Севостьянов Егор Викторович: другие произведения.

Всегда возвращающиеся

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он же Стихийный маг. Вот, наконец-то, кое-как закончил, с прологом, эпилогом и восемью главами между ними. И леший с ним! Надеюсь никогда больше на эту тему не сочинять, бо шибко муторно оказалось.

  

Пролог

  
  - Ну, где вы там? - Раздался из-за высокой ажурной решетки тихий шепчущий голос. - Струсили, поди?
  - Не дождешься, - буркнули в ответ. - Ты, Кося, сам смотри в сухих штанах домой возвратись.
  Самый старший, тринадцать лет уже, хитрый шкодник Коська, посторонился пропуская лезущего в дыру Грая, закадычного дружка и не меньшего хулигана. Дикие кустарники и увитая плющом, хмелем и диким виноградом стена надежно укрывали их от посторонних глаз, хотя посторонних глаз на старом городском кладбище, в полнолуние, не было и быть не могло. Где ж найти такого дурака, который решится туда отправиться? Ну, разве что еще одна мальчишеская компания решит похрабриться друг перед другом и испытать себя на прочность. Ярко-белая луна, зависшая на иссиня-черном звездном небе, подернутом редкими рваными клочьями облаков, освещала мертвое безмолвие, мягкой периной опустившееся на старое кладбище с заходом солнца. Из высокой травы выглядывали могильные камни, со стершимися надписями, и поросшие мхом надгробные плиты. Из темноты безмолвно смотрели каменные статуи.
   Все вокруг выглядело очень спокойным...
  Вслед за Граем прошмыгнули еще четыре тени - двое парней и две девчонки.
  - За мной, - скомандовал Коська.
  - Куда? - с дрожью в голосе спросила одна из девчонок. - Посмотрели и пошли отсюда.
  Остальные тоже не горели особым желанием бродить ночью по кладбищу, хотя и никогда не признались бы в этом.
  - На ту сторону, где склепы богатеев. - Подчеркнуто бодро ответил мальчишка. - Что, испугались? Слабо пройтись через все кладбище? - Насел он на них.
  Остальные дружно замотали головами.
  - Тогда пошли.
  Кладбище было заброшено уже много лет, наверное еще с тех времен как перенесли столицу отсюда, из Волхова, в Белозеро. Город уменьшился и кладбище, и так уже довольно большое, оставили, заложив другое немного в стороне и ближе к городу. Сейчас ребята собирались пробраться на ту старейшую часть, где столетиями хоронили богатых и уважаемых граждан, где захоронения отмечали не здоровенными булыжниками и крестами, и даже не мраморными статуями, а монументальными склепами, в основном фамильными, в которых покоились по нескольку поколений князей, графьев и просто зажиточных купцов, равных им по богатству и власти.
  - Тихо-то как... - прошептал Сенька, настороженно оглядываясь.
  - Пойдемте отсюда, - попросила все та же девчонка, Гулька. - Тут говорят призраки водятся.
  - Ага, - подтвердила ее подружка Бережка. - Вылезет мертвец из могилы и утащит к себе под землю.
  - Вот именно, что говорят, - ответил Коська не повышая голоса, а только раздраженно шипя на них. - А вы помните, что хоть кого-нибудь тут загрызли? Нет? То-то же. То - есть слухи дурачьем распускаемые и дураками слушаемые. - Для большей назидательности он поднял кверху палец и еще и обвел им всю его компанию. - Или вы хотите, чтоб гусевцы над нами потом целый год смеялись? Мол, как обещать мы все храбрые, а как обещание исполнять, так вся храбрость как вода из дырявой бочки?
  Остальные насупившись молчали.
  - А раз так, чтобы я больше не слышал таких разговоров.
  Вот так-то. Полезли они в склеп не только ради того, чтобы друг перед другом похрабриться, а наспор с компанией с соседней улицы, предводительствуемой Гусем, таким же хулиганом как и Кося. К тому же у него еще был козырь в рукаве (точнее в кармане), о котором он не говорил никому, даже Граю. Полная луна освещала им путь, а сам погост просматривался на много саженей вокруг, так что страх постепенно отступал. Ребята уже не пригибались и не шарахались от провожающих их печальными взглядами статуй, в темноте похожих на потерявшихся на этом свете душ или на подкрадывающихся упырей. Коська целенаправленно шагал по посыпанным гравием тропинкам, соединяющих чьи-то последние пристанища. На большинство склепов он даже не смотрел, к другим мельком приглядывался, ища нужный. Двери некоторых склепов были приоткрыты или вовсе сломаны, красноречиво намекая, что грабители могил не дремлют (многих богатеев-то хоронили в золоте и бриллиантах, а то и с тайником где-нибудь за барельефом), в поте лица вкалывая на своем трудном и неблагодарном поприще, и весьма опасном - нередко безутешные родственники, желая защитить, то есть - оградить от наглых посягательств посмертный покой усопшего, приглашали мага наложить какое-нибудь заклинание пострашнее, чтоб незадачливый грабитель, к примеру, от проказы помер или чтобы просто руки отвалились, или чтоб "хлопнуло, шваркнуло, прожевало и выплюнуло, и токо потеки на стенах..."; а еще бывает, раскопают кладбищенские воры могилку, откроют гроб, а оттудова на них нечто злобное, голодное, клыкастое и когтистое...
  Грай, нахмурившись следовал за петляющим по тропинкам другом, потом не выдержал и спросил:
  - А, что ты ищешь?
  - Уже нашел! - ответствовал Коська, устремившись к невысокой каменной постройке.
  Черный гранит тускло поблескивал в лунном свете, резные стены украшали барельефы и лепнина. А над входом мрачно возвышался охранный знак - крест в круге.
  - Это же... - начал кто-то и не договорил.
  - Коська, да ты что? - возмутился Грай. - Другого места найти не мог? Обязательно ведьму?
  - Поэтому-то мы и пришли сюда. Смотрите, - Коська вынул из кармана сверток из грязного носового платка, развернул как драгоценность и осторожно держа обеими руками показал друзьям. - Знаете, что это такое? - Парнишка поднял за цепочку золотой медальон в форме солнца с рубином в центре. - Это амулет от упырей. А вот это, - он показал им полупрозрачный неограненный кристалл горного хрусталя, - камень для их поиска.
  - Ты где это взял? - сразу же отозвалось несколько голосов.
  - Стянул у одного колдуна, когда тот в "Черном Единороге" две бутылки гномьей водки вылакал и под стол свалился.
  - Ух, ты, - восхищенно протянули его друзья.
  Кося подбоченился, заслуженно гордясь своими трофеями - проказы остальных не распространялись дальше ворованных у зазевавшихся торговок продуктов и оставленных без присмотра вещей. Только Граю иногда удавалось вытащить пару медяков из карманов пьянчуг, которые те не смогли пропить, потому как столь дешевого пойла нигде не продавали.
  - А как они работают?
  - О! - Коська напустил на себя многозначительный вид, важно подняв палец. - Тот чаровник, прежде чем под стол спать свалиться, мне все свои побрякушки показывал и рассказывал для чего они потребны. Амулет просто работает - на шею вешаешь и ни один бесь ближе чем на три сажени подойти не сможет, а камень, стал быть, засветится и скажет об этом.
  - Прям так и скажет, словами?
  - Ну, - неуверенно произнес Коська, машинально, чтоб лучше думалось, почесав макушку. До таких подробностей тот разговор не доходил, да и вообще из того, что маг ему объяснял он почти ничего не понял. - Наверное. Там видно будет. Главное, если у гроба засветится, значит правду говорят, что ведьма она и в упыриху после смерти превратилась.
  - А, что ж ты остальных амулетов не вытащил? - спросил Гоня.
  - Дурак ты, Гонька, - Коська снисходительно посмотрел на щупленького паренька. - Если б я всё повытаскивал, то тот чародей сразу бы понял, кто их у него своровал. Думаешь не смог бы он при помощи своего колдовства найти меня? А так подумает, что потерял где-нибудь или пропил. Так-то!
  - Кося, - осторожно позвала его Гулька, - а если она из своего гроба вылезет, а амулет не поможет? Он же один, а нас много.
  - Не вылезет, - уверенно возразил Грай. - Мне батька рассказывал, что гроб у нее каменный, с аршинными стенками, - он развел в стороны руки, чтоб показать с какими именно. Вышло больше аршина, - а сверху плита в сто пудов положена. Чтоб не выбралась.
  - Я такое слышал, что она для своих колдовских зелий детей воровала, - Гонька, с опаской оглядываясь на приоткрытую дверь-решетку.
  - Брехня, - отмахнулся их предводитель. - Так про всех ведьм болтают.
  - Не скажи, - серьезно произнес Сенька. - Ее за то и убили. Крестьяне расправились, за то что она их детей похищала.
  - А мне дядька рассказывал, который Травник с Кривого переулка, что дом ее заколдован был и никто туда проникнуть не смог, даже стража, а убил ее другой колдун, - выпалила Бережка.
  - Ладно, - прервал их Коська. - Мы сюда зачем пришли? Грай, доставай факелы.
  Паренек скинул с плеча сумку, вынул оттуда несколько коротких берестяных факелов и, недолго пощелкав кресалом над трутом, подпалил три из них. Факелы треща и плюясь нехотя разгорелись и неожиданно вспыхнули ярким желтым пламенем. Остальные они пока решили поберечь, несмотря на молчаливое неодобрение остальных. Каждый чувствовал бы себя спокойнее если б в руке у него был источник света, но достался он только Коське, Граю и Сеньке.
  Коська решительно дернул на себя дверь-решетку и та с ужасающе пронзительным скрипом отворилась. Ребята дружно подскочили на месте. Скрип больше всего напоминал предсмертный вопль.
  - Не к добру это, - прошептал Гонька.
  - Что, испугались? - неуверенно, с дрожью в голосе произнес Кося. - Всего лишь старая дверь со ржавыми петлями. Было бы странно, если бы она отворилась бесшумно.
  Он со страхом заглянул во внутрь и увидел ступеньки уходящие вниз, в темноту.
  - Пошли, - голос дрогнул и он сглотнул вставший в горле комок. - Тут ступеньки, не свалитесь.
  Если б не столпившиеся за спиной друзья, да не спор с Гусем, который он не имел права проиграть, то он давно бы дал деру из этого страшного места.
  Выставив перед собой факел, он осторожно ступил на первую из десятков уходящих вниз ступеней. По стенам плясали яркие отблески, дрожащие тени расступались перед огнем, размазывающим их по серому камню, но как только огонь уходил, они снова сливались за спинами людей. Чем ниже они спускались по каменным ступенькам, тем холоднее и сырее становился воздух. Коптящие факелы нисколько не согревали, только слепили глаза и фыркали дымными искрами. Из темноты медленно проступила невысокая деревянная дверца, некогда запертая на огромный висячий замок, а ныне открытая настежь, с оторванной дужкой. Ступени закончились малюсенькой площадочкой перед ней. Очевидно грабители могил уже тут побывали. Коська сжал в кармане уголек, которым он, по договору с Гусем (тот, правда не упоминал что-либо конкретное, склеп мог быть любой), должен был начеркать на стене условленное слово, чтобы тот поверил что они действительно были тут. Но любопытство возобладало и он решил сначала пройти дальше. "В конце концов условленное словцо можно написать и потом," - решил он.
  - Сенька, ты тут самый грамотный. Читай, что написано, - Коська кивнул на выбитую в мягком известняке надпись. Камень, судя по всему, вмуровали намного позже постройки самого склепа.
  - Эээ... - Паренек поднял факел повыше, стараясь разобрать плохо видные буквы. - "Вход запрещен специальным указом Ордена Магов."
  - Ну, до нас тут уже побывали. - Коська сунул в проем факел, помахал им туда-сюда и, когда оттуда на него ничего не прыгнуло, шагнул сам.
  Перед ребятами открылся большой зал, в виде выстроенной под землей ротонды, отделанный белым мрамором. Резные колонны поддерживали украшенный росписью и лепниной купол. В нишах притаились мраморные статуи - химеры и животные, - гербовые звери различных родов. Полукругом разместились саркофаги, раки и урны, в которых покоились останки нескольких поколений. Отдельно стоял массивный, раза в три больше остальных, гранитный дольмен, на крышке которого отчетливо виднелся глубоко выбитый рисунок, но весь пообломанный по краям - видимо ранее туда был вмурован охранный знак из драгоценного металла и кладбищенские воры выломали его ломом.
  И тьма вокруг, казалось, живая и разумная слегка шевелилась, с каким-то своим зловещим интересом изучая оказавшихся здесь людей.
  - Нам страшно, пойдем отсюда, - заныли девчонки.
  - Нет, - он хотел выглядеть храбрым, всем своим видом показывая что бояться вовсе нечего, но голос предательски сорвался.
  Отругав себя за трусость, Коська нарочито громко и неестественно рассмеялся.
  - Да ничего страшного тут нет! Это всего лишь старые кости паршивой ведьмы...
  Огонь хлестнул, как полотнище на ветру, хотя никакого ветра под землей быть не могло быть и в помине, и тут же успокоился будто бы и не было ничего.
  - Не говори так! - взвизгнула Бережка.
   Сам не понимая зачем, Коська сделал шаг, потом еще один, медленно приближаясь к саркофагу.
  - Вы слышите? - он напряженно прислушался к окружившей их тишине. Ему показалось...
  - Коська, тут ничего нет.
  Шепот?
  - Пошли отсюда.
  - Действительно, - поддержал девчонок Грай, - чего мы тут забыли? Посмотрели и хватит.
  - Подожди, - досадливо отмахнулся паренек. - Вы слышите?.. Как будто шелестит что-то.
  Слова выходили сами по себе; разумом он понимал, что давно уже пора дать деру из этого проклятого места, но тело похоже само решало, что ему следует делать. Еще шаг, еще ближе, еще громче...
  Могильный холод подступил к горлу, липкими пальцами забравшись под одежду, заставляя тело дрожать, а зубы мелко постукивать. Расширившимися от страха глазами Коська смотрел на черный каменный гроб, от которого веяло потусторонним холодом, проникающим, казалось, в самую душу. Огонь трепетал на конце палки, тени плясали по углам, не рискуя приблизиться, мраморные статуи скалились со своих мест, наблюдая за осмелившимися нарушить их покой людьми. А вокруг невидимым туманом, словно бы проявлялось нечто темное, мрачное и зловещее, чему не место в этом мире. В голове звучал настойчивый шепот, что-то приказывающий, о чем-то спрашивающий, куда-то зовущий. Как во сне Коська сделал шаг, другой, приближаясь к саркофагу.
  Шепот приобрел зловещие интонации.
  И остальные, так же уже зачарованные этим тихим шепотком, двинулись следом. Голос звучал все требовательнее, все злорадней, предвкушая исполнение своих желаний, и ему нельзя было не повиноваться. Кристалл, зажатый в руке замерцал, засветился и вспыхнул ярким светом. На долю мгновения Коська почувствовал затаившуюся под каменной плитой тварь, проник в ее мысли, воочию увидев ее сны... Голос разбился на тысячи осколков, каждый из которых говорил, что-то свое, кричал, шептал, требовал и запрещал, а затем они все разом в неистовой злобе взвыли в голове, поняв что это сознание ускользает от них. Камень помутнел, покрывшись сетью трещин, висящий на груди амулет мелко дрожал, раскалившись до бела, прожигая рубашку. Запахло паленым, но парнишка не чувствовал боли. Боль была в душе, за которую сражалась сама тьма и которую пытался защитить хрупкий и ненадежный волшебный предмет.
  По кладбищу пронесся дикий, полный ужаса крик, резко разорвав тишину и так же резко прекратившись. Бродячие собаки дружно взвыли, понимая, что в этот миг произошло нечто ужасное, но рядом небыло никого, кто мог бы это услышать...
  
  

Глава 1

  
  При свете дня кладбище выглядело совсем не зловещим, а скорее грустным. Каменные кресты печально выглядывали из поросших высокой травой холмиков, статуи святых со скорбными лицами молчаливо склонили головы над старыми могилами людей, имен которых уже давно никто не помнит, с корявого, много лет назад высохшего и потемневшего от времени дерева, хрипло каркали вороны, переговариваясь между собой, навевая хандру и размышления о никчемности своей жизни...
  - Все всегда бывает впервые и нечто подобное было лишь делом времени.
  - К сожалению, хотя это кладбище, несмотря на вьющиеся вокруг слухи, одно из самых спокойных в моей практике.
  - Поэтому-то и следует как можно быстрее выяснить причины этого феномена.
  - Уничтожить, если это нежить, заблокировать, если это искривление пространственно-магического поля.
  - Не только. Меня больше интересует, что могло вызвать столь мощный выброс магической энергии, имеющей такие последствия.
  - Или кто...
  Два мага, теоретик и практик, неспешно прогуливались между старых могил, обсуждая свои дела. После того как стало известно о произошедшем в последнее полнолуние несчастном случае, Орден спешно выделил (а точнее, прислал случайно оказавшихся поблизости) двух опытных магистров - преподавателя теоретической магии 2-й степени Роя Красногорского и боевого мага из Надзорного отдела, некогда тоже преподавателя, но уже оборонной магии, Мьянека Белодрива, тоже магистра 2-й степени.
  - Очевидно дети своим присутствием пробудили некую, очень сильную нежить. - Теоретик подкинул на ладони бесполезный уже кристалл, взял двумя пальцами и посмотрел на просвет мутные внутренности. - Камень Присутствия, позволяет проникнуть в сущность нежити, узнать ее желания. Однако, если нежить обладает телепатическими способностями, это может сыграть злую шутку с неопытным магом.
  Он вспомнил того паренька, поседевшего и онемевшего, с вплавленным в грудь медальоном. Лечивший его знахарь, на вопрос можно ли будет с ним пообщаться, хмуро покачал головой, ответив, что потрясение было настолько сильным, что надежд на выздоровление очень и очень мало.
  - Из шести пятеро пропали бесследно, - произнес практик. - И учитывая, что случилось с шестым, живыми мы их больше не увидим.
  - Его спас амулет, - пояснил Рой Красногорский. - Хоть воздействие темных сил было таким, что он разрушился. Причем, не дешевая поделка, а очень хороший оберег. У меня почти такой же.
  - Откуда они только их взяли?
  - Украли у кого-нибудь.
  За этим разговором они вышли к неприметному, если б не охранный знак над входом, каменному "домику." У открытой двери-решетки, в большой бренчащей суме, копошился оборванный дедок с всклокоченной шевелюрой, украшенной загорелой плешью, невнятно бурча и ругаясь при этом себе под нос.
  - Вы, простите, кто будете? - после недолгого молчания спросил Мьянек, не сумев самостоятельно определить, что тому тут надо.
  Мужичок обернулся, глянул сердито из-под кустистых бровей.
  - Сторож я тутошний. За порядком слежу, чтоб, значица, могилки порчуны всякие не тревожили.
  - И часто тревожат? - поинтересовался теоретик.
  - Да не то, чтобы... Нынче-то тут почти не хоронят и поживиться ворам нечем. Разве, что в склепах пошуровать, да и то, все уже украдено до них. Замки поломают, двери сымут, а мне потом нагоняй от покойницкой родни - не уследил. А как же мне уследить, ежели эти гробокопатели ночью приходят? А я за такие гроши, извините, по ночам сторожить не нанимался. - разошелся дедок.
  - Ну, хорошо, хорошо, - Рой примирительно поднял руки. - Ваша позиция нам понятна. Позволите, взглянуть на этот склеп?
  - А, пожалуйста. Ходите, куда надобно, - разрешил сторож. - Прибьете эту упыриху, - он кивнул на склеп, - жалеть не буду. Чтоб ей на том свете икалось.
  - А почем вы знаете, что она упыриха? - спросил практик.
  Небыло никаких фактов, указывающих, что именно Костычиха повинна в гибели тех ребят. Уцелевший подросток, которого нашли вообще-то в дали от кладбища, ничего не смог рассказать. Свидетелей не оказалось, а маги отправились сюда, только как в одно из мест, которые следовало бы проверить.
  - Упыриха она и есть, - убежденно ответствовал дедок. - Дед мой рассказывал, как она отца его, прадеда моего, то бишь, до смерти замучила ради колдовства своего богомерзкого.
  С шумом втянув носом воздух, дедок всхрапнул и смачно плюнул в темноту склепа.
  Мьянек поднял голову, что бы прочесть имена покоящихся тут людей, высеченные над дверью. Отдельной строкой шло: "Костычевская Елань Руеновна, княгиня Белозерская." Последнее слово говорило, что дама принадлежала к королевскому роду. Наверное только поэтому ее останки до сих пор не сожгли на костре.
  Несколько разноцветных пульсаров осветили мрачное убранство склепа, холодными лучами заставив тени испуганно попрятаться по углам. Маги неспешно обошли помещение, заглянули за колонны, привычно исследовали пол на наличие магических следов и вернулись к гранитному дольмену - одному из нескольких каменных саркофагов, сильно выделяющемуся своими размерами.
  - Охранный знак выломан.
  - Кладбищенские воры, - отозвался теоретик, на короткий миг презрительно скривив губы.
  - Чувствуешь что-нибудь? - Мьянек тоже мог попробовать применить соответствующие заклинания, но с меньшим успехом. Это была не его специальность.
  - Нет, - помедлив ответил теоретик. - Магический фон несколько выше, но в пределах нормы.
  - И источник колебаний?
  Вместо слов Рой похлопал ладонью по крышке саркофага.
  - Поднимай.
  Маг-практик положил ладони на холодный камень, сосредоточился и, вздохнув, поднял руки. Плита, как приклеенная, поднялась вместе с ними. Легко отведя крышку в сторону, он поставил ее у стены.
  - М-да, хоть в учебниках рисуй, - прокомментировал открывшееся перед ним зрелище Рой.
  На упыря Костычиха не была похожа нисколько. В гробу лежал высохший скелет, туго обтянутый черной, словно бы обугленной кожей. Такого же цвета было и истлевшее платье. Рот так и остался открытым в немом крике, безглазое лицо уставилось в потолок, а руки со скрюченными когтистыми пальцами, в последний миг, казалось, пытались защититься, но так и застыли поднятыми в момент смерти. Из груди торчал короткий меч, пронзивший сердце и прочно засевший между ребер.
  - Это она при жизни что ли такой была? - удивленно спросил практик, глядя на здоровенные клыки Костычихи.
  - Про нее мало, что известно. - Рой медленно провел рукой над скелетом. - Кроме ее "славных" деяний. Как и про ее смерть. Считается, что столь сильную колдунью могли убить лишь несколько магов: Редерик Паук, темный эльф Талий или Вольга Серый. Все трое, что интересно, исчезли примерно в то же время, когда умерла Костычиха.
  Маг ткнул кончиком ножа в лоб Костычихи. Череп качнулся с сухим шелестом, иссохшая плоть раскрошилась тонкими хлопьями.
  - Нет, это не она. Мы оказались в плену слухов и предубеждений. Ни упыря, ни умертвия, ни просто оживленного мертвеца из нее не сделаешь, как ни старайся. А повышенный магический фон часто встречается вокруг могил колдунов. К тому же она тут далеко не единственная похороненная ведьма.
  Мьянек поднял плиту и поставил ее на место.
  - Что ж, одним вариантом меньше.
  
  - Ну, что, прикончили упыриху? - Дедок, с нетерпением ожидавший возвращения магов, подался вперед.
  - Вынужден вас разочаровать, но она не упыриха, - ответствовал Рой. - А всего лишь старый высохший скелет.
  И не оглядываясь на разочарованного дедка, пошел прочь от этого места. Несмотря на то, что он привык сталкиваться с самой разной нежитью, а здесь не оказалось ничего опасного, маг был рад выйти из склепа на свежий воздух. Пока он находился внутри, неясное чувство беспокойства шевелилось в душе, заставляя сердце щемить тоской... "Нервы," - решил маг.
  А сторож еще долго ворчал позади, крепя на дверь новый замок.
  - Как же, не упыриха... Упыриха она и есть. Сколько людей погубила. Кровопийца.
  - Зря мы в его присутствии в склеп спускались, - сказал наконец Мьянек. - Теперь распустит слух, что тот мальчик ее клыков дело.
  - Да, наверное, - согласился его напарник. - Ну, да сделанного не воротишь. Займемся дальнейшими поисками.
  - Куда теперь?
  - В лес. - Рой показал направление рукой. - Пара верст отсюда. Там старый Ведьмин Круг был, неработающий, но кто знает... Иногда они сами по себе активируются, даже если с этой стороны это сделать никак не возможно.
  
  
2 месяца спустя.
  
  Дверь с легким скрипом отворилась, выпуская на улицу шатающегося человека, и звучно захлопнулась, отсекая вырвавшийся вместе с ним свет и гомон голосов. Человек сделал несколько неуверенных шагов, соображая кто он и куда ему сейчас следует отправиться. Так и не сумев прийти к нужному выводу, он принял единственное верное в данной ситуации решение - вытянул из кармана оплетенную пенькой бутыль и задрав голову шумно забулькал, глядя на полную луну, мелькающую среди редких прорех в облаках. Чуть правее медленно покачивалась вывеска с не слишком умело намалеванным черным единорогом, больше похожим на проткнутого копьем мохнатого козла, с ехидной усмешкой взирающего на припозднившегося пьянчужку. Вывеска была порядком покоцана, а краска облупилась - раздраженные выражением морды "единорогого козла", посетители имели привычку швыряться в него всем, что подвернется под руку. Старый кобель, призванный создавать корчме впечатление почтенного заведения, охраняемого от всяких лиходеев злыми собаками, кряхтя выбрался из конуры, волоча за собой длинную звенящую цепь, замер освещенный луной, тревожно прислушиваясь к чему-то. Пьянчужка, занятый сражением с притяжением Земли и удержанием равновесия на широко расставленных ногах, абсолютно его не интересовал. Кобель робко гавкнул, настороженно крутя лобастой башкой, а потом вдруг вздрогнул всем телом и заголосил, громко и испуганно, безнадежным воем, сразу же подхваченным соседскими кабысдохами.
  - А-а ну, заткнись! - гнусаво прикрикнул пьянчужка. - Мррракобесина.
  И добавил парочку привычных ругательств. Затем, вспомнив о бутылке, отвернулся, намереваясь повторить глоток "на дорожку", что б, значит, легче путешествовать, да так и замер, остановленный весьма кстати напомнившим о себе внутренним голосом. В дальней стороне улицы показалась высокая фигура в длинном черном одеянии. Бесшумно шла она, словно бы плывя над землей, по ночным улицам, безучастная ко всему, лишь изредка поворачивая голову в сторону закрытых дверей, как будто могла видеть сквозь дерево и камень. Но эта одинокая фигура внушала такой мистический ужас.. Наверное так могла выглядеть сама Смерть решившая прогуляться по спящему городу. Горлышко выскользнуло из ослабевших пальцев и с оглушительным, в наступившей вдруг тишине, звоном разбилась; следом, не удержавшись на подкашивающихся ногах, шлепнулся мужичок.
  - Эй, ты, псина блохастая, а ну заткнись! - На улицу, немного запоздало, вышел корчмарь, с грязным полотенцем, для протирания кружек, на плече.
  Удивленно замолчал, заметив, что пес больше не лает, а, забившись в конуру, скулит от ужаса. Перевел взгляд на сидящего на земле пьянчужку. Позади толпились посетители, с интересом выглядывая из-за плеча корчмаря, что бы тоже увидеть, на что это так выл трактирский пес. Ничего более интересного не предвиделось, а тут может загрызли кого...
  - А ну, пропустите. - К выходу пробился обвешенный чародейским инструментом колдун.
  Пошатываясь вышел вперед, сжимая одной рукой кружку, а другой пытаясь вычертить в воздухе колдовские знаки. За движением пальца оставался бледно-золотистый светящийся след, складывающийся в незамысловатый рисунок заклинания поиска. Посетители, затаив дыхание, следили за колдующим магом. Вот он, закончив рисунок, взмахнул ладонью и тот растаял. Шатаясь на подгибающихся ногах как березка на ветру, маг осушил кружку, утер губы рукавом, и вытянул перед собой руку. Возле ладони снова едва заметно полыхнул рисунок - поисковый импульс вернулся, - и колдун, внезапно переменившись в лице, выронил кружку, развернулся и побежал прочь, спотыкаясь и оскальзываясь.
  Вид убегающего мага послужил лучшим поводом покинуть корчму еще до того, как в карманах кончатся деньги, а штатный вышибала поможет найти дверь, схватив за шкирку и кинув в нужном направлении. Заплатить за выпитое и съеденное никому не пришло в голову.
  
  Темная фигура неслышно скользила по улицам ночного города, направляясь одним известным ей маршрутом, заставляя собак биться в истерике, а кошек забиваться в самые дальние углы. Даже птичьи стаи снимались с деревьев, с криком разлетаясь в стороны. Небыло человека, не чувствовавшего приближение зла. Люди испуганно замирали, когда охраняющие дома псы, вдруг замолкали, ощущая как могильный холод касается их сердец, и облегченно переводили дух, когда фигура удалялась. Отдельные смельчаки даже подкрадывались к окнам, чтобы посмотреть вслед из-за приоткрытых ставень. Долго брела она между домов, вызывая лишь страх в сердцах всех живых тварей, пока, наконец, не выбрала один, приглянувшийся по какой-то, известной лишь ей одной, прихоти.
  
  Волдынь Лоза, перебиравший в погребе припасы, недовольно и вместе с тем тревожно, прислушался к заливающемуся лаем дворовому псу.
  - Вот разлаялся, зараза. - проворчал он, прижимая к груди маленький бочонок с солеными огурцами. Как раз в этот момент вой сошел на испуганное повизгивание, сменившееся тишиной.
  - Что это там? - Волдынь посмотрел наверх, хотя, конечно, ничего не мог увидеть сквозь доски.
  Ответом ему был грохот выламываемой двери. Бочонок выскользнул из рук и, ударившись о землю, лопнул, залив все вокруг кисло пахнущим рассолом. Волдынь даже не заметил этого. Наверху что-то бухнуло, сквозь щели между досками посыпалась пыль. Затем послышались тихие неторопливые шаги.
  - Спасайся, хозяин, - шепотом крикнул выглянувший из-за бочек домовичок.
  Бесенок покрутил головой, махнул хвостом, и с шелестом сгинул, прихватив с собой взятый наугад с полки горшочек.
  Опомнившись, Волдынь бросился к лестнице, прихватив по пути топор, которым он обычно разделывал туши. На втором этаже осталась молодая жена, и сейчас все мысли были только о ней. На одном дыхании мужчина взлетел наверх. Жена стояла посреди комнаты, безвольно опустив руки и запрокинув голову. Лба касалась хрупкая женская ладонь с изящными тонкими пальцами, заканчивающимися длинными, больше смахивающими на когти, ногтями, поблескивающими дорогим эльфийским лаком. Из-под ногтей тянулась тоненькая дорожка крови. Перед ей стояла высокая, кажущаяся очень красивой женщина в черном платье.
  - А ну, отойди от нее! - крикнул Волдынь, замахиваясь топором. - Велина!
  Женщина обернулась. Бледное лицо ее было больше похоже на маску, выражающую лишь холодное аристократическое презрение, а отсвечивающие алым глаза смотрели с превосходством самой смерти. Мужчина попятился, не в силах вынести этого взгляда. Спустя бесконечно долгое мгновение она отвернулась, направившись к другой двери. Жена Волдыня не сопротивляясь последовала за ней, словно загипнотизированная.
  - Стой! - в слепой ярости заорал Волдынь, кидаясь следом.
  Женщина в черном обернулась с такой скоростью, что, казалось, даже ее собственная тень не поспела за ней, сбив голову с плеч так же легко, как шляпку с гриба. Никак не отреагировав на смерть мужа и залитую кровью стену, молодая жена Велина равнодушно перешагнула через труп, прошла мимо, и исчезла в темноте со своей новой хозяйкой.
  Спустя четверть часа улицы наводнили стражники на лошадях и отряды копейщиков из ополчения. То тут, то там видели спешащих куда-то магов и знахарей, но не смотря на все их усилия никаких следов отыскать не удалось.
  
  

Глава 2

  
  - ...Вот, стал быть, так оно и случается. Кажную ночь ходит она и из людей кровь высасывает, упырица, - говорил корчмарь, протирая кружки полотенцем, рассказывая новости последних недель. - Люди уж боятся даже днем по улицам ходить, не говоря уже о ночи. Кто мог, давно уже разъехались по сродственникам, остальные, как я, кому податься некуда, остались.
  - Не боитесь?.. Все ж лучше бездомным, но живым, чем дома, но покойным.
  Тихий неторопливый голос собеседника внушал уверенность и корчмарь признавался:
  - Боюсь, конечно. Ну, да авось пронесет. Посетителей-то нынче почти нет, - продолжил он о другом, - вы первый за три дня, - повторил он, поглядывая на склонившегося над кружкой мага. - Сначала эти наемники толпами ходили, и люди, и тролли, как градоправительские указы о награде за Упыриху на главной площади повесили. А опосля как ихнюю шайку из двадцати человек та Упыриха по частям на деревьях развесила, так что их всех в одном ящике хоронить пришлось, то и тех не стало. И стража, которая город патрулирует, тоже ничего с Упырихой поделать не может. Говорят, у них даже приказание такое есть, в бой не вступать, а токо скрытно проследить, куда она днем прячется. Так-то она на всех подряд не кидается, только если первыми нападут, а выбирает, кружит по улицам... А вы, что, тоже за наградой приехали? - поинтересовался корчмарь. - Так мой вам совет: берите вещи и уезжайте куда подальше, покудова голова цела.
  Из подсобных помещений выглянул конопатый паренек, молча взглянул на них, ожидая приказаний.
  - Сколько берете за постой?
  - Пару серебрушек в сутки. - быстро ответил корчмарь, опасаясь потерять клиента. А ведь совсем недавно он брал не меньше полугривны, то есть в шесть раз больше.
  Золотая монета легла на стол.
  - Вот вам за неделю. - По цене этого хватило бы на две. - Пусть мальчишка отнесет мою сумку комнату. А я пока пойду, погуляю. Давно я не был в этих краях...
  - А зовут-то вас как, господин маг? - Спохватился корчмарь.
  Маг, уже стоя в дверях, повернулся в вполоборота.
  - Сварек. Сварек Вольгин.
  
