Сезин Сергей Юрьевич : другие произведения.

Завод "Судосталь " в Новороссийске.Часть 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Вторая статья,продолжение "Танков и бронепоездов завода "Судосталь".

  Переезд на юг.
  
  Материалы архивных дел не дают полной картины эвакуации и не позволяют выяснить, почему для нового места был выбран именно Новороссийск. Не все благополучно с хронологией документов, встречаются случаи подшивки их в дело, не соблюдая их очередность. Но они придают картине переезда дополнительные штрихи, рельефнее оттеняющие ход времени и действия людей.
  Исходя из наличных документов, создается впечатление, что вопрос об эвакуации именно в Новороссийск был решен буквально на ходу и незадолго до времени составления документов , поскольку экспедитор Станевич, прибывший в Новороссийск для увязки взаимодействия с местными властями и информации Общества об этом, сообщает, что он встретился с местными властями и выяснил следующее:
  Командир порта капитан первого ранга Верховский заявил о возможном содействии со стороны порта, если завод будет передан Морскому Ведомству.
  Местный Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов готов передать заводу дома Љ 13 по Коммерческой улице и Љ5 по улице Береговой для размещения прибывающего персонала. Но вопрос о судьбе завода Лямпе ( куда будет переезжать завод из Ревеля ) еще не ясен.
  Переводы денег лучше проводить через Государственный банк.
  Ранее отправленный второй эшелон со станками застрял в Никитовке и стоит там 12 дней. Сведения эти получены Станевичем не из первых рук.
  Сообщение адресовано в правление Северо-Западного акционерного общества ( город Петроград, Невский проспект 1) и отправлено Станевичем из дома по улице Береговой 5 (бывшая гостиница "Франция").
  То есть в город был направлен экспедитор, а не член правления с соответствующими полномочиями, но городские власти, видимо, все же были предупреждены заранее и готовы сотрудничать. Морское ведомство явно не сработало по своей линии, вследствие чего командир порта отреагировал так, как будто все решение возложено исключительно на него, эшелон со станками отправлен на еще не готовое место и только случайность позволяет произвести разведку ранее, чем они прибудут.
  Сообщение Станевича датировано 18.12.1917 года.
  Несколько позже в одном документе общество названо "Правительственное правление Акционерного Общества Северо-Западных металлических, механических и Судостроительных Заводов". Если это не путаница, допущенная членами Ярославской Биржевой артели в прошении, то, возможно, АО было национализировано.
   Имеется документ, подписанный Председателем ВРК Эстляндского края (подпись неразборчива) о разрешении заводу вывести свой автопарк в Новороссийск. В него входили: грузовая машина "Бенц" в 40 НР, 16 местный автобус "Бенц" в 20 НР, "Остин ландоле" в 8 сил, ландоле "Форд" в 12 сил, дубльфаэтон "Форд" в 12 сил. Название "Остин" в документе пишется как "Аустин". Этот автопарк при перевозке был реквизирован в Лозовой местной властью 29.12.1917 года, что вызвало жалобу Общества в СНК. Результат неизвестен.
  Согласно документу на странице 214 ,начальнику станции Ржев предписывалось переадресовать 24 вагона с оборудованием завода с направления Вязьма-Брянск-Ростов на направление Москва-Курск-Харьков-Ростов-на-Дону.
  Ревельские власти противились полной эвакуации завода ( 3 января 1918 вышло решение о приостановке эвакуации завода, а 5 января Ревельский Совет подтвердил, что все машины, топливо, сырье, не подлежащие отправке в Новороссийск, должны быть оставлены в Ревеле ), вследствие чего Ревельскому Совету Депутатов указано, что все оборудование Ревельского завода "Беккер" должно быть эвакуировано в Новороссийск. Документ подписали Позерн и Крутов, датирован 18 .02. 1918.
  Всего к началу января отправлено не менее 6 эшелонов с оборудованием.
  Пока шла эвакуация, всплыл альтернативный план использования завода.22.02. 1918 года приказом ЦК Черноморского флота от завода потребовали выделить комиссию из 6 человек для приезда в Севастополь и изучения вопроса о возможном размещении там завода (полностью или частично). Распоряжение подписано первым помощником ответственного члена Центрофлота Нищенковым (фамилия недостаточно разборчиво написана в документе).
  Эвакуация по морю также производилась, чему свидетельство следующая история - недостроенный заводом, но имеющий ход буксир был использован для эвакуации людей в Петроград. У финского берега он сел на мель, но люди с него были спасены финнами. Поскольку на буксире сотрудники завода вывозили продовольствие, это продовольствие финнами было реквизировано, но взамен произведена денежная компенсация. Мастеру Гринбергу финны выделили 1500 рублей на всех владельцев продуктов . Но мастер разделил деньги в основном для себя и своих знакомых, обидев остальных. По приезду в Новороссийск обиженные обратились в рабочую комиссию завода с жалобой на то, что мастер не вез столько продуктов, чтобы получить львиную долю денег, поэтому они просили, чтобы на мастера повлияли, дабы он вернул деньги, либо передали дело в Военно-революционный трибунал.
  Переезд персонала в Новороссийск сильно затянулся, особенно из-за захвата эстонской территории немцами. Поэтому сначала он вообще прервался, потом немцы начали разрешать выезд в Новороссийск. 25.03.1918 прибыло в Новороссийск 38 заводчан (с 2 женами и 5 малолетними детьми). Эта группа называлась первым эшелоном (очевидно, после перекрытия выезда немцами), старшиной эшелона был Н.И. Смуле.
  4.апреля прибыло еще 12 заводчан и 6 членов их семей. 18.03.1918 еще 54 человека ( здесь проявилась вышеупомянутая подшивка более ранних документов позднее).
  Списки эвакуированных лиц многократно исправлены от руки, нумерация в тексте сбита
  Люди прибывали и позже, что вызвало затруднения в выплате им денег за время проезда.
  Последние из них прибывали уже летом, чему свидетельство следующий документ - выписка из протокола заседания Новороссийского окружного Совета народных комиссаров. В нем сообщается, что по ходатайству представителя Ревельского завода о том, что многие сотрудники завода оказались в немецком плену и прибыли в город с опозданием, Совет Народных Комиссаров постановил выплачивать деньги им за период в течение двух недель после освобождения их из германского плена. Поскольку в это время завод подготовлялся к закрытию, и на нем уже формировалась ликвидационная комиссия, это был благородный жест со стороны СНК.
  Впрочем, в документах упоминается, что многие заводчане не захотели покидать Ревель, но каких-либо сведений, характеризующих количество отказавшихся, не приводится.
  Из участников эвакуации завода в документе упоминается еще уполномоченный от эвакуационной комиссии Фридберг.
  
   Часть 2. Планы реконструкции завода.
  
  Планы и сметы ее разрабатывало Петроградское строительное товарищество на паях.
  Согласно первоначальной смете общая стоимость воссоздания завода в Новороссийске составляла 3 миллиона 894 тысячи 123 рубля 31 копейка, в том числе на судостроительную мастерскую 700000 рублей, на плаз 350000 рублей, сборочно-установочную мастерскую 304 569 рублей, плотнично -столярную мастерскую 85050 рублей, вагранку 15639 рублей, кузницу 56520 рублей, модельную 73585 рублей, такелажную мастерскую 72650 рублей, заводскую трубу 60000 рублей, электростанцию 50000 рублей и др.
  Потом запланировано было создание двух заводов - механического на территории бывшего завода Лямпе (в документах "Лампе") и судостроительного (точная локализация в документах не приводится). В дальнейшем из-за финансовых трудностей воссоздание завода было разбито на две очереди, при этом судостроительные мастерские были отнесены ко второй очереди и должны были быть сданы к 15 сентября 1918 года.
  Согласно уточненному плану, на устройство судостроительной мастерской было назначено 808487 рублей 94 копейки, на плотнично - столярную мастерскую 95076,57 рублей, такелажную и малярную 73049,46 рублей, сборочно-установочную мастерскую 302.156,66 рублей, плаз 516690,61 рублей, модельную 73585,33 рублей, железнодорожные пути 106961,28 рублей, шоссе 69343,90 рублей, бетонный мостик через речку 15002,30 рублей и др. затраты. В число построек входила заводская амбулатория и туалеты.
  Окончательный вариант предусматривал выделить на воссоздание судостроительного завода 2 миллиона 927 тысяч 345 рублей 68 копеек, на механический завод 1 миллион 583 тысячи 279 рублей 43 копейки.
  При создании завода широко использовались уже имеющиеся постройки - кузница перестроена из существующего здания, инструментальная тоже. Для постройки заводской конторы частично разобраны старые жилые постройки, а оставшаяся часть их надстроена, для постройки помещения вагранки разобрано существующее бревенчатое строение. Главный магазин завода размещен в перестроенном сарае. Для склада моделей выделен существующий сарайчик. Строения, где размещались станки, усиливались металлическим каркасом из рельсов, расширялись окна (с окантовкой нового проема металлическими профилями), фундаменты заново построенных зданий и фундаменты под машины делались из бетона. На остекление была выделена сумма в 44 тысячи 056 рублей 50 копеек.
  К сожалению, ход реконструкции документами практически не освещен. Имеются жалобы рабочих, нанятых товариществом, которые считали себя обманутыми подрядившей их организацией, сначала они жаловались на обман в администрацию завода, затем даже устроили стачку (участвовало 34 человека). Вследствие финансовых неурядиц с товариществом настроение рабочих упало, упала и производительность труда, что негативно отразилось на готовности механических цехов.
  Косвенным путем можно установить, что литейные и механические производства были оборудованы и работали, плаз же, стапельное хозяйство и прочие подразделения, относящиеся к судостроению, в строй введены не были. Поэтому планы восстановления на заводе судостроительных и судоподъемных сооружений продолжали возникать до 1921 года. Была ли достроена полностью и работала ли электростанция - из документов не очень понятно, ибо в 1919 году возникает проект получения судовых котлов Бельвиля для запуска их на электростанции.
  Качество ремонта и переоборудования оказалось низким. Уже в 1921 году отмечалось, что все заново перекрытые крыши обильно протекают, у надстроенной конторы стены растрескались и здание угрожает обвалом. При этом переходы города из рук в руки не сопровождались значительными боями за город, то есть причина в качестве постройки и ремонта, а не повреждениях.
  Возможно, отставание с вводом в строй стапельного хозяйства обусловлено было тем, что не был решен вопрос с выделением земли под него.
  В качестве дополнительных штрихов про положение завода следует указать, что часть мастерских завода были размещены в пустующих помещениях цементного завода "Орел" ( впоследствии стал шиферным заводом, а еще позже заводом асбестоцементных изделий "Коммунар"). Территории заводов граничили, что не создавало трудностей с перевозками.
  Часть эвакуированных сотрудников очень долго жили в железнодорожных вагонах из-за отсутствия жилья. Требование железнодорожников освободить эти вагоны датировано 4.07. 1918 года.
  Летом 1918 года на заводе организовано эстонское общество (председатель В.Луйк).
  18 большевиков завода были выдвинуты делегатами в различные собрания в городе.
  Директором завода в то время был М.Н. Вишняков.
  
  Но летом над заводом нависла угроза закрытия. Собственно, ожидать этого следовало уже давно, ибо еще в декабре 1917 года было начато свертывание военных заказов. Для завода это усугублялось тем, что судостроительное производство оказывалось на Черном море, а еще не законченные постройкой эсминцы на Балтийском. Но переезд на Черное море давал тень надежды, что в результате образования самостоятельного государства УНР (а потом гетманата Скоропадского) завод останется основным судостроительным и судоремонтным предприятием России на Черном море.
  В архиве сохранился весьма примечательный документ, показывающий состояние промышленности Кубани на 21.07 1918 года и потребности тогдашнего рынка в металлических изделиях. Автор документа характеризовал состояние административного аппарата как полная разруха. Потребности рынка в металлоизделиях были достаточно велики. Очень ценилось чугунное литье ("идет по любой цене"), замки (их брали по неслыханной для тех лет цене в 25 рублей), арматура ( при ее поставке ориентировались на довоенный каталог Ганеманна как по номенклатуре, так и ценам, прибавляя к довоенной цене 700-800 процентов), различные сельхозорудия. Очевидно, этот документ был использован заводом для выработки новой стратегии развития, поскольку заказы центра на военные корабли отсутствовали, а местный рынок также не нуждался в эсминцах. Но заводу не суждено было стать основным поставщиком утюгов и мясорубок на кубанский рынок. Летом 1918 года из-за невозможности нормально функционировать в условиях разрухи и гражданской войны встал вопрос о закрытии завода. В протоколе собрания рабочих и служащих завода от 20.06. 1918 года сказано, что "ввиду угрожающего положения и невозможности получения...заказов собрание постановляет временно закрыть завод. Если будет возможно - удовлетворить требования рабочих по уплате заработной платы, за исключением тех, кто будет оставлен для ликвидации завода. " Подписано председателем собрания Тимофеевым. Как мы уже знаем, через шесть дней СНК Черноморского округа нашел возможность выделить некоторое количество денег для выдачи сотрудникам, прибывшим из германской зоны оккупации.
  Ликвидационная комиссия, согласно документу от 19.06.1918 года, включала в себя 59 человек плюс 30 человек вспомогательного персонала (5 пожарных, 3 конюха, 2 "человека в гараж", швейцар и др.). В комиссию входил будущий директор завода при белых Зозулин (тогда он именовался "заведующий постройкой завода"). Ему был положен наивысший оклад 2000 рублей. Еще два человека (Кожевников и Дюков) имели следующий по величине оклад 1400 рублей. Входившие в состав комиссии мастера имели оклады 864-1098 рублей. Остальные оклады работников по ликвидации завода были значительно ниже - пожарный, конюх, сторож, швейцар имели оклад в 350 рублей, почтальон 375 рублей в месяц.
  Участие работников завода в гражданской войне на стороне красных отражено мало. Есть лишь один документ, об отправке 50 вооруженных рабочих на станцию Тоннельная в распоряжение Красной Армии. Период до января 1919 года в документах, исследованных автором, не отражен.
  Косвенным путем можно установить, что руководство завода активно обращалось к различным высшим чинам ВСЮР и добилось получения разнообразных военных заказов.
  Завод строил бронеплощадки и отдельные устройства для них, ремонтировал поврежденные бронепоезда, активно занимался судоремонтом, ремонтировал автомобили, строил и ремонтировал бронетракторы, артиллерийские приборы, приспособления для переделки импортных патронов для русских винтовок. В одном из документов правление завода жалуется, что оно, ожидая обещанных заказов, увеличило штат завода с 180 человек до 700, устроило автомастерскую, которая могла производить ремонт до 50 автомобилей в месяц. В тоже время как обещанные заказы не поступают, а число ремонтов автомобилей не более 30 за несколько месяцев. Таким образом, мы видим
  высокую активность заводоуправления по внедрению нового в работу и открытии новых непрофильных мастерских. Его представители активно перемещались по контролируемой войсками ВСЮР территории в поисках материалов для выполнения заказов. Например, после занятия Екатеринослава представитель "Судостали" довольно быстро оказался там, обнаружил запасы стали, пригодной для бронирования поездов, но оказался менее проворным, чем представитель севастопольского завода, который успел оформить передачу трофея для нужд своего завода быстрее, чем ревелец. Инженер-механик П. И. Дмитриевский с той же целью посетил Полтавскую губернию, но там был мобилизован в армию. Заводоуправление, только недавно добившееся перевода Дмитриевского на завод, вновь приложило усилия по возврату Дмитриевского. Не всегда усилия представителей приносили плоды. Так, им не удалось разыскать аккумуляторные батареи в нужном количестве и от планов оборудовать системой сигнализации бронепоезда пришлось отказаться. Архивные дела пестрят просьбами в различные воинские части временно или постоянно откомандировать в распоряжение завода нужных специалистов, призванных в армию. Например, начальника 2 пехотной дивизии просили о временном откомандировании младшего писаря А.Ф. Ярославцева, "который необходим заводу для постройки мортонова эллинга и других работ оборонного значения".
  Взаимоотношения заводоуправления с управлением Артиллерийских снабжений ВСЮР (основной заказчик бронепоездов, прицелов, бронетракторов) были далеко не безоблачными. В середине 1919 года на заводе возник кризис с выплатой зарплаты сотрудникам. Перевод денег от заказчика за уже выполненные работы задержался. Когда представитель заводоуправления сообщил сотрудникам, что выплата будет задержана по вине управления артиллерийских снабжений, то управление отреагировало крайне резко. Его начальник генерал -майор Кирей прислал на завод резкое письмо, где вопрошал: на каком основании заводоуправление позволяет себе так дерзко высказываться о военной организации? Заводоуправление принесло на это нижайшие извинения, что оно ничего дурного не имело в виду и пр.
  Другой заказчик, флот, тоже доставлял неудобства. Многие ремонты протекали по такой схеме: первоначально заключался договор о текущем ремонте на относительно небольшую сумму и небольшого объема, затем ремонт планировался чуть ли не до масштабов капитального, В этом объеме он начинался, но вскоре возникала острая необходимость срочно прервать ремонт корабля и покинуть Новороссийск.
  Заводоуправление заявляло, что за ремонт 3 кораблей оно взялось даже практически без аванса. Это был смелый шаг, поскольку ремонт этих трех кораблей стоил свыше 800 тысяч рублей.
  Жалобы на качество работ завода в документах не прослеживаются. Имеется лишь один внутренний документ об увольнении мастера за халатный ремонт двигателя. Хотя существует указание в работе о танках гражданской войны о некачественном изготовлении третьего бронетрактора.
  Каково же было материальное положение работников успешно и много работающего завода?
  Документ, датированный 26.08.1919 года, сообщает, что на этот момент заработная плата мастера составляет 1800 рублей в месяц, помощника мастера 1500, чертежника 1500, конторских работников 700-1000 рублей, швейцара 600, пожарного и сторожа 650, дворника 500.
  На этот момент 1 фунт хлеба стоил 4 рубля 50 копеек, свинина- 18 рублей фунт, коровье масло 30 рублей фунт, сало 18 рублей 50 копеек, баранина 17 рублей, сахар 70 рублей, чай 150 рублей, крупа 7 рублей, постное масло 6 рублей, десяток яиц 20 рублей, квартира 60 рублей в месяц.
  Одновременно служащие завода в прошении о повышении жалованья заявляют, что за последние 4 года квартирная плата выросла с 3 рублей до 57 рублей в месяц, жизнь вздорожала за тот же период в 50 раз, а рост жалования за ним не поспевает.
  Интересно отметить, что здесь и далее в документах указывается, что приводимые цены в городе Новороссийске в несколько раз выше, чем в Екатеринодаре. Причиной этого была политика Кубанской Рады, не разрешавшей поставку продовольствия в Черноморскую губернию.
  На 10 сентября 1919 года поденная плата мастера "высшей руки" составляла от 55 рублей 28 копеек до 57 рублей 60 копеек в день, мастера "средней руки" - от 51,2 до 53,76 рублей, "менее способного" мастера 48 - 48,92 рубля, подручного 41,6- 46,56 рублей, женщины - уборщицы в цеху- 33,52 - 38,4 рубля, ученика 14,32- 28,8 рубля в день.
  9 ноября 1919 года поденная плата мастера первой категории составляла 115,9-110,5 рублей в день, мастера второй категории 107,52-102,4 рубля, 3 категории -99,8-96 рублей, 4 категории 93,12- 92 рубля, подручного 69,6- 67,6 рублей, ученика 57,6-28,6 рублей в день, заведующего отделом 5500 рублей в месяц, старшего счетовода 4200, счетоводов от 3000 до 3800 рублей.
  Таким образом, наблюдается рост оплаты труда. Но он, увы, не поспевает за стоимостью жизни. Согласно расчету стоимости жизни, выполненному 1 ноября 1919 года,
  только на питание семье из 3х человек в день требовалось 115 рублей 60 копеек. Расчет исходил из расходов на питание в 3468 рублей в месяц, квартплату 60 рублей в месяц. отопление 300 рублей в месяц, освещение 30 рублей в месяц. культурные потребности 60 рублей в месяц, и пр., всего 4458 рублей. Расход продуктов тоже небольшой - хлеба 4,5 фунта на человека (цена 22 рубля 50копеек), мяса 50 грамм в день (цена этой восьмушки фунта уже 12 рублей), рыбы тоже 50 граммов. Таким образом, даже высококвалифицированный рабочий не зарабатывал столько денег, чтобы жить на расчисленный прожиточный минимум, и вынужден был урезать что-то из расходов: либо на питание, либо на культурные надобности.
  При этом испытанные формы борьбы за повышение заработной платы не могли использоваться.
   На территории ВСЮР действовали следующие предписания генерала Деникина: рабочий день является 8 часовым, но стачки. забастовки и прочие формы борьбы за свое материальное положение запрещены (особенно на заводах, выполняющих военные заказы) и караются по законам военного времени.
  Поэтому заводчане попеременно апеллировали к администрации, напоминая о своем бедственном положении, и под разными предлогами настаивали хотя бы на частичном, для отдельных категорий, росте оплаты.
  Вот согласно документу на странице Љ108 (протокол собрания мастеров и их помощников под председательством мастера Шиловского) от 16.09.1919года собрание заслушало отчет Балтина, который с петицией от мастеров ездил в Ростов-на-Дону на встречу с членом Правления АО А. Левиным. Петиция содержала ходатайство о повышении жалованья мастеров вследствие дороговизны и того, что в данное время заработок мастера не сильно отличается от заработка обыкновенного рабочего, что неправильно (мастер, согласно документу на странице Љ 100 зарабатывал в день от 48 до 57, 6 рублей, а подручный от 41 до 46,56 рублей). Левин с доводами согласился и обещал поднять поденную оплату мастерам приблизительно до уровня 100-110 рублей, но не сразу, а постепенно. Это и произошло в ноябре.
  Но вслед за этим документом (стр. 108) подшит документ (стр.110)- заявление служащих завода, что квартплата поднялась за 4 года с 3 до 57 рублей, жизнь вздорожала в 50 раз, а зарплата за это время выросла всего в 10 раз. Поэтому они тоже ходатайствуют об увеличении жалования. Чуть позже ходатайствовали уже другие сотрудники завода.
  В архивном деле имеется документ от заведующего военно-судной частью, что на ходатайство 363 человек с завода о помиловании Лугина, Краута, Галаджианца Главком (то есть А.И. Деникин) помиловал первых двух и восстановил их во всех правах, утраченных по суду, а в отношении Галаджианца -в помиловании отказал. Обращает внимание то, что практически половина сотрудников завода ходатайствует о помиловании осужденных.
  Краут и Лугин-это народные комиссары Черноморской республики, арестованные ВСЮР годом ранее. Галаджианц в 1918 году был старшим конструктором завода.
  Обнаружено и единственное документальное свидетельство некачественной работы - документ на странице Љ.164
  Содержание его таково: "Мастеру Соколову. За небрежную работу по ремонту двигателя "Болиндер", повлекшую взрыв его, Вы с 1.11.1919 года уволены".
   В деле номер 8 фонда имеется список сотрудников завода, составленный 15 августа 1919 года (662 человека) . В списке автором выявлено наличие восьми дворян, работавших на рабочих должностях. Это два слесаря, молотобоец, сборщик, подручный литейщика, столяр, подручный сборщика и ученик
  
   Часть 3. Судоремонт при ВСЮР.
  
  Список кораблей и судов, проходивших ремонт на заводе, велик и включает 39 случаев их. В архивном деле имеются 36 разделов об этом ремонте, а ремонт транспорта "Ингул", "Дерзкого", "Беспокойного" и вспомогательного крейсера "Траян" упоминается отдельно. Но с ведением документации не все обстоит благополучно. Раздел о ремонте итальянского миноносца "Терио" документов о нем не содержит, в разделе о ремонте парохода "Тюлень" рассказывается о ремонте подводной лодки "Тюлень". В разделе о ремонте подлодки "Утка" лежит документ о ремонте электромоторов на все той же подлодке "Тюлень" и более ничего. Поэтому, возможно, число отремонтированных кораблей отличается от приведенных цифр.
  Итого завод производил ремонт таких кораблях и судах : вспомогательный крейсер "Траян" ( на тот момент, скорее всего, уже возвращенном Румынии), эскадренные миноносцы и миноносцы "Беспокойный", " Дерзкий" "Пылкий", "Поспешный", "Строгий", "Свирепый", "Терио", канонерская лодка "Терец", подводные лодки АГ-22, "Тюлень", "Утка", транспорты "Принцип", "Рион", "Рома", Љ 119, 113, 412, "Шилка", пароходы "Св. Николай", "Осторожный", "Полезный"(2 раза), "Пенай", "Теодор", "Феофания", "Худи - Кермен", "Чорох", "Черномор", посыльные суда "Разведчик", Љ10, шхуны "Слово", "Хрисси", Љ10, катера "Петр", "Подпоручик", "Циклоп", "Харлынец". Название и классификация кораблей и судов в документах автором сохранена, за исключением "Тюленя".
  В основном производился ремонт судовых трубопроводов, гальюнов и камбузов.
  Но были и другие работы - на "Дерзком" перечеканены заклепки и восстановлены разошедшиеся швы в носу и корме корабля. На "Беспокойном" исправлены две погнутых шлюпбалки.
  Ремонт эсминцев часто протекал по такой схеме - первоначально производились только самые необходимые работы по поддержанию условий жизни экипажа, а затем список работ увеличивался. Но при этом часто их все выполнять не успевали из-за необходимости участия корабля в боях.
  Так, первоначальный список работ на "Пылком" ограничивался приведением в порядок камбуза (замена прогоревшей кладки, изготовление вышедших из строя форсунок и клапанов). Затем потребовалось осмотреть турбины и холодильники, изготовить недостающую мебель для командирских помещений, утраченные крышки к иллюминаторам боевой рубки и пр. Стоимость ремонта составила 688 тысяч рублей.
  Любопытно, что в ходе ремонта с корабля сняли дальномерную тумбу и установили ее на кормовой мостик крейсера "Кагул".
  На "Поспешном" первоначальный список ремонтных работ состоял из 10 пунктов - изготовление утраченных самоваров, ремонт камбузного оборудования, офицерских ватерклозетов, изготовление недостающей мебели в офицерские помещения и пр. Затем список возрос до сотни пунктов, требовавшихся почти всем системам корабля. Поэтому ремонт был закончен, и корабль 3 июня в срочном порядке покинул Новороссийск.
  Ремонт "Строгого" согласно смете должен был обойтись в 1 миллион 100 тысяч рублей, поэтому он был тоже прекращен в срочном порядке.
  Ремонт "Свирепого" был проведен на сумму 269869 рублей.
  Ремонт "Рома"- 166574 рубля.
  Ремонт "Ингула"- 200411 рублей 34 копейки.
  Любопытно, что администрация завода предложила своеобразный бартер - вместо денег за ремонт "Свирепого", "Пылкого", "Ромы" и "Ингула" (около 1 миллиона 300 тысяч рублей) предоставить заводу 3 судовых котла Бельвиля общей нагревательной поверхностью в 450 квадратных метров. Завод планировал установить их на заводской электростанции для подачи пара на 2 турбогенератора.
  На АГ-22 ремонтировались 3 якоря электромоторов системы "Скандия".
  На "Тюлене" ремонтировался электромотор циркуляционной помпы.
  Сотрудники завода также выезжали в Севастополь с целью консультации по объему ремонта плавучего дока.
  Как уже отмечалось, завод был лишен возможности производить ремонт подводной части кораблей и судов из-за отсутствия судоподъемных сооружений. Руководство завода это понимало и пыталось организовать постройку их. Но вопрос с ними не был решен ни при власти ВСЮР, ни при сменившей ВСЮР Советской власти (об этом речь пойдет далее). Хотя возможности были. На Зацемесской стороне города имелись судоремонтные мастерские, принадлежащие порту (будущий Новороссийский судоремонтный завод). Фактически там имелось около пяти зданий (одно из них являлось паровозным депо для паровозов-кукушек) и эллинг для подъема небольших судов (катеров и барж). Никаких мастерских и станков на это период не имелось. Имело смысл соединить оба предприятия, но сделано это не было.
  В итоге полноценный судоремонтный завод появился в Новороссийске еще очень нескоро.
  Ремонтировать канонерскую лодку "Терец" заводу пришлось еще раз, уже после смены власти в городе.
  Судоремонт в советский период.
  
  Согласно акту ревизии завода, произведенной 16.09.1921 года, к этому времени заводом проведен капитальный ремонт 6 кораблей "Сильный", "Ловкий", "Грозный", "Беспокойный", "Безупречный", "Бесстрашный". Первые три - сторожевые катера, переброшенные на Черное море с Каспия , "Беспокойный" и "Безупречный" - сторожевые катера ,построенные фирмой Гринпорт, "Бесстрашный" -бывший буксир.
  Средний ремонт проведен на 9 единицах - канонерская лодка "Терец", "Эльпидифор" (номер не указан), "Медуза", "Ливерпуль", "Красный Водник", "Владимир", "Худа-верды", "Пчелка", "Смелый".
  "Терец" уже ремонтировался на заводе при ВСЮР. Но с тех пор канонерская лодка получала повреждения ото льда, посадки на мель и борьбы с красными бронепоездами. "Медуза" и "Смелый" - сторожевые катера.
  Текущий ремонт был проведен на канонерской лодке "Луч Востока", буксире "Новороссийск", а также на кораблях и судах "Народоволец", "Друг", "Лоцман", "Живой", "Галка".
  25.04.1921 получено распоряжение всемерно ускорить ремонт истребителей "Бедовый", "Быстрый", "Легкий" и "Свирепый", так как именно в них ощущается флотом наибольшая нужда.
  Ремонт кораблей шел и в более позднее время, о чем косвенно свидетельствуют заказы цветных металлов для ремонта моторных катеров "Мариуполь", "Витязь", сторожевого катера "Рысь", портового судна "Новороссийск" и тросов для ремонта истребителя "Гневный", датированные концом 1921 года.
  В 1921 году в Новороссийском порту имелось не так много судов - военный порт имел буксир "Новороссийск" и 8 катеров (4 из которых были исправными), к торговому порту было приписано 23 небольших корабля (паровая шаланда, 1 буксир, 4 парусно-моторных шхуны, 1 буксирный моторный катер, 2 моторных катера, землечерпалка, лоцманский катер и пр.). Очевидно, ремонт производился этим судам плюс некоторым заходящим в порт иностранным торговым судам.
  Ремонту канонерских лодок "Луч Востока" и "Восставший" (бывшие турецкие "Айдин-Рейс" и "Превеза") посвящены еще несколько документов.
  Документ от 4.11.1921 сообщал, что работы на этих канонерских лодках следует производить в полном объеме, а потому некоторые работы, указанные в санкционированных нарядах 7207 и 7265 следует перенести в наряды Љ 7638 и 7637.
  Ремонтные работы на канонерской лодке "Луч Востока" включали в себя 12 пунктов, в том числе исправление донки Вортингтона, ремонт привального бруса и планширя, цементировку водяных цистерн, изготовление новых топочных дверец к котлам, очистку холодильников, осмотр и исправление электроприводов и рулевого управления.
  На "Восставшем" требовалось выполнить 10 пунктов ремонтной ведомости, в том числе исправить топочные дверцы, исправить и заменить трубы в камбузе, уборных исправить планширь и привальный брус, произвести ремонт донок Вортингтона и Вира.
  По состоянию на 16 марта 1921 года ремонтные работы еще не были завершены.
  22.03 из Чусофлота пришло указание ускорить ремонт питательной донки на "Восставшем".
  Есть более ранний документ от 9.02.1921 , согласно которому приказано приостановить устройство минных путей на "Восставшем".
  
   Часть 6. Заказы по артиллерии и стрелковому оружию.
  
  Все эти заказы исполнялись согласно нарядам военного порта.
  Заказов по артиллерии немного, всего два, но они весьма необычные.
  Страница дела Љ .20 от 20.02. 1921года: "Прошу изготовить для заколачивания дульных и казенных частей орудий деревянные пробки для 8 дюймоых орудий - восьми штук. 6 дюймовых орудий восьми штук. 130 мм орудий четырех штук, 120 мм орудий шести штук и 75 мм орудий десяти штук и выслать на Восточный мол двух слесарей для снятия затворов орудий".
  Эта многочисленная артиллерия и другое артиллерийское имущество украшало Восточный мол почти год после оставления города белыми и вот, наконец, приняты хоть какие - то меры чтобы орудия не портились от воздействия влаги, морской соли и пр.
  Но это был еще не конец истории. В бумагах Черноморского окружного комитета сохранилось категорическое требование военпорту в двухдневный срок очистить этот мол от орудий и имущества, чтобы могли разгрузиться пароходы с грузом для голодающих, пришедшие из Америки. Датирован документ осенью 1921 года.
  И второй документ
  "Прошу дать наряд на крепление 75 мм орудия на тележку для отправки на радиостанцию" Дата 20.06. 1920 года. Радиостанция тогда располагалась в районе старой крепости Суджук-Кале. К сожалению, в заказе отсутствуют подробности, что это за 75 мм орудие и что это за тележка.
  Существует, правда, документ от 7.05.1921 года, согласно которому "Ремонт орудий должен идти впереди ремонта судов", но к каким орудиям и судам это относится, документ не разъясняет. Автор предполагает, что в 1921 году завод получил какой-то заказ по ремонту береговых орудий для строящихся в этот год береговых батарей на Кавказском побережье, но подтверждение этому требует дополнительных архивных поисков.
  Нарядов по ремонту стрелкового оружия сохранилось 4:
  1. Починка двух пулеметов Льюиса
  2. Починка 8 пулеметов ( 4 Максима, 2 Кольта и 4 Льюиса), и 167 винтовок 10 систем ( даже Бердана и Гра- Кропачека) плюс некоторое количество холодного оружия и принадлежностей к оружию, лент, коробок для них и пр.
  3. Починка двух пулеметов Максима. 51 винтовки , 9 штыков и 1 шашки.
  4. Починка 51 винтовки и 2 пулеметов.
  Судя по разнообразию оружия и мелким партиям, в военпорт обращались несколько разных частей. Не исключено, что заказ, обозначенный номером два - это результат изъятия оружия у населения милицией или ВЧК.
  Имеется еще два военных заказа:
  Изготовление 10 саженной сигнальной мачты для поста наблюдения на мысе Утриш ( 24.10.1921 года) и об использовании мастерских завода для поверки и ремонта мин Уайтхеда. В этом случае работы проводил сам военный порт, но от завода потребовали временно освободить мастерские на заводе "Орел" и даже частично демонтировать оборудование, которое могло помешать этому.
  
  Часть 7. Материалы о заводе в 1921 году и начало нового направления в его деятельности.
  
  24.06.1921 года на заводе было 706 человек рабочих и служащих. Из них 176 человек занимались внешними работами (очевидно, это были работы не по линии военного порта), из них кузнецов 7, сборщиков 24, котельщиков 23, токарей и других станочников 21, такелажников 4, водопроводчиков 6, автослесарей 6, плотников и медников 13.
  17.09.1921 года был составлен другой акт ревизии завода, из которого можно узнать, что на заводе существовали артиллерийская мастерская, автомобильная мастерская , медницкая мастерская, электростанция, такелажная мастерская, механическая мастерская, склад моделей, контора, кузница. Описывая их состояние, акт отмечает повсеместно негодные и протекающие крыши, покрывшееся трещинами и угрожающее обвалом здание конторы. Акт подписан членом ячейки Рабоче-Крестьянской Инспекции Кононенко и главным инженером (он же временно исполняющим должность управляющего завода) Козиным и еще тремя членами комиссии.
  На заводе тогда имелись следующие двигатели - локомобиль "Ланц" в 195 НР, двухтактный нефтяной двигатель "Болиндер" в 120 НР, одноцилиндровый горизонтальный двигатель "Атлант" в 35 НР, двухцилиндровый горизонтальный двигатель "Атлант" в 28 НР (состояние его названо "На последнем издыхании"), четырехтактный двигатель "Перкинс" в 65НР, воздушный компрессор с приводом в 50НР и давлением воздуха в 7 атмосфер, 3 центробежных насоса с собственным электроприводом к каждому.
  Согласно документу С.26 от 12.10.1921 года ,врид управляющим завода был Матвеев, заведующим механической мастерской Омильдзин, инструментальной Мотайло, кузницей -Васильев, литейной -Коростеленко, модельной- Майоров, автомастерской-Заблоцкий, медницкой- Станишевский, артмастерской- Коваленко, такелажной-Рыбаков, электромастерской- Сигов, электростанцией-Черток, заведущим техническим отделом- Дубисса-Крачак.
  7 августа 1921 года на заводе состоялось заседание технического комитета, где обсуждался вопрос о необходимости иметь на заводе мортонов эллинг для подъема и ремонта подводной части небольших судов, дабы не занимать ими плавучий док порта.
  Предложено было использовать для эллинга стоявшую в порту тележку от катучего крана, а недостающее оборудование (лебедку) изготовить на заводе или разыскать.
  В обсуждении принимали участие инженеры Бабин, Федоров, Неклепаев, главный инженер Максимович и товарищ Галаджанц. Но был ли то ранее упоминаемый сотрудник, которого отказался помиловать Деникин- неизвестно.
  Это был последний документ, в котором поднимались вопросы о создании судоподъемных сооружений на заводе.
  А далее в деле следуют два знаменательных документа.
  Страница 42 Договор между врид управляющего заводом Сергеем Ксенофонтовичем Козиным и неким С.В. Осиповым на поставку построенного и разработанного на заводе нефтяного горизонтального двигателя в 15 эффективных лошадиных сил.
  Страница 45. Документ сообщает, что заводом разрабатываются и производятся машины и механизмы для нужд народного хозяйства и ход выполнения этого нового направления
  В нем указано, что производятся три образца маслобоек, нефтяные горизонтальные двигатели одноцилиндровые в 15 сил (заказ на них 10 штук, 3 уже проданы и 7 изготавливаются), двухцилиндровые горизонтальные нефтяные двигатели в 30 сил- разработаны. но еще не производятся, вертикальные нефтяные двигатели ( от одного до 4 цилиндров мощностью каждый в 25 сил)-для них еще только разрабатываются чертежи.
  Кроме того, планируется разработать и производить трансмиссии со шкивами, насосы для гидравлических прессов и др.
  Время "Беккера" и "Судостали" уходило, наступала эпоха "Красного двигателя"...
  
  Автор благодарит сотрудников архива Администрации города Новороссийска за предоставленную возможность ознакомления с архивными материалами по теме.
  
  Литература:
  
  1. Архив администрации города Новороссийска, фонд Р33, опись 1, дела 11,18,18а.
  (материалы о постройке бронепоездов, бронетракторах и артиллерийских заказах)
  2. Архив администрации города Новороссийска, фонд Р33, опись 1, дела 13. 32,43 (материалы о судоремонте).
  3. Видео запуска двигателя "Болиндер"
  http://www.youtube.com/watch?v=X9-5ttIJOc0&feature=player_embedded#!
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"