Северюхин Олег Васильевич: другие произведения.

Шарики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa


   Шарики
  
  
   Вся наша жизнь представляет собой огромный, или маленький, подшипник, который катится по уготованному ему пути. То он подпрыгивает, то гремит, то бесшумно шуршит и в качестве катящихся элементов выступают события, которые происходили с нами или с нашими близкими, составляя всем этим всю нашу жизнь.
   Когда все шарики находятся в обойме, то получается шарикоподшипник или другая работающая система, нужная для кого-то. А когда обойма ломается, то все шарики раскатываются в разные стороны, представляя, что именно они являются центром мироздания и что они самые главные в нем.
   Возможно, что и факты из нашей жизни тоже раскатились в разные стороны и я представляю читателю возможность определить, насколько важны те или иные шарики, закатившиеся в дальние уголки нашей памяти...
   Трудно определить, какой шарик первый, а какой последний, возможно, что последний шарик - это как раз есть тот первый шарик, с которого начинается наша жизнь.
  
  
   Железный бильярд
  
   Когда я учился в средней школе в середине 60-х годов прошлого века, нам по школьной программе давали профессиональное образование. Кроме уроков труда, на который мы колотили скворечник, табуретки, заборы из штакетника и точили черт те что на токарном станке, мы должны были получить профессии и рабочий разряд.
   Мальчишки проходили производственную практику на предприятиях, а девчонки продолжали учиться варить кашу и выкраивать простейшие швейные изделия.
   Нашей производственной базой была передвижная механизированная колонна, а вернее, ее автомобильный гараж. Из нас готовили автослесарей. И приготовили, у меня до сих пор лежат корочки автослесаря второго разряда, и я могу зарабатывать на жизнь этим, участвуя в восстановлении автомобильных раритетов.
   Но суть не в этом. В то время единственным развлечением рабочего класса было домино. Костяшки стучали во время обеденных перерывов и после работы, являясь прелюдией к походу в пивную за кружкой пива или ее продолжения в виде четвертинки водки под плавленый сырок "Дружба".
   Особым шиком считалось звонко поставить костяшку домино на металлическую или фанерную поверхность стола. Но пластмасса не очень долговечна и в средине игры костяшки ломались по дружные маты "козлов" и "рыбаков". Тогда местные умельцы стали делать домино из толстого дюралюминия. Это было вечное. Костяшки не гнулись, не ломались и щелкали так звонко, что перекрывали шум работающих инструментов.
   Но вот в нашей механизированной колонне подобрался контингент слесарей-интеллектуалов. Не все любили домино, большая часть любила бильярд. Откуда это у них взялось, не известно. Но был сделан железный бильярд по всем правилам: с бортиками из резины, десятимиллиметровым металлическим основанием и покрытием из фланели. Бильярдное сукно на металл не идет. И шары были из дифференциалов большегрузных машин. Двести шестого номера, диаметром тридцать миллиметров и весом в двести граммов.
   Нас, молодежь, к бильярду подпускали неохотно, боялись, вероятно, что поломаем шары. Шутка.
   Кто когда-то играл в нормальный бильярд, тот вряд ли сможет сразу начать играть и в железный бильярд большими металлическими шарами.
   У нас тоже получалось плохо, но желание научиться играть в бильярд осталось на всю жизнь, только некому было учить. Те попытки игры на стареньких бильярдных столах в домах погранпредставительских встреч в зачет не идут.
   А вот сейчас я купил себе такой же по размеру бильярд, только не железный, а деревянный с крепкими пластмассовыми шариками и есть учебные пособия по игре в бильярд и детские мечты стали превращаться в реальность.
   Сейчас думаю, что нужно организовать чемпионат мира по игре в мини-бильярд.
  
  
   Четвертак
  
   Году в 1956-м, весной как-то не туда завернулся мой молочный зуб, вызывая острую боль. Мать моя повела к зубному врачу в городскую поликлинику, и доктор в течение нескольких секунд освободил меня от боли. Я даже ойкнуть не успел.
   Как сейчас помню, когда шли в поликлинику, было пасмурно, а талый снег был какой-то сиреневый. Зато, когда мы вышли из поликлиники, вовсю светило солнце и перемешанный с грязью талый снег казался чуть ли не былым.
   Какая-то бумажка привлекла мое внимание и я наклонился поднять ее, но мама дернула меня за руку и сказала:
   - Ну что ты за ребенок такой, все тебе нужно с земли поднять.
   Но я выдернул свою руку из ее руки, так как увидел на бумажке знакомый портрет. Тут и мать моя тоже увидела эту бумажку, грязную, серого цвета с портретом Ленина Владимира Ильича.
   Оглянувшись по сторонам, она встряхнула бумажку и положила ее в карман.
   Я был сразу крепко взят за руку и потянут домой.
   Дома бумажку помыли под водой и прогладили утюгом. Бумажка оказалось синенькой двадцатипятирублевкой с портретом Ленина.
   Вечером мать говорила отцу:
   - Смотрю, малой чего-то в грязи углядел. Беру, червонец...
   - Не червонец, четвертак, - поправил ее отец.
   - А все равно, что червонец, что четвертак, - сказала мать, - я думала, что до получки не дотянем, а сейчас дотянем запросто.
   К вечеру нам с братом купили по большой конфете на добычу, добытую младшим братом.
   Через пять лет четвертак превратился в два рубля пятьдесят копеек, а по сегодняшним деньгам это копеек двадцать или тридцать.
  
  
   О зубной боли
  
   Зубная боль посещала всех. Неприятное, я скажу вам, дело. Так и у брата моего почему-то стали болеть зубы. Приходит из школы и как только приходит время учить уроки, у него начинают болеть зубы. Мучается, бедный, спасу нет.
   Мать какие-то травы заваривала, поила его, и к вечеру, то есть ко времени отхода ко сну, зубы перестали болеть.
   Мать написала записку учителю, что так, мол, и так, по причине зубной боли ребенок не приготовил уроки на следующий день.
   На следующий день брат веселый пришел из школы, бросил портфель и убежал на улицу к приятелям.
   Вечером, когда подошла пора делать уроки, у брата снова заболели зубы.
   Мать наша женщина мудрая, она поняла сразу и всыпала брату по первое число. С тех пор зубы у него никогда не болели, даже тогда, когда он стал взрослым. Излечился полностью в детском возрасте.
  
  
   Сегодняшние выборы
  
   На одном из московских избирательных участков производили подсчет голосов. На одном бюллетене в квадратике для галочки-палочки напротив фамилии Навального был поставлен крестик и к нему приписаны две буквы - "у" и "й". Члены избирательной комиссии хотели признать бюллетень недействительным (испорченным), но наблюдатель со стороны Навального настоял на том, чтобы это восклицание было признано за голос. И голос "за" был засчитан.
  
  
   Точилка для лезвий
  
   В одном далеком дальневосточном селе в хозяйственном магазине увидел какой-то непонятный электрический прибор. Пластмассовая коробочка длиной со спичечный коробок, несколько поуже и раскрывается на две части как книжка. Внутри зеленые пластинки, похожие на пасту ГОИ (паста Государственного оптического института для шлифовки оптических линз).
   - Что это за прибор? - спрашиваю я продавца.
   - Точилка для лезвий "Нева", - отвечает продавец.
   - И как точит? - полюбопытствовал я.
   - А кто его знает, - ответил продавец, - еще никто не купил. Одна штука была вот и лежит на витрине. Мужики использованное лезвие в стакане точат. Кладут внутрь стакана и двумя пальцами крутят по поверхности стекла. Говорят, что "Неву" лучше всего оселком точить и все равно она тупая будет, а вот лезвия "Спутник" иногда и на три раза хватает. Будете точилку покупать?
   Точилку я не купил, мне как раз в это время из Москвы привезли только что появившийся станок с двумя лезвиями "Shick", а мужики так и точили лезвия в граненом стакане.
  
  
   О цветах
  
   Раньше и я был такой же, как все, считал, что женщинам нужно дарить цветы. В Средней Азии по весне на полях и обочинах дорог высыпали тысячи и десятки тысяч крупных и мясистых тюльпанов. Огромный букет, пока доедешь домой, они все завянут, стоят буквально несколько часов в воде и их приходится выбрасывать.
   Да Дальнем Востоке широко распространены цветы под названием Марьин корень, а по-научному это пион неправильный. На противоположной стороне у китайцев есть город Муданьцзян - река из пионов. Набираешь охапку пионов, везешь домой, а они по дороге вянут.
   На семейном совете постановили - цветы хороши и красивы только тогда, когда они растут, то есть живут в земле. Сорванный цветок - это убитый цветок. Букет цветов - это охапка покойников и даже на могилы кладут сорванные цветы.
   Вместо цветов я делаю своим женщинам другие подарки. Умные женщины ценят это.
  
