Сезин Сергей Юрьевич: другие произведения.

Юность мага,книга вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга закончена. Здесь ее ознакомительный фрагмент.

   Мы в прошлый раз остановились на наказании покушавшегося на меня. Да, он так и остался в холме черных эльфов, и я не проверял, как он умер. Через много лет я снова попал в эту долину, но до этого не дошли руки. А, может, и забыл тогда... Не буду придумывать.
   Вскоре вслед за этим событием от меня потребовалось отправиться в окрестности Густранжа. Помните, я рассказывал о королевском сержанте оттуда, который вместе с нами ехал в карете, когда на нас напали разбойники? Он еще и меня пригласил пожить там, пообещав роскошную практику по истреблению чудовищ и тамошних девушек. Последнее- это, конечно, было не во власти королевского сержанта, хотя девушки в провинции, естественно, были. Как же возможно обойтись без них? Сложность была больше в том, что народ там живет небольшими деревнями, да и города называются так больше по традиции. Поэтому, если ты живешь в деревне Фретерр и из наличных пяти девушек тебе никто не по душе, то и увы. До ближайшей деревни Фев двадцать тамошних миль. Мили там недлинные, но это расстояние даже по степи или дороге займет почти весь день похода. А по густым лесам и буреломам Илланжа можно и двое суток идти. Оттого дела брачные там решаются особым образом. Даже есть такая поговорка-характеристика- 'твоя жена живет в пятой деревне'. Ну или муж. То есть герой ее по местным меркам донельзя переборчив. Есть еще вариант-'искали невесту в седьмой деревне'. Значит она примерно то же, что и на моей родине- 'С дурной головой ногам нет покоя'. Теперь понимаете, какими глазами на меня смотрели местные, когда я туда приехал? Весь женский пол меня взвешивал и оценивал- кто для себя, кто для дочки или внучки, кто просто так-новый ведь человек. А тамошние парни, почуяв конкурента, пару раз побить пытались. В других случаях они просто недовольно пялились. Конечно, когда с местными парнями идешь на поиски тварей, то отношения нормальные, и они в меру сил помогают непривычному к их лесному житью человеку, а вот на улице деревни-уже конкурент.
   Здешние леса прямо до безобразия кишели разной дичью и пушного зверя тоже хватало. Но вывозили в те времена больше меха и отдельные редкие растения. Зимой еще удавалось вывезти в некотором количестве битое мясо, смолу, немного ценной древесины. Но сильно мешали тамошние дороги. На сани можно навалить довольно много беличьих или курейшьих шкурок, а вот с бревнами-уже сложнее. И то надо сначала довести до Густранжа, а там бревна будут ждать весны и сплава вниз по реке. Но, как шутили тамошние жители, выйдешь к забору и выбирай, кого подстрелить. Зверье было тогда прямо непуганое. Благородный олень мог нагло перескочить через забор и попытаться сожрать хозяйскую капусту. Вы это себе можете представить в столице или у меня на родине? Или в какой приморской провинции? Нет, хоть там тоже охотиться можно. А я это своими глазами видел. А однажды со мной случился такой казус. Уж извините за подробности. Возникло у меня желание и присел я. И вот ощущаю, что кто-то меня ниже поясницы так вот касается, чем-то- ну как собачьи носом. Чего я только в этот миг не передумал. Вспомнил все бестиарии королевства, кто это там мог быть. Даже про черноголовую змею подумал, хотя она только в степях водится. Наконец, резко вскочил, и, выдирая револьвер, развернулся, готовый к бою. А там, простите меня семеро богов, паршивый енот! Захотел он меня обнюхать, да еще в такой момент. Наподдал ему ногой, так что он полетел за кусты, чтобы не пугал гостей провинции неуместным интересом к их отдельным местам!
   Мои коллеги, что склонны к познанию мира и выведению закономерностей его устройства, утверждали, что эти места -своего рода зеленый сад богов, где все создано так, что может активно расти, хоть это тварь, хоть растение. Маг Пелитис даже говорил, что там даже не сад, а охотничий заповедник бессмертных, где к их услугам любая дичь в любых количествах. Пелитис вообще везде искал сад, даже в пустынях, говоря, что пустыня тоже сад, только из него боги убрали лишние растения и зверей, чтобы человек или бог мог там бродить, и никто ему не мешал в его размышлениях.
  Как вы понимаете, это уже совсем завиральная идея. Не бывал Пелитис в пустынях, поэтому ему они казались садом, в котором есть только необходимое. Как же! Но даже в этом содержится зерно истины. Не слышал, чтобы бессмертные охотились на каких-то зверей или птиц под Густранжем, но есть в тамошних лесах что-то от сада. Потому что нет там ядовитых грибов или ягод. Даже если поесть незрелых ягод -может только стошнить и убрать незрелые ягоды из экспериментатора. Дичь опять же безопасна. Ей не нужно, как непейнскому горному барану, вырезать железы, чтобы спокойно есть баранину. Не раздави желчный пузырь и все. Ядовитых змей опять же нет. После укуса сутки зуда и две крохотных ранки-разве это опасно? Но ко всем прелестям этих лесов примешивается одна неприятная вещь. Тамошние чудовища, коих восемь видов наземных и одно речное. От них достается не только людям, но и зверям с птицами. Причем кралеон может съесть даже не всего оленя, а убить четыре-пять штук сразу. Это такая как бы кошкособака. Глаза у него кошачьи и когти выпускать может, и по деревьям лазать. А вот пасть собачья. Вот такая тварь на полянке разорвала трех оленей, а потом, когда туда вышел я, бросила бедро оленихи и захотела меня заесть. Нормальный дикий кот или волк новых жертв бы не искали, максимум защищали бы добычу от меня, имей я внезапное желание отнять у него полусъеденную олениху. А в нем жажда крови была превыше всего. Ну и остальные такие же.
   Потом, когда я смог ходить в другие миры, я у тамошних ученых мужей спрашивал, что они думают по поводу этих вот особенностью. И они высказали интересное мнение, что на одном участке земли или реки могут жить только определенное количество животных. Скажем, не более двенадцати оленей и полусотни диких кроликов. Поскольку кроликов и оленей едят хищники, то их тоже много быть не может, скажем на два таких участка- один волк или один дикий кот. Если появится отчего-то два кота, то они переловят всю добычу, а дальше придется самим есть траву и листья. И добавили, что иногда животные сильно плодятся, и в тот год рождается больше обычного. И что бывает дальше? Нападает мор на этих размножившихся животных, потому как не хватит в долине или лесу для них пищи. Вот и боги поселили среди полных дичи лесов вот этих устранителей излишков животных. Чтобы размножившиеся олени, кабаны и прочие полезные животные и не сожрали все леса вместе с корнями. Оттого и они такие кровожадные, потому как перебить столько дичи обыкновенный волк просто не сможет, а вот такие твари -спокойно и легко. ___
  Должен сказать, что местные жители не считали, что живут в саду богов, а чудовища посланы им со специальной целью. Они относились к делу просто и утилитарно: здесь есть хорошее, а именно прямо великолепная охота, но есть и недостаток-твари. Кто считает, что хорошее перевешивает плохое-дальше живет там. Кому страшны кралеоны- ищет место с не столь богатыми угодьями, но зато без этих вот котособак.
   Ну а я оказался в этом саду с живыми садовниками с определенной целью. Дошли такие сведения, что появился здесь субъект, котором мало девяти наличных видов тварей. Ему хочется создать еще. Ну и, не отходя о места творения, испытать создаваемое им оружие. Тут я немного забежал вперед, но уж ладно. Во сне я был удостоен голоса владыки магии Сорбэ, который сообщил, что мне поручается миссия отправиться в окрестности Густранжа, оттого завтра в полдень я должен открыть туда эфирные врата. Утром меня посетит человек со шрамом на лбу, который доставит нужное и передаст кое-то на словах. Моего фамилиара брать не нужно. Еще мне была ниспослана солидная порция Силы. Должен сказать, что обычно это сопровождалось кошмарными сновидениями. Такова особенность ниспослания Силы. Если получается во сне, то маг способен принять ее очень много, то кошмары гарантированы, но и никакого тебе отката. А вот если тебя подпитывают днем-вот тут ой, как неприятно становится. Такое было не раз, но и я перестал обращать внимания на ужасные сны при приходе Силы.
   Наутро явился и вестник крестьянин из пригородной деревни Ассель. Разумеется, сам он магом не был, он служил лишь для связи. Боги так поступают, воздействуя на человека попроще, а иногда совсем простого разумом. Тогда он легко превращается в канал связи, и я могу прямо спросить бога или бессмертного о деталях и тут же получить ответ от него. А крестьянин выступает тут как переговорная труба на кораблях. Обычно он еще и сразу все забывает, о чем через него говорил кто-то из бессмертных.
  Крестьянин сообщил все, что мне нужно было знать, отдал мне замшевый мешочек, в котором лежали три нужных амулета и ушел, получив серебряную монету.
  Да, Сорбэ его тоже не забудет, послав что-нибудь для него или его хозяйства с семейством. но я так поступал всегда. Пусть он даже и не вспомнит, отчего у него в руках оказалась монета. Я же продолжил сборы, стараясь избегать укоризненных взглядов Пусика. Да, ему уже сказано, что я его не беру не по своей воле, но фамилиар продолжал терзать меня скорбными вздохами и тоской во взоре.
  Поскольку мне предстояло оказаться в охотничьем раю, да еще и среди опасных тварей, то нужно было иметь какое-то ружье. Но вот тут таилось неудобство: два ружья отца, принесенных из иных миров, использовать было нельзя. К одному кончились патроны, а другое сломалось. Я еще не мог посещать иные миры, а отец еще полностью не восстановился. Поэтому у меня было только небольшое ружье, для стрельбы из которого не требовались иномирные материалы. Правда, оно было с нарезным стволом, что немного компенсировало меньшую длину ствола, чем у местных. Но заряжать его нужно было с дула, то есть относительно долго. Нарезные стволы делали тогда часть мастеров нашего королевства, но заряжание там шло еще более небыстрое-надо было шомполом вогнать пулю в нарезы.
  Отчего ими пользовались только отдельные энтузиасты. А отец в странствиях по мирам узнал, что можно так не мучиться, а сделать пулю специальной конструкции, которая сама при выстреле заполнит нарезы. Поэтому ружье выглядело как обычное для людей, но фактически было лучше. И никто не задавал вопросов, как про мой револьвер. Его я тоже взял, благо запас снаряженных патронов еще имелся. Ну и разное холодное оружие, в том числе тот кинжал амшеннского восстания. И обязательно -кольчугу. Атакующие твари могут из последних сил дорваться до поразившего их стрелка. И последние их силы уйдут на удар когтями. Этого хватит для счета один-один.
  Пусик же был оставлен соседям, которые всегда им восхищались. За него я совсем не беспокоился, зная, что он может. Но расставаться с ним было жалко. Он ведь был моим товарищем не только в играх, но и в серьезных делах. Но я понимал, что в лесу ему будет опасно. Пришлось ехать без него. Амулет для открытия эфирных ворот доставил меня до ворот Густранжа.
  Да, городок был очень невелик, с одну из четырех частей моего родного города. И это самый большой пункт в провинции на то время! Сейчас, конечно, его затмил Илланж, но с тех пор прошло очень много лет, просто ужасно много...
  Я шагнул сквозь отверстие в ткани сущего и огляделся -ничего вроде бы опасного нет, впереди ворота, караульный возле которых устроился в тени, сильный запах цветов. Да, тогда густранжские амирисы не перерабатывали на цветочную воду, они просто цвели и отцветали. Пусик бы точно от них расчихался-он не любил резкие цветочные запахи.
  Надо идти к воротам. Караульный до того обленился, что даже отвечать не захотел. Буркнул что-то (а, может быть, это у него такая вот отрыжка) и махнул рукой в сторону ворот-дескать, иди уже и ищи сам, что хочешь. Разморило стража совсем!
  Пришлось спрашивать прохожих, где здесь есть место, чтобы остановиться: гостиница, трактир с комнатами для приезжих или просто кто сдает свободную светлицу?
  Вот тут-то и начались некоторые сложности. Дело в том, что язык этой части страны я активно учил и в школе, и у учителя. Но, как оказалось, здешние те самые слова произносят не чеканно и разборчиво, а как будто говорят, набрав в рот каши или хлебного мякиша, и сквозь эту еду.
  Оттого ты понимаешь их через раз-хотя они тебя вполне. Поэтому приходилось просить говорить чуть медленнее, тогда чуть лучше получалось разобрать. Конечно, я потом привык, но первое время было ой как несладко. Особенно путаницу вносило их известное слово-паразит 'вот'. Густранжцы произносили его, как 'хвеф', с учетом еще и индивидуальных особенностей говора мне все время чудилось, что они говорят 'одиннадцать'. Меня- то учили, что оно звучит как 'свефс'. Увы, густранжцы и 'одиннадцать' не так произносили. Но надписи на лавках я понимал свободно.
  Впрочем, разговорная речь как там, так и во многих местах таила много интересного, да и комического.
   ----
  Так что я смог прочесть объявление, что у вдовы Буа по улице Сосновой сдается комната и пошел туда, несколько оптимистично полагая, что в малонаселенной глуши цена за комнату не должна быть запредельной. В данном случае я не ошибся, но случались в моей практике жители провинции, предлагавшие что-то сдать-продать по ценам выше столичных. И если бы это была какая редкость вроде огненных опалов или перьев птицы ферье! На что рассчитывал встретившийся мне сапожник из приморского городка Пенероде, предлагавший комнату по цене вровень со столичной, я даже и не знаю. Наверное, на то, что я не пойду дальше по единственной улице городка и не сниму там комнату втрое дешевле. Видят семеро владык нашего мира, как иногда хочется таким прирастить рога или хвосты! Ну хоть на часок, чтобы поняли, кто они такие...
   Затащил в снятую комнату свое добро и прилег на часок перед обедом -коль я уже в Густранже, то должен соблюдать здешние обычаи. Такой обычай в тех места тогда существовал. Разумеется, когда тамошний житель делал в лесу или дома то, что нельзя бросать, то он и не бросал. Но в середине дня улицы городков и деревень пустели, ибо все, кто мог, соблюдали обычай. С чем это связано-не знаю. В жарких местах, когда летний зной после обеда совершено нестерпим, обитатели начинают свой день раньше, пока солнышко еще не палящее, а днем делают специальный перерыв на период нестерпимой жары. Вот тут все просто и понятно, а густранжский обычай неясно на чем основан. Впрочем, к нему легко привыкаешь.
  Что еще приятного было в Густранже- кормили, как на убой. Раз они живут в саду богов, а дичь сама лезет в огород, то, значит, мяса в тарелке будет столько, что даже не знаешь, влезет ли оно в тебя. Помню, поставила вдова Буа передо мной огромную миску с жареной олениной, под которой и не видно пшенной каши, и смотрела, как я размышлял, смогу я все съесть или нужен перерыв. Гарниры там обычно были либо пшенная каша, либо картофель. В супах встречался ячмень, а вот других круп в ходу я не видел. Еще там был такой обычай-гостю всегда наливали кружку какого-то напитка и пока он не выпьет хоть половину, разговор не начинался. Сигналом к началу беседы были такие ритуальные слова
  --Добрая я вас вода (или молоко, или ягодный напиток или чай-что подавали)!
  --Да, и вправду добрая.
   Вот теперь можно было говорить о деле. Тогда, помню, я героически съел все и ощутил, что лежал перед обедом, а теперь надо и после такого обеда полежать. Ан нет, пора идти действовать. И, поблагодарив хозяйку, пошел я в помещение королевских сержантов. Если бы я хотел просто поработать магом, то надо было идти в городскую управу, чтобы там меня записали как плательщика налогов. У меня же пока были другие планы. Насколько мне помнится-тогда там был четыре королевских сержанта, но в наличии всегда не более чем один-два. Остальные где-то занимались делом. А находящийся сейчас в доме правосудия принимал жалобы, решал те дела, которые могли быть завершены здесь и сейчас и надзирал за арестантами. Остальные были на выезде. Известный мне Алекс Мадер тоже сейчас кого-то ловил. А пока я, выпив настой травы красношапочник, излагал сержанту Морису Сольнье свою задачу и спрашивал его совета, как выполнить ее, оставшись в рамках закона. Сложностей я пока видел две. Поиски чего-то или кого-то в незнакомой и непривычной местности. И, если окажется, что некий маг или самостоятельно колдующий человек действительно занимается опасными магическими опытами, то как я должен поступить с ним, не нарушая закона? Разумеется, если бы королевский сержант поехал со мной, то сложностей было куда меньше. Особенно с задержанием и последующим. Я не очень верил, что источник зла добровольно сдастся и поедет сюда, в дом правосудия.
  -- И я тоже в этом не уверен, парень. Первая твоя проблема решается так. Ты приезжаешь в деревню, договариваешься с людьми, и они ведут тебя. Закон позволяет одному или группой ходить где угодно и искать все, что найдут. Вот как поступать с найденным- тут уже есть разница. Драгоценные камни -собственность короны. Серебро - половина нашедшему. Дары леса- можешь делать с ними все, что хочешь, пока они не покидают провинцию. Вывез за ее пределы-оплати налог. По поводу лесных тварей-хоть они обычные, хоть улучшенные этим колдуном-закон их не защищает. Даже если они и говорить умеют-они не подданные нашего благословенного короля или других владык, для защиты прав которых наш благословенный король издал указы. Что же касается колдуна, творящего зло... Это несомненно, преступление перед богами и короной, и человек этот должен понести наказание, назначенное королевским сержантом или общим собранием жителей города или деревни, что достигли совершенных лет. Если же он нападает на добрых подданных короля, то он повинен еще и в этом преступлении, от которого добрые подданные могут защищаться. Если они поймали и отвезли его на суд королевского сержанта или собрания жителя-это одно. Если они, защищаясь, убили его, то они обязаны явиться к королевскому сержанту для того, чтобы он вынес решение о том, правильно ли они поступили и не таится ли под рассказом о преступлении убитого что-то другое. Вообще я полагаю, что если колдун делает тварей еще более страшными и жестокими, то эти твари могут и его самого сожрать. От этого выиграли бы все. Особенно если твари отравятся, пожирая его труп.
   И он засмеялся, обнажив желтоватые зубы. А вот и подсказка от королевского сержанта. Действительно, очень многие начнут жить спокойнее, когда... и сам возможный маг-экспериментатор тоже. И другая подсказка тоже присутствует. Хотя про нее я догадался не сразу, ибо был сосредоточен на поиске и покарании злодея. Коль я живу тут, то могу заниматься лечебной магией. И, пока мне платят за нее помощью в поисках, сдачей комнаты, едой и поцелуями- налог с них не возьмешь.
   Мы еще пообщались об интересующих меня вещах, потом я откланялся и пошел в свою комнату. Вечером мне предстояло общение с народом. В Густранже было четыре трактира, где жители и приезжие весело проводили вечера, так что мне нужно было выявить тех, кто знал, в каких местах появились необычные твари, добраться до ближайшего селения к этим местам и начать поиск. И у меня была подсказка из уст крестьянина со шрамом-пещера. Насколько я помнил географическую карту, горы тут были в двух местах. На эльфийский холм с искусственной пещерой я не рассчитывал. На нечто вроде медвежьей берлоги тоже.
  Ближе всех ко мне был трактир 'Лапчатый гусь' и с него я начал поиск. Там я попробовал медовуху, все было хорошо, но никто из обитателей общей залы не знал про более опасных, чем обычно, тварей. Пришлось идти в заведение старого Фире, и тут я обнаружил коварство принятого напитка. Голова работала, но мне начало хотеться спать, и ноги прямо не хотели идти, словно я перед этим весь день шел. Стоило не рисковать, но я решил не сдаваться так рано и продолжил поиски. Из осторожности заказал ягодную настойку, но это не помогло. Как я добрался домой-совершенно не осталось в памяти, как и то, что я узнал. Все скрыла мрачная завеса непостижимости. Утром вдова Буа жалостливо сказала, что помогли мне вернуться плотники Жуве и Анди, потому как хоть я и шел своими ногами, но постоянно куда-то сворачивал. Еще вдова ругалась на Жюльена Фире, что такому молоденькому парню явно лил, как себе, в кружку, а мог бы и не доливать, не доводя гостя до такого состояния. Но вот про рассказы местных я ничего не вспомнил. Но отделался в итоге головной болью поутру и потерянным носовым платком. Так что бывало и хуже. Куда жалко было потерянного времени, ведь я пока никак не приблизился к разгадке. А свойства местного хмельного могли подождать.
   Для борьбы со вчерашним я избрал самый простой способ-пошел к поленнице и начал колоть дрова, причем старался делать все в таком темпе, чтобы пропотеть. После чего обмылся холодной водой из колодца и вот, уже можно жить. Оставшиеся трактиры были запланированы на вечер, а пока я стал искать охотничью лавку-вдруг там что-то узнаю. Владелец ее сам ничего не слышал, но переадресовал меня к Длинному Лусиену, который считался хорошим охотником. В гостях у Длинного Лусиена я с трудом смог отвергнуть еще один сорт хмельного. Узнал немного. Лусиен сам ничего подобного не встречал, но слыхал нечто похожее от приезжавших охотников с реки Женье. На ней две деревни, но вот из какой и что про это говорили- Лусиен запамятовал. Но и на том спасибо. Тем более, что в верховьях этой речки есть горы. Следующим этапом познания стало то, что я услышал, что до ближней ко мне деревни Ферро всего сутки пути, а до более дальней Темен- от двух до четырех. Такая разница происходила оттого, что дорога туда шла среди множества оврагов и по глинистой почве. Если дождей не было неделю-две, то по сухому грунту идти можно было и быстро, и без особенных хлопот. Но стоило пойти хоть невеликому дождю, то на любой подъем удавалось вскарабкаться только ползком. Вьючные лошади частенько ломали ноги, поскользнувшись на склоне и скатившись с него. А лесная телега, здесь называемая линейкой, могла вообще не въехать на подъем. Хоть люди и помогали лошади, но это не спасало.
  Но если дотащиться до Темена и отправиться дальше к горам, то будет куда лучше. Вьючная тропа идет через не сильно густой сосновый лес и по песчаным грунтам. там даже ливень не страшен. Двое суток пути по сосняку и начинаются горы. В них рассказчики не бывали, потому сказать ничего не смогли. Единственно, что вспомнили, что когда-то в тех горах пытались добывать лазурит или похожий камень. Может, от его добычи и остались пещеры, под вечер я отправился в заведение к одноглазому Руди. Вот там и встретился с жителями Темена Жилем и Анри, которые привезли в Густранж шкуры енотов и белок. Сегодня они обмывали проданные шкуры, завтра они намеревались еще немного себя порадовать, купить нужные для семейства припасы и послезатра с утра отправиться в путь. Место в караване у них после сдачи шкур было, так что они согласились взять меня с собой. В деревне магу должны были обрадоваться, потому что у многих разгулялись болячки, которые домашними средствами вроде бани и трав не облегчались. Я попросил их дать советы, что нужно взять с собой в дорогу. Старший ответил, что привычному человеку надо иметь ружье с запасом пороха и пуль, нож для разделки и мешочек соли, все остальное вокруг найдется. Мне, как новичку надо еще иметь шкуру для сна на земле и немного чеснока, чтобы натереть лицо.
  --А это еще зачем?
  --Чтобы рефану тебя вкуснее было кушать!
   И братья покатились от хохота. Отсмеявшись, они пояснили, что это для отпугивания комаров и мошки. Местные жители на них не обращают внимания, а нездешние начинают чесать покусанные места так, то потом страшно смотреть на опухшие лица и руки. Чеснок всех летучих гадов не отпугивает, но все же покусают меньше. И еще не мешало бы взять какую-то мазь, чтобы смазать натертые седлом ноги. Братья выпили третью кружку пива, после чего стали уже вести себя серьезнее и советовать нечто более нужное. Про горы я их пока не расспрашивал, решив заняться этим уже в их деревне. Про самое главное-они сказали, что у них действительно есть впечатление, что часть тварей как будто поумнела. До того основным их свойством была ярость. Увидев человека, тварь рвалась вперед, пытаясь добраться до него. Тупо в лоб, как выразился Анри. Сейчас же иногда появляются твари, которые пытаются крутиться вокруг человека, выбирая момент для атаки, или зайти за спину. Так они еще и додумаются стаей атаковать, вот тогда будет плохо. Придется на охоту ходить только компанией и с нескольким ружьями на каждого. Сейчас хватает только одного ружья и 'стенолома'. Так местные называют небольшой пистолет крупного калибра, стреляющий картечью. Он не для охоты, а для самообороны, на то случай, если ружье будет разряжено, а тут появится тварь. Ну и также на случай осечки. Сейчас кремневое оружие уходит в прошлое, а тогда другого почти не было. А оно дает много осечек, приблизительно одну на десяток выстрелов для рядового ружья. Для хорошего-где-то одна на пятнадцать. А многие при дворе заказывали ружья с двумя замками сразу-чтобы уберечься от осечек. Ага! Помогло это тану Шемрену с медведем, как же! На одном замке осечка, порох на второй полке не воспламенился, а медведь приложился к нему безотказной лапой.
   Когда я прибыл на место сбора, меня ждал сюрприз-ехать пришлось на лосе. Да, читал я когда-то, что так делают, но совсем другое дело -это увидеть, а еще и самому поехать. Лось был еще у старшего братца, а остальные участники -на конях, и вьючили тоже лошадей. Как выяснилось, на лосях ездить можно было, но вот под вьюк они не годились. Возможно, они что-то упускали в дрессировке, но это было общее мнение.
   Как выяснила практика, залезать на лося был гораздо менее удобно, но ездить-на уровне лошади. Возможно, мне попался спокойный послушный экземпляр, но такие и среди лошадей нередки. Он мерно шагал себе по лесной тропе вслед за предыдущими. У лосей, оказывается, есть для леса еще один положительный фактор- там живет много всякого зверья или птицы. и вот вспорхнувшая из-под конских ног сорока или внезапно выскочившее на тропу семейство кабанов может так напугать лошадь, что та понесет или сбросит седока. Лось же к таким лесным ужасам индифферентен-спокойно остановится или не сбавит скорость в зависимости от случая и все.
  И движение у нас отличалось от привычных мне. Мы должны были ехать, не останавливаясь как можно дольше, стоянка будет в конце дня, тогда и поедим горячего. Пока же у каждого был мешочек с хлебом и копченым мясом, а также фляжка. Остальные потребности-как хочешь, хоть не слезая и не останавливаясь, хоть по-другому. Так что я был готов крепиться до последнего. Но братцы опять подшутили. На переправе у безымянного ручья мы остановились, подтянули конское снаряжение и животные немного попаслись. Нам несколько минут на себя тоже перепало. Смысл такой езды был именно для этого маршрута, чтобы максимально дальше проехать по опасному во время дождей участку. В других случаях ездили обычным образом. Ноги я при езде немного натер, но до пузырей еще не дошло. Вечером обработал пострадавшие места Силой. День путешествия подтверждал слова об заповеднике богов- я видел не менее четырех косуль и оленей, причем даже выходивших к дороге. Птиц тоже хватало, как и мелкого зверья. Одной птице я чуть не ступил на хвост. Серая такая, с коричневатыми крыльями, густранжские жители ее имя тетте используют в качестве ругательства, когда кто-то сглупит. И на саму ее не охотятся, хотя она и съедобная. Как они мне пояснили- стыдно ловить птицу, которая от тебя не спасается, а по глупости идет в руки.
   На следующий день тоже была такая вот гонка с дождем, и в ней мы победили-накрапывать стало уже в виду деревни.
  
