Сезин Сергей Юрьевич : другие произведения.

Кости лорда Эдда-2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Вторая книга приключений лорда. Пока пишется.

  Очнулся лорд в каком-то подземелье, напомнившем какую-то нору в грунте, только владелец ее был человеческих размеров и даже чуть больше, оттого даже можно было стоять не согнутым в три погибели. Это точно был кто-то не из легендарных гномов. Гному рыхлый грунт, как место обитания, ни к чему. В тоннеле было сыровато, где-то капала вода, но пол и стенки на ощупь оказались сухими. Ничего вокруг не угрожало, скорее, успокаивало и даже хотелось спать, и чем дальше, тем активнее. Лорд еще не забыл прежние времена, когда мог спать, да и при походе скелетом по стране сон-таки случался, поэтому не ощущал желание спать неестественным.
  Эдд смог выдержать только пару минут и стал устраиваться поудобнее. Конечно, темнота тоннеля могла таить много страшного, но больно уж хотелось спать. Может, это какая-то магия? Да кто это знает... ...
  Нет, уже совсем нет сил, хоть ешьте его и хоть пейте, но все-таки заснет...
   Во сне на него взглянул бородатый старец. Такого легко представить себе на крылечке, окруженного внуками. Или в храме при алтаре, совершающим обряд.
  -Здравствуй, мой собрат и товарищ!
  Не удивляйся, что я назвал тебя так, ибо отныне ты-тоже маг и получаешь возможность владеть Силою. Считай это подарком за ряд неудобств, что случились и случатся с тобою.
  Да будет тебе известно, что некогда, когда здешний мир соединился с Вашим, соединение миров произошло не полностью, ему подвергся только один материк из двух. Второй, Итаннес, получил из вашего мира только группу людей из трех родственных народов, а его природа осталась прежней.
  Тогда же Восемью богами были приняты ряд решений, знания о которых дарованы не всем людям, а только немногим избранным. К ним относишься и ты, и твое посвящение будет расти.
  Сейчас я скажу тебе: боги решили, что знание о существовании двух материков будет тайной для всех, кроме некоторых. Даже среди магического сообщества об этом позволено говорить, как об очень оригинальной, но ничем не подтвержденной гипотезе об устройстве мира. Решений было еще много, например, о судьбе магов.
  Им может быть дарована возможность после смерти возродиться на другом материке, в человеческом теле или фамилиаром. Впрочем, у тебя будет возможность узнать еще многое.
  Теперь слушай внимательно.
  Когда ты проснешься, то пойдешь дальше по пещерному ходу и выйдешь к Железной реке в двух днях пути от столицы государства. Это тот самый материк Итаннес. Люди, к которым ты выйдешь, говорят на языке, похожем на твой, но с некоторыми отличиями. Живут они жизнью, похожей на вашу, в чем-то он отстают, в чем-то опережают. Но, поскольку тебе дарован Дар Силы, не стоит беспокоиться о своем пропитании.
  В столице тебе нужно найти улицу Башмачников, на ней стоит дом мага Оже. В беседе с ним ты упомянешь о том, что вы оба сейчас пребываете на земле Итаннеса, и маг поймет, кто ты и для чего переступил порог его дома. Он будет тебя учить магии. Что-то мне подсказывает, что у мэтра есть красивая дочь, но не будем забегать вперед.
  Мир этот не опаснее, чем известный тебе, поэтому ты можешь даже провести ночь под кустом в лесу, но лучше, конечно, спать под крышей или на сеновале.
  Но это не значит, что ты должен рисковать жизнью и зрением.
  Назовись своим именем, но от родового придется отказаться. Здесь его не знают и не будут почитать, как на твоей родине. Сочти, что ты родом из семьи мелкого владетеля из глухой провинции, которая здесь зовется Поозерье, и строй свою жизнь заново, благо твой возраст вполне подходящий для этого.
  Прощай, друг, и помни, что тебя не оставят в беде.
  **
  
  Глаза открылись. Вокруг все та же нора, спать уже не хочется. Пожалуй, пора идти.
  Судя по услышанному, лорд уже на другом конце земли, в другом мире. Грубо говоря, он снова умер для прежнего мира.
  Вот так все произошло. Очередная смерть и очередная жизнь. Жизнь кончилась, и жизнь началась.
  Лорд шел по ходу, и ему даже казалось, что ход вокруг слегка пульсировал, словно стенки собираются складками и расправляются в нужную сторону. Земле такое не свойственно, поэтому явно это только кажется.
  Что Эдд чувствовал? Он пытался ощутить, что это значит- быть магом, и как маг ощущает себя в обычное время. Пока чувствовалось что-то вроде комка где-то в груди, как иногда бывало, когда с желудком неладно. При этом от него ускользало, что ступает на землю он полноценными ногами, видит глазами, а не чем-то, чему даже и названия нет. Люди часто отвлекаются на несущественное, и маги - не исключение. Старый маг сказал что-то насчет того, чтобы лорд берег зрение. Наверное, это оттого, что когда выходишь из темной пещеры на свет, то глазам это явно не понравится. Значит, об этом надо помнить. Хотя зачем-это лорду, у которого давно нет тех глаз, что могут не выдержать света? Но ладно, завязать пустые глазницы не так чтобы тяжело.
   Два дня до места? Ну, Эдд в еде и питье не нуждается, так что как-то дойдет.
  Впереди показался светлый проем выхода.
  Здравствуй, новая жизнь!
  Эдд замотал глаза тряпкой и шагнул навстречу ей.
   Новая жизнь началась с падения.
  Эдд шагнул. и нога провалилась, отчего он чувствительно приложился многими местами оземь. Случается такое, когда шагнешь с порожка или ступеньки, и нога попадет мимо следующей.
  Спасибо, что под ним не оказался пенек или большой камень. Когда погасли искры в глазах, выбитые жестким приземлением, Эдд сел и ощупал себя. Повязка с глаз не упала.
  Результаты его и порадовали, и нет.
  С одной стороны, он ощутил под руками свою (или не свою) плоть. То есть, руки, ноги, а также туловище-это уже не скелет, а тело. Это и радует, и пугает: что это за тело, чье оно было и какие в нем есть изъяны? Про оборванные 'пуговицы' и грязь на одежде в свете искр из глаз пока вообще поминать не надо, а надо возблагодарить богов за то, что тело не женское, и Эдд это сделал во весь голос. Сороке на ближайшем дереве это не понравилось. и она разразилась сорочьими ругательствами. Лорд в ответ пожелал ей зимой примерзнуть хвостом к ветке и продолжил осмотр себя без помощи глаз.
  Пока выходило, что тело ему досталось мужского пола, явно молодое, потому как на лице росло мало чего, волосы тоже остались на месте, как и зубы от удара. И их больше, чем было у скелета. Болит только там, где ушибся, руки, ноги, поясница двигаются свободно, кожа наощупь гладкая и не обвисшая. То есть все-таки тело молодое. Надеты на нем довольно тяжелые сапоги по колено, широкие штаны, куртка из ткани и кожи по середину бедра. Сверху нее широкий кожаный пояс и портупея. Печаток на руках нет, они заткнуты за ремень.
  Оружие-есть и оно. На портупее подвешен меч. Сначала у Эдда вспыхнула надежда, что с ним остался 'Черное перо', но подробное ощупывание показало, что нынешний меч поуже и полегче. Можно даже сказать, что он больше колющий, чем рубящий, и для прорубания доспехов явно слабоват. В ножнах на поясе охотничий нож. Доспехов нету. Еще подвешены небольшая сумочка и фляжка из тыквы. Вообще еще что-то было у него за плечами, и свалилось вместе с ним.
  На это он поглядит чуть позже, когда снимет повязку с того, чем это сделает. Вокруг лес, судя по звукам. Время года- явно весна или лето, и, кажется, что вторая половина дня.
  Эдд сел поудобнее, разместил оружие, чтобы им можно было воспользоваться и не путаться в ремнях, и стал ждать.
  Слишком много неизвестного предстоит ему, если все сказанное старцем во сне будет именно так. Но пока он начинает не голым в чистом поле или совсем голым на краю того самого болота, а хоть оружие и одежда есть. Возможно, и деньги тоже. Голод уже слегка ощущался, хотя Эдд от этого чувства за свои странствия скелетом малость отвык, как и от некоторых других движений организма.
  Вот только ходить с завязанными глазами опасно, как он только что доказал сам себе. Сидеть же недвижно- тогда не упадешь, но и сам можешь не увидеть опасность. Поэтому Эдд сидел, 'обратившись в слух', как писали ранее в романах. Слух, в который он обратился, доносил до него многое, но никто на него не покушался. Над ухом иногда жужжали комары, но укусы их он не ощущал. Но в этом не было ничего необычного- встречаются люди, которых очень охотно кусают летающие кровососы, и те, кого комары не едят- тоже есть. Брат Петер относился как раз к таким счастливчикам. Можно было предположить, что новое тело может оказаться с таким же свойством.
  Эдд пытался также оценить, а что же изменилось в нем, связанное с магическими свойствами, которые у него теперь как бы есть. Пока же выходило, что только ощущение какого-то комка в груди. Нельзя сказать, что это было здорово, но и очень неприятным не назовешь.
  А, может, нет никаких магически свойств у него? Просто приснилось и все? Случались и сны постраннее. В любой балладе герой, перед тем, как погибнуть, обязательно видит странный сон, на худой конец. ему близкую погибель кто-то предскажет: встречный монах, друг, даже верный конь, что для этого заговорил человеческим голосом. Если бы Эдду, когда он ехал в столицу на казнь, еще не зная про заговор против него, его Туча повернул голову и заговорил с ним, что, дескать, не езди, тебя ждет беда, то неясно, не умер бы лорд от такой неожиданности. Говорящий конь-это уж слишком даже для баллады.
  Когда с живым разговаривает мертвец-еще куда ни шло, ведь покойник когда-то был жив и говорил.
  'Если поверишь словам мертвеца,
  Правую месть доведешь до конца.'
  Поэтому такое не диво и услышать. Тут Эдд поймал себя на мысли, что совсем недавно и он был ожившим мертвецом. И снова подумалось о Вейно- это же как ему обрыдло настоящее, что он пошел за живым скелетом и не устрашился его?! Или страшился, и медленно, но верно пересиливал себя? Пожалуй, Эддово желание попасть в замок сира Дальберта и укоротить никчемную его жизнь было вполне справедливым. Жаль, если боги не обратят внимание на Дальберта-Почти-Безземельного и не избавят страну от этого пропойцы. Вообще Вейно, вернувшись с суда, говорил, что Малькольм Третий из дворика был вынесен в очень нехорошем виде.
  Если боги решили приложить карающую длань к Малькольму, то он совершено не будет скорбеть о том, что сир Дальберт остался ненаказанным. И это сверх ожидаемого.
  Наконец, по мнению Эдда, стемнело достаточно для того, чтобы глаза не пострадали, и он осторожно снял повязку с одного из них. Глаз не резало светом. Второй- тоже самое. Ну и славно! До заката оставалось явно недолго. Эдд поглядел вокруг-ага, у него еще был заплечный мешок и свернутый плащ, а также небольшая шляпа. Все свалилось при падении и теперь было подобрано.
  На ночь не мешало бы развести костер. Сучьев вокруг больше, чем надо, а вот чем разжечь огонь? В принципе, есть нож. Можно высечь искру и об камень, но должно же быть у нового тела что-то для этого?! А его не было. Привычного кресала и кремня нет, как и нет. А темнело достаточно быстро. Разве что вот это?
  Это было странным устройством, напоминающим часть механической игрушки мастера Иггена.
  Лет за сто до рождения Эдда в королевстве жил искусный мастер, что делал самодвижущиеся фигурки рыцарей. Сжатая в них пружина, распрямляясь, давала возможность игрушке пройти несколько шагов, а некоторым, особо дорогим, даже поднять меч. Ходили легенды, что одна фигурка могла даже проскрипеть: 'Вперед!', но это были только слухи. За сотню лет большинство фигурок пришли в негодность, но их сберегали даже сломанными и рассыпавшимися. Фигурка, некогда купленная Брекенпулами, сохранялась разваленная, но дед позволял внукам осторожно потрогать и посмотреть на бывшего рыцаря. Находка, как уже говорилось, напоминала детали из него, поэтому лорд припомнил увиденное и догадался, что вот эта часть- тоже пружина, и она что-то делает. А что? Другую часть поворачивает и посылает вперед! Ту самую, с зажимом, в котором зажат кусочек камня! Когда Эдд отвел деталь с зажимом и спустил ее с задержника, кремень ударил по другой железке и высек искры. А что бы это значило и для чего здесь открывающаяся полочка?
  Для чего бы она ни была, но если сюда подсунуть трут, то искры его подожгут! Хитро придумано.
   И Эдд принялся собирать дрова для костерка, а потом привел в действие диковинный механизм. Сухая трава загорелась, загорелось и другое, а в итоге и костер. При его свете лорд провел ревизию всего остального, что у него было, нашел, что набор минимально необходимого для путешествия уже есть, после чего погрузился в размышления о том, что ему предстоит. Дорога в два дня его не беспокоила, смущали только два момента. Магия и отказ от родового имени. Причем второе-значительно больше, поскольку Эдд полагал, что если его будут учить магии, то все будет не страшнее освоения оружия. Он прислушивался к себе, но, как и прежде, кроме легкого ощущения комка в груди, ничего не ощущал.
  Возможно, это ощущение шло от чужого тела, так что пока тоже ничего сказать было нельзя.
  О магии Эдд имел представление самое общее, что маги произносят какие-то заклинания, отчего все делается не так, как без них. Что за заклинания- он не знал, иногда упоминалось, что маги принуждали демонов и других сверхъестественных существ служить себе, как виллан владетелю, тут можно было подумать, что все делает демон или фередейн, но оставался непонятным момент, как именно демона захомутать? Наверное, тоже магией, только не такой.
   Но Эдд был даже немного доволен, что не чувствует в себе пока ничего явно магического, а то ведь еще что-то натворит, не умеючи. В его прежней жизни всякий, до того, как брал в руки боевой меч, учился сначала на деревянном, потом на стальном, но затупленном, но и после обучения случались порезы и раны от бестолковости. Если же магия может сжечь кого-то, то дай обалдую в руки вместо меча возможность сжигать без факела- натворит же дел!
  Ладно, пока магия подождет.
  Лорд попробовал отжаться от земли, повисеть на ветке дуба, провести несколько приемов рукопашного боя, и нашел, что тело, доставшееся ему, достаточно развито. Непонятно было пока, насколько хорошо он может бегать и плавать, но всему свое время. Даже если Эдд-В -Чужом теле совсем не умеет плавать, то он же не в моряки идет? Нет. Голос оказался послабее того, что ранее был, но это небольшой недостаток. Маг вряд ли должен командовать так, чтобы его слышало все войско. Вообще, может, надо будет кого-то там заклинать мощным голосом? Потом узнает. Зрение тоже поверить было затруднительно-вечер и лес. А звезды затянуты облаками.
  И снова про оружие- в петле заплечного мешка имелся топорик скорее боевого назначения, но помочь себе в обустройстве лагеря им можно было тоже.
   Еще на обушке топора приделан шип для пробивания доспехов, так что все-таки это оружие. В своем мире Эдд отнес бы его к оружию, но вдруг здесь какие-то иные правила? Можно ли здесь ему носить такой топорик вообще или открыто нельзя, а в чехле можно? Охотничий нож- самый обыкновенный, изрядное число раз точенный ранее.
  Меч действительно выглядел как скорее колющий, хотя, пожалуй, отрубить пальцы или ухо им можно. А вот разрубить плечо до сердца уже нет. Но лорд был опытным фехтовальщиком и не страдал по этому поводу. Но вид меча и устройство его эфеса навели его на мысль, что раз в этом мире приняты такие вот мечи, то в нем доспехи используют ограниченно, а может, и совсем нет. Эфес был как бы сплетен из нескольких стальных 'проволок', отчего возникала идея, что этим вот затейливым переплетением не просто любуются, а и, скажем, ловят острие клинка врага. Тогда у врага тоже должен быть узкий клинок, как и этот. Парировать им рубящий удар 'Черного пера' не вышло бы по многим причинам.
  На эфесе герб- птичье крыло и еще что-то рядом, но пока видно плохо из-за того, что свет больно неверный.
  Ничего, при свете увидится лучше. Возможно, есть и другие предметы с гербом, тогда станет ясно, это его новый герб или клинок трофейный, с чужим.
  Тут Эдд ощутил, что придется снова привыкать к тому, что было утрачено и быстро ушел от костра. И то чуть не опоздал с удалением излишков.
  Теперь снова придется обращать внимание на то, есть ли что поесть и попить. Да, хорошо жилось без всего этого!
  Пора было возвращаться к практике ночного сна, оттого он стал устраиваться на ночь.
  И во сне явился кошмар, от которых уже успел отвыкнуть. Эдд с криком проснулся. Испуганные этим криком какие-то мелкие зверьки галопом кинулись подальше от него, при этом кто-то из них завизжал, видимо, попав в тесный контакт с чем-то твердым или острым. И снова Эдд еле успел, отчего долго ругался на всех известных ему языках. Когда он выражался на мекамрейском, в кустах снова поднялась легкая паника, и это заставило выйти из состояния крайнего раздражения и подумать, о чем это он видел сон?
  Вроде как там никого не резали заживо и не приносили в жертву Темным Богам. Но ощущение было именно таким, как если бы он это увидел.
  Но в памяти подробности не остались.
  Эддд занялся утренним туалетом, сиречь ополакиванием лица, ибо воды во фляге оставалось маловато, как вдруг уронил флягу и отпрыгнул в сторону. И вовремя- еще чуток, и змея вцепилась бы ему в сапог. Не время было думать, прокусит она кожу или нет, в груди ощущение комка сменилось странным чувством пустоты. Лорд выдохнул что-то вроде 'Аыгх!' в сторону твари. И метровую змею охватило пламя. Тварь заметалась, но буквально через пару мгновений рассыпалаь прахом. Среди голубоватого слоистого пепла блестели два длинных зуба.
  Эдд плюнул на умывание, быстро собрал вещички и только решил побыстрее двинуть оттуда, но остановился и акууратно, при помощи тряпки, что лежала у него за голенищем, поднял их Зубы на ощупь были еще теплыми и казались сделанными из металла.
  -Да пребудет с нами сила Меча и милость Неба!
  Это вырвалось у лорда как-то против его воли.
  Эдд еще более удивился этому и быстрым шагом продолжил удаляться.
  Только через полчаса он остановился и, подойдя к ручейку, решил завершить омовение. Но беспокойство продолжалось, поэтому он ограничился очень поверхностным умыванием и наполнением фляги, и пошел дальше. А куда он шел? Этот вопрос заставил его остановиться и подумать: 'А и вправду, куда?' Но, когда он остановилсято ощутил, что его как бы подмывает идти вперед, вон по этой тропинке. Значит, надо туда идти, и он пойдет.
  Но что это было с ним? Это такая вот магия- выдохнул и что-то охватит пламя? И не подпалит ли он так дом или город?
  Вот же коллизия! Приобрел такой дар и не знаешь, что с ним делать! Прямо как род Эврено. Тогдашний глава рода при подавлении мятежа за свои заслуги выпросил себе тот самый замок. Но приобретение оказалось огромным патибашенным замком, содержать который в порядке им просто не было возможности. У семейства тогда имелось всего две деревеньки. Поэтому замок Эврено они продали, выговорив то, что новый хозяин назовет его другим именем. Себе же построили небольшой, как раз по средствам на содержание.
  Тут Эдду вспомнился старик из вещего сна и его слова о безопасности этого мира. Что-то теперь в них не верится. Но, может быть, эта змея не обычный обитатель этих мест? А какой-то магический экземпляр? Вот она почуяла в нем магические силы и напала. А на обычного человека вроде Вейно- нет, проползла мимо и все.
  Так думал лорд, жуя сухарь с нетолстым кусочком копченого сала на ходу.
  Дожевав, он решил глянуть, как у него дело обстоит с деньгами. Монеты лежали в поясном кошельке: одна большая золотая (Эдд попробовал ее на зуб), двенадцать серебряных и два десятка медных. Лица королей на них были, конечно, незнакомы. Одна серебряная явно была обрезана, потому как по весу отличалась от подобных ей. Эдд аж удивился тому, что, подержав монету в руке, он понял, что та неполновесна. Для того в его свите был Ведель Бурый, мастер метать ножи и определять, какие монеты порченые. Не только на вес, но и по каким-то лишь ему ведомым признакам. Как мечник он был не очень, как копейщик тоже, но очень полезен вне боя. Конечно, небогатый рыцарь, у которого 'свита' состоит из пары человек, такого у себя не держит, но Эдд себе мог это позволить.
  Насколько этих денег хватит?
  Выйдя тропнкой из лесу, лорд специально глянул в небеса: не летает ли там какой-то магический дракон или орел, который тоже пожелает его атаковать. Но в небесах порхал только жаворонок, которого Эдд не стал пугаться. Хотя его все время беспокоил вопрос, а сможет ли он снова проделать такую же магическую атаку? Как по умению, так и возможностям. Лорд отчего-то стал понимать, что запас магических сил у мага конечен, хотя и поддается развитию. Это вполне согласовывалось с его прежним опытом в смысле силовых тренировок.
  К обеду он подошел к небольшой деревеньке, куда решил заглянуть и убедиться, что идет правильно, заодно и проверит, насколько его понимают.
  Увы, теперь приходится проверять то, что услышал во сне. Как оказалось, язык действительно был похож на западный диалект привычного ему, так что он понял, что через десяток миль он найдет деревеньку побольше, где есть постоялый двор. А еще через полдня пути будет столица. Местные называли ее Королевский Город, но, возможно, что это все же деревенское название, а официально она зовется по-другому. Околостоличные жители его страны про столицу говорили просто 'Город', хотя вобще-то он звался Илинден. А мелкие городки в посторечии звали по названиям, избегая термина 'город' по отношению к ним.
  Здешние вилланы говорили с ним охотно и приветливо, но без подобострастия, и называли его 'мастером', отчего Эдд решил, что выглядит не как здешний владетель, но и не как такой, как они. Вообще здешние вилланы правы, путешествовал он без коня и без свиты, отчего с трудом походил на благородного, разве что по одежде и поведению. Кстати, они могут быть и аналогами известных ему свободных крестян его страны. Еды он покупать не стал, напился воды у колодца и глянул на себя в водном зеркале. Новое лицо его не разочаровало. Глаза ему дарованы карие, волосы светло-каштановые. На правой щеке небольшой шрамик от чего-то острого, прощедшего вскользь. Может, это был кинжал, а, может, вот такой колющий меч.
  Да, старый маг говорил, что он здесь будет числиться сыном мелкого владетеля из Поозерья.
  Очевидно, надо говорить, что он из такой семьи, которая богата только детьми, но не землей и скотом, отчего ему, как не первому сыну, досталось только родовое имя и меч, а на лошаденку денег уже не хватило.
  Такие семьи ему знакомы, и про них ходят обидные присловья. Вроде: 'господа-Одни Штаны, кто раньше встал, тот и надел'. Поэтому не первые сыновья из них ищут себе способ прокормиться, нанимаясь в отряды лордам побогаче, охранниками в купеческие караваны, да и разбойничать случается.
  Так что если здешний Эдд из такой семьи, где не первый сын по счету, то он выбрал не столь плохой путь, как в разбойники и пираты. В мире лорда маги часто вынуждены были скрываться, чтобы их не казнили, как занимающихся запретными искусствами, ибо разные короли по-разному относились к ним, то запрещая занятие магией, то разрешая. Но если здесь маг- что-то вроде врача, оказывающего услуги по своему знанию, и защищен законом, то это неплохо.
  Хотя, по сравнеию с прежним своим уровнем- падение.
  Правда, это если быть лордом, а если скелетом или терзаемой подземными демонами душой?
  То-то и оно.
  И для третьего сына здешнего мелкого рыцаря и маг, пользующийся спросом, немного лучше, чем голодные зимы, когда урожая не хватает до весны. Но в душе все же оставалась горечь.
  Здешние мили оказались короткими, с половину привычных ему. Хотя в королевстве существовали три разных мили, и миля восточная была приблизительно такой, как здесь.
  Эдд добрался до деревень, именуемой Вязы, поел в трактире и устроился наночь в чуланчике. Все это обошлось в три медяка, что пока было терпимо и даже блохи в чуланчике отсутствовали. Лорду подумалось, что как вышло бы, если он, терзаемый ими в ночи, использовал против блох такую магию, как против змеи - не сгорел бы этот трактир?
  Он не исключал подобного.
  Эдд утром двинулся в столицу по дороге.
  За дорогой явно следили, промоин на ней не было, через речки и ручейки сделаны мостики, для чего-то по краям прокопаны канавы. И народу на ней имелось побольше, пеших, конных, на возах.
  Вчера в трактире лорд узнал, что те, кто идет пешком в столицу, входной пошлины не платят. Хотя, если пещеход вызовет какие-то подозрения, могут загрести и посадить для разбирательства. Городской рынок слева от ворот, но ему, наверное, туда и не надо. Где находится улица Башмачников, заседающие в трактире не знали.
  Лорд шел и приглядывался к жителям. По его оценке, это были в основном пригородные вилланы, что шли на него купить-продать. Одеты они, пожалуй, были получше, чем жители его королевства. Лица и фигуры сильно не отличались, хотя здесь брюнетов побольше, чем в окрестностях ЕГО столицы.
  Оружие имел при себе не чаще, чем каждый десятый.
  В сторону города проехал закрытый возок, сопровождаемый четырьмя всадниками. Эдд решил, что это едет кто-то из местных владетелей, так на дверцах возка были гербы, которых он не знал. Народ сидящего в возке не приветствовал, хотя и очистил дорогу для кавалькады.
   Затем случилось более интересное зрелище: отряд здешних военных, едущих из столицы, и тут Эдд остановился и постарался рассмотреть поподробнее. Впереди ехал командир, за ним трубач и солдат со значком, а дальше колонною по три еще человек тридцать.
  Вот тут началось интересное: все одеты в одинаковую одежду, и даже скромные доспехи у них были одинаковые. Ну, у кого-то одежда была менее новой, чему у другого, но одинаковой! В королевстве Малкольма Третьего одинаковую одежду носили только королевские телохранители.
  У прочих одинаковым был только герб предводителя.
  Да, одоспешены они легко, открытая каска с гребнем и цельный панцпрь, закрывающий грудь и спину. Возможно, в сапогах и перчатках тоже есть железные детали, но уверенно судить об этом было сложно. Две трети имели у себя короткое копье длиной около пяти-шести футов и меч такого же колющего типа. Начальник отряда обладал более солидным мечом с посеребренным эфесом. А вот стрелки вооружались интереснее- пятеро имели лук со стрелами, а пятеро необычную штуку, напоминающую арбалет, но без лука. При этом колчана к нему не было ни на всаднике, ни на лошади. Точно ли это какой-то недоарбалет, а не ударное оружие? И, если это все же какое-то метательное оружие, то чем оно стреляет?
  Перед городскими воротами стояла непонятная деревянная конструкция, которая оказалась разделителем, налево от которого проходили пешеходы, а направо сворачивали возы. Городская стража тщательно осматривала их содержимое, а на одиночек -лишь так, искоса глядели. Отчего Эдд сделал вывод, что сейчас в стране войн и восстаний нет. Возы перетрясут и выяснят, сколько пошлины содрать, а те, кто на своих двоих, никого не интересуют, поскольку нет опасности тайного прохода мятежников, да и оружие редко у кого видно.
  Зато лорд поближе разглядел стражника и то самое странное оружие. Да, сильно похоже на арбалет без лука, но, насколько он видел, креплений для лука вообще нет. Чем же оно стреляет? И откуда, если лука нет и не должен он на ложе крепиться? Народ сзади ворчал, что Эдд еле плетется, и он ускорил шаг. К этому времени кошелек был убран с пояса и спрятан в его левый рукав, где придерживался кистью руки. Лорда научили этому в оруженосцах, потому как в тесноте и давке кто-то может его стащить, срезав с ремня.
  Свернув за воротами направо, он по извилистой улочке вышел на площадь, где стояла виселица, с которой свисали два несвежих трупа. Компанию им состатавил некий волосатый молодой человек, сидевший в колодках. Народу вокруг почти что не было, кроме стайки босоногих ребятишек, с которыми он вяло переругивался. Эдд решил, что это какой-то мелкий преступник, которого на день-два выставили на всеобщее обозрение, чтобы народ над ним потешился и покидал гнилыми овощами. Но, видно, он неприязни у жителей не вызвал, и только мальчишки обращали на него внимание, отчего Эдд решил, что преступник даже мальчишкам не очень интересен.
  Поскольку лорд проходил близко, страдалец увидел его и обратился:
  - Мастер, что пришел издалека, что у вас есть во фляжке для страдающего от жажды?
  Эдд даже удивился.
  -Вода. Кто еще идет в дальний путь с вином во фляжке?
  -Жалко. Может ли любезный путешественик пожертвовать стаг на вино? А мальчишки сбегают и принесут.
  Эдд почувствовал подвох и сказал:
  -Я отчего-то сомневаюсь, что здешняя власть дозволяет пить вино приговоренным к этой каре.
  -Да, это правда. Простите великодушно, я думал, что вы не догадаетесь и поддадитесь. А потом мы бы могли вместе сидеть здесь, на площади Роз, и мирно беседовать о поэзии или звездах.
  
