Сезин Сергей Юрьевич : другие произведения.

Свѣтопреставленiе

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 4.89*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга закончена. Здесь ее ознакомительный фрагмент.

  Что можно сказать про утро понедельника в поликлинике? Светопреставление и есть.
  Хуже бывает только дежурство в стационаре в ночь с пятницы на субботу, когда все жители района вспоминают, что они мучились от своих болячек целую неделю, пора бы уже подлечиться. Оттого соседа отрывают от отдыха, седлают его машину, собирают представительный кворум из родных и знакомых, и со всевозможной спешкой они как раз успевают к полуночи. Здравствуйте, а вот и мы! Тьфу!
  Ежу понятно, что они нужные документы забудут, но не забудут любимую чашку пациента, из всех возможных неблагоприятных факторов все будут тут, и ты окажешься между Сциллой и Харибдой, меж которыми проползешь сам и протащишь пациента, и никто не должен пострадать! Ни бюджет, ни ты, ни пациент, ни сопровождающие! А вот когда ты, усталый донельзя, поползешь с дежурства, сделав все это, к пациенту приедет вторая волна родственников и привезет гостинец - сало, майонез, соленый огурчик. И пациент, только что спасенный от удаления желчного пузыря, это все сожрет( слово "съест" слабовато)! И операционный стол его не минует. Но - это уже проблемы следующего дежурного врача.
  Но это Содом вечера пятницы. А сегодня Содом и Гоморра утра понедельника.
  -- Вы мне хоть минуту дадите записать про предыдущего больного?!
  -- Ну зачем вам этот импортный препарат, когда есть в продаже одесский, всего за 6 гривен?
  Выписать импортный? А я должен выписывать отечественное! "Такова наша нынче платформа!"
  --Валентин Михайлович! Мы же договорились, что про совместительство я думаю до среды, а вы меня терзаете этим в понедельник! И Главному я тоже говорил! Именно в пятницу!
  --Шурочке на рождение дочки? Вот, возьмите.
  --Ну что я могу сделать? Он же сейчас в областной больнице лежит. Вот вернется, будем заниматься тем, что областные не смогли восстановить. Езжайте, Татьяна Ивановна, домой, а как выпишут - придете или вызов на дом запишете к мужу. Ну поймите, сейчас я им заниматься не могу, а вы меня отвлекаете, вон куча народу, которому нужно что-то сейчас, а не потом.
  --Припадков судорожных раньше не было? Так и запишем. Снохождения в детстве не было? Вы не помните, но, может, мама говорила? На экран компьютера смотрите - головокружения при этом не бывает? В армии служили? Нет? Из-за чего не служили?
  --Не будет на это препарат рецепта! Я ж уже вам полчаса назад сказал! И вообще рецепт на него зачем? Просто заходите в аптеку на углу, платите сто четырнадцать гривен и получаете! Не сто четырнадцать, а сто восемь? Ну, значит, сто восемь. А у меня рецепты на одесский по восемнадцать и дарницкий за двадцать два сорок семь.
  --Елена Алексеевна, ну я ж лекций не читаю. Зачем школьникам лекции о риске инсультов? Вот соглашусь на полставки нарколога, тогда и буду читать про вред наркотиков. Вам для облздравотдела отчет нужен? Позвоните тогда Ильфие Салиховне, ее девочки на родительские собрания ходят, могли же они что-то рассказать про контрацепцию для других родителей своего класса? Вот вам и лекция, а, может, и не одна. Не за что, всегда рад помочь.
  --Здесь чувствуете? А как - тупо или остро? А вот тут?
  В такие дни жалеешь, что не умеешь писать ногами. Или не воплощение Шивы.
  --...За больничным - в окошко в двадцать первый кабинет! Да, да, на этом же этаже!
  --Нет, водительская комиссия в другом конце коридора! Ну и что, что вам сказали, что в этом? У меня на двери что написано: "Водительская комиссия"? Нет, "невропатолог"! Ну и чего же вы ждете у меня на пороге? Следующий!
   Житель села Пятимогилы, до которого, наконец, дошло, что ему не сюда, ушел, оставив после себя аромат перегара. Почем я знаю, что он из Пятимогил? Не он первый. Если человек с бодуна ищет в двадцать третьем кабинете двадцать девятый кабинет, то он однозначно оттуда. А следующего-то и нет! Крррасота!
  Пока затишье - что лучше сделать? Попить чаю? Включить диктофон и начать записывать в карточки надиктованное? Посмотреть, что мне за запрос подсунули?
   Нет, я просто отдохну. Вот вытяну ноги, откинусь на спинку стула и погляжу в окошко на больничный сад, на цветущие деревья. Вроде как сейчас перерыв внеплановый, поэтому он вряд ли долго продлится. К двенадцати всегда бывает перерыв в потоке больных, тогда и поем, и серьезные дела поделаю. А сейчас будет несерьезный отдых. Нет, и его не будет.
  --Можно зайти?
  --Можно!
  Все, конец отдыху. Двухминутный глоток свободы закончился. И у меня в кабинете девушка, которая еле в него зашла. И еле села на кушетку. Корешковый синдром слева. Росту едва полтора метра, телосложение диетическое, волосы какого-то светлого оттенка( ну откуда мне знать фирменное название этой краски для волос), глаза зеленые. Включаю диктофон, произношу в него: G54, sinister. Гм, а я правильно род поставил? Ладно, все равно, это не карточка.
  --Карточку в регистратуре брали?
  --Нет, я нездешняя. Я к подруге приехала, а меня вот вчера на берегу протянуло, утром еле встала.
  Ну, можно не продолжать. Утром она точно не встала, это сейчас что-то смогла, да и то, небось, все таблетки из аптечки съела. Гонять девицу в регистратуру нечеловеколюбиво. Сестры у меня сейчас на приеме нет, она на курсах, так что запишу сам.
  --Дайте, пожалуйста, ваш документ.
  Студенческий билет Полтавского педуниверситета имени Короленко, номер.., действителен до...
  Майтен Алкэ...А где имя, а где фамилия? Фиг поймешь. Физматфакультет. Второй курс.
  --А прописаны вы где?
  --В Полтаве. В общежитии.
  Вот девушку и ожидают некоторые дополнительные муки, ибо хоть страна и числится единой, но так и норовит с обратившихся не по прописке лишнюю денежку содрать. Или вообще их в упор не видеть- конкретный вариант зависит от конкретного чиновника. Вон, в прошлом году нас проверяли и перстом тыкали в разные прегрешения: и что больных на койках нет, и что лежат больные из соседней области. Последнее инспектора пана Нетудыхвиста особенно взбесило, и он пятнадцать минут рассказывал, что мы торгуем бюджетной койкой всяким инообластным. А есть ведь приказ облздравотдела о платном лечении. Только ему уже пять лет, поэтому Нетудыхвист его не упоминает, так как тогда была другая власть. Заведующий терапией Василий Федосович не выдержал и послал инспектора лесом. Теперь у нас новый главный врач и новый заведующий терапией.
  --Девушка, а у вас есть деньги на благотворительный взнос, как обратившейся не по прописке?
   --Нет, у меня только на билет осталось...
  Ну вот и правовая коллизия. И моральная тоже. И коллизию эту я решу с той позиции, которой меня учили еще в те времена, когда Нетудыхвисты свои хвосты не поднимали. То бишь мое дело оказывать помощь больным, а не страдать чиновничьей хренью.
  --А где подруга ваша живет?
  --В общежитии медколледжа. Она там учится
  Значит, так адрес и запишем: Засульская 24, общежитие медколледжа. И идут чиновники по указанному Федосовичем адресу.
  --Таблетки от боли пили?
  --Да, четыре таблетки кетанова и еще какие-то зеленые, но помогло слабо.
  Э, девушка малость переборщила, на ее сорок килограмм явно много.
  --Больше таблеток нельзя! Уже много!
  А вот сейчас надо провести сеанс иглотерапии. Никакого расхода медикаментов, кроме капельки спирта на ватку, то есть бюджет не затрещит. Но нужно полчаса времени и место, где его провести. Ага, зайду-ка я в кабинет нарколога, совмещать должность которого меня склоняют, и воспользуюсь тем, что у него есть вторая комната - гипнотарий. Последние два доктора им пользовались только тогда, когда им подремать хотелось, мы же начальству про пустующий кабинет тоже не напоминали. И нам иногда хочется подремать, если работа позволяет, или поговорить о разном с коллегами противоположного пола...
  --День добрый, Вера Сергеевна! Я гипнотарием воспользуюсь для иглотерапии?! А то девушку надо посадить на полчаса.
  Вера Сергеевна сделала приглашающий жест. Она сейчас больше жестами разговаривает, пока стоматологи с ее передними зубами колдуют.
  А теперь ведем девушку с восточными именем и фамилией сюда. Пока я разведку производил, у меня под кабинетом материализовались аж четверо. " И после смерти мне не обрести покой"...
  Девушка доковыляла до нужного места. Нет, снимать ничего не надо. Левую руку вот сюда.
  Не надо бояться, не больно. Ну, самую малость. Вот эти иголки я буду подворачивать с интервалом минуту-две, а сам буду вести прием. Так что садитесь поудобнее, полчаса ждать придется.
  И пошла вторая серия.
  --Менингитом не болел? Припадки судорог были? В постель мочился позже трех лет?
  Пора идти в гипнотарий.
  --Иван Николаевич, ну сколько может госпиталь вас ко мне гонять? Я им все уже давно отправил.
  Вот, специально написал исходящий номер и время отсылки. Покажите им эту бумажку и пусть они занимаются работой с вами, а не требованием одной бумажки по десять раз.
  --Вот рецепт на пирацетам, принимать в течение месяца. Потом подойдете ко мне. Эффект будет не молниеносный, а замедленный.
  Стоп. Пора иголки подворачивать.
  --Не волнуйтесь, я никуда не пропадаю, сейчас проведу лечебную процедуру и вернусь. Когда? Как только, так и сразу.
  Девушка сидит и выглядит сонно. Это хорошо, это так и надо.
  --А вот теперь попробуйте чуть привстать и подвигать нижней частью туловища. Легче?
  Ну вот и славно, продолжаем работать.
  --На что жалуетесь?
  -- Я не могу выдавать больничный на пятницу, если вы ко мне обратились в понедельник. С сегодняшнего дня он вам положен. И можете не продолжать! И это уберите!
   Пошел продолжать иглотерапию. В интервал минуту - полторы я не укладываюсь, но методика работать может и так.
  --Судорожных припадков не было?
  --Фезам? А зачем он вам? При вашей патологии необходимости в нем нет.
  --... в двадцать первый кабинет!
  Пора снимать иголки. Сегодня полдень будет нетипичным, поесть не дадут и отдыха не будет.
  --Вот и все. Теперь попробуйте встать, наступить на ногу. Ну вот.
  А теперь пройдитесь по кабинету. Боль еще может сегодня чувствоваться, но будет значительно легче. Не сидите на сквозняке и поясницу утепляйте. В Полтаве постарайтесь продолжить курс лечения, потому что мы сделали только необходимый минимум. И таблеток больше сегодня не ешьте. До свидания!
  --Ой, я вам так благодарна...А и не думала, что все так быстро пройдет и почти без боли.
  --Не за что.
  Присел на кушетку. Посижу минутку, иголки в пробирку соберу. И дело будет и микроотдых.
  А девушка не уходит. Подошла ко мне. Я глаза поднял - а не ошибся ли, вроде как в ней было полтора метра, а сейчас явно больше. И глаза какие-то не такие, словно изнутри сияют.
  --Прими ответный Дар, Handanu. Дар видеть то, что скрыто от глаз других.
  Две теплые ручки коснулись моих глаз, закрыв их ладошками и вновь открыв.
  'Перстами легкими как сон
  Моих зениц коснулся он.
  Отверзлись вещие зеницы,
  Как у испуганной орлицы'.
  Отчего-то эта часть 'Пророка' в моей памяти не задержалась, хотя про то, как пророк слышал движение подводных жителей и рост лоз - до сих пор помню. И про лежание как труп в пустыне -тоже.
  Со мной этого не произошло. Я просто сидел еще пяток минут и тупо, но внимательно складывал четыре иголки в пробирку. Потом встал и пошел обратно к себе в кабинет. А вот поблагодарил ли Веру Сергеевну - это не зафиксировалось. Как не остались в памяти все остальные пациенты и бумаги. Поскольку я не получил потом никакого втыка за то, что сделал в этот день, это значит, что даже в ошеломленном виде я все сделал правильно. Двадцать лет уже тренируюсь: писать все правильно в любом состоянии, в трезвом и не совсем, в сонном или бодрствующем. Жизнь заставляет. Сначала начальство ставит тебя в новогоднюю ночь дежурить, потом к тебе в полпервого приезжают два таксиста, которые не разминулись в погоне за единственным клиентом. Или после Содома вечера пятницы часа в четыре так ухайдакаешься, что заснешь, сидя за столом, а в пять тебя позовут в терапию, чтоб увидеть картину, как больной пошел в туалет и лишился зада. Нет, это не Ктулху вылез из трубы и откусил, а сам он допрыгался. Ибо вместо того, чтобы опустить стульчак и мирно сесть на него, чудик встал ногами на край унитаза и присел. Фаянс не выдержал его массы и раскололся. И на острый край раскола этот экстремал приземлился задом - левая ягодица срезана почти наполовину, на правой - порез чуть помельче.
  Действительно, нашел себе на то самое место приключений. А я и сестрички вертись, пока ургентного хирурга из дому притащат. Кровотечение мы остановили, до хирурга дожить дали, а дальше хирург слегка починил орган, которым больной думал, вспархивая на фаянс. Экстремал жив и по сегодняшний день, потому еще сможет нас порадовать чем-нибудь новеньким.