  Встретили нас всей деревней, то есть приблизительно человек сорок, от старых до малых. Ну а еще бы- для братьев здесь, наверное, половина родственников, а остальные -минимум добрые соседи и друзья. Так что всем интересно. А тут еще незнакомец с ним прибыл. Не так часто приезжают в лесную деревушку незнакомые люди, а тем более издалека. Думаю, что тем для обсуждения может хватить на год, и не потому, что я такой интересный, а потому что приехал.
  Среди встречавших был деревенский староста-дядя привезших меня братьев. Его тоже звали Анри, только фамилия была какая-то другая. Мощный мужчина, под стать гному, только ростом на голову выше. Ему я представился и сообщил, что приехал сюда по делу, но о нем говорить пока не к спеху. Рассчитываю пока пожить тут, готов принять всех, кому требуется магическая помощь по его здоровью, только чтобы они подходили не все сразу, потому как магу тоже нужно восстанавливаться после лечения больного.
  Староста пожал плечами и спросил стоящего чуть поодаль мужика с черной бородой?
  --Жюль, у тебя свободна комната твоего среднего?
  --А кому там жить, пока мари замуж не пойдет и приведет домой зятя?
  --Ну вот и пусть гость там поживет, заодно и твою поясницу подлечит. Покорми парня ужином, и пусть он ко мне подходит, поговорим о том деле, что его сюда привело.
  Жюль вынул трубку из рта и сказал мне:
  --Давай, что ли, за мной.
   И я пошел. Дома здесь строили особенным образом (благо леса хватало и на постройку, и на отопление) в два этажа. В нижнем этаже семья жила зимой и даже немного теснилась. А с наступлением лета все в основном перебирались на второй этаж. На первом оставались мамы с маленькими детьми, которые еще нетвердо ходят или вообще в пеленках. Бегать по лестнице с этажа на этаж им еще рановато. В семействе Жюля людей было довольно много, хотя в тех местах случалось, что под одной крышей жили и прадед, и его дети, и его внуки, да и правнук или правнучка. Леса вокруг хватало, и рабочих рук в семье тоже-выбрали время и пристроили к старому дому еще помещение. Мебель тоже своими руками сделали, а потом зимой и украшают узорными пропилами, инкрустациями и прочим. Умывались у колодца или у самодельного умывальника. Туалет-это было за одним из сараев. А результаты кто-то из детей потом собирал и складывал в компостный ящик. В моем городе строили деревянные будочки, а у отдельных богатых людей был чулан под лестницей, где все это делалось либо в ведро, либо во что-то более благородное. Видите, как с тех пор изменилась жизнь?
   А тогда я оставил вещи в отведенной мне комнате, переоделся в парадную одежду и вышел к столу. Провожала меня, чтобы я не заблудился, самая младшая дочка Жюля. У него было три сына и три дочки. Старшему сыну было уже скоро тридцать, и он жил в другой деревне, пойдя в зятья. Средний, которому было лет восемнадцать, жил в семье (он перебрался в прежнюю комнату старшего, а его комнату сдали мне). У старшей дочери Мадлен тоже была отдельная комната, а остальные детки жили все в еще одной. Кажется, им было шесть, семь и восемь лет или около того. Самая младшая показывала мне дорогу, а остальные уже сидели за столом и с нетерпением ждали начала трапезы. Но она чуть задержалась из-за меня. Кормили меня опять же на грани того, чтобы лопнул, и с удовольствием наблюдали, что я ем с аппетитом. Мама мне рассказывала, что есть такой старый обычай: когда кто-то брал работника, то его в качестве оценки кормили. Если работник ел с аппетитом, то это считалось признаком его работящести. По-моему, это заблуждение, но обычай такой был, и весьма древний. Чего уж тут фыркать от того, что считаешь себя умней своих предков?! Это не диво-знать куда больше их, но признаком ума будет не презрение к их ошибкам, а правильное понимание, почему они ошибались, и недопущение снова этих ошибок.
  А так-мы уйдем, и наши потомки тоже найдут, что мы делали неправильно. Но и их ждет такая же участь!
  Вообще я как-то не привык, чтобы меня столько людей так подробно рассматривали. Аж даже неудобно было, но я вспомнил, что они живут в таком месте, где новый человек большая редкость. поэтому это все объяснимо. За столом разговоры не были приняты, разве что про то, кому чего добавить, поэтому трапеза проходила почти что в тишине, а детвору, не вовремя устроившую галдеж за столом, могли и удостоить успокоительных мер. Обычно ложкой по лбу. На моей родине так не было принято, особенно, когда были за столом гости. Мамины подруги у нас в гостях за разговорами сильно засиживались, поэтому мы с братом тогда старались удрать побыстрее. Нам ведь особо не нравились женские разговоры, но при этом мы не хотели мешать тем, кто хотел поболтать.
   А здесь и еда заканчивалась одновременно всеми, правда, глава семейства предупреждал, что пора уже заканчивать. После еды я поблагодарил хозяев за роскошное угощение и сказал, что мне пора идти к старосте, раз он хотел видеть меня после ужина. И добавил, что со своей стороны готов провести лечение всему семейству, так что если кто-то требует помощи уже сегодня, то я им займусь после возвращения. Хотя, помню, я сильно устал в поездке, да еще и поел до отвала, мне бы тогда улечься и спать до утра. Но дела этого еще не позволяли.
  К старосте меня повел средний сын. Кажется, его звали Марком.
   _____
   У старосты мне еще раз предложили поесть, потом попить, и так же подробно рассматривали, пока я рассказывал про то, что мне нужно. И упирал я на особенную опасность шибко умных тварей для жителей деревни. Давил, давил и додавил. По крайней мере мне обещали двух сопровождающих (они же и проводники). Но это будет послезавтра, а завтра меня ждет большой прием больных. Ой, только бы меня не вымотали до предела, потому как не успею отдохнуть.
   Вставали летом в этой деревне рано, и меня разбудил младшенький сынок хозяина, принесший полотенце и небольшую деревянную посудину с водой. Он же мне и помогал, держа рядом полотенце и расспрашивая про разные незнакомые ему вещи. Конечно, ему хотелось узнать побольше, но я умылся быстро.
   Утром, если семья не отправлялась на дальнее поле или огород, они ели понемногу- кружку какого-то напитка и пару ломтей хлеба обычно с каким-то холодным мясом или салом. Если же предстояла работа на земле, то ели плотно, пожалуй, так как я привык есть в обед.
  Лечить пока много не требовалось- только два больных пальца у жены. Сам Жюль со своей поясницей не спешил, видимо, ждал, когда жена подвергнется, а тогда уже и он соберется. Детям болеть еще рано. Пока я проводил процедуру жене, спросил Жюля, не встречался ли он или не слышал от других про этих тварей. Жюль ответил, что слышал от Анри, которого атаковал такой умный верренг на охоте. Он не кинулся на грудь, пытаясь прокусить горло, а стал обходить Анри по кругу, словно у того уязвимое место было только сзади. Верренгами тогда называли тварей, что выглядели как маленькие баранчики, у которых есть собачья пасть, но нет рогов. Еще про них ходил темный слух, что они могут менять цвет. Не на сезон, а почти сразу и какой захотят. И в некоторых старых источниках про это говорилось. Но все считали это не очень достоверным. Потом, лет через пять после моей поездки в сад богов, маг Рубений утверждал, что на него напала такая тварь. Он отсек заклинанием верренгу лапы и так и оставил, решив, что без них она не опасна. Когда утром он подошел, то крайне изумился Тварь приобрела коричнево-серый цвет вместо серо-белого!
  Он ее добил и захватил куски шерсти с собой. Увы, после смерти хозяина шерсть утратила коричнево-серый цвет. Но больше такого никто не видел. Твари дали новое название парандикель и стали им обозначать возможные варианты верренга, которые меняют цвет. А неспособные на такой подвиг остались с прежним именем.
  Верренг, конечно, поумнел, но это ему не сильно помогло, ибо в атаке у него был шанс порвать охотника. А на обходе -он оказывался мишенью, да еще и медленной. Да, чуть не забыл: твари-регуляторы были не крепки на рану. Обычный медведь или кабан, даже получив смертельное в итоге ранение, могут наделать бед. Твари же не выдерживают практически любого ранения в туловище. Словно это не существо из плоти и крови, а надутый воздухом пузырь. Тронул-лопнуло. Но к чему это я? А к тому. что мне предстояло найти мага, который их улучшает. Поскольку я точно не знаю нужного места, придется как-то попробовать если не найти его, так выманить. Конечно, если я засеку его магическую активность, то это возможно.
   Если же нет- был запасной план: ходить по лесам и истреблять тварей. Среди них может попасться и модифицированные. А магия творения имеет одну особенность. Маг, использовавший ее, ощущает свою связь с сотворенным. Наивно думать, что у моего противника разорвется сердце от горя по его 'потомству'. Но хоть какое-то неприятное ощущение он должен получить. И оттого может собраться проверить, кто это тут портит плоды трудов его рук. На это я и рассчитывал.
  В итоге я выбрал такой план: отправиться в горы, что выше по реке и немного поискать. Вдруг сопровождающие знают, где там есть пещеры. Если ни в пещере, ни вокруг никого не будет, то уже заняться истреблением тварей. Кстати, не мешало бы узнать, есть ли возможность гарантированно встретиться с ними. Вдруг есть место, где они обязательно бывают, или их можно подманить чем-то? Или кем-то?
  Ладно, об этом я еще узнаю, а пока меня ждали два дня лечения и повышенного внимания. Стоило мне показаться вне дома, как за мной ходил целый выводок детей, которые отслеживали все мои движения, обсуждали меня же, а при удобном случае и расспрашивали. Должен сказать их родители приучили к дисциплине-если с ним взрослый не заговаривает, то дети должны помалкивать. Так что они ждали, когда я кого-то спрошу о чем-либо, и вот тогда прямо не успевал отвечать. Лечебной работы тоже хватало-я уже сейчас точно не вспомню, скольких лечил, но было так- шли ко мне сначала неохотно, с опаской, но после того, как самые первые оценили, что это не страшно, не больно и даже легче становится, то пошли новые желающие.
  До отъезда на поиски всех принять не успел, но пообещал по возвращении продолжить работу. Тем более были и те, кому положено несколько сеансов. Вроде как чаще всего были прострелы в пояснице и боли в суставах и после застарелых переломов.
  А потом я уехал на поиски. Проводниками мне приставили уже знакомого Анри, и паренька Мише, на пару лет старшего, чем я. До гор в верховьях было от полутора до двух дней пути-опять же в зависимости от дождей.
   Только что миновал чисто символический дождь, но бывало и похуже. Позднее, в столице, я ознакомился с подробными картами провинции. Как выяснилось, по прямой наши дневные переходы были очень невелики, около десятка здешних миль. Но ехали весь день- кружили вокруг оврагов, повторяли изгибы речки, вдоль которой вилась река... Жаль, что не было возможности воспользоваться эфирным окном. Впрочем, такая мысль посещала меня всегда во время утомительных путешествий. Это свойство разума человека-когда ему голодно, он вспоминает о том, что некогда не доел. Когда ему не хватает другого человека рядом, он горестно вспоминает, что мог бы раньше еще пообщаться, но его все что-то отвлекало, а теперь уже никак ...
   И в начале второго дня произошла интересная встреча: мы и жироде. Внешне тварь выглядела как крупная лисица, да и цветом такая же. Хвост, конечно, покороче, но потолще. И самое главное-опасные даже для человека когти и более мощные зубы более короткой морды. Но если не всматриваться, то лиса и лиса. И вот гадость медленно вышла на холмик и уставилась на нас. Атаковать чего-то не рвалась. Анри вскинул ружье и выстрелил, а она лениво так отодвинулась, и он не попал! У Анри аж челюсть отвисла! Он реально был неплохим стрелком, а тут словно над ним издеваются. Но не растерялся, взвел курок того самого пистолета-стенолома за поясом и занялся заряжанием ружья, не сводя глаз с 'лисички'. Мише выстрелил -и снова ленивый пируэт, и снова- мимо.
  Словно жироде прямо послали поиздеваться над охотниками. Ну, погоди, исчадье творца! Я вскинул ружье, но на самом деле стрелять не стал, а в этот момент ударил тварь Воздухом. Так, чтобы не сразу убить, а по передним лапам. Отчего-и сам не понял сразу. Иногда правильно и сделаешь, и не поймешь отчего ты так умно сделал, хе-хе, а потом начинаешь понимать, только куда медленнее, чем сначала.
   _________
  
   Вы не поняли, для чего я так сделал? Причин был несколько, самые явные-две. Первая: поглядеть, на что еще способен жироде, над которым поработал этот 'творец'. И вторая - мучения и последующая смерть твари могут ярче ощущаться магом-ренегатом и даже побудить его явиться сюда и посмотреть, кто это тут портит его труды. И я добавил:
  --Анри, не переживай из-за промаха. Это совершенно не твоя вина. Жироде кто-то придал такое свойство, чтобы он мог не быть застреленным охотниками, а самому убить их.
  Насчет желания убить охотников я только предполагал на тот момент, но вывод этот был вполне логичным. Анри это прочувствовал и яростно обругал виновника. Мише выругался тоже и густо покраснел. Видимо, он представил себе маму, которая заставит его за такие слова вымыть рот и язык. Возможно, с мылом.
  Тварь вертелась на земле, лежа на правом оку и тихонько подвывала, прямо как щенок, выскочивший на улицу и попавший под колесо повозки. Поскольку оба мои предположения пока не сбылись, пришлось ее добить. После чего я с трудом слез с лося и наскоро исследовал ее. Анри тоже подошел, а третий участник нес дозор. А то вдруг другая тварь подкрадется.
  В магии творения я и сейчас мало разбираюсь, но смог уловить, что тварь подвергалась магии творения не с рождения, а уже потом и достаточно кратковременно. И еще один момент - магия творения должна была убить ее. Что это значит? То же самое, что и гнать коня шпорами и хлыстом, да еще и постоянно. Легко загнать.
  То самое должно было ожидать жироде - изменения в ней укорачивали ее жизнь. Что это означало? Маг-ренегат только учился. Впору обрадоваться, но не стоит, ибо ошибка в магии творения не обязательно говорит о том, что он будет допускать ее в боевых заклинаниях. Нет, нет никакого противоречия, что пришпориваемая заклинанием тварь стала медлительнее, а не бежит быстрее, как пришпориваемая лошадь. Противоречие тут чисто внешнее. Пришпоривание заставляет двигаться быстрее, с перерасходом сил. Вот жироде и передвигалась толчками, как преследуемый кем-то всадник. Он увидел, что погоня начинает приближаться и пришпорил коня. Оторвался немного и перешел на более медленный аллюр, чтобы сохранить силы коня. Потом погоня снова приблизилась, и он рванул побыстрее. Да, коня можно угробить и так. Все дело в том, пришпоривают периодами или постоянно.
  Ну вот и славно. А наша дорога продолжалась. Мы переночевали и с рассветом вновь двинулись вперед. Для того, чтобы побыстрее достичь гор, опять использовали трюк с 'обедом' на ходу. Но вышли к подножию гор только с запасом времени на обустройство лагеря, а на разведку уже не хватало светлого периода.
  Что еще интересно, Анри возил с собой небольшой разборный лук, который называл 'ужинодел'. А потом тупой стрелою он сбил двух белок. Удар тупой стрелы не повреждает шкурку, поэтому ее обдирают, а мясо идет в котел. Летний беличий мех куда хуже зимнего, но его тоже продают, как на шубки и шапки ценою подешевле, так и на нужды ремесленников, кажется, как специальный протирочный материал. Нет, извините, ошибся, красильщикам он требуется для добавки в некоторые красители. Но вот что делает там беличья шкурка- извините, это секреты ремесла. Их можно выпытать только особыми заклинаниями. Я отказался их использовать к узнику по требованию короля, за что и был изгнан, а вы хотите, чтобы я из бедных ремесленников их тайны выдавливал! Не буду, а то они меня тоже поймают и тоже что-то выдавят.
  Кстати, мне лично было жалко этих белок. Я их как дичь и источник мяса отчего-то не воспринимал. Кстати, они и невкусны. Но сопровождающие меня экономили сушеное и копченое мясо из запасов, воспользовавшись изобилием белок вокруг. Нашлась бы и живность покрупнее, но ее надо разделывать дольше, а темнота-вот она, да и кушать уже хочется. А белка-раз-раз и там, в котле с кашей. Тем более летнюю белку обдирать -можно и особо не стараться.
  Сну нашему мешал только ухающий филин, но мы были наготове-и дежурили по очереди, и я поставил магические сторожки.
  Анри рассказал, что можно идти вдоль реки. Как раз там есть и тропа, и будут часто попадаться пещеры-штуки три. Но можно сделать по-другому. Через пару миль будет другая тропа, похуже. И дорога кружная. Но мы пройдем мимо большего числа пещер и бывших разработок синего камня. И к тем трем пещерам мы выйдем с более удачной стороны, потому что выйдем со стороны широкой долины. Если же идти вдоль русла, то около полутора миль будем продвигаться хоть и по приличной тропе, но любой нехороший тип с ружьем на противоположной стороне речки сможет легко попадать в нас, а мы-нет.
  Я с маршрутом согласился, но дальше как мне быть? Идти одному, а проводников пока оставить в лагере? Их самих в возможный магический поединок вовлекать не хочется.
  Так можно, но не заблужусь ли я, идя по той тропе? Или даже до нее?
  В итоге мы договорились, что Мише остается в лагере, а Анри проведет меня до другой тропы и по ней до того места, где я уже не сверну не туда, запутавшись. Дальше они ждут меня четыре дня. Если я не вернусь-они возвращаются в деревню.
  Правда, я придумал тогда еще вот что: на случай, если попаду в неприятность после окончания магических дел, то могу вызвать их на помощь. Для того сделал небольшой амулет из беличьей косточки. Если послать весть, что со мной беда и нужна помощь, то косточка в кармане завибрирует. На пару вибраций ее потенциала хватит. А они уже придут и постараются помочь мне. Повторю, что задействовать их в поединке с еще живым магом-ренегатом я не собирался.
   _______
   Анри довел меня по тропе до группы пещер и распрощался, благо я сказал ему, что мне сейчас предстоит проверить их все, не скрывается ли там нужный мне враг. Ну, а потом пойду по указанной им тропе и выйду к реке, сделав крюк. Другая тропа вдоль течения реки выведет меня сначала к трем другим пещерам, а потом и к окрестностям лагеря. Хотя на самом деле я вообще не собирался лезть в эти пещеры, и причина была в одном магическом правиле. Маг, практикующий магию творения, в эти пещеры мог залезть только на короткое время, чтобы укрыться от непогоды. Дело в лазурите, точнее, в дробленом лазурите. Я уже говорил, что использовал его против вампиров. У него есть и иные свойства. Вкратце скажу, что заниматься магией творения в пещере, в которой добывали лазурит, мелкие его обломки лежат на полу и не полностью выбраны из стен, а пустая порода, в которой камень таки остался- сравнима с желанием построить город на дне реки, не отводя ее воды с этого места. Вот прямо так берешь и ныряешь, укладывая камни в основание домов, потом ныряешь с кирпичами или бревнами и ладишь из них стены под водой. Вода все смывает, а ты все ныряешь и с достойным иного применения упорством снова и снова пытаешься ...
   Я потихоньку трясся на флегматичном лосе и регулярно проводил поиск магической активности. Раз ренегат не очень хорошо освоил магию творения, то он должен заниматься ей регулярно, либо ликвидируя предыдущие ошибки в уже измененной твари, либо делая заново, если уж получилось нечто нежизнеспособное. Так мне подсказывала логика. Следовало подумать и вот о чем-как поймать этих тварей для переделки? Здешние говорили мне, что твари попадались им не чаще раза в несколько дней и то не группами. То есть за лето маг-натворитель (уж извините за такую шуточку) встретит не так много тварей. С учетом брака в работе и отвлечения па иные занятия-еще меньше. Если не используются еще какие-то вещи, которых я могу не учитывать. Скажем, откуда берутся эти твари? Если в некой пещере работает что-то вроде виденного мной алтаря черных эльфов, который по воле богов производит тварей -регуляторов, а ренегат сидит рядом и отлавливает их- его жизнь облегчается. Или он сам сделал артефакт, который приманивает к нему материал для его опытов. Наконец, нельзя было исключить того, что ренегат живет не здесь, а приходит через эфирное окно, позабавится, потом возвращается к себе в дом. Это еще не все возможные случаи, просто я хотел вам рассказать, какие загадки приходилось разгадывать при исполнении таких вот заданий. Это еще не очень сложная задача, поскольку бессмертные учитывали, что я еще молод и о многом не догадываюсь.
   А ожидала меня неожиданная картина. В той самой долине стоял небольшой домик, вокруг которого кипела работа. Три человека занимались ... даже затрудняюсь сказать, не подберу нужных слов. В общем, здесь была звероводческая ферма. С десяток тварей сидело на привязи. Работники регулярно кормили их, давали воды и даже убирали помет, чтобы твари не сидели на холмике из своих результатов. Для кормления тварей сюда приходили олени, которых труженики фермы забивали, разделывали, и готовили еду для тварей и для себя. Трудились 'фермеры' при помощи разных орудий на длинной рукояти, потому как твари злобность не теряли и по возможности пытались достать всех мимо проходящих. Ну, естественно, и для себя готовили и иными делами занимались. Переделка тварей шла на специальном алтаре, устроенном из валунов, которые магически разбили и выложили нужным порядком. Твари ловились специальным амулетом, который включался периодически, в присутствии хозяина. Когда мишени прибегали на зов, маг их обездвиживал, а труженики надевали на них специальные ошейники, которые крепились цепью к забитой в валун железяке. Да, как оказалось был еще четвертый, который занимался готовкой на четверых людей и пару тварей. Маг решил поэкспериментировать и кормить этих двух жареным и вареным мясом, а не сырым, как прочих. Олени на убой тоже подманивались магически, хотя я думаю, что это было некоторым излишеством. Работники сюда попали не просто так, их привезли сюда из провинции Ирби и трудились они под специальным заклинанием принуждения. Вот представьте себе: трое людей, как механические игрушки, ходят по поляне, кормят каждый отведенных ему зверей, друг с другом не общаются, просто механически работают и все. В обед повар стучит по крышке котла ложкой и ставит на валун три миски с похлебкой. Три труженика механически подходят, берут и съедают. Повар механически кладет им туда по куску мяса. Они доедают, идут дальше работать, а повар споласкивает миски в реке. На меня они не среагировали, просто обходили, если я стоял на пути и мешал. Когда я спросил о какой-то мелочи, они механически ответили и продолжили работать.
   Хозяина тут не было, значит, его следовало пригласить. Кстати, превращение опасных существ в еще более опасных и заклятия принуждения-это уже запретная магия, и хозяин нарушает законы королевства. Если же его тварь нападает на подданного, то убиение его в процессе самообороны -вполне оправданный акт, как если бы он вышел на улицу с большой и злобной собакой и натравил ее на прохожих. Они еще не напали на меня? Сделаем! Ошейник на ближайшем ко мне рейнаре лопнул, и тварь, оскалив зубы, кинулась ко мне. Я подпустил ее на пяток шагов и прибил. Все, теперь надо бороться с нарушениями закона. И я предался истребительству, сначала разрушив 'венки принуждения' на людях, а, когда они немного отошли от шока, поручил им прикончить тварей. Одно ружье у них было, и на те же длинные рукоятки для обихода и кормления тварей на сей раз надели ножи, сделав из них самодельные копья. Один прижимал тварь к валуну, а второй наносил достаточно глубокую колотую рану, от которой тварь быстро сдыхала. Можно было и Силой их еще срочнее поубивать, но я ожидал, что хозяин сейчас явится, тогда мне запас Силы и пригодится.
  Принужденные люди сказали, что хозяина они вызывать не могли- они просто работали, а он появлялся, иногда что-то делал, иногда просто поглядеть и удалялся снова. Эфирные врата он открывал над полянкой на другом берегу реки-мне они показали, и я это тоже определил своими способами. Причем всегда над одним и тем же местом. Теперь мне нужно дождаться его и вступить с ним в сражение. Но сколько ждать? Люди из-за принуждения во времени не ориентировались, они даже точно не знали, сколько тут были. По всему выходило, что не менее двух месяцев. За это время он был приблизительно пять раз. Последний раз совсем недавно. Мяса-то им хватало, соли тоже достаточно, потому хозяин мог и задержаться с визитом.
   Надо его вызвать сюда. И что с ним сделать-я тоже понял.
   ---
   Вызывать его надо было чем-то грандиознее, чем убитые твари. Даже если он впечатлился крушением планов по их переустройству, но еще не успел взять все и отправиться на покарание шутника, то надо проделать еще кое-что. Чтобы, когда он откроет портал сюда, пылая гневом, вот тут он и получит. Поэтому пришлось потратить Силу на алтарную плиту. Расход, конечно, был несравним с убиением тварей, но я счел его правильным. Да, до этого я экономил, и не считаю это неправильным подходом.
  Когда ты в сложном положении, то так правильнее- экономить силы и средства. Когда тебе уже ясно, что ты должен сделать-делай это. Нашел естественную трещину и приложил туда Силу. Уничтожать весь алтарь нет нужды, он выйдет из строя и при других нарушениях целостности. Как и не обязательно отрубать голову кому-то начисто, чтобы его убить. Умрет и с полуотрубленной. Вот и алтарь со сколотой частью камня тоже умер. А теперь ждем гостя. Почетный караул для него составили десяток мыльных камней. Это они так называются, поскольку и внешне, и на ощупь напоминают некачественное мыло. Но не мылятся. На них очень хорошо ложатся несложные заклинания, поэтому любой ученик хорошо знаком с ними, ибо за время обучения не раз такое с ними проделывал или с подобными камнями, если в этой местности именно мыльного камня нет. Труженикам была поставлена задача- собрать свои вещи и заняться приготовлением обеда. Когда явится маг-ренегат, то пусть спрячутся, чтобы ненароком не пострадать.
   Я устроился поудобнее и стал ждать визита. Устроился с таким расчетом, чтобы в случае чего укрыться, если ренегат явится внезапно и сразу ударит по мне. Револьвер и ружье были наготове, причем револьвер не на виду. Это была третья линия построения моего войска, выражаясь высокопарно.
   Ждать пришлось около часа. А потом над берегом заблистали сначала голубоватые искры будущего эфирного окна, а затем и сам диск его. В ткани бытия образовалось окно, в которое вошел мужчина лет двадцати с небольшим в коричневом костюме, белой рубашке и треугольной шляпе с белым пером. Красивое лицо, без усов и бородки. Оружия у него я не заметил. Собственно, я говорил, что многие маги в те времена принципиально отказывались от него. Ну, максимум, какой-то кинжал, желательно с магическими свойствами. Тогда он как бы подобает магу. Шаг в эфирные ворота стал последним шагом мага в этом мире. Край портала или нога его коснулись куска мыльного камня с заклинанием-и все. Такое же происшествие закинуло меня на другой конец страны в гости к существу, почитаемому как крайне опасное. Но все обошлось. А тут произошло взаимодействие такое, что портал схлопнулся и рассек тело мага на две части. Кратковременный кровавый взрыв -и на берегу реки осталось туловище ниже пояса и капли крови на камнях и траве. Выглядело это просто жутко, поэтому я не хочу описывать подробности. Мне и самому стало нехорошо. Я ведь до той поры людей не убивал так, чтобы самому видеть это. В общем, в этот день мне есть совершенно не хотелось, да и на следующий тоже.
  А иногда и снимался этот эпизод-шаг в окно и кровавое облака вместо него. Конечно, со временем на моем счету накопилось много кого и чего, потому убитый маг поблек и даже воспоминание о нем не тревожило душу. Нет, вы неправильно поняли. Я не считаю, что поступил неправильно и повторил бы его убиение и сейчас, только, возможно, не тем способом. С тех пор очень многому научился. И скажу так-я жалел больше не его, как мага, пытавшегося вредить другим людям, а как того, кем он в итоге не стал- своего коллегу и товарища, который мог помогать людям и может, даже стать моим другом. Но даже никогда не встретившись со мной, а ведя добропорядочный образ жизни, он заслуживал моих сожалений и даже слез, иногда выступавших у меня на глазах.
  Может, это были даже слезы сожаления не по нему, а по себе, который вынужден не лечить прострелы соседям, а ходить по разным гнусным местам и истреблять всяких встречных и поперечных, хотя истреблять меня особенно не тянуло. Может быть.
  Разумеется, сейчас я крайне немолод, хе-хе, и уже не так резко реагирую на разное. Но я до сих пор жалею случайно убитую мною косулю, которую я сосем не собирался убивать. Этого мага-уже нет.
  После нас ждали уже не столь героические дела. Остатки мага в белье были закопаны и на могиле водружен камень с тремя насечками треугольником. А одежду его и подвешенный к поясу кошелек я завернул в мешок и решил представить королевским сержантам для разбирательства. И мы двинулись к лагерю, очень изумив по приходу моих проводников. Они, кстати, спорили-стоит ли пойти мне на помощь или нет. Мише очень хотел и Анри его уговаривал не влезать в магические поединки, тем более я сам их просил -не встревать. Но Мише чувствовал, что надо сделать наоборот.
  Мой приход разрешил это противоречие. Ну и делать стало значительно больше. Четыре жертвы мага им снабжались мясом и солью. Насчет хлеба или овощей-он и не думал. Хотя питаться одним мясом можно, но поневоле начинаешь хотеть чего-то немясного. Мы все же не скотоводы -кочевники, которые по большей части мясом и питаются. Поэтому освобожденные так изголодались по хлебу, что мигом съели большую часть наших сухарей, что были. А ведь надо еще и вернуться! Значит, будут есть все то же мясо! И никуда оно от них не денется! И следующие четыре дня они его и ели. Сначала- сушеное и копченое из наших запасов, а потом свежеподстреленное.
  В деревню мы вернулись, сильно пополнившись числом. на удивление всем ее жителям и оставались там еще пару дней-надо было закончить обещанное лечение всем желающим. А потом я раскрыл эфирное окно и покинул гостеприимное место вместе с тремя пленниками мага. Четвертый с первого взгляда влюбился в девушку, что жила там, и захотел остаться, благо на родине его ничего не ждало. Он был сиротой, своего дома не имел, потому и решил, что возвращаться не стоит.
  Кстати, никто из них не помнил, как стали жертвами мага-ренегата. Все, что они запомнили- среди работы им нестерпимо захотелось спать. И все. Следующее воспоминание-о том, как я говорю им, что они освобождены от плена заклинания.
  А период между этими событиями пропал, как и его не было. Один из них, по имени Метви, сказал, что в молодости с ним такое было во время драки на празднике. Кто-то кинул камень и попал в голову Метви. У бедняги тогда исчезла память о двух днях жизни, сейчас- наверное, о двух месяцах.
   ___--
   Потом, уже из Густранжа, я отправился эфирным окном в столицу, и со мной вернулись трое из похищенных магом-ренегатом. А уже на свою родину они добирались сами. Я больше их никогда не видел и ничего не знаю о дальнейшей судьбе.
  Королевские сержанты были поставлены перед сложной задачей: как им отреагировать на все это. Они приняли следующее решение: поскольку расследование из-за смерти подозреваемого полноценно провести невозможно, а сами они не обладают должными познаниями в магии, их вывод будет следующим-неизвестный мужчина- маг погиб в результате собственной неосторожности при проведении магического ритуала. На сем расследование было закрыто ко всеобщему удовольствию. Одежда и вещи покойного, как выморочное имущество, отошли королю. Никто не протестовал против обоих решений. В память о моих заслугах по лечению населения деревни, чуть позже я получил в подарок меховой плащ и шапку из тамошних енотов. Хорошая была вещь и долго мне служила.
  Я, уже больше из любопытства, попытался разыскать погибшего, но мне это не удалось. Времени на это много не было, но несколько лет, встречаясь с магами из других мест, спрашивал, не пропадал ли в такой-то сезон такого-то года у вас молодой маг? Увы, никто о пропаже мага не вспомнил. Должно быть, он был из небедных людей, но учился магии неофициально. Среди аристократов такое случается. Не во всех родах занятия магией считаются достойными статуса. Я ведь вам рассказывал про свою соученицу Асию? Вот среди этих владетельных родов способному к магии мужчине надо был уходить в Храм или утрачивать магические свойства у Черного камня. И не только среди них.
  Как мне говорили, подобное отношение связано с тем, что владетельные роды-это воины и потомки воинов. Поэтому юный представитель, у которого обнаруживаются способности к управлению Силой, вынужден делать выбор между затратой времени на воинские упражнения и обучение магическому искусству. Совместить это? Сомневаюсь, сомневаюсь. Я рассказывал о том, как приходилось мне у моего учителя. Если бы я еще и обучался фехтованию, то времени на это было бы только в конце недели. То есть я поневоле должен был стать либо фехтовальщиком - недоучкой либо магом-недоучкой. Скорее всего, и тем и другим. Конечно, если боги вложили в кого-то выдающиеся способности, то, может быть, это все и преодолимо... Может быть... Но владение холодным оружием-это еще не весь объем обучения военному делу. Несмотря на кажущуюся целесообразность наличия навыков боевой магии у военного, совместить оба навыка в одном лице затруднительно. Проще нормально выучить юношу из владетельного рода военному делу и другого юношу (можно и из простолюдинов)-магии. И придать второго первому, как это и принято на практике.
  В столице меня уже заждались-три письма от родных и знакомых. Куча пациентов и исстрадавшийся фамилиар, который много раз намекал, что божественная воля была к нему несправедлива, а он очень бы пригодился. Откровенно говоря, я совсем не был в том уверен и лишний раз переживал бы за него-что если через минуту какая-то тварь кинется и прямо на него?! Ну и специального задания для него там не было. Но, разумеется, я все сваливал на волю бессмертных, ибо именно так и было сказано-без фамилиара.
  С королевским сержантом Алексом Мадером я в тот раз не встретился-всякий раз в Густранже его не оказывалось, ибо был на выезде. Позже встреча состоялась, но он меня не узнал. Так случается. Он видел меня еще мальчиком, видимо, с тех пор я сильно изменился. Хотя и я не всегда вспоминаю когда-то виденных мною людей-увы, память человеческая несовершенна.
  Так закончилась история с поездкой в сад бессмертных и поисками мага-ренегата и достаточно удачно закончилась. Потом случались и более сложные задания, особенно в других мирах или возле великого болота Моорбранд. По сравнению с ними мои приключения под Густранжем выглядели детской забавой. Но-всему свое время.
  Перед тем, как явиться на Моорбранд, надо было немного потренироваться на более легких случаях.
  