  Вот ведь зараза! Но как-то неудобно постучать по наглой физиономии.
  -А где здесь улица Башмачников?
  -Вон там, у меня за спиной, возле дома с синими ставнями. Может, все-таки расщедритесь на вино?
  -Спасибо за улицу.
  Эдд пошел в нужном направлении. На углу, у того дома с синими ставнями, он спросил проходившего горожанина, верно ли, что это улица Башмачников.Тот не знал, но вышедшая из двери старушка с корзиной это подвердила. Лорд поблагодарил обоих и пошел по улице. Он сначала решил пройтись по ней, а потом уже спрашивать, где именно дом мага.
  Улица была шириной футов с тридцать и с двух сторон застроена двух-трехэтажными домами. А вот башмаки в качестве вывески висели только над тремя домами из двенадцати с каждой стороны ее.
  Зато имелось две аптеки (он решил, что это именно аптеки по запаху лекарственных трав), нечто под знаком ключа, а на остальных домах вообще никаких вывесок не было. Для городской улицы было даже чистенько, мостовая вымощена камнем и в ней сделана канава для отвода дождевой воды.
  Эдд шел осторожно и ждал того, что сверху на него могут вылить ночной горшок, что в столице у них случалось. Но такого дара с небес не удостоился. Все было куда менее ярко, всего лишь от пролетавшего голубя.
  Пострадавший лорд вынул тряпку, убрал прилетевшую благодать и пожелал птичке подавиться зерном. Пора было спрашивать, где живет мэтр Оже.
  Как выяснилось, дом с ключом принадлежал именно ему. Эдд придал себе некоторый лоск, то есть снял шляпу, пригладил волосы, поправил меч и пошел к входу.
  Дом мага имел три этажа, но шириной был всего в три окна, причем размещенные через разные промежутки. Слева- дверь в дом, а справа проход во внутренний дворик, ныне закрытый воротами. Над проходом в стенку вделана колонна из белого камня, с вырезанными на ней лианами. Кто-то приложил к колонне талантливые руки, Эдд бы не постыдился иметь такую колонну в стене хозяйского корпуса в своем замке. Он еще раз поглядел на каменные листья каменной лианы и подошел к двери, стукнул молотком и стал ждать.
  Дверь открылась и в нее выглянула рыженькая девушка в бело-синем платье, скорее всего служанка.
  Так Эдду подсказывала интутция.
  -Добрый день всем живущим под этим кровом! Здесь ли дом мэтра Оже?
  - И вам того же.
  Мэтр Оже живет тут, но он ушел в храм Сорбэ. А вот когда вернется, я не знаю.
  Вам нужна срочная помощь?
  -Нет, я вообще не болен. У меня к мэтру дело.
  - Скажите, пожалуйста, как вас зовут, и какое у вас дело, чтобы я могла спросить хозяйку дома.
  - Меня зовут Эдд, я из... Поозерья. Хотел поговоритьс мэтром об обучении у него.
  - Подождите, пожалуйста, я спрошу хозяйку.
  Дверь закрылась.
  Эдд отошел от нее и посмотрел на вход в дом. Ему отчего-то дверной портал показался похожим на открытый рыбий рот. Так что если его возьмут, то рыба проглотит его. Мда, и у проглоченного исчезнет его прежняя жизнь, оставшись вне рыбьего рта. А вот этого он не рассмотрел: на потемневших досках дверного полотна тоже вырезаны маленькие рыбы, только они на темном фоне плохо видны.
  Дверь снова открылась.
  -Заходите, господин Э...
  Тут девушка застопорилась, не в силах припомнить его имени.
  -Эдд.
  -Извините, у вас такое редкое имя, что никак не могла запомнить.
  -Ничего страшного.
  Эдд шагнул в полутемную прихожую, навстречу запаху воска и корицы.
  Рыба поглотила его.
  
  
  Эдд шел по полутемному коридору и удивлялся: вроде как городские дома подобных размеров не должны иметь такого длинного коридора! Он просто не поместится в здании!
  Служанка толкнула дверь, и Эдд, пройдя за ней, очутился в небольшой комнатке с одним окном.
  -Господин Э..д, вы не хотите есть ?
  Он не очень хотел, но решил не отказываться, ибо пора все больше привыкать к прежней жизни, потому выразил такое желание.
  -Оставьте вещи, где вам удобнее, я сейчас принесу поднос с едой. Вода вон там, в умывальнике.
  И девушка выпорхнула из комнаты.
  Оставшись один, Эдд скинул шляпу и плащ на табурет,
  а также сгрузил с себя дорожный мешок. А где тут умывальник, если он правильно понял? Слева у двери к стене был прикреплен металлический полуведерный бачок, из нижнего днища которого торчала странная трубка. Под нею -таз, который можно было назвать и умывальным, если бы кто-то в нем поднес воды для умывания, имея на плече полотенце. Здесь оно тоже имелось, на деревянном костыле, торчащем из стены. Как же умыться? Эдд прикоснулся сначала к боку таза- ничего особенного, потом к верхнему полуведру-тоже ничего, затем к торчащему из дна отростку. Отросток ушел внутрь, из образовавшегося отверстия полилась вода, но тут же прекратила течь.
  А, вот как нужно! Эдд аккуратно придавил отросток, и оттуда полилась тонкая струя воды на руки. Мыла только не было, но это ничего. Лицо и руки умыты, полотенце заняло костыль на стене, можно присмотреться к тому, что еще есть в комнате. Сундук, небольшой столик, трехногая табуретка, вот этот умывальник, и это все, если не считать вбитых изнутри в дверь гвоздей.
  Наверное, обитатель комнаты вешает на них одежду, ну и Эдду это надо сделать. Вот чего не хватает, так это священных предметов-статуэток кого-то из Восьми, священной книги, или каких-то других реликвий здешних богов. Старец под землей сказал, что боги одни для Атриса и Итаннеса. Ладно, но люди же могут поклоняться им под другими именами? Вообще комната довольно неплоха для даже оруженосца. Наверное, он сейчас как оруженосец по отношению к магии. И тут Эдда осенила мысль, что он смотрит на все, а не обратил внимание, что в комнате нет ни печки, ни камина! В теплое время так жить можно, иногда замерзая при похолоданиях, а зимой? От досады он даже стукнул себя по лбу, и это действие наполнило душу ощущением жизни-он жив, потому и может стукнуть себя по лбу, и боль от удара-это тоже признак жизни! Правда, может Эдд спешит и думает, что его поселят тут, а его ожидает жилище похуже? В комнате явно никто постоянно не живет, хотя регулярно убирают: слой пыли крайне тонок и пол чистый. Кстати, здесь пол дощатый и чем-то натерт, что на его родине было нечасто- в богатых домах пол покрывали свежесрезанной травой, а люди победнее- просто скоблили ножом, чтобы он выглядел получше. У вилланов в деревнях пол чаще был земляной, а настилался плахами или досками, когда домовладелец становился старостой или просто богател.
  Эдд развлекался таким занятием почти час, сравнивая увиденное здесь и то, что было в его мире. Есть ему постепенно стало хотеться все больше, и он благословил свое решение не отказываться от еды. Но вот что получалось: хозяин ушел в храм, и его нет сколько-то времени до прихода Эдда, и, наверное, еще с час, пока он тут наслаждается умыванием и сидением в комнате.
   Хозяйка тоже не приходит сама или не посылает служанку, чтобы привести его в нужное место.
   Как-то все это непонятно. С другой стороны, окажись Эдд не юношей, ищущим место ученика (душа при таких мыслях слегка болела), а вором или грабителем, он мог и что-то нехорошее сделать. Но тут пришла в голову мысль: а, может, в доме мага за ним наблюдают и готовы пресечь возможную кражу? И хозяйка дома смотрит в какой-то магический предмет вроде зеркала (Эдд что-то такое помнил из баллад) и даже может составить мнение о госте- чистоплотен ли он, как держится, когда думает, что его никто не видит и не ковыряет ли беспрерывно в носу? В некоторых известных ему замках для тех же целей имелись потайные глазки, чтобы хозяйские дочери, например, могли поглядеть, каков приехавший свататься рыцарь или мелкий владетель в непарадном виде. Правда, о подобном вслух при посторонних говорить было не принято. Кстати, а не может ли быть где-то в прихожей магический камень, который определяет, что гость пришел не по мирным надобностям, а желает что-то украсть? Эдд не знал о магически практиках ничего, но вывод о существовании такого амулета был логически допустимым.
  Дверь в комнату распахнулась, и в нее вошла та самая рыжая девушка с подносом в руках.
  -Извините, господин Э...д. пришлось немного задержаться, пока еда готовилась...
  -Ничего страшного, тем лучше будет аппетит.
   Но скажите, меня же хотела видеть хозяйка дома, а удобно ли будет, когда она придет, а я тут ем?
  Эдд здешних обычаев не знал, поэтому решил изобразить стеснительного юношу, который смущается даже того, что совершенно не должно плохо говорить о нем.
  -О, не беспокойтесь, она придет, когда вы уже поедите. Я пойду, мне еще нужно много сделать...
  Раз- и ее уже нет. Пора приступать. В миске ячменная каша с тушеными грибами, морковью и луком. В кружке- простокваша, приличный кусок серого хлеба. Простая, но сытная пища. О, тут и шкварки присутствуют! Миска быстро показала дно, да, аппетит словно в прежние годы, еще до... Ну, ладно, можно сказать и как когда ему было около восемнадцати, еще не лорд, еще не муж и отец, еще до славы и черной зависти к ней...Нет, это будет слегка неправдой, тогда шла "Война Конца Света", аппетит иногда был прямо-таки волчьим, но как часто было нечем его утолить или просто некогда, надо лететь вперед, вперед на поле будущего сражения. А после него уже и есть, что поесть и есть время, но от усталости ничего в глотку не лезет... Точнее, не есть, а было, ведь это происходило в другом мире и давно. Не только потому, что с тех пор Эдд прожил достаточно долго, пребывал в гостях у Неназываемого, но и потому, что в этом мире, как его...а, Итаннес, время может течь по-другому. Тут Эдд ощущал то, что у него не достает слов для правильного описания, но выходило, что Итаннес словно прожил на несколько столетий дольше, а, может, и на тысячу. Но одновременно он мог как бы пребывать в том же году и месяце, что и Атрис. Мысль вышла парадоксальной, но в ней что-то было правильное и требующее осознания. У Эдда и раньше возникала мысль, что в жизни стран и народов тоже есть юность, зрелость и старость, как и у одного человека. Они длятся дольше человеческих, но они есть, и это правильно, потому что многие люди могут вести себя все вместе, но как один человек. Тогда получается, что его мир сравним с тридцатилетним, а этот - с сорокалетним человеком? Такое, наверное, возможно. Как и то, что один человек за те же прожитые годы, что и другой, добьется больше, хотя изначально они были в равном положении. И подобному есть подтверждение, существуют народы-воины и существуют более мирные народы. Горцы, которых Эдду приходилось громить, были склонны к разбою из-за того, что не во всякий год могли обеспечить себе пропитание мирным путем. Может, если бы как-то удалось каждый год собирать нужный урожай, им не пришлось бы развивать в себе задатки грабителя и убийцы? Разумеется, Эдд понимал, что даже если со следующего лета горцам боги гарантируют двойной урожай и будут его посылать, то не всякий житель Долины Подснежников перекует меч на мотыгу и забудет заветы предков, но его дети уже могут жить мирно, не испытывая тоски от отсутствия войн и грабежей.
  Ну, пусть даже не они, а внуки! Но тут размышления Эда прервал стук обуви по полу.
  Эдд развернулся на звук и увидел мужчину средних лет в мантии синего цвета с белым треугольником на левой стороне груди. На голове у вошедшего не было головного убора, как, впрочем, и волос. Лицо испещрено морщинами, но взгляд синих глаз прямо-таки давил на грудь Эдда, подобно руке, расталкивающей всех встречных и поперечных. Энергия и властность так и рвались из пожилого мужчины. Такое было у королевского маршала Джона Раббана, которого он застал и стал его учеником. Джона безоговорочно слушались все лорды, хотя Раббан никогда не повышал голос на советах, разве что на своих слуг, когда те медленно несли маршалу кубок вина. Просто все, видевшие Джона, понимали, что они явно слабее его и обязаны подчиниться, как стая вожаку. Так это для себя сформулировал Эдд.
  И сейчас сходные ощущения снова возникли, потому Эдд отвесил поясной поклон. Шляпы на голове не было, как принято приветствовать мага в этом мире-тоже неизвестно, пришлось именно так. Он уже понял, что перед ним хозяин дома, маг Оже.
  -Это именно тот Эдд из Поозерья, о котором меня предупредили позавчера?
  -Наверное, господин...
  Эдд запнулся, не зная, как назвать хозяина дома.
  -Пока "мэтр". Насчет "Учителя"-поглядим. Идем-ка со мной, молодой человек из Поозерья.
  Последние слова он произнес явно с иронией.
  Эдд пошел за хозяином и проследовал в комнату на третьем этаже. Помещение было небольшим и прямо-таки заставлено шкафами. Свободное место в нем практически отсутствовало. От стула, куда Эду указали присесть, до шкафов оставалось с полшага. Хозяин устроился за столом, на котором ничего не стояло и не лежало. В воздухе висел какой-то запах, раздражающий глотку. "Наверное. здесь есть какие-то чучела или части животных, которых так сохраняют от гниения"-подумалось Эдду.
  -Если ты думаешь, что этот запах здесь неспроста, то правильно думаешь.
  А теперь расскажи о себе правду, потому что на жителя Поозерья ты совершенно не похож. И выговор другой, и манеры, и одежда, да и ростом они обычно не вышли, даже я на голову выше большинства из них.
  -Мэтр, я действительно не из вашего Поозерья, хотя мою родину можно было бы назвать так же.
  -Любопытно, продолжай.
  -Видите ли, мэтр, однажды я умер и попал во владения Неназываемого бога.
  Но оттуда меня извлекли и оживили, поручив разобраться, отчего случилась тяжелая и кровавая война, начавшаяся и закончившаяся, когда я был совсем молод. Сделав порученное, я отправился обратно в царство Неназывемого, но вместо продолжения кар за мои прегрешения очутился здесь, в Итаннесе. Со мной во сне говорил человек, называвшийся магом и сказал. что отныне я тоже обладаю магическими способностями и мне дарована возможность жить на Итаннесе, и мне надо прибыть в столичный город и найти улицу Башмачников, где живет мэтр Оже, который и будет меня учит магии. А, еще мне сказали, что я могу пользоваться своим личным именем, но родовым-не стоит, здесь оно неизвестно.
  Так что мне надо назваться Эддом из Поозерья. Но я назвался так только вашей служанке, которая встретила меня внизу. До этого никто не спрашивал, кто я и откуда.
  -А как выглядела эта служанка?
  - Рыженькая, в зеленом платье, с небольшим белым фартучком и с брошкой под горлом.
  Она сказала, что вы пошли в храм Сорбэ, и спросила, не болен ли я. Я ответил, что не болен, а вас ищу насчет обучения магии. Девушка сказала, что хозяйка дома переговорит со мной в ваше отсутствие, провела в ту комнату, и предложила поесть. Ждать пришлось довольно долго, но я не в претензии.
  Оже, слушая это, несколько раз отчего-то хмыкал, но не высказывался. Эдд почувствовал, что кое-что не досказал, и добавил, что, наверное, уже провел магическое воздействие, убив змею, которая напала на него. Про деталь, что он ходил в виде живого скелета, почему-то не хотелось говорить.
  -Юноша, я буду с тобой откровенен. Обычно обучение магии начинается с куда более раннего возраста и длится до шести лет, хотя может быть сокращено, если ученик осваивает все быстрее, чем прочие. Тебе же на вид лет девятнадцать, обычно в такие лета магия не человеке не просыпается. А, приглядевшись и услышав твой рассказ, мне начинает казаться, что тебе должно быть сильно больше девятнадцати. Я обучил не одного ученика, но я даже не знаю, как начинать обучение человека значительно старше возрастом, как именно будут просыпаться в нем способности, на что нужно обратить внимание, как избежать неконтролируемой магической активности, когда адепт становится опасным для окружающих. Словом, задача вроде той, как нужно обучить пользоваться оружием человека, до того его в руках не державшего, и за очень короткий срок. Уже не будем говорить, что тебя нужно обучить многому немагическому, как если бы ты реально житель нашего королевства, чтобы избежать обвинений в том, что я замыслил нечто тайное в пользу соседних государств. обучая человека неизвестно откуда. Если бы ты пришел сюда просто с улицы, я отказал бы.
  Но твоему приходу предшествовало то, что делает невозможным такое решение. Поэтому ты пока поживешь у меня, пока я не наведу некоторые справки у знающих людей.
  Пока же я погляжу, что видно насчет твоих магических сил.
   ________________
  Оже занимался с Эддом довольно долго, но, правда, все его исследования были не болезненны. Хотя 'Житель Поозерья' ожидал чего-то вроде своего обучения в молодости, когда лорд Роус мог приложить оруженосца и ладонью, и разными подручными предметами. Тогда Эдд обижался, но сейчас уже- нет. Да, он сам редко давал своим оруженосцам даже вполне заслуженные ими затрещины, но это было решение его, а не лорда Роуса. Того учили, что так и надо, ибо если ты жалеешь пинков и подзатыльников юному балбесу, то жалостью портишь его.
  Затем мэтр погрузился в какие-то расчеты и считал, наверное, с три четверти часа. Окончив, он отложил свинцовый карандаш и неуверенно сказал:
  -Как-то все это не сочетается...
  Эдду такая неуверенность показалась странной и не совпадающей с первоначальным впечатлением о мэтре, и он попытался мягко узнать, а что там в нем не сочетается?
  -Несколько видов магии, точнее признаки их. Обычная Стихия Воздуха, возможно. Стихия Земли и два непонятных компонента. Магия Смерти и то, что я вообще только чувствую, но не могу даже назвать, что это такое. Впрочем, ты сказал, что некогда умер, а потом был оживлен. Возможно, это следы того и другого.
  -Мэтр, когда я умер, то лежал в болоте довольно долго, пока душа искупала свои прегрешения. Наверное, прошел год или чуть больше, потому что остались только голые кости и суставы.
  Потом мне вернули душу и дали возможность ходить, чувствовать, говорить. Но при этом я оставался скелетом, хотя и мог говорить, но не знал, чем я это делал. Но, когда я оказался в Итаннесе, то у меня было вот это тело. Я не знаю, кости в нем прежние или я попал в чужое тело одной своей душой или что еще свое может перенестись в друге тело. Я о волшебстве ничего не знаю, кроме того, что есть в балладах и народных историях, которые не зарифмованы. В моей стране магов регулярно казнили за занятия магией, иногда только за запретную, иногда за любую. Когда я умер, был период, когда только за ту, когда при ее помощи убивают взрослого или ребенка в чреве матери, а также за создание магических ядов, которые наносят какой-то вред здоровью, пусть даже не убивая. Деревенских ведьм обычно не казнили, потому как кто тогда поможет больным вилланам или их скоту? А ведьмы же обычно никого не травили, потому что чем меньше людей живет в деревне, тем меньше ей принесут хлеба и прочего. Не знаю, где-то, может и не так все выходит, но у нас вот...
  Мэтр снова закрутил карандаш по столу:
  -Вилланом у вас называли крестьянина?
  -Да, только такого, кто живет на земле владельца и пользуется этой землей с согласия лорда и за это несет повинности в его пользу. Потому что есть и другие земледельцы, кто от лорда не зависит, обрабатывает свой кусок земли кто знает в каком поколении. Их сильно меньше, но они еще есть.
  -А вилланы лично свободны?
  - По древнему закону короля Ренцо -да, если рассчитались с лордом и очистили от себя его деревню. Но не всякий виллан об этом знает. На практике уходят немногие: когда ему угрожает приговор или пятый сын бедного отца, который как-то смог пристроиться в городе.
  Конечно, когда случается неурожай, затронувший несколько провинций или восстание-то таких много, они находят себе новое место и нового хозяина, не рассчитавшись со старым. По закону их можно вернуть на прежнее место, но реально это случается нечасто. Не заезжает мелкий владелец в деревню в соседней провинции, и некому их узнать. Да и то они дружно врут, что они никогда не жили у него, и зовут их не так, а жили они у другого лорда, который нынче умер или убит, они и подались искать пропитания. А новый господин тоже не кричит на всех перекрестках дорог, что у нему переселились пять семей из Ивранта, двум из которых он отдал выморочные участки, а остальных поставил осваивать Торову Пустошь. Он обычно это вообще скрывает.
  -У нас такого лет триста нет. Земля считается королевской собственностью, которую он дает в пользование крестьянину, который ее лично пашет или лорду за заслуги его семьи и его лично, а он уже сдает в аренду крестьянам, если у них другой земли нет или им мало.
  Хотя в Гиллее, где степи и полупустыни, всякий житель волен выпасать там свои стада, а налог королю он платит, когда число животных у него превышает законный предел. Кажется, двести овец и баранов. Если их полсотни и меньше, ничего не платит, но обязан покормить короля, зарезав овцу или барана, если монарх посетил его палатку, и эта овца у него не единственная. В Густранже из-за дикости тех мест можно платить налог раз в два года, потому что каждый год добраться на королевского сборщика налога очень сложно. Но мне говорили, что тамошние жители очень честные и не пользуются тем, что их в тамошних дебрях не отыщешь.
  -А чем они платят налог, раз живут в непроходимых лесах?
  -Мехами. Там очень хорошая охота, хотя и опасно-твари могут сожрать, чего вокруг столицы давно уже нет. Волки и кабаны еще есть. Может найтись даже медведь, а вот тварей Хаоса уже извели. Поэтому, когда они отчего-то появляются, маги собираются и устраивают их истребление. Поэтому маг. увидев тварь Хаоса, либо убивает ее сразу, либо сообщает о ней в храм Сорбэ, если это не по силам, а потом свободные от срочных дел маги и собираются на охоту на нее. В дальних провинциях, где тварей много, местные маги разбираются с ними лично, никуда не сообщая. В городах местная власть обычно платит премии за их истребление, а в поле и лесу - нет. Кстати, маги платят налоги только если владеют землей или домом, как и все такие же владельцы. В казну они налог не платят, вместо него на них лежит обязанность истребления тварей и продавшихся Тьме, которые им встретились, и по жребию участие в военных экспедициях королевской армии.
  О, вот это интересно. И Эдд спросил:
  -Мэтр, а что маги делают в военных экспедициях?
  -Чаще всего лечат больных и раненых. Если маг может что-то еще, скажем, понять, врет ли пленный или говорит правду -его тоже могут задействовать. Если он не против. то и боевую магию. Тут есть известное правило 'Аран'.
  -Поясните, пожалуйста, мэтр, в чем оно заключается, если это не секрет, на который я еще не имею права знать?
  Мэтр отчего-то тяжело вздохнул.
  -Если кратко, то маг, от которого потребовали совершить магическое действие, караемое законом или которое он считает для себя неприемлемым по этическим соображениям, может сказать: 'Аран' и уйти, не будучи покаран за отказ. Каждый король, садясь на трон, клянется соблюдать Аранский протокол, который и предоставляет магу такую возможность.
  Когда я имел от роду двадцать лет, то сопровождал королевский отряд на подавление восстания в провинции Флом. Тан Альби завел войско в засаду и потерпел поражение. Мне пришлось выбираться дикими местами и убивать восставших не только нападавших на меня, но и прямо это не делающих, когда я их видел. Если бы я тогда умел отводить глаза засаде, то мог бы уйти, никого не убивая. Но я еще не знал таких заклинаний, поэтому использовал те, что умел. Так и погибли две засады. Когда я добрался до города под властью короны, то спросил, нарушил ли я этим закон. Мне пояснили, что поднявшие оружие на короля (тогда им был Меннер Первый) и его армию законом не защищаются, поэтому я был волен убить их хоть голыми руками, хоть заклинанием. Но если бы тан Альби потребовал от меня заклинания, разом остановившего сердца всех повстанцев, то я имел право сказать: 'Аран'. А мог и остановить, если был в силах.
  -Неужели такое заклинание существует?
  -Говорят, что на Заре Мира, когда люди еще не знали письменности, а все передавали из уст в уста, такие заклинания были. Сейчас -нет, и благо, что их нет.
  -Мэтр, а почему не благо в один момент прекратить кровопролитие? То, что это может быть затруднительно из-за расхода магических сил- я понимаю.
  -Эдд из Поозерья, это не стоит делать, даже если ты когда-то сможешь. Причины этого лежат в самой сути магии, и ты, когда будешь учиться магии, поймешь, почему. Пока об этом говорить рано. Кстати, надо подумать, раз уж на озерян ты не похож, откуда ты как бы прибыл и рассказать тебе, чтобы ты не выглядел странно, утверждая, что родом оттуда-то, но ничего не зная о своей родине.
  Эдд отметил для себя, что мэтр как бы на словах признает его будущим членом корпорации магов, хотя формально не дал согласия на его обучение. Да, такое встречается на переговорах, когда переговорщик уже готов согласиться, но как бы еще не сказал ни 'да' и ни 'Нет'. Если вовремя это увидишь, то можно усилить нажим и добиться нужных слов.
  
  
   ____________
  -По-моему, тебе стоит назваться жителем долины Имми, они вообще слывут людьми себе на уме и молчаливы. Поэтому ты, Эдд, если будешь говорить мало, то это будет по-тамошнему. Заодно и не проговоришься про лишнее для здешнего жителя.
   Еще они не едят рыбу из вод Имми, ибо считают реку священной и рыбу в ней тоже. Ты способен отказаться от рыбы? Это тоже в их стиле, тамошние, хотя и здесь не подают рыбу из Имми, но они все же опасаются, что съедят священную форель под видом местной красноперки, оттого чаще отказываются от рыбных блюд.
  -Да, мэтр. я и сам не большой любитель рыбы.
  Вот от свинины отказаться будет сложно.
  -Этого там полно. По выговору ты больше похож на жителей Густранжа, но они чаще рыжие и голубоглазые. Ладно, примем на первый случай про Имми. Ты куришь трубку?
  -Мэтр, а что это означает?
  -У вас такого нет? Вы счастливцы. Это такое растение-табак, сушеные листья которого сжигают в трубках и вдыхают его дым. От него на душе легче, меньше хочется есть, но со временем ты понимаешь, что живешь от трубки до трубки.
  Вот оторваться от этого очень сложно. Так что лучше не начинай. Кстати, когда начинаешь курить, то может даже стошнить от вдыхания дыма, но это проходит и ты ощущаешь, что уже взрослый и куришь как они. Да, да, Эдд, начинают курить чаще подростки, и курят всю жизнь. Женщины у нас редко курят, но бывает, что нюхают табак. Только его не сжигают, а смешивают с травами и вставляют в ноздрю. После чего так мощно чихают, как верблюды из пустынь Гиллеи. Но это больше касается женщин в возрасте.
  Мэтр полез в карман и продемонстрировал вынутую оттуда глиняную трубку.
  -Вот сюда засыпают резаный табак, приминают пальцем или чем-то вроде ложечки, затем поджигают (мэтр продемонстрировал устройство, уже знакомое Эдду). Вот этот конец держат во рту и вдыхают дым. Вдохнул, подождал и снова.
  Табак хранится в кисете (Оже показал мешочек для него). Любители могут делать смесь табака и разных ароматических трав, резаных фруктов, даже приправ. Как говорят, могут и растения, от которых приходят видения о том, чего нет вокруг.
  Конечно, если ты станешь курить, никто тебе не помешает, твоих родителей тут нет, да и будь они живы, ты явно достиг совершенных лет и вправе их не слушать.
  Кстати, я испытываю желание выкурить трубочку. Ты можешь пойти со мной в дворовой фонарь и побеседовать дальше, а можешь остаться тут.
  -Мэтр, я лучше пойду с вами. Может, от вашей трубки запах приятнее, чем от шкафов.
  Оже хмыкнул, и они пошли в выходящий во двор небольшой эркер. В правом из двух Оже курил, и вообще размышлял о смысле жизни, а в левом дышали воздухом женщины семьи. В правом они бывали только для уборки. Запах табака Эду не понравился, но терпеть можно было. Мэтр показывал, как трубка набивается, как разжигается, как потом выколачивается. Пояснил он это тем, чтобы Эдд потом глядел на курение как на обычное дело и не показывал удивление деталями. Трубки курили многие люди, от половины до двух третей жителей, но это было принято для достигших 20 летнего возраста. Конечно, те, кто помоложе, тоже пытались подражать взрослым, но их за это гоняли. Из нелюдей трубки активно курили гномы, за прочими такого не водилось. Поскольку Эдд про гномов только слышал, что когда-то такие были, мэтр немного рассказал про них.
  Дальше была очередь Эдда рассказать про битвы, в которых он участвовал. Так прошло время до ужина. Его накрыли в столовой на втором этаже. Эдда туда снова провели по коридору, показавшемуся бесконечным.
   За столом устроились мэтр, Эдд и давешняя рыженькая девушка, только уже без фартучка, а блюда подавала служанка возрастом сильно за сорок. Девушка оказалась средней дочкой хозяина по имени Анни, старшая его дочь с семьей жила в городке Менне. Сейчас у нее гостила жена мэтра мадам Мона и младшая дочка по имени Женни. Эдд кое-что заподозрил, но не подал виду. Судя по выражению лица, кое-что заподозрил и мэтр, хотя, возможно, его кое-что отличалось от Эддова. Ужинали здесь легко: творог с молоком и медом, а также снова простокваша для запивания. Эдд попытался вспомнить, остались ли у него припасы, чтобы в случае чего позднее пожевать. вдруг он долго не заснет. а желудок своего потребует. У себя дома Эдд ужинал плотнее, но из-за долгого скелетного существования не мог сказать, как дальше у него будет с аппетитом. Перед едой здесь было принято молится молча, что Эдда обрадовало, вдруг здесь молитвы не такие.
  После ужина мэтр объявил, что он пойдет в храм Сорбэ останется там на ночь, чтобы пообщаться с владыкой магии. А служанке дал приказание вместе с Эддом и слугой Хенном принести из подвала кровать в ту самую комнату, а также набить тюфяк соломою
  Поход в храм Эдда заинтересовал, тем более что Оже как бы там уже был, но 'уроженец долины Имми' решил пока не форсировать события, а спросить позже. Что-то подсказывало, что речь пойдет именно о нем
   Да, перед уходом мэтр спросил Эдда, чем его кормила Анни.
  Эдд, ничего не заподозрив, ответил, что ячменной кашей с луком, грибами и морковкой. Шкварки тоже присутствовали.
  -А яйцо там было, белок или желток?
  -Мэтр, клянусь Восемью богами, я этого не ощутил. Может, и немного положили. Но целиком 'глазка' не было. Еще хлеб и простокваша!
  Мэтр Оже явно порывался что-то сказать, и явно ругательное, но сдержался. Вместо этого он повторил приказание про приготовление кровати и прочего. По дороге Эдд захотел спросить служанку, отчего это хозяин спрашивал насчет еды. Та сказала, что не знает. мэтр иногда витает в облаках (она так и сказала) и тогда его не поймешь. Эдд в этом ничего особого не видел, обычно запоздавшего к обеду гостя кормили тем, что оставалось от обеда, при нужде добавив чего-то. Раз девушка долго готовила кашу, значит, на кухне готового ничего не осталось, и она варила новую порцию.
  Вроде как все обычно, но что-то в этом привлекало внимание.
   Хенн оказался неразговорчивым здоровяком лет тридцати, приходившимся служанке Матти сыном. Он выслушал указания матери, ничего не ответив и пошел за кроватью, а Эдд получил чехол для матраса и начал его набивать его соломой, а потом и наволочку. Это было знакомо, очень давно в оруженосцах, матрасы приходилось набивать и соломой, и сухими водорослями. В его мире чехол матрас застегивался петлями на два клеванта, а здесь на три роговых пуговицы. А на подушке имелся клапан-отвернешь и он закроет окошко для набивания.
  Между делами уже и стемнело.
   Служанка оставила Эдду свечку в медном подсвечнике и ночной горшок, предупредив, что утром его придется вылить лично.
  Эдд зажег свечку, вспомнил, что надо глянуть, есть ли что пожевать на случай ночного голода. Оказалось, в запасах аж пяток сухарей и кусок сушеного мяса, что вполне хватит даже не на один ужин. Еще оставалось крупы на пару варок каши, но тут не на чем варить, тогда пусть полежит. Воды во фляге уже немного, значит, завтра надо пополнить.
  Эдд осмотрел оружие, пристроил меч на костыль в стене, а нож в ножнах под подушку. Можно раздеваться и спать. Ночной рубашки у него нет, покрывало оставлено. Оставалось надеяться, что ночью холод не замучит.
  Пора. Свечка задута.
  Заснуть захотелось сразу, и это хорошо, потому как нужно отвыкать от даров, полученных для расследования и мщения. Хорошо не спать, не есть, не пить, но к этому прилагаются обременения в виде страшного вида, пугающего не только паршивцев вроде Малькольма Третьего, но ни в чем не виноватых. И Эдд задремал. Назвать это сном было нельзя, потому, что то и дело вскидывался от непонятных шорохов и звуков. Когда они с братом в детстве жаловались деду на похожее, тот говорил, что не надо этого бояться, это не злые духи скрипят и шуршат, это скрипит деревянная мебель, как скрипела она в его детстве, в детстве их отца, и сейчас у них скрипит И все живы и не заколдованы, ну разве что проснулись лишний раз. Они деду верили, но в какую-то ночь скрип мебели все же снова пугал. Но дед еще добавлял: если что-то тебя разбудило-не переворачивайся на другой бок, а убедись, что ничего страшного нет и спи дальше. Чтобы не заснуть, когда за тобой пришли враги. Умный человек был дед, ему бы книгу написать -'Книга будущих лордов'. Открываешь и находишь-'что делать, когда ...' и выполняешь написанное, и не пожалеешь.
  Он советовал держать под подушкой кинжал всегда, а если не под подушкой, то так, чтобы долго не тянуться. Когда внуки были еще маленькие, клинок был деревянным, но проснувшийся от кошмарного сна или звуков Эдд брался за его рукоятку и ощущал себя способным противостоять тому, кто желает напасть. Никто не нападал, и он спокойно засыпал с рукой под подушкой. Потом, когда Эдд подрос, под подушку отправлялся уже настоящий кинжал. Им защищаться не пришлось, но...
  Вот и сейчас на шорох он отреагировал не только просыпанием, но и захватом рукоятки ножа, но быстро понял, что оружие не понадобится. К нему прикоснулись две теплые руки, а не холодное железо, и его окутал запах какой-то ароматической травы.
  -Кто это?
  Ответом ему был палец, положенный на губы, и придвижение женского тела к нему.
  Но ничего не случилось. Громко зазвучал надтреснутый голос служанки Матти:
  -Юная девица, тебе пора возвращаться в свою комнату и готовиться к разговору с родителями, а вам, юный ученик хозяина дома, надлежит завершить то, что сделали и не продолжать.
  Таки это была Анни! По полу прошлепали ее босые ноги, запах трав потерял остроту, слегка хлопнула закрываемая дверь. Ну и денек выдался!
  И завтра будет не из легких, ибо придется объясняться с батюшкой Анни, что да как и насколько много. Интересно. как отреагировал бы Оже на такое, если бы все произошло с его учеником и дочкой? И ученик не такой. как он, а обычный? Эдд не знал об обычаях в среде магов, поэтому по аналогии допустил, что если отец и мать девушки мысленно были готовы выдать дочку за ученика, но не сейчас, а позже, то девушке досталось бы по тому месту, чем она думала, а юноше по шее, а дальше планы свадьбы были бы изменены в сторону ее приближения. Особенно, если девица ощутила вскоре себя по утрам немного не по себе. Если же в планы такое не входило, то пинок под зад ожидал молодого человека. Эдд слышал, что в южных провинциях его королевства родители могли подать в суд на соблазнителя, но редко кто этим пользовался-худая слава никому не нужна. Для слишком ретивых девушек находят мужа, который рад и этому. а что потом творится в новой семье-это остается за занавесями в их окнах. В данном случае, поскольку ничего не было, то дочке могут дать пониже спины, после чего загрузить работой, чтобы ненужные мысли ее не терзали, а Эдд как бы ни сном, ни духом, и даже только проснулся.
  На сем его настигло желание смежить ресницы, что они и выполнил, и посмотрел сон, как еще в детстве ест ягоды прямо с куста. И даже не пачкается их соком!
  
