на шар, и почувствовал лёгкое покалывание в ладонях:
   - Ого, он живой.
   Кореана ещё раз внимательно просканировала зал и прокомментировала:
   - Здесь только камень, никаких механизмов, никакой техники.
   Фломель беззаботно положил обе руки на камень. В воздухе перед ним появилась голографическая картинка: пирамида в разрезе, яркая стрелка прочертила линию вниз, по главному коридору. Испуганный, Фломель отдёрнул руки и изображение исчезло.
   - Вы видели, вы видели?!
   - Что с тобой, Фломель?
   - Я положил руки на шар и увидел чертёж пирамиды, голограмму.
   Кореана посмотрела на Фломеля и пояснила:
   - Ты положил и отдёрнул руки с камня, больше я ничего не видела. А ты, Хемерте?
   - Ничего.
   - Попробуй ещё раз.
   Фломель повторил, и вновь увидел разрез пирамиды. Убрав руки, он спросил:
   - Теперь видели?
   - Ничего.
   - Ничего.
   - Попробуй ты, Хемерте.
   Хемерте задумчиво спросила:
   - Это не больно?
   - Только покалывание в ладонях.
   Хемерте неохотно дотронулась до шара:
   - Ну, как? - Фломель с Кореаной никаких эффектов не увидели.
   - Камень холодный.
   - И всё?
   - Всё.
   - Кореана, твоя очередь, - Фломель нетерпеливо пригласил капитана провести эксперимент, и опять никаких результатов.
   - Камень реагирует только на меня.
   - Тебе не мерещится? - Кореана прищурилась на волшебника.
   - Я попробую ещё раз.
   Фломель положил руки на шар, ему шар почему-то показался тёплым. Вновь появилось изображение. После пирамиды Фломель увидел странное животное, вроде кита, которое проглотило человека. Кит поплыл в темноту морской бездны. Фломелю показалось, что он видит чужими глазами. Вот он опустился на дно и увидел знакомый образ пирамиды, смазанное движение, и по разрезу пирамиды стрелка ведёт обратно в главный зал с шаром.
   Изображение померкло, и Фломель описал увиденное подругам. В недоумении начали выдвигать предположения. Кореана напомнила, что у них в запасе не так много времени - рано утром дирижабль покидает эти места. Хемерте подробно расспросила Фломеля о китах.
   - Маргары? - предположила Кореана.
   - Это гидроптахи, - авторитетно заявила Хемерте.
   - Гидроптахи?
   - Очень редкий вид. Это живое существо, которое поглощает своего пассажира и паразитирует за счет его энергии. Получается симбиоз. Человек может контролировать сознание этой чудо-рыбы, но здесь есть и обратная связь. Кроме того, в психологии гидроптаха пассажиры являются, в конечном счете, пищей. Долгое плавание с гидроптахом приводит к истощению пассажиров, они теряют волю, и служат лишь гастрономическим интересам гидроптаха.
   - Тогда зачем он нужен? - Кореане не понравилось, что шар среагировал только на Фломеля.
   - На время человек становится рыбой.
   - Экзотично, но можно купить на чёрном рынке шпулю, которая даст впечатления и покруче.
   - Гм. Так ты получишь только эмоции.
   - А что ты предлагаешь?
   - Предлагаю не я, а Фломель.
   Фломель категорически помахал головой:
   - Я ничего не предлагаю. С чего вы взяли?
   - Тогда что мы обсуждаем? - разозлилась Кореана.
   - Минуту, - Хемерте решила довести разговор до конца. - Гидроптах позволяет глубоко погружаться.
   - Насколько глубоко?
   - До четырёх тысяч метров.
   - Не проще ли воспользоваться подводной лодкой? - Кореана была сторонницей технического подхода.
   - Подводная лодка не плавает так глубоко, нужен батискаф.
   - Ты права, пусть будет батискаф.
   - Его надо ещё доставить сюда, но даже не в этом дело, - Хемерте попыталась придумать хорошую аналогию. - Представь, что ты рыба, - Фломель с Кореаной переглянулись. - Так вот, чтобы не погибнуть, для изучения наземной части планеты ты создаёшь передвижной бассейн, и сидя в нем, пытаешься познакомиться с архитектурой Моревейника. Что выйдет?
   - Ничего, - Кореана смоделировала в голове описанную ситуацию. - Первый попавшийся нищий за углом проделает дырку в ёмкости и перережет мне горло, точнее жабры.
   - Значит...?
   - Ладно, Фломель залез в гидроптаха, дальше?
   - Он может совершить путешествие, которое ему показала пирамида.
   - Ничего не получится. Время работает против нас. С первыми лучами солнца Колосс отправляется в обратный путь.
   - Да-да, время! - Фломель испугался, что его заставят искать гидроптаха и добровольно кормить собственной плотью. Вспомнив маргара, волшебник пожалел о своей инициативе осмотреть пирамиду. Хемерте с неохотой согласилась. Такой шанс! Но её ждут более важные дела, предстоит отобрать массу клонов и смоделировать подходящие биологические данные для сына. Нужен спутник на стационарной орбите. Нужно без помех унести отсюда ноги, в конце концов! Фломель с облегчением прочитал в глазах спутниц увядший интерес к пирамиде:
   - Ну что же, пора обратно. Нельзя надолго оставлять без присмотра дирижабль!
   - Стоп! - Кореана с напряжением всмотрелась в дисплей портативного сканера. - Мы не одни!
  
   Глава 10
  
   - Неприятности продолжаются, - вздохнул Фломель, увидев движение на сканере Кореаны.
   - Это хищники? - Хемерте заняла место за спиной Кореаны, та защёлкала клавишами.
   - Нет, есть устойчивые электромагнитные излучения и неорганические материалы.
   - Спрячемся?
   Кореана посмотрела на Хемерте:
   - Если мы видим их, то и они нас видят. Скоро они будут здесь.
   - Много их?
   Кореана прищурилась на дисплей:
   - Не меньше дюжины.
   - Может... может они идут к каменному шару? Спустимся ниже, обождём, а потом вернёмся?
   Кореана оценила зал с точки зрения устройства засады: простые геометрические формы не располагали к тактическому манёвру, а в лобовой атаке шансы слишком малы. На Фломеля и Хемерте тоже рассчитывать не приходится - оба не обучены военному делу, и будут скорей обузой, чем поддержкой.
   - Спускаемся вниз. Подчиняться моему приказу с первого раза без рассуждений, понятно?
   Группа, крадясь, вошла во второй большой коридор и двинулась вниз. Скоро они почувствовали запах моря и вышли в большой грот правильной круглой формы. Посреди грота находился бассейн, в котором что-то копошилось и фыркало.
   - Познакомься Фломель, это и есть гидроптахи, - Хемерте без страха подошла к краю бассейна. Оттуда вынырнула крупная голова морского животного и, принюхавшись к ней, раскрыло страшную пасть, что-то порыкивая.
   - Какая гадость, - Фломель не сдержал отвращения.
   - Нас преследуют, - сообщила Кореана. На экране множество огоньков миновало зал с шаром и направилось вниз. Капитан удобно расположилась у входа в грот, держа под прицелом коридор. Фломель съёжился от дурного предчувствия. Хемерте подбежала к Кореане и взяла у неё осколочную гранату:
   - Может, ещё сможем договориться?
   Из-за угла в коридоре показалось несколько ящероподобных существ, "Шарды" - подумала Хемерте. В руках у ящеров Кореана заметила энергопоглотительные щиты. Она дала экономную очередь по открытым коленям ящеров и длинную по раскрывшимся телам. Отряд шардов рванул обратно за спасительный угол, несколько тел осталось корчиться на полу.
   - Уже нет, - ответила Кореана Хемерте. Та воинственно потрясла гранатой:
   - Когда перебьём больше половины, пойдём в наступление?
   Кореана усмехнулась наивности линианки - опытные воины не наступают дважды на одни и те же грабли. Из-за угла донеслось шипение и бесполый голос переводчика-вокодера:
   - Сдавайтесь, у вас нет шансов.
   - Кидай, - скомандовала Кореана. Хемерте послушно ловко метнула гранату, и та закатилась за угол. Раздался оглушительный взрыв, посыпалась штукатурка. В коридоре поднялось облако пыли, сквозь которое не проходил луч фонаря. Дикий визг и шипение смешались с эхом. Какофония звуков повергла Фломеля в шок. Он инстинктивно попятился и остановился, только наступив в воду. Что-то шершавое и большое коснулось его ноги. "Гидроптах" - страх перед животным улетучился, главная опасность скрывалась в коридоре.
   Кореане померещилось движение в облаке пыли, и она выпустила очередь. В коридоре ухнуло, и она узнала звук газомёта. Кореана попыталась сдержать дыхание, но в лёгкие успела попасть порция парализующего газа. Она поперхнулась, вдохнула полной грудью, и в спазме упала на пол. Фломель увидел в судорогах бьющихся Кореану и Хемерте. Сейчас наступит его очередь. Фломель вдохнул, прежде чем сизое облако добралось до него. Вот и всё. Ему осталось не больше минуты, больше он не сможет сдерживать дыхание. Глаза защипало. Волшебник обернулся, и в свете нагрудного фонаря посмотрел на пригласительно разинутую пасть уродливого гидроптаха. Фломель успел порадоваться, что не слышит зловонное дыхание животного. Будь что будет, волшебник закрыл глаза и прыгнул вперёд. Язык гидроптаха толкнул Фломеля, и тот приготовился упасть в желудок. Не выдержав, он попытался выдохнуть и вдохнуть, но не смог. Сотня присосок прижалась к его телу, вошло в глотку, проткнуло вены. На короткий промежуток времени Фломель потерял сознание, и тут же пришёл в себя. Он почувствовал резь во рту и жажду воды. Странные искажённые тени мелькнули перед глазами, и он нырнул в спасительную воду. Жабры доставили новую порцию кислорода к мозгу и мысли стали ясней: у него получилось! Покинув пирамиду, волшебник скользнул в залив. Часть мыслей, были явно не его. У Фломеля появились ложные воспоминания и впечатления, явно навеянные мозгом-сателлитом. Однако в них волшебник увидел знакомые места - подводная пещера, тёплое течение, холодная бездна.
   Рядом промелькнула тень, и волшебник успел разглядеть стройную красавицу, игриво махнувшую хвостом. Он быстро догнал её и штопором потеревшись об неё, показал, какой он молодой и сильный. Она не испугалась, и, сделав круг, дала сигнал, что он ей нравится. Можно предпринимать решительные действия. Фломель почувствовал физическое влечение к ней и, прижавшись, приготовился к соитию. В восторге она куснула его за плавник, и волшебник пришёл в себя: он, это не он, а гидроптах! Мерзость, половые отношения с животным... Прощально махнув плавником, он поплыл прочь, а самка в недоумении оттопырила жабры.
   Постепенно Фломель научился лавировать между своим и чужим сознанием, обращаясь по очереди, то к человеческой мотивации, то к звериной рефлективности. Он сумел насладиться гибкой расслабленностью и пьянящей свободой. Неудивительно, что гидроптахи так и не стали разумными существами, менять гармонию существования на неудовлетворённость бытия - в воде гораздо тяжелее. Недаром разумные расы, как правило, сухопутные. В тоже время гуманитарные склонности к неточным наукам легче приживаются вне суши - в воде или на худой конец в воздухе. Фломель перебрал полученные за последние информационные погружения знания. Как велика пропасть между теорией и практикой! Теперь он будет лучше понимать Хемерте, и она уже не будет казаться чужеродной. Трудно принимать непознанное, в этом плане он ещё не стал полноценным пангалактиком.
   Небрежно Фломель выбрал узнанный кусок дна и припомнил сеанс голографии в пирамиде. Итак, образы, были непонятны там, но здесь, через призму сознания гидроптаха, стали совершенно очевидными. Это путь в морскую впадину, в которой он может найти ключ к тайне пирамиды. Нужен ли ему этот секрет? Кореана с Хемерте в плену у шардов. Что их ждёт? В лучшем случае рабство. Может ли Фломель изменить эту ситуацию? Волшебник попытался придумать тактические действия, простые, но эффективные. С укором самому себе он подумал, что Руиз Ав, прославленный наёмник, уже нашёл бы элегантное решение и всех бы победил. Но ведь он простой фокусник с примитивной планетки, что он может противопоставить вооружённым шардам?
   Фломель почувствовал, что вышел на правильную мысль, и перешёл на плавание по кругу, распугав стайку мелких рыбёшек. Итак, что нужно шардам? То, что лежит на дне впадины? Возможно, но почему они сами не возьмут? Гидроптахи отказываются входить в симбиоз с ящерами? Неизвестно, но предположим, что отказываются. Что мешает собственникам планеты доставить сюда глубоководный аппарат и потратить сколь угодно много времени на погружение? Этот узловой вопрос поставил Фломеля в тупик. Может быть визит шардов продиктован исключительно судьбой истребителя, столкнувшегося с дирижаблем? Или самим фактом нахождения дирижабля в закрытой зоне. Список претензий был велик, особенно после стычки в пирамиде. "Они узнают правду!" - понял Фломель. Женщины не смогут обмануть ментоскоп, если таковой у них имеется. Значит, первоначальный мотив посадки шардов на остров теперь не имеет значения, они всё равно заинтересуются секретом пирамиды, пойдут по указанному пути и... Стоп! Фломель уверенно поплыл по известному ему пути. Шар показал путь только ему. Шардам он тоже, наверное, ничего не показал, или они и не знали до сего момента, что шар интерактивный. Кореана и Хемерте подробностей тоже не знают, а это значит, что Фломель единственный, кто обладает ценной информацией. Если предложить обмен информации на безопасность, шарды изловят его, и вынут из головы информацию. Надо узнать значение информации из пирамиды! Мощные движения плавников ускорили темп движения гидроптаха, он помчался как торпеда, постепенно опуская прицел в глубокую впадину, разлом между тектоническими плитами на дне моря.
  
