Скрут: другие произведения.

Проклятье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Задумался я над темой проклятья: что будет делать проклятый, если противник ему не по зубам, если снятье проклятье грозит бедами?


   Проклятье.
   Парень был молодой. Лет двадцать, может чуть меньше. Но силушки не мерянной. Крестьянский сын, каким-то чудом вырвавшийся в город и добравшийся до таверны. Широкое лицо, с самым простодушным выражением на нем, песчаные волосы и глаза, как небо в жаркий летний день, когда нет ни облачка, и народ изнывает от жары. Хороший, в общем, парень, грех не облапошить. И потому старик-торговец поднялся со своей скамейки и двинулся в уголок, к пареньку. Тот посмотрел на него удивленно, но ничего не сказал.
   -Ты откуда, паря, будешь? - вместо приветствия спросил торговец.
   -Из Большой Лужи. - Назвал паренек маленькую деревеньку, довольно-таки далекую от этого порубежного городка.
   -Хм. А куда путь держишь? Может, нам по пути будет? - С самой радушной улыбкой спросил торговец.
   -Я в столицу добраться хочу. Короля, отца своего убить. - А паренек-то оказывается, бастард! Вот ведь удача! Король-то его, конечно, порубит, как и всех своих сыновей до него, но деньгу-то с него слупить можно немалую.
   - А как же ты собираешься до столицы добраться? Подорожная у тебя есть? То-то же. А стражникам назовешься, они ж тебя в момент порубают.
   -Не-е, у меня меч.
   -Больно много ты своим мечом сделаешь супротив двоих-троих, а то пяти сразу! В общем, бросай ты это безнадежное дело, знаешь, сколько до тебя слегло?
   -А что, много?
   -Так на короле-ж проклятье-то! Он ж детишек по сотне в год строгает! Через него ж вся женская обслуга рано или поздно проходит. Он ить сперва беременных убивать изволил, но потом отпускать стал.
   -Я не они! Я сумею!
   -Ну хорошо. Давай тогда сделаем так: я возьму тебя с собой до города, а ты будешь всем моим племянником называться, что, в сущности, и правда. Моя мать нынешнего короля на свет произвела. А тот весь в своего отца пошел, тоже короля. В общем, помогу я тебе. У тебя деньги есть?
   -Есть. Двадцать.. Нет, уже девятнадцать золотых, двадцать семь серебряных и меди еще немного.
   -Парень... Ты кого ограбил?
   -За что вы меня оскорбляете, дядя? Я дом матери продал, когда умерла она.
   -Ладно, прости меня, не сообразил сразу. Давай так: я довезу тебя до замка, а ты мне отдашь все свои деньги, тебе-то они потом не нужны будут, ты ж королем станешь.
   -Ладно, дядя. Меня Виком звать
   -А я Стан.
   Фургонов было два. Один новенький, все еще пахнущий древесной стружкой, крытый парусиновым пологом, другой же был ветхий, с дырявым верхом, скрипучими колесами. Первый фургон вел сам торговец, второй - его сын. Вик же сидел рядом с дядей и смотрел на дорогу, прокаленную солнцем, с желтой, от жажды травой по обочине. Ночью он как следует выспался и теперь пытался утолить свое любопытство расспросом "дяди".
   -Дядя, если ж ты брат моему отцу, то почему не в замке живешь?
   -Если я к нему приду и скажу кто я такой, он меня повелит казнить. Знаешь, сколько у него таких родственников? Дед твой, что папаша, что ни год то сотню сыночков строгал.
   -Как же так? Ему что, своей жены было мало?
   -Да проклятье все это. Жену-то сугубо на благо станы себе завел, а так гулял направо и налево. Слыхал, небось, о Доне Жуане? Так вот, проклятье-то это их еще похлещи энтого типчика делает.
   -Да откуда оно взялось-то, проклятье это?
   -Когда-то давным-давно, так давно, что это уже и неправда, случилось твоему очень далекому предку отречься от старшего сына. Мол, королева, женка моя, на стороне подгуляла. - Торговец с самой похабной улыбкой, подмигнул парню, тот залился нежным румянцем. - Так ли это или не так, уже и неизвестно. Обиженный принц собрал огромную армию и пришел под стены замка своего отца.
   "Пускай", подумал отец, "этот замок невозможно взять". Пять лет длилась осада, бесчисленное множество безрезультатных штурмов сильно проредило войско принца и тот обратился к жутко могучему чернокнижнику. Что он ему пообещал, то уже забыто всеми. Важно не это, важно то, что чернокнижник встал под знамена принца. В тот же день крепость пала. Принц сам убил своего отца и возложил на себя корону, пока еще не остыло тело. Чернокнижник же, видевший это, тут же обратился к принцу с требованием платы.
   "Вот тебе моя плата", ответил принц и всадил ему в сердце осиновый кол.
   "Король, ты получил корону, но я проклинаю ее. Из-за нее тебя убьет твой будущий сын, а его - его сын. Тебя вечно будет сжигать пламя страсти, заставляя кидаться в объятья любых женщин, и каждая из них принесет тебе сына. Корона будет твоим самым великим сокровищем, с которым ты не сумеешь расстаться. Ты говорил, что будешь более велик, чем твой отец, но пока корона на тебе, ты будешь таким же, как он. Но еще более злым и жестоким" И с этими словами чернокнижник умер.
   -Так что ж, получается, я проклят тоже? - Спросил парень, ерзая от нетерпения.
   -Да не ты, - поморщился торговец, - корона. Пока ты корону не наденешь, то проклятье тебя не коснется.
   -Но хоть мой предок и поступил не правильно, то мне-то за что страдать?
   -Ты ж вроде бы как отца своего убивать едешь?
   -Да, но он злодей, каких свет не видел.
   -И ты таким станешь, едва корону наденешь. А не надеть ты ее не сумеешь.
   -Да нет, ну что вы, как же так? - Недоумению парня не было предела. - Как я сумею стать таким же чудовищем?
   -Корона из тебя создаст точную копию отца. Мой брат был милым мальчиком, пока не победил своего отца.
   -Кстати, а где братья короля, коль и мой дед был проклят?
   -В земле они. Видишь ли, едва один из сыновей наденет корону, все остальные погибают.
   -Но это же не правильно! В чем они-то виноваты?
   -В своем появлении. Ведь именно из-за проклятья они появились на свет, оно же и оберегает своего владельца от других "братьев".
   -Нет, так не должно быть! - Пылко воскликнул бастард.
   Медленно катилось солнце по небосклону. Вечер наступил неожиданно, как-то вдруг: только что, вроде, еще светло было, а сейчас, гляди-ка ты, уже тени протянулись по земле, солнца не видать почти, лишь самый его краешек еще красит в багровый цвет небосклон.
   Остановились на небольшой, круглой полянке с черным кругом костра посередине. Стан ловко развел костер, сын его достал еду, разогрел. Вик достал меч, покрутил в свое удовольствие, поужинал со всеми вместе. И тут-то вынесла нелегкая на них небольшую группу. Сперва раздался далекий голос:
   -Глянь, Михайло, а тама костерок виднеется. Глядишь, и встретим девку какую.
   -Эх ты, болтун, глаза у тебе где? На затылке? Али не видишь, шо фургонов-то всего двое и какие-никакие, а торгашеские. Станут торгаши с собой девок возить. Тама скорее пяток удалых молодцов в охране шляется. Вона трое у костра сидят, а остальные стерягут.
   Троица сидела молча, молодежь посматривала на Стана, а тот уже расплывался в довольной улыбке. Когда показались говорившие, Вик уже был готов вскочить и броситься на гостей с мечом. Гостями оказались могучего телосложения конные стражники. Все в кольчугах, с острыми мечами за спиной, в остроконечных шеломах, да со щитами, что на конях пока висели.
   -Мир вам, добрые люди. - Поздоровался могучий битюг, поправляя опавшую на глаза седую прядку волос.
   -И вам доброго здравия. - Улыбнулся Стан. - Не изволите ли отужинать у нашего костерка?
   -Благодарю за хлопоты, добрый человек.
   -Благодарность командира пятерки воинов многого стоит. - Еще шире улыбнулся Стан. Командир нахмурился, но, спешившись, денежку дал.
   Пятеро воинов не спеша сводили лошадей к недальнему ручейку, так же не спеша уселись у костра. А пока они неспешно двигались, Стан с сыном очень быстро притащили хлеба, ветчины, сделали костер пожарче.
   Стражники насыщались долго, зачастую перерываясь на долгие, хвастливые речи: кто кого лучше на мечах машет, да кто больше черепушек в следующей сече срубит. Командир, правда, увлекся разговором со Станом и говорили они сперва о вещах мудрых и непонятных, как то: определение по звездам верного маршрута, влияние политики короля Нанцера на цены в столице нашего королевства, во что выльется война бандита Горбатого с Славутиком и Тружеена. Но потом разговор коснулся короля и Вик насторожил уши:
   -Да чушь все это, - лениво отмахивался седоусый воин. - Ну чем он хуже того же, к примеру, Славутика? Тот ведь тоже своих служанок направо и налево, тока они от него рожать не бегут. Иль чем он хужее Тружеена, поджарившего на медленном огне Орста Хромого, дабы тот указал где прячутся остатки банды? Да ничем! Вот тока, в отличае от них обоях, он понимает, шо крестьян доить надо не до конца, оставлять деньгу на жир. Ведь с доброй коровы удои больше, чем с худой!
   -А как насчет того, что наследничков всех и в капусту?
   -Дык ведь жить-то усе хотят. Вот если бы твои - кивок в сторону Вика, слушавшего с открытым ртом, - детишки вздумали бы получить наследство, не дожидаясь, пока ты умрешь, ты бы стал защищаться?
   -Ну, во-первых, я бы попытался их урезонить.
   -Дык и он пытается, да тока детишки его послушают, послушают и за меч хватаются. Ну а там... Король последние двадцать лет не на печи спал, усе воевать изволил. Правда, не по своей воли, но башки снесет нам всем пятерым, пока мы моргаем. Великий воин. К тому же - сын его в замке, с ним живет.
   -Но ведь он приказывал всех, с кем был, убивать? - Выпалил Вик, пытаясь разобраться в своих чувствах.
   -Ну, то было аж двадцать лет тому назад, когда он тока-тока корону надел. Да и то образумился через неделю. Эт потом молва раздула, переврали все. А вообще, надо сказать, он здорово изменился, когда корону надел.
   -А ты его знал еще до того как он корону надел? - С неподдельным изумлением спросил Стан.
   -Да. Этого сорванца дернул черт в замок пробираться, покедова я на страже стоял. Он мне вазон с лестницы на голову свалил, в кладовку затащил, там переоделся, мы с ним одного роста тогда были, тока он в плечах чуток поуже. Ну и дождался, покедова я в себя не пришел. Я смотрю - вязан по рукам и ногам, даже кляп во рту. А этот чудик спрашивает: мол не туго, не где ни чего не пережал? Ну проверил все еще раз. Убежал. А потом уже пришел с короной на голове. Лицо - другое, властное, аж жуть, да и манеры такие, словно приказы с самого младенчества раздавать изволил. Он сперва лютовал жутко, но через месяц ему это надоело. Мда.
   -Что же за несчастливый поворот судьбы увел тебя из королевского замка?
   -Ну почему - несчастливый поворот? Жизнь у нас такая, веселая. В замке шесть смен. Четыре, собснно, в замке, ну там, две отдыхают, одна тренируется, другая дежурит, а еще две, дабы не потерять навыки реального, а не потешного, боя, месяц ловят по дорогам бандитов. И нам польза, и вам не надо опасаться разбойников, да и молодым наука. Был у нас, помнится, стражник. В зале, на мечах ему равных нет, а как разбойников бить, так все - руки, ноги не то, чтобы отымаются, но убивать не мог. Просто рука не подымалась на грязного, оборванного мужика. Ну вот один из этих мужиков, когда тот ему топор-то вышиб из рук, ну мужичок выхватил ножик из-за пазухи и всадил его в спину ентому миротворцу.
   -А вы хорошо сражаетесь? - Спросил Вик, пожирая воина глазами. Впрочем, точного выражения этих глаз воин разобрать не сумел.
   -А то ж! Я ж с пятнадцати лет за меч держусь. Не одну сотню душ на тот свет уже отправил!
   -А научите? У меня и меч есть.
   -Дык ить, ты хоть разумения имеешь, скока учиться надобно? Слышь, торговец, ты этого, объясни мальцу, что это ж не шутки.
   -Да дай ты ему урок - махнул рукой Стан, - завтра с утра, перед уходом, глядишь, потом как-нибудь и пригодиться. Времена, сам знаешь, неспокойные.
   На том и порешили. Вик еще посидел у костра, но, привыкший вставать с первыми петухами, скоро начал зевать. Стан, мигом уловивший это дело, тут же послал его спать во второй фургон.
   Вик проснулся рано, в тот предрассветный час, когда уже светло, но солнце еще не коснулось своим золотым лучом горизонта. Проснулся и сразу вышел наружу, осторожно ступая меж спящими на полу дядей и его сыном. Над зеленой травой полянки медленно плыл белесый дым тумана, почти прозрачный, лишь скрадывающий изумрудную зелень травы, да оставляя от темных гигантов лишь силуэты, с густой шапкой листвы наверху. И вроде, никого на поляне не было, когда он вылез из фургона, но стоило ему ступить на траву, как из-под фургона, из темноты, соткалась могучая рука, подзывая к себе. И лишь присмотревшись, он узрел лежащего под фургоном командира, смотрящего на него. Мда. Ежели не знать, то навряд ли вообще увидишь, пока не станет слишком поздно.
   -Вы обещали меня потренировать сегодня утром.
   -Да, с удовольствием. - Откликнулся воин, с проворством дикой кошки вылетая из-под фургона. - Тем более опосля сегошной ночи. Тута трое придурков разбойничать удумали. Мои пацаны им глотки порезали, да еще один на "болванчика" сидел у костра. Да и меня турнули - мол, типа, посмотри, шо чего. Ну а опосля ентого мои умники спать завалились, а меня на дежурстве оставили. Так шо, опосля такой бурной ночи я на мечах помахать совсем не против.