   ____________________
  День в доме мэтра Оже начинался с гонга, в него били трижды с небольшим интервалом, и это означало, что пора вставать. Конечно, Матти уже к тому времени растапливала кухонную плиту и готовила, а зимой ее сын начинал топить печки, отчего те, кто хотел поспать дальше обязательно просыпались: когда на пол комнаты уронят охапку дров, ибо это сну не помогает, даже если Хенн ронял дрова в соседней комнате Чуть легче было в хозяйской спальне, там печка топилась из коридора, отчего лязг дверцы и падение дров на пол немножко маскировались. Впрочем, сейчас еще печки не топили-весна только начала заканчиваться, а лето только собралось начаться, и то собиралось очень неспешно.
  А тут вернулся из храма хозяин дома, Эдд к этому моменту успел одеться и умыться. Матти же пошла встречать мэтра на первый этаж и рассказать про ночные ужасы дома, отчего еда немного подгорела, потому как она от волнения о ней забыла. Но есть можно было, ибо если не превратилась в сплошные уголья, то, значит, пригодна.
  Хозяин, несмотря на информацию от Матти, с Эддом поздоровался без раздражения и сказал, что после завтрака они поговорят об обучении. А пока он, Оже, кое-куда спешит.
  С туалетами в столичном городе положение было такое: если жителя или гостя заставала неотложная надобность на улице, то выбор был невелик: или он забегал к знакомым либо родственникам, или находил укромный уголок. Поскольку укромность все понимали по-разному, то иногда это случалось прямо под дверью дома или на его крыльце. Жители дома, где это случалось, могли отомстить выливанием ночного горшка из окна на нарушителя благолепия, если, конечно, успевали увидеть осквернителя. Могли и выйти, и преподать урок хороших манер по тем местам, до которых дотянулись. Мэтр Оже, как почтенный житель города, не мог поступать, как разные засранцы, и героически дотерпел до дома.
  Магистрат уже десять лет обсуждал возможность построить общественный туалет на рыночной площади, но все что-то мешало- то перенос части палаток, арендуемых купцами, то проклятые финансовые вопросы то еще что. Впрочем, его начали строить через двенадцать лет и строили аж два года. Поскольку внешне туалет отдаленно напоминал крепостную башенку, длительность его постройки по сравнению с крепостными башнями породила много ехидных высказываний в стихах и прозе в адрес отцов города.
  Анни к завтраку не вышла, видимо, ела в комнате. Оже и Эдд после еды отправились в фонарик, где можно было и подымить, и поговорить.
  -Ты, как будущий маг, должен знать, что Владыка магии Сорбэ и иные боги могут и прямо говорить с магом. Обычно это происходит во сне, иногда могут и использовать сельского жителя, простого и слабого умом, как передающее звено. Все это делается для того, чтобы великая божественная сила не нанесла повреждений никому. Простые разумом жители работают как переговорная труба на судах, через них можно задать вопрос и через них же получить ответ. Иногда они только пересказывают инструкции бессмертных. Если когда-нибудь Сорбэ обратится прямо к тебе, ты поймешь, что для разговора с тобой он утишит голос до минимально возможного, и то это будет на грани того, что выдерживают твои уши, и ты познаешь, насколько велика божественная мощь, когда ощутишь ее слабый отголосок. приложенный к тебе. Тебе приходилось встречать очень сильных людей, которые только слегка хлопнут другого по плечу без всяких плохих намерений, но он аж с трудом удерживается от 'легкого' хлопка на ногах? Вот это аналогия встречи с мощью бессмертных.
  Когда же маг желает услышать ответ Сорбэ на то, что его беспокоит, то принято провести ночь в храме и услышать ответ
  во сне.
  Иногда приходится приходить туда несколько раз, пока не придет ответ. Неявляющиеся магами тоже могут провести ночь в храме и ждать ответа на волнующее их, это жрецами дозволяется.
  Вот и сейчас я услышал во сне многое.
  Что касается тебя: Владыка Магии сообщил, что ничего страшного в том, что ты старше обычного для учеников возраста, нет. Самое главное, чтобы ты хорошо усвоил темейский язык, остальное же пойдет как и с более молодыми учениками, Ты учиться будешь быстрее, в том числе и потому, что меньше будешь отвлекаться на детские проделки и понимание многих вещей у тебя будет лучше, ибо ты знаком с их аналогиями в твоем мире.
  Мэтр прервал речь и затянулся дымом табака.
  -Мэтр, а что это за темейский язык?
  -Им не пользуются жители в каком-то месте королевства или за его пределами. Это древний язык, на котором произносятся заклинания магами. Я еще буду рассказывать о том, где у мага создается Сила, которой он преобразует мир вокруг себя. Прими для простоты пока, что Сила приходит в тебя по поведению бессмертных, накапливается у тебя в сердце и при необходимости выходит из твоего сердца и, скажем, поджигает нарубленные дрова костра. Ты управляешь ею с помощью заклинаний. Тебе приучают делать это в определенном порядке. Представь, что ты читаешь молитву Свету:
  'Свет моего дня, освещай мне дорогу весь день и вернись завтра утром, покинув меня ненадолго'. И вот на каждое слово молитвы твой организм мага делает что-то, чтобы к моменту произнесения слово 'ненадолго' поток Силы вышел из тебя и поджег дрова. На слова 'свет моего дня' ты готовишь свое сердце, на 'завтра утром' ты нацеливаешь Силу, а потом выпускаешь. При этом ты не думаешь о деталях, что делается с тобой, когда ты произносишь нужные слова. Ты ведь был воином? Вот и представь, что тебя обучили, скажем, начинать схватку на мечах подобным образом: 'свет' и твоя рука ложится на рукоятку. 'Моего'- пробует выдвинуть лезвие из ножен и так далее, чтобы 'Ненадолго' проговаривалось, когда твой меч рубит врага по левой ключице. Когда ты выполняешь приемы зашиты или нападения, ты ведь не думаешь, что сначала я сделаю то-то, потом рубану? Все это ты делаешь, не вспоминая, что нужно делать, а просто делаешь.
  -Мэтр, а если заклинание на этом языке произнесет не маг? Что тогда будет?
  -В большинстве случаев ничего. Просто некто произнес тарабарщину, не понимая, что именно сказал. Дети такие слова говорят десятки раз на дню. Один раз на несколько сот случаев может произойти совпадение, когда сквозь немага проходит поток Силы, направленный не им, и эти слова исказят его прохождение. Если немаг произнесет без ошибок какую-то формулу заклинания, скажем, которой маг может прирастить коровий хвост кому-то, то хвост не прирастет, ведь немаг не управляет, он лишь искажает движение Силы. Поэтому у жертвы может обжечь то место, где обычно растет хвост. Тебе знакомо явление, когда стрела на охоте отклоняется веткой и потому она попадает в дичь вскользь или вообще боком?
  -Да, знакомо.
  -Вот так и произойдет. Только представь, что наконечник смазан ядом, поэтому даже неопасная царапина тоже может оказаться смертельной.
  -Понятно. Мэтр, я хотел вам сказать насчет событий минувшей ночи, что...
  -Остановись, Эдд. Слова не нужны. Владыка магии сообщил мне, что произошло, и что никто не виноват. Ты-потому что ничего не сделал. Анни- потому что другая бессмертная внушила ей мысль, что именно ты-ее судьба. А еще одна бессмертная- не дала заснуть Матти и заставила ее бдить и перехватить Анни до того, как что-то случится.
  Время придет, и все станет понятно, куда ведут ваши дороги-в одно и тоже место, или в разные. Поэтому обсуждение этого события мы закончим. Но скажи, когда ты жил в свое мире, был ли ты тогда женат и были ли у тебя дети?
  -Да, я был женат и имел двух сыновой. Старший унаследовал мой титул, а младшему тогда исполнилось тринадцать лет. Супруга моя склоняла старшего сына жениться и даже нашла ему невесту, но он не очень рвался в храм, а, поскольку он являлся лордом, то никто не мог приказать ему жениться, даже мама. Чем успешно пользовался, поскольку именно тогда жениться не хотел. Мне об этом рассказывали другие люди, поэтому я не знаю, почему: ему не нравится брак как таковой, ему не нравится избранница матери или тут что-то еще. У нас принято, чтобы о браках договаривались родители, поэтому далеко не всегда жених и невеста знакомы друг с другом вообще. Хотя браки межу соседями бывают, поэтому тогда, если родители не против, то все случается как бы само собой-молодые люди были знакомы, встречались не по личному желанию. Потом у них вспыхнула любовь, и они обратились с просьбой о благословении. Родные про себя сказали: 'Наконец-то!' и, для виду поколебавшись, его дали. Хотя дети не знают, что еще год назад, когда они потянулись друг к другу, мамы уже встретились и договорились, что когда дети решатся, то не встретят отказа.
  Некогда я был влюблен в одну девушку, и хотел жениться на ней, она меня тоже любила. Но ее отец счел меня недостаточно хорошим для дочки и выдал ее замуж за того, кто был лучше меня. Она умерла родами. Скажу честно, поскольку мы воевали на разных сторонах, мне хотелось встретить этого мужа в бою и избавить ее от уз брака. Жениться на вдовах принято обычно для вдовцов,
  а не для молодых людей, но я был готов плюнуть на мнение болтливых благородных дам, а болтливым благородным господам укоротить язык на поединке. Но не случилось. Потом я был обручен с другой девушкой, но еще до свадьбы ее лошадь испугалась бросившейся под ноги собаки и сбросила ее. Хорошо, что она не мучилась. К тому времен умер мой старший брат, не оставив потомства, и надо было заняться продлением нашего рода. Оттого я сказал родным, что надеюсь, что они подберут достойную девушку. Но просил их, чтобы они не выбирали очень болтливую. Они честно выбрали наименее говорливую, но супруга моя в этом смысле испортилась и стала болтать больше, чем на заре брака.
  Извините, я немножко заболтался.
  -Ничего. Сейчас мы пройдем в мой кабинет для размышлений и займемся началом обучения. Занятия будут проходить до обеда и после него. Поскольку тебе придется учиться здешним языкам и письменности, то занятия письменностью обычно будут утром, когда свет лучше, а другие-и после обеда. В седьмой день недели-занятия проводить не принято, но ты можешь прочесть несколько страниц книги по магии и задать вопросы в учебный день.
  Разумеется, я могу отсутствовать по делам, тогда тебе будет дано домашнее задание, которое ты должен будешь выучить сам.
  Когда ты кое-чему научишься, то сможешь помогать мне принимать людей, что просят о магической помощи. Но, пока ты не готов безопасно проводить магические действия, без меня лучше этим не заниматься. Почему? Чтобы избежать неконтролируемого воздействия Силой. Вот ты сжег эту змею в лесу и более никто не пострадал от огня. Даже если бы погорели белки и кролики, а также сгорело пара кустов, то никто бы тебе не выдвинул претензий, раз это было в заповедном лесу. Сгоревшие деревья в частновладельческом лесу или саду- тут возможен судебный процесс, который может вывернуться и благоприятно для тебя, и не очень. Ты ведь знаешь, что гибель двух зайцев способна привести владельца леса в бешенство, а укус тебя змеей ему безразличен? Вот-вот.
  Но если бы ты сжег эту змею, которая угрожала члену королевской семьи и при этом кому-то обжег пятку, то тебя бы ждала награда, а никто не подал бы в суд за причинение вреда. Ну разве что девушка с обожженной пяткой решила, что ты от нее ничего не добьешься по женской части, хе-хе. Пойдем!
  -Но, мэтр, тут есть еще другой вопрос. Обучение магическим искусствам стоит каких-то денег. А у меня в этом мире их не так чтобы и много...
  -Пусть это тебя не беспокоит. Ты будешь жить у меня в доме и учиться у меня магии и это все. Даже если не захочешь жениться на Анни, хе-хе.
  Пойдем, а то мне снова захочется выкурить трубочку, еще не сделав дел!
  
   ______________
  Вдохнув табачный дым, и выпустив кольцо его, Оже поинтересовался тем, что Эдд видел в царстве мертвых
  -Учитель, мне запрещено говорить о подробностях, да и даже о том, что я побывал там, упоминать без большой нужды не нужно. Ноя почему-то думаю. что скрывать от вас этого нельзя.
  -Ты прав, Эдд. Между учеником и учителем устанавливается особые отношения. Например, в смысле применения магии: учитель получает возможность прервать магическое воздействие ученика, чтобы из этого ничего плохого не вышло. Когда же обучение закончится, управляющее заклинание снимается. В особые отношения входит еще правило честности: ученик должен без утайки рассказывать, что он думает о любых вещах и что именно сделал. Ограничение тут только на семейные тайны и любовные отношения. Там тоже можно сказать: 'Аран', хе-хе.
  Тут надо сказать, что юные маги, придумав новое заклинание по ловле белок, не залезая на дерево, могут сначала его использовать самостоятельно, без одобрения учителем, а уже потом сказать ему. Это нарушение, и оно подлежит наказанию. Потому что юный маг не всегда способен оценить правильность своего заклинания и безопасность его использования, отчего может быть вред для него и для других.
  Но опять же честно скажу. что редкий ученик так не делает. Это, видимо, проявление юного возраста, делать все по-своему, даже зная, что это неправильно. Нужно перерасти юношеский период самонадеянности.
  Да, ты говорил, что та война, расследовать причину начала которой тебя послали бессмертные, называлась 'Война Конца Света'?
  -Да, учитель, так ее многие называли, правда, не при королевском дворе. Ибо правившая в последние годы моей жизни династия получила трон именно в результате этой войны, что намекает на то, что ее приход тоже можно назвать Концом Света.
  -Да, об этом стоит подумать. Но ты говорил, что в ее начале виноваты существа Дал Игн.
  У нас их называют вельбужды, правда, уже много лет их никто не видел.
  Но ученики мага до сих пор обучаются тому, что делать, если увидишь его в половинном или полном виде. Кто ведает, когда снова откроются ворота в их мир. У нас тоже была война Конца Света, правда, это название можно невозбранно употреблять везде. Было это почти тридцать лет назад. Тогда случилось подряд три или четыре тяжелых года. Неурожаи, голод, потом снова неурожай, затем хорошая весна и все уже понадеялись, что в этот год будет богатый урожай, но вот летом совершенно не шли дожди. Потом эпидемия кишечной хвори, потом другая эпидемия.... Народ измучился, и вот средь крестьян Ланнерской округи появился проповедник, который заявил, что это испытание перед последней войной, когда весь мир падет в лапы темным силам, кроме тех, кто пойдет за ним на сам хребет и будет оборонять его от полчищ Тьмы. При этом под полчищами Тьмы подразумевались не демоны и прочие темные потусторонние силы, а, скажем, сборщики налогов и сельская стража. А проповедник рассказывал дальше, что под влиянием темных сил сошли с ума все представители власти, оттого они будут сейчас всех особо жестоко тиранить, и тот, кто не пойдет на хребет, станет последним рабом Темноты и умрет после долгих мук. Но даже в посмертии он будет жалким обитателем самых нижних слоев подземного мира, прощение светлых богов его не коснется, и вечны будут издевательства демонов над ним. Окрестные крестьяне прониклись его идеями, бросили все и отправились на хребет. Попытка ополчения местных танов задержать их исход не удалась. Крестьяне прямо лезли на оружие, презирая смерть, и буквально затоптали ополчение в землю. Должно быть, проповедник обещал, что смерть в бою за это их спасет от порабощения темными силами. Они пошли на хребет, чтобы ждать последней битвы и торжества света, как они его понимали. Но в том году в горах рано выпал снег и ударили морозы. Вся масса крестьян с трудом ползла по заваленным снегом дорогам к перевалу Небесный Колокол. Идущие десятками умирали от холода, голода, ведь они, возбужденные проповедью, почти ничего с собой не взяли. Они падали с обрывов, болели, но упорно двигались вперед. До перевала дошли буквально единицы, все остальные устлали собой дороги и ущелья. Что там было дальше- остались только легенды, которые говорят разное. Что наставник обернулся демоном, который жестоко посмеялся над обманутым им народом, и не выдержав этого смеха, уцелевшие спрыгнули в пропасть. Еще говорят, что они перешли хребет и спаслись на той его стороне хребта. Есть и такая легенда, что они превратились в птиц и улетели, куда захотели. Я же думаю, что они так и остались там на вершинах гор, ибо умерли от голода и холода.
  С тех пор те места редко кто посещает, а если уж идет, то обычно не сходит с дороги. Больно страшные умертвия и духи ходят вокруг, родившись из исполненных ненависти погибших.
  -Учитель, вы говорили о том, как в молодости участвовали в военном походе и выбрались из очень тяжелого положения- это именно про те события?
  -Да, Эдд. Я не мог им сдаться, потому что увидел, что они делают с пленными. Их, как слуг демонов, в живых не оставляли, и смерть их была...Скажем так, нехорошей и не быстрой.
  Ладно, оставим это своей памяти. Кроме обучения магии, ты должен изучить языки королевства, основы счета и письма, географию королевства и его устройство, то есть как устроена власть в каждой провинции и городе. Кроме того, как маг ты должен представлять, какие законы королевства регулируют деятельность магов. И. конечно, взаимоотношения внутри магической корпорации.
  Маг снова полез за табаком в кисет. Эдд подумал, что его учителю, наверное, удобнее, рассказывать здесь, чем в комнате с тяжелым запахом.
  Оже перезарядил трубку и вдохнул дым.
  -Начнем с внутримагических отношений. Наше сообщество не цех мастеров, оттого многие законы и правила не писаны и изменчивы. Это происходит как от предмета нашей деятельности, так и от того. что маги не хотят уподобляться производителям посуды или сапог, высоко ценя свою особенность. И даже слишком высоко. Есть, конечно, два Кодекса, и ты их изучишь, а я скажу, как зачастую толкуются статьи их. Увидишь, что иногда совсем наоборот тому, что там написано.
  Раз мы не цех, то руководства ц магической корпорации нет. Есть два жреца храма Сорбэ, которые вступают третейскими судьями в внутримагических конфликтах. Можно обращаться и в суды, коронный либо местный, но не принято и даже порицается, когда из-за внутримагических вопросов идут в суд.
   В случае необходимости что-то срочно решить собирается собрание наличных магов в городе, куда приглашаются полноправные маги и старшие ученики, которые могут руководить другими учениками. Кроме того, раз в год или два в столице собирается Конклав, где могут присутствовать только полноправные маги всего королевства. Ученики могут участвовать лишь по специальному приглашению. Встречаются такие молодые, но ранние, которые и в учениках отличаются открытиями или заслугами.
  Что делать, если маг Иррин решил, что маг Ринни к-то его обидел или посмеялся недостойным образом над его достижениями, а в личной беседе или за бутылкой вина они не договорились, кто более прав? Он обращается к жрецам храма, а те общаются с самим Владыкой Магии, а тот выносит решение. Мне припоминается, что раза два он сообщал магам, что не желает ничего слышать о подобной чепухе. Тогда маги должны перестать публично выяснять отношения. Один или оба из них могут затаить обиду, но мстить могут только неявно, проголосовав против присвоения звания полноправного мага ученику соперника или не выдав племянницу замуж за племянника своего обидчика.
  Иногда Сорбэ не против магической дуэли. Особенно это касается споров о том, кто первый из них что-то придумал. Ты не представляешь, как трепетно относятся маги к этому? Упаси тебя бессмертные от участия в спорах на эту тему! Ты сразу ощутишь, что стоишь на краю бездны отчаяния и край ее уже осыпается под твоими ногами!
  -Мне подобное знакомо, когда обсуждали насколько благороден кто-то и как на его нынешний статус повлияло то, что его дед ради большого приданого женился на купчихе. Как тяжело при этом делать непроницаемое лицо и говорить что-то как бы глубокомысленное. Но, учитель. вы начали говорить о магических дуэлях?
  -Чем они хороши, что редко заканчиваются смертями. Маги рождаются на свет прихотливо, то много, то мало и не всегда получают это звание. Если они проводят поединок, используя свое искусство, то должны пользоваться оба только одной Стихией. Если они это не могут, то дуэль производится на холодном оружии. Когда обиженный маг спрашивает жрецов мнение Сорбэ, он обычно это учитывает и получает ответ, что ему придется сражаться на оружии, а вот до смерти или до первой крови-он должен решить сам. Но и иногда Владыка магии настаивает на дуэли до первой крови. ___________________
  Да, если поединок происходит между алхимиками, там правила немного иные. Там все происходит не на заклинаниях, а на магических веществах, и тоже можно варьировать вредом для противника. Оба приходят на место с субстанцией, то есть ядом, и противоядием. Субстанции должно быть ровно столько, сколько нужно на одного человека, чтобы никто другой не пострадал. Поединщики вручают противнику пузырек с своей субстанцией, принимают противоядие, а потом пьют 'оружие врага'. Тут нередки сразу два покойника. Маги-алхимики по-другому не могут. Но ты еще увидишь их и поймешь, отчего так.
   Поединки проходят в храмовом дворике, отчего борющиеся используют простые заклинания, которыми они выталкивают противника за его пределы. Ну, чтобы огненный дождь или молнии не пугали проходящих мимо людей. При дуэли на мечах-все, конечно, проще.
  Маг с грустью поглядел на потухшую трубку, но набивать ее не стал.
  -Что еще ты должен знать: правом осуществления магического поединка обладают только полноправные маги. Использование магии против людей не для самозащиты или спасения других запрещено законом и нашими обычаями. Потому на магическом поединке противники-маги друг друга не убивают, а выталкивают из дворика храма. Конечно, не все носящие мантию законопослушны и человеколюбивы, но стремиться к этому надо.
   Если ученики магов задумали дуэль на мечах или кончарах из-за девушки, это уже не магическая дуэль, а обычный поединок двух подданных короля. Если один из них из семьи танов, а другой не сильно родовит, скажем так, то первый имеет право отказаться от поединка. Таковы права благородного сословия. Если оба согласны, то они должны пригласить коронного чиновника и встретиться в его присутствии. Если они собрались драться до смерти кого-то, то приглашение мага или лекаря не обязательно
  Если до первой крови-то пусть приглашают. Еще дуэлянт должен урегулировать все свои дела, решив, кто будет его наследником и освободив обрученную с ним девушку от клятв ему в случае его гибели. Ну, и заплатить коронную пошлину. В части провинций есть и отличия в законах, но это мы еще будем обговаривать. У короля есть право вмешаться и запретить поединок, но пользуется он им редко, в основном, когда один из участников последний, кто может продолжить свой род. Но это запрещение действует, пока монарх жив
  -Учитель, а много ли магов в стране?
  -Пятьдесят-шестьдесят, я думаю. На последнем Конклаве было тридцать два. Но есть уже не практикующие, из-за весьма почтенного возраста. В столице живет тринадцать из них и два жреца, они некогда были магами. В Железнореченске, кажется, трое. В приморских провинциях три или четыре. Есть провинции, где есть когда один, когда вообще никого. Особенно редки некроманты. Им зачастую даже трудно найти, где и у кого учиться своей магии, приходится ездить за границу. Сейчас в стране есть три некроманта, из них один отошел от дел. Даже уговорить его просто глянуть на будущего мага для поиска способностей к некромантии бывает сложно, а учеников он давно не берет.
  -Учитель, а какие обязанности и налоги должен платить и выполнять маг?
  - Я уже немного про это говорил, но вижу, что надо добавить. Полноправный маг не платит в королевскую казну налоги. Он исполняет некоторые порученные ему дела, по жребию участвует в походах королевской армии в мирное время, о чем я рассказывал на своем примере. Когда объявлена война другим владыкам -может и вне очереди, но тут учитывается его Стихия. Некроманты, медиумы и алхимики по роду своей магической активности не используются. Разве что, когда помимо прорицательского Дара, у них есть и способность к Стихиям, это иногда случается. Еще маг может быть призван во дворец для оказания магической помощи королевскому семейству. Обычно этим занимается придворный маг, но случаются очень сложные казусы, когда нужно участие нескольких магов, или когда придворный маг умер, а новый еще не найден.
  Маг платит только налоги городу или провинции за владение: дом, ферму лавку и тому подобное. За магическую деятельность -нет. Но, если маг захочет варить варенье и торговать им либо что-то другим, то за это налоги существуют. И еще надо разобраться, есть ли в городе цех, который занимается тем же самым, чтобы не было конфликтов.
  Но надо сказать, что если маг участвует в борьбе с эпидемиями, то ему часто предоставляют скидку в налоге на дом или двор. Я живу в городе и участвую в борьбе с эпидемиями, когда они случаются. И за то плачу только половину налогов на дом и сад.
  Периодически город или провинция, в которой магов нет, предоставляет разные льготы тому магу, кто захочет туда переехать. Мой отец, когда переехал сюда после знаменитого Красного Мора, получил от города этот дом практически за символическую сумму. Правда, дом ранее принадлежал купцу, умершему от Красного Мора, поэтому нужна была некоторая смелость, чтобы жить в этом доме и не бояться заболеть.
  При плавании на судах, если маг предлагает помощь шкиперу, ему тоже могут сильно сбросить цену проезда. Скажем, при нападении пиратов сильный маг способен лишить нападавших парусов, и они не догонят. Маг послабее может дождаться попытки абордажа и сильно проредить пиратские ряды. Силу мага я в данном случае определяю как возможность нанести удар на большом расстоянии или только на малом.
  -А что это за Красный Мор, учитель?
  -Было такое тогда поветрие. Очень тяжелая болезнь, половина заболевших умирала. Первых два-три дня-все текло как обычная простуда зимы и осени. Но потом начинались кровотечения-из десен, носа, из практически всех естественных отверстий, рвота кровью. И нарастала лихорадка. Кроме красноты вытекающей крови, еще на теле проявлялась красная сыпь необычной формы. Если человек не умирал до срока в шесть дней, то жар потихоньку спадал, кровотечения прекращались, и он выздоравливал. Но часто оставалось стойкое ухудшение зрения. В городе умерло почти тысяча человек, многие бежали из него в провинции, но смерть настигала их и там. Такой болезни не было раньше и нет уже много лет с тех пор. Выжившие после эпидемии маги искали причину Мора, и кое-что говорило о том, что это результат магических действий. Но исследователи не могли однозначно связать все воедино, что было результатом магических действий, а что нет. Следующий Конклав тоже не пришел к единому мнению, что и отчего. На случай повторения Мора всем магам раздали список заклинаний, помогавших облегчать состояние больных. Предупреждая твой вопрос, Эдд, о моем мнении, скажу вот что: когда природа Мора однозначно магическая, то мы можем это доказать и, работая против задействованной врагом рода человеческого Стихии, можно добиваться прекращения болезни. Тут, конечно, многое зависит от силы мага, но, скажем, тогда у мага небольшой силы выздоравливает отец, а спасти детей не удается. У мага посильнее могут выжить половина больных в семье. Тогдашние маги же писали, что могли помочь немного уменьшить жар и кровоточивость, пользуясь заклинаниями общего воздействия. Чтобы тебе было понятнее, поясню так: к примеру, ты знаешь, что у твоего противника в доспехах есть уязвимое место, и ты ждешь, когда будет возможность ударить туда. Это будет аналогом заклинаний прямого действия, когда мы точно знаем причину болезни и подрубаем корни ее. Если мы не знаем, есть ли уязвимое место у противника. мы бьем. куда получается, рассчитывая на то, что какой-то удар окажется роковым. Или, если доспех очень крепок, то скажутся многочисленные контузящие удары и боль от них.
  