  
   Об общности "советский народ"
  
   31 декабря 1991 года мы готовились отражать попытки прорыва советско-иранской границы Народным фронтом Азербайджана.
   У реакционных фронтовиков один лозунг: "Открывай границу. Мы тут хозяева, чего хотим, то и воротим".
   Вменяемые фронтовики были вместе с нами и успокаивали взбесившиеся народные толпы, которые хотели вынести в Иран все, что было создано советским народом на всей территории СССР.
   Мой участок - Нахичеванская ГЭС с прямой дорогой в Иран. Половина ГЭС советская, половина - иранская. Иранцы в панике: для них нежелательны толпы так называемых мусульман, которые едят свинину, пьют водку и не знают, как правильно делать намаз.
   Каждые два часа выхожу на уговаривание приводимых все новых и новых толп. Приходят по две или три тысячи человек и начинают выкрикивать угрозы советским оккупантам.
   Когда идешь один к толпе, то почему-то на левом бедре начинает колотиться какая-то жилка, сначала равномерно, а потом быстро-быстро. Как только начинаешь говорить с людьми, жилка перестает себя проявлять.
   Успокаивало их только то, когда говоришь, что нам их земля ни нахрен не нужна, у нас в России своей земли много. Пусть они идут к своему начальству и требуют, чтобы нас быстрее вывели отсюда, а уж мы с превеликим удовольствие уедем отсюда. Потому что сыты по горло азербайджанским гостеприимством. Представитель народного фронта поддакивает, что на днях поступит приказ, советские пограничники уйдут, а азербайджанские пограничники будут пропускать в Иран всех, кто только пожелает.
   Вот и получаются, что они требуют, чтобы оккупанты уходили, а оккупанты готовы хоть сегодня уехать отсюда. Тогда чего еще требовать?
   Если пропустить спекулянтов на ГЭС, то можно обесточить весь регион, тогда будет настоящая катастрофа.
   К ночи толпы разошлись праздновать Новый год.
   Представитель Народного фронта накрыл "стол" на пустой катушке для кабеля. Водка, шашлык из свинины, зелень, орешки.
   Выпили за упокой "советского народа" на обломках Советского Союза. Сейчас каждый сам за себя, одни только русские хотят облагодетельствовать всех.
   "Фронтовик" сказал на прощание:
   - Если Россия будет развитой экономически как Америка, если свобода будет как в Европе, если не будет коммунистов, то все республики снова будут кучковаться вокруг России, с помощью русского языка выйдут на мировой уровень и создадут общую экономику.
   - А разве до этого у нас не было общей экономики? - спросил я.
   - Экономика была, - согласился "фронтовик", - да вот только у беков наших не было царских регалий и почестей.
   Не только у беков не было царских почестей, таких почестей не было и у ханов, мурз, лам, гетманов и баронов.
  
  
   Как болеют начальники
  
   После новогоднего оберегания азербайджано-иранской ГЭС, я почувствовал, что такое гипертония и с чем ее едят. Ощущения новые и очень неприятные. Спасибо нашему доктору, который дал почитать книгу американского профессора, который подробно описал все симптомы заболевания и дал рекомендации, что делать в той или иной ситуации. Начало что-то проясняться, хотя все равно у впервые столкнувшихся с этой болезнью всегда присутствует страх смерти и вследствие этого от нервных причин повышается артериальное давление.
   Собственно говоря, это начальническая болезнь ежеминутного ожидания выволочки от старшего начальника по любому поводу. Иногда люди ожидают этой выволочки всю жизнь и умирают от сердечного приступа, так и не дождавшись ее.
   Сразу после нового года меня отправили в пограничный госпиталь в Тбилиси поправить свое здоровье.
   Перелет на вертолете через два Кавказских хребта. Все-таки героические люди эти вертолетчики.
  
   Вертолет наш по метру ползет в высоту
   В облаках над хребтами Кавказа,
   Здесь орлы не летают лишь мы в пустоту
   Улетаем по воле приказа.
  
   В госпитале холодно, отопления нет, южные щели в окнах, в палатах стоят электронагреватели.
   Поместили в VIP палату. Шикарный гостиничный номер, но ты там один в холодрыге да еще с непонятным состоянием здоровья. А когда дали какое-то лекарство, облегчающее нагрузку на сердце, то состояние стало еще тревожнее - совершенно не слышно, как бьется сердце. А, может, оно вообще не бьется.
   Через три дня выживания в начальнических хоромах попросился в общую палату. Там и выздоровление пошло быстрей.
  
  
   О государственном перевороте 1993 года
  
   На днях исполнится двадцать лет со дня знаменательного события в истории России - расстрела из танковых пушек здания Белого дома в Москве.
   Что этому предшествовало, вы, вероятно, знаете все, а кто не знает, тот может прочитать тысячи листов воспоминаний участников событий и аналитиков разного рода, анализирующих это то с одной, то с другой стороны. Им дали команду анализировать, вот они и анализируют, а чей анализ окажется наиболее объективным, решит тот, кто победит в противостоянии сторон в борьбе за власть.
   В октябре 1993 года я только-только снял погоны, которые проносил тридцать лет. Армия не поддержала попытку коммунистического переворота в августе 1991 года и вот через два года очередной государственный переворот.
   Избранные на единственных честных выборах президент России и Верховный Совет вступили в конфликт из-за Егора Гайдара, которого президент Ельцин толкал в председатели правительства, а Верховный Совет был против.
   Что было характерно в этом конфликте? Верховный Совет был конституционным органом и руководствовался действующей Конституцией, что подтвердил и Конституционный суд во главе с нынешним председателем Конституционного суда.
   Стороны пошли на конфликт, вылившийся в вооруженное столкновение противоборствующих сил с привлечением регулярной армии, подчинявшейся президенту.
   Белый дом защищали отставники.
   Я, по горячности своей, если бы жил в то время в Москве, то обязательно был бы на стороне защитников Белого дома. Но вынужден был наблюдать по телевизору, как танки "бухали" по зданию символа новой власти России.
   Против лома нет приема и полупартизанские подразделения, защищавшие Белый дом и штурмовавшие "Останкино", вынуждены были сложить оружие.
   Верховный Совет (законно избранный парламент) был разогнан.
   Государственный переворот, совершенный президентом России Ельциным, победил.
   С этого момента мы наблюдаем возвышение омского юриста Алексея Казанника с должности завкафедрой омского университета до Генерального прокурора без утверждения парламентом и рождение единоличной власти в России, не подотчетной никаким контролирующим и законодательным органам.
   Реинкарнация российского императора под демократическим соусом в лице Бориса Ельцина.
   Что было дальше, мы все знаем, живя в условиях пожизненной президентской власти, обеспечиваемой волшебными выборами под руководством кавалера нового ордена Александра Невского.
   Оценивая события тех дней, четко понимаешь, что вооруженное противостояние могло выхлестнуться в гражданскую войну, да еще в такую войну, в которой противоборствующие стороны обладали бы ракетно-ядерным оружием.
   Гражданская война 1918 года начиналась не стихийно, а под давлением имеющих власть сил. И в России конца двадцатого века могло быть все.
   В нормальных странах смена власти происходит в условиях демократических выборов. В России таких выборов нет, а народный протест подавляется полиционерскими дубинами и судилищами типа "болотного дела", "Кировлеса" и "Pussy Riot".
   В стране даже рекомендация обращаться с обжалованием результатов выборов в суде воспринимается как откровенный и иносказательный "нах" (пешеходная прогулка с эротическим уклоном).
   Как только правители почувствуют, что пожизненная власть в результате волны народного недовольства будет ускользать из рук, она прибегнет к танкам для расстрела любого оплота демократии в России. Опыт и преемственность уже есть. И господа офицеры для экипажей этих танков найдутся.
   В этот печальный юбилей каждый гражданин должен задуматься над тем, что будет с нашей Родиной. То ли она завалится окончательно, превратившись в огромный и нищий Кувейт, который даже спички для себя не производит, или мы будем гражданами экономически и политически развитой страны, чье каждое слово слышно во всем мире.
  