   Он одним неуловимо-быстрым движением очутился у края того фургона, где спали остальные воины, бесшумно ступая меж спящими, добрался до дальнего угла, где грудой лежало оружие и, немного там покопавшись, достал два меча, завернутые в тряпицу. Выбрался он также бесшумно, так и не потревожив спящих.
   -Ну шо, паря, - тихий, отчетливый шепот воина заставил вздрогнуть Вика - двигаем вон до туда, до дороги, тама мы спящих не разбудим. Намаялись оне.
   И, все также бесшумно, чуть ли не побежал к дороге. Вик пошел следом. Он старался идти также бесшумно, но то ветка под ногой хрустнет, то камень какой о другой ударится.
   Не получается, хоть убей, как у старого воина!
   -На, держи. - И протягивает парню деревянный меч. Увидев изумленное лицо Вика, он продолжил. - Енто тренировочные, а то ты себя порезать могешь. И не смотри так гневно, я правду баю. А теперя становись, как я. Стоп. Правой ногой шагни вперед. Чуток опустися. Так. Енто есть хорошо. Тепереча меч. Ну его ты держишь хорошо, вот тока острие мне в глаза направь, а не в подбородок. Угу. Шаг в сторону. Лады. Три вперед. А ты быстро смекаешь шо к чему. Теперя давай, вкруговую пошли. Молодец, паря! А теперя ты атакуешь, а я защищаюсь, да не боись, не смогешь ты меня зацепить.
   Двое стоят друг против друга. Вот Вик сделал выпад, блок, быстрая круговерть мечей и болезненный вскрик воина:
   -Емть! Как же так? Ну ты, паря, блин даешь. Ну совсема не умеешь драться, но скорость, скорость-то какая! Да и рефлексы хороши! Я ужо молчу про ловкость и про силу. Ну, шо, хошь возьму к нам, в замок, будешь тама воином. Ей-ей будешь! Усех превзойдешь, пра-слово!
   Вот так вот. Ты хотел долгой и трудной дороги? А замок твоего отца сам открывает тебе двери. Вот только деньги... Но ведь дядя выполнил свое обещание, разве нет?
   -А вы когда в замок поедете?
   -А мы ужо возвертаемся. Вот приедем, я тя королю представлю. Он с тобой, паря, один на один переговорит и бушь ты воином!
   Говорят, в замок очень сложно попасть? Застать короля одного невозможно? А король первый мечник королевства? Сама судьба вершит над злодеем праведный суд!
   -А.. а на меня конь найдется?
   Воин лишь усмехнулся.
   Спустя два дня, на третий, вечером, он уже въезжал в замок. Стражник на воротах нахмурился при виде лишнего всадника, но пара слов, оброненных командиром, разрешила все недоразумения.
   И хоть приехали поздним вечером, почти ночью, но кто ж удержит молодого парня от страшно интересного приключения - прогулке по замку без провожатых? Из казармы он выбрался под тем предлогом, что мол, кушать хочется. Есть и вправду хотелось, но жажда приключений была куда как больше. В замок из двора, где и стояла казарма, вели то ли три, то ли четыре двери. И все стояли распахнутые настежь. И через все туда-сюда сновали слуги.
   Наверное, его приняли за слугу, поскольку в замок он прошел без проблем. Вот только дальше он остановился в недоумении - куда идти? Три коридора, все одинаковые. Он двинулся наобум, тут же его чуть не сбила с ног молодая девушка, куда-то стремительно бежавшая:
   -С дороги, бол... - Ее взгляд остановился на одежде парня. Она на секунду задумалась. - Ты хотел замок осмотреть?
   Вик изумленно кивнул.
   -Так чего стоишь, рот разинув? Побежали. А то охрана поймает.
   Девушке было лет восемнадцать, может чуть меньше. В красивом, хорошо пошитом платье. Да что платье! Платье лишь тряпка, как говорила мать, все говорит о человеке лишь лицо. Чистое, округлое, с голубыми глазами, весело глядящими из-под золотых бровей. Тонкий нос, алые губы. Золотая коса. И что еще, от чего сердце застучало быстрее, а душа дрогнула. Она долго показывала всякие дальние коридоры, заброшенные комнаты, в которых уже давно никто не жил. Приключения в замке жили на каждом шагу! Конечно, в центральные коридоры они не совались - там стояла усиленная охрана. А часа через два после начала "экскурсии по местным достопримечательностям", как выразилась его новая знакомая, они спустились в подвал. О нет, не в те помещения, в которых стояли бочки с вином и висели разделанные туши животных, а ниже. В склеп.
   На каменном ложе, укутанные сетями паутины, лежал кто-то. Его невозможно было разглядеть из плесени и паутины, которые словно укутали спящее дитя как пушистые одеяла. Ощущение было именно такое: чернокнижник не мертв, он спит. А в следующее мгновенье он разглядел черную деревяшку, выныривавшую из "одеяла" как раз на уровне сердца. Кол.
   -Жутко, правда? - Дрожащим голосом произнесла девушка. Вик поспешил ее обнять за плечи, уберегая от прохладной жути этого места.
   -Зачем он здесь?
   -Порой король спускается сюда. Что он здесь делает неизвестно, но проводит здесь много времени.
   -Пошли отсюда, а? - Попросил Вик и сам поразился, как изменился его голос, став дрожащее-жалобным. Хорош защитничек! Как бы самому в штаны не наделать.
   Эта мысль, как ни странно, придала ему уверенности в себе, изгнала страх. Но что-то в нем сломалось и потому, едва выбравшись из склепа, он попрощался с девушкой и пошел в казарму, благо дорогу он запомнил.
   Была у него такая странность - стоило провести его по сколь угодно запутанному маршруту, а придись возвращаться одному или снова пройтись тем же местом в течение недели - пройдет. Словно карта еще оставалась в его голове.
   А чернокнижник не мертв. Нет, не мертв. Стоит только вытащить кол и... страх провел ледяным пальцем по его спине. Нет, нет, все, хватит. Спать. Утром все страхи покажутся лишь детскими страхами, нереальными и неопасными.
   Здесь, в замке, не пели петухи. Воинов поднимала труба. Очумело водя головой, только что разбуженный громким ревом, Вик почему-то подумал, что королю на ухо так не дудят. Его вряд ли вообще будят. И почему-то сразу вспомнилась вчерашняя девушка. Интересно, кем она в замке работает? Наверняка, служанка.
   Вчера ему сказали, что король встретится с ним в полдень. Ждать оставалось часов пять. Он сперва прошелся по двору, заглянул в тренировочные залы. Там было пусто. Смотритель залов пожаловался, что все сейчас на стадионе - заключенных мелких стерегут. Тех, кто кошельки резал, да попался, али соседа обокрал. В общем, по мелочи попался. Любопытство овладело Виком. Что же такое происходит на стадионе, что туда заключенных согнали.
   Добрался быстро - стадион примыкал к замку. На скамейках сидели тысячи и тысячи людей. В проходах неподвижно стояли воины в полном доспехе, с мечами в ножнах. Попробуй кто не вовремя подняться - трупом станет. Впрочем, если толпа соберется, если встанут разом, да накинутся на воинов, то вполне опрокинут. Вот только, толпе не до этого было. Толпа смотрела на арену. Кто недоумевающее, кто жалобно, кто со страхом.
   На арене были двое. Один был в рваном тряпье, кое-как обмотанными тряпками ногами. Другой был в расшитом камзоле, великолепных сапогах, с железной короной на голове. Первый, как сказал один воин, косясь на арену - маньяк-убийца, убивший за пол года более сорока людей. Женщин, детей, стариков, мужчин - без разбору. Он не искал выгоды, лишь смерти ни в чем ни повинных людей. Кто второй, Вик понял сам. Убийца и король. Мечи у них были одинаковыми - длинные двуручные, простые, без украшений. Вот убийца сделал удар, мгновенно сменил траекторию, ударяя по телу, а не по ногам. Быстрая круговерть мечей. Кровавая полоса прошла по руке убийцы. Он лишь оскалился и бросился снова в атаку. Новая полоса возникла уже на ноге. И снова в атаку. Король лишь оставлял слабые порезы, ослабляя противника. Когда тот не смог уже держать меч в руках, король спокойно отсек ему ноги. Затем руки. Стесал все лишнее с головы. Вика вырвало. Зрелище было ужасным. Вот ответ - злой король или добрый. Король меж тем спокойно рассек жертве живот, выпуская кишки. И небрежным движением рук перерубил горло обрубку человека. С трибуны согнали следующего.
   -За многочисленные грабежи, разбойничьи нападения, насилие над слабыми и убийство стражника. - Проорал кто-то.
   Король кинул трусливо жавшемуся к камню человечишке меч убийцы. Тот лишь замотал головой. Король лишь пожал плечами. Ну как знаешь. И тут трусишка рванулся вперед, подхватил лежащий на песке меч и бросился на короля. Его голова летела неестественно долго. Когда она упала, Вика на трибунах уже не было.
   Этого не могло быть! Как такое чудовище земля носит? Кто дал ему право ТАК, на потеху себе и этой... этой мрази убивать другую мразь? За что он лишает их жизни столь чудовищно? В таких мыслях он добрел до казармы. И наткнулся на одного из тех воинов, что добирались с ним к столице:
   -Эй парень, что случилось? На тебе лица нет. - Встревожено спросил он, подбегая к Вику.
   -На стадионе был. - Выдавил из себя парень
   -А. Я тоже в первый раз жутко перенервничал. Потом привык. Во-первых, успокойся. Все те, которых сегодня убили и так приговорены к казни. Да вот только все те, кто сегодня сидели на трибунах... они бы пришли на казнь зрителями, зная, что все это их не коснется, а значит, получив пару раз розгой по заднице, снова бы принялись воровать. А так... воспоминания об этом дне, когда они не знали, кого выдернут - их или соседа справа, когда они натерпелись страха до мокрых штанов... эти воспоминания сберегут кошельки многих людей.
   Слова шелестели, проносясь мимо сознания. Да, конечно, эффект не тот, да, конечно, получили по заслугам. Но это не правильно! Ведь убивая, его лишают шанса исправиться. Да и кто знает, может тот разбойник, всю жизнь воровавший, содержит и себя и трех соседей? Нет, не то это. Но ведь так не правильно! А как правильно? Не знаю. Но - не так.
   В тяжких душевных муках он провел все те четыре часа, что оставались до его встречи с королем. Не с отцом. С королем.
   Когда же его позвали и повели к королю, Вик не забыл захватить свой меч. После этой встречи в живых останется лишь один. Страж, проводив его до двери, остался снаружи.
   В маленькой комнатке пол был устлан коврами. Вик отметил это краем сознания. Еще были два массивных кресла, низенький столик, уставленный кушаньями, на противоположной стене, рядом с еще одной дверью, расположился камин, в котором ярко горело пламя. И оружие. Много оружия, развешенного по стенам, просто прислоненного к тем же стенам, креслам. Зачем?
   И тут отварилась та, другая дверь, напротив той, через которою он вошел. Высокий мужчина, с властным лицом и смертельной усталостью на лице. Войдя, он снял золотую корону с головы и величественно-небрежным движением положил ее на каминную полку:
   -Ну здравствуй, парень. Много мне про тебя успели рассказать. Бери меч, я проверю, что правдой было.
   -Ладно, отец. - Последнее слово вырвалось словно само по себе.
   -Даже так? И ты пришел меня убить. Такого нехорошего, такого злого. Так?
   -Я был сегодня на стадионе.
   -А. В королевстве десяток крупных городов. За месяц там свершаются около сотни мелких преступлений. Это раз в сто меньше чем в соседних королевствах. А знаешь почему? Потому что все они, мелкие преступники, перед судом сидят на стадионе и тех, кого я убиваю выдергивают совсем рядом с ними.
   -Это не оправдание вашим зверствам.
   -Эх, сынок, сынок... - Неожиданно устало произнес король. - Когда багровый туман застилает глаза, ты можешь только молится, чтобы рядом не оказалось никого из близких. Уж лучше вымещать злобу, дарованную короной на арене, а не на невинных людях. Когда тебя окутает алый, сладостный туман, ты можешь лишь выть от бессилия, зная, что через девять месяцев родиться еще один наследник престола. Я боюсь собственного сына. Ему через два месяца исполниться двадцать и я думаю - а не отослать ли его куда-нибудь в монастырь?
   И Вик поверил. Это было неожиданно, это было странно, но уж слишком много печали, усталости и бессилия звучало в словах короля. Значит, иначе нельзя?
   Раздался тихий, хрустальный звон. Он поднял глаза и увидел сияющую золотую корону. Ее рубины распускали багровые лучи, алмазы ярко сияли золотым светом. Она была великолепна. Она была совершенна. Уже не слушая короля, он встал, пошел к короне. Что-то заорал король. Он лишь отмахнулся мечом. Как она прекрасна! Меч выдернуло из рук. Сзади что-то упало. Это же совершенство. Она моя.
   Король одел корону. Бросил взгляд на тело седого мужчины, валяющегося в луже крови. Хлопнул дверью, ведущей в коридор.
   Советники замерли, когда он вошел в зал. Минута молчания, пока он шел медленным, величественным шагом к трону. И лишь когда он сел, какой-то парень, страшно заорав, бросился на него с мечом. Сын старого короля. Он пробежал ползала, когда споткнулся на ровном месте и поднятый меч вырвался из его рук, коснувшись шеи. Крови было много. Из тела бывшего принца вылилась просто какая-то река крови.
   -Уберите здесь - Бросил король слугам. - Кто-нибудь, в малой приемной наведите порядок.
   Слуги суматошно принялись выполнять приказание короля.
   -Мои советники. Король умер. Наше величество зовут Викторианом.
   -Да здравствует король Викториан!
   -Великолепно. Я в вас и не сомневался. Я желаю знать, как обстоят дела в королевстве.