  Вот такие вещи приходится видеть, слышать и разгребать. А потом отражать в бумагах то, что сделал. И это самая сложная часть работы.
  ...Но Дар сработал далеко не сразу. Еще месяца два я не видел и не слышал ничего сверх доступного до этого. И это было хорошо, потому что пенсионер в романе Кинга, прежде чем начать видеть ауры, долгое время страдал бессонницей и чуть от этого не сбрендил, выражаясь ненаучно. Вот только хронической бессонницы не хватало. Почему? Да потому, что в нашей стране с целью борьбы с незаконным оборотом наркотиков нормально действующие снотворные средства должны выписываться по правилам выписки наркотических веществ. Хотя официально- они не наркотики. Поэтому, если человеку не помогают разные народные средства и безрецептурная муть - увы. Мы боремся с незаконным оборотом наркотиков! А страдания всей страны не в счет. Авось, глядя на страдания страны, у наркоторговцев проснется совесть. Аж трижды проснется. Скорее чиновники поумнеют - в это верится больше.
  А потом наступил июль. В этом месяце, ну и в августе тоже, наступает пик сезона отпусков. То есть все, кто не уехал отдыхать, трудятся как проклятые. Правда, проклятым должно б стать чуть легче. Зимние травмы уже закончились и выписались, а летние, при падении с плодовых деревьев, не столь многочисленны. Много народу уехало отдыхать, потому лечить свои болячки они будут в другом месте. До призыва еще рано, осматривать и обследовать призывников не нужно. Сильно вырасти могут кишечные расстройства и разная сердечно - сосудистая патология, если жара выше обычного, как в десятом году. Но этим летом жара была нормальной. Можно было б отдыхать, если бы все оставались на местах. Увы, больных стало меньше, но и нас тоже. Оттого легче не стало, а даже чуть хуже, ибо исполняющие обязанности начальников не сильно рвутся решать сложные вопросы, а норовят оттянуть их решение до возвращения начальства из отпуска.
  Вот я и волок летнюю ношу - свою ставку, полставки нарколога( уговорили, ибо только у меня есть 'корочка'), и заведующего поликлиникой( и абсолютно бесплатно). Хотели еще свалить на меня ВКК, но я взвыл и отказался. И так еле до дому доползал. Нагрузка была такая, что если бы я, как тот герой, начал видеть ауры над каждым человеком, то ничего в этом удивительного не было. Не все выдерживают перегрузку.
  Оттого, когда я 24 июля шел с дежурства, преодолев праздничный Содом, и увидел, что силуэт встречного человека как бы двоится и за контурами тела проступает еще один облик, как на 'Портрете террориста' Вилли Зитте - что я мог подумать? Именно так, доработался. Нафиг мне такое надо - сдвинуться на работе. Значит, надо резко разгружаться. Дежурств в июле больше нет, завтра я не работаю, отосплюсь и успокоюсь. А первого выйдет из отпуска Вилен Абрамович, председатель ВКК, вот пусть он и рулит поликлиникой. А я - пас. Пока же не настало первое число - эффективно руководить не буду, только так, символически.
  Даже специально на ночь принял пятьдесят капель для успокоения перенапряженных нервов. Выспался я хорошо, и даже очень хорошо. Утречком пошел на базар за фруктами, все идет нормально, как вдруг вижу за прилавком 'лицо кавказской национальности', как в соседней стране говорят, да еще и двойное: сверху типичный Арам Гургенович, а под ним типичный Балин, сын Двалина, с Лесного хребта. И оба лика друг друга сменяют, как гифка в компьютере. И день не такой уж жаркий, всего двадцать семь, и температуры у меня вроде как нет, перед глазами мушки не летают, так что не криз. Психотропные мне лет пятнадцать назад давали, когда операция была. С тех пор - ничего такого не принимал. Значит, вчера и сегодня. Это уже не от внезапного переутомления, это плохо пахнет. На автомате отошел от Арамо - Балина, подошел к соседу, на автомате же купил дыню и тихо побрел домой, стараясь все время идти в тени. Словно это чему-то поможет.
  По дороге со мной здоровались, а я смотрел и не разбирал, кто это. Отвечал и двигался дальше.
  Дома кинул дыню в холодильник, сел перед телевизором и отрешенно уставился в него. Минут через десять сообразил, что телик-то не включенный, а я в него пялюсь. Нажал на кнопку, попал на кабельный канал 'Река-ТВ', и невидящий взгляд мой воткнулся в поток сериалов. Что мне показывали - я не воспринимал. Про полицейскую собаку, кажется, про девок, которые рок-группу образовали. Или наоборот? Нет, не может собака рок-группу организовать. Выть она может, и даже благозвучнее, чем половина нынешних певиц, но рок-группа должна быть как-то зарегистрирована и на налоговый учет встать. Ну, я так думаю, что должна. А в налоговой, конечно, уникумы встречаются, но паспорт-то они с овчарки потребовать должны? А откуда он у пса?
  Кажется, ветеринарный паспорт у породистой собаки есть, но вроде бы там проставляют прививки и курсы дрессировки, а не прописку. Ну, а у живностей для души и того зачастую нет. Потому как среди городских участковых терапевтов было несколько случаев, что комнатная псина кусала вызванного на дом врача, а после выяснялось, что пострадавшему надо делать прививку от бешенства, ибо любимца семьи не прививали. Может, закон об этом есть, но его никто не выполняет. С тех пор довольно долго, когда вызов на дом принимали, регистраторы говорили, что если дома собака есть, то чтоб ее или убрали, или в намордник упаковали. Про кошек не говорили, ибо их стыдно бояться. А мода на крокодилов и змей в доме до нашего захолустья не дошла. Потом рефлекс разрядился, и спрашивать перестали. Ну, а я как районный врач, во двор не зайду, пока хозяева своего Барбоса не обезопасят. Рефлекс районного врача. Кроли и фретки пусть уж непривязанные гуляют.
  Так я тихо размышлял о мелочах жизни, невидящим взглядом вперившись в экран, и понемножечку отходил от шока. Перед глазами что-то мелькало, рекламные вопли пробивались даже сквозь ступор, а я отчего-то давил на кнопку 'Mute'.Она уже не работает, потому от давления на нее ни хуже, ни лучше не становилось. Звонил телефон в коридоре, звонил мобильник, но я все равно не отрывался. 'Пусть весь мир подождет' - мне так советовали с экрана, оттого и мир ждал, пока у меня шарики и ролики примут прежнюю позицию. А они все не спешили и не спешили занять ее, оттого в голове творилось нечто феерическое.
  Потом, когда все это прошло, вспомнилось, что читал я книжки и фильмы смотрел про 'Они среди Нас' и про слои Сумрака, Иных. Вроде не должен был дергаться, если читал про это и тем самым подготовлен к ситуации, что есть скрытый мир, что дремлет за пеленой... Говорят, что ирландцы к этому спокойно относятся, и выйди к ним из-за ближайшего дуба лепрекон или фомор - останутся при наличном разуме и даже предложат потустороннему существу стаканчик виски. Но я-то не ирландец! Да и тот же Вилен Абрамович, у которого дочка в Дублине живет, утверждает, что тамошние ирландцы постоянно пребывают под шофе, оттого их и не испугает никакая нечистая сила, если эта сила только не будет у них бутылку отнимать...
  Но Вилен Абрамович мужчина едкий и может к бедным ирландцам излишне придираться, тем более, что он и от зятя-ирландца не в восторге. И кто его знает, о ком эти слова - только о зяте или всех наличных ирландцах.
  Мало-помалу я стал ощущать дебильность рекламных роликов, что несомненно говорило о том, что меня попускает. Когда же я заржал, увидев рекламу про средство от пота, необходимое альпинисту на вершине горы (чтоб не терзать обоняние небожителей) - это означало, что я почти что отошел. На все это понадобилось часа четыре. Сигналом выздоровления послужило то, что я вспомнил про звонки мне.
  Зловредный 'Панасоник' не захотел определять, кто мне звонил по городскому телефону, так что я и дальше останусь во тьме невежества по этому вопросу. А номер на мобильнике новый, доселе неизвестный. Я даже никого не знаю, у кого номера с 093 начинаются. Может, это кто-то из знакомых новый пакет купил? Особенно из тех, кто на юга поехал? Ладно. Я сегодня выходной, да и к тому же в шоке пребываю. Надо будет - перезвонят.
  Оглядел квартиру и решил, что уборку делать сегодня совершенно не в силах, а, поскольку контролирующая инстанция в селе пребывает, то нечеловеколюбиво мою потрясенную душу терзать подобными мелочами жизни. Но сочинять локальный протокол для больницы я однозначно неспособен в результате моральной травмы. Если я не могу созидать соответствующий критериям доказательной медицины локальный протокол лечения ишемического инсульта( вы ощущаете торжественность задумки Министерства?),то и главу учебника писать никак не могу. О чем это говорит - что я вообще ничего делать не буду!
  И я это заслужил!
  А теперь, когда я достойно вознаградил себя за пережитый ужас, надо попробовать разобраться, что это я увидел, с чем это едят, и чего стоит ждать в дальнейшем? Но ничего серьезного мне не придумалось. От огорчения я пошел есть арбуз. Дыня вызывала противоречивые чувства, и я ее не тронул. Съев ломтик арбуза и с ним неясно сколько нитратов, я ощутил просветление. Это самое просветление подсказало мне, что кое-кого я вижу. Но до этого я не видел, и спокойно существовал. Тайные жители нашего мира знали, что я их не вижу, и все остальные тоже не видят, оттого жили спокойно и делали свое дело. А какое? Может, ничего страшного. Может, как в Ирландии: прятали левые носки мужчин и мешали мужьям исполнять супружеские обязанности в брачную ночь.
  Поэтому, если я и дальше буду прикидываться ничего лишнего не видящим, то тайные жители на меня продолжат не обращать внимание, как и на остальных незрячих. А потом будет видно.
  Я задумчиво съел еще ломтик и решил, что, возможно, это еще не все, и я смогу даже понимать их язык.
  Потянулся за ножом, чтобы отрезать еще ломтик, и ...остановился. Это что за волшебный арбуз я ем, который меня просветляет с каждым кусочком? Плохо пахнет это все.
   И плохо пахнет систематизацией и углублением этого самого просветления. Мало ли что может увидеть или услышать человек. Как действительно, так и по ошибке. Но когда это ошибочно увиденное в нем укоренится, перестанет критически восприниматься и перепутается с реальным- то что мы получим в итоге? Правильно, ее самую - бредовую идею. Для полного счастья нужно только ощутить важность этой идеи для себя и защищать ее от сомневающихся. Дальше все пойдет само - и Магдалиновская больница, и нежные руки санитаров, и локальный протокол с критериями достоверности D. Надо завязывать со всем этим. Ничего я не видел, и видеть не мог. Переутомился и оттого фигня всякая мерещится. Не бывает гномов с армянскими личинами.
  'Это не корабль. Это не река. Это не стрела'. Это я вспомнил фильм 'Агирре. Гнев божий', что показывали нам в Харькове, а некий студент слушал и переводил звучащее с экрана. Слова произносил страдающий от лихорадки участник экспедиции, который не верил, что все виденное им под воздействием болезни реально. И, когда в ногу ему воткнулась стрела индейца, он на автомате сказал: 'Это не стрела'.
  Потому я восстал и пошел в душ. Если нельзя помыть душу, то помою то, что доступно мылу и мочалке. 'Душ - отдушина души!'. Вернувшись из ванны, подумал еще про серьезные дела, решил, что все же это не для сегодняшнего дня, и залез в интернет. Сначала вышел на местный форум, увидел там очередной антирусский вы..р(пардон муа),где русскому языку отказывали в праве называться славянским, разозлился и высказался про автора и выложившего эту хрень юзера. Сейчас он обидится и настучит админу. Наплевать. Собираешь фекалии в интернете - тогда жди, что тебе намекнут про вонь от собирателя. Или пиши, где на Днепре клев лучше. Лингвист нашелся...
  Поглядел про погоду - обещали усиление жары. Тогда на рынок придется ходить осторожно, чтоб при покупке молодой картошки не обнаружить орка под платочком или кепкой.
  Вечер прошел без рецидивов ясновидения, потому я успокоился. Спал вполне пристойно, но проснувшись утром, слегка боялся подходить к зеркалу. А вдруг?
  Глянешь в таинственный овал, а там под привычной за много лет физиономией откроется лик эльфа. Или рога с хвостом украсят 'облицовку', как выражался наш бывший нарколог про внешний вид пациентов и непациентов. Потом- таки решился и глянул. Родинок не прибавилось, седины тоже, взгляд усталый и синяки под глазами, как и всегда за последние годы. Скосил глаза вбок и попытался поглядеть углом глаза, как советовал один писатель-фантаст с целью поиска нечистой силы вокруг себя. Нечистой силы не было, зато в изобилии имелась щетина, ибо сегодня еще не брился, а вчера не брился принципиально. Выходной ведь был.
  Щетина пала под натиском станка, и организм стал выглядеть несколько менее потасканным. То есть можно идти опять трудиться на страх бестолковым посетителям и медсестрам, что очень долго на работе пьют чай. Эти две категории вечно страдают от моей бестактности.
  Я прибыл на работу, провел планерку, загрузил писанием бумаг всех тех, кто мог это делать и не успел удрать, пока я решал их участь и пошел на спецВКК. Это занятие - пережиток старых времен, когда требовалось изучить, подследственных на предмет не алкоголики ли они и насколько они трудоспособны в случае, если их посадят. С тех времен, когда я начинал работать, законы сильно изменились, но проводить этот осмотр требуется. Для чего? Бог весть, ибо прежняя статья 14 УК заменена другой и обязательное лечение наркологических больных в местах не столь отдаленных не предусматривает. А раз лечить его не будут, то зачем я должен искать у него наркологическую болезнь? Пусть он даже скрытый алкоголик и будет сидеть, то что он - не отсидит из-за того, что на свободе неумеренно пил пиво? Внятное объяснение парадокса, скорее всего, в том, что из одной руководящей бумаги требование убрали, а в другой оно осталось. Оттого и надо выполнять, несмотря на ненужность.