  
   _____________________
  Ладно, пора заняться языками. В Королевстве есть четыре основных языка страны. Для коронного чиновника необходимо знание всех четырех. Но для тебя будет минимально достаточным хорошее знание одного, которым ты пользуется постоянно, а остальные -только в той мере. чтобы понять, что хочет тебе сообщить пациент о своих болезнях и сложностях и сколько он должен заплатить тебе за помощь. Есть еще диалекты разных провинций, обычно они похожи на один из четырех основных. Нелюдские расы вроде гномов и гоблинов имеют собственные языки, но обычно они в той или иной мере владеют одним из четырех основных, а то и не одним. Гномы, кстати. не очень приветствуют то, чтобы кто-то учился их языку, поэтому, если ты спросишь их, как на их языке называется что-то, то не жди ответа больше чем про одно-два слова. На просьбу же пояснить, что означает надпись гномскими знаками, ты либо получишь отказ, либо неполный или неправильный ответ. Вариант они выберут в зависимости от отношения к тебе, но он всегда основан на том, что люди не должны знать письменность гномов. Но должен сказать, что если они узнают, что ты знаешь их язык или умеешь читать по- ихнему, то они особенно не будут страдать-самое главное, чтобы ты узнал это не от них, а от других -можно.
  -Как-то это не очень понятно.
  - В их общинах жесткая иерархия и слово старейшин -закон.
  Поэтому, если некий гном сообщил тебе то, что ты знать не должен, то старейшины обрушат свой гнев на того гнома, кто виноват. Возможно изгнание из общины, и тогда мир гнома рушится. В то же время, если в твоем знании никто из гномов не виноват, то никто наказан не будет. Боги так захотели, чтобы ты это знал, раз нет виноватого в неразрешенном разглашении, хе-хе.
  С гоблинами я бы тебе не советовал вообще не иметь никаких дел, разве что купить у них нечто на рынке. Желательно при трех свидетелях. Нет, они вполне честны, но легко случаются ссоры и драки. Вот тут и пригодятся свидетели, что ты ничего не сказал обидного, а лишь попросил сбавить цену. Кстати, если он полезет в драку, свидетели легко превращаются в помощников. Гоблинов чаще не любят, и срабатывает человеческая солидарность. Средний гоблин сильнее среднего человека, так что помощники тоже важны по этой причине. Когда мы будем говорить о нелюдских расах, я подскажу тебе, как нужно сражаться с гоблином оружием и магией. С остальными тоже.
  -Учитель, а владеют ли гномы магией?
  -Эдд, гномы тщательно скрывают свои секреты, но известно, что некоторые виды магии ими используются для поиска подземных руд. Есть сведения об использовании ими магии при выплавке металлов и придании им неких новых свойств. Но это то, о чем они тебе ничего не расскажут. Даже эти сведения-тайна. Есть еще более страшная тайна, что они используют защитную магию при защите своих подземных выработок от обвалов или магических опасностей. А то, что они не работают с Силой напрямую, а как ведьмы, пользуются амулетами-про это никто не должен слышать. И ты, Эдд, про это не слышал и ничего не знаешь.
  Ты понял?
  -Безусловно, учитель, а гоблины?
  -Про их отношение к магии известно лишь то, что почти любой гоблин поражается Силой. Говорят, что их жрецы что-то магическое могут, но надежных сведений об этом нет несколько столетий. Значит, ты согласен остановиться на железнореченском языке, на котором мы говорим с тобой, в качестве основного? Хорошо. В приморских провинциях разговаривают на кормартенском, которого насчитывается пяток вариантов, но носители его друг друга поннмают. Еще в центре страны довольно многие говорят на илланжском. Есть еще роданский язык, от илланжского практически не отличающийся, из-за чего до сих пор идут споры: это два разных языка или два диалекта одного. На востоке, в степях -на герренском.
  Алфавиты илланжского и роданского языков тоже очень сходны друг с другом, и отличаются всего на одну букву.
  Герренский язык совершено не похож на остальные и алфавитом, и изменеииями слов, и словарным запасом, он просто другой, хотя не лишен приятности. Чтобы понятно говорить на герренском языке, нужно помнить вот о чем- три других языка не отличаются значением модуляции. Ты можешь на них говорить, модулируя голос как хочешь, смысл слов о этого не меняется, есть разница только в твоих эмоциях. В случае же с герренским, если ты повышаешь голос к концу предложения, то это обозначает. что ты спрашиваешь про это. Если голос сильнее звучит в его начале, то ты говоришь утвердительно. Поэтому сказав те же несколько слова, но с разной модуляцией, то смысл твоих слов сильно изменится.
  А для магических действий тебе придется выучить ряд заклинаний на языке лесных эльфов, и еще темейский язык. Я уже тебе рассказывал о нем, но придется говорить снова и снова. На нем говорил давно исчезнувший народ, он очень своеобразен. и твоя квалификация, как мага напрямую зависит от освоения его, поскольку основной запас заклинаний произносится на нем. Да и новые заклинания создаются на основе темейского. Если юные ученики магов не могут его освоить, то с ними расстаются.
  - У меня какое-то двойственное чувство: и нетерпение ознакомится с ним, и опасение, что будет тяжело его освоить. Языки моей родины давались мне хорошо, но тем не менее, я беспокоюсь, получится ли.
  -Не спеши беспокоиться, Эдд. Возможно, тебе поможет то, что ты старше обычного ученика мага, и уже знаешь, что дети склонны к тому, чтобы впасть в уныние, если у них сначала ничего не получается. Те, кто прожил на свете дольше них. уже знают, что не всегда все понимается с лета. Вот, послушай, как звучит этот язык, но я не буду пока произносить заклинания.
  И Оже произнес две довольно длинных фразы.
  - Учитель, а слова 'íu þúsund' обозначают не что-то вроде 'наследство'?
  -Да, но откуда ты это знаешь?
  -Если я правильно понял, то первая фраза звучит, как 'Мы не ваше наследство'. Ее сказали некогда жители какого-то города тогдашнему королю, когда сомневались в его праве на престол.
  Отчего я это знаю-это Старый язык, ныне уже мало употребляющийся в моем мире. Когда-то на нем разговаривала аристократия страны, на нем писали книги и законы. А простолюдины в городе и деревне пользовались другим языком. Постепенно из языка знати и простолюдинов сложился теперешний язык, правда, Старого языка в нем совсем мало, как вина в выпитом кубке, то есть пара капель на дне.
   Среди знати еще принято учить молодых дворян ему, но это делается все реже. хотя в столице в королевском замке все надписи, куда идти и поворачивать, выполнены на Старом языке, из-за чего случаются конфузы у жителей провинции, кому не вложили знание его в детстве.
  -Эдд, тогда пока не говори на этом языке, чтобы не случилось направление Силы как итог твоих слов.
  А ту самую змею ты не мог обругать на Старом языке, отчего она и сгорела?
  -Нет, учитель, я не ругался на Старом языке, хотя ощущал, что при этом как будто у меня в груди застрял комок чего-то, а, когда я сжег змею, то ощутил, что как будто этот комок закрывал мне дыхание, а потом я смог нормально дышать, выплюнув или выкашляв его.
  Это похожие, но не совсем такие ощущения.
  -Подобное ощущение случается в первый раз у большинства магов. Правда, некоторые сравнивают их с излиянием семени, которое случается, когда они бывают в постели с женщиной.
  Но скажи, насколько хорошо ты знаешь свой Старый язык?
  -С тех пор, как меня ему учили, прошло много лет. Когда-то я хорошо читал на нем, но как это будет сегодня- не знаю. Думаю, что я помню от двух десятков до полусотни слов на нем, но, может, память проснется и смогу побольше.
   Еще я помню два стихотворения на Старом языке. Но. вы, учитель, говорили, что важно произношение слов на темейском языке. Если он и наш Старый язык -одно и тоже, то я не знаю. правильно ли учили нас говорить на нем. Поскольку от юных оруженосцев не требовалось разговаривать на нем долго, мы обычно заучивали по две-три фразы для поздравлений короля, дам и господ-владельцев этого замка, после чего, исполнив долг вежливости, говорили уже более привычной речью.
   Еще было принято, когда обращаешься к королю или хозяину, поизносить обращение к ним громче прочих слов, но, как мне помнится, не все это соблюдали.
  
   ________________
  Тут Эдд кое-что вспомнил об этом ответе жителей королю. Он вообще-то звучал весьма непристойно, хотя емко и точно. Там была игра слов между двумя близкими на слух словами, которые обозначали 'задница' и 'наследство'. Так что жители намекнули, что они-де не королевская задница, которой он вправе распоряжаться, как хочет. Интересно, как на это отреагировал король, которому в лицо так сказали? Дед Эдда, рассказавший про эту историю, не знал, как, да и имя короля тоже -больно древняя была история, чуть ли не с Зари Мира.
  И он рассказал это учителю, изрядно посмешив его.
  Да, темейский и Старый язык оказались очень близкими (о том, что это один язык ни Эдд, ни учитель сказать не решились).Разница была лишь в значениях некоторых слов и произношении, но в последнем случае, возможно, разница происходила из-за того, что со временем люди все меньше помнили, как надо правильно произносить звуки языка, которым пользуешься лишь иногда да и то больше для чтения и письма. Так что Эдд сосредоточился произношении, новых слов ему пока требовалось учить с два десятка. Конечно, если он бы захотел усовершенствовать свое знание выше обычного для ученической программы, то словари и книги по магии он мог бы брать в библиотеке храма как сейчас, так и после обучения.
  Приблизительно половина заклинаний произносилась на темейском языке, а почти все оставшиеся на эльфийском. Были эксперименты по их соединению в одной фразе -заклинании. Но этим славились молодые маги, которым хотелось славы и-или оригинальности. Маги чуть постарше придерживались только одного языка. Кстати, как говорил мэтр Оже, ученик мага, освоивший заклинания на темейском, на том может и остановиться. Если он желает заниматься лечебной магией, пользуя жителей своего городка и их домашнюю скотину, а также помогая себе в быту, и иногда оторвав магически голову угрожающему ему монстру, то этого ему вполне достаточно для трех четвертей того, что ждет его в будущем. Но...
  -Учитель, но ведь половина заклинаний и почти все оставшиеся-это при сложении не все, что есть?
  -Молодец, Эдд, что заметил. Это небольшое испытание для ученика на внимательность и разумность. Оставшаяся часть-это работа некромантов и алхимиков. Они используют свои заклинания, а на каком именно они языке-их тайна. Они ее стараются не разглашать. Даже основной учебник некромантии, 'Книга рыжей коровы' не читается человеком, знающим четыре языка страны и оба языка заклинаний. Были энтузиасты, попытавшиеся понять ее смысл хотя бы в общих чертах. Есть заклинания Поиска и Структуры, которые помогают магу понять общий смысл надписи даже на незнакомом языке. Но они работают ограниченно- позволяют узнать, что надпись на двери говорит: сюда нельзя входить под страхом смерти. Но какая смерть суждена вошедшему- с помощью этих заклинаний установить нельзя. Вот они и попробовали так 'прочесть' Книгу и убедились, что им понятно только предупреждение, что они, не имея склонности к некромантии, должны закрыть книгу. Им ничем не грозили, но воображение их почему-то начало ожидать разные неприятности магического плана.
  -Учитель, а что за странное название: 'Книга рыжей коровы'?
  -Это дань традиции, когда книга написана в древности и неизвестен ее автор. Тогда и используют подобные названия: вот это, 'Книга Бурого медведя', 'Черная книга Кормартена'. 'Книга рыжей коровы' написана некогда на шкуре этой самой рыжей коровы. Сейчас она рукописная и на бумаге, но так принято веками. 'Книга Бурого медведя', точнее, девять подобных книг якобы написаны автором на внутренней стороне шкуры бурого медведя. Впрочем, это одна из легенд, и все эти книги переписаны, возможно, много раз. 'Черная книга Кормартена' -действительно в черном переплете, написана черными чернилами, ну и о черных делах повествует, это правда.
  -Учитель, расскажите об этих книгах, я отчего-то заинтригован, хотя понимаю. что это уход от основной темы занятия.
  -Да, это уход от основной темы занятия. Но Сорбэ предупредил меня, чтобы я рассказывал обо всем, что может тебе когда-то пригодиться.
  'Книга рыжей коровы'-я ее видел у ныне покойного мага Энгуса. О ней не некроманту можно сказать лишь то, что она в четверть листа и довольно тяжела по весу. Она рукописная, но строки ее понять невозможно.
  Еще она разделена на главы, заставки глав с очень причудливыми узорами, состоящими из частей скелетов. И это все, что я могу о ней сказать.
  'Книга Бурого медведя' повествует о том, как магу достичь бессмертия. Не все ее методы приятны для воспроизведения на себе, например, нужно вырезать кусочек кожи с бедра, скажем, левого, на правом же сделать надрез и подсунуть левое под правое. Рецептов там еще много, и многие авторы этих 'Книг' развлекались с собой по-всякому. Почему многие авторы-потому что книг несколько, написаны на разных языках, и текст их зачастую совсем разный, совпадает только название.
  Я вижу, что из тебя рвется вопрос, и предупреждаю его.
  Есть заклинания, продляющие магу жизнь. Но они не дают вечной жизни, хотя ее и несколько продляют. Но тут есть много подводных камней, о них мы поговорим позже.
  Но желание бессмертия для себя порицается богами. Поэтому, когда почитатель 'Книги' продляет себе жизнь питьем кислого молока или вкладыванием левого в правое, они только посмеиваются. Когда маг пытается воспроизвести некоторые рецепты из нее, требующие чьей-то гибели- их реакция очень жесткая. Самое легкое, что ждет почитателя-лишение магического Дара.
  'Черная книга Кормартена'-это книга о том, что творили на земле его и окрестных провинций черные эльфы в прежние времена. По-моему, это собрание местных ужасных легенд, но тамошние жители любят рассказывать их друг другу в зимние вечера у камина, попивая то, что у них есть. Жители этих провинций до сих пор полны страха перед черными эльфами, хотя их нет уже пару столетий, если я правильно вспомнил.
  Ты еще хочешь что-то сказать?
  Тут в голосе мэтра послышалось раздражение.
  -Только одно, учитель. Я смогу где-то увидеть 'Книгу рыжей коровы' в этом городе?
  -Да, сможешь. Она есть в храмовой библиотеке.
  Эдд отвечал про то, как на гиллейском языке нужно спросить, что у гиллейца болит, а сам думал о том, что же привлекло его в этой 'Книге рыжей коровы'? Пока приходило на ум только то, что он довольно долго гулял в виде скелета. Видимо, след этого лежит на нем, и оттого есть интерес к мертвому. Но мэтр сказал, что некромантии выучиться очень сложно, поскольку сейчас только два действующих некроманта, а третий уже на покое и лишний раз даже не пошевелится. А чего это он заинтересовался некромантией? Ну, если честно, то интерес его пока на грани желания увидеть незнакомое доселе и не больше.
  Гиллейский язык туго давался Эдду, он забывал про вспомогательный глагол, и это правило интонации. То, что интонацией различают вопрос и утверждение, он помнил, но забывал ее использовать. От вспомогательного глагола же зависело, о каком времени идет рассказ, то есть болело ли плечо у посетителя сегодня или больше трех дней назад. Гиллейцы в настоящее время включают и то, что происходило вчера-позавчера, но если разговор идет о случившемся еще раньше, тогда уже нужен другой глагол.
  Мэтр же говорил, что не нужно беспокоиться об этом, а снова учить и учить, и с какого-то раза все станет на место. С другими языками будет попроще. Даже можно сильно упростить себе жизнь пользуясь так называемым 'портовым кормартенским'. Ведь в порты приходят моряки, обычно говорящие на других языках, в которых есть серьезные различия в образовании времен, родах слов и прочем. Отчего в портах и переговариваются на крайне упрощенном языке, который звучит приблизительно так: ' Мы ты не понимать. Деньги кончилось завтра.' Последнее утверждение в правильном виде звучало бы так: 'Жилье оплачено до завтрашнего дня' Недостаток слов и незнание правил языка несколько смягчается экспрессией и использование слов другого языка, где все звучит однозначно и без кривотолков. И жизнь идет дальше, только рождается множество анекдотов на тему того, как моряк из Неверланда спрашивал в лавке хлеб без использования дрожжей, а молодой продавец без языковых талантов решил, что моряк желает пойти в веселый дом к девочкам, и пробовал пояснить, как туда пойти, но его тоже не понимали.
   ____________________
  Наступил месяц, который в государствах Итаннеса называли месяцем плодов, а далеком-далеком оттуда мире сентябрем. Эдд пожил уже четыре месяца в столичном городе и мог подвести некоторые итоги, благо сейчас у него отчего-то была бессонница и ничто не отвлекало от мелкой философии по серьезным поводам. В принципе, 'мелкое по большому' полезная вещь, особенно, когда выйдешь из возраста действия и начнешь задаваться вопросом, а зачем все случилось? Дед когда-то говорил, что это признак взросления, когда кто-то перестает лично пробовать все напитки на вкус и всех девушек на ...понятно, что, и задумывается не над списком побед, а над тем, для чего он сделал и нужно ли повторять. Разумеется, дед не лично сказал так своим юным внучатам, это было сообщено Эддову отцу, а тот уже передал Эдду.
  Пока все выглядело так: он сильно продвинулся в изучении магии, по словам мэтра, где-то до уровня конца второго года обучения, как если бы начинал лет с двенадцати, как и большинство учеников. Все-таки знание Старого Языка сильно помогало усвоению формул. Три языка усваивались хорошо. Герренский все также вызывал затруднения, но Эдд уже не беспокоился, решив, что даже если он дальше не продвинется в нем, то жизни это сильно не помешает. Кстати, герренцев за четыре месяца он видел лишь дважды. Обычно они массово приезжали в столицу на ярмарку один-два раза в год, а в иное время герренца можно было не видеть на улицах месяцами.
  Кстати, теперь Эдда мэтр планировал брать на прием больных, чтобы он смотрел, как это делается, а потом и помогал в лечении. Для первого случая- делал записи, помогал больному раздеться и что-то вроде того, а потом и можно будет перейти к магической помощи.
  Кстати, в этом случае маги обычно выделяли помогающим ученикам некую долю заработка. Так было принято. Деньги у Эдда еще оставались, но надо было подумать о зимней одежде и обуви. Да и местных напитков тоже не мешало попробовать.
  С Анни Эдд практически не общался, только здоровался и иногда помогал перенести что-то тяжелое. Оба испытывали какую-то неловкость от общения, Эдд точно, Анни-предположительно.
  С женой мэтра и его младшей дочкой Эдд ладил, и иногда по просьбе мадам Оже рассказывал о обычаях и быте далекой родины, но просил, если она с кем-то поделится сведениями, то не уточнять, откуда именно он и где такие обычаи. Так,якобы говорили знакомые, которые как-то от шкипера в порту слышали, что где-то там, в неведомой стране...
  Круг общения был невелик, только обитатели дома и пару раз заходили другие маги, с которыми его познакомили, как ученика и будущего коллегу. Эдд воспользовался негласным обычаем, согласно которому ученик, которому еще далеко до окончания обучения, может присутствовать на совещании магов, если нет особых обстоятельств, но при этом сидит и слушает, а рот открывает только тогда, когда его спросят. Это было знакомо по юности до получения рыцарских шпор. То самое требовалось и от оруженосца при визитах гостей к его рыцарю, только еще он должен был подливать вино или пиво гостям. Здесь с этим справлялись сами гости, если они не приходили к обеду, а просто на вечернюю беседу. К разговорам магов меж собой не было принято допускать женщин, поэтому справлялись без дочек, жен и служанок. А ученики тоже не всегда присутствовали, потому мэтры наливали себе сами. Практика показала, что они справлялись.
  Эдд не раз думал о том, в каком виде он перенесся сюда и что от него прежнего осталось тут, в этом теле. Разумеется, он точно не знал, но почему-то все чаще думал о том, что в новое тело он перенесся только душой. Даже его старые кости остались где-то не здесь. Почему? Он вспомнил некоторые моменты своего путешествия под землей и появления на свет, и это все ему походило на какую-то имитацию родов. Ну, как если бы мимы во дворце исполнили это, подражая кому-то другому, то есть сидели за столом, 'осушали' кубки, в которых нет ни капли вина, 'пьянели' (только для вида), а потом падали под стол, якобы упившись. Так вот и тогда все походило на это, даже падение сразу же по выходе, словно бы он выпал из матери.
  То есть по аналогии можно было сказать, что он прошел обряд имитации рождения. Раз он сохранил свои прежние знания и навыки, то очень немного вероятности, что тело сохранит частичку его прежней плоти. Он, конечно, не был посвящен в то, что могут боги, а чего нет, но выходило, что проще заменить душу прежнего владельца новой, чем сначала сделать это с душой, потом вытащить старые кости и вставить на их место новые.
  Тем более, что кое-что из прочувствованного им прежде говорило о том же: он ведь некогда был казнен, его душа оторвалась от тела, и отправилось туда, в темные пределы. А тело истлело в болоте. Затем душа была возвращена в костяк, лежавший на краю болота. То есть так бессмертные чаще всего делают. Размышлять об этом было горько, но некоторые вещи делать надо, как бы ни саднило от них в душе. Но ему вспомнился один из его лучников, неисправимый оптимист, в любом нехорошем находящий что-то положительное. Как-то их отряд был окружен в развалинах старой крепости, причем вода внутри была, а вот еды-ни у кого ни кусочка .Тогда Нэд и сказал, мол, нашли о чем переживать, раз жрать нечего, то и не надо искать еду и за нее драться-все равно ее нет1 Народ обдумал мысль и пришел к общему мнению: а ведь это так и есть! Если чего-то нет, то и потерять это не жалко, незачем переживать, надо думать о другом! Вообще ближе к вечеру есть все равно захотелось, а следующим утром еще больше, но от Нэдовых слов все сразу не впали в уныние и не стали вести переговоры о сдаче, бодро костеря противников, предлагавших это. Ближе к обеду следующего дня пришла помощь, но даже если бы этого не случилось, нельзя сдаваться сразу. И другое при этом вспомнилось: лорд Брам, взятый в плен после битвы у Красного Моста. Потом он, конечно, закончил свою жизнь благодаря сиру Устрице, но тогда, на поле, он спокойно сидел и ждал решения своей участи, и даже поддерживал других плененных лордов. Соседу он сказал, что когда того поведут на эшафот, то пусть попросит перед казнью напиться. И пояснил, для чего. Если, дескать, ему суждено в тот день лишиться головы, то так он продлит свою жизнь на период, когда слуга бегает за водой. Если же есть шанс выжить, то, пока воду несут, вдруг воля Девяти богов изменит его судьбу.
  Правда, Эдд в том же положении не стал просить воды, ибо знал, что это бесполезно. Он просто попросил разрешения посмотреть в ту сторону, где был его дом. Двадцать ударов сердца, чтобы не устали ждать король Малькольм и все недоброжелатели. И чтобы не захотелось попросить о пощаде. Иногда у людей сдают нервы, и они просят пощады, хотя знают, что этого не будет.
   ___
  Лорд продолжал учиться магии. Возможно, надо было бы сказать: 'Бывший лорд', но он не решался думать о себе так. По законам его родины даже лишенный замков и титулов человек оставался лордом, хотя в его положении это был лишь титул учтивости, скажем так. Таких людей было много, а в отдельные времена даже крайне много, но другие благородные молчаливо признавали, что хоть и у короля, правящего ныне, есть основания и право лишить лорда ему принадлежащих земель, замков и титулов, но нет права исторгнуть лорда из благородного сословия. Даже в королевских указах писалось: 'Повелеваем схватить указанного лорда Ишема, бывшего владельца таких-то земель, за измену и ...'
  Даже больше. Было несколько лордов и рыцарей, предавшихся поклонению Темным Силам, за что их жизнь была укорочена общими усилиями. Но даже про них молва и хроники писали: 'Тогда проклятый восемью Богами лорд Мартин собрал войско и двинулся на столицу, в каждом занятом им селении творя разные бесчинства'. То есть лорду Мартину Сенестроу никто не оказывал в праве именоваться лордом, несмотря на его богоотступничество, измену королю и многое другое. Правда, его именовали лишь по имени, как бы отодвигая от нынешних владельцев титула. Насколько Эдд помнил, они ранее принадлежали в побочной ветви фамилии, и даже ходил слух о их бастардстве, но кто будет так глубоко проникать в подобные детали произошедшего за полтораста лет до его жизни. Это пища для разговоров в замке, отдать или не отдать девицу за современного представителя рода. Возможно, нынешний лорд Футли или леди Футли на этом основании откажут соискателю руки, но официально это не будет озвучено. Скажут что-нибудь другое.
  Так что Эдд как бы продолжает пребывать лордом, но тут к мысли о сохранении титула примешивался привкус горечи. Да, Эдд Брекенпул, даже казненный и восставший скелетом, имел право на это. А он сам в другом мире? Сколько у него от прежнего тела, которое было лордом? Сложно сказать, может, даже всего одна душа. Или меньше. Стоило вспомнить, что его сегодняшнее тело принадлежало явно здешнему мелкому владетелю или его сыну. И где душа прежнего владельца- канула в какое-то из владений Бога, чье имя вслух не называется, спит где-то в глубинах Эддова 'Я', еще где-то? И память услужливо подсовывала рассказ дела о самозванце по прозвищу 'Рыжий Том' или о виденного лично им умалишенном сыне купца, который рассказывал о том, что он не потомок почтенного торговца вином, а известный полководец прежних лет Феликс Ланье.
  Ланье имел прозвище 'Одноглазый', лишившись левого глаза в 20 лет в стычке с врагом, и это портило впечатление о сыне виноторговца, у которого оба глаза были на местах. В остальном он не производил впечатления безумца, а весьма складно рассказывал о своем времени, и даже верно указывая не широкоизвестные детали политики и войны тех лет. Все выглядело как то, что дух Ланье как-то попал в чужое тело, поскольку никто не мог поймать его на выдумках о том времени. В итоге решение свелось к тому, что раз на лице сына виноторговца два глаза, а не один, то он не Ланье, волею богов воскрешенный и вернувшийся к ним. А явно тот, кто им прикидывается. Поскольку обманщик не требовал вернуть ему владения рода Ланье, то тут явно нет корысти. Значит, он обуян безумием и подлежит наблюдению Церкви. Так решил Совет лордов и подтвердил король. С тех пор о нем Эдд не слышал.
  С 'Рыжим Томом' все было сложнее. Он утверждал, что является незаконным сыном тогдашнего короля Фредера, и даже нашлись свидетели, что к тому времени покойный Фредер признавал свое отцовство. Мать Тома была третьей дочкой бедного рыцаря и тоже рано умерла. В рассказ про происхождение Тома даже поверили, особенно памятуя, что Фредер любвеобилен не был, и, коль с ним случилась интрижка, приведшая к рождению сына, то он обязательно признал бы его. Таков по натуре он был.
  Сложность ситуации была не в том, действительно ли король произвел его на свет. В обычных условиях Тому светило бы место оруженосца у не очень известного рыцаря вроде того, кого наказали посредством Вейно, потом мастера над оружием или кастеляна в крепости на пограничье. Это без дуновения ветра удачи ему в спину. А в то время возник кризис наследования, поскольку Фредера сменил Дарно, убитый случайной стрелой на охоте и потомства не оставивший. У Фредера была законная дочь, вышедшая замуж и имевшая трех дочек и малолетнего сына Рене. Эта Амелия, как особа женского пола, трон наследовать не могла, потому и был коронован двоюродный брат прежнего короля Дарно.
  Вот и теперь королевство стало перед выбором между прямым потомком, но с некоторыми сомнениями и непрямым, но без сомнений. Поскольку Боги прямо свой выбор между этим двумя не высказали, был избран способ узнать волю богов по тому, чьему оружию они даруют победу. Правда, с выбором богов, точнее, его толкованием вышла сложность, поскольку в решающей битве войско Рене было разгромлено, многие лорды и рыцари попали в плен. А дальше случилось непонятное. Утром после победного пира, Том повелел опросить всех пленных, у кого сколько детей. Это заняло время чуть ли не до полудня, когда хмель более-менее выветрился из участвовавших в битве наемников из-за моря. Когда Том убедился, что они уже помнят, что он их нанимал. они обязались ему повиноваться, и плата внесена еще на неделю службы, то приказал наемникам казнить всех пленных благородных, что имели детей, и всех неблагородных, у кого детей еще не было.
  Тем, кто не входил в эти категории, повелели проваливать и желательно побыстрее. Наемники выполнили приказ, после чего Том сообщил пораженным как громом небесным своим сторонникам, что войско остается тут до завтрашнего утра и удалился в шатер, добавив, что его не нужно беспокоить до рассвета, разве что если появится еще одна армия сторонников Рене. Весь вечер и ночь обсуждался вопрос: 'Что за ...демонова задница происходит тут и что им делать дальше?' Говорили об этом и у костров пехоты, и в шатрах и палатках знати. Некоторые особенно остро чувствующие грядущий кошмар под покровом ночи удрали подальше. Наемники снова надрались. Утром группа лордов явилась к Тому за разъяснениями, зачем он отдал такой приказ, и что им делать теперь после его исполнения. Но ответа не получили. Уже одевшийся и опоясанный мечом Том лежал на полу бездыханным, как и два его слуги. На еще теплых телах всех троих ран не было. Коалиция 'За Тома' развалилась буквально на глазах. Малолетний претендент Рене, а также его родители и сторонники только очухались от вести о разгроме своей армии, как в ворота постучался гонец с сообщением о смерти их противника. Поскольку ран на теле Тома, как уже говорилось, не нашли, следов отравления-тоже, смерть претендента приписали вмешательству потусторонних сил. Каждый мог решить, что именно силы так сказали: что Том изначально не имел прав на трон? Либо то, что так он был покаран за жестокий и бессмысленный приказ. Дед же Эдда мыслил оригинальнее и высказал предположение, что Том был безумен. Первое проявление его безумия было то, что он решил занять престол, хотя его родство с покойным Фредером слегка сомнительно. А затем он развернул знамя безумия вширь и ввысь. Ведь в подобных случаях казнили только отдельных взятых в плен, сразу или потом, а прочие страдали в виде лишения всех или части владений. От конфискованного обогащались сам король и те, кого он хотел поощрить. Так делалось всегда. Сделай Том так же, то он мог двинуться на столицу и править столько, сколько дет правления боги захотят ему даровать. Бывали короли и с меньшими правами на престол, бывали короли и менее способные. Дед, насколько смог, то провел изучение вопроса о безумных королях в прежние времена, и заключил, что таких имеется не менее одиннадцати. И все они кончили плохо. Двое погибли от оружия других людей, трое покончили жизнь самоубийством, а остальные умерли при загадочных обстоятельствах. Отчего он заключил о божественном вмешательстве, убирающем их.
   Что до Эдда, то он был вынужден подумать о том, не является ли его существование в чужом теле тоже сумасшествием некоего юного человека из здешнего Поозерья, родовым гербом которого является сочетание птичьего крыла и секиры. И эта мысль его не радовала.
  