  
   Чётки
  
   Почему чётки? Да хрен его знает. Посмотришь на какого-нибудь муллу или архиерея, и они все говорят так задумчиво, перебирая в руке четки, как бы вспоминая что-то старое, ещё не сказанное, на запомненное в чётках. Так и я начал делать заметки о том, что видел, что слышал сегодня, вчера и позавчера. И эти воспоминания устроены у меня как чётки: вспомнил - записал, не вспомнил - не записал.
   Частенько все новости я узнаю от нашего народа, вернее, от дворника по фамилии Солженицын и жены его по прозвищу Сердючка.
   Потом оказалось, что Солженицын это не фамилия нашего дворника, а прозвище. Настоящую фамилию знает только руководство ЖЭКа, которое его на работе держит и зарплату ему выплачивает, а работает он здесь давно, так что все те, кто его помнил по молодости, уже давно забыли все молодое или уехали в разные стороны, кто в другой город или район, а кто и вовсе в вечность.
   Стороной я узнал, что в шестидесятые годы Солженицын учился в институте, потом бросил, так как стал диссидентом и творческим человеком, а, чтобы не прослыть тунеядцем и не попасть под суд, устроился дворником, да так и прижился на этой должности, не совершив никаких литературных открытий и не сделав никаких политических заявлений, перевернувших мир и вынудивших его эмигрировать за границу для получения Нобелевской премии. Зато по всем вопросам Солженицын имел свою точку зрения и доносил ее до интеллигентов, которые понятия не имеют в классовом самосознаннии и поэтому всегда готовы заглотить наживку американского империализма, как некоторые, и он тут всегда многозначительно закатывал глаза наверх, как бы показывая, что он шибко осведомлен, но никому эту военную тайну не откроет. А потом и супружница его, Сердючка, всегда многозначительно говорил, что мужик у нее еще тот, ему пальца в рот не клади, у него такие связи, что он любого достанет.
   Точно так же говорил и особист в нашей части, беседуя с военнослужащими на тему политической бдительности. Но так как в особисты он попал по причине неспособности командовать взводом, то потерянный было авторитет нужно было чем-то восполнять, вот он, как и Солженицын, этот авторитет и восполнял.
   Писателя Солженицына я в целом уважаю. Человек сел за убеждения, писал книгу о коммунистических и самых гуманных в мире лагерях по уничтожению несогласных и о том, как красные колеса раздавили Россию, чего не делали многие имеющие на это возможности писатели, то дворника нашего я буду кратко называть С-н, а жену его - С-ка. И писателю уважение укажу, и конспирацию соблюду, прямо не называя источника правящей идеологии в нашем дворе.
   Вообще-то говоря, если бы С-н чего-ти писал и говорил, не идя на посулы власти, то чего-то он бы достиг, хотя бы как участник запрещенного творческого объединения и сейчас бы глубокомысленно рассуждал о судьбах демократии в нашей стране. Но он, как мне кажется, пошел на сотрудничество с властью и стучал на всех, кто ему под руку попадет, поэтому он и не попал ни в ту, ни в другу категорию и остался тем, кем он и был, дворником, без бляхи и без медали за заслуги. Хорошо, что его все забыли, но он никого не забыл.
   С-н и С-ка являются наиболее характерными представителями населения нашей страны, которые получились в результате пролетарской революции, чисток и репрессий инакомыслящих, колебаний и перегибов генеральной линии нашей родной и единственной коммунистической партии, от которой и у нормальных людей мозговые извилины сплетались то в косички научного коммунизма, то в космы марксистско-ленинской философии. Умные люди страдали припадками, а уж про простых людей и говорить нечего: им как мозг завернут, так они и говорят.
   По мозгам у нас семейство Бехтеревых главными доками были. Все про мозги знали, да вот только их знания то ли засекретили, то ли они настолько сложные, что о них мало кто и вспоминает и то в таких передачах сказочного типа, что при хорошем мозге можно и по Вселенной полетать и в глубины земли залезть, не выходя из квартиры и не прекращая процесса чаепития.
   А мне так кажется, что мозги наши представляют собой субстанцию, по плотности между асфальтом и пластилином.
  
  
   Аргентинские люляки баб
  
   Видели сегодня, как в Аргентине бабу люлякнули?
   - Все, - говорят, - два срока отбарабанила, муж твой до этого бессменным лидером был, будя, хватит, бери шинель и иди домой.
   Конституцию тут приплели, что больше двух сроков быть нельзя. Так возьми отпуск месяца на три и приходи снова, типа, меня три месяца не было и сроки отсчитываются по новой, потому как я была в отпуске, а за меня тут мужичок один работал.
   И слушать не хотят, развели как лохушку, а ведь она еще за Фолкленды воевала, кровя пускала империалистам, нет бы сначала туда запустить вежливых и зеленых человечков, магазины Военторга открыть...
   P.S. Недавно в одном из наших городов была открыта шашлычная. На вывеске было написано: ЛЮЛЯКИ БАБ, хотя должно было быть написано ЛЮЛЯ КЕБАБ (шашлык). Вот все и стали прикалываться по этому поводу, типа, это то место, где баб люлякают.
  
  
   Две мертвые книжки
  
   Нашел в столе две книжки с визитными карточками. Как ушел со службы, так эти книжки сразу стали мертвыми, а буквально за месяц до этого владельцы визитных карточек то приглашали на рыбалку или в баню, или сообщали, что придет такой-то и просили посодействовать в решении его вопроса.
   А сейчас все книги смолкли.
   Кое-кто и сейчас хвастается огромными книгами с разноцветными и разнокалиберными визитными карточками:
   - Смотри кто у меня в коллекции!
   И что, у тебя с владельцем визитной карточки такие же отношения, как и в те времена, когда ты был при должности?
   Все эти визитные карточки ерунда. Я помню одного председателя промышленного комитета в администрации области. В его приемной часами высиживали директора предприятий. Все, что ему было нужно, исполнялось одним махом.
   И вот наступило время, когда председатель комитета ушел на пенсию. Отгремели салюты банкета по проводам на пенсию и захотелось экс-председателю обновить кухонный гарнитур. Приехал на мебельную фабрику, а ему говорят:
   - У директора идет производственное совещание.
   Два часа сидел в приемной, пока не сразил его инфаркт. Вот вам и книжка с разноцветными визитными карточками.
   Правда, с моими мертвыми книжками произошла чудесная метаморфоза. Как только меня назначили на значимую должность в администрации города, так книжки сразу зашевелились, а владельцы разноцветных визитных карточек стали звонить и говорить удивлёнными голосами:
   - А мы-то так все удивились, куда это подевался Олег Васильевич? Кстати, в субботу едем на рыбалку в район, есть желание съездить с нами?
   И так было, пока я не ушел с этой должности. И мои книги с визитными карточками снова умерли. Сейчас уже навсегда.
  
  
   Подумаешь делов-то, книжку переплести
  
   Переплетать книги меня учил врач. Доктор он был хороший и переплетение книг было его хобби. А было это в те вре6мена, когда за десять килограммов макулатуры давали "Женщину в белом" и продавец книжном магазине был примерно равен рубщику мяса в гастрономе. Все это было не от того, что мы были самой читающей страной в мире или повсюду висели лозунги: "Ни дня без книги". Книга была показателем престижа. Если у тебя в стенке собрание сочинений Виктора Гюго или Федора Достоевского, то значит, что ты человек со связями, можешь всё достать, в том числе и эти книги.
   Книги эти никто не читал. У меня и сейчас в стенке стоят собрания сочинений, до которых так и не дошли руки, а все потому, что жизнь наша оказалась чрезвычайно короткой и вместо того, чтобы читать чьи-то откровения, нужно было успеть высказать свои откровения, чтобы они в борьбе за истину могли завоевать первенство и стать то ли истиной, то ли притчей во языцех.
   Суть, однако, не в этом. Это было то время, конец 70-х годов прошлого века, когда литературные новинки и те произведения, которые еще не были запрещены, печатались в толстых литературных журналах и их можно было оттуда вырвать и переплести в отдельные книги. Например, роман Александра Бека "Новое назначение". Это был вообще шлягер. Оказывается, в самых верхних сферах приглашенным подавали чай с бутербродами из сырокопченой колбасы и красной рыбы, и никто не имел права взять с собой бутерброд домой, чтобы угостить домашних, а суперминистр, председатель отраслевого комитета был настолько оторван от народа, что даже не знал, сколько стоит проезд в трамвае и есть ли у него в кармане деньги, настолько он был привязан к тому, что жил все время как при коммунизме. А тут еще появился Валентин Пикуль с его историческими романами. А что мы знали об истории? Знали, что партия есть вдохновитель и организатор всех наших побед и прочая лабуда, в которой кто-то был сторонником или противником коммунизма, а Америка всё время старалась нас поглотить и дядя Сэм угрожает нам атомной бомбой.
   О враче я мельком слышал от особистов, которые следили за всем и вся, чтобы не допустить ничего. Лекарь там, понимаете, журналы переплетает. А если он начнет книги диссидентские переплетать да по рукам их раздавать для прочтения? Это же вообще идеологическая диверсия.
   Зачем переплетать диссидентские книги, я не совсем четко понимал, так как на контрольно-пропускном пункте видел горы книг, изготовленные по методу Print-On-Demand (печать по заказу) в мягкой обложке и в великолепном полиграфическом исполнении. Фамилии многих авторов были мне неизвестны, но интерес к прочтению этих книг уже был.
   Одним словом, подкатил я к этому доктору и попросил, чтобы он меня научил книги переплетать. Я вообще-то из тех, кто любит делать всё сам, а не обращаться к кому, чтобы они сделали.
   Доктор согласился, но поставил несколько условий:
   - не манкировать занятиями;
   - учиться переплётному делу настоящим образом.
   К занятиям я относил серьезно.
   Сделал переплетный станок для себя, нашёл подходящую сталь и изготовил обрезной нож. Целую неделю я учился сшивать книги, обрезать блоки, делать коробки из картона и обклеивать их различным переплетным материалом.
   Учеба была бесплатной, но очень дорогой в том отношении, что я нашел себе еще одну профессию, которая плечо не оттянет, а сама в рот протянет. Спасибо за учебу доктору про фамилии Жембровский.
   После этого, я стал владельцем многих книг, которых не мог достать в свободной продаже. И свои стары книги я приводил в божеский порядок. И семья довольна, Муж сидит с книгами, а не пьет где-то пиво с водкой с мужиками.
   А сейчас я подхожу к тому, ради чего я писал все, что несколькими строчками выше. Достал меня один коллега, переплети да переплети самую мою дорогу книжку. Я пытаюсь ему рассказать, что переплет книги - это длительный процесс и вообще, а получаю в ответ:
   - Да что там книги переплетать, полчаса и готово.
   - Хорошо, - говорю, - я переплету тебе книгу в воскресенье, но при одном условии, что все это время ты будешь рядом со мной.
   - Ноу проблем, - говорит коллега и в девять часов утра в воскресенье вместе с книгой был уже у меня.
   Я не буду описывать всю технологию переплета, но сообщу, что для исправления книги иногда приходится разбирать ее на составные части, ремонтировать, а потом собирать, прошивая, проклеивая и опрессовывая части книг и обложек.
   К пяти часам после полудня я закончил книгу, но для полной готовности ее нужно не менее суток держать под прессом, чтобы она имела тот вид, который был нужен владельцу. За время работы мой коллега куда-то бегал, отменял запланированные мероприятия, сидел как на иголках, просил сделать как-то всё побыстрее, но быстрее только кошки в подворотне.
   Я представляю, какие маты сидели в горле коллеги, когда я его провожал домой, угробив единственный в месяце выходной день. Но своей цели я достиг. С этого времени никто не говорил, что переплетение книг - это так себе, типа баловства, и никто не обращался ко мне с просьбой переплести самую ценную в его семье книжку, которая от многолетнего использования истрепалась так, что ею можно было подметать пол или мыть палубу.
  