  Перед кабинетом уже стояло четверо , из них трое - следователи. И следователи звонили своим подследственным, спрашивая, где они, ибо комиссия началась, а их еще нет. Судя по разговорам, подследственные еще ехали. Тоже знамение демократии. Нынче как-то не принято подследственного-уклониста за уклонение запирать( за исключением особых случаев).Потому народ демонстрирует пофигизм к следственным мероприятиям. Если раньше вменяемому человеку стоило намекнуть, что такое пренебрежение к порядку вынудит следователя работать с ним в режиме отсидки, когда он уже не сможет опаздывать или не приходить, и разгильдяй исправлялся.
  Теперь же пофигизм цветет буйным цветом, и из шести подследственных в наличии один. Троим сейчас перезванивают, и можно ожидать их скорой явки. Два - неведомо где. Но часа через полтора они явятся, сообщив, что что-то с чем-то перепутали и будут меня отрывать от другой работы. Ничего, я и раньше славился как человек злобный, а сегодня вообще морально пострадавший от открывшихся тайн бытия. И от ставшей явной тайны страдать буду не только я, но и прочие виноватые. 'Берегись, стриженые!', - как сказано в 'Улиссе'. Потому я принял уже имевшегося подследственного, а потом слегка опоздавшего второго. После чего заявил следователям, что всех, кого они дали, я посмотрел, а теперь иду заниматься разными делами. До встречи через неделю. Поднялось нездоровое волнение и рассказы о уголовных делах, которые нужно срочно заканчивать и прочие жалкие оправдания. Я возгласил, что жду еще пятнадцать минут и все! Сквозь дверь кабинета мне были слышны переговоры по телефонам. Теперь уже использовалась ненормативная лексика с целью ускорить выдвижение. И правильно. Наш Среднеднепровск, хоть и внезапно стал областным городом, размеров его еще не достиг. Всего неполные двести тысяч. Это еще с включением в черту сел Ущемиловки и Стародубово( злые языки стараются букву 'б' в названии села произнести как 'п'). Но депутаты Рад все еще не решили вопрос с селами. Но все равно мы - самый малый областной центр на нынешнее время. И ходят упорные слухи, что кто-то в столице решил, что с выделением нашей области поспешили. Потому в таком маленьком городе опаздывать на полчаса можно, если ползешь через город по-пластунски. В остальных случаях это моральная деградация. Минут через десять появился один из опоздавших - он, видите ли, попал в пробку. Так и запишем - дереализация, то бишь пациент путает наш город и столицу. И деперсонализация, потому что у него машины нет, и никогда не было, оттого ему пробки не страшны. А идти ему от машзавода триста метров напрямую. Следователь из водной полиции( их недавно переименовали , а все остальные еще называются милициями), не в силах вызвонить двух опаздывающих браконьеров, со стенаниями ушел. А девушка из Правобережного отдела смиренно попросила подождать еще, ведь вот-вот он уже будет, уже на подходе. Я разрешил и, в ожидании подходящего разгильдяя, принялся писать карточки. Но лучше бы я этого не делал. Ушел в кабинет заведующего, ушел в гипнотарий и дрых там, пошел лечить зуб к стоматологам или трепаться к реаниматологам...
  Потому что через пять минут в двери появился толстый цыган, из под обычного облика которого выглядывали зеленая кожа и клыки орка...И из плеера у него на шее звучало:
  'То ли голову снесло,
   То ль закрыли дверь.
   Вы не верьте зеркалу -
   Оно соврет!
   Голова уехала,
   А поезд - ждет!'
  ...я даже не смог его отругать за опоздание. На автомате опросил, написал, отдал, отправил домой.
  Попросил девушек заварить чаю, хотя пил его недавно. Они мне запарили зеленого, ибо все дружно фигуры берегут и антиоксидантами впрок запасаются. И его я выпил на автомате, с трудом ощущая, что это псевдоздоровая зеленая мерзость с добавкой какого-то якобы оздоравливающего сена, а не нормальный чай. Ну ладно, я сейчас в гостях, а нормальный чай у меня в кабинете, до которого я могу не дойти. Либо по дороге сам подвинусь, либо еще одного орка увижу.
  Но все-таки меня попустило, не то от трав, не то само по себе, так что я даже смог спросить, что это за песню плеер проигрывал. Меня просветили, что это не 'Шансон', а вполне приличная певица из России. Вообще да, голос у нее не как на 'Шансоне'. Я записал ее фамилию в записную книжку. Потом можно будет глянуть, что там она еще поет. Если я потом не забуду, что за фамилия сверху пятнадцатой страницы новой записной книжки. Диктофон тоже в родном кабинете остался.
  Все, пора вставать. Под моим кабинетом меня уже явно ждут мои штатные больные, и если они даже скрытые гоблины, то с меня задачи их лечить никто не снял. Хотя...насчет скрытых гоблинов догадка может оказаться верной. Есть у меня такой Шубин, который ко мне ходит, чтоб я ему пояснил, насколько методы лечения из газеты nbsp;Моих зениц коснулся он.
"Бабусины рецепты' ему помогут. Ну я и разъясняю ему, что он может натираться картофельным соком хоть до посинения, но вибрационную болезнь он так не вылечит. Он успокоится, но через месяц придет и попросит совета насчет терапии мочою черного кота. Но чем он хорош, что если его заслуженно послать, то он не обидится и уходит на поиски новых рецептов. Гоблин, однозначно. И уши у него гоблинские. И глаза, как у кошки. А ногти на руках он не стрижет, чтоб сами обламывались. И фамилия - как у горного духа, что по шахтам Донбасса бродит на страх молодым шахтерам.
  Скрытых гоблинов не оказалось. Были пенсионеры разной степени вредности. Я давно подозревал, что отдельным из них делать нечего, но хочется, поэтому нерастраченная энергия тратится на что-нибудь эдакое. Но я еще не готов составить подробную классификацию пенсионеров, которым нечего делать. Материала много, но он все никак не систематизируется. Ибо я больше склонен к анализу, чем к синтезу. Хотя могу и запросто составить план мероприятий по исполнению какого-то приказа начальства. Набил руку.
  Шубин тоже еще не сформулировал очередную порцию вопросов ко мне, поэтому я не терзался вопросом, он гоблин или какой-нибудь овинник. Подумав про это, я аж подпрыгнул от пронзившей меня догадки. Вот он какой, этот ответный Дар! Мне дали возможность видеть что-то скрытое! Ну да, вообще-то девушка как-то так и сказала. И теперь я вижу всякую нелюдь или нечисть вокруг себя, укрытую под масками, которыми она себя маскирует. Так, стоп. Это надо подумать и не отвлекаться. Я срочно написал рецепт, отправил пациента домой и высунулся за дверь - сколько там еще осталось. Никого, и это славно. Сказал медсестре, что я пока сбегаю по делам, а она пусть пишет дальше. Если кто-то подойдет - я скоро буду.
  И пошел в 'курительную'. Это балкон в кабинете заведующего поликлиникой. Отдыхающий сейчас в Очакове обитатель кабинета там курит, я тоже 'покурю'. Усядусь на стул владельца, отпихну пепельницу, чтоб табачищем не разило и посижу, с мыслями соберусь.
  О чем это я хотел подумать перед выпиской рецепта на пирацетам? Ага, вот. Пока я видел мордочки только некоторых существ, причем не нашего поля ягоды. Орки, гномы и еще кто-то.
  Но у нас родные мифологические существа тоже должны быть, всякие там овинники, гуменники, позахатники, подзаборники и прочие, 'имя которым легион'. И насколько я помню, среди них, хоть импортных, хоть доморощенных, есть существа опасные, есть существа озорные, а есть индифферентные. Ловит, скажем, мышей в подвале себе на ужин, и, пока хозяин у него эту мышку не отбирает, так и вреда никакого.
  Итого программа - минимум - надо заняться ликбезом. Какие могут быть брауни и поуни, и что от них можно ожидать - кражи левого носка или чего-то пострашнее. Плюс наши местные. Вот помню я некоторых из них, а сколько я не помню? А если встречу вампира? Матерь божья Ченстоховска! Это что, теперь из осины палочку вырезать, на шее крест носить, как братки из недавнего прошлого и с таким вот арсеналом всюду ходить.
  А что - это вполне оружие:
  'Собрать ему семь архиереев, семь архимандритов, а имянно: с Углицкого лесу - преосвященнаго отца Сиротку з дубовым крестом, да с Муромского лесу - преосвященнаго отца Гаврюшку з булатною панагиею, с Касимовской дороги, с Крипанского лесу - преосвященнаго отца Должинского полку с липовым обожженым крестом, а протчих архиереев со архимандриты поблизости собрав со всех лесов, святых отцов-ясаулов да отца моего духовнаго Емелю, у которого крест на рамени полуторы сажени'.
  В итоге я сейчас кинусь читать все книги про сверхъестественное, что в городе найдутся, потом ходить буду с дубовым крестом в полторы сажени...И что обо мне подумают? Известно, что: 'С дуба рухнул'. И ведь никто не скажет, что виноваты в случившемся. Скажут лишь, что давно замечали, но раньше это только местами бывало... Но делать все равно надо. Когда вампира не замечаешь, а думаешь, что это не вампир, а твой начальник, то так и помрешь в неведении и без душевного трепета. А каково это будет - разглядеть в ближнем своем ужас, который к твоей шее тянется?
  Нет, надо снова идти работать, а то таки сдвинусь. А разве я не уже?
  Закрывая кабинет, я подумал, что завтра Наталья из села приедет, надо бы кое-что к приезду поделать. А потом дурная голова выдала: А не увижу ли я под ее личиком какую - нибудь фейри или Солоху? И тут мне явственно поплохело. Отпаивали меня корвалолом и кофе.
  Душевное сочетание получилось. Никогда не повторяйте этот опыт на себе и никому не давайте.
  Ну разве что отмстить хотите, но при этом оставить в живых. Шоб помучился враг подольше.
  В общем, сегодня тоже было не до уборки в доме. Ни мыть полы не хотелось, ни работать над бумагами, ни есть - ну совершенно ничего.
  'Жизнь пустая беспредельна,
   Мир колышется бесцельно,
   На душе тоска и мара.
   Если б кончить с жизнью тяжкой
   У родного самовара,
   За фарфоровою чашкой,
   Тихой смертью от угара!'
  Как я его понимаю! Жаль, человек уже эти стихи написал, потому мне их уже не создать и не переработать тяжесть в душе во что-то достойное. Так что буду мучиться дальше, пока опять не попустит.
  Телевизор и книги вызывали отвращение, компьютер тоже. Поэтому я лечился от душевного разлада по методу Садовского. Чаем. Самовара у меня не было, потому заваривал в каком-то китайском сосуде для этой цели. Выглядел он, как большой стакан в подстаканнике из воспоминаний о прежней железной дороге. Зальешь, засыплешь и закроешь какой-то странно устроенной крышкой, напоминающей задрайки у дверей в противоатомных убежищах.
   Пока потом отдраишь - чай и остыл. А китайцы верят, что остывший чай становится ядом. Так они пытаются истребить врагов Поднебесной- ядовитым холодным чаем. Наивные!
   Но, чтоб не возиться с задрайками, я придавливал крышку книгой. Итого коварные замыслы китайцев не воплощались. За вторую половину дня я наверное, выхлебал его с литр. Душа постепенно поднималась этим чаем над бездной отчаянья, но велика была угроза того, что от перегрузки кофеином я вообще не засну. А, ладно. Не бывает лечения без побочных эффектов.
  Лишь бы сердце не болело, а бессонница - это не первый раз. Завтра мне рано вставать не надо.
  А до обеда можно и отоспаться.
  Так и произошло. Заснуть практически не удалось. Оттого я то валялся на постели, то книгу брал, то к компьютеру шел и черпал и черпал информацию. Благо ночью И- нет не виснет и быстро грузится, чего вечером не всегда добьешься. Итого к утру у меня опять наступил некий мозговой ступор, но на сей раз уже от перегрузки еще не переваренным и не систематизированным массивом информации. Во как я продвинуто выразился?! Вместо простого, но всем ясного выражения.
  В восемь я хотел только одного - шлепнуться и, наконец, заснуть, переварив ночной информационный кошмар. Но где-то под глыбой этого желания скрывалось и понимание того, что порядок-то навести надо. Я ведь пока не знаю, поедет Наталя к себе или ко мне. Если ко мне, то марафет наводить надо. Поскольку в ее Сухой Омельничок дозвониться можно только изредка, заранее этого не определишь.
  Итого : можно пойти на поводу у презренной телесной слабости, а можно и не пойти. Я пошел на кухню, заварил и выпил адскую смесь из какао и кофе, что меня несколько взбодрило. За час я с уборкой в некоем приближении справился, после чего пошел на рыночек за молодой картошкой и укропом. Покупка прошла успешно в том смысле ,что глядеть в глаза чудовищ не пришлось, оттого я расхрабрился и зашел в супермаркет за мороженым. Вдруг ей захочется после картошечки и салата из огурцов еще и пломбира. Я пришел домой и остановился в прихожей, решая вопрос, что я забыл купить. Кажется, что-то все же забыл. Если сразу вспомню, не надо будет потом еще раз выходить. Жарковато все же.
  Пока я вспоминал, мобильник завибрировал. Он, конечно, и звонил, но я его не услышал, занятый раздумьями. Но вот толчки в живот мимо не прошли. Это она . Совсем недавно о ней думал, и вот и она. И даже боги не против, чтоб дозвонилась.