   Час он вникал, что финансовый аппарат отлажен веками, и сделать еще что-нибудь для него практически невозможно. В казне около двух миллиардов золотых монет. Это сто тысяч тонн золота. В королевстве тишь и благодать. Расцвет, на зависть другим. Но два соседних королевства заняты поимкой шайки Горбатого. Третье же готовиться к войне со своим соседом. Войска составляют пять легионов по тысячи воинов в каждом. Народ боготворит своего правителя. Разбойники его боятся до жути.
   -А как вы смотрите на увеличение войска в десять раз? - Спросил король, глядя на карту.
   -Крайне отрицательно! - Воскликнул казначей. - Доход королевства составляет двенадцать миллионов монет в год. Расходы составляют около двух миллионов. Если войско будет увеличено в десять раз, годовой бюджет уйдет в минус на миллион. Если не больше.
   -Казны хватит на две тысячи лет. Для тренировки пополнения хватит пяти лет. После захвата соседнего королевства от войска останется примерно десять легионов. Более чем достаточно для охраны захваченных территорий. Объявить о начале набора в армию. Сперва, на время учебы, платить по пять медных в месяц, а потом по две серебряных.
   -Мой король! - В восторге упал на одно колено здоровенный воин в полном доспехе. - Армия пойдет за вами!
   Король оглядел прибранный зал.
   -Привести членов бывшей королевской семьи. - Громко велел он.
   Они вошли. Две женщины, две девочки, мальчик и... она была, на сей раз, в белом бальном платье, облегающем фигуру, ниспадающем шелком на камень пола. Золотая диадема горела брильянтами, жемчужный полумесяц сковывал золотую косу. Ангел во плоти средь толпы тех, кого нужно казнить.
   -Королева, я желаю знать, кто стоит рядом с тобой.
   -Это моя сестра и ее дети. Я прошу вас отпустить их.
   Ух. Прямо гора с плеч.
   -Я исполню вашу последнюю просьбу. Стража! В темницу королеву. Завтра - казнить.
   -Нет! - Она бросилась к нему, сжав свои кулачки.
   -Не надо, доченька. - Перехватила ее сестра королевы. Мать.
   Интересно, кто отец пацана? Если бывший король, то ему кирдык скоро. Хотя вряд ли.
   -Я желаю знать имена тех... (он чуть было не сказал - "кого спасла королева", но успел вовремя сообразить, что о бывшей королеве лучше молчать), кто будет жить в замке.
   Сестра бывшей королевы сперва не поверила ушам, затем спохватилась:
   -Меня зовут Ажела, а это мои дочери - младшая Сана, чуть постарше - Дорали и старшая - Вила. Сына зовут Аром в честь погибшего отца. - Короля, если он правильно помнил, звали иначе. - Дети, поклонитесь королю.
   Вила вспыхнула, но склонила голову, как и остальные дети. Все ли правильно он сделал? Все. Королева будет похоронена вместе с мужем своим, а то что оставил сестру ее в замке будет воспринято как благое деяние. На миг вспыхнуло: Как так? Казнить их всех! Но стоило только представить лицо Вилы, и багровая волна улеглась.
   Слава Богу, они тут же удалились. Остаток дня прошел в посвящении юного короля во все дела королевства а заодно и армии. Лишь поздно ночью, усталый от долгих споров, с разбитыми в пылу споров кулаками, (стол завтра с утра новый поставят. Покрепче) он пришел в королевскую спальню. Прямо напротив входа был стол. А на столе лежала толстенная, зачитанная книга в засаленном переплете. Почему-то она сразу бросилась в глаза. Он подошел, раскрыл книгу, ничуть не удивившись тому, что умеет читать.
   "Десятый день листопада-месяца. Пятый год осады. Я, принц Кротос, двадцати пяти лет отроду, веду сии записи по той причине, что сегодня мои разведчики наконец-таки нашли могучего мага. Да не какого-нибудь, а того самого, что написал Черную Книгу. Мыслю я склонить его стать моим союзником"
   Он почувствовал, как быстро-быстро застучало сердце. Видать, его далекий предок не дюжего ума был, что решил сразу вести записи. Будем читать дальше.
   "Но прежде я повелел мне Черную Книгу принести. Желал глянуть я на дело рук этого мага. А глянув, сперва отказался от своей затеи. Зело жуткие картины были в книге той. А сама книга написана кровью на человеческой коже. Буквицы же странного вида и значенья не имеют ни на одном из языков мне известных. Но вид их страшен. Если приглядеться, то чудится, что и не буквицы то, а человечки, взявшись за руки, стоят, шевелятся. Ежели кто сии записи читать вздумает, то пусть узнает, что список с книги той в градской библиотеке храниться. Иначе не видеть мне этой книги до самого падения замка. В замке тоже должен быть список. Опосля книги той взяло меня крепкое раздумье: будет ли цель оправдывать волшбу черную? С другой стороны, я пришел с сотней тысячей воинов. От них едва ли десятая часть осталось, правда, и привели вербовщики немало. Но за два десятка лет, когда все-таки скончаются припасы в замке, сколько людей погибнет? Завтра я еду к чернокнижнику тому. Семь дней пути будет"
   Следующая страница
   "Семнадцатый день листопада-месяца. В сей день был я у чернокнижника того. Крепко он меня озадачил. Но обо всем по порядку.
   Пришел я к башне его, едва лишь солнце позолотило облака. Тоже странно: Маг черной магией балуется, а выше к небу синему тянется, под божий пригляд. Маг меня в башню не пустил, велел обождать два часа. Ибо, как он сказал: "спешка только к неминуемой смерти приведет". Хотел было я охране велеть дверь вынести и показать магу кого он ждать заставляет. Вспомнилась Книга. Обождал я два часа. А потом дверь сама открылась, выходит из нее парнишка, лет на семь меня помладше, и прощенья просит, что вовнутрь меня не зовет, говорит, смерти моей он не желает. Я сперва не уразумел, что этот парнишка маг и есть, погнал его было за отцом, а он как взглянет на меня и молвит, что умруна из земли ой как подымать не хочется. Тогда-то я ему просьбу свою и изложил. А он присел на корточки и спрашивает - этот, мол, замок взять-то потребно. Я сперва чуть его на смех не поднял, но увидело диво, чудно странное: меж ног мага сам собой из пыли замок отчий соткался. Ну как есть, один в один, мне даже показалось, что бойцов на стенах вижу. Тут он меня начал обо всем расспрашивать, болтать без умолку. Я сперва вскинулся было - мы ж о серьезном деле глаголем, а он развлекаться удумал, но смекнул я, что пока он языком молотит, просьбу мою в уме катает, смекает что к чему. И верно: через полчаса, оборвав себя на полуслове, спросил смогу ли я захватить тот замок ночью, если и решетка будет поднята и мост опущен и ворота открыты. Причем так захватить, чтоб никто не пострадал. Кроме короля, конечно. Ответил я согласием с его словами, про плату спросил и рек он мне: "Судьбу твою вижу, принц. Зело странную вижу. Коли избегнешь проклятья, будет у тебя трое дочерей. Судьба моя с младшей сводится. Отдашь ли ты мне ее в жены?" Опешил я: как так можно не рожденных детей замуж обещать. Подумать решил. До завтра вот думаю. А что еще зело странно: больно молодо он выглядит"
   Так вот какую цену запросил чернокнижник проклятый! Яснее ясного ведь, что видел и проклятье и того, кто его изречет, так неужто сна своего желал? Или избежать надеялся? Следующая страница.
   "Девятнадцатый день листопада-месяца. За два дня сразу пишу, больно много всего случилось. Вчера пришел я к чернокнижнику, первым делом спросил, почему как отрок выглядит. Ответил он мне, что когда ему было столько лет, сколько я вижу, случилась беда с его селеньем, опосля молился он богам о мести, но лишь Сет, владыка подземный, откликнулся на его просьбу. Обещал даровать полное бессмертие, а взамен всего-то и просил, что книжку написать. Теперь та Книга Черной зовется. А бога того и забыли как звать-то. Опосля спросил он меня готов ли я заплатить ту цену, что он назвал. Сперва просил я его выбрать что-то другое, но что-то другое он может взять и так. Пришлось ответить согласием. В тот же миг вокруг нашего отряда закружилась земля и стали мы посреди лагеря моего воинского. Весь день творил волшбу чернокнижник проклятый, а лишь солнце зашло, опустился мост и мы прошли в замок прямо по спинам спящих воинов. Сам чернокнижник долго с магами сражался, покуда я в зал отца своего спешил. В зале не спали и там случилась сеча короткая, но унесшая жизни многих воинов моих. Случилось так, что выжил лишь я да мой отец. Просил я его корону отдать самому, но лишь рассмеялся зло он мне в лицо и бросился на меня с мечом. И напоролся на мой. Я ж и не думал отца убивать, он сам на меч напоролся, а перед смертью рек, что проклинать меня не будет, проклят я и так буду. Поднял я корону с пола и зело прекрасной она мне показалась, дивно: такое чудо у такого злодея на голове было. И тут соткался из воздуха чернокнижник. Вопросил он меня, все ли получилось, как и было обещано? Кивнул я, а самого сомненья терзают: отдать свою еще не рожденную дочь чудовищу этому? Не смог я представить сие, как ни пытался, не смог. А чернокнижник меж тем пот со лба утирает, говорит, что проклятья боялся, но, похоже, миновала беда, всего час остался как проклятье наложить уже и не смогут. Весь час мы сидели в зале, посреди трупов и крови и спрашивал я себя: почто дочери, младшой, а значит, любимой, такая участь? Хорошо хоть, кол осиновый заранее выстругал. И когда чернокнижник встал с кличем "Ну все, миновала беда" всадил я ему кол осиновый в сердце. Страшно побледнел тогда маг. То что, рек он, я навек запомню:
   "Добыл ты свое ты свое сокровище. Путь же блеск его затмит все на свете. Будет оно тебе жизни дороже, но сделает из тебя подобие отца. Не сможешь ты от нее избавиться - позовет и прибежишь, аки пес на зов хозяина. И будешь жизни ты сыном, подобием своим, из-за нее лишен. И будет корона затмевать твой взор алым туманом - после сын родится. И будет корона затмевать взор твой багровым туманом - кто-то жизни лишится" После чего спокойно лег на пол и уснул. Пусть и холодным он стал, пусть и не дышал, но чую: всего лишь сон то. Не более. И если кол из груди вынуть, снова проснется.
   Но се не важно. Мое сокровище со мной"
   "Нет, уже со мной". - И с этой мыслью король Викториан заснул.
   Утром ранним кто-то тронул его за плечо. Король вскочил со стула, ударом опрокинув на пол служанку, его разбудившую:
   -Как смеешь ты входить в мою опочивальню без вызова моего?
   Ярость овладела им мгновенно, багровый туман подернул легкой дымкой зрение и все крепчал. Нужно успокоиться. Нужно успокоиться!
   -Я не хотела, простите - жалко лепетала девица, вставая. И словно случайно покачнулась так, что он увидел грудь. Чуть-чуть, но проклятью хватило. Багровый туман начал алеть, стремительно скрывая комнату.
   -ВОН!!! - Заорал Вик, огромным усилием воли заставляя себя стиснуть руки на спинке стула, стоящего позади.
   Туман застилал глаза. Было легко и сладко в нем тонуть. Удивленные глаза служанки, не спешившей выйти. Почему?
   И все-таки дверь хлопнула. Волны, цвета крови, уже почти полностью затмившие зрение, потихоньку схлынули.
   Почему она сразу не убралась? Чего медлила? Мать бы... Единственный сын и четверо старших дочерей. И муж, умерший давно. И ни в чем не знали недостатка. Богато, по сравнению с соседями, жили. Почему спрашиваешь? Удивленные глаза служанки будут ответом. Король, как придет в себя от тумана алого, чай сразу же девицу за ворота выставляет, а чтоб не обидно было... Нужно будет спросить, сколько золотых в год уходило на это дело. Вряд ли больше четырех тысяч, но вряд ли меньше тысячи. Дерьмо! Не копайся в грязном белье, ничего хорошего не найдешь. Нужно успокоиться и взяться за дневник своего предка.
   Он сел, раскрыл книгу на первой странице. "Ежели кто сии записи читать вздумает, то пусть узнает, что список с книги той в градской библиотеке храниться" Ага. Магическая книга стоит в библиотеке, рядом с летописями и жизнеописаниями великих людей. Верю-верю каждому зверю. Чернокнижник был у принца, да только не смог совладать с теми, что у короля в замке сидели. "Хотел было я охране велеть дверь вынести и показать магу кого он ждать заставляет. Вспомнилась Книга" Ага. Пришла как наяву. Особенно буковки, пляшущие. Маг с ним был. Отсоветовал. "В тот же миг вокруг нашего отряда закружилась земля и стали мы посреди лагеря моего воинского" А в замок все воинство перенести слабо? Впрочем, войско не хилое, да и в замке народу наверняка много было. Значит, слабо. "Хорошо хоть, кол осиновый заранее выстругал" Ага. Не готовился ты ему плату отдавать. Правда, странно - чернокнижник подвоха не заметил. Следующая страница. Он быстро пробежал глазами, но понял, что все интересное уже закончилось. Пошла обычная жизнь монарха. Он пролистнул еще пару листов и убедился, что везде одно и тоже. А значит... А значит, что записи эти принц вел давно. Очень давно.
   Он отошел к просторной кровати, присел на краешек. Задумался. Что, в принципе, полезного можно извлечь из книги? Ну, во-первых как именно звучало проклятье. Вряд ли предок в этом соврал. Во-вторых, чернокнижник не просто маг какой-нибудь, а очень могучий маг, написавший Черную Книгу. Надо будет потом ее достать, полистать хотя бы. Кстати, чернокнижник этот очень доверчив и провести его легко. Правда, потом неприятностей будет... В-третьих, чтоб снять проклятье достаточно лишь кол из его груди вынуть и договор исполнить.