  
   Купила мужа за полтора рубля
  
   Женился я в Алма-Ате, когда еще учился в пограничном училище. Пошли с моей будущей женой во Фрунзенский районный ЗАГС и подали заявление.
   - Зайдите дня через три, и мы сообщим вам дату регистрации, а то заявлений на май подано очень много, - сказали нам.
   Моя будущая жена в ЗАГС пошла одна, потому что мне для выхода в город нужно выполнять кучу формальностей для получения увольнительной записки особенно в рабочее (учебное) время.
   Вечером звоню ей в общежитие.
   - Все сделано, - сообщила моя невеста, - уплатила пошлину за регистрацию и за свидетельство о браке. Полтора рубля.
   Потом она всем говорила, что купила себе мужа за полтора рубля. Зато на всю жизнь.
  
  
   О бешеных слонах и московских погромах
  
   Только что Euronews показал сюжет из Западной Бенгалии. Взбесившийся слон начал крушить лачуги бедняков и ларьки мелких торговцев. И чем больше слон крушил мелкие строения, тем больше он зверел и топтал всё, что попадалось ему на пути. Вот сижу и думаю, то ли московский мэр Собянин реинкарнировался в бешеного слона в Западной Бенгалии, то ли бешеный слон реинкарнировался в Собянина в Москве?
   Россия окончательно превратилась в ужасающий Мордор. Сейчас любая гнида, наделенная властью, может прийти в любой дом, порвать документы о собственности и выгнать любого человека на улицу.
   - Ваши бумажки незаконны, - скажет гнида и щелкнет платиновой зажигалкой, рассчитанной на миллиард зажиганий.
   - Иди отсюда, - скажет гнида, - а не то мы тебя в тюрьму упрячем, а детей твоих отдадим в детдом и запишут их как Бесфамильных и безотцаматерных. Потом они будут так же выгонять людей на улицу и жечь их дома, и ни один мускул на лице не шевельнется, так вам всем и надо, скажут они, и будут правы. Баранам баранья участь.
  
  
   Кунцевич
  
   Кунцевич был молодым и здоровым белорусом. Кровь с молоком на несколько полноватом грушевидном лице и животик любящего хорошо покушать офицера в звании капитана. Несмотря на невысокое звание он уже окончил военную академию тыла и транспорта и был назначен начальником тыла-заместителем начальника пограничного отряда по тыловым вопросам. По армейской табели о рангах - заместитель командира дивизии, что означало наличие у назначенца хорошо волосатой лапы в верхах.
   Кунцевич запомнился своей витиеватой подписью, которая одинаково читалась как с начала, так и с конца. Попробуйте сами поставить свою подпись так, чтобы при повороте листа на сто восемьдесят градусов ваша подпись читалась бы точно так же, как вы ее писали ранее и была абсолютно похожа на ту, что на перевернутом листе.
   - Два года тренировался в академии, - сыто говорил Кунцевич и с огромным удовольствием расписывался на чистом листе, а затем переворачивал лист, чтобы показать, что при переворачивании листа его подпись не меняется. С такой подписью для крупных денежных банкнот и государственных ценных бумаг нужно работать министром финансов, а не в тыловой службе пограничного отряда.
   Начальник тыла так же показательно работал с посетителями - членами семей военнослужащих, которым нужно было нужно то сё, то другое. Он внимательно выслушивал всех и никому и никогда не отказывал. Все просьбы аккуратно записывал на листок настольного календаря, показывая, что это дело у него в числе самых срочных. Удовлетворенный посетитель уходил, а Кунцевич аккуратно стирал карандашную запись с листка календаря. Входил следующий посетитель и начальник тыла также аккуратно карандашом записывал просьбу на очищенный листок календаря обнадеживал просителя, а после его ухода снова стирал запись. В конце рабочего дня он аккуратно отрывал листок календаря, комкал его и ловко бросал в мусорную корзину, стоящую в углу.
   Такие люди живут, как правило, до ста лет, и мы еще сможем насладиться его мемуарами, если он их будет писать не на листках настольного календаря.
  
  
   О русском ПЕН-Центре
  
   Время прошло, но в отношении ПЕН-Центра хочу выразить особую признательность Игорю Иртеньеву и Михаилу Веллеру. Я подал заявление на вступление в члены русского ПЕН-Центра, отправил свою книгу "Квази-мо" и нужно было две рекомендации от членов. В секретариате мне дали электронные адреса Игоря Иртеньева и Михаила Веллера. Игорь Иртеньев откликнулся почти мгновенно, сообщил, что как член исполкома лишен возможности давать рекомендации. Михаил Веллер ответил молчанием, за что ему не менее большое спасибо, чем Игорю Иртеньеву. С другой стороны, это очень хороший урок тому, кто хотел бы покончить с индивидуализмом и быть в писательской среде в надежде на то, что будет по-Маяковскому: "бился о Ленина тёмный класс и уходил от него в просветлении". Вполне возможно, что писатели современной России когда-то по-нормальному объединятся в творческую организацию, которая будет такой же, как и все творческие союзы с их интригами и тусовками, дружбами против кого-то и против всех. Тогда я с чувством глубокого удовлетворения скажу сам себе: "будя, навоевались, мне хватило двадцати лет в КПСС".
  
  
   Годовщина политического убийства лидера оппозиции Бориса Немцова
  
   Смотрел прямые включения с места проведения шествия памяти Бориса Немцова. Прямо над участниками шествия барражируют вертолеты, заглушая слова тех, кто дает интервью по поводу сегодняшнего шествия. Так и видятся напряженные экипажи вертолетов, сжимающие рукоятки крупнокалиберных пулеметов и гашетки управления реактивным оружием, чтобы лупануть из всех видов оружия по демонстрантам и получить за это ордена и большие деньги как танкисты, обстреливавшие Белый дом в октябре 1993 года.
  
  
   Анекдот на ночь
  
   Приходит мужик к доктору и говорит, что у него проблемы - он не может иметь детей.
   - Откуда вы это знаете? - спрашивает доктор.
   - Смотрите сами, - говорит пациент, - у моего деда не было детей и у моего отца тоже не было детей.
   - Да? - удивляется доктор. - А сами вы тогда откуда?
   - Кто, я? - переспрашивает пациент. - Я из Таллина.
  