  
***
  
  Ареку вспомнилось, как он получил этот заказ. Весьма заманчивое предложение с финансовой точки зрения. Произошло это в не слишком приличной корчме с громким названием Золотой Дракон, что в захолустном городке Медведищи, расположенном совсем близко от троллих гор. Маг сидел у стойки, неспешно потягивая квас, единственный напиток не вызывающий особого отвращения. Пиво тут продавали донельзя как противное, гнусный вкус которого, корчмарь, не так уж и безуспешно, компенсировал крепостью, добавляя сомнительного качества первач. Этот же первач можно было заказать и отдельно, а так же гномью водку "Черная Река", настоянную на каких-то подземных грибах, отчего жидкость становилась дымчато-угольной, в довершение тускло светясь в темноте. Пили это пойло только гномы, находя в данном продукте какое-то свое, не понятное другим расам, удовольствие. Подавали и некоторые другие напитки, судя по бутылкам самопального розлива - то есть, намешанные в одном ведре и отличавшиеся друг от друга только криво подписанными, зачастую совсем безграмотно, бумажками. Для неискушенной крестьянской публики вполне годилось. А самым приличным была боярышниковая наливка на тройном самогоне, стоившая соответственно, и которую, судя по недовольно кривящейся морде сидящего рядом снежного тролля, корчмарь уже успел испортить в погоне за дополнительной монетой. Крепких напитков Арек не пил, предоставленный на полках выбор не стал бы пробовать даже за деньги, а поэтому взял не вызывающий особых опасений за свое здоровье квас. И стоило это удовольствие целых три монеты. Была еще бесплатно подаваемая колодезная вода (по виду еще не слишком протухшая) из боченка, которую корчмарь черпал грязным ковшиком. На водной глади грустно плавали скорбные трупики мух. Судя по их медвежьим размерам - обожрались и утопились с горя.
  Дыра. Одно слово - дыра.
  На мага косились. Корчмарь и подавальщицы - с опаской, не решаясь подойти, прочие посетители-люди мрачно, с угрюмой решимостью, но связываться с молодым, сильным и трезвым колдуном, к тому же вооруженным, никто не хотел. Глушь - чужаков тут не слишком-то жалуют. А магов не жалуют нигде. Гномы - безразлично; другие расы вообще терпимее относятся к непохожим на себя. Тролль - с интересом, явно подумывая, а не пригласить ли Арека поучаствовать в каком-нибудь сомнительном с точки зрения закона дельце. Эту расу часто нанимали для самых разных целей, от охраны купеческих обозов, до этих самых обозов разграбления. И разумеется, почти в каждой разбойничьей ватаге или наемничьем отряде был свой колдун, зачастую даже из боевых магов. Сам Арек к троллю подходить не собирался, но предложения, если бы они прозвучали, выслушал бы.
  Корчмарь наконец соизволил появиться возле столика, тоскливо поинтересовавшись заказом. Арек выбрал грибной суп и кус утятины с каким-то гарниром, именуемым "дриадским", и, пересев за свободный столик, ради развлечения стал левитировать мелкую монетку. Коситься на мага стали еще сильнее, но, как и раньше, он не обратил на это ни малейшего внимания.
  Народу в корчме собралось не так уж и много, поэтому даже негромкие разговоры за отдельными столиками были слышны довольно отчетливо. Маг, скучающий в одиночестве, невольно прислушался к одному из них. Рядом четверо мужиков, судя по всему мелких торговцев-крестьян, снабжающих город репой и капустой, по мере их созревания на грядках, обсуждали нечто интересное.
  - Да вот те крест! - тихо горячился один из мужиков, склоняясь ближе к собеседникам. - Истинно говорю. Мне свояк сказывал, что вылазит енто страховидло из лесу ночью. Путника хвать, - крестьянин для наглядности цапнул ручищами за воздух, в которые при этом чуть не попала шея сидящего напротив, - и обратно в лес. И токо его и видели.
  - Брехня, - ляпнул другой крестьянин.
  - Откуда ж оно тама на дороге взялось, страховидло твое, ежели не было его ранее? - Спросил третий мужик.
  - А вот про то мне не известно. Врать не буду. - Рассказчик понизил голос. - Токо сдается мне, что с Гиблой Дороги приползло. Как по ней ентот новый купец ездить начал...
  - Это который завсегда к себе колдуна нашенского в охрану нанимает? - Уточнил доселе молчавший четвертый.
  - Он самый. - Подтвердил крестьянин. - Так вот. Как он по дороге той ездить начал, так видать страховидлу и потревожил. Вот оно и вылезло из лесу к людям.
  - И, что ж, прям так на людей и нападает? - Удивился Третий.
  - Ну, как так? - Рассказчик развел руками. - Свояк сказывал, что так то оно ничего не делает. Токо из темноты глазами посверкивает, пужает. А близко не подходит, огня, стал быть, стращается. А вот ежели в сторону отойти, или без костра заночевать, то считай пропал человек.
  Мужик придвинулся ближе, взмахнув ладонью - приглашая остальных тоже наклониться к нему.
  - А еще мне свояк говорил, как один из ватаги его над рассказами этими посмеивался и не верил, а однажды ночью в кусты пошел и пропал. Уж его и кликали и звали, да только не дозвалися. А с утра пошли всем скопом искать, нашли только скелет один. - Мужик многозначительно поднял брови. - Так то!
  - Брехня, - уже не так уверенно произнес Второй.
  - А ты хошь верь, хошь не верь, - первый крестьянин откинулся на спинку стула, схватив со стола кружку. - А только я вас предупредил, так что ежели надумаете куда ехать, то думайте...
  Последние слова потонули в бульканье.
  - Так может колдуна нанять, - предложил один из мужиков. - Что б, значит, утихомирил чудище?
  Рассказчик мельком глянул в спину Ареку и пожал плечами.
  - А зачем? Так то оно не шибко страшное. В дверь не скребется, по улице не бегает. Сидит себе в лесу и сидит. Огня опять же боится. Так что станется на дороге заночевать, то костер поярче развести и стражи поболе обычного выставить, и ничего оно не сделает. А ежели чародея супротив страховидла послать, то может оно тем чародеем закусит и в село повадится ходить. А то и племя евойное понабежит.
  - И то верно, - согласились они. - Покуда нас не трогает, то неча и его задирать.
  Мужики дружно чокнулись кружками, и убедившись, что в оных почти ничего не осталось, крикнули подавальщице, чтоб принесла еще на четверых.
  Лица Арека они не видели, но, наверное, удивились бы, узнав, что ответом на этот рассказ была легкая, задумчивая, чуть горькая и презрительная усмешка.
  Маг тоже думал о "страховидле". И о людях, которые ничего не желают сделать, чтобы облегчить себе жизнь.
  Двери снова отворились, корчма десятками глаз уставилась на нововошедшего, выжидательно и с интересом, пройдясь взглядами по мятой и запыленной одежде, грязным сапогам и еще влажному плащу, с прилипшими брызгами мокрой глины - с утра прошел дождь, - задержавшись на коротком мече и длинной плети-"волчебое", и убедившись, что громить сие достойное заведение (по крайней мере сразу) тот не собирался, вернулись к делам насущным. Арек тоже, против воли, взглянул на этого человека. Грязная одежда говорила, что он уже давно в пути, несколько дней, и по срочному делу, иначе бы разыгравшуюся утром грозу переждал в каком-нибудь трактире или в шалашике под елкой. Всадник. Без лошади в такие путешествия не отправляются (Арек считал себя единственным исключением), к тому же волчебой оружие конных степняков. Рукоять выполнена в орочьей манере, а здоровенным грузиком, наверное, можно проломить череп даже вурдалаку. Гонец, скорей всего.
  Человек, меж тем, уставшим, но внимательным и цепким взглядом обшарил корчму, и, выбрав из всего многообразия рас, полов и возрастов обедающих посетителей Арека, направился к нему.
  - Сварек Вольгин? - Осведомился он.
  Арек поднял голову, встретившись с гонцом взглядом. В голове одновременно работали две мысли: кто это такой, и что Арек такого натворил, что его ищут? На мага не похож, выражение глаз совершенно другое, на стражника тоже и в дверях десяток копейщиков с парой магистров не толпятся, ожидая приказа его, Арека, вязать. С другой стороны, как он ни силился вспомнить, но ничего такого, ради чего стоило бросаться в погоню, за собой не обнаружил. Мысли пролетели вихрем. Между вопросом и ответом прошло всего лишь несколько мгновений.
  - Да.
  Человек сразу расслабился, устало плюхнулся на стул, вытянув ноги. Жестом подозвал девчонку-подавальщицу и, кинув ей мелкую серебряную монету, попросил кружку пива. Маг едва сдержал усмешку, представив выражение его лица, когда он попробует местное пойло.
  - Хвала богам. Я уже три дня в пути, разыскивая вас.
  - И по какому же поводу стоило меня разыскивать, позвольте полюбопытствовать? - Спросил Арек, увлеченно наблюдая за пляшущей на кончике пальца монеткой.
  - Зовут меня Дарий, гонец из Волхова. - Он немного оторопело понаблюдал за выделывающей кренделя медяшкой и, решив, что так оно и должно быть при подобном разговоре, продолжил. - Тамошний градоправитель послал меня за вами, что бы нанять по вашей... хм... специальности.
  - Прям таки именно меня? - Немного наиграно удивился маг, а про себя подумал, что если это и ловушка, то, надо признать, весьма хитрая.
  - Так точно, - по военному ответил гонец. - Их градоправительское сиятельство слышало о ваших подвигах, особенно о случае в Раменском, и решило нанять именно вас. Тем более, что вы и так оказались в наших краях.
  Хм. Логично. Если нет никого получше, то надо довольствоваться тем, что есть. А в Раменском случай вышел действительно... престранный. Видать слухи докатились и до противоположного края страны.
  Между тем принесли, наконец, заказы. Магу его грибной суп (по виду из поганок) и кусочек утки (престарелый петух, околевший, видимо, своей смертью от старости) с "дриадским" гарниром (порезанные мелко сорняки), а гонцу его пиво. Цапнув кружку за ручку, он с блаженным выражением лица припал к сосуду, после первого же глотка сменившимся ошеломленным удивлением. Не разобравшись, Дарий сделал еще один глоток и, брезгливо скривившись, отставил пиво в сторону. Маг чуть не подавился наблюдая за этой переменой.
  - Помои, - метко охарактеризовал гонец содержимое кружки.
  - Вот поэтому я остановил свой выбор на квасе, - пряча усмешку сказал Арек. - Квас в этом гадюшнике тоже пойло еще то, но вполне терпимое.
  - Я лучше просто воды попрошу, - мрачно буркнул Дарий.
  - Не советую, - предупредил его маг. - Он ее на мухах настаивает.
  Мужчина опасливо покосился на корчмаря, грязным полотенцем, больше смахивающим на половую тряпку (а Арек ничуть не удивился бы если оно так и было, два в одном), протирающего стаканы.
  - И куда только староста смотрит?
  - Туда же. - Ответил маг. - Корчмарь - здешний староста и есть. Ну так, что же это городское сиятельство от меня хочет? - Вернулся он к деловому разговору.
  - Нанять вас для уничтожения твари затерроризировавшей наш город.
  - Надо же, - протянул маг. - И, что же это за, как вы выразились, "тварь"?
  Волхов - городишко не слишком крупный, больше воспоминаний о былом величии, чем этого самого величия, но жителей там предостаточно, и добровольная дружина с городской стражей, а сила это достаточно серьезная, имеется, и пол десятка магов самого разного уровня - тоже. Поэтому-то Арек и удивился. Затерроризировала - значит приходит, делает, что хочет, и уходит, после чего жителям становится очень плохо, а ни дружина, ни стража, ни маги ничего с этим поделать не могут. В уме он быстренько перебрал возможные виды нежити, способной не обращать внимания на такое количество противников, но ничего путного не придумал. Ползун? Выжгли бы катакомбы, и всего делов. Драпыри? Они стайные мракобесы. А может дракон? Но магистру второй-третьей степени вполне по силам хвост мерзкому ящеру оторвать и на елке остальным летунам в назидание повесить. Впрочем, далеко не каждому магистру, и далеко не каждому дракону.
  - А никто не знает. - Обрадовал его Дарий. - Приходит какая-то... ночью, людей похищает и исчезает, прежде чем народ по тревоге сбежится. Стража ее победить не смогла - сильна слишком, а маги... - гонец махнул рукой.
  - Что маги? - Спросил Арек.
  - Может вам лучше с градоправителем поговорить? - Предложил гонец, уходя от вопроса. - Он лучше меня знает ситуацию.
  - Ну, хорошо, - кивнул маг, не став настаивать. Там видно будет. - Но почему именно я?
  - Его сиятельство слышало о ваших подвигах, о том, как вы справлялись с самыми разными опасными монстрами, с которыми отказывались иметь дело маститые маги, - повторил он.
  - Я о том, что меня отчислили с пятого курса Школы Магии, и я не имею права официально именоваться магом. Не лучше ли нанять какого-нибудь магистра первой степени?
  - Мы покупаем не чины, а опыт, - заученно брякнул Дарий.
  - Хм, - магу понравилось высказывание, хотя немного покоробило слух слово "покупаем". - И во сколько же вы оцениваете мой опыт?
  - В тысячу гривен. Золотом.
  Арек не изменился в лице лишь потому, что не сразу понял смысл ответа, а когда до него дошел размер гонорара, справиться с нахлынувшими чувствами было проще.
  - Хм, - снова хмыкнул колдун, задумчиво потерев подбородок. - Не мало.
  Не мало?! Да, обычно гонорар даже для магистров редко выходит за рамки двадцати-шестидесяти гривен! В практике Арека был лишь один случай, когда он получил сто шестьдесят золотых, по сорок монет за каждого из четырех убитых монстров. В том самом Раменском, которое упомянул гонец. Обычно же маг получал гривен пятнадцать-двадцать.
  Если это и ловушка, то очень хитрая.
  - Вам удалось меня заинтересовать, - с ленцой, словно бы делая одолжение, произнес он.
  Гонец облегченно вздохнул, видимо ожидая недоверчивых вопросов.
  - Очень хорошо. Его сиятельство были уверены, что вас заинтересует данная сумма. У вас есть лошадь?
  Арек покачал головой.
  - До Волхова трактом два дня пути. - Гонец потратил больше времени на поиски. - вам придется купить коня. Нам нужно попасть в город как можно скорее.
  Но тратиться на лошадь не пришлось. В Волхов уходил купеческий обоз из нескольких телег, и купец с радостью принял мага с гонцом в охрану (тем более, что они не потребовали за это ни одной монеты). Лишний человек, особенно если это маг, всегда может пригодиться. Места-то дикие. Кроме разбойников и дикого зверья, в лесах водится немало такого, с чем лучше никогда не встречаться. По словам купца, розовощекого, упитанного, бородатого дядьки, упрятанного в расшитый золотом цветастый кафтан, колдун, который обычно ездил с ним, прельстился более выгодным предложением, и Арек подвернулся как нельзя кстати, "ибо найти в этой дыре справного чаровника, задача невозможная. Даже за деньги." Кстати, среди прочих Арек заметил и того снежного тролля, которого он видел в корчме. Обоз уходил немедленно, и не смотря на полностью груженные телеги, обещался достичь города за два дня. Купец покрикивал, лошади пофыркивали, охранники лениво опустошали оплетенные бечевой бутыли. Маг пристроился среди тюков с чем-то мягким и, не обращая больше ни на кого внимания, уткнулся в книгу. Пред отправная суета вдруг резко прекратилась, щелкнул кнут, кто-то прикрикнул на нерасторопную лошадку и обоз, поскрипывая колесами и поругивая ездоками, тронулся в путь.
  Первый день прошел без особых происшествий. Одна из лошадей потеряла подкову, но возничий, оказавшийся по совместительству кузнецом, быстро поправил дело - в телеге нашлось несколько подков и ворох гвоздей, видимо вредная животинка избавлялась от обувки каждый день. Охранники, четыре человека и тролль, лениво травили пошлые шутки и наемничьи байки, подбадривая себя содержимым припрятанных под куртками фляг. До беспамятства, впрочем, они не напивались, понимая, что потеряв голову в переносном смысле, можно, в случае чего, потерять ее в смысле прямом. Да еще к вечеру, одна лошаденка, испугавшись внезапно продравшего глотку волка, дернулась и сбросила часть товара на дорогу. Скотину огрели вожжей по морде, волка - заковыристым пожеланием (тот видимо услышал и заткнулся от обиды), и остановились подбирать упавшие тюки. Купец туманно намекнул магу, что как бы было всем на свете хорошо, если б он шуганул серых хищников своим чародейством. Но Арек отказался, объяснив, что тогда на место волков сбежится окрестная нежить. Не очень-то поверив и решив, что маг просто не хочет заниматься подобной мелочью, купец ушел, что-то ворча себе под нос.
  - Похоже он посчитал, что вы просто набиваете себе цену, - прокомментировал этот разговор Дарий.
  Маг пожал плечами. Мнение купца его нисколько не интересовало.
  - Впрочем возмущаться он поостережется, - продолжил гонец. - Не в его интересах. Я тут с охранниками разговорился, они несколько раз его сопровождали, так вот: место это в народе Гиблой Дорогой прозывается, и Колоний единственный из купцов, кто по ней ездит.
  - С чего бы это? - Заинтересовался Арек.
  - Вы про дорогу или про купца? - Спросил гонец и не дожидаясь ответа, объяснил. - Нежити, говорят, в здешних местах много водится, вот крестьяне и предпочитают ездить кружной дорогой. Она длиннее, но зато не в пример безопасней. Верхом два дня, а на телеге все три получится. А купец наш, чтоб побыстрее товар скоропортящийся доставить, нанимал одного мага для защиты и ездил по короткой, экономя день.
  - А я-то думал, чего дорога такая заросшая, словно бы по ней давно не ездили, - задумчиво произнес маг. - Халявщик, надо было с него гривен десять за это стрясти.
  Лошади подустали и шли шагом, не быстрее человека, поэтому почти все решили размять ноги пройдясь пешком рядом с телегами. Арек подумал и тоже спрыгнул на землю.
  - Не знаете когда будет привал? - Спросил он. - Темнеет уже.
  - Скоро, - уверенно ответил гонец. - Через пару верст будет поляна, на которой они всегда и останавливаются.
  Полянка оказалась пологим пригорком, поросшим высокой травой, примыкающим к дороге. Вокруг неприступной стеной высился сразу непонравившийся Ареку мрачный лес, в сумерках казавшийся еще темнее и угрюмее. Старые дубы тянули к небу скрюченные засохшие ветви, возвышаясь над остальным еловым бором. Открытое место образовывало почти правильный круг, который лес почему-то не пытался переступить, и даже кустарники, в отличие от обступившего дорогу чернолесья, не посягали на поляну. Арек, на всякий случай, проверил пригорок на наличие источников Силы, но ничего не обнаружил, лишь едва заметные следы магических возмущений. Не колдовства, а некоей аномалии... Если тут и был когда источник Силы, то он давно иссяк. Сначала ему казалось глупостью тянуть с привалом до темноты, а если это было единственное приличное для остановки место на пути, то следовало бы поторопиться, но понаблюдав за проворно разбивающими лагерь людьми, переменил свое мнение. Судя по следам кострищ, несколько раз тут уже останавливались, и дрова для этих самых костров оказались заранее припрятанными в укрытых в кустах шалашиках. Распряженные кони деловито хрупали овсом, привязанные к колышкам возле стоянки. Повозки оставили на дороге - разбойники в здешних местах не водятся (жить-то охота), предпочитая более безопасные места, а то, что водится, предпочтет не репу и яблоки, а более вкусных и питательных людей (тем более, что несмотря на пологий склон, затащить на пригорок телеги стало бы для лошаденок задачей очень сложной). Одно яблочко маг бессовестно позаимствовал из корзины, и, перекидывая из руки в руку, направился к костру, где тролль, не скупясь на смачные выражения и жесты, в красках описывал нечто непотребно-пошлое, но, судя по лицам слушающих его людей, до нельзя смешное, из своей наемничьей жизни. Подняв голову, Арек приостановился, разглядывая проклюнувшееся звездами темнеющее небо. Солнце зашло, Луна пряталась за макушками елей, и ночь стремительно опускалась на землю, лишь на западе еще светлело. Астрономия не являлась его любимым предметом в Школе Магии, и при первой же возможности он увиливал от лекций магистра Бравуса, предпочитая боевую магию, хотя Астрономия была наукой весьма полезной (что он понял много позже), особенно для магов-теоретиков. Звезды, планеты и даты довольно значительно влияли на мир магии, что для составителей заклинаний, обрядов и ритуалов, и для мастеров амулетов было очень важно. Да и Травники, для получения наибольшего колдовского эффекта, должны были варить зелья в определенные дни из трав собранных в нужное время. Арек узнал несколько созвездий, попытался припомнить чем их влияние грозит, но не преуспев в этом, обратил свое внимание на темный лес.
  Лес ему не понравился, как только они въехали под его полог. Мрачный он какой-то, зловещий. Словно бы затаилось там что-то страшное и чуждое миру живых. На людей внимания пока не обращает, но по грибы ходить не рекомендуется. Для собственной безопасности. Как маг, Арек чувствовал такие вещи более тонко, чем простые люди. Пресловутое шестое чувство, позволяющее ощущать суть вещей, их сущность, которую нельзя увидеть глазами, услышать или потрогать. И уж тем более описать словами. Хотя может это просто воображение разыгралось. Арек поднес яблоко ко рту, но так и не надкусил, задумавшись о каких-то своих мыслях. Потом улыбнулся едва заметно, и, продолжив перекидывание яблока из ладони в ладонь, подошел к костру. Тролль уже закончил свою историю и охранники, затаив дыхание, ожидали пока нанизанные на прутики куски мяса дойдут до полной готовности. На приблизившегося мага покосились с опаской, потеснились, освобождая место. Только тролль бесцеремонно сунул Ареку мясо с куском хлеба, нисколько не опасаясь, что это может показаться неуважением. Впрочем, именно такое обращение Арек и предпочитал. Коротко поблагодарив (тролль цинично скривился - благодарность для его расы была понятием довольно расплывчатым, отчего они предпочитали ругать, нежели говорить "спасибо"), маг с наслаждением впился в дымящееся обжигающее мясо, только сейчас поняв насколько он проголодался. Себе тролль забрал аж три прута, в человека столько и не влезло бы, но глядя на его здоровенную широкоплечую тушу, казалось что живет он впроголодь. Находиться возле огня ему особого удовольствия не доставляло - слишком жарко, да и вообще снежных троллей, обитателей далеких Ледяных Пустынь, встретить можно было намного реже, чем троллей лесных (они же скальные - от того что живут в Скалистых горах, отданных им в обмен на вечный союз и защиту границ Волгании) или, к примеру, горных, которые проживают в тех же Скалистых горах (только уже исторически), но относятся к другой расе. Ну разве что зимой их количество в Волгании увеличивалось за счет прибывающих на заработки наемников. Но летом их плотная мохнатая шкура серо-белого цвета создавала большие неудобства, заставляя страдать от жары. Поэтому видеть в начале осени представителя этой расы было довольно необычно.
  Разговор у костра не клеился (Арек даже догадывался из-за кого), ограничиваясь несколькими короткими фразами. Войны молча жевали, запивая вином, пока один из них, который посмелее (или больше запивающий еду), не решился заговорить с мрачным колдуном.
  - А, что, господин маг, все в округе спокойно?
  Остальные ритмично двигали челюстями, старательно делая вид, что не очень-то и прислушиваются.
  - В общем-то да. Непосредственной опасности нет и пока не предвидится. - Ответил Арек.
  - Стал быть нежить далеко? - Не унимался мужик. Арек вспомнил как его называли - Шелес.
  - Да, - маг покрутил головой, словно бы на мгновение прислушиваясь к миру, после чего невозмутимо продолжил. - Саженях в трех от вас.
  Замысловато выразив свое удивление, охранники вскочили на ноги, выхватывая мечи, булавы и топоры. Тролль вообще ляпнул такое, что любая нежить, услышав, сдохла бы от обиды.
  - Где? - Орали они, замахиваясь на собственные тени, ожидая увидеть всех мракобесов Волгании.
  От соседнего костра, встревоженные шумом, подбежали купец и два его помощника, тоже вооруженные сталью и неприличным словом.
  - Что, нападение? - Перемежая слова с ругательствами прокричал в запале купец.
  - Где? - Тот самый наемник, что спрашивал Арека, не опуская длинного кривого меча, оглянулся через плечо.
  Выражение лица мага нельзя было перепутать ни с каким другим, с таким лицом во время коварного нападения ночных тварей не сидят.
  - Ну и шутки у вас, господин маг, - сплюнул наемник, даже забыв про ненормативную лексику.
  Остальные, хмуро поглядывая на все еще смеющегося мага, убрали мечи в ножны.
  - Простите, не смог удержаться. - Арек с трудом согнал с лица усмешку. - И я не шутил.
  Руки, не успевшие выпустить оружие, настороженно замерли.
  - Вот, взгляните, дуб, - кивнул он им за спины. Люди дружно развернулись, обнажив на треть мечи, с опаской уставившись на нависшую над костром темную громаду дерева, до которого действительно было около трех саженей. - Там сбоку дупло, ствол внутри гнилой, и в нем снежный нетопырь спит.
  - Снежный нетопырь? - Переспросил самый молодой из охранников, двадцатилетний парень по имени Орик. - Он опасен?
  - Нет, - Арек покачал головой. - Они активны только замой, в холода. А летом впадают в спячку. Дни сейчас жаркие и он спит особенно крепко. Можно даже взять в руки, только осторожно. Обычно снежные нетопыри летуют в прохладных пещерах, заброшенных горных выработках, редко в старых зданиях, сбиваясь в стаи как обычные летучие мыши. Охотятся часто так же стаей. Хотя нередки и одиночки среди особенно крупных экземпляров. Некоторые ученые считают их отдельным видом или подвидом, другие - вариантом поведения.
  - Вам бы лекции в Школе Магии читать, - с усмешкой произнес гонец.
  Арек видел как он выхватил меч во время ложной тревоги, легко перехватив пальцами прямой хват в обратный и назад в прямой, разминая кисть. Манера боя степняков Аккра. Интересно, а по внешнему виду он северный житель.
  Маг пожал плечами в ответ.
  - Мне не рекомендовано даже думать появиться в столице, а за учительскую деятельность могут и в тюрьму посадить.
  - И чем же вы прогневали Совет Ордена Магов? - С куда уже большим интересом спросил Дарий. - Насколько мне известно, вопрос об отчислении решается на школьном совете, но наложить какие либо санкции может только Совет Ордена.
  - Это старая история, - Арек стал неожиданно серьезным, по лицу словно пробежала тень. Желал гонец или нет, но он задел за больное место. - И мне совсем не хочется ее вспоминать.
  С незаконченным образованием он уже давно примирился, нередко, через силу, пытаясь даже подшучивать над этим, но причины, по которым его выгнали из Школы, все еще терзали душу.
  - Господин маг, простите, что вмешиваюсь, но эта тварь там одна?
  Сам того не подозревая Шелес разрядил обстановку, отвлекая мага от плохих воспоминаний. Арек встрепенулся, посмотрел на вояку, качнул головой.
  - Что?.. А.. Вы о нетопырях? Нет, их тут несколько, но в далеке. Возможно в лесу распределена стая на большой площади. За неимением лучшего места для летовки, они приспособили дупла. Но они ничего, как я говорил, не сделают. До середины листогноя можете их не опасаться.
  - А другие твари?
  - По близости ничего. Хотя, на мой взгляд, лес безопасным назвать нельзя. Нежить сопутствует подобным местам.
  Мерцающие угли ярко-красным пятном выделялись на земле, освещая две сгорбившиеся фигуры. Изредка кто-нибудь из них подбрасывал в тлеющий костер пару веток и огонь вспыхивал ненадолго, вскоре снова прячась до следующей подачки. Остальные, завернувшись в походные армейские одеяла, лежали рядом. Сонно пофыркивали кони. Не спали только эти двое сторожей: молодой Орик, который все равно бы не смог заснуть - взбудораженный рассказом мага он то и дело посматривал на то дерево, ожидая, что оттуда вылетит здоровенная, хлопающая кожистыми крыльями, кровожадная тварь, - и один из постоянных наемников, старый, с длинными вислыми усами, почти полностью седыми. Да еще Арек, раскрыв глаза, задумчиво смотрел на звезды, но о том, что маг не спит караульные не знали. По морщинистому и загорелому лицу бывалого вояки плясали блики дремлющего костра, вместе с резкими тенями делая его лицо похожим на старого сердитого сома. У него и прозвище было соответствующее - Сомыч. Он не отрываясь смотрел на огонь, не мигая, как загипнотизированный, правая рука расслабленно покоилась на оголовье простецкого меча. Арек не обращал на них внимания. Спать почти не хотелось, а недосыпа он не боялся, привыкнув пользоваться зельями-стимуляторами, да и в пути подремать можно, вольготно развалившись на телеге. Так и не съеденное яблочко лежало на животе, прикрытое ладонью. Если бы не костер, можно было разглядеть как оно тускло лучится бледным светом.
  В ночной тишине было слышно, как лес живет собственной жизнью. Шелестел листвой ветер, скрипели, переговариваясь, деревья, жалобно стонали гнущиеся ветви. Эти звуки далеко разносились по темному лесу, перемежаясь с шорохами, тихим хрустом, и чем-то похожим на хриплое рычание. Молодой Орик поминутно вздрагивал, бросая в темноту тревожные взгляды. Старый же вояка совершенно не обращал внимания на происходящее.
  - Слыш, Сомыч, - прошептал он, пододвигаясь ближе. - Не нравится мне это. Слышишь, скребется там что-то, стоны какие-то, скрипы. А вдруг как нападет какой лесной демон?
  - Пока не напал, - невозмутимо произнес Сомыч.
  - Как ты можешь такое говорить? - Возмутился молодой. - Когда нападет поздно будет. - Он прислушался к лесу. - Знать бы хоть, что там такое...
  - Дендройды, - ответил Арек.
  Орик подскочил от неожиданности, оборачиваясь на голос. Даже меланхоличный Сомыч удивленно повернул голову.
  - Не спите, господин маг? - Ответ был очевиден, но почему-то ничего умнее люди в таком случае не спрашивают.
  - Не сплю, - подтвердил маг.
  - Случилось чего? - Подобрался Сомыч. Второй караульный, мельком глянув на старшего, тоже схватился за меч.
  - Нет, просто бессонница, - успокоил их Арек. Подумал мгновение и добавил. - Воспоминания.
  Старый кивнул, соглашаясь.
  - Да, воспоминания, они иной раз хуже вражеской стрелы. Не вытащишь и раны не залечишь.
  Точно подмечено.
  - Так, как вы этих... "скрипачей" обозвали? - Вспомнил Орик, махая рукой в сторону деревьев.
  - Дендройды. - Повторил Арек, вспомнив некогда виденные рисунки в старинных фолиантах. - Собирательное название для лесных существ, имеющих вид одушевленных деревьев, и, собственно, живых деревьев. В просторечии - лесовики: боровые, еловые, дубовые; иногда их ошибочно называют лешими. Сюда же относят дуболомов - нежить такая, - умершие засохшие деревья, чаще всего дубы, которые ловят животных и зазевавшихся путников. Ходить они, в отличие от лесовиков, не могут, но если надо ждут добычу годами.
  - Они опасны? - С еще большим недоверием поглядывая на темный лес, спросил молодой, понизив голос. - Дендройды, эти?
  - Нет, - маг покрутил головой. - Кроме дуболомов, естественно, и, пожалуй, живых деревьев. А остальные вполне мирные существа, питаются соком и энергией обычных дубов, елок, сосен; следят за порядком в растительном мире; предпочитают прятаться - рукой обопрешься - не заметишь, и нападают на людей крайне редко. Причем они, в большинстве своем, разумны, и с ними можно худо-бедно договориться. Описать их сложно, лучше своими глазами увидеть.
  - А чего они разговаривают между собой?
  - Они и днем так же болтают. Просто ночью звуки лучше слышны.
  - Ничего не понял, - буркнул Сомыч. - Дубовые... Лесовые... Живые деревья, мертвые... Ходят, не ходят.
  - Очень просто, - маг попытался объяснить доступнее. - Живые деревья - Живодревы, как их называют в народе, и дуболомы, растут где выросли на одном месте, только первые питаются от земли, а вторые - плотью. А боровые, это существа, внешне похожие на дерево и человека одновременно, живут они внутри деревьев и могут передвигаться на большие расстояния, если им надо. Добрые Духи леса - можно их так назвать.
  - Вот бы увидеть одного, - протянул Орик. - Издалека, желательно.
  - А чего на них смотреть? - Пожал плечами Арек. - Видал я и тех, и тех, мое мнение - дрова дровами. Если интересно, вот дуболом стоит, - он ткнул пальцем в то самое дерево, в дупле которого прятался снежный нетопырь.
  - Опять ваши шуточки, - пробурчал Орик, возвращая выхваченный меч в ножны.
  - Нет, - маг и сам с интересом воззрился на нависшие над лагерем ветви. - Это действительно одно из тех мертвых деревьев, которые охотятся на людей. Правда оно похоже сдохло окончательно.
  - Точно? - Недоверчиво спросил молодой. Похоже знание сколько магических существ обретается поблизости, надолго отбило у него охоту ездить через этот лес.
  - Точно, - уверенно, как родитель, обманывающий своего малыша, ответил Арек. - Я проверял. Да и вы, как посмотрю, не раз уже тут останавливались и ничего страшного не случалось.
  Маг и сам был удивлен количеством дендройдов, ощущаемых им в здешних деревьях. Видимо это и был, известный тем, кто хоть иногда забредал в школьную библиотеку, Неспящий Лес, вернее его окраина. Надо запомнить.
  Костер уже почти прогорел, оставив после себя лишь тускло мерцающий круг горячих углей. Подбросить веток было некому - молодой Орик давно уже спал, подложив под голову котомку, даже Сомыч, старый проверенный воин, задремал, обманутый кажущимся спокойствием, не выпуская, впрочем, рукоять меча. Один только маг продолжал смотреть на звезды, думая о чем-то своем. Арек не собирался спать - он ждал. Где-то вдалеке провыли волки (а может и не волки), время уже давно перевалило за полночь, неумолимо приближаясь к рассвету, скрипели меж собой лесовые, высоко в небе беззвучно пролетела летучая мышь. Не тишина, но покой. Фыркнула сонная лошадь, тихо переступив копытами. Ничего угрожающего в этом не было, но легкая дремота, в которую все глубже погружался неподвижно лежащий маг, слетела мгновенно, как сдернутая резким порывом ветра шляпа. Краем глаза Арек глянул вокруг. Все было спокойно, ни предательского хруста веток под тяжелой когтистой лапой, ни шелеста крыльев мелких гарпий-зубаток, ни шороха пробирающегося через кустарник оборотня. И дерево не подкрадывается. Но что-то вокруг вдруг стало неправильным. Спокойную обычную жизнь ночного леса что-то нарушило и это невозможно было не заметить. Ощущение надвигающейся опасности нарастало, подмывая вскочить на ноги и, подбросив над собой пульсар, осветить все вокруг. Ну, не дендройды же подкрадываются? Дендройды... Арек прислушался. Лес безмолвствовал. Точнее с простой повседневной болтовни перешел на едва слышное перешептывание, как будто рядом прошел кто-то недружелюбный, вынудив прекратить разговор. "...вылазит енто страховидло из лесу ночью. Путника хвать, и обратно в лес." - Вспомнились слова того крестьянина в корчме. Что там он еще говорил? Огня боится и глазами посверкивает? В темноте и правда что-то сверкнуло, но маг не мог с уверенностью сказать, нежить это или его разыгравшееся воображение. Остальные люди продолжали мирно спать и будить их из-за каких-то своих подозрений, Арек не собирался. Он вообще не собирался отпугивать неведомую тварь, замерев и прикрыв глаза, ожидая пока она сама к нему выйдет. Тогда-то она своего получит. Кодекс Магов предписывал уничтожать любую опасную нежить, особенно если от нее уже пострадали люди. И хотя в Ордене он не состоял, Кодекс, соответственно, соблюдать не обязан был, и к первому и второму относился, мягко говоря, равнодушно, но позволить монстру-людоеду шляться возле дороги совесть не позволяла. Лошади фыркнули еще раз, но без особого страха. Они, стоя с наветренной стороны, не могли почувствовать запах нежити. Маг перевел взгляд на Сомыча и внезапно понял, что тот тоже не спит, почуяв то самое приближение опасности. Старый воин встретился с ним взглядом, Арек едва заметно кивнул в сторону, откуда, как ему казалось, должна была показаться та тварь, и посмотрев туда вздрогнул от неожиданности. Из леса, медленно раздвинув ветви кустарника, вышло нечто, напоминающее жутковатого паука с человеческой головой. Если бы Арек встал, то паучок достал бы ему до груди, но тонкие многосуставчатые передние ноги вздымались выше головы человека. И маг знал, что в них прячется отравленное жало. Обычно эти твари не забираются дальше троллих лесов, хотя, конечно, раз в год или два их вылавливают в окрестностях Волхова или Лесного королевства. Паук, меж тем, посветив своими тускло-бордовыми глазами, неспешно двинулся в сторону спящих людей. Несмотря на свои не слишком могучие размеры он вполне мог схватить одного-двух человек и сбежать прежде чем поднялась бы тревога. А отыскать пропавших было бы делом практически невозможным, хотя Паук, насколько знал Арек, не убивает сразу, за редким исключением, а парализует жертву, что бы съесть потом или отдать своим паучатам.
  Сомыч подобрался, чувствуя как приближается нежить и слыша как все сильней волнуются лошади, но маг взглядом приказал не двигаться. У него в руке было кое-что получше аршина гномьей стали. У него в руке было яблоко.
  Паук приближался, все сильнее подергивая головой, явно начиная подозревать подвох, но манящая своим запахом добыча никуда не двигалась, а голод был силен. И Паук решил рискнуть.
  Арек, приоткрыв один глаз, следил за ним. Слишком далеко... все еще далеко... просто далеко... Как бы не подучилось слишком близко. Паук снова остановился, шагах в тридцати, тревожно подергивая головой, нерешительно переступая с ноги на ногу (выглядело это довольно забавно, учитывая, что ног у него восемь), и, похоже встревоженный слишком уж тихим приемом, готовился сбежать. Твари эти очень умны, невероятно хитры и засаду чуют издалека. Мешкать больше было нельзя. Подорвавшись с места, он швырнул яблоко в Паука, добавив скорости заклинанием. Метил он в голову, но Паук в последнее мгновение успел отклониться в сторону и снаряд попал в лапу, взорвавшись ярким клубом огня, расплескавшимся подобно горящей смоле. Объятый пламенем Паук взвизгнул, издав резкий скрежещущий вопль, и, развернувшись, бросился на утек. Арек, не обращая внимания на бьющихся с дурным ржанием стреноженных коней и крики разом проснувшихся людей, побежал следом, на ходу творя заклинание, и разом выбросив вперед руки, крикнул последнее слово, высвобождая колдовскую силу. Ревущий клуб пламени пронесся над землей со скоростью арбалетного болта, пробил Пауку брюхо и взорвался, разбросав по поляне дымящиеся и нещадно смердящие ошметки. Оставшаяся от монстра половинка подлетела на пару саженей и закувыркалась в траве, пока вставшее на пути дерево не остановило ее. Паук помедлил, и неожиданно для всех поднялся на уцелевшие четыре ноги. Паук помедлил, и неожиданно для всех поднялся на уцелевшие четыре ноги, споро заковыляв в лес.
  Арек не стал его преследовать, хотя и мог бы и выследить, догнать и добавить. Вместо этого он хмыкнул, подивившись необыкновенной живучести нежити, и, пожав плечами, не спеша побрел обратно.
  - Что это было? - Взволнованно крикнул Орик, подлетая к магу.
  - Оно мертво? - Это уже вопрос бывалого война - Сомыч, с мечом наготове смотрел в темноту.
  Арек обвел взглядом растревоженный лагерь. Кто-то пытался успокоить лошадей, несмотря на связанные ноги, успевших отскакать к дороге, кто-то в спешке разводил костер, чтобы осветить все это безобразие, остальные, потрясая оружием и матерным словом, бежали к магу. Тролль тоже осведомился с кем это он тут сражался и куда оно делось, и приличными в его вопросе были только междометия.
  -Паук, - ответил Арек.
  - Паук? - Ошеломленно переспросил Орик. - Паук!?
  - Нежить такая, - невозмутимо пояснил маг. - Забредает иногда из Диких Земель.
  - Он убежал, - больше с утверждающей, чем с вопросительной интонацией произнес тролль.
  - Восстановиться после такого ранения он не сможет, так что сдохнет через день-два.
  - Куда ты? - непонимающе крикнул Сомыч, видя как Арек совершенно не волнуясь по поводу только что усекновенной (ну, или почти усекновенной, а точнее почти взорванной) нежити, направляется к костру.
  - Спать. - ответил маг. - Я не собираюсь тратить драгоценное время сна на каких-то там мракобесов.
  
  
***
  
  Волхов, в плане истории, был городом довольно примечательным, если не сказать больше - легендарным. Был. За свою тысячелетнюю историю он успел побыть простой деревней, большим торговым городом, рыцарским оплотом, вознестись до столичных вершин и вернуться к уровню захолустного городишки. Основан он был в те времена, когда нынешних людских королевств еще не существовало (только небольшое Тахорское царство и далеко на западе Тахат и Аккр), Юг еще не был открыт, нежити и волшебных существ в дремучих лесах водилось, что комарья в сыром овраге, эльфы не желали знаться с людьми, гномы почти не торговали железом, настороженно косясь снизу вверх на воинственный человечий род, а лесные тролли из Диких Земель небыли союзниками и нападали на всех подряд. Чтобы защитить северные и восточные рубежи Тахора, возле Скалистых гор поставили крепость, в которой расположился один из первых рыцарских орденов - Орден Вереска, названную Волховом, из-за находящегося рядом заповедного леса, в котором тогдашние маги - волхвы, постигали колдовское искусство. Примерно в тоже время была основана первая школа колдовства и чародейства - идея использовать в битве магию была так же стара как и сама магия. Время шло, крепость постепенно превращалась в небольшой город, столицу Волханского княжества, границы людских владений расширялись, все теснее шло общение с другими расами. Основывались новые поселения и Волхов постепенно оказывался на краю страны, ибо расширялась она в основном за счет южных и западных лесов, а отвоевывать территории у снежных, лесных и горных троллей, вкупе с ограми и гоблинами, было по меньшей мере глупо. Потом, лет четыреста назад, случилось страшное землетрясение потрясшее континент. Несмотря на то, что центр его находился очень далеко, отголосков вполне хватило, чтобы едва не уничтожить все то, что веками создавали люди, эльфы, гномы (им-то в горах пришлось особенно тяжело), тролли и прочие расы. Гигантский провал расколол Скалистые горы на две части, отгородив Волхов от остальной части страны. Много чего еще произошло в те смутные годы: Великий Исход гномов из Эрмора, приход таких же изгнанников-троллей, превращение Лесного княжества в Лесное королевство, и другие события, затерявшиеся в веках и летописях. На гномов не обратили внимания - поселились они в холмистой местности за границами людских владений; с троллями подписали мирный договор (сил воевать не было ни у той, ни у другой стороны), отдав им часть северного леса и Северные Скалистые горы, из которых они благополучно вышибли своих близких родичей - троллей горных; на новоявленного короля Лесного королевства плюнули, смачно и прицельно, оставив потирать ручонки от удовольствия осознания собственной власти (удовольствия весьма подпорченного тем, что в соседях оказались тролли); а столицу перенесли в молодой и быстро развивающийся город Белозеро (перенос столицы наметился еще до катаклизма), поближе к центру страны, которую уже давно неофициально называли сначала Волхонией, от старого княжества, а потом и Волганией.
  Так и появилось королевство Волгания.
  А Волхов постепенно пришел в упадок, но полностью не исчез, оставаясь номинально форпостом (то есть без гарнизона) на северо-восточной границе, и перевалочным пунктом в торговле Волгании и Лесного королевства с троллями, холмовыми гномами и Красногорией. Чего не скажешь о прежней столице Тахорского царства - Триглаве, чье местоположение уже доподлинно и неизвестно.
  
  
***
  
  Градоправитель оказался низеньким, толстеньким мужичком, украшенным широкой, блестящей, как начищенное яблоко, лысиной, в обрамлении жиденьких седых волос, и столь же блестящим знаковым поясом. На круглой металлической бляхе из золотых и серебряных чеканных накладок был составлен герб города - какие-то деревья, люди, звери, делающие что-то, что по замыслу автора должно символизировать жизнь в Волхове. Еще только слуга объявил их имена, как градоправитель вскочил с места (с его плеч ниспадала расшитая золотом голубая мантия, как оказалось лишь хитрым образом накинутая на стул, что бы казалось что он при полном облачении), подбежал, стуча каблуками, добавлявшими ему пару вершков, но все равно не позволяющие сравниться с невысоким магом в росте, и схватил Арека за руку. Что-то в его облике казалось знакомым, то ли внешность, то ли манера говорить и двигаться, хотя при этом Арек был уверен, что никогда не встречался с этим человеком раньше.
  - Сварек Вольгин! - Воскликнул он, энергично тряся рукой мага, как будто хотел как бы невзначай оторвать и оставить на память. - Вы выглядите точно так, как вас описывал мой брат. Он очень восхищен вашим колдовским талантом, и настоятельно рекомендовал вас, если вдруг случится какая-нибудь напасть.
  - Э... Приятно, - вставил Арек, как только градоправитель выпустил наконец его руку, которую маг тут же спрятал за спину.
  - Позвольте представиться. Вилений Тюрьевищеский, скромный служитель народа, избранный им править сим великолепным и легендарным городом. - Градоправитель скромно потупил взор, что на фоне его дорогого и вычурного наряда и сверкающих драгоценных камней выглядело довольно забавно.
  "Так вот почему он кажется знакомым..." - подумал Арек, почтительно, но слегка, кланяясь в ответ; но все равно уточнил:
  - Колот Тюрьевищеский, начальник Раменского гарнизона, ваш брат?
  - Истинно так. Вот ведь как развела судьба, по разным границам страны. - Вилений вздохнул, разводя руки, и тут же встрепенулся. - Да вы присаживайтесь, господин маг. Желаете подать обед? - Арек отрицательно покрутил головой. - А может быть выпить? В моем скромном кабинете есть чудный потайной шкафчик с редкими винами.
  .Арек повернулся, оглядывая этот "скромный" кабинет. Градоправитель любил дорогие вещи. Не вульгарную роскошь, хотя в здешнем приграничном захолустье его дом сошел бы и за королевский дворец, а именно дорогую обстановку, чей золотой эквивалент виден с первого взгляда, но не режет взгляд этой самой дороговизной. Со стены свисал гобелен тонкой эльфийской работы. Какая-то вариация на тему спасения эльфами мира на земле. С картины напротив приветливо улыбалась собачья морда. Еще ряд картин поменьше изображал нескольких особо отличившихся монархов, правивших в разное время в Волгании. Более подробное собрание Арек видел в коридоре, причем не только портретов королей, но и родственников правящей династии. Одна из картин привлекла внимание тем, что была завешена шторами, но подходить и заглядывать за них он не стал - если скрыли полотно от него, значит была тому причина и не стоит излишне злоупотреблять гостеприимством. С интересом изучил очень реалистичную, без сомнения работы очень талантливого мастера, бронзовую фигурку кентавра, целеустремленно натягивающего тетиву лука. Насколько он знал, кроме копий, другого оружия эта раса не особо уважала, но с луком, как ни странно, образ получеловека-полуконя выглядел полнее, завершеннее как-то, нежели с копьем. Немногочисленная мебель, так же намекала на не одну сотню потраченных гривен. Пока маг глазел по сторонам, стараниями градоправителя, хитрым способом отперевшего сдвижную панель, открылся живописный вид на ряды разномастных бутылок, кувшинов и малюсеньких, не более чем два кулака, деревянных бочоночков, выглядящих совсем как настоящие, большие. Вилений, пробежавшись пальцами по горлышкам, с легким возгласом выбрал одну, подхватил другой рукой пару серебрянных кубков и вернулся к Ареку. Дарий еще топтался в дверях и градоправитель отослал его улаживать дела с какими-то уважаемыми господами Щеком Тропником и Лукомиром Угоняем. Маг проводил его взглядом. Кажется прозвище Угоняй было у какого-то местного разбойника, которого в общем-то искали, но не слишком усердно, потому как ничего запоминающегося тот не свершил.
  Вино с тихим плеском наполнило кубки.
  - Пожалуйте, - градоправитель пригубил свой кубок, блаженно закрыл глаза, одобрительно промычав, и взглядом пригласил мага попробовать.
  - Соо Волис, пятьдесят два года выдержки.
  - Никогда не слышал, - ответил Арек. Пьется легко, однако явно много крепче обычных вин. - Но судя по названию - эльфийское.
  - Эльфийское. - Подтвердил Вилений. - Из долины Волис. Много чего произошло в тот год. Торий Третий короновался на царство, между орочьими кланами произошла крупная война, воссоздан рыцарский орден Феникса, после трехсот лет забвения, в возрасте двухсот пятнадцати лет умер легендарный и всеми почитаемый настоятель главного Белозерского храма Гороний Миросвет. Наконец, я родился, - закончил он перечислять великие события стародавних лет.
  - Так, что же вам нужно от меня? - Арек решил подтолкнуть речи градоправителя ближе к делу, заметив, что тот примеривается рассказать о каждой находящейся тут вещи. Несомненно со многими из них было связано немало интересного или просто познавательного, но маг не очень любил пустую болтовню; день клонился к вечеру, а чем раньше работу начнешь, тем быстрее получишь денежки.
  - Да, да, понимаю, - притух Вилений. - Сейчас я все расскажу.
  Арек отставил недопитый кубок, устроился поудобнее на стуле, приготовившись слушать. Вилений же встал у окна, разглядывая что-то на улице.
  - Началось это недели две с половиной назад. Какое-то мракобесье отродье, свидетели описывали ее как женщину в черном платье, приходит почти каждую ночь и похищает людей... точнее, только женщин. Ни одного мужчины, хотя возможность у нее была. - Градоправитель повернулся к магу. - Местные люди прозвали ее Упырихой. Всего было похищено десять женщин. И молодых девушек и... хм... в довольно зрелом возрасте.
  - И, что же ваши маги? - Спросил Арек, вспомнив как ушел от ответа Дарий, когда услышал этот же вопрос.
  - Маги... - Так же замялся градоправитель. - Знаете, несмотря на то, что Волхов считается родоначальником самой науки Магия, и был некогда оплотом колдовского искусства, ныне приличных чародеев осталось только трое. Я имею ввиду тех, кто хоть что-нибудь понимал в усекновении упырей и прочей нежити. Так вот, один совсем недавно пропал, то ли уехал, то ли еще что случилось... Второй, - тут Вилений презрительно скривился, - окромя пивной кружки ничем не интересуется, и если что и умел, то давно порастерял, утопив в вине. А третий отправился на бой с Упырихой, но, как вы уже догадались, ничего не смог поделать. А то, что от него осталось собирали пол дня с соседских крыш и деревьев. Я пытался расставить на улицах стражников, только гарнизон-то у нас совсем маленький, несмотря на то, что мы считаемся форпостом на границе с троллями и по правилам нам положены сотня рыцарей и десяток боевых магов. - Вилений покачал головой, кинув взгляд на портрет нынешнего монарха, сурово взирающего оттуда на своих подданных. - Тридцать стражников, да сотня ополченцев, почти не умеющих держать меч, но после нескольких стычек с Упырихой, они даже под страхом штрафа и тюремного заключения не отважились патрулировать город ночью. Тогда я назначил награду за ее голову в полтысячи гривен, в надежде на наемников, что они стекутся в город и займутся этим. И они действительно стеклись, - градоправитель горько усмехнулся.
  - Только сделать ничего не смогли, - закончил Арек.
  - После того, как Упыриха растерзала ихнюю банду из двух десятков троллей, гномов и людей, большинство наемников предпочло отправиться в другие края, где безопасней.
  - А, что же Орден? Вы обратились за помощью в Орден Магов?
  - Разумеется, - он даже всплеснул руками. - Как только произошли первые нападения я тут же отправил послание в Орден, но там сочли проблему "не слишком важной", наказав разобраться своими силами. Своими силами... Только три дня назад они соизволили прислать двух магов, которые случайно оказались поблизости. Они, кстати, уже бывали здесь месяца два с половиной назад, но по другому делу. Тогда нечто убило нескольких детей, спасся только один, но сошел с ума. Покрутились по городу, да и уехали ничего не сделав. Поганцы...
  Хотя ругать магов из Надзорного Отдела было за что, Арек в чем-то их понимал. Упыри - проблема местного значения, разбираться с которыми должны стража и местные маги, а даже если и присылают кого из Белозера, то обычно практикантов-старшекурсников Школы. А если Вилений так и написал "неизвестная нежить, которую жители назвали Упырихой", то там вполне могли не обратить внимания. К тому же Волхов окраина страны (и страны не малой), глушь, которая живет обособленно и не часто общается с другим миром. С одной стороны Волховского княжества леса троллей и Лесное королевство, с другой горы и заграница, а с третьей здоровенный провал десятки верст длинной. Случись что, и помощь прибудет не скоро. Князь Волховский служит при дворе, а род его уже несколько поколений не был на исторической родине. Поэтому десять жертв и помощь через две недели еще не самый худший вариант.
  - Так зачем же вы решили нанять меня, если Орден прислал магов? - Задал Арек естественный вопрос.
  Действительно, зачем посылать за каким-то наемником, который даже не закончил Школу, когда в твоем распоряжении двое опытных магистров?
  - Понимаете... - замялся Вилений, как человек, который думает как бы признаться, что небыл до конца честен и при этом не получить в ухо. - Мой племянник видимо не слишком точно выразился.
  Маг удивленно поднял бровь.
  - Мы, то есть город в моем лице, хотели бы не нанять, а пригласить вас как наемника. Я поднял награду до двух тысяч гривен, и если вам удастся победить Упыриху, то вы, не сомневайтесь, ее получите, но...
  - Понимаю, - кивнул Арек. - Вы решили столь необычным образом проинформировать меня, что тут можно заработать деньжат.
  - Эээ, - протянул градоправитель в замешательстве. Согласиться - не вежливо, а ответить "нет" невозможно, потому как оно так и есть.
  - Я согласен, - Арек встал, намекая на окончание разговора. Вилений просиял. - За сим позвольте откланяться. Пойду ловить Упыриху.
  И уже в коридоре он обернулся, и, как бы между прочим, спросил про картину закрытую шторой.
  Вилений нахмурился
  - Это портрет Елани Костычевской, княгини Белозерской. Очень красивый портрет, известного в прошлом художника, но.. - градоправитель пожал плечами. - Как-то неприятно на него смотреть, неуютно на душе становится. Выбросить жалко, он денег больших стоит, а любоваться невозможно. А в других комнатах супруга вешать категорически запретила. - Он вздохнул. - Вот и держу его здесь, в кабинете, за занавеской.
  Арек кивнул. В другое время он обязательно бы глянул на знаменитую Костычиху, но спросить, как-то постеснялся (хотя градоправитель не отказал бы), а возвращаться, если уж собрался уходить, было не в его принципах.
  