   Что-то привлекло его бархатной портьере на стене у кровати. Он встал, чуть приподнял портьеру. На стене висел портрет. Смутно-знакомый, хмурый молодой мужчина смотрел прямо перед собой. Вик снял портрет, перевернул. "Король Кротос по прозванию Проклятый Король"
   Так вот ты какой, мой далекий предок.
   Дверь тихонько приоткрылась. Вошла Вила. Сегодня она была в чудесном, голубом платье, волнами сбегающем по ее фигуре. И почему с каждой встречей она все прекрасней и прекрасней?
   -Служанка сказала, вы гневаться изволите. - Тихая, прекрасная музыка ее голоса полилась по комнате.
   -Гневаться мы изволили лишь на нее. Это раз.- Он пытался разозлится, прогнать ее, но как можно гневаться на это дивное видение? И как можно ее прогонять? Он улыбнулся. Максимально мягким голосом продолжил - Наедине мы с тобой на "ты". Это два.
   -Ваш портрет уже успели написать? - Слегка кивнув головой в сторону портрета, все так и лежащего на его коленях, спросила она.
   До короля даже не сразу дошло, ЧТО она сказала. Потом ударило. Так вот значит как. Так вот значит как. Так вот почему именно он стал королем.
   -Ты соображаешь, что ты сказала? - Ошеломленно-испуганно, тихим голосом шептал проклятый король.
   -Что случилось? - Забыв про приличия, забыв про свою обиду, она бросилась к нему.
   Он лишь кивнул в сторону стола. Некоторое время она читала. Вик пытался сообразить, как бороться с проклятьем, если оно КАЖДЫЙ раз выбирало точную копию давно умершего Кротоса. А значит, он сейчас и выглядит и думает как далекий-далекий предок. Стоп. Думает-то он иначе. Что там говорил воин? Что первую неделю бывший король страшно злобствовал по поводу и без? А потом образумился. Значит и я... Бросило в холодный пот. Служанка, нечаянно его разбудившая. Удар, бросивший ее на пол. Ярость, овладевшая им в момент пробуждения. Это же не я. Это кто-то другой. Я бы так ни в жи... Привыкай. Теперь это ты.
   -А кто листы вырвал? - Спросила от стола Вила.
   -Какие листы? - Король с трудом оторвался от своих тяжелых мыслей.
   -Да тут раньше листы были, видишь - корешок чуть толще стопки листов? А пустые книги продаются с плотно подогнанным корешком, чтоб значит потом, когда уставший от жизни барон начнет писать свои мемуары, он мог похвастаться: видите, гости дорогие, как много я прожил? Как плотно листы сидят и сколь много их?
   Король подошел к столу, вгляделся. Листы и вправду сидели неплотно. Понятно. Какому-то его предку надоело каждый раз выискивать нужное место и, недрогнувшей рукой, вырвал часть жизни принца.
   -А что насчет проклятья скажешь?
   Вила задумалась. Затем перечитала само проклятье.
   -Надо с магом знающим посоветоваться. А можно и с механиком, с Даниилом-мастером, который селезня золотого сделал.
   -А у нас в замке есть маг? - Осторожно, не смея спугнуть робкую надежду, спросил Вик.
   -Ну, как минимум, один точно есть. В склепе спит. - Она усмехнулась. - Еще башня замковая, самая высокая. Там наверняка кто-то живет. Зачем иначе во дворе замка башню строить? В Солте, соседнем городе, точно есть. Про их мага-лекаря много говорят. Правда, он за свои услуги много берет. С богачей. А нищих задаром лечит. Еще одни на дороге из Марги в Осту башню отстроил. Правда, он любого, кто к башне подходит, молниями жжет. Насчет остальных у Стага спроси.
   -Это тот маленький, невзрачный глава разведки? - Спросил Вик и сам поразил мурлыкающим интонациям в своем голосе.
   Неужто опять? Нет, тумана не наблюдается.
   -Ага. - Кивнула она, глядя ему в глаза, затем спохватилась. - Слушай, меня сюда зачем прислали-то, там послы соседних королевств тебя дожидаются.
   Король поспешил привести себя в надлежащий порядок (за одной из портьер зеркало оказалось) и вышел в сопровождении Вилы в большой зал.
   В зале было людно. Толпились по стенам баронеты, старые графы величественно застыли в первых рядах, взирая на пустой трон. Стражники стояли у самого трона и у дверей. Воевода и казначей стояли по обе стороны от трона. Все на своих местах и ожидают только короля. Король вошел в зал. Прошел сквозь разрезанную надвое почтением, склонившийся в поклоне толпы. Дамы, присевшие в реверансе, смотрели на своего нового короля с восхищением. Король величественно сел на свой трон. Тотчас, словно кто-то невидимый отдал сигнал, бароны, графья, маркизы и прочие дворяне разогнули свои спины, дамы вытянули свои красивые шейки, стараясь высмотреть поверх внезапно возвысившихся голов мужчин своего короля.
   -Посол королевства Верхняя Стара, от короля Остара, Когар Разжуев. - Церемониймейстер говорил громко, оповещая весь зал.
   А Вик старался не засмеяться. От десятилетнего короля прибыл не просто Когар (чуть не сказал кагор), а еще и Разжуев, который все разжует. Впрочем, в Верхней Старе сейчас правит Тружеен, двоюродный дядя короля.
   Посол, дородный мужчина в зеленых, расшитых золотом одеждах с многочисленными перстнями на пальцах и толстенной золотой цепью на шее, на которой мертвым грузом висел здоровенное золотое распятие, нес длинную подставку, на которой, надежно закрепленный, покоился длинный, узкий меч узорчатой стали. А если не подводило зрение и если дрожание воздуха над ним было порождено именно тем, чем подозревал король, то меч мог спокойно рассекать любой металл как масло. Стоил меч больше, чем все украшения посла вместе взятые. Такой меч можно смело на немаленький замок менять и при этом требовать доплаты.
   Посол остановился в десяти шагах от него, поклонился:
   -От короля Остара, правителя могучего королевства Верхняя Стара, со всем его почтением вашего величая, от всего сердца Тружеена приношу в дар сей меч. Его не коснется ржа, он будет всегда востер, он будет надежной защитой в ваших руках, его не остановят никакие доспехи.
   Хм. А ножны где? Впрочем... Король встал с трона, взял меч с подставки, взмахнул раз, другой, присушиваясь к пению меча. Резко развернулся, срезав толстую цепь с шеи посла. Распятие с грохотом упало на пол.
   -Мы принимаем сей щедрый дар и просим любезного посла занять место подле нашего трона.
   -Я счастлив оказанной мне честью. - Ответил резко побледневший посол. Вероятно, представил, как король опробовал подарок на его шее.
   -Посол королевства Славия, от короля Славутика, Роздар Подаров.
   И этот не лучше! Роздар Подаров. Либо все раздаст, либо все подарит.
   Посол, тощий, высокий мужчина в ярко-алых одеждах, лишенных украшений, нес на подставке ножны. Да не какие-нибудь простые, пусть даже и с узорами, с каменьями, нет. Тонкие, зеленые листочки неведомого дерева переплетались меж собой, неся на своих листах капельки бриллиантовой росы, зелеными капельками сока выступали со сломов изумруды, зеленая змейка свернулась на горловине. Явно изделие эльфов. И явно, зачарованное. А меч... Вот аферисты! Вот молодцы-то! Вот что удумали! Правда, откуда у них такой меч в таких ножнах?
   -От короля Славутика, властителя могучего королевства Славия, со всем его уважением королем не менее великого и не менее могучего королевства Родар. Они никогда не потеряются, меч, хранимый ими, никогда не преломится.
   Вик встал. Поднял с подставки ножны, вдел в них клинок. Меч вошел идеально. Как и следовало ожидать. Вот ведь молодцы! Как выкрутились!
   -Мы принимаем сей подарок, но желаем знать как сии ножны разошлись с мечом.
   Посол на мгновенье задумался, Когар тем временем встал рядом, о чем-то посовещались.
   -Мы восхищены тем, что помимо всех ваших талантов, вы обладаете еще и таким острым умом. Да, действительно, сей меч достался нам в ножнах. Мы его два дня назад выиграли в карты у графа Остага. Выиграли и задумались: а как делить? Ни вместе ни по отдельности их не продать - никто истинной цены не сможет дать, а в долги мы не верим. А так - ножны раза в два дороже меча стоят, но без меча толку от них... А вчера, когда узнали о смерти короля, договорились о подарках.
   Король усмехнулся. Обернулся к побледневшему казначею. Подошел к нему. Тот, закрыв глаза, протянул королю рубиновую фигуру лиса и изумрудную эльфа.
   -Пусть наши дары не столько полезны сколь ваши, но уважение нашего величества вашим хитроумием послужит надежным залогом дружбы наших королевств.
   Оба посла потихоньку выдохнули. Затем поспешили выйти из зала. Лихо они все-таки и графа разули и королю приятное сделали.
   -Посол королевства Сторик, от короля Нанцера, Крост Ролтос.
   Посол королевства Сторик вошел, ведя на поводу белую кобылу. В зале раздался недовольный ропот. Все-таки белый конь, несущийся по зеленому полю - символ королевства. А тут малого того, что в поводу, так еще и под седлом! Сковать символ свободы уздой! Заставить ходить королевство под седлом!
   Багровый туман ринулся со всех сторон, окутывая, подчиняя себе. Король прыгнул в сторону посла, выхватывая меч. Багровые волны плавали перед глазами, ярость владела королем.
   ДА! КАК! ОН! ОСМЕЛИЛСЯ!
   Внезапно туман пропал. Король стоял над безглавым телом. С узорчатого клинка стекали алые капли. Так вот как.
   -Прием! Окончен! - Жалко выкрикнул церемониймейстер.
   Толпа, даже и не слушая церемониймейстера, спешила выйти из зала, обтекая короля стоящего над телом.
   Так вот как. Так вот как. Била молотом в голове одна-единственная мысль. Так вот как.
   Когда из зала вышли все "посторонние" личности, к королю осторожно подошел глава разведки:
   -Ваше величество, одним ударом разрубили весь клубок наших проблем. - Король оторвал взор от тела, взглянул на министра, тот продолжил. - Посол Крост Ролтос осмелился развернуть в столице нашего королевства обширную шпионскую сеть. Настолько обширную, что она вышла из-под нашего контроля.
   -Хотите сказать, остальные послы тоже имеют здесь шпионов? - Вик уже сумел справится со своими чувствами и потому голос его звучал уже уверенно.
   -Конечно. Наши послы тоже имеют сеть шпионов. Все дело в том, что кроме этой сети, мы имеем еще одну, дублирующую. И вся игра заключается в поисках этой второй, а иногда и третьей сети.
   Спасибо тебе, дорогой, утешил. Горькой была эта мысль, с издевкой над самим собой.
   Подошла Вила. Взяла за руку. Чувствуя в своей ладони ее нежные тонкие пальчики, король внезапно снова обрел уверенность в себе.
   -Я желаю посетить замковую башню. Ту, что во дворе стоит.
   Ответом ему был удивленный взгляд разведчика. Ключи нашли едва ли не через час. И весь этот час казначей потратил в попытках отговорить короля от увеличения армии. Сошлись на том, что королевство, без вреда для себя сможет выставить пополнение в сто пятьдесят, а не в пятьдесят тысяч. Казначей, когда понял этот момент, принялся рвать на себе остатки волос.
   Башня была старая. Каменные блоки уже было невозможно различить из-за увивавшего их плюща. Деревянная дверь почти полностью прогнила и держалась на одной ржавой петле. Выбить такую дверь можно было с одного удара кулаком.
   Но, против ожидания, ключ провернулся легко. Также легко, без скрипа, отворилась дверь. Каменные ступени за ней были стерты тысячами ног, ходившими по ним.
   Он вошел один, освещая дорогу ярко светившим факелом. Крутая лестница шла по самому центру башни, обрываясь с одного конца. Делая шаг за шагом, видя лишь то, что попадало в узкий круг факела, Вик жалел об отсутствии Вилы. Вот ведь странно: Только позавчера познакомились, и уже в ее отсутствие хочется снова увидеть.
   Лестница окончилась небольшим деревянным люком в потолок. Вик, стараясь не упасть с лестницы, осторожно его приоткрыл.
   -А, молодой король - раздался старческий, дребезжащий голос - Заходи, заходи.
   Огромная комната мага была захламлена до безобразия. Вдоль стен стояли столы, на которых беспорядочными кучами валялись всякие трубочки, колбочки, крылышки, перышки, книги. Два шкафа, стоящих у стены, меж столов, были битком забиты книгами. Книги в них и стояли и лежали и горой громоздились поверх шкафа. На дощатом поле лежали всякие обрывки, обломки. Печь, стоящая рядом с люком, была круглой, открытой с одной стороны. Вик, стараясь ни на что не наступить, осторожно обошел печь кругом, двигаясь по направлению к голосу.
   Длинная, седая борода мага была вся в каких-то пятнах. Некоторые имели пищевое происхождение, другие же... Длинный, черных балахон мага стирали последний раз явно в том столетии. Лицо же мага выглядело как старое, сморщенное яблоко.
   -Да знаю, знаю я, бардак страшный у меня. - Проговорил маг, заметив брезгливость во взгляде короля. - Что поделаешь, не могу я со своим параличом со всем справится, а служанок нет и не будет.
   -Бардак - это немного не то слово. Слишком мягкое. Вам помочь здесь прибраться?
   -Король Викториан, даже если ты и сумеешь разгрести весь этот мусор, завтра он будет снова. Но все же, маг Арано был осчастливлен твоей заботой. Сразу скажу - проклятье я снять не смогу. Его смогут снять лишь два человека. Аль и ты. Аль спит в твоем подземелье, тебе достаточно будет выдернуть кол из его груди.
   -Дневник короля Кротоса говорит об этом маге как о...
   -Кротос - дурак! - Рявкнул старый маг и тут же закашлялся. Прокашлявшись, он продолжил. - Да, Аль написал Черную Книгу. Возьми, вон она в шкафу, на второй полке, справа стоит. Когда он ее написал, там было едва ли двадцать листов.