   Ещё не покинув верхних, тёплых слоёв моря, гидроптах Фломеля повстречался с маргаром. Ультразвуковым сонаром гидроптах нашёл большой объект, движущийся на параллельном курсе и постепенно сближающийся. Скоро стало понятно, что это крупный маргар. Фломель засомневался: кто на кого охотится? Размеры животных примерно одинаковы, может темпераменты разные? Гидроптах имел преимущество: помимо своей энергии он тратил и энергию тела волшебника. Фломель решил не играть в догонялки, не зная пределов выносливости гидроптаха и маргара. Он подпустил атакующего поближе и в коротком соревновании развил бешенную скорость. Маргар, почуя близость развязки не отставал. Фломель не знал законов подводного боя, зато успел с лёгкой руки Кореаны познакомиться с азами воздушной схватки. Он исхитрился сделать мёртвую петлю, причём верхнюю часть фигуры высшего пилотажа гидроптах проделал над поверхностью воды. Больно хлопнувшись брюхом, гидроптах оказался позади растерявшегося маргара и вонзил зубы в бок морского хищника. Потеряв кусок мяса с плавником, маргар попытался ретироваться, но слившийся в одно целое с гидроптахом Фломель в первобытном инстинкте рвал жертву. Проголодавшемуся гидроптаху вместе с хозяином пришелся по вкусу густой суп из крови с солёной водой. Насытив свои кровожадные инстинкты, Фломель осмотрелся - к кровавому пиру поспешили присоединиться и другие морские обитатели. Когда гидроптах лёг на прежний курс, от маргара остался один скелет.
   Фломель с восторгом наслаждался исходившей от него мощью и энергией, он понадеялся, что часть этого состояния останется в нём навсегда. С ликованием волшебник представил, как бы выглядел полёт гидроптаха для рыбака в утлой лодочке, если бы таковой оказался на месте битвы морских гигантов. Что волшебник любил, так это поражать воображение. Сказывалась профессиональная черта. Немного успокоившись, гидроптах устремился ко дну впадины, в безобразной улыбке гордо демонстрируя острые зубы.
   В чёрном холоде бездны, силы быстро покинули молодцеватого гидроптаха. Фломель чувствовал где-то в районе желудка сжавшийся комок живого протеина, это было его окоченевшее тело. Миг, когда он перестанет контролировать гидроптаха, был недалёк. С сомнением он подумал об обратном пути, а ведь до пирамиды на дне ещё плыть и плыть. Вот почему шардам неизвестна тайна пирамиды - никто не возвращался! Фломель купил билет только в одну сторону. Эта мысль его не взволновала, скорее наоборот, во мраке одиночества волшебник испытал приступ философской меланхолии: во вселенском круговороте он выполнил свою миссию крошечного винтика. Мельчайшая искорка сознания, вспыхнувшая и погасшая прежде, чем её кто-нибудь увидел. Коротким движением гидроптах изогнулся и перекусил пополам проплывавшую мимо рыбу: маленький штрих в картине эволюции видов - выживают самые приспособленные, гены остальных - на свалку. Кости Фломеля скоро составят компанию съеденной рыбе. Прислушавшись к гидроптаху, волшебник узнал, что у человека не самое вкусное мясо. Он попытался представить себе ощущение поедания собственной плоти - заурядное шоу для заядлых любителей нейронных индукторов и развлекательных шпуль.
   Волшебник собрал волю в кулак и ударил по окутывающему безразличию. Апатия вяло отцепилась от сознания, как стервятник, она отбежала и замерла, приглядываясь к жертве - есть ли ещё силы сопротивляться? Что ж, она терпеливая, подождёт - финал всегда один и тот же. Человеческая матрица в мозгу гидроптаха отчаянно погнала рыбу вперёд и вниз - обгонять время.
  
   Глава 11
  
   Приближаясь к своей цели, Фломель старался не думать о толще воды над головой, он сосредоточился на содержимом пирамиды: какую тайну она в себе скрывает? Любое предположение при внимательном рассмотрении оказывалось рядовой банальностью, всё, что Фломель мог в нынешнем, истощённом состоянии придумать, уже существовало в бесконечных мирах пангалактики, было доступно, имело цену. Скрывающийся в глубинах артефакт должен иметь особое, великое предназначение, иначе, зачем волшебник положил жизнь на алтарь богини авантюры? Писклявый голосок внутри язвительно возразил, что Фломель нырнул во чрево гидроптаха из страха, бросив спутниц на произвол судьбы. "Нет, нет!" - возразил волшебник, но от противного голоса нельзя отвернуться, и ядовитый поток угрызений полился на слабое сознание. Фломель смирился, несколько раз он попытался перевести нить размышлений на другое, но невидимая рука поворачивала их к больной теме. "А ты где была, когда я принимал решение?" - возмущённо спросил волшебник у своей совести, и та спряталась на дне сознания - выжидать и колоть в самое слабое место, паразит, действия которого почему-то характеризуют человечность.
   На минуту Фломель полностью пришёл в себя - он уже разговаривает сам с собой! Его личность подошла к опасной черте разрушения. Из глубины мнемонического моря пришёл критичный комментарий по поводу ценности личности - его перехватил огромный скат любви к жизни, стряхнувший с себя ил ради спасения нестройной экологии мозга фараонского фокусника. В неспокойных водах поднялась муть, и Фломелю стали приходить в голову самые разные, нелепые и бессмысленные мысли, некоторые из них изумляли самих себя.
   Сигнал извне отвлёк Фломеля, и он увидел часть дна впадины, ту, что показывал шар наверху. Здесь! Сонар различил пирамиду, и гидроптах, забыв усталость, мощно заработал хвостом. Ещё немного! Но гидроптах вдруг изменил направление и замер: на пирамиде затаился в засаде гигантский моллюск. Мозг гидроптаха услужливо показал Фломелю впечатляющие картинки: щупальца моллюска громадными присосками ухватили рыбу за хвост, гидроптах беспомощно мечется в попытке вырваться, острый клюв моллюска хищно дарит рыбе поцелуй смерти. Волшебник в сомнениях проплыл недалеко от моллюска. Одно из щупалец стрелой метнулось к нему, но гидроптах ловко ускользнул и вновь замер на почтительном расстоянии от врага.
   Что делать? Возвращаться? Опасность выбросила дозу адреналина в кровь, и Фломель чувствовал себя значительно лучше, полностью контролируя гидроптаха, но надолго ли хватит этого прилива сил? Надо пробиваться в пирамиду, к нижнему входу, там щупальца моллюска дотягиваются едва-едва. Волшебник похвалил себя за собранность в трудный момент: жаль, нет Кореаны, чтобы гордо продемонстрировать ей презрение к опасности и самообладание. "Нет рядом!" - поправил себя Фломель, он надеялся, что синеволосая красавица жива.
   Собравшись с духом, гидроптах быстро поплыл к пирамиде. Первый бросок щупалец Фломель не заметил - моллюск неправильно рассчитал скорость, и атакующие щупальца остались позади, но вторая атака оказалась успешной: несколько присосок прилипло к крутому боку гидроптаха. Из глубин рыбьего сознания ворвалась паника, и скат острым хвостом пронзил её сердце. Волшебник рванулся к спасительному отверстию пирамиды, и, оставив куски своей плоти в извивающемся щупальце, нырнул в тоннель. Солёная вода обжигала оголённые кости гидроптаха, в парализующем вихре боли Фломель торжествующе засмеялся, не зная, как смеются рыбы, и счастье и свобода заполнили всё его сознание. Подплыв к колодцу в зал, точно такой же, как тот, что он покинул в верхней пирамиде, Фломель в фонтане брызг взлетел в воздух, и выплюнул самого себя на твёрдый пол.
  