  
   Об охоте на курочек фазана
  
   Лето.
   Жарко.
   Предгорье Копетдага на границе Туркмении и Ирана.
   Пусто, ни одной живой души.
   Роем канавку и устилаем дно полиэтиленом. Прижимаем полиэтилен камешками. В желобок наливаем воды.
   Минут через десять кажущаяся пустота оживает.
   Со всех сторон к желобку сбегаются фазаньи курочки. Откуда они появились, Аллах их знает. Все толпятся, стараются пробиться к воде. Одна из них в стороне, сторожит.
   Охотник из засады прицеливается и стреляет из малокалиберной винтовки. Одна курочка падает, распластав крылья. Все насторожились, оглянулись. Сторож не подает сигналов об опасности. Все дружно отталкивают подбитую товарку и продолжают пить воду. Охотники сидят в засаде. Стреляют еще раз. Результат тот же. Можно перебить всех, если не трогать сторожевую птичку.
   Так и у нас, у людей. Идут репрессии, а те, на кого привыкли равняться и к чьему голосу прислушиваться, либо молчат, либо говорят, что всё в порядке, такова жизнь, селя ви, C'est La Vie, волкам тоже нужно кушать, иначе, какие они волки. Не люди, а какие-то курочки у ушата с кормом. Отстрелили одного, оттолкнули ногами и снова чавкают.
   Я думал, что это такие тупые только курочки. Ничего подобного, такие же и тетерева. Сам видел на Дальнем Востоке.
   Стая тетеревов отдыхает на ёлке. Все сидят по веткам снизу доверху. Вверху караульщик, сторожевой тетерев. Все чёрные, самодовольные, гордости немеряно, ума палата.
   Стрелять начинают с самого нижнего. Щелчок. Птица падает на снег. Все смотрят вниз, а потом смотрят наверх. Тишина, все о'кей, сидим дальше, авторитеты говорят, что ничего страшного не произошло. Верхнего, сторожевого, стреляют последним.
   Птицы существа легкие, а с существами тяжелыми всё тоже обстоит легко. Во главе стада баранов ставят прикормленного козла, и он с чистой совестью ведёт баранов на убой. Зато как вкусна капуста, которую получает козёл после отправки очередного стада на заклание.
  
  
   О китайской социальной рекламе
  
   Пришел китайский богач в кафе, подсел к обедающим молодым людям, которые хотели побыть вдвоем, и поэтому они ушли из-за стола, не доев заказанное.
   Новый посетитель, ничтоже сумняшеся, сожрал чужое и недоеденное, а деньги за оплаченную другими еду отдал на благотворительность.
   Умом китайцев не понять. У них даже анекдоты такие.
   Пришел китаец в зоомагазин.
   Спрашивает: сколько стоит вот эта большая собака?
   - Сто юаней, - отвечают ему.
   - А вот эта, поменьше?
   - Сто пятьдесят юаней.
   - А вот та, самая маленькая?
   - Пятьсот юаней.
   - Сколько же я буду вам должен, если я вообще ничего не куплю? - спрашивает удивленный покупатель.
  
  
   Мнение гегемона
  
   По забугорному ТВ идут разные передачи, потом эти передачи заимствуют и они идут у нас, но в другом виде и качестве. В оригиналах как-то естественнее и то, что случается с участниками - это их, не наше, поэтому и не особенно обидно за то, как ведут себя люди.
   Идет передача о выживании на необитаемом острове. Двенадцать здоровых мужиков. Спецы в своем деле, но на природе они никто. Среди них два гегемона, которые указывают на их никчемность и гонят всех собирать дрова.
   Все ходят, собирают улиток, каких-то моллюсков из мря, морщатся, едят, теряют силы, а один умник нашел обрывки сетей и начал их ремонтировать.
   Все говорят, что он бездельник и вообще трутень, увиливающий от работы. А тот все трудится, сшивая разорванные ячейки и навешивая поплавки из пустых пластиковых бутылок, стойко выслушивая критику.
   Наконец, умник кое-как залатал сеть и поставил ее в море. Все ходят собирать дрова и улиток, а он проверяет сети.
   Наконец, самый идейный, гегемон из рабочих сельскохозяйственного труда вызывал умника на разговор один на один и сказал ему, что таких умников они не любят и они, избиратели, недавно переизбрали у себя такого же умника, который не смог обеспечить им прекрасную жизнь в кратчайшие сроки. И его, умника, ждёт такая же участь, потому что драная сетка стоит уже три дня и ни одной рыбины нет. Предупредил значит. В условиях бескормицы для двенадцати мужиков такое предупреждение может означать только одно: когда будут голосовать за того, кого нужно съесть, я буду голосовать за твою кандидатуру.
   На четвертый день четыре человека пошли проверять сети с умником, чтобы окончательно решить вопрос рыбной ловли. И, о чудо, они поймали двадцать две небольшие рыбины на двенадцать человек.
   Нехотя и с набитыми ртами, все признали, что умник действительно умный человек и они зря плохо о нем говорили.
   А если бы они поймали рыбу только на пятый день, то чтобы они говорили о том человеке, которого изгнали из своего сообщества или еще что-нибудь сделали с ним?
  
  
   Хлеба и зрелищ
  
   Уничтожение санкционных продуктов нужно превратить в важное политическое мероприятие, на которое командировать жителей близлежащих к помойке городов, деревень, фабрик, заводов, школ, институтов, и чтобы уничтожение производилось под звуки революционного гимна: "Смело, товарищи, в ногу!" и под аплодисменты собравшихся, а какая-нибудь старушка должна еще принести вязанку хвороста, чтобы сжечь капиталистическое мясо, хамон и пармезан. А потом каждый зритель должен рассказать о событии всем, кто это не видел, и чтобы все люди знали, как это приятно сидеть на уничтожении туш заморских коров, свиней и баранов, словно ты на мадридском стадионе смотришь российскую корриду.
  
  
   Комиссар от Бога
  
   Священник в академии ракетных войск стратегического назначения! Комиссар от Бога, бля. Или корректировщик от Бога, чтобы по царствию небесному ракетой не засветили или Бунина с Чеховым туда не занесли.
  
  
   Российская святая троица
  
   История российская настолько безумна, что нужно делать пометки, чтобы не забыть тех, кто стесал подошвы на косогоре, утаскивая многострадальную Россию в яму сталинщины. И вот к марту 2016 года образовался такой интеллектуальный триумвират, тройка, святая троица: Александр Проханов, Владимир Бортко, Юнна Мориц.
  
  
   Поисковик
  
   Наши российские поезда являются порождением нечистой силы. Вот, живут себе люди на земле, рождаются, женятся, расходятся, копаются на своих дачах или ходят по рядам рынков, выбирая для себя что-то нужное и вкусное. А вот как только они сядут в поезд, чтобы поехать куда-нибудь, как сразу же начинают раскрываться и рассказывать направо и налево, кто они такие и с какой стати отправились куда-то в путь. Кто-то говорит правду, кто-то безбожно врёт, кто-то режет правду-матку, словно в атмосфере поезда густо распылена "сыворотка правды". А после того, как на столики достаётся еда и напитки, где сладкие, а где спиртные, то количество сыворотки в воздухе начинает увеличиваться в геометрической прогрессии. Люди становятся давними знакомыми, с которыми нужно поделиться самым сокровенным. Я давно езжу в поездах и этой сыворотки нахлебался по горло. Поэтому, сразу после ужина я заваливаюсь набок и старюсь уснуть, пропуская мимо себя неспешные разговоры, которые ведутся на нижних полках.
   В этот раз моими попутчиками были две старушки и словоохотливый мужичок лет сорока пяти или чуть больше. Бабульки сразу поняли, что им не удастся вклиниться в разговор, поэтому внимали собеседнику с деланным интересом, пусть выговорится побыстрее, а потом, когда он устанет, то и они наговорятся вволю. А мужичок говорил без остановки.
   - У мня всегда была интересная жизнь. Побросала она меня по сторонам так, что не у каждого получится. Пять раз был женат и пять раз уходил из семьи, оставляя им все, что нажил и начинал снова, обзаводясь всем необходимым имуществом и жильём. Приходится платить алименты, но я совсем не против, детей любить нужно, и отец должен всем помогать. Пусть даже они тебя и не любят как отца, зато от денег никто не отказывается. Так вот мотался и жил и потом вдруг оказалось, что у меня нет родственников. Мамаша моя с отцом развелась, а потом она за новым мужем не прижилась и померла в одночасье. Затем брат женился на цыганке и тоже умер скоропостижно. Все говорят, что цыгане его заколдовали, вот и свели парня в землю. Вся недвижимость из семьи на сторону ушла. Брат младший был талантливый парень, но от музыки крыша поехала и пошёл по наклонной, а потом люди добрые помогли устроиться в интернат психиатрического типа, а то так бы и пришибли за жилплощадь. Все такие люди сразу берутся на учёт и банды риелторов эти квартиры освобождают на продажу. Спасибо первой жене, которая за ним приглядывала. А я вот решил родственников дальних проверить, посмотреть, где мне лучше якорь бросить для пенсионной жизни. И как-то всё так получается, что куда ни приеду, так там родственник умирает. Либо при мне, либо после моего отъезда. Разные там знахарки сразу зашептались, что это, мол, смерть с косой за собой вожу. Стали от меня скрываться. На мои письма соседи стали отвечать, что нет моих родственников в живых и нечего мне туда приезжать. Сейчас вот еду к брату двоюродному. Долго не отвечал мне, а вот недавно ответил. Здесь недалеко от железки в деревушке живёт. Он единственный мне ответил, что ждёт меня не дождётся и приветит так, как надо. Племяши мои троюродные меня встречать будут. А как здорово в деревне жить. Чистый воздух. Грибы, ягоды, рыбалка, охота, огород. Дома продают за сущие копейки. Эх, заживу так, что все завидовать будут.
   Он мечтательно замолчал и потянулся, и бабки тоже чего-то молча сидели.
   Мужчина выходил к вечеру на полустанке, где поезд останавливался всего лишь на минуту, пропуская встречный. На полустанке не было никого, кроме дежурной с флажками и двух парней лет под тридцать с какой-то недоброй внешностью.
   - Племяши, - подумал я и мысленно пожелал мужику без приключений вернуться из гостей.
   - Бедняга, - сказала одна из старушек, - ему бы в монастырь уйти грехи замаливать, а он все себе судьбу ищет.
  