  "Городской указ. Я, градоправитель Волхова, Вилений Третий Тюрьвищеский, объявляю награду за усекновение нежити, бесчинствующей на территории города Волхов, в размере двух тысяч гривен золотом, которые будут выплачены любому предъявившему соответствующие доказательства." Две тысячи гривен. Весьма действенный стимул. Причем, в последующих приписках объявлялось также о прощении герою прежних преступлений, а имеющим чины и звания - повышение по службе. "Может и диплом об окончании Школы дадут," - подумал Арек, наблюдая как стражник, сорвав старый указ про тысячу гривен, вешает на его место новый про две.
  
  
***
  
  Лунек, племянник корчмаря, смекалистый и расторопный мальчишка, подхватил оставленную новым постояльцем продолговатую суму на длинном ремне, поднатужился поднимая - весила она немало, - и потащил наверх, пыхтя и спотыкаясь на ступеньках. Внутри что-то бренчало, стучалось друг о друга, а паренька мучило любопытство: кто этот человек? Что ему здесь надо? И что там в сумке? Ну, кто понятно - маг-наемник. Весь амулетами обвешан, и меч за спиной - точно чародей. А значит приехал попытать счастья, прикончить упыриху. Вон какое вознаграждение за ее голову обещано. Лунь поставил сумку у кровати, оглянулся на открытую дверь - дядька что-то переставлял внизу, тяжело шагая по поскрипывающим доскам, - и на цыпочках подкрался к ней, выглянул, чтобы удостовериться, что его не застукают, ни дядька, ни тот маг. Потом вернулся к поклаже, осторожно распустил завязывающий горловину узел (сверху горловина еще прикрывалась клапаном на пуговицах, сейчас расстегнутых), предварительно запомнив каким именно узлом она завязана, и заглянул вовнутрь. Одежда, пара книг, свертки, перетянутые бечевой, бутылочки - все это лежало и вперемешку, и разложенное по многочисленным карманам, пришитых изнутри (и снаружи). Рыться в этих вещах Лунек благоразумно не стал, он же не воровать туда полез, а просто ради интереса - интересно же посмотреть, что маги носят с собой, - но один мешочек привлек его внимание. Из мягкой кожи, завязанный странной многоцветной плетенной веревкой. В таких обычно носят деньги, но размерами он превосходил все виденные пареньком кошельки. Пальцы осторожно ощупали содержимое через кожу, безошибочно узнав твердые кругляши монет. Он попробовал приподнять мешочек и подивился его тяжести. Точно золото. Гривен четыреста, небось, или пятьсот. Завязав горловину сумки обратно, Лунь оттащил ее к стене, и, прикрыв дверь комнаты, спустился вниз. Дядьке он решил все-таки ничего не рассказывать, во-первых, наградой была бы затрещина, чтоб неповадно было лазать по чужим вещам, а во-вторых, украсть все равно не получилось бы. супротив мага им не выстоять, разозлился бы, да и раскатал корчму по бревнышку, вместе с трактирщиком и племянником. А в-третьих, если у мага ничего не выйдет с Упырихой (а у Упырихи, соответственно, выйдет с магом), то его вещи останутся здесь, в полном их распоряжении. А если подсуетиться и первым у знать про магову неудачу, то кошелечек можно и себе оставить, свистнув в тайне от дядьки. Он же не знает сколько у этого Вольгина денег. Беззаботно насвистывая Лунек вприпрыжку сбежал вниз, уже решая что он станет делать с пятью сотнями золотых. Будущее представлялось в весьма радужных тонах.
  
  

Глава 3

  
  Не торопясь, Арек шел по немноголюдным улицам, вспоминая каким был этот город десять лет назад, когда он в последний раз видел Волхов. Вроде бы все на месте, все как было - те же здания, те же улочки, те же люди, знакомые ему с детства, сейчас уже не узнающие в хмуром колдуне-наемнике, того подростка, при помощи простейшего волшебства ворующего яблоки у торговок, и подрабатывающего мелкими, ценой в медяшку, заговорами от прыщей, царапин и вшей. Но что-то все же неуловимо поменялось вокруг. Люди, что ли, уже другие?.. "А может дело в том, что я уже другой?" - подумал маг. Нередко можно было увидеть стражников в форменных камзолах с гербом Волхова и надетыми поверх кольчугами, а также воинов из ополчения (весьма хитрый ход со стороны градоправителя: почти стража, почти армия, но зато платить не надо), патрулирующих улицы до наступления темноты. После захода солнца они, естественно, убирались куда подальше - жить-то охота. Взгляды, которыми простые люди награждали защитничков, отнюдь не были ласковыми. Стражники же изо всех сил старались произвести впечатление бравых защитников мирного населения, бдительно вглядываясь в прохожих. Вот и Арека проводили внимательным взглядом, безошибочно определив в нем явившегося за наградой наемника. Подобные ему личности еще встречались на улицах. Еще часто попадались какие-то проходимцы, торгующие защитными амулетами; по собственному опыту Арек знал - толку от этих магических безделушек практически никакого.
  Тактика, обычно используемая им в подобных случаях - выйти в полночь в лунном свете и подождать пока Оно само его не найдет, - тут вряд ли была бы уместна. Упыриха (вот, кстати, еще один вопрос - упыриха ли? Упырями, не шибко грамотные люди называют практически любую нежить, а если верить слухам, сила ее превышала возможности нежити подобного уровня в несколько раз), без особого труда справлялась с десятками одновременно нападающих на нее людей, а амулеты от нее нисколько не спасали, поэтому выходить один-на-один против нее, было бы большой глупостью. По крайней мере, пока не поймешь чем ей противостоять. А значит следовало логически вычислить ее логово и придти днем, когда она слаба. Просто? Просто. В теории. Пока Арек бесцельно слонялся по улице, размышляя над этим, он набросал в уме уже несколько вопросов, на которые следовало бы найти ответ. Что послужило причиной появления Упырихи (пока не определится вид и класс опасности, Арек решил называть ее так)? Как она выбирает свои жертвы? Что она вообще такое? Из разговора с корчмарем стало ясно, что жертвы она похищает живыми, убивая только если ей пытаются помешать, но почему так? Где ее логово? И как ее уничтожить?
  - Что ж, - остановившись, сказал сам себе маг, - начнем, пожалуй, с жертв Упырихи. Как она их выбирает?
  Для этого требовалось опросить родственников и свидетелей. С этого он и начал.
  Благодаря словоохотливости корчмаря, он примерно знал имена жертв и где они жили. Его интересовало кем они были, возраст, характер, еще что-нибудь, что роднило между собой пропавших. Ведь, бывало, Упыриха довольно долго кружила по городу, выбирая, и ни разу не похитив тех, кто сам шел к ней в лапы. Первая жертва - молодая жена одного бывшего корчмаря, разбогатевшего на удачной торговле с соседними государствами и ушедшего на покой наслаждаться жизнью. Соседи отзывались о ней, как об очень хорошей, доброй женщине, всегда готовой прийти на помощь.
  - Бывало, зайдешь к ней, ежели нужда какая приключилась, - говорили они, - попросишь, чего надо, так никому не откажет, нос не отворотит. Поможет, с добрым словом. Или, ежели, хворь какая случится, то сразу к ней. Над болячкой пошепчет, зельев намешает, хворь-то и отступит.
  - Она, значит, магичка? - Заинтересовался Арек.
  - Та не. Не доучилась она. Говорила, этого... та... та... Уменья, в общем, не хватило.
  - А на каком факультете?
  - Чаво, каком?
  Ну, если зелья, да бормоталки, то Травница. Видимо магический дар госпожи Лозы был совершенно маленький, раз даже дипломированной травницы из нее не вышло. Ну, что ж, пойдем дальше. Арек хотел проверить еще один страшный слух - за пару месяцев до появления Упырихи пропало пятеро детей, а единственный, кто остался в живых, поседел от страха и тронулся умом. А при нем был обнаружен вплавленный в тело амулет. Но мальчика уже не было в городе. Его родители уехали куда-то к родственникам, как только произошло первое похищение. Совпадение весьма странное. Не был ли тот паренек свидетелем появления Упырихи? Пометив эту мысль на клочке бумаги, Арек отправился дальше.
  Следующей была женщина с восточной окраины, не очень молодая и не слишком приветливая, как говорили соседи. Учитывая, что о покойниках (а люди не сомневались, что с ней кончено) принято либо хорошо, либо ничего, то в жизни была весьма вредной особой. Сестра ее, бывшая непосредственным свидетелем похищения, испуганно вздрагивающая и беспрестанно оглядывающаяся по сторонам, с первых же слов так расчувствовалась, что Ареку пришлось быстренько лезть в карман за пузырьком с успокоительным зельем. Из бессвязных реплик стало ясно, что Упыриха ворвалась в дом, околдовала ее сестру, так что та беспрекословно последовала за ней ("Гипноз или внушение", - подумал маг), и ушла прочь. На госпожу Бросскую, от пережитого чуть не помершую со страху, Упыриха не обратила никакого внимания.
  - А ваша сестра умела колдовать? - задал маг тревожащий его вопрос. Кажется он начал понимать.
  Практически нет. Все, что умела ее сестра, так это создавать безобидные иллюзии и двигать мелкие предметы усилием мысли. Со столь скромными данными она вряд ли могла доучиться хотя бы до второго курса. А она и не училась вовсе. Арек еще спросил, есть ли у его собеседницы магический дар? Нет, нету.
  Кое-что начинало вырисовываться. Что бы подтвердить свою теорию, он зашел еще в несколько мест. Про третью жертву никто не мог сказать, что она была колдуньей, но Арек мельком заглянувший в комнату, где она жила, заметил несколько недорогих книжек про магию, рассчитанных на любительский уровень. Очевидно женщина (тоже молодая) скрывала свой дар от посторонних. Оно и понятно - мало кто относится к магам с симпатией. Большинство их просто боится, а от страха ненавидит, презирает и преследует.
  Зато стал ясен принцип по которому Упыриха выбирает жертв - магия. Кровь магов обладает гораздо большей жизненной силой, чем у простых людей. Для нежити это не всегда имеет значение, но если представится возможность выбрать между простым селянином и колдуном, монстры склонятся в сторону последнего. Но почему именно эти женщины? Не проще ли наловить Орденских магов? Арек узнавал - Травников тут немало. "Нет, не проще," - подумал он. Упыриха похищает людей гипнотизируя или подавляя волю, а внушить что-либо дипломированному практикующему магу (даже Травнику), не так-то просто. Поэтому-то и интересуют ее только недоучки, не способные противостоять чужой воле.
  Так, с этим вопросом разобрались. Арек пометил свои надумки на бумажке. Что дальше? Почему она похищает людей живыми? Обычно упыри (да и практически вся остальная нежить) нападают и сразу же убивают, выпивая кровь, а тут... Упыриха ли это? Те обладают весьма примитивным разумом и редко способны на более-менее осмысленные действия. Но здешний монстр явно имеет разум не уступающий человеческому.
  А может быть это нечто такое, о чем еще не написано в книгах?
  Арек убрал бумажку в карман. Те дети пропали ночью, в полнолуние. А куда ребята могли пойти в такое время, компанией и с чужими, наверняка сворованными амулетами?
  - На кладбище, - Арек был когда-то ребенком и еще не забыл их образ мыслей.
  
  Кладбище охранялось пожалуй даже лучше чем весь остальной город. Стражники группами разъезжали вдоль ограды, недвусмысленно покачивая пиками и положив руку на оголовье мечей, подозрительно поглядывая на каких-то странных личностей с осиновыми кольями, вилами и плетенками чеснока на шеях, сбившиеся в кучки и о чем-то договаривающихся между собой, так же подозрительно косясь на служителей закона. Рядом лежали заготовленные вязанки дров. Понятно. В сознании простого обывателя прочно сидит связь: Упырь - погост; хотя на самом деле это не всегда так. Даже далеко не всегда так. В этом месте покоятся многие уважаемые граждане, герои прошлых лет, предки многих сильных мира сего, поэтому толпа простолюдинов, в поте лица раскапывающая могилы и сжигающая трупы, градоправителю совершенно тут была не нужна. Арек был согласен с этим решением, и хотя он почти не помнил своих родителей, ему бы очень не понравилось, если бы какие-нибудь сиволапые крестьяне выкопали прах его бабки и стали бы тыркать ее осиновой палкой. Тем более, что подобная нежить, раз выбравшись из-под земли, обратно дневать возвращалась лишь в очень и очень редких случаях, предпочитая пережидать это время суток в глухих урочищах, темных оврагах и прочих подобных берлогах. А что касается старого волховского кладбища, то маги-практики, наверное, уже не раз проверяли его, и перепроверяли. Арек шел туда только из добросовестности. Все-таки не стоит безоговорочно доверять другим - он уже успел убедиться на своем опыте, что если маги ничего не обнаружили, то это не значит, что там действительно ничего нет.
  - Куда? - В грудь нацелилось копье - стражник, заметив идущего к воротам человека, направил лошадь наперерез, встав перед ним и загородив путь.
  Маг задумчиво уставился на блестящее, зеркально начищенное острие. Острие задрожало. Всадник запоздало вспомнил, что так невежливо останавливать, да еще тыкая пикой, пристало деревенских дурачков, а никак не мага-наемника. Впрочем Арек не обиделся, а честно ответил:
  - На кладбище.
  Стражник медленно и осторожно убрал оружие с пути мага, постаравшись чтобы движение не выглядело угрожающим, и уже вежливо возразил:
  - У меня приказ не пускать туда людей, могущих повредить могилы и памятники, и потревожить прах усопших...
  - Уважаемый стражник, - маг постарался принять важный вид богатой и титулованной особы, - я, как видите, не принадлежу к тем ватагам дураков, что с кольями и факелами, поджидают пока вы уйдете, чтобы сжечь тех, кто по их представлению выходит ночью из могил и в непотребном виде охотится на людей. Уверяю вас, я совершенно не желаю тревожить покой мертвых, а лишь хочу осмотреть эту достопримечательность.
  Арек подкинул золотую монету; стражник машинально поймал ее, все еще колеблясь. В воздухе сверкнула боком еще одна.
  - Конечно, проходите, господин маг. Столь благородный и уважаемый господин никогда не опустится до грабежей могил и надругательств над покойными. - Две гривны мигом исчезли в потайном кармане. - Пока вы там, мы можем быть спокойны.
  Арек усмехнулся. Знал бы стражник, чем иногда приходится заниматься магу, никогда б не пустил его за ворота. И раскапывать захоронения Ареку приходилось. Мертвые при этом не слишком возражали, а значит и покой их не слишком нарушался.
  Двух золотых ему вовсе небыло жалко - ровно через полсуток они превратятся обратно в серебрушки.
  В общем-то Арек и сам не знал, что тут следует искать. Если практики из Ордена ничего не обнаружили, то или тут нет ничего, или засекается Оно индивидуальным заклинанием поиска. Во втором случае - пока не увидишь тварь и не запомнишь его сущность, нечего и пытаться. Поэтому маг просто бродил меж обомшелых надгробий и грубо сработанных из песчаника и известняка крестов с вписанным кругом, отыскивая знакомые имена. Вот Орес Угоняйко, знаменитейший, в своих кругах, человек. На спор залпом выпил полведра гномьей водки, после чего, собственно, и оказался здесь. А вот Крио Зеленый Лист, эльф, известный в прошлом боец, основатель одной из ведущих школ фехтования в Белозере. Простецкие памятники закончились, пошли мраморные статуи и вычурные склепы. Тут тоже встречалось немало известных имен. Градоправители, купцы, видные государственные деятели. Князь Сварек Громов, сыграл ведущую роль в победе над орками в битве возле Заповедной Мшары. Мерес Вершигорский, был советником короля Тория Второго и потомком того самого князя Вершигора, что заключил первый в истории до, и единственный в истории после, союз с псиглавцами Чернолесья. Костычевская Елань Руеновна... Арек остановился перед невысоким, не слишком выделяющимся среди великолепия других усыпальниц, склепом. Ноги знают куда нести. Впрочем, маг все равно бы проверил на месте ли Костычиха. Слишком известная она, своими темными делами, личность. На двери висел новенький, еще не успевший заржаветь, замок, а поверх, оплетая прутья бечевой, сплетенной из тонких черных и блестящих нитей, висела печать Ордена. Арек подергал замок, печать (настоящая, чтобы ее отлепить, а после прилепить на место, нужна очень высокая квалификация), убедился, что никакие умертвия здесь не ходят (разве, что упыриха с ключами, волшебным перстнем для печати, которые выдаются не всем и не каждому, и с запасом колдовского сургуча в кармане), и, не особенно огорчившись, отправился дальше.
  На ветках засохшего много лет назад дерева, хрипло и противно покаркивали вороны. По очереди, словно бы делились впечатлениями об идущем внизу человеке. Арек, прищурившись от солнца, поднял голову, оглядывая птичью стаю. Те притихли, провожая его мрачными взглядами.
  
  
***
  
  Корчмарь, в сотый раз протирающий чистые и блестящие кружки, вздрогнул, когда дверь отворилась брякнув колокольчиком, отвыкнув уже от этого звука, но, признав своего единственного постояльца, успокоился и, отложив посуду, приготовился обслужить его, если тому что-либо понадобится. Выглядел маг подуставшим, хотя по походке и движениям этого совсем не ощущалось. Видно весь день провел на ногах.
  - Подать ужин?
  Арек коротко кивнул.
  - Лунька, - крикнул корчмарь и, когда тот появился, приказал. - Проводи гостя в его комнату.
  Спустя полчаса он робко постучал по косяку, заглядывая в приоткрытую дверь.
  - Ужин почти готов. Нести?
  Арек, успевший переодеться в зачарованные доспехи, перебирал различные баночки, амулеты, колдовские инструменты, разложив свое барахло на кровати и столе. Что-то осматривал, откладывал в сторону, что-то складывал отдельно или убирал в карманы, что-то отбрасывал почти не глядя. На корчмаря он взглянул мельком, кивнул, продолжая инспектировать свои вещи.
  - Что-нибудь еще нужно?
  - Да. Принесите кувшин с водой и стакан.
  - С водой? -Удивился корчмарь. - У меня есть прекрасное вино, эльфийские наливки, крепкое пиво...
  - Нет, только воду.
  В стакане с водой он намешал разных эликсиров, зелий и декоктов, придающих невероятную силу и выносливость. От некоторых свело скулы, от других чуть не стошнило, третьи, по счастью, можно было смешать с медом, чтобы кое-как проглотить. Зато результат не заставил себя долго ждать. Тени, заполнившие комнату, освещаемую лишь одной свечой, отползли обратно по углам. Темнеющий вечер сменился ранневечерними сумерками. Усталость, накопившаяся за день, куда-то улетучилась. Арек снова почувствовал себя полным сил. Хоть сейчас, и хоть к оркам в степь, от грабежей тех отучать. Подойдя к окну он выглянул наружу. Эликсир ночного зрения прекрасно справлялся со своим предназначением, вот только все выглядело серым, краски потускнели. Лучше, впрочем, не будет - это недостаток всех подобных зелий. Накинув куртку, Арек быстро спустился, решительным шагом пересек корчму, под немного испуганными взглядами корчмаря и его племянника, и вышел на улицу.
  - И мы, пожалуй, пойдем, - вполголоса пробормотал корчмарь.
  Племяш, ни слова не говоря, последовал за ним в подвал, где они и ночевали с недавних пор, за толстенной дверью со здоровенным железным запором.
  Улицы практически опустели, только пару раз маг встретил припозднившихся прохожих (одного, с виду побогаче, за одну гривну он даже проводил до дома) и спешащих побыстрее убраться отсюда стражников. Страх, прочно угнездившийся в этом городе, казалось пропитал воздух; маг чувствовал это, как обычный человек чувствует запахи. Запах страха был холоден, липок и отвратен, усиливаясь с каждой минутой, с движением луны по небосводу.
  Дорога привела его к рыночной площади, ныне заброшенной. По краям громоздились развалившиеся лотки, торговые палатки, какие-то бочки и ящики, заваленные гниющим мусором. Воняло это премерзостно. Особенно тухлая рыба, сманившая к вороху пучеглазых тушек котов и кошек, похоже, со всего города. Хвостатая и мяукающая банда, слонялась вокруг, тревожно дергая носами, ссорясь друг с другом, но пробовать деликатес не решалась. И правильно. Если б попробовали, то поголовье волховских кошек резко уменьшилось.
  За рваными хлопьями туч, медленно всплывала пообгрызанная луна. Бледный полумесяц высветил город, отразился в замерших водах Песочного озера. Арек понаблюдал немного за движением светила и неспешно, пиная сапогом подвернувшийся камушек, прогулялся из конца в конец площади. Потом обратно. Центральной она не была, но сюда сходились почти все крупные северные улицы, и можно было попасть в любую точку северной части города не тратя времени на петляние в подворотнях.
  Маг обернулся. Кошек возле помойки уже не было.
  
  - Да, стой ты, - прошептал тихий хрипловатый голос. - Не выходи на свет.
  - Да, стою я, - отозвался другой, добавив парочку совсем неразборчивых слов, которых, впрочем, и не надо было слышать, чтобы понять их значение.
  - И секиру опусти, вон как лунный свет на лезвии блестит.
  - Куда ж я ее уберу? А если нападет кто? Пока ее подниму, загрызет тварь.
  - А ты за спину ее отведи, - после недолгого молчания посоветовал первый, Виквор, - Здесь тень и не видно будет. А с плеча даже удобнее бить.
  - И то дело, - согласился второй, по имени Свиф. - Вик, может с площади и можно, как ты говоришь, попасть куда угодно. Но вот пока мы добежим...
  - Да, что ж теперь гадать? Там видно будет.
  - Подожди-ка, - предостерегающе шепнул Свиф, вглядываясь в ночные тени.
  Две прячущиеся фигуры замерли, настороженно оглядывая пустующую рыночную площадь.
  - Что такое? - наконец прошептал его друг.
  - Кажется я что-то видел.
  - Когда кажется, креститься надо, -съязвил Вик, но вышло это у него немного неуверенно.
  Напарник на всякий случай осенил себя крестным знаменем четырех людских богов, хотя у них, вообще-то, были свои.
  - В нынешнее время лучше перебдеть, чем недобдеть, - буркнул тот в ответ.
  - Ну, бди, бди... - снисходительно пробасил другой. - Помнится, какую тревогу ты поднял, когда стоял в дозоре возле Арба Рон. Мол, стая горных гарпий на охоте. Всем кагалом тогда высыпали, а оказалось - один полудохлый снежный нетопырь.
  - Ничего, смейся, смейся. Я потом посмеюсь, когда тебя та Упыриха жрать начнет. А я к ней тихонечко подойду и секирой по темечку.
  - А вы уверены что справитесь? - Раздался у них за спинами спокойный уверенный голос.
  Двое гномов испуганно вздрогнули, от неожиданности подпрыгнув почти что Ареку до подбородка. Мысль Вика положить секиру на плечо, оказалась очень удачной. Так действительно было очень удобно бить неожиданно появившегося противника. Только вот удар не достиг цели - топор словно бы увяз в очень густой смоле, почти мгновенно окаменевшей, остановившись в нескольких вершках от раскрытой ладони человека. Пока Свиф с руганью пытался выдернуть топор из "ничего", его напарник, каким-то хитрым приемом крутанув два коротких - специально для ближнего боя в толчее - лопастных топора, встал в боевую стойку, изготовившись к атаке.
  - Спокойно, господа, - быстро сказал Арек, отпуская секиру Свифа. - Я не нежить, а всего-лишь маг-наемник.
  Эпитеты, которыми его наградили два гнома на трех языках, заставили бы удавиться от зависти портовых грузчиков, а благородную девицу упасть в обморок. Гномы изгалялись над ним в целом и его родословной в частности добрых пять минут, причем почти ни разу не повторившись и даже не сбившись с дыхания.
  - Могу и голоса лишить, - невозмутимо ответил на их претензии маг.
  Те неохотно замолчали, возмущенно сопя в бороды и посылая схожие по смыслу взгляды из-под насупленных бровей.
  - Мой вам совет - не вмешивайтесь в это дело. Эта тварь слишком сильна, чтобы даже два гнома, - он специально сказал "даже", чтобы гномы, народ бесшабашный и самоуверенный, из чистого упрямства не полезли Упырихе в пасть, - могли ее прибить. До этого она поразвешала на ветвях отряд из десятка стражников.
  - Ничего! - уверенно воскликнул Свиф, потрясая секирой. - Главное на расстояние удара подойти, а там уж я не оплошаю.
  В подтверждение своих слов он сделал выпад в сторону воображаемой Упырихи (которая почему-то находилась на месте мага), сунув Ареку свое оружие под самый нос. Тот с интересом изучил предоставленное для осмотра творение гномьих оружейников. В обще-то это была не чисто секира, а нечто вроде алебарды на очень коротком древке. Над стальным полумесяцем лезвия, вперед из обуха вырастало продолжение, в виде короткого, в пядь длиной, копьеца, выкованного из сплетения стальных и серебряных прутьев. Хорошее подспорье, если надо упокоить какую-нибудь уж слишком расшалившуюся нежить.
  Только маг сомневался, что Упыриха заметит разницу между сталью и серебром, даже попади оно ей в самое сердце.
  - Помолчи ты, борода, - прикрикнул на товарища Вик. - Не видишь, что ли - это чудо колдовское хочет нас с дороги убрать, чтобы самому мракобесину завалить и награду захапать.
  Арек пожал плечами и развернувшись пошел прочь. Ему-то что? Он подошел не для того, чтобы отговаривать, и уж тем более не по той причине, о которой подумал гном, а просто, чтобы предупредить тех, кто не знал размера опасности. Что ж, он предупредил, ну, а то, что конкуренты не послушались, так это их дело.
  - Мне-то, что? - не оборачиваясь произнес маг. - Оно даже лучше - пока Упыриха вас жрать будет, я ее из-за угла и заколдую.
  Вопреки его ожиданиям гномы вовсе не принялись браниться вслед (вернее сказали несколько слов на трольем, но так мало, что можно было и не принимать их в расчет), а приблизившись друг к другу, стали о чем-то шушукаться.
  Гномы народ, конечно, самоуверенный, но отнюдь не глупый.
  - Эй, маг, погодь!
  Оба гнома припустили во всю прыть своих коротких ног, нагоняя Арека. Он совершенно точно знал о чем они собираются говорить.
  - Маг! - Гном торопливо обежал его кругом, вынуждая остановиться. - Мы тут, с другом моим, подумали и решили: а почему бы нам не объединить усилия. Вместе мы добьемся большего, чем по одиночке. А награду, так и быть, поделим пополам - тебе половину и нам половину.
  Гномы добровольно предложили половину, а не треть? Куда катится мир...
  - И как вы это себе представляете? - с усмешкой спросил Арек. - Я буду колдовать, а вы рядом стоять для моральной поддержки? Потому как магией вы двое не владеете, а если колдовство не сработает, то трое продержатся не намного дольше чем один.
  - Не надо думать, что мы ни на что не способны. Мы, гномы, прирожденные бойцы и у нас арбалет есть со стрелами заговоренными.
  Арек уважительно посмотрел на показанное оружие. Даже не верилось, что в такой небольшой сумке может уместиться арбалет. Миниатюрный, без приклада и с коротким луком, незаменимое орудие для наемных убийц: можно спрятать под курткой, в корзинку с пирожками или под дамскую юбку. В даль он, скорей всего, стрелял неточно, но, судя по толщине стального лука, обладал просто устрашающей убойной силой на короткой дистанции. Для ближнего боя - самое оно. Да и стрела внушала уважение - короткая, тяжелая, широкая, полностью металлическая, с четырехгранным серебряным наконечником-гарпуном, и с плотно прижатыми к стальному древку шипами, при попадании раскрывающимися "цветочком", из-за чего стрелу нельзя было вытащить ни вперед, ни назад. Гномы вообще любят баловаться механикой, изобретая порой жуткие вещи, вроде этой, наносящие как можно большую и рваную рану, а то и изгибаясь в теле, насильно раскрывая рану.
  Заговорена она была на совесть, вернее на те ее крохи, за которые какой-то ушлый маг срубил не меньше золотого. О чем тут же и сообщил Арек расстроившимся гномам.
  - Для убийства себе подобного или каких-нибудь тварей вроде вурдалаков, оборотней или химер она годится, но для того монстра, на которого вы нацелились, нужно, думаю, нечто вроде болтов с наконечником-кристаллом, заряженным чистой магией стихий.
  Гномы смущенно покашливали, переминаясь с ноги на ногу, начиная понимать, что без трех кружек самогона, мистическим образом придающих храбрости и силы двигать горы, вся их нынешняя отвага куда-то улетучивается. Не до конца, правда. Гномы слишком уж самоуверенная нация, чтобы так уж сразу отказаться от драки, да еще драки за деньги. А вот махнуть рукой, буркнув: "Делать нам нечего, как со всякой нежитью якшаться", это вполне по ним.
  - Давайте потом это обсудим.
  Арек уже не смотрел на них, вперившись взглядом в темноту переулков. Гномы притихли, глядя на его серьезное, сосредоточенное лицо, и, не сговариваясь, встали плечом к плечу, взяв топоры на изготовку. Это перед боем их можно напугать (точнее отговорить) численностью противника или неминуемой гибелью, но если случится скрестить клинки, драться бородатые коротышки будут почище мракобесов.
  Вдалеке одиноко завыла собака, одна из немногих не сбежавших в более спокойные места. Спустя некоторое время тревожную ноту подхватила другая. По спине прошелся какой-то странный зуд. Арек повел плечами, потом глянул через плечо и потянул рукоять, на треть вытаскивая меч из ножен. Лезвие едва заметно светилось, чеканные буквы древних заклинаний, тянущиеся по клинку, тускло мерцали недобрым рыжеватым светом, а сам меч мелко дрожал, предупреждая мага об опасности. Арек нахмурился. Никогда прежде с его волшебным мечом не случалось ничего подобного, а значит на улицы старого города вышло нечто действительно страшное.
  А потом маг хмыкнул, криво улыбнувшись, задвинул меч обратно в ножны и быстрым шагом направился на встречу Упырихе. Все когда-нибудь умирают, и Арек давно уже смирился с мыслью, что однажды какой-нибудь его заказ может оказаться последним. От судьбы не уйдешь.
  Вик и Свиф, сосредоточенно сжимая топорища в крепких руках, топали следом. Леший с ними, с двумя тысячами. Половина от этой суммы тоже очень много.
  Почти сразу же Арек перешел на легкую трусцу, разгоняющую по жилам кровь, но почти не требующую усилий. Гномам, с из короткими ножками, приходилось потяжелее. Они пыхтели позади, ругаясь в бороды и грохоча сапогами. К тому же обостренный эликсиром слух уловил едва слышное бряцание - на них были надеты доспехи, так хорошо подогнанные по фигуре, что совершенно небыли заметны под одеждой и практически не производили шума, лишь слегка поскрипывая-постукивая трущимися частями. Ждать их маг не собирался, легко уйдя в отрыв; еще помешают только. Собаки завывали одна за другой; одни начинали голосить, другие примолкали - Арек по звукам мог безошибочно определить, куда перемещается Упыриха и где она находится сейчас. Клинок тревожно звенел, откликаясь на присутствие нежити, да и маг сам ощущал нечто темное, зловещее, отдающее могильным холодом, и определенно потустороннее. Арек впервые пожалел о даре ясновидения (весьма слабеньком, правда, позволяющим только чувствовать суть вещей и существ - на факультете практической магии делали упор совсем на другое), чувствуя этот холодный, полный ненависти разум, не ведающий жалости и полностью, наверняка не безосновательно, уверенный в своем полном превосходстве.
  Еще издалека маг услышал крики и звуки схватки. Отряд стражников наткнулся на Упыриху. Люди теснили ее алебардами, стараясь пригвоздить к стене. Несколько человек уже неподвижно лежали на земле, кто-то вопил от боли, силясь уползти прочь. Один из атакующих умудрился пырнуть тварь в бок, еще один рубанул сверху. Удар - и древко сломалось как тонкий прут. Упыриха резко рванулась вперед, проскользнув между алебардами и увильнув от нацеленного прямо в голову выпада. В следующее мгновение стражников буквально разметало в стороны могучими ударами. В отдалении, суматошно выделывая пассы руками, стоял маг, что-то выколдовывая. Закончил, махнул в сторону Упырихи, посылая заклинание и... Ничего не произошло. Заклятие порывом ветра пронеслось по улице и рассеялось не найдя цели. "Дурак! Надо было общим выстрелить, а не узконаправленным," - отстраненно подумал Арек, выхватывая меч. Буквы коротко полыхнули и тут же угасли, чтобы не отвлекать внимание. Почувствовав нового противника, Упыриха обернулась, и Арек увидел ее лицо, бледное, красивое, с тонкими аристократическими чертами, и ярко-красными глазами, казалось отражающими огонь самой преисподней. На миг их взгляды встретились, и, вероятно, впервые на этом лице отразилось нечто иное, нежели презрение к слабейшим, надменное превосходство и жажда крови. На ее лице отразилось удивление, сменившееся страхом.
  - "Ты?.. Здесь?.."
  Это было сказано не столько тихим шелестящим голосом, сколько телепатией, удушливой волной толкнувшейся в сознание. Не успел он удивиться, как Упыриха злобно усмехнулась, показав клыки, и легко ушла из-под удара.
  - "Нет, не ты."
  Двигалась она не в пример быстрее обычного человека, ловко уворачиваясь от нацеленного в нее меча, темным облаком кружась вокруг. Арек едва успевал за ней, несмотря на ускоренное восприятие. Меч выписывал круги и восьмерки, не давая ей приблизиться, но и сам маг практически не мог атаковать. Еще ни один удар, даже вскользь, не достиг цели. "А ведь она боится этого меча, опасается даже легкого прикосновения," - вдруг подумал Арек, встречным взмахом стремясь разрубить Упыриху поперек тела. Извернулась она совершенно немыслимым образом, сложившись пополам назад, и когда Арек, увлекаемый инерцией, повернулся боком, нанесла два сильных удара - левой по руке вдогонку и правой, с разворота, в печень. Меч, звеня и подпрыгивая на камнях, отлетел в сторону, бок полыхнул болью, когда когти пробили кольчугу, вырвав несколько колец. Арек, уходя, кувыркнулся через голову и, перекатившись, очутился снова на ногах - эликсиры сделали свое дело. Встряхнув рукой, чтобы быстрее возвратить чувствительность, маг снова ринулся в атаку. "Глупо," - мелькнула где-то далеко в сознании мысль, вылетев еще прежде, чем он это осознал. Драться безоружным с превосходящим противником? Но ничего другого Ареку не оставалось. Меч его лежал далеко в стороне и, судя по тому, как Упыриха стремилась увильнуть от волшебного лезвия, взять его она не позволит. Выплетать какое-нибудь заклинание не было времени, а сбежать Арек просто не мог, в силу своего характера. Да и какой же он маг-наемник, если не знает рукопашного боя? Арек знал. Пара ударов пришлась впустую, но третьим, приноровившись, маг все-таки смог зацепить Упыриху, жаль только, что она этого практически не заметила. Звучно хлопнул удар ногой, выбив из легких воздух, и Арек, сбитый с ног, отлетел на несколько шагов, проехав на заду по камням - Упыриха, воспользовавшись заминкой, пнула его в грудь. Но ощущения были такие, как будто его обеими ногами лягнул скаковой жеребец.
  - "Слабак", - толкнулось в мозг, одновременно с шелестом пройдясь по улице, породив странноватое "эхо" в голове от слияния телепатии и простой речи.
  Маг снова был на ногах прежде чем она закончила это слово. "А, что вообще я могу предпринять?" - думал он, кружась с Упырихой в смертельном танце. Она легко уворачивалась от нацеленных ударов, но и сама пока не добилась особого успеха. Ее преимуществом была скорость и реакция, которым позавидовали бы победители ежегодного турнира на звание Мастера Меча, но и знать приемов она не могла, пропуская сложные связки из нескольких выпадов. Только колотить ее было все равно, что мешок с песком. Боли она, похоже, не чувствовала совершенно, ни разу не изменившись в лице от пропущенного удара, от которого согнулся бы и опытный закаленный воин, а без эликсиров, снижающих чувствительность, маг давно бы отбил кулаки об твердое тело. Необыкновенная скорость ее, за которой магу становилось все труднее уследить, была не от мышц, а обеспечивалась лишь ее разумом.
  Сходные удары отбросили их друг от друга. Хлопнул арбалет и в плечо твари впилась стрела. Серебряная. Те двое гномов все-таки добежали до места схватки и, улучшив момент, выстрелили. Упыриха дернулась и... Стрела, раскалившись до красна, рассыпалась искрами и черной пылью. Не вся нежить боится серебра, некоторые могут даже сопротивляться его действию, но столь наглядная демонстрация невосприимчивости сразила Арека наповал. Мельком он еще успел окинуть взглядом улицу. Кое-кто из стражников успел уползти, некоторые даже, сжимая алебарды, стояли в стороне, готовые сражаться, но не решаясь напасть. Помощь мага, пришедшего с ними, пришлась бы весьма кстати, но тот сбежал, предпочтя слыть живым и бесславным трусом, чем быстро забытым мертвым героем. Может оно и правильно.
  Не теряя времени Арек подскочил к Упырихе, ударив в грудь с разворота, вложив в удар не только силу мышц, но и магию. Ощущения были такие, как будто он самонадеянно решил расколоть гномьи горы. От пинка, после которого обычный человек оказался бы на противоположной стороне улицы с выскочившей промеж лопаток грудной костью, Упыриха лишь отшатнулась на пару шагов, погасив удар собственной магической силой. Отлетел Арек, едва не сломав ногу. Вмешались гномы - Упыриха отмахнулась от них не глядя, как от надоевшей пчелы. Но мгновение передышки позволило Ареку подняться. Удар, еще удар. Упыриха нападала, маг же едва успевал защищаться. Хорошо еще, что надеялась она на когти, которые не могли так легко пробить заколдованные доспехи, но силу этих ударов они практически не уменьшали. Да и не все тело было защищено доспехами. На коричневой коже штанов протянулись четыре рваные прорехи, из-под которых расплывалось темное пятно крови. Куртка висела клочьями. Левая рука плохо слушалась, и похоже несколько ребер уже было сломано. Упыриха же не понесла никакого видимого ущерба, ее лицо все также отражало презрение, смешанное со злорадством. Они медленно кружили друг вокруг друга. Вернее она медленно, осознавая свое превосходство, приближалась к нему, а он, пытаясь сконцентрировать в покалеченной ладони разряд достаточной силы, выжидал, выискивая слабые стороны. И не находил их. Сверкнул пульсар, с шелестом вспоров воздух, и в тот же миг, Упыриха стрелой метнулась навстречу, невероятным образом увернувшись от сгустка магии. Махнула рукой, опередив на мгновение его блок, схватила за плечо, проткнув-таки кольчугу и глубоко всадив когти в плоть, крутанула и рывком отбросила в стену дома. Сухо хрустнули кости, перед глазами все поплыло. Шатаясь как пьяный, маг пытался устоять на подгибающихся ногах, чувствуя как скрежещут друг о друга осколки сломанных ребер. Магия эликсиров успешно отгоняла боль и ему нужно было совсем немного времени, чтобы прийти в себя. Только Упыриха вовсе не стремилась давать ему эти мгновенья. Легко, одной рукой, она перекинула его через себя, забавляясь, как кошка с пойманной мышкой. Усмешка тронула ее губы, красные глаза с презрением смотрели на поверженного мага.
  - "Жаль, что я не могу сожрать тебя, незнакомец. А то бы я вволю насладилась твоей смертью. Что ж, умри!"
  Вот ее недостаток - самоуверенность, выросшая из убеждения, что все вокруг низшие существа, неспособные причинить ей вред. Она побрезгует сражаться в полную силу. Арек повернул голову. Его меч лежал совсем рядом. Упыриха двинулась к нему неспешно, подобно надвигающемуся шторму, неотвратимо и безжалостно. В ее глазах он уже был побежден. Рукоять меча дрогнула, сдвинулась, задрожала и со скоростью молнии метнулась в подставленную ладонь. Маг был снова на ногах прежде чем она успела поднять голову. Ему действительно было нужно всего лишь несколько мгновений, чтобы восстановить силы. Тускло сверкнули кристаллы-накопители, отдавая магическую энергию. Вот они ее слабости и чтобы воспользоваться ими у него была всего одна попытка. Удар, выпад, увертка - меч описывал круги не попадая по ней. Боя на мечах она, очевидно, не знала, и Арек, слишком сильно раскрывшись, спровоцировал ее на атаку; и тут же ответил одной из самых сложных связок, которую только знал. Упыриха попалась, из множества низких скользящих выпадов, не заметив резкий, быстрый, сильный, а главное неожиданный удар сверху вниз. Меч прошел сквозь нее, ослепительно полыхнув чеканными рунами, словно бы и не было никакого препятствия. Тварь вскрикнула коротким и яростным воем и лопнула, распавшись клоками белого дыма.
  Арек медленно опустился на колено, переводя дыхание. В груди клокотало. Все тело болело, с тихим щелканьем смещались сломанные кости. В отбитых внутренностях словно бы поселился маленький бесенок, с упорством, достойным лучшего применения, разжигающий костерок. Маг сплюнул кровью. Провел рукой по карманам, не обнаружил ни одного и, удивившись, взглянул на свою куртку, превратившуюся благодаря упырихиным когтям в живописные лохмотья, носить которые постеснялся бы и последний нищий. Вздохнув, Арек закрыл глаза, сосредотачиваясь на ранах. Остановил кровь, скрепил треснувшие кости, отогнал боль, и в который уже раз подумал, что все-таки магия - великая вещь. Многие бы давно потеряли сознание от болевого шока или даже умерли, а он вполне уверенно стоит на ногах, поддерживаемый магией. Плохо будет после, когда кончится действие снадобий, а пока следует побыстрее добраться до корчмы. В сумке полно лекарств на все случаи жизни (особенно такие), и вкупе с колдовством, он через недельку будет как новенький. Высыпавшиеся из потрепанной куртки амулеты, пузырьки и прочие мелкие вещи он не, разбирая, распихал куда придется. Нашел склянку с мощным стимулятором и от души отхлебнул.
  В корчму.
  Уцелевшие стражники, с благоговейным ужасом на лицах, проводили его взглядами, не решаясь сдвинуться с места.
  Двое гномов, один из которых зажимал висок пропитавшейся кровью тряпицей, не сговариваясь двинулись следом.
  