   Книга, на которую указал маг, была раз в десять толще.
   -Аль борется с книгой всю свою жизнь. Он даже месть оставил, пытаясь уничтожить творенье рук своих. К сожалению, он выпустил такого джинна из бутылки, загнать которого обратно ему не под силу. Книгу переписывают чуть ли не ежедневно и с каждым разом в нем все больше и больше заклятий. Сета Аль поборол, Книгу он побороть... может и сумеет. Была у него задумка, он как раз воплощал ее в жизнь, когда Кротос пришел. Он хотел уничтожить всю человеческую кожу, отделенную от тела. Кое-что у него даже получалось.
   -И все же...
   -Аль милый и добрый мальчик, желающий всем добра. Его уже столько раз обманывали, что он уже почти разучился верить людям. К сожалению, всякий раз, когда он снова начинает верить в людей, его снова предают. Мой тебе совет: поставь книгу на полку и разбуди Аля, не читая книги.
   -Но ведь прочтя дело рук его..
   -Да не его... - досадливо отмахнулся маг. - Он же впускал Сета в свое тело, пока тот книгу писал. Кротос тоже... почитал книгу и решил, что написавший такое либо злодей, каких свет не видывал, либо безумец. Я с ним тогда долго спорил, пока он все-таки не согласился к Алю идти.
   -Вы были с Кротосом?
   -Я помню и его и его деда и деда его деда. - Степенно кивая головой, согласился маг. - Аль меня старше всего раз в пять, а ему уже скоро четыре тысячелетия стукнет.
   -А кроме вас с Кротосом были еще маги?
   -Их было два десятка. У старого короля было столько же. Правда, маги принца только-только начали работать вместе, а маги его отца уже не одну сотню лет воевали толпой.
   -А Кротос действительно был бастардом?
   -Нет, он был законнорожденный сын от первого брака короля. К сожалению, он во всем уступал своему младшему брату. Король предлагал Кротосу отправиться в графство Мюрхель, оно тогда едва ли не пятую часть королевства занимало, но Кротосу хотелось все королевство. Мда. Вот и получилось, что он сперва отрекся от короны, затем собрал армию и отправился короля свергать, нарушая договор.
   -Арано, позволено ли мне будет поинтересоваться, магом какой стихии вы являетесь?
   Маг грустно усмехнулся. Повертел в пальцах колечко дыма, только что им сотворенное, затем все же произнес:
   -Света. Есть чернокнижники, есть маги света. Первые куда могущественнее вторых, но последних, как это ни странно, все больше и больше и больше. Наверно потому, что жить, не творя зла все же легче, чем жить, не творя добра. Нда. Лишь в одном и те и те сходятся: отступившие от своего умирают. Чернокнижники мгновенно, магам света дается шанс исправить зло. Правда, бывает так, что исправлять уже поздно. Тогда маг света слабеет и тихо умирает.
   -Что же вы злого совершили в своей жизни?
   -Я видел все два десятка поколений проклятых королей и так и не смог их уговорить разбудить Аля. А сам я не могу. Лишь тот, в чьих жилах течет кровь убийцы, сможет выдернуть кол. Вот и получается замкнутый круг: Король всегда один и всегда прежде, чем решится, читает книгу. А лунный свет услужливо открывает ему свои тайны. Потом же никто не решается будить этого мальчика. Твой отец два с половиной десятка лет провел в сомнениях: выдергивать или нет? Так и умер, ничего не сделавши. Мда...
   -Вы говорили, я тоже смогу снять проклятье?
   -Это просто. Надо всего-навсего два года прожить вдали от короны. Первые три дня корона будет желать вернуть власть над тобой. Но уже в конце первого года туманы перестанут тебя донимать. К тому же, ты мог бы стать магом, если бы не был королем. В твоих жилах скопилось слишком много магической крови.
   -Как сие возможно?
   -А очень легко. Вас, королей, прямо-таки тянет на дочерей, внучек магов. И непременно именно их сыновья становятся королями. Вот и копится в вас способность к магии.
   -Если бы я не был королем, я мог бы стать магом? Но кто меня научит магии?
   -Пой с ветром, реви с огнем, думай с землею, беги с водой. И, быть может, они откроют тебе свои тайны. Прости, я старый, немощный человек, я быстро устаю.
   -Спасибо за науку, маг, я вас оставляю.
   -И тебе спасибо, что уважил старика разговором с ним. Дам тебе еще один совет, на прощанье. Борись с туманами до последнего и, глядишь, сумеешь побороть их.
   Едва король вышел из башни, навстречу ему из сумерек вынырнула низенькая фигура разведчика. Это что же, он его здесь едва ли не час ждал?
   -Как прошла ваша беседа с призраком? - Спросил министр. Сумерки скрыли выражение его лица, но Вик чувствовал: тот улыбается.
   -Наши величества, - начал король самым холодным тоном, - недовольны тем фактом, что наш министр не соизволил сообщить нам такую подробность об обитателе башни.
   -О, прошу вас меня простить. Если бы я поставил бы вас в известность ранее, то вы бы, без всякого сомнения, увидели бы призрака... как бы это сказать... в неукрашенном виде. Смею вас уверять, что я нисколько не сомневаюсь в вашей храбрости, но я убежден, что ваши величества покинули бы башню намного раньше в спешном порядке.
   -Ты хочешь сказать, что мы бы убегали так, что пятки сверкали?
   -Или сошли бы с ума. Поверьте мне, я пятнадцать лет пытался заставить людей в башню пробраться. Те, кто из нее выходил, были или сумасшедшими или седы от страха.
   -И тогда ты решил, что лучше сумасшедший король, чем такой как сейчас.
   -О, нет, нет, я просто был уверен, что маг, пусть будучи даже и призраком, не тронет своего короля. Или вы бы покинули бы башню, как только убедились бы в неспособности ее обитателя отвечать на ваши вопросы.
   -Хорошо. Тогда наши величества желают поговорить с настоящим, живым магом. Хотя бы с тем, что находиться в башне, на дороге из Марги в Осту.
   -Вашему величеству должно быть неизвестно, что всякого, кто пытается приблизиться к башне, маг бьет молниями. Сперва легонько, затем сильнее и сильнее.
   -Раз бьет, значит, наблюдает за всяким, перешедшим границу. А раз наблюдает, значит, сумет прочитать надпись на большом листе бумаги, которою ваш человек будет держать перед собой. А надпись будет гласить: "Король желает принять мага в своем замке".
   -Ваше величество, я восхищен вашим умом! Так изящно решить эту проблему!
   -Стаг, мы бы желали не слышать из ваших уст банальной лести. А теперь я прошу вас оставить меня одного - я удаляюсь в свои покои читать эту книгу.
   -Осмелюсь предупредить вас, ваше величество, что когда вы будете читать Черную Книгу, просто жизненно необходимо, что бы вы это делали не один. Мне будет очень печально видеть чернокнижника на троне.
   -Что ты знаешь о Черной Книге?
   -Что писана она была магом без стихии, спящим сейчас внизу вашего замка. Что каждый, кто осмелиться ее читать, становиться чернокнижником. Правда, этого можно избежать, если рядом с читающим будет находиться другой человек и будет внимательно следить за лицом читающего. Прежде, чем заклятье подействует, перед лицом того человека образуется плотное черное облако. Если в этот момент закрыть книгу или отвлечь от нее читающего, заклятье развеется.
   -Наши величества благодарны тебе за вовремя сказанную тайну.
   -Я делаю все, что в моих силах на благо вашему величеству. Знать тайны и вовремя их сообщать - моя работа. Вила в библиотеке.
   Он хотел было оскорбиться, но вовремя понял - министр его и так читает, как раскрытую книгу. Если он хотел пригласить Вилу, последить за ним во время чтения, то что с того, что министр понял его намеренье и упредил.
   Король кивнул и быстрым, уверенным шагом направился в библиотеку. Кстати, зачем магу света Черная Книга? Как вариант, чтобы знать заклятья противника. Чем и как он может ответить. Хм. А как я могу стать магом? Кстати, интересно, на чернокнижника проклятья действуют или нет? И может ли он снять проклятье с предмета, наложенное куда более могучим магом? Нет, чернокнижником я становиться не хочу. Пока.
   Длинные, высокие ряды шкафов занимали почти весь зал, размерами чуть больше турнирного поля. Огромное, во всю стену окно заливало лунным светом большой стол, стоящий у него. Две свечи озаряли светом раскрытую книгу, над которой склонилась Вила.
   Вик неслышно встал за ее спиной, заглянул за плечо. Вила читала жизнеописание святого Патрика, повешенного еретиками при Зимнем бунте.
   "Говорили крестьяне, что проклят дом старосты деревни их, но безмятежно улыбался Патрик, слушая голос Господа, звучащего в нем. Вошел он к старосте в дом, и началась битва странная. Из окон дома вырывались вихри пламени, из двери дышало серой. Но вышел Патрик цел и невредим и старосту с собою вывел. И рек он, что проклятье страшное за дело на старосту наложили, да вот только искупил он свою вину давно и теперь сам Господь даровал ему силу расправится с силой нечистой, что на проклятья запах набежала"
   -Так значит, святой может снять проклятье? - спросил король, волнуясь.
   -Только если вина искуплена давно. - Отозвалась Вила, продолжая читать
   -Вила, я Черную Книгу принес. - Она оторвалась от книги, взглянула на черный том в его руках, снова на него. - Я хочу ее прочесть. А ты должна смотреть на меня. Если тебе покажется, что мою голову окутал черный туман, вырывай из моих рук книгу.
   -Мало тебе одного проклятья, так ты еще и под власть другого заклятья попасть хочешь!
   -Вила, мне нужно знать... кто тот, что спит внизу: злодей или нет? Чернокнижник или маг без стихии?
   -Как ты сказал? Маг без стихии? - И тут же бросилась к стопке книг, строящей на краю стола. Быстро пробежалась пальцем по корешкам, выбрала нужную, раскрыла на закладке - Читай.
   "И рек юнец магам, пред ним стоящим - "Вы мните себя сильными. Что ж, меня победить сумейте. А ежели не смогете, я вас искусству своему учить буду" Хохотом ответила ему дюжина магов: "Ты молод и юн. Не спеши умирать"
   Усмехнулся юнец и началась битва страшная. Глыбы льда валились с небес, огонь изрыгала земля, пересыхали моря и пробивались наружу реки подземные, солнце в страхе тучами закрылось. День бились, другой. На третий выдохлись маги, не в силах юнца победить и рек он им: "Вы не слушали меня. Я оказался умнее. Теперь я буду вас учить"
   Воспротивились было маги, но гордость поздно было уже выказывать, повинились они в ученики идти магу вечно юному Альфердаусу. Долго учил их Альфердаус, разделились их пути по мере ученья: кому с огнем нравилось баловаться, кому водой любоваться. Так и появились маги стихий. И стал каждый из них в своей стихии равен вечно юному магу, и вместе они равнялись по силе Альфердаусу. Улыбался он, на магов глядя, рек: "Долго я вас учил, но вот научил вас всему, что сам умел, но помните, что поодиночке любого из вас я сломить сумею. Все вместе же вы, прошедшие Посвящение Стихии являете собой силу, способную сломить силу магов Черной Книги" Нагнали оне магов Черной Книги в поле, которое ноне Мертвым зовется. И была битва страшная с магами Черной Книги. И разбили оне магов, и рек им после Альфердаус: "Разбили мы силу их основную, но покудова по земле ходит Черная Книга, угроза не отступит от людей. Я ухожу биться с самой Книгой и в битве той помочь вы не сумеете. Оставайтесь же в земле этой, учите учеников и истребляйте Черную Книгу" А на следующий день пропал маг, так и не прошедший Посвящение Стихии, Маг без Стихии"
   Конец страницы. Вик было перевернул страницу, но там уже была легенда о каком-то герое древности. Аль. Альфердаус. Маг без стихии, равный магу, прошедшему Посвящение. И даже сильнее, ведь тот владеет лишь одной стихией, а Аль всеми четырьмя.
   В принципе, Черную Книгу можно уже и не читать, про Альфердауса и так уже все ясно. Но узнать, с чем он борется, все же интересно. Вик закрыл книгу, глянул на заглавие: "Легенды и сказания земель южных, собранные Кириллом Премудрым со слов путешественников"
   -Вила, я встречался сегодня с магом, который жил в замковой башни.
   -Да? И что?
   Он собирался было пересказать вкратце содержание, но понял - из того разговора ничего не выкинешь. Пришлось целых полчаса чуть ли не дословно пересказывать весь разговор.
   -Угу. Так значит, ты смело можешь не читать Черную Книгу, ведь ты теперь и так все знаешь?
   -Нет, Вила, я все-таки собираюсь прочитать Черную Книгу, пожалуйста, побудь рядом. Посмотри за мной.
   -Вик, а может, не стоит, а то к проклятью прибавиться еще и заклятье, а каково мне будет жить рядом с чернокнижником?
   Вик вздохнул, собрался с силами и сказал как можно более убедительно
   -Мне НУЖНО прочесть эту книгу, а то терзают меня сомненья: где ложь? В книжках, может быть, с помощью Альфердауса написанных, или в дневнике Кротоса? Почему его так и не разбудили все два десятка королей?
   -Ладно. Я только боюсь за тебя.
   Он чуть было не бросил "Зря", но сумел понять - короткое слово из трех букв что-то разобьет в их отношениях. А потому лишь кивнул и принялся за чтение. Первый обряд был обрядом вызова зомби. В принципе, если чернокнижник прочтет заклятье, то сможет поднять зомби и за пару минут. Вот только, от человека он будет отличаться лишь немотой и нечувствительностью к боли. А еще и крайне глупым. Если же провести обряд с принесением в жертву невинного младенца женского пола, то после двух дней обряда поднимется умрун, помнящий свое прошлое, невероятно умный и уязвимый лишь "живым серебром, духами лесными разбуженным". Но вот сам обряд, вернее одна лишь картинка с пояснением к ней, вызывала тошноту. И тут Вик понял, как работает заклятье, в книге спрятанное. Читающий описание, а оно всегда было перед самими обрядами, читающий поневоле исполняется желанием хотя бы узнать, как вызывать такую мощь. А читая обряд, проговаривая про себя части заклятья, желание обладать такой мощью все более и более усиливается и уже кажется естественным принести в жертву чью-то жизнь, чтобы заполучить, скажем "демона, выполняющего три любых работы для вызвавшего". Вик вздохнул с облегчением и принялся читать описания дальше.