  Ага, понятно, почему они не против - потому что еще задержится. Эх-ма, нет в жизни счастья: ни сна, ни Натали, одна картошка, и та еще не очищенная. Поскольку я так и не вспомнил, чего не купил, то решил пока посидеть, не раздеваясь - вдруг осенит.
  Но меня не осеняло аж до обеда, когда я отварил картошку и поел ее. Вот тут-то, на сытую голову и подумалось, что еда есть, а запить нечем. И пошел я за квасом. И даже не задергался, снова увидав Арама - Балина с двумя бутылками 'Рогани'. Это не Арам. Это не Балин. Это не пиво. Это я спокойно иду домой, несу баллон с квасом и прячусь от солнца. И берегу голову. К лешему всех этих скрытых типов!
  Я прибрел домой, переоделся в домашнее, попил холодненького квасу, и как-то ожил. А потом попил еще и еще более ожил. И пришел к вроде как простому выводу: что придется с этим жить.
  Точнее, жить с ЭТИМИ в одном городе. Либо я сдвинусь до полного сумасшествия, либо сживусь с этим.
  Поскольку Магдалиновка - это не то место, где хочется лишний раз побыть, то надо сжиться.
  Ну что ж, сжился со многим и многими, сживусь и с этим. И на этой торжественной ноте я выпил еще квасу. А теперь попробую поспать. Встречать Наталю не нужно, значит, на сегодня осталось дежурство. Начнется оно в восемь вечера. А пока я свободен, как птица. Могу телик посмотреть, могу книгу продолжить писать, могу просто поваляться на диване, набираясь сил для борьбы с силами Зла, что явятся среди ночи в приемный покой в человеческих организмах. И я их буду выгонять наружу.
  Покрутившись по квартире, поглядев в телевизор и плюнув, я все- таки занялся писанием учебника и даже сотворил две страницы текста. Надеюсь, при следующем подходе к клавиатуре сегодняшний улов не потребуется стирать. Впрочем, из восьми глав четыре уже готовы, а время позволяет не гнать. А если еще уговорю Вилена Абрамовича в соавторы пойти, то мне останется только перевод текста своих глав, которые уже написаны. Он обещал ответить, когда с моря вернется. То есть уже меньше недели до его окончательного решения. Если не решится - так и сам допишу. Самое главное в писательстве: решиться и начать. А потом дубинушка сама пойдет.
  Время мирно шло к дежурству, потом наступило и оно. Я его пережил, а потом остался на утреннюю смену, где стойко сидел до одиннадцати в 'борьбе суровой с жизнью душной'.
  Меня даже порадовали новым перлом из коллекции ляпов, высказанных пациентами. На профосмотре будущий водитель сказал, что он раньше перенес 'двустороннее сотрясение мозга'. Давно меня не радовали ими. В январе был гражданин, сказавший, что у него гипертония с рождения. В ноябре был тип, утверждавший, что он лечился у одного доктора, и ему так понравилось, что он желает повторить лечение только у него. Ни фамилию, ни имя он не вспомнил. Слава богу, что не колебался в том, что это был именно мужчина. В лицо из трех наличных стоматологов никого не смог вспомнить - не те, не помню я таких. Ну, вспоминай тогда. Пока он перебирал харчами, зуб заболел так, что пришлось перестать выдергиваться и пойти к свободному. Сев в кресло и получив порцию впечатлений, больной вспомнил, что лечился именно у этого доктора и даже именно на этом кресле. Это он определил по заштопанной обивке кресла, так привычно коснувшейся руки! Ни в лицо, ни по имени не опознал, но по шву кресла - смог!
  Село Пятимогилы, куда ж денешься...Еще про них ходит правдоподобный анекдот, как житель Пятимогил приехал в Днепропетровск и искал там понравившуюся ему студентку, с которой у него был короткий, но бурный роман. Вот он зашел в деканат и спросил, где можно найти вашу студентку Олю. Его попросили уточнить, что именно за Оля. Ну, он ничего лучше не придумал, как сказать, что это именно та, которая во время секса за плечо кусает. Правда, он выразился несколько простонароднее. Долго потом Олям в пединституте приходилось очень неудобно...
  Существует еще рассказ про семью из Пятимогил и корову, но он совсем непристойный. Что интересно, один житель рассказывал его про своих соседей и даже называл их фамилию. Одно радует, что до Пятимогил двадцать два километра и с городом они при моей жизни не сольются.
  С учетом моей новой способности, может, мне приглядеться к жителям этого села и рассказам про их подвиги найдется разъяснение? Например, они потерчата?
   Потерчата - это не относится к Гарри Поттеру. Это местный ужас - души младенцев, умерших некрещенными. Могут стать русалками, а могут заманивать людей в болото.
  Так что придется провести глубокое исследование феномена жителей Пятимогил, как с точки зрения фольклора и мифологии, так и с точки зрения ...ну, как лучше бы сказать-то? Магического сканирования? А разве я маг? Ну тогда пусть будет Истинного Зрения. Что-то такое было в какой-то фэнтезийной книжке и с его помощью проникали под магическую защиту от постороннего взгляда. Прямо таки 'Интриги, скандалы, расследования. Показать все, что скрыто...'
  Но только я ушел с работы и прибыл домой, как зазвонил телефон. Городской, не мобильный.
  И сразу же захотелось сделать вид, что я еще не дошел до места. Сижу где-то на лавочке. Но все же взял. Это из регистратуры - куда делась карточка на Куцеренко. Ему надо ее на ВТЭК, группу продлевать, а карточку никак найти не могут. А я тут при чем? Я ее последний раз видел на прошлой ВТЭК, год назад. Он между комиссиями к нам принципиально не ходит, а лечится моржеванием, за что заработал средь населения прозвище 'Енот-полоскун'. Вообще-то он должен стоять у меня на учете, но я в свое время его спихнул на хирургов, и теперь они пишут в его карту - 'больной не явился на контрольный осмотр' и паки не явился. Правда, если мне его опять отдадут, мне проще будет. Я, как от Натали иду утром на работу, так зрю его во время водных процедур. Так и буду писать. ' 3 апреля. Больной обнаружен при окунании в речку Кривую, где принимал холодную ванну. При попытке поговорить с ним уплыл в камыши, где прикинулся шлангом. Передано о необходимости пройти флюорографию(крикнуто вслед). Ответ нечленораздельный( возможно нецензурный).' ' 5 июля. Встреча при аналогичных обстоятельствах. Больной повторно приглашен на прием. Вместо ответа закопался в ил на высохшей части реки'. И далее с нужной частотой.
  А все почему - голова у него не такая, как все. В ней есть инородное тело. Нечистое. Пуля 'диаболо'. Однажды жить ему по пьяному делу надоело, и выстрелил он в свою головушку из пневматического пистолета. Пуля застряла в решетчатой кости. Порадовав собой нейрохирургов и психиатров, он был выписан с наличием инородного тела в голове( оно же пуля). Причем, судя по рентгену, пуля сильно не деформировалась, пробивая его голову. Теперь, когда на ВТЭК приезжает кто-то из проверяющих, мы его очень удивляем этой рентгенограммой. Но пуля не только застряла в его организма. Он после этого еще и пить бросил. Это и моржевание, возможно, пошло на пользу его здоровью, но не улучшило его имидж. Как выразилась одна дама с его улицы: 'Когда он в прежние времена налижется, то хоть разговаривал и вел себя, как человек, а не как сейчас - как чмо самозатраханое.'
  А чего ж вы хотите? Люди разговаривают про общеинтересующие всех темы - виды на урожай, цены, выборы, какого по счету парня Галька бросила. Если человек даже разговаривает про непонятное, но красиво и интересно, то тоже могут послушать. Особенно если потом он перейдет на всем понятный разговор о новом способе выращивания клубники.
  А если человек ходит и упорно разговаривает по то, что при ядерной войне были планы выращивать человеческих детей в утробе свиноматки и не затыкается даже при прямых намеках на необходимость этого? Или про то, как древние эскимосы в Гиперборее были людоедами, а чтоб будущий обед не убежал, они его душили, а потом как бы реанимировали, но чуть позднее, чем надо, чтоб оживший был не человеком, а 'овощем'? Но наш народ все же гуманист. Другому за такие самозатраханные разговоры давно по башке дали, тем, что под руками, а люди его жалеют, по голове не дают, чтоб пулю не сдвинуть. И когда пациент рассказывает, что он четырнадцати лет с пистолетом ходит, народ сдерживает рвущийся из груди невежливый смех и говорит: 'Шел бы ты...в лес за махоркой или... на реку грибы собирать!' И откуда он только эту хрень вычитывает? Кто из внеземных братьев по разуму его просвещает?
  Его даже среди экологов дольше чем полгода не выдержали. Сначала аж рты раскрывали, слушая про разные планы СССР на случай ядерной войны, к которым он имел непосредственное отношение( ага, лично для этих тайных планов бетон в стройбате замешивал),потом -таки поняли, что для их тусовки он слишком подвинут.
  Ладно, про местных экологов и их борьбу с промышленностью города потом расскажу. Ну, коль настаиваете, можно и рассказать как их глава на дежурстве работал. Он у нас в больнице до взлета в столицу на полставки работал. Больше ему не позволяли его депутатские обязанности.
  Наступает утро, случается ДТП и везет районное ГАИ в больницу двух кадров с него. Одного - чтоб перевязать, а другого, чтобы осмотреть, не пьяный ли он. А Михаила Михайловича в кабинете нет. Сестричка проболталась, что пошел он за хирургический корпус в большой теннис поиграть. Эстет он был. Инспектор, что был самым младшим по званию, туда побежал и, вежливо поздоровавшись, намекнул, что так мол и так, люди есть на осмотр. 'Ну, подождите, сейчас доиграю и приду'. И все ждали. Теннис, однако, не подкидной дурак.
  Ладно, ну их, чудаков с мандатами и без мандатов, с дипломами и без. А вот запасы кваса надо пополнить. Взял пластиковую бутыль на два литра и пошел на улицу Полесскую. Это через двор и направо в портал сталинки. Вот и желанная бочка и даже без очереди рядом. Зато с продавщицей очень нетрадиционной внешности. Девушка как девушка, если б не крылья бабочки за спиной. И некоторая прозрачность силуэта под иллюзией.
  Ага. Это уже не Толкиен. Это уже ширится, так как именно так выглядят мятлушки братского белорусского фольклора. Хотя братство ныне не в моде, но уж извините, привык так. Еще не хватало мне вампиров из 'Сумерек' для полного счастья. Нет, кричать не буду, сдаваться не буду, просто уйду отсюда в супермаркет и куплю пепси. Или кока-колы. Нафиг мне квас с белорусской феей в качестве бонуса. Без нее - можно было.
   Что там мятлушка может гадкого сделать? Уже плохо помню. Кажется, полюбив парня, отнять у него душу. Но на это и обыкновенные девицы способны. Не то, чтоб я верил в наличие души, ибо медик и атеист, но лучше подальше от нее, подальше. Я ведь не фольклорист, могу и забыть еще какую-то способность прозрачной девицы с крылышками.
  Да, процесс идет, но радует то, что не дергаюсь и тихо себя веду. Тихопомешанных еще древние греки считали любимцами богов и даже знаки почитания. А вот буйных маньяков сажали на электрического ската, чтоб тот порадовал их разрядом. Так древние греки посрамили нас, додумавшихся до этого метода только в прошлом веке. Кстати, электрический скат назывался как-то вроде 'Нарке'. Да, да, и для обезболивания ската тоже использовали. Такие вот они были продвинутые природопользователи. Может, как-то внедрить в экоолухов мысль о приеме в их организацию через ритуал посвящения при помощи ската? Либо их поменьшает, либо у некоторых просветление наступит. Народ в любом случае в выигрыше.
  Ладно, когда кто-то из них попадется ко мне в лапы с ишиасом или невралгией, то попробую.
  Или когда они очередной раз полезут в мглинские склады исследовать радиационный фон, и им вохра настучит по черепу лопатой. И поделом - незачем искать забытое ядерное оружие на окружных складах вещевого снабжения. Говорили им знающие люди, что именно хранится на мглинских складах. И еще прозрачно намекали, что интересное для них раньше хранилось в соседней области, а не здесь. Но слушать умных людей неинтересно, проще в интернете искать чушь собачью, а потом спасаться от собак и охранников. А потом Юра Скорик ночью ушивает такому кадру рваную рану левого полушария мозга, которое сам раненный назвал 'полужопицей'. А еще через неделю на сайте экстремальных путешественников пострадавший рассказывает о своем героизме и выкладывает фото своего пострадавшего места на разных этапах заживления. Лайков было много.
  Итого я вместо кваса пил пепси-колу. Впрочем, вкус не сильно хуже, а цена одинакова. Да, дешевле привезти из США концентрат, разбавить, газировать и продать, чем пользоваться местным продуктом (частично вторично используя) и привезти из соседнего города.
  Гримасы глобализации. А рассказы о вреде пепси для здоровья я игнорирую. Особенно про борьбу с огородными вредителями с ее помощью. Врут. У нас если кто и борется, так разве что используя для борьбs ПЭТ-бутылку из-под колы.
  Спать мне не очень хотелось(как ни странно),потому я активно долбил по клавишам и почти закончил пятую главу. Успехи вскружили мне голову, и я подумал, а не стоит ли вознаградить себя мороженым. Уже стал собираться, но потом решил не ходить. А вдруг опять некий лик под слоем иллюзии...Какая-то огневица - трясовица или лесная чертиха, которая груди закидывает при ходьбе за спину, чтоб не мешали двигаться. Девушка в супермаркете, что мне пепси продала, грудями не обижена, но не до такой же степени. Оттого я и не рискнул. 'Пепси оставалось по колено', так что я продолжил печатать, хотя уже не столь бодро. Но и без заторов.