  

Глава 4

  
  - И что же тебя так позабавило? - спросил один маг у другого, осматривающего часть дороги на которой отчетливо различались следы борьбы, когда тот, поводив ладонью над землей, хмыкнул каким-то своим мыслям.
  Денек выдался погожий. По крышам порхали вездесущие воробьи, привлеченные скоплением народа, в надежде стащить оброненный кем-нибудь пирожок, степенно сидели черные вороны, хрипло перекаркиваясь между собой, ожидая пока какой-нибудь воробей не отыщет что-нибудь вкусненькое. Даже бродячие собаки, высунув языки, с интересом наблюдали за людьми. Бравые стражники с алебардами наперевес мужественно сдерживали любопытствующую толпу, не пуская жителей за символическую оградку, из натянутой поперек улицы веревки. Сновали взад-вперед городские сыщики-дознаватели (все трое). Чуть вдалеке стоял заместитель градоправителя, беседуя о чем-то с начальником городской стражи. Был и сам градоправитель. В общем прибыли все, кто должен был, и кому не обязательно было.
  О том, что тут произошло по толпе уже гуляли слухи. Местные сплетницы, раскрасневшиеся и счастливые, в двадцатый раз пересказывали события прошедшей ночи, которым они якобы были свидетелями (выдумывали, конечно, потому как правды знать не могли), от раза к разу добавляя в новые, все более жуткие подробности. Зачастую сплетницы противоречили друг дружке, и, сталкиваясь, начинали шумную перебранку, обзывая соперницу обманщицей, выдумщицей и тому подобными словами.
  Ясности в случившееся это не вносило.
  Одни утверждали, что Упыриха напала на стражу, которой все же удалось прогнать ее навсегда, другие, что наоборот, прогнать не удалось и теперь тварь вернется еще более обозленной. Кто-то упоминал о некоем могучем войне, сошедшемся с чудищем в смертном бою, и после жестокой сечи одолевшем-таки Упыриху, поразив ее мечом в самое сердце, отчего та взвыла в ярости бессильной, вспыхнула, да и рассыпалась в прах, провалившись обратно в преисподнюю. А рыцарь, ее сразивший, пал в тот же миг бездыханным и вознесся на небо в райские кущи. Местный священник щедро кропил верующих святой водой, одновременно пытаясь читать и проповеди и молитвы, и стараясь исподволь, пока стража отвлекается на напирающую толпу, побрызгать за веревочку.
  Сейчас, при свете яркого солнышка, жарко улыбающегося с чистого неба, возбужденная толпа уже не так боязливо поминала нежить, высказывая предположения, что можно было избавиться от нее и раньше, а трусливая стража и балбес градоправитель тянули до последнего. Слышались и возгласы, призывающие чествовать рыцаря-победителя, как святого избавителя от сил зла. Священник умиленно внимал просьбам паствы, чувствуя как тяжелеет копилка для пожертвований во славу этих самых святых. На кой леший им там на небе деньги, почему-то никто не задумывался. А узнай они кого пытались записать в святые, то, наверное, с таким же энтузиазмом призывали по его душу мракобесов.
  - Да так... Мысли... - ответил Рой, поднимаясь с колен. Похлопал по штанинам, сбивая пыль. - Ничего путного. Магические следы есть, но определить их не возможно.
  - Необычная нежить или стерты? - Снова задал вопрос магистр практической магии.
  - Скорее заглушены очень мощным амулетом. Я тут поделать ничего не могу.
  - Значит маг-наемник... - Задумчиво потер подбородок Мьянек. - Надо признать, удалось ему больше чем страже, ополчению и пришлым войнам.
  - Думаешь эта Упыриха мертва?
  Маг неопределенно пожал плечами.
  - Солдаты говорят, что этот маг сражался с ней практически на равных, а потом рубанул мечом, отчего та с воплем провалилась к мракобесам. Если отбросить религиозные бредни, то получается он разрушил ее тело без остатка, - магистр оглянулся. - Нигде нет ни пепла, ни каких-либо других следов. Но пропади мой Дар, не пойму как.
  - А было ли тело? - многозначительно вопросил Рой Красногорский.
  Мьянек посмотрел на него удивленно, потом хмыкнул, поняв к чему клонит его коллега.
  - Хочешь сказать, что это какая-то временная оболочка? Простое оружие ее не взяло, но маги обычно пользуются заговоренными мечами и удар этого наемника мог разрушить заклинание. Но из чего же она была сделана? Материальный фантом из ничего не создать, а приведения, кстати, не способны так долго держать стабильное состояние. Голем? Но не из воздуха же?
  - Из воздуха? - Рой нахмурился. - Теоретически возможно, но для этого потребуются усилия двух-трех архимагов. Гадать можно долго, особенно если это нечто такое, что в учебниках еще не описано. Я думаю лучше найти этого мага, который ее победил, и порасспросить его.
  - Пусть этим займется стража. Вряд ли будет сложно отыскать раненого мага-наемника, В этом городишке не так уж и много гостиниц и постоялых дворов.
  Рой задумчиво окинул взглядом улицу, задержавшись на градоправителе, со странноватым выражением лица пялящегося на лужи крови и в беспорядке валяющееся сломанное оружие и обрывки одежды - тела убитых Упырихой стражников давно убрали, чтобы не слишком возбуждать толпу, но все остальное оставили не тронутым.
  Мьянек проследил направление его взгляда.
  - Думаешь, этот болван что-то знает?
  - Возможно.
  - Попробуешь тайком покопаться в его мыслишках? - Как и многие практики Белодрив владел телепатией весьма посредственно - на факультете Практической Магии делали упор на другие заклинания.
  - Нет, - после недолгого раздумья ответил теоретик. - У него хороший амулет. Прочитать-то мысли я, может, и смогу, но и он об этом узнает, и у меня потом дня два голова болеть будет. Попробуем другим способом.
  - Каким же? - поинтересовался Мьянек.
  - Просто спросим у него.
  Практик усмехнулся.
  - Думаешь, ответит?
  Тут уже улыбнулся теоретик.
  - Это уж смотря как спрашивать.
  
  
***
  
  Солнце весело отсвечивало оранжевым на выцветшей деревянной стене. С улицы, через открытое окно, доносился гомон спешащих по своим, важным и не очень, делам людей. Арек лежал на кровати, бездумно разглядывая обструганные доски. Голова была тяжелой, и мысли крутились в ней со скрипом, но уже через несколько минут в ней прояснилось настолько, чтобы маг мог вполне сносно соображать. В первую очередь Арек сосредоточился на своем теле. Кости и мышцы ныли противной несильной, но очень надоедливой, болью. Но острой, какая бывает при только что нанесенных травмах, не было. Это хорошо - значит восстановление идет полным ходом. Вчера он едва успел зачаровать раны от кровотечения, скрепить магией кости от смещения, и выпить несколько лекарственных настоев, как рухнул не раздеваясь на кровать, провалившись в забытье. А сейчас, должно быть вечер, решил он, разглядывая красноватые отсветы закатного солнца на стене. Решившись, маг осторожно сел, пошевелил травмированными конечностями и, убедившись, что ничего не отваливается, еще осторожнее встал. Ноги держали и даже двигались. При помощи колдовства и соответствующих декоктов за сутки кости срастались настолько, чтобы можно было передвигаться без костылей. Конечно, если попробовать спрыгнуть со стула или пробежаться, они развалятся на части как и были, но регенерация идет так быстро, что еще дна через два-три можно попробовать уже вышибить дверь. Прошелся по комнате туда-сюда, разминая мышцы, задержался у зеркала, разглядывая свою бледную, с глубоко запавшими горящими глазами и засохшей кровью на подбородке, физиономию, и вернулся к кровати, захватив по пути сумку. Разделся, осмотрел себя. Кости срастались хорошо, может быть даже и эликсир для их укрепления больше не понадобится. Хотя даже когда переломы полностью срастутся, еще некоторое время кости будут мягче чем были. А вот раны от упырихиных когтей, которые он только заговорил от кровотечения, требовали внимания большего. Нужно промыть их, наложить повязки с бальзамом, иначе останутся слишком заметные шрамы. Да и мало ли где эта нежить обреталась, какую заразу на себе носит. Мертвяки, к примеру, имеющие дурную привычку вылезать по ночам из своих уютных могилок, запросто способны своим трупным ядом превратить пустяковую царапину в смертельную рану, а иная нежить, например, мантикоры, целенаправленно пользуются отравленным жалом в хвосте. А есть еще мракобесы, по счастью не так часто встречающиеся, основой яда которых является магическая составляющая, то есть, травят они не ядовитой слюной, а магией в этой слюне содержащейся. Поплескав на лицо водой из кувшина и вытеревшись одеялом (логично рассудив, что грязную, с кровавыми пятнами, тряпку уже не жалко), он переоделся, поправил здоровье, намешав в стакане декоктов, от чего свело челюсти и вышибло слезу, но зато прояснилась голова и тело почувствовало себя намного живее, и, осторожно ступая по ступенькам, спустился вниз.
  Давешний гном и трактирщик, негромко болтающие о чем-то своем, мигом прервали беседу и оторопело уставились на него, как на пришельца с того света. Арек даже немного обиделся, считая что выглядит не таким восставшим покойником, как написано на их лицах.
  - Рад вас видеть, господин маг, - залебезил корчмарь. - Как вы себя чувствуете? А то я уж волноваться начал - полтора дня проспали беспробудно...
  - Принесите мне тазик и воды умыться, - хмуро перебил его речи Арек. - И еще молока и кусок слабо прожаренного мяса с кровью. - По стойке покатилась золотая монета.
  Как вы себя чувствуете?.. Как будто не видно. Подниматься обратно было труднее, но справился он с этим без особых затруднений. Еще б ему не волноваться - если маг помрет, весь дом святить придется, не говоря уже о нездоровом внимании к нему Ордена. Значит полтора дня. Арек, стоя у окна, вспоминал позавчерашний бой.
  ... - Ты?.. Здесь?..
  Да еще со страхом в голосе? Откуда она могла его знать? И почему не ожидала увидеть?
  ... - Нет, не ты...
  С кем она могла его перепутать? Знать бы кто она вообще такая. Не упыриха - это точно. Те выглядят по другому, и интеллектом, даже особи относящиеся к высшему классу опасности, обладают весьма скромным. Оживший (или оживленный) мертвец? Нет - по тем же причинам. Исключения из правил бывают, когда мертвяки помнят свое прошлое, способны думать и размышлять, но и их нельзя отнести к этому случаю. Все-таки, несмотря на немалый опыт, он мало знаком с теоретической магией. Небось, окончивший Школу с отличием и кичащийся новехоньким гладеньким дипломом маг, с первого взгляда определил бы, и вид, и класс опасности, и чем ее "усекать" надобно... А эта тварюка, похоже, была практически не чувствительна к "обычным средствам убиения." Арек вспомнил как наносил удары, свалившие бы с ног и вурдалака, да и стражники до него успели проткнуть ее несколько раз алебардами. Маг не помнил ни одной нежити, которая могла бы столь быстро восстанавливаться. Зато заколдованного меча боялась еще как! И, что случилось когда он все-таки достал ее лезвием? Испарилась. Исчезла. Погибла? Вряд ли. Монстры подобного уровня просто так не дохнут. Сбежала?
  Вошел корчмарь с тазиком и двумя кувшинами, в которых плескалась теплая вода. С опаской косясь на неподвижно стоящего возле окна мага, поставил принесенное на стол и только повернулся, чтобы незаметно выскользнуть обратно за дверь, как колдун остановил его вопросом.
  - На следующую ночь были нападения?
  Мужик не сразу сообразил, что он имел ввиду. Потом встрепенулся и покрутил головой.
  - Нет, господин маг. Так, вы же убили упыриху-то. Весь город этой новостью гудит, мол нашелся, наконец, бесстрашный воин, что не побоялся с ней один-на-один выйти сразиться в честном бою. И, что одолел он, то есть вы, ее, и сгинула она обратно в преисподнюю, испепелившись в миг, - радостно сообщил он новости. Вгляделся в хмурое лицо мага, резко очерченный закатным солнцем профиль, и уже испуганно закончил. - Или нет?
  - Ну, дай то Боги, - хрипло буркнул Арек.
  - Так, что ж, не удалось вам ее одолеть? - с отчаяньем в голосе воскликнул корчмарь.
  Сложный вопрос. Арек и сам не знал как на него ответить.
  - Я ее трупа не видел.
  С совершенно несчастным видом покачав головой корчмарь вышел из комнаты. Гномы топтались возле двери, не решаясь войти. Арек не обращал на них внимания, лишь мельком взглянув в их сторону.
  - Так значит не удалось тебе ее одолеть? - повторил вопрос один из них, с замотанной тряпицей головой. Кажется, Вик его звали. - Но мы же видели, как она исчезла. Распалась в прах и дым, от меча твоего.
  Маг молчал, снова вспоминая тот миг.
  - Не думаю, что она погибла, - сказал он наконец.
  Выглядели раны ужасно, глубокие, с рваными краями, со сгустками запекшейся крови и обнажившимся мясом. А из раны на боку еще и выглядывали ребра. Зараза или яд, к счастью, в раны не попали, так что Арек просто смыл кровь, присыпал специальным порошочком (от которого брызнули слезы с неприличным словом, и захотелось со всей силы засадить кулаком в стену, чтобы отвлечься от резкой боли), и стянул края магией. Поверх смазал бальзамом и замотал чистыми льняными бинтами.
  Зачем ей похищать людей, да еще и обладающих слабыми способностями к магии?
  ... - Жаль, что я не могу сожрать тебя, незнакомец...
  Не может, в смысле - не хочет. Или не может, в смысле - не имеет возможности. Есть ли связь с тем, что жертв своих она похищает живыми? Может она питается не кровью, а эмоциями? Такое возможно, но чтобы накопить такую силу десяти похищенных женщин мало. А позапрошлой ночью было бы одиннадцать... Хоть что-то сделано хорошего.
  - Так, говорите, на половину суммы согласны? - вдруг спросил он.
  - Ну... - Переглянулись гномы. - Ведь риск достаточно велик, и вообще опасное это дело. И оплачиваться должно соответственно степени опасности.
  Арек многозначительно постучал костяшкой пальца об стол.
  - Я не нанимаю вас, а предлагаю долю. - Маг ухмыльнулся. Гномы небыли бы гномами, если бы не попытались поторговаться. - Долю, соответствующую затраченным вами усилиям.
  Неплохую, кстати, долю. Целое состояние. Пятьсот золотых немалый гонорар даже для архимага. А уж двое наемников эти свои пятьсот гривен могут тратить целый год, просаживая деньги в трактирах. Или лет пять отдыхать от дел своих, живя размеренной жизнью горожанина.
  Гномы дружно посопели в бороды, переглядываясь, а потом слаженно кивнули, соглашаясь на Арековы условия.
  - Меня вы, наверное, уже знаете как зовут, но я все равно представлюсь ради приличия: Сварек Вольгин.
  - Виквор ат-Венер, Свиф аши-Аккур, - представились гномы, вежливо придержав пальцами шляпы.
  Насколько маг знал обычаи и нравы маленького народца, приставки "ат" и "аши" означали принадлежность к кланам холмовых гномов, жившим в холмистой местности на юго-востоке, за границами Каменецкого княжества. Со своими Эрморскими сородичами, они не очень-то ладили. Горные жители называли холмовых презрительно норниками и недогномами, в ответ получая высказывания попроще, вроде "дерьма пещерного", и сомнения в их воинской доблести, намекая (причем со всей свойственной данной расе прямотой) на то, что Эрморские гномы, вернее все их королевство, воевали последний раз лет двести назад, а холмовым гномам приходится едва ли не каждый год отражать набеги степных орков-харзов, дикоземельных вирров-людоедов (а так же гномоедов и эльфоедов), огров, гоблинов и прочих тварей, чьи владения простираются на юг и восток от Волгании. Нежить, бегающая по тамошним лесам и лугам, вызывает гораздо меньше проблем, чем эти воинствующие народы Диких Земель.
  Мясо оказалось все-таки несколько пережаренным, но Арек не обратил на это особого внимания, целеустремленно двигая челюстями. Сейчас, когда регенерация идет полным ходом, лучшая пища - это животная. Сырое мясо, свежее молоко... Правда сырое мясо маг есть бы не стал, поэтому и заказал слегка прожаренное. Его новые напарники сидели рядом, хрустя сухариками и опустошая уже третью кружку пива. И судя по их настрою, выпьют они еще столько же. Спешить-то некуда.
  Между делом Вик рассказывал о том, что происходило на улицах.
  - Народ сейчас радостный, гуляет. Стражники-то те, по всему городу растрезвонили, как какой-то странствующий маг Упыриху одолел.
  Да, корчмарь уже об этом говорил.
  - Правда, - продолжал гном, - Орденские маги этому не верят, по той улице рыскали, искали чевой-то.
  "Магические следы схватки,"- подумал Арек. Дохлый номер. Он давно уже обзавелся специальным амулетиком, причем весьма мощным, не позволяющим засечь его с помощью магии. То есть, следы-то останутся, но определить кому они принадлежат и куда ведут, сможет лишь архимаг. Да и то не всякий.
  - Пытаются объяснить народу, только он посылает их прямым путем, и продолжает отмечать избавление города от кровожадной твари. Как же, теперь можно безбоязненно шляться по ночам и не бояться быть загрызенным. И мы с ними отметили, - похвастался Вик, внимательно изучая показавшееся дно кружки. - Патрули, кстати, не убрали. У всех выспрашивают, кто это позапрошлой ночью такого шума наделал, стража уже приходила, все трактиры проверяли, но я сказал, что ничего не знаю, и корчмарю этому запретил. Правильно?
  - Правильно.
  - Так, что же мы будем дальше делать, а, Сварек?
  - Для начала мне нужно восстановить силы, - ответил маг, допивая молоко. - На это уйдет еще дня два-три. Ну, а за время вынужденного бездействия у меня будет возможность подумать. Корчмарь! - крикнул он, подождал пока тот подойдет и распорядился. - Принесите тоже самое через два часа. Если буду спать, то разбудите.
  
  
***
  
  Следующие два дня прошли довольно скучно, быстро и ничем не выделяясь среди череды таких же серых, в Арековом понимании, будней. Маг проводил время в тренировках, разминая мышцы и суставы, повторяя подзабытые заклинания и, конечно же отъедаясь. Раны заживали очень быстро, к концу следующего дня он чувствовал себя так же бодро, как и до боя, а на второй, крутил два длинных кинжала с такой скоростью, что гномы восторженно вскрикивали, когда маг неожиданным выпадом доставал воображаемого противника так, что ни у кого не оставалось сомнения - в настоящей схватке подобный удар был бы смертелен. На радостях за мага, Вик и Свиф целеустремленно опустошали винный погребок, несмотря на то, что хозяин уже два раза поднял цены. Сами гномы еще не разу не взялись за секиры, считая, что искусство боя у них в крови, и настоящие войны не нуждаются в тренировках. Посетителей, кстати, прибавилось. Всего несколько человек из местных жителей, они ненадолго заходили, заказывая что-нибудь из крепких напитков, подозрительно косясь на воинственного вида гномов и еще подозрительней, на увешанного колдовским барахлом мага.
  На третий день Арек отнес свой бехтерец в починку. Упырихины когти сорвали довольно значительный кусок с кольчужно-пластинчатого бока, и никакой магией этого было не поправить. Кузнец долго разглядывал доспехи, вертел так и сяк, на просвет и растягивая на столе, цокал многозначительно языком, качал сокрушенно головой, в общем набивал цену за свою работу. На что маг не поддался и заявил, что больше десяти гривен не даст, а в соседней кузнице, узнав сколько запросили здесь, из конкуренции согласятся на меньшую цену. После чего кузнец, буркнул, что через пару дней все будет готово, обиженно поджал губы, отчего черная, встопорщенная как пакля борода, которой позавидовал бы любой гном, встопорщилась еще сильнее, и, повернувшись спиной, ушел в другой конец кузницы, где подмастерье лениво плющил молотком какую-то железяку. На холодную, причем, плющил.
  Пару дней? Что ж, пусть так. Хорошо, что у него еще есть запасная кольчужка, полегче и потоньше.
  После Арек побродил немного по рынку. Поглазел на представленные товары: с усмешкой - на дешевые амулеты и эликсиры из подкрашенной воды от всех болезней, заинтересованно - на плащи и куртки, но к своему сожалению не нашел ничего подходящего. Постоял возле телеги с оружием не самого высокого качества, которое с успехом компенсировалось высокой ценой. Видимо по замыслу продавца-гнома, купивший его мечи, повесит их на стену и будет любоваться вечерами, сдувая пылинки и ни при каких обстоятельствах не пуская в дело по прямому назначению. Но купил маг только связку метательных ножей на кожаной перевязи.
  - Вы только посмотрите на этот прекрасный клинок прямиком из Эрмора, на этот шедевр кузнечного дела, - кричал гном, тыча магу под нос дрянной кинжалишко. - Крепкое и, вместе с тем, гибкое лезвие, два дола, разнотемпературная закалка, простая и удобная рукоять с оплеткой из бычьей кожи. Никаких вычурных изысков, бесполезных в бою и абсолютно не нужных настоящему войну. - Гном скривился, как будто украшение оружия есть нечто совершенно непотребное. - Прекрасно сбалансирован, - тут он в подтверждение своих слов удержал кинжал на пальце, правда недолго, чтоб не свалился. - Легкое и грозное оружие с которым не стыдно и против разбойников выйти, и с упырями сразиться.
  Арек, усмехаясь по себя, смотрел как продавец ловко крутит пальцами рукоять, доказывая, что одним этим кинжалом можно с целой армией воевать. Заливать так гномы могли хоть целый день, даже если продавали дохлого кота, расхваливая товар до небес, причем, нередко так увлекаясь, что завышали стоимость в процессе торговли, отказываясь потом отдавать за первоначальную цену.
  - Сам Дэмер Гранит ковал, - не унимался гном.
  Арек взял в руки просто брызжущий достоинствами кинжал и, с легким пренебрежением повертев его, ответил:
  - Сталь дрянная, лезвие однослойное, перекаленное, - он взглянул вдоль клинка, - и кривое. И Дэмер Гранит, его не ковал. Во-первых, он делает только боевые топоры и секиры; во-вторых, никогда б не унизился до подобной дряни; а в-третьих, я уверен, увидев такое, кинул бы этот "шедевр кузнечного дела" в выгребную яму. Красная цена сему оружейному "шедевру" - две серебряных гривны.
  Гном, насупившись, замолчал, недобро посматривая из-под кустистых бровей, не решаясь обругать мага. Буркнул только себе под нос, что-то вроде: "Да, что б ты понимал в кузнечном деле." Но Арек не сомневался, что в разговоре с сородичами отыграется словесно на нем с лихвой. По мнению гнома, одно его красноречие стоило монет семь.
  В соседней лавке, торгующей всякой разной мелкой всячиной, Арек прикупил немного чернил и дешевой бумаги, а в книжной лавке - план города. Сам Арек знал город лучше составителя карт, наделавшего немало ошибок, но для того, чтобы отметить крестиком места нападений Упырихи, она вполне годилась.
  
  
***
  
  - Смотрите. - Маг расстелил на столе купленную карту.
  Гномы вместе с ним склонились над исчерченным линиями куском пергамента. Арек, после недолгого раздумья, ткнул пальцем в лист.
  - Здесь мы. В смысле: корчма.
  - Не похоже, - возразил Вик. - По карте тут пустырь.
  - Их лет двадцать не обновляли. Не обращайте внимания на несоответствия. - Он нарисовал кривенький прямоугольник, призванный обозначить сие почтенное заведение.
  Затем еще немного покорпел над картой, расставляя по памяти (и записям на клочке бумаги) крестики, обозначающие дома, где жили жертвы Упырихи. Десять жирных крестиков с номерками и разлапистых "паучков"-клякс (перо попалось дрянное - после третьей кляксы Арек зашвырнул его в угол и взял другое, не намного лучше), живописной мешаниной расположились посреди аккуратных линий и значков. Трое наемников внимательно изучили получившееся художество, глубокомысленно похмыкивая, пока Свиф, наконец, не задал самонапрашивающийся вопрос:
  - И, что у нас получилось?
  А получилось вот, что: большинство похищений случилось в средней части города - корявенькая вереница крестиков пересекла Волхов с запада на восток. Особой системы Арек тут не увидел, Упыриха, если верить опрошенным жителям и судить по чутью собак, входила в город с северной стороны (именно в таком порядке дворовые Кабысдохи подавали голос - с северной с начала, потом в средней части, а уж затем собачья паника охватывала весь город), прежде чем выбрать какой-либо дом, не очень долго, около четверти часа, кружила по улицам, а потом так же неуловимо, как и появлялась, исчезала. За северной окраиной.
  - Десять жертв, большинство в участке между северной и южной окраиной.
  - Одиннадцать. - воскликнул Свиф. - А ту, которую Упырихе похитить не удалось, считать, что ли, не будем?
  - Я не знаю, где это случилось. - ответил маг. - Поостерегся расспрашивать. Кто-нибудь обязательно бы запомнил меня, и до Орденских магов дошли бы слухи о подозрительном маге-наемнике. Сделать-то они мне ничего не сделают, но встречаться с ними совершенно не хочется. - Арек неопределенно скривился. - Противно, что ли...
  - А... - Свиф понимающе кивнул. - Так мы же все выяснили, еще три дня назад! - Гном решительно выхватил их арековых пальцев перо, навис над картой, попирая ее бородой, и, после долгих поисков нужного места, поставил кривой крест. - Тута.
  - Понятно, - Арек кивнул своим мыслям. - Там же, где и остальные. С северной стороны жителей очень мало. Дома там, в основном, богатых граждан были, теперь заброшенные. Остались только бедняки, да бродяги. Трущобы, в общем. Хотя некогда весьма зажиточные кварталы. А через весь город переться незачем, если можно найти подходящую жертву в центре.
  - А как она их выбирает? И зачем? Не проще бродяг бездомных наловить?
  - По магическому таланту. Я выяснил, что все женщины обладали слабым колдовским даром. Сильного мага Упыриха не смогла бы похитить, а обычные люди ей, как видно, не нужны.
  - С колдовским даром? - протянул Вик, поскребывая макушку. - Ведьмы-то ей зачем?
  - В крови магов больше жизненной силы. Вся нежить, особенно изначально мертвая, инстинктивно, чтобы выжить, стремится к существам с большой жизненной силой. Впрочем, это правило работает только в теории, так как нежить обычно нападает на кого придется.
  - Так чего ж она их на месте не убивает?
  - Не знаю, - ответил Арек, разглядывая карту. - Я не магистр теоретической магии, а всего лишь колдун-самоучка. Поймаем-спросим.
  - Ответит она, как же, - тихо фыркнул Вик.
  - Так, что тут у нас дальше? - спросил сам себя маг, с пером склоняясь над картой. - Здесь не отмечено, но вот в этом леске, - он черканул кружок, - находится старый ведьмин круг. Точнее - древнее языческое капище, приспособленное магами для своих нужд. Он уже лет семьдесят не работает. Специальным указом Ордена запрещено активировать круги выше четвертого класса опасности, расположенные близко к городам. Бывали... кхм... инциденты... Они делятся на классы, - пояснил он для не сведущих в магии гномов, - в зависимости от опасности, которую могут представлять и своего назначения. Круги четвертого уровня, предназначены только для контакта с миром духов, редко из них какой мелкий бес, вроде леших или межевых, появится, а первого могут быть коротким путем в пещеру драпырей.
  - А это, что за твари?
  - Это... В общем с ними лучше не встречаться. На вид, нечто среднее, между маленьким уродливым драконом, и большой, не менее уродливой, летучей мышью. А вот тут, - он показал на другой участок карты, - старый придворцовый парк. Колонны, арки, пруды, деревья... Туда влюбленные парочки любят ходить, гм, уединяться. Место тихое и красивое. Было, по крайней мере восемь лет назад, когда я видел его в последний раз. Парк примыкает к бывшему королевскому дворцу. После того, как перенесли столицу, в старом здании какое-то время обреталась местная власть, потом королевская гвардия, затем еще кто-то... Пока, наконец, парадные ворота не закрыли на большой замок и приставили пару сторожей, чтоб следили за порядком. А между парком, за рощицей, и окраиной города, как видите, то самое кладбище. Говорят, некоторые склепы связаны системой тайных ходов с некоторыми домами и дворцом.
  - Так, что же, Сварек, думаешь эта Упыриха из Ведьминого Круга? - посмотрел на мага Виквор.
  - Не знаю, это всего лишь предположение. Просто, из ниоткуда подобные монстры не берутся.
  - Значит, к Кругу? - уточнил Свиф.
  - Значит, к Кругу? - кивнул маг.
  
  

Глава 5

  
  Был тут Арек, как ни удивительно, только один раз. Еще на третьем курсе, ради интереса с друзьями. Тогда они попытались активировать Ведьмин Круг, правда без магических камней и толком подготовленного заклинания. Не получилось, конечно. Ну, а потом как-то не доводилось снова оказаться в этих краях. То времени нет, то забыл за неотложными делами, то из Школы выгнали.
  И вот Арек снова на вершине Двеннадцатидубового холма, поросшего еловым лесом, но на самой вершине сходящимся на хоровод из двеннадцати старых, посаженных, наверное, еще волхвами в стародавние времена, дубов, на поляне, открытой с одной, западной, стороны, окруженной могучими тысячелетними деревьями, стоит в центре заросшего травой четырехсаженного круга, образованного двенадцатью грубыми прямоугольными столбиками в аршин высотой и около двух пядей в поперечнике, и смотрит на едва видимый между стволов Королевский дворец, с позолоченными шпилями, ярко горящими в лучах закатного солнца.
  Воспоминания...
  - Так, значит, это и есть Ведьмин круг? - немного разочарованно произнес Свиф, разрушив своим некстати пришедшемся высказыванием, то благостное чувство ностальгии, вдруг овладевшее им на несколько мгновений.
  - Да, - помедлив, ответил Арек, тряхнул головой, отгоняя воспоминания.
  - Не бог весть, что... - хмыкнул Свиф, не решаясь, впрочем, переступить невидимую черту связывающую камни, хотя маг, стоящий в центре круга, всем своим видом доказывал, что бояться нечего. - И это ваши хваленые Ведьмины Круги? Ха! Куча булыжников на земле.
  - Молчи уж, Борода. Тоже мне, знаток выискался, - осадил его друг. - Из этой кучи булыжников такие твари вылезти могут, останутся от тебя шлемовые рога и сапожные подковы.
  - А я их топором, - бахвальски воскликнул гном.
  - А они топор проглотят и не подавятся.
  - Ну, вообще-то, эта куча камней относительно безопасна. Подобные постройки, иногда в несколько верст размером и сложенные из сотен камней, призваны облегчить активацию круга, концентрировать энергию, чтобы пробить проход между мирами, а иногда наоборот, закрывать эти туннели.
  - А со мной ничего не случится, если я залезу на один из этих камней? - Полюбопытствовал Свиф, отмахиваясь рукой на возмущенно запыхтевшего друга.
  - Нет. Даже если ты выкорчуешь этот камень и скатишь с холма, все что тебе грозит - это штраф за порчу собственности Ордена Магов, - со смешком ответил Арек.
  - Эй, Сварек, тут какие-то линии виднеются, - закричал гном уже с вершины камня, на целую голову возвышаясь над человеком. - Вот, трава светлее чем обычно.
  Маг обернулся вокруг себя, стремясь окинуть взглядом весь рисунок.
  - Это звезда, - объяснил он. - Скорей всего, обычная, двенадцати лучевая или из четырех сложенных треугольников, чтобы на концах лучей было по камню. Еще используют пентаграммы, гексаграммы, иногда сдвоенные, треугольники с бесконечным вьюнком...
  - Стал быть, выстрел в "молоко"? - уточнил Вик. - Ничего тут нет?
  - Совершенно верно. - Арек снова засмотрелся на почти севшее солнце. Темнеет. Что-то будет этой ночью? - Все так, как и должно быть. На редкость спокойное...
  Договорить ему не дали; еще прежде чем удивленно расширились глаза гнома, шестое чувство мага безошибочно почувствовало опасность, в два прыжка пересекшую поляну и распластавшуюся в высоком и длинном скачке, раскрытой пастью и двух вершковыми когтями метящую в шею. Все произошло за какое-то мгновение, длившееся менее одного удара сердца: с тихим шелестом выскочил из ножен меч, полыхнули колдовские руны, быстрый взмах с легким сопротивлением движению, и яростная брань Виквора, с головы до ног забрызганное темной, отвратительно пахнущей кровью твари. Две рыже-полосатые половинки еще пытались дергаться, но маг уже не обращал на них внимания, повернувшись к двум другим, более спокойным и рассудительным, неслышно вышедшим на поляну. Двум огромным, мощным, гибким и невероятно быстрым мантикорам - зверям с телом льва, крыльями нетопыря и хвостом скорпиона. Мантикоры обитали очень далеко на юге, в пустынях, изредка забредая на окраины орочьих степей, поэтому их по-научному и называли пустынными мантикорами. Песочного цвета шкура помогала им скрываться от своих жертв, а широкие сильные кожистые крылья перелетать на небольшие расстояния и совершать длинные прыжки. А отравленное жало, смахивающее на лезвие косы, легко разрубало человека пополам и пробивало насквозь рыцаря в доспехах. Твари эти были очень сильными, хитрыми и злобными. И убить их было, ой как непросто. Но пустынные мантикоры живут в пустыне, а это довольно далеко от Волгании, поэтому уже давно маги, желая иметь в своем зверинце ловкого, сильного, умного и практически идеального убийцу, создавали эту тварь с помощью колдовства из кошки или рыси. получались звери поменьше, послабее, но зато не столь дикие, как их пустынные родичи, и поэтому относительно легко приручаемые. Но опасность такие искусственно созданные мантикоры представляли не намного меньшую.
  Знать бы еще кто их сюда подослал.
  Пушистые изогнутые хвосты, заканчивающиеся кривым "ятаганом", во впадинах которого матово поблескивал быстро и мучительно убивающий яд, яростно хлестали по полосатым бокам, раззадоривая мантикор. Клыкастые пасти приоткрылись в глухом утробном рычании.
  - Это еще что? - ошеломленно спросил Вик.
  - Мантикоры, - невозмутимо ответил Арек, концентрируя над ладонью пульсар.
  Вероятно это и спровоцировало их. Поняв, что на выжидание подходящего момента у них просто нет времени, мантикоры разом бросились на наемников. Арек действовал молниеносно - первая еще в самом начале прыжка получила в морду боевой пульсар, с грохотом и в обрамлении ярких хвостатых искр отбросивший ее прочь; вторая, которую маг попытался достать мечом, невероятным образом извернулась прямо в полете, уходя из-под опускающегося на голову лезвия, взвизгнула, когда кончик все же чиркнул по плотной шкуре, перекатилась по траве, рявкнула на занесших топоры гномов, разметав их в стороны звуковой волной, и легко вскочила на мягкие лапы, готовая продолжать бой. Великолепный убийца. Меч лишь слегка задел ее самым кончиком за плечо, оставив болезненную, но совершенно не опасную царапину. Первая крылатая кошка ревела в отдалении, катаясь по земле, царапая опаленную морду лапами, хотя заклинание такой силы должно было сжечь ее на месте, оставив разве что один только хвост. Арек удивился этому факту, но не сильно. Ведь если Магистр некромантии мог превратить кота в мантикора, то ничего, кроме недостатка собственной фантазии, не мешало ему наложить дополнительные заклинания, придающие своему детищу особые свойства. Как, например, частичный иммунитет к боевой магии.
  Вторую мантикору Арек отбросил Силовой Волной и, не дожидаясь пока они придут в себя, скомандовал:
  - Бежим!
  Гномы не заставили себя долго упрашивать и хладнокровно и организованно отступили, добежав до деревьев раньше арека. Специально, видать, тренировались. Конечно, маг испугался не мантикор, в его запасе были заклинания и помощнее, способные превратить этих тварей в кучку пепла вместе с их иммунитетом, только вот разбрасываться подобным колдовством в Ведьмином Круге весьма чревато. Откроется, и что тогда с ним делать? Поэтому он решил сначала увести кошек подальше, а потом уж и разобраться с ними как следует.
  Гномы, несмотря на свои короткие ножки, успели удрать довольно далеко - из-за их невысокого роста они легко проскальзывали через частый ельник, а человеку было намного труднее продираться меж деревьев, прикрывая лицо от веток. Мантикорам же приходилось эти елочки сшибать грудью, широкие крылья тут только мешали, цепляясь за стволы. Не слишком обращая внимания на возмущенный рев за спиной, Арек прикидывал свои действия. Значит, план таков: вывести мантикор на открытое место, использовать заклинание Кома Однорукого (придумавшего замечательное заклинание, как раз для подобный ситуаций, которое можно творить одной рукой, тогда как большинство сильных и сложных чар требуют пассов обеими руками), если получится, отбросить вторую Силовой Волной, если нет, то встретить ее мечом, заклинанием Воздушного Клинка... А куда, кстати, бежим?
  - Стойте! - закричал маг гномам, сообразив что ждет их за лесом. - Не туда! Забирайте левее!
  Но они то ли не услышали, то ли еще что, но Ареку осталось только выругаться сквозь зубы. Увести мантикор за собой он не мог, а вдруг они разделятся? Со своей-то он справился бы, а вот хватит ли сил у гномов? Мантикор - не вурдалак, в одного удара не убьешь. По крайней мере обычным топором. Свистнул метательный нож - Арек бросил его почти не глядя, наугад, и, судя по яростному реву позади, попал.
  - Гномы! - закричал он снова. - Влево!
  Лес неожиданно оборвался, перейдя в придворцовый парк. Под ногами вместо земли застучал светлый мрамор, а стволы деревьев заменили резные колонны. Если б не пыхтящие и недвусмысленно ревущие за спиной мантикоры, он бы с удовольствием полюбовался колоннами, пилонами, арками, мостами и открытыми воздушными переходами-колоннадами, искусственно состаренными, так, чтобы парк казался развалинами старинного замка, оплетенными плющем и диким виноградом. В центре парка искрилось проточное озерцо в мраморных берегах с уходящими под воду ступенями, через ручьи было перекинуто несколько мостиков. Гномы как раз пробежали по одному такому и остановились возле озерца, настороженно оглядываясь по сторонам. Мантикоры, поганки хитрые, похоже отстали, решив не лезть в открытую, а подкрасться из-подтишка.
  - Дураки, - выдохнул Арек, переводя дыхание. - Я же кричал вам, что надо забирать левее, в сторону кладбища.
  - Какая разница, - пропыхтел Вик, устало прислонившись к колонне, - здесь или там? Сразиться-то все равно придется.
  - Большая. - раздраженно произнес маг. - Это место блокирует большинство заклинаний. Я не смогу здесь толком колдовать!
  