   -------------
  Моорбранд-действительно великое болото, особенно с учетом того, что нет людей, которые его посетили если не везде, то хотя бы по большей части, а в его северной части, наверное, не был никто. По крайне мере, я о таких не слышал-ни в книгах, ни наяву.
  Северная часть от хоть иногда посещаемых частей отгорожена сплошной стеной тумана, и что там реально -не знает никто. Ходят только мрачные легенды, одна другой страшнее, вроде той, что зайдешь в эту полосу тумана и можешь наткнуться на участок, растворяющий тебя, как кислота. Якобы протянешь вперед руку через такое место, а обратно вернется только сильно пострадавший ее скелет. Или 'столбы', то бишь вертикально направленные линии Силы. Люди, что не имеют магических задатков, идут себе и -бац! Как будто на улице, погрузившись в себя, они врезались в стену дома или забор. Или летающий остров Судьбы. Вступишь на него, отойдешь от края земли, а он сначала отплывает от берега, а потом потихоньку и незаметно взлетит в воздух. И вскоре обнаружишь, что отчего-то вокруг тебя облака, хотя пошел не по горному хребту. Почему Судьбы? Потому что уносит путника куда-то. И теперь он не в нашем мире, а где-то там. Впрочем, вечером у очага чего- только не наслушаешься, особенно если попадается господин с вдохновенной фантазией. Так сплетет известное и выдуманное тут же, что и рот сам открывается от таких чудес.
  Как-то, помню, пребывал в оцепенении, услышав про такое существо -Полчеловека- верхом- на- полузайце. Он там тоже якобы живет и любит терзать встреченных загадками. А те, вместо того, чтобы грубо обругать эту мерзкую и противоестественную помесь да пойти по своим делам, еще и размышляют, что эта пакость имела в виду. Я еще понимаю, если половинка на половинке предлагала голодному еду в обмен на разгадывание загадки. Ой, извините, ввел вас в заблуждение, этот Пол-на -пол якобы водится не на Моорбранде, а в Серенейском лесу, оттого я и пребывал в оцепенении. Серенейский лес за полдня насквозь пройти можно, как там неизвестное существо жить может? Так что оцепенел я именно от неустанного обмана слушателей.
  А на Моорбранде - да, противоестественного много, вроде блугрера. Он и сам не шибко обычен, а в период гона производит на свет таких жутких гибридов с окружающей нечистью, что сам недоумевает, как же у него это вышло и что в итоге получилось. Нет, это не сказка, я с ними встречался и даже общался. Любопытные создания, живущие, чтобы развлекаться. Веселье из них бьет, как гейзер. Оттого на месте и усидеть не могут. Оттого ловят и поедают все. что попадется. А когда от обеда красным пауком у них несварение, то тоже наслаждаются результатом. Период гона - это прямо поток впечатлений от скажем, преследований тристии и того, что она одновременно с тем самым ему ноги обгрызает почти что до костей. Но блугрер наслаждается всем этим, как будто живет для того, чтобы испытать все. При этом сейчас он тебе помогает и мирно общается, а через некоторое время может и напасть. Отчего? А так ему захотелось. Внешне он похож на старого пьяницу. Отекшее лицо, налитые кровью глаза, шаркающая походка (когда у него нет желания кого-то ловить), нос, напоминающий неровную картофелину. От старого пьяницы отличают внешне две вещи- синеватый цвет кожи и хвост с костяной иглой на конце. Кстати. ядовитая железа возле иглы тоже присутствует. Хоть показывай его пьющим и говори, что будешь пить-таким вот станешь. По- человечески говорить может, только голос обычно булькающий. Но в возбуждении ревет как бык. Откуда только в относительно некрупном теле такая мощь голоса?
  Что такое тристия? Да есть такая нечисть, на вид напоминает крупную бесхвостую ящерицу, только морда у нее почти человеческая, причем грустного и скорбящего человека, отчего ее так и прозвали. Опасная тварь, и ядовитая. Я, когда на Моорбранде был, специально купил и носил кольчужные чулки. С трудом нашел мастера, который их делает, ибо у военных они из моды вышли. Поэтому, когда тристия пыталась мне ногу перекусить, у меня за счет них было время на подготовку к ее убиению. Впрочем, там не только она за ноги кусать любит. Но если от змей и красных пауков неплохо защищают хорошие сапоги, то ее зубкам кожа не помеха. А из кольчужного чулка ее зубы пришлось выдергивать. Но я не в претензии-они довольно дорого стоили, и как сувенир, и как алхимическое сырье. Ой, если бы наши алхимики свои тайны рассказывали, то я мог бы сказать. для чего они им. Но молчат, оттого и не знаешь, то ли для противоядий, толи для омоложения.
   Вообще великое болото можно было бы разделить на пять частей. Никем не исхоженный север, где туман поедает путников, западный сектор, где живут люди, возле истока реки Кирэ, заболоченные леса между Кирэ и горой Ре, и восточный сектор, куда так манит всех сдвинутых умом людей и где живет основная масса тварей. Есть еще пятая область-острова Отчаяния среди самого болота, хотя оно там и одновременно-озеро. В одном из миров, где я бывал, тоже есть остров, название которого в переводе звучит так: 'Пойдешь-не воротишься'. Про эти острова можно сказать так же. Хотя есть и исключения. Ну, кто...Это исключение сидит перед вами и есть виноградину. Хотя убрался я оттуда в очень срочном порядке, но практически целым к досаде тамошних обитателей. Про них-чуть позже.
   В восточной части болота оно само по себе мелеет, и открытой воды уже мало. А чем восточнее, там пейзаж более пестрый-то моховое болото, то участки ольхи и кустарников, то ели, то островки среди топей. Туманы там тоже часты, и ряд из них опасен для жизни, но он не разъедает человека, а отравляет. Из недр болот поднимаются пузыри и несут смерть. Это не обычный болотный газ, это похуже. Что-то бродит в торфяных глубинах и выходит наружу, словно дыхание подводного чудовища.
  Говорили, что этот газ горюч и может даже взорваться, но со мной такого не случалось. Кроме извержений газа, есть и теплые источники, согревающие прибрежную воду. Один из них был не под водой, а на берегу. Пить эту воду нельзя-с неприятным запахом тухлых яиц, но мыться можно, хотя на мой взгляд немного горячо. Но никто не додумался сделать корыто, в котором можно было смешать разные воды до нужной степени. От теплых источников воды хуже замерзают зимой и раньше очищаются ото льда. Как-то я был там в месяце цветов-на земле и камнях еще снег, а вода уже без льда.
  
  ___________
   Вот там, в теплой водичке активно размножаются водоросли и водяные жучки-паучки. Покушать водорослей и жучков приплывает рыбка, рыбку кушает другая рыбка похищнее. Разных рыбок кушают, предварительно поймав, сухопутные и летающие животные. А их тоже кто-либо жрет. Кроме теплых источников, есть и магические аномалии, отчего появляются крайне интересные результаты, которых не бывает в других местах. Те же блугреры встречаются только там. И в старых книгах ничего нет про их наличие в других местах. И даже есть рассказ о попытке вывезти пленного блугрера за пределы болота. Трофей стал малоактивен, вял и быстро умер. Кажется, за два месяца. Столичные маги сочли, посмотрев на трофей до смерти и после, что он может жить только у Моорбранта. Видимо, магическое поле окрестностей болота поддерживает в нем жизнь. А при удалении от него жить блугреру невозможно. Помните, я рассказывал, как мой отец беседовал со мной на берегу реки о том, как он должен был встретить близ болота мага, который в итоге приобрел сходство с неким черным козлом? Так этот вот любитель трансформации, как оказалось, захотел стать похожим на блугрера. Правда, все, чего он смог совершить-это смена окраски кожи на несколько похожую. Хвост у него не вырос, да и остального тоже не добился. Но обратил на себя внимание бессмертных, что тоже не очень мало.
   Мне же достался в тот раз другой энтузиаст. Ему хотелось бессмертия. В принципе магический Дар позволяет продлить жизнь выше обычного просто сам по себе, если же предпринимать разные магические изощрения, то это еще может добавить срока жизни. Но никто из магов не дожил даже до трехсот лет. Эльфы и гномы -доживают, хотя рассказы о пятисотлетнем сроке их жизни явно преувеличены. Но нашего героя это не устраивало. В период обучения магии в нашей столице он наткнулся на один полузапретный трактат. Почему полузапретный -потому что его столько раз то запрещали, то разрешали частично пользоваться, то знакомиться полностью, что не всякий маг, положа руку на сердце в знак отрицания всякой неправды, не смог бы с полной уверенностью сказать, что сказано о трактате сейчас? И можно ли? Особенно, если в столице бываешь наездами. Трактат назывался 'Книга Бурого медведя'. Вот отчего-мнения расходились. Чаще всего считали, что имя автора в переводе означало 'Бурый медведь'. Правда, этому слегка противоречило то, что это имя было неизвестно. Да, вот так и вышло. Соответствующий фрагмент текста в хронике пострадал от времени, прочесть можно было только именно эту часть: 'что по- гиллейски означает Бурый Медведь'. Что самое странное, такого имени у гиллейцев нет, и даже бурые медведи там не водятся. Есть черноголовые медведи, есть белогрудые, но бурых нет. Есть и другая, мало кем признанная версия, что книга так называется, поскольку автор писал ее в уединении, оттого бумагой не располагал. И творил ее на специально выделанной собственноручно медвежьей шкуре. Вот откуда это взяли- понятия не имею.
   Неизвестный автор названный в честь несуществующего у этого народа зверя пришел к выводу, что человек может жить практически вечно, но для реализации этой возможности он должен сделать несколько предосторожностей и поверить в это, что может. Идеи у него были очень разнообразные. Из здравых назову употребления кисломолочных продуктов, из не совсем адекватных - срезание кусочков собственной кожи. Регулярно нужно срезать небольшой квадратик кожи, а потом на другой стороне тела делать ранку поглубже и вставлять туда эту кожу. Еще он, кажется, советовал вкладывать раз в неделю на полдня в уши тряпицу, смоченную раствором березового дегтя в скипидаре.
   Все эти, кажущиеся странными, требования должны были устранить препятствия к проникновению энергий Космоса в организм, оттого человек должен был стать единым с космосом и жить столько же, сколько и Космос. Конечно, за все время, протекшее с тех лет, не нашлось ни оного долгожителя, что применил единство с Космосом и достиг желаемого, но регулярно кто-то снова пробует. Больно большой куш ожидает в случае удачи. Хотя вряд ли большинство людей не имеет никакого представления, что они будут делать, став бессмертными. Им кажется, что они бы чего только не сделали и чем бы только не насладились! Наивные! Некогда приходилось общаться с бессмертными, и мне было даровано разрешение узнать о некоторых тайнах. Так вот, жить бессмертно можно только если ты занят делом, которое ты неустанно будешь исполнять всю вечность. То есть к бессмертию следует прилагаться всепроникающее чувство долга, которое не стирается веками трудов.
  Кто так не может, а тем паче попытался проводить вечность в развлечениях- неминуемо погружается в бездны ужаса, ибо ему уже ничего не хочется, а впереди еще бесчисленное число веков! Не все бессмертные это выдерживают и могут и отказаться от бессмертия. Это вообще-то возможно. Хотя был один случай, когда отказавшийся от бессмертия и умирающий внезапно захотел снова стать прежним! Но увы-некоторые вещи уже не обратишь.
   Но это мы отвлеклись на очень далекие понятия, а к 'Книге Бурого медведя' была приписка, что автором раскрыта тайна, как можно добиться того же магическим путем. И, естественно, нашлись сочинения, приписываемые Бурому Медведю, который якобы описал в них метод магического достижения бессмертия. Это явно выдумки, потому что таких книг насчитывалось восемь, и они были непохожи друг на дружку в описании методики. Наш герой воспользовался пятым вариантом превращения в бессмертного, но, должен сказать, что там все было описано не как в учебнике, а завуалировано и иносказательно: 'В теплых водах среди холодных снегов средь полчищ безопасных рыб таится нужная тебе, король всех рыб, что там родятся'. В общем, еще и стихами для полного счастья. Что сильно усложняет достижение результата, поскольку с точки зрения поэзии все равно, что означает: 'растаять в синем'. А с точки зрения исполнения есть некоторая разница, что именно делать: погрузиться в воду синего цвета или прыгнуть в синий воздух, скажем, со скалы. И дальше много непонятного.
   Но к энтузиасту отнеслись серьезно. Не то чтобы решили, что он сможет стать бессмертным, но попытки создать великие вещи могут привести к не менее великим достижениям, там, где их и не ждешь. Что если, он создаст не бессмертие, а оружие против бессмертных? Иначе бы никто не обратил внимание на его поползновения.
  А так глянули, сочли требующим устранения и прислали еще молодого, но раннего, хе-хе.
  
  Возмутитель спокойствия не был потенциальной звездой магии, он, скорее, был магом средней силы. Сильнее обычного у него были только амбиции. Не обладал он и могучим артефактом, способным сделать его значительно сильнее. Оттого он собрался поймать трех рыбных королей, вынуть из них отдельные органы, после чего устроить магическую фигуру- сам он, органы трех рыбных королей и одна из тамошних сопочек.
  Пребывание в фокусе этой фигуре обеспечило бы ему значительный рост магического потенциала. Вот насчет бессмертия-это он мог и не мечтать. Но продлить жизнь-это возможно.
   Рыбным королем называли одну редкую рыбу, отчего-то водившуюся в глубоких местах Моорбранда. Она была длинная и узкая, напоминая ремень из рыбьего тела, только живого. И еще много необычного-вот представьте. длина ее достигала трех метров! Не все морские рыбы таковы, а тут болото, точнее, бывшее озеро! Еще эта рыба плавала фактически стоймя, хвостом вниз, а головой к поверхности. Думаю, что очень часто они достигала хвостом дна. Королем ее называли не только за огромные размеры, но и странную форму головы, при некоторой фантазии могущей иметь вид короны с квадратными зубцами. Так было написано в книгах, но, когда я глянул на рыбного короля, то убедился, что не всегда им можно верить. Зато на голове ее растут довольно длинные волоски, причем кружком. Наверное, в воде они стоят стоймя и действительно похожи на корону. Охотиться на него не принято, но причина этого неизвестна. При этом считается, что на вкус она нехороша. Впрочем, я так никогда ее и не ел, поэтому не готов подтвердить или отвергнуть. Рыба генерирует магическое поле, но никто из исследователей не понял, для чего это ей. Других рыб она не ест, питается водяными растениями. Для оного совсем не нужна магия.
   Но, может, она только с помощью магии передвигается в вертикальном положении? Магических органов у нее два. Мозг и плавательный пузырь. Последний настолько невелик, что может быть обнаружен только человеком с магическими способностями либо поисковым артефактом. Но с точки зрения ритуала нужно было извлекать оба магических источника. Поймать такую рыбу несложно, это не морской таграсс или речная уклейка, магически она достаточно легко выуживается. Вот дождаться, пока найдутся три таких рыбных короля, причем я не уверен, что их в водах Моорбранда очень много? Скорее всего, наш герой привлекал их магически.
   Но не будем забегать вперед. Поскольку небожители на сей раз не поставили условием не брать фамилиара, я взял Пусика с собой. Должен сказать, через силу. Я считал, что брать его надо на задания в городе или в селе, а тащить фамилиара в дикие места, полные всяких тварей неблагоразумно, но, если бы я его не взял, то разбил бы сердце моему другу и помощнику. Поэтому я решил разбивать сердце себе и пошел на этот опасный шаг. Ну и как всегда, когда надо было отправиться далеко, то мне передавался амулет для безотказного открытия эфирного окна. Хотя со временем я и сам смог спокойно открывать их на большие расстояния, но никогда не отказывался от дара бессмертных. Иногда же амулет позволял воспользоваться им и не только в экспедиции, но и разок- другой после, для своих целей. Никто из бессмертных ничего против не имел.
   До того в окрестностях великого болота бывать не приходилось, но это не пугало. Я вам рассказывал, как учитель советовал мне, чтобы уверенно пользоваться Силой, лучше всего заниматься мелкими хозяйственными делами с ее помощью. Так и получилось- кроме освоения основ ее использования. Получается уверенность в том, что не пропадешь в большинстве мест, где можно жить человеку. Есть деревья-значит, будут дрова и костер из них. Есть птички, рыбки, мелкая живность-значит, не останешься голодным, есть вода-значит, можно ее магически очистить и не умереть от жажды или болезни. И, кроме практических навыков, это приносит уверенность, что ты не пропадешь. Очень немаловажное ощущение, когда попадаешь в незнакомое тебе и опасное место, да еще и с не менее опасным заданием.
   Вот так в прохладное утро я вступил в эфирное окно и оказался на поросшей кривыми елочками горушке. Пусик, несмотря на солидный для кота возраст, как всегда опередил меня и проскочил вперед. Убедившись, что вокруг нет ничего опасного, я перетащил наши пожитки и закрыл окно. Теперь надо было искать место, укрытое от ветра и, желательно, близ источника воды. Я всегда стремился это делать. Даже на одном из Принцессиных островов, где все источники были солеными. Чтобы хоть ноги в них помыть, хе-хе, коль уж пить невозможно. Еще я любил располагаться в пещерах, потому что тогда очень просто с обороной от незваных гостей. Но, как вы понимаете, это получалось далеко не всегда. Здесь все нашлось быстро, потому я начал ставить палатку. Увы, слой земли на том месте был неглубокий, а дальше начинался хотя и некрепкий, но камень. Потому пришлось задействовать Силу, хотя с точки зрения скрытности это было нежелательно.
   Пока я этим занимался, Пусик пробежался вдоль всей горушки. Разведал ситуацию, поймал зверька наподобие хомяка, но есть его побрезговал. Кто их знает, этих местных живностей, вдруг их мясо крайне быстро покидает организм фамилиара. Змей он пока не обнаружил, но нашел следы двух существ с магической активностью. По его мнению, они были очень небольшими, раза в два меньше самого Пусика и угрозы от их наличия он не чуял. Как потом выяснилось, это были скредлы. Такой вот небольшой хищник, наподобие юного бобра, и, кстати, с похожим хвостом. Для людей он в принципе неопасен. Может попробовать угостится умирающим, но здоровому человеку от него вреда нет. Магически он ловит других грызунов, помельче, вроде полевок, которыми он и питается по большей части. Толку от него обычно никакого нет, разве что, когда очень оголодаешь, то можно будет попробовать съесть. Но в данном случае скредлы помогли в моей миссии.
   Чуть позже, когда мы с Пусиком отправились прогуляться по окрестностям, то фамилиар обнаружил целую тропу скредлов, по которой они часто ходили. Заинтересовавшись, мы отправились по их следам на берег и увидели лежащего на берегу рыбьего короля. Точнее, его останки. Скредлы туда ходили питаться. Но они кушали его с хвоста, а кто-то еще и вскрыл его голову и вынул оттуда мозг. Точнее, этот кто-то был именно тот, который и был нужен, и это произошло недавно, дня три-четыре назад. Вообще странно выглядел этот король рыб-два метра длины рыбы, но чешуи нет! И туловище какое-то углом. Правда, может быть, такую позу король принял посмертно, но плавающая брюхом вперед рыба выглядит очень необычно, если не сказать более ярко.
   Еще нашлось кое-что необычное-раскрошившийся каменный нож. А вот это говорило о том, что при убиении рыбного короля и извлечении нужных органов все проходило как жертвоприношение. Вопрос- а каким именно Силам? Ну и пополнение собственного запаса Силы он себе обеспечил.
  
   Пусик короля обнюхал, но его мясом тоже не соблазнился- и это было правильно. Вдруг боги тоже против убийства и поедания этой рыбы? Мы поглядели еще и решили подняться на соседний холм, чтобы осмотреться и поискать следы магической активности вокруг. Дорога наша шла через распадок, по которому протекал ручеек. И, пока я прыгал по камням через него (Пусика я держал на руках), на меня обратила внимание тристия. Или тристий? Не знаю, различать их между собой я не научился. Тварь выскочила из-за валуна и вцепилась мне в ногу чуть повыше щиколотки. И еще попытались вертеть головой при этом! Не знаю, чего она желала-я ведь не крыса, а она не собака-крысолов, которая вцепится и мотает головой, чтобы сломать шею добыче. Я ощутил, что моя нога как бы зажата в зажим, которым на верстаке удерживают деревяшку, чтобы работать с ней. Опустил взгляд - а там это печальное чудо силится прокусить кольчужный чулок. Правая рука отпустила Пусика и схватила рукоятку тесака. Тогда я его еще носил-хороший такой клинок, без всякой магии, чтобы можно было и ветки обрубить, и жердь заострить, и тушу дичи разрубить, если это не крупный медведь или кто-то медвежьего размера. И рубанул ниже шеи. Тристия отлетела, опрокинулась на спину и подставила белесое брюхо, куда я и ударил уже колющим выпадом. Пусик удержался на мне с трудом, лишь вцепившись в меня всеми четырьмя лапами. Второго атакующего не нашлось, потому можно было смотреть на результаты. Я снял чулок и сапог, сверху которого и натянул его ранее. От слюны или чего-то из твари на коже голенища белесые пятна, но сапог не прокушен. Ну, кольца она тоже не взяла, и даже оставила два зуба в них.
  --Не бери их руками, слюна обжигает пальцы. Но собрать их надо на радость алхимикам.
  Это сказал Пусик.
  --Сейчас я еще их добуду, надо зубы промыть в воде, подсушить, а потом в кожаный мешочек сложить.
  Фамилиар добил полудохлую тристию и Силой удалил еще четыре зуба. Остальные алхимиков не интересовали. Зубы, пока их обмывала вода, ухитрились убить какую-то мелкую рыбешку. Видимо, кровь из них или что-то еще для нее оказались непереносимыми. Я палочкой выгреб их из ручья на плоский камень и оставил сушиться. Можно было и магически, но -кто его знает, что ждало меня в двух шагах? Поэтому пока не магически. Трофей я там и оставил, рассчитывая их забрать на обратном пути. Я прошел еще с пару миль, ноги сильно устали, но ничего особенного не увидел. Тропинки скредлов еще были, но заканчивались в их норах. Я решил вернуться, а уже после обеда попробовать еще раз двинуться дальше.
  Тем более можно облегчить себе жизнь, положив специальный амулет и пройдя к нему через эфирные ворота. И не надо тащиться несколько миль пехом. И обратно в лагерь также и вернуться.
   Мы вернулись к ручейку и собрали зубы. Один куда-то делся. Видно, кому-то мимо проходящему очень понадобился. А дальше снова амулет и снова лагерь. Лагерь в мое отсутствие посетили, пытались залезть в вещи, отчего сработала зашита. Судя по следам, посетитель ушел, хромая на одну из ног. Вот так-то, не будет так нагло в гости ходить. Пока похлебка варилась, я порезал Пусику колбасы. Ее еще много, а бедному фамилиару еще надо не просто дождаться готовности, но еще и остывания. Пусть поест и на сытый желудок ждет похлебки. Чтобы быть сытым аж до желания поспать, хе-хе. А после, переевший, погуляет. Но это шутки, а Пусик, даже переев, шустрости не утрачивал. И мы повторили поход, и в нем наткнулись на остатки еще одного рыбного короля. От рыбы остался аккуратно обглоданный скелет. Видимо, много желающих покушать было. Правда, он оказался куда короче, лишь чуть более метра. На сей раз каменного ножа не было, а голова рыбы просто-таки разбита камнем. То есть попытка жертвоприношения была, но не очень удачная. Силы он в этом случае почти что не получит, так, только червячок заморить. Но два магических предмета из рыб уже есть из трех, сам он присутствует, гора тоже. Неясно, правда, нашел ли уже истребитель королей ее - я-то точно нет. В книге она названа 'каменная пирамида'. Пойди пойми, это такая форма горы или на верхушке кто-то действительно выложил каменную пирамиду? В Новиссе их называют как-то похожими на 'керн' словом и могут выложить в честь какого-то события, имевшего значения для пожелавшего это сделать. Перешел через перевал в не очень удобное для похода время, возгордился и отметил свое достижение. Над покойником могут тоже его выложить, особенно если тот помер в месте, где нормальную могилу и с запасом пороха не выроешь. А вот набрать камней куда легче. Стоп, а вдруг под пирамидой действительно кто-то покоится? Тогда он по праву входит в магическую фигуру. Особенно, если он был магом или очень тяжело и мучительно умирал. Надо проверить... Ну и нужно подходящее время. Обряды производятся на определенных уровнях магического поля, а вот подходящих условий можно ждать и неделю. Иногда больше, если фигура сложная и используется несколько Стихий. Так что у меня может быть и много времени на поиск или совсем в обрез.
   Теперь надо искать эту пирамиду. Потому что искать скромный лагерь одного-двух человек - это сложно. Больно много места вокруг. А разыскиваемый может даже костер не жечь, а ловить скредлов руками и есть живьем, чтобы не демонстрировать свое наличие тут. И, кстати. такое поведение может быть у него в порядке очищения от прежних желаний и дел. Ну, скажем. как посвящаются в рыцари? Достойный и подготовленный кандидат проводит вечер и ночь в молитвах и после в храме и. одетый только в белую длинную рубашку, выходит из храма к тем, кто проводит обряд.
  Он как бы обдумал все произошедшее со ним, искупил свои ошибки, стал чист от разных недостойных его желаний и деяний, и, омытый от них, выходит навстречу новой жизни в новом качестве.
  Что-то подобное есть у жрецов при посвящении. И я всегда протестовал против аналогичных идей по отношению к магам, получающим это звание. Пусть коллеги с запада сами это делают, хоть только при получении звания, хоть еженедельно с целью покаяния. Адепт магии учится несколько лет, поэтому его цели, мысли и поведение достаточно хорошо видны учителю и соученикам. Недостойного на этот период человека уже будет видно. И преподаватели 'Простудной школы', хе-хе, и почтенные маги, обучающие учеников, видят, кто перед ними. Поэтому нечего гонять адептов в неодетом и голодном виде по храмам. Вполне достаточно, как и прежде, проверить их знания и умения. Конечно, если адепт лично желает чего-то такого для себя, так кто против! Пусть хоть красных пауков без соли ест в знак своей преданности магии. Но сам, и не требует от других того же.
  
   ______----
  Кстати, как утверждали некоторые общие знакомые, хорошо, двойной нормой, посоленные и отваренные красные пауки- невкусно, но есть можно. Обманутый желудок чувствует себя полным и перестает беспокоить. Вот если их слабо солить, то может и стошнить. А если есть сырыми- гарантированы разные неестественные видения, причем чаще-устрашающие.
   А мне в тот момент нужно было найти место, где разыскиваемый будет проводить ритуал. Конечно, если удастся обнаружить, где он лагерь разбил или последнего рыбного короля ловит-тоже неплохо, но самое главное-та гора. Левитационными заклинаниями, чтобы парить над землей, словно птица, я не владел, но была им некоторая замена. Заклинание 'Иммельфо', что можно перевести как 'отправленные вперед глаза'. При его помощи маг как бы отделяет от себя часть, которая взмывает вверх и глядит глазами души сверху на мир. Модификации заклинания позволяют отправить кусочек своего 'я' в некий опасный лабиринт, куда во плоти без разведки лучше не соваться, есть даже вариант с погружением под воду. Его я не применял, но мог бы. Правда, требуется покой и прикрытие тебя, пока ты в этом покое пребываешь. Есть и ограничения по дальности. А самое неприятное-работать заклинанием в лабиринте помещений. Чуть ошибся и твой воображаемый глаз души сталкивается со стеной или предметом. Ощущения сродни тому, как если реально врежешься глазом в косяк двери или ветку дерева. Различие только в том, что, пострадав при неаккуратном пользовании заклинанием, не будешь украшен синяком на пол-лица. Болеть будет не меньше, но красота сохранится.
   С утра пораньше я этим занялся, поскольку подозревал, что мне после 'полета' будет нехорошо, а надо еще собраться с силами вживую побывать на этой горе. И предчувствия меня не обманули-голова болела, как будто мне камнем в нее угодили. Правда, тогда я такого удовольствия не испытывал, это случилось через пару лет, но сейчас вполне могу сравнить оба ощущения. Пусик рассказал мне, пока я отлеживался и пил настой обезболивающей травы, что меня посетили целых три гостя. Птица вроде чайки, только с очень неровной черно-коричневой окраской, скредл и какая-то тварь вроде енота по размерам, но с куда менее пристойным мехом. Всем был дан отпор, а птица даже может быть использована в пищу, поскольку пребывает в состоянии оглушения. Я лично отказался от такого удовольствия-мало ли что у нее за мясо и, может, даже она вредна для здоровья? И не оголодали. Пусик тоже не стал активничать, поэтому с наглой птицы было снято заклинание, а в качестве назидания фамилиар вырвал ей полхвоста. Он утверждал, что знает, какие перья выдрать. чтобы она летала, но потеряла уважение среди товарок за внешний вид, и именно так и проделал. После чего птица улетела. Наверное, собралась топиться от позора, хе-хе. Фамилиро от борьбы с незваными гостями устал и устроился подремать, а я уже сторожил его сон.
   Нужная нам горка была на милю дальше нашего вчерашнего продвижения. Мы бы ее увидели и раньше, но соседняя ее закрывала. Мне для охраны сна Пусика много не потребовалось. Явился только один скредл, отогнанный близким падением камня. Как только мы восстановили силы и поели (без всяких там сомнительных птиц). то отправились эфирным окном на место вчерашнего максимума продвижения, а дальше пошли пешком. Нужная нам гора оказалась весьма интересной: из обычной невысокой сопки вырастал гранитный кряж, действительно напоминавший пирамиду. А на его вершине был выложен этот самый керн, то есть груда камней. Правда, она была невелика и могилой человека не могла являться, но это не всегда и надо. Скажем, для магических целей человек может захоронить под камнями свой палец. Это неприятная, но куда более безопасная версия принесения себя в жертву. Иногда это очень надо. Правда, говорят, что, хотя после этого маг остается живым и даже с 9 пальцами, но небеса запоминают, что он собрался умереть и очень быстро исполняют это желание. И располагалось это все на очень удачном пересечении линий Силового поля. Хорошее место для деяний. А что делать дальше? Мы с Пусиком обошли вокруг и ничего, что бы говорило о каких-то приготовлениях заранее-не было.
   Мы ходили по горке (и я даже пинал камни), томясь от желания что-то серьезное сделать, но не находя, что именно. Вдруг Пусик вскинул голову и недовольно мяукнул. Тут и я ощутил недалекую магическую активность. Совсем недалеко, справа, пожалуй, в той бухточке. И мы припустили вперед. Я несколько раз поскальзывался на мокрых камнях, потому как бежал по самому берегу, даже перескакивая через небольшие 'заливчики'. Пусик несся правее меня. Я уже изнемогал, когда за двумя крупными валунами, как только я обогнул их, то увидал, что нужно.
   Фигура в черном балахоне на берегу, тянущая канат, уходящий в воду и голова, немного похожая на конскую в воде. Сейчас, оценивая ситуацию, я не могу однозначно сказать: прав ли я был, начав стрельбу из револьвера, и не лучше было ударить его каким-то заклинанием? Да, не могу. С одной стороны, попал я только одной пулей из трех, и он остался в живых, что явно не самый выдающийся результат. А с другой стороны-он был магом? Да. И явно был готов к магической атаке. А вот к трем подряд выстрелам-нет. Тогда и немногие маги знали заклинание 'Щит' против огнестрельного оружия-именно за ненадобностью. Потому и даже одно пулевое ранение-это много, ибо он не полез в бой, а удрал. Но как он бежал! Ей-ей, как олень, подбрасывая ноги, и так шустро- раз, раз, и он уже покинул поле боя. Осталось только отдышаться, глянуть, ничего не случилось с Пусиком, а после можно и на рыбу глянуть. С Пусиком ничего плохого не вышло, только запыхался и лапкой в лужу влез. С нашим противником случилось пулевое ранение- пятна крови вдоль всего пути бегства.
   Но я решил, что раз он так резво бегал, то, значит, ранение было не очень сильным. Тут я оказался и прав и не прав. Прав в данном конкретном случае-ранение было нетяжелое, не задевшее кости или внутренности. А почему неправ- я не был охотником или воином и не знал, что в возбужденном состоянии при бое или спасении человек или дичь может еще некоторое время бежать, как будто и не ранена. И. кстати. если бы она залегла, то ей бы было легче. А поскакав раненым, можно и много крови потерять-потом это может закончиться печально. Еще Пусик тоже ударил его Силой, но что с ним сделалось-пока не было ясно. Фамилиар бил вслед, наудачу, и вроде слышал его стон, но кто точно знал, отчего тому стало больно? Рыбный король был отпущен-я тесаком перерубил удерживавший его трос. Уж не знаю, пережил ли он это приключение или где-то умер в темных глубинах Моорбранта, но к этому я уже не имел никакого отношения. Кстати, ловля его сопровождалась рядом магических действий- маг составил фигуру Силы, да и крючок с приманкой был явно магически активный-это чувствовалось. Преследовать я ловца королей не стал. Скоро должно было стемнеть и бегать в темноте по незнакомым местам, ожидая засады-благодарю покорно!
   Сбросил куски магически обработанного кварца из фигуры Силы на радость жителям глубин в воду и отправился к месту раскрытия окна. Пусик был взят на плечи, как вымотавшийся. Хорошо, что здесь было довольно прохладно и ношение пушистого тела на шее не грозило солнечным ударом.
  