   Вила смотрела на красивое лицо молодого короля-мага. Вернее, могущего быть магом. Как она тогда обрадовалась, когда столкнулась с ним в коридоре! Вот была бы находка - молодой маг, еще не прошедший обучение! А уж если бы отец взял бы к себе в ученики... Но действительность преподнесла еще один сюрприз в лице одного и того же парня - он оказался сыном короля. Вроде бы потемнело лицо Вика? Нет? Показалась... А все-таки интересно было бы, если бы он не был королем...
   Вик внезапно вдохнул полную грудь воздуха и с восхищением выдохнул:
   -Ух, ты! Вот ведь как попал Чингисхан!
   -Прости?
   -Помнишь, триста лет назад восьмисот тысячное войско Чингисхана осадило небольшой городок Полянок и на третий день было уничтожено полностью? Хотя жителей в нем и сейчас едва на тысячу наберется, а тогда было раза в два меньше. Так вот, совпало так, что в городке том было двенадцать чернокнижников. Они-то и провели обряд вызова демона смерти. Сорок восемь жертв и восемь сотен тысяч трупов. Сейчас прочту: "Демон смерти мгновенно убивает всех, кто находиться меж двумя кругами. Первый круг - защитный может иметь радиус от метра, до ста метров, а второй - граница, от ста метров до десяти километров". А ведь столько историков голову ломало: Как можно, имея полусотенный гарнизон, за три дня перебить восемьсот тысяч? А вот оно как! На десять километров вокруг костяки лежат.
   -Ты, кажется, донельзя доволен этим фактом? Кажется, будешь нанимать чернокнижников в свою армию?
   -Нет. Ни в коем случае. Да, конечно, всего сорок восемь убитых вместо пяти сотен, но зато КАК убитых. Они же умирали двое суток, насыщая своей кровью двенадцатилучевую звезду. Если бы кто-нибудь сотворил такое с моими подданными, я бы его на кол посадил, чтобы другим было неповадно.
   -И чем ты тогда будешь лучше их? Такой же убийца и так же творящий якобы добро злом.
   -Уж лучше я буду один такой, чем сотня таких, как они.
   Вила лишь взмахнула рукой:
   -Тебя не переубедишь. Ведь что говорил маг? Добро не терпит зла.
   -Кстати, я вот что подметил, пока читал. Во-первых, книге всяко меньше сотни лет, а значит, она переписана была относительно недавно и, как вариант, снова дописана. НО! Стиль всех описаний абсолютно одинаков. Как будто писал один и тот же человек. Нет, я, конечно, понимаю, переписчики могли пробовать подстраиваться под стиль автора, но у них никогда бы не получилось подстроиться ТАК! К тому же, в большинстве своем переписчики безграмотны.
   -Ты хочешь сказать... А не могут ли они так же, как Альфердаус, впускать в себя Сета? Хотя...
   -Вот именно. Куда более вероятно, что ВСЕ дополнения писал тот же, кто и начинал писать Черную Книгу. Тот, кто спит внизу.
   -Ну, можно все-таки спустить вниз и внимательно все осмотреть. Ты все-таки маг и можешь почуять, кто спит - злодей или нет. Чернокнижник или Маг Без Стихии.
   Эта мысль как-то не приходила в голову королю. Вик поднялся, подал руку даме и вдвоем они оставили библиотеку. Когда они уже начали спускаться в подземелье, их бесшумно нагнал страж:
   -Простите, ваше величество, но тут на расстоянии охранять вас не получиться.
   Седая прядка выбивалась из-под шлема, плечи, закованные в полный доспех, едва не царапали стены в узком коридоре, но все же воин умудрялся передвигаться как кошка - быстро и бесшумно. И становилось понятно, как сумели они тогда словить разбойников, не потревожив сон спящих людей.
   -Сегодня твоя смена. - Король не спрашивал, он утверждал. - Я желаю знать, сколько меня охраняют людей и почему я их не видел эти два дня.
   -Ну, вообще-то каждая смена - сотня воинов. Но в ближней охране состоит всего сорок. В основном, мы ходим по потайным ходам, проверяя на двадцать шагов впереди и позади. Ну и ить дюжина воинов непосредственно с вами ходють.
   -Шесть сотен воинов только в замке. А мне говорили, что у меня в армии всего пять тысяч воинов.
   -Дык ить... это ж.. мы ж ить стража. Мда. А в склеп потайных ходов нету... вот ить я и решился приблизиться к вам и нарушить приказ...
   -Я желаю знать содержание нарушенного тобой приказа.
   -Дык ить... Ваш... В обчем, охрану завел еще Кротос, а уж внук его, осерчав на присутствие охраны при супружеском ложе, велел стражникам охранять его так, шоб и на глазах и не было... Пришлось весь замок перестраивать, ходы вести... - Вздохнул воин.
   -Властью, взятой мной по праву наследия моего, я отменяю тот приказ. Уточню завтра, с утра. А сейчас - десяток позади. Впереди меня никого быть не должно. В склеп идем лишь мы вдвоем.
   -Дык ить эта... А ежели тама кто?
   - А ты сходи, проверь и сразу обратно.
   Воин бесшумно умчался вперед. Впрочем, теперь, когда король целиком и полностью сосредоточил свой слух на стражнике, он все-таки слышал тишайший шорох, который остался бы незамеченным, если бы он был бы занят чем-то другим.
   -Лихо ты нарушаешь постановления предков. А ты не задумывался, что тот приказ могли уже десятки раз отменять и вводить его вновь? Ведь охрана-невидимка внушает подсознательную уверенность убийцы, что все получиться, а если они увидят охрану рядом с тобой, то попытаются застать тебя без охраны и...
   -Мне отчего-то кажется, что в моем случае настораживает именно отсутствие охраны, хотя выяснить про само нахождение стражи не составит труда. Поэтому, как мне кажется, логичнее будет разделить охрану на зримую и нет.
   И тут примчался воин.
   -Тама... это... нету никого, а я вас тута обожду. Да и остальных подзову.
   Король согласно кивнул и отправился в склеп. Кто же все-таки там спит? Злодей или нет? А какая тебе разница? Лишь бы снято было проклятье. Кстати, если Аль такой уж ярый противник чернокнижников, то за время его сна, их количество должно было увеличиться. Надо будет Стагу завтра задать эту задачку, пусть проверит. Как же все запуталось! Когда шел сюда, думал лишь о том, как убить отца, по дороге узнал о проклятье, подумал, что его не коснется, убил отца, проклятье таки коснулось. Узнал, что снять его легче легкого - достаточно лишь выдернуть кол из груди спящего мага. Попутно узнал о Черной Книге и понял, что пробуждение такого мага может обернуться невиданными бедами, а может и наоборот - огромным благом. Как для страны в целом, так и для каждого отдельно взятого человека. Мда. Прав был деда Валя - знание не приносит радости, оно лишь все усложняет.
   В этот раз склеп был ярко освещен - видно воин постарался, подготовил все к приходу короля. Свет стыдливо прятал паутину по углам и кичливо выставлял на показ огромный, желто-зеленый ком паутины и плесени, покоящийся на гранитном ложе.
   Вик вздохнул. На сей раз, ярко освещенное помещение не навевало жути, но все же было как-то не по себе.
   -Ну? Ты чувствуешь хоть что-нибудь? - Спросила Вила.
   Вик чувствовал себя дураком. Стоит тут и пытается что-нибудь почувствовать. Хотя на мага он еще и не обучался. Вик вздохнул еще раз и внезапно подумал, что, возможно, он сумеет хоть что-нибудь почувствовать, если прикоснется к колу.
   Кол был теплый и чуть-чуть шероховатый. И это было все, что почувствовал Вик. Он уже собирался разочарованно отвести руку, когда...
   ...быстрей, надо как можно быстрей, иначе ОН сумеет потом прорвать барьер. Рука взметнулась вверх. Полоснуть ножом здесь, здесь и здесь. Вынуть сердце, печень. Спутанные белые волосы наполовину скрывали кукольное личико, оставшимся навек вопрошающим: Как же так? Ведь ничего не...
   ...быстрее, быстрее. Вторая жертва еще живая. Ее золотистые волосы...
   ...парень попытался вырваться из рук палачей, но ему мощным пинком объяснили, что он неправ. Идиоты! Он же загнется! Да не в оксаграмме...
   ...зоря была видна далеко за пределами города. Демон Ада, возвышавшийся над городскими стенами, поджигал все, что было в его поле зрения.
   Вик пришел в себя на полу, жадно глотая воздух. Бредовое видение еще вставало перед ним. Невозможно красивое лицо девушки с золотыми волосами. Кукольное личико уже мертвой красавицы. Охваченное яростным желанием жить лицо красавца-аристократа. Поднимающийся из оксаграммы алый демон, соткавшийся из пламени жаровни. Мог ли хороший парень Альфердаус сотворить такое? Нет, если он был хорошим. А вот чернокнижник вполне мог все это видеть.
   Пощечина вырвала его из того ужасного мира. Встревоженное лицо Вилы. Нет, со мной все нормально. Да, я все решил. Нет, прости, потом. А где корона? А, вот она. Я спать пойду. Уже, поди, рассвет скоро.
   Вик еле-еле добрался до своих покоев и грохнулся на кровать.
   Когда его разбудили, ему показалось, что он только сомкнул глаза, а его уже будят. Первым чувством был гнев: Да как посмели? Вторым было удивление: Как, уже полдень?
   Вик еще завтракал в малой трапезной, когда к нему подошел первый Министр:
   -Ваше величество, меня проинформировали, что вы решили изменить способ несения стражи. Я бы хотел согласовать с вами основные изменения. Еще я осмелюсь напомнить, что дракон ожидает вашего визита. Если вы его не посетите в течение двух ближайших дней, он, боюсь, сочтет договор расторгнутым и одному Богу известно, чем это обернется для нас. Еще я бы осмелился вам сообщить, что сегодня у вас запланирована встреча с послом народа эльфов.
   -А что эльфы делают здесь? Я полагал, дальше туманного Альбиона, они не суют свой нос.
   -Эльфийка говорит, что это связано с вашим мечом. Собственно говоря, ее и послом-то назвать можно с большой натяжкой. Как вам должно быть известно, у них отсутствует какая-либо власть. Каждый из них делает лишь то, что захочет. Эта захотела приехать к вашему величеству.
   -Ладно. Сейчас обсудим изменения стражи, затем эльфийка и дракон. Далее. Я хочу удалиться от дел где-то на месяц. Возможно, больше. Что для этого нужно сделать?
   -Так. Нужно принять присягу вашей личной стражи. Это нужно сделать завтра. Так. Высший свет. Ну, я могу приостановить графов, баронов и весь остальной высший свет. Но все-таки, я должен буду с вами общаться.
   -С общением, я думаю, проблем не будет. Да, я еще желал бы видеть Стага. На армии мое исчезновение не может сказаться отрицательно?
   -Я думаю, нет.
   -Хорошо. Теперь, об изменениях стражи.
   Завтрак растянулся на целый час. Раньше Вик и понятия не имел, как такое может быть, но вот теперь, когда между двумя ложками супа лежал горячий спор относительно того или иного изменения, час пролетел незаметно.
   В два часа пополудни в малом приемном зале, в том самом, где расстался с жизнью предыдущий король, короля нынешнего ждал посол эльфов.
   Пропустив Вилу вперед, Вик вошел в зал, оглядывая зал. За прошедшие несколько дней убранство комнаты почти не изменилось, только ковер постелили другой, да возле столика, на котором сейчас стояли фрукты, вино, бокалы, стояло не два кресла, а три, одно из которых было куда богаче разукрашено остальных. Видать, кресло короля. Стража, вернее пять воинов близкой охраны, встали возле стен, положив руки на двуручные мечи, воткнутые в ковер.
   И тут вошла эльфийка.
   Народ совсем не зря описывал их как "создания, полные дивной красоты, узрев которую теряешь покой и сон", Высокая, с длинным водопадом златых волос, в простом белом платье, украшенном лишь парой веточек, она словно внесла в зал свой свет, заставивший преобразиться каждый предмет. Повеяло свежим, лесным воздухом, Вик будто услышал где-то вдали журчанье игривого ручейка, пение птиц... Ему уже не хотелось вглядываться в лицо и сравнивать красу гостьи с красой земных женщин. И в тоже время, на ней была словно печать, говорившая всем и каждому: Я не такая, я совсем иная. Свет звезд - мой отец, земля лесов - моя мать, озерный воздух - жизнь моя.
   Именно так. Иначе нельзя.
   -Приветствую вас, Ваше Величество. - Словно ручеек журчит ее голос.
   -От имени всего моего королевства, выражаю вам свою радость, доставленную вашим визитом.
   Гостья тонко улыбнулась. Взглянула на Вилу.
   -И ты здравствуй, дочь ученика могущественного мага. Давно ты уже не видела отца. А щит тебе надо уже обновлять.
   -Простите, вы знаете моего отца?
   -Странные ты задаешь вопросы. - Легкое удивление гостьи. И мудрость веков звучит в ее голосе. - Дети магии знают всех, кто пользуются ее дарами. Не всех привечают, но знают всех. А в тебе чуется кровь твоего отца.
   -Прошу меня простить, но вернемся к делу, приведшему вас в мои земли.