  
   ________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________ ________
  В месяце сбора плодов Эдда вызвали на поединок. Он мирно сидел в таверне 'Лебедь' и пил мертенское вино. На вкус оно напоминало вино его родины, то есть кислое аж до изжоги. Правда, если закусывать его подсоленными сухариками, то все не так тяжело. Такое самомучение Эдд устраивал в память о своей молодости. Когда он достиг четырнадцати лет в оруженосцах, лорд Роус стал разрешать и ему пить вино, до этого возраста оруженосцы невозбранно могли пить пиво, а для вина считались еще молодыми. Конечно, оруженосцы могли тайно отхлебнуть из меха своего рыцаря, или быть угощенными им по случаю какого-то важного события и до этого возраста. Иногда. Но, по общему мнению, вино было еще не для них.
  Ну а что за вино может быть у юного оруженосца? Совсем отвратительное или чуть лучше того, лишь самую малость лучше. Так что, хлебая это, он как бы возвращался в юность. Хмель почти не ощущался, правда, Эдд не выпивал больше пары кружек. Возможно, если выпить кувшин, то голова ощутит себя летящей выше крыш домов, но от кружки или двух-это опасно только хрупким девушкам и детям.
  Эдд погрузился в размышления, из которых и был резко выдернут падением кожаной перчатки на стол перед ним. Да еще и что-то звякнуло при этом.
  -Я Ведден-младший, второй сын тана Альби из Маллелуа, желаю встретить тебя с обнаженным мечом!
  Это официальный вызов на поединок, поэтому, если Эдд не захочет отвергнуть это вызов, то ему надо ответить так:
  -Я, Эдд из долины Имми, готов встретить тебя с обнаженным мечом. Назови, когда и где.
  Поскольку Эдд не захотел отвергнуть вызов, то он так и ответил.
  -Завтра с утра у коронного чиновника на Ратушной площади.
  В ратуше сидел коронный чиновник, который был обязан в случае вызова благородных ,купцов и ремесленников, а также лекарей и прочих хоть относительно привилегированных лиц вписать их в книгу, удостовериться, на каком оружии будет поединок, вписать и это, спросить, на каких условиях, то есть до раны или до смерти будет поединок, принять коронный сбор за это, а после поединка записать его итоги. Если все сделано так, то это надлежащим способом оформленный поединок. И ранение, и смерть на нем - уже не повод дл судебного преследования выигравшего. Серебряной монеты немного жаль, но на делах чести не экономят.
  Вызвавший его парень был на голову ниже и менее плотен. Глаза голубые, усиками и бородкой еще н обзавелся, а тогда бы он были ржаво-рыжие, как его волосы и брови. Изо рта сына тана Альби явственно пахло каким-то брантвейном. Интересно, каков он будет завтра?
  Эдд расплатился и пошел домой. На его родине было принято, чтобы вызванная сторона и вызвавший разговаривали поменьше и покороче. Иногда даже вообще не разговаривали, все решали переговорщики от каждой стороны.
  Завтра, кстати, мэтра Оже не будет в городе и его жены тоже. Так что даже и запретить ему будет некому. Эдд о поединке совсем не думал, насвистывал песенку и шел домой.
  Но вечером, вспомнив наставления мэтра, сочинил нечто вроде завещания, что он вызван тем-то, причину не знает, но не счел возможным уклониться, теми вещами, которые останутся от него, пусть распорядятся, как хотят, не поминайте злым словом. Эдд Брекенпул.
  С утра он подумал, завтракать или нет, и решил, что надо. Среди воинов ходила байка, что если идти в бой на голодный желудок, то можно и уцелеть в случае удара топором или булавой по животу сквозь доспех. Дескать, полные кишки могут и порваться от удара, а пустые-нет.
  Эдд к этому совету относился скептически, и считал, что будет ли лучше от удара-кто его знает, но голодные люди более нетерпеливы, да и на холоде поевшему легче.
  Ден был теплым, потому если остаться в рубашке, то будет терпимо.
  Эдд подошел к ратуше. Возле нее знакомого лица не было. Тогда он пошел внутрь, спрашивая, где сидит нужный чиновник. Он был на втором этаже, и возле его дверей маялись трое: вчерашний сын тана, страдающий от похмелья, юноша лет семнадцати, и мальчишка лет двенадцати. А этот для чего тут? Увидев его, они приободрились, и все четверо зашли в кабинет к чиновнику. Тот аж расцвел оттого, что к нему прибыло дело, поэтому трещал, как целый выводок сорок. Эдд слушал его вполуха. Затем чиновник стал писать бумагу. Первым был записан вызвавший. Эдд слушал и его ответы вполуха, заинтересовавшись только уже тем, что сын тана Альби сказал, что намерен драться до смерти одного из участников. И чем же Эдд ему так насолил, что он готов убить или быть убитым? Это было интересно, но не куртуазно задавать такие вопросы. Дальше сын тана ответил, что распоряжения о свое имуществе сделал, и написал завещание, что обрученная с ним дева Элла в случае смерти Веддена-младшего может выйти замуж за того, за кого сочтет нужным она и ее родители. На стол легла монета от Веддена.
  Теперь очередь Эдда. И он отвечал на вопросы, про то, до чего он готов драться, ответил, что ему безразлично, что будет с противником, и он не решил, убьет ли он того или ранит.
  Чиновник почесал красный нос и сказал, что впишет то же, что и Ведден. Эдд заявил, что ему безразлична судьба Веддена. Насчет своего имущества он сказал, что распоряжение оставил, а обручение разрывать не с кем.
  Монета легла на стол. Чиновник закончил писать основной документ, потом взял два небольших листочка и быстро написал на них по паре строчек, а потом их вручил обоим. Эдд глянул на бумагу. Там указаны имя его противника и род поединка, то есть до смерти.
   Пора было уходить, и Эдд попрощался. Чиновник сказал:
  -Не забудьте сообщить про итог!
  Сын тана Альби что-то буркнул, Эдд сказал, что непременно. У него-то похмелья нет, поэтому не на что злиться.
  Альби-младший шел впереди, а Эдд перебросился словами с юношей. Как оказалось, это ученик лекаря и нанят Ведденом, вдруг ему потребуется помощь. С возрастом его Эдд ошибся- юноше двадцать лет. А мальчик- у ученика лекаря был в услужении: сбегай, подай, принеси.
  Поединок должен был проходить за городской стеной Четверо прошли через западные ворота и вышли на недавно скошенный лужок. Эдд попробовал, как его ноге-не скользко ли? Нет. И он наскоро проверил, нет ли вокруг ям или канав, либо торчащих из земли пеньков и камней. Вроде бы такого нет. Теперь время мечей.
  Эдд был спокоен и счел противника не очень опасным, оттого и не нервничал. Да, во всяком бою есть какая-то возможность неожиданностей, но их надо встречать грудью, если уж они и произойдут. Ну а похмельный способ проведения поединка крайне плохо говорил о разуме второго сына тана Альби.
  Эдд скинул плащ, свернул его и остался в рубашке. Шляпу положил рядом с плащом. Потом подумал и придавил ее сверху плащом, чтобы ветром не сдуло.
  Пора за дело. Но меч он еще не обнажал.
  Ведден -младший с помощью мальчика (так чей он слуга?) развязал плащ, снял шляпу (все то принял тот же мальчик) и извлек из ножен колющий меч. На вид он не длиннее Эддова, только эфес более сложный и явно оснащен разными ловушками для клинка. И Эдд вытащил свой. Солнце никому не светит в глаза, и это хорошо.
  Ведден оказался поклонником той манеры боя, которую нещадно критиковал лорд Роуз в молодости Эдда. Мечом он крутил какие-то сложные фигуры и норовил нанести из выписываемой восьмерки колющий удар в живот или грудь. Ага, понятно. И на очередном выпаде Эдд уклонился влево и вонзил острие меча сыну тана в правое предплечье, после чего отскочил. Меч Веддена в руке не удержался и упал на землю.
  Эдд хмыкнул:
  -Ведден, ты хочешь драться дальше и погибнуть?
  Ответом было ругательство:
  -... форель и з Имми!
  Если бы Эдд действительно родился в той долине, то мог и озвереть от оскорбления святыни и полезть на рожон. Но Ведден допустил ошибку, пытаясь оскорбить Эдда тогда, когда его меч лежит на земле. Даже если озверевший Эдд допустит ошибку, как его поразить без оружия? Число ошибок сына тана растет.
  -Ведден. поднимай оружие и не лай, как собака.
  Ведден, не отрывая глаз от Эдда нашарил рукоятку клинка левой рукой. Правый рукав рубашки потемнел от крови, весь его низ. Из полуприсела он попытался рубануть изподнизу. Эдд ушел назад от удара.
  Ну и хватит тянуть. Эдд уклонился от следующего колющего выпала Веддена, оказался сбоку от второго сына тана и рубанул того по уху. Лицо пострадало тоже.
  Его покойный дед говорил, что поединки надо так и заканчивать- когда у противника пострадало лицо, и память об этом остается навсегда. Если внук зарекомендует себя регулярным строганием носов, ушей и щек, то об этом будут помнить и реже посылать вызовы-только тогда, когда иначе нельзя. А по незначительному поводу-уже подумают, стоит ли глядеть на мир одним глазом и улыбаться только неразрубленной половиной лица.
  Ведден лежал, а юноша-лекарь пытался остановить кровь. Раны лица и уха и кровоточат сильно, отчего все выглядит страшно и побуждает к прекращению поединка.
  Эдд следил за происходящим. Лекарь остановил кровь из огрызка уха и теперь перевязывал руку. А мальчик куда-то побежал, наверное, за телегой или коляской, что найдет для перевозки. Судя по виду, Ведден сейчас без сознания.
  -Я не ошибаюсь, мой противник уже без сознания и послали за тем, на чем его перевезти?
  -Да, так и есть. Сына тана Альби, когда он очнется ждет горестный список потерь. Но жить он будет, если раны не воспалятся.
  Вообще Эдд мог спокойно уйти, ведь его противник был готов драться до смерти, потому, если даже он умрет, то сам выбрал свою судьбу и зафиксировал это у коронного чиновника. Насколько Эдд понимал, если он даже возьмет и добьет раненого, то тем подорвет свою репутацию, но законом это не будет порицаться. Но он решил подождать и дождался приезда коляски, на козлах которой рядом с кучером сидел то самый мальчик, что посылался за ней.
  Эдд попрощался с лекарем и подобрал клинок противника. Право такое у него было. Ножны лежали в стороне, поэтому Эдд вложил клинок в них и понес их в левой руке.
  По пути он зашел в ратушу и сообщил, что в поединке сын тана Альби ранен, но не опасно. Чиновник поблагодарил и принялся что-то вписывать в бумаги.
  Меч Альби-младшего он повесил на костыль, где тот и висел до приезда мэтра Оже.
  Оже сначала к известию о поединке и результате отнесся ровно, но потом захотел глянуть на трофей. Эдд его принес, а дальше вышло вот что: Оже не понравился запах от клинка, ему он напомнил запах какого-то яда, которые он изучал в молодости, когда его учитель договорился о нескольких уроках алхимии для юного Оже. И мэтр забеспокоился, не пострадал ли Эдд при этом. Тот сообщил, что противник ни разу не коснулся его клинком и чувствует себя вполне здоровым, а оружие он и не осматривал, как повесил, так и висит на костыле. Чистить Эдд так и не собрался, потому что ранений у него не было, оттого и очищать клинок не счел нужным. Свой меч он почистил, как и положено.
  Использование отравленного оружия на поединке каралось смертью, хотя возможна была замена его изгнанием или ссылкой-в зависимости того, какой был использован яд и могли от него пострадать только раненый или кто-нибудь еще.
  Оже на следующий день сходил к мэтру-алхимику Террешу (у него было и обычное имя, но официально он и все маги его клана носили 'Алхимическое имя' по названию известных ядов, поэтому все к нему так и обращались), и тот сообщил, что да, на лезвии явно был алхимический яд 'Иннер', в королевстве давно запрещенный для производства и для хранения.
  Но завезти его из другой страны вполне было можно, ведь вряд ли таможенные чиновники обладают знанием запахов ядов. А это можно было даже выпить без больших последствий-если нужно обмануть правосудие-выпил, не отравился, и доказал, что это не яд. а лекарство для владельца. Вот если смазанное им лезвие нанесет рану-она будут плохо заживать, и гноиться, а потом человек. раненый ядовитым клинком, может и умереть. Ну да, рана гноилась и свела в могилу, бывает и так.
  Мэтр поразмыслил и посоветовал Эдду не подавать в суд короля на противника. Прошло время, практически уже пять дней, и виновный может отпереться и сказать, что он тут не причем, яд попал на клинок после того, как он выпустил его из рук и все тут. И правда, сложно доказать, что все было не так. Если же иск будет принят, то осмотр произойдет еще позже и другой алхимик осмотрит клинок еще позже, и кто знает, что он обнаружит. Может, и ничего, яд может разрушиться на воздухе.
  Судебный процесс может затянуться как по этой причине, так и потому что тан Альби, отец Веддена, влиятельный аристократ и у него много способов затянуть решение. А потом наступит праздник, и король подмахнет указ о помиловании непутевого поединщика. Да и с доказательствами может оказаться сложно, а потому в ход пойдут либо суд богов в виде поединка, либо испытание, вроде того, чтобы извлечь из кипящего котла железный предмет голой рукой. Даже если боги сохранят руку Эдда от ожогов, то противники заявят о том, что он, как обучающийся магии, задействовал ее для защиты руки.
  Поэтому Эдд может сделать это, но он бы советовал ограничиться тем, что он уже отрубил у младшего Альби.
  Эдд подумал и сказал, что демоны с младшим Альби, пусть живет и дальше. Просто если им придется встретиться вновь с клинками в руках, то надо постараться, чтобы Альби не ушел, а был унесен.
  -Я приветствую твое решение, но, если тебе снова придется проводить поединок -помни об этом и требуй проверки клинка врага. Даже если это не младший Альби.
  -Хорошо, учитель. А как нужно уничтожить остатки яда на клинке?
  -Мэтр Терреш сказал, что самый простой способ-оставить клинок на две недели открытым движению воздуха. Потом пять раз воткнуть в землю, и помыть водой и мылом. Можно, конечно, купить у мэтров-алхимиков специальный состав, но нужно ли?
  -Пожалуй, что не стоит, учитель. Надо только так его положить, чтобы никто не мог случайно задеть лезвие.
  ________________________________________________ ____________________
  Наступил октябрь, обычно называемый месяцем желтых листьев. С его началом в городе и округе начиналось веселье по двум причинам-время свадеб и помолвок и снятия ограничений на изготовление и продажу горячительного. С этого по четвертый месяц будущего года все запреты на производство, продажу и распитие снимались. Если летом гнать алкоголь никто не мешал, продажа же ограничивалась весьма древним указом короля Ланье Второго временем до заката солнца. Даже в кабаках с заходом светила народ не выставляли на улицу, но пить можно было только то, что уже заказано и стояло на столе. Вот закуску можно было заказывать до полуночи-никто не мешал. За нарушение же правил продажи алкоголя можно было лишиться права содержать кабачок. Этого содержатели боялись. Правда, было исключение из строгих правил-на постоялых дворах выпивку можно было продавать и позже, отчего любители выпить снимали номер или кровать на двух дворах, что существовали со времен доброго короля Ланье, веселились до утра. Те, что открывались позднее, такого права не получили.
  Так что третий день веселье в городе бушевало, заканчиваясь только в полночь. Но впереди была Осенняя ярмарка, когда ограничителем будет только способность каждого в выпивке.
  А пить можно круглые сутки. На четыре дня ярмарки владельцы распивочных заведений приглашали родных из деревень на подмену, чтобы раздатчицы могли поесть и часок другой поспать. За это время и деревенские родственницы не побьют много кружек и много ошибок в расчетах не сделают тоже. А потом их место займут отдохнувшие постоянные подавальщицы.
  Это вчера рассказал владелец 'Рыжего петуха', которого вчера лечил мэтр, а Эдд помогал.
  При длительных процедурах больному предлагают рассказать от чем ему угодно, чтобы он успокоился и не боялся магической процедуры. Так что Эдд уже наслушался о том, как варить разные варенья, красить ткани и даже о том, как выбирать девиц для веселого дома. Владелица такого дома утверждала, что в числе девиц нельзя нанимать больше одной рыжеволосой, а еще лучше их не иметь вообще, но тут желание владелицы расходилось с желанием клиентов, ибо для некоторых рыжая труженица кровати и подушки была важна, Ма Белер(так ее звали),утверждала, что рыжие девицы провоцируют конфликты между труженицами, а где конфликты, там и драки. А клиент, увидев девицу с подбитым глазом, может потерять желание оставить деньги тут и пойти потратить их к конкурентам. Ма Белер выше всех ставила уроженок Илланжа, хотя, возможно, она была не объективной, ибо и сама происходила их тех мест. Насколько Эдд мог судить, илланжцы обоего пола были чаще светловолосы, голубоглазы, высокого роста и малоразговорчивы. Темноволосые уроженцы илланжских лесов встречались, но многократно реже, чем светленькие. Эдд подозревал, что это потомки браков с жителями иных мест, но пока утверждать о правильности его мнения было рано.
  Кстати, Осенняя ярмарка, по рассказам мэтра, всегда сопровождалась буйством плоти и многие жители полагали, что боги не карают за измены и прочее, совершенное в дни ярмарки, а если в семье появляется 'дитя ярмарки', то так тому и быть. Некоторые основания для этого были. Мэтр утверждал, что после ярмарки всегда было много обращающихся за помощью от похмелья, немало страдающих от переедания, но всплеска 'Любовной напасти'-нет. 'Любовной напастью' в королевстве называли нетяжелую, но неприятную болезнь, которой заражались половым путем. Да, обязательно случалась пара обращений от девушек, которые слишком много позволили своим парням. а вот теперь они ощутили себя в интересном положении, а молодой человек что-то не спешит посвататься к родителям девицы. Вот и девицы просили магическим способом избавить их от нежеланного плода любви. Им отказывали. Закон не позволял магически прерывать беременность. о чем все знали, но отчаявшиеся девушки таки снова обращались.
  Эдд задал вопрос: а что же делать отчаявшимся, на что мэтр неохотно ответил, что обычно в подгородных деревнях есть одна-две травницы или ведьмы, которые и помогают. Как он слышал, сейчас такая живет в Меннеме, это две мили по дороге на север.
  -Я говорю тебе об этом, Эдд, потому что ты не женщина и не имеешь сейчас жены или любовницы, поэтому, сказав тебе, я не нарушаю закон. Если бы я сообщил про травницу слишком доверившейся своему парню девице, то мог бы отправиться на год в темную и сырую камеру. И с тобой это может произойти, если ты скажешь. Если же лично проведешь магическое прерывание, все будет еще хуже. Поэтому, как бы тебе не было ее жалко, не помогай ей так.
  Но в этом году все с ярмаркой пошло не так. В городе началась эпидемия. Ее начало не могли распознать. Люди заболевали, умирали, но их домашние от них не заражались, точнее, сначала не заражались. Между проявлением болезни у них и смертью первой жертвы проходила неделя и даже десяток дней. Поэтому за больными ходили, не боясь заразы, и погребали не на специальном кладбище для жертв эпидемий (столица им гордилась, поскольку во всем королевстве и сопредельных странах такого не было), а на обычных. И только потом забили тревогу: вед. если заболевает сначала пятидесятилетний глава семьи, а потом его младшая дочь шестнадцати лет от роду, и все симптомы одинаковы, то речь явно идет о поветрии. У немолодого хозяина может развиться одышка, даже если она раньше не наблюдалась, затем переходящая в сердечную слабость,
   и сердце ослабевало окончательно, такое случается, но не у юной девицы! Рождались дети с больным сердцем, но они до такого возраста даже не доживали, им даже бегать было тяжело и все знали, что юный Пер явно не жилец на этом свете, глядя на его синее лицо!
  Во всем что-то было не так. А потом лекарь мэтр Анделус обнаружил кое-что странное и страшное. Старший брат мэтра обучался магии, пока с ним не случилось неудачное падение на обледеневшей мостовой, которого он не пережил. Его братишка тоже хотел учиться магии, но у него не было задатков к управлению Силой. Но старший брат охотно рассказывал младшему про то, что учит, да и книги по магии в доме остались, и лекарь их почитывал. И вот сейчас обнаружил, что болезнь эта напоминает ему одну давно минувшую эпидемию.
  Ее называли 'минденская трясучка', потому что началась она в порту Минден, ранее находившемся в устье реки Железной. С тех пор река изменила русло, и на месте бывшего порта сейчас осталась небольшая рыбацкая деревня. Дальше болезнь распространилась по побережью. А потом пошла и по реке вверх.
  Заболевшие жаловались на холод и пытались любым способом согреться. Но им было холодно даже у жарко растопленного камина и под двумя одеялами. Затем у них синели губы, отекали ноги, и начинались перебои в сердце. Редко кто болел больше суток. Так писалось об этом в старых книгах. Лечения не было. Лекари и маги что только не делали для борьбы с болезнью, но не помогало ничего. Народ верил, что эту болезнь переносят крысы, что укусят жертву, поэтому обладатели котят, могущих уже поймать крысу, буквально купались в деньгах, если соглашались их продать -такой был спрос на кошачье племя. Тогда отчего-то считалось, что лучшие борцы с крысами, переносящими хворь-это юные котята, а не их мамы. Болезнь выдерживал только каждый четвертый. Эпидемия достигла королевского дворца, и жертвою ее пал король Горм Второй. Его лечили восемью разными лекарствами, сырым мясом оленя, кровью осетра, вином с перцем, согревали чем только возможно, но на второй день он умер. Из королевского семейства больше никто не заболел, а затем эпидемия стала затухать и исчезла через месяц. Люди, конечно, успокоились не сразу, еще месяца три каждый лихорадящий, чувствуя озноб, думал о том, что 'минденка' пришла за ним, но болезнь не повторялась. Все вздохнули свободно, пока маг Тронье не получил сведения о том, что это была не просто моровое поветрие, завезенное откуда-то из иных земель, а магическое воздействие с целью погубить именно короля. Прочие жертвы врага людей не беспокоили. А то, что болезнь началась с Миндена-это была маскировка, чтобы все думали, что никто не виноват в ее начале-дескать, пришло судно издалека и на борту были опасные крысы, которые не только запасы портят.
  Тронье для подтверждения этого провел тесты на магическое воздействие и обнаружил его следы на выживших после эпидемии и на извлеченных из могилы остатках тел.
  Тронье назвал и виновника. Имя его сначала называлось, но потом его удалили из книг, после жалобы королю его родственников на клевету. 'Виновник' был из семьи одного местного тана (только это осталось с тех пор), официально магии не учился, в магических ритуалах не был замечен, вскоре погиб от несчастного случая на охоте. Поэтому король, взвесив все 'за' и 'против', повелел, чтобы имя покойного нигде не было записано как виновника эпидемии за недоказанностью его вины. Тронье королевским решением к каким-либо карам приговорен не был, его только обязали публично или в книгах не упоминать покойного как виновника эпидемии. Ходили слухи, что маг продолжал пытаться доказать вину этого члена семьи приморских танов, но не смог. Магические доказательства происхождения болезни были, но и все. Кстати, Тронье называл источник своей осведомленности о природе болезни только королю и наедине.
  Следует сказать, что нынешние изыскания Анделуса о сходстве ужаса прежних времен и современной болезни по клинике обоих тоже не впечатляли. Но лекарь это предвидел и обратился к магу Никодиму из Железнореченска с просьбой провести магический тест. Никодим как раз был с визитом в столице и согласился. Увы, тест 'Серебряная струя' у Никодима показывал именно то, что и у Тронье много лет назад.
  Никодим и Анделус пошли сначала в Храм и поведали его жрецам о своих находках.
  
  _ _____________________________ ___________
  На тот момент в городе жило тринадцать магов, из них три прорицателя, которые по особенностям своего Дара, лечить не могли. В досягаемости было семь местных магов из них два алхимика,
  остальные разъехались по своим делам. Никодим тоже уехал, мотивируя тем, что раз эпидемия вернулась, значит, она снова нацелена против кого-то. Он вряд ли будет ее целью. А работы у него и в родном городе много будет. Навигация по реке вот-вот закончится, но много людей ездит и сухим путем.
  О тяжких новостях известили королевский двор, городское самоуправление и, собравшись. стали думать. что делать. На собрание пригласили и четырех старших учеников, которые имели право на самостоятельную магическую работу. Эдд оставался дома, учил языки и заданные заклинания, и ждал возвращения мэтра.
  Тот появился почти что на закате, сказал, чтобы ему приготовили поесть, а потом он пойдет снова в храм Сорбэ, попытаться просить совета бессмертных.
  Эдд попытался расспросить детально, но мэтр сказал, что пока все непонятно. К настоящему моменту умерло около десятка человек с похожей симптоматикой, но это только видимая часть спрятанного от них. Согласно записям времен короля Горма, больным этой хворью не помогало ни одно заклинание, да и лекарство тоже. между смертью первого заболевшего. и последующими проходила неделя и даже больше. Поскольку описано, что были семьи, в которых заболел только один человек, и от него никто не заразился, то люди ходили по городу и не разнесли заразу дальше. Вообще в случае повальных эпидемий власть вводила ограничения на выезд и въезд из города, но это было ее прерогатива, полностью ограничить или частично.
  Все дружно решили остаться в храме и попробовать связаться с Сорбэ. Старших учеников пока опустили домой. Вот мэтр и вернулся ненадолго, чтобы перекусить и взять еще кое-что на случай того, если его одолеет бессонница. К обоим алхимикам послали письма с просьбой поглядеть, нет ли в их бумагах рецепта средств для борьбы с подобными болезнями. Если даже его нельзя сделать в больших количествах, то оно пригодится для короля или его семейства. Эдд спросил мэтра: а на чем зиждится уверенность их, что у алхимиков есть какой-то рецепт?
  - Мы, как утопающий, хватаемся за все, что попадает в руки-вдруг это спасительная веревка и на ней нас вытащат? И мы немного знакомы с нашими алхимиками-они прямо помешаны на семейных тайнах производства лекарств. Нельзя совсем исключить, что в их семейных анналах записано, что какое-то средство нельзя никому продавать, пока на троне сидит король по имени, начинающемся с буквы 'Г'. Поэтому Горм Второй и другие не получили тогда этого лекарства. А сегодня этот завет нарушать не надо. Наши братья алхимики иногда таковы-что про них не придумаешь, то все окажется правдой.
  Оже ушел и вернулся утром. Как выяснилось, никому из заснувших в храме магов ничего существенного не приснилось. Отчего маг Огня Веррен сказал, а не впадают ли маги столичного города в коллективное заблуждение об эпидемии? Может, нет сейчас 'минденской трясучки', а им кажется, что есть?
  Маги поспорили, потом решили отправить в храм старших учеников, может, Сорбэ дарует им толику просветления и знания? Старшие ученики его не получили, зато длань владыки магии коснулась алхимика. В Храм явился маг-алхимик Терреш (у него было и обычное имя, но официально он и все маги его клана носили 'Алхимическое имя' по названию известных ядов, поэтому все к нему так и обращались. Террешу во сне явился Сорбэ и сообщил, что маги города беспокоятся не зря, у них действительно началась эпидемия, но она еще с месяц будет протекать скрыто, то есть будут умирать отцы семейств от симптомов, похожих на сердечную слабость, даже если были здоровы .а их домочадцы заражаться через десять дней или даже две недели.. Если эпидемию не остановить, то погибнет почти половина жителей столицы и многие вне нее. Даже если сбежать оттуда, как маг Никодим-это не спасет.
  Терреш лежал и боялся услышать дальнейшее.
  Сорбэ продолжил, что эпидемия действительно магической природы и наслана магом -ренегатом, одержимым демоном, и теперь в нем соединились многие способности ренегата и злобность демона, хотя он не так чтобы и силен. Поэтому спасти столичных жителей может только маг, который родился не в этом городе и даже не в этой стране. Он сможет это сделать, но цена за победу для него будет велика. Впрочем, за ним остается правило 'Аран'. Если он не пожелает бороться с одержимым магом-ренегатом, то никто не вправе порицать его. Он сам не заболеет и те, кто дороги ему -тоже.
  Но лучше бы он согласился. Лучше для города, но не для него
  Визит бессмертного на этом завершился, Терреш проснулся и еле успел воспользоваться ночным сосудом.
  Утром он сообщил про сон жрецам храма и вернулся домой. А маги и старшие ученики вновь собрались и стали думать, к кому это все относится. Никто из наличных магов не родился не в этом городе, хотя двое из уехавших в провинции по делам, родились в других местах. Но никто не родился не в этой стране. Среди старших учеников тоже таких не было.
  Тогда среди младших учеников, или, может, из приезжих?
  Мэтр Оже сказал, что, возможно, его ученик Эдд подходит под эти критерии. Он из долины Имми, возможно, даже родился не там, а в другом месте. Но Эдд недавно начал учиться магии, хотя он очень хорошо продвигается в учебе, но к магическому поединку с магом -ренегатом он явно не готов. Вот если бы виновника эпидемии надо одолеть в бою на мечах, то Эдду можно это доверить, если, конечно, таинственный враг не лучший фехтовальщик страны. Но рекомендовать начинающего ученика мага на это- он не готов рискнуть им.
   Один из магов знал семью эмигрантов из города-государства Роарт, и их младший сын в дальнейшем может стать магом, если не отречется от владения Силой, но ему сейчас всего лет восемь. Для магического поединка с врагом рода человеческого он подходит еще меньше.
  Избрали комиссию из трех магов (мэтр Оже был четвертым) и отправились смотреть на возможного борца с эпидемией.
  Эдд в это время тренировался во дворике со своим колющим мечом, когда его позвали в зал второго этажа, причем времени на переодевание не дали. Так он и явился на глаза магов, голый до пояса и с мечом в руках.
  Эдд поклонился и произнес положенные слова приветствия. Маги кивнули в ответ на него и продолжили рассматривать ученика. Эдд глянул на учителя: тот ответил ободряющим взглядом. Первым заговорил о деле маг Огня Рефий:
  - Скажи нам, ученик достойного мага Оже, ты действительно родился не только не в столице, но и даже не в нашем королевстве?
  Эдд оглянулся на учителя. Они вообще-то договорились о том, чтобы не афишировать действительное происхождение ученика. Но тут явно комиссия магов и явно по серьезному поводу. Взгляд мэтра Эдд понял, как необходимость импровизации.
  - Достойные маги, я не могу со знанием дела обсуждать обстоятельства своего рождения, но мне говорили. что я появился на свет в некоей глубокой пещере, ибо так сложились обстоятельства. Меня учили, что Владыка Четырех Народов-наш король властвует над всем, что находится на поверхности земли, водной глади, но не под водой и под землей. Так что если я был рожден в пещере ниже поверхности земли, то значит, я не родился во владениях Владыки четырех народов.
  Оже одобрительно подмигнул, дескать, хорошо получилось!
  