   __________
  Вечером мы с фамилиаром обсудили ситуацию и решили, что мы действовали правильно и нанесли врагу поражение, ранив его и лишив возможности поймать третьего рыбного короля. То есть он должен поменять планы или выполнять их с оглядкой и опаской-вдруг рядом появятся злобные преследователи и попадут точнее? Но мы действовали не идеально, оттого, хоть и подраненный, но он сбежал. Стреляй я поточнее-все бы уже закончилось. Отсюда следовало множество выводов, самый общий из них такой: чем лучше ты начинаешь, тем меньше тебе потом придется трудиться, ликвидируя огрехи своей работы. Конечно, многолетняя практика показала, что идеально никогда не выйдет, но к этому надо стремиться. Были и выводы помельче. Когда я смог ходить за Завесу, то принес оттуда длинноствольный револьвер с лучшей точностью и хороший запас патронов, чтобы поупражняться.
   Немного пополнив свои знания, я установил, что тот револьвер, что подарил мне отец, относился к относительно короткоствольным системам и был рассчитан под не очень мощный патрон. Он нужен больше для самообороны: быстро достать и быстро попасть в недалеко стоящую цель. Там было еще одно, но не буду отвлекаться.
  Для подобных ситуаций мой револьвер был хорош, но стоило стрелять подальше-и вот так выходит, только одно попадание из трех, да и то, неясно, опасное или так, вскользь.
  Кое-какие мысли о нем у меня возникли еще тогда, но только в виде того, что надо бы довооружиться. А к более конкретным выводам я пришел позже.
   Мы с Пусиком ночной атаки от раненого врага не ожидали, оттого спали спокойно. В данном случае это оправдалось, но вообще это было самонадеянно. Что же делать, я был еще молод и опыта только набирался.
   Утром пришлось снова заняться поиском заклинанием 'Иммельфо'-я здорово старался и обнаружил его стоянку, и после отдыха мы решили сходить туда в гости. А хозяина-не было! Да, он был здесь недавно: Пусик чуял еще не выветрившийся его запах, да и костер он жег тоже не неделю назад. Где же его демоны носят? Ладно, пока он где-то бродит или ползает, надо оглядеть его владения. Шалаш, на который были ободраны довольно много елок. Внутри-еловый лапник, покрытый двумя бараньими шкурами, сшитыми вместе. Два мешка и запас посуды: котелок из меди, миска, кружка и ложка, чисто отмытые и оставленные для просушки. В мешке с вещами запасная одежда (горожанин, на улицах столицы таких десятки ходят). Мыло, бритва и прочее, ремонтный комплект, сильно потрепанная книжка-календарь. Сейчас такие тоже выпускаются под названием вроде 'Полезные советы на каждый день'. Тогда они были поскромнее, особенно в смысле картинок и печати. 'Первый день месяца травы. День траура по усопшему королю Обри (далее его полный титул). Верою рекомендуется умеренность в пище и отказ от посещения мест, где дозволены азартные игры.' Ну и какой-то полезный совет, вроде того, чем склеивать керамику или как приготовить какое-то сытное блюдо, не расходуя много денег и сил.
   Запас продуктов мизерный, видимо, они уже подходят к концу: соль, приправы, да и тех совсем понемногу. Сухарей-буквально обломки последних одного или двух. Да, пора ему переходить на дикорастущих скредлов, посыпанных листом шиповника. Или песочком-по вкусу. А вот это интереснее: шкатулочка, какие любят делать в Черном квартале столицы. На любой вкус и на любой кошелек. И до сих пор делают, хочу заметить. Только узоры на ней выжигают более современным способом, уже не нагревая гвоздь на огне.
   Только я в нее руками не полез, а вынес, взяв тряпкой, на свободное место и открывал дистанционно. Оттого меня и не задело ловушкою. Четыре амулета, все прекрасно, теперь закрою и заберу, пообещав отдать лично в руки. А то всякая живность доберется до них, потрогает и рогами обрастет, и характер у нее испортится. Нельзя так наплевательски относится к диким зверям, хе-хе. И еще я оставил две ловушки на него, хотя не очень верил, что получится. И мы отбыли обратно. Завтра вернемся и, если он не приходил, займемся поиском по его дороге от шалаша до места ловли королей.
   Так и получилось. Пусик сообщил, что запах только поблек, что естественно, ибо прошел еще день и он ослабел. Ловушки не сработали. Сухари и приправы на месте. И весь день мы с фамилиаром ходили, отыскивая только следы и не находя его самого.
  Удача улыбнулась нам только почти что на закате. Мы ведь начинали свой поиск от дальней границы, рассчитывая, что он убрался подальше, а он, наоборот, далеко не ушел. Можно сказать, даже вообще не ушел. Он лежал в кустах и внимательно глядел на нас. Заклинание Пусика подбило его в прыжке, оттого пострадавший свалился на каменную осыпь и сломал обе ноги. Ребрам тоже досталось. Моя же пуля разорвала ему мышцы плеча. Такое ранение болезненно, но при оказании помощи проходит. Но в рану попали клочья меха из одежды и начиналось воспаление. И самого его лихорадило. Еда и вода, что были при нем кончились: их было их немного, а после кровопотери очень хочется пить, ведь организм желает пополнить потерянную жидкость. Бледное лицо, больные глаза, обметанные лихорадкой губы, темные волосы, запачканные засохшей кровью. Не позавидуешь ему.
  --Александр. Сожалею.
  --Меня зовут так же. Отца моего звали Александром, а маму... Впрочем, они уже умерли и плакать по мне уже некому.
  --Если у тебя есть жена или девушка, я мог бы сказать ей...
  --Что меня уже не нужно ждать? Не стоит. Поплачет и перестанет, найдет другого из сыновей мастеров гильдии или покупателей. Она ведь не будет просить ветер и солнце, чтобы они вместо нее прикоснулись к моему лицу. Я бы мог, а она...Нет, не стоит.
  --У кого ты учился магии?
  --У мэтра Роше, на Красной улице. До прошлого лета. Но экзамен я не сдал, потом меня учили другие.
  --Я догадываюсь. Они же тебе не сказали, что три убитых рыбных короля-это явно возмутит бессмертных? Ну вот. А еще они промолчали, что в предписанной фигуре Силы тебя ждала иная судьба. Не бессмертие, а ступенька для другого по дороге к нему. Вот твоя голова и послужила бы этой ступенькой.
  --Этот ты говоришь по амулет 'Мертвая голова'? Неужели он образуется из живого человека?
  Я, честно говоря, не знал, но кивнул. Мне не поставлена была точная задача найти его единомышленников, но это не помешает.
  Александр закрыл глаза и молчал. Я не торопил его.
  --Не хочешь ли воды?
  --Конечно! Готов даже отказаться от бессмертия за фляжку воды!
  Улыбка у него получилась кривая. Я отправил Силой фляжку к тезке. Он попытался схватить ее раненой рукой, дернулся от боли, потом сменил руку. Вода лилась в него, как дождь уходит в сухую землю при засухе.
   ___________
  Беседа продлилась еще полчаса и закончилась предложением последний раз обратиться к бессмертным. Но Александр не захотел воспользоваться этим шансом-он уже похоронил себя и тут, и в посмертии. Что же, он лично их увидит и очень скоро и при этом может захотеть что-то сказать. Вот захотят ли услышать его бессмертные-кто это знает? Он умер, а тело было сожжено. Хоронить в этих местах очень тяжело, а керн из груды камней-я не был уверен, что он помешает хищным зверям добраться до останков. Да и для чего противникам богов могила? Они были и исчезли, и пусть их след останется только в неверной человеческой памяти и уйдет вместе с ней.
  Под вечер не собрались отбывать домой, а провели еще ночь тут. Ночь прошла тихо, но мы все равно часто просыпались. Почему-то ожидалось что-то особенно опасное, хотя с чего бы? Маг уже не существует, местные хищники тоже изрядно прорежены. Мы к этому не стремились, это как-то вышло само собой. Но по какой бы ни было причине-все равно их должно было быть меньше и оттого меньше беспокойства. Так и было, но мы все равно просыпались.
  Амулет, открывавший эфирное окно, последний раз сработал, вернув нас с фамилиаром в дом, и рассыпался искрами. Дело было сделано, но я не мог наслаждаться победою. Что-то в ситуации меня беспокоило, как осколок кости в плохо очищенной ране. И это не то, что я еще должен назвать имена трех магов, занимавшихся запретными областями нашего искусства. Они были достаточно известны, но отнюдь не являлись стопами нашего сообщества. И не сразу я догадался, что меня беспокоит та же ситуация, как с тем магом, что был разрезан краями эфирного окна. Он не погиб неподалеку и о нем не осталось только мимолетное впечатление, я ведь с ним общался, поил водой. А затем нажал на спуск. И снова жалел того, кем мой тезка не стал, а не того, кем был. А вполне мог стать достойным человеком. Не закончил обучение он оттого, что влюбился в дочку своего учителя и попросил у отца ее руки. Дальше у них на почве отказа вышел скандал, отчего ему указали на дверь. Не то мэтр Роше был не в духе, не то спор плавно перешел в скандал и рукоприкладство-кто уже скажет? Но тяжелый удар судьбы моего тезку забросил на самое дно.
   Он связался сначала с недостойными людьми, которым он оказывал тайные магические услуги, а потом уже его нашли маги, которым нужен был человек со способностями, но без моральных ограничений для некоторых тайных дел. Рабочий инструмент для того, что творить своими руками как бы недостойно. Сначала выполнил несколько мелких заданий, показал, что многое может и на многое способен. Теперь ему дали задание посложнее. Ведь пребывание в фигуре Силы с тремя рыбными королями само по себе бессмертия не приносило. Это был один из шагов по становлению, и при нем образовывался артефакт, помогающий последующим шагам. А молодому человеку не раскрыли некоторых деталей, которые он явно не пережил бы. Зато послужил бы ступенькой для подъема наверх своих более хитрых коллег. И, кстати, им не пришлось бы платить ему за проведенный результативный опыт-ни помогать ему получить звание мага, ни деньги выкладывать. Очень удобный вариант работы-тебе все, а ты ничего. Только подобрать полученный артефакт.
   Что с ними стало потом? Ничего хорошего при занятиями такими делами быть не может. Один покончил жизнь самоубийством, двое других ознакомились с королевским правосудием. А оно в этом случае очень неласковое. Заступаться же за них было некому. Никто не желает связывать свое имя с заступничеством для подобных людей. Почему они не воспользовались своими магическими способностями, чтобы скрыться подальше? Я же рассказывал вам, кто был инициатором поиска Александра и прекращения его охоты на чудесных рыб в водах Моорбранта? Александр умер от пулевой раны, а, чтобы остальные три не продолжали противные богам деяния, они были внезапно лишены этих способностей. Дар магии дается бессмертными, и они могут забрать его у недостойных.
   Рассказ об этом приключении, как и про поиск мага-ренегата в Густранже мною описаны для храма не были. Так что можете гордиться- среди не принадлежащих к магам только вы слышали про это. Но и среди магов таких ознакомленных совсем немного. Конечно, времени прошло много, можно было бы и рассказать...Может быть, я и соберусь. Правда, это не единственное, о чем я никогда не писал, оттого возможно, что до этих эпизодов руки дойдут очень нескоро.
   Вы очень внимательны, говорю это не первый раз, и это ваше качество достойно восхищения. Я периодически пользовался расположением бессмертных к себе и задавал вопросы о том, что прямо меня не касалось. И обычно они даровали мне еще одну крупицу знаний. Вопросы про свои предыдущие дела я обычно задавал попозже, когда меня призывали к очередной миссии. Должен сказать, что иногда и забывал, а вспоминал через пару лет, отчего-то вспомнив про то. Тогда моя память была еще молода, и повторная миссия случилась вроде как месяца через полтора. Тогда мне и рассказали, что с 'Мертвой головой' я оказался прав, попав пальцем в небо. Действительно, при осуществлении Александром ритуала, он стал бы мертвым амулетом. Его 'друзья' должны были только прибыть туда и отрезать ему голову и положить в специальное хранилище из ветвей священной ивы с берегов реки Эммс. Еще небожители открыли мне, что последний рыбный король остался жив, потому как мы с Пусиком вовремя пришли на помощь. Кстати, спасение священной рыбы бессмертными было высоко оценено. Были еще несколько вопросов, но я не вправе раскрывать их и дарованные мне ответы.
   Что было следующим делом для меня? О, сущий пустяк, про него и рассказывать особо нечего. Ученика мага из прибрежного городка Пон- Валле ужалила змея. Пошел, бедняга, на каникулах за земляникой в лес и вот- пожалуйста. Ему оказал помощь живший неподалеку жрец, он и сам попробовал что-то сделать. Родичи сходили в лес за травкой, которая обычно помогает при укусах змей. Но ему не становилось легче. Наоборот, нога все немела и немела, хотя и не отекала, как бывает при укусах тамошних змей. И вот я, вместе с фамилиаром, взяли и переместились на побережье. И у нас создалось впечатление, что с укусом что-то неладно. Не должно было быть такого от тамошних гадюк. А нога выглядела очень нехорошо.
   Помочь мы ему смогли. Среди взятых у тезки на Моорбранте амулетов нашелся подходящий, который и остановил продвижение отравы вдоль нервов ноги.
  Да, да, вы правы, у гадюки яд действует на кровь и сосуды, а не на нервы. А на нервы действует другой яд. Змей из пустынь восточной части нашей тогдашней страны. То есть вывод вы сделали правильный. Кто-то приложил свои шаловливые руки и знания к змее. Потом, конечно, стало понятно, кто этот 'кто-то' и что конкретно он сделал.
  Нога у юноши так полностью не отошла, и он сильно хромает по сию пору. Вижу ли я его? Да, регулярно, когда посещаю храм Сорбэ. С его старшим жрецом есть о чем поговорить, даже и не вспоминая сей древний эпизод.
  
   ______________
  В этом же году случилось и другое приключение с гномами и пещерами.
  Наступило утро, и кто-то постучал в мою дверь. Хотя на ней и имелся молоток для этой цели, но гость барабанил именно в дверное полотно.
  Это, кстати, неискоренимая привычка гномского племени. Не стучать в дверь так, что она с трудом удерживается на петлях, он может только тогда, когда рядом привешен механический звонок гномской же работы. Тогда посетитель из подгорного племени сразу же засекает работу соплеменников и сразу же испытывает его в деле. Спускался к двери тоже я. Я был еще молодой и небогатый, посему слуг не держал, да и кучи детей у меня не было, чтобы кого-то из них отправить навстречу гостю, пока хозяин приводит себя в порядок. Кстати, тогда я для целей приема сшил себе одеяние мага для домашнего приема. Ткань там была попроще, но мантию было очень удобно и быстро снять и одеть. Хотя для официальных церемоний требовалось иметь мантию как можно из большего куска сшитую и без всяких пуговиц. Но на домашней мантии пуговицы были замаскированы, хе-хе, чтобы не портить о себе впечатления.
   Пришедший ко мне почтенный гном был явно в душевном смятении. О том говорили некоторые странности в одеянии. Гном, идущий с визитом к людям, одевался по специальным правилам их народа. Берет, сдвинутый на правое ухо, если гном достиг уровня мастера (если нет, то на левое), шейный платок, парадный кафтан и украшения по своим возможностям. Бороду они тоже украшали по определенным канонам, но я не сильно в этом разбирался, да и сейчас не проник в тайны градации. Помню только, что, если борода разделена на две косы и каждая завязана синей лентою, то передо мной гном из гномов, в присутствии которого прочие рта раскрывать не могут без его воли. Так вот, мой гость напялил парадный берет и шейный платок, но на нем же оставалась и рабочая безрукавка. То есть почтенный гном пребывал в серьезном неравном напряжении. А то, что он отказался от предложенного пива, говорило, что ему совсем тревожно, и он спешит излить душу.
   Да, так и вышло. Почтенный мастер Нар (это имя для общения с негномами, а внутри рода у него есть другое, которое нам знать не положено) беспокоился. Его племянник Норил по молодости связался с нехорошей компанией безрассудных молодых людей и собрался отправиться за сокровищами. И у почтенного дядюшки есть подозрения, что он как -то околдован или находится под чьим-то недозволенным влиянием. У племянника ветер в голове дул и до того, а сейчас по крайней своей молодости (33 года!) он собирается искать сокровища в подземельях Гримельсгаузена!
  Вот и представьте всю силу душевной боли почтенного гнома, который рассказывает это человеку, которому только восемнадцать! Что он должен помочь крайне молодому гному тридцати трех лет! Поскольку гномы в принципе в возрасте не ограничены и рассказывают, что среди них есть долгожители пятисот лет от роду, то 33 года по их меркам-совсем ничего. А совершеннолетие и равноправие как члена общины у них наступает где-то лет в пятьдесят-шестьдесят. К этому времени гном обрастает приличной бородой, а не жалким пушком на щеках, осваивает ремесло, сдает какие-то экзамены на мастерство и тогда может считаться полноправным членом общины или рода. Община-это их понятие для тех, кто живет в человеческих городах. Поскольку в нашей столице есть гномы из разных родов, то вместе им как-то уживаться надо и общие дела вести и единым фронтом выступать против намерения купцов-людей рядом с ними построить красильный цех, запахи которого оскорбляют их обоняние. Вот там они община- гномы из разных родов, но все вместе, как гномы. А сами они селятся родами, представителей других родов к себе не принимают, и вообще любой гном четко помнит все споры с другим родом от сотворения этого мира. Но иногда, в общине или в чрезвычайных обстоятельствах, может временно забыть о родовой вражде. Все дело в сознании рода, которое ощущает себя единым с давно умершим прадедом и еще не родившимся правнуком. Поэтому убитый прадед умер не боги ведают сколько лет назад, а словно вчера, и кровь его стучит в сердце любого представителя рода. Поэтому представителю того рода, что убил прадеда, следует почаще оглядываться, особенно на темных улицах. В этих вещах есть много полезного, но и много опасного. И полезное с опасным легко переходят друг в друга.
   Но это лирика, а вот участие 'юного гнома' в экспедиции людей вызывает вопросы. Обычно люди к участию гнома в делах, связанных с подземельями и сокровищами, относятся нормально, если, конечно, именно этот гном не абсолютно нетерпимый в общении тип. Но гном, идущий с ними против воли родных-это как ему должно обрыднуть домашнее гнездо и его обычаи, чтобы рвануть вперед, не думая ни о чем! Гриммельсгаузен-это одно, а в случае, если община его изгонит за пренебрежение волей родных-что с ним тогда будет? Изгой-и никто ему из гномов руку не протянет. Работу он себе, может, и найдет, а кто из гномов за него такого дочь замуж выдаст? Чтобы переубедить столичную общину в этом, нужна воля кого-то из бессмертных, не меньше.
  А вот лазать в Гиммельсгаузенские подземелья-вообще дичь! А за сокровищами-еще более! Там, под горой и замком этого имени, творится много чего и найти проклятие или безвременную смерть легко и просто. А вот сокровища...Он же гном, хотя и юный по их меркам! Должен знать, в каких горах что есть. И что в Гриммельсгаузене гномы уже бывали и ничего интересующего не нашли-тоже старшие должны его были научить.
  Это случилось еще до того, как хозяин замка, чье имя не принято вслух называть, там устроил место для черных обрядов и жутких дел. Что говорит о том, что юный гном Норил либо туп от рождения, либо ему не просто обрыдло, а так, что он побежал из дому, как голодная собака за первой же костью, ни о чем не думая! Даже в вотчину Чемерна!
  Кто такой Чемерн? А это тот самый владелец Гриммельсгаузена, что продал душу Тьме. Ну да, а разве я не известен как человек, вечно нарушающий приличия? Вот и сейчас очередной раз я наступил грязным башмаком на приличия, хе-хе. Почему? Потому что знаю, какие имена действительно не стоит вслух произносить, а Чемерн - скажешь и все камни устоят и магические потоки не перекрутятся. Хотя если мой ученик это имя вслух произносил, то по врожденной занудности я ему всегда говорил, что это имя произносить безопасно, но не принято. Поэтому если хочешь считаться беспардонным магом- то так и делай.
   _______________
   Сложную задачку задал мне любящий дядя, сложную. Почему именно дядя, а не отец? Принято так у гномов-отдавать сыновей в учение родным, если почему-то сын не хочет работать в семейной мастерской и продолжить дело отца. Не хочет он кольчуги плести, как заведено в роду, а желает чего-то другого. В этом случае отец может заставить сына при помощи попавшихся под руку орудий труда, а может сразу принять это во внимание и начать искать родственника, что занимается каким-то иным ремеслом, чтобы сын там учился и перенял почетное искусство, и за него было не стыдно. В переплетчики гном не пойдет, хоть сколько ему заплати за работу- несолидное занятие с его точки зрения. Кстати, термин дядя здесь имеет фигуральное значение, просто это родственник, что не является братом, и старше ученика. Если заняться выяснением реальной степени родства, то он может оказаться шестиюродным шурином отца, хе-хе, но дядя и все. А тот - племянник, то есть младший, и обязан слушаться, как отца, пока в обучении и не получил право самостоятельно работать. О чем это говорит? О том, что раз дядюшка против, то племянничек обязан смириться с его мнением и выполнять, но мой посетитель тем не менее, боялся что младший просто исчезнет, а потом через некоторое время вернется или пропадет. Бедный дядюшка не подозревал, в какое место намылился юный гном, он лишь думал, что там просто опасно. Ха! Это не то слово-опасно! Это слишком слабое слово!
   Но тут была еще одна загвоздка-я лично в подземелья Гриммельсгаузена не собирался. Даже не представляю, что мне мог предложить бы гном-дядюшка, чтобы я согласился. Поэтому я ему вкратце сказал, что в подземельях горы и замка сокровища не добывают, а оставляют-и имя этим сокровищам-жизнь, здоровье и здравый рассудок. И я скорее поцелую в морду фередейна, чем сам там окажусь. Поэтому я готов пойти вместе с почтенным гномом и попытаться отговорить его племянника. И пошел одеваться. Пусик в это время гулял, поэтому с нами не пошел. Но дома у мастера нас ждал сюрприз. Племянничек ускользнул. Когда дядя отправился ко мне, а между делом заглянул еще в несколько лавок и принял пару стаканчиков для успокоения, тот собрался и удрал. В его комнате осталась только записка, которую мне перевели как: 'Простите, ушел, ждите с добычей'. Гм.
  Записку я выпросил себе, придумав, что желаю воспользоваться ею для магического поиска пропажи. На самом деле об этом не было речи. Но зато у меня жил фамилиар, который, в отличие от меня, с гномским алфавитом был знаком. Вдруг мне перевели как-то более просто, чем есть. Согласие на поиски сбежавшего за городом я пока не дал, хотя дядюшка этого уже хотел. У меня имелось двойственное чувство-и нежелание влезать в эту эпопею и одновременно ощущение, что это сделать надо, причем даже не в плане заработка или славы, а просто - я должен в этом участвовать, несмотря на ясно осознаваемые мною сложности. Это чувство бередило душу, оттого я старался не давать никаких прямых и однозначных обещаний дядюшке. Удалось узнать, что у беглеца есть арбалет со стрелами, топор, что-то вроде тесака и небольшой запас инструмента. Касательно денежных возможностей точно не было известно - ведь юный гном Норил мог начать копить деньги и год назад. Я решил, что шанс у племянника докупить себе еще кое-что есть. Пока же откланялся и направился домой, посоветоваться с фамилиаром. Пусик уже вернулся и занимался приведением своей шкурки в порядок. Я поделился с ним возникшими сложностями. Фамилиар изучил записку и сообщил, что там есть несколько знаков, которые выбиваются из общей канвы перевода. Но и сам Пусик не мог сказать, что это означает. По ситуации он добавил, что у него тоже двоякое ощущение, хотя лично он больше стоит за неучастие -лучше заниматься поиском в самой столице, а искать где-то там-не стоит. В Гриммельсгаузене-тем более. Он бы посоветовал посетить храм и обратиться к владыке магии, как я это уже делал. Я и отправился вечером в храм. С магов плату не требовали, но я ее все равно дал. Заснулось быстро, но вещий сон пришел только под утро.
  -- Ты не обязан, и никто тебя не сможет заставить. Но не отказывайся.
  Вот так! И пошел я домой. Фамилиар меня удивил, рассказав, что у него тоже был вещий сон, изрядно его огорчивший. В нем он узнал, что не названные знаки адресованы дядюшкиной дочери и означают что-то вроде: 'мы скоро встретимся'. Еще у Пусика сложилось впечатление, что ушедший племянник хочет раздобыть некий драгоценный предмет, который покорит сердце дядюшкиной дочери, и дядюшку тоже лишит воли к сопротивлению, когда наш герой-Торил попросит о благословении брака с ней. И еще-со сватовством все не так просто, как кажется.
  --А что тебя в этом озадачило и расстроило? Я в этом пока трагедии не вижу.
  --Тут другое- мне во сне было четко сказано, что я там быть не должен. А тебе лучше бы поучаствовать, хотя, если ты откажешься, то это будет понятным. Но лучше бы ты отправился на поиски.
  Вот и представьте себе - что мне делать? Я снова пришел в гости к страдающему дядюшке и сказал: 'Карты на стол!' С моей стороны я выложил сведения, что из себя представляют гриммельсгаузенские подземелья и что нет ничего из того, что может мне дать любой гном, чтобы я туда пошел. Дядюшку рассказ ошарашил. Затем я потребовал и от него карт на стол, особенно в вопросах о дочери. Дядюшку постиг второй ошеломляющий удар. Он с извинениями покинул меня и довольно долго пропадал. Вернувшись, он заявил, что племянничек успешно скрывал свое желание жениться на его дочери Лани как от него, так и девушки. Лично он ничего против не имел доселе-естественно, когда тот оперится. Вот сейчас уже кое-что против появилось, потому как... но ладно. Я повторил, что попробую помочь, если смогу перехватить компанию до подземелий. Но мне нужно письменное разрешение дядюшки на то, что я применю магическое подчинение к племяннику. Скрутить молодого гнома вручную-это подвиг, мне непосильный. Дядюшка вздохнул, но написал его.
   По дороге домой я заскочил на базар и набрал всякого добра себе в дорогу. У беглецов была фора уже даже больше суток, но пока это не беспокоило. Им, даже если они сразу же отплыли вчера утром, нужно плыть не менее трех суток, до Чармского переката. Дальше высаживаться и идти пешком еще суток двое-трое. Разумеется, и плавание и пеший переход могли пойти и быстрее, и медленнее, но на эти сведения стоило опираться. Я решил перехватывать их на Чармском перекате. Там была пристань, склады леса, трактир и еще что-то. То есть ожидать их можно было с доступным комфортом, да и открыть эфирные врата было попроще на него, чем на неизвестный мне лесной бурелом или поляну. Поэтому я не очень спешил, аккуратно собрался и на следующее утро открыл эфирное окно на поселок близ переката. Пусик оставался один, а все те же соседи обещали его кормить. Фамилиар на их стряпню не жаловался, он жаловался на разлуку со мной, но опять же - не я решил его не брать.
   Проход окном прошел удачно и зеваки получили удовольствие, когда из воздуха образовалось окно, а потом туда явился я в серо-зеленом плаще и такой же шляпе. Поскольку на мне не было мантии мага, то они сразу же стали рассуждать, что бы это значило. Я же не стал рассказывать им, что и как, только прикоснулся к шляпе и пошел в трактир 'Плот', чтобы узнать о нужных мне людях. И вот тут меня ждал сюрприз-оказывается, они меня опередили! Они приехали еще вчера, переночевали, а с рассветом уже ушли. Отрыв больше трех часов. Я-то не сильно спешил, а они наоборот. То есть дядя оказался шляпою. Его племянник смылся не утром, а еще вечером, и даже успел на отходящий на закате корабль. Высокая вода и попутный ветер тоже помогли и в итоге ребята ушли вперед. Их шесть, и еще у них есть вьючный ослик с частью запасов. С собой они несут довольно много инструмента, то есть явно собрались копать. А как быть мне? Дело в том, что скала с Гриммельсгаузенским замком видна издалека и даже с берега. Дорога туда есть и ею часто пользуются, но в сам замок посетители редки. Но вот промежуточные точки похода мне не были известны. Да, в итоге я бы не заблудился, но вот открывать эфирное окно на середину маршрута, пытаясь опередить их-не получится. Нет привязок. Поэтому выбор был между двумя планами- открывать окно возле самого Гриммельсгаузена и идти оттуда им навстречу, либо догонять. Во всех планах были свои недостатки, но выбрал я именно первый. Меня смущало то, что Гримельсгаузен мог быть только общим ориентиром, а искать нужное они могли и по дороге, и даже свернуть. Конечно, я уже раз пошел на перехват и не очень удачно, но, может, сейчас все пойдет по- другому? Я рискнул и обеспечил зевакам второе удовольствие-видеть, как я уйду в эфирное окно.
   Сейчас замок практически развалился и только по обвалам можно проследить, где были его стены и внутренние постройки. А тогда стены и башни еще стояли, развалились только зубцы и их отдельные детали. Черноватый камень стен вызывал ассоциацию с морской змеей, что лежит на береговых камнях и поглядывает па тебя: укусить его, что ли или лучше еще погреться? Как я глянул на стены и башни магическим зрением, так и не рад был, потому и ассоциация такая пришла, а потом я услышал голоса душ, погубленных в этом замке. Глядишь на западную башню и слышишь голоса: 'Мы братья Тенье и Арри. Владелец замка замуровал нас в контрфорсе стены, чтобы мы, умирая, укрепили ее и не давали ей сползти с откоса. Было это в четвертый год царствования короля Сетера Безумного. Мы умерли на третий день, так как отдушину для дыхания нам оставили'. Глядишь дальше, на полубашню, и снова шепчет погубленная душа: 'Меня звали Манисса. Чтобы стена стояла долго, в ней вырубили нишу и затолкали меня туда, а чтобы я поместилась в тесной нише, мне сломали ноги. Владелец замка смеялся и говорил, что ходить я все равно больше не буду. Это случилось через год после великого пожара в столице'. Идешь дальше и слышишь новый стон давно погибшей жизни...
   А затем твари и создания подземелий тоже почуяли близко находящегося живого и стали обсуждать, как они расправятся со мной. Не все разговоры я понимал, но и разобранные мне не понравились. Особенно много болтали адды-полуночницы. Да есть такие мерзкие существа, сильно напоминающие пауков с человеческой головой. Глотка у них почти что человеческая, чем они очень гордятся и болтают без умолку, как вообще, так и при виде добычи. Зубы у них очень плохие, потому своих жертв они жуют несколько дней, как беззубая старуха сухую корку, пока не измочалят и смогут что-то отъесть. А жертва в сознании, чувствует, как ее жуют и слышит их разговоры... Вот у гертума с разговорами никак не выходило. Я его чувствовал, он меня тоже, а вот что он мне сказать хочет - никак. Конечно, ничего хорошего, но тогда я еще этого не знал, а только догадывался. Ламии, помню тоже в общем хоре себя проявляли, желая попробовать моего мясца. Ну, конечно, если бы магических способностей у меня не было, то всего этого хора я бы не слышал, но ощущал бы что-то безотчетное: тревогу, страх, беспокойство. Поэтому и люди обходили Гриммельсгауен стороной. Если им страшно в его виду, а чем дальше от него, тем страх слабее, то до большинства людей доходит, что лучше туда не соваться, ибо целее будешь. И еще скажу вам, что на самом деле обитатели подземелий находятся весьма глубоко. Это магическое поле проклятого замка доносит до черных глубин ощущение проходящей мимо жизни, ну и голоса тварей тоже до нас доносятся с его помощью.
  Но я все дальше отходил от замка и голоса эти потихоньку затихали. Но беспокоили уже не они, а другое-сколько мне идти? Или лучше остановиться и ждать? Ведь я точно не знал, где именно они собираются искать свои сокровища
  