  Вечером позвонила Наталя и долго со мной болтала. Я удивился качеству связи, но оказалось, что она с двоюродной сестрой, племяшкой и еще кем-то из родных поехали в сауну близ трассы. Называется это место дне то 'Дрова', не то 'Поленья', и там целый комплекс для удовольствий-хошь в кафе, хошь в шашлычную, хошь сам себе шашлык жарь. Есть и сауна с расчетом на небедных людей из города и их услаждающих дам, но туда они ездят на выходные. А в будние дни ездят из окрестных сел, и для них приличная скидка, ибо без разврата. Натале я недавно дарил пакет 'Борисфен', где связь как бы почти бесплатная( ну, это до поры до времени) ,потому она и воспользовалась этим, и мы наговорились. Я услышал много приятных впечатлений от сауны, потом про мужа сестры, который все никак до дому не доберется, все зарабатывает где-то в России и никак остановиться не может, про племяшку, которую все парни бросают и бросают, про всякое другое. Напоследок меня раз двадцать поцеловали, к сожалению, через телефон.
  Но завтра ее еще не будет. У нее какие-то тайные планы с этой племяшкой и ее парнем. Ох, как бы они с подружками не поймали парня и что-то с ним не сделали. А вот что конкретно они с ним сделают-не готов сказать, ибо не знаю, поставлен ли на парне крест как на женихе или нет. Если поставлен, то я ему не завидую. Лет семь назад Наталя и еще две родственницы поехали в Днепропетровск и провели воспитательную работу с одним грубым соседом, который с тогда еще живой ее тетей разговаривал исключительно матом высокого давления. По официальной версии, попавшей в милицейские протоколы, они его заставили разжевать и проглотить кусок хозяйственного мыла. Но однажды одна участница приключения проболталось про то, что 'воспитательницы' перед этим заехали в секс-шоп. После чего срочно сделала вид, что она не это имела в виду, но поздно. Скорее всего, эти детали про секс-шоп уже прошли мимо протоколов. Но сосед лексикон сменил на почти литературный. Жаль, что не завтра она вернется. Но я не забыл и выпытаю попозже, что они от парня хотели и какими конкретно методами.
  После разговора рабочее настроение пропало, мозги настроились на амурный лад, потому и пришлось переключиться на полировку уже готового. Новое уже не шло. 'Хотелось любви и сопричастных с нею утех', а не шестой главы учебника - про эпилепсию. Поэтому эпилепсия была отложена, а я, чтоб отвлечься от недосягаемого(пока),стал искать какой-бы фильм посмотреть.
  Методом проб и ошибок я вышел на сериал 'Кости'. Собствено, мне уже его рекомендовали, но я тогда поленился. Сначала я, увидев, сколько сезонов уже снято, слегка ужаснулся, но набрался мужества и решил, что, поскольку 'Санта-Барбара' и 'Баффи' куда длиннее, то найдутся, пожалуй, силы досмотреть его до конца. И за вечер я просмотрел первый сезон и одну серию второго. Правда, вечер затянулся далеко за полночь, а точнее, до утра. От своих прежних желаний я отвлекся, но приобрел другое - смотреть сериал дальше.
   Хотя при этом я осознавал некоторые недостатки сериала, то есть не был слепым фанатом но...
   Телесериалы снимаются для того, чтоб люди становились их фанатами. И я пал жертвой этого.
  Ладно. Но теперь я так помногу враз смотреть не буду. И спать надо, да и растянуть удовольствие не мешало бы. А вообще смотреть такие сериалы опасно. Вот насмотришься на торжество судебной криминалистики и уверуешь, что по всяким незначительным остаткам можно определить убийцу. Вроде как в этом сериале, как мне травматологи рассказали, убийцу определили, как-то найдя в не совсем свежем трупе какое-то кровососущее насекомое, укусившее убийцу. Вот жалкие остатки крови в сдохшем клопе и стали уликою. Может, я за прошедшие полгода и что-то попутал, но вроде все так было. Впрочем, сегодня этой истории не было, потому я еще уточню.
  Так вот такого насмотришься и пойдешь писать заявление в милицию о краже консервации и вещей из садового домика. А дальше будет шоу: 'Среднеднепровск - город контрастов'. Между телевизором и реальным миром. Сначала заявление не примут до легкого скандала, потом оно долго лежать будет без движения. Затем дело заведут, но следователи будут меняться, как перчатки у звезды подиума, никто никого не найдет, и либо дело без вас закроют, либо сами откажетесь. В оправдание правоохранителей скажем только то ,что задействовать НИИ с целью выявить похитителя соленых помидоров и старых вещей, чья цена эквивалентна нескольким бутылкам самой дешевой водки все же не реально. И даже в сериале так не делают.
  Как нереален возврат к тем самым временам, когда это дело раскрыл бы участковый во время обхода своих владений без всякого Джефферсоновского института и компании докторов наук. Но - не будем о грустном.
  'Свобод хотели вы,
  Свободы вам даны:
  Из узких сделаны
  Широкие штаны'.
  Если дана свобода пить водку и не работать, то свободный человек, который пьет и не работает, когда- то посмотрит на ваши владения - не лежит ли там что-нибудь, пригодное к обмену на водку, чтоб он мог свободно ее выпить. А ваша свобода? Увы, он был первым со своей свободой. А вам - да что осталось от свободы, тем и утешьтесь. И скажите спасибо, что это не ваш муж, тесть, брат и так далее.
  Потому что вы быстро ощутите, что его права и свободы пить водку, хулиганить и деньги из дому утаскивать куда выше и ценней, чем ваши желания жить тихо и мирно.
  Ладно, подумали о грустном - и хватит. На дворе без четверти семь. Пора собираться на работу.
  Сегодня у главного всеобщая пятиминутка, и без меня там не обойдется, пока исполняю обязанности пастыря поликлиники. И не дай бог кто-то из руководства стационаром на нее гадость скажет - укушу. Ибо после ночи без сна настроение будет подходящим. Сейчас только надо проверить, не страдаю ли бешенством. Как проверить- ну, это просто: раз пью чай, значит ,нет его во мне.
  Пятиминутка закончилась грандиозным скандалом. С чего началось - кажется, с того, что зав. терапией обвинил участковых сестричек в том, что они пишут в карточки посещения на дому к гипертоникам, а реально там не бывают. Поскольку меня борьба с гипертонией уже достала, а тут еще и свои подпрягаются с попытками не давать спокойно жить, я не выдержал. В ход пошел давно заготовленный козырь - выписка из терапии на одного гипертоника. А там было много чего - чересполосный язык, то бишь два абзаца по-русски, три по -украински, потом еще абзац по белорусски( наверное),после чего опять русский. И самое интересное - дозировка поддерживающего лечения. Не десять миллиграмм, а килограмм в день. Я вообще знаю только один препарат, которого на курс лечения расходовался килограмм. Но не в день. Главный аж обмер. Он и так недоволен автором 'килограмма' и уже раскаялся, что взял этого Артема из Луганска, а тут очередной ляп. Пока главный пребывал в прострации, поднялась всеобщая ругань, ибо каждый тоже захотел поучаствовать. Я уже помалкивал и на выпады в адрес поликлиники реагировал ядовитыми усмешками и демонстрациями папочки - мол, и на вас тут нечто найдется. Хотя там ничего другого не было. Далее главный вошел в меридиан и утихомирил возникший базар. Зав. терапией и Артем должны были написать объяснительные по поводу своей 'продукции', а дальше все пошло тихо, мирно и по делу. Мне претензий не предъявили, но я бы на месте главного меня бы больше не ставил замещать заведующего поликлиникой. Собственно, этого я и добивался, но вот добился ли...
  Вернувшись на рабочее место, я собрал тех медсестер, до кого смог дотянуться и рассказал им, что было и как было. После чего потребовал двух вещей - исправиться и новых перлов из терапевтического отделения. На тот случай, если они быстро не исправятся. Девушки довольно быстро нашли еще один 'килограмм'. Ага. Будет чем затыкать отверстие критиканам через неделю.
  Потом мне позвонили из хирургии и позвали на консультацию к одному побитому и раненому в пьяном виде.
  Но это было больше предлогом, чтоб собраться и поперемывать косточки заведующему терапией и его орлам. Как Василия Федосовича убрали, то там число хороших людей резко уменьшилось. Двое ушли в поликлинику, Василий Федосович - в дорожную больницу, и из старого состава остался только безвредный пенсионер Иринархов. И свободные места заняли не столь приятные народы, испортившие отношения не только со мной, а почти со всеми. На них только акушеры не рычат. И то только потому, что шипят. Хирурги меня поздравили с утиранием носа нехорошим людям и предложили даже отметить это дело. Я потребовал заменить коньяк кофе и отметил. Ну не хирург я и не чувствую надобность в коньяке во время рабочего дня. Можно там по пятнадцать капель в честь дня рождения или чего-то еще, но не ради того, чтоб в организме ничего не скрипело и все работало, как у хирургов принято.
  Пока мы отмечали торжество над "безбожными измаильтянами", меня безуспешно разыскивал главный. Поскольку он разыскивал долго, то слегка раздражился в процессе поисков. Но ничего закинуть мне не смог, ибо я там был по делу, и пахло от меня только кофием. А нужно от меня было составить план мероприятий по медицинскому обеспечению празднования Дня Города.
  И тут я еще ему добавил раздражения, сказав, что до Дня еще два месяца, да и чего это должна делать районная больница, если этим должны заниматься городские, ныне переименованные в областные больницы. Да и в департаменте охраны здоровья чиновников много, могли бы и родить план.
  На что главный с раздражением ответил, что департаментом поручено ему, а он поручает мне. Я повыдергивался еще, сказав, что я все же не штатный заведующий, но получил ответ в том же духе. Ладно, сделаем. Я поручил регистратуре ко мне никого не направлять, взял прошлогодний план у секретаря и стал творить. В принципе ничего страшного нет, есть только одна тонкость. Кода ты составляешь план для многих, ты должен оставить себе или своему учреждению минимум работы. А все должны сделать другие. Поскольку я эту тонкость уже знал, я и претворил ее в жизнь. Теперь пусть областные учреждения оправдывают свое громкое имя. И пусть радуются, что сейчас не юбилей, а триста тринадцатая годовщина. Впрочем, это все условно, поскольку увечный шляхтич пан Друцкий в жалобах в Сенат не отразил, в каком месяце и какого числа он основал здесь, в устье реки Железной, свое 'имение'. Которое у него через пять лет оттяпал подстароста черкасский, несмотря на бумагу от короля Сигизмунда, что пан Друцкий этим наделом вознаграждается за службу короне и раны, полученные в боях с татарами. Вот понравилось чем-то имение пану подстаросте, и того-с... А пана Друцкого в одной рубашке выперли оттуда, и пусть скажет спасибо, что голова и правая рука остались при нем, чтоб писать жалобы в Варшаву. Левую - то татары отрубили в одной из пограничных стычек. Друцкий лет шесть писал жалобы, уже новому королю, и Сенату и в суды обращался, но без толку. С ним пересекся больно крупный хищник. Собственно, сейчас этого тоже полным-полно, только называется это не 'наезд', как в старые польские времена, а 'рейдерский захват'. И так же люди пишут жалобы и ходят по судам, требуя вернуть захваченную собственность и компенсировать утрату здоровья после побоев при захвате. Эффект обычно такой же, как у жалоб пана Друцкого.
  Это - Матрица. Которую здесь регулярно воспроизводят.
  Правда, подстароста любовался имением недолго, поскольку татарский набег пожег все тут, и местность пустовала еще лет двадцать. В 1630-40х годах на них наложил руку известный Иеремия Вишневецкий. Куда делся прежний владелец-не установлено. Дальше было восстание Хмельницкого, 'Руина' и прочие прелести. Село и маленькая крепостца много раз переходили из рук в руки, пока не осталось в Речи Посполитой. Дальше их еще пару раз сожгли татары, еще раз казаки Мазепы, плюс коронная армия при подавлении Колиивщины. Затем перешло от Польши к Российской империи. С тех пор аж до 1918 года его никто не жег, отчего село превратилось в заштатный город и разбогатело. Названий тоже было много - сначала Зализница, потом Гнилой Брод, потом Некрылов, потом Богоявленск. Дальше были Троцкий, Микояновск, и наконец - Среднеднепровск. Но, хотя и удалось с некоторым размахом отпраздновать трехсотлетний юбилей города, основания для этого были зыбкие. Так как даже посадом Некрылов стал только при Николае Первом, а в его деревенской истории зияют десятилетние лакуны. Но для юбилеев сойдет и это. Стоят же в Лубнах два памятника. 800 летию города и тысячелетию города. И разделяют их не двести лет, а значительно меньший промежуток.
  Можно сказать спасибо науке археологии, и посетовать, что она раньше не собралась раскапывать лубенскую землю. Потому восьмисотлетие отмечали по летописным данным, а тысячелетие - по археологическим. То же самое было в Полтаве, которой тысяча сто лет, ибо в овраге при строительстве обнаружились остатки городского поселения именно такой давности. Итого есть дата древности этих находок( условно 899 год), летописная дата стычки князя Игоря у Лтавы- 1174 год. И следующая дата - аж 1430 год. Что было в промежутке меж ними - 'тайна, покрытая неизвестным мраком'. Но тысяча сто лет. И баста. А говорить, что все три даты и все три упоминаемых места - это именно одно и тоже вообще нечеловеколюбиво/
  В Кременчуге не так давно тоже проходили небольшие раскопки, и кое-кто из власть имущих и журналистов раскатали губу о возможном удлинении срока существования города. Но не судьба - ничего выходящего за известные даты не нашлось. А ведь у желающих было уже наготове название 'Керменчик' для протоКременчуга. Но такова кара небесная для тех, кто смотрит в прошлое с целью сразу же вырвать нечто сенсационное. Нефиг - копай себе, копай, и найдешь сенсацию. Но после того, как поработаешь. А что с журналистов взять - им подавай сенсацию сразу же. В областном архиве лежат тысячи документов, и сенсаций там полным - полно тоже. Но надо работать. А на это журналисты принципиально неспособны. О начальстве и говорить нечего - известно для чего им юбилеи и годовщины нужны.