   ______________________________________---------------- ______________________----
  В дело вступил маг Воздуха Остромир и задал несколько вопросов по заклинаниям Стихии. Эдд ответил и ощутил, что вроде бы ни в чем не ошибся, по крайней мере Остромир выглядел удовлетворенным ответами.
  Потом разговор зашел о том, кто его родные и откуда именно Эдд пришел в столицу. Эдд снова достаточно бойко ответил уже отработанную легенду, для которой учитель кое-что разузнал. Как оказалось, в верховьях Имми действительно жил род, имевший гербом меч и крыло орла, Род к этому времени почти угас и сильно обеднел. Еще в прошлом году живы были всего три представителя его- старый глава рода, ныне разбитый параличом, его дочь Джемма, пяток лет назад вышедшая замуж за другого мелкого владетеля, о котором информаторы могли сказать только ,что он буквально помешан на охоте, и сын второй, ныне покойной, дочери Весты, которому сейчас должно исполнится лет около двадцати, по мнению тех же знающих людей. Имя ему когда-то выбрали Тедермин или как-то наподобие. Описать его затруднились, так как ничего особенного в нем не было: молодой человек обычной наружности. Имел четыре или пять поединков с другими парнями его возраста, один из них закончился смертью его противника, остальные ранениями, которые выводили соперников из строя. Сам он получил только одно легкое ранение, вроде бы куда-то в голову.
   Год или полтора назад Тедермин крупно поскандалил со своими родственниками и хлопнул дверью, покинув родной дом, а потом и край. Куда он делся и чем занимается -никто с тех пор не слышал. Дед его с тех пор стал прихварывать, а потом и совсем слег.
   Джемма перевезла его в свой дом, так что у нее теперь два занятия: ухаживать за отцом и ждать с охоты своего супруга.
  Поскольку Эдд уже сказал, что некогда его имя звучало как Эддермин, все складывалось к его услугам. Даже если реальный Тедермин появится в столице, то Эдд может быть вызван им на поединок, но даже в самозванстве обвинен быть не может,
  если Эдд не выдвинет претензий на владения рода. Ну, если от них осталось нечто стоящее. Потому что он учится магии и обучение этому искусству не требует благородного происхождения. В дальнейшем заниматься магической практикой он тоже может без оглядки на происхождение, и даже придворному магу требуется для занятия этого поста знания и умения, а не происхождение от танов. Так что пока Эдд не претендует на владение землей рода или занятие поста королевского управителя провинции- его могут порицать, но не могут наказать-не за что. Особенно если Эдд не будет показывать герб, а просто говорить, что он Эдд из долины Имми. И -Тедермин и Эддермин-имена очень похожие, посторонний может их легко перепутать. А раз он перепутал одно, то может и другое.
  Впрочем, мэтр Оже уже ранее высказал идею. что визита Тедермина опасаться не стоит. Он не пояснил почему, потому что счел правильным не делиться своей мыслью, что тело Тедермина было использовано богами для помещения духа Эдда Брекенпула .Куда делись скелет Эдда, устрашавший королевство Малькольма и дух юного скандалиста с гербом из меча и крыла- осталось тайной Возможно, они разделены временем и пространством, а возможно, что кто-то из бессмертных анимировал заслуженный скелет новым духом и теперь ... Мэтр Оже не смог постигнуть замысел бессмертных в этом случае и на том остановился.
   Поэтому сейчас Эдд кратко рассказал о "своем" семействе и прежнем доме, стараясь выражаться подвусмысленнее, и пользуясь своим правом на сокрытие семейных тайн.
  Историю же с момента покидания "отчего" крова он изложил как то, что он поскандалил с дедом, который обвинил его в легкомыслии и мотовстве, после чего покинул дом, решив, что больше никогда не появится там. Он подался в городок Диссер, где сильно поигрался к кости, напился, с кем-то снова поскандалил, из-за выпитого вина не запомнив детали. Вроде бы это был человек явно из какой-то семьи танов, только откуда-из здешних или проезжих- проклятое вино стерло все из памяти. Он решил, что и этот городок он более не осчастливит своим присутствием, и отправился к морю.
   Поскольку денег почти что не было, он спал не на постоялых дворах, а где придется, в том числе и под открытым небом. Что он хотел от похода к морю- Эдд якобы не знал точно, но рассчитывал наняться на корабль, может быть, матросом, может быть, охранником от пиратов. В портах иногда собирались наемные отряды для участия в междуусобных войнах в соседних государствах. Но до моря он не дошел. Во время одного из ночлегов во сне с ним заговорил Сорбэ, что Эдда крайне удивило, ведь он рассчитывал на участие Инала-Воина. Сорбэ сказал юному искателю приключений, что у моря он найдет только неприятности и проблемы. Ему нужно заняться иным. В будущем году, когда наступит месяц Трав, ему будет дарован Дар владения Силой. После чего Эдд должен подойти в столицу и начать там обучение магии,
  До тех пор он может заняться охраной торговых караванов в Новис, где гномы открыли новые шахты и хорошо платят охранникам и другим работникам, которые перевозят добытое гномами. Подземные жители обязаны подчиняться своим правилам, по которым они имеют право покидать свои подземелья, шахты и плавильни только в определенное время. Поэтому весну и осень они сами ездят на торги, а в иное время нанимают людей-чтобы те перевозили ими добытое и произведенное на места ярмарок, продавали и везли в горы то, что нужно самим подземным жителям.
  Так что Эдду предложили послужить в охране каравана, который он встретит завтра в обед, отправившись к деревне Гнилые Вязы, а будущей весной ему скажут, когда и куда идти учиться магии. Если же он предпочитает игнорировать добрые советы и возможности, то вправе сделать что угодно-от продолжения пути к морю до утопления в местном пруду.
  Эдд же, проснувшись, не стал топиться или искать проблем на морском берегу, а поступил, как ему сказали.
  Такая была составлена легенда и вот сейчас Эдд изложил ее комиссии.
  Рефий выслушал это и извлек из поясной сумки фиолетовый кристалл, после чего смотрел на Эдда сквозь него, сначала сбоку, а потом прямо в глаза. Осмотром этим он остался обескуражен и заявил, что ожидал увидеть немного другое. Оже на это только хмыкнул.
   Он вообще считал магов Огня напыщенными болтунами, и Рефий не был исключением из этого правила.
  Остромир заявил, что ученик мэтра Оже. выглядит немного староватым для обучения магии. Но раз уж почтенный собрат по Стихии взялся его обучать, то это его выбор.
   Потенциал Эдда ему нравится, но он совершенно не уверен в том, что ученику можно поручить такое сложное дело. Третий маг по имени Энно, до сих пор помалкивавший, кашлянув, сообщил, что он соглашается с мнением о том, что юноше это поручать рано. И им придется снова посетить Храм и попросить Сорбэ о даровании им просветления, ибо они не уверены в том, что достопочтенный Терреш правильно донес до них поведанное ему. Возможно, и они чего-то не учитывают.
  Комиссия отказалась от угощения и покинула дом, а Оже последовал за ней. Уходя, он сказал домашним, что не знает, когда вернется, и не исключает, что завтра утром, поэтому обедать и ужинать пусть садятся без него. Эдду поручается проштудировать разделы обоих Кодексов, касающиеся взаимодействий между магами и королевским двором.
  Скорее всего, это было чисто формальное требование, чтобы ученик не бездельничал. Оба раздела занимали едва две страницы текста.
  
  
&n Далее будет средняя часть,в которой Эдд после поединка с одержимым магом вынужден совершить путешествие по необжитым местам,чтобы снять проклятие. ------------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  Во тьме, окутавшей его, звучал голос, от мощи которого неприятно вибрировало все внутри. Через пару столетий появились судовые и паровозные гудки, дававшие похожие ощущения, если ощущавший был близко о них, но сейчас Эдду было не с чем сравнить, а опыт с горнами, затрубившими прямо в ухо, прошел мимо него.
  -
  