  
  Правда, был еще запасной вариант: дождаться вечера, когда еще не темно, но уже путники собрались готовить ужин. Тогда есть шанс открыть эфирное окно туда, к ним, и не влезть в костер или подобные места. Должно было помочь и то, что я двигался им навстречу и сверху вниз, что давало некий шанс увидеть заранее. Пока двинулся навстречу отряду.
  К несчастью, был месяц змеиных свадеб. Поэтому все наличные гадюки, полосатики и прочие гады попадались во множестве. Кое-где прямо прыгать через них, настолько густо хвостатые твари устраивались на тропинке и вокруг. Наконец, мне надоело это столпотворение (а змей я никогда не любил) и я пошел вперед, не обращая внимания на них, положившись на хорошие и тяжелые сапоги. А кто не убрался вовремя-я не виноват. Шагов двадцать я так прошел, заслужив проклятия от змеиного рода, потом какая-то из них хватанула зубами практически в верхний обрез голенища. Эге, так и найдется ловкая тварь, которая хватит на пядь выше-и наслаждайся результатом. Алхимическое противоядие у меня было, но даже с ним пришлось бы целую неделю хромать, а первый день вообще с трудом на ногу наступать. А это надо? Потому я пошел в обход, обходя скопления змей. Потом подобрал порядочную палку высотой с себя и отбрасывал ею в стороны ползущих близко гадин.
  Спустившись с гриммельгаузенской горы, я, наконец, вздохнул спокойнее. Хвостатых зараз стало резко поменьше и можно было идти, поменьше заглядывая под ноги. Скольким змеям я отдавил разные нежные места-осталось загадкой, но их было несколько десятков. Можно было бы и гордиться, но перед кем? Так мой подвиг и остался неоцененным. И даже с почтенного Нара плату не сдерешь-и совесть не позволит, да и как ответить на вопрос: а чего я поперся напролом, почему не обошел?
  Вот-вот. Ну не любил я змей и когда мог, отвлекался на нанесение потерь их роду. Вот лягушек и черепах не трогал специально. Конечно, ходя близ болота, можно наступить на жабу, неудачно подвернувшуюся под подошву, но ведь не специально же? А гадюку-да, склонен к истреблению. Я говорил, что змеи нужны миру для борьбы с грызунами, но я и не изводил их на больших пространствах, чтобы не нарушить мировое равновесие, а вот встречную и поперечную тварь-да запросто. Пусть держится подальше.
  А дальше случилось совсем редкое событие-дорогу мне переползла королевская змея. Так ее называют за редкие размеры-до тридцати локтей в дину и толщиной в шланг судовой помпы для откачки воды. Про нее ходят разные легенды, что это король всех змей, что она магическая и много чего.
   Правды в этих рассказах немного. Разве что действительно редкая, я их видел только дважды. И, наверное, она приносит счастье-тоже правда. Свою жизнь я прожил достаточно счастливо и переделать в ней мне хочется немного, если бы каким-то образом пришлось снова ее проживать. То, что это не король змей-понятно. Прополз мимо меня и не высказал мне претензий за истребление подданных. И короны на голове я не увидел, хотя некоторые ее замечают. Ну что же, видимо, угол зрения был другой. И от королевской змеи никому ущерба обычно не бывает. Разве что лошадь или мул с перепугу сбросят седока и тот грохнется наземь.
  Но справедливость требует сказать, что такое с лошадьми и мулами случается и от разных напугавших их мелких животных и даже боги ведают отчего. Сложное животное -лошадь. Способна лететь во весь опор на стену стали и ружейный залп, не устрашившись ничего, а от какого-то ежика или кота может перепугаться. Я сам восемь лет назад так вот пострадал в гостях, когда хозяйская собака кинулась под ноги моей лошади. Она встала на дыбы, а потом свалилась вместе со мной. И теперь при каждой смене погоды нога об этом подсказывает, и иногда очень больно. Ломать кости надо молодому-они быстро заживают. И до старости успеешь забыть где и что ломал, хе-хе.
  Но тогда я, пропустив королевскую змею, шел дальше и настороженно глядел по сторонам-что еще окажется на пути. Поперек дороги, рядом в кустах? Мили через две я решил, что пора передохнуть. Устроился на выступе скалы, но в теньке и перекусил. Дав отдохнуть ногам, отправился дальше. И тут до меня донесся запах горелого-ветерок как раз дул мне в лицо. Вообще-то для компании гнома и остальных пятерых, не считая ослов, было еще очень рано. Даже если они активно и быстро шли вперед, я рассчитывал на встречу не раньше завтрашнего утра.
  Тем не менее, проверить надо было. Вдруг они снова опередили мои расчеты. Да и, кроме них, может случиться встреча, и даже с такими персонажами, что лучше бы их вовек не видать. Вот таких персонажей лучше встречать, когда они заняты своими делами, а не сидят в засаде. Чтобы сразу всех окончательно, хе-хе.
   Да, это действительно был костер, но возле него сидели не эльфы, жарящие на огне человечью ногу и не разбойники. Всего двое, а не шесть, и обе-ведьмы. Никаких гномов и кладоискателей. Две женщины в венках на голове, увешанные талисманами, как это у них принято и варят какое-то зелье. Я по молодости думал, что свои зелья ведьмы готовят по ночам, собравшись всем конклавом, совершая разные странные и тайные обряды. Учитель, как истинный маг, ведьм игнорировал и слегка презирал, потому нам рассказал, что ведьмы сами магическими потоками пользуются мало, они используют амулеты, отчего ими прямо-таки обвешиваются. Ну и широко пользуются растениями-как магическими, так и просто лечебными. Вот и все, а остальные представления о них у меня были из народных сплетен про них. Разумеется, по большей части это была чушь. Мне лично тогда от ведьм ничего не было надо, потому приподнял шляпу в знак приветствия и собрался проходить мимо. Но дамы у костра меня окликнули:
  --Здравствуй, юный маг! Не проходи мимо, остановись! Мы тебе напророчим то. что уже было с тобой, что случится сейчас, и что будет потом!
   Как мне тогда резали уши эти намеки, что я совсем молод! И еще ладно бы почтенный маг Иррус, которому было под двести лет или гном, который тоже втрое-вчетверо старше. А тут две ведьмы, одна из которых приблизительно моего возраста, а другая лет тридцати! Я с трудом удержался от чего-то невежливого, и свел ответ к шутке:
  --Когда я сдал экзамен на мага, один почтенный экзаменатор мне уже напророчил, что я облысею в тридцать лет и у меня будет двадцать детей. Кажется, это еще не все, что он тогда наговорил, и вы тоже хотите напророчить это?
  --Нет, юный маг (я чуть не зарычал, услышав это)! Детей у тебя будет всего четверо, а не двадцать, тут тебе неправильно пророчили. Верь нам, мы ведь сейчас варим отвар желтых кувшинок, а пока он кипит, изготовители могут пророчить себе и проходящим мимо. Так что не отказывайся!
  --То, что было со мной я уже знаю, то что сейчас я беседую с двумя ведьмами, которые варят зелье - это тоже ясно. Что вы еще скажете о моем будущем, особенно насчет раннего облысения?
  --Не беспокойся об этом. Волосы останутся и в старости. Тебя ждет много сложных и значительных дел, хотя ты всегда будешь избегать всеобщего внимания к себе. Но боги всегда будут милостивы. Сейчас ты пойдешь по своим делам и встретишь нужного тебе путника. А вскоре ты женишься на ведьме. Тебе назвать ее имя?
  Я не выдержал и захохотал. Остановился очень нескоро. Ведьмы смеялись вместе со мной. С трудом прервав смех, я поблагодарил их и сказал, что не так сложно догадаться, что имя принадлежит одной из вас.
  --Нет, она сейчас на Теплом озере собирает сон-траву на западном его берегу. Но жди-скоро день русалок. Тогда она сплетет венок, польет его зельем, произнесет твое имя и опустит венок на воду озера. И тогда ты придешь к ней. Готовься!
  Я снова посмеялся. Но смех-смехом, а дело- делом. Потому я достал из кошеля серебряную монету, положил ее на камень и поблагодарил за интересное пророчество и хорошее настроение, им доставленное. Мне было пора идти. Почему я не подходил близко и монету положил в стороне? Так лучше. Когда близ тебя работают с магией, а ты не понимаешь, что там происходит-лучше держаться поодаль. А еще лучше бежать без оглядки. К ведьминым зельям это тоже относится.
  
   ________________
   Вот такой набор пророчеств я получил и за умеренную плату. Медиумы в столице меньше чем, за пять монет, и не пошевелились бы, а точность прорицания вряд ли была бы лучше. Должен сказать, что я к ним всегда относился с изрядным скептицизмом и не высказывал его прямо лишь в результате маминого воспитания, которая много положила сил, чтобы привить мне вежливое поведение в обществе, хе-хе.
   Я шел навстречу нужному мне отряду и не останавливался, даже ел на ходу, чтобы не терять времени. Но, как не спешил, а они все не попадались и не попадались. Я дошел до приблизительно середины пути до поселка на перекате, но все без толку. Пара местных жителей попалась, но они не видели никого из нужных мне. Я решил пройти до сумерек и заночевать в удобном месте. Местные сказали, что ниже есть источник, поэтому я могу устроиться возле него, но что-то он не встречался. Тогда я свернул с тропы на небольшую полянку, устроил там небольшой костерок и лежанку из веток, покрытых плащом. Спать лег, окружив себя противозмеиной веревкой на случай того, если какая-то змея захочет мне отомстить за сегодняшнее попирание своих товарок. Змеи в ночи не явились, зато я увидел интересный сон о своей женитьбе на ведьме. И проснулся, весьма им озадаченный.
   Я вообще о женитьбе серьезно тогда не думал. Ну да, допускал, что пройдет какое-то время, и я женюсь, у меня будут дети, ну, как у всех нормальных людей. Вокруг меня было много девушек-какие-то мне нравились, за некоторыми я ухаживал, но о семье с какой-то из них я серьезно не думал. Поскольку я не происходил из аристократов, то, скорее всего, можно было ожидать того, что я женюсь на дочке иного мага или ремесленника, или небогатого купца. Может, небольшого ранга чиновника. Тогда люди выбирали себе пару из своего круга общения и из равных себе, Мезальянсы случались крайне редко и крайне широко обсуждались, и в основном преобладало мнение, что негоже было сочетаться браком с неравным себе человеком. Хотя среди молодежи и бытовали мнения, что все эти условности о равном положении будущих супругов - это такое замшелое, и подлежащее отмене именно как замшелое, правило. Молодые люди всегда резки в своих мнениях. Никто из них не собирался взять в жены королевских дочек (а еще меньше королевская семья хотела этого), но посягательства на эту гипотетическую возможность для себя они считали отвратительным и устаревшим. Не буду говорить ничего ни 'за', ни 'против'. Юный человек должен хотеть чего-то несбыточного, а тот, кто постарше-стабильности. И когда юноша станет старше, он поймет, прав он были или не прав, желая несбыточного, или все же его родные, отстаивая 'замшелое' правило, оказались умнее его самого. Такие вещи сродни высоте дверного проема. Пока не стукнешься лбом об него, не поймешь, низок он или достаточен, хе-хе.
   Но деревенская ведьма... это было бы странно для меня. Я уже говорил вам, что маги относились к ведьмам с легким презрением и скепсисом. Иногда активно не любили, иногда относились безразлично, но, пожалуй, большая часть их считала ведьму не парой для мага. И лично я об этом до того момента совсем не думал, но, увидев это во сне и услышав пророчество, отнесся как к ерунде и тому, что и не стоит рассматривать вообще никак, даже просто как гипотезу. Об этом я поразмышлял, пока готовил завтрак и собирал 'лагерь', но потом наступила пора идти навстречу гному и его компании. Можно было, конечно, и сидеть ждать-авось они сам явится сюда, но я не утерпел и пошел навстречу. Сейчас бы скорее устроился поудобнее и ждал, но сейчас-то у меня есть уверенность, что если ты придешь в нужное место, то приключения найдут тебя сами. И даже зачастую в большем числе, чем ты рассчитываешь. Тогда же я активно пошел вперед и сам нашел их. Компания устроилась на опушке кустарника и отдыхала после тяжелого подъема. Даже ослик был не в силах походить и попастись- не удивительно, потому что искатели сокровищ навьючили на него, наверное, столько же, сколько он весил сам. Справедливости ради скажу-они и сами перли в гору много чего.
   Они явно встали раньше меня, раз успели за утро нагрузиться такой кучей вещей и подняться по крутому подъему. Мне, конечно, вниз шагать было легче. Народ так расслабился, что мое появление сразу и не увидел, пока я не обратился к ним на двух языках:
  --Здравствуйте, путешествующие! Да будет посилен вам ваш путь! Не идет ли с вами гном Норил, сын Силли, что живет в столице нашего королевства?
  --И тебе здравствовать, почтенный! Гном Норил вон там, левее всех прилег!
  Гном аж похрапывал, отдыхая после подъема. Это за ними водится- и засыпать, когда только можно, и практически всегда храпеть.
  Я подошел поближе и потрогал его за плечо:
  --А-а, кто это?
  --Здравствуй, Норил, меня послал твой дядюшка Нар. а зовут меня Александром, и я тоже живу в столице, хотя родом из Железнореченска. Дядюшка и его семья твоим уходом очень встревожены.
  Они боятся, что с тобой что-то плохое случится.
  --Что может случиться с гномом в подземелье?
  А юный Норил поздороваться и не пытался, да и к излишней браваде склонен. Рассказ о том, что для гнома любое подземелье -дом родной и бояться там нечего, рассчитан на провинциального жителя. Только он может поверить в такую ерунду.
  --Если ты собрался в подземелье замка Гриммельсгаузен, то тебя там ждет пара десятков видов разных опасных существ. Ламия, например. Ты ее киркой хочешь от себя отогнать?
  К ламиям гномы относятся весьма серьезно. Эта тварь подземного коротышку может и надвое разорвать, а холодное оружие ее берет плохо.
  Юный гном сконфузился, но форсу еще не потерял и что-то пытался сказать против.
  --Адду-полуночницу, которую вы меж собой называете 'фирин', ты тоже хочешь победить своей невежливостью? Или у тебя есть амулет против нее?
  Гномы используют разные защитные амулеты от подземных напастей, но они есть в семье добывающих руды под землей гномов. А мастер Нар уже много лет искусный изготовитель металлической посуды, гравер и чеканщик. Вряд ли у него такой есть где-то в сундуке. Уже четверо попутчиков Норила внимательно слушали нашу беседу, но пока в нее не встревали. Безразличными к ней оставались только ослик и мирно спящий юноша моего возраста, одетый в зеленое. Явно уроженец Новисса.
   _______
   Поэтому я и занимал позицию, с которой мне было видно сразу всех участников похода, и, кстати, размышлял, как именно мне бороться со всеми остальными на случай их атаки против меня. В заклинаниях, которые тогда использовали маги, было много несовершенного. Скажем, мне проще было убить магически сразу всех, чем что-то не смертельное, но неприятное сделать троим из пяти, которые на меня кидаются или готовят оружие. Последовательно-можно, а вот всем трем сразу-не получится. Можно или пятерым, или одному. А участие большей части попутчиков Норила против меня я предполагал, причем достаточно жесткое, а не только ругань в поддержку товарища.
   Сами посудите-для чего-то гнома с собой взяли? Взяли. А тут его забирают еще до того, как он сделал ожидаемое. Если он им друг -то любое несчастье с другом тоже отзывается душевной болью. Есть и финансовый ущерб. Гнома на судне везли и на это тратили деньги. А раз привезли, потратившись, но не использовали, то, значит, эти деньги просто выброшены в зеленоватую речную воду. Прямой убыток.
  И что хуже всего-применение любых заклинаний принуждения к Норилу вполне правомочно, а вот ко всем остальным-только в ответ на их опасные действия. Поэтому я должен дождаться броска, скажем, камня мне в голову. От него защититься, а уже потом нейтрализовать метателя. И то-это может быть предметом долгого судебного разбирательства и при отсутствии у меня свидетелей. Жизнь -сложная штука. Иногда проще пройти через пещеру со всякой гадостью, бестрепетно выжигая всех подряд, чем вот так стоять и думать: а не ушибить ли их всех сразу? Или лучше подождать, пока они тебе не сотрясут мозги? И как сильно хочется им заранее что-то сделать-чтобы и шевельнуться не могли... А нельзя. Пока что они законопослушные граждане, и их внимание к проблемам взаимоотношения племянника и дяди совершенно законно и ненаказуемо.
  И я решил пойти с козыря:
  --Видишь ли ты эту бумагу, что торчит у меня из кармана, Норил? А в ней написано, что я должен возвратить тебя в дом твоего дядюшки Нара, и, если ты не сделаешь это сам, то я вправе принудить тебя к этому. Поскольку я маг, то и магически тоже.
  И я проделал детскую демонстрацию того, что владею Силой: вокруг кисти шарики-огоньки полетали. Это одно из первых заклинаний, которые осваивает ученик мага. И не один ученик, которого встретили в переулке другие мальчишки с желанием надавать по шее, напугал врагов этой демонстрацией, добавив, что учитель научил его, как превратить нападающих в лягушек и червей. Обычно это очень хорошо действует, и противники галопом разбегаются. Но тут нужно остаться в рамках, хе-хе. Ибо если от восторга победы юный ученик мага запустит им вслед что-то магическое и припалит, скажем, кому-то заднюю часть, то пострадает и его такое же место.
  Учителя всегда карали за применение магии таким образом-ведь они отвечали за поведение своих учеников и использование ими Силы, поэтому иск родителей пострадавшего мальчишки переадресовывался именно учителю. Таково было правило и исключения из него можно пересчитать по пальцам. Я вот сейчас могу вспомнить только два, когда ученики мага принимали участие в мятежах против короля против воли их учителя. Тогда учителя были вынуждены отправиться к коронной армии, а ученики воспользовались моментом и примкнули к восставшим. И то оба раза был судебный процесс, на котором пришлось доказывать, что учитель запрещал участие своим подопечным в боевых действиях, учесть то, что он был далеко, выполняя долг перед королем и никак не мог ни знать, ни контролировать своих учеников и прочее.
  Даже просто побывать под судом-это большой ущерб для нервов. А если ответить за гибель одного королевского отряда, что попал в засаду мятежников из-за того, что ученики усилили магически слабый туман... Кстати. Тут их учителю помогло то, что остальные ученики подтвердили, что подобные заклинания им учитель не преподавал, это уже собственные достижения мятежных юношей...
  Да, это может быть. Вспомните, как я рассказывал про то, как изобретал заклинания в учениках, по ловле рыбы и остальному. А я не самый великий в магическом сообществе, хе-хе.
  Так что тогда я стоял, левой рукой показывал раздосадованному Норилу на бумагу, правая же лежала на револьвере (благо не все могли догадаться в те времена, что это такое), а внутри был готов применить заклинание подчинения к гному, а к двум ближайшим одно не широко известное заклинание. В переводе его название означает 'коленная петля'. Жертва его ощущает, что она как бы связана веревкой ниже колен.
  Встать и идти не может, может либо ползти, либо елозить по земле на заду. Ну, а еще двоим достанется чем-то попозднее. Пока же я сказал:
  --Норил, собирай свои вещи, которые ты не хочешь оставить товарищам, и пойдем отсюда.
  Про эфирное окно я не говорил, рассчитывая, что мы отойдем в сторону и подальше, а потом уже его открою.
  Юный гном наконец перешел от ворчания к ругани и громогласно заявил, что не желает уходить. Поскольку он использовал язык подземных жителей, то понял я только одну фразу, которую он произнес на понятном языке. Что же, он сам напросился и получил заклинание 'Сон разума'. Не помню, говорил ли я вам про него, но после заклинания подвергнутый воздействию ходит, как механическая кукла, и исполняет все, что ему приказал наложивший заклятие.
  Прочих он просто не слышит. На разум его надеты шоры, как на глаза лошадей, и много он не воспринимает, только самый минимум. Правда, случается так, что обработанный заклинанием пытается выйти через закрытую дверь и не понимает этого, снова толкаясь в дверное полотно. Или открывает дверь в другую сторону, нежели надо. Но это издержки производства. Так обработанного человека не надо отправлять на работу, службу и в бой. В этом состоянии он должен пробыть совсем недолго и под контролем самого мага или помощника.
  Итого Норил под воздействием заклинания встал и стал собирать вещички. Вопросы друзей он полностью игнорировал. Четыре пары глаз обернулись ко мне, и три рта произнесли изумленно-раздраженные слова. Что-то вроде: 'что ты делаешь и какого демона?' Крепенький рыжий паренек решительно встал и демонстративно оглядел толстую палку, с которой он явно сюда приперся. Я напрягся.
  Но тут произошло то, на что никто из присутствующих не рассчитывал. __________________
  Вот такой твари я однозначно не ожидал, и именно потому, что не догадывался о их существовании. хотя чуть позднее, работая с рукописями в храме Сорбэ, наткнулся на упоминание о их. Правда, рассказ шел о местах довольно далеких от того, где я тогда был. Вот представьте себе бивак отряда: пологое, заросшее травой и мелкими кустами место, сидят и лежат эти шестеро путников, чуть в стороне стою я. к кусту привязан ослик, что-то там объедающий, лежат их инструменты, тюки, оружие-где аккуратно, где неряшливой грудой. и вот посреди этого происходит как бы подземный взрыв, похожий на подрыв подземной мины. Там, где стоит ослик, вверх взлетает земля, как будто животное стояло на подземной мине, и кто-то поджег пару минут назад фитиль. Только в отличие от мины не было грохота взрыва . Попозже я участвовал в осаде крепости Керам, так что нагляделся на подкопы и подземные фугасы. А, вот что еще резко отличалось: запах. После подрыва мины ужасный запах горелого пороха. Тут запах тоже имелся и не менее отвратительный.
  Так вот что это было-подземный гигантский червь! Черное тело, напоминающее гигантскую колбасу диаметром около метра. кожа грубая, вроде кожи моржа с Закатных островов, только без таких складок, как если бы этот морж под землю залез и вылез, только в процессе влезания и вылезания где-то голову с бивнями потерял. Сказать, что совсем у подземного гостя головы не было-нельзя, но сильно она от туловища отделена не был, да и на ней ничего, кроме рта не имелось. Рот, правда, такой, что упаси бессмертные от тесного контакта с ним. Ведь там есть рыхлительная часть, которой червь роет канал под землей, чтобы двигаться вперед и есть та часть, какой он кого-то ловит и пожирает. Вот такая пасть и раскрылась, обдав нас запахом невыносимого смрада, и в ней тут же оказался один из членов отряда. Я его сильно не рассмотрел, помню только, что одет он был как житель Лимского поозерья. Секунда, и его желтые кожаные штаны исчезли в пасти твари, бедняга и крикнуть не успел. Но монстр этим не удовольствовался, а повернулся в сторону других. Глаз у него не было, потому он выбросил вперед раздвоенный, как змея, язык и стал ощупывать, что вокруг делается. И таки магия в нем была-когда он съел беднягу из поозерья, магический фон немного вырос. Так, это он сейчас кого-то нащупает и снова сожрет, пока добыча не сильно далеко смылась!
   Я вышел из оцепенения, порожденного этим внезапным ужасом, и ударил червя по морде Воздухом. Стихия Воздуха позволяет создавать режущие заклинания, которые работают как меч, как нож, как топор, отрубая или отрезая куски от того, что нужно измельчить. Таковы особенности стихии. Вот стихия Земли-она больше позволяет дробящие заклинания, бьющие по цели, в зависимости от надобности- хоть как молоток, хоть как кувалда. Резать можно тоже, но куда менее удобно. Если маг владеет только стихией Земли-куда уж денешься, но если несколькими- то резать лучше Воздухом. Вот я и резанул по языку. Язык вообще у всех тварей этого мира и человека в том числе, хе-хе, всегда слабее, чем кожа. Есть, конечно, создания с покрытым роговыми пластинками языком, что кажется бронированным, но при этом их кожа тоже не слабо прикрыта разной чешуей, которая помощнее той, что на языке. Так что если какая-нибудь живность высовывает наружу глаз, язык или кое-что другое, хе-хе, то для защиты ударить по ней- милое дело. Сразу попадаешь в весьма слабое и нежное место. Так что встретившись с тварью вдали от города, туда ей и стреляйте, если сможете. Большая часть из них, заработав в глаз и язык, либо свалятся, либо уберутся от вас подалее. Вот и этот червь, получив по языку, пронзительно завизжал и ввинтился обратно в землю. На земле остался кусок его языка, а в воздухе - невыразимая вонь. Как оказалось, пах он сам, а еще хуже пахла его кровь.
  Я тогда бросил краткий взгляд на произошедшее: мы атакованы неизвестной тварью, один из шести ею заеден, еще у одного какая-то рана на плече, прочие четыре пребывают в шоке. Сам вроде цел, юный гном не пострадал, осел куда-то делся-не то тварь его сожрала, не то сам удрал подальше. А что делать нам - а тоже самое: смотаться и побыстрее. Потому я и заорал во всю глотку, изрыгая ругательства, как плотогон-они тогда были эталонами сквернословия, Это позже слава перешла к извозчикам. Народ был согнан с мест с теми вещичками, которые они успели подхватить, и затем- в эфирное окно. Вот туда я загонял-гнома под заклинанием подчинения, прочих руганью и парой пинков для тех, кто невыразимо тупил. Окно открылось на Старую площадь в столице, куда мы все и вывалились к радости столичных зевак. На прежнем месте остался чей-то мешок, лопата, кирка и ружье. Ослик и заеденный поозерник- увы, тоже. Ладно, теперь раненый - выше локтя рваная рана размером с ладонь и глубиной с кончик пальца. Магического повреждения нет, кровотечение приличное, но артерии не затронуты. Я содрал с раненого его же головную повязку, замотал рану, а потом прошелся по ней Силой, чтобы прекратилось кровотечение.
   А дальше был короткий разговор с их атаманом. Я ему кратко и с применением словаря плотогонов пояснил, что их не сожрали только благодаря мне, как вот этого поозерника, и они могут даже не благодарить. Вон там, за углом, на Канатной улице живет маг Гелен по прозвищу Железный зуб-пусть двое отведут к нему раненого, а остальные стерегут вещи. Гнома я забираю с собой, а вы дальше оставайтесь и делайте, что хотите. Если жизнь недорога, я завтра могу отправить вас обратно, чудовищу прямо в пасть. Найти меня можно там-то. Не хотите в пасть - двигайте, куда хотите.
   Далее зарычал на Норила, потребовав от него, чтобы он взял свои вещи и шел за мной. Гном, как зачарованный (а он был таким, хе-хе), собрал вещички и потащился. Кстати, он где-то оставил свой арбалет- ну да и к демонам его. Приведя беглого гнома домой, я наскоро поздоровался с мастером Наром, показал на спасенного племянничка, снял с него управляющее заклинание и откланялся. Остальные вопросы мы с ним решим попозже, а пока у меня неотложные дела.
  Дела-то у меня были, но в первую очередь- неизвестная никому тварь, поедающая путников-тут надо было кое-что сделать сразу. Поэтому сначала дорога привела в храм Сорбэ, где рассказал старшему жрецу про новую тварь. А он оповестил нескольких магов города, и ближе к вечеру мы встретились в храме и обговорили, что делать с ним. Так принято до сих пор-когда опасная тварь обнаруживается впервые в густонаселенных местах. На берегах Моорбранда новые открытия не требуют обязательного похода магов на поиски твари, а вот тут надо появиться и устроить веселую жизнь новому жителю.
  Так что ближе к вечеру собрался военно-магический совет, хе-хе. Вообще-то в него собирали значительных магов, мне тогда он был еще не по рангу, ибо был всего лишь подающим надежды. Но, поскольку я его увидел, то должен был рассказать, что за тварь и какие в нем особенности. Да, я кажется, забыл сказать, что отсеченный кусок языка собранию предоставил, и маги, борясь с отвратительным запахом, его изучили. Это был даже не язык, а какой-то языкорот, поскольку был трубчатый и позволял не только просто потрогать, а и откусить на пробу- при нужде оболочка отходила и образовывался канал, на входе которого стояли острые роговые пластинки. Можно было счесть их теркой, а можно зубами. Яд мы там не нашли, хотя это заключение о неядовитости был бы преждевременным. Отчего-сейчас скажу.
  По поводу поиска подземной твари решили, что через два дня соберемся и устроим охоту на нее, явившись туда через эфирное окно, меня пригласят тоже. Нельзя сказать, что я очень рвался туда, но решил не отказываться, больше в видах знакомства со столичными магами. Да и приятно было юному магу, когда с ним вежливо и с интересом беседуют светила магии, как с равным. Пока же я отправился домой, где мы с фамилиаром, соскучившимся по мне, мирно отдыхали в дворе домика, угощались и обсуждали виденное и слышанное мною. Пусик заявил, что подземные черви отчего-то ему знаком и, промучившись попытками вспомнить весь вечер, назвал источник, где они упоминались. У меня он был, поэтому мы с фамилиаром полезли в него. Да, нечто подобное встречалось в степях на востоке на лессовой равнине восточнее Мирен-Везле. Тогда я и Пусик не обратили на это внимание, а стоило бы. Суть дела в том, что червь должен буравить грунт, двигаясь поисках чего бы покушать. Лесс-это легкая земля, которую его голова легко проковыривает. То есть вдоль гриммельсгаузенского берега реки наш червь должен был ползать очень осторожно, ибо там полосы доступной для него почвы чередуются с камнем, который он просто не пройдет. Этим охотники воспользовались, но об этом позже. Еще в работе говорилось, что одновременно может существовать в некоем районе не более трех червей. Если удастся убить всех троих, то эта область от них безопасна, больше не будет их лет сто. Отчего это все происходило-книга путешествий ответов не давала. Еще там был важный момент-червь был слеп, что для подземного жителя не дивно, ушей у него формально не было, но он как-то слышал, что делается наверху и мог атаковать удовлетворяющую его цель. Жертвою мог стать человек, некрупное животное- жеребенок, овца, пустынный волк. Поймав и съев такой обед, червь успокаивался на пару дней. Кроме того, он писался еще в процессе передвижения-то есть, если роя землю, он натыкался на сурков или другую норную живность, это его тоже кормило. Не брезговал он и падалью, вот только что для него предпочтительнее-свежее или выдержанное мясо, увы, осталось неясным. Путешествующий маг отметил, что при появлении червя несколько растет магический фон, но прямые действия Силой от него неизвестны. Не исключалось, что червь существует или передвигается с некоторым использованием Силы, но тогда это не было известно в точности, все осталось на уровне предположений.
   Я посетил мастера Нара, поглядел на оставленные на племянниковой голове следы воспитательных мер, и рассказал дядюшке и беглецу, какая опасность угрожала отряду близ проклятого замка. Припомнил, что шептали призраки умерших жертв и чего хотели подземные обитатели замковых глубин. Гномы аж побледнели. А потом рассказал про визит подземного червя и двух пострадавших от него. Но мастер удивил меня, сказав, что укушенный червем в руку уже умер, тем же вечером. Сначала все не предвещало бед-рана немного побаливала, а к вечеру начались сильные боли и жар, плечо аж раздулось. Приглашенный цирюльник попытался выпустить гной, ибо он думал, что рана загноилась. Жидкость в ране была, но не гнойная. Процедура не помогла, а скорее наоборот-страдалец резко ослаб, вскоре потерял сознание и умер. Все это пахло ядом в укусе. Норил, видимо, об этом еще не слышал, представил себе, как его самого кусает жуткая тварь и стал уже не бледным, как ночная рубашка, а прямо-таки зеленым. В итоге операция в глазах дядюшки стала выглядеть, как спасение Норила из лап легиона нечисти. Риск там, конечно, был, особенно с червем, но коли уж дядюшка вообразил все это таким образом, то я не был против. И это впечатление отразилось на весе кошелька с серебром. Мастер Нар показал, что те, кто считают гномов скупердяями-ошибается. Так что я увидел и щедрого гнома.
   А после мы отправились на загонную охоту на подземного червя. Четверо магов, двое слуг с барабанами и третий с минами. Он нес четыре фунтовых мешочка ружейного пороха и лопату. Сначала маги Земли изучили местность с точки зрения рыхлости почвы. потом была приготовлена ловушка, куда надо было загнать дичь. Ловушку с одной стороны ограничивал обрыв, с другой стороны- скальный останец, а с третьей- линия четырех пороховых зарядов, расположенных последовательно и соединенных дорожкой пороха. Приманивали тварь медленными ударами по барабану, поставленному на землю. Мы все из предосторожности стояли на камнях. Слуги прямо изощрялись в выбивании разной барабанной дроби-словно это был парад войск, а не охота. И вот все увидели полосу пыли, движущуюся к нам. Червь перемещался очень неглубоко под землей, туловище его тоже совершало движения вверх -вниз, так что от близкого прохождения его тела земля чуть взымалась, и поднявшаяся пыль была видна издали. Барабанщики перешли на медленную дробь, как будто там маршировал небольшой отряд в латных доспехах старых времен.
   Ближе, ближе пыльный след, вот он вошел в ловушку и по команде слуга -подрывник запалил порох фитилем, что тлел у него в руках. Огонь весело побежал по пороховой дорожке, потом грохнул первый взрыв, должен сказать, для меня это ощущалось достаточно слабо. Потом второй, третий и вот, все четыре заряда взорвались, и вот тут-то червю стало тошно. Смысл подрывов был в том, что если червь ощущает вибрацию от шагов или бега, то взрыв пороха на него подействует, как если бы кому-то засунули трубу в ухо и затрубили. Взрывами червь должен быть оглушен и контужен, а дальше-пусть лбом таранит каменный останец или пробивает склон и летит вниз в обрыв-как ем хочется сдохнуть, так пусть это и делает. Червь выбрал третий способ расставания с жизнью-оглушенный, он вылетел наверх, на свет. Четыре мага с большим удовольствием приложили к нему свои силы. Червь пал и испустил волну зловония. Итого дело сделано, правда, нам не заплатили ничего, так как место было в общем-то ничейное. Владельца Гриммельсгаузена все забыли лишить собственности, когда убивали, а с тех пор желающих завладеть замком и этим местом не нашлось. Мимо ходили, но не владели. Раз меркантильные поползновения удовлетворить нельзя, то можно удовлетворить научную сторону ее. Мы распотрошили тушу и изучили ее устройство. От жителя поозерья и ослика осталось не так много, и это оставшееся мы захоронили. Анатомия твари принесла много интересного, в том числе и то, что внутри нее было два зародыша будущего червя. Уж не знаю, что требовалось, чтобы они развились - хорошая еда, дождь или смерть старшего носителя, но теперь они уже не родятся. Значит, еще сотня лет пройдет спокойно. Язык еще, кстати, не отрос заново, хотя начал восстанавливаться.
   Так закончилось это приключение, интересное и удачное, но имевшее некоторые последствия в недалеком будущем.
  