  - И кто ж такую глупость придумал? - тихо возмущался Свиф, крадучась проходя от одной колонны к другой.
  - Советники тогдашнего короля. Чтоб, значит, никакие злоумышленники на его величество не покусились.
  - Но хоть что-то ты можешь?
  - Что-то могу. - Он рассеянно покачал зажатым в руке мечом. - И думаю этого хватит.
  - Откуда эти кошки тут взялись? - так же тихо прошептал Виквор. Он замыкал их троицу, прикрывая с тыла.
  - Откуда мне знать? - Арек пожал плечами. - Если б я знал, что у нас есть враги, то бы подумал, что мантикор послали за нами.
  - А они у нас есть?
  - Должны быть. Мантикоры собираются в количестве больше одной только в период размножения или когда их натравливают на кого-нибудь.
  Мантикоры шастали где-то поблизости, подгадывая момент. Не надо было пользоваться поисковой магией, чтобы понять это. Архитектура парка благоприятствовала им, давая возможность напасть откуда-нибудь из-за угла или неожиданно свалиться сверху. Пользуясь возможностью, Арек перебирал в памяти доступные заклинания. Ничего чисто атакующего. Силовой удар, скорей всего, работать будет, как простое, хоть и забирающее немало сил, колдовство. Магия Огня? Вряд ли. Заклинание Воздушного Клинка? Возможно, несмотря на то, что это боевая магия. Охраняющие короля маги, в случае нападения, тоже должны были что-то ответить.
  - Ну, и где же эта тварь? - нетерпеливо пробормотал Вик, внушительно поводя своими короткими топорами. То, что после встречи с этой самой тварью, велика вероятность, что его придется собирать по частям, чтоб похоронить в коробочке, гнома, по всей видимости, не интересовало.
  Гномы вообще народ смелый, бесшабашный и временами воинственный, даже, можно сказать, воинственно самоуверенный. И драпанье со всех ног от мантикоры совсем не умерило его пыла.
  - Наверху, - подсказал маг.
  Хлопнули во взмахе крылья, мантикора, затаившаяся на вершине колонны - четырех угольной капители - распрямив мощные лапы, легко и быстро спрыгнула, метя когтями в мага; сверкнуло серебристым росчерком лезвие, справа налево, и обратно - слева направо, когда меч описал восьмерку, и мантикора тяжело грохнулась перед магом. Обе задние лапы упали рядом на мгновение позже. В бешенстве тварь заскребла когтями, пытаясь подползти к магу. На светлых мраморных плитах быстро расплывалось кровавое пятно. Но несмотря на смертельные раны она еще способна была натворить бед - подобная нежить очень живуча. Арек поднял меч, чтобы добить ее, как вдруг колонна с протяжным скрипом шевельнулась, разделившись на три неровные косые части, и, наклонившись, с грохотом рухнула, размазав мантикору по каменным плитам.
  Воздушный Клинок - заклинание позволяющее послать усиленный удар мечом на небольшое расстояние, но Арек, издали взмахнув мечом, умудрился не только отсечь крылатой кошке лапы, но и перерубить каменный столб в двух местах.
  - Ака скрыф об нат, - потрясенно прошептал Вик на гномьем.
  - И не говорите, - ответил маг, немного понимающий их язык. - Я и сам такого не ожидал.
  Вторая мантикора затаилась, ожидая темноты. Видела она ночью не намного хуже чем днем, а вот из всей троицы наемников, только человек мог использовать что-нибудь из своего колдовского арсенала.
  - Темнеет, Сварек, - сказал Свиф. - Может отступим?
  - Нельзя. Кодекс Ордена Магов предписывает уничтожать подобных существ, если они объявляются в близости от человеческого жилья. Мы уйдем, а она за нами. В город.
  - Тебя же выперли оттуда. - Гном едва не сказал "с позором", но в последний момент сдержался. - Какое тебе дело до Кодекса?
  От Арека не укрылись эти непроизнесенные слова.
  - Да, но совесть-то у меня не забрали.
  Гном едва слышно выругался.
  Тихо журчала вода, перекатываясь по каменным желобам, шуршал листьями ветер, робко перекрикивались устраивающиеся на ночлег птицы... ярко посверкивал в тени злой зеленый глаз. Вздрогнув от неожиданности, Арек резко махнул мечом, но мантикора быстро отпрыгнула в сторону, помогая себе кожистыми крыльями. За ее спиной с протяжным грохотом осела часть колоннады. Эта кошка первой жертвой выбрала Вика и Свифа, понимая, что по ним маг бить заклинаниями не станет. Мантикора кружила, приседая, подбадривая себя рыком, не сводя с двух гномов своего уцелевшего глаза; хвост стегал воздух, уворачиваясь от их топоров, делая мгновенные ложные выпады. Но и Свиф с Виком не стояли столбом, первый, выставив перед собой острие своего топора-алебарды, держал мантикору на безопасном расстоянии, а другой, ловко перехватывая рукояти топоров, окружил себя сверкающим щитом, не давая ей ударить. Арек же осторожно обходил ее сзади. Рявкнув, зверюга обманным выпадом махнула лапами на Вика, скакнула в сторону, норовя свалить Свифа, одновременно хлестнув ядовитым жалом по ногам первого гнома. Хруст разрубаемой плоти, скрип стали, рев и крики слились воедино...
  - Уф, - облегченно выдохнул Вик, когда судорожно дергавшиеся лапы замерли. - Хвала всем богам, управились.
  - Я заметил, как мантикора хлестнула тебя по ногам, - сказал маг, глядя на Вика.
  Тот отставил ногу, чтобы полюбоваться разрезанной жалом штаниной.
  - Не страшно. У меня там кольчужная сетка.
  Арек улыбнулся. Гномы редко носили доспехи в открытую, предпочитая прятать их под одеждой, и достигли в своей скрытности больших успехов, бывало люди-наемники общались с гномами несколько недель, и так и не узнавали сколько железа на тех надето. Шаг весьма мудрый - если враг не знает какая часть тела защищена (а иногда это полный доспех, под обычной одеждой), то это дает дополнительный шанс в схватке.
  - Не знаю, проникает ли яд через кожу, но на всякий случай рекомендовал бы вымыться, - он махнул рукой в сторону озерца.
  - И не слишком-то они страшные, - прокомментировал Свиф, опираясь на топор, на древке которого светлели свежие отметины от зубов мантикоры. - Ежели всем скопом навалиться, то сладить можно.
  - У тебя кровь, - Арек кивнул на разодранный рукав.
  - А, ерунда, - махнул рукой гном. - Царапина. Вот под Гаревым Курганом дело было... там действительно ранили, так ранили.
  Свиф горделиво выпятил грудь (и бороду заодно), уперев руку в бок и довольно ухмыляясь случившейся в прошлом истории. Ну, прямо былинный витязь из Волганских сказок.
  - Ага, - насмешливо поддержал его Вик. - Едва на тот свет не попал. Хорошо, что наш отряд подоспел вовремя.
  - Зато я тридцать восемь орков в Бездну отправил.
  - Ты? Тридцать восемь? - Вик едва не свалился от возмущения. - Да тебя пятый же, как по башке булавой треснул, так ты и провалялся весь бой на земле.
  - Пятый? Да я...
  Арек не слушал перепалку, привычно исследуя добычу, ощупывая загривок мантикоры. То, что появились три зверюги тут не случайно, не вызывало сомнений, и Арек был уверен, что послали их именно за ним (точно) и гномами (возможно). А раз так, то у мантикор должен быть хозяин. А если был хозяин... Пальцы нащупали нечто твердое в основании черепа. Не вставлено в голову, а словно бы вплавлено в кость. Для неспециалиста это ничего не сказало бы, но маг, сразу понял как мантикора была создана. И это наводило на размышления.
  - Господа гномы, - прервал он их спор, перешедший с битвы под каким-то (Арек и название-то это слышал впервые) Гаревым Курганом, на не менее неизвестный ему бой возле Щелочьего Урочища. - Не могли бы вы немного мне помочь?
  - А чего надо? - спросил Вик, подходя ближе.
  - Вот, - маг ребром ладони легонько стукнул крылатую кошку по голове. - Ударьте-ка сюда топором посильнее, чтобы треснула кость.
  - Зачем? Она же и так дохлая? - удивился гном.
  - Хочу взглянуть на управляющий амулет. Может, удастся узнать что-нибудь о создавшем их маге.
  - Ладно. - Виквор расставил пошире ноги, примерился лезвием к макушке твари, затем, бросив мимолетный взгляд на Арека, широко размахнулся, и рубанул топором.
  С премерзким чавканьем оружие вошло в череп. Гном покачал топор туда-сюда и рывком выдернул из тела.
  - Так... Теперь, чуть правее пальца на три и под углом.
  Гном взмахнул еще раз, с утробным хэканьем, во все стороны разлетелись брызги.
  - Отлично, - Арек довершил начатое, отковырнув обломок кости ножом, и, ничуть не смущаясь темной, липкой и дурно пахнущей крови, взял его пальцами. - Вам бы мясником работать.
  - Работал. Не понравилось. Так, что эта пакость нам дает?
  - Кое-что.
  - А именно? - нетерпеливо насел гном. Манера Арека отвечать не сообщая абсолютно ничего, рано или поздно начинала раздражать всех.
  - Вы же магию не изучали. - резонно возразил Арек. - Но... Извольте. Видите, амулет был вплавлен в кость, а значит вставлен до превращения. Отбросим термины превращения и формулы расчета магического резонанса...
  Гномы кивнули с таким видом, как будто были по меньшей мере профессорами Школы Магии, и еще лучше его понимали о чем речь.
  - ... в общем один из самых простых, но не самых надежных способов, - закончил маг. - Взгляните-ка, что это за камень?
  Вик прищурился издалека.
  - Гранит. Тут и смотреть нечего - гранит, самый обыкновенный.
  - Гранит. Обломок гранита. Дешевая, и далеко не лучшая замена управляющему амулету. Полностью заколдовать его не получится. Зато довольно легко ориентироваться при телепатическом контакте.
  Гномы снова кивнули, мол, они так и думали.
  Он протянул кусок мантикоровой кости гному.
  - Чем пахнет?
  - Мерзостью, - не задумываясь ответил Вик, отворачивая лицо.
  - Нежитью, - поправил Арек, без брезгливости вертя в руке действительно премерзко смердящий трофей. - Некромантия чистой воды.
  - И что все это значит? - в один голос вопросили гномы.
  - А то, что нам... точнее - мне (вряд ли наш противник знает, что вы мне помогаете), противостоит опытный маг-некромант, обладающий высокими телепатическими способностями. Мантикор он создавал в спешке, - Арек помахал амулетом, - из подручных материалов. Тех нескольких дней, что понадобились мне для выздоровления, вполне хватило бы, чтобы создать этих тварей. А значит я представляю для него угрозу, раз он поостерегся встретиться лично, а послал двух мантикор. - Маг хмыкнул. - Это обнадеживает.
  - А Упыриха? - вспомнил Свиф. - При чем тут Упыриха?
  Арек только усмехнулся.
  - Сдается мне, она такой же рукотворный монстр, как и эти кошечки. Но из чего? Из трупа колдуньи?
  Он покачал головой.
  - Значит, некромант... - задумчиво произнес Виквор. - И на кой ляд ему эти бабы? Они же девиц предпочитают в жертвы приносить. Или нет?
  - Не знаю. - честно сознался Арек. - Я о некромантии имею весьма поверхностное представление. Но если нужны, то значит он знает как и для чего их использовать.
  
  - Однако, это не отменяет нашего первоначального плана, - говорил Арек по пути в город. - Упыриха не могла приходить издалека (раз она появляется только по ночам, то, стал быть, боится солнечного света), и жертв своих далеко уводить тоже не могла. А значит логово ее где-то поблизости.
  - Разумно, - согласился Виквор.
  - А где могла прятаться подобная тварь, прятать похищенных женщин и при этом не опасаться, что какой-нибудь мимопрохожий заметит ее? - спросил маг гномов и сам же ответил. - Либо в бывшем королевском дворце, либо в катакомбах. Дворец охраняется чисто символически - двумя старичками-смотрителями, предпочитающими проводить время за игрой в карты и бутылкой самогона, а спрятать в тех стенах можно роту солдат. Катакомбы - это вообще лабиринт с мракобесами, в который сунется только дурак, да еще тот некромант.
  - Знаешь, что я подумал? - произнес Вик, глядя на мага снизу вверх. - Эти мантикоры могут и не иметь никакого отношения к Упырихе. Совпадение. Мало ли чокнутых колдунов по миру обретается.
  - Возможно ты прав...
  Арек со стоном потер лоб. Усталость давала о себе знать. Мысли разбегались, а тело настойчиво требовало отдыха. Все-таки он еще не полностью восстановил силы после той драки с Упырихой. Опять стимуляторы... В последнее время они помогали все меньше.
  - Что-то тут не так. Что-то тут не то. Где-то я ошибся, то ли в мелочах, то ли в основах своих рассуждений. Вся моя версия, как вон та березка - растет вверх, как и должно, но ствол кривой и корявый.
  - Не напрягайся, - посоветовал Свиф. - Завтра на свежую голову все вместе и подумаем.
  - Правильно, - поддержал его друг. - А чем, кстати, кроме того, завтра займемся?
  - Мы решили проверить три места: дворец, катакомбы и Ведьмин Круг. Круг можно уже отбросить. Он не имеет ко всему происходящему никакого отношения. Остается дворец и катакомбы, - Арек вопросительно взглянул на гномов.
  - Дворец, - после недолгого раздумья ответил Вик.
  - Дворец, - решительно подтвердил Свиф.
  - Как скажете, - пожал плечами маг, и величественным жестом какого-то стародавнего, то ли князя, то ли царя, которому на одной из Белозерских площадей был поставлен памятник от благодарных потомков, указал вперед. - В бывший Королевский Дворец!
  
  В корчме уставшую, но воинственную и не угасшую пламенем боевого духа, троицу ждал небольшой сюрприз, в виде вольготно, то есть, с ногами в грязных сапогах на столе, развалившегося на стуле здоровенного снежного тролля. Того самого, что сопровождал купеческий обоз. Тролль лениво опустошал уже второй жбан с пивом, размерами больше смахивающий на ведро, несомненно ожидая, очевидно кого. При виде мрачно уставившихся на него мага и гномов, тролль радостно осклабился всеми своими вершковыми клыками, приветственно помахав им рукой и крикнул крутящемуся за стойкой на безопасном расстоянии трактирщику насчет третьего боченка.
  И судя по выражению наглой морды снежного тролля, отвязаться от него было бы очень не просто. Арек с первого же взгляда понял зачем тот здесь и что ему надо. В другое время он без разговоров бы отправил тролля в путь близкий, куда рукой подать, что называется, но сейчас...
  - Это еще кто? - мрачно буркнул Виквор, нащупывая рукоять секиры. Его друг тоже насупился, хмуро посверкивая глазами из-под бровей.
  Гномы и тролли не очень-то и ладили, больше в силу привычки, чем по каким-то историческим причинам (которые, кстати, имели место быть - в далеком-далеком прошлом эти два народа не раз воевали друг против друга), но и знакомство водили тоже нередко, часто вместе набираясь за звонкую монету помахать чем-нибудь острым, колющим, режущим и дробящим.
  - Знакомый, - ответил маг, приближаясь к троллю. - Привет, Ворт.
  - Здоров! - Тролль радостно поприветствовал их взмахом кружки, напрочь игнорируя недвусмысленные хмурые взгляды недовольных гномов. - Сварек, верно?
  - Верно, - подтвердил Арек, присаживаясь на соседний стул. - А это Виквор и Свиф.
  - Ворт, - представился их собеседник - Вик и Свиф коротко кивнули - и, повернувшись к корчмарю, крикнул. - Эй, ты, принеси мне еще бутылку боярышниковой наливки и копченый окорок, да пошевеливайся!
  Для расторопности того добавив еще пяток слов, которых в приличном обществе, наверное, никогда и не слыхивали. Впрочем, и Арек сам такое словосочетание услышал впервые, про себя решив запомнить на будущее. Авось, пригодится.
  - И чего ж тебе надобно, морда? - вежливо поинтересовался Вик.
  Снежный тролль, ничуть не обидевшись (потому как подобные отношения считал нормальными), поковырялся длинным ногтем в зубах, что-то оттуда вытащил и, внимательно изучив добытое, вытер ладонь об живот.
  - Да так... Решил прибиться к одной банде, - Ворт лениво пожал плечами. Говорил он по Волгански чисто, без акцента, но немного клокочуще, со специфическим подрыкиванием.
  - И к кому же? - иронично хмыкнул маг, убеждаясь в своей правоте.
  - А вот к вам! - сообщил он благую весть, с таким видом... можно подумать великий воин оказывает не менее великую честь почтить своим присутствием безнадежно убогую армию перед решающей битвой. Не армию - отрядишко.
  - С чего бы это? - вопросил маг, удивленно подняв бровь.
  - Ну, - тролль поскреб макушку, словно выбирал с чего начать. - По нескольким немаловажным причинам. Во-первых - гонорар. И в-главных тоже. Во-вторых, как ни старайся, в одиночку Упыриху не завалить, а, стало быть, нужна команда, да еще с магом в придачу. А ты, я слышал, сделал ей большой втык. - Тролль похабно ухмыльнулся. - Градоправитель дает две тысячи, и даже четвертая часть от этой суммы - деньги весьма и весьма немалые. К тому же, я знаю, стража, а тем паче орденские маги, желают поболтать с тобой, а тебе нет резона с ними встречаться, - добавил он, намекая на Ареково изгнание из Школы Магии.
  - Сделать-то, они мне ничего не сделают, - пожал плечами маг. - Хотя я, действительно, не жажду видеть их лица.
  Тут Арек покривил душой. Могли сделать, и обязаны были. Потому как, Школу он не закончил, и не мог официально именоваться магом, а значит и колдовать. И его работа наемным магом была абсолютно незаконна. Орден вообще-то закрывал глаза на таких самоучек, пока те не преступали закон, но и относились соответственно. У Арека, особенно учитывая его прошлое, могли быть большие проблемы. От штрафа до тюрьмы. А особенно упорствующим в своих "деяниях" магам - и лишение магического дара. Причем, навсегда.
  - И с чего это ты взял, что мы захотим делиться своими деньгами? - встрял Вик, сжимая кулаки. - Свои пятьсот золотых я не собираюсь делить ни с кем, особенно с такой мордой!
  - А магу, стал быть, тысячу? - хохотнул Ворт, быстро все подсчитав. - Неплохо устроился. Жадность, знаете ли, в вашей людской религии - грех. Я так скажу: лучше получить в большой банде немного, чем в малой ничего. Потому как, мертвякам золото никчему.
  Тролль наполнил кружку снова, покосился тоскливо через плечо на дверь, за которой скрылся корчмарь с его заказом, и выжидательно уставился на человека и гномов.
  - Я в богов не очень-то верю, - ответствовал Арек. - А мертвяки, бывает, очень возмущаются, когда раскапывают их могилы в поисках сокровищ.
  Конечно, в словах тролля было некое разумное зерно. Вчетвером больше шансов выполнить работу, чем втроем, причем, здоровенного снежного тролля можно считать и за двоих. А если мерить гномами, то и за четверых. За плечами у него выглядывала рукоять двуручного меча, на бедрах были приторочены два длинных кинжала, на поясе булава, и куча еще другого, колющего, режущего, рубящего и проламывающего, отчего тролль напоминал ходячую оружейную лавку. И без сомнения он знал как со всем этим добром обращаться. Шумно булькая в пивную кружку, тролль одним глазом поглядывал на Арека. На наглой, заросшей короткой белой щетиной, морде подрагивала хитрая полуулыбка. Ворт не пришел бы к магу, если бы не был уверен, что тот примет его в свою команду.
  Маг хмыкнул, поняв замысел тролля и то, что от почуявшего запах денег наемника избавиться будет непросто.
  - Я свой гонорар с ним делить не буду! - сказал свое слово Вик. Свиф поддержал его решительным кивком.
  - Я поделюсь. - спокойно произнес Арек. - Тратиться на него боевой магией не хочется, да и от обгоревшего трупа придется избавляться.
  Ворт осклабился, протягивая ему свою лапищу. Все было так, как он и задумал. Опытный наемник должен разбираться в людях, а тролли, несмотря на всю свою кажущуюся тупость, простоту и свирепость, были весьма хитрыми созданиями. По крайней мере те, которые долго жили с людьми.
  - Значит, пятьсот золотых? - уточнил тролль.
  - Чтоб ты подавился этой суммой, - сердечно ответил ему маг.
  Пожатие у тролля вышло весьма весомым и Ареку пришлось призвать на помощь немного магии, чтобы соответствовать. После чего Ворт посмотрел на него с явным уважением, разминая ладонь.
  - На кой леший нам эта морда? - буркнул гном, хмуро поглядывая на наемника.
  - На кой леший нам эти бороды? - в тон ему наиграно удивился Ворт.
  
  Корчмарь, подглядывавший в щелку, убедился, что все улеглось и драки не предвидится, выставил, наконец, на стол ужин. Четверо охотников за нежитью накинулись на еду, как воронье на падаль. Только трещало и чавкало. Перетрескивал и перечавкивал всех, разумеется, тролль, заграбастав себе две трети выставленных на всех кушаний. При этом он еще умудрялся активно опустошать третий жбан пива и не уступающую ему размерами бутыль боярышниковой настойки.
  - Так, каков же наш следующий шаг? - спросил тролль, когда азарт чуть поутих и они стали больше ковырять вилкой в тарелке, чем подносить ее ко рту.
  - Упыриха не нападала уже четыре дня, а точнее - три ночи. Сейчас, - он выглянул в окно, - уже наступила четвертая.
  - Может, отложим на следующий раз? - Свиф зевнул в кулак.
  - Мне-то все равно. - Арек пожал плечами. - А я, пожалуй, прогуляюсь.
  - Я с тобой! - Тролль легко вскочил на ноги. Все выпитое, что гарантированно свалило бы с ног даже закоренелого пьянчужку, не произвело на него видимого эффекта. - А иначе, хрен ты гонораром поделишься.
  Ростом он превосходил Арека головы на полторы (что для этой расы довольно немного), был шире в плечах и намного массивнее, и не смотря на кажущуюся неповоротливость, двигался очень легко и быстро. Руки у него были, как у Арека ноги. Маг сейчас, глядя на него снизу вверх, вдруг вспомнил рассказы о том, как снежные тролли без оружия охотятся на медведей, голыми руками сворачивая зверю шею. Неудивительно, что их охотно нанимали в охрану, разбойники и волонтеры.
  Свежий ночной воздух немного взбодрил их. Маг предложил спутникам специальных эликсиров, чтобы отогнать сон и обострить чувства, но его предложение решительно отвергли. Гномы - потому, что питали стойкую неприязнь ко разного рода колдовству (собственные магические ритуалы к этому, конечно, не относились), да и в темноте видели получше людей (в пещерах-то солнце не светит, а жить приходится) и с трудом подавляя зевоту, делали вид, что готовы хоть всю ночь сражаться. А тролль и так ни в каких стимуляторах не нуждался, будучи, как обычно бодрым и собранным. Так что, пробовать горькие декокты и тинктуры пришлось только Ареку, и полученный эффект стоил стойкого противного вкуса во рту - мир снова посветлел, наполнился тихими, обычно не слышимыми звуками и запахами. Тело обрело легкость и быстроту. Маг снова был готов ко всему.
  Темнота улиц поглотила четырех наемников - охотников за нежитью.
  
  
* * *
  
  Ничего особого прошедшая ночь не преподнесла. Точнее: совсем ничего. И Арек почему-то был заранее уверен, что так и будет. Впрочем, предчувствия редко осчастливливали его своим явлением, так что, с этим можно было не считаться.
  Сейчас, утром, наемники сидели в корчме, обсуждая план дальнейших действий.
  - Я тут подумал, - сказал Свиф. - Костычиха, ведь, на этом кладбище похоронена?
  Маг кивнул, понимая, что хочет сказать гном.
  - Так вот, может, это она по ночам-то бродит?
  - Нет, не думаю. - Арек покачал головой. - Могла бы, во-первых, и раньше сказаться, а не через полтора столетия, к тому-же я был у ее склепа - он опечатан Орденом. Видимо те двое магов, присланных для борьбы с Упырихой, уже его осмотрели. И в-третьих, даже если предположить, что это она, то это не объясняет всего, что случилось.
  - Ну, ты сам говорил, что не сведущ в некромантии, так что может это объясняет все, что оно должно объяснять, просто ты об этом не знаешь. - возразил гном. - Подумай сам, а вдруг это она? Вместо того, чтобы гоняться за ней по всему городу, прихлопнем Упыриху прямо в ее гробу.
  - Слушай, а гном дело говорит. - Ворт поскреб макушку. - Вытащим ее из-под земли, оприходуем по быстрому и к градоправителю за наградой!
  Тролль звучно хлопнул кулаком по ладони.
  Маг несколько мгновений задумчиво смотрел на низкорослого гнома, потом отвернулся, обдумывая его предложение, и, наконец, равнодушно пожал плечами. Разницы-то особой он не видел, придут они к Упырихе или она придет к ним.
  
  И вот он снова на кладбище. Те же могилы, те же обломанные надгробия и облупившиеся склепы. И те же мрачные вороны, на мертвом дереве, молчаливо взирающие сверху на тихий погост. Арек некоторое время прищурившись разглядывал черно-серых птиц, потом хмыкнул своим мыслям и пошел дальше. Остальные тоже изучили ворон, неприязненно посматривающих сверху, и так и не поняв, что хотел сказать своим хмыканьем маг, тоже хмыкнули для порядка и двинулись след за ним. В прошлый раз он нашел Костычихин склеп легко - ноги словно бы сами привели его, а вот в этот раз как-будто леший кругами водил. Под ехидное покаркивание сверху и недовольное пыхтение за спиной он раза три прошел кладбище насквозь, пока, наконец, не пошел на хитрость, припомнив заметные ориентиры и попросив своих спутников отыскивать их по пути.
  - Это Упыриха нам глаза отводит, - не преминул заметить Виквор. - Чтоб, значит, не нашли ее.
  - Недоказуемо.
  Наконец, они отыскали, что хотели (вороны угрюмо заткнулись) и обнажив оружие (кроме мага), приготовились спуститься в темное подземелье. Печать на решетке висела как и раньше, такая же настоящая и неповрежденная.
  - Через эту дверь, очевидно, никто в последнее время не ходил, - сказал Арек, легонько подергивая за сургучный кругляшок, в который вплавились концы плетеной веревочки. - Разве что, орденские маги вечером печать снимали, а с утра пораньше, пока никто не видит, приляпывали обратно.
  - Ну, может ей и не надобно дверь открывать, чтоб через нее пройти, - буркнул Вик, и вспомнив, повысил голос. - А, помнится, ты говорил, что из старых склепов тайные ходы ведут... куда-то.
  - Слухи. - маг заинтересованно прощупывал матрицу чужого заклинания, пытаясь понять принцип действия. - Я не видел, и людей которые видели, не знаю.
  - Так будешь ты дверь отпирать или языком болтать? - не выдержал тролль. - Или мне эту лешеву висюльку самому отодрать?
  - Терпение, - мягко посоветовал Арек. - Терпение и смирение - две сестры-благодетели.
  Ворт красочно прокомментировал и сестер и благодетелей и фантазия наемника, надо отдать должное, была очень оригинальной.
  - Эта веревка и печать волшебные, и перстень, чтобы ее поставить, тоже нужен заколдованный. - Маг не обратил на слова тролля внимания. - И если, как ты предложил, отодрать, то обратно прилепить ее я не смогу. К тому же, все созданное магом носит отпечаток его сущности, то есть связано с ним, поэтому, к примеру, перестают существовать некоторые чары после смерти создавшего их мага; а если в матрицу встроено сторожевое заклинание, то тот, кто эту печать ставил, в тот же миг узнает, что она сломана. А проблемы с Орденом нам не нужны.
  - Ну, ладно, - буркнул Ворт, неубежденный, но не желающий спорить по пустякам. - Делай, как знаешь.
  И махнув рукой, отвернулся, сделав вид, что увидел нечто более интересное.
  - Хитрость в том, чтобы расшифровать плетение заклинания и определить векторы распределения силы, - Арек, забыв, что о магии остальные имеют понятие весьма посредственное, начал говорить с ними, как с магами. - А затем встроить свое. Печать состоит из двух частей, сплавленных с бечевой, перстень служит для соединения этих двух частей. И если мне удастся присоединить к управляющей матрице стандартное замковое заклинание с рунным ключом...
  Гномы и тролль переглянулись. Увлекшись, маг полез в дебри теоретической магии, рассыпаясь терминами и формулами, так что единственное, что Вик, Свиф и Ворт поняли, то, что говорит он о чем-то заумном.
  - Хм. - довольно ухмыльнулся маг, отодвинувшись на полшага. - Попробуем вот так. Не разрушить, не грубо вбить, а аккуратненько...
  Печать осветилась зеленоватым сиянием, охватившим всю ее целиком, потом, вдруг, мигнула и полыхнула зловеще-красным.
  - Ах, ты. - Арек отшатнулся, махая обожженными ладонями. - Ладно, попробуем по другому.
  Его спутники не сговариваясь отошли шагов на семь.
  Вторая попытка закончилась довольно чувствительным ударом тонкой голубой молнии, прожегшей в рукаве дыру и заставившей мага резво отпрыгнуть. Повеяло паленым. Послышалась ругань.
  - Что ж, - отдышавшись заметил маг, когда неприличные слова закончились, а желание их говорить еще нет. - Если не получается хитро, попробуем просто.
  Печать охватывала крайний прут двери-решетки и короб, соединяя их вместе, так что, открыть дверь не сломав печать или не разорвав бечевку было невозможно, но... Маг подул на указательный палец, легонько щелкнул им по пруту, отчего тот брызнул искрами и лопнул пополам, и одним движением отогнул отбитую часть. После чего печать легко снялась, освободив дверь. С замком было еще проще - никакого колдовства в нем не содержалось.
  - Прошу, - Арек распахнул дверь.
  - А раньше не мог прут перебить? - с укором в голосе спросил Вик.
  - Ну... - протянул маг, немного смутившись. - Это не интересно. А вот подобрать заклинание-отмычку к печати Ордена, это - да! Можно потом гордиться собой на всю оставшуюся жизнь. Считается, что без перстня снять печать невозможно. Хотя, по слухам, находились умельцы.
  - И чего к ним отмычки подбирать? Сорвать - и вся недолга! - убежденно заявил тролль.
  Арек покачал головой:
  - Не скажи. Это, - он подцепил кончиком пальца болтающуюся печать, - просто висюлька, чтоб любопытные не ходили. А вот видел бы ты, какими опечатана Особая Секция в Школьной Библиотеке. - Маг многозначительно воздел к небу палец. - Не разбить, не разрубить и не расплавить. Даже драконье пламя не возьмет.
  
  С каждым шагом, как они спускались под землю, становилось все тише и холодней. Только сапоги шуршали по каменным плитам. Подземелье давило на плечи какой-то темной аурой, заставляя помимо своей воли втягивать голову в плечи, настороженно прислушиваясь к царящей внизу тишине. Даже гномы, жители подземелий, предпочитающие пещеры открытому небу, чувствовали себя неуютно, хмуро посматривая из-под кустистых бровей, а с наглой морды снежного тролля сошла извечная ухмылка, сменившись каким-то грустно-тоскливым выражением. Арек шел впереди, подсвечивая пульсаром-"светлячком", гномы, зажав в руках топоры, следом, а замыкал шествие тролль с ножом: воспользоваться мечом в такой тесноте было совершенно невозможно, он и так едва не касался плечами противоположных стен, а низкий потолок заставил согнуться чуть ли не пополам. Чувствовался неприятный запах сырости и тлена.
  Наконец, ступени кончились перед невысокой дубовой, обитой проржавевшим железом, дверью. Арек толкнул ее ногой и прежде чем войти, запустил туда несколько "светлячков". Подземная ротонда озарилась ярким, чуть желтоватым, светом, разогнав тени по углам. Наемники настороженно огляделись, и первым же, что привлекло их внимание, был стоящий особняком здоровенный гранитный дольмен.
  - Ну, раз ее в такой гроб закатали, значит была тому причина, - произнес в тишине Вик.
  Ворт же, с наслаждением расправив плечи, меж тем, сноровисто пробежался по склепу, заглянув во все углы, и ничего и никого не обнаружив, вернулся к остальным.
  - Например, суеверия, - ответил гному Арек.
  - Или клыкастая барышня, - не сдавался Виквор.
  Маг пальцем провел по неровной выемке в камне, складывающейся в знакомую всем фигуру.
  - Кладбищенские воры. Тут должен был быть охранный знак. Серебряный, наверно, если не пожалели сил, чтобы его выковырнуть.
  - Вот поэтому-то она и объявилась! - воодушевленно заявил гном.
  - Чего гадать? Давайте крышку скинем, да и посмотрим. - перебил их тролль, примериваясь к саркофагу.
  Встав поудобнее, он уперся руками, поднатужился, но несмотря на всю силу снежного тролля, крышка даже не шелохнулась - судя по ее размерам понадобилось бы пятеро таких как Ворт.
  Магу же нужно было всего несколько мгновений. Отстраненно буркнув: "Наверняка этот булыжник с помощью магии клали.", он прикоснулся к холодной поверхности камня и легко сдвинул крышку вдоль саркофага.
  Наемники тут же подались вперед, желая заглянуть вовнутрь, и замерли пораженные открывшимся им зрелищем.
  - А ты еще утверждаешь, что она не Упыриха, - в наступившей тишине произнес Виквор.
  Арек с интересом наклонился к клыкастому черепу. Провел рукой, не касаясь, и по своему обыкновению хмыкнул. Занятно.
  - Утверждаю.
  - Да ты что? - в один голос возопили гномы. - Ты на нее посмотри!
  - Выглядит она действительно... необычно, - согласился маг. - Но эти кости не покидали своего места уже полтора века.
  - Необычно? - Вик коротко хохотнул, и саркастически добавил. - Какое точное определение.
  - Я слышал, - маг склонился еще ниже, чтобы получше рассмотреть ее клыки, - что некоторые некроманты специально накладывают на себя особые заклинания, чтобы получить силу или возможности нежити. Например, способность оборотня превращаться в волка или кота. А есть еще такие - орктолаки, - Арек сделал маленькое отступление, чтобы похвастаться своими знаниями. - Это которые в медведей превращаются. Но их уже лет четыреста только по книжкам изучают.
  - Каких только дураков земля не рождает. - пробормотал Свиф. - Чтоб добровольно - в нежить?..
  - Иногда приходится идти на некоторые жертвы, особенно если они окупаются с лихвой. Многие маги согласились бы на нечто подобное.
  - Все равно - это не нормально. - убежденно заявил гном. - Ну, ты б согласился?
  - Может быть... - Он пожал плечами. - Смотря что, в обмен на что.
  - Ладно, Упыриха, не Упыриха... Дать ей топором по башке, в целях профилактики, и всего делов. - предложил тролль, прекратив тем самым пустую болтовню и подтолкнув их к действию.
  - Осквернители могил, - с укором произнес Арек.
  - Ты-то тоже с нами, - напомнил Свиф.
  - Но изначально я был против.
  - Зато мы были за. - С этими словами Виквор выхватил из-за пояса один из своих топоров и со всей силы рубанул скелет по шее.
  Лезвие легко разрубило кость и с оглушительным звоном отскочило от камня. Наемники даже отшатнулись - этот звон скорее напомнил раскат грома посреди ясного неба, не предвещающий ничего хорошего. Гном испуганно втянул голову в плечи, но тут же, устыдившись своей мгновенной слабости, расправил плечи, пытаясь скрыть смущение за напускной бравадой. Маг тоже выглядел пораженным - звук ударившегося о камень топора вышел настолько потусторонним, что Арек даже проверил склеп на отсутствие магических возмущений.
  Ничего.
  Но словно тьма сгустилась вокруг, стало вдруг холодно и очень неуютно. Они нерешительно топтались на месте, молча поглядывая друг на друга, пока Арек, наконец, не произнес: "Хватит.", и решительным взмахом руки не задвинул крышку саркофага на место. Можно было, конечно, сделать это тем же способом, каким он отодвинул ее, но маг предпочел потратить немного больше колдовских сил, чем снова прикасаться к Костычихиному гробу; лишь бы поскорей выбраться из этого места на свежий воздух.
  
  
***
  
  - И как это понимать? - вопросил боевой маг пустоту.
  Не дождавшись ответа, он брезгливо перешагнул через засохшую лужу мантикоровой крови, чтобы осмотреть обнаруженное час назад побоище. От перемещения точки наблюдения картина краше не стала.
  Окружившая парк стража, поначалу с опасением, а потом и со скукой, взирающая на двух порубленных мантикор, нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, жарилась на солнышке в тяжелых доспехах поверх форменной одежки под, и втихаря костерила и солнце, рассветившееся в последние дни, и нежить, коей, погани такой, в своей преисподней не сидится, и дурака-грибника, в самую рань, когда еще петухи глаза не продрали, ворвавшегося в караулку, и переполошившего дежурный отряд, мирно почивающий на жестких казенных лавках, и десятника, приказавшего все-таки проверить донесение гражданина, и, конечно же, магов от которых вообще все проблемы. Жестокое похмелье, сушняк во рту и премерзкое смердение дохлой нежити довершало утро нового прекрасного дня. Грибник прибежал перед на рассвете, взбудораженный увиденным и запыхавшийся от трехверстовой пробежки, господа маги изволили прибыть часа через четыре, и вот уже почти полдень, а долгожданная корчма "Дикий Кот" осенит своей тенью и прохладой уставшего труженика еще не скоро. Было от чего впасть в уныние и скверный душевный настрой.
  - Этот самый колдун, которого пригласил градоправитель, постарался на славу, - произнес теоретик. - Прикончить двух мантикор, всего через несколько дней после ранения...
  - В одиночку?
  - Нет, - он покачал головой. - Я почувствовал присутствие еще каких-то сущностей, но точнее сказать не могу. Магические следы слишком затерты и расплывчаты.
  - Зато простые следы слишком явны и очевидны, - с ехидцей заметил случайно оказавшийся рядом десятник. - Гномы это. Двое.
  Об мага поморщились и едва удостоили его взглядом.
  - А как объяснить это? - Мьянек кивнул в сторону обвалившихся колонн, словно бы срезанных гигантским ножом. - Заклинание Воздушного Меча?
  - Похоже на то. - согласился Рой. - И судя по расстоянию, владеет он этим заклинанием в совершенстве. Редко кто может послать импульс шагов на пятнадцать, а тут, - он прикинул расстояние от того места, где предположительно стоял колдун, до рассеченной колонны, - шагов тридцать пять будет.
  - Специалист по воздуху?
  Снова риторический вопрос. Оба мага хорошо представляли себе, что тут произошло. Разговор был нужен для того, чтобы привести в порядок мысли, и хорошенько обдумать сложившееся.
  - Очевидно.
  - Господа маги, господа маги. - К ним легкой трусцой (для "сломя голову" слишком жарко и много оружия, да и быть на побегушках у мага не слишком почетно), приближался молодой паренек - рядовой стражник.
  Несмотря на не слишком быстрое передвижение, он успел запыхаться и несколько минут потратил на то, чтобы восстановить дыхание. Маги терпеливо ждали, пока тот переведет дух и сообщит им нечто несомненно важное, ради чего стоило перейти с ленивого шага, на медленный бег.
  - Господа маги, - стражник стянул шлем, вытер вспотевшее лицо рукавом, заодно пригладив волосы, - там на горе, у Ведьминого Круга, еще одна такая же зверюга валяется. Пополам разрубленная, причем вдоль, а не поперек.
  Магистры быстро переглянулись. Ведьмин Круг. Ой, как часто, в результате действий глупых, но мнящих себя великими, недоучек, и безумных некромантов, из потусторонних миров в этот вылезало нечто непотребное, заставляющее магов Ордена в спешке наводить порядок. И три мантикоры, стая вурдалаков или армия живых мертвецов, были еще не самым страшным, что мог встретить радостно подпрыгивающий экспериментатор.
  Впрочем, этих тварей создали искусственно, в чем два опытных мага не сомневались, слишком явные были различия между этими кошками и настоящими мантикорами. Это же подтверждали и управляющие амулеты. Прикончивший нежить колдун, выковырнул один и, изучив, несомненно сделал для себя некие выводы.
  - И как ведет себя Круг, - спросил Рой.
  - Да никак, - пожал плечами стражник. - Камни в траве. Как был, так и есть.
  Маги переглянулись.
  - Пойдем, посмотрим. Кстати, опыт мне подсказывает, что пульсар, спаливший морду одной из этих кошек, был создан Огнем, а не Воздухом.
  - А какой маг в миг опасности швыряется огненной магией, а потом использует заклинание магии Воздуха, раза в два мощнее обычного? - спросил Мьянек.
  И уже вместе они в один голос, ответили на этот вопрос:
  - Двустихийный.
  - А этот наемник удивляет меня все больше, - добавил практик. - Ты так и не вспомнил, откуда тебе знакомо его имя?
  - Нет, - после недолгого раздумья ответил магистр теоретической магии. - Где-то слышал, но где - не помню.
  Каждый маг может повелевать четырьмя стихиями, Огня, Воздуха, Воды и Земли, но лишь одна из них находит отклик в душе, становясь ее частью, чертой характера и второй натурой мага. Двустихийники, то есть способные в равной мере управлять обеими стихиями, а тем паче трехстихийники, довольно редко встречаются среди наделенных магическим Даром (трехстихийных на всю Волганию - человек пять), поэтому интерес магистров можно было понять. Стихии стараются вступить в противоречие друг с другом и с этим практически ничего поделать нельзя. Поэтому, обучаясь, маги выбирают лишь одну стихию, ту которая лучше подчиняется, к которой лежит душа, совершенствуясь во владении ей, хотя при этом могут творить заклинания других стихий, правда с меньшим эффектом. Швыряться огнем может и Травник, владеющий "землей", но использовать в быстрой схватке, когда требуется быстрая реакция, удобнее свою стихию.
  Последний всестихийный маг, то есть в совершенстве владеющий магией Воды, Воздуха, Огня и Земли, пропал без вести сто пятьдесят лет назад.
  К практику подошел десятник, коротко переговорил и ушел.
  - Похоже они все-таки отыскали этого колдуна. - сказал он Рою.
  - Быстро. - Сарказм теоретика не заметил бы только глухой.
  