   -Ваше величество, ведомо ли вам, что меч ваш принадлежал ранее воину, каких мало на нашей земле. Он был храбр и умел. Он был добр и безрассуден. Он оказал не одну услугу нашему народу. Именно поэтому мы подарили свой меч ему. Но было условие: После его смерти меч должен вернуться к нам. Я отправилась на поиски меча всего неделю назад, спустя два дня после смерти этого великого человека. За это время меч успел побывать в Африке, перебраться в Китай и очутиться у вас.
   -Я бы рад был вам помочь, но это подарок, дарованный мне в честь моего восхождения на трон. А подарки, как известно, дарятся на вечное пользование.
   -Тогда, я прошу оказать мне честь взять ваш меч в свои руки. Я хочу узнать историю меча.
   Вик вытащил из ножен меч, протянул гостье. Она взяла меч очень странно - не за рукоятку, а широкой стороной лезвия себе на ладони. И так и застыла на пару минут. Затем улыбнулась, возвращая меч:
   -Он проделал интересный путь, в поисках достойного обладателя. И нашел лучшего из всех возможных кандидатов.
   -Благодарю за комплимент. Я хотел бы задать вам один вопрос.
   -Я даже догадываюсь какой именно. Нет, я не знаю, кто спит у вас, в склепе. Это может быть Альфердаус, а может и тот, кто даровал ему бессмертие.
   -Как? - Удивленно спросила Вила. - Ведь Сет...
   -Я могу лишь догадываться, какая судьба постигла этого бога. Но если бы он перешел полностью в своего младшего брата, который сильнее любого из темных богов, я полагаю, что все заклятья, им наложенные, перестали бы действовать.
   -То есть, Альфердаус бы умер? Так? А почему тогда Сет отказался переходить в Диавола?
   -Для него это равносильно смерти. И вот он, с помощью молодого, сильного мага, создает Черную Книгу. И что получается? Пока жива книга, пока с ее помощью творятся заклятья, Сет, пусть и крайне косвенным путем, пусть и мало, но все же добывает себе силы, достаточные для существования. А пока жив Сет, жив и Альфердаус, который таки не стал ему помощником. Вот такие вот дела. Эти двое ведут свою великую борьбу уже несколько тысячелетий и все никак не могут успокоиться. Сет любит притворяться Альфердаусом, тот строит крайне запутанные интриги против всех чернокнижников в том или ином краю. И вот, четыре столетия назад оба пропадают.
   -Но если жизнь Альфердауса завит только от Сета...
   -А жизнь Сета зависит от Черной Книги, написанной Альфердаусом. И если он уснет, то порвется важная ниточка, связывающая Сета с Книгой. И в итоге, Сет тоже будет вынужден уснуть. Все взаимосвязано. Но в любом случае - если разбудишь одного, проснется и другой, а это обернется неисчислимыми бедами для всех земель. И пусть магия без них гибнет, но лучше погибнуть в своей постели, от нехватки сил, чем под ножом чернокнижника.
   -То есть, пока они спят, умирает и Черная Книга и маги?
   -Ваше Величество, прошу меня простить, но я и так сказала гораздо больше, чем было нужно.
   -Тогда последний вопрос. Почему вы, эльфы, не вмешиваетесь в эту борьбу?
   -А почему солнце не светит ночью? - Усмехнулась эльфийка. - Почему днем не видно звезд? На все эти вопросы тоже есть ответы, вот только готовы ли вы их услышать? Еще не время для таких ответов. Вы должны к ним прийти сердцем. Прошу прощения, ваше величество, но мне пора. Кстати, ответ на твой вопрос, молодая колдунья: "нет, но да". Я искренне надеюсь увидеть вас еще раз, ваше величество.
   -Я тоже надеюсь, что вы вновь посетите наши земли. Поскольку в ваших я вряд ли буду.
   Эльфийка улыбнулась. И вышла.
   -Вила, скажи а про какой щит говорила эльфийка?
   -От мелких неудач, от невезения, от недобрых намерений... Там сложный набор всего. Но никому не придет в голову попытаться меня ограбить, не прольется случайно вино на мое платье...
   -...и проклятье короля не будет тебя замечать.
   -Совершенно верно. Что же касается вопроса, то я сначала должна понять ответ.
   -Ладно, хорошо. Теперь - визит к дракону.
   Сам замок располагался меж двух отрогов огромной, высоченной горы. Неподалеку от замка в теле горы зияла огромная дыра. Дыра вела в бывшее жерло вулкана, в котором и обосновался дракон. Огромная, конусовидная пещера с почти ровным полом и причудливыми узорами по стенам была ярко освещена огнем, горевшим в ее центре. А возле огня стоял дракон.
   Гигантское, черное чудовище трех человеческих ростов в холке, которому было тесно даже в этой пещере. Хвост его огибал чуть ли не всю пещеру по дуге, кончаясь у входа. Свернутые крылья царапали далекий, невидимый потолок. Голова дракона была высотой с человека, огромные зубы влажно белели в полутьме высоко над головами вошедших. Стража быстро оцепила пещеру по кругу, не замедлив выставить арбалеты на дракона. Впрочем, десяток стражей остался позади. Военачальник и первый министр заняли места по правую и левую руку от короля соответственно. Чуть позади пристроились Стаг и казначей.
   -Приветствую вас в моей скромной обители, ваше величество. - Прогремел голос дракона над головами.
   -Благодарю тебя, о дракон. Обращаюсь с просьбой к тебе приблизить свое лицо к моему, дабы вести разговор как равный с равным.
   -Прошу простить меня за дерзость, ваше величество. - Морда дракона вынырнула откуда-то сверху и зависла в шаге перед королем. Золотые глаза смотрели в глаза короля, хоть голова дракона лишь чуть приподнималась над полом.
   -Я выражаю свою безмерную радость, доставленную посещением коронованной особы в мою скромную обитель. - Размерно, величественно проговорил дракон. - Видит Бог, это случается совсем не часто. Последний раз я удостаивался такой чести, когда ваш отец надел корону. Этот человек провел со мной всего три часа, но оставил неизгладимый след в моей памяти. И теперь, когда я ослеплен еще восходящим величием молодого короля, я ясно вижу...
   Дракон все говорил и говорил, временами прикрывая глаза и пользуясь этими моментами, высокие чины дружно зевали. Где-то через час, когда дракон завел речь уже о втором проклятом короле, сыне Кротоса, Вик уже и сам почувствовал, что засыпает. Дракон меж тем вошел в раж, описывая битвы, в которых он принимал участие и искренне удивлялся - почему с третьей битвы армии противников предпочитали убегать сразу, как только его видели... Речь дракона перескочила на самого Кротоса, как он нашел дракона, спящего на лугу, как предлагал ему пещеру, пищу. Вик уже приноравливался спать стоя, когда его толкнул в бок Стаг и жестами объяснил, что речь дракона может длиться просто бесконечно.
   -... и в тот момент судьбе было угодно явить свою волю в лице пастушки...
   -Прошу прощение за мое дерзкое прерывание столь захватывающей повести, - прокричал Вик, пытаясь заглушить голос дракона. Дракон удивленно замолк, - Увы, дела государственного значения не могут мне позволить дослушать ее до конца. А потому, к делу. Нашему величеству угодно знать в чем нуждается дракон.
   -О! Жаль-то как. Впрочем, если вашему величеству будет угодно узнать продолжение, то все, мной рассказанное, есть в дневнике Кротоса, дописанном его потомками.
   О! А в конец-то Вик и не заглядывал...
   -Я же имею скромную надежду, что король склонит голову к моей просьбе о моем дальнейшем питании, для коего мне необходимы три коровы в день. Так же, если ваше величество не сочтет это за дерзость, имею я желание узреть в пещере моей хотя бы пару женщин.
   -Моему величеству угодно знать цель с которой дракон приглашает сюда женщин.
   -О! Просто, когда давным-давно, сюда пришла одна женщина и в ответ на оказанную мной услугу, она слегка прибралась в моей пещере. Впечатления о чистоте, наведенной сей отважной вашей подданной живы во мне до сих пор. И потому я скромно прошу об этой маленькой услуге.
   -Хорошо! Наше величество прикажет служанкам убирать здесь раз в месяц. Что надобно дракону еще?
   -Моя радость вашей щедростью не знает границ. Я всем сердцем клянусь, что пока жив один из нас, я буду защищать как ваше величество, так и всю страну от любых невзгод, справиться с которыми мне по силам.
   -Клятва дракона проникла в сердце мое. Я клянусь соблюдать договор, пока смерть не придет за одним из нас.
   -Я зрею меч у короля. Щитом же его будет чешуйка моя.
   Морда дракона взмыла куда-то вверх. Вместо нее появилась огромная лапа, сжимающая в когтях чешуйку. Она показалась Вику маленькой, но, когда она упала и Вик получил возможность рассмотреть ее поближе, оказалось, что высота пятиугольной пластины будет королю по плечо.
   -Ее не сможет разрубить ни один меч. Она легка, но прочна. Она не прогнется даже под ударом гномьего молота. Она будет служить королю столь же долго, сколько служу его роду я.
   -Наше величество искренне сожалеет, но нет у нас сейчас достойного дара дракону.
   -Даром мне были искренние, достойные слова вашего величества. На сем я со смертной скорбью в сердце вынужден сказать королю - до встречи. Я искренне надеюсь испытать радость беседы с вашим величеством еще раз.
   -Ну что ж. Мы благодарены дракону за дары его щедрые, за великую клятву его. И так же говорим - до встречи.
   Едва они вышли из пещеры, король обратился к Стагу:
   -Он всегда такой высокопарный?
   -Да нет, не всегда. - Равнодушно отозвался министр разведки, думая о чем-то другом. - Просто сейчас он вел речи не для беседы, а для истории.
   -А что насчет служанок? В этом отношении дракону можно доверять?
   -Думаю, что можно. В записках моего предшественника говорилось, что драконы лишь первую тысячу лет предаются неге. А мясо человека, в особенности женщины, есть нежнейшее для их вкуса. Потом же их интересует лишь знание.
   -Хочешь сказать, что дракон, не покидая пещеру, изучает мир? - изумился Вик.
   -Да, ваше величество. Драконы - великие маги и могут общаться друг с другом и природой на расстоянии. Я мало знаю по этому поводу, но если ваше величество велит разузнать побольше, я постараюсь.
   -Нет, не велит. - Отрезал Вик, садясь в карету. Министры неспешно забрались после него и кареты покатили в замок. - У нашего величества к тебе другой вопрос. Есть ли в замке места для содержания пленников, из которых абсолютно невозможно сбежать?
   -Есть. Ваше величество желает их осмотреть?
   -Желает. Завтра. После принятия присяги.
   Кашлянул первый министр. Вик перевел взгляд на него:
   -Наше величество вас внимательно слушает.
   -Маркиза Дурская высказала желание принять вас в своих покоях. Ее муж намерен открыть новую мануфактуру в столице по пошиву ткани. Его жена хочет вместе с вами узнать налоги на это новое дело.
   Вик хмыкнул. Маркиз Дурский после смерти своего отца обнаружил, что земель у него ровно столько, сколько занимает сам замок. Из всех сокровищ у маркиза оставалась лишь фамильный меч. Молодой маркиз вздохнул и продал и замок и меч. После сорока лет интенсивной торговли, маркиз выкупил обратно свой замок. Меч же канул бесследно. Теперь же столетний старец, владелец чуть ли не четверти земель королевства, обладатель кучи монополий, владелец огромного банка, обнаружил, что после смерти его богатство маркизов Дурских разлетится в пух и прах. Одних внуков у него сейчас около десятка, сыновей, к его сожалению, у него уже в живых не осталось. И тогда маркиз сделал отличный ход: он снова женился. Его завещание составлено таким образом, что сын маркизы получит все, после его смерти. От кого сын, не так уж и важно. Естественно, маркиза, вчерашняя крестьянка, принялась ошиваться при королевском дворе, поражая всех и вся своим ум и остроумием. Старый король имел с ней около десятка бесед тет-а-тет за последние полгода и, судя по всему, доверять ей можно.
   -У нас что, подобных мануфактур нет?
   -До сих пор мы пользовались завозной материей. И я полагаю, что с полотном и парусиной эта ткань не сравниться. Именно потому я и дерзну вам посоветовать встретиться с маркизой.
   -Мы порадуем маркизу Дурскую своим визитом. Уточняю: деловым визитом. Если окажется, что маркиза захочет произвести наследника...
   -Нет, нет, нет, ни в коем разе. Ваше величество, маркиз и его жена слишком дорожат вашим мнением, чтобы э... мм... участвовать в покушении на вашу жизнь.
   -Я рад, что они это понимают.
   Карета подъехала к замку.
   -Когда соизволите придти с визитом к маркизе? - Спросил министр, пропуская короля.
   -Можно и прямо сейчас. - Пожал плечами Вик, глядя как министр с кряхтеньем выбирается из кареты.
   Маркиза Дурская расположилась в белых апартаментах, находящихся на самом верхнем этаже. Белые апартаменты следовало бы пожалуй назвать "золотыми", ибо везде, где только можно, блистало злато. По стенам вились златые ящерицы, на потолке сплелись в борьбе два златых дракона, кресла, столы, и даже шкаф были увиты златыми фигурками. Да и сама маркиза Дурская была в золотом платье, золото глядело у нее с черных волос, с мочек ушей, с туфлей... Аристократические черты лица. Право первой брачной ночи. Усмешка.
   -Я рада приветствовать вас, ваше величество. - Чуть присев в книксене, произнесла маркиза.
   Вик же отметил про себя, что голос у молодой женщины под стать ей самой: звонкий, мелодичный, нет вальяжности в голосе, подобострастия, что слышится в каждом голосе придворного.
   -Наше величество радо приветствовать столь красивую даму в своем замке. - Чуть склонив голову, произнес король.
   Он еще не решил: нравится ему маркиза или нет, как с ней вести себя: холодно или оказать теплый прием?