  Хоть хорошо тут отсиживаться, быстро сделав проект приказа и изображая бурную деятельность, но это все вечно длиться не будет. Надо идти работать. Я отнес проект, отдал секретарю главного, а сам пошел спасать докторов на приеме от перегрузки. Оказалось, что спасать некого. Как только мои пациенты узнали, что я по уши занят каким-то великим делом, они рассосались. Остался только Желтобрюх с улицы Заречной, но ему уходить нельзя. Ему нужно выписывать противосудорожные препараты, оттого он и дожидался меня. Ведь я сейчас и заведующий, поэтому должен расписываться на рецептурных бланках. И еще кучу бумаг с их выпиской оформить, поскольку у него рецепт бесплатный. Оформил и выглянул в коридор - а нету больше никого! Неужели это так, а не мне кажется? Нет, не кажется. И рабочего дня остался час с лишним. Вот я сейчас себя чайком порадую и займусь подгонкой недописанных бумаг.
  А что за чай заварить? Пойдет чай заморский, краснодарский. Весьма неплохая вещь даже по временам изобилия всего. Это я в гостях на Кубани бывал и затарился. А пока чай набирает цвет и вкус, я карточки покрою значками на страх проверяющим. И увидят они запись, и даже разборчивую дату, а дальше фиг поймут. Таков у меня почерк, мелкий, аккуратный и даже красивый, если не тороплюсь. Но неразборчивый. Пускай поломают глаза. Это традиция, и даже двойная традиция. Первый слой - это врачебная традиция писать так, чтоб пациент не понял ни черта. Второй слой - это культивируемые нынче казацкие традиции. И казацкие писари так и писали : красиво, кудряво, на грани арабесок, но понимали написанное токмо такие же писаря. А прочим не дано было. Чтоб ходили к писарям и узелок дома не забывали. Читаемые посторонними почерка канцеляристы выдавать стали уже при Николае Первом.
  Ну и по врачебным - видел я документы, писанные врачом в 1920 м году. Я разбирал только то, что писано на латыни. Наш был человек. Хоть подпись неразборчива, и не знаю, кто он, но чувствую, что наш.
  Кстати, при Советской власти в обиход канцелярий ввели полезное новшество: расшифровку подписей. До того писалось или печаталось : губернатор и дальше закорючка. А стало: должность, закорючка, потом Ф.И.О того, кто подписывал. Но произошло это не сразу. Возможно, это произошло по техническим причинам, потому что тогда начальники часто менялись или вместо них подписывали замы и и.о. Но нововведение оказалось полезным, особенно когда потом берешь эти бумаги и читаешь. Сейчас-то можно еще помнить, что начальник отдела у тебя такой-то, а директор департамента сякой-то. А вот в родных министрах можно было и запутаться. Их одно время меняли как перчатки.
  Но я недолго писал карточки. Меня попросили пройти в кабинет нарколога - работа пришла. Я поднялся и пошел. Еще в коридоре был слышен громкий женский плач - мне аж стало тревожно: не додержали ли родные запившего человека до упора, а он в кабинете с жизнью расстался?
  Ура, этого не было! А всего лишь пьяное тело на кушетке и рыдающая навзрыд медсестра Марина из физкабинета. Вера Сергеевна ей капала корвалол в стакан. Марина выпила, утерла лицо платочком и, давясь спазмами рассказала, что этот идол(муж то есть),пока она лечила холецистит в Миргороде, пил, как скотина. Куры, которых не кормили, передохли, в огороде сплошные сорняки, в квартире - свинарник. Хорошо, что ребенку уже тринадцать лет, и он уже себе сам может поджарить яичницу или картошку. Потому с сыном и не случилось того, что с курами. И она еще раз достала своего идола сумочкой. Тот только икнул. Хорошо нагрузился.
  --Марина, ну и что с ним-то делать? Отправить на Золотаренко, на расправу наркологам? Он же у тебя водитель? На учет станет, финиш правам наступит. Или выкладывай почти тысячу на конфиденциальное лечение.
  --Не знаю я! Что хотите, то с ним и делайте! А то я с ним сама что-нибудь сделаю!
  Далее было неразборчиво сквозь сплошной поток слез. Ну да, это она хорошо придумала. Я должен решать и делать так, как лучше для их семейства. Оно, конечно, проще и правильнее вручить Марине направление и пусть она пьяную тушку доставляет через полгорода и уламывает тамошних тружеников госпитализировать мужа в последние пять минут работы. Потому что сейчас полтретьего, а они прекращают госпитализацию в три двенадцать. Раньше они брали круглые сутки, а с обретением статуса областного и присвоением звания 'Центра проблем химической зависимости' вместо банального 'диспансера' много себе возомнили. Увидели в командировке в недавно созданной Ольвиопольской области такую фигню и того же захотели. Кому от этого стало лучше? Естественно, не больным. Плюс то, что я сказал вслух. Скорее всего, идол все свои отпускные пропил и вряд ли найдет деньги на оплату спасения от учета.
  Ладно. На меня свалили решение, и я его приму. В том числе и в честь того, что было между нами раньше.
  --Марина! Ну-ка вытри слезы! Сейчас мы его быстро протрезвим, потом поведешь его домой. И будешь давать ему таблетки, что я напишу. Завтра тоже приведешь его. Если не получится, то придется на Золотаренко идти. Потому не дашь ему больше не капли! Поняла? Молодец! А теперь помогай его раздевать и устраивать. Вера Сергеевна! Дайте, пожалуйста, ватку со спиртом.
  Муж был приподнят, раздет по пояс ( 'до пояса' - это значит оголить все ниже пояса) и посажен за стол. При этом он уткнулся носом в стол. Но мне это и надо. А теперь фирменная разработка - экспресс-протрезвление. 12 игл по обе стороны позвоночника и жесткое воздействие на меридиан мочевого пузыря. Вообще-то профессора не советуют проводить иглотерапию пациенту в нетрезвом виде. И я с ними согласен на сто процентов. Но работать приходится не в лабораторных условиях, а в реальных. Конечно, чтоб пьяный ощутил 'эффект иглы', работать приходится жестко, но куды ж деваться. Пациент истекал потом, постанывал, но получал свое. А потом внезапно разрыдался ,как дитя. Я аж удивился. Я гораздо более готов был к обмороку или перелому иглы, чем к такому.
  --Чего ты плачешь? Так больно?
  --Нееет. Оттого, что наконец-то себя трезвым почувствовал за столько времени...
  Ну вот возьмите такого за рубль двадцать, как мой дед выражался!
  Я еще его помучил, вкатил ему дозу тиамина, выписал рецепт на амитриптиллин и отправил домой. Напоследок грозно повторил про то, что больше ни капли. Иначе 'моментально в море'.
  Амитриптиллин вещь хорошая. Для моих и наркологических несложных дел - вполне годная штука. И очень дешевая - 6-7 гривен за упаковку, то бишь даже не доллар. Оттого и ходят упорные слухи, что именно по этой причине его почти каждый год переводят в разряд приравненным к наркотикам, чтоб не мешал покупать импортные препараты, где дешевле, чем сорок гривен, ничего не бывает. Потом попускает, и он опять отпускается по обычному рецепту. С этой версией я согласен, ибо за почти четверть века работы не видел ни одного пациента с зависимостью от амитриптиллина. Так что интересы здесь не медицинские, а шкурные.
  А общение с Мариной разбередило еще другую сторону души - Наталину. Когда ж она там закончит огородные дела, сауны и битье неудачных кавалеров племяшки? Надо сегодня снова звонить ей. Если она сама не опередит, влезши на вишню и улучшив тем связь. Или мне попробовать вылезти на крышу пятиэтажки и добиться того же?
  А Марину откровенно жаль. Что-то есть в ней такое вот неудачное или неудачливое, что она отчего-то ищет для себя пьющих мужиков. Первый муж, от которого этот сын, что справлялся своими силами, пока мама лечится, а отчим квасит, тоже был любитель беленькой. С ним она рассталась, года три была одна, пока не нашла вот этого Павла. От него она уже уходила, но Павел все-таки тогда бросил пить, и она вернулась. И вот опять и настолько мощно.
   Вот не люблю я Берна с рассказом о человеческих играх, но по отношению к таким женщинам, что как бабочка на огонь, рвутся к пьющим мужикам, он, пожалуй, прав. А ведь тогда, когда мы были с ней, я ей и жениться предлагал и с ребенка усыновить. Она не захотела. Ну ладно, пусть мной по Берну не покомандуешь , но ведь на нее имел виды и гинеколог Вадик. Ее одногодок, только что закончил обучение, руки золотые и человек абсолютно безотказный. И на нее глаз положил. Сказала бы слово, и он повел ее в ЗАГС. В тот же момент, как сказала. Это тоже Матрица. Только индивидуальная. Как англосаксы выражаются: 'Паттерн'.
  Ладно. Рабочий день закончился, карточку на чудесное исцеление Павла писать не хочется, займусь этим завтра. И всем остальным тоже.
  --До свидания, Вера Сергеевна!
  Она, не разжимая губ, улыбнулась и помахала рукой. Ремонт зубов еще не закончен.
  И только я захлопнул дверь кабинета, как 'Нокия' задергалась. А, не Наталя, это хирурги, и что этим кровожадным надо - то? А надобен им я, у них что-то такое непонятное творится в приемном отделении. Привезли с кровотечением, а когда хирург спустился и подобно апостол Фме захотел вложить персты в рану, пациент стал не даваться. Стоп, а это точно Фома, а не какой-нибудь другой апостол? А, ладно, не Фома, так Ерема, только говорят же 'Фома неверующий'. А дело может оказаться белой горячкой, когда пациент увидит в хирурге черта, влекущего его в преисподнюю. И не захочет на сковородку. Это моя епархия. Если окажется клиент 'неМазеп',то надо это выяснить, в журнал записать и их обрадовать клиентом. То есть все равно смотреть надо. 'НеМазепами' у нас называют психиатров. Правда, в этом виноваты не они, а власти. При одном из президентов издали указ об увековечении памяти ряда деятелей прошлого, причем как на грех, всех на одно лицо- Мазепу, Выговского и прочих. Причем Выговского предложили увековечить даже Полтаве, которую этот самый Выговский сжег. В Полтаве в ответ на это один ехидный аспирант написал статью под названием 'Привычка присягать', где скрупулезно подсчитал, сколько раз эти деятели присягали и нарушали присягу. Мы, когда ее на историческом обществе читали - много ржали. У него еще была не менее ехидная статья про три бочки украинского сепаратизма. Жалко, что у него умер научный руководитель. На другой кафедре, куда он перешел, ему другую тему дали. Некому нас порадовать провинциальной сатирой.
  Так вот, тогда шибко дисциплинированный наш мэр согласно указу заявил, что надо переименовать улицу Некрыловскую в улицу гетмана Мазепы. А шибко продвинутые кадры даже вручную изготовили пару табличек и ночью их поменяли. Хотя еще сессии не было и вопрос не решался . Мы тогда мэрию пикетировали и мэру письмо писали наподобие известного письма турецкому султану. Только без разных деталей, про лошадиные задницы и поцелуи туда же. А потом группа прихожан сходила к отцу Нестору. А тот публично заявил, что прославители анафемствованного Мазепы сами могут стать компанией извергнутых из лона церкви. А вот это большим людям не нужно. Это ночные любители Мазепы могут не обращать внимания, уповая на то, что они прихожане Киевского патриархата. А потом сессия не поддержала инициативу. И президент вскорости ушел. Поэтому улица Некрыловская осталась со старым названием на табличках, а в шутку ее и НеМазепинской называют. А заодно и психиатров, ибо улица невелика, и кроме них, на ней всего пяток частных домов и склады машзавода.
  Спустился я на второй этаж, перешел по переходу в соседний корпус и прибыл в приемное отделение. Но криков не слышно, ни по дороге, ни рядом. Значит, не настолько страшное творится. Распахнул двери и ...слова застряли у меня в глотке. Картина была еще та, потому ничего не было удивительного в том, что все онемели.
  Вот представьте себе комнату метров тридцати площадью. Справа выход на улицу, слева дверь в коридор, через которую я вошел. За выгородками из стеклоблоков душевая и туалет, чтоб поступающему можно было марафет навести. Причем размер душевой - можно на каталке заехать, помыться не слезая и выехать.
   Ну, еще всякие там кушетки и столы со шкафами для персонала. Типовой интерьер 60 х годов. И мебель не сильно моложе. Посреди этого пространства стоит каталка, на которой фигура, залитая кровью. Кровищи много и на полу, и на каталке. И фигура - то какая : не гопник, ни чудо из строительного ПТУ, накурившееся конопли, ни кто-нибудь, а орк. Токмо личина у него, под запорожца косящая, а под ней - ну прямо Прадд из романа Перумова. Нету только кольчуги и топора, зато есть ножи. Один в груди, другой в руках. Оттого кровищи и много, а он не валяется трупом, а готов защищаться, если младшая медсестра Филимоновна о стенки отклеится и на него со шваброй кинется. Человек бы уже помирать начал от такой кровопотери. А здешние обитатели по углам забились, и рты у их заклинило от такого зрелища. Орк...Нет, они-то его не видят, а видят полураздетого запорожца с ножами и в луже кровищи. И думают, что это в охранной фирме 'Козацька варта' совсем охренели от сознания собственной несравненности.
  А что ж делать? Орк, конечно, на вид человека напоминает, но помощи не просит, да и не ведаю я, как его там ушивать и сосуды пережимать. И хирурги Лева с Димой тоже. Может, оркам вообще раны ушивать вредно, кто их там знает. Значит, его отсюда надо удалять. Пусть идет к себе к соплеменикам, и там уже его лечат по-своему, если раны сами не заживают после хорошей еды. Лучше, конечно, немного помывшись и ножи спрятав. Но можно и просто спрятав ножи.