  
* * *
  
  - Сварек Вольгин?
  Негромкий ровный голос уверенного в себе человека оторвал Арека от созерцания чудес природы (бледных, довольно, чудес) в виде сияющего солнышка и ругающихся баб. Из доносившихся обрывков разговора можно было понять, что одна пришла покупать яйца у другой, а та, соответственно, продавать. Но в процессе что-то не заладилось и теперь обе бабы оглашали улицу воплями на волганском, тролльем и гномьем, успев собрать вокруг себя небольшую толпу, громко обсуждающую сие действо, лузгавшую семечки и подбадривающую скандалисток одобрительными возгласами, в общем, наслаждающуюся представлением.
  Маг обернулся. Перед ним стояли два высоких худых субъекта, в которых только слепой не признал бы таких же, как и Арек, магов. Только Арек был магом неофициальным, не получившим диплома, а эти двое, с первого взгляда было видно, состояли в Ордене. Он сразу вспомнил о тех двух магистрах, о которых говорил градоправитель. Что ж, вот и встретились. Конечно, все, что они могли ему сделать - это обвинить в незаконном применении магии, при этом доказывать что-либо пришлось бы очень долго. Разница между наймом в качестве мага-наемника и колдовством для уничтожения опасной нежити (деянии противозаконном), и найме война-наемника и магией для самозащиты (это разрешено даже для немагов), весьма расплывчата и местами спорна, но, если вдуматься, складывающаяся в пользу Арека, который и не нанимался вообще, а просто приехал в родные места, вышел погулять, а там на него некое мракобесие накинулось. А он просто защищался, и даже стражников спас. И вообще, "пусть сначала поймают" и "пусть сначала докажут"; не им придумано, а одним полуорком-разбойником, но очень верно сказано. И Орденские маги прекрасно это понимали, придя к нему просто поговорить, а не с толпящейся позади и предназначенной в случае чего прикрыть их своей грудью от боевой магии (основное назначение такой подмоги) стражей. Но мгновение этой встречи он бы, будь его воля, оттянул бы как можно дальше, скрываясь от них, и может быть даже бесславно сбегая. Это точно был не страх, не ненависть и не презрение, скорее топчущее душу грязными сапогами напоминание, что он, обладающий теми же силами и теми же знаниями, такой же, как и они, но изгой для магического общества. И изгой для необладающих магией простых людей. Впрочем, Арек и сам толком не разобрался в своих чувствах, предпочитая лишний раз даже не вспоминать об этом.
  Как бы то ни было, на двух магов он воззрился холодным тяжелым взглядом, с мрачным выражением лица. Молчание затянулось. Орденские маги поняли, что радостно (ни как либо еще) приветствовать их тут никто не собирается и, смущенно кашлянув, перешли к делу.
  - Нам доподлинно известно, что несколько дней назад вы схватились с нежитью, именуемой тут Упырихой, на улице Трех Кошек, и сумели как-то ее победить. - начал Мьянек. - И нам очень интересно узнать, что это была за нежить, к какому классу принадлежащая и как вам удалось ее победить.
  - Я знаю не больше вашего, - ответил Арек. - Вы, образованные, должны лучше меня разбираться в классификациях.
  - Да, но мы не видели ее лично, - терпеливо возразил практик.
  Может, если рассказать им все, они быстрее отстанут? Вряд ли.
  - Мы можем действительно помочь вам. - произнес Рой Красногорский
  - Поделить гонорар? - Маг вопросительно поднял бровь. - У меня уже есть трое напарников.
  Орденские все поняли.
  - Напомню, что согласно Королевскому Указу о Магии и законам Ордена Магов, вы обязаны помогать нам.
  Арек презрительно скривился, показывая, что он думает об Ордене и его законах.
  - Не докажете.
  - Думаешь? - Мьянек нехорошо прищурился.
  - Уверен.
  - Погодите, - Рой примиряюще поднял руки. - Давайте не будем горячиться. Мы ничего не собираемся доказывать, - обратился он к наемнику, - нас лишь интересует эта тварь и безопасность мирных жителей. Давайте, вы просто ответите на наши вопросы и разойдемся миром. Обвинять вас в чем-то - не наша работа. Так ведь, Мьянек?
  Практик нехотя кивнул и отвернулся, предпочтя разглядывать обшарпанную стену ближайшего дома.
  - Я понятия не имею, что это за тварь. Знаю лишь, что она не живая, не призрак и материальной ее можно назвать только с некоторой натяжкой; что у нее есть разум и общается она телепатически, и одновременно звуковой речью; и что от моего заговоренного меча лопнула, как простой фантом. Возможно она обладает магической силой.
  - И, что же, никаких идей, чем она могла бы быть? - спросил Рой.
  - Я не маг-теоретик, я наемник. - Арек выразительно посмотрел на них. Повернулся, намекая на то, что разговор окончен, но новый вопрос магистра теоретической магии остановил его.
  - А те три мантикоры из придворцового парка?
  - Не знаю как они связаны с Упырихой. - буркнул маг через плечо. - Они напали на нас, мы убили их.
  - Не очень-то он нам обрадовался, - прокомментировал Мьянек эту встречу, когда Арек скрылся в корчме. - Готов поспорить, что он знает больше, чем рассказал.
  - Мы не можем ему ничего сделать. Он всего лишь наемник - охотник за нежитью, - пожав плечами ответил Рой. - Да еще приглашенный градоправителем. Запрещенный обрядов не проводил, людей и прочих рас не убивал, боевой магии никого не учил. А то, что колданул чуток, так Упыриха сама первая напала.
  - Да. - Практик задумчиво потер нос. - Просто не люблю, когда со мной так разговаривают.
  - Я вспомнил откуда мне знакомо его имя.
  - Да?
  - Помнишь случай, лет семь тому назад, с Ведьминым Кругом возле Белозерской Школы?
  - Нет, - подумав ответил Мьянек.
  - Неважно, - теоретик махнул рукой. - Широкой огласке это дело не получило, благодаря Совету. Один адепт решил провести запрещенный обряд в тамошнем Круге и в результате кто-то погиб. И фамилия его была Вольгин.
  - Он в розыске? - быстро спросил Белодрив.
  - Нет, - Красногорский покачал головой. - Его исключили из Школы и запретили появляться в столице. Подробности засекретили. Подозреваю, что Школа тоже оказалась каким-то образом замешана, иначе бы вокруг этого инцидента небыло столько тайн, а его отправили бы в рудники медь добывать. Подробностей не знаю, я тогда еще не работал преподавателем, но как-то пытался спросить из любопытства, и мне сверху ясно намекнули - не лезь.
  - Ладно, тут мы помощи не дождемся. Пойдем, подумаем, что дальше делать.
  
  
* * *
  
  - А?
  Вопрос гнома вырвал его из нахлынувших воспоминаний - родина все-таки. Маг повернулся к Свифу, не расслышав, что тот сказал.
  - Я говорю, ходит там кто-то, - повторил он.
  С холма, на котором они стояли, вполне прилично просматривалось главное здание и часть дворцового парка. По одной из дорожек прогуливались две маленькие фигурки, почти незаметные с такого расстояния.
  - Влюбленная парочка, - сообщил остроглазый тролль, цинично при этом скривившись. Понятия любовь у этой расы не существовало. Кто сильнее - за тем бабы и ходят. Не хотят ходить - за шкирку и в пещеру. Все просто.
  - Хм. - Арек взглянул на ощутимо припекающее солнышко, прищурился теплому порывистому ветру, и мгновенно придумал как их оттуда спровадить.
  Пальцы, большие и указательные, соединились в треугольник, в который маг поймал парочку и не отводя от них пристального взгляда, стал нашептывать заклинание.
  - Ого, - тихо протянул Вик, наблюдая за тем, как парень с девушкой наперегонки припустили прочь из дворца. - Чем это ты их?
  - Внушил, что в такой погожий денек неплохо было бы искупаться в речке, что за тем леском.
  - Надо же. - Вик уважительно, но с некоторой опаской воззрился на него. - И что же, что захочешь можешь любому человеку внушить?
  - Или гному? - тут же воскликнул Свиф.
  - А троллю? - с интересом подался вперед Ворт.
  - Не моя специальность, - честно ответил маг. - Сейчас жарковато, поэтому мысль искупаться совершенно естественна. А вот зимой этот трюк бы не прошел.
  - А какова твоя специальность? - спросил тролль.
  - Маг-практик. В смысле: воинствую помаленьку.
  - И каково это быть магом? - Виквор присел на траву. Торопиться было некуда. В полдень сила некромантов минимальна, а нежить попряталась по норам, пережидая день, и шансов засечь Упыриху при помощи магии меньше. Убить, правда, больше, но сначала ведь и отыскать надо.
  - Обыкновенно. - Арек сел рядом. Ему нередко задавали этот вопрос и ответ всегда был примерно одинаков, по большей части правдивый, и еще больше недосказанный. - Маги тоже люди...
  Другое дело, что далеко не все из простых обывателей считали также. Магов не любили и боялись, из-за их огромной и непонятной людям силы. А от страха травили, преследовали, несмотря на королевские указы, уравнивающие магов и немагов в правах, а иногда и сжигали на костре, подстрекаемые не в меру ретивыми храмовниками. Поэтому-то и жили маги обычно в отдалении от прочего люда, общаясь по необходимости, продавая свое ремесло желающим, творя добро или зло и исчезая прежде, чем науськанная фанатичными священниками крестьянская толпа с вилами, кольями и топорами, не попытается утащить нерасторопного колдуна на заранее заготовленный костер. Знавал Арек одну такую дремучую деревеньку, жители которой регулярно предавали очищающему огню, забредающих туда странствующих магов, обвиняя тех в служении Злу, ереси и всех смертных грехах. Причем, специально заманивая работников "бесовского промысла", усыпляя подсыпанным в еду снотворным (или приложенным к затылку поленом) и быстренько устраивая себе бесплатное развлечение. Потом там случайно оказался молодой маг Сварек Вольгин, после чего храм покосился, крыша обуглилась, у священника выросли рога, хвост и свиное рыло, а всех без исключения жителей деревни пробрало жесточайшее желудочное расстройство - первое заклинание, которое пришло на ум разгневанному магу, после Огненного Шторма, Ледяного Града (градины те - от кулака до бычьей головы) и Цепной Молнии, которые строжайше запрещено Законом о Магии и Магическим Кодексом использовать вблизи человеческого жилья или против людей. Арек потом часто вспоминал этот случай, мстительно похихикивая про себя. Заклинание, наградившее крестьян поносом, было довольно коварно, затаиваясь на несколько дней, а потом неожиданно проявляя себя за несколько мгновений в самый неподходящий момент. Причем учитывая уровень наславшего такую хитрую порчу мага, и то, как он был зол на неудавшихся "охотников за ведьмами", снять заклинание могли, разве что, магистры выше третьей степени.
  Интересно, что с этими людьми сейчас? И каким словом они поминают этого колдуна?
  Одиночество - вот, что ждет магов-наемников. Одиночество.
  - Маги тоже люди, - повторил он, но уже с другой интонацией. С горечью, с задумчивостью. - Со своими страстями, убеждениями... Любят и ненавидят. Живут и умирают.
  - По твоему голосу не скажешь, что ты очень счастлив быть магом, - заметил гном.
  Арек пожал плечами, постаравшись, чтобы это вышло как можно равнодушнее.
  - Люди не очень-то жалуют магов. Все непонятное и необычное часто вызывают у людей страх. А страх порождает ненависть. Сколько раз мне приходилось спасаться бегством от воинственно настроенной толпы... - Маг вздохнул.
  - Мы, гномы, нормально относимся к магам, - воскликнул Вик. Свиф поддержал друга, с жаром закивав в подтверждение его слов.
  - А нам, троллям, все равно, маг ты или не маг. - Ворт гулко стукнул себя кулаком в широкую грудь. - Ну, ты понял, что я имел ввиду, - добавил он.
  Арек невесело улыбнулся.
  - Я знаю. Но я человек и хотел бы получить признание среди людей.
  - А ты сильный колдун? - бесцеремонно ляпнул тролль.
  - Да нет... Есть сильнее, есть слабее. Средний.
  - И бегаешь от толпы?
  - Ну, это в прошлом. - заверил его маг. - Сейчас, в девяти случаях из десяти, толпа побежит от меня.
  - А что же последний случай? - живо заинтересовался Ворт.
  - От случайностей не застрахован никто. - Маг развел руками. - Слышал, как умер Митр Чернолис?
  - Это тот некромант, которого в трех королевствах пятнадцать лет искали? - уточнил тролль. - За вознаграждение в тысячу гривен?
  Как и любой наемник, он был прекрасно осведомлен обо всем, что могло принести деньги.
  - Он самый, - кивнул Арек. - За незаконную магию, массовые убийства и прочие, менее тяжкие преступления, вроде дворцового переворота. Так вот, однажды зимой вышел этот достойный человек из дома в уборную, сел, а доски возьми и подломись. Так и утоп там этот чернокнижник, гроза Волгании, Лесного королевства и Красногории.
  Наемники захохотали, распугав чирикавших неподалеку воробьев и возмутив до глубины души чинно рассевшихся на ветвях ворон, которые тут же обругали возмутителей спокойствия.
  - А может, помог кто этим доскам обломиться? - спросил Ворт все еще вздрагивая от смеха.
  - Нет. Опытный маг почувствовал бы, что там кто-то был и что-то делал. Это вам на будущее, - Арек многозначительно взглянул на наемников, основное внимание уделив троллю. - Тут действительно была случайность. Видно, достал он кого-то из богов своими похождениями. Так что, от случайностей никто не застрахован. Выйду я во чисто поле воевать, а там змеюка из травы как грызянеть... - Он покачал головой. - Вот так.
  - И долго нужно учиться, чтобы стать магом? - Пользуясь разговорчивым настроением мага, Вик возобновил расспросы.
  - Десять лет. В Кологривской еще четыре. Там специальное военное училище для боевых магов. Потом еще четыре степени магистратуры и звание Архимага. Но направлений в магии много: факультеты Теоретической и Практической Магии стихий, Травоведения и Зельеделия, Некромантии, Ясновидения... Так что, даже архимагам есть к чему стремиться. А если прыгнуть выше головы и стать архимагом во всех отраслях, то получишь звание Архимага Высшего Посвящения. Но насколько я знаю, за последние пять веков никто не достиг таких вершин. По-моему, и небыло ни одного. Так что, звание это чисто номинальное - у главы Совета Ордена. Последними чародеями, про которых можно было сказать "великий", были всестихийный маг Вольга Серый, травник Темный эльф Талий, теоретик Редерик Паук и некромантка княгиня Костычевская. Знаменитая, в своих кругах, четверка. Измельчали нынче маги, измельчали.
  - А ты, стал быть, самоучка?
  - Да. - Арек нахмурился. - Выгнали с пятого курса.
  - Интересно, что ты такого натворил? - ухмыльнулся тролль.
  - Да так... - Маг не хотел говорить об этом. И не хотел вспоминать. - Ошибся в одном заклинании и последствия были... неожиданными. - Он не договорил, а только вздохнул. - М-да.
  - Почему же ты решил стать магом? - немного удивленно спросил Свиф. - Если быть им не доставляет тебе никакой радости.
  - У меня талант, - тихо ответил маг, грустно улыбнувшись. - Дед мой был знахарем, родителей я почти не помню, но и у них был Дар. А прадед, к сожалению я не знаю его имени, - у нас в семье почему-то небыло принято говорить о нем, - был очень могущественным чародеем.
  - А не пора ли нам заняться делом? - предложил Вик.
  Арек глянул на солнце и, чуть помедлив, кивнул:
  - Можно.
  
  

Глава 6

  
  Некогда королевский дворец был красив (по крайней мере так полагалось думать далекому от высокой культуры простому народу), теперь же к нему больше подходило определение - развалины. Цветная штукатурка облупилась, обнажив старинную каменную кладку и более новый кирпич. Часть построек обрушилась, живописными грудами рассыпавшись в бурьяне. Некогда, в давнишние и незапамятные времена дворец этот был обыкновенным замком, окруженным глубоким рвом, высокой стеной и укрепленным по всем военным правилам. Тогдашних королей это вполне устраивало, потому как они предпочитали больше воевать и закатывать грандиозные пиры в честь очередной победы над ненавистным князьком-соседом (чаще единокровным братом или племянником), чем устраивать балы и наслаждаться музыкой и театром. Потом замок перестроили, добавив башенок, шпилей и прочих архитектурных излишеств, разбили парки и сломали стену, заменив ее живой изгородью, благо крепостью он уже был не единственной, а вражеским армиям слишком далеко было топать от расширившихся границ.
  После переноса столицы из Волхова в Белозеро, в дворце на какое-то время обосновался градоправитель, но он оказался слишком огромным для небольшого штата чиновников и их слуг, и излишне накладным в содержании, потом настал черед гвардейцев, которые прожили здесь не намного дольше, затем еще кого-то, но в небольшом пустеющем городе не оказалось никого, кому бы было нужно столь большое здание.
  - Гномья работа, - Свиф постучал костяшками пальцев по старинной кладке. - На века делано. А вот кирпичные пристройки уже человеческими руками возводились.
  - Да, - Арек припомнил историю Волхова. - После того, как был подписан мир с лесными троллями и те обязались защищать северные рубежи, король смог позволить себе перестроить замок по своему желанию. Тем более, что уже тогда наметился перенос столицы. Этот дворец хотели сделать чем-то вроде загородной резиденции, но... - Он обвел старое здание рукой. - Как видите.
  - Так, что мы ищем? - спросил Ворт, вдохновенно, с величественным видом былинного витязя, попирая ногой здоровенный обломок кирпичной кладки и бдительно изучая местность.
  - Подвалы. Под дворцом сеть туннелей и тайных ходов, они связаны с городскими катакомбами и канализацией. - Маг помолчал немного и добавил. - Есть такое придание, что где-то под землей спрятаны сокровища.
  - Это правда? - заинтересовался тролль.
  - Не знаю, не искал. По крайней мере, я не слышал, чтобы кто-нибудь что-нибудь нашел, но вот что действительно правда, так это то, что некоторых искателей этих, потом не находили.
  - Так может, потому и не находили, что эти кладоискатели умотали вместе с сокровищами в лучшие края? - хохотнул Ворт, подходя к магу.
  - Или их косточки дотлевают где-нибудь в глухих закутках этого лабиринта.
  - А ты хоть знаешь дорогу? - спросил Вик.
  - Нет, - честно ответил маг. - Но думаю с двумя гномами, привычными к запутанным подземным туннелям, мы не потеряемся.
  Гномы приосанились.
  - Это да, - заверил его Свиф. - Мы, гномы, если в какой пещере побывали, то, считай, на всю жизнь запомнили. Это у нас в крови.
  На парадных дверях, некогда богато украшенных резьбой и чеканкой, висел огромный ржавый, и по виду не открывавшийся с тех самых пор, как его повесили, замок. Однако ломать его небыло никакой нужды, буквально в десяти шагах в стене зиял пролом, непонятно кем и зачем пробитый, к которому вела протоптанная в бурьяне тропинка. Жили тут бродяги (точнее, даже не бродяги, а некая замкнутая община нищих и бездомных), пируя в тронном зале, почивая в королевской спальне и любуясь старинными гномьими барельефами и эльфийской росписью в нужнике. Хотя, впрочем, судя по запаху, нужник тут был везде, где было удобно. Изредка их гоняла стража, потому как государева собственность и все такое, но не слишком усердно и бездомные все равно возвращались в обжитое местечко.
  - Кстати, Сварек, - окликнул его Вик. - По-моему, те статуи грифонов, что возле градоправительского дома у ворот стоят, раньше тут стояли. Постаменты один в один подходят.
  - И не только грифоны, - заверил его маг.
  
  Перед тем как войти внутрь, Арек остановился, довольно долго простояв перед дворцом, прищурившись глядя на обшарпанные стены, потом уставившись в землю, что-то обдумывая. Что-то неприятное, хмурясь собственным мыслям, видимо находя все новые причины, чтобы сделать то, что задумал, и причины чтобы не делать... Но, затем, взвесив все "за" и "против", он решился и с явной неохотой, как будто принятое решение очень не нравилось ему самому, повернулся к гномам, спросил:
  - Та стрела с серебряным наконечником у вас с собой?
  - Конечно.
  Свиф покопался в сумке, достал ее и показал Ареку. Маг еще какое-то время задумчиво подержал ее в руках, разглядывая со всех сторон, сомневаясь, стоит ли делать то, что он задумал и, наконец, тяжело вздохнув, отдал стрелу обратно гному.
  - Лучше я дам другую... - пробормотал он раскрывая свою сумку.
  На свет божий появилась маленькая деревянная коробочка, лакированная и покрытая золоченеой резьбой. В таких обычно хранят драгоценности, когда дом охраняется настолько хорошо, что можно не запирать их за семью замками окованых железом сундуков, в сырых подвальных подземельях. Только эта дорогая шкатулка, могущая украсить собой опочивальню придворной дамы, была обвязана совсем уж дрянной простолюдинской бечевкой, да еще и связанной из нескольких коротких кусочков. Замок или не запирался вовсе, или же у мага просто небыло к ней ключа. Зато когда он открыл ее, даже самому далекому от волшебства человеку стало бы ясно, что содержимое шкатулки лучше всего хранить именно в железных сундуках глубоко под землей. Причем, чем глубже, тем лучше.
  Внутри оказалась арбалетная стрела. Заурядная на вид вещь, пристегнутая маленьким кожаным ремешком к не слишком умело выструганной дощечке с углублением. Еще две прорези намекали на то, что изначально стрел было три, только остальные маг уже успел где-то потратить. Чуть больше пяди длиной, без хвостового оперения, но с устрашающим внешне наконечником. Стрела была целиком выкована из металла - винтом закрученных полос серебра и чего-то, цветом напоминающего обсидиан; гномы даже засомневались, метал ли это. Только наконечник был насажен из простого железа. По обеим полосам шла мелкая рунная вязь, складывающаяся в причудливый узор неизвестных, а вернее, уже давным давно всеми забытых письмен.
  Вот только веяло от этой стрелы такой пробирающей до костей холодной жутью, что сводило скулы и хотелось развернуться и бежать подальше. Даже просто смотреть было невозможно, взгляд соскальзывал, а глаза сами собой закрывались, как если бы они смотрели на яркое дневное небо. Но стрела была наоборот, не яркой, а словно бы поглощающей свет вокруг себя. Несмотря на солнечный день, все вокруг неожиданно сделалось каким-то темным, будто солнце зашло за тучку, на душе стало тоскливо и тягостно, дохнуло холодным ветром. Невольно наемники сделали шаг назад, через силу заставляя себя не отбежать бесславно подальше. Сложно было представить, что такая маленькая вещь может внушать такой страх.
  Но наваждение сгинуло, не успев отпечататься в памяти, едва Арек заговорил.
  - Вот, держите. - Он протянул Свифу стрелу. - Хотя, нет. Лучше я.
  Маг легко взвел тетиву, зарядил арбалет и отдал гному, на лице которого отчетливо читалась борьба между желанием отбросить арбалет подальше и опасением, что его сочтут трусом. Виквор и Ворт отодвинулись от него на шаг.
  - Следите за ней, - посоветовал Арек. - Если вдруг стрела раскалится до красна, задымится или почернеет, в общем поведет себя не так, как должна вести себя арбалетная стрела, то немедленно бросайте ее и бегите прочь со всех ног.
  Выражение лиц его спутников красноречиво говорило о том, что они немедленно и с большой радостью зашвырнули бы эту мерзопакость в бурьян и на расстояние выстрела не приближались бы к тому месту.
  - А что будет если не успеем? - хрипло спросил Свиф, не отводя от стрелы настороженного взгляда, словно ожидая, что она прямо сейчас превратит их всех в мракобесов.
  Арек подумал и увильнул от ответа:
  - Лучше вам этого не знать.
  Гном судорожно сглотнул.
  - Некромагия?
  Маг кивнул:
  - Она самая.
  - Ты же говорил, что не владеешь некромантией.
  Он кивнул еще раз.
  - Не моя специальность. Но несколько не очень сложных заклинаний знаю. Не волнуйтесь, - успокаивающе произнес он, после чего они окончательно уверились, что дело плохо. - Это на самый-самый крайний случай. Непредвиденные ситуации тоже иногда встречаются и надо быть готовыми ко всему. Пойдемте.
  Свиф еще раз опасливо покосился на оружие, но оно вело себя так, как и полагается вести себя обычной железяке, не торопясь испепелять их или превращать в живых мертвецов.
  - Эх, - наконец выдохнул он, решительно и обреченно, - где наша не пропадала.
  И закинул арбалет за спину.
  - Вы там следите за этой пакостью, как Сварек сказал, - предупредил он Ворта и Вика. - Я-то не вижу, что у меня там творится.
  - Ладно, - успокоил его второй гном. - Присмотрим.
  
  
* * *
  
  Следы пребывания бродяг виднелись повсюду, приходилось смотреть под ноги, чтобы в них не вляпаться или не споткнуться. Тряпки, лежанки, какие-то отбросы, разломанная мебель которой топили камин. Маг поднял один из стульев с оторванной ножкой. Некогда за парочку таких можно было купить лошадь, сейчас же он годился только на растопку. Но вот самих бродяг не наблюдалось, в чем Арек быстренько убедился пустив по комнатам поисковый импульс.
  - Как думаете, обитатель здешних мест не слишком возмутятся нашим вторжением? - подал голос Свиф, осматривающий одну из смежных комнатенок.
  - Если ты о нищих и бездомных, то здесь нет ни одного человека, - ответил маг. - Даже странно. Может, заметили нас и по-быстрому сбежали?
  - Нет. - Тролль, присев, поворошил кончиком ножа тряпки, пригляделся к вытоптанному полу. - Здесь нет следов моложе трех недель. Может, конечно, по этому коридору никто и не ходит, но сдается мне это здание уже давно никто не посещает.
  - Три недели. - Вик многозначительно взглянул на остальных.
  Арек какое-то время молча стоял, напряженно, с закрытыми глазами, словно бы прислушиваясь к чему-то. Затем тряхнул головой.
  - Нет, ничего не чувствую.
  Он взмахнул рукой, приглашая остальных следовать за собой.
  Внутри дворца было довольно прохладно и сыро, как это обычно бывает в каменных замках, и темно - большинство окон было забито досками, между которыми тонкими лучами струился солнечный свет, рассекая полумрак на части. Кое-где доски уже успели оторвать, но все равно магу пришлось подсветить себе пульсаром. С недавних пор не слишком жалующие магию гномы неприязненно покосились на золотистый ярко светящийся шарик величиной с яблоко, но ничего не сказали. Лишь тролль досадливо отмахнулся, когда шарик подлетел чересчур близко к его голове. Пульсар легко ускользнул от ладони, отлетев чуть повыше, и повинуясь мысленному приказу, резво устремился вперед, зависнув в нескольких шагах перед четверкой.
  Ареку уже приходилось бывать здесь, вместе с местными пацанами он лазил по развалинам, разыскивая царские заначки и просто меряясь храбростью друг с другом. Здесь же он принял решение стать магом, самым могущественным и сильным из ныне живущих. Поэтому и шел он не торопясь, заглядывая во многие комнаты и залы, останавливаясь на пороге и едва заметно улыбаясь нахлынувшим воспоминаниям. Остальные, думая, что он каким-то своим колдовским способом обследует замок, сначала послушно следовали за ним, но затем, видя, что дело не слишком-то и движется, разбрелись по коридорам, держа наготове мечи и секиры. Арек, оставшись один, медленно брел по длинному коридору, с высоким полукруглым потолком, украшенным лепниной и мозаикой. Вдоль коридора архитектор поставил множество мраморных колонн, создав двойную колоннаду. С правой стороны они образовывали небольшие закутки, в которых (ранее - в каждом, ныне - от силы в пяти-шести) стояли рыцарские доспехи, а с левой, между колоннами открывались высокие, почти до самого потолка, окна, сейчас забитые досками, как и все остальные. Маг остановился возле одного такого "рыцаря", заинтересовавшись старинными, выкованными еще несколько столетий назад, доспехами. Нынче, богатые коллекционеры и бравые рыцари, бредящие подвигами, отвалили бы немалые деньги за обладание подобными раритетами. Если б, конечно, знали где искать. Похоже, эти не разворовали только потому, что не знали им настоящей цены. Арек прикинул на глаз количество ниш вдоль коридора в которых виднелись доспехи, в уме - стоимость одного такого полного комплекта, и одобрительно хмыкнул получившейся сумме. В голове зашевелилась предательская мыслишка, не проболтаться остальным и придумать, как бы уволочь их домой, в небольшой городок Раменское, а затем и продать подороже. Хоть настоящие они? Или так... для виду декорации. А то выглядят как-то... Маг снова, уже повнимательней, взглянул на "рыцаря". Он стоял на квадратном постаменте высотой в пядь, но и без этого возвышения было видно, что доспехи рассчитаны на человека саженного роста - Арек макушкой едва доставал до нагрудника. А обнаженный меч, на оголовье которого сложенными друг на друга ладонями опирался "рыцарь" и вовсе был неимоверного размера. Едва ли не с самого мага. И как им рубиться в пешем строю? Впрочем, рыцари - войны конные, а в конной сшибке удобнее доставать до противника именно длинным мечом. Металл был какого-то странного серого цвета, отчего казалось, что это каменная статуя, но проведя рукой по нагруднику маг обнаружил, только вековой слой пыли, окрасивший в этот цвет. Чтобы дотянуться до шлема пришлось сначала ступить на постамент, а потом еще и привстать на цыпочки. Арек и сам не знал, кого он надеется там обнаружить, но не особенно расстроился, когда подняв чуть слышно скрипнувшее шарниром забрало, увидел лишь деревянную палку - часть каркаса, на котором держались доспехи. После этого маг утратил к "рыцарю" всяческий интерес. Отступив на шаг, он еще раз окинул взглядом древние латы и повернулся.
  - "Вот мы и снова встретились", - с противным привкусом помойки толкнулось в мозг.
  - Я ждал, - без тени страха ответил Арек. - А где же тот, кто создал тебя?
  - "Дурак". - Шелестящий полушепот породил тихое эхо.
  Любое вторжение в чужое сознание вызывает отвращение, если, конечно, разум принимающего чужие мысли небыл специально открыт для них. Но эти мысли были похожи на нечто склизкое, смердящее и отвратное, отчего Арек непроизвольно старался отгородиться. Впрочем, вида, что это ему неприятно, он не показывал.
  - "Нет, не ты"...
  В тени между колонн, под заколоченным окном, шагах в двадцати от него, стояла уже знакомая черная фигура. Тускло посверкивающие угольки глаз, немигая изучавшие напрягшегося мага, бледное безупречное аристократическое лицо благородной дамы, старинное, дорогой и тонкой работы платье, чернее зимней ночи - холодна и прекрасна, красотой самой Смерти и превосходством столетий. Упыриха, собственной персоной. Окно, возле которого она стояла, было забито плотнее остальных: между досками не проникало ни единого, даже самого тонюсенького, лучика света.
  - "Я тоже ждала тебя".
  Арек медленно, не сводя с нее глаз, потянулся за мечом. Фигура не шевельнулась. Пальцы сомкнулись на рукояти. Лезвие с тихим шелестом-шепотом побежало из ножен. Выбитые на металле руны неярко мерцали, предупреждая о находящейся рядом нежити. И сейчас маг был абсолютно спокоен и собран.
  - Сразимся?
  - "Ты"?
  Смех, который услышал маг, был похож на тихий перезвон хрустальных колокольчиков; суть отозвавшаяся в мозгу, больше напомнила скрежет глиняных черепков.
  - "Победи сначала их"...
  Рефлексы бывалого наемника сработали прежде, чем разум сумел осознать опасность. Маг метнулся в сторону и в тоже место, где только что он стоял, с лязгом и грохотом, эхом прокатившимся по коридору, вонзился меч, раскрошив устилающую пол разноцветную плитку. Тот самый "рыцарь", точнее, надетые на палку доспехи, которые Арек только что осматривал, не чуть не расстроившись, выдернул меч из прорубленного на добрых полпяди пола, взмахнул им над головой и, нацелив острие Ареку в грудь, пошел в атаку. То, что он был пустым внутри, "рыцаря" похоже совсем не смущало, и он был полон решимости насадить мага на лезвие. Двигался он не так уж и быстро, почти как обычный человек, но оружием своим размахивал устрашающе, не позволяя подойти ближе. Впрочем, что делать вблизи, Арек пока представлял себе довольно смутно. Он же не живой и даже не мертвый, внутри-то - пустота, которой ничего не сделаешь. Хоть руби его, хоть коли. Пульсар же, который маг, подловив момент, бросил в "рыцаря", лишь прожег в нагруднике дыру размером с кулак, плеснув искрами расплавленного металла вылетел из спины и взорвался под потолком. "Рыцарь" же не обратил на сквозную дырку никакого внимания - а чему там, собственно, внутри можно навредить, если нет ничего? - и несколькими мощными ударами потеснил его к стене, в довершение, с размаху ударив сверху вниз. Мечи столкнулись с протяжным звоном. Арек обеими руками упираясь в поднятый меч, лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации, а его противник, давил сверху всем своим (и откуда он только взялся, у этого пустого ведра?) весом. Ощутимо давил, решив дожать мага, благо тот зажатый меж двух колонн, не мог увернуться в сторону, а сил у бестелесного война, похоже, хватило бы, чтобы простоять так еще лет триста. Трехсот лет у мага небыло, приходилось думать.
  "Так, тела у него нет, уничтожать нечего. Если расплавить доспехи, то должно помочь, только куда самому прятаться, чтоб не зацепило?" Мышцы начали мелко подрагивать, наливаясь болью, лезвие продвинулось еще на пару вершков. "Почему же не нападает Упыриха?" Маг скосил взгляд в сторону, но оттуда, где он стоял, видно ее небыло. Однако сейчас, когда прижатый к стене, без своих элексиров, маг был почти беспомощен, Упыриха совершенно не стремилась нападать самостоятельно, отправив послушную железную куклу, хотя, несомненно, вдвоем ее шансы были намного выше. Похоже днем она, как и всякая нежить, теряла часть своей силы, а может, дело в том, что путь ей пересекали лучики солнца, проскальзывающие сквозь неплотно пригнанные доски.
  Помощь, как это часто бывает, пришла неожиданно и в самый последний момент: когда руки уже устали удерживать меч, вражеское лезвие опасно приблизилось к лицу, и Арек стал подумывать о чем-нибудь безрассудно-отчаянном, дворец потряс воинственный вопль, и с боевым кличем, услышав который, благородные девицы хлопнулись в обморок, а охальные портовые грузчики покраснели со стыда, тролль булавой снес "рыцарю" голову. Шлем ударился о стену, отскочил и забряцал пустым котелком, покатившись по коридору. Совершенно не опечалившись отсутствием столь неважной части, "рыцарь" взмахнул мечом, намереваясь развалить нахального тролля на две части, но Ворт оказался быстрее, вторым ударом булавы отбив тому правую руку, а третьим, с оглушительным грохотом разбив доспехи на части.
  - Все гениальное просто, - заметил маг. - Не можешь уничтожить управляющее заклятие, уничтожь то, чем оно управляет.
  - Надеюсь этот ходячий самовар один такой... - Проходя, тролль отпнул к стене еще слабовато подергивающуюся железную руку. - Слышь, колдун, что тут произошло?
  - Потом. - Арек кинулся дальше по коридору. Разумеется Упырихи там уже небыло.
  - Я слышал, ты говорил с кем-то? - Тролль побежал следом.
  - Потом, - снова крикнул маг. - Долго объяснять.
  Из бестелесных рыцарей со своего пьедестала больше не спрыгнул, и маг, на мгновение увлекшись преследованием, чуть не попал в ловушку, ворвавшись в очередной зал. Лишь когда он выбежал на середину, он сообразил, что тень, скользнувшая возле лица, была ничем иным, как растопыренной лапой мертвеца, едва не оставившей его без глаза. Свистнул меч, раскроив его вдоль на две половины. Цепкие руки-крюки схватили мага сзади за плечи, еще один вцепился в левую руку, остальные столпились кругом, подталкивая передних. Волшебный заговоренный меч накрепко увяз в теле нежити, который, похоже, не обратив никакого внимания, что его разрубили пополам, еще и пытался дотянуться до своего обидчика. Там, где заговоренная сталь касалась плоти с тихим шипением клубился сизый дымок.
  "Живые мертвецы так не могут," - мельком подумал Арек, локтем отпихивая одного и одновременно ногой другого. - "Кто-то ими управляет."
  - Эээх!!! - Тролль снова пришел на помощь, отшвырнув булавой труп, раззявивший гнилую пасть возле горла мага.
  Еще один попытался атаковать Ворта, но как и его предшественник отлетел к противоположной стене. Маг, тем временем, воспользовавшись моментом, ударил кулаком одного, другого, расчищая себе место, отбросил ногой третьего, и превратив в пепел еще двух недостаточно расторопных мертвецов, Силовой Волной разметал остальных по углам.
  - Раньше я думал, что живые мертвецы только по ночам бродят, - удивленно произнес тролль, наблюдая как те медленно и упорно поднимаются с пола.
  - Вот и ответ на вопрос куда делись бродяги. - Маг рывком выдернул меч из шевелящегося тела. - Это не живые мертвецы. Это всего лишь куклы, которыми управляет чья-то воля.
  - И как с ними справиться? - спросил тролль, пятясь к стене, чтобы не оказаться окруженным.
  - Руби. - коротко бросил маг, взмахом меча подавая пример.
  Булава перекочевала в левую руку, в правой сверкнул меч, тут же потемневший от крови. На пару, двое умелых мечников косили мертвецов как траву. Ворт в оберучь, булавой и мечом расшвыривая противника по сторонам. Арек короткими, но мощными ударами. Наконец, последний с хрустом сложился пополам, в чем ему весьма помог тролль, и рухнул на залитый кровью пол. Весь этот бой занял не более минуты.
  - Славно мы их? - Ворт довольно улыбнулся.
  - Можешь теперь хвастаться, как целую армию живых мертвецов положил. - Арек тоже ухмыльнулся. С таким сборищем и ему ранее не приходилось драться.
  - Да, кто мне поверит? Их тут вообще десятка полтора не больше.
  - Работодатель, - ответил маг. - Чем лучше себя расхвалишь, тем больше заплатят.
  Тролль понимающе хохотнул, согласно хлопнув мага по плечу.
  
  
* * *
  
  - От, леший! - сквозь зубы ругнулся Виквор, когда коридор, в который они сунулись, закончился маленькой клетушкой с заложенным кирпичом окном.
  Исследуя замок они забрели в крыло для слуг, причудливо спутанное в изломанный лабиринт из узких коридоров, комнатенок и проходов напрямки. Никакого смысла в том, чтобы попасть из одной части в другую "налево-прямо-потом направо-вдоль по коридору-за поворотом третья комната-проходная-налево" они не видели, но видимо для проживающих здесь слуг подобное представлялось вполне естественным. Хотя, какому безумцу пришло в голову построить этот лабиринт и зачем, вот в чем тайна мироздания...
  - Надо было направо сворачивать в том вонючем коридоре, - с укором сказал ему Свиф.
  Приятно покритиковать чужую ошибку. Коридор, кстати, он не ругал, - тот действительно был на редкость вонючим, свербя в носу чем-то острым и резким.
  - Так я же туда и свернул! - раздраженно буркнул его друг.
  - Так не в то право! Надо было в то право, которое справа, - повысив голос объяснил гном, рукой показывая, как им надо было идти, - а не прямо направо.
  - И чтоб это дало? - разозлился Виквор. - Ты-то откуда знаешь, куда надо идти? Ты тут в первый раз.
  - Но несмотря на это держу в голове наш путь. И представляю его в плане!
  Свиф с гордым превосходством взглянул на него.
  - Как же, представляет он... - не поверил Вик, и в сердцах бросил. - И кто ж такое построить придумал? А ты чего стоишь? Веди давай, коли знаешь куда.
  - По крайней мере мы всегда можем просто вылезти в окно, обойти замок и зайти через ту дырку, - рассудил гном.
  