  
  Эдд!
  Ты выполнил то, что ожидалось от тебя, и не укрылся за щитом правила 'Аран'.
  Эпидемия затухает, и от нее больше никто не умрет в столице, в том числе и заболевший вчера королевский сын по имени Адден. Ты можешь торжествовать победу, ибо начинающему магу сложно победить демона и одному остановить эпидемию. Увы, любое действие в магическом поле требует расплаты за это. За действие Силой - магический откат, за более сложные действия и расплата сложнее. Те силы, что разбудил убитый тобой адепт, тоже легко не уходят обратно. Пройдет время и тебе будет даровано знание того ужаса, что сделал Гранье и что хотел свершить дальше. А также о том, какими усилиями вырвавшееся Зло загонится внутрь тюрьмы для него.
  За удачу и победу приходится платить. Ты не раз шел в бой и на поединок, поэтому догадывался, что может произойти с тобой там. Даже победа может быть оплачена твоей жизнью, раной или увечьем.
   О тебе брошен жребий, и он таков. Цена победы -зрение.
  Это не значит, что до своей смерти ты будешь погружен во тьму. Нам удалось кое-что сделать, чтобы все не закончилось так.
  Поэтому с рассвета и до заката твои глаза видеть не будут. С наступлением темноты зрение постепенно восстановится и до рассвета ты будешь видеть.
  У тебя есть шанс вернуть зрение полностью. Если весной ты отправишься к перевалу Небесный Колокол, пересечешь хребет и дойдешь до моря.
  Как только ты окунешь руку в его воды, слепота полностью отступит.
   До дороги на перевал ты будешь видеть только в темное время, когда же выйдешь из города и достигнешь подножия гор, то будешь видеть, как и прежде, пока идешь туда, к морю. Магические способности твои будут расти, пока ты не дошел до подножия гор, затем, когда зрение вернется полностью они замрут, и ты до моря и омовения в его воде будешь способен ощущать движения Силы, но очень мало сделать сам. Хотя возможность пользоваться амулетами не ограничена. После моря- никаких сложностей.
  Еще важное из того, что случилось и случится с тобой -ты не должен пользоваться мечом до окончания своей жизни. Кинжалом, тесаком, ножом -да, но ничем таким длиной в локоть или больше. Ты можешь брать меч в руки, любоваться им, пробовать остроту заточки, но не должен обнажать лезвие его и наносить удары по чему-то живому или представляющемуся тебе живым. Нарушение этого вернет тебе слепоту.
  Поскольку ты будешь видеть не все время, в походе тебя могут сопровождать другие, довести до подножия гор и некоторое время побыть с тобою там. Дальше ты пойдешь один.
  Наступит весна и тебя позовут в поход.
  Ты что-то хочешь спросить?
  -Владыка Сорбэ, у меня два вопроса.
   Первый- могу я заниматься фехтованием, не нанося удары живому, а, скажем, чучелу?
  -Да, можешь. Пока не захочешь мечом нанести рану живому или убить живого.
  Нечисть и нежить мечом поражать- запрета нет.
  -Благодарю, владыка.
  Второе, что беспокоит меня: как мне, пока я ничего не вижу, проводить воздействие Силой?
  -Лучше воздержаться от него, пока ты не видишь. Если же тебе потребуется спасать свою жизнь или чью-то другую, и ждать темноты совсем нельзя-твой учитель расскажет тебе о способе Гизевиуса, как направлять Силу, не видя места направления. Но это крайний случай.
  Мы еще встретимся с тобой.
  Эдд очнулся. И ощутил, что ему не хочется покидать сон и увидеть то, что обещано. Хотя...ему обещали то, что он полдня не будет ничего видеть...
  Ощущения были, как тогда, когда прозвучал приговор о казни за измену. Нет. не так, а как тогда, когда его вывели из камеры и повели на королевский суд. Тогда он шел и ощущал, что это последние шаги. Остатки оптимизма еще говорили, что, может, все обойдется, не дурак же Малькольм, чтобы не видеть, что это смехотворно-обвинять его в измене. Ибо он отказался присоединиться к мятежу Северного Ветра и разбил его основные силы. Хотя мог присоединиться и к ним. А сейчас- он должен сам. лично свергнуть Малькольма, своим мечом и своими людьми? Это ерунда, абсолютная бессмыслица. Ну, и так далее. А бессмыслица оказалась решающей. Ноги даже сначала подгибались и тяжело их было ставить ровно и устойчиво, но постепенно походка приняла прежний вид. Видимо, ноги чувствовали лучше, что предстоит.
  И вот сейчас... Эдд взял свечу, зажег ее и пошел к выходу из храма. Скоро начнет светать и он ,если не успеет дойти до дома, окажется ослепшим на улице и даже без палки в руках. Солнце еще не встало, но людей уже было довольно много, ведь, чтобы отпереть с рассветом лавку или трактир и начать продавать, нужно еще до того все приготовить. так что Эдд снова улыбнулся, вспомнив про то, как его порицали за то, что он перед Красным Мостом поднял своих люде за два часа до рассвета. То есть солдат до начала войны регулярно. а то и постоянно встает за два часа до рассвета в своем городе и ничего, а на войне встать тогда же не может, чтобы его не застали спящим!
  до рассвета оставался уже где-то час, когда Эдд подошел к дому мэтра. Кухарка должна уже встать, и она действительно уже встала и впустила Эдда, когда он позвал ее с улицы. Теперь надо было посетить еще одно место на заднем дворе и можно ждать, что вскоре свет кому откроется, а кому-то погаснет.
  Ему сказали про это, но сознание почему-то не был готово поверить в это, вдруг как-то так и не случится...
   -------------------------------------------------------------------------------- -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Итак ,Эдд идет через первал Небесный Колокол в непонятные места,надеясь,что идя на заад,он выйдетк морю, и освободится от проклятия,если дойдет.
  Я спал, мне снилась какая-то бестолочь, а вещие прозрения, ниспосланные богами во сне до меня на сей раз не доходили. Потому я и проснулся от запаха гари. Увы, гарь исходила от меня-затлела одежда от искры из костра. Затушив подпалину и облегчив душу ругательствами, я снова попытался заснуть, но ничего не выходило- видимо, впечатления от такой обыденной вещи меня аж переполнили.
   . Увы, такое счастье часто подстерегает путешественников при ночевках в диких местах. Впрочем, для Призрачного хребта такая гадость не настолько страшна. Дикие звери, нежить с нечистью куда опаснее. Если же тебя за пять дней похода подпалило куртку, змей ты видел только дважды, из хищников встретил только тощую и облезлую лисицу, а из нечисти только астию, то что об этом можно сказать? Только то, что ты благодарен богам за тихий отдых в пустынной местности, где ни одна гадость не побеспокоит тебя, чтобы мог побыть в гордом одиночестве. И отдельная благодарность за отсутствие горцев!
   Но с благодарностью за тихую прогулку я немного поторопился и не так оценил их замысел-это они мне так дали немного отдохнуть перед визитом дорогого гостя. Значит, надо изменить сказанные мною слова. И теперь я видел здесь не одну, а две астии, и обоих пристрелил. Следующий гость будет тщетно искать этих рыжих бестий, у которых когти растут на самых неожиданных местах. Потому и важно их подстрелить подальше от себя. В книгах говорится, что раны от их когтей долго гниют у человека, задетого астией в последнем прыжке. Помогает только магия. Себе я смогу помочь, а тот, у кого талантов к управлению Силой нет- как он здесь найдет мага?
  И до рассвета я просидел уже без сна, поскольку никто не мог напророчить: это все визитеры или еще остались? С рассветом нежить с нечистью расползаются, потому можно и попробовать подремать, восполняя упущенное ночью. Так я и сделал. Потом занялся собой и побрел дальше, к Растанному перевалу. Правда, он являл собой скорее легенду, и не факт, что существовал вообще, но куда уже деваться- коль пошел, так уж дойду. Вдруг правдою окажется рассказ про озеро Мести, про убежище между ним и перевалом, про опасный спуск, за которым растут сады, в которых даже зимой что-то есть а деревьях. Верил ли я в эти рассказы? Частично. Озеро может и быть, какой-то распадок, что может сойти за перевал-тоже, вот вечный сад-откуда ему тут взяться? Разве что правдою окажется и легенда об отверженном боге, что перестал общаться с всем остальным пантеоном и ушел сюда, подальше от интриг и грызни. Он может и сады развести в высоких горах. У людей это выйдет вряд ли. Правда, можно ожидать и прихода в Башню Вампиров на прокорм тамошним обитателям. Никто не знает, куда она делась, потому может оказаться и здесь. Или нигде. Хотя я лично скорее поверю в гнездо вампиров, чем в сады. Правда, непонятно, из кого будут они сосать кровь в здешних местах? Ну, ведь пьяницы тоже попадают в тюрьму на неделю за мелкий дебош и на годы за свинство особого качества, и те воздерживаются, пока срок не отсидят. Вообще вампиров могли так покарать за их пороки-триста иди сколько там лет воздержания за десять выпитых ими досуха? Могли, наверное. А не сдохнут ли они от столь долгого периода без крови? Не знаю, я только слышал, что вампиры без крови слабеют, но вот насколько-до смерти или до не совсем? Еще говорили, что в этой башне жил лич, то есть как бы особо злостный вампир-колдун. Но я еще меньше знаю, сколько он без крови способен выдержать. Впрочем, в существование личей не очень верю. Не видел сам и не встречал достойного уважения свидетеля, кто своими глазами видел этот ужас древних времен. Дракона -были видевшие живьем, вампиров даже сам видел, всякой нечисти кучу -тоже, а вот личей никто. И недаром, потом как последний лич по слухам, помер тысячу лет тому назад. А люди столько не живут, и даже нелюди тоже.
   Да, все это была болтовня с моей стороны, призванная отвлечься ею от упорных мыслей о том, что ждет меня дальше. Я с молодости отличался тем, что малоразговорчив, и даже в девушках с трудом переносил склонность к болтовне, даже просил родных при выборе мне жены подобрать менее болтливую из возможных. Но это было в той жизни, еще до смерти. Когда мне был ниспослан Вейно, которого приходилось учить недоученому ранее, а для того много пояснять и рассказывать-наверное, это что-то сделало с душой. Как с краном в винном бочонке - ранее не протекал, а сейчас начал. От монолога отвлекла появившаяся передо мной уже третья по счету астия. Дробь разнесла башку твари. Одно лишь счастие даровано мне, что хоть серебра на ее убиение не требуется.
   Тварь я рассматривать не стал, поскольку она ни мехом, ни съедобным мясом не наделена, а коли так, то пошел дальше, насвистывая старю военную песню про детей воинов и хвосты. Тропа закручивалась как веревка вокруг горы. Дорогою назвать ее можно было только в припадке невероятного оптимизма, ибо шириной она не достигала возможности вести вьючного мула туда и отсюда, а человеки еще так разойтись могли, если шли без большого мешка на плечах. Головой я вертел, как дикий виллан, впервые попавший в столичный город. А что еще делать, пытаясь быть готовым к атаке с любой стороны? Это когда движешься в составе группы, то можно разделить меж собой стороны наблюдения, а когда ты один-поневоле пожалеешь, что у тебя не десяток глаз и рук тоже только две. Дорогу пересек стекающий сверху ручеек, и я решил, что надо бы пополнить запасы воды. Огляделся и ничего страшного не увидел, а потому забросил ружье за плечо и вынул из поясной сумочки амулет для проверки пригодности воды. Костяной кубик с рунами на гранях, погруженный в воду, потемнел. Увы, нельзя ее брать-не то ручей моет какую-то рудную жилу вроде свинцовой, не то где-то выше в нем сдох сурок и отравил собой течение. Жалко, но травиться нет никакой нужды. А амулет восстановится через полчаса отдыха, он не одноразовый. И я продолжил поход, подумав, что хорошо упитанный сурок не помешал бы на сегодняшний ужин. С едою все не радужно, а идти еще неизвестно сколько. Только сурку надо попасть в голову, которую дробь оторвет, оставив тушку в целости. Если же попасть в туловище, то мяса сурка на еду может и не остаться, он же не лось и не корова. Вообще с дичью второй день ничего хорошего не просматривалось-ни сурков, ни кроликов, ни козочек, да и птицы тоже такие-после ощипывания и потрошения в остатке будет одна кожа и той немного. К середине дня я устал и решил устроиться отдохнуть. На самой дороге я не стал размещаться, а залез чуть повыше нее. Там, на откосе удачно сочетались пара кустов и крупный камень, прикрывавшие от взгляда с самой тропы. Так что можно даже будет подремать. Сегодня в придорожном ресторане подавали зачерствевший хлеб с салом, посыпанный листьями джалалии для придания изысканного пряного вкуса. Вот и все, хлеба уже больше нет-дальше пойдут остатки галет. Сала тоже немного, зато листьев хватает. Если б они еще и насыщали, а не только создавали привкус и запах, похожий на чесночный. Чай я греть не стал-лучше вечером, а пока только водички. Устроился за этим прикрытием, окружил себя противозмеиной веревкой и задремал. Как раз солнышко пригревало и помогало переходу ко сну.
   Спалось хорошо, а вот просыпалось-не очень. Открыл левый глаз и как бы увидел, что прямо в мой глаз смотрит другой, чужой глаз. Похолодев, я раскрыл оба-и ничего. Ветка куста, травка. И ничего больше, если не считать всяких букашек. Снова захлопнул веки и открыл сначала правый -и опять взгляд в него в упор чужого. Да что же это такое, если одним глазом я вижу, а двумя -нет?! Привстал и огляделся: в небе какая-то птичка, на земле жучки и букашки, и ничего более. Тьфу! Это морок полдня. Описано такое путешественниками. Хорошо, что не привиделся хоровод неодетых левиц, приглашающих с собой потанцевать к краю пропасти. Да и на высокогорных тропах так вот задремлешь и грохнешься, резко дернувшись. И никакой тебе магии-пошел и не вернулся, и никто не скажет, что случилось и почему.
   Разве что призраком станешь и будешь терзать своим рассказом редких путников, пока не сформируется стойкое убеждение, что лучше помучаться, обходя гору с другой стороны, чем выслушивать нудные жалобы призрака с этой.
   Поскольку умирают многие, но призраком становится хорошо, если один из десяти тысяч померших, то вероятность этого понятно, какая. Иногда я думаю, что превращение в призрака-это в некотором роде кара богов. Посмертие, конечно, бывает разное, но жрецы говорят нам, что большинство людей пройдут и уйдут, как будто их и не было. То есть, если я страдал по кому-то или чему-то всю оставшуюся жизнь, то смерть для меня будет избавлением от этого страдания. А стань я призраком, так потом мне еще столетиями стонать о пропавшей своей любви и по тому, что умер в муках, а не во сне. Вроде так получается с теми, кто остался призраком, и так мне поясняли это жрецы Восьми бессмертных. Тут мне отчего-то вспомнились мои переживания, когда я узнал, что Марин умерла родами. Тогда я ощущал, что ничего хорошего мне не светит, ни до смерти, ни после. Перспектива была незавидная, а слова друзей и родных, говоривших, что все это пройдет, ведь не один я лишился своей любимой, и люди это пережили, и даже новую любовь нашли, меня не успокаивали. О новой любви, кстати, сказал мне двоюродный дядя Юрген, он вообще был человек неделикатный и мог рубануть сплеча, как это он и сделал, заявив, что ни одна баба и то, что у нее есть, не является незаменимыми. Только в столице и окрестностях есть еще пара десятков тысяч баб, которые ничем не хуже. Если же я их не желаю, то вдоль реки до устья еще много городов с бабами. Если же мне не подойдут и они, то можно поискать кого-то из кочевых народов восточной части. У них практикуется временный брак, так что, если какая-нибудь девица из племени Даби мне не заменит Марин, так и поменять не дорого стоит. Я встал и ушел, пока дядюшка не проявит широту души и не предложит мне найти горянку или людоедку с заморских островов. Думаю, он бы дошел до этого яруса широты души часа через два и еще после пары кубков.
   Я не стал ставить родных перед выбором заморской людоедки, не стал глушить душевную боль вином, а отправился воевать дальше. На войне куда легче с головой нырнуть в те занятия, при которых мне особенно некогда станет думать о том, кого у меня уже нет и больше не будет. В некотором роде я оказался прав, потому что на войне хоть как-то, но спал и все реже возвращался мыслями к ней, чем дома. Сначала 'реже' означало, что не десяток раз за час. Потом действительно редко, то есть раз в день. Потом я вернулся с войны и встретил Иллу и смог полюбить ее.
  Сейчас, конечно, брак и семья совсем не ко времени, но на душе не менее тяжко, чем в тех случаях, когда я потерял любимую. Может, дальше станет еще легче из-за воздействия чудес Растанного перевала. Неплохо бы. Уж если и на душе не посветлеет, так хоть что-то съедобное попадется.
   Грибы из незнакомых мест я есть опасаюсь, ибо там тебя от смертной тени отделяет совсем немногое. Да, собственно, и грибы окрестностей родного замка тоже. Про ядовитые ягоды в горной местности я ни разу не слышал, хотя в лесах и поле их немало. Но тот же ягодный куст может тянуть из земли разные яды. Ладно, если попадется, то проверю его тем же амулетом, выдавив сок из ягод. Более вероятно найти что-нибудь съедобное из животных, благо есть запас соли и разных трав и специй. Жаль, земляные яблоки здесь расти не будут, но, если найдутся не жутко кислые яблоки, можно будет их потушить с мясом. Если, конечно, оно тоже будет, я как-то это уже делал и вышло ничего так...
   И побрел я дальше. Чем в горах нехорошо ходить-тем, что перепады высот забирают силы быстрее, чем равнинная дорога, а когда идешь по незнакомым местам, где направление часто только угадываешь-еще хуже. Я попробовал сократить путь, не огибая все горки, но вышло еще гаже: подъем по каменисто осыпи оказался еще сложнее. Горцы обычно носят с собой палки, помогая ими при движении, то есть опираются, отталкиваются. Я об этом знал, но с учетом нередких появлений тварей занимать руку палкой не хотелось. Потому двигался пока так. Не исключалось, что дальше палка мне станет неотложно необходимой, но тогда ее не найду. А пока мог раздобыть ее - обходился. Как же горцы справляются- не знаю, раньше не спрашивал, а сейчас некого.
   Рыжая тварь выкатилась на тропу передо мной, так что я еле успел вскинуть ружье и выстрелить. Вот теперь передо мной любомудрская проблема из области вопросов: 'Что лучше: иметь или не иметь?'. Имел бы я палку в руках в этот момент, так вот мог и не успеть. Так что палка мне бы скорее помешала, зато вот теперь подбитая тварь корчится на тропе. Будь у меня сейчас длинная палка, я бы ее сбросил подальше и шел, не боясь, что она в агонии меня когтем заденет. Теперь придется подождать, пока она отмучается. Так что палку лучше был иметь. И как бедному путешественнику иметь и не иметь одновременно? Я лично вижу выход только такой-путешествовать со слугой, который и будет для меня тащить то, чего на мне никак уж не поместишь. А дальше начнется еще более сложное любомудрие-иметь или не иметь слугу, который и полезен, и требует пищи и защиты. В общем, непотребное какое-то размышление вышло. Надо будет нарисовать свою карту этих мест, и называть места по- своему: тропа Любомудрия, овраг Бессонницы, спуск Постоянных Ветров-после того, как я недоваренных бобов поел и прочие памятные места.
   Кто захочет переименовать-пусть сам пройдет и назовет в соответствии своим ощущениями. Если у него был понос там, где у меня запор -тогда он заработает свое право на имя на карте. А то я и так пошел по пути, о котором имел очень слабое понятие и карту, сделанную по принципу: где-то там.
  Опять рыжие твари. Но они отчего-то кидаться на меня не спешили, а уселись на пригорке и внимательно глядели в мою сторону. До них было шагов с сотню, так что одну я бы точно достал, но стоит ли тратить заряды на тех, кто мне не угрожает, а сидит в стороне. Я ведь не подряжался пройти маршрутом и всех, кого увижу- подстрелить. Потому я был готов это сделать, но не пришлось. Рыжие бестии провожали меня взглядами, но не трогались с мест. __________________________________________________________________++++++++++++
   Пройдя заставу астий, я глянул влево и остановился. Дорогу впереди медленно и неотвратимо переползала странно знакомая мне тварь. Не то змея, не то бескрылый дракон.
  . Аспидная чешуя блестит на солнце, как латы. Меня он не видел, так как оказался ко мне вполоборота. Да, это знакомо, я их видел в Марианских горах вместе с Вейно.
  Мы тогда эту тварь заметили и вовремя скрылись, а она нас нет. Потом попался скелет безвременно погибшего недодракона.
  Поскольку я сейчас обладал ружьем, то подумал о том, поможет ли оно мне, если безногий дракон захочет мню полакомиться. Есть сомнения, что пуля из ружья тварь уложит. На охоте есть особенность: когда охотишься за опасными зверями, надо учитывать, что дичь может тебя убить, а потом уже пасть от причиненных тобой ран. Мне почему-то не кажется, что, даже получив в итоге ставшую смертельной пулю, этот дракончик весом в половину королевской тонны (так я определил на глаз) падет и ничего не сможет сделать. Поэтому я и решил положится на скорость ног в случае нужды, ведь и марианская тварь, и здешняя еле ползают. А стрелять-разве что, когда ничего другого не остается. И куда-то в пасть или глаз.
   Я тихо лежал, ожидая, пока это чудо сползет в русло речушки и двинется по нему. Что ей там было надо-не ведаю, но скрылась в русле. И хорошо. Пусть рыбешек ловит зубами или речные камни брюхом полирует, а я пока быстро рванул вперед и остановился. Что-то запах знакомый остался на месте, где тварь поперек дороги ползала. Точно, этот гнилостно-болотный запах с мускусным ароматом, какой бывает в передвижных зверинцах, когда среди прочих редких зверей и змеи затешутся. Да, но на поляне, где наш лагерь был и кончился именно так и пахло. Но были там отпечатки лап, а тут их нет. Совсем нет. Может, это был их брат- извращенец, который травку вкушает или речную тину, а его братья и сестры с ногами вкушают и живых людей, и вьючных мулов, не гнушаясь и их рюкзаками.. А для чего тогда астии сидели и на меня смотрели? Или они хотели посмотреть, как кто-то из нас другого убьет, а они потом полакомятся проигравшим.
   Так что этот день снова увидел недодракона. А вот скелет другого, как это было в Марианских горах, боги мне не послали.
   . Так что теперь я смог вспомнить, что у змея лапчатого сорок четыре зуба, позвонков около сотни, но лично посмотреть не удалось. Зубы тоже подобрать не вышло, а сокровищ это безлапое не имело. Все, можно идти дальше
   Вскоре меня отвлекло новое зрелище-водопад. А, как меня учили еще в детстве, если водопад падает с высоты человеческого роста, то глубина воды под ним будет с тот самый рост, ибо вода вымывает под ним котловину. И что это значит? А то, что есть на мелкой речке глубокое место, где может водиться рыба покрупнее. Это не обязательно, но возможно. Конечно, в этой яме может сидеть некий монстр, но не нужно сразу о грустном. Поэтому я решил потратить время на ловлю рыбы. Червяков у меня не было и каши для прикорма тоже, хотя простенькая снасть имелась, основное качество которой заключалось в возможности сложить ее поудобнее. Так что я извлек это изделие, надел на крючок кусочек копченого мяса, оторвав его от последнего ломтика сала и закинул снасть в воду. И приготовился к долгому сидению над водой. Но снасть почти сразу потянуло вниз. Я аккуратно потянул ее к себе. При всей своей неопытности в рыбалке за прошедшую жизнь вдоволь наслушался рассказов, как порядочная рыба своим рывком рвет леску и уходит вместе с крючком. Но сачка у меня не было, что усложняло задачу. Мастер из столицы, что сделал удочку, утверждал, что леска из крепкого конского волоса и сама удочка выдержит рыбу весом до двух фунтов И вообще-то не соврал. Фунтового веса здешний житель вод ее порвать не смог. Таких рыб я не видел раньше, но выглядела добыча как рыб, а не как крокодил, потому я оглушил ее ударом об камень и продел сломанный тут же прутик ей в жабры. Теперь надо было закрепить успех, и нашелся второй рыб, польстившийся на дармовое копченое мясо.
   Можно было попробовать еще, но, пока я ждал поклевки и вытаскивал рыб на берег, то оглядываться мог ограниченно. Ко мне по мою душу никто не явился, но это же не может длиться вечно. Знамо дело, поэтому повезло, что никто не атаковал, и на том достаточно. Посему я занялся разделкой рыб для жарки. Потроха отправились в речку на радость рыбам помельче, а я стал искать место для ужина и ночлега. Нашелся каменный козырек, даже слегка могущий предохранить от дождя, под ним и устроился и разжег костерок для жарки рыб и чая. Съесть надо было обоих добытых, потому как до утра они могли и испортиться. Есть, конечно, опасность, что две съеденных рыбы тебя собой отравят, но нет никакой гарантии, что одна из них безопаснее сразу двух. Рыбы съелись хорошо, хотя я, по обыкновению, их где недожарил, где сжег, но ночью они мирно вели себя внутри меня. Утром заниматься рыбной ловлей я не планировал, потому что считал, что если надо идти куда-то, то стоит сначала пройти, сколько выйдет, а потом уже тратить время на обустройство лагеря и приготовление еды. Может, я и был не прав, но обычно так всегда поступал, уходя в поход. И до сих пор этот принцип плохого не приносил, надеюсь, и сейчас так останется. Ночью мне мешала спать какая-то местная гадина своим подвыванием, но что это нашлось здесь и насколько это опасно-идей у меня не было. Я снова двинулся вперед и через полчаса после начала движения мне встретился дом, стоящий близ дороги. Его слепили из камней, промазав стыки меж ними глиной, а потом и покрыв все стены еще слоем глины, возможно, с чем-то смешанной, и не исключаю, что чем-то вроде битума. В окне явно была рама, ныне уже выломанная, да и дверь кто-то убрал из проема. Я засунулся внутрь, но там была только крыса, при моем появлении юркнувшая в норку. Да, там давно никто не жил-везде налет запустения. Конечно, знай я о нем, можно было бы немного пройтись вчера и провести ночь здесь, но не вышло, так не вышло. А полезного ничего внутри не осталось-камень, полусгнившее дерево и крыса. Или какая-то тварь вроде нее. Интересно, это был жилой дом? Пожалуй, да, ибо другой надобности я для него придумать не смог. Тропа серпантином ползла вверх по горе, затем подошла к тоннелю. Я осторожно заглянул внутрь-неужели кто-то его пробил в горе? Странное зрелище он представляет: как будто кто-то раскалил острие копья и пробил гору насквозь, а наконечник проплавил толщу камня, как нагретый нож в масле. Впереди, метрах в тридцати, светит небо в противоположном его конце, но как-то не очень хочется идти внутрь, хотя ничего опасного и не видно и не слышно, какое-то предчувствие, вот и все. Не может ли это быть ловушкой горного тролля? Вроде как нет, не слышал ничего о таком. Троллей почитают слабоумными и магией не владеющими. Если бы им дать в руки кирку и заставить пробить туннель вручную, то явно бы справились, но не было бы таких гладких стен, словно проплавленных, а просто пробитые киркой.
   Я поднял камень и кинул его в тоннель так, чтобы он поскакал по полу. Несколько ударов и все. Надо идти. Но как - сделать факел или выломать палку и щупать дорогу перед собой? Пожалуй, лучше факел. Сделав его, я закинул ружье за плечи, взял пистолет в правую руку, а зажженный факел в левую и осторожно, словно наступал не на камень, а на тонкий лед, двинулся вперед. Пол тоннеля не был скользким, но шагал я так, словно боялся заскользить и остановиться где-то очень не тут, и не зря боялся-на середине пути в полу открылось аккуратное отверстие диаметром в полметра. Никаких бортиков или защиты, просто дырка в полу и все. Внизу чернота. Я пихнул в нее камешек на полу и не дождался звука его удара о дно. Не то он упал на мягкое, не то там совсем не было дна. И, пока воображение не подсказало, что именно таится там, в черной глубине, я побыстрее двинул вперед. Второго колодца мне не встретилось, так что оставшиеся метры я проскакал максимально быстро, отбросил почти догоревший факел и, прикрыв глаза левой рукой, вышел из тоннеля. И чуть не грохнулся: больно высокий порожек там образовывал камень, на который встаешь, выйдя оттуда, потому что до следующего камня- ступени-три четверти метра. И в глаза тебе бьет свет. Не увидел и шагнул на пядь дальше-летишь лицом вперед и катишься далее. Еще метров пятнадцать, считая собой все камни, какие есть. Это что-специально ловушка для путников или просто так совпало, там размыло, тут само отпало? Да, так никаких драконов не надо, сам пошел, сам не вернулся.
   Глаза потихоньку привыкли к свету, и я смог спуститься вниз, к бьющему из скалы источнику вниз. Вот его обиходили, железную трубу вставили, и ложе мелкими плоскими камнями вымостили. Я пристроил возле него флягу, чтобы через магический фильтр набиралась внутрь вода, и сам посидел близ него, попереживал, как это я мог и в колодец ухнуть, и все изгибы горы пересчитать собою. Но все же через гору прорвался. Теперь мне идти в распадке меж горами без всякого пространства для маневра-ширина прохода шагов восемь. Особо не отойдешь и не отпрыгнешь. А слыхал ли я про такое про эту дорогу-нет, ничего такого не было. Или стерлось из памяти прошедших тут. Ладно, теперь моя очередь через что-то пройти и забыть в досаду тем, кто придет после меня. А что-чем моя забывчивость хуже прочих? Я это делаю не менее успешно, чем другие
   И пошел я дальше искать, что еще можно увидеть и забыть или перепутать. ________________________
  В проходе я больше смотрел наверх, опасаясь падения камня со склона, а под ноги глядел через раз, за что и был наказан. Внезапно голень правой ноги как будто капканом зажало. Опустил взгляд и увидел, что красноватый камень, что лежал рядом, как будто мою ногу взял и охватил каменным объятием. Именно такое у меня сложилось впечатление. Я выстрелил в это красное вокруг ноги, молясь, чтобы пуля не отрикошетила в совершенно необходимое мне место на теле. Она врезалась в камень и вошла в него с хрустом. И тиски вокруг ноги разжались. Сначала на красноватом фоне появилась дырка, из которой проступила темная кровь. А затем камень приобрел вид черепахи, разжавшей пасть и отпустившей мою ногу. Отпустила тварь меня неохотно, но по необходимости-жить ей уже времени не оставалось. Что это- морок? Вроде нет, амулет на нее о не среагировал, а черепаха была и от камня ее отличить никак невозможно. Да, сейчас она мертвая и вида обыкновенного, только весьма крупная, Цвет панциря тоже обычный для этого вида живностей. Неужто она, лежа на камне, приобретала окраску, как камень под нею, а если бы был песок, была б песочного цвета? Родители мои, что же это творится на земле!? Вдоль рек и озер, где пищи и воды вдоволь, там черепахи обычные по размеру и не опасные, а в горах, где с едой и водой не разгуляешься, такая тварь огромная вырастает, да еще и которую на камнях не видно! Куда катится мир, уж не к своему концу в битве Льда и Огня?
   Я оглядел ногу. Тупые зубы черепахи не прокусили сапог, но изрядно испохабили его внешний вид. Слюна внутрь не затекла-и на том спасибо, вдруг еще окажется ядовитой. Еще раз подошел к черепахе и поддел ее ногой под бок. Она перевернулась кверху брюхом, но признаков жизни не подала. Результатом этого было только осознание факта, что передо мной самец черепахи. Придется теперь глядеть под ноги, в подозрительные камни палкой тыкать. И, возможно, дождаться падения чего-то на голову. Хоть той же черепахи, которую на какого-то древнего мудреца уронил орел, решивший, что лысина мудреца- это камень, об который удобно разбить ее панцирь. Так замкнется круговращение черепахи в природе, и она, как известный великий змей, ухватит себя за хвост. Хвост у черепах есть, хотя и скромных размеров, но у меня нет и такого, о чем я совершенно не жалею.
   Сломанная палка нашлась неподалеку от места смерти странной черепахи, потому было чем переворачивать камни, но второй такой не встретилось. Таки надо будет написать книгу про путешествие за хребет, ибо есть, что отразить по землеописанию, и есть что по монстрологии. Мэтр Оже говорил, что маги иногда пишут про пережитое ими в походе, и эти описания отдают в столичный храм. Всякий маг и обучающийся магии может их читать, если не выносит их за пределы храмовой библиотеки. Беда только в том, что я не сильно любил писать даже письма, а тут целая книга с картами и описаниями. А может, уложить книгу в одно-два предложения? 'Ходил за перевал Небесный Колокол, ходил долго, ничего хорошего там нет, потому не советую людям в здравом уме ступать по моим следам. Если же кому-то делать нечего-приходите и получите, что заслужили'.
   Если же мой труд будет в школе служить учебником, то школьники меня прославят-только выдающийся лентяй не сможет заучить его наизусть и отвечать на уроках одной фразой. И никакой дотошный учитель не заставит выучить больше-за неимением того, чего больше. А черепаху надо как-то назвать. Допустим, 'черепаха кусучая, что прячется среди того, на чем лежит'. Или лучше заногукусачая, а не просто кусачая? Надо подумать. А можно и не спешить с этим. Еще не вернулся, книжку писать не собрался и не написал. Можно и оттянуть до того момента, когда черные эльфы побелеют, как говорят в городе Дареме, когда хотят сказать о чем-то, что никогда не наступит.
   Проход с черепахами закончился, начался спуск в распадок, густо заросший колючими кустарниками. Шиповник, ежевика, еще что-то наподобие, но не менее колючее. Шиповника я набрал с собой, а вот над ежевикой постоял, терзаемый противоположными чувствами, потом решился и попробовал. Вкус был как у недозревшей ежевики в лесу, но, возможно, она тут лучше и не бывает. Поэтому я запихнул в себя пару горстей ягод, очистил руку соком совсем незрелых плодов и пошел дальше, размышляя на низменную тему-пронесет или нет. Увы, в походе о том и думаешь, а не о возвышенном. Еда определяет качество твоего бытия. Нет чего съесть-думаешь о еде, нашлось что-то вроде как съедобное- размышляешь о том, не отравишься ли только что съеденным, особенно в незнакомых местах, к плодам которых еще не привык. В них обычная проза жизни может превратиться в кошмар, особенно, если имеющийся лечебный амулет не справится с отравою. Но ежевика пока не стремилась покинуть меня с ужасом и громом, оттого я смог оторваться от размышлений о возможном и больше внимания уделил настоящему, а именно покойнику близ дороги. На сей раз это был не давно покойный змей, как в Марианских горах, а относительно свежее человеческое тело. И чем больше я на него смотрел, тем меньше мне это зрелище нравилось. Я как следопыт-очень среднего уровня, но выглядело все так, как если бы покойного не то могучим ураганом, не то не менее мощным колдовством где-то далеко приподняло, протащило, а здесь с силой шлепнуло оземь, да так, что мало что из костей осталось целым. Не помогло бедняге то, что он попал на песчаный участок, а не на каменную глыбу. Кости во многих местах прорвали кожу, череп явно лопнул тоже, ружейное ложе сломано, лопнула часть ремней амуниции. И по песку вокруг видно, что ходила вокруг него только хищная мелочь, пожевавшая его отдельные места и ни сам он не пришел, и никто другой его тоже сюда не принес. Так что, если исключить магию творения, создавшую его на этом месте из муравья или какой-то полевой мыши, появиться он мог только двумя путями: свалиться с небес или из-под земли вылезти. Но я не слышал, чтобы засыпанный землей человек, выбираясь из-под завала, сломал ноги в трех, нет, в четырех местах. а с треснувшим черепом он и не вылезет. Остается полет и падение сверху.
   Да и одет он не для здешнего климата. Я лично в такой легкой одежде вышел бы в летний день куда-то теплом юге, но не на Небесном Колоколе и дальше за хребтом. В горах днем можно и изжариться, особенно на открытом месте, но ночью будет уже нечто другое, потому ходить без куртки, но в тонкой рубашке и легких ботинках- немножко оригинально. Я попытался найти на нем признаки того, откуда он и как его звали, но не преуспел. На рукоятке охотничьего ножа выжжены буквы В и М, хотя нож может быть трофейным. И сталь хорошая, и сделан красиво, можно и в людном месте пофорсить. На фляге и прикладе никаких знаков владельца нет. Ружье похоже на мое, правда, убито окончательно падением вместе с хозяином, на поясе рог с порохом и сумочка с готовыми патронами, что в некотором роде дар небес, поскольку мне они пригодятся. Подумав о даре небес, я ощутил двусмысленность этой идеи. Как-то нехорошо выходит, хотя я сам не колдовал и богов не просил, чтобы мне какого-то прохожего сбросили для пополнения запасов. Еще в наличии нож, фляга, сумка через плечо с разной житейской мелочью и скромным запасом еды. Денег-никаких. Итого что получается? Неизвестный мне человек вышел в жарком месте, рассчитывая, что уйдет недалеко, максимум до конца дня, отчего сможет где-то перекусить, и не в лес, и не на рыбалку, и не на охоту. Но тут на него...
   Теперь надо подумать, что с ним делать. Я вырыл могилу, поместил его туда, засыпал, положил в изголовье камень, в выбоину на котором пристроил нож незнакомца. Поскольку я не знал, какой он принадлежит вере, то ограничился только пожеланием покоиться с миром. Себе я оставил патроны, фляжку, еду и мелочи из сумки. Помершему они уже не нужны. Я пошел дальше, угрызаемый двумя вопросами, на которые у меня не было ответа. Второй безответный вопрос звучал так-почему покойник мне подозрительно напоминает своего двойника. Как это ни странно, но факт. Лицо, конечно, от падения пострадало, но цвет глаз такой же, как и у меня, рост такой же, очертания фигуры похожие. И у обоих небольшой шрам на лице в одном и том же месте. Я даже померил оба шрама- длина совпала пересекающий левую бровь. Волосы у него подлиннее, как бывало и у меня, когда на войне было не до стрижки и бритья. Душа этой мысли сопротивляется, но что-то в этом есть и отмахнуться от этого невозможно. Хотя легко придумать опровержение, ибо лицо покойника все же травмировано, оттого и явно не будет похоже, и мало ли кому острием ы в лицо прилетало.
   Хотя другие думы немногим лучше-откуда он тут взялся, и какая сила его туда забросила. Да, вот так поедешь в соседний замок в гости и исчезнешь из мира живых, причем никто не узнает, как это вышло.
   Мрачная история получилась и бьющая по нервам. Конечно, за свою жизнь я не раз рисковал ею, а иногда даже ни за...собачий хвост. О том, что все могло закончиться плохо, голова тогда осознавала, но как-то отстраненно-да, может быть и плохо, да, может случиться и того-с.Но иногда что-то цепляло и пробирало до глубины души, что и я мог оказаться на месте погибшего быстро и печально. Вот и сейчас так зацепило, как крючком за душу. И недодракон, живой и необглоданный, не затронул, и невидимая глазу черепаха-не проняла, а человек из теплых краев, выпавший, как дождь из тучи-задел. Пора вставать, идти и отвлечься от тяжелых размышлений о возможности того, что с тобой может случиться невесть что, а не банальные стрела, камень, понос и родимчик с золотухой... Хотя чего об этом рассусоливать-я пошел на хребет от отчаяния, великолепно осознавая, что могу оттуда не вернуться, и даже более того-риск здесь выше, чем где-либо. Но пройдешь и получишь возвращение зрения. Поэтому чего дергаться-стоит оступиться и ухнуть с высокой скалы, и картина при этом будет аналогичная, только одежда будет чуть отличаться. Но какая разница для разбитого в хлам человека, насколько теплые на нем штаны...
   Я брел дальше о тропинке бедствий, пытаясь не думать об увиденном, но не выходило. Тогда я занялся самообманом и стал себя отвлекать на мелкие детали истории упавшего. Например, думало его ботинках или о том, отчего при нем не оказалось денег. Ботинки у него были очень.Подошва достаточно толстая, в них можно ходить не только по полю, а верх-очень тонкая, почти перчаточная кожа, и есть небольшие отверстия для вентиляции, окантованные усилением, чтобы не рвались. С моей точки зрения, в таких надо ходить по пескам в жарком месте, а вот в лес и горы надеть нечто помощнее, а то сучком тонкую кожу проколет или мелкая тварь прокусит. Насчет денег - они, наверное, были где-то при нем, но, когда он падал, вылетели из кошеля и упали где-то в другом месте. Так я себя отвлекал всякой ерундою, потом стал думать, можно ли в случае возвращения будет как-то хоть приблизительно определить, откуда он и сообщить о нем. Желание было из почти несбыточных, хотя теоретически шансы были. ____________________________
  Если я не слишком поумничал и правильно определил, что это ботинки для хождения по песку, которого много в местах проживания павшего, то можно выяснить, в каких местах такие делают. Если же это его личное изобретение, которое он заказал местному сапожнику и тот сделал уникальную вещь-тогда увы. Съеденная ранее ежевика напоминала об этом событии только кислым привкусом во рту. Я встал и отправился далее, мимолетно подумав, что что-то астий не видать. И нескольких минут не прошло, как рыжая пакость попалась на глаза. Гм, а, может, это тропа исполнения желаний. Захотел пополнения запасов-с неба свалилось пополнение их, захотел увидеть астию- и она явилась. Чего бы еще пожелать- охваченную любовным томлением девицу или прямо сразу пожелать знание какого-то очень убойного заклинания-нести свет и мир в здешние места. Усмехнулся и всадил пулю в астию. Тварь аж подбросило. Вот так - и смерть следует за мной, не отставая. Подходить к ней ближе я не стал-ничего интересного, а пуля этих тварей укладывает надежно. Коль я ей попал в лопатку, то уже не встанет, а через сколько минут она отдаст концы--какая разница?
   Дорогу пересек ручей, через который был переброшен ствол дерева в качестве моста. Еще вчера бы я спокойно перешел по бревну, но сегодняшние приключения мне прибавили задумчивости и поиски сложного в простом, потому я переходил речку хоть и по стволу, но с предосторожностями. Кинул камень на сам мостик, потом влево и вправо от него в воду. Ничья лапа при этом не вылезла, обманутая моим хитроумным маневром, потому я еще раз кинул камень, и ничего не добившись, кроме попадания в деревяшку, вступил на бревно и перешел его. И даже после меня бревно не превратилось в смертоносную ловушку, опоздав с захлопыванием.
   Так я миновал мост и направился далее. День выдался богатым на приключения, и что-то конца и краю им не было. Хотя надо сказать, что тут я был не очень последовательным, ибо если отправляешься в дикие и опасные места, то чего удивляться последующим приключениям? Скорее следует считать странным то, что до обеда ничего не встретилось, и после не больше. Но я отнюдь не мерило логичности, в чем охотно признаюсь. Вот прибил черепаху и ее мясом не воспользовался, ибо брезглив к мясу разных ящериц, змей и крокодилов так, что даже в сем далеко не изобильном едой краю предаюсь переборчивости. И правда, черепаху и жабу я есть соберусь только с жуткой голодухи, какой еще в жизни не испытывал.
   И все-таки есть что-то в этой дороге от тропы исполнения желаний-стоило подумать о том, что приключений на сегодня многовато, как меня уверяет действительность, что их не многовато, их еще больше. И это не паршивая астия, это классом выше- геммерт. А вот что он здесь делает, на травянистом склоне горы, а не в любимых им березовых рощах? Ну ладно, раз забрел, стервец, неведомо откуда, так пусть и уходит неведомо куда. Я взял его на прицел, но не успел еще выстрелить, как геммерт резко затормозил и, странно извернувшись, сменил направление бега и умчался вверх по склону. Как-то дико не только видеть его тут, но и наблюдать, как он прерывает атаку и чешет восвояси. На рану он не крепок, но, чтобы он смывался до получения заслуженной пули-такого в книгах еще не видел. Тварь эта представляет из себя как бы помесь собаки с кошкою: голова кошачья, только очень крупного кота, передние лапы собакоподобные, задние - как у большого опять же кота. Хвост бубликом, как у дворовой собаки, но зубы и когти весьма приличных размеров. Иногда еще они окрашены в серую или черную полоску, отчего при движениях мышц на бегу кажется, что он во что-то трансформируется в кого-то другого. Вот ведь занесло это создание Хаоса в такие места-кого же оно тут поедать будет?! Может, астиями питаться начнет, если, конечно, их вообще есть можно. Но я совершенно не собираюсь мешать ни процессу пожирания одной нечистью другой, да и тому, что сожравший врага победитель своей добычей отравится-тоже. Пусть сдохнут не только сами, но и прихватят. собой ближайших сородичей.
   Но геммерт на том не успокоился, а через пол-лиги решил-таки добраться до меня со второй попытки. Но на радость всем тем, кто его может встретить в березовых лесах вдоль реки Реле, ну и здесь тоже, он, когда разгоняется, испускает такой вот стонущий звук пастью. Оттого есть шанс услышать и приготовиться. Первая пуля, попавшая ему в собачью лапу, его опрокинула. А дальше я прицелился поточнее и попал в голову. Счет тварей, убитых мною по дороге, умножился. Что же делать-был у него шанс уйти живым и сэкономить мне боеприпас. Но что взять с тварей Хаоса-они в основном только рвать и грызть способны. Самые умные могут прервать атаку и добраться до тебя по -другому. А в массе чаще просто тупой напор и рывок поближе к твоему горлу.
   Поход протекал достаточно разнообразно, для полного счастия не хватает только демона. Вот тут пришлось прервать мысль, потому как так и действительно выйдешь на следующий поворот и увидишь кого-то из этого племени. А сокрушить его нечем. Для изгнания демонов существуют разные заклинания и магическое оружие, воспользовавшись которым, можно отправить демона в иной мир. Я слышал, что не все из рогатой братии способны находиться в нашем мире долго, если не захватят чье-то тело, пусть даже это будет корова. Тогда есть некоторое время на шалости. Но, это будет, пока тело, захваченное демоном, не будет уничтожено. После такой неприятности демон отправляется восвояси и даже лишается возможности на некое время вернуться. Иногда это может длится столетиями, но обычно считается, что изгнанный демон на два-три года обязательно теряет возможность посещать наш мир. И даже через пентаграмму его не втащишь.
   Про демонов и их проделки и поражения можно рассказывать несколько вечеров подряд у костра, и не все будет неправдой. Но самая истинная правда состоит в том, что чтобы ты не слышал у костра, в том числе и про посрамление рогатого племени, лучше всего не пересекаться с этой братией, особенно если ты не очень сильный маг или обладатель какого-то страшного для них амулета или оружия.
   Один человек, столкнувшись с демоном, предпочел убить себя ядом. Он справедливо предполагал, что самоубийство будет менее ужасным, чем другой вариант. Хотя видал я и одержимых, из которых некогда демона выгнали. Жуткое зрелищ-навсегда потухший взгляд, полное нежелание' то-то делать, ранняя смерть. Нередко и сумасшествие- не приспособлены наше тело и разум для такой нагрузки. Потому-если столкнешься с демоном в совсем диком месте, выручить тебя будет некому. Если в отряде может найтись человек с магическими способностями или порядочным амулетом, то у тебя одного....
   Поэтом я подумал о демонах очень опрометчиво, так и легко доболтаться до реализации мысли о встрече. Такова природа человеческая-хоть иногда, но ляпнуть языком себе на горе. Но как иногда хочется так вот ляпнуть, а когда свершишь, на секундочку такое на душе облегчение и радость!
   Начало темнеть, потому самое время подыскать себе место на ночь и чего-то приготовить. Этим я и занялся. Сегодня для ночлега пещеры не полагалось, а растягивать нечто вроде известного собачьего тента я не стал и пренебрег возможностью не намокнуть из-за того, что лучше промокнуть, чем закрыть себе возможность наблюдения и прицельной стрельбы. Исходя из этого, под утро подвергся дождичку, героически проснулся и закутался в полотнище палатки. Хорошо, что дождик был кратковременным и несильным. Итого рассвет я встретил невыспавшимся и продрогшим и ту сырость, что набрала одежда, преодолевал чередованиями бега с усиленной ходьбой. В гробу я, конечно, видал бег в гору, но надо же как-то обсушиться. Погода мне немножко помогла теплым ветерком, отчего я и не простудился. А дальше было нечто невообразимое. Не атака бестий со всех сторон и даже с воздуха, не демоны Подземного Пламени, а внешне вроде как ничего особенного-редкий смешанный лес, ближе к речке были березы, отчего-то вымахавшие ввысь и вширь с порядочную липу или тополь, потом молоденькие сосны, за ними сосны повыше. Пока я шел мимо берез, только удивлялся, как это они в горах широко развернулись, в соснах-было какое-то гнетущее предчувствие, отчего я пытался смотреть сразу во все стороны и во все же стрелять. Но дальше тропа вступила в поросль молодых дубов и вот тут мне стало плохо. Каждое дерево словно кричало о чьей-то погубленной жизни и этот голос ветвей и корней звучал во мне.
   -Меня по подозрению в подготовке мятежа посадили в камеру герцогского замка и забыли обо мне. Приносили раз в день кусок хлеба и кувшин воды, и все. Сколько я сидел в полной темноте- даже не знаю, потому что сбился со счета. Однажды тюремщик принес еду очередной раз, но я не смог встать с пола, потому что умер во сне.
   -Меня звали Бруно, я из города Арвеста. Однажды в полдень весь город вспыхнул и сгорел, и никто не смог спастись, по ому что колдовское пламя настигало даже тех, кто пытался убежать от него.
   -Я е назову своего имени, ибо проклят. Моя жена и мой брат были недовольны тем, что я живу, поэтому они извели меня проклятием, от него я не умер сразу, а два дня у меня отовсюду сочилась кровь, даже из стыдных мест. Мои слуги боялись подойти ко мне, словно моя кровь перенесет проклятие еще и на них. И когда я умер, то ощутил невыразимое блаженство потому, что все это закончилось.
   -Меня замуровали в строящуюся башню, чтобы враг владельца стал полезным для него.
   - Я жил как обыкновенный человек, в меру совершал доброе, в меру плохое. Таких, как я, полным- полно в любом городе. Так я и прожил бы свою обыкновенную жизнь, если бы меня не похитили и не принесли в жертву духам Зла. Мучители знали свое дело, поэтому я умер только к вечеру второго дня.
   И так каждый дубок на этом параде смертей. Разорван демоном на перекрестке дорог, казнен без всякой вины, умер от ран после сражения. От множества имен болело сердце и пухла голова.
   - После взятия нашего города нас загнали на тонкий лед реки, он провалился подо мной. Долго плавать в холодной воде я не смог.
   -Пытался сбежать от кочевников, что вели нас на невольничий рынок. Для наведения страха на остальных мне вспороли живот и так бросили в степи. Смерть пришла ко мне не так быстро, как хотел я.
   От людских драм кружилась голова, заплетались ноги. Когда деревья закончились, я без сил упал на траву и долго отлеживался. А дальше побрел, нет, скорее потащился, загребая ногами, с трудом выдерживая направление движения и готовый снова упасть, потому как сил совсем не было. О самообороне и думать было нечего-разве что от какой-то твари, у которой сломаны три из четырех лап.
   А голоса замученных все звучали в ушах: 'Я Ирен из Венле, я Менно из селения Реам, я...' Имена звучали, и, как осенние листья с деревьев, устилали лесок. А вот как это все получилось, что лесок на хребте говорит о жизнях десятков людей, погубленных за несколько столетий- это тайна, пока непостижимая для моего разума. Нутром чую, что без магии тут не обошлось, но вот как именно-совершенно непонятно.
   А вот про то, как в здешнем лесу отобразились события из многих мест и многих времен-над этим стоит подумать, особенно потому, что некоторые дубы моложе страданий человека, вещающего из них. А как это возможно-нет у меня ответа. Слышал я, что отпечаток ауры человека можно получить и сохранить, должно быть, возможно и заставить этот отпечаток говорить. Есть же призраки, что говорят и даже что-то делают, но при этом привязаны к одному зданию или комнате. Когда-то мне с друзьями пришлось останавливаться в замке Флом, где уже столетие в годовщину события убитый братом барон Леммерт Флом полчаса стонет и горестно вопрошает своего убийцу. Мы дождались, когда настало три четверти часа до полуночи, и правда, барон возопил в ночи: 'Гвидо, не делай этого, прошу тебя!'. Крик перешел в стон, а стонал он почти до полуночи, при этом глазами мы призрака не видели. Язык с тех пор сильно изменился, но нам любезно разъяснили, что тогда вспомогательный глагол больше писали, чем говорили и прочие тонкости. Теперь уже это не драма, а, скорее, развлекательное действо для семьи.
   Но у многих владетелей свои резоны. Барон вроде Фила Нанти может много рассуждать, что его бабушка гуляла напропалую и наставляла деду рога не только с соседними владетелями, но и с прислугой, но при этом не всегда до него не доходит, что таким образом законность рождения его отца или матери как бы сомнительна. Я помнил, что говорил мой дед про это семейство, поэтому не удивлялся его глупости и тому,что это тоже традиция.
   Традиции, традиции...стоп, а не появился ли этот лес плача по загубленным жизням тоже от какой-то традиции? Ну, скажем, все эти шепчущие вместе с ветром голоса принадлежали пропавшим без вести или умершим неотомщенными. Да, второе правильнее, потому что был рассказ проклятого, к которому слуги подойти боялись, то есть о его болезни и смерти знали. Вот кто-то не мог отомстить за смерть, а забыть оказался не в силах. Ведь не всегда можно свершить месть по каким-то причинам-скажем, если вспомнить рассказ про тех же кочевников, казнивших пытавшегося сбежать-пойди их потом найди в степи! Вот незабывший шел к магу или жрецу, или даже вообще к Темным силам и получал от них, ну, скажем, кусочек дерева или камня, на который магически записан слепок его ауры ну или что-то еще, вроде управляющего заклинания. Далее он тащился сюда, и, дойдя, вырезал в коре дубка щель и вставлял туда деревяшку с записанным. И вот потом, может, даже через несколько лет, в шумящих под ветерком листьях дубка прорезался стон о погубленной жизни: 'Ворота темницы захлопнулись за мной, и все живые забыли меня в камере второго яруса. И пока билось мое сердце, я мечтал о солнечном свете, что когда-то увижу его снова''. Понятно, что таких неотмщенных было много, но вот далеко не у всех их родные и друзья могли дойти досюда и оставить послание в шелесте листьев. Наверное, не все знали, что это можно так сделать. Вот теперь и я выслушал письма из прошлого. А сможет ли кто-то оставить такое про меня? Не знаю, да и зачем мне шептать путнику, что для того, чтобы у меня окончательно восстановилось зрение, пропавшее на светлое время суток, пошел я в неизвестные края, где и погиб от чего-то там. скажем, от колик в желудке после недозревшей ежевики. Тоже мне -драма...
  . Поскольку я сегодня так и не пообедал, да и сейчас есть не хотелось, то ограничился кружкой настоя ягод и парой сухарей. Ничего, завтра наступит утро, с рассветными лучами прибавится и аппетиту. Ну, я так надеюсь, что рассвет придет ко всем в этой долине, не исключая никого. Даже если здесь затесался вампир-и ему желаю дожить до рассвета, и чтобы в его глаза попал свет рассветного солнца, а коль захочет, так и в другие места тоже.
   Сну моему никто не мешал, за что не знаю, кого благодарить. И дождика не случилось, опасные твари не подошли, а разная мелочь своим шумом не могла пробиться сквозь мой сон. Правда, вода в ручейке, когда я пошел ополоснуться, отдавала неким неприятным привкусом. Раньше я такого не встречал, поэтому пришлось водные процедуры свернуть-кто знает, какую рудную жилу моет этот ручеек и какой именно минерал портит вкус воды. Так и безвременно облысеешь от подобных добавок в воду. Весь день этот вкус стол во рту, и как я не полоскал его и не жевал всякие травы, лучше не становилось. И так и не понял, что это за вкус.
  Но, может, тропа желаний услышит скрытое в моей душе и оттого приблудится ко мне самка собаки или кошки, которой приспичило прогуляться по погибельным краям. Так я подумал и усмехнулся своим мыслям. Ладно, демон с ними, приблудится дикая кошка, безопасная в обращении-пусть идет рядом. Продукты, правда, не рассчитаны на такое усиление, так что придется ей бегать вокруг, добывая птичку или рыбку. А сможет ли она бегать столько, чтобы и не отстать, но и раздобыть себе пропитание? Не знаю, собаки в походах бывали, от группы не отставали, но, правда, едой их обеспечивали люди, а они разве что суслика меж делом разроют в норе и съедят. А вот кот-практически нет. Ладно, помечтал я немного, посмотрим, насколько осуществит это тропа желаний-
   Тропа желаний, очевидно, исполняла желания по очереди, оттого не нашла для меня животное для совместного времяпровождения, а вспомнила, что когда-то я пожаловался на отсутствие приключений, и вывалила их полной горстью. Грянул выстрел, и пуля свистнула совсем рядом с левым ухом. В байках возле костра или за столом обычно говорят, что стрела или камень прошли на волосок от тебя, ну или на другую малую меру длины. Но так я об этом подумал позднее, а пока, укрывшись за валуном, пытался определить, что это за нарушитель спокойствия. Пока было понятно, что стрелял он откуда-то спереди от меня. Ветерок дул мне в лицо, так что дым горелого пороха и принесло в мою сторону. Я аккуратно и медленно стал поднимать шляпу на ружейном прикладе из-за камня. Снова грянул выстрел моего противника, шляпа свалилось на землю, и я снова смог понюхать запах горелого. Значит, он меня видит и продолжает пытаться достать. Поднял головной убор с земли и не увидел на нем пробоины-а как же он тогда его сбил? Должно быть, пуля врезалась в валун и отбитым кусочком камня мою шляпу и сбило с приклада.
   Ага, стрелок уже дважды в меня не попал, правда, о результате последнего выстрела он может не догадываться. А вот теперь его положение малость осложнилось из-за нелегкого выбора-что делать дальше?
   Два заряда уже выстрелены, а цель цела. Это уже слишком подрывает бюджет покушения, потому как бедный человек не должен много стрелять мимо-ему это не выгодно, да и жадность задушит. Так что должен он либо идти вперед и таки добить меня, либо очистить поле боя. Ладно, снова испытаю его на прочность- и снова приподнял шляпу. Противник не реагировал. Я убрал, подождал, потом еще раз попробовал. Нет реакции. А теперь передо мной неприятный выбор -рискнуть, высунувшись или еще ждать? Я преисполнился оптимизма, решив, что он сейчас уже сматывается и предположение оправдалось. Он уже удалялся. Согбенная фигура, словно ожидающая пинка под зад, мешковатый балахон бурого цвета, на голове облезлый колпак. Оружие его я не разглядел. До него было швгов с двести, то есть можно попасть, а можно и нет, но с профилактической целью надо бы поразить. Потом я прицелился и выстрелил. Фигура с воплем приземлилась на склоне, потом вскочила и, явно припадая на правую ногу, скрылась в кустарнике. Интересно, это я попал или он просто неудачно грохнулся и отбил ногу? Лучше бы, чтобы попал, авось подумает, стоит ли снова на меня охотиться, но не очень верится в такую меткость. Вскоре я нашел его позицию. Стрелял он из сделанной из веток рогульки, ждал меня довольно долго, ибо курил трубку, а пепел из нее выбивал тут же. В наличии три кучки пепла, и кто знает, сколько было еще, ибо, уходя, он их задел каблуком и смел. Скорее всего, я в него попал, потому что на камнях и земле были капли крови, показывающие его путь, но несся он резво, а крови пролилось не так много, итого можно считать, то он не помрет, но нужный опыт получит.
   Вот так мы и расстались с неизвестным типом. Стрелял в меня он, явно желая чем-то поживиться, когда не выгорело -смылся. Жизнь в горах не сильно богатая, поэтому горцы и разбоем промышляют, если удастся, и такое есть не только здесь.
   День я закончил концертом. За неимением музыкальных инструментов пришлось петь без сопровождения, наводя тоску и ужас на округу. Почему ужас-потому что пел я разные матросские песни, которые наслушался в оруженосцах, и это для малолюдных гор прямо-таки необычно и несозвучно. Песни такие раньше называли 'песни якорного каната' и пели для помощи в работе. Запевала начинал что-то вроде:
   -В Черном Камне у мартышек нет хвостов,
   Потому что все они пошли в отцов!
   Эгей, давай!
   И вот тут матросы, услышав нужные слова, напрягаются и тянут канат, поднимая якорь, или другое делают, что требует дружного рывка всеми силами. Запевала продолжает:
   -А отцам мартышек рубят хвост в три года.
   Эгей, давай!
   И они снова тянут якорь из воды. Вместо 'Эгей давай' может быть нечто другое и текст не про столь интимные тайны жителей Черного Камня, а про девушку, которая все никак не дождется встречи с матросом, который все не возвращается из плавания.
  -По реке нас унесло, вырвало из рук весло
   Не случится нам напиться аж до самого Венло...
   Хэйя, хейя!
   Звучит матросская песня, а астии и гремлины трепещут от ее бодрых слов, резонно ожидая близких неприятностей. И не зря ожидая-я ведь иду все дальше и намерений уменьшить их число не оставил. _________________________________--
   Насчет гремлинов я, естественно, пошутил, ибо не уверен в том, что они реально существуют. Ибо как можно думать о существовании того, встречу с которым не переживает ни один свидетель? Так что даже не знаю, чем его и убить можно. Раз все видевшие его померли, не сходя с места, то, похоже, что никак и ничем. Впрочем, существ, которых человек без магических способностей не одолеет вообще, весьма много, и стоит сказать, что их одолеть способен и не всякий маг. Но, коль есть на свете инницер, которого уничтожить способен только один из очень немногочисленных Великих магов, то остальным тысячам живущих и не жить после встречи с ним. Нет, люди этим не заморачиваются, а живут же, кто как может, и в меру сил пьют и гуляют, а когда инницер встретится-помирают. Справедливости ради надо сказать, что от лихорадок и кишечных хворей людей погибает многократно больше, чем от его когтей и зубов. Про нечисть ниже классом и говорить нечего. Больше за день никаких приключений не произошло. Ужинать не стал, экономии ради и отправился на боковую.
   Мне же красивые цветные сны приходили только в детстве. Когда я стал постарше, то во сне видел либо несусветную чушь, либо произошедшее со мною, ранее этим же днем. Снов, предвещающих будущее, и вовсе не было. Ну нельзя же считать за вещее прозрение сон летом, что я иду по заледенелому двору замка, поскальзываюсь и шлепаюсь набок. Это проза жизни, а не пророчество. Положение стало исправляться только во время прогулки в виде скелета, поскольку пару раз я заснул и нечто видел, хотя по большей части я совсем не спал. Ресницы смежились, и дуновение сна понесло меня по водам подземного озера, по которому я плыл на лодке. Впереди был свет-не близкий освещенный пещерный зал, а некий дальний отсвет, который больше угадываешь, чем видишь. Темная вода в темноте окружала лодку. В ней ничего не было видно, но я ощущал, что, что нечто грозное и опасное таится там, в непроницаемых для света глубинах. И у меня была спутница-кошка, сидевшая на носу лодки. То, что она кошка с рыжей шерстью, я не видел, но знал, что так и есть. Мы так плыли по черному лабиринту, пока сон не истаял к рассвету.
   Ну вот, совсем другое дело. Он длинный и хоть немного интересный, а не часто приходящий ко мне сон, что я иду по болоту в туман, практически ничего в нем не вижу, лишь слышу хлюпающие звуки ходьбы по жидкой грязи. Откуда такая ерунда взялась в моей голове-не знаю, ибо лично такого не переживал, да и от знакомых не слышал похожего. Я проснулся, приготовился к походу и двинул дальше. И в самом начале пути вспомнил рассказ деда о короле Менведе Восьмом, которому он служил.
   . Дед рассказывал, что он тогда наблюдал, как мучается человек, который не хочет править, но должен. Точнее, не должен и может отказаться, но, если он так сделает, то на престол воссядет его двоюродный брат, и королевство взвоет от такого владыки. Вот и Менвед, которому причитался восьмой номер в ряду своих предков, целый месяц решался -стать или не стать. А потом его ждала еще одна тяжкая ноша-решиться, что делать с своим кузеном Винни, что восстал и, разбитый, попал в плен. Предыдущие семь Менведов выбором не мучились бы, да и с Винни вопрос решили бы быстро и легко. А дед видел, как человек мучился, и, сделав невыносимый выбор, был вынужден делать следующий выбор, который оказался еще страшнее.
   Дед воевал за него часть осени, пока шли бои с кузеном, и почти всю зиму. А лета Менвед Восьмой уже не увидел. Сердце не выдержало переживаний. Народ о нем плакал. Еще бы! Если при подавлении мятежа сгорели всего пять деревень и два замка, а казнили всего восьмерых баронов-это крайне необычно и можно сказать, что вообще бескровно. Народ нутром чувствовал, что такой праведник долго не проживет и оттого вознесется на небо, к Восьмерым в палаты праведных и чистых душою. Земная жизнь слишком грязна для таких, их чистота сохранится только на небесах. А деду сюзерен напоминал сначала медведя в клетке, а потом человека, раздавленного горем. Пока не был подавлен мятеж, король с тоской глядел на округу из окон дворца, но родные и придворные настаивали, чтобы он не покидал надежных стен. И он соглашался, печально глядя на текущую за стенами жизнь, которой он лишился, сказав, что согласен. А когда на столичной площади с эшафота покатились головы руководителей мятежа, это его просто придавило, как гора, свалившаяся на плечи. Его уже ничего не радовало, и никакие зимние забавы не вызывали интереса. Как зачарованный, он исполнил свои обязанности, потухшие глаза глядели на мир, безучастно и равнодушно. В конце зимы он слег и протянул еще два месяца. Жрецы и лекари пытались ему помочь, потом пригласили еще какое-то светило издалека, но приехавший лекарь уже не застал Менведа в живых. Деду жалко было его. Он добровольно, но не по зову души взвалил на себя ношу, которую нести не мог. Я тоже его понимал и искренне жалел о его мучениях и безвременной кончине. Хотя сам не испытывал проблемы с престолонаследием, но душа моя чувствовала голос его души.
   Следующим мне выпало узреть посреди дороги сундук. Увидев его, я сначала протер глаза, потом взялся за амулет для изгнания морока и наваждения, потом произнес формулу отречения от демонов, которые могут разными видениями смутить свою жертву и вселиться в него. Ничего не помогало, сундук как стоял посреди дороги, так и оставался, опровергая своим существованием много что.
   Ведь как сундук может оказаться посреди дороги в совершенно малолюдном месте? Только если его везли и уронили, а подобрать отчего-то не смогли. Хотя- как можно потерять сундук, который ты везешь на телеге или арбе, или вьюке? Это же не монетка из кошелька и не просыпавшееся из прохудившегося шва мешка зерно. Логика мне подсказывает, что так не бывает, разве что везли много чего и все сбросили, испугавшись некоего ужаса, от которого у владельцев совершенно атрофировалась жадность. Но тогда должно быть побольше пожитков, брошенных в приступе паники. Но вот и опровержение, сундук есть, стоит посреди дороги, и вокруг ничего другого нет. Может, мне все это кажется, причем очень сильно? Брошенный мною камешек отскочил от него-значит, сундук присутствует. Глянуть, что ли внутрь? Вдруг что-то полезное или интересное есть в нем...
   Это не дорожный сундук из толстой кожи, с деревянными стенками, которые можно установить двояко, чтобы создать и небольшой объем, и максимальный, а вполне себе домашний сундук из дерева, даже оковка есть. Размер средний, то есть его человек двумя руками поднимает пустой, но вот с грузом-нужно обычно двое для подъема и переноски. Замка нету. Подойти и взять его мне никакое законодательство не помешает - во всем обитаемом мире, за исключением особо забытых богами дыр действует принцип-'что с воза упало, то пропало'. С этого момента хозяин всему-нашедший. Даже если прежний владелец спохватился и подскакал обратно, а у оброненного появился кто-то-то хозяин упавшего уже он. Ты можешь поторговаться и уговорить его за лепту малую вернуть потерянное, но можешь и услышать отказ. И он в своем праве. Так что мне может угрожать только ловушка в стенке сундука или в содержимом. Так что я попытался определить, чувствую ли магическую ловушку. Нет. Теперь можно поднятой сухой веткой подцепить крышку и поднять ее, на всякий случай отскочив. Тоже никакого ужаса. Ни облака отравы не взлетело, ни магический фон не усилился. Теперь можно аккуратно бросить взгляд внутрь. А там пусто. Ну, почти, только одна связка бумаг на дне и без тубуса.
   Книги с переплетами стоят не дешево, поэтому существует и более простое исполнение их: лист бумаги или пергамента скручивался в трубку и хранился в тубусе. Если же текст не вмещался на один лист, то брали нужное их количество и скрепляли листы в левом верхнем углу и сворачивали в трубку- для тубуса. Отчего книжкой называется нечто с обложкой, а такое вот связкой. Связка оказалась короткой, всего шесть листов, да и на каждом написано не так много, есть и одна картинка. Вот только текст был написан на неизвестном мне языке. Или это был шифр? Но если это и тайнопись, то использующая не знакомые буквы алфавита, а какие-то другие знаки. Некоторые из них были похожи на детские рисунки, когда ребенок пытается нарисовать человечка. Но часть из них-уже не рисунки 'людей', но какое-то хаотическое скопление черточек. В жизни не встречал такого алфавита, да и тайнописи тоже. Итого-что мне с ней делать? С другой стороны, шесть листиков-вес невелик, можно и поносить с собой, не сильно напрягая спину. И бумага также может на что-то пригодиться. Если же я ее донесу до более обжитых мест, то кто-то может помочь разобраться с ней. Вдруг там что-то очень интересное и нужное, ну, хотя бы в смысле истории, прояснение какой-то тайны веков. На трактат по какому- то искусству или науке непохоже, больно коротко. На историческую хронику тоже- недостаточно много текста, а вот про прояснение какого-то эпизода-вполне возможно.
   Или нечто по магии, скажем, про применение какого-то заклинания или группы их, но относительно узкоспециализированное, для людей, уже знающих основы. Теперь рисунок. Но он тоже сильно понимание не приближает. Изображен человек в сандалиях и набедренной повязке, и вокруг него какое-то непонятное изображение- словно бы закручивался смерч, только не такая воронка, которую я пару раз видел, а ее схематическое изображение из стрелок, указывающих на направление движения воздуха в воронке. Ну, это бы я счел действительно магической иллюстрацией, куда направлены потоки магических стихий в каком-то случае. Смущает только рисунок человека- я бы сказал, что там изображен какой-то восточный кочевник, судя по очертаниям лица и волосам. Правда, фигура не очень похожа на наездника- не худой, а с изрядным брюшком. Ноги не кривые. Или здесь оседлый житель, который больше питается овощами с огорода, оттого и заимел такое брюшко, а на лошади никогда и не сидел?
   В общем, опять загадка. И сколько этих загадок я уже видел в походе за Небесный Колокол? Кажись, пять- ящер, проплавленный туннель в скале, черепаха, которую не отличишь от камней, лес рассказывающих о своей смерти, и упавший с неба человек издалека. Теперь будет шестая-сундук с непонятными текстами. Стрелок-мазила на загадку не тянет, в нем ничего интересного нет, разве что повторит он попытку стрелять или не решится-таки?
   Но интереснее всего письмена-так и тянет снова залезть и поглядеть на них, вдруг осенит, а на всяких там ящеров глаза бы вовек не глядели. Посему я и на каждом привале заглядывал в книгу. Сначала прикидывал, может ли помочь попытка читать текст не слева направо, а справа налево или снизу вверх. Понятность совершенно не увеличилась, поскольку не было ясно, что изображают эти знаки-слово, букву, слог, предложение? На большом дневном привале я решил, что стоит поразмыслить вот о чем: ведь в разных языках предложение строится по-разному. В ряде языков, обязательно существует вспомогательный глагол, так что каким алфавитом или тайнописью его не записывай, но от короткого слова в начале предложения уйти невозможно. В других его нет. В герренском тоже. Зато герренский язык требует, чтобы подлежащее всегда стояло впереди, в то время как по-кормартенски можно крутить и так, и эдак. То же относится и к прилагательным. Так вот, надо поглядеть на чередование этих знаков: есть ли какие-то закономерности в построении текста. И вот таким делом я занимался следующие два дня в те часы, которые были свободны от текущих дел. Итого понял я две вещи-что текст пишется сверху вниз и есть разделительный знак, заканчивающий предложение. Была еще одна догадка, но справедливость ее пока нечем подтвердить-что каждый такой сложный знак-это нечто вроде слога, только отличается количеством черточек от другого. Но я не слыхал о таком в известных мне языках людей. Может, надо подумать и о нелюдях? Увы, я их не знал.
   Итого тупик. Ладно, отложу, вдруг потом снова прозрение посетит. Тем более, что загадка явно несрочная, это не схема пещеры, где нужно выбрать, куда идти.
   Уже который день я шел, шел, удивлялся увиденному. И отчего-то в душе появилась уверенность в том, что пошел в это не очень понятное путешествие неспроста, что все, что происходит, именно необходимо мне, и не только для восстановления зрения. Было бы даже понятным, что я привыкаю к своему походу, нахожу в нем положительное. Но вот мысль оказалась чуждой, словно бы вложенной кем-то мне в голову, и это сильно не понравилось-вдруг это козни какого-то демона. Эта вложенная мысль -первый шаг, а потом и очутишься под властью рогатого пакостника.
   Мысли об этом грызли меня еще долго. Так что был на выбор несколько грызущих мыслей-хочешь-думай о том, что скоро кончатся запасы еды, хочешь-о погибших товарищах, а хочешь-о возможных кознях демона. Душевная боль на выбор. После этого аж захотелось кого-то подстрелить, и только милость богов спасла астий от безвременной кончины. Надоумили небожители их куда-то смыться и остались все рыжие бестии живы. Но еще не вечер, они еще появятся, и будут покараны. Для того, чтобы противодействовать хаосу в душе и будут убиты твари Хаоса.
   А затем я добрел до того самого монастыря или убежища. Его кто как хотел, так и называл. Находятся верующие, которые решают жить вдали от прочих, общиной одинаково верующих и считающих, что вне монастыря их вера как-то пострадает от контакта с чем-то обыденным. Иногда их называли убежищами, где искали покоя в душе те, кому он не сужден. Кроме того, это было неплохое место для отправки туда неудобных для престолонаследия лиц. Про здешний же монастырь ходили разные рассказы. Их можно было разделить на две группы. Что здесь, в нем, есть некие сокровища человеческого разума, но их население этого места дает не всяким, и второе-что здешние обитатели достигли неких невыразимых высот в лечении, и всегда лечат бесплатно. Это их принципиальная позиция, и от нее не отступают. Поскольку место малодоступное, то потока людей не наблюдается, приходят за помощью только безнадежные больные, которым уже никто и ничто не помогает, но жить еще хочется. Кажется, даже есть поговорка: 'Он созрел до Облачного Убежища'. Так говорят не только об отчаявшихся больных, готовых идти на край света, но и вообще о всех, кто готов на отчаянный шаг.
   Возможно, эти все рассказы говорят об одном, только о разных его сторонах. Ведь, если там лежат древние книги, то среди них может быть и трактат по медицине, но у меня лично рассказы о великих целителях из монастыря вызывают некоторый скепсис. Про Облачное Убежище еще говорили, что это длинный одноэтажный дом, стоящий квадратом, частично каменный, частично деревянный. Вокруг него разбит сад, и труды живущих тут совершили чудо, ибо все деревья и травы растут там, как будто в долине. Еще я вспомнил из книги, что дом был украшен по углам изображениями фантастических животных. Интересно-это вырезанные из дерева скульптуры или там вставлены черепа реальных чудовищ?
   И я дошел и увидел. Да-дом здесь был, только давным-давно сгорел. и сад тут тоже был-четыре карликовые яблони, вопреки всему выращенные на этом продуваемом всеми ветрами холме. Были ли лекарственные травы-сказать сложно. Обыкновенная трава их давно заглушила. Каменный фундамент, сложенный насухо, остатки двух печек, ныне развалившиеся, да и размеры дома были явно не циклопические. Приблизительно, если в локтях, то двенадцать на двенадцать. Спасающихся от суеты мира здесь был явно не так много, может, даже двое-трое. Может, иногда их бывало и больше, пока холод и болезни не сокращали число спасавшихся. Надеюсь, что никто не сгорел в пожаре, хотя не знаю, что лучше - задохнуться от дыма или остаться на морозном ветру без крова и пищи умирать.
   Да, конечно, Облачное Убежище явно плод народной фантазии. Вряд ли в горстке людей, отчаянно боровшихся за выживание тут, были светила целительства. Может, один, пока еще жил. Наверное, какому-то заболевшему горцу, что шел или ехал мимо, случилось получить от местных жителей какую-то травку, и бедняге стал существенно легче. Вот и пошла волна слухов о том... Ну да ладно, что бы там ни было, это все давно миновало. Ныне здесь никто не живет, не лечит, и не делится сокровищами великих разумом, что жили когда-то. Я прошелся еще в поисках могил жителей, но не нашел, может, их и не было вообще. Кто знает, как они решили поступать с собратьями, чей путь закончился. Могли и относить на соседнюю гору, где и оставляли под небесами. Рыть гору-то очень нелегко.
   Так вот и разрушаются старые вещи и старые легенды от прикосновения яркого солнца. В темном погребе еще жить получается, а на свету-само разваливается в руках....
   Тяжело жилось тем, кто приходил в Облачное Убежище. Думаю, что выдерживали там хоть сколько-то они только за счет того, что хотели отмолить свои прегрешения перед богами, чтобы потом на Суде Мертвых у них был какой-то довод к тому, чтоб не быть низвергнутыми в бездну к демонам.
   За Облачным Убежищем дорога спускалась вниз, в долину, заросшую сосновым лесом. тат стоило быть повнимательнее-в лесу может водиться порядочная дичь, ну и нечисть тоже встречается. На голых скалах ведь только змею или ящерицу встретишь, и то они там не живут, постоянно, а греют организмы на солнышке.
   Здесь, кстати, ужин будет, ибо навстречу выскочил зверек, именуемый в предгорьях кетингом. Он внешне похож на енота, только шкурка в рыжеватых пятнах на темном фоне. Мясо, как мне говорили, немного отдает псиной, но выбор невелик. ___________
  . Памятуя рассказ о запахе, я не пожалел приправ, но нежеланного запаха и не было. Не то зверек здесь питается другим, оттого его мясо и не пахнет, не то я совершенно потерял нюх. Что странно, поскольку жарящееся мясо вполне радовало мое естество запахом жареного. И приправы ощущались. Ладно, не пахнет собакой и тем лучше. Сегодня ужин был вполне хорош, хотя сначала даже пожалел о том, что кетинги не явились вдвоем-я бы для обоих место в желудке нашел, а если подумать, то и для трех. Вообше-то едал и побольше мяса, но о большем количестве этих зверьков мечтать погожу. Кто его знает, может, от их избытка наступает несварение. Мне рассказывали, что в устье Феанна водится утка, которую местные жители зовут 'двойкой'. Название означает, что, сколько бы их охотники не добыли, а вот съесть больше двух за один день не рекомендуется. Как поясняли, потому что птица питается ягодами чернавки. И что-то в ягодах такое есть, что остается в птичьем мясе, переевши которого, можно до утра извергать из себя бурный поток ранее съеденного. А если не переедать, то ничего подобного-утятина как утятина. Жилистая, со специфическим запахом- все как положено при поедании дичи.
   Сон в треугольнике костров был не ахти-вечно задувало дым в самые ноздри, но я стоически терпел, просыпался и снова засыпал. Так вот и прошла ночь- в дыму и среди шорохов.
   Сюрприз был обнаружен мною уже позже-оказывается, ко мне приходил некто магически активный, который и оставил свой след прихода и ухода. Кто это был и что ему здесь надо было-кто про это ведает. Но гость никого вреда мне не нанес-амулет цвет не изменил, да и я ничего плохого не в организме не ощущал.
   Ходить же по ощущаемому магическому следу в поисках того, кто тут наследил-чревато. Может оказаться злобный, но застенчивый носитель магии. Ночью зайти постеснялся, а днем накопит решимости сделать гадость. И что тогда? Вот пусть лучше и остается ночной загадкой, вовеки не разгаданной.
   А мне пора дальше. По лесу идти лучше, чем по горам, но он должен скоро кончиться. Это ведь долина, и когда-то путь станет подыматься к перевалу. День, два, и вряд ли дольше. Не видел я таких долин, что нельзя пройти дольше чем за неделю. Но, может быть, эта долина меня удивит своей протяженностью? Пока же надо как можно лучше подкормиться. Второй моей жертвой пала птичка вроде цесарки, только отчего-то залезшей на ветку. Впрочем, может, это какая другая, в здешней фауне я мало смыслю, потому хорошо еще, что никем пока не отравился.
   К концу дня лес поредел, да и ноги стали ощущать, что путь ведет вверх, но тем не менее, ночевать пришлось ночевать еще раз в нем. В ночи магически активный гость не явился, зато вместо него был сон, который можно было счесть вещим. Я его целиком не запомнил, но проснулся с ощущением того, что мне в нем сказали, что надлежит посетить гору Раздумий. Поскольку детали этого указания утонули в темноте, то это вызвало дополнительные раздумия - а что же делать-то? Предаваться именно раздумьям, потому как то, что в восточных диалектах роданского звучит, как 'гора Раздумий', а на кормартенском может означать 'гора Дикого Разврата'. Отличить можно разве что по мимике говорящего. Это не единственна подобная ловушка для плохо знающего язык приезжего. Иногда городские весельчаки специально разыгрывают таких, воспользовавшись тем, что невинная просьба сказать, где здесь можно снять комнату для жилья может прозвучать непристойно. Гостиничники это знают, потому деликатно поясняют, что жилье есть, но не то, что от них просят, а вот если так зайти и сказать в частном доме на побережье, то можно нарваться на неприятности-на радость местным оболтусам.
   Но, раздумывай или предавайся дикому разврату на той горе, но, чтобы сделать так, до нее надо сначала дойти. И отличить от соседней горы, на которой быть необязательно. А как ее найти? На нашем подобии карты о ней ничего не говорилось, легенд о подобной горе на этом хребте не слыхал. Говорят, что южнее, в Илланже, есть гора Судьбы. Про нее тоже ходят всякие россказни, но, правдивы они или нет, к ней- совершенно в другую сторону. Я ведь иду на условный запад, а не на юг. Условный- потому, что это не степь, где можно неделями идти по нужному направлению, а в горах петляешь по тропам и проходимым местам, сохраняя лишь общее направление-на запад или вообще куда глаза глядят. Так что неясно-гора Раздумий уже начинается под ногами или до нее еще недели пути?
   Или она для каждого в своем месте? Я, например, в этом мире слишком много думаю, оттого для меня она-любой пригорок, а кому-то способность к размышлениям возвращается только на дикой горе, вдали от азартных игр, водки и распутных девиц? И на эту гору они взойдут только потому, что услышали ее название именно как 'Гора Дикого Разврата'?
   На эти вопросы у меня нет ответов, потому я побрел дальше, отыскивая их.
  