  А как это до него донести? К обороне он готов, но не нападает. Значит, надо подойти, его не пугая, и сказать ему, чтобы ножи спрятал и шел отсюда. Медленно и тихо. Потому, что тихая речь часто доходит лучше крика. Сказал бы на ушко (так еще лучше), но он может подумать, что я нападаю.
  И как сказать? Оркского языка я не знаю. Вроде как черная речь орков - это вообще нечто, сочиненное Толкиеном после приступа волынской лихорадки, я помню только что-то вроде 'кракатулук дубатулук'. И это все. Но, коль они живут среди людей, то должны как-то понимать нас? Хоть по губам, хоть по запаху?
  Ладно. Правую руку к сердцу, левую поднял над головой. Что это означает - спросите кого-то другого. Шаг навстречу возможной смерти. Не знаю, что меня ждет, но я должен. Как должен, увидев у себя в кабинете человека с признаками чумы, остаться с ним, пока на помощь не придут. Без права все бросить и сбежать.
  --Здравствуй, воин. Нужна ли тебе помощь?
  Орк повернулся ко мне. Смотрит внимательно, но не отвечает. Но ничего не делает, только осматривает, как будто у меня в руках алебарда, и он решает, что я собрался творить этой алебардой: рубануть или уколоть.
  --Нужна ли тебе помощь?
  Раз не ответил, надо еще спросить. Вдруг не сразу включился и услышал полфразы.
  Лицо орка чуть напряглось, а у меня чуть заболела голова, и словно мне телеграмму передали, потому что в мозгу всплыло: 'Не нужна'.
  --Тогда тебе надо идти. Не все должны знать про тебя.
  Боже, чего это я мелю! Но вроде как по теме. Неужто таки настигла меня болезнь, и я с галлюцинациями разговариваю?
  Голова опять слегка ноет и в ней всплывает: 'Хорошо'.
   Орк ,как будто и не раненый, легко перепрыгнул на подоконник, спрятал нож из рук за пояс и исчез с глаз. Донесся только треск кустов сирени в палисаднике. Хорошая сирень, белая. В мае такой от нее мощный запах...Был. Теперь не будет.
  Народ потихоньку оживает, лица теряют белизну, организмы отклеиваются о стенок. Кажется, дело сделано. Все спасены. Кроме этого орка.
   А мне что теперь делать? Пойти домой, попрощавшись, или в обморок свалиться от пережитого?
  Конец первой главы.
  Глава вторая.
  Свалиться в обморок не получилось, свалить домой тоже не дали. Можно ли свалиться в обморок, если в тебя вцепились четверо дам и наперебой целуют? Может, и можно, но у меня не получилось. Дальше на сцене появился главный врач, которому позвонили про великую страсть и счастливое от нее избавление. Потом появился наряд милиции, которому пришлось писать объяснительную, чтоб они этим делом занялись...Но незаметно дело предстало в таком виде, что попал сюда странный тип, изображающий казака, с ножом и следами крови на себе. И до смерти напугал своим поведением персонал. После чего появился я и, подойдя поближе, негромко сказал ему пару слов. Ужас здешних мест тут же свалил в окошко и был таков. Повреждения на нем какие-то были, но он не давался осмотреть, угрожая всем ножом. А раз не давался, то это теперь его проблемы, даже если он сдохнет на ближайшем углу. И Декларация Прав Пациента будет ему надгробным памятником, а пункт шесть из нее - эпитафией.
  Меня, конечно, спросили, что я сказал ему. Я отвечал, что послал его к ближайшему изображению бога Приапа. Два раза и негромко, потому что так получается доходчивее. Версия эта устроила всех присутствующих. Похититель, возможно, был от нее не в восторге, но мы забыли согласовать эту версию с его пресс-секретарем. Все это заняло довольно много времени, и домой я попал вместо начала четвертого в шесть. Время еще как бы не еще позднее, но я ощущал его именно как конец дня. По ощущению моему, мне только оставалось поужинать, посмотреть телик или чем другим развлечься - и все, пора спать. Вот и получился диссонанс между реальным временем и ощущаемым. То есть я был настроен на то, что уже ничего серьезного сделать нельзя, ибо день кончается. А день не кончался, оттого я и ничего не сделал, но, поскольку времени еще было много, то я просто томился, не зная, чем заняться. Попытки сделать что-то нужное быстро надоедали. Так что просто убивал время.
  Наталя позвонила аж в полдевятого и сказала, что завтра приедет. Встречать ее не надо, потому что ее подвезет дядя Саша на грузовике. Поскольку я завтра на второй смене, то меня ждут у нее дома. Сразу же после работы, при параде и без задержек. Еще бы лучше свинтить с работы пораньше, но это маловероятно.
  Настроение у меня резко поднялось, и я начал строить планы на завтра. Итого я сначала нудился, потом пребывал в эйфории от предвкушения, потому проблемы видения невидимого ( а теперь еще и разговоров с невидимым) как-то ушли на второй план. Видимо, я все-таки переутомился за сегодня. Или за все предыдущие дни, раз такая диковина и странность меня как-то не волнует. Или я уже начал привыкать к тому, что каждый сотый пациент может оказаться из потустороннего мира? Нет, выражение по потусторонний мир мне как-то не нравится, поскольку намекает на смерть и ее владения. Хотя...а чего я должен переживать? Ведь мое звание в прежние времена 'помощник смерти'. То бишь я ей помогал, помогал, и за то удостоился высокого кода допуска, как выражаются в американских фильмах про разные там тайные дела. А то, что я от этого дергаюсь - понятно. От многих знаний проистекают многие печали. И к этим многим печалям нужно привыкнуть.
  Я попробовал эту мысль обдумать поосновательнее, и постепенно обнаружил, что меня особо не беспокоит наличие вокруг разных там существ из мифа и легенды. Я этого не боюсь, просто, раз уж я их обнаружил, мне бы хотелось знать, насколько они опасны, и избегать излишнего риска. Как и с болезнями - знаешь, что болезнь не заразна, и без страха трогаешь больное место. Так и потусторонние эти: скажем, у каких - нибудь инклюзников есть брачный период - вторая половина мая, вот тогда к ним нельзя подходить близко. А вне этого периода - можно даже брать взаймы и не отдавать. И как общаться - тоже бы не мешало бы знать. Если так, как я с этим орком- то ну его нафиг так общаться, чтоб от его ответов голова болела. Но, может, найдется менее болезненный вариант. Ведь, раз уж гномы на базаре торгуют, значит, они как-то с покупателями взаимно общаются. И без боли, потому что если общение с гномом у покупателя головную боль вызовет, то он к этому прилавку больше подходить не будет. Так что придется на склоне лет учиться всяким там эльфийским и гномским. Заодно и узнаю, существует ли часто используемый в фентези 'всеобщий язык', или это авторы так преломляют положение латыни в средневековье на свой мир.
  Итого этот день можно было б назвать днем примирения с новым миром. Отчасти в этом виновата Наталя и весть о ее приезде. Тут меня опять поразила мысль, что она может тоже не совсем такой, как мне казалось раньше, но я усилием воли отогнал такие страсти. Утро вечера мудренее. План я составил на завтра, сегодня ничего из него выполнить не удастся, так что надо ложиться спать. И не мучить себя загадками о будущем. Я уже прожил достаточно, чтобы понять, что наступившее будущее в любом случае будет не таким, как мы его себе представляем.
  Утречко прошло в беготне и многих хлопотах, так что я несколько умаялся и стал рассчитывать отдохнуть на работе. Половину смены звезды и фен-шуй этому благоприятствовали, но потом ситуация подпортилась. Ибо полдня собирался дождик. А внимательный человек знает, что человек на много процентов состоит из воды. И вот вода в небесах и вода в мозгах идут навстречу друг другу. Как результат - пик обращений на 'Скорую', ту самую, которая нынче 'Медицина катастроф', ДТП на ровном месте. Ну и потребители 60 процентного раствора воды в этиловом спирте тоже начинают подтягиваться.
  Я с трудом успевал принимать своих пациентов, а меж тем регулярно дребезжал телефон, и меня звали на консультацию в приемное отделение. Раз даже попросили к начмеду - вывести слишком буйного посетителя оттуда. Вот мы с хирургом Славой и выставляли грубияна - пенсионера. Начмед у нас девушка хрупкая, воздушная, и от пенсионерских слов краснела и слезами заливалась. А тот разорялся, почуяв слабину. Пока не пришли два гражданина в белых халатах, каждый под два метра ростом, нежно взяли его под локотки и вывели к лифту. А потом негромко пообещали, что если он еще наших дам материть будет, то мы вон ту даму, моющую пол, попросим его тряпочкой отсюда выгнать. А потом вся Ущемиловка узнает, как его тряпкой для мытья туалетов тут потчевали. Скандалист галопом покинул этаж. Ну да. Жалко его, как и всех других пенсионеров, которые не бывшие президенты. Но не виновата Анна Федоровна в его бедах, и материть ее совершенно не за что. Не может она ему бесплатные рецепты выдавать, пока закон такой не выйдет. Хоть он ругайся, хоть не ругайся. И он не уголовное хамло, чтоб без задержки ему рот заткнуть подручным предметом. Поэтому берешь его нежно и обещаешь негромко и не больно.
  Только тут разрулили ситуацию, как перебранка вспыхнула у меня под кабинетом. Пошел, прекратил скандал по поводу того, кто первый должен зайти ко мне в запертый кабинет и снова начал принимать.
  А под занавес была трагикомедия, от которой и не знаешь - не то смеяться, не то ругаться, не то плакать. Есть повод для любой реакции. 'И все, господа, делалось хмелем', как говорил покойный отец Михаила Романова около четырехсот лет назад. В его времена воеводы пропили город Вологду, а в наши - свои мозги и печенки.
  
  Привезла наша 'Скорая' из села Крамаренки на радость нам женщину. 'Скорая' пока еще скорая и пока наша, потому что раздел и передача имущества нашей больничной станции областной 'Медицине катастроф' все длится и длится. Потому мы пока работаем по-старому, периодически содрогаясь от грядущих перспектив. Все почему-то уверены, что лучше не станет, а поставленная столицею задача - успевать в селе за полчаса на вызов прибавляет уверенности в грядущем ужасе.
   Человек, поставивший эту задачу, явно в селе не бывал и с реалиями не знаком. Ему сельские жители по телефону не рассказывали, что случилось с их родичем с применением диалектных слов и не пытались пояснить, где конкретно живет больной. Там объяснение займет дольше, чем полчаса. А потом окажется, что больной живет в Ущемиловке, но не в самой, а на 'Ванькиных выселках'. Это два дома в четырех километрах на запад, за полуболото - полуречку Солоныцю. А вызывавший эту существенную деталь упустил, думая, что раз все ущемиловцы знают деда Ивана Соплю, то и весь Среднеднепровск это знать обязан. Про дороги уже умолчу. В села, что на столичной трассе, за полчаса доехать можно. В остальные - только при помощи магии порталов.
  Ладно, хватит об этом грустном, глянем на другое грустное. Дама сорока четырех лет, пила вместе с мужем. Неделю назад его закрыли за воровство металла с могил. Самогон кончился, оттого она четыре дня не пьет. Сначала не спала, потом к ней подкрался маленький рыжий пушной зверь. Это не полярный лис, это специализированная живность. И у дамы под влиянием белочкина хвоста и катехоламинов пошли видения. Причем красочные, что случается не так часто. Обычно- крысы, мыши, собака, кошки. Редко - змеи. Бывают в видениях воры и убийцы, которые собираются жертву белой горячки ограбить или убить. Сами белочки - никогда не встречал, зеленые змеи и белые слоны, известные из классики - тоже нет. Истощилась фантазия народная. Но Галина Семеновна готова опровергнуть это утверждение. Ибо привиделось ей вчера под влиянием больной химии организма, что попала она в немецкий концлагерь времен войны и стала свидетелем всего ужаса. Видела расстрелы, закапывала трупы, брала немецким овчаркам анализы мочи. А среди всех ужасов узнала свою соседку Параску, которую расстреляли и в ров бросили. К утру у Галины Семеновны в голове чуть прояснилось, она вспомнила увиденное, и решила, что это правда. И пошла она к соседям рассказать маме с мужем Параски, что случилось с нею. Кое-как она вылезла, перелезла через забор и с трудом поднялась на соседское крыльцо. Пес Кудлай от обонятельного шока ей не мешал. Стук в дверь. Дверь открывается и выходит Параска. Сама. Не расстрелянная, но заспанная, ибо время четыре утра.
  --Ой, Парасочка, ты жива, а я ж видела, что тебя расстреляли, и пришла бабе Ганне и Витальке про это рассказать!
  Немая сцена.
  Впрочем, это я так думаю, а на Галине есть пара свежих синяков и царапины тоже. Потому не знаю - это Параскина работа, или Галина сама пострадала, с отключенной головой лазая по дому и через заборы.
  Вот гляньте на нее, услышьте все это, а потом и решите, то ли смеяться, то ли плакать, то ли другую эмоцию испытывать. Или все сразу ощутить.
  Лечить я ее не буду, отправлю на Золотаренко. Вот ее и сейчас возьмут из-за экстренности случая, хоть и поздно. А я пока обязан ее осмотреть, проконсультировать у терапевта и невропатолога и написать направление. Рентген или флюорографию делать не будем, у нее в карточке есть уже, двухмесячной давности. Невропатолог-это тоже я потому идите сюда, Светлана Николаевна, послушайте ее и запишите, что услышали. Душевное спасибо за участие, извините за моральный ущерб от зрелища. Я куда дольше на нее смотрел. Написал направление наркологам и отдал в те же добрые руки фельдшера Леши - бери, вези, не роняй по дороге. Леша улыбнулся и рукой в резиновой перчатке нежно взял жертву концлагеря за плечо.