  
   Единство нации
  
   Германия. Берлин. 1936 год. Поздний вечер. На узком тротуаре нос к носу встретились командир батальона штурмовиков SA (Sturmabteilung) гау (дивизии) Берлин-Бранденбург штурмбаннфюрер (sturmbannfЭhrer) Краузе и командир дружины союза красных фронтовиков RFB (Roter FrontkДmpferbund) гау (дивизии) Берлин-Бранденбург камерадшафтсфюрер (kameradschaftsfЭhrer) Мюллер.
   Если смотреть со стороны, то можно было предположить, что встретились два командира из одной армии. Одинаковая форма. Гимнастёрки. Хромовые сапоги. Портупеи. Разница в головных уборах. У одного кепи с большим козырьком, у второго фуражка маоцзедуновского типа. А так, близнецы-братья, у одного ни отца, ни матери, у другого - ни стыда, ни совести. Вроде бы все одной нации, а тянут в разные стороны.
   Встреча была не из приятных. Как два льва на узкой тропе. Краузе держался за рукоятку именного кинжала SA, а Мюллер теребил резную рукоятку фронтового парабеллума в кармане галифе.
   Молчание и противостояние затягивалось. Либо прольётся кровь, либо кто-то должен сделать первый шаг для разрядки обстановки.
   Первый шаг сделал Краузе. Он отпустил рукоятку кинжала, вскинул руку в римском приветствии и крикнул: "Хайль Гитлер!". Мюллер нехотя достал правую руку из кармана галифе, громко сказал: "Рот фронт!", при этом молодцевато приподнял правое предплечье до уровня головы с ладонью, сжатой в кулак, пальцами в сторону приветствуемого.
   Первый шаг был сделан. Со стороны SA. Шаг получил ответочку. Следующий шаг за RFB.
   - Камрад, поздравляю с убедительной победой на Олимпийских играх, - сказал Мюллер.
   - Спасибо, камрад, - сказал Краузе. - Под руководством нашего фюрера мы заняли первое место в медальном зачёте и завоевали восемьдесят девять медалей.
   - Эти медали не ваш фюрер завоёвывал, - сказал Мюллер, - а весь германский народ. Золотые боксёры Вилли Кайзер и Херберт Рунге вообще беспартийные спортсмены.
   - Ничего, - сказал Краузе, - после Олимпиады они с удовольствием примут спортивные ордена из рук фюрера германской нации и станут полноправными членами национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП). Они все из рабочей среды и потенциально являются членами нашей партии. А вы что можете им предложить?
   - Когда мы придём к власти, - сказал Мюллер, - мы им дадим в управление весь мир. Вставай, проклятьем заклеймённый, весь мир голодных и рабов...
   - Ты только танцы здесь не устрой, - засмеялся Краузе. - А как тебе Гизела Мауэрмайер? Стройненькая женщина, а бросила диск на золотое расстояние в сорок восемь метров и тридцать один сантиметр?
   - Я бы ей вдул, - сказал Мюллер.
   - Я тоже, - сказал Краузе. - Знаешь что, камрад, пойдём в гаштет и пропустим по стаканчику за спортивные успехи.
   - Пойдём, - сказал Мюллер, - наши успехи нужно обмыть. Спорт вне политики. Как это говорят? О, спорт - ты мир. Когда идут Олимпийские игры, пушки молчат.
   - Точно, - согласился Краузе, - пушки продолжат стрелять сразу после того, как задуют Олимпийский огонь.
   В гаштете настороженно отнеслись к приходу двух постоянных врагов. Там были сторонники и противники того и этого, ни никто открыто не выказал своего отношения к двум командирам противостоящих гау. Мало ли что, вдруг они объединились либо на гитлеровской, либо на тельмановской платформе, и что бы ты не сказал, все будет не в унисон. Огребёшь по полной. У них даже правосудие одинаковое - по любому поводу в концлагерь.
   Свободное пространство около их столика позволяло свободно поговорить о том и о сём, и никто не донесёт о содержании разговора.
   Первый тост был за спорт. За золото в лёгкой атлетике, греблю на байдарках и каноэ, вело и конном спорте, спортивной гимнастике, гандболе, водном поло...
   - Слушай, камрад, - сказал Краузе, - чего вы раскалываете Германию? Поддержите нашего фюрера, и мы завоюем весь мир.
   - Как мы будем поддерживать его, - сказал Мюллер, - вы смотрите очень узко и не видите ничего дальше своего носа. Вы хотите в одиночку воевать со всем миром. А мы держим связь со Сталиным в России. И в день "Ч", когда Сталин ударит по Европе, мы с другой стороны прижмём всех и будет единый мир...
   - Под командованием Сталина? - усмехнулся Краузе.
   - Не суть важно, - сказал Мюллер. - С ним мы потом разберёмся. Главное - взять власть в свои руки, а потом "весь мир насилья мы разрушим, кто был ничем, тот станет всем".
   Вокруг спорящих вился густой табачный дым, плыли далёкие лица, а с настенной картины на них внимательно смотрели три медведя, написанные русским художником Шишкиным.
   Когда над Берлином взошла полная луна, из гаштета вывалились в обнимку два пьяных человека в полувоенной форме, распевающих известную всему миру песню:
  
   Deutschland, Deutschland über alles,
   über alles in der Welt,
   wenn es stets zu Schutz und Trutze
   brüderlich zusammenhält.
  
   На земле всего превыше
   Лишь Германия одна,
   Что к защите и победам
   Кровным братством скреплена.
  
  
   Настоящий полковник
  
   В больнице в общей палате лежал старичок. Было ему девяносто лет. Мотор стал барахлить, вот его и определили в больницу. Отношение к нему было уважительное, потому что привезли его по направлению из медицинского управления КГБ.
   В том, что ему девяносто лет, не было совершенно никакого секрета. На утреннем обходе был главный врач больницы, который и поздравил его с днём рождения.
   - Больной, - строго сказал он, - никаких эмоциональных всплесков в этот день. И не переборщите с коньяком. Рюмочку можно для сердечной активности. Вам это не повредит.
   - Спасибо, доктор, - сказал старичок. - Мне сейчас уже ничего не может повредить.
   - Это как так? - не понял главврач.
   - Человек должен в молодости перепробовать всё, чтобы потом можно было определить, что ему вредно, а что не вредно, - сказал старичок. - Долголетие - это как лотерея. Выпадет счастливый билет, и живёт себе человек сто лет, и в ус не дует. Самогон пьёт, жареными гвоздями закусывает, и хоть бы хны. А другой с молодости живёт по биоритмам, не курит, не пьёт, соблюдает диеты и помирает, не дожив до сорока лет. Кто не курит и пьёт, тот здоровеньким помрёт. Здоровые не умирают. Это лотерея ему такая с болезнью. Товарищ у меня был. Капли в рот не брал и помер от цирроза печени в совершенно молодом возрасте. Я для себя уже определил, что мне вредно. Первое. Табак. Курил свыше сорока лет. Начинал с молодости, чтобы казаться взрослым, а как стал взрослым, так и начал задумываться, а зачем это мне. Помнится, было ещё такое стихотворение. Куренье - вред и даже глупая скотина не потребляет сигарет, боясь воздействий никотина. Второе. Некачественная водка. Коньяк я вообще не люблю и не пью. От некачественной водки возникает похмельный синдром, который может закончится спазмом коронарных сосудов и летальным исходом, если вовремя не принять пятьдесят граммов хорошей водки.
   - Но и от хорошей водки возникает похмельный синдром, - сказал главврач.
   - Естественно, - согласился старичок. - Если много выпить.
   - А сколько это много? - улыбнулся главврач.
   - Генерал у нас был, - сказал старичок. - Папой Карлой его звали. Да и он себя сам так называл. Вот он и говорил, что выпил одну бутылку водки, вторую - хватит, остановись, не нужно злоупотреблять. И мы его слушались, от хорошей водки ничего не было.
   - А как определить, хорошая водка или нет? - спросила лечащая старичка врачиха.
   - Тут сноровка нужна, - сказал больной. - По цвету, по запаху, по пузырькам и по вкусу. Как курильщик делает? Он сигарету понюхает и по запаху скажет, что за табак и какие будут ощущения. С водкой труднее. Как с женщиной. Вот она стоит вся накрашенная, вся надушенная и расфуфыренная, а на деле стерва стервой и тебя просто хочет захомутать. А другая такая же, но она будет как живительный источник, от которого нельзя оторваться, лаже после утоления жажды.
   - Ну, вы прямо поэт, - сказал глав врач.
   - А я поэт и есть, - сказал старичок. - Вот, например, моё стихотворение:
  
   Я умру от пронзительных глаз,
   Что встречают меня каждый раз,
   Стоит мне лишь куда-то пойти,
   Неотлучно они на пути.
  