  - Тебе не кажется, что потемнело? - спросил Свиф через некоторое время.
  Виквор, выглянувший в окно, ответил:
  - Похоже, гроза начинается. Небо все в тучах.
  - А полчаса назад светило солнце... Давай-ка быстрее отыщем мага, а то мне как-то не по себе вдруг стало. - Гном поежился.
  Его друг хотел было ответить какой-нибудь колкостью по этому поводу, но тоже глянув по сторонам, на придвинувшиеся тени, замялся и, поколебавшись мгновение, молча махнул рукой: веди, мол.
  Коридор свернул, раздвоился, снова свернул, слился с каким-то другим и вышел в круглую залу с высокими зарешеченными окнами, наверное, практически единственными не забитыми досками. Судя по сгущающейся снаружи темноте, гроза обещала быть не шуточной, и начаться должна была вот-вот, с мгновения на мгновение.
  - Ах, ты... - Вик в полголоса ругнулся, с хрустом оторвав башмак от пола. За ним протянулась какая-то серая липкая нить, истончилась и оборвалась. Гном сделал шаг и снова прилип к полу. - Гадость.
  - И она тут не одна, - заметил второй гном.
  Только сейчас, оглянувшись по сторонам, они увидели, что пол усеян пятнами серой полупрозрачной массой, подозрительно напоминающей смачно сплеванные сопли.
  - По-моему, мы нашли бродяжий сортир, - брезгливо сморщился Виквор, прикрыв нос рукавом, хотя, в обще-то, никакого запаха тут не ощущалось, ну, кроме, разве что, некоего легкого неуловимого аромата, который сколько ни принюхивайся, так и не распознаешь.
  - На говно как-то не похоже. - Свиф с недоумением наклонился к одному пятнышку, тронул его щепочкой. - Больше смахивает на смолу, или густую слизь. - Потрогал еще и добавил. - Или паутину.
  - Паутину? - Гном хмыкнул, разглядывая тягучий жгуток под поднятой ногой, соединивший доски с подошвой. - И откуда же она могла накапать?
  Гномы переглянулись и, резко переменившись в лице, разом задрали головы. То, что они приняли за беленый потолок, оказалось сплошным, затянутым плотной бледно-серой паутиной, пространством. Приглядевшись, можно было даже различить нечто темное с той стороны, медленно перемещающееся в глубине.
  - Что бы это ни было, не думаю, что Оно питается зеленой травкой и красными яблочками. - тихо прошептал Вик. - Клянусь Заснеженными Пиками.
  - Пойдем-ка отсюда.
  Свиф покрепче сжал рукоять секиры.
  Но пройти зал насквозь им не удалось: второй выход затягивала все та же серая паучья "ткань", в тени практически незаметная. Нити переплетались хаотически, в сплошную мешанину. Никакой паук не стал бы такое творить, разве что паук пьяный или свихнувшийся.
  - Ну, что, попробуем пройти или вернемся? - прошептал Свиф, с опаской поглядывая на все сильнее шевелящийся потолок.
  - Сколько времени потеряем если в обход?.. А там, может быть, выход. - Виквор помялся и решительно встрепенувшись провозгласил, правда не очень громко. - Да, чтоб двое гномов испугались каких-то мракобесьих пауков? Не бывать такому. Сам помнишь, и против орков рубились, и за вурдалаками гонялись, и чего еще только небыло! Руби! - решительно приказал он. - А коли выползет что, так быстренько гномьего топора по бесстыжей морде и испробует.
  Воодушевленный этими речами и теми же мыслями, Свиф, пошире расставив ноги, как будто собирался колоть дрова, взмахнул секирой и сверху вниз рубанул по паутине. И чуть не ткнулся носом в пол - для столь мягкого препятствия удар оказался излишне силен, - когда лезвие легко раскроило хитрое сплетение нитей и воткнулось в доски. Смущенно кашлянув, он уже осторожней махнул раз-другой. Срезая липкие пряди, но просвета так и не увидел, хотя углубился уже на полсажени. Заграждение, поставленное неведомым пауком, уходило в даль слоями: плотный занавес, около пяди толщиной, потом с полшага относительно свободного места, и снова преграда, и конца ей небыло видно. Не ожидавший такого гном утер со лба пот, брезгливо стряхнул налипшую на куртку паутину и повернулся к другу.
  - Похоже она тянется довольно далеко. Может статься, и на несколько десятков шагов.
  Тревожно нахмурившись, Вик сосредоточенно всматривался во все активнее колышущийся потолок.
  - Не будем искушать судьбу, - наконец ответил он. - Поищем лучше другой путь.
  Свиф согласно кивнул.
  - Я, конечно, никакого паука-переростка не боюсь, - продолжил Виквор. - Но на рожон лезут только дураки.
  Свиф кивнул еще согласнее:
  - Что-то оно там все сильнее шевелится. Пойдем-ка, пока есть время.
  Гномы быстрым шагом, но стараясь по мере сил при этом не шуметь, направились к выходу.
  Но уйти им не дали. Паутина вдруг лопнула, или просто расступилась, пропуская нечто, напоминающее странную и отвратительную помесь паука и человека, размером с телка, одетое в рваные лохмотья. Шесть тонких длинных ног и чуть более короткие руки изгибались под немыслимым углом, как лапы насекомого, бледное высохшее лицо было неподвижно как маска, а ярко-бордовые глаза без век холодно поблескивали, изучая остолбеневших гномов. Паук сделал несколько шагов и замер на стыке стены и потолка.
  - Арбалет бы сюда, - прошептал Вик.
  Паук пошевелил головой на звук.
  - Арбалет у нас есть. Только как зарядить его, чтобы это чудо ничего не заподозрило?
  Виквор отшагнул назад, чтобы лучше видеть паука. Тут же монстр быстро перебирая лапами метнулся по потолку к нему. Гном замер. Прекратил движение и паук. Покрутил головой, то одним, то другим глазом поглядывая на то место, где стоял гном, и осторожно, переставляя поочередно каждую лапу, сделал еще несколько шагов.
  - Кажется он видит только движущуюся цель, - едва шевеля губами произнес Свиф. - А вот слышит, похоже, не очень.
  - Я заметил.
  Паук, не дождавшись нового движения со стороны гнома, начал медленно приближаться.
  - Он нападет. - Свиф в этот момент был похож на сжатую пружину. - Для того, чтобы заставить тебя побежать.
  Виквор не отрываясь, боковым взглядом, до боли в глазах, смотрел наверх, не решаясь пошевелить головой.
  - Когда он прыгнет, откатывайся к окну. - скороговоркой продолжил его друг. - Он окажется ко мне спиной и я нападу на него сзади. Будь осторожнее. Клянусь Заснеженными Пиками, восемь ног и страшный вид не единственное его оружие.
  - Что ж, - спокойно ответствовал Виквор, когда монстр оказался почти над ним, - начнем, пожалуй.
  Гном резко дернулся в одну сторону и тут же отпрянул в другую, перекатившись к окну. Обманутый паук грохнулся туда, где только что стоял Вик, надеясь примять его своим весом; покрутил головой и резво потопал к добыче, выставив передние лапищи с длинными костлявыми пальцами, заканчивающимися короткими кривыми когтями-крючками. Сверкнул топор, паук мгновенно отшатнулся и тут же выпрямил лапу в ответном выпаде. Вик огрызнулся коротким взмахом. Поцокивая, как деревянная колотушка, монстр отпрыгнул на пару шагов, прижимая к груди раненую конечность. Если б удар пришелся поперек, кисть полетела бы в угол, а так лезвие лишь скользнуло по кости. Памятуя о необыкновенной живучести всякой нежити, подобную рану можно было назвать лишь царапиной. Из-под кистей показались по два длинных изогнутых, похожих на лезвие косы, пилообразных жала. Во впадинках маслянисто поблескивал яд. Свиф был прав, в запасе у него имелось кое-что получше когтей. А, что же Свиф? Пользуясь тем, что паук полностью сосредоточил внимание на его друге, он осторожно, по шажочку, приблизился к твари и, улучшив момент, вскочил пауку на спину, со всей силы рубанув того по голове. Оседланный паук, да еще с секирой в макушке, повел себя не хуже дикой лошади, сначала подпрыгнув, чуть ли не до потолка, а потом свихнувшимся горным козлом заскакав по залу. Пытаясь сбросить седока, он совершенно не делал никаких различий между верхом и низом, в запале кружась волчком, прыгая по стенам и галопом скача по потолку. Гному же ничего не оставалось, как держаться изо всех сил. Вик бегал следом, пытаясь помочь, но две коротеньких ноги не могли тягаться с восемью длинными лапами. Монстр умудрялся дважды обежать помещение через потолок, пока маленький гном добегал до противоположной стены. Эти скачки могли продолжаться еще долго (даже выпотрошенная, с десятком арбалетных болтов по всему телу, иная нежить способна гонять незадачливого охотника часами, пока тот не догадается забраться на дерево повыше или не попадет оной в лапы), если б Вик не догадался встать посреди зала с топорами наперевес, наблюдая за беснующимся монстром.
  - А ну иди сюда, мракобесье отродье!
  Раненый Паук злобно затрещал и с неожиданной прытью кинулся на гнома, пинком швырнув того через весь зал, с грохотом и шелестом отлетевшей штукатурки впечатав его в стену.
  - Вииик!! - испуганно заорал Свиф и тут же облегченно вздохнул, заметив как пошевелился его друг. Гномий лоб оказался крепче построенных гномами стен.
  - Эй! - Свиф со всей силы саданул кулаком по секире, чтобы отвлечь монстра.
  Тот извернул голову, пытаясь рассмотреть, кто это там у него на спине, а потом быстро щелкнул жалами возле самого носа гнома. Отталкиваясь носками от боков, Свиф сполз чуть дальше, на самое брюхо, где передними лапами Паук достать уже не мог. Но нельзя сказать, что он не пытался! Гарцуя на четырех оставшихся лапах, он крутился, подпрыгивал, взбрыкивал норовистым жеребцом, стараясь стряхнуть гнома. И тот медленно начал сползать - на гладком, покрытом редкими жесткими волосками брюшке не за что было держаться. В самый последний момент, уже поняв, что не удержится, Свиф подобрался и, в тот момент, как Паук присел, спрыгнул, ловко перекатившись по полу, чтобы не пораниться. Избавившись от седока, чудище замерло, быстро решая на кого напасть первым и не долго думая выбрало Вика, еще очумело трясущего головой.
  Не мешкая Свиф вскочил на ноги. Секира осталась в спине твари, гном отчаянно завертел головой ища, что-нибудь что могло сойти за оружие, как вдруг взгляд наткнулся на его же арбалет, соскочивший в пылу схватки. Против такой огромной твари - оружие не ахти какое, но он был заряжен заколдованной стрелой, отданной ему магом перед тем как войти в замок.
  Арек говорил, что стрела предназначена для Упырихи, но Свифу в этот момент было на нее совершенно наплевать, когда паукообразный монстр изготовился пронзить его лучшего друга отравленными лезвиями-жалами; главное, что если стрела была способна справиться с Ней, то паука-то-переростка она уж точно должна была прикончить. Прыгнув с перекатом, удивившим его самого, гном подхватил арбалет и выстрелил, почти не целясь.
  Арбалет был уже заряжен, ему нужно было только нажать на спусковой крючок.
  Промахнуться с шести шагов было абсолютно невозможно. Свиф и не промахнулся: стрела вонзилась монстру в брюхо, тот вздрогнул, на мгновение замерев с поднятыми лапами, а потом завизжал тоненько и пронзительно. Из раны вырывалось бездымное пламя, быстро расползаясь по всему телу; очажки огня проклевывались один за другим - Паук горел изнутри, дергаясь в конвульсиях и истлевая подобно скомканной бумаге. Последний раз он дернулся, еще пытаясь сделать шаг, и как подкошенный рухнул на пол, с тихим треском рассыпаясь искрами в мелкий пепел и легчайшие дотлевающие на лету хлопья. Внутри что-то звучно звякнуло.
  Оба гнома, ошеломленно взирая на то, что осталось от их противника, осторожно приблизились к останкам. Панцирь еще держался, став, правда, очень хрупким и сейчас больше всего походил на недогоревшую, а только обуглившуюся бумагу, по которой перебегали угасающие искорки, но внутри выгорело практически все. В воздухе медленно растворялся сизовато-серый дымок, странно почти ничем не пахнущий, только легкий запах гари едва ощущался, да и тот можно было не заметить, если специально не принюхиваться. Арекова стрела за несколько мгновений спалила нежить величиной с дикого быка, оставив от него лишь кучку пепла и черных хлопьев.
  - Что это было? - наконец произнес Вик.
  - Стрела, которую дал Сварек, - ответил Свиф. - Он, конечно, говорил, что она для Упырихи, но ничего другого в тот момент я придумать не смог.
  - Ничего, - гном быстро взял себя в руки. - Зато сработала эта некромантия в лучшем виде. Я даже, пожалуй, заберу назад некоторые свои высказывания про колдовство. В некоторых случаях без него не обойтись.
  - Жаль, что стрела пропала. Могла бы еще пригодиться. - Свиф неожиданно хохотнул. - Рассказать кому, что катался на пауке-переростке, - не поверят!
  С этими слова он пнул останки Паука в бок. Секира осталась где-то внутри и он надеялся, что она не слишком пострадала от огня. Гном думал, что панцирь еще прочный, но ботинок прошел сквозь него практически не встретив сопротивления. От удара то, что осталось от монстра окончательно рассыпалось в прах. Свиф пошевелил там ногой, нащупал нечто маленькое и твердое и выкатил на свободное место.
  - Как думаешь, ее еще можно использовать?
  Вик наклонился, рассматривая стрелу:
  - С виду целая.
  - Сварека спросим. - Свиф поднял секиру и теперь любовно поглаживал потемневшее лезвие. Ничего страшного, только закоптилась слегка.
  - Ай! - громкий вскрик Виквора, заставил друга подскочить от неожиданности.
  - Что такое? - встревоженно спросил Свиф, заметив как тот трясет ладонью. - Горячая?
  - Наоборот! - удивленно разглядывая свою ладонь, ответил Вик. - Холодна, как лед. Холоднее! Задери меня леший, мне показалось, что она проморозила меня до костей!
  - Тогда, может, ну ее?.. - предложил гном, опасливо посматривая на стрелу. Выглядела та точно так же, как и ранее. Совершенно неповрежденная, на только слегка запачкавшаяся.
  - Нет, - подумав сказал Виквор. - У меня где-то в сумке были толстые рукавицы.
  Через несколько минут, последний раз бросив взгляд на оставшийся от паука пепел, гномы с видом победителей вышли из зала. Правда, пахло от них совсем не по-геройски: с головы до ног обрызганные премерзко смердящей кровью нежити, они еще долго будут приводить этим запахом в ярость мимопрохожих собак. Одежду скорей всего придется выбросить, а на въевшуюся в волосы вонь потратить не один бочонок воды. Но сбрить ради избавления от этого запаха бороды, гномы не согласились бы даже под страхом смерти.
  
  
* * *
  
  - Вижу вы нашли, чем тут поразвлечься, - произнес маг, скользнув взглядом по потрепанным фигурам гномов.
  Об их приближении узнал бы даже слепой и глухой. С помощью носа.
  Тролль осклабился, демонстративно прикрыв сопелку рукавом.
  - Ага. И чем это от вас смердит?
  Насупившись, гномы мрачно взглянули на него снизу вверх. Ворт же проигнорировал эти взгляды, отвернувшись к стене.
  - Вы, как посмотрю, тоже нашли занятие по душе. - Свиф оглядел "поле боя".
  - Ага, пока вы там в дерьме купались, - донеслось из угла с последовавшим за этим мерзким издевательским смехом.
  - А ну, заткнись, поганая твоя морда! - взорвался Виквор, дабы никто не усомнился к кому он обращается, указывая пальцем на широкоплечего тролля. - А то я сам тебя в нем искупаю!
  На "поганой" морде Ворта совершенно отчетливо читалось, что он несказанно наслаждается вспышкой гнома. И собирается дразнить того дальше. Дело вполне могло дойти и до драки, хотя непонятно как низкорослый житель подземелий собирается сражаться со здоровенным обитателем северных ледяных пустынь, который превосходит его в росте чуть ли не в два раза, а по весу, так раза в три. Впрочем, если б гномы небыли хорошими бойцами их расу давно бы уже истребили в бесчисленных войнах, произошедших за тысячелетия, как было с другими, менее сильными расами. И вот когда противники уже готовы были броситься друг на друга, между ними с грохотом и искрами взорвался маленький сгусток огня. Коротко, но емко выругавшись, оба наемника отскочили в разные стороны, как дерущиеся коты, в самый разгар царапанья, облитые холодной водой из ведра, ошалело уставившись на повисшее в воздухе дымное облачко.
  - Прекратите, - тихо попросил их маг. - У нас есть дела поважнее.
  Тролль пожал плечами, глядя в другую сторону, признавая правоту мага. Вик смерил Ворта презрительным взглядом, но тоже пожал плечами, постаравшись сделать это как можно более равнодушно. Оба наемника понимали, что цапаться могли сколь угодно, но после выполнения задания, а когда в любой момент могут напасть некромантские мракобесы, держаться надо вместе. Впрочем, как только они попадут в корчму, то будут пить пиво за одним столом, клянясь друг другу в вечной дружбе, и если кто попытается кого-нибудь из них обидеть, морду тому негодяю будут бить втроем.
  - Как вы уже заметили, - продолжил Арек, - мы встретились с кучей живых мертвецов, управляемых создавшим их некромантом и еще с одной штукой, суть которой, я, не теоретик, понять, увы, не могу.
  - Упырихой? - спросил Вик.
  - Да... Ее я тоже видел. Но она не пожелала сразиться со мной, послав одного из своих слуг. Видимо, днем она для этого слишком слаба.
  - Значит, именно Упыриха - тот поганый некромант, который строит нам козни и послал тех мантикор?
  - Выходит, что так. - Маг вздохнул. - Но пропади моя сила, если я знаю как она это делает, и что она такое. Не живой человек и не призрак, и даже до нежити не дотягивает.
  Арек замолчал, что-то шевельнулось в памяти, что-то из далеких школьных лет, кажется из лекций по теоретической магии. Или практической. А может, и некромантии. Воспоминание было настолько смазанным, что он не мог даже сказать, то ли он вспоминает, что ему нужно. Но память предательски ускользнула от него, как вода сквозь дырявое ведро, как только он попытался сосредоточиться...
  Маг тряхнул головой.
  - Пойдемте. Упырихи тут больше нет, и никаких следов мы не найдем. - Он был в этом абсолютно уверен.
  - Точно? - спросил Вик.
  - Да. - Арек кивнул. - Это была маленькая милая ловушка для таких как мы. Ловушка не сработала, хотя, возможно, мне удастся обнаружить, куда она ушла.
  - Ты заметил как стемнело. - Свиф обратил внимание мага на затянувшие небо тучи.
  Через высокое окно были прекрасно видны свинцово-серые грозовые облака. Откуда-то издалека донесся заглушенный расстоянием раскат грома.
  - Да. - Арек вскинул голову, закрыв глаза, как будто прислушивался. - Но никакой подозрительной магии я не чувствую, хотя... - Он призадумался. - Сам дворец напичкан колдовством, которое многое заглушает.
  
  По дороге гномы рассказали о своей схватке. Некоторые детали, естественно, опустив, некоторые приукрасив, расписав себя выдающимися бойцами, коими, как заметил маг, без сомнения должна гордиться вся гномья раса. Рассказчики засмущались, поняв, что Арек говорит с ноткой иронии, но, тем не менее, действительно могли по праву гордиться своей победой. Свиф еще спросил, знает ли маг с чем им пришлось столкнуться.
  - Да. Эту тварь в обиходе так и называют "Пауком". Научное же название слишком длинно и малопонятно даже для меня. Эта тварь, как и обычный паук, плетет сети в которые попадается обычно мелкая, а иногда и крупная, живность, которой он и питается. Но если попадется человек, гном, тролль или еще кто, то Паук запеленает его тело в кокон и отложит туда яйцо. Вылупившаяся личинка не пожрет добычу, а как бы трансформируется в нее. - Арек попытался объяснить им попроще, но на ум приходили только магические термины и формулы расчета векторов распределения энергии. - Короче, пойманный человек превращается в нового Паука. На память остается только строение некоторых частей тела и лицо жертвы. Это, кстати, было человеческое лицо?
  - Да. - ответил Свиф.
  Маг покачал головой.
  - Но откуда же эта тварь взялась? - воскликнул Виквор. - И значит тут могут быть еще подобные твари?
  - Из Диких Земель. Эти твари способны преодолевать большие расстояния, стремясь поселиться вблизи жилья. Ведь только люди, эльфы, гномы и другие расы способны дать их личинкам тело. На животных они размножаться не могут. А до Диких Земель отсюда рукой подать. А может, это очередные происки Упырихи, - закончил он задумчиво.
  - Я слышал о подобных тварях, - подал голос внимательно слушавший их тролль. - Они иногда забредают к нам, но справиться могут, разве что, с детьми. Для них в наших краях слишком холодно, поэтому докучают, в основном, гоблинам и лесным троллям.
  - А я видел одного такого, когда ехал в город, - добавил маг. - Пришлось прикончить, пока никого не сожрал из нашего обоза.
  
  

Глава 7

  
  За последние дни посетителей в корчме прибавилось. Упыриха морду свою не показывала, новых нападений небыло (про трех порубленных мантикор никто не знал - маги накрепко запретили про то болтать страже, а тому везучему грибнику пришлось испытать на себе легкое одурманивающее заклинание, превратившее все произошедшее в смутный похмельный сон после продуктивной посиделки в трактире), так, что было что отметить, за что выпить местному люду. Потихоньку жизнь возвращалась в обычное русло. Арек лениво ковырялся в тарелке - еда была вполне сносной, да и голод давал о себе знать (заклинания регенерации еще действовали, заставляя мага пожирать все подряд), - но голова была занята мыслями далекими от еды. Сколько уже прошло с той ночи, когда ему пришлось сразиться с Упырихой? Больше недели... дней восемь. По крайней мере так он посчитал - ориентировка во времени была его слабым местом. С тех пор жертв больше небыло, что с одной стороны очень хорошо, и если б на этом все закончилось, то Арек с вообще-то несвойственной ему радостью плюнул бы на гонорар - главное, что люди были спасены. Но с другой стороны, эта тварь никуда не делась, и маг был уверен, что страшное еще впереди.
  Гномы и тролль вели какую-то свою неторопливую беседу. Арек уже давно заметил, что общаться те предпочитают между собой, нежели с вечно хмурым, как осенний вечер, магом. Только тролль спросил о чем тот задумался, на что Арек пожал плечами, неопределенно ответив: " Так... О своем... магическом." Больше его не беспокоили. Понять-то их можно было, он и сам превосходно отдавал себе отчет в том, что ни толком поддержать разговор, ни о чем интересном рассказать не может, и сам в общем-то стремился к уединению, но все равно, при взгляде на хохочущих над очередной шуткой тролля своих напарников, в душе шевельнулась какая-то зависть к другим, простым и самым обычным людям.
  И гномам.
  И даже троллям.
  Обычным...
  Глупость... Магия - дикое буйство непокорных Стихий, правящих этим миром, и укрощение их одной только силой воли. Когда держишь в своих руках суть-составляющую этого глупого мирка, все остальное как-то отходит назад. Огонь, пляшущий на ладонях не причиняя никакого вреда, Ветер, преклоняющий к земле вековые деревья по одному только приказу, Вода, крушащая скалы, дождем проливающаяся с небес и скрывающая под своей обманчиво-спокойной гладью целые города и страны, и, наконец, Земля - самая могучая и самая таинственная и непокорная стихия из всех, которую глупцы считают ни на что не годной... Они не видели на что способна армия из шагающих по земле дубов, как вздымаются горы посреди гладких и бесплодных равнин и как в одно мгновение десяти тысячное воинство проваливается сквозь твердую, почти что - камень, почву, неожиданно ставшую топкими зыбучими песками.
  Тому, кто видел это, чувствовал это в своей душе, творил это, глупые условности бренного мира становятся неинтересными. Как старые, уже забываемые привычки.
  Что может сравниться с этим? С волнующей кровь дикостью Стихий, с хаосом Первородной магии, с непоколебимым спокойствием светлого волшебства и величием Черной магии? Когда вихрь, цвета самой темной зимней ночи, все быстрее и быстрее раскручивается спиралью, вздымаясь ввысь широкой воронкой, и длинными, похожими на хлыст, призрачными щупальцами, стегающими вокруг. И те, кого касается вихрь, падают замертво, сраженные темными силами, а в зловещих всполохах потустороннего света грозно проявляется размытая фигура.
  - Арек, остановись, не делай этого...
  - Я вот, что говорю: может, эта самая Упыриха, какой-нибудь злой дух?
  Виквор, подавшись вперед, вопросительно смотрел на мага и тот через несколько мгновений понял, что вопрос задан ему.
  - Вряд ли. Духи - это духи, а Упыриха была вполне настоящей, когда я с ней дрался.
  За окном вспыхивали зарницы, дополняемые гулкими раскатами грома. Гроза копившаяся полдня, решила показать все на что способна. Дождь лил как из ведра, частой дробью барабаня по крыше. Корчмарь, впрочем, был рад такому положению дел. Из-за грозы посетители не могли отправиться домой, а сидеть за просто так, тут было не принято. Так, что многие тянули уже пятую кружку пива ко второму ужину.
  - Эко разыгралось, - прокомментировал приятель корчмаря очередной раскат грома, когда они проходили мимо столика наемников.
  - И не говори, - ответил тот. - Два дня такая жарища стояла и духота, что у меня в погребе чуть мясо не протухло. Неудивительно, что такая гроза приключилась.
  Они прошли дальше, оставив наемников подозрительно приглядываться к расставленным на столе яствам.
  - А как же рассказы о душах чародеях, кои покидают свое тело и в мгновение ока переносятся на другой конец света? - продолжил допытываться гном, отставив в сторону тарелку.
  - Ну, для этого нужен живой чародей, - усмехнулся маг. - А вообще-то колдуны этот способ мало используют, потому что, во-первых, сил очень много на это тратится; а во-вторых, слишком уж опасно. Дух должен иметь с телом некую связь, иначе он просто не сможет вернуться обратно. А прервать эту связь не так уж и сложно. Поэтому сильные маги используют астральную проекцию.
  - Это еще, что за штука? - ляпнул тролль.
  - Это... - Арек задумался, как бы объяснить попроще. - Ну, если в общих чертах... Это нечто, являющееся "тенью" души и тела. То есть, переносится только сознание, а не душа. Но так, как проекция не настоящее тело, то обычным оружием причинить ей вред нельзя, тогда как сама она способна на очень многое. Кроме магии - это свойство души, а не тела...
  Маг осекся, пораженный новой догадкой. Несколько мгновений он отрешенно смотрел сквозь гнома, немного испугавшегося такой перемены, а потом, со словами: "Мне надо подумать", вытащил из сумки лист бумаги, и ни на кого не обращая внимания, стал быстро чертить кусочком грифеля формулы и рисунки. Остальные заинтересованно подались вперед, но разглядев там хитрые закорючки, магические символы, слова заклинаний и сдвоенную пентаграмму, напичканную то ли тараканообразными рисунками, то ли буквами неизвестного языка, разочарованно пожали плечами и продолжили свою беседу. В неожиданно нахлынувшем вдохновении маг безостановочно вычерчивал линии, за четверть часа исписав лист с обеих сторон, и начиная черкать уже поверх ранее написанного. При этом он неразборчиво бурчал что-то себе под нос, отчего пиво в стоящей перед троллем кружке сначала вскипело, залив пеной пол-стола, а потом замерзло серо-голубой ледышкой, по прочности, как проверил Ворт своим кинжалом, практически не уступающей стали. Арек заметил это и дальше думал уже молча. Только раз, он досадливо произнес: "Нет, не то", и заменил двойную пентаграмму на двенадцатилучевую звезду.
  А гроза все набирала свою силу, от раскатов грома с жалобным перезвоном вздрагивали окна, заставляя людей испуганно втягивать головы в плечи. Молнии освещали корчму лучше подвешенных под потолком масляных светильников, а владельцу сего заведения пришлось поставить уже четвертое ведро под тонкие, стекающие с прохудившейся крыши, струйки. Один только Сварек Вольгин не обращал на это внимания.
  Наконец маг закончил свое творение, нахмурившись созерцая то, что получилось и подправляя отдельные места. А получилось нечто малопонятное, совершенно не укладывающееся в рамки тех знаний, которыми с ним успели поделиться в Школе Магии. Хотя и, надо признать, довольно логичное, Нечто.
  - Ну, судя по тому, как ты взволновался при упоминании этой самой проекции, она имеет самое непосредственное отношение к Упырихе. - произнес Виквор, не спуская с мага испытующего взгляда.
  Свиф и Ворт тоже внимательно глядели на него ожидая объяснений.
  - Я, конечно... - осторожно начал он.
  - Знаем, не теоретик, - перебил Арека Вик. - Ты проще скажи.
  Арек укоризненно глянул на него, поджав губы, и коротко ответил:
  - Возможно.
  - Что, "возможно"? - не унимался гном.
  Но маг его не слушал, отвлеченный другими мыслями.
  - Мне надо срочно к градоправителю. Проверить одно предположение.
  - К какому, к лешему, градоправителю? Гроза-то какая, посмотри! - Свиф возмущенно махнул рукой в сторону окна.
  Арек удивленно посмотрел в указанном направлении, похоже только сейчас заметив как разбушевалась природа, потом провел рукой перед собой, переменился в лице и придвинувшись к остальным, с оглядкой на начинающих коситься на них людей быстро прошептал:
  - Тем более надо поторопиться. Эта гроза не настоящая, то есть, в ее появлении замешана магия, а не силы природы.
  Гномы и тролль молча переглянулись, потом также ни слова не говоря повскакивали со своих мест. Свиф чуть задержался, бросив на стол несколько монет - плату за ужин, и поспешил за остальными.
  Ливень, в который вывалился спешащий человек, сначала ошеломил его, отшвырнув назад порывом ветра и частыми, тяжело, подобно орочьим стрелам, бьющими струями дождя, но в следующее мгновение Арек упрямо пригнулся и двинулся сквозь дождь. Оба гнома прикрыв рукой глаза, поплелись следом, пытаясь разглядеть темную, расплывающуюся в дождевых струях фигуру, а Свиф еще и натянул на голову куртку, все равно промокнув до нитки за несколько минут. Только тролль улыбнулся, одобрительно что-то проворчав, когда на него обрушился настоящий водопад. Ливень принес долгожданную прохладу, чего он, уроженец куда более холодных земель, не мог не оценить. Вокруг расстилалась сплошная пелена, ограничивающая видимость тридцатью шагами, но даже это расстояние нельзя было толком обозреть - заливающие глаза капли и ветер, резкими неожиданными порывами треплющий путников из стороны в сторону, заставляли низко пригибаться, пряча лицо, и смотреть можно было, разве что, только в чавкающую землю под ногами. Несмотря на все это, Арек безошибочно держал направление, а остальным оставалось только следовать за ним. Маг, конечно, мог бы создать непроницаемый для ветра и дождя щит над головой, но сил такое заклинание отняло бы слишком много, его нужно было поддерживать и обновлять. А колдовские силы могли еще пригодиться.
  
  Разумеется в столь поздний час и ненастную пору ворота были заперты. Закрыты на два засова и зачарованы простеньким заклинанием, долженствующим предупредить сторожа о незваных гостях, решивших по скромности своей и застенчивости тихо войти не в ворота, а через забор.
  - А ты уверен, что он нас пустит? - прокричал гном магу, пинающему ногой ворота.
  Колотушку все равно никто не услышит в такую грозу, а вот подкованый сапог - пожалуй.
  - Да, - не оборачиваясь ответил Арек. Окно кабинета на втором этаже было ярко освещено, а значит градоправитель наверняка не спит.
  Наконец, на стук отворилось маленькое окошко, в которое незамедлительно сунулись длинные встопорщенные усы, мясистый красный нос и два сердитых глаза. Сторож, его лачужка стоит рядом, приткнувшись к забору.
  - Чаво надоть? - вопросил он, щурясь в темноту.
  - Сварек Вольгин, к градоправителю, - хмуро ответил маг.
  - Никаво пущать не велено! Приходитя завтра, коли надобно.
  - А мне надобно сейчас. - терпеливо пояснил Арек.
  - Всем сейчас надобно... Ходи прочь отсед! - выкрикнул сторож, судя по всему довольно склочный и зловредный старикашка. - А не то...
  Он многозначительно недоговорил, предлагая магу самому догадаться, что может ожидать слишком уж настойчивых и глупых, а главное - упорствующих в своей глупости. Арек тоже мог бы сказать, что ждет тех, кто решил бы показать ему, чего он дождался. Но ссора была бы сейчас нежелательным развитием событий.
  - А вы у хозяина спросите. Может, он пожелает меня принять?
  Несколько мгновений с той стороны окошка слышалось лишь сердитое сопение, пока сторож обдумывал предложение. С одной стороны пускать-то никого не велено, в такую погоду ночью все добропорядочные люди дома сидят, а не обретаются под дождем возле чужих заборов; а с другой, неожиданный посетитель может оказаться долгожданным гостем с важной вестью. В любом случае, лучше переложить эту проблему на хозяйские плечи.
  - Ладно, ждите тут, - ответил тот и окошко с лязгом захлопнулось. Магическим чутьем Арек ощутил, как сторож торопливо шлепает по лужам в сторону господского дома.
  - Уххх. - Виквор поежился от холода, с мокрой бороды ручьями стекала вода. - Сварек, ты хоть бы плащ какой-нибудь наколдовал, что ли.
  - Зачем? - Равнодушно пожал плечами маг. - Вы все равно уже промокли.
  - Гномы - не рыбы, чтобы плавать, - объявил их позицию Свиф.
  - А еще они войны, а войны должны стойко терпеть невзгоды.
  Прозвучало это как уговаривание капризного ребенка. Гномы поняли это и, насупившись, замолчали. Один только тролль ничего не говорил, стоя в сторонке.
  Прошло несколько томительных минут, во время которых Арек успел возненавидеть эту грозу, гномы проклясть ее, а Ворт наполнить флягу, просто подставив ее под дождь, и, наконец, долгожданные шаги пошлепали обратно, возвещая о возвращении стража ворот. Лязгнули запоры и створка приоткрылась, пропуская мага.
  - Проходите, ждут вас, - буркнул дедок, порядком озадаченный решением хозяина пустить незнамо кого в такое время.
  Он хотел было быстро закрыть за Ареком ворота, но его намерение решительно пресекли протиснувшиеся следом гномы. Хмуро зыркнув на возмущенно вякнувшего протест сторожа - тот не видел, что с магом еще кто-то был, - они решительно зашагали за Ареком. Вздумай сторож их сейчас остановить, то скорей всего получил бы по морде. Но совершенно его потрясло появление нагло ухмыляющегося снежного тролля, который, как свои собственные, по-хозяйски распахнул ворота и прошел мимо испуганно отпрянувшего дедка. Тот еще попытался что-то проблеять, про то, что приглашали вообще-то одного человека, но узрев сунутый под нос здоровенный волосатый кулак, поболе его головы размером, мигом стих.
  В доме им тоже почему-то не обрадовались. Служанка, увидевшая четыре разбойных (а выглядели они после всех приключений именно так) морды, с которых к тому же ручьями стекала вода, подняла крик, решив, что дом собираются грабить; а когда Арек попытался было пройти мимо, то крик превратился в заковыристую ругань, причиной которой явился, как стало ясно из обрушившейся на несчастного мага брани, только что вымытый пол, чистоте которого никоим образом не способствовала натекшая с наемников грязная лужа. Пререкаться с ней Ареку совершенно не хотелось (а драться не позволила бы совесть), так что в наказание за оскорбления служанка была на время лишена голоса простеньким заклинаньицем. Тролль еще, желая очевидно позлить сердито настроенную женщину, встряхнулся по-собачьи, забрызгав все вокруг, за что и получил заслуженно полотенцем по морде.
  - Вечер добрый, - вежливо поприветствовал Арек градоправителя, даже не глянув в его сторону и на тех, кто был с ним.
  - Рад видеть вас, Сварек, - не очень уверенно, то ли, что рад, то ли, что стоит здороваться, ответствовал маговой спине Вилений. И добавил. - В добром здравии.
  И повернувшись к его спутникам, также вежливо пожелал им здоровья.
  Свиф и Виквор, молча и с уважением поклонились. Слегка. В пределах необходимой вежливости и собственного достоинства. Даже Ворт неопределенно махнул лапой. Все ж, градоправитель не последний человек и некий знак внимания следовало бы проявить даже ему, троллю. Любой другой человек довольствовался бы кривоватой усмешкой. Для троллей это было в порядке вещей, Вилений знал это и сделал вид, что тот ради него расшаркался в придворных поклонах.
  Но кроме градоправителя в кабинете были и его гости, все те же Орденские маги Рой Красногорский и Мьянек Белодрив. Приветственно покивав в ответ, они заинтересованно проследили за конкурентом.
  Судя по выстроившимся на столе бутылкам, процесс дегустирования содержимого потайного шкафчика градоправителя был в самом разгаре.
  А Арек, ни на кого не обращая внимания, прошел через весь кабинет, и рывков отдернув штору с той самой картины, ошеломленно уставился на прекрасное, но холодное и надменное, как далекие Ледяные Пустыни, и поэтому немного жутковатое лицо княгини Белозерской, и с досадой подумал, что вернись он тогда, в самый первый день, чтобы взглянуть на нее, то все могло бы быть иначе... Но ошибки совершают даже мудрейшие из мудрейших.
  К молчаливо взирающему на старинную живопись Ареку, подтянулись гномы, тролль и градоправитель.
  - Ну, вроде, это и есть, что ли, Упыриха? - вопросительно прорычал Ворт, поверх голов пренебрежительно кивая в ее сторону.
  Все, кто был в комнате вздрогнули от неожиданности. Шутка ли, но почему-то никому и в голову не пришла такая простая мысль, отчего маг так посмотрел на портрет княгини, пока тролль, со всей своей непосредственностью, не ляпнул первое, что пришло на ум. Тут уже у портрета сгрудились все, даже маги повскакивали со своих мест, и совсем невежливо пихая гномов, пытались пробраться поближе.
  - Да не может быть! - закричал Рой. - Мы были в ее склепе, она всего лишь куча старых костей!
  - Мы тоже там были, - ответил Виквор, из чистого упрямства отпихивая плечом того назад. - Только Сварек говорит, что это не кости ее бродят, а она сама.
  - Да как такое может быть? - вопросил магистр теоретической магии, начиная замечать, что несмотря на все его старания, вперед гномов выдвинуться не удается. - Она же не призрак, не фантом...
  - Астральная проекция, - повернулся Арек. - Из того мира на этот.
  - Чушь, - убежденно произнес Рой. - Не может быть.
  - Может. Оно и есть. Я сражался с ней. Она обладает всеми качествами астральной проекции.
  - Теоретически это не возможно. Как нельзя вернуться оттуда сюда без посторонней помощи, так нельзя и спроецировать себя самого из потусторонних миров. - упорствовал маг.
  - А откуда вам знать? - резонно задал вопрос Арек. - Она величайший некромаг за последние полтыщи лет, а возможно и со времен самой Королевы Сильеры. Из ныне живущих никто ей и в подметки не годится.
  - А как же магия? Проекция не способна колдовать.
  - Не велика проблема. Она забрала с собой десяток магичек. А не мне вам объяснять, как и какими зельями можно увеличить колдовскую силу слабого мага.
  - И что же ей надо? - воскликнул градоправитель. - Зачем же ей людей похищать?
  - А что может быть нужно бесплотному духу? - усмехнувшись спросил Арек и сам же ответил. - Обрести плоть и силу. Как я уже сказал, с такой колдуньей как она, никто из современных чародеев сравниться не сможет.
  - Очевидно, ты знаешь больше нас, - мигом сориентировался Мьянек. - Так, что нам сейчас делать?
  Арек поднял взгляд к потолку:
  - Чувствуете? Эта гроза - отголосок творящейся в окрестностях Волхова магии.
  - Минутку, - Рой поднял руку, привлекая внимание. - Не мешайте мне.
  Маг уселся прямо на пол, скрестив ноги и глубоко вздохнув, закрыл глаза. Наемники вопросительно взглянули на Арека. Тот прижал палец к губам, молчите, мол, и жестом попросил их подождать. Прошло несколько томительных минут, пока магистр-теоретик неподвижно сидел на полу, ощущая мир совсем не так, как обычные люди. Наконец, он открыл глаза, обвел пустым взглядом присутствующих, сморгнул, и как ни в чем ни бывало поднялся.
  - Ну, что? - первым не выдержал Мьянек.
  - Гроза определенно имеет отношение к магии. Точнее: является отголоском творящегося колдовства... И мне даже удалось почувствовать его сосредоточение - где-то с северной стороны, за городом, пара верст отсюда. Точнее, уж извините, - он развел руками, - вряд ли кто скажет.
  - Где-то на севере, - фыркнул Виквор. - Ничего не скажешь, ценная информация.
  Маг Красногорский с отвращением покосился на самоуверенного гнома.
  - Не скажи. - Арек в отличие от гнома сразу все понял. - Вспомните, что находится на севере за городом.
  - А что у нас там? - Свиф непонимающе уставился на мага.
  - Ведьмин Круг, - ответил за Арека Мьянек и быстро развернувшись на каблуках, направился к двери.
  - Вы с нами? - бросил он через плечо. - Сейчас достаточно сорвать обряд. Потом же придется созывать весь Совет Ордена и идти на эту ведьму войной.
  Арек молча направился за орденскими магами. Одни они не справятся, да и не факт, что втроем удастся помешать Той, что в своем колдовском искусстве стояла выше них, даже не на ступень, и не на две, а просто Выше. Но если не они, то кто? Княгиня Костычевская была одной из величайших полторы сотни лет назад, и с тех пор никто с ней и близко не сравнился. Если она вернется, то это будет все равно что стихийное бедствие.
  Гномы повздыхали-попереглядывались и поспешили за Ареком. Когда они проходили мимо тролля, тот наклонился к ним и тихо произнес:
  - Похоже, придется кончать нам эту бабу за бесплатно.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Награда назначена за ее голову, а она, по словам колдуна, бесплотная. К тому же эти двое орденских... Так, что лешева задница нам обломится.
  Виквор мгновение размышлял, над словами наемника, а потом нахмурившись ответил троллю:
  - Я все равно пойду с ним. Мы же, как-никак, напарники. Сражались вместе.
  Свиф поддержал друга горячим кивком.
  - Он за нас и мы за него
  - Коню понятно, - ухмыльнулся Ворт и выразительно поправив перевязь меча, добавил. - Не только ради денег живем.
  Из уст циничного тролля-наемника это прозвучало в высшей степени необычно.
  
  
***
  
  Толща грунта и камня надежно укрывала подземную ротонду, защитив бы ее и от катаклизмов пострашнее этой небывалой, а старожилы не вспомнили бы другой, столь же яростной, грозы. Яркие вспышки молний были видны даже здесь, бросая отсветы на ряды колонн, и раскаты грома, гулко прокатывающиеся над склепом, едва-едва заметно, но заставляли вздрагивать массивные камни - откуда-то сверху в мгновение совсем уж непередаваемых грозовых ударов, сыпалась пыль. По ступенькам журчали ручейки дождевой воды.
  Подходящая ночь. Другая такая наступит только лет через сто.
  В дальней стене, практически бесшумно, хотя ей не пользовались уже столетия, открылась потайная дверь. Гномий механизм, поставленный по желанию неизвестного представителя рода Костычевских, сработал безупречно. С тихим скрипом камня по камню, часть украшенной лепниной кладки просто отошла в сторону, открыв черный прямоугольник подземного хода, из которого медленно вышли десять едва заметных во мраке фигур. Отблеск полыхнувшей где-то рядом молнии на мгновение рассеял мрак, высветив бледные изможденные женские лица, с глубоко запавшими совершенно пустыми глазами, какие могут быть только у людей, чья воля давно уже подавлена и порабощена. Каждая держала в руке нож или кинжал. Неслышно ступая босыми ногами по холодным каменным плитам пола, они окружили саркофаг, тот самый, самый массивный, стоящий особняком от других. По углам в нетерпении шевельнулись тени, осторожно выглядывая из-за колонн и перелетая с одного места на другое, откуда было бы удобнее наблюдать. Сама тьма сгущалась в эти мгновения над каменным гробом, превращаясь в нечто жуткое и осязаемое, широким бесплотным вихрем закручиваясь по склепу. Следующий отблеск выхватил из темноты высоко поднятые руки, с зажатыми в них ножами. В полнейшем молчании десять ударов пронзили сердца; совершенно не изменившись в лице женщины выдернули ножи и так и не издав ни единого стона повалились на пол. Горячая, парящая в холодном подземелье кровь, хлынула на мраморные плиты, но не растеклась лужей, как должна бы была, а тонкими ручейками устремилась к дольмену. И так же легко, как простая вода течет вниз, она потекла вверх, взбираясь по неровным и шершавым стенкам гроба, достигла крышки и впиталась в неприметные щели. Новый раскат грома, порожденный ударившей совсем рядом молнией, прогрохотал под полукруглыми сводами, и едва он стих, как из-под тяжелой крышки саркофага послышался приглушенный толщей камня шорох и нечто до дрожи напоминающее утробное ворчание. Тотчас же плита содрогнулась от невероятной силы удара, перешедшего в пронзительный скрежет. После второго удара гранитная глыба, которую с трудом смогли бы приподнять полтора десятка человек, подскочила на пядь и с грохотом рухнула на место. Среди отголосков эха отчетливо прошелестело яростное, похожее на змеиное, шипение. Несколько долгих мгновений ничего не происходило, пока, наконец, третий, последний, колоссальной силы удар потряс подземелье. Тяжеленная многопудовая крышка саркофага подскочила на добрую сажень и, перевернувшись, загромыхала по полу. Находящееся там чудище слепо шарило в воздухе тонкими высохшими руками. Но наполненная жизненной силой кровь, ручьями стекающаяся в гроб, возрождала ее; тело на глазах обрастало плотью. Черты лица смягчились, клыкастый рот исказила злобная усмешка, отразившая лишь десятую часть той злобы, ненависти к миру, коварства и жажды крови, что можно было бы увидеть в глазах. Последним штрихом стал засевший в груди меч. Раскалившись, он сам выскочил из тела, подскочил под самый потолок, и упал в другой стороне, звонко забряцав где-то в темноте. Елань Костычевская медленно села, окинув довольным взглядом свои руки и весело рассмеялась, радуясь тому, что снова живая, своей волей воскрешенная из тлена. Не ходячий мертвец, что лунными ночами выбираются из-под земли и пугают народ мерзкой вонью гниющего тела, не какая-то примитивная нежить, заполонившая овраги и урочища, а такая же настоящая, как и полторы тысячи жителей Волхова. Но совершенно бездушная, как в прямом, так и в переносном смысле. Душа ее по-прежнему находилась в ином мире и чтобы соединить их воедино еще предстояло кое-что сделать. Одна из витающих поблизости теней отделилась от плотно обступившей саркофаг тьмы, подлетев ближе, и на миг зависнув перед ее лицом, как бесплотное призрачное отражение, когда обе княгини улыбнулись друг дружке, проникла в нее. Тень, отброшенная душой Костычихи из потустороннего мира на этот, грешный, слилась с новообретенным телом.
  Выбравшись из гроба, она еще раз с улыбкой, жутковатой из-за торчащих из-под губ клыков, посмотрела на свои руки, покрытые чужой кровью, и негромко хихикнула.
  - А ты еще думал, что сможешь убить меня! - крикнула она в темноту, обращаясь к тому, кто был мертв уже полтора столетия, и уже тише добавила. - Дурачок. Ты всегда недооценивал меня. Не понимал и недооценивал.
  Почти все силы, десятилетиями по крупице накопленные для этой особой ночи, ушли на то, чтобы выбраться из гроба; сейчас сил не хватило бы, чтобы даже приподнять гранитную плиту, которую несколько минут назад она так легко отбросила в сторону. Точно так же была недоступна магия, пока пребывающая в загробном мире душа не воссоединится с телом. Но это ненадолго. Чтобы полностью возродиться нужно было еще совсем немного времени.
  Легко ступая Костычиха направилась к ведущей наверх двери, навсегда покидая место, где провела последние полтора века.
  На лежащие рядом тела княгиня Белозерская, третья в очереди наследия трона Волхова, не обратила ни малейшего внимания.
  