  После того, как я особо тщательно вымыл руки ( а трогать пришлось и давно немытое и неподтертое),то решил, что организму требуется антиоксидант, чтоб от увиденного не постареть раньше времени. Потому я посетил травматолога и лишил его двух порций чая и сахару, которые выпил с целью борьбы со старением.
  Вернулся в кабинет, принял оставшегося больного и решил, что писать бумаги пока не буду. Морально не готов. Чаю уже не хотелось, поэтому я посидел и предался размышлениям.
  И размышлял я о только что виденном. У нас в округе концлагеря не было. Всех евреев округи в конце октября сорок первого согнали к Богдановскому яру и расстреляли в тот же день. Военнопленных и тех, на кого соседи настучали, что имярек голосовал за присвоение колхозу имени Ворошилова, отправляли в Кировоград, поскольку мы тогда к нему относились.
  Чего ж Галину-то на такие видения сподвигло? В недальнем Кременчуге был немецкий концлагерь, где погибло 97 тысяч человек. Я в свое время с одним наркологом оттуда учился на курсах в Харькове. Мы вечером по телику смотрели американскую передачу про призраков погибших на месте сражения при Геттисберге. Вот я его и спросил про то, не беспокоят ли призраки погибших там ныне живущих кременчужан. Оказалось, что нет. Ни здоровых, ни его пациентов. Мnbsp;ы тогда долго разговаривали на тему галлюцинаций у больных. По идее, больного белой горячкой в его видениях должно беспокоить то, что для него страшнее всего. Или значительнее всего. Во времена всеобщей религиозности людям являлся черт, что вполне подтверждает тезис о 'страшнее всего'. Сейчас я видел только пару человек, которых беспокоили адские видения, что тоже отражает влияние научного и ненаучного атеизма, размывшего столь древнюю угрозу. Что же тогда страшно или весомо нашемуnbsp; пьянице так, что отражается даже в галлюцинациях? Афганская война-нет. Распад СССР - опять же, ни у кого. Ужасы свободного рынка - ну разве что бандиты, которые хотят больного убить. Преследование КГБ- только у одного, да и то лет через десять после развала Союза.
  Как ни странно - это чеченская война или скандальные выборы мэра у нас в 95 году. По три случая каждого отражения в галлюцинациях. Был даже кадр, что считал, что это он был выбран мэром, а не остальные два кандидата, потому они его оба хотят убить. А чеченская, на которой никто из нашего города не воевал? Или успешно скрывает это? Чего она отразилась-то в головах у пьющих? Ну выборы-это понятно. Мы тогда впервые увидели то, про что раньше читали у Марка Твена.
  А вот известные президентские выборы из трех туров народ не поразили. Только один пьяный водитель по фамилии Ющенко все допытывался у ГАИшника, зачем он на него протокол составляет? Из нелюбви к демократическому кандидату и любви к Партии Регионов? Посадки премьеров и министров народ не тоже поразили. Так что получается - самое страшное для пьющих это мыши и крысы? И древний темный их вылезает из глубин подсознания под влиянием излишнего дофамина?
  'Темна вода во облацех'. Может, тайные жители страны и города что-то подскажут по этому поводу...Или встречу американского коллегу и спрошу: беспокоят ли его пациентов Ктулху и Иог-Сотот?
  До конца рабочего дня оставался чуть меньше часа, как меня снова позвали в приемное отделение. Неужто опять? Жаль, жаль. Что-то небеса хотят из меня побольше сил выпить перед встречей с Наталей. Неужели это такой тайный замысел небожителей?
  Да, да, опять, опять дама, опять тот же Леша и водитель Михалыч. Только почему Леша и Михалыч с трудом сдерживают хохот? Что там смешного? И регистратор ,что сейчас амбулаторную карту заполняет, как будто лопнуть хочет от хохота же? Что это их так разбирает? И дама вроде как опрятно выглядит. Спереди, по крайней мере. А сзади-это глянуть надо.
  --Леша, что там с женщиной случилось? И с тобою что, и с Михалычем? Кто вас довел до такого? Зарплату повысили на одну гривну?
  --Юрий Васильевич, девушка из Михайленок, где с ней случилось одно дело. Но она сама вам расскажет, я даже не могу так, как она, рассказать.. Я даже повторить так не могу...Ой, лишечко!
  И Леша не выдержал, и зажимая рот, удрал в бытовую комнату, даваясь и хрюкая по дороге.
  Да они, что с ума все посходили? Повернулся к даме ( Леша тут явно съехидничал, назвав ее девушкой) и спросил, что с ней случилось и на что она жалуется.
  --Здравствуйте, доктор. Меня зовут Тамара. Со мной случилась одна неприятная история. Но вам, как врачу я ее расскажу, потому что нуждаюсь в вашей помощи. Понимаете ли, как ни горько говорить, но меня изнасиловали. Это было три дня назад. Мне, конечно, лестно знать, что я еще пользуюсь успехом у мужчин, да еще таким бурным, но есть в этом неприятная сторона.
  Член насильника так и остался у меня внутри.
  Тут я прервусь и замечу, что она выразилась не столь литературно. Я тоже ощутил некую эмоцию, но пока сдерживался. На Михалыча было тяжело смотреть, он аж фиолетовый стал от беззвучного смеха. Как бы его до астмы так не довело. Регистратор уже копала носом стол и как-то попискивала. А дама продолжала.
  --Я целый день ждала, когда он сам оттуда вывалится. А он все никак и никак. Тогда я попрыгала. Тоже никак. Тогда я еще сильно - сильно попрыгала. Но он все там и там. Тогда я взяла клещи и стала его вытаскивать. Но клещи все соскальзывали и соскальзывали. А ваши невоспитанные подчиненные мне не верили и хихикали. Хотя я им предлагала взять клещи и помочь мне.
  И вот после восемнадцати безуспешных попыток я решила позвонить на 'Скорую помощь'. Раз уж у меня у самой не получается, то мне должны помочь профессионалы. Меня ведь учили так, что если не можешь сама - обратись к опытному товарищу!
  Михайлыч встал и, качаясь, ушел вслед за Лешей. Я спасся только тем, что стал щупать ей пульс, но зайдя со спины, чтоб она не видела, как я гримасничаю, пытаясь подавить рвущийся из груди смех.
  А булькающий голосок дамы продолжал описывать бесплодные попытки извлечения и вопиющую черствость фельдшера, который даже не посмотрел на предмет мучений!
  Кого же мне она напоминает? Ага, Сову из мультиков про Винни - Пуха! Вот это я зря подумал про изнасилованную Сову, потому что смех вновь всколыхнул меня. Сдержаться удалось, только кусая отворот халата.
   Но это не старческое и не психиатрическое, у нее абстинентный синдром. То бишь наркологи сейчас еще и ее примут. И завтра будут мне косточки перемывать, что я их завалил поехавшими крышами районных жительниц. Хотя, может быть, если дама сохранит живость воспоминаний до утра, то они даже спасибо скажут. Это не тривиальные мыши и нитки во роту. Но надо ненадолго спрятаться. А то не смогу направление написать - лопну со смеху.
  --Леееша! Леша! Куда ты там спрятался? Иди сюда!
  Из бытовки появился красный как рак Леша.
  --Давай, меряй давление и температуру? Хватит, отдохнул, теперь моя очередь! Соня! Звони Светлане Николаевне, пусть опять придет и осмотрит!
  Я, захватив бланк, выскочил в бытовку, где еле проржался. После чего стал заполнять графы бланка. Потом пришла Светлана Николаевна, которая, выслушав еще раз историю, не сдержалась и захохотала. Молоденькая еще, не научилась. Больная обиделась и пожелала терапевту, чтоб ей еще столько же лет мужики под подол не заглядывали. Я опять представил себе Сову, которая говорит это Кенге и еле успел скрыться в бытовку снова.
  Так вот мы ее осматривали челночным способом - посмотрел что-то, проржался в бытовке и продолжил.
  А дама все расспрашивала нас, будут удалять член под наркозом или под местной анестезией.
   И останется ли шрам после операции. Я снова кусал отворот халата. Наконец, все формальности соблюдены. Леша пошел звать Михалыча - пусть заводит свой уазик, даму вести пора на удаление
  излишков. Так, а на часах - то семь минут до шабаша! А кто сегодня остается на ночь? Светлана Николаевна, кто же еще. Ладно, мой мобильный номер есть в списке под стеклом - пусть звонит, если третья дама прилетит на крыльях ночи с чем-то подобным. Прибуду, проконсультирую.
  Хотя мне, понятно, насколько этого хочется. Так, всем спасибо, всем удачи, а я бегу к себе освобождать пакет из холодильника, а букет из водного плена.
  Я уже спускался вниз, когда меня одолело предчувствие, что я снова нужен в приемном. Предчувствие на долю секунды опередило звонок мобильника.
  Да доколе же они лететь-то будут, как ночные бабочки на фонарь уличного освещения? Мне с работы уйти дадут-то? Про Наталю уже и говорить не как.
  Я влетел в приемное, кипя благородной яростью. Кто ж это пытается мне уйти с работы не дать?
  Ясно кто старый знакомый, Мануйленко из села Мануйленки, широко известный в узких кругах как кладоискатель. Это он когда не пьет, клады ищет. Но со временем все реже и реже- самогон мешает. Еще он известен как симулянт. Когда-то он лежал в отделении на Золотаренко и насмотрелся на то, как протекают белые горячки. Ну и теперь ему понравилось, как деньги кончатся, вечером или ночью поизображать, что чертей видит. Родные пугаются, заводят то, что на ходу: мотоцикл, комбайн, моторную лодку и везут его спасать. А вот сам, зараза, днем не может, как человек приехать и лечь, надо вечером комедию ломать.
  Ну погоди. Мануйленко, увидев меня, сбился с гладкого рассказа, как ему черт садится на плечо и рассказывает, что нужно делать. Он явно рассчитывал на предыдущего нарколога, который его сказкам верил.
  --А ну-ка, Мануйленко, дыхни. Дыши, дыши, в мою сторону, не на девушку, она еще к вашему самогону не привыкла. Ты опять за свое? Ты опять комедию ломаешь, комедиант из починка?
  Какие черти, симулянт несчастный? Я тебе уже говорил, что ни фига ты симулировать не умеешь, так что не пытайся и дальше. А то через страховую компанию повешу на тебя иск за ложный вызов, хату продавать придется. Что, уже черти перестали беспокоить? Ну и славно.
  Светлана Николаевна! Нет там никакой белой горячки. Можете поискать что-то другое, это другое найти и положить по профилю. Не найдете ничего - домой отправьте. Еще раз до свидания!
  Ладно, с работы я ушел всего на шесть минут позже. Это еще допустимо.
  А Мануйленко получил по делу- мог как человек приехать и не симулировать. У наркологов по летнему времени мест хватает, так что и бы я не отказал в направлении, и там бы взяли. Но симулянтов медики профессионально не любят. Тем более неталантливых симулянтов.
  А разоблачить Мануйленко знающему человеку - аж бегом можно. Белые горячки по пьяному делу не случаются. Они происходят, когда человек бросит пить и так промается несколько дней. Классически надо четыре - пять дней, сейчас может начаться и на третий. Но не на пьяные глаза.
  Это самое простое. А дальше внимательность нужна - как наш гость рассказывает про страх и ужас, который вокруг он видит? Когда человек черта видит, он его пугается, ему удивляется, может и другую эмоцию проявить. А не рассказывать монотонным голосом, как статисты в шоу вроде 'Окон'. А когда он барабанит монотонно и без тени эмоций, то что это он показывает? То, что он не видит сам сейчас того черта, а вспоминает, что говорил действительно видевший черта больной несколько лет назад.
  И пора Мануйленко репертуар сменить. Я эту комедию уже вижу третий раз. Уже можно либо сразу выгонять либо останавливать и говорить: 'А хочешь, я угадаю, про что ты сейчас расскажешь? А расскажешь ты про черта с рыжими волосами, что сидит у тебя на плече и подговаривает плюнуть на пол'.
  Но все, окончена эпопея с Мануйленко. Я его уже разоблачил и напугал выдуманной местью страховой компании. Меня ждет нечто значительно более приятное, чем выведение бездарных симулянтов на чистую воду. А пока я быстрым шагом иду в сторону улицы Заречной, где меня уже ждут.
  А идти мне по улице Затонной, мимо дома номер восемь, где на крыше восседает тот самый 'Енот-полоскун' и с чем-то вроде антенны возится. Поскольку в этом восьмиквартирном доме он и живет, то, значит, не похищает цветмет, а что-то делает. А вот что именно - вроде как на обычные телеантенны не похоже. Но фиг его знает, может, ему подсказали схему антенны, обеспечивающей прямой контакт с Космосом? Но это я узнаю, и совсем скоро, потому что за бесплатным рецептом должен прийти Михно из пятой квартиры. Вот его и спрошу, что 'Енот' собрался с антенной делать. И чем кончилась его возня на крыше.
  Тут я вспомнил про Тамару, тихо заржал и по ассоциации подумал про жертву пули в голове, что надо бы его назвать не 'Енотом-полоскуном', а 'Бобром'. Ибо вспомнилась подзабытая уже цитата из Апулея, что ' зверь этот, когда ему грозит опасность быть захваченным, спасается от погони, лишая себя детородных органов'. Чтоб не на что на бегу наступать было! Увы, народ в массе своей Апулея не читал, потому у людей ассоциация будет с благородным мехом. Этого не надо, пусть уж в полоскунах пребывает и дальше. Я снова захихикал, потом засмеялся в голос, и так провел весь оставшийся путь, настроенный на веселый и эротический лад.
Оценка: 4.89*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"