   _________________
  
   Следующая история того года случилась во дворце Монтеньер, это теперь он дворец, а некогда бывал и замком. В хроники попало две очень упорные его осады, первая из которых закончилась печально. В замке съели все продовольствие, но защитники не сдавались. От голода и болезней погибли девять из каждых десяти человек гарнизона, но они продержались до подхода союзников, которые отогнали от замка осадный отряд. В те блаженные времена пушек еще не было, осадные машины весьма несовершенны, оттого и использовались две основных формы взятия крепостей-либо внезапный налет, либо осада до полного изнеможения. Тут могли раньше изнемочь защитники, могли устать и отойти осаждающие. Зачастую эпидемии поражали и тех, и других, так что осада могла выявить, у кого из двух более крепкие кишки-он становился победителем. В тот раз, хоть осаду и сняли, но оголодавшие защитники набросились на еду, привезенную спасителями, и вышло так, что почти все уцелевшие не дожили до утра. Как утверждалось в хронике, в живых остались только двое. Нельзя после трех недель недоедания кидаться на обычную еду-просто не выдержит желудок.
   Но те дни прошли, и о прежних осадах сейчас напоминает восточная часть дворца-она осталась почти такой же, как и раньше, только некоторые бойницы стен растесали под окна, но вид еще вполне грозный. А западное крыло-настоящий дворец и от тамошних башен остались в лучше случае какие-то подземные части. Монтенье считается сердцем провинции Иврант- оттого в нем живут владыки провинции. Это уже не те люди, что сидели в замке до последнего человека-ныне там управляет третий владетельный род. Впрочем, они чувствовали себя в ряду прежних владельцев своими, поэтому, когда мне показывали замок, то все описывали, как бывшее с их предками: вот в этом зале было решено восстать против короля Обри (это был самый первый мятеж против достойного венценосца, хе-хе), вот в этой башне в подземелье были заточены господин Арне из Монтенье, прозванный 'Темной Звездою' и его сын Велле. А вот там раньше находился замковый дворик, в котором Арне сказали, что как изменник, он не достоин дышать воздухом страны, потому будет повешен. Он ел королевский хлеб за одним столом с монархом и предал его, а потому его живот будет вспорот, чтобы он не мог съесть королевский хлеб, как четный подданный. Ну и дальше всю длинную формулу приговора осужденным за измену. Вас ведь учили этому в школе? Нет?! А нам подробно рассказывали, что раньше делали с изменниками, и добавляли, что ныне милостивый король не проводит казнь в полном объеме, но он может и передумать. И про 'малую измену' вам уже не рассказывали? И даже не знаете, что это такое?
   'Малой изменой' считалось покушение на человека, от которого ты зависишь и подчиняешься ему. То есть, если некто убивал какого-то постороннего, то карался он за простое убийство, а вот если убивал ,скажем, отца, будучи еще не совершенных лет, или жена мужа, или своего начальника, то это считалось 'малой изменой', которая хоть и не достигает тяжести измены королю, но страшнее обыкновенного убийства. Потому казнь за это бывала как бы средней между казнью за убийство и той, что за измену королю. Кстати, некогда ученик, убивший своего учителя, тоже совершал 'малую измену', но, правда, к годам моего учения от этой практики уже отошли.
  В тот год провинцией управлял господин Ле- Фудройян, выдвинутый из мелких землевладельцев за неоднократные подвиги по подавлению мятежей-в том числе и того самого, когда с королем Обри и приключилась та самая странность, о которой еще долго вспоминало королевство и черными словам ругало господина из Зеленого Щита. Как, и этого не рассказывали?! Ну, тогда слушайте. Господин из Зеленого Щита( так назывался его замок) принадлежал к известному роду Хорнсвибл, которые себя считали равными королям, но обычно не произносили это очень громко. Хотя когда-то и они были королями, кажется, их титул звучал так: 'владыки Зеленого Щита, Великой Дубравы и всего, что между ними'. А это десять дней пути- для королевства уже немало, хе-хе. К тому же слово 'владыки' могло переводиться и как 'короли'-в незапамятные времена очень даже возможно. Так вот господин Беневельт Хорнсвибл- Дембе к моменту своего мятежа пребывал в весьма сложном положении-изрядную часть владений он утратил, к тому же при дворе ему появляться запретили после дуэли с королевским любимцем. Господин Беневельт попытался судиться с соседями за якобы незаконно отторгнутые у него спорные владения, но не преуспел. Потом хотел выгодно жениться, но после конфликтов с соседями-кто за него дочку выдаст замуж? Таких не нашлось. Дальше господин совершил безрассудный шаг, поверив одному шарлатану, который обещал магическим способом производить золото из железа. Как вы понимаете, богатства он не он не добыл таким способом, а лишь утратил.
   Следующие два года сидел безвылазно в своем замке. Потом всякий мог рассказать, чем занимался Беневельт тогда-в меру своей фантазии: от пьянства до продажи души Темному Началу. Но правда заключается в том, что когда король Обри проезжал через провинцию и его встретил Беневельт и пригласил к себе в замок, то ни у кого из свиты не возникло никаких подозрений. Из чего я могу заключить, что самое страшное, что подозревали у мятежного владыки-это похмелье. Обри с малым двором отправились в гости, где и были внезапно захвачены и посажены в подземелье. А дальше кого-то из придворных отправили в столицу в качестве парламентера. Дескать, хотите, чтобы король мирно был отпущен-выполните наши условия. Амнистия и разные привилегии, которые должны были позволить Беневельту восстановить прежнее величие. Когда в столице узнали об этом, то возникла паника, Никто никого н слушал, все только переговаривались, совещались и ничего не делалось. Как говорят некоторые бумаги королевского архива, не все большие люди двора хотели, чтобы король вернулся из замка. Им подумалось, что четырехлетний сын и наследник Обри на троне при их регентстве будет выглядеть куда лучше. А мятежный владыка, который не только захватил, но и убил короля в плену-ну, он свое получит. Но без Обри лучше. Вот и пока шли переговоры, казначей взвешивал серебро в качестве первой части выкупа за короля, а народ тихо ужасался, ощущая все это святотатством, группа молодых офицеров благородного происхождения сбросилась и наняла одного знаменитого мага. Он открыл эфирное окно прямо в замок Зеленый Щит, и молодые офицеры внезапно напали на гарнизон. Король был освобожден, хотя многие из малого двора не уцелели. Освободители ведь кинулись освобождать Обри, а тем самым дали время местным на убийство пленников.
   А дальше были произнесены известные слова, что жалко, что к мятежника не десять шей и не сотня рук, и нет возможности казнить преступника во всех сколь-нибудь малых городках королевства. Впрочем, из положения вышли, собрав по два делегата от самого малого городка и привезли их в столицу за счет казны, чтобы их глазами все увидели и запомнили. Молодых офицеров щедро, по-королевски, наградили, замок Зеленый Щит снесли с лица земли...
   Вот только рассудок короля не выдержал тех нескольких дней заключения. Отчего это произошло-официальная версия звучит так, что это от велико скорби по погибшим в замке придворным из малого двора, со многими из них король дружил с детства. Иногда, не в полный голос говорили, что причиной произошедшего было то, что каждый из пяти вечеров в камеру к королю приходили вдрызг пьяные Беневельт и его приближенные и рассказывали, каким издевательствам король подвергнется, если в столице слишком затянут с выполнением ультиматума. Еще тише говорили, что закованному в каналы королю крысы в камере грызли ноги. Наверное, в этом была доля истины, ибо походка у Обри была очень шаткая, о чем говорили все видевшие его даже в молодые годы. Видимо, эти раны так и не заживали до старости, потому что я видел уже совсем постаревшего короля хромающим. Сколько мне лет тогда было? Наверное, семь, потому что видел я его после свадьбы младшей дочери, после которой она так недолго прожила.
   Извините, я снова заболтался, рассказывая о постороннем, а не о том, о чем начал. Пригласили меня в замок Монтенье, чтобы я выяснил, куда делся поднесенный Ле-Фудроянтам подарок от короля Обри за его освобождение. Довольно крупный рубин, оправленный в золото и напоминающий окровавленное сердце. Семейство очень им дорожило, и старший в роду одевал драгоценность только в самых торжественных случаях.
  
   ________________
   Поэтому исчезновение такой драгоценности семейство прямо ввергло в шок. Сам по себе крупный рубин тянул а целое состояние, статус королевской награды еще более увеличивал цену. Нельзя забывать, что камень в оправе уже фактически был родовой ценностью, да еще символом возвышения рода. И вот-пропал. Глава семьи уже изрядно потратился, найдя и привезя специалиста по расследованию краж из столицы. Был в ней один мелкий чиновник, в неслужебное время занимавшийся частными расследованиями, требующими поиска преступника в благородных семействах, а оттого вовсе не терпящих огласки. Обычно он и занимался пропавшими вещами. Вот, исчез в некоем благородном доме ценный предмет, и он опрашивал всех возможно причастных, производил расчеты, а потом говорил заказчику, что, скорее всего, виноват беспутный племянник, которому срочно потребовались деньги, вот он и утащил тетушкины серьги. Убийствами, вроде моей истории с черным пятном на обоях, он не занимался и в своих поисках опирался на логику и наблюдательность по отношению к поведению обитателей дома. В этом случае он ничем помочь не смог- по его мнению, никто из обитателей замка (а было их под сотню) в пропаже рубина не виноват. а если никто, тогда кто же? И вспомнил глава семейства, что слышал краем уха- есть такой молодой маг... Вот он и рискнул, а на нас с фамилиаром свалилась сложная задача. Пропажа фамильной драгоценности страшно нервировала всех членов рода, за ценой они готовы были не постоять, но хотели, чтобы она обязательно вернулась. Неплохо бы, чтобы еще и быстро, но вернулась обязательно. И как же выйти из положения? Случайно потерять вещь не могли-это уже было выяснено. Кражу тоже отвергли- конечно, можно было не поверить известном столичному специалисту и снова заняться тем же, но это будут явно лишние хлопоты. Для проформы я спросил хозяина-не уволился ли кто из слуг за время расследования? Оказалось, что нет.
   Можно было поискать магически, если бы украшение сделано было из материалов растительного или животного происхождения. Увы- все из металла или камня. Мы сидели с Пусиком в отведенном нам этаже башни и обсуждали незавидное положение наше, при котором не за что зацепиться в поисках. И тут фамилиар вспомнил, что в некоторых замках живут представители малого народа, именуемые некстии. Они, как правило, редко контактируют с людьми и даже показываться на глаза не любят. Вред от них не описан, но не мешало бы пообщаться с ними-вдруг этому малому народу для чего-то понадобился или стал мешать красный камень в оправе. Или они могут что-то знать про то, кто взял камень. Ведь когда замок обитаем, в нем не живут сразу многие представители магических существ или малых народов, обычно не более двух-трех. Это в покинутом хозяевами проклятом Гриммельсгаузене было всякой твари по паре. Но как быть с тем, что некстии не любят показываться людям на глаза? Сначала Пусик произвел разведку в помещениях замка. По его впечатлениям, некстии тут жили, но они с ним встретиться не пожелали. Еще в замке жил призрак какого-то беспутного палача, что любил пугать засыпающих людей рассказами о своей профессии, но он был привязан к одной комнате, а в другие места не ходил. Требовался герольд-переговорщик, кто мог вступить в переговоры и изложить позиции сторон. Поразмыслив, я решил обратиться к своему старому знакомому скерниеку Рею, что облил нас когда-то водою в эльфийской пещере. Он жил довольно далеко, поэтому пришлось сообщить хозяину замка, что мы намерены провести некий магический обряд по поиску, но для того нам необходимо кое-что доставить в замок.
   Знакомый шутник согласился и был инкогнито доставлен на место поиска. Мы заранее предупредили хозяина, что будем работать с разными духами, а некоторые из которых шаловливы, посему, пока мы и них одного заклинаем, чтобы он искал нужный камень, второй может украсть левый носок у повара или щекотать во сне пятки у привратника. Еще нам был нужен сыр для того же обряда заклинания. Сыр ел скерниек. Некстии согласились пообщаться со Реем, ибо оба народа эти как-то связаны друг с другом происхождением. Да, камень оказался у некстий, ибо прозрачные предметы красного цвета им кое-для чего важны. Я не буду говорить, для чего именно, ибо это тайна. Но в данном случае малому народу наличие именно рубина не было важным, нужно было смотреть через окрашенный красным предмет и кое-что видеть, а, значит, можно было обойтись и кое-чем менее ценным. Наш парламентер поговорил с некстиями и добился их согласия на замену камня большим по размеру куском окрашенного в красный цвет стекла. Оно, конечно, стоило недешево, но с рубином сравнивать было невозможно. Мажордом семейства отправился в городок Конфлен и привез оттуда графин красного стекла. Некстии остались крайне довольными и обменяли один на один. Принцип обмена 'один на один' у малых народов почитается, как самый честный. Так они считают издревле. Можно поменять кусок золота на окорок, и это будет ими считаться равным обменом. Драгоценность заняла подобающее ей место, наш старый знакомый провел очень приятную для него неделю шуток и розыгрышей и отбыл восвояси. Мы с фамилиаром вернулись домой чрезвычайно довольные благополучным исходом дела и наградой. Некстии, думаю, чо тоже были довольны сделкой. Был ли кто недоволен? Возможно, слуги. Десятка полтора из них получили немало неизведанного, проснувшись и обнаружив нечто особенно не ожидаемое-ну, допустим, что их косичка на затылке связана с косой жены. Или что обе штанины завязаны узлом. Или что в утреннем пиве плавает утонувший таракан. Вроде еще Рей рассказывал про крошки на простыне, насыпанные кому-то из обитателей, про острую приправу 'вырвиглаз', засыпанную в курительную трубку. Чихал и кашлял не только пострадавший конюх, но и его собеседник, что доставило Рею невыразимое словами блаженство. В одном из миров, куда я смог попасть, мне рассказали про очень выгодную сделку, случившуюся в тамошней истории. Группа людей приобрела территорию одного острова за очень смешную цену-что-то около двадцати серебряных монет, и то не деньгами, а дешевыми товарами. Продавцы были темными людьми и не понимали истинного смысла сделки. С моей точки зрения любой остров стоит дороже, кроме непостоянных, которые быстро размываются рекой или морем. Там остров был огромный, а впоследствии на нем разместился один из крупнейших городов страны, ровня столице. Сделка считалась самой выгодной в том мире. Таким образом, я тоже совершил подобную сделку, хоть и не для себя лично. Но, боюсь, мою сделку никто не будет везде приводить в пример деловой хватки, хе-хе.
   И снова я заметил, что Пусик с трудом терпел присутствие Рея, хотя внешне он вел себя корректно. Видимо, все же ассоциация скерниека с поумневшей крысой у фамилиара присутствовала. В тот год больше ничего значительного не случилось, хотя трудов было много. Мне пришлось исполнять королевскую службу. Когда король с малым двором путешествует-его сопровождает лейб-медик или придворный маг. Наши короли обычно доверяют либо медицине, либо магии, и имеют при дворе кого-то одного из специалистов, у которого и лечатся. Но военные походы обслуживают и медики, и маги, сведущие в лечебной магии, поэтому при объявлении военного похода столичные медики и маги тянут жребий-кто из них будет сопровождать войска. Вот я и вытянул синий камешек из чаши. Но это была не военная кампания, и не подавление восстания, а что-то вроде военной демонстрации . Отряд пехоты, к которому прикрепили меня, должен был проследовать по реке к морю, в порт Дребах, погрузиться там на нанятые корабли и отправиться к Принцессиным островам. для смены гарнизона крепости. Прежние солдаты должны были вернуться в материковую часть страны, а новоприбывшие-остаться там на два года. Моя задача была скромнее-оказывать необходимую помощь до прибытия на острова, но там не оставаться, а вернуться с выводимым гарнизоном обратно. Когда бывший гарнизон Принцессиных островов прибудет в Дребах, я могу считать себя свободным от службы. За это полагалась плата младшего офицера и все почести, что имели пятидесятники по службе, в том числе слуга и повозка с казенной лошадью для перевозки пожитков.
  Часть магического оборудования от казны, но можно было и свое прихватывать. Сколько же это заняло? А месяца два с лишним. Восемь дней по реке, потом два дня ожидания в Дребахе, еще неделя плавания. На Принцессиных островах мы подзадержались, ибо дули противные ветра. Но обратно доплыли быстрее-ветра бывают и попутными и тогда только радуешься. Путешествие мне не очень понравилось, хотя в большинстве мест я бывал впервые и было там что посмотреть, но настроение было на невысоком уровне. Возможно, оттого, что работа была однообразной и рутинной- отравленные пальцы на ногах, кишечные расстройства, пьянство у офицеров. На самих островах то же самое да еще и привычная для тех мест болезнь глаз. Зрение от нее не теряется, но глаза постоянно воспалены и больные ощущают, как будто у них песок в глазах. Когда я смог ходить в другие миры, я узнал, что подобная болезнь случается и в других мирах, и как ее нужно лечить. А там работал с больными, работал, а все без толку. Многие на островах теряют зубы, Причем они н болят, а просто разрушаются, как у работников на рудниках-крошатся и все. Поэтому отбывшие два года солдатики через одного щерились щербатыми улыбками. Два года службы-значит, три-четыре зуба долой, и хорошо, если они не спереди, а то девушки по возвращению фыркать будут. И змеиные укусы-чуть вышел за пределы крепости, так вокруг на выбор четыре вида хвостатых и кусучих. Говорили, что есть еще пятая, у которой хвост с вторым жалом, как у скорпиона, но я такой не видел. И никто не видел, кроме двух древних авторов, хе-хе.
   Работы хватало-то этом помощь оказываешь, то тому. Пара солдат прямо дошла до нервного шока, обнаружив, что змея рядом. Над одним, правда, дурно подшутили. Поймав змею и вырвав ей ядовитые зубы, шутники- соседи подсунули одному пареньку ее за шиворот. Он и с перепугу впал в эпилептический припадок, а мне беднягу пришлось приводить в чувство, потому как лекарь был по горло занят кишечными расстройствами у других солдат. Вода на островах очень специфическая. Все впервые приехавшие туда дней пять страдают желудком, пока к воде не привыкнут. Потом все приходит в норму и оставшийся срок службы все идет хорошо, но первая неделя-это прямо фестиваль жидкого стула. Но я и мой ординарец не стали жертвою местной воды- если кушать одну местную ягоду черноголовку, то удовольствие двойное-и от кисленькой ягоды и от того, что ты не вечно бегаешь в кусты и еле успеваешь. Я сходил к начальнику гарнизона и сказал, что надо бы собрать ягод и давать народу, но начальник, которому предстояло еще два года пребывания здесь, уже боролся с тоской гарнизонной жизни. Как? При помощи продукта перегонки местных плодов и ягод. Напиток назывался 'бендедаг'. Название историческое, поскольку когда-то так звали разновидность чекана для проламывания голов, защищенных шлемами. Результат приема напитка такой же ,как и бендедагом по голове, особенно если пить его на дармовщинку. ибо его выдают и как часть порции питания, вместо вина на материке, но можно и самому перегнать собранные фрукты и ягоды. Чем хороши острова, что там круглый год есть какие-то фрукты и ягоды. В этом месяце одни, в том другие, но тем самым гарнизон может пробовать четыре вида бендедага на протяжении года. Тогда я собрал десяток солдат, которые казались мне с виду поумнее, показал им ягоды и сказал, как нужно их есть. Расстройство постепенно сошло на нет, не то от моих рассказов, не то просто само по себе.
  Потом начальство, что собиралось уезжать, и то, что собиралось оставаться, решили что, пока дуют противные ветра, надо устроить охоту на водяных буйволов, что водятся там. Должен сказать, что мясо у них с неприятным запахом, отчего люди его обычно не едят, но что-то начальники хотели сделать, чтобы убить время, пока длится неблагоприятный ветер. Ничего полезного не придумали, кроме как охоту, добычу которой есть нельзя.
   Как мы лечили укусы змей? Зависело от вида. Укусы двух из них безусловно смертельны, и долго солдатик не жил, а успевал разве что распорядиться о свои вещах, кому он их завещает. Змея белохвостка (солдатики обычно добавляли одно ругательное слово к названию)- там нужно было прижечь укус раскаленной золотой монетой. Эту монету нам с лекарем Арвидом и выдавали от казны для использования. Укус гемерра-тут как повезет. Если укусил самец, то место полдня чешется и все. Если встретилась дама-змея, то укушенное место начинает багроветь. Тогда нужно рассечь ранки от зубов накрест и втереть в них селитру, смешанную с порошком из травы огнецвет. Отек ранок остается еще дня три и проходит. Если сильно задержались с помощью, то начинается гангрена. Вовремя отрезали кисть или ногу- солдат жив, но калека. Если укусили за туловище или вовремя не пролечили пострадавшую руку - все. Но пострадавших от змей было много только первое время, потом солдаты начинали понимать, как себя вести, что не надо тыкать в змею пальцем и заливисто смеяться, глядя, как она смешно шипит, следует смотреть под ноги... В итоге на второй год службы укусы змей уже единичны. Вот заболевших на островах больше на второй год : болезнь глаз чуть ли не у половины, перемежающиеся лихорадки- от трети до половины солдат, еще зимой бывают суставные хвори, хотя там даже в это время не очень холодно.
   Вот таковы были гарнизонные будни там. Каждая смена гарнизона оставляла на острове от пятнадцати до тридцати умерших. Тогда я задавался вопросом: для чего этот гарнизон ? Ведь соперничавший с королевством в борьбе за них город- государство Лирс уже пал под ударом стихии, когда после землетрясения в море вода сначала отхлынула из гавани, а потом пришла гигантская волна, что смыла почти весь город. И уже полсотни лет больше некому соперничать за эти острова. Потом такая мысль появилась в столице, оттого вместо крепости сделали тюрьму для тех, кого милосерднее было бы казнить, чем осуждать на десять лет отсылки на эти острова. Ну вы знаете, что весь десятилетний срок там может прожить только каждый двадцатый из привезенных. Вот они все строят дорогу, которая никак не дойдет до противоположного конца острова и не дойдет, наверное, никогда. В мой приезд туда после долгого ожидания, наконец, сменились ветра, и я отплыл обратно. По дороге к материку к двадцати трем умершим на острове солдатам добавились еще два-свалились за борт, празднуя окончания службы. Прочие тоже праздновали, но чуть менее активно. Так что, как только я закончил свою службу-так открыл эфирное окно и отправился в родительский дом, отдыхать душой от поездки.
   Чуть позже случилась еще одна экспедиция, к Травяному озеру для наведения страха на обнаглевших речных наяд, но там ничего делать не пришлось. Увидев представительную магическую делегацию, что прибыла либо принудить наяд исполнять свои клятвы, либо устроить им погром, обитатели водоема покаялись и обещали прекратить свои безобразия. Эти наяды живут в озере и обычно ничего опасного для люде не делают, хотя рыболовство людскими методами им не нравится. Но ведь человек не может нырять и плыть, как они, под водой, выбирая рыбу по вкусу и хватая ее за хвост, когда выбрал. Дел было в другом. у наяд был обряд, при помощи которого они могли человеческое дитя превратить в наяду. Поэтому договор с ними был следующим-если ребенок лишился родных и нет того, кто желает взять его в семью, то ребенка могут отдать наядам. Кстати, они отчего-то всегда выбирали детей -блондинов, а темненьких брали неохотно. Но во уже дважды случилось явное нарушение, когда наяды уговорили детей, у которых есть родители, пойти к ним и превратиться из человека в них. А это уже нарушение взаимных клятв. Если они считают, что договор нужно менять, то пусть собираются, обсуждают и решают, стоит ли отходить от старых норм. А так хитрить-дело могло закончиться и нехорошо.
   Почему пригласили магов вводить наяд в нормальное русло? Ну, в этом нет ничего сложного. Наяда-существо частично магического происхождения, потому для общения с ней и воздействия на нее же нужен маг. Простой человек ведь при нужде и не доберется до их жилищ на дне озера, поэтому обитатели озера могут долго делать вид, что и не догадывались о том, что к ним есть дело. При участии магов такой номер уже н пройдет. Король? Он не будет разглядывать конфликт интересов крестьян и наяд, ведь наяды не подданные его, не приносят ему присягу и оттого ничем ему не обязаны. Да и подводные глубины не принадлежат королю. Он владыка земель и поверхности водоемов. Чтобы привлечь наяду к королевскому суду, надо, чтобы она переселилась на принадлежащую королю сушу и принесла ему какую-то присягу. Вот тогда от нее можно что-то потребовать.
   Как мы хотели покарать наяд в случае необходимости и как выгнать их из глубин озера? Есть такие способы, но раскрыть их я не могу. Аран. Не забыли это слово? Ну и хорошо, что не забыли.
  