  Гроза пошла на убыль, излив все свои запасы воды, только где-то возле самого горизонта продолжали изредка полыхать зарницы и слышались далекие раскаты грома, да ветер еще, налетая редкими и резкими порывами, швырял в лицо мелкие капли, продолжавшие сыпаться с неба. Мокрая одежда неприятно холодила тело, но вскоре быстрая ходьба согрела их, избавив от совершенно не геройской дрожи. Арек то и дело тревожно поглядывал на небо. Ливень, явившийся отголоском (а точнее - последствием, когда магия послужила толчком к непогоде, превратив простой дождик в настоящий ураган), сотворенного недавно колдовства, утихла, а это могло означать только одно - магический обряд близок к своему завершению. С положительным результатом или с отрицательным, но скоро все закончится. Маг поделился этим соображением с остальными.
  - Жаль, что лошадей нет, - пробормотал Рой. - Надо было сначала к страже завернуть. На лошадях мы бы быстрее туда добрались.
  Магистры, непривычные, в отличие от наемников, к долгим пешим прогулкам, уже начали тяжело дышать, хотя расстояние, которое им предстояло пройти, было не таким уж и большим - версты четыре-пять. Гномы и то, хоть пыхтели от натуги, но бежали наравне с остальными; именно бежали, потому что люди шли быстрым шагом, переходя иногда на медленный бег, а низенькие жители подземелий и в обычном-то темпе делали по два шага за один людской. Одному только Ворту было хорошо - он, из-за своего огромного роста и длинных ног, мог шагать с обычной скоростью.
  
  Всполохи открывающегося Ведьминого Круга, они заметили почти сразу, как только покинули пределы города. Ярко-оранжевые блики в обрамлении беспросветно-черных теней, взвивались в небо тонкими струями, по-змеиному извивающимися и закручивающимися вокруг себя, чем-то напоминая пламя гигантского костра, только чрезмерно вытянутое к верху. Н-да. Ареку о таком даже читать не приходилось. Прорвать бездействующий Круг, при этом полностью (А не частично, как в общепринятых теориях!) открыв его, задача для очень сильного архимага, с которым не хочется даже просто встречаться.
  - Что это? - спросил удивленный гном. Сила, рвущаяся из потустороннего мира, была такой, что даже не обладающие магическим зрением существа могли увидеть ее своими глазами.
  - Сила и темная аура Бездны, - ровным голосом ответил Арек. - Похоже, наша общая знакомая хочет почерпнуть силы с того света для того, чтобы вернуть свою душу. Приготовьтесь к бою: не может быть, чтобы она не оставила для охраны каких-нибудь мракобесов.
  Арек не ошибся. Едва он помянул "мракобесов", как из темноты показались несколько пар отсвечивающих красным звериных глаз. Эти угольки подскакивая в такт прыжкам неразличимых пока в темноте существ, целеустремленно приближались к ним со всех сторон, неслышно скользя у самой земли. Оборотни или вурдалаки? С телепатическими способностями этой ведьмы можно созвать к себе в услужение мракобесов с половины Волховского княжества. И вот теперь слуги заметили вторгнувшихся на охраняемую ими территорию людей, гномов и тролля и спешили выполнить данный им приказ - уничтожить всех.
  Таиться смысла небыло. Упыриха наверняка имела мысленный контакт со своей сворой, а остановить ее нужно было как можно скорее, пока Круг не открылся полностью. Взломать закрытый проход между мирами все ж не так-то просто, и несколько минут у них еще есть. А там уж, кто победит, тот и получит власть над Кругом.
  Все-таки вурдалаки. Здоровые, сильные, каждый не меньше аршина в холке. Арек встретил одного пульсаром - тот увернулся, ловко перекатившись по траве, и продолжил бег почти не потеряв скорости. У орденских чародеев колдовство получилось лучше: слаженно взмахнув руками, они кинули в зверей нечто вроде тонкой и совершенно непрочной на вид сетки, в которую попалось сразу два вурдалака. Третий, только задевший край сети, коротко взвизгнул и отпрыгнул в сторону, где его и настигло любимое заклинание Сварека - Воздушный Меч, сделавшее из одного целого вурдалака, двух, но половинчатых. Быстро окинув взглядом поле боя, он кинулся на следующего. Ворт, силой не уступающий самим клыкастым, весьма уверенно держался против двух, порядком уже потрепанных мечом и булавой, вурдалаков. Гномы, выкрикивая что-то весьма воинственное на своем языке, деловито кромсали другого. Орденские, напустив дыма неизвестным магу заклинанием, приканчивали остальных. Последствия волшбы были премерзкие - с попавших в дымное облако тварей ошметками спадала плоть, а сами они, с воем от которого закладывало уши, сделав лишь несколько шагов, падали в корчах, путаясь в собственных плавящихся внутренностях. Схватка стаи из десятка вурдалаков с группой магов и наемников была заведомо проигрышным делом, так что спустя несколько мгновений все было кончено.
  - Что-то слишком уж легко у нас это получилось, - прошептал колдун, настороженно оглядываясь по сторонам.
  - И не говори, - странным голосом ответил Мьянек, а когда остальные повернулись посмотреть, что же он такого увидел, то не смогли удержаться от испуганного вскрика.
  Тролль ругнулся, грязно и заковыристо, отступая на шаг. Гномы, вытаращив глаза, помянули своих богов, выставив перед собой бесполезные уже топоры. А Орденские маги, что-то суматошно пытались наколдовать. Мьянек выделывал пассы руками, между которыми тускло посверкивало магическое кружево, а Рой торопливо сыпал на землю какой-то серый порошок, стараясь очертить их компанию замкнутым кругом.
  - Чтоб вас всех... - пробормотал Виквор.
  Воинство, в ночной тьме и полнейшей тишине стекавшееся со всех сторон к их небольшому отряду, не могло не внушить суеверного ужаса в их души. Ибо среди этих воинов небыло ни одного живого человека.
  Многие были облачены в изъеденные ржавчиной латы, на которых еще различимы были рыцарские эмблемы. Под истлевшей плотью виднелись желтые кости, иные же были столь стары, что давно лишились частей скелета, но все это вовсе не мешало им сжимать в призрачных руках совсем не призрачное оружие. Каждого война окутывало едва заметное потустороннее свечение, повторяющее очертания человеческих тел, какими они были при жизни и какими их запомнили ушедшие души. Они шили совершенно бесшумно, в грозном молчании, неумолимые и жуткие. В глазах пылала холодная ярость и бесконечная тоска душ, вырванных из вечного покоя и насильно прикованных к миру смертных. Как бы ни были храбры наемники, но они испуганно попятились назад. Их оружие небыло способно убивать тех, кто и так уже столетия был мертв.
  - Не выходите из круга! - страшным голосом закричал магистр-теоретик. Гномы и тролль замерли. - Пока вы в круге, у вас еще есть шанс выжить!
  И действительно, мертвецы окружали их со всех сторон, пристально глядя горящими глазами, но ни один пока не переступил опоясывающую магов и наемников черте.
  - Весело, - отстраненно пробормотал Сварек и, махнув наудачу заговоренным мечом, ударил ближайшего умертвия.
  Сталь столкнулась со сталью, раздался громкий звон, подтверждающий, что их мечи вовсе не сгнившие железяки и удар таким оружием гарантировано отправит к праотцам. Впрочем, оружие им было вовсе ни к чему: им было достаточно даже легкого прикосновения призрачных рук... Ярко вспыхнули древние руны, причудливой светящейся вязью оплетшие клинок - Арека всегда удивляло, что руны каждый раз проявлялись разные, словно бы под каждый возможный случай были выкованы свои слова заклинаний, - и меч мертвеца рассыпался в прах. Арек ткнул его в грудь - кости осыпались на землю серо-желтой кучей. Прощально звякнули доспехи. Призрак, хранящий очертания тела, еще мгновение продержался в воздухе подобно дымке, а затем растаял без следа. В последний миг Арек успел заметить мелькнувшее в его глазах облегчение. Меч раскалился; не сильно, но все же - на одного умертвия потребовалось слишком много магии. Магистры что-то колдовали, но не так успешно: вдвоем они уничтожали мертвых воинов, только требовало это таких усилий, что глядя на вставшую вокруг армию, становилось ясно - последнего они прикончат в лучшем случае к утру. Если не упадут раньше от усталости. Одни только гномы с троллем остались без дел: заколдованного оружия они не имели, а тратить магию на заговор было бы неразумно. Да и не было среди магов таких специалистов.
  Времени небыло.
  - Займитесь ими! - крикнул Арек, бросаясь к Кругу, и стараясь отогнать мысль, что это самая глупая его идея.
  Заговоренный меч парой взмахов расчистил вокруг него свободное пространство. Еще несколько мертвых воинов осело кучей костей. Воинство теснилось вокруг, напоминая волнующееся, но безмолвное море. Они страшились этого меча, способного отправить их обратно в небытие, но и вместе с тем жаждали этого - удар магического меча сулил желанный покой.
  Да, сильна колдунья, думал Арек на бегу. Поднять из могил полсотни трупов, вернуть им душу и сделать их смерть их же оружием... Интересно, хоть кому-нибудь из современных магистров и архимагов удалось бы такое? Сам Арек поднял бы одним разом пять, вернул бы душу двум, а уж обречь их нести смерть всему живому не смог бы никогда. Потому что эти заклинания остались в ушедших веках, а сами армии мертвых с тех пор существовали лишь на пожелтевших страницах пыльных, поросших плесенью фолиантов, читаемых лишь библиотечными мышами.
  
  

Глава 8

  
  Вблизи Круг выглядел совсем иначе чем вчера. Двенадцатилучевая звезда ярко светилась потусторонним светом, прямо из-под земли в небо били всполохи яркого света, больше всего похожие на призрачное пламя, медленно вздымающееся в высь и растворяющееся под облаками. Словно бы огромный костер пылал на вершине холма. А в центре Круга стояла Она, запрокинув голову и разведя руки в стороны, будто наслаждаясь буйством колдовских стихий. Заслышав шаги, а скорее - почувствовав его приближение, княгиня Костычевская медленно обернулась.
  Их взгляды встретились и Арек понял, что опоздал.
  Костычиха снисходительно улыбнулась уголками губ, дав понять, что она ждала его и довольна, что он не обманул ее ожиданий. Но взгляд красных, жутковато сверкающих глаз был холоден, как лед Преисподней, и горел, как ее пламя. Она была прекрасна - Арек еще не встречал женщины красивей. Опасна. Ужасна. Холодна. Жестока. Властна. Этой женщине могли бы присягать на верность рыцари, становиться перед ней на колени монархи, а сама она правила бы целыми Империями и вела за собой в бой Легионы. На нее страшно было просто смотреть, так велика была исходившая от нее сила. Арек знал, что уже проиграл эту битву, что у него нет никаких шансов. Да и какие могут быть шансы у едва научившегося держать меч сопляка, бросившего вызов Мастеру меча?! Какие могут быть шансы у колдуна-недоучки против одной из величайших чародеек прошедших веков?.. Маг-наемник вдруг понял что его жизненный путь окончится именно здесь. Но отступать было поздно, да и не стал бы он бежать. Он пришел сюда сам.
  Взмах... Легкий, никакой мускульной силы, только веление разума, бывающее сильнее всех стенобитных орудий. То, что полетело в княгиню, называлось Огненное Копье - вихрь пламени, скрученный в длинный и тонкий стержень, способный прожечь дыру в каменной кладке крепостных стен. Затем Чаровей, странноватое орочье заклинание, на короткое время разрушающее магические силы попавшего под его действие колдуна. И последнее - Кольцо Холода, простое и эффективное, как кувалда, боевое заклинание, любимое за это магом и отработанное до совершенства, несмотря на принадлежность к другой стихии. Арек мог бы гордиться собой (да и любой другой, сотворивший такое маг, тоже): создать три заклинания такой силы всего за пару мгновений... Это многого стоит.
  От первого она отмахнулась легким движением ладони, словно бы отгоняя надоедливо кружащую рядом муху, второе приняла на грудь даже не покачнувшись, будто и небыло его вовсе, а третье втоптала в землю перед собой. Трава в миг покрылась инеем и сразу же начала оттаивать - из-под земли шел жар.
  И что ей противопоставить?
  - Это снова ты?.. - промурлыкала Костычиха. - Тот, кто пытался помешать мне все эти дни.
  Она неспеша, ступая мягко и плавно - куда там пресловутым эльфийкам! - направилась к нему.
  - Кто ты, человек? Я чувствую в тебе что-то неуловимо знакомое, но совершенно точно не могу тебя знать - я на время покинула этот мерзкий мирок много лет назад. - Княгиня тихо хихикнула своим словам. - Едва ли твой дед родился в то время.
  - Так чего ж не осталась в Преисподней? - мрачно буркнул маг.
  Елань Руеновна звонко расхохоталась.
  - Там... - Она отмахнулась от Пяти Лезвий. - Скучно. Убить даже некого.
  Она внимательно взглянула на него.
  - Ты мне надоел. - Воздушное Лезвие также пропало даром. - Умри.
  Арек едва успел выставить защиту, как страшный удар сбил его с ног, подхватил в воздух и швырнул прочь. Меч выбило из руки, раскалившись до красна он отлетел в сторону. Но на удивление самому себе, маг уцелел, хотя на короткий миг ему показалось, что еще немного и все внутренности окажутся снаружи - боль была жуткой, пронзившей все тело насквозь, как удар молнии. И даже пошатываясь смог подняться.
  Княгиня Костычевская тоже слегка удивилась:
  - А ты силен. Выдержать Перст Судьбы... Впрочем, я и не била в полную силу.
  Арек в это и не сомневался. Она всего лишь дала ему щелбана, сдунула с руки севшую букашку. Полная сила этого заклинания растерла бы в пыль его тело и вывернула наизнанку душу, разбив сознание на мелкие осколки.
  - Не знаю, как сейчас... Но в мое время тебе бы дали магистра четвертой-третьей ступени.
  Пальцы нащупали в кармане маленькую каменную бутылочку, плотно заткнутую пробкой и запечатанную мощными заклинаниями - Хранилище Сущностей, тюрьма для духов, колдовских существ, не имеющих физического тела, и порождений чистых Стихий. Только очень сильные маги могут поймать их и заточить в сосуд. Нередко пойманные сущности томятся там веками, пока их кто-нибудь не выпустит на поле боя, или их силы не иссякнут за долгие годы. И стоит только выпустить заточенных духов, как в необыкновенной ярости они пойдут крушить все вокруг. Обычно это бывают стены замков или строй вражеской армии. Арек знал, Кого его дядя хранил в этой неказистой с виду бутылочке, и если уж это не сработает, то непонятно что вообще можно сделать...
  Собрав в кулак оставшиеся силы, он швырнул в нее огнем. А затем несколько метательных ножей, чтобы отвлечь ее внимание, от которых она увернулась с неподвластной простому человеку скоростью. Ответом стал заливистый смех. Не теряя времени маг бросил ей под ноги пузырек...
  Хлопнула высвободившаяся магия, и тут же с громким ревом над осколками взвилось нечто огромное, и без сомнения жутко злое. Арек быстро бросился на землю, прикрывая голову руками. Может быть, у него был шанс... Коротко ругнулась Костычиха, прокричав что-то трудно произносимое из одних согласных на неизвестном языке. Рев перешел в шипение. Грохнуло, шваркнуло... Над головой пронесся порыв ветра. Арек лежал на земле, уткнувшись лицом в траву, слушая крики и рев за спиной. Затем все вокруг озарила яркая, много ярче солнца вспышка, которую было видно даже сквозь ладони...
  - Что ж... Признаю, это было неожиданно.
  Не веря своим ушам Арек поднял голову. Княгиня стояла невредимая, слегка запыхавшаяся, но совершенно довольная. На щечках розовел румянец, волосы чуть растрепались, а губы расплылись в улыбке, обнажив длинные клыки.
  - Демон из глубин Орбоста.
  Под ногами у нее подрагивали какие-то дымчато-прозрачные ошметки, похожие на сгустки темного тумана, быстро истаивая, как льдинки попавшие в кипяток.
  - Да. Давненько мне небыло так весело. - Она говорила это совершенно искренне. - Ты закрыл лицо, чтобы не встретиться с ним глазами? Глупая легенда.
  Арек встал. Сказать было нечего, эта схватка была проиграна изначально, но и сдаваться он тоже не желал. Это было лучше, чем покорно принять смерть.
  - Упорный. Ты мне напоминаешь одного моего старого знакомого.
  Она ласково, что выглядело по-настоящему жутко, улыбнулась, сделав шаг вперед. Под ногой хрупнули каменные осколки. Костычиха глянула вниз, на то, что осталось от пузырька, и вдруг в насмешливом взгляде промелькнуло нечто, похожее на узнавание. Колдунья вскинула голову, выражение лица неожиданно стало серьезным и настороженным.
  - Кто же ты?..
  И прежде чем до Арека дошел смысл вопроса, на маленькую поляну обрушился настоящий ураган, словно бы черным, как смоль пламенем, пролившись с небес. В грохоте и вое ветра с вековых дубов сорвало все листья и согнуло могучие деревья в дугу. Кора почернела, рассыпаясь пеплом, деревья скорчились словно бы в невыносимой муке, а через мгновение голые ветви вспыхнули как сухие лучины. Трава в миг пожухла и обратилась в прах. Во все стороны разошлась ревущая волна, рвущая на части и выворачивающая наизнанку деревья. Ничто живое, будь то зверь, птица или трава не могло уцелеть в этой буре.
  А в центре черного вихря, стояла она, с трепещущими на ветру волосами, воздев к небесам руки и хохоча от осознания собственной мощи.
  
  Вот он, Перст Судьбы в полную силу - одно из мощнейших черномагических заклинаний, созданных Королевой Сильерой еще во времена Войн за Передел Мира.
  
  Мертвая армия развеялась на ветру мгновенно, хотя вихрь лишь махнул рядом своим краем. А орденские маги и наемники едва успели броситься на землю, как над головами пронеслось нечто настолько жуткое, что едва не остановилось сердце от всепоглощающего страха. Но едва лишь накрыв их, тьма отступила обратно - это и спасло людей, гномов и тролля. Костычиха била не по ним; в противном случае на том месте, где за мгновение до этого был их маленький отряд, на много веков осталось только сухое выжженное пространство мертвой земли.
  - О боги... - прошептал Виквор. - Что это было?..
  Рядом слышалось бормотание - Свиф молился всем богам сразу. Ворт больше напоминал крепко побитую собаку. Шерсть топорщилась на загривке.
  - Нет, на такое я не подписывался, - дрожа, проскулил он.
  - Некромагия. - ответил Рой Красногорский гному. Бледное лицо было перекошено страхом. - Мы опоздали.
  Оглянувшись, он пополз на помощь магу-напарнику. Тот замешкался, пытаясь поставить еще какую-то защиту, и поэтому ему досталось больше остальных. Мьянек был без сознания.
  
  Раньше он не раз задумывался, каково это - умереть. Что ждет нас после смерти? Его-то точно, мракобесы. Кстати, где они?
  Вокруг было тихо и спокойно, и темно. Арек словно бы плыл по мягким волнам, отстраненно думая о том, что произошло. Перст Судьбы невозможно пережить, нельзя от него и защититься, даже будь ты Архимаг Высшего Посвящения. Можно только сбежать. Заранее.
  Однако, если это смерть, то весьма странная. И совсем не похожая на описания ни одной из знакомых ему религий.
  Впрочем, кто возвращался, чтобы рассказать в подробностях?
  Костычиха, если только.
  Сознание словно бы двоилось, думая эти мысли одновременно, и порождая довольно странное ощущение эха в голове, а затем разошлось каждое по своим делам. Маг чувствовал себя как будто бы двумя разными людьми.
  И мысли... Мысли не его... Чужие мысли.
  Он качался на волнах, ощущая, как откуда-то из темных глубин сознания поднимается нечто странное и пугающее...
  Сердце... Их два... Они бьются вместе...
  Нечто старое, забытое, чужое, но вместе с тем очень близкое.
  - Кто ты?.. - Спросил Арек самого себя.
  - Я - это ты. - Ответил Арек самому себе.
  - Мы вместе. - Сказали они друг другу.
  Это не смерть. Маг открыл глаза. Вокруг все плыло, огонь вздымался невероятными по высоте языками. Лес горит. А под голову уперлось что-то твердое. Один из камней Круга.
  Он увидел княгиню Костычевскую.
  А затем все пропало.
  Забвение...
  
  Костычиха захохотала от переполняющего ее восторга. Было чему порадоваться. Куда не глянь, бушевало пламя. Магическое; ибо все, что могло гореть уже давно перестало существовать. Искры вихрем вздымались ввысь, исчезая в плотном столбе удушающего дыма. Ей было все равно. Такие мелочи не могли ее побеспокоить. Это было волнующее ощущение новообретенной власти над миром...
  Улыбка сошла с лица княгини. Прошептав: "Не может быть..."; она резко развернулась.
  Сквозь пламя, послушно расступающееся перед ним, ничуть не тревожась иссушающим все живое жаром, неторопливо, но уверенно и твердо приближался...
  Княгиня Костычевская настороженно прищурилась. Губы изогнулись в зверином оскале, обнажив длинные клыки.
  Он выглядел уже по-другому. Тело обрело совершенно другие движения, другую осанку и походку, длинные, прежде черные волосы, побелели как снег, развеваясь на ветру огненного пекла, а глаза из ярко-зеленых приобрели зловещий рубиновый цвет.
  Сварек смотрел на нее уже совершенно другим, не его, но очень похожим взглядом.
  Узнавающим.
  - Я ЗНАЛА, ЧТО ЭТО ТЫ!!! - заорала Костычиха во всей своей ярости обрушивая на противника всю мощь некромагии.
  Маг усмехнулся, обнажив клыки, и рассыпался в прах. Там, где он стоял мгновение назад, взвился пепел сгоревшей земли.
  - Ха! На этот раз победа будет моей!
  Она обернулась к магу, возникшему за ее спиной, легко, несколькими неуловимо точными жестами, как гончар из куска мягкой глины, вылепляя из самой сути мироздания новое заклинание.
  Сварека это не могло напугать. В ладони сгущалось еще одно заклинание черной магии - Меч Полуночи - целиком сотканное из по-змеиному извивающихся угольно-черных тонких молний орудие, грозное и страшное.
  Две фигуры, быстрее, чем глаз мог бы заметить их движение, метнулись навстречу друг другу: маг ударил волшебным мечом, колдунья - сотворила заклинание Щита. Землю сотряс новый удар, подобный грому; на короткий миг магия Костычихи проявилась гигантским полупрозрачным щитом, разлетевшимся роем мельчайших осколков.
  
  - ...И зачем ему мы?.. - потрясенно прошептал гном Виквор.
  К гномам подполз весь грязный, взъерошенный и очень недовольный тролль.
  - Пора б ноги сделать отсед, - прорычал он. - Колдун и без нас разберется, а мне не хотелось бы чтоб нас накрыло мимоходом.
  - Помогите, - позвал Рой.
  Его друг еще пребывал в беспамятстве и Ворт, легко подхватив человека под мышку, пригибаясь побежал прочь, даже бросив почти все свое оружие, чтобы не мешало на ходу.
  
  Земля стонала, заново переживая битву, равной которой небыло уже много сотен лет. Маги сражались колдовством легко, как иные дерутся мечом; так тысячу лет назад могучие волшебники непобедимых армий забытых королевств бились за передел мира. И сгинули в огненном горниле войн.
  
  - Ловко, - заметила она, в то время как Сварек отбил ее невероятно сложное и коварное заклинание неизвестным ей способом. И тут же нанесла новый удар.
  Противников разбросало по разным концам поляны.
  - Занятно, - в тон ей произнес маг. - Почему бы тебе не сдаться и не вернуться туда, откуда ты взялась? Все туда попадают и пока никто не возмущается жильем и кормежкой.
  - Я не все!! - зло ответила Костычиха. - Я величайшая из величайших! Я училась по книгам Королевы Сильеры и сравнилась с ней в силе, а во многом даже превзошла ее! И эти законы не про меня... Что ты можешь знать про ту сторону бытия?! Разве ты там был?
  Она оскалилась в злой усмешке, и тут же правая ее рука потемнела, облачаясь в стальной вороненый доспех до плеча, покрытый рядами устрашающего вида шипов. Закованные в сталь пальцы обрели длинные, толстые и чуть изогнутые когти.
  - Приходилось, - невозмутимо ответствовал маг, приседая и чуть отводя за спину руку, чтобы противница не увидела, что он прячет в ладони. - И мне понравилось. Вечный покой - это наша награда за долгие года бренного мира, но отдохнув, мы можем двигаться дальше, к новым горизонтам...
  - Слабак! - презрительно бросила колдунья. - Почему б тебе тогда самому не отправиться в загробный мир, если там так хорошо?
  - Только после тебя, Ёлочка.
  Костычиха рыкнула, и двое магов снова ринулись навстречу друг другу... столкнулись, обменявшись парой быстрых ударов... вновь оказавшись по разные стороны Круга.
  
  - Встань рядом со мной, чтобы править этим миром. - Правая рука, плечо и половина лица исчезла, из обугленной плоти торчали черные обломки костей, и она продолжала тлеть, осыпаясь хлопьями пепла. - Мы величайшие! Никто не сравнится с нами! Вся земля, до которой только дотянется наш взор, станет нашим королевством. Разве ты не хочешь могущества, власти, преклонения... Страха в глазах твоих врагов?
  - А какова цена всего этого? - возразил Сварек. В боку, там, где печень и там, куда дотянулась латная когтистая перчатка Костычихи, зияла глубокая рваная дыра... будто медведь выгрыз... Из раны не вылилось ни капли крови. - Души множества невинных людей... Твоя собственная...
  - Дурак! Люди - мусор. Тупые свиньи, способные только лишь жрать, плодиться и служить кому-нибудь, у кого хватит силы и ума обуздать это стадо. Они униженно взывают к помощи, когда не могут справиться с простейшим бесом, а как только поможешь им - плюют в спину. Жалеть их - глупо. Все равно не оценят. Никогда.
  - Наоборот, именно поэтому их и стоит пожалеть. - Маг не пошевелился, лишь глаза на миг сверкнули зловещим рубиновым светом, но зияющая в боку дыра бесследно исчезла. - И поэтому я никогда не пойму тебя и никогда не пойду твоим путем.
  Елань взглянула на него и раны ее, исчезли столь же бесследно, как и раны мага.
  - Что ж... Тогда прощай.
  Она воздела к небу руки и тут же окуталась тьмой, заструившейся вокруг нее прямо из-под земли.
  - О Силы, что темнее зимней ночи, Силы, что ярче полуденного солнца, Силы, что холоднее...
  Она читала заклинание призыва таких сил, с которыми не решился связаться даже очень могущественный маг, хотя бы потому, что плата, которую они бы запросили за вызов, была слишком высока, и не сумей маг с ними договориться, участь его была б ужасна. Костычиха взывала к этим силам без малейшего страха - она знала, что плата их устроит более чем, - глаза ее светились торжеством и победой, в этот миг, окруженная этими темными и страшными сущностями, она была неуязвима ни для чего в этом мире... во всех мирах.
  Они явились на ее зов, непостижимые и непобедимые, способные свести с ума одним своим видом, длинные, стелющиеся в воздухе подобно змеям, сотканные из дыма и тумана, чешуйчатые, скользкие, крылатые, с гребнями и щупальцами, непрерывно меняющиеся и перетекающие из одного образа в другой; дыхание их несло смерть, взгляд выжигал разум, прикосновение рассыпало в прах, а зубы и когти разрывали души; они откликались далеко не каждому, а выполняли приказы избранных единиц... Это были демоны из таких далей, о которых нельзя было даже помыслить.
  Елань взглянула на мага, уверенная в своем превосходстве, и едва не замолчала, напуганная увиденным. Сварек стоял прямо перед ней, губы мага шевелились, слово в слово повторяя заклинание призыва Сил Тьмы. И демоны метались между ними, все скорее закручиваясь спиралями, выписывая восьмерки и взвиваясь ввысь дымными струями. Прервать речь было невозможно - явившиеся этот мир сущности, в мгновение ока растерзали бы душу того, кто их призвал. Оставалось только закончить заклинание и ждать, кого выберут демоны...
  - Явись Тьма! Встань рядом со мной, и поглоти тех, кто осмелится заступить нам путь! - выкрикнула она на древнем, давно забытом языке, воздев руки в сложном жесте.
  Сварек замолчал одновременно с ней, сложив ладони сферой.
  Несколько мгновений, показавшихся вечностью, ничего не происходило в наступившей тишине. Демоны были безмолвны - там, где они обитали небыло звуков, небыло образов, небыло ничего; они кружились между магами, стелясь по самой обугленной земле, взметаясь над их головами, и решали их судьбу.
  А потом завертелись вокруг мага, призрачной струей сливаясь в шар между его ладоней...
  - Нееет!!! - в ярости завопила Костычиха, поняв, что в очередной раз проиграла ему.
  ...пока не обернулись черной, чернее зимней ночи, яркой, ярче полуденного солнца, холодной и жаркой, как лед и пламень Бездны, всеобъемлющей и никакой Звездой.
  - Чтоб ты сдох... - с ненавистью прошипела она.
  - Уже.
  - Я еще вернусь! Даже оттуда, вернусь и найду тебя!!
  
  Ее последний крик вечной ярости и жгучей ненависти, пронесшийся над несчастным древним городом, заставил замереть от страха сердца всех, кто слышал его...
  
  - Не сомневаюсь...
  
  
***
  
  - Эй, колдун... Ты там жив, или как?.. - Голос тролля выдавал страх.
  "Как будто не видно. Помер."
  В бок что-то пхнули, кажется палку.
  "Отвалите. Я умер."
  Палка продолжала тыркать ребра. Позлившись отстраненно настойчивости этого гада, что мешает спать вечным сном, Арек слабо заворочался, решив испепелить проблему раз и навсегда.
  - Кажись, живой! - Это уже вопль гнома.
  Какого еще гнома? И какого тролля? Арек вспомнил: Свиф его звали. А первого - Ворт.
  Кто-то подхватил его и посадил, придерживая за плечи. Ничего не оставалось, как открыть глаза. Первое что он увидел, было рыжей бородой гнома. Свиф встревоженно смотрел на мага.
  - Живой. - удовлетворенно протянул он.
  Арек повернул голову и наткнувшись на тролля, который и проверял жив человече или нет, понял, что палка - это слишком сложно для Ворта. Желая проверить, тут маг или уже там, житель далеких северных пустынь пинал его сапогом.
  - Можешь встать? - спросил Рой Красногорский.
  Арек подумал, прислушиваясь к своим ощущениям, и кивнул. Тело болело, но все кости были целы, руки-ноги вроде бы на месте, и никаких других ран, кажется, не имелось. Просто какая-то странная всеопустошающая усталость, не имеющая ничего общего со стоверстным переходом через горы, в душе.
  Но стоять оказалось на удивление легко. Ноги не подкашивались и это позволило ему без труда осмотреться вокруг. И первыми его словами было к столь неприличным частям тела, что Ворт захохотал и, хлопнув мага по спине, заявил, что с тем все в порядке.
  - Что тут случилось?
  - Что случилось?! - воскликнул Мьянек. - Это я могу спросить, что случилось, потому что лежал в беспамятстве. А тебе лучше это знать, ты же это все натворил!
  Арек еще раз огляделся с таким глупым выражение на лице, что гномы с троллем, повалились от хохота на землю.
  Все пространство вокруг покрывал толстый слой пепла. Искореженные и обугленные жаром деревья, дымились смрадом. Под подошвами сапог похрустывала сухая прокаленная земля. Даже камни Круга слегка потрескались в пламени.
  - Я? - глупо переспросил он.
  - Не притворяйся, что ничего не помнишь! - заорал Магистр-теоретик. - Тут такое творилось, что вспоминать страшно!
  - Эт, точно, - поддакнул тролль.
  - И такая магия призывалась, что тебя ждет долгий разговор с дознавателями Ордена, на предмет, откуда ты вообще знаешь такие запрещенные заклинания!
  Лицо орденского мага раскраснелось от гнева.
  - А ты не лай, - осадил его Виквор. - А то распылит тебя по ветру, и токо воспоминание останется.
  Маг Красногорский зыркнул на него, но сдержал рвущиеся наружу речи, не имеющие ничего общего ни с колдовскими заклинаниями, ни с языком благородных вельмож.
  - Ты, что ли, правда, совсем ничего не помнишь? - удивленно спросил гном.
  Арек помотал головой.
  - Помню, как добрался до Круга, понял, что она вернула себе все свои силы... Помню, использовал какую-то боевую магию, а потом швырнул в нее пузырьком с заключенным в нем демоном Орбоста.
  Гномы вздрогнули, услышав это название, - слишком хорошо они знали слухи и предания об этих тварях... Да и орденские маги, многозначительно переглянулись.
  - А потом она долбанула по мне чем-то и я отрубился. - Арек смахнул со лба прилипшую прядь волос, и только сейчас заметил, что черные волосы стали грязно-темно-серыми из-за налипшего на них пепла. Да и вообще, сам он выглядел не чище живущей в хлеву селянской свинюшки.
  - Она долбанула по тебе Перстом Судьбы, - мрачно произнес Рой.
  Несколько мгновений Арек смотрел на него, а потом категорично ответил:
  - От Перста Судьбы невозможно защититься.
  На что Рой скривившись, пошамкал губами, разводя руки в стороны и вихляясь всем телом - жест довольно оскорбительный, выражавший злой сарказм и ядовитую насмешку.
  - А ты защитился и отодрал ее, как козу хворостиной. - сказал вместо него Мьянек. И взорвался. - ЕЕ! Костычиху!
  И не находя больше слов, воздел руки к небу, словно бы призывая силы небесные разобраться в этой ситуации.
  - Бывает, - неожиданно для всех авторитетно заявил Свиф. - Вот у меня точно такой же случай случился.
  Все как один повернулись к нему.
  - Воевали мы, значит, под Гаревым курганом с орками. И вот на моих глазах одному гному, дальнему, надо сказать, родственнику, орк со всей своей орочьей дури голову проломил топором. И даже шлем не спас. Так этот гном как взбесится, да как начнет направо-налево всех рубать, только кровь брызгами летит. Топор из головы торчит, а он всех подряд, как бешеный косит. Доспех с себя скинул, так в одной рубахе с топором, весь стрелами истыканный, как этот... который у нас не водится... как еж! С полсотни орков уложил прежде чем помер. Или даже более того. Так что, - закончил он, - и не такое после удара по башке сотворится.
  Оба орденских мага фыркнули, выражая свое презрение к словам гнома.
  - Да и у меня такое случалось, - поддержал его Ворт. - Я однажды одному своему знакомцу три копья в брюхо воткнул, так он все равно верст десять за мной гнался, пока в волчью яму не свалился и не помер там. - Подумал и добавил. - К вечеру. Не, ну на следующий день я пришел - он уже не трепыхался, хотя и не остыл еще совсем.
  Хотя на первый (и все последующие) взгляд простого обывателя, в словах тролля небыло ничего смешного, Арек захохотал над специфической наемничьей шуткой, понятной только лишь тем, кто не один год отходил по стране с мечом, ввязываясь в столь сомнительные и опасные дела, что не всегда виден выход из них и неизвестно выживешь или отдашь богам душу.
  Через мгновение к нему присоединились Свиф, Вик и Ворт. А затем и мрачные Магистры высшей магии.
  
  Трое людей, двое гномов и снежный тролль хохотали, стоя по щиколотку в пепле, на пепелище старинного леса и дымный ветер разносил их смех по округе. Они смеялись облегченно и весело, как только могут смеяться победители, только что сразившие в долгой и трудной схватке очень опасного и грозного врага.
  
  

Эпилог

  
  А деньги им все-таки заплатили.
  Вилений, увидев во что они превратили древнее капище - на много столетий старше города, - оставшееся еще со времен первых волхвов, схватился за сердце и немедленно потребовал у богов кары небесной на их головы. Но успокоившись, сменил гнев на куда как более обидную усталую укоризну.
  - Ну, что вы тут натворили? - повторял он, тоскливо качая головой.
  Действительно, Двеннадцатидубовый холм, с пережившими наполненную счастьем и смутой, победами войн и кровью восстаний тысячелетнюю историю Волховского княжества, двеннадцатью могучими дубами, посаженными еще первыми колдунами страны, и Ведьминым Кругом - местом старинных обрядов и ритуалов, больше никогда не будет прежним. Дубы и окружающий их лес сгорели в вихре Черной магии, оставив после себя лишь обугленные остовы, которые еще долго будут напоминать о развернувшейся здесь битве. Еще сотни лет на ставшей бесплодной земле не вырастет ни травинки... а возможно, и никогда. И тьма пролившаяся здесь, навсегда оставит за этим холмом дурную славу проклятого места.
  - Разве нельзя было как-то иначе?..
  - Радуйтесь, - ответил ему Магистр Красногорский, - что обошлось этим. Если б не мы, то такое случилось бы со всей страной.
  Положенные две тысячи гривен, нашлись-таки в казне, хоть градоправитель и очень не хотел их находить, и разделенные на шесть частей - орденские маги тоже рисковали своей шкурой, не меньше остальных, решившись вступить в схватку с Костычихой, - осели в карманах и кошельках приятной тяжестью. После чего Вилений, пробурчав что-то невразумительное, могущее в равной степени сойти и за прощальные слова, и за благодарность, и за пожелание "Чтоб вам пусто было!", удалился прочь ни разу не оглянувшись.
  Арек его понимал.
  - Что думаешь делать дальше? - спросил его Магистр теоретической магии, рассеянно позвякивая горстью золотых монет в кармане.
  Маг пожал плечами.
  - Отправлюсь дальше на заработки. Городов в Волгании и прилегающих землях еще много, везде найдется работа для мага-наемника.
  - Знаешь, ты мог бы направиться с нами в Белозеро. Что бы ты там не натворил в прошлом, после того, как ты загнал княгиню Костычевскую обратно в Преисподнюю, Совету Ордена не останется ничего другого, как полностью помиловать тебя.
  Арек грустно усмехнулся.
  - Сомневаюсь. Глава Совета судил меня лично на Тайном Собрании, при полной и единогласной поддержке всех одиннадцати магов. Задним, правда, числом.
  - Но есть еще и король! - воскликнул Рой Красногорский. - Он может помиловать любого, не считаясь с Советом.
  - Ты плохо знаешь главу Совета и недооцениваешь его влияния на короля. Король слушается Древиуса во всем.
  Обернувшись, маг-наемник заметил как внимательно слушают их разговор второй магистр и наемники.
  - Но если обвинение было несправедливым, мы можем выдвинуть его на открытое слушанье Ордена! - продолжал орденский маг. - И Совету ничего не останется, как пересмотреть свое решение, особенно в свете последних событий.
  - По справедливости, ему следовало бы испепелить меня на месте. - голос наемника неуловимо огрубел. - А я отделался всего лишь десятилетней ссылкой и запретом на занятия магией. Не надо заниматься глупостями. Магистр Древиус один из самых честных и порядочных людей, каких только можно представить. - Арек произнес эти слова безо всякой насмешки или сарказма. - Моя вина бесспорна и я понес за нее наказание.
  - Что же ты такое натворил, что Орден тайно судил тебя, наложив запрет на все, что касалось этого дела, но при этом ограничился ссылкой? - спросил магистр.
  Несколько мгновений маг молчал, опустив взгляд, а потом вскинул голову, кивком отбросив волосы назад, и улыбнулся. Ухмылка вышла неприятной и злой, приправленной какой-то потаенной горечью:
  - Да так... Дураком родился.
  И кивнув в знак прощания, развернулся к наемникам. Но не успел он пройти и десятка шагов, как его нагнал оклик боевого мага:
  - Сварек, постой!
  Маг-наемник остановился не оглядываясь.
  - Как ты думаешь, она вернется?
  - Она обещала, - ответил тот после короткой паузы. - Но вряд ли это будет при нашей жизни.
  - Ну дай то Боги, чтобы она осталась там навечно, - вздохнул Мьянек и повернулся к напарнику. Вместе они зашагали в другую сторону.
  
  - Мы вернемся, - прошептал Арек. - Мы все вернемся.
  И тут же недоуменно споткнулся - ему показалось, что он только что что-то произнес... Но затем коротко мотнул головой, отгоняя наваждение и прибавил шагу, чтобы поспеть за гномами и троллем.
  Ощущение чего-то родного, но очень старого и забытого, поселившееся в сердце, постепенно развеивалось. Дул свежий и прохладный северо-западный ветер, заставляя идти скорее.
  Впереди было еще много нехоженых дорог.
  
  
  
  
  
  
  Москва. Начало 2006 - декабрь 2007
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Катерина "Последней умирает ненависть"(Антиутопия) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) Л.Андрей "Казак Мамай и Звездные Врата."(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"