   Посетил я друзей-докторов,
   Все в порядке, я жив и здоров,
   Но шепнул окулист, - в роговице
   Вижу древней религии жрицу.
  
   Эти жрицы красивы, как небо,
   Эти жрицы податливей хлеба,
   Эти жрицы страстны, как вулкан,
   Сладким мёдом обмазан капкан.
  
   Мне по нраву такое моление,
   Дикой крови живое волнение,
   И ловушка - большой достархан,
   Оплетут по рукам и ногам?
  
   Будь что будет, готов ко всему,
   Пусть заманят меня на кошму,
   Чтоб горячей любовью убить,
   Расплетя до конца жизни нить.
  
   Мы смотрели на старичка и дивились его словам. Так может говорить человек, проживший насыщенную жизнь и много знающий человек. Слушая его, глаза медсестёр и врачей покрывались паволокой, что бывает тогда, когда женщина начинает влюбляться. В молодости он, вероятно, был большой спец по этому вопросу. Мы ещё замечали, что когда ему ставили капельницы или делали уколы, то медсестры как бы нечаянно прижимались к нему то бедром, то наклонялись с глубоким вырезом на груди и глаза нашего сотоварища по палате сверкали так, как будто ему лет сорок, не больше.
   После обеда пришла его жена. Женщина, примерно в его возрасте, но подвижная и красивая, хотя и не намазанная никакой косметикой.
   На тумбочку были выложены нехитрые угощения. Салат из кальмаров. Отварная рыба. Зелёные оливки с косточками. Жареный на аэрогриле стейк из свинины. Разрезанный на четыре части вдоль свежий очищенный огурец. Китайские грибы шиитаки в масле с кольцами лука. И бутылка водки "Пять озёр" с синей наклейкой и надписью "Сделано в Сибири". Мы смотрели на все это благолепие и захлёбывались от слюны, вспоминая, что нам всё это было противопоказано.
   Когда он начал кушать, мы были готовы сорваться с места и присесть к нему рядом, чтобы утолить свой голод и сказать:
   - Если он знает, что это ему не вредно, то это не вредно и нам, и вообще всем людям на земле, которые стремятся к счастью и удовлетворению своих все более возрастающих потребностей.
   Его первый тост был - "за нас". Второй - "за наших". Третий - "за наше". На этом все закончилось.
   - Всё остальное - когда выйду из больнички, - сказал старичок.
   - Сколько у вас было женщин? - спросила пришедшая с лекарствами палатная медсестра Танечка.
   - У настоящего мужчины, - сказал старичок, - может быть только одна женщина. Единственная.
   Жена старичка победно посмотрела на всех. И её можно было понять. Она была единственная. Хотя, кто может поверить словам настоящего мужчины? У него каждая женщина единственная.
   Ночью я отчего-то проснулся. Наш сосед не спал. Настольная лампа на его тумбочке горела, и он что-то быстро писал в блокноте.
   - Что-то приснилось? - спросил сосед.
   - Нет, просто так, - ответил я. - Есть у меня к вам один вопрос. Вы не боитесь смерти?
   - Раньше боялся, - сказал сосед, - а сейчас не боюсь. Раньше боялся, что оставлю семью без средств к существованию. Так бы оно и было. А сейчас решил все дела. Дочь взрослая и имеет свою семью. В случае смерти нищенская пенсия моей жены будет на гроши увеличена по потере кормильца. Расходы на похороны возьмёт государство. Бесплатный гроб, оркестр, десять человек для производства салюта. Да и гроб не нужен. Я сказал, чтобы меня кремировали, а прах выстрелили из пушки. Я взял от жизни всё и моя смерть будет освобождением места для кого-то из живущих. А, может, и нет. После моей смерти будут печататься мои книги. Я не в столице и не в тусовке. У нас, когда кто-то умирает, оказывается, что он был гений и все, что бы он ни написал, всё гениальное и достойное Нобелевской премии. Так что, я смерти не боюсь. Тому, кто умер, абсолютно все равно, что будет после него. Это только в книгах пишут, что он там думает, будет ли после его смерти коммунизм и был ли он честным всю свою жизнь. Давай, спи, я тоже буду спать.
   Скоро свет лампы погас. Я лежал и думал, что будет, если я утром не проснусь. Для меня ничего не будет. Мне это будет вообще по хрену. Что коммунизм, что капитализм. С этим я и уснул.
  
  
   Стрижка "отец" и "сын"
  
   Слышал такую хохму. В парикмахерскую приходят отец и сын. Сначала стригут и бреют отца. Затем садят в кресло сына и начинают стричь. Отец говорит сыну:
   - Никуда не уходи, я быстренько схожу за свежей газетой.
   Ушёл и не возвращается. Парикмахер обращается к постриженному мальчику:
   - А где твой отец?
   - А это не мой отец, - говорит пацан. - Это какой-то мужик. Подошёл ко мне на улице и спрашивает: "Хочешь бесплатно постричься?"
  
  
   Случай на набережной
  
   То ли анекдот, то ли зарисовка с натуры.
   По набережной курортного городка Ялта идёт расфуфыренная женщина. За ней стайкой идут мужики, негромко обсуждая её достоинства. Вдруг один мужик замечает, что при проходе женщины замертво падают комары и готовящиеся к ночной смене светлячки.
   Он подбегает к женщине и спрашивает:
   - Мадам, у вас какой парфюм?
   - Стопроцентно французский, - гордо отвечает дама.
   - Покупали в Варшаве? - спрашивает мужик.
   - Да!
   - Сорри!
   И стайка мужиков исчезла, чтобы не повторить судьбу скончавшихся комаров и светлячков.
  
  
   Язык мирового общения
  
   Всех нас ожидает переход на латиницу. Всех. Это язык компьютерного общения. До сих пор нет ни одной программы, написанной на кириллице, санскрите, китайских иероглифах, арабском, грузинском и армянском алфавитах. Весь ход истории указывает на единый язык международного общения - язык Интернета.
  
  
   Караульная история
  
   Один лейтенант был в карауле. Развёл людей по постам и решил забежать домой. Дверь в квартиру не закрыта. На кухне что-то жарится. В столовой накрыт стол, стоит водка, рюмки, пепельница с окурками. Заглянул в спальню, а на его постели мужик кого-то дрючит. Схватил он со стола вилку и засадил в задницу этому мужику.
   Утром его вызывают к воротам караула. Стоит заплаканная жена.
   - Вася, вчера твой брат с женой приехали. Я пока на кухне была, кто-то ворвался в квартиру и засадил вилку в ягодицу твоему брату.
  