   _____
   Ноги мои взошли на небольшой перевальчик, а дальше дорога повела снова вниз.
   Впереди лежало довольно узкое ущелье, за которым вздымалась горушка средней величины. Макушка ее была лысой. а склоны довольно густо заросли лесом. Меня она заинтересовала только в смысле того, как мне идти: тропа полезет на нее или обогнет по ущелью и речке, что явно течет по дну этого ущелья?
   Тропа повернула направо, обходя гору с севера, а через ущелье оказался как бы природный мост, то есть осыпь крупных камней после обвала. Вода между глыбами прошла и озера не создала. Прыгать по этим валунам было еще тем занятием, но кое-как перепрыгнул через все и добрался до берега. Тропа и другом берегу свернула вправо, и я ей не изменил. Лес вблизи оказался редким. и все деревья в нем какие-то скрюченные,
   изогнутые и вывернутые, словно каждое из них само корчилось от нестерпимых болей, а потом-таки застыло в судорогах, сохранив последнее положение. Это вроде как сосна, только необычно лысоватая, это-явно дубок, чье тяжелое и голодное детство не дало ему вырасти, это похоже на дикий терновник. Того - не узнаю. Может, эта вывернутость происходит от местного климата: в начале зимы насыплет снегу по макушку, а потом начинают дуть ветра и перемещающимся снегом деревца так сводит и корчит? Или в почве не хватает какого-то минерала, отчего получаются такие вот стволы и ветки? Но если это вправду дикий терен или его подобие, то не достанется ли мне кулечек ягод. и желательно, уже дозревших? Соглашусь и на ежевику с шиповником. Под тоненьким слоем почвы проступали слои камня, и даже в верхнем темном слое их хватало. Но камень явно непрочный, слоистый, прямо как слоеное печенье, что пекут для удовольствия публики.
   Солнышко светило, где-то в стороне пели птички, твари навстречу не показывались. поэтому я имел возможность поглядеть по сторонам и насладиться видом окружающего. Похожие пейзажи я видал в разных местах, только с небольшими отклонениями. Где-то было больше травы, где-то больше ручейков. Тропа подымалась все выше, но подъем по ней не выматывал силы. Но время потихоньку двигалось вперед, и организм намекал, что он еще не готов пасть, но не отказался бы от отдыха.
   Как раз тропа, по которой я шел, достигала границы 'лысины' на горе. Редкий лес остался метрах в ста ниже меня, здесь же росли отдельные колючие кустики, впрочем, я годами не отягощенные. Ну, они выглядели, как у лысого человека отдельные волосы между остатками прически и блестящей макушкой. Слева росла только редкая трава, да и то не везде, а грунт практически только из мелкого камня и состоял.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"