   Болело всё тело. Фломель осторожно встал на четвереньки и раскрыл глаза: руки испещрены кровавыми точками, как у вульгарного наркомана, комбинезон наполовину растворился, превратившись в слизь. Рядом что-то шевелилось. С хрустом повернув голову, волшебник рассмотрел гидроптаха - тот гукал и тыкался в его ногу. Фломель уселся, и рассеяно похлопал гидроптаха по голове: "Спасибо". Под потолком горели люминесцентные полоски, освещая стены из искусственного материала, совсем не каменные, как в пирамиде наверху. Вот и главная новость: верхняя пирамида является макетом нижней. Множество вопросов нашло свой ответ, и волшебник усмехнулся и закашлялся. Оперевшись на неугомонного гидроптаха Фломель встал, ручной монстр радостно раскрыл пасть, приглашая волшебника обратно.
   - Подожди немного, - нетвёрдой походкой Фломель направился к выходу из зала, позади раздалось обиженное пофыркивание.
   Монотонные коридоры вели волшебника вверх. По сторонам попадались боковые ответвления и люки с узнаваемыми письменами: всё так же, как наверху, но технологично и функционально. Фломель увидел схожесть с воздушными лодками и втянул носом воздух - похоже, и непохоже. Вонь гидроптаха перебивала все остальные запахи, сейчас волшебник смердел, как рыбная лавка. Может быть эта пирамида - звёздная лодка? Волшебник провёл рукой по стене коридора, оставив пятно слизи: нет пыли и грязи, за чистотой этих помещений здорово следят. Он оглянулся - никого. Никаких устройств контроля доступа и боевых турелей. Отсутствие силовых деталей вносило диссонанс в интерьер пирамиды. Фломель остановился у одного из люков и надавил на контрольную пластину, люк утонул в стене. "Старший оператор климатических установок" - прозвучало в мозгу. Волшебник повертел головой и никого не заметил. Он шагнул назад, и перед ним моргнув, появилось голографическое изображение человека в длинном одеянии, балахон развевался, хотя движения воздуха не было.
   - Приветствую резидента на борту, - рот человека двигался не в такт словам.
   - Я - резидент? - уточнил Фломель.
   - Вы не резидент? - переспросила голограмма.
   Волшебник прикинул, чем ему грозит оказаться нежданным гостем в незнакомом месте, и сказал:
   - Я - резидент. Прошу подтвердить мои полномочия.
   - Принято. Резиденту следует немедленно прибыть в операторский зал вакуумного преобразователя.
   С понимающим видом Фломель последовал за плывущей над полом голограммой. Фантом привёл волшебника в зал со светящимся шаром в сердце пирамиды.
   - Какие вводные для трансфокатора?
   - Моя одежда износилась... - нос Фломеля протестовал против рыбного засилья.
   - Не понял вводной.
   Фломель пришёл к выводу, что общается с утилитарным разумом:
   - Стандартные вводные.
   - Принято, - голограмма растаяла в воздухе, и волшебник глупо поковырял ногой пол зала вакуумного преобразователя: хорошо бы знать, что и зачем он преобразовывает.
   Шар засветился немного ярче, и волшебник с вздохом поднял руки:
   - Надеюсь, третьей пирамиды нет.
   Ладони прилипли к поверхности шара, Фломель попробовал пошевелить руками и не смог. Итак, новое испытание. Свечение по рукам перетекло на тело волшебника, влив новую порцию энергии. Что-то затрещало, и он услышал: "Матрица скопирована". Над шаром появилась голограмма человека в балахоне:
   - Первый вопрос?
   - Сначала уточнение.
   - Да, резидент.
   - Сколько я могу задать вопросов?
   - Три вопроса.
   - Какой вопрос задавал последний резидент?
   - Поднять архивную запись?
   - Немедленно.
   Голограмма исчезла. Фломель терялся в догадках. Климатические установки, вакуум - это биологическая станция? Что же тут интересного? Может быть, эта пирамида регулирует климат на планете, температуру, влажность, ветры? Тогда понятен интерес шардов - планетарная система имеет к ним непосредственное отношение.
   Фантом появился вновь:
   - Загружаю последнюю запись.
   Голова Фломеля закружилась, и он оказался в космосе, изумлённо наблюдая за голубой планетой под названием Суук. Одинокая орбитальная платформа патрулирует орбиту необитаемой планеты. Племя беглецов со звёзд - ящероподобные шарды получили контракт на владение периферийной территорией. Есть несколько ограничений, которые звёздные воители должны соблюдать: закрытые базы на планете, контроль за вооружёнными формированиями, религиозное закрепление контракта в культуре шардов. Вакуумный преобразователь просчитал оптимальный вариант для стационарного закрепления исследовательской станции.
   Фломель увидел тысячу подробностей, логик, странных аттракторов и физических законов. Это было рассчитано и это случилось. Удивительная машина под названием вакуумный преобразователь может работать с материей пространства и времени, определять вероятность события, выяснять факты, предполагать. Всемогущая машина. Пьянящее могущество ударило в голову Фломелю. Вспомнив недавние события, он подумал, смогла бы Машина-Орфей дать власть над миром? "Вопрос загружен!" - прозвучало в мозгу, и волшебник с трепетом понял, что выпустил джина из бутылки. Однако, глупый вопрос... Опыт волшебника подсказал, что в такой громадной структуре, как галактика, единого состояния умов достичь невозможно. Сложно уследить даже за планетой. И всё же... хотя бы знать! Никакой иллюзии, подлинное чувство возможности такого броска костей на стол судьбы! "Спокойно, спокойно" - волшебник сдержал эгоистические порывы. С искушением трудно бороться.
   Щелчок, и перед волшебником вновь возник фантом:
   - Перегрузка системы, предохранители сняли некорректный вопрос. Воздерживайтесь от абсолютных величин и бесконечных циклов.
   В голове у Фломеля вскипело нетерпение. Возможности машины ограниченны! Может быть, в этом виноваты безразмерные переменные под названием человек? Ну, хоть с одним машина справится? К примеру, Руиз Ав, смогут ли электронные жернова перемолоть этот крепкий орешек? Возможно ли вообще его уничтожить, или странное мистическое везение наёмника непобедимо? "Вопрос загружен" - Фломель чертыхнулся, опять фантом читает прямо из мозга, минуя речевой аппарат. Пусть требует подтверждения вопроса! Возмущение работой интерфейса смышлёной машины пропало, когда волшебник услышал:
   - Наёмник Руиз Ав, профессиональный внедритель Лиги Искусств мёртв.
   У Фломеля отвисла челюсть:
   - Как?!
   - Битва за Машину-Орфей, вы знаете все подробности его гибели в схватке с Мокрассаром.
   - Это ошибка, погиб клон наёмника, а сам он...
   - Никакой ошибки.
   - Значит, Хемерте обманула его... - Фломель мысленно вернулся к событиям двухгодичной давности. Бедный Руиз Ав. Смерть клона волшебник воспринимал как сжигание чучела - никаких личных чувств. И вот новый поворот событий. Жестокая смерть во имя высшей цели. Жаль, Фломель остался перед легендарным героем в неоплатном долгу. Волшебнику стало тоскливо и одиноко, он встряхнулся: на его месте прославленный наёмник не распускал бы сопли, а собрался с силами и ... Что бы он сделал? Осчастливить мир не удастся - это не по силам ни машине, ни ему самому. Что же может старый фокусник с далёкой планеты Фараон? Вот и ответ! Фломель сосредоточился и выпустил наружу маленькую, быструю мысль. "Вопрос загружен" - волшебник удовлетворённо кивнул - это должно сработать.
   Перед глазами замелькали пейзажи родной планеты, лица в татуировках, пустынные земли. Мелькание кадров ускорилось, и вот уже цветной поток струится во времени, и сила мысли Фломеля, многократно усиленная, ищет нужную комбинацию бесконечных обстоятельств. Ради достижения цели Фломель согласился на большие допуски в параметрах поиска и побочных эффектах. Вспышка, и перед глазами волшебника в замедленном ритме проплыли несколько не наступивших событий и простое действие с выбранными последствиями для населения Фараона.
   - Сеанс окончен, вакуумный преобразователь переводится в режим ожидания, - перед Фломелем в очередной раз возник фантом, ладони отлипли от шара и волшебник пошатнулся, восстановив равновесие.
   - Когда следующий сеанс?
   - Возмущения материи успокоятся не раньше, чем за дюжину столетий. Однако будьте готовы, что внимание вселенной сконцентрируется на поднятых вами вопросах.
   - Что это значит?
   - Локальная концентрация тахионных узлов.
   - Это опасно?
   - Зависит от того, реализуете ли вы ответы машины, или воздержитесь от вмешательства в естественную среду.
   Фломель почесал затылок:
   - Что ж, мне надо возвращаться.
   - Баязет вас ожидает.
   - Кто?
   - Гидроптах, так его зовут.
   - Вы его знаете? - поразился волшебник.
   - Гидроптахи, это часть программы консервации.
   - Сможет ли... Баязет проделать обратный путь после встречи с гигантским моллюском? И смогу ли я?
   Голографическая фигура тихо рассмеялась, моргнув изображением:
   - Моллюск - это я. Иллюзия опасности - одно из испытаний, которое вы прошли. Гидроптах в порядке. Я взял на себя смелость восстановить ваши силы.
   - Как вас зовут?
   - Оракул Гончих Псов. Запомните это имя, оно потребуется для разговора с шардами.
   - Им что-нибудь передать?
   - Ничего.
   Фантом поплыл по коридору вниз, и волшебник последовал за ним. Молча Фломель спустился в нижний зал, к целому и невредимому гидроптаху. Баязет, узнав Фломеля, радостно раскрыл пасть.
   - Они очень привязчивы, - фантом одобрительно посмотрел на громадную рыбу.
   - Почему именно мне пирамида указала путь сюда? - у волшебника остались сомнения, что он по ошибке попал сюда.
   - Генетический детектор срабатывает только на прямых потомков первых людей. Ваша кровь целиком человеческая, - Фломель вопросительно посмотрел на фантома, но тот молчал.
   - Ну что же, до свиданья.
   - Нет, мы больше не увидимся. Станция сменит место дислокации, и пирамида вам его не покажет, - лицо у волшебника вытянулось.
   - Тогда зачем всё это? - Фломель обвёл зал руками.
   - Вы сами найдёте ответ. Прощайте.
   Изображение погасло, и Фломель остался один. Немного постояв в задумчивости, он похлопал гидроптаха:
   - Прокатимся, Баязет?
  
   Глава 12
  
   Гидроптах вынырнул из тесноты тоннеля. Фломель вновь был единым целым с ним. После того, как Фломель узнал имя гидроптаха, рыба перестала быть для него чужим существом, волшебник даже испытывал некоторую симпатию к Баязету, и через это - к Хемерте, выросшей китом. Скользя сквозь толщу воды, гидроптах оглянулся: сидящий на пирамиде моллюск прощально помахал щупальцем. Пирамида медленно оторвалась от дна, подняв облако донных осадков, завертелась волчком, и исчезла, оставив после себя участок вакуума правильной формы, который поспешила заполнить вода. Образовалось сильное течение, и гидроптах поплыл прочь, к свету и теплу.
   Воспользовавшись моментом, Фломель ещё раз вернулся к диалогу с машиной-предсказательницей: судьбы мира и секреты шардов волновали волшебника гораздо меньше, чем смерть Руиза Ава. Почему? Потому, что тот подарил Фломелю жизнь, когда должен был отнять? Или из-за легендарной смерти в анклаве генчей во имя будущего? Волшебник получил долг, который никогда не сможет оплатить. Попробовать сообщить узнанное клону, что улетел прочь? Но разве это услуга - счастливому человеку сообщить, что он клон? Хемерте отпустила клон на свободу в расчёте, что тот покинет Суук, однако сложилось всё иначе, и клону досталась трудная дорога (не без злого вмешательства самого Фломеля). В чём же цель Хемерте? По возвращении Фломель обязательно спросит её об этом. По возвращении... Волшебник вспомнил, при каких обстоятельствах покинул верхнюю пирамиду и застонал - гидроптах взвизгнул ультразвуком, и смышлёные подводные создания поспешили убраться с дороги крупного хищника.
   Что он найдёт наверху? Фломеля охватило беспокойство за жизни подруг: правильно ли он сделал, что покинул остров в трудную минуту? Фокусник вернулся к тем новым знаниям, что получил внизу. Шарды защищают пирамиду от посягательств, кроме того, дирижабль нарушил их границы. Нет, он использовал уникальный шанс, один на миллион, и теперь он знает, что сказать шардам, чтобы получить свободу для себя и боевых подруг. Сейчас они, оплакав Фломеля, томятся в неволе, готовясь к рабскому существованию, или к казни. Лишь бы шарды не покинули остров. Фломель усмехнулся: они подождут. Впереди его ждала прекрасная развязка, и волшебник предвкушал изумление Кореаны, её восхищение принцем, оседлавшим волну, чтобы освободить прекрасную принцессу. Впрочем, нет - принцесса сейчас Низа, то есть Хемерте. Значит не принцессу, а красавицу. Фломель дал волю фантазии, предоставив гидроптаху самостоятельно плыть навстречу неизбежному.
  
   Перед обросшим водорослями входом в пирамиду Фломель немного замешкался: спокойствие растворилось в кислой среде сомнений. Внизу, под эйфорией удачного посещения станции с машиной-предсказательницей, всё казалось проще, но теперь... оказывается, он не продумал деталей, механизма прибытия. "Теперь уже поздно!" - ядовито заметила его плохая половина: "Задним умом ты поймёшь, что надо было предпринять, а теперь вперёд, пока есть силы!". Силы действительно были - не иначе, гидроптах бережней отнёсся к нему, как к старому знакомому, или симбиоз стал эффективней? Фломель поплыл по негостеприимному тоннелю. Уже выныривая, он услышал всплывшую мысль: "Надо было выбраться из гидроптаха на пляже!" и подумал, что как всегда прав.
   Гидроптах осторожно отрыгнул измочаленное тело волшебника, и терпеливо замер в ожидании. Фломель пришёл в себя после кратковременной потери сознания, и встав на колени, как следует откашлялся. Прекрасно быть повелителем морей, но нет ничего лучше, чем глоток воздуха. Всё познаётся в сравнении, и в сравнении лучше ценится. Фломель хмыкнул - он совершенно переменился в последние времена, раз такие мысли приходят в голову. Вытерев с лица зловонную слизь, он с любопытством уставился на пару когтистых лап в чешуйчатой коже.
   - Не двигаться, - знакомый голос вокодера сообщил волшебнику, что он не один. Что-то твёрдое упёрлось в спину. Медленно волшебник встал и поднял руки. Просторный зал освещали установленные по углам люминесцентные панели. Несколько шардов нацелили на волшебника оружие, а ближайший замкнул у него на запястьях кандалы.
   - Фломель! - из дальнего угла раздался знакомый голос Кореаны, волшебник заметил метнувшуюся к эксработорговке фигуру с нейронным кнутом. Кореана вскрикнула, и позабывший всё на свете Фломель рванулся на выручку. Жёстким ударом шард сбил волшебника с ног, и тот в бессилии зарычал:
   - Резидент, я резидент! - удар прикладом по рёбрам сбил дыхание, и фокусник испуганно замер: шарды не среагировали на ключевую фразу. Может быть, за столетия они утратили знания о подводной системе? Или не расслышали? Краем глаза волшебник осмотрел хозяев планеты: у одного из них на шее висел вокодер. Судя по более интенсивному рисунку на его коже, это старший среди шардов.
   - Оракул Гончих Псов, я говорил с ним! - Фломель отчаянно выкрикнул имя фантома и закрылся рукой от удара когтистой лапы. Вокодер что-то прошипел, и шарды быстро защёлкали раздваивающимися на концах языками. Старший шард что-то прошипел в коммуникатор, и все в ожидании замерли. Волшебник обменялся взглядом с Кореаной: воительница выглядела неважно - расцарапанная, в изорванном комбинезоне, испачканном кровью, она склонилась над лежащим рядом телом. У Фломеля защемило сердце - там могла быть только Хемерте. Грустный взгляд Кореаны подтвердил догадку волшебника. Она слабо улыбнулась ему, давая понять, что рада видеть, но лучше бы он не возвращался. Фломель злобно смерил взглядом ящеров - если бы гидроптах умел передвигаться по суше! Рыба, точно услышав мысли волшебника, нырнула и вынырнула, обдав стоящего рядом шарда и Фломеля фонтаном брызг.
   Фломель успел замёрзнуть к приходу в зал группы шардов, толкающих перед собой в обыкновенной тележке стационарный коммуникатор. Они засуетились, настраивая сигнал, и дружно удалились, остался только их командир. Грубо схватив фокусника за руку, шард приволок его к коммуникатору:
   - С тобой будет говорить Орбитальный Эвтаназин, будь вежлив, или пожалеешь о содеянном.
   На голову волшебнику шард надел шлем, и подсоединил его к коммуникатору:
   - Отвечай только правду, иначе... - ящер нажал клавишу на мобильном пульте в руках, и пронзительная боль через кандалы заставила изогнуть в спазме его тело. Через секунду боль ушла, и Фломель, как подкошенный, рухнул на каменные плиты. Шард рывком поднял его на подгибающиеся ноги:
   - Будь готов, - в глазах волшебника цветные круги танцевали хоровод, он неопределённо кивнул.
   Удовлетворённый ящер пробежал когтями по панели на коммуникаторе, дисплей засветился, и на нём появился раскрашенный красными красками шард:
   - Я Орбитальный Эвтаназин, - волшебник получил удар по ногам и упал на колени, разукрашенный шард удовлетворённо щёлкнул языком, и рука сзади вновь привела его в вертикальное положение.
   - Повтори то, что ты сказал Смотрителю.
   Фломель повернулся к шарду, которого назвали Смотрителем, тот тихо прошипел, и вокодер равнодушным голосом перевёл:
   - Добавляй в конце - о великий, - Фломель покорно кивнул, и посмотрел на Орбитального:
   - О великий, я резидент, спускался к морскому дну и беседовал с Оракулом, о великий.
   Красно-зелёный шард на экране напряжённо наклонился вперёд:
   - Чем докажешь ты, ожидающий своего часа, свои слова?
   - Я знаю его имя, это Оракул Гончих Псов, о великий.
   - Это всё? Секрет, который можно было узнать, и использовать сейчас, - Фломель почувствовал, что включился шлем на голове, и кто-то варварски погрузился в его мозг, бесцеремонно нарушая хрупкий баланс.
   - Ты веришь, в то, что ты говоришь, но это может быть и тонкая работа генчианского уловителя умов. Докажи свою правоту, ожидающий своего часа.
   Фломелю стоило большого труда сосредоточиться при постороннем вмешательстве в мозг:
   - О великий, я узнал историю Суука, и как племя шардов появилось на нём. Сначала была всего одна платформа. Звёздные воители лишились своей планеты, и согласились на контракт по охране планеты и станции с вакуумным преобразователем, - Фломель скорчился от пинка по рёбрам, и торопливо добавил: О великий.
   - Что ещё ты узнал в святилище, ожидающий?
   Фломель подробно описал виденную им архивную запись, но воздержался от рассказа о заданных им вопросов. Орбитальный Эвтаназин потряс гребешком на голове:
   - Ты скрываешь что-то?
   - Вам запрещено знать о прочем, о великий, - Фломель решил взять инициативу в свои руки, иначе, куда заведёт этот разговор?
   - Запрещено?
   - Есть знания, которых религия запрещает вам касаться. Я требую, чтобы вы сняли с меня приборы. Теперь уже понятно, что я говорю правду, о великий!
   Орбитальный шард погрузился в раздумья, затем согласно щёлкнул языком, и Смотритель неохотно снял с волшебника шлем. К Фломелю вернулась ясность сознания, он решил ковать железо, пока оно горячо:
   - Оракул Гончих Псов наделил меня большими полномочиями, теперь я - Кардинал, о великий, - волшебник с ходу придумал для себя пышный титул.
   - Посещение пирамиды - грандиозное событие, первое в истории Суука. Мы должны предпринимать все меры безопасности. Вторжение в закрытую зону и уничтожение воинов дали нам повод.
   - Таинство общения с Оракулом требует уединения, вам и так открыто многое... - Кореана восхищённо глядела на Фломеля, расправившего плечи, и повелительно заговорившего с шардами. К сожалению, волшебник этого не видел, он не отрывал взгляда от экрана, прикладывая усилия к перелому ситуации в свою пользу.
   - Что ещё нам позволено узнать? - в словах Орбитального Эвтаназина поубавилось спеси.
   - Ко мне следует обращаться - ваше преосвященство, о великий, - религиозный сан Фломель почерпнул из заштатной пьески, просмотренной им как-то на досуге, но на шардов он произвёл впечатление.
   - Ваше преосвященство, что ещё позволено узнать?
   Фломель поджал губы, он с удовольствием бы приказал ящерам вспороть себе животы, но вместо этого произнёс:
   - На время моего пребывания здесь, пусть все шарды, находящиеся на острове перейдут в моё подчинение... - Орбитальный шард зашипел что-то шарду-Смотрителю, отключив перед этим вокодер. Фломель замер. Пошипев изрядно, Смотритель обернулся к волшебнику и протянул когтистые лапы. Фломель закрыл глаза и попрощался с жизнью, однако шард только аккуратно снял кандалы с рук волшебника и с поклоном сделал шаг назад. Орбитальный Эвтаназин включил вокодер:
   - Ваше преосвященство, долг требует, чтобы я спросил вас: вы хотите продолжить существование?
   Фломель смешался. Что это значит? Согласиться? Но он ещё не намерен умирать. Отказаться? А вдруг это будет оскорблением? Однако лицо его осталось непроницаемым:
   - Я буду существовать еще, по меньшей мере, двенадцать столетий, ибо раньше обращаться к Оракулу нельзя, - шард с уважением отнёсся к услышанной цифре, в то время как для Фломеля тысяча и миллион лет означали одно и то же: бесконечность. Орбитальный Эвтаназин цветисто попрощался с волшебником, и экран погас. Можно перевести дух.
   - Они свободны, - скомандовал Фломель, указав на подруг. Смотритель кивнул, и Кореана бросилась в объятия волшебника:
   - Спасибо, - она оторвалась от него и потянула в угол:
   - Хемерте умирает.
   Фломель встал на колени перед израненной женщиной - раны её загноились, кожа почернела.
   - Медицинское оборудование из дирижабля принесите сюда! Дирижабль ещё цел? - шард не отвечая, выбежал в коридор и зашипел своим подчинённым. Хемерте открыла глаза и слабо пошевелила рукой:
   - Ты жив.
   - Сейчас мы вылечим тебя! - Фломель свято верил в безграничные возможности пангалактической медицины.
   - Держись, подруга, - Кореана схватила Хемерте за руку.
   - Почему она ранена?
   - Мы пытались бежать, ухлопали пару шардов, но попытка не удалась...
   - Ты, ты... - Хемерте попыталась спросить у Фломеля, удалось ли ему побывать в запретном месте.
   - Да, я был там. Я узнал одну тайну, известную только тебе. Когда Руиз Ав попал к вам...
   - Я подарила ему кусочек себя, - мимолётно улыбнулась Хемерте, и поморщилась от боли.
   - Мы поговорим обо всём потом.
   - Конечно, - Хемерте поглядела на Кореану, та ободряюще погладила её по щеке:
   - У нас ещё столько планов на будущее... Вот Фломель, стал кардиналом...
   - Кардиналом...
   - Он командует шардами!
   - Пусть отпустит мне... - рука Хемерте безвольно упала, и глаза остекленели.
   - Хемерте! - затрясла подругу Кореана.
   - Дай я, - Фломель отстранил Кореану, и положив голову на грудь, прислушался к биению сердца.
   - Ну?
   - Конец, - волшебник положил ладонь на лицо Хемерте и закрыл ей глаза.
   - Хемерте! - ещё раз позвала Кореана, волшебник молча сжал плечи эксработорговки.
   Через минуту в зал ворвался Смотритель и протянул медицинскую прилипалу, Кореана приложила аппарат к предплечью Хемерте: красные огоньки загорелись на индикаторной панели. Прилипала утопила щупы в теле женщины, разряд тока подбросил Хемерте, и Фломель услышал стон. Кореана отчаянно закричала:
   - Выкарабкивайся, Хемерте!
   Веки линианки затрепетали, и она открыла глаза. Кореана посмотрела на прилипалу: цвет индикаторов оставался красным.
   - Прилипала не поможет, где медицинский автокувёз?
   - Его выгружают, он слишком громоздкий, - ровный голос вокодера подписал приговор Хемерте.
   - Похороните меня в море, - попросила линианка, и Кореана разрыдалась.
   - Ещё несколько минут, и мы её потерям...
   Фломель встал, и поднял на руки Хемерте, она застонала, и он сказал:
   - Теперь я знаю, что такое быть китом.
   - А я знаю, что такое быть человеком...
   Волшебник повернулся, так, чтобы Хемерте был виден гидроптах, и вопросительно посмотрел на умирающую.
   - Да.
   Фломель осторожно пересёк зал и ласково прошептал:
   - Его зовут Баязет.
   - Мы с ним подружимся, - женщина закрыла глаза, и волшебник бережно опустил в пасть гидроптаха тело подруги. Баязет всосал гостя и нырнул, оставив круги на воде. Подошла Кореана и прислонилась к усталому фокуснику, он обнял её, и женщина положила голову ему на плечо. В наступившей тишине зелёный ящер тихо пощёлкал языком, дивясь странному обряду людей.
  
   Глава 13
  
   Тяжёлый транспорт пронёсся перед носом дирижабля, и прощально помахал крыльями, загоревшиеся огоньки форсажных дюз мимолётно сверкнули и растаяли в ночи. Теперь воздушную лодку шардов можно увидеть только на экранах радаров. Кореана откинулась на спинку кресла:
   - Я до последнего сомневалась, что они нас отпустят.
   Фломель стоял позади кресла. С наслаждением он провёл рукой по шелковистым волосам женщины, однако, мысли его витали где-то далеко:
   - Должны ли мы посетить остров Дорн?
   - Депозитарий? Что нам там делать?
   - Сообщить о Хемерте, там же остался её сын... в виртуальном воплощении. Теперь ответственность за его судьбу несём мы. Так?
   Кореана подивилась серьёзности намерений волшебника, но не подала виду. Добрая память о подруге тоже к чему-то её обязывала, но мысль эта была неопределённой, и чётких очертаний ещё не обрела:
   - Пока он в надёжных руках Сомнира, так что нам остаётся только добиться от техников в Глубоком Сердце вырастить безличностное тело и доставить на Дорн. Это жестокий мир, и проявлять излишнюю мягкость нельзя, ты не забыл?
   - Верно, - волшебник повернул кресло и посмотрел в синие глаза воительницы:
   - Но разве мы с тобой не стали другими?
   Кореана положила ладонь на щёку волшебника:
   - Ты спас нас в пирамиде... ты не чужой... но кроме смерти Хемерте ничего не изменилось.
   - Ну, как же, ты тоже недавно выручила меня, помнишь?
   - Моя эффективность иногда неадекватна, будь прокляты генчи!
   - Подожди, ничего страшного, я тоже иногда неуклюж, но ты мне это прощаешь...
   - В плену... я разработала маленький план, и всем шардам уже была бы крышка, но тут мои мозги затормозили, и отказались убивать этих милых пресноводных. Хемерте закрыла меня своим телом, - Кореана не выдержала, и разрыдалась, уткнувшись в грудь волшебника. Фломель погладил её руки:
   - Я не знал этого. Жаль, но ты сделала то, что смогла...
   - Всем, кого я люблю, опасно быть рядом со мной, такова моя судьба, - Кореана встала, и руки волшебника легли на её талию. Воительница быстро поцеловала Фломеля в губы, и оттолкнула от себя. Фломель на миг окунулся в симфонию счастья и оцепенел от неожиданности:
   - Что... Я...
   - Иди, - Кореана вернулась к панели управления, и Фломель уставился на синюю косу красавицы:
   - Кореана.
   - Не заставляй меня жалеть, - холодный голос Кореаны не располагал к разговору, Фломель решил перенести обсуждение волновавшего его вопроса на другое время. Он понадеялся на переменчивость настроения Кореаны. Бушующие волны утихнут, и он продолжит начатое Хемерте дело по реабилитации эксработорговки.
   - Я буду в кают-компании, - сказал он, чтобы хоть что-нибудь сказать. А где ему быть ещё? В замкнутом пространстве дирижабля трудно потеряться. Кореана смолчала, она дала себе слово больше не позволять слабостей, и волшебник перестал для неё существовать. Мозг снова наполнила привычная жёсткость, и она улыбнулась знакомому чувству: опасный человек в опасном мире, каждый сам за себя, выживает сильнейший.
  
   В полумраке кают-компании Фломель не торопясь, вращал массивный глобус Суука. Моря, океаны, континенты. Чуткие пальцы фокусника различали мельчайшие неровности на лакированной поверхности шара. Беспорядок в салоне дирижабля напоминал о недавнем визите шардов: при первом их посещении Колосс пытался защищаться, и ящеры перебили всех пауков. Что ж, теперь работы по обслуживанию придётся делать самим. Это даже хорошо - меньше свободного времени, меньше терзаний и переживаний. Фломель подумал об уединившейся в рубке Кореане: сколько же времени потребуется, чтобы растопить лёд деформированной генчами личности? Возможно ли такое вообще? Капитан дирижабля всего в десятке метров, а Фломель сидит здесь, и ничего не делает, хотя буйная фантазия рисует сладостные картины, и волшебник грезит наяву.
   Несколько минут назад Фломель попытался заговорить с хмурой Кореаной, и получил крепкую затрещину. Как побитая собака, он глядел с мольбой на свою любовь, но прочитал в её глазах колючий приговор. Рискнуть ещё раз? Иногда Кореана совсем неуправляема, и шутить с ней, подобно самоубийству. Остаётся ждать. Фломель с сомнением оценивал своё будущее: сможет ли он вернуться к нормальной жизни после этой поездки? Пьеса с труппой ждали его в тихом городке Бокадель Инферно. Возвращаться туда одному? Законсервировать чувства, окунуться в работу? Фломель припомнил, что он несёт в себе маленький секрет далёкой планеты Фараон, ключ к её будущему. Воспользоваться полученным знанием? Волшебник мог представить себе любую авантюру, и с удивлением заметил в себе склонность к приключениям. Жизнь совсем изменила его взгляды. Только бы рядом была Кореана.
   Фломель подумал о генче, что поработал над работорговкой, неплохо бы найти его и порасспросить: может быть тот смог бы помочь снять с Кореаны чужеродные личностные инплантанты. Повертев эту мысль, волшебник решил, что так и сделает, только бы добраться до Моревейника.
  
   К знаменитому городу, построенному на месте галактической свалки космических кораблей, дирижабль приблизился со стороны моря. Один из таможенных порталов контролировался организацией Глубокое Сердце. Со времени уничтожения Машины-Орфей её влияние значительно возросло, приток новых членов в геометрической прогрессии, позволил узурпировать одну из гигантских башен. Хемерте, как основатель корпорации Глубокое Сердце, была одной из владык Моревейника, могущественнейшая правительница... Сейчас, её личность вместе с телом растворились в чреве древнего гидроптаха по имени Баязет. Никто в Моревейнике не знает о постигшей её судьбе, и до поры, лучше не предавать это широкой огласке: мощь корпорации во многом базировалась на авторитете Хемерте.
   Кореана, получив разрешение, причалила дирижабль к шпилю башни. Вокруг сновали воздушные лодки, внизу бороздили грязные воды Моревейника катера и корабли, суетились люди и другие разумные и неразумные твари, яркие неоновые рекламы цветными пятнами подсвечивали залатанные корпуса древних звездолётов. Движение и жизнь, цивилизация...
   У лифтового входа на посадочную площадку их ожидала встречающая делегация. Отсутствие Хемерте на борту встревожило членов корпорации. Фломеля с Кореаной предупредительно, но настойчиво, препроводили в отдельные номера. Волшебник на прощание коснулся руки Кореаны, но та равнодушно прошла мимо, в свой номер. Двери захлопнулись, и гости-пленники остались наедине со своими мыслями. Вскоре незнакомое лицо появилось на экране коммуникатора, краснокожая женщина с причудливой причёской вежливо поприветствовала Фломеля:
   - Здравствуйте, добро пожаловать в обитель делящихся. Меня зовут Джуфеналь, и я хочу знать, где Хемерте?
   Фломель недобро посмотрел на беззаботное лицо на экране, вот ещё кто-то, кому не терпится добавить дёгтя к его жизни:
   - Соберите Объединённый Совет, на пороге Глубокого Сердца важные новости.
   - Я один из его членов, не испытывайте моего терпения, говорите сейчас, - Джуфеналь прищурилась на фараонца.
   - Можете спросить Кореану, надеюсь, доверие к ней у вас больше, нежели к моей персоне.
   Джуфеналь слегка поморщилась, и Фломель понял, что она уже говорила с Кореаной, не слишком успешно. Он рассмеялся, представив краткий, но выразительный диалог. Краснокожая обиженно заметила:
   - Меня волнует судьба Хемерте, надеюсь, с ней всё в порядке?
   - Я слышал ваше имя от Хемерте, она отзывалась о вас с уважением, - примирительно признал Фломель.
   - Тогда не молчите.
   - Наберитесь терпения, сейчас время не играет значения.
   - Хорошо. Совет соберётся только завтра утром. Есть ли что-то, что нам необходимо знать до его начала?
   - Нет, всё в порядке. Хотя... вы можете оказать мне услугу?
   - Какого рода?
   - Личную. Если бы рядом была Хемерте, она бы одобрила.
   - Говорите, - Джуфеналь выглядела заинтриговано.
   - Это касается Кореаны. Она была последняя, кому Машина-Орфей изменила личность.
   - Я знаю об этом. Кореана была опасна... Она и сейчас не проявляет лояльности. Однако Хемерте настаивала на её корректности по отношению к корпорации. Вы считаете, что положение изменилось?
   - Кореана уважает вашу организацию. Речь о ней самой. Я хочу найти генча, воспользовавшегося Машиной-Орфеем, имеющего отношение к её деконструкции.
   - Зачем?
   Фломель посмотрел на вопросительное лицо на светящемся экране, можно ли ей доверить своё сокровенное, часть души? Несмотря на отвращение к откровенности к незнакомому человеку, волшебник скрепя сердце открыл правду:
   - Я её люблю.
   Джуфеналь с удивлением оглядела фокусника:
   - Даши архивные записи по-другому характеризуют ваши психологические якоря, поэтому вас продали в рабство...
   Фломель скривился:
   - С тех пор я сильно изменился.
   - Почему я должна вам верить?
   - А что вы теряете? Устройте мне встречу с этим генчем, и может быть, вы узнаете больше от меня, чем от Кореаны
   - Это сделка?
   - Руиз Ав доверял вам, доверяю и я. Просьба остаётся просьбой. Нет, так нет.
   - Поясните, что именно вы хотите узнать от этого существа?
   Фломель уже успел пожалеть о приступе откровенности:
   - Конец связи, - экран погас, и его мысли вернулись к синеволосой красавице, занимающей соседний номер в отеле-тюрьме.
  
   Утренняя встреча с Объединённым Советом прошла тяжело: Кореана была взвинчена, и пару раз Фломель всерьёз испугался, что к ней примут меры физического воздействия... Он не хотел видеть, как ей делают больно. По причине неуравновешенного состояния спутницы, волшебнику пришлось взять роль рассказчика на себя. Коротко фокусник описал путешествие к острову Дорн и визит в депозитарий. Члены Совета бурно обсудили факт появления ребёнка в виртуальном Компедии. Присутствующие специалисты выдвинули несколько предложений, которые решили обсудить позже. Кореана сквозь зубы пояснила порядок доступа через охраняемый вход в пещеру, техники одобрительно закивали.
   Фломель, упомянув о столкновении с истребителем шардов, скрыл факт секрета пирамиды. Конфликт с шардами он объяснил как результат нарушения границ. Схватка - несчастный случай, в результате которого погибла Хемерте. Он описал, как она встретила смерть. Совет поражённо замолчал, шокированный известием о смерти основателя корпорации. Через несколько минут, переварив услышанное, зал заседания заполнился громкими голосами: смерть Хемерте имела юридические, моральный, экономические и политические последствия, кроме того, никто не хотел ссориться с хозяевами планеты. Не обращая внимания на Фломеля с Кореаной, заседающие пришли к выводу, что тайну смерти Хемерте сохранят, это сделать несложно из-за традиционного обмена телами. Свидетелей (фокусник поёжился), лучше заморозить.
  
   Кореана попыталась возразить, но дежуривший у неё за спиной робот убийца замкнул манипуляторы на руках и ввёл снотворное. Воительница обмякла в механических руках. Фломель успокоено вздохнул: пока самое худшее не произошло, хотя тут его хотят заморозить...
   - А как вам удалось ускользнуть от шардов? - спохватилась Джуфеналь (сегодня она носила тело циньянки).
   Фломель усмехнулся запоздалой мудрости членов Совета:
   - Да будет вам известно, я член религиозной общины инопланетных собственников Суука.
   - Как же вы попали в их общину? - спросил толстый, со свиноподобными чертами лица, член Совета.
   - Ваша ирония неуместна, - фокусник вспомнил, что с некоторых пор он важная фигура в политической жизни планеты.
   - А что уместно?
   - Свяжитесь с Орбитальным Эвтаназином шардов, и сообщите, что у вас гостит Кардинал.
   - Вы шутите?
   - Орбитальный Эвтаназин обращается ко мне - ваше преосвященство, - члены Совета побледнели.
   - Мы не верим вам, - неуверенно произнёс свиномордый.
   - Родериго были довольно небрежны, что ж, там, где был их остров, морская вода ещё кипит.
   - Нам придётся воспользоваться ментоскопом, чтобы подтвердить ваши слова.
   - Вы забыли добавить - ваше преосвященство, - Фломель разобрался, что его козырь бьёт все остальные, вместе взятые.
   - Ваше преосвященство, вы ставите нас в сложное положение - известие о смерти нарушит хрупкий баланс сил в Моревейнике, - Джуфеналь попыталась увести разговор с агрессивных рельс.
   - Тайна останется тайной. Покойная Хемерте доверяла мне с Кореаной, поверьте и вы. Ваша корпорация в трудные времена поддержала Руиза Ава - я считаю благосостояние Глубокого Сердца основой спокойствия в Моревейнике. Вам пора оправдать своё название, прислушайтесь к самим себе.
   - Мы верим вам, - Джуфеналь потёрла запястья (тело циньянки давало обратную связь).
   - Я думаю, вы примете правильное решение, - Фломель встал, давая понять, что разговор окончен.
   - Мы позаботимся о Кореане, - Джуфеналь перехватила озабоченный взгляд волшебника. Охрана почтительно проводила гостя в номер, несколько раз по дороге он услышал шёпот: "Кардинал...".
  
   Глава 14
  
   Объединённый Совет принял единственно верное (с точки зрения Фломеля) решение: волшебнику и его спутнице даровалась свобода в обмен на обещание не разглашать факт смерти Хемерте. Объявить новость к Фломелю в номер прибыла Джуфеналь:
   - Мы надеемся на ваше благоразумие. Такое решение на Сууке даётся нелегко, простите излишне резкие высказывания моих коллег - иногда все мы бываем в плену обстоятельств, ваше преосвященство.
   - Я так же, как и вы переживаю гибель Хемерте. И я её оплакиваю.
   - Ваша личная просьба в силе?
   - Что? Да, я по-прежнему хочу встретиться с генчем, вы его нашли?
   - Не совсем... Для разговора с ним вам придётся спуститься в анклав генчей.
   - А сюда его доставить нельзя?
   - Это свободная личность. Кроме того, по анклаву существует межкорпоративное соглашение, даже для того, чтобы спуститься в анклав, требуется согласие кворума владык Моревейника.
   - Даже так?
   - С некоторых пор уловление умов в Моревейнике под жёстким контролем. Вы прекрасно знаете почему, ваше преосвященство.
   - Устройте мне эту встречу.
   Джуфеналь бедром прижалась к Фломелю:
   - Хотите немного любви? - на её циньянском лице промелькнуло плотское желание. Фломель взял циньянку за подбородок и вспомнил Хемерте - с ней он провёл приятную ночь накануне злополучного путешествия:
   - Дело в том, что мне надо много любви, океан, - он показал рукой на переборку, за которой была Кореана.
   - Живи настоящим, - циньянка прижалась к фокуснику и подарила ему долгий поцелуй. Она была очень красива, тело податливо, а губы имели вкус вишни, сладкие и вкусные.
   - Не теперь, - Фломель хрипло выдавил из себя.
   С трудом, оторвавшись от жрицы любви, он попытался восстановить самообладание.
   - Зачем ты сдерживаешь себя? - ласки Джуфеналь стали настойчивей.
   - Ты нравишься мне, но я хочу остаться верен своей любви, помоги мне.
   Джуфеналь ласково погладила Фломеля по руке и отступила:
   - Надеюсь, она того достойна, - Джуфеналь постучала пальцем по одному из клыков, образующих ожерелье на шее волшебника. - Стильная штучка.
   Джуфеналь выскользнула из комнаты, и волшебник подумал, что она хороший человек, даже если она не человек...
  
   Мучительное ожидание растянуло день до недели, и только к вечеру через коммуникатор Джуфеналь сообщила, что разрешение на посещение анклава генчей получено. Поскольку путь неблизкий, она предложила отложить визит до утра, но у Фломеля лопнуло терпение, и он уговорил выступать немедленно. Мощная лодка на подобающей ночному времени скорости доставила волшебника с циньянкой в окружении дюжины охранников к подножию развороченной башни, принадлежавшей некогда пиратскому властителю Юбере.
   - Даже ядерный взрыв не смог разрушить эту махину, - хмыкнула Джуфеналь, оглядывая вместе с Фломелем надводные останки башни, напоминающие металлическую розу - произведение классических авангардистов.
   - Что же стало с самим анклавом?
   - Некоторые генчи погибли, другие выжили. Вместо монорельса анклав с поверхностью соединяет скоростной лифт.
   Фломель оценил установленные по периметру крупные орудийные установки:
   - Теперь сюда без спроса никто и не сунется.
   - Только случайно. Как-то яхта отставного пирата заплыла сюда по ошибке.
   - И что?
   - Ничего, - Джуфеналь пожала плечами.
   - Его наказали?
   - Никто даже не знает его имени. В этом месте договорённости исполняются пунктуально.
   Группа прошла мимо рваных краёв импровизированных лепестков и углубилась в нижние коридоры башни. Когда Фломель окончательно потерял ориентацию и утомился от пеших прогулок по лестницам и эскалаторам, путь привёл их к большой площадке с лифтовыми дверями. Несколько инспекторов в форме цветов своих хозяев удостоверили их личности, и пропустили в лифт. Сопровождающий эскорт остался снаружи.
   - Мы пойдём в анклав одни? - всполошился Фломель.
   - Нет, внизу тоже есть охрана. Нам достаточно дойти до грота, в котором устраиваются официальные встречи.
   - Но это неофициальный разговор, я не хочу разглашать...
   - Там будем только мы, - Джуфеналь нажала кнопку на панели, встроенной в бронированную стену лифтовой кабины, дверь плавно закрылась, и пол ухнул вниз. Фломель вцепился руками в поручень и выпученными глазами уставился на циньянку: короткое платье на ней без воздействия сил гравитации поднялось до пояса, оголив загорелые ноги. Джуфеналь счастливо рассмеялась:
   - Три километра, даже скоростной лифт не может преодолеть их слишком быстро!
   Фломель сжал зубы и вежливо промычал что-то в ответ. Через некоторое время лифт начал притормаживать, увеличивая силу тяжести для пассажиров. Когда он остановился, ноги у людей подогнулись, и волшебник недовольно крякнул.
   - Перед тем, как выйти, нам надо надеть кислородные маски.
   Фломель помог закинуть за спину циньянке массивный баллон с газом, и она надела маску, кокетливо строя глазки. Он примерил громоздкое снаряжение и приладил маску. Через фильтры Джуфеналь прокричала:
   - Два часа, баллоны имеют запас воздуха на два часа.
   Фломель кивнул, и открыл вентиль.
   У входа их встретила маленькая группа охранников. На каждом была маска, соединённая со стационарной установкой гофрированным шлангом. Махнув им в сторону монобетонной дорожки, охранники остались у открытых дверей лифта. У дорожки, как светильники, через равные промежутки стояли роботы-убийцы. Вид смертоносных машин немного ободрил сникшего волшебника. Нос его заполнили знакомые запахи генчей, отдающие трухлятиной и вонью. Не справляются фильтры? Неплотно лежит маска на лице? Или память услужливо подкидывает ему старые воспоминания, стирая грань между реальностью и иллюзией? Фломель совсем не хотел ещё раз ощутить эффект мозгового огня от миазмов генчей. Он поглядел на циньянку, глаза её потеряли игривость. Можно держать пари, что по возвращении она долго будет вымывать вонь, впитавшуюся в тело.
   Приглушённое красное освещение придавало зловещего настроения мрачным тоннелям. Через несколько сотен метров на дорожке они встретили уродливого человека: кожу его испещрили татуировки, изображающие картины апокалипсиса. Приглядевшись, фокусник с отвращением заметил, что линии рисунков образовывали губы, искусно приживлённые на тело несчастного. Фломель посочувствовал ему: после долгого вдыхания местного воздуха, что человеческого осталось в его мозгу?
   - Идите за мной, - произнёс проводник, и губы по всему телу повторили движения рта.
   Фломель подумал, что даже краткий визит сюда чреват ночными кошмарами. Как просто всё было на Фараоне - те, кому было больно, кричали, остальные радовались - простой и понятный человеческий эгоизм. Джуфеналь крепко взяла его за руку, и фокусник с удовольствием ощутил в ладони её тонкие пальцы. Слабое сожаление промелькнуло в голове - завтра она станет другой, и он не сможет возродить в себе то чувство единства, которое связывало сейчас с ней. Отсутствие постоянства показалось ему чудовищной ошибкой для Глубокого Сердца. Никогда, никогда он не согласится на подобное существование. Даже недавние перипетии путешествия к острову Дорн не сделали его гибким! А ведь тогда Хемерте казалась ему чудищем в человеческом обличье, но это не помешало ему стать на время, для собственной пользы - рыбой. С этой точки зрения положение Джуфеналь уже не кажется таким отвратительным, скорее здесь силён познавательный эффект...
   Волшебник сокрушённо помотал головой: с такими мыслями нельзя соваться в пасть к генчам. Циньянка ободряюще встряхнула его руку, и волшебник снова загрустил о том, что она завтра будет другой. Спасительной оказалась мысль о томящейся где-то высоко над поверхностью, в тесном номере, как львица в клетке - Кореане. У Фломеля сразу улучшилось настроение. Он сосредоточился на цели и с удвоенной энергией потащил за руку Джуфеналь.
   Извилистая дорожка привела их к большому гроту, где странный сопровождающий знаком приказал ждать, и удалился. Путники завертели головами - вокруг никого не было. В праздном ожидании прошло с десяток минут.
   - Этот генч сам придёт к нам? - прогудел через маску Фломель.
   - Если захочет.
   - Но он знает?
   - Мы передали твою просьбу генчам и назначили время, что ты ещё хочешь от меня?
   Прошла маленькая вечность, когда в дальнем проходе что-то неясно зашевелилось, и к ожидающим приблизился молодой генч. Это мешковатое существо на трёх ногах уставилось на Фломеля и Джуфеналь трёмя глазами, беспорядочно разбросанными по бурому телу:
   - Ты тот, кого я знаю.
   Фломель прокашлялся, чтобы лучше звучал голос, и, не отрывая взгляда от мерзкой ротовой щели, которой говорил генч (остальные были закрыты), уважительно сказал:
   - Давно... но не очень, здесь был Руиз Ав, ты по его просьбе провёл деконструкцию личности работорговки по имени Кореана.
   По телу генча пробежала волна:
   - Мне помогла Машина-Орфей, иначе я не рискнул бы опускаться в холомнемоническое море с такими целями. Что сталось с этой Кореаной? Если что-то произошло не так, вы не можете меня винить - опыта в деконструкции у меня не было, я руководствовался здравым смыслом, тем, что был присущ, по меньшей мере, Руизу Аву.
   - Я представляю её интересы. Со времени деконструкции Кореана сильно изменилась, и сейчас она не представляет опасности. Однако последствия уловления ума мешают ей жить, и недавно это привело к гибели нашего друга, - Джуфеналь энергично кивнула, подтверждая слова волшебника.
   Генч закрыл глаза в задумчивости, и Фломель нетерпеливо стал переминаться с ноги на ногу. Долгая пауза заставила понервничать и Джуфеналь: что задумало это существо? По слухам, генчи бывают очень коварны, выкидывая разные фокусы со своими хозяевами. Этот на своей территории, что он может сделать? Фломель в нетерпении шагнул к генчу, тот открыл глаза и ещё один рот, оттуда высунулось тонкое щупальце:
   - Я должен проверить, что вы говорите правду.
   Фломель отшатнулся:
   - Что это значит?
   - Я узнаю, говорите ли вы правду.
   - В моей голове сейчас слишком много того, что не должен знать никто.
   - Мои поиски ограничатся только проверкой, представьте, что я - ментоскоп.
   - Я останусь в уязвимом положении.
   - Не так просто изменять личность, даже в малом - это отнимает жизненные силы и заставляет нас болеть. Я проверю правдивость ваших слов, это быстро.
   - Если ты с ним что-нибудь, сделаешь, мне достаточно дать команду ближайшему роботу-убийце, - Джуфеналь сделала страшные глаза, и её голос из-под маски рассмешил Фломеля. Он обратился к генчу:
   - Руиз Ав доверял тебе, это для меня много значит. Я позволю тебе заглянуть в мои мысли, но не любопытствуй, иначе многие, и ты, в том числе пострадают.
   Генч вытянул на уровне лба фокусника щупальце, на конце оно утончилось до толщины волоса. Фокусник почувствовал укол, мгновение головокружения и тут же пришёл в себя: генч торопливо втянул щупальце. Фломель поглядел на Джуфеналь:
   - Ну?
   - Не прошло и секунды, он держит слово.
   - Хорошо.
   Генч вновь заговорил:
   - Ты веришь в то, что говоришь.
   - Теперь расскажи, ты можешь ей помочь?
   - Помочь в чём?
   - Снять деконструкцию.
   - Никакой деконструкции не было. Пришлось протянуть толстые связи подчинения и замкнуть их на личность Руиза Ава. Я не умел делать деконструкцию, поэтому ограничился установкой синаптических прерывателей, однако они неповоротливы, вы сами могли в этом убедиться.
   - Значит надо убрать прерыватели, это вам по силам?
   - Нет. Они неповоротливы, но очень сильны, без Машины-Орфей для меня это невозможно.
   Фломель немного помолчал, собираясь с мыслями:
   - Значит, личность Кореаны осталась та же, что и раньше?
   - Но вы же сказали, что она изменилась.
   - Да-да. Я имею в виду, она изменилась естественным путём?
   - Под влиянием внешних факторов.
   - Тогда как же убрать эти громадные прерыватели?
   - Никак.
   - Значит, только замыкание на мертвеца?
   Для исключения предательства почти все генчированные личности имели замыкание на мертвеца: они должны умереть при первом же подтверждённом сообщении о смерти хозяина. Ситуация Кореаны попала в тупик, кажется, ей суждено мучиться с подарком генча в голове всю оставшуюся жизнь. Генч поспешил заполнить паузу в разговоре:
   - Меня извиняет отсутствие знаний, пришлось опираться на общеизвестные сведения.
   - Это ничего не меняет.
   - А Руиз Ав, он не посетит анклав?
   Фломель покосился на генча: правда ли, что эти сведения он не прочитал в его мозгу, или только делает удивлённый вид? Наверно за секунду много не разглядишь... волшебник пообещал себе, что никого и близко больше не подпустит к своему мозгу. Даже сейчас, он здорово рисковал!
   - Руиза Ава я больше не видел.
   - Жаль... Если вопросов больше нет, меня ждут дела, прощайте, - генч повернулся уходить.
   - Подождите! - Фломель почувствовал, что шанс помочь Кореане сейчас ускользнёт от него на трёх кривых ногах.
   - Джуфеналь, ты не видишь выхода из положения?
   - По-моему ситуация понятна. Кореана замкнута на мертвеца - Руиза Ава, когда он умрёт, умрёт и она, а до тех пор она может жить, но с некоторыми ограничителями. Никакой деконструкции не было! Твоя Кореана...
   - Это неверно, - вмешался генч.
   - Неверно что? - заинтересовался Фломель, он вдруг почувствовал, что нащупал золотую жилу в разговоре.
   - Она не умрёт.
   - Но ты установил замыкатель на мертвеца!
   - Установил.
   - Значит, после смерти Руиза Ава...
   - Синаптические прерыватели самоуничтожатся, оборвав тросы подчинения.
   - Почему?
   - Но ведь для личности хозяина уже не имеет значения дальнейшее существование контролируемого субъекта. Здравый смысл подсказал мне...
   - Замыкатель на мертвеца - для пресечения предательства, контролируемый приложит все силы к сохранению жизни хозяина из чувства самосохранения!
   Генч умолк. Повращав бесчисленное количество раз глазами, он вздохнул на генчианский манер:
   - Иногда трудно разобраться с видовыми инстинктами людей. В следующий раз я не допущу ошибки...
   - Значит, ты ошибся?
   - Я руководствовался логикой своего племени...
   Джуфеналь повернулась к Фломелю и смерила его фигуру сомневающимся взглядом:
   - Если ты хочешь получить свободу Кореаны ценой жизни Руиза, боюсь, у тебя ничего не получится.
   - Как так?
   - Это человек, известный всей пангалактике своей способностью выживать, ты умрёшь на этом пути.
   Фломель грустно улыбнулся в маску:
   - Ему ничего не грозит.
   - Значит, ты будешь ждать, когда с ним расправится вселенная?
   - Вернёмся наверх.
   Волшебник сердечно попрощался с недоумевающим генчем и удалился по дорожке. Генч дождался, когда останется один, посмотрел на ожидающего рядом гротескного слугу:
   - Возвращаемся домой, - человек радостно кивнул и почтительно проводил генча к выходу из грота, счастливый возможностью оказать услугу хозяину. Все его губы довольно улыбались.
  
   Глава 15
  
   Всепроникающий свет медицинского отсека не оставлял тени от троих его посетителей. Кореана недоумевающе глядела на фокусника:
   - Ты хочешь, чтобы я легла в иммобилизационное кресло?
   - Что тут особенного? - Фломель едва сдерживал нетерпение.
   - Особенного? Ты врываешься ко мне посреди ночи и требуешь не задавать вопросов, тащишь сюда... Что здесь делает эта женщина? Вчера она мне показалась настроенной к нам не слишком дружелюбно. Мы с тобой сейчас могли мирно лежать в ближайшей морозилке!
   - У тебя была бы хорошая компания, - Кореана задохнулась от дерзости волшебника. Уж не спятил ли он? Или ему прочистили мозги? Надо быть вдвойне настороже с этой циньянкой.
   Джуфеналь решила поскорей закончить перепалку (скоро ежедневный обмен телами):
   - Постарайтесь успокоиться. Кореана! Сейчас мы спускались в анклав и беседовали с генчем...
   - Что ты сделала с Фломелем? Учти, за него я заставлю плакать кровавыми слезами! - на лице воительницы промелькнуло опасное выражение, а голос приобрёл низкие нотки. Джуфеналь испуганно умолкла, а Фломель заинтересованно насторожил уши:
   - Не пугай её, со мной всё в порядке. Хотя... давай обсудим это позже.
   - Милый, ты может быть и не подозреваешь, что служишь марионеткой. В этом нет твоей вины, я испытала это на себе, - Кореана сострадательно дотронулась до волшебника. Джуфеналь растерялась, и никак не могла найти подходящие слова, чтобы разъяснить ситуацию. В конце концов, она грубо выругалась на языке добравит:
   - Дослушай же до конца, или я не знаю, что сделаю!
   - Ну? - в Кореану вселился бес войны, и она ждала подходящего повода выплеснуть энергию.
   - Он, этот влюблённый идиот, - циньянка ткнула пальцем в покрасневшего фокусника. - Он уговорил меня на поездку к основанию башни, где живут смердящие генчи. По его милости я сейчас благоухаю их феромонами!
   Кореана принюхалась:
   - Пахнет.
   - Воняет.
   - Кореана, я хотел узнать, нет ли пути, чтобы снять с тебя э-э-э... последствия генчианского воздействия.
   - И что ты узнал?
   - Деконструкции не было, некоторые безусловные рефлексы...
   - Как не было?
   - Вмешательство, но не деконструкция. Ты абсолютно нормальный человек.
   - Скажи это Хемерте.
   - Не всё так просто.
   - И поэтому ты хочешь уложить меня на это ложе. Оно напоминает мне о смертном одре.
   - Спокойно. Тут нет ловушки. Если бы тебя хотели обезопасить, - волшебник усмехнулся своей фразе о безопасности Кореаны. - Тогда действовали бы совсем иначе, ты же специалист по вопросам ограничения свободы, должна понимать!
   - Пусть ложится циньянка.
   - Это сегодня она циньянка, а завтра...
   - ?
   - Кореана, - Фломель заговорил вкрадчивым голосом. - Поверь мне, так надо.
   Эксработорговка сурово посмотрела на хмурого фокусника:
   - Зачем?
   - Доверься, я не причиню тебе вреда.
   - Не понимаю.
   - Я хочу защитить тебя от себя самой.
   Кореана обвела взглядом медицинские приборы, расставленные тут и там по всему залу:
   - Значит, это для моего блага?
   - О том, что мы здесь, знает три человека, - Кореана вопросительно подняла брови. - Ты, я и Джуфеналь.
   Джуфеналь кивнула:
   - Я знаю не больше вашего, это его идея, если не доверяете ему, закончим этот разговор и разойдёмся.
   - Хорошо, - Кореана легла в иммобилизационное ложе, и Фломель торопливо зафиксировал её руки и ноги. Циньянка помогла закрепить на теле воительницы многочисленные датчики, стоящая рядом консоль ожила, и приняла контроль за организмом Кореаны.
   - Так, - Фломель проверил надёжность укреплённого оборудования и остался доволен. - Ты сейчас в руках самого надёжного врача.
   - Надеюсь, твои предосторожности излишни.
   - Это подстраховка, я помню о Хемерте.
   - Тогда начинай.
   - Мы разговаривали с генчем, который по указанию Руиза Ава подправлял твою личность, - лицо Кореаны напряглось, а кулаки сжались. В мозгу у неё сильно зашумело, и тёмные каракатицы выползли из своих убежищ, услышав имя хозяина. Испуганные рыбы-мысли засновали среди водорослей отмирающих воспоминаний. Фломель внимательно пригляделся к лицу Кореаны - даже сейчас оно казалось ему прекрасным. Выждав пару минут, он продолжил:
   - К сожалению генчу не под силу изменить то, что он смог создать с помощью Машины-Орфей...
   Кореана обмякла на ложе, и на её лбу выступил пот. Медицинские приборы отреагировали на изменение её состояния несколькими уколами. Кореана тут же почувствовала облегчение:
   - Эти вести я бы выслушала без посторонней помощи.
   - Но это не всё, - возразила Джуфеналь.
   - Что ещё?
   - Замыкатель на мертвеца генч по неопытности поставил наоборот.
   - Это что, диод? - попыталась пошутить Кореана.
   - После смерти Руиза Ава ты не умрёшь, умрут только привитые генчем инплантанты.
   Кореана забывшись, попыталась встать, безрезультатные попытки освободиться привели её в ярость:
   - Значит, конец моих проблем лежит в могиле наёмника?
   - Это так, - Джуфеналь покосилась на фокусника. - Но Фломель дальновидно хочет удержать тебя от охоты на Руиза Ава. Он не хочет твоей гибели, пусть всё останется так, как есть.
   На Кореану нахлынули воспоминания о борьбе с наёмником. Дремлющая часть её души поднялась из самой глубокой впадины к свету. Всё будет как раньше. Разыгралась борьба между генчевскими силами и её силой воли. Фломель заметил отразившееся смятение в глазах эксработорговки:
   - Кореана, ты стала другой, помнишь? Ты спасла мне жизнь, мы вместе плыли на дирижабле...
   - Меня заставили, я не хотела.
   Фломель наклонился над воительницей и взял в ладони её лицо:
   - Ты изменилась, и я изменился. Отпусти прошлое.
   - Он уязвил самое скрытое во мне, - Кореана попыталась вырваться - бесполезно.
   - Прости всех. Надо жить дальше.
   - Мне горько... - Кореана ещё раз дёрнулась и заплакала. - Ты тоже против меня, все против меня...
   - Я с тобой, я на твоей стороне. И я тебя люблю.
   Кореана недоверчиво посмотрела на расстроенного волшебника:
   - Это правда?
   Фломель не удержался, и поцеловал залитое слезами лицо:
   - Правда.
   - Тогда что ты печёшься о нём?
   - Я хочу, чтобы ты сама поняла, насколько мы изменились.
   - И ты не хочешь, чтобы я думала о мести?
   - Умоляю.
   - Я сама сожалею о многом.
   - Дай слово.
   - И ты поверишь моему слову, на Сууке?
   - Больше, чем своему.
   - Ты сумасшедший, - Кореана слабо улыбнулась. - Хорошо, что ты рядом.
   - Обещаешь?
   - Конечно. У меня была минутная слабость... Теперь скажи правду, генч поведал что-то ещё?
   - С чего ты взяла?
   - Я быстро сдалась, есть какие-то секретные фразы в моём сознании? Ты манипулируешь мной?
   Фломель рассмеялся, а за ним и Джуфеналь:
   - Меньше, чем другие.
   - Что ты не договорил?
   Фломель перестал смеяться, лоб пересекли глубокие морщины:
   - На наёмника не надо охотиться, потому что он давно мёртв.
   Кореана натянула ремни на руках:
   - Плохая шутка.
   - Он умер, об этом знала Хемерте.
   Кореана притихла, потом неторопливо спросила:
   - Ты говоришь правду?
   - Только правду.
   - Откуда ты узнал?
   - В пирамиде... - Фломель глазами указал на циньянку.
   - Там, внизу?
   - Именно.
   - Ты не рассказывал.
   - Смерть Хемерте... ты глубоко переживала утрату, я не хотел показаться невежливым.
   Кореана покрутила эту невероятную мысль в холомнемонических водах сознания, страшные каракатицы генча ослабели, и только вяло двигали конечностями, ещё немного, и их не станет:
   - Хемерте не рассказывала мне... Как это произошло?
   - Во время схватки за Машину-Орфей, его убил твой Мокрассар. Генч не знал, что погиб оригинал, а не клон, и замкнул на Руиза. Так что ты сама видела всё.
   Кореана ойкнула - в черепе, за глазами, сильно кольнула, и она поняла, что все чужеродные элементы в её мозгу исчезли. Она свободна. Чувство свободы было неожиданным и приятным:
   - Всё.
   - Что?
   - Я освободилась.
   - Без судорог, без потерь сознания? - Фломель засомневался, может это лишь иллюзия?
   - Мне хорошо.
   - Ты уверена?
   - Освободи меня, - к Кореане вернулась её уверенность. Джуфеналь схватила волшебника за руку:
   - Может, подождём немного?
   Фломель спокойно снял путы с Кореаны. Та легко соскочила и схватила их за руки:
   - Вот вы и попались! - у циньянки отвисла челюсть, а воительница захохотала.
   - Она шутит, - нервным голосом успокоил Фломель.
   - Пойдёмте отсюда, - Кореана подтолкнула спутников к дверям.
   - Куда?
   - На дирижабль, поговорим там.
   - Надеюсь, я свободна в выборе? - уточнила Джуфеналь.
   - Так же как и я, устраивает?
   Джуфеналь вздохнула - сегодня она останется в теле циньянки:
   - Там есть душ?
  
   Кореана откупорила бутылку вина и наполнила фужеры:
   - Предлагаю тост.
   - За свободу?
   - За любовь, которая дарит свободу! За тебя, милый.
   Фломель покраснел от удовольствия, Джуфеналь понимающе похлопала его по колену:
   - Сегодня ты сделал грандиозный подарок своей подруге.
   - Я пью за тебя, Кореана! - он осушил фужер до дна и разбил о пол. Женщины непонимающе уставились на стеклянные осколки. Фломель поспешил пояснить:
   - Это такая традиция, на счастье.
   - Фараонские обряды?
   - Вроде того... На минуту я вас покину, - Фломель проскользнул к дверям.
   - Что он задумал? - Джуфеналь была заинтригована. Выпив вино, она попросила Кореану наполнить фужер заново.
   - Мастер Фломель полон загадок.
   - Он таинственная личность, я понимаю твой выбор.
   - Ты удивишься, но это Фломель выбрал меня, - Кореана улыбнулась. - Он выбрал меня и добился моей любви. Вопреки утверждениям галактических психологов о том, что выбирает женщина.
   - Я думаю, он много не договаривает. Например, почему Хемерте не сказала тебе про смерть Руиза? И откуда Фломель узнал про это? Как он стал кардиналом шардов?
   - Некоторые ответы я знаю, другие нет, и что-то любопытство стало мне изменять. Хемерте не говорила мне, ведь никто не знал, что замыкатель на мертвеца генч установит наоборот... Интересно другое, Хемерте обманула Руиза, и отпустила клон, которому привила и часть своей личности. Зачем? Не знаю, но миру явилась весьма глубокая личность, вобравшая в себя лучшее от обоих. Прошу тебя сохранить это в тайне.
   - Можешь положиться на меня, подробности последних суток не по зубам большинству членов нашей общины. Достаточно вести о том, что у Хемерте в Компедии есть ребёнок. Нам есть, чем заняться.
   В коридоре, за перегородкой раздался грохот падающих предметов и ругань фокусника.
   - Наш кардинал даёт о себе знать, - развеселилась Джуфеналь.
   - Он беседовал с Орбитальным Эвтаназином шардов!
   - Странная должность.
   - На платформах шардов численность населения регулируется искусственно.
   - Ограничивается рождаемость?
   - Не только. Срок жизни индивида определяет Эвтаназин, равно как и способ ухода из жизни. Великая честь, услышать просьбу самому назначить эти сроки от Эвтаназина.
   - И Фломель её удостоился?
   - Да, он назначил срок в двенадцать столетий.
   - Почему двенадцать, а не, к примеру, пятьдесят?
   - Не знаю... Пирамида позволила заглянуть в неизведанное только ему.
   - Пирамида на острове? - Джуфеналь широко раскрыла глаза, и Кореана погрозила ей пальцем:
   - Ты не забыла своего обещания?
   - Нет-нет. Но как пирамида...?
   - Есть кое-что, что не играет для тебя никакого значения. Пусть это останется секретом.
   - Хемерте ты бы рассказала, - циньянка надула губы. - А я так отстаивала вас на Совете...
   - Не торопи время, - Кореана потянула к себе Джуфеналь и схватила её за подбородок, в синих глазах появились льдинки. - Ты целовала его?
   - Что ты, он твердил только про тебя - у тебя очень верный кавалер, - довольная ответом, Кореана чмокнула циньянку в губы.
   - Подожди-ка, - Кореана глянула в иллюминатор и кинулась к выходу.
   - А?
   На крыше башни, рядом с заякорённым дирижаблем, Фломель пускал воздушного змея. Окрылённая Кореана подбежала к нему:
   - Тот самый?
   - Я починил его.
   - Он выполнил мою просьбу, давай поднимем его повыше, и отпустим?
   - Пусть поможет другим?
   - Может, он долетит до острова?
   - Или до Инферно Бокадель?
   - Ты соскучился по театральной жизни? - Кореана прижалась к волшебнику.
   - Этот город, пьеса... точно из прошлой жизни.
   - Вернёмся туда?
   - Если ты не против.
   - Не против. Я пригляжу за тобой. В последнее время ты не даёшь прохода женщинам. Признавайся, какого вкуса губы у циньянки?
   - Вишнёвого... э-э-э, - волшебник сообразил, что поторопился с ответом. - Она меня поцеловала, но я устоял.
   Кореана погрозила кулаком выглядывающей в иллюминатор Джуфеналь, та помахала рукой в ответ.
   - Нам надо многое обсудить, ты так и не рассказал, что с тобой случилось под водой.
   - У меня появились новые обязанности.
   - Надеюсь, не потребуется спасать мир?
   - Только Фараон, если ты конечно согласишься.
   - Что ты забыл на этой забытой богом... Я хочу сказать, стоит ли туда возвращаться?
   - Не знаю. Мне пришло в голову, что рабское положение планеты можно исправить, и я даже знаю как.
   Кореана расплела косу, и волосы синим пламенем взметнулись вокруг головы. Она обняла фокусника и прижалась к нему всем телом:
   - У нас осталось одно незавершённое дело.
   - Какое?
   - Самое главное.
   - А воздушный змей?
   - Отпусти его, пусть летит.
   - На Фараон?
   - Не всё ли равно?
   Тряпичный дракон прощально взмахнул хвостом и растаял в небе. Фломель крепко прижал Кореану и прошептал:
   - Я так долго о тебе мечтал.
   На востоке, из воды, в ярком зареве, всплывало красное солнце. Его лучи позолотили корпус дирижабля и шпили башен Моревейника. Темнота ночи осталась позади.
  
   06.01.2004г. Э.В.Сесигин claygod@yandex.ru
  

Оценка: 4.20*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Даниил "Темный остров" (Научная фантастика) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru ИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Снежный тайфун. Александр МихайловскийПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаПерерождение. Чередий Галина��Помощница верховной ведьмы��. Анетта ПолитоваБукет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)Я хочу тебя трогать. Виолетта Роман
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"