  
   Русские имена
  
   Пятигуз - пятижоп
   Суемудр - немудрец
   Чужеяд - нахлебник
   Хобяка - неуклюжий человек
   Волочайка - блядь
   Буслай - бледун
   Мимодыра - разиня
   Потатуй - подхалим
   Лоха - дура
   Шаврик - кусок дерьма
   Тартыга - пьяница
   Туес - бестолочь
  
  
   В приёмной
  
   В приёмной сидела секретарша невиданной красоты. Просто фея. Волшебница. Чаровница. Секс-бомба. У мёртвого встанет, глядя на неё.
   На столике в сторону посетителей стояла дощечка с надписью золотыми буквами: Свобода. Равенство. Братство. Счастье.
   Рядом со столиком сидела бабушка божий-одуванчик. Сидела тихо и смирно, опершись на суковатую палку, вероятно, передававшуюся по наследству из поколения в поколения. Если бы узнать, кто опирался в старости на эту палку, то получился бы отменный сериал, за который бы обязательно бы зацепился Голливуд и всё бы свёл к Иисусу Христу, с рождения которого началось наше летоисчисление.
   Бабушка была первой и сидела прямо у двери начальника, на которой была надпись на каком-то непонятном языке, но это не уменьшало важности должностного лица, имевшего свою приёмную и секретаршу, скрашивающую серые будни бюрократизма.
   Внезапно дверь распахнулась и в приёмную не вошёл, а ворвался верзила лет тридцати с небольшим, кровь с молоком и в тельняшке.
   - Я - Герой. Я Харьков брал, в Донбассе кровь мешками проливал. Вот звезда моя. Вот удостоверение. Герой ДНР. Давай, бабуля, двигайся, героям у нас без очереди.
   - Молодой человек, не хулиганьте, - строго сказала секретарша. - Если вы Герой ДНР, то туда едьте и там права качайте. У нас здесь всё по-честному, по списку.
   - Ты кто такая? - зарычал детина. - Я здесь родился, в ДНР был в отпуске и из армии для этого уволился. Их паспорта действительны и у нас, они как бы граждане наши. И вообще. Я пришёл сюда за свободой, равенством, братством и счастьем, как у вас написано.
   - Вот вы и пришли к нам как бы, а сейчас идите туда и решайте в нашем филиале там, что с вами делать будут, - спокойно сказала секретарша. - Там вам и будет свобода, равенство, братство и счастье.
   Верзила выскочил за дверь и хотел хлопнуть ею так, чтобы штукатурка посыпалась, но дверь закрылась тихо и плавно, как будто никто неё не заходил и не открывал.
   Через минуту дверь открылась и вошла женщина в строгом костюме с причёской тридцатых годов прошлого столетия. Подойдя к секретарше, она сказала запросто:
   - Милочка, доложите, что пришла депутат Государственной Думы пяти созывов, сенатор и доктор наук, и скажите, что у меня нет времени на ожидание. Меня ждут неотложные дела по внедрению нравственности в наше грешное общество.
   - Назовите вашу фамилию, - спросила секретарша.
   - Мою фамилию? - изумилась депутатша. - Да меня каждая собака знает.
   - Я не собака и вас не знаю, - сказала секретарша, - но догадываюсь, кто вы. Вам назначено на три часа, а вы пришли в полдень. Присаживайтесь и ждите. Видите, что у нас написано? Свобода. Равенство. Братство. Счастье.
   - Плевать я хотела на ваши свободу, равенство, братство и счастье. У меня даже месячная пенсия будет больше, чем ты зарабатываешь за год, милочка. Подними свою задницу и скачками к шефу доложить о моем прибытии.
   Секретарша достала из ящика стола волшебную палочку и взмахнула ею над депутатшей. Та сникла и смиренно села рядом с бабушкой.
   Точно так же плевали на свободу, равенство, братство и счастье и успокоились по мановению волшебной палочки бизнесмен, бандит, сутенёр с двумя проститутками, пятнадцать человек с погонами не совсем военного образца, наркодилер, угонщик автомашин, муж, избивавший свою жену. Единственными нормальными людьми оказались два инженера, обсуждавшие возможность создания базы на Луне. Все внимательно слушали их и согласно кивали головой, что при нынешней власти это дело несбыточное.
   Внезапно начальническая дверь открылась и из неё вышел седой старичок в белом балахоне с нимбом над головой и двумя ключами на поясе из простой верёвки. Один ключ был золотой, а другой - серебряный.
   Старичка сопровождал молодец кавказской внешности без нимба, но с заметными рожками на голове.
   - Будь здоров, Пётр, - сказал чернявый. - Пойду к себе, у меня сегодня личный приём.
   - Рад был видеть тебя, Велле Зеге Вульф, - сказал апостол Пётр, оглядывая собравшихся в приёмной людей. - По-моему, все твои здесь собрались. Забирай их с собой, а у меня сегодня по списку прапрапрапрапраправнучка Иисуса Христа, вот она сидит с палочкой, и вот эти ребята, которые мечтают полететь на Луну.
  
  
   Миниатюры
  
   * Встречали по батюшке, а провожали по матушке.
   * Политику делает трава, а не большие деревья. Трава быстро воспламеняется и сжигает деревья.
   * Хорошее яйцо может поучить не только курицу, но и петуха.
   * В полной темноте нужны рога, чтобы не больно было стукаться в стены.
   * Размножение в пробирках отменит всякие запреты на аборты.
   * Восточное биде называется кумган. Его придумали раньше фарфоровых изделий с водопроводом.
   * Если к размеру обуви добавить два, из полученной цифры вычесть год рождения и прибавить текущий год, то последние две цифры покажут ваш возраст.
   * Всегда робел перед швейцарами. У них форма как у адмиралов.
   * Бляди двигают культуру. Мадам Кирпич и Маяковский, например.
   * В СССР было социальное происхождение. В России социальные группы от бомжей до олигархов и уголовная статья за ненависть к ним снизу вверх.
   * Если обезьяну кормить борщом, то она быстрее станет человеком.
   * Бунт в больнице. Требуют, чтобы одним тампоном сначала мазали люголем тех, у кого ангина, а уж потом тех, у кого геморрой, а не вперемежку в порядке прихода.
   * На сцене можно играть Иудушку Голавлёва и в жизни быть нормальным человеком. А можно играть нормальных людей и в жизни быть Иудушкой Голавлевым.
   * Кто видел Бога? Кто видел Иисуса Христа?
   * В 1940-м году французские коммунисты сотрудничали с гитлеровцами, которые были союзниками коммунистов из СССР?
   * Мужик на своей машине написал: "Заминировано". Бдительные соседи сообщили куда надо. Приехали сапёры, взломали машину и ничего не нашли. Зато мужик получил крупный штраф.
   * Паста - это варёные макароны. Смешно слышать, как люди с закатыванием глаз рассказывают, как они ели пасту. А другие люди в это время думают: чем же они тогда чистят зубы?
   * Бог для проверки верности себе заставил Исаака принести в жертву своего сына, но потом отменил свой приказ. Ленин и Сталин заставили сыновей убивать своих отцов, а отцов убивать своих сыновей. И большинство этих приказов все ещё остаются в силе.
   * Интеллигенцию разделили на зеков и вертухаев, а потом поменяли их местами и еле остановили расправу бывших зеков над вертухаями, которые раньше были их друзьями.
   * Подлинник - это палка, которой били задержанного, добиваясь признания.
   * Люди с возрастом не меняются. Из молодого мудака получается старый мудак. Добрые люди становятся добрее. Злые - злее. Жадные - жаднее. И так далее.
   * Казачья еда: вермишель с компотом; блины, замоченные в масле; холодец в помидорном рассоле; пирожки в миске сметаны.
   * Мужика взяли дегустатором на конкурс поваров. Чуть не помер от обжорства.
   * Вывеска: Парикмахерский спа-салон.
   * Когда сильного пьяного человека качает и штормит в постели, он должен одну ногу с постели опустить на пол, чтобы получить точку опоры. Качание сразу прекращается.
   * Сын-наркоман собирал деньги на похороны своего отца. Сердобольные люди давали деньги и в этот же день встречались на улице с "умершим" отцом.
   * Подарок на день рождения - сертификат на бесплатные похороны.
   * Вошь всегда перепрыгивает с грязной одежды на чистую.
   * Мужику протёрли тряпочкой очки, и он сразу прозрел.
   * Чтобы стать умным и попасть в парламент, нужно завоевать олимпийскую медаль. От неё ума прибавляется.
   * В России о себе всегда говорили "Аз" (типа I), а не "я".
   * Самолечение - ?ber alles!
   * В Сибирь назначили Меняйло. Сибирякам надо определить, Вменяйло он или Невменяйло.
   * КГ - кабина голосования. Нажав на кнопку "НЕТ", избиратель падает в яму и сразу в концлагерь на перевоспитание.
   * КП - кабина правды с автоматом для выдачи тридцати денежных единиц. Процедура начинается с принесения клятвы заявителем, что он будет говорить только правду и ничего, кроме правды.
   * КК - кадровая комиссия по назначению уполномоченных представителей в подъездах, домах, дворах, улицах, кварталах, обеспеченных бесперебойной связью.
   * Если голосовать за честного кандидата, то всем придётся жить по Законам и по божьим заповедям.
   * На строевом плацу находили алмазы, натоптанные сапогами поколений курсантов.
   * Православные большевики празднуют 25 октября, неправославные большевики - 7 ноября. Как Пасху отдельно друг от друга.
   * Законы дурдома: ничему не удивляйся; веди себя, как все.
   * Произведена декастрация Кубы.
   * Шуба с трихуэлем (XXXL).
   * Для чего нужен прусский строевой шаг? Для того, чтобы у солдат мозги отшибать.
   * Афроамериканцы должны обязательно сыграть Христа, Джорджа Вашингтона, Гитлера, Сталина, Ленина, председателя Мао, а белые должны сыграть Мартина Лютера Кинга, Нельсона Манделу, Поля Робсона и Мухаммеда Али.
   *
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует


Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"