   ___________------
  Истреблять наяд в озере мы не собирались. Кстати, доступный нам способ выморил бы еще и всю рыбу с раками. Но следовало показать наядам, что они пошли по тропинке бедствий, и что их ждет на этой тропинке ряд ощущений неизведанного и не сильно приятного. У наяд был свой язык, какой-то трещаще-щебечущий, как будто дятел одновременно долбил ствол и пел песенку наподобие синицы. Но они могли разговаривать и на человеческом языке, с запинками, не всегда понимая, но общаться было можно. Иначе как бы они уговорили детей стать одними из их. Ребенок, конечно, мог не знать все последствия своего шага, но наядам ему нужно было рассказать, какие удовольствия его ждут под водой и услышать ответ, что он этого хочет.
   Бывал ли я в подводных жилищах? Нет, для этого нужно было как-то отрастить жабры или легкие как у кита. Киты ведь могут набрать воздуха и надолго нырнуть в глубину. Наверное, на полчаса, судя по тому, что я видел: как они всплывают и вновь ныряют. Увы, у меня задержать дыхание больше, чем на минуту, не получается.
   Нет, хвоста у наяд нет, хотя, когда они особым образом поставят ногу к ноге, то плавники на них приобретают вид хвоста. Так что если это нарисовать с определенного ракурса или рассказать про свое видение, то можно и подумать про хвост, но реально каждая нога отдельно от второй, хоть и ступня отличается от человеческой, и плавник ножной имеется. Могут ли человек и наяда любить друг друга? Наверное, могут. Баллады об этом я слышал, как трагические, так и смешные, а бывало ли это на самом деле-не знаю. Ну, собственно, любовь зачастую направлена на идеальный образ в душе, отчего-то совпавший с реальным соседом или соседкою. Потому тот самый сосед или соседка, когда жар любви чуть спадет, ощущается уже совершенно по-другому. Наверное, все же возможно, если видеть в озерной жительнице нечто эфемерное, созданное им самим, но не имеющее ничего общего с реальной наядою из Травяного озера. Что же касается наяд- я не знаю, как они чувствуют, так же как мы или по-иному. Может быть.
   Так незаметно подкралась осень и за нею началась тихая зимняя жизнь. Никаких поездок, работа мага-целителя и подходящая уже к концу каталогизация библиотеки Храма. Зима случилась морозной, и Пусик жаловался, что у него от холода побаливают суставы, оттого он тоже не активничал с выходами из дома, а больше грелся в теплом месте. Я предложил ему сшить нечто вроде одежды на туловище, чтобы было теплее. Но он отказался, зато много времени проводил на шкуре одного зверя из окрестностей Густранжа. По- моему, это был дикий кот, только крупнее обычного. Впрочем, Пусик не пренебрегал и овчиной. Наступал вечер, и, если мы не ходили в гости либо гости не посещали нас, то мы устраивались в кабинете, растапливали печку. Я сидел за столом и аккуратно переписывал списки книг, фамилиар располагался на овчине перед печкой или даже на не самой. Мы периодически переговаривались, вспоминая разное бывшее ранее. Вечером приходила Мадлен и приносила нам ужин... Помню, Пусик из-за того, что мерз, ел больше и быстрее ощущал, что проголодался. У меня тогда этого не было. Вообще что-то подобное ощущалось в дальних путешествиях по холодным краям, но не в привычной обстановке. Когда фамилиар намекал, что даже возле печки ему прохладно, приходилось спускаться вниз и искать, что дать страдающему. Пусик поймать мышь на ужин уже не мог- всех извели.
   Иногда приходило письмо из родительского дома, где все родственники что-то писали: племянница сама что-то писала каракулями, и иногда даже похоже на буквы, а недавно родившийся племянник Андрей, конечно, еще не мог, поэтому он прикладывал руку к бумаге, а ее обводили по контуру. Мы с Пусиком спорили-выросла ли ручка с прошлого письма или нет. Отец обычно приписывал пару строк, больше про интересные с магической точки зрения случаи и рассказы про наших обоих медиумов, которые не уставали чудить на свой лад. Город привык потешаться над ними, но это была как бы семейная потеха над их странностями, потому, хоть смеялись, но не забывали периодически приходить к ним за помощью. Тот самый маг Огня, что вечно боролся с пиратами, вообще покинул город, а молодых магов не прибавилось. С выросшим населением работали отец и учитель-но как-то справлялись. Кое-кто из горожан намекал отцу, что если бы я вернулся домой, то и мне хватило бы работы, но он отвечал, что, наверное, мне суждено жить в столице. Брат по-прежнему работал а судоверфи, только зимой ему работы было мало. Они, по-моему, зимой только следили за запасами древесины и прочего, а много работать начинали уже ближе к вскрытию реки. Может, я уже и путаю, но вроде так и было. Зимой брат проводил время больше частью дома, хотя не упускал случая подработать на ремонте мебели и домов. а как наступало лето, то он домой приходил только поздно вечером. Летом светло, потому плотники могли и вечером ставить мачту или что там еще. У меня с тех пор остались в памяти разные термины из его практики, когда он рассказывал про свою работу, но я уже не всегда помню, что означают развал, степс или ридерс. Когда-то знал, но это давно уже было.
   Работа его требовала не только хорошего понимания, что происходит с деревом, которое уже собрано в корабельный корпус, когда его нужно чинить, а и знания, как подать на судно тяжелые предметы, поднять их и установить а место. Речные суда имели мачты из одной или двух частей. То есть надо было поднять длинное бревно, которое и есть мачта, с земли, приподнять выше корпуса, вставить на место. потом закрепить. Если мачта двухсоставная, то второе бревно надо поднять еще выше и тоже скрепить с нижней частью. Мачты морских судов имели и три части, а потом нужно был закрепить реи, гики и гафели на мачте. Такелажем занимались уже другие. Подъем больших и тяжелых частей мачт шел при помощи системы талей и блоков, если я не перепутал названия. То есть это сложная и опасная операция. Не удержишь или канат соскользнет-мачта свалится на участников подъема. при этом она может и дно корабля пробить, потопив его. Да и сам корабль весит немало, а его приходится выволакивать на берег, чтобы иметь доступ к подводной части, когда ее чинят." И там накренять налево или направо, чтобы увидеть где там что. На реке было всего три переката с каменными глыбами, которые могут пробить днище при посадке. но даже если и на песчаную мель сядет судно, пораженное сухой гнилью, то часть досок может и разрушиться, хотя нормальные детали при такой посадке не пострадали бы.
   Кстати, песчаные мели на море опаснее речных. Там бывает так, что судно серединой сидит на мели, а вот из под носа и кормы течением вымывает песок. Тогда корпус испытывает изгиб и может сломаться. Есть такая мель под названием Маннер. Как говорят, она названа в честь владельца замка, что стоял близ берега и был разрушен штормовым морем, когда развалился береговой откос. Покойный владелец замка не брезговал береговым пиратством, и даже после его смерти мель пожирает кораблей и людей.
   Что такое береговое пиратство? Ну это облагороженный грабеж судов, только при этом грабители сидят на берегу, и им достается уже выброшенный на берег корабль. А чтобы он вернее выбросился на берег, бывало, что зажигали ложные огни на нем. Моряки думали, что это огни порта и поворачивали туда. но там их ждала не тихая гавань, а скалы. Сейчас, правда, это уже минувшее, но в моей молодости этого еще хватало, особенно в прибрежном районе Морвегана. А вот на реке этого давно нет-хотя самые старые хроники говорят как о нормальном явлении для тех времен. Как речное судно садилось на мель или перекат, так местные жители появлялись рядом с желанием чем-то поживиться.
   ______________
   Официальное береговое право королевства разрешало собирать выброшенные после крушения обломки судов, вещи экипажа и части груза, но желающие начинали собирать добычу еще до того, как судно разрушилось. Вот сейчас уже такое не происходит. Но при погрузке, говорят, что могут специально уронить ящик. Вздохнут, заколотят и продолжат погрузку, только в ящике окажется уже меньше содержимого. Рассказывают про погрузку и выгрузку еще более удивительные вещи, но справедливость этих слов не готов подтвердить - вдруг там есть элемент выдумки. Хотя помню, что приходили люди, по виду похожие на портовых грузчиков, и предлагали купить разные товары подешевле, чем обычно они продавались в лавках. Но, возможно, я излишне подозрителен к ним.
   Следующей весною я приехал в родительский дом. Как раз только река очистилась ото льда. Спешных дел столице не было, а вот в родной город я несколько торопился, подгоняемый нетерпением. Надо было попробовать освоить хождение за Завесу. Иногда завесу называли не так просто, а 'Завесу времени и пространства'. Как вы знаете, некоторым не терпится любое явление украсить красноречием, и желательно непонятным, но звонким. Вообще отец говорил, что надо бы дождаться двадцати лет, но, возможно, получится даже раньше. Вот я тогда и решил попробовать раньше, но , как можно догадаться, освоение этого искусства потребовало довольно много времени. Как, собственно, и всякое иное умение. Сначала я назубок заучил основные правила и заклинания, что требовались, а потом мы с отцом стали потихоньку отрабатывать их на практике. Для начала мы прошли в мир, именуемый Ильтис. Он вообще был пустой, и что там произошло и отчего-было непонятно. Но раз он пуст, то годится для отработки навыков проникновения в него-благо это самое несложное и, попав туда, там ничего особенно страшного не грозит.
   Что там было? Да просто каменистая пустыня аж до горизонта, Ни воды, ни растений, но хоть солнце не жарит, ощущение такое, как в середине мая у нас, а это ценно, потому как в мир это можно пройти только абсолютно голым. Можно держать в руках амулет, который выдержит проход через слои Завесы, и все. Посему и мир исследовать не удавалось. Может, через пару дней пути нашлось бы что-то интересное и ценное, но как пройти эту пару дней без воды? Мы ведь не верблюды. Оттого прошли, пока не надоело и вернулись обратно. А пока мы ходили туда-сюда, наши вещи и место прохода охраняли Пусик и два охранника, специально нанятых. Есть одна особенность в проходах- вмешательство других людей могу испортить путь обратно. Потому туда, за Завесу, лучше ходить либо из прикрытого охраною места, либо из глухомани, где люди совсем редки. И из Ильтиса ничего взять нельзя, даже просто камня из-под ног. Если захочешь и поднимешь, то у себя в мире его не окажется, он просто не пройдет.
   Как проходят через завесу? Это все очень большие магические тайны, поэтому скажу только, что именно магически- пользуются заклинаниями, артефактами. И нужен определенный уровень развития мага. Уточнять про это не буду, скажу лишь, что если бы кто-то мне во время обучения, до похода за отцом в эльфийские пещеры, рассказал про такую возможность, то я бы попробовал, но не смог. Всему свое время. И дело даже не в том, насколько у мага много Силы. Все куда тоньше. При подстраховке отца все прошло благополучно. Но проход за Завесу и возвращение с прогулки по Ильтису кое-что сделали. На левом запястье остается полоса белой кожи, словно ты носил браслет и кожа оттого не загорела. Вот про это говорил отец, когда упоминал, что могу найти тех, кто посещает иные миры-именно по этому знаку. Нет, полоска кожи не болит и не чешется-словно обычная кожа взяла и обесцветилась отчего-то. И сколько не бываешь под солнцем- она не изменяется. Правда, лично по мне это найти непросто-есть привычка шить одежду с длинным рукавом, которая заканчивается ниже запястья, чтобы только пальцы выглядывали. Нет, нет, это еще раньше, чем получился знак Ильтиса. Да и его специально я бы не стал скрывать, это же не потеря носа, кольцо на запястье красоту не портит, хе-хе.
   Для первого раза надо было еще освоить прохождение в мир Ажери и на том остановиться на несколько месяцев. Остановка требовалась для закрепления магического уровня. Если форсировать события, то часто случался срыв -человек терял возможность проникновения за Завесу. В мир Ажери мы пошли на следующий день. Тут амулет не требовался, ибо отец вел меня. Мир это особенно не интересен, он лишь точка развития. Освоишь его-освоишь и остальные. После того я в Ажери ни разу и не ходил-незачем. Что там- сплошные заросшие камышом болота и луга, в которых водятся кабаны. Да, абсолютно такие, как в долине Железной реки. и мясо на вкус такое же. Потому маги что могут сделать там? Пройти-освоить, подстрелить кабана либо убить его копьем и вернуться наружу с его ногой или другим вкусным кусочком. Что интересно-магия там не действует. То ест я не могу ею сделать ничего в мире Ажери. Зато оружие действует. Поэтому и делается вот что -кабан убивается, из него вырезаются вкусные кусочки, а потом маг обмакивает руку в его кровь и наносит полосу на лбу и щеках. Когда кровь а щеках засохнет-навсегда появляется способность самостоятельно уйти в это мир и вернуться из него. Мне она не пригодилась, хотя до сих пор могу оказаться там. Но вот отец несколько раз уходил туда от преследования, оставив врагов в дураках. Однажды ушел туда, а потом вернулся, оказавшись у врага ща спиной, а тот стол остолбенело и не догадывался, что отец уже взял его на мушку.
   Что делать с кровью, когда вернешься? Да что угодно, можно смыть, а можно так ходить, с полосками. Вернулись в свой лагерь, умылись и стали готовить ужин на всех. И все съели. а кости закопали в землю. Не по магическим причинам, а по причине чистоты-все, что горит- в пламя, а весь негорючий мусор-закопай. Так учили меня, и отца- тому же. Потом вернулись домой - что еще делать-то?
   Ну вот, охота вам выспрашивать тайны, о которых не все даже упоминать решаются! Я и так вам много говорю того, о чем не принято упоминать. Многие из Совета на меня бы обиделись, что я вообще про иные миры говорю-а тем более подробности привожу. Из того, что вы хотите знать, можно сказать только про то, что когда проходишь сквозь Завесу, то получаются разные ощущения. Оттого в мир Арантис я и ходить больше не хочу. Миры Ильтис и Ажери наиболее легки для прохода, но нельзя в них действовать магическим потенциалом. Можно только входит-уходить при помощи Силы. Оттого туда проходишь, как сквозь шторы из бусинок - просто ощущаешь прикосновение и все. Ни неприятного, ни приятного. Вот чем больше можешь ты выдать Силы в этом мире, тем тебе тяжелее. Вот представьте, каково ходить в Арантис, когда граница миров обжигает тебя, как кислота?! _____
  Практически маг выбирает несколько из доступных ему миров, куда и регулярно ходит. Либо он приносит оттуда ценное и легко доступное добро, что лежит просто под ногами, либо он вступает в контакт с жителями и меняет магическую помощь на то, что там могут сделать в обмен. Патроны и оружие идут к нам из одного такого интересного мира, как Иосса. Оттуда же пришли двигатели, точнее, их чертежи. Уже есть известные нам посредники, которые нас встречают и находят нуждающихся в помощи. Чаще в лечебной, но бывает, что они хотят и другого. Мир очень богатый, но я не знаю, смог ли бы я жить в нем. Те несколько дней, что проводишь там, пока все сделаешь-ощущаешь себя как камень в горном потоке. Все куда-то бегут, спешат, норовят все успеть-мы просто не можем себе такого представить, что можно там так спрессовать время.
   Вот представьте себе тружеников газеты 'Куранты', только в том мире. Язык там похож на наш третий государственный, и в принципе понять его не так сложно, Их газета чаще называется словом вроде 'геральт' чаще всего, иногда 'трибин', к этим названиям присоединяется название города, где она выходит. Столичная газета будет называться 'Метрополитен трибин'. Вот вы хорошо знаете сочинителя статеек вроде Эмбера, что собирает слухи в трактирах, а потом дома анализирует, запивает трактирное пиво домашним вином, а назавтра что-то напишет и три раза в неделю что-то напечатают. Так вот, тамошний Амбер выезжает рано утром из своего пригорода в центр, где его газета находится. Едет он час-два, а за это время он успевает при помощи одной полуколдовской вещицы написать рассказик о том, как грязно по дороге и каким отвратительным напитком стали торговать в придорожных местах продажи. Дальше он отправит свои слова редактору газеты, тот одобрит или потребует меньше писать про что-то, а больше о другом. Амбер исправится, получит одобрение и к его приезду над этой статей будут работать уже печатники . Самое удивительное-что он ее по дороге сделает моментальные рисунки при помощи такого же устройства, передаст их редактору и эти картинки будут вставлены в статью. Их будет не Торин Лысый гравировать и печатать еще неделю, а за час-два сделают. При этом газетчик еще и послушает музыку, какую хочет, узнает курс монет страны по сравнению с чужестранными, отправит сообщение жене, что все нормально. Это вообще непостижимо, как быстро живут люди.
   Я вам рассказал про газетчика, а там есть и биржа, как у нас в Зеленом квартале. Так вот, тамошний завсегдатай еще по дороге успеет провернуть пару сделок. Да, да. Простите, но я сам не знаю, как. Я просил, мне разъяснили, но так и не понял до конца. Приблизительно так: послал заклинание, чтобы брокеры услышали: купите мне мешок хлеба, но продайте его сразу же, как только придет купец из Севенна и захочет его купить. Цена покупки не дороже двух монет, цена продажи-не меньше трех. Фактически оно производится как-то не так, потому что там магии нет, есть только выдающееся искусство делать вещи, но фактически происходит похожее по результату.
  Из-за этой спешки очень много делается опять же наспех и очень многое делается, чтобы сберечь время. Вот тамошние 'трибины'-на первой странице главные новости дня: утонувший неизвестный, восстание в деревне такой-то, рост цен на арбузы. И подписано, на какой странице про что написано. У нас все о книге можно назвать из названия- 'Приключения Илеаса из Илланжа, ученика меховщика, что захотел стать моряком и попал в плен к пиратам'. А там-название, список глав, с указанием, что в каждой происходит и то, что называется 'анотация'. В ней коротко сказано (не более 300 букв), про что написана книга. Я уже не знаю, как они при этом могут наслаждаться книгой, читая ее долго, ставя пометки на полях и даже перечитывая! Боюсь, что у них не хватит на это времени. Есть даже специальные газеты: 'Обзор газет города за неделю', 'Обзор публикаций про военные действия' и так далее.
   Потому, хоть нас и ценят там, но каждый поход туда-и я неделю чувствую себя больным, как будто за мной гонялись враги, и я спасался бегством, и только тем и сохранил жизнь-быстротой. Вот сами попробуйте весь день что-то делать бегом и еще вас еще подгонять будут, и как это воспримется? Да, вроде бы я сам не должен ускоряться, как они, но все равно. Они меня вроде и не подгоняют, и мирно ждут, когда я осознаю и придумаю что-то, но мне же видно, как они ощущают мое неторопливое поведение-как жуткую медлительность. И от пиши их страдаю. Еды там много и в принципе там голодных быть не должно, но она какая-то не такая, как у нас, зачастую совсем безвкусная, хотя и удивительная на вид. Хлеб очень пышный, вдвое толще нашего сравнимого веса, мясо- как будто куры стали такими, ка индюки. И сладкое- просто очень сладкое. прямо невозможно сладкое, как будто туда добавляют половину чашки сахара в чай! А они поглощают эту сладость как должное, что сильно расширяет им талию. Грешен-и не только им. Как там побываю, так у меня начинают быт тесным пояса. Приходится сбрасывать вес. И это за неделю жизни!
   Да, и они тоже стараются сбросить вес, особенно девушки, чтобы быть прекрасными и желанными. Поэтому с размерами талии там борются не на жизнь, а на смерть. Мне пришлось там лечить сумасшествие у одной юной девушки-она пыталась покончить с собой из-за того, что была пышнее известной местной красотки, а никакие тамошние средства не убирали нужный ей объем ее, особенно в отдельных местах. Когда я постарался и убрал лишнее-девочка была готова пробить головой потолок от счастья. У нас бы девять из десяти девушек сказали про ее новые размеры, что она напоминает рыбу после нереста, но она была полна счастьем. Безмерное счастье прямо истекало из глаз и затапливало бы пол, если было бы водою.
   Нет, не думайте, они все не живут счастливо. Точнее, счастье оделяет их так же как и нас, кому больше, кому меньше, а кто-то вообще не знаком с таким понятием. Просто их беспокоят другие проблемы. Но душа человека так устроена. Когда ему не хватает на еду, то он беспокоится о еде, когда начинает хватать на еду, тогда его душу начинают грызть другие проблемы и обжигать костры амбиций. А чего вы удивляетесь? Вы ведь сами из небедной семьи и знаете другие такие семьи. Оттого что Нейзбит и его семейка самые богатые в нашей столице, исключая короля Гораса Справедливого-неужели они живут особенно счастливо? Нет, и большие деньги не спасли от прошлогоднего скандала со старшей невесткой в том числе и потому, что богатство мужа не сделало ее счастливой, эту Тати. А что или кто должен был сделать ее счастливой? Спросите что-нибудь полегче. Например, как устроены эти удивительные приборы, что обеспечивают связь с любой точкой в городе (ну, почти что с любой, если честно.) Или как устроены их летающие кареты, в которых они путешествуют, когда есть нужда попасть в другой город. Они ревут, как дракон, которого я убил в мире Расбах, когда мне потребовалась кровь его! А там люди не обращают внимание на этот совершенно невозможный вой. Хотя, правда, тот район, что примыкает к месту взлета карет у них считается не очень удобным, чтобы там селиться, но ведь живут и каждый день десятки драконов ревут предсмертным ревом над ними в небе...
   ____
   Вам очень хочется узнать про этого дракона и последующее? Учтите, что изрядная часть рассказа будет состоять из упоминаний, что про это рассказывать нельзя. Да и хронологически все было позже, лет так через четыре-пять, то есть рассказ будет уже не про юного мага, хе-хе, то есть подающего надежды, а уже про начинающего надежды оправдывать. Ну хорошо, признаю свою вину-сболтнул лишнего и посеял надежды, а вот теперь придется снова их оправдывать, уже не действиями, а рассказами. Что еще остается делать старому магу- только болтать, хе-хе. Таки соглашаюсь и постараюсь так рассказывать, чтобы меньше звучали слова про тайну.
   Должен сказать, что решился я делать это от отчаяния. Прошло не так много времени с тех пор, как моя первая жена ушла в их Храм Литеи. Я понимал, что возврата оттуда не будет, отчего и плавал в море отчаяния и безнадежности. В другое время я мог и не решиться. Нет, это не опасение мести других бессмертных. Со временем, познавая окружающее, я стал понимать больше и думаю, что устранение бессмертного плохо влияет на развитие мира и движения магических потоков. Природа как бы замирает от шока и еще нескоро восстанавливается. Возможно, что некоторые вещи уже никогда не вернутся. а вы потом будете слышать рассказы, что перья птицы, украшавшие шляпки ваших бабушек стали недоступны и о них можно судить только по портретам той эпохи. Может произойти период засух или проливных дождей, доселе не виданных в этих местах. Ничто никогда не проходит бесследно, так что новые знания привели меня к такому выводу. Впрочем, молодым людям не привыкать переворачивать мир, не вполне понимая, что они при этом делают и зачем.
   А тогда я жил, если это можно было назвать жизнью, по привычке. По привычке встал на рассвете, хотя мог спать и дольше, по привычке привел себя в порядок-просто потому, что привык умываться, если ничто этому не мешает, и так далее. Прием людей я вел больше по инерции и согласно Кодексу. Ведь если ко мне кто-то обратился из-за болезни, то я обязан выяснить, что с ним, и, если он страдает болезнью, которая сейчас может его умертвить, то обязан оказать неотложную помощь. Если человек болеет желудком, и эта болезнь приведет его к могиле через многие годы, то я, установив это, могу и не заниматься им, и даже если он хочет лечиться у меня. Ну вот нет у меня настроения или запас Силы на исходе. оттого и имею право отказаться-сегодня или вообще навсегда. Но коли уж начал и провел диагностику, то имеет смысл и все закончить, чтобы он завтра не пришел снова. Жизнь по привычке и работа по привычке. Пусик, глядя на меня, только горестно вздыхал, но он помочь никак не мог. Да, мне говорили хорошо относящиеся ко мне люди, что пройдет некоторое время, и жизнь возвратится ко мне во всех красках, а не таким вот образом, что разбитое сердце вновь склеится или срастется. Да, и моря отчаяния когда-то заканчиваются, но, когда перед тобой все тот же горизонт, как же тяжело тащить себя туда, к горизонту, который все никак не приблизится. Вот тут и прозвучал в моем сне голос бессмертного, который сказал, что я должен вечером прибыть в храм Сорбэ, чтобы в ночи мне была явлена воля бессмертных.
   Должен сказать, что это так вот очень просто звучит: во сне был голос, который потребовал явиться и услышать волю богов. Словно это мне скажут, что повысится арендная плата за дом и меня предупреждают, чтобы я не делал вид, что не услышал, а если и услышал, то не понял. Это не просто сон про что-то. Услышав в нем бессмертного, ты просыпаешься и еще долго с колотящимся сердцем вглядываешься в темноту вокруг тебя, пытаясь успокоиться. А сон-ну какой уже сон после этого. Просто общение с бессмертными -это не только сказанные им несколько слов. Ты слышишь приказ-дозволение или неодобрение, но одновременно ощущаешь, что для разговора с тобой голос утишили до возможного, просто, чтобы у тебя от мощи их голоса не лопнули перепонки в ушах и тебя самого не сдуло с кровати. Вот вспомните вашего племянника Эно -как он своими гигантскими руками осторожно берет посуду да обедом, чтобы ненароком не раздавить, и это все же случается. Вот тогда ощущаешь себя хрупким стеклянным бокальчиком в руках даже большей мощи.
   Пусик, если в этот момент находился в той же комнате, тоже ощущал себя нехорошо. Он чувствовал внутри какую-то вибрацию, от которой сжималось сердце, хотя к нему бессмертные тогда не обращались. День после известия тянулся медленно, как полоса тумана над луговиной. Что я тогда делал-в памяти задержалось мало, видимо, какие-то мелочи. Вот посетителей не было, и это благо, потому как механически работать с больными не хотелось. Это все же работа, требующая внимания и творчества, а не раздача бесплатных булочек в храмовый праздник.
   Наступил вечер и я отправился в храм. Зевающий храмовый слуга провел меня в нижнюю крипту, выдал все, что нужно, и удалился. А мне не спалось и даже не лежалось, хотя предыдущая ночь была не из тех, после которых чувствуешь себя выспавшимся. Помучившись так, я ощутил, что мне надо бы подняться в верхнюю часть храма. И предчувствие меня не обмануло. Когда я поднялся туда и остановился посреди зала, то ощутил сначала вот это сжимающее ощущение в груди, а потом увидел выступившие из тьмы три лика их. Разумеется, это были не сами бессмертные. им в нашем мире тесновато и опасно для структур этого мира. Они находились где-то вдали, в тех мирах, что способны принять их целиком, без подготовки мира к их сошествию.
   Бессмертные могут сойти еще и особым образом, воплотившись в человека, существо иной расы или особенное животное. Разумеется, в этом облике они не имеют всех своих возможностей, но могут как-то изменить ситуацию в нужную сторону и это требует меньших усилий. У этого состояния есть определенный термин, но я его произносить не должен. Ну хорошо, будет небольшой намек. Говорят, что когда силы Тьмы готовы были поглотить наш мир и приблизились с запада к Травяному озеру, навстречу им вышло войско людей и гномов, слишком малочисленное, чтобы победить. Воины его об этом догадывались и чувствовали, что это их последний бой. И вот, когда равнина, тогда просто называвшаяся Волчья Пустошь была буквально затоплена вражески войском, из редкого леса вышел огромный царственный олень. Он был весь белого цвета, а между рогов его сияло то, что участники боя приняли а корону. Олень прошел меж отрядами, и от него исходила волна уверенности, и стоявшие там люди и гномы ощутили, что они смогут не только полечь на этом поле, но и победить на нем. А потом гость издал трубный звук, и от него рухнули наземь и рассыпались созданные магией Зла чудовища, а предавшиеся злу люди ощутили нестерпимое делание оказаться дома. Горстка борцов со Злом гнала и била легионы Тьмы до реки Сарен, в которой потонули их остатки. Вот теперь вам кое-что стало понятнее?
   Потому с тех пор наши короли на троне надевают белую мантию, да и в битву тоже. Однажды в приморский город Штален заморский купец привез небольшую выставку редких животных. Народ шел вдоль анфилады клеток и удивлялся разным диковинам, но в конце осмотра в клетке сидел небольшой олененок-альбинос. Разумеется, это был редкий вариант природной окраски, а не чудесный гость с поля, где было посрамлено Зло. Но местные жители возмутились и едва не утопили хозяина и слуг его в гавани. Пострадавших отбили солдаты и отвели в тюрьму. По дороге до камеры задержанные пострадали не меньше, чем до отбития их солдатами. История дошла до короля, но он милостиво освободил от кары за святотатство, ибо заморские гости могли не знать, как иностранцы, о том, что означает белый олень, но в возмещении ущерба от действий возмущенных горожан отказал. Олененок был помещен в королевский зверинец, и его за две недели посетило несколько тысяч человек. К сожалению. он прожил очень недолго, и нельзя исключить, что эта окраска тоже была проявлением болезни. Скорби жителей столицы не был предела, и хорошо, что владелец выставки уже уехал, потому как в народе держалось мнение, что в скорой смерти оленя виноват именно он. Люди ждали каких-то бедствий вскоре после смерти олененка, но все было все тем же, и ожидание кары небес не оправдалось. ______________
   Вот в полутьме храмового зала и проступили три силуэта, похожих на людей. Я склонился в приветствии. Почему я и не сомневался? Потому что в храме Сорбэ ни один маг-человек не сможет это устроить, так что сомнений не было.
  -- Александр! Мы, трое из тех, кто отвечает за миры, желаем, чтобы ты, как это было уже не раз, совершил признанное нами необходимым. В то же время сегодняшнее задание сложнее предыдущих. Когда был устроен ваш мир и части его обитателей была дарована способность управлять Силой, способным на это была дарована и возможность отказаться от задания, если они ощущают несогласие с тем, что им необходимо сделать. Нами же внушена мысль королям твоей земли, что они обязаны предоставлять то же право своим подданным магам. Мы готовы к тому, чтобы ты воспользовался своим правом на отказ. Поэтому слушай, что мы ожидаем от тебя, а потом можешь произнести слова согласия или отрицания.
   И я услышал. Слегка оторопел от сложности задачи, но ответил, что не воспользуюсь правом на недеяние, но сделаю ожидаемое. А поскольку моя задача нелегка, мне потребуется помощь, как Силой, так и информацией, как именно мне предстоит действовать.
   А предстояло мне многое. И даже многое-это очень слабо сказано. Тут мы ступаем на дорогу секретов и тайн, поэтому не переспрашивайте и не уточняйте. Я буду краток и скажу все, что можно. Среди бессмертных случаются споры и конфликты, оттого и происходит так, что некие из них становятся на пути необходимых изменений в мирах и Вселенной. Согласно тому, что я краем уха слышал, среди них не принято устраивать междоусобных сражений, которыми полны наши хроники. Решить о том, что кто-то из них не долен мешать далее, дозволяется собранию не менее как из трех иных бессмертных. И они лично не прикладывают руку. Не должен бессмертный убивать другого бессмертного. В этом ест даже смысловая несуразность-убивать бессмертного. Поэтому на сцену выступает некий смертный, чаще всего человек. Поскольку миров много, и в других из них может найтись и эльф, и другое подобное существо, наделенное разумом и душой, я допускаю, что могут задействовать и их. В результате его действий бессмертный отказывается от дара бессмертия и своего участия в жизни миров и их построении. Он вручает свои дары тем троим и обретает статус смертного человека. Потому снова появляется орудие богов-тот самый человек и окончательно освобождает бывшего бессмертного от тягот жизни. Поскольку я дал согласие, то бессмертные выразили свое довольство моим решением и сообщили все, что нужно. Оставалось приготовиться и двинуться в нужном направлении.
   Я вижу, что вас уже распирает от сдерживаемых вопросов и еще раз напомню про деликатность темы. Не все даже значительные маги страны об этом вообще осведомлены. Из разных моих намеков и обмолвок были сделаны выводы, что я творил разные великие ужасности, гасил звезды плевками и убивал бессмертных, но правда в слухах содержится крайне прихотливо. Чаще в них ничего нет, кроме уверенности, что герой слуха на это способен.
   Да, я еще раз повторю, что с моей стороны это было крайне опрометчиво и неблагоразумно-соглашаться. Но в тот момент благоразумие мне не было свойственно. Пусик вообще обмер, когда я ему рассказал, на что согласился. и да, его опять потребовали не брать с собой. И я в этом совершенно не виноват.
  В качестве первого шага, я должен был проникнуть в мир Расбах, где водились драконы определенного сорта, убить дракона, собрать его кровь и покинуть этот мир. Сложности в задании хватало. Проход туда требовал огромных затрат Силы. Правда, это меня не должно было волновать, их обеспечили. Проход сквозь Завесу меж мирами тоже имел сложности-он пропускал только обладающих кожею, то есть я должен был пройти сквозь нее, а вот оружие-только если использовать животное в его качестве. Скажем, взять кошку за хвост и прибить ею дракона ударом по его рогатой голове. Или использовать хорька, как метательное орудие. Выходить из мира могут тоже только те, что обладают кожей. Воспользоваться внутри мира своим магическим потенциалом я не мог. И это не все сложности-потому как мир представлял собой сплошное созвездие вулканов, где в заполнившей жерла их горячей глине, средь потоков лавы, облаков отвратительных и отравляющих газов, и кипящих озер и развиваются драконьи яйца. Став постарше, я догадался, что мир должен иметь еще нечто, кроме вулканов и юных драконов. Видимо, это был участок, драконы рождались, а потом они переходили в некую другую область, где могли научиться ловить добычу и что-там еще они должны делать, но на том участке детеныши должны был провести короткое время-пока не закончатся какие-то процессы роста в них. Да, логически это правильно. Яйцо дракона не должно само появиться в дыму и пламени и в кипящем сероводородном бульоне. Наверное, драконы жили где-то в иной области мира, когда приходило время, то откладывали яйца в вулканическом гнезде, а потом через несколько дней забирали детенышей. Но этого сам в этом мире не видел, потому могу судить об аналогии. Была и другая причина появиться там-мне требовалось набрать крови дракона. Если получить ее у детеныша было крайне нелегко, то как бы я это делал с матерым драконом или целым племенем их?!
   Но я вам как-то говорил, что бессмертные выбирают себе в помощники и исполнители их воли людей, которые хоть и не смогут напролом пролезть через все это, но придумают, как найти слабое место и сделать то, что нужно. В итоге я довольно быстро сшил себе три кожаных одежды и шлема, кожа двух из них была магически обработана. И еще я оказался в знакомом вам мире Иосса и привез оттуда очень мощную винтовку с запасом патронов к ней. В том мире ею отстреливали пять самых крупных и опасных видов животных, поэтому оставалось надеяться, что крайне злобный буйвол, который там водится, будет размерами не меньше дракончика. И шкурка летающего ужаса еще не столь прочна, как у взрослых созданий. Стоило ружье весьма немало, но это меня тоже не волновало. Для него были сделаны три чехла из разных шкур животных. А для сбора крови тоже пришлось создать кое-что в кожаном чехле, но я не буду раскрывать детали.
   Приготовив все, что нужно, я подал знак о готовности. В мир меня пропихнули, как целую сельдь без разрезов в глотку голодного человека. Видел я когда-то такое зрелище, когда к нашему костру вышел заблудившийся и изголодавшийся человек. Не успели мы его предупредить, что есть после голода надо понемногу, как он эту рыбу схватил и проглотил как мелкую ягоду, не откусывая. Как сельдь в глотке не застряла и он не помер-ведают только бессмертные, что не дали ему так помереть. А далее на меня пахнуло страшным жаром, как будто я очутился в литейной мастерской в момент выпуска из печи расплавленного металла. Впереди был виден поток раскаленной лавы, под ногами оказался камень, слегка подогревавший мои пятки даже через три слоя кожи. Стояла сплошная дымка из запахов, один одного горше. Если бы я не дышал через специальный магический фильтр, мне бы обожгло дыхательные пути. Шагать было страшно-что скрывается под тем местом, на которое я стану ногой?
   Идти пришлось недолго, по ощущениям-минут пять. Но время в разных мирах течет не одинаково, поэтому сколько эти пять минут составили для него-не ведаю. Но я обнаружил еще один лавовый поток и в нем осколки драконьего яйца, а чуть в стороне юного дракончика. Должен сказать, что природою внесено одно условие выживания детей в ней- маленькие животные вызывают умиление. Хотя в ней же поедание диким котом котят - совсем не диво.
   Юный дракончик выглядел страшно и отталкивающе, прямо как ожившее кривое дерево. Его будущие крылья так и выглядели, как полусухие ветви, а голова... Если ее показывать вечером в трактире, то многим посетителям гарантированы ночные кошмары. Мой верхний кожаный 'покров' уже начинал портиться, по тому я и приступил, прицелился дракончику туда, где заканчиваются его ребра, и выстрелил. И тут юное существо завопило. Если бы меня не предупредили, я бы оглох или сошел с ума. Паровые сирены на судах - это детский лепет по сравнению с ним. Дракончик пал и распластался нам земле. И вот в пробитую пулей дыру я вставил устройство для забора драконьей крови. Оно должно было всосать кровь дракончика и набрать в себя. Всего за две минуты, а мне надо был не умереть за эти минуты. Это получилось. Испортилась вторая кожаная одежда, проплавилась обувь на ноге, еще два дракончика, выползших ко мне, профилактически получили пулю куда пришлось и мною не полакомились. Дальше был гейзер, который чуть не сварил мне ноги, но вот, наконец, устройство сработало. Прощай, это мир и прощайте, драконы. обратно я уже вываливался как получилось. И начался горестный подсчет того, что приобретено. Драконья кровь- хорошо, два костюма уже ни от чего не защищают, и третий местами-тоже. Вся левая пятка-сплошной ожог, на правой ноге ожогов пять, но они мелкие, с медяк. Плечо и ключица болят так, что хоть кричи, как покойный дракончик. Ружье рассчитано на двойной заряд пороха по сравнению с нормальным, оттого надплечье и ниже-багрово-синего цвета. Руку выше уровня плеча поднять невозможно. Откашливал из легких всю затянутую туда гадость, наверное, с полчаса.
   После чего следовало приступать к приготовлению драконовой крови в нужном виде. Потому болит нога или нет - а становись на нее, можешь работать правой рукой или нет- а все равно надо. И только когда я подготовил кровь к следующему этапу, я мог уже возвращаться домой. Со свежей драконьей кровью можно работать только на открытом воздухе, иначе отравишься. А вот как она загустеет -уже можно брать ее домой. К утру ожогов и травм -как и не бывало. Постарались бессмертные. А мне надо было найти еще одного искусника, который сможет изготовить особый арбалет. Где я его нашел и за какую награду он согласился изготовить - пусть так и будет неизвестным, но еще через неделю арбалет и шесть стрел были готовы. Пять из них были поставлены сосуд с драконьей кровью, а с шестой я стал тренироваться. До того из арбалета я только пару раз на ярмарках потехи ради попробовал. У нового оружия были определенные особенности в изготовке и прицеливании,
   Когда стрелы пропитались ядом, а я немного потренировался, пришла пора предпоследнего этапа. Меня перенесли в специальный мир, где бессмертный отдыхал от трудов. Мир тот был вроде охотничьего заповедника или дачи, в который он создал для того, чтобы пребывать там, когда наступает время отдыха. Нет, тут подробностей не будет, скажу лишь, что пребывание в нем примиряет меня со многими вещами, которые пришлось видеть. Как примиряет увиденное прекрасное в морском путешествии с морской болезнью и страхами погибнуть в волнах. Но одновременно это и повод пожалеть, что я участвовал в этом событии.
   Две стрелы поразили отдыхавшего бессмертного, когда он мирно выходил из вод пруда. После первой из них я воспользовался специальным амулетом, который перебросил меня на другой конец этого мира, а потом вернул на место позади бессмертного. Иначе от меня бы осталось только воспоминание. Когда вторая стрела вошла в его тело, я покинул мир имени этого бессмертного. Теперь следовало ожидать. Стрелы из специальной древесины и не знаю, какими заклинаниями обработанные, напитались драконьей кровью, а она, попав в тело бессмертного, вызывает ощущение жгучей боли, наподобие ожоговой. Я не знаю ее силы, но могу догадаться, что если бессмертный решил отказаться от своего дара, то за прошедшие два месяца дела его шли ужасно.
   А дальше был последний этап. Вот, видите, на стене в красном бархате закреплен остаток меча. От него остались только эфес и рукоятка, ибо немногое сохраняется от встречи с телом бессмертного, даже если он и отказался от вечной жизни, чтобы не ощущать вечной муки. И в глазах его была радость избавления от муки, когда клинок погрузился в сердце.
   Бессмертные мне задали вопрос, чего я хочу в награду за все, что сделал. Я осторожно поинтересовался про то, можно ли продлить жизнь тех, кто мне дорог. Оказалось, что нет. Можно ли вернуть Ирину из храма ко мне? Тоже нет. Бессмертные описали мне, почему нет, и я сам отказался от этой мысли. И не спрашивайте - почему. Тогда я сказал, что у меня нет других желаний, а коли их исполнить не получается, то и мне ничего не надо. Да, именно так и сказал. Я ведь тоже не просто орудие возмездия и наказания, а обладаю душой и прочим.
   Не беспокойтесь, я отказался от какой-то великой награды, но не отказался от доброго отношения бессмертных. Да, я мог попросить у них еще чего-то. Скажем, трона, лишнего уровня Силы, лишних лет жизни. Но я мог получить много из этого не сразу, большим куском, а постепенно. Сила во мне росла, деньги на мои разумные потребности находились всегда, бессмертные еще не раз желали моего участия и вознаграждали за него. В итоге не оказался обделенным. Так что можно сказать, что наградой мне стало отсутствие награды, и это было справедливо, потому что не все из сделанного мною в этом случае хорошо. Добавлю не хорошо с моей точки зрения. Не всегда ты имеешь возможность глянуть на ситуацию с должной высоты и близлежащие кочки не дают тебе увидеть всего. Но и меня есть право, даже сделав правильно, скорбеть о том, что я вынужден был это сделать.
   Ружье? Оно цело до сих пор, но теперь уже отдыхает, ибо столько испытало, что не знаю, годится ли его металл, чтобы сопротивляться силе пороха. Я из него бил еще одного дракона, пару горных троллей, магически измененного медведя в другом мире. Но приходилось устраивать защиту плеча и стрелять, полусогнувшись вперед. Ну и разлетевшаяся башка тролля тоже скрашивала ощущения в плече и пояснице.
  
   ________________-
  Интересный вопрос вы задали, про стрельбу в спину. Нет, не ощущаю.
  Первая стрела угодила бессмертному в грудь, поскольку стрелял я стоя перед ним. Это уже вторая попала куда-то в спину, я даже и не увидел, куда точно, а понял, что попал по воплю боли. Может, он даже успел снова повернулся ко мне лицом, а, может, и нет.
  И вообще это все пустое. Если бы маг Александр лично вызвал на поединок бессмертного, то все это имело значение - выбор оружия, границы дозволенного, секунданты и прочее. Но дело было в том, что три иных бессмертных (а потом к ним присоединились еще двое) взяли на себя решение об устранении этого. Я не знаю всех законов или обычаев, которыми они руководствовались. Но раз использование драконовой крови, исполнение арбалета именно тем мастером и прочие детали не вызвали у них отторжения (а многие предложили именно они), то те самые законы и обычаи не были нарушены. Да и вполне можно счесть это войной между бессмертными. А на войне удар в тыл войску, засада и обман не считаются непростительными. Там так принято. Вот приглашать на пир противников и устраивать там резню-уже нет.
  Все же устранение бессмертных - это событие не столь частое, поэтому снова мне такая работа уже вряд ли найдется. но мой внучатый племянник уже вполне сможет меня заменить. У него хватит и Силы, и безрассудства для этого. Что я сам скажу ему по этому поводу? Ну, еще неизвестно, будет он спрашивать меня об этом. Молодые маги полны высокого мнения о своих способностях, хе - хе. Но если спросит, то я не утаю от него собственных мыслей по этому поводу. А решить он должен сам. всякий человек должен в своей жизни сделать серьезный выбор и принять все последствия того, что выбрал. Это относится не только к убиению бессмертных, а к любой, самой обычной судьбе: что за дело выбрать для себя, с кем соединить свою судьбу. Иногда выбор серьезнее, например, поддержать мятеж или нет. Разумеется, у жителя побережья степень свободы по отношению к мятежу в Густранже очень велика. А вот если бы мятеж случился в его родном городке, его возглавил хорошо знакомый ему человек-как резко осложняется судьба. И, если вы помните, часто при мятеже отказавшихся присоединиться к нему могут и убить.
  Есть и менее явные, но сложные случаи выбора. Иногда при родах есть возможность спасти только кого-то одного, мать или ребенка. Правила корпорации акушерок гласят, что приоритет отдается жизни ребенка. Вроде как все звучит однозначно, но как тяжело будет выбирать, если мать-родственница акушерки. Даже правильный выбор не избавляет от сомнений и переживаний.
  Но, думаю, что пока хватит с нас рассказа о бессмертных, надо поговорить о чем-то другом. А о чем-попробуйте выбрать из того, о чем я пообещал рассказать или о чем сами хотели услышать. Не надумали? Тогда выберу я- и расскажу о призраке в море.
  Как вы знаете, на морском берегу случаются катаклизмы, когда извергаются вулканы или с моря проходит жуткая волна, о какой не слыхали многие поколения и прибрежный город может в краткий час исчезнуть с лица земли.
   На нашем побережья и в соседних странах такое в недавнем прошлом случалось раз пять, причем однажды страна лишилась своего соперника на море, когда гигантская волна смела столицу соперника и гавань ее. При этом город Весс, когда-то исчезнувший в волнах, занимает весьма скромное место в памяти. Легенды о его утоплении морем имеются, а вот в хроники это событие не попало. отчего и давность существования города определяется выражением 'давным -давно'. Вы же слышали легенду о дочери правителя, из-за которой город и утонул, и, как вы помните, она существует в двух вариантах. Но семейка владыки города все равно виновата, хоть в той версии, где дочь исправилась и спасла своего любимого, хоть в той, где она была покарана за многие нечестивые дела. Обычно местом гибели Весса называется мелководье возле полуострова Кермартен. Город явно утоп неглубоко и над водой еще торчат камни и крохотные островки, как каменистые, так и песчаные. На некоторых из них видны развалы камней, но сказать, что они из себя представляют -остатки построек Весса или что-то природное, очень сложно. Во всем королевстве нет более суеверных людей, чем тамошние жители. Даже население бывших долин черных эльфов им уступает. У меня все время чесался язык от нечестивого вопроса, когда я слышал, как кермартенец рассказывал что-либо о ужасах где-то в их краях. Вопрос это звучал так: как вы вообще решаетесь родиться, а не остаться в матери, чтобы не видеть окружающего ужаса? Но это было бы крайне недостойно, хотя ужасно хочется аж по сию пору. Видимо, рассказы об ужасах, призраках и загадочных событиях для них как разные пряности в похлебке. Если их не добавить-варево будет невкусным. Так что они похлебают своего хлебова, ощутят себя в силах жить и живут. До следующей порции чеснока, розмарина и историй про призраков в соседнем селе.
  Оттого, когда мне пришло письмо от бальи Кермартена с просьбой приехать к ним, чтобы избавить их от беспокоившего призрака, я счел это неуместной шуткой и не стал отвечать. Я еще подумал, что будь дело осенью, то написание этого письма произошло вследствие неумеренной дегустации тамошнего яблочного вина. или дистиллята из сидра, как же он там назывался... Какое-то местное слово, что-то вроде пращи, кажется. Дескать, бьет в голову не хуже камня из пращи. Впрочем, у многих крепких напитков из разных местностей есть подобные местные названия. Очень уж сильно жители оценивают первое знакомство с ними.
   Но через две недели письмо повторилось, причем в расширенном виде. Наверное, бальи решил, что раз не сразу отказываюсь, то надо меня заинтересовать, оттого добавил оплату и расширил описание того, что же за призрак стал беспокоить почтенное население. Вот тут он был прав, потому как тащится через полстраны ради борьбы с духом невинно обвиненного в пересаливании каши повара маг может и не захотеть. В соседнем квартале, под настроение, еще можно, но тащиться на побережье...
  это меня уже заинтересовало больше, но слово 'да' я еще не сказал.
   Немножко забежав вперед, я скажу вот еще: тогда эта провинция не вызывала у меня энтузиазма, хотя воспринимал ее больше по школьному учебнику географии и еще одному описанию приключений мага из храмовой библиотеки. То есть хмурая погода с частыми дождями, серое море, трава, мхи и лишайники, заросли вереска, дома, сложенные из камней и проконопаченные торфом и жители с малоразборчивым произношением и рыжими бородами, да еще слывущие гордецами. Никакого восторга у меня это не вызывало. Меньше, чем туда я хотел отправиться только в Моорбрант или восточные сухие степи. Но за жизнь довольно активно попутешествовав по нашему миру, а про иные даже умолчав, я понял, что нет некрасивых мест нигде. У каждой земли своя красота и везде есть чем полюбоваться. К жителям это относится тоже.
   Да, разумеется, Кермартен в дождливый сезон- это не то, что хочешь увидеть, но и у других провинций есть то время, когда не сильно глаза радуются пейзажу. И снова повторюсь, что к человеку это относится тоже. Все мы когда-то бываем не в форме, устали, раздражительны, не успели привести в себя в порядок... Поэтому и о красоте мест и красоте людей все же стоит судить не по беглому взгляду.
  
  
   _____________
   Но место, где должен был находиться бывший город Весс, все же не полностью запретное для посещения. Есть там пара мест, где малые суда ожидают подходящего ветра, укрывшись от неподходящего за обломком суши. Рыбу и всяких морских живностей тоже ловят. При этом есть свои заморочки- в некоторых прибрежных городах никто ничего не купит, узнав, где выловлены рыбы или омары, а в других-спокойно выложат деньги и обрадуются, если товар подходящий. Когда-то давно были и искатели приключений, пытавшиеся влезть в остатки построек и что-то найти. Некоторые и нырять пытались в те места, которые им казались затопленными зданиями. По этому поводу сложилось мнение, что рыбы, омары и прочие жители моря там есть, а вот сокровищ точно не будет, потому и прекратили их искать. И тут можно с ними точно согласиться. Почему? Ну вот подумайте. Предположим, сейчас случится катаклизм и нашу столицу покроют воды моря, неважно, откуда взявшись. и будут стоять там много лет. Если сейчас в городе лежит много ценного, от монет и украшений до вещей и посуды с мебелью, то что останется из этого пригодным через сто лет, полежав в воде? Очень немногое, то есть те самые монеты и драгоценности, и то немногое из утвари, что не испортится и будет цениться, как редкость.
   Вот любой наш потомок ныряет в море на месте столицы, пытаясь найти залежь монет, что остались в сундуке у хозяина или там, где когда-то лежал кошелек утонувшего жителя. За прошедшее столетие монеты заносятся песком и илом, на сундук с ними может обвалиться подмытая течением стена... Так что нырнув именно туда и пошевелив рукой в песке, очень немного шансов найти сокровище. Тем более в старом прибрежном городе, где богатства должны были быть, но не в столь больших количествах. Даже если бы воля бессмертных вынесла затонувший город из вод на сушу, докопаться до возможных сокровищ было бы очень непросто. так что перестали и правильно сделали. Есть более приятные и полезные способы проводить время.
   Так вот, я продолжу. Однажды вечером прошлого года стояло рыбачье суденышко, укрывшись за обломком острова, именуемым 'Наковальня' и ожидало утреннего бриза, чтобы отплыть. Люди на кораблике спали, бодрствовал лишь один молодой парень, по имени Шало. У него было какое-то прозвище на местном диалекте, но я его не запомнил. Причем его вахта была уже под рассветом. Солнышко уже встало, и он ожидал, что оно зайдет за какой-то местный ориентир, чтобы поднимать остальных, то есть его вахте оставалось с треть часа. Вдруг в спину ему словно ударила волна холода, и сзади же послышалось бормотание. А там быть никого не должно, там только петля каната, что закреплена на камне и вода! Он повернулся, и сердце его замерло- по поверхности вод, словно посуху шел темный силуэт, сильно похожий на закутавшегося в плащ человека среднего роста. Призрак шагал по волнам, опустив голову и что-то бормотал, следов воды на одежде не было. Двигался он так мимо суденышка, не обращая на него внимания и бормотал себе под нос. Юноша с трудом отклеился от скамейки и не слушавшейся его внезапно онемевшей ногой толкнул двух спящих, до кого смог дотянуться. А они не просыпались! Не то так их поразил сон, не то нога у него совсем ослабла, что он ощущает, что дает пинок, а получившие его- легкое касание! Наконец, один из спящих зашевелился и спросил, еще полупроснувшийся, какого демона он их будит. Юноша разлепил непослушные губы и промямлил что-то насчет призрака. Тут призрак сказал что-то более громко, и юноша понял это как: 'спать вам всем осталось недолго', миновал нос суденышка и растаял впереди него, удалившись на десяток морских саженей. Тот проснувшийся моряк наконец продрал глаза и успел увидеть, как призрак немного проходит и тает неподалеку. Слова он плохо расслышал, но понял, что гость что-то сказал. Прочие были еще в объятьях сна.
  Вот такую загадку судьба загадала кермартенскому берегу. Разумеется, остальные проснулись, увидели двух своих товарищей в состоянии легкого и среднего ошеломления, переходящего в небольшую панику, если говорить про юношу, и сами озадачились по самое не могу. Отвергнуть это все как выдумки юноши нельзя, есть свидетель. да и привиделась ему не морская наяда, подозрительно напоминающая дочку соседа, а нечто совершенно не такое. Тут их размышления прервала необходимость воспользоваться тем самым бризом, ибо он ждать не станет, пока они все обговорят. Рыбаки занялись более срочными делами, хотя потом не раз у себя дома все это обсуждали. Весть неспешно расползлась по многим местам побережья на радость любителям потрепаться у камина. Народ обсуждал ее несколько месяцев, пока не надоело, и не случилась в городке Диил поножовщина на свадьбе между женихом и отвергнутым ранее юношей, Общество переключилось на новость и редко вспоминало про фигуру в море. Пока еще обсуждали, то дискуссия свелась к двум тезисам- нечего нормальным людям делать в этом поганом месте, тогда и не будут думать, что это им померещилось. И второе-к чему бы это все?
  И так длилось до апреля этого года, когда один из экипажа этого судна прилег днем и не проснулся, умерев во сне. Годами он был уже не очень молод, так что люди бы особенно не удивляться, если бы он не был тем, кого племянник пинал и не мог разбудить, когда увидел фигуру над водой. Спать вам всем осталось недолго, вот как.
   И тут по побережью начало расползаться суеверие, когда юноша сказал, что пророчество призрака явно относилось к этому покойному. И он, и еще четверо моряков сразу ощутили себя как на прицеле ружья. Жизнь моряка проходит в постоянной борьбе со смертью, что скрывается под каждой волной, отчего они представляют собой странную смерть бесстрашия и трусости. Они не боятся лазать в сильный ветер на мачту в семьдесят стоп над водой, чтобы что-то там сделать с парусами, но обливаются потом при рассказе о некоем призраке, что-то там под нос себе буркнувшем. Жители Кермартена испугались и начали искать, а что может случиться еще? Юного моряка много раз спрашивали, что еще сказал призрак. Тот отвечал, что сначала ему было непонятно, а потом вот это, что спать недолго осталось. Его еще много раз просили вспомнить, потому, что это важно, вдруг тогда было еще нечто сказано, от которого зависит чья-то жизнь. Он так добросовестно вспоминал, что уже не мог сказать, что точно было сказано призраком. Но к кошмару прибавились еще две странички. Еще один моряк из того экипажа погиб. Лодка его родственника, которому он помогал, была выброшена на камни, и трое утонуло, включая его и его родственника-владельца лодки. Каменная гряда в восемнадцати милях от места явления призрака издавна называлась Кродеверин, что н местном диалекте означало 'вечный сон'. На этой гряде упокоился не один моряк, но, видите ли, 'недолго осталось спать'.
  А еще одна группа людей при подобных обстоятельствах и почти на том же самом месте увидела снова фигуру, растворившуюся вдали. Насчет слов ее - рассказы различались. Четыре человека ничего не услышали, пятый услышал нечто вроде 'недолго', шестой спал и не проснулся. Когда же он пробудился, то остальные в экипаже решили, что слова относятся именно к нему-дескать, недолго осталось ему. Он тоже решил, что все касается именно него и бросил все, чем занимался, проводя оставшиеся ему дни в пьянстве. Тамошние жители от пьяниц не в восторге, но по его поводу ни у кого не повернулся язык сказать что-то из того, что они обычно говорят в адрес пьющих.
   Глухое брожение шло в общественном мнении Кермартена, и все ждали чего-то нехорошего. Размеры ожидаемого сдерживались только фантазией говорившего. Фантазии смешивались с реальностью, и любое местное событие проверялось на предмет возможной причины с пророчеством призрака. Кстати, местные и уже стали называть его 'Стариком'. Слово это многозначно, в зависимости от контекста и мимики говорившего может пониматься и как просто старый человек, и как опытный моряк, а также как просто 'старый хрен'.
   Бальи Кермартена тоже забеспокоился. Ранее это был такой титул носителя местной власти, потом он персонифицировался и теперь его носит самый старший представитель семьи Грун. Самый старший означает еще и самый достойный из старшего поколения семьи. Официально титул ничего не значит и власть в провинции как бы осуществляет наместник в городе Керане. Поэтому те, кому надо получить какое-то решение, закрепленное представителем королевской власти - те идут в Керан и получают заветную печать на заветной грамоте, а те, кому нужно решить вопрос по существу - едут к бальи. Умные управляющие провинцией с этим смиряются, не умные пытаются бороться. Но еще ни один из них не преуспел в борьбе.
  Борются ли бальи с управляющими провинцией? Нет. Звание бальи не зря носят самые умные в роду.'
   _____________________
   История вышла запутанная и сложная, даже если глянуть на нее в тот момент, когда я узнал о ней. Вот посудите сами: призраки обычно привязываются к одному или нескольким помещениям одного здания или замка. Тут же призрак в море, что вообще не лезет ни в какие ворота. Далее- если уж хочется изничтожить зловредный призрак, то обычно требуется найти останки, отчего-то не похороненные как следует и сделать это. Помогает и частичное разрушение постройки, в которой разгуливает призрак, хе-хе.
  При этом бурные события седой древности явно не при чем, потому что до прошлого года никто не бродил и не делал непристойные намеки про сон. Если не так давно кто-то и погиб в море, то где это произошло? И отчего он ходит по мелководью, где затонул древний город, а не там, где погиб он сам? Ведь бальи во втором письме отразил, что уже много лет на мелях и камнях бывшего города никто не погиб. Точнее, минуло двадцать восемь лет, как там разбился небольшой парусник, вынесенный на камни штормом.
   Вообще, честно скажу, что дело было такое, за которое не очень хочется браться, но одновременно и притягивающее. Хотя интересней было бы о нем читать в книге вечерком в кабинете, нежели самому приплывать на эти места и прыгать по остаткам города с магической аппаратурой. Подумав, я согласился. Пусик меня сопровождал, несмотря на то, что предстояло пребывание в приморском крае, славном холодными туманами. но фамилиар небезосновательно рассчитывал на подношения от местных жителей разных морепродуктов. И его ожидания оправдались-чем только его не угощали!
   Но это он наслаждался рыбами, крабами и прочим добром, зато я наслаждался постоянным пребыванием в тупике. Все использованные магические способы найти причину не срабатывали. Никак не получалось понять, откуда он появляется, а время шло. Я все больше приходил к выводу, что это какая-то магическая аномалия и что почтенным жителям Кермартена и прочих мест беспокоиться не о чем. Но как доказать это всем? Ведь они могут подумать, что я просто не смог все довести до ума, а надо было использовать некий сто первый способ и разобраться с его помощью.
  Пусика я в морские походы не брал, он оставался дома и принимал знаки восхищения от жителей. Заодно фамилиар уменьшал поголовье крыс и мышей, что поднимало восхищение им в глазах жителей. Но мы уже месяц, как искали тень в море, пора было уже и показать ее. И тут мне на помощь пришли бессмертные, ибо во мне уже появилась нужда, а я занят поисками развеянной тени. Получив информацию и осознав, что она дает, я уединился на день для расчетов, после чего сказал бальи, что понял смысл события. Кермартену и жителям его ничего не угрожает со стороны призрака. Если же кто-то умрет или выпьет лишнего, то это произойдет естественным путем. так, как это случалось до прошлого года и будет происходить впредь. Через месяц и три дня на рассвете желающие могут приплыть к тому самому месту, где дважды видели призрака. Они снова видят его и увидят также то, что он не несет проклятия кому-либо. От пояснений я пока отказался и убыл эфирными воротами в столицу. Тогда меня ждали окрестности города Аша в провинции Веттерн и хитроумный маг, пытавшийся создать магическую змею как оружие.
  
   Уничтожив змею ,а самого мага сдав королевскому правосудию, я отдыхал с неделю, а затем посетил город Керак, где пребывает управляющий Кермартеном и остальными четырьмя частями провинции. Вы бывали в Кераке? Довольно милый городок и выглядит красиво. От моря до него миль двадцать, он как раз находится на перекрестке дорог ко всем частям провинции. Обмен товаром между побережьем и соседней провинцией идет больше по реке Лиффи, оттого купцов в городе немного. в основном там помещаются законодательное собрание провинции, когда оно собирается там два раза в год, и аппарат управляющего. Еще там производят черепицу, фигурные кирпичи, глиняные игрушки. Сам городок построен из кирпича кремовых тонов и половина зданий в нем заросла плющом, отчего они летом бывают наполовину зеленые, а осенью -наполовину красные, ибо листья плюща осенью краснеют. Чистенько и уютно, прямо как в игрушечном замке, что сейчас так популярен среди детей. Еще там есть такое чудо-часы на башне над зданием законодательного собрания. Один местный уроженец, добившийся больших успехов, решил осчастливить ими город. Он привлек к делу двух особо искусных гномов и сам оказался гением механики. Керакские часы не только показывают время и бьют в колокол, отбивая четверти, получасы и часы, но у них еще множество функций, зачастую забытых и не используемых. В полдень открываются дверцы и по кругу ходят фигурки, изображающие знатные моменты здешней истории и героев ее. Говорили, что по воскресеньям фигурки раньше изображали пьесу об основании города, но это, скорее, легенда.
   Так вот, я вошел в доверие управляющему зданием собрания и провел увлекательное путешествие по часовой башне. Меня сопровождал слуга, который заведовал часами и проводил их ремонт, так что я увидел еще одно чудо света, а также то, что мне и надо было. Еще я оставил один предмет в башне, а вечером отправил в Кермартен письмо вечерней почтой. Оно предназначалось бальи или тому, кто поплывет к месту появления призрака. Пока же было несколько дней отдыха, которые я провел, любуясь красотами города и окрестностей. Наступило утро нужного дня. На рассвете делегация из трех лодок и двух десятков местных оказалось в нужном месте у разрушенного морем города, а я внутри часовой башни.
  И зрителям сначала явился призрак в виде фигуры в плаще, идущей по воде, потом у призрака пропала голова. Он несколько шагов прошел без нее, после чего голова вернулась к нему. Потом призрак оказался как будто перерезан на две части, а потом снова принял обычны вид. Всего представление длилось с полминуты, по минованию этого времени призрак развеялся. Рыбаки сидели не живы ни мертвы и глазами поедали бальи, желая, чтобы он дал ответ- что же произошло сейчас перед ними и какой ужас должен произойти вскоре.
   Бальи обвел общество взглядом, громким командным голосом, тем, который матросы должны услышать в шторм, возгласил:
  -- Капитаны и те, кто вскоре будут ими!
   Это такой зачин, когда кто-то из местных обращается к аудитории, где сплошь одни мужчины. Капитаны-это те, кто вошел в совершенные лета, а кандидаты в них-это юноши, которых уже берут в море, но не отпускают еще в самостоятельное плавание.
  --Сейчас я вам прочту то, что написал приглашенный мною маг. Письмо пришло незадолго до этого. Читаю: 'Достопочтенные жители Кермартена! Призрак, виденный вами, не является каким-то пророчеством, поэтому, если вы что-то увидите в нужный день и час рассвета, то это не будет отражаться на ваших жизнях. Когда я приеду в Кермартен, я расскажу, как получился этот призрак. Пока в оказательство своих слов я сделаю так, что вы увидите призрака без головы приблизительно десять ударов сердца, потом он вновь обретет голову. Еще через такой промежуток времени фигура призрака будет разрезана пополам, как будто кто-то рассек его ножницами. После чего призрак станет снова прежним и через краткий час исчезнет. Скоро я буду у вас и все разъясню.'
   Жители поплыли обратно, а через день вечером я оказался в Кермартене, где рассказал почтенным капитанам, что вышло и какая оптическая иллюзия их терзала. Это была действительно оптическая иллюзия. В часах для чего-то были поставлены несколько металлических зеркал. Возможно, создатели их что-то хотели сделать еще, но не преуспели, однако зеркала не убрали. Оттого система зеркал концентрировала поток света и направляла их в одну сторону. Поток света падал на фигуру, изображавшую местную знаменитость Денне Винтона, что ушел из города, подался за море и стал там очень богатым. А убыл он потому, что соплеменники открыт говорили ему, что он ни н что не годен. Вот он так их посрамил. Но обычно тень его статуи отбрасывается на пару десятков стоп. Когда пасмурно-вообще не отбрасывается, а четыре раза в год складываются многие природные и магические чудеса. Тогда изображение уходит за пару десятков верст, к развалинам никогда не существовавшего города. Да, он никогда не существовал. Это легенда, поэтому всякий может в нее верить, может и нет-как ему хочется. Отправленное изображение фигуры движется с полминуты и пропадает, потому как и солнце движется по небу, оттого и поток света в зеркала изменяется. Вот так и выходило, что больше сотни лет люди не видели тени призрака, скользящего над водой. Просто не совпали сложные оптические иллюзии и присутствие лодки в нужном месте и нужное время.
  Что же за голос говорил юноше на рассвете, что скоро они спать не будут или как это было сказано там? Да кто его знает. Может, он сам пробормотал и не понял того, может, спящий рядом с ним. Призрака не было, значит, не было этих слов от него. Значит, никто не обречен и может продолжать жить. Приятно воскрешать людей, которые ждали скорой смерти-а теперь это от них уже не требовалось. Мне приходилось магически спасать больных, но, как оказалось, можно их спасти вот таким способом.
  
  
   _______________________
   Вот так и закончилась история с призраком в море. Должен сказать, что мне не раз приходилось с ними иметь дело. Если раньше владетели даже гордились, что в их жилище обитает призрак их предка в таком-то колене, который совершил такие ужасные злодейства, что даже после смерти не оставил эту пагубную привычку, то теперь призраки воспринимают больше как помеху. Особенно, когда он скандален, неуживчив и имеет дурную привычку мешать народу во всем дворце. Если призрак по вечерам плачет о собственноручно убитой жене в малой гостиной, то это еще как-то терпимо. Захочешь послушать своего предка и посидишь там, а если нет, так и займешься чем-то более приятным. Когда действительно погрузишься в приятное времяпровождение, а у тебя над ухом зазвучит стон предка-скандалиста, то почтения к нему не испытываешь. И призраку грех жаловаться- если ему можно было убивать жену, то почему бы его потомку не нанять мага, чтобы уничтожить призрак своего прадеда? Это прямое продолжение традиций рода, хе-хе. А убивать собственноручно или при помощи нанятого человека-тут уже дел вкуса.
  Вообще призраки достаточно разнообразны по поведению. Чаще всего, конечно, встречаются те, что регулярно отправляют свой ритуал и исчезают, чтобы появиться в полночь следующей пятницы, ибо в полночь пятницы когда-то были убит или сами что-то сделали. Встречаются способные и еще на что-либо. Некоторые покойники прямо неистощимы на выдумки и могут совершать десяток разных каверз. Вот среди этих попадаются и способные общаться с людьми. хотя это занятие сложное. Чтобы зацепиться душой за действительность после смерти, нужно быть очень недюжинным человеком. Чаще всего злодеем, но иногда и нормальным жителем, ставшим жертвой безумного злодейства окружающих. Вот захочешь пообщаться-и приходится сначала показать бывшему великому злодею, что он не на того напал, а лишь потом пойдет конструктивный диалог. Иногда демонстрация 'кто есть кто' так утомляет, что проще развеять призрак, чем общаться с ним. Ну и общение тоже требует серьезных усилий. Покойный жил давно, а с тех пор язык сильно изменился. да и он рассказывает с точки зрения современника, которому должно быть все понятно, а мне приходится останавливать рассказ и уточнять, Ги Рыжий-это Ги Шевре или кто-то другой. а время идет, поскольку призрак обычно ограничен каким-то интервалом, скажем, пятью минутами. Чтобы напугать потомка, этого может и хватить, а вот расспросить о Заговоре Черной Собаки-мало.
   Да, был такой заговор при короле Дагоберте Справедливом, которого нелояльные подданные называли 'собакой'. Уставшие от жадности короля, все время пытавшегося поживиться имуществом подданных, четыре мелких владетеля решили отомстить. Они собрались в одном из замков, который король еще не успел отобрать в свою пользу, и принесли клятву мести. Вроде бы при этом была принесена в жертву черная собака. Потом к заговору присоединился пятый и тоже принес такую жертву. А дальше сплошной исторический туман. Ну вот я и тоже попытался его рассеять, хоть получилось плохо. В исторической хронике царствования сказано весьма скупо, что такие-то владетели и примкнувший к ним пятый пытались убить короля во время прогулки в саду. Король был ранен кинжалом в бок, но выжил. Далее описан ритуал казни, которой подвергли уцелевшего в схватке заговорщика, помогавшего им королевского слугу и тела четырех других убитых телохранителями заговорщиков. Возможно, в каких-то местных хрониках или декретах есть упоминания о конфискации имущества у них и передача его кому-то другому. А так- все. В одной магической книге указано, что некие заговорщики принесли в жертву двух черных собак. И никаких уточнений, просто как факт и вариант жертвоприношения. Увы, и я не особо продвинулся дальше. Один призрак-современник заговора смог рассказать, что один владетель присоединился позже, что он тоже приносил жертву, а смысл ее был именно в том, что раз король обиженными подданными назывался собакой, то жертва собаки должна была помочь. Призрак сам в заговоре не участвовал, так что спасибо и на том, что донес до нас слухи двухсотлетней давности. Меня же беспокоит мысль о принесении в жертву черного животного. Это очень напоминает ритуалы поклонения Тьме, но доказательств этому нет. Наверное, это так и останется нерешенной загадкой прошлого, ибо способностей к некромантии я не имею. Так что даже если найду останки заговорщиков, то мне они ни о чем не расскажут. Да и способным-тоже. Я как-то спрашивал некроманта Реона, когда он был в столице, можно ли продуктивно пообщаться со столь давно умершими. Он ответил, что вряд ли получится. Так это или не так-проверить я не смогу.
   Да и при общении с призраками нельзя полностью полагаться на память и честность их. Даже в виде теней умерших терзают прошлые страсти, поэтому не стоит ждать, что призрак будет полностью объективен, особенно когда спросишь его о враге. Да и о себе тоже- часть из них кается в том, что убил кого-то, но ведь это не все, сотворенное ими, ой,не все. Вот беседовал я с известным призраком Черного Ильмо из Югенена, когда он совершенно довел своего потомка до решения покончить с ним. Да, Ильмо продолжал публично каяться в том, что убил Беату из Венло, когда она отказала ему в ответ на предложение руки и сердца. И громко каялся, аж спать во всем крыле замка по субботам было невозможно. Но при этом никакого раскаяния в убийстве ее отца и брата, совершенных им перед этим. Вот и попробуйте спросить такого о том, кто был прав- он или сосед в споре о правах на мельницу в Венло. Это ясно и заранее, что он сообщит.
   Как можно избавиться от призрака? Способов два, я уже говорил про них. Нсли тело, ранее заключавшее в себя беспокойный дух, не захоронено должным образом, то можно найти его и перезахоронить. Тогда призрак отправляется куда положено идти всем. Если же это никак не получается, то над найти точку выхода духа. Они магически привязываются к какой-либо детали сооружения, которая таким образом превращается в артефакт с функцией выпуска духа в определенное время. А чтобы артефакт перестал работать, нужно повредить его. Тогда функция утрачивается. Иногда все делается легко: призрак во дворце Серенсее был привязан к резной дубовой панели спальни хозяина. Каждую шестнадцатую ночь он плакал и стонал о загубленной своей жизни. Вот тут все обошлось малой кровью: дубовая деталь потеряла это свойство, будучи сначала распиленной, а потом склеенной. Дух более не стонал, а красота сохранилась.
   Иногда для борьбы с проделками духа приходилось сносить крыло в два этажа, как в замке Бортэ. Нынешний его владелец был в молодости очень горячим, поэтому, когда у коллеги Верна не вышло с поиском и ликвидацией зловредного духа, то он распорядился снести все крыло, где буйствовал дух. Как ни жаль постройку, но это избавил семью от непрошенных визитов призрака каждую третью среду.
  Видимо, семейство он довел до нужного градуса кипения.
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"