   -Мой муж решил начать строительство мануфактур рядом со столицей. Но потом прикинули возможности и проняли, что начав производство ткани в вашем королевстве мы можем тем самым поспособствовать войне со Сториком. Поскольку они сейчас являются основными производителями ткани на все близлежащие королевства и сконцентрировали развитие своей промышленности именно в этом направление, то открыв конкурирующее производство, с одинаковым качеством ткани, но по ценам чуть ниже, мы уменьшим транспортные расходы купцов Славии и Верхней Стары аж в два раза. Про наших купцов и вовсе молчать приходится. Кроме того, я полагаю, что часть купцов Сторика будет закупаться у нас. И тем самым мы перекроем им большую часть торговли. Где-то с треть их доходов пойдут нам.
   -Вы намереваетесь столь широко развернуть дело? - Удивленно поднял брови Вик.
   -Семь мануфактур. - Пожала плечом маркиза. - Шерсть, лен, да и прочие материалы закупаются за копейки в Славии и Верхней Старе. Полностью дело развернется за год. Окупиться за полтора года. В следующем году бюджету Сторика будет нанесен серьезный удар.
   -Как я понимаю, Сторик сейчас закупается в Славии и Верхней Старе? - Задумчиво проговорил Вик, усаживаясь на покрытый позолотой стул. Карта, занимавшая весь стол привлекла свое внимание короля.
   Необычным было то, что рядом с городами были помечены продукты, ими производимые и потребляемые. Все торговые маршруты были выделены красным цветом.
   Из Сторика в два другие королевства путь лежал либо через Родар либо по морю. Сплавлять же материю по Шелковому Пути Сторику было просто бесполезно - ближайшие королевства предпочитали производить все сами, а дальние - закупаться у соседей, в число коих Сторик уже не входил. А потому получалось, что торговлю излишками материи придется вести только через море, а учитывая крайне малый размер торгового флота...
   -Я не думаю, что из-за этой малости Канцер пойдет на нас войной, скорее, он начнет строить суда, если, конечно, не предпочтет закупить у вас пару десятков готовых.
   -Мы с мужем обсуждали этот вариант, но... наши верфи просто не способны построить два десятка кораблей за полгода. К тому же, у нас заказы на пару лет вперед.
   -Другие заказы смогут и обождать, а я вам разрешаю открытие еще двух верфей. Вот тут и тут.
   Маркиза задумалась. Коснулась тонким пальчиком небольшого городка, имевшего свой лесоповал. Провела линию к месту предполагаемой верфи. Затем кивнула. Окинула взглядом морские города других королевств.
   -Я полагаю, - задумчиво проговорила молодая красавица, - нам все же придется побороться со Сториком за рынки сбыта. Морские пути им куда как выгоднее.
   -Ну что, утешил я вас, маркиза? - Усмехнулся Вик, преполняемый гордостью за столь славно решенное дело.
   -Да, я полагаю, что утешили. Тогда, вернемся к налогу. Я полагаю, что нам, как обладателям монополии, будущей монополии, будет уместен налог...
   -На пять процентов выше, нежели на товары, на которые вы не имеете монополии.
   Маркиза поджала губки:
   -Я хотела бы попросить наоборот, о снижении... как развивающемуся...
   -А мне кажется, что, поскольку у вас не будет проблем с рынком сбыта, то вы сможете потянуть и более высший налог.
   -Но двадцать процентов с продаж! Это почти... половина чистого дохода!
   -А ваше предложение гораздо более неразумно, нежели мое.
   Маркиза выдохнула:
   -Хорошо. Но взамен я прошу у вашего величества скидку на двадцать процентов на корабельный лес.
   -Стоп. Вот эти вопросы вам лучше решать с казначеем. Я свою волю высказал.
   Маркиза мило улыбнулась, вышла из-за стола.
   -Я полагаю, на сем ваш визит заканчивается?
   Вик же ничего не ответил, он смотрел на маркизу. Удивительно, но золото шло ей. Солнечным отблеском ложась на ее кожу, на красивое лицо, с аристократическими чертами лица, на... Алый туман пришел внезапно, разом скрыв в себе комнату.
   Нет! Не надо... Почему? В нем так сладко тонуть... Нет! Так хорошо, приятно... Не надо... Так сладко, так хорошо, как не было никогда, так приятно. Нельзя... Кто сказал такую чушь? Хорошо-то как...
   Музыка? Откуда? Нет, это лишь хрустальный звон короны.
   Туман схлынул внезапно, так же как и пришел, очищая взор, возвращая утраченную власть над телом.
   Счастливые, синие-синие глаза маркизы. Ее блаженная улыбка...
   Че-е-ерт!
   Вик лишь взвыл про себя от бессилия, молча встал с постели, оделся и, так и не сказав ни слова, вышел из апартаментов маркизы.
   Убить! Нельзя. Ее плод. Не вытравишь, как ни пытайся. Другие короли тоже, не дураками были. Значит, пытались и не получалось. Черт. Маркиз протянет еще год-другой. Если вся эта сеть производства перейдет в руки наследников, они передерутся меж собой, пустив по ветру все состояние. Так что... Черт! Прав был его отец, ох как прав! И что на него тогда нашло? Ты хотел бы умереть? Сейчас? Да!
   Вик раздраженно хлопнул дверью. Уставился на вытянувшуюся стражу. Посмотрел на темное окно. Минус день. Сколько он там пробыл? Час? Два? Пошел в свою спальню.
   У стола сидела Вила. Читала где-то середину дневника. Черт. Только ее не хва... Нельзя.
   Он подошел к ней, взял ее за плечи. Она мигом обернулась, улыбнулась ему. Затем нахмурилась, вскочила:
   -Вик, что с тобой? Что случилось? На тебе лица нет.
   Вик отвернулся и, избегая смотреть на девушку, вкратце рассказал ей о сегодняшнем происшествии.
   Вила нахмурилась. Задумалась. Глянула на дневник.
   -Вила, я прошу тебя... Я... хотел бы хоть раз выспаться нормально.
   Она поняла, потупилась, ушла. Что-то не то он сделал, но сил, чтоб разобрать ошибки, исправить их, уже не было.
   Слишком спокойно ушла.
   Черт.
   Вскочить. Выбежать из комнаты, спросить у стража. Побежать за ней.
   Вик нагнал девушку лишь в склепе.
   Она сидела у каменного ложа и молча плакала. Плесень и паутина теперь ничуть не скрывали кол, нагло выглядывавший из синего одеяния.
   Вот так вот. Сможешь выдернуть кол лишь ты. Или твой сын. Или его сын.
   Он подошел, обнял рыдающую девушку. Плач лишь усилился. Некоторое время он гладил ее по волосам, говоря что-то спокойное, хорошее, ласковое. Наконец девушка успокоилась. Вместе они вышли из склепа, под внимательным взглядом внешне спокойного, но донельзя удивленного стража.
   Проводив Вилу до ее покоев, Вик направился спать. Как всегда за полночь.
   Утро началось с осторожного стука в дверь первого министра, напомнившего о присяге. Затем быстрый, торопливый завтрак и чуть ли не бегом к стадиону, на арене которого выстраивались стражи.
   Высоко над желтым песком арены, на которой ровными рядами выстраивались шеренги стражников, вознеслась королевская ложа. Высокий парапет был достаточно широк, чтобы на него можно было поставить бокал с вином или положить лист с речью.
   Король обвел внимательным взглядом вытянувшихся во весь свой рост стражников, сверкавших начищенным полным доспехом, сжимавших в могучих дланях высоко вознесшие свое смертоносное жало копья.
   -Верные! До сих пор вы месяц защищали свои семьи, устраняя разбой и насилие в нашем королевстве. Ни купцы ни графы и прочая знать не ведают, что своим спокойным проездом на наших дорогах они обязаны вам и только вам! Вы отдаете свои жизни, а про это знают лишь немногие. - Красивые, звучные слова, которые звучат так искренне, так высоко... И которых так много на этой бумажке, не видной снизу. Долгая, долгая речь, затрагивающая всех и каждого, уже почти кончается. - Многие друзья ваши расставались с жизнью своей за их благополучие, но ведь вся ваша служба - это жизни ваших семей. И я прошу, искренне прошу, примите меня в вашу семью!
   -Да! - Согласный рев шести сотен воителей.
   Теперь сделать шаг назад, отхлебнуть из кубка, освежая пересохшее горло, снова выйти, поднимая вверх руку, сжатую в кулак.
   -Да! - Восторженно орут шесть сотен глоток.
   Король отошел в тень ложи, неторопливо вышел со стадиона. Стаг тут же образовался рядом:
   -Вы хотели посетить этим утром места заключения?
   -Да, нашим величествам было бы угодно посетить места заключения, из которых невозможно сбежать.
   -Увы, ваше величество, таких мест нет. Есть места сбежать из которых не по силам простого смертного. Мага в темнице не удержишь.
   Король нахмурил брови. Если бы Вик не стал королем, он мог стать магом. Но является ли он магом, когда корона им овладевает?
   -Хорошо. Ты будешь нашим провожатым.
   -С радостью, ваше величество.
   Как узнал Вик, темницы тянулись на многие этажи под замком. Самые простые - с железными решетками, дверьми и окнами были в подвале. На втором этаже к заключенным относились проще - перед железной дверью опускалась массивная каменная глыба толщиной в метр, оставляя лишь крохотное отверстие для тарелок с едой. Король было поднял бровь, но Стаг вовремя сказал, что сии темницы не больно-то и надежны - прадед короля нынешнего проломил потолок, открыл решетку и был таков. Еще ниже были каменные мешки - небольшое каменное ложе, закрываемое массивной глыбой, в котором и пошевелиться-то нельзя. Увы, дед короля нынешнего выбрался и отсюда. На вопрос же короля насчет тех помещений, из которых побегов не случалось, Стаг повел короля еще на пять этажей ниже. По словам Стага, на этом этаже было само произведение искусства, сверхмеры, из которых можно было бежать лишь переместившись. И ведь воистину так - небольшие кубики на три метра, выдолбленные в теле скалы, наверху, в центре - решетка, сбоку куча опилок, из противоположной стенки течет ручеек, прямо в маленькую дырочку под ним. И все. И попробуй выбраться по гладким стенам, или прыгнуть на три метра с места, или проломить шестиметровую стену. А полом служит незыблемая скала.
   Король улыбнулся, повернулся к министру разведки:
   -Как скоро я смогу занять это помещение?
   Стаг почесал бровь, затем посмотрел на Вика:
   -Если относиться к вам как к обычному пленнику, - король быстро кивнул, - то хоть прямо сейчас.
   -Я полагаю, прямо сейчас меня устроит. Правда, я сперва хотел бы видеть Вилу.
   -Это насчет короны? Так? - Быстро проговорил министр разведки.
   Король медленно, величественно кивнул.
   -Я вынужден огорчить ваше величество. - Задумчиво почесывая бровь, произнес Стаг. - Вряд ли у нее что-нибудь получиться. При жизни вашего отца, деда и прадеда, корона категорически отказалась покидать пределы замка. А ведь пытался вынести корону известный маг.
   -Что значит "отказалась покидать пределы замка"? - Переспросил король.
   -Если корону отнести за полкилометра от вашего величества, то она начинает тяжелеть. На расстоянии пятисот десяти метров ее просто нельзя сдвинуть с места в сторону от вас.
   -Тогда спрячьте корону так, чтобы одному человеку не под силу было ее достать. Через месяц ее и младенец сумеет вынести за пределы замка. Вот тогда-то, когда корона окажется достаточно далеко от меня, мое уединение можно будет прервать.
   -Слушаюсь, ваше величество. Еще один нюанс. Ваша одежда.
   -Простите? - Поднял бровь король.
   -Ее легко можно порвать на веревку, а пуговицы использовать в качестве грузила. После чего не составит большого труда выбраться отсюда.
   -И во что же мне переодеваться?
   Вику очень не понравилось принесенное тряпье. Небольшая тряпка неопределенного цвета, которую следовало оборачивать вокруг бедер и небольшая же тряпка с прорезью для головы. Хлипкость ткани была видна невооруженным глазом, Вик даже сомневался что сие одеяние продержится до конца месяца.
   -Да, Стаг, я бы желал бы почитать дневник, лежащий на моеv столе и, пожалуй, книги, отобранные Вилой. Это как, не воспрещается?
   -Я пошлю кого-нибудь за Вилой. Полагаю, она принесет и все остальные книги.
   Внизу камера выглядела еще хуже, чем сверху. Стала видна грязь, покрывающая пол, куча опилок намокла и слиплась, а холодный, влажный воздух заставил Вика зябко поежиться. Хорошо еще, что довольно скоро пришла Вила, принесла книги. Вик благодарно кивнул, подобрал брошенные книги, про себя прося прощения у библиотекаря за столь небрежное обращение с книгами.
   Дневник захватил короля. Хроники Кротоса шли лишь первые десять страниц, затем пошли короткие записи, стиль которых достаточно сильно разнился. Но это было не главным, главным же было: "Сего дня младой отрок, сын кухарки, забавляясь, кинул камнем в каменный вазон. Надо было такому случиться, король Кротос в это время проходил внизу и каменный вазон, весом порядка десятков двух пудов, от сотрясения мелкого камня покачнулся и обрушился на короля". Правда, сыном Кротоса этого отрока не признали, а он, стащив корону, сбежал. А спустя пять лет, отмечая свое четырнадцатилетние, юный король поднял грандиозное восстание и сверг бывшего графа, незаконно занявшего трон. Естественно, его постарались незаметно убрать, но проклятье оберегало молодого короля. Он прожил достаточно долго, заложив основы экономики, продержавшейся почти два столетия. А потом его вызвал на бой собственный сын. Победил и занял трон. И пошло-поехало. Чем жестче и злее был король, тем более нелепая и быстрая смерть ему была уготована. Король Родрик Жестокий на седьмой год правления поперхнулся поданным супом, когда поваренок спросил его величество о заплате на рубахе. Его же сын продержался на троне с семи до сорока семи лет. Шестнадцатый проклятый король заложил начало борьбы с короной. Если до него короли предпочитали лишь воевать, править или просто жить, то все последние четыре короля, включая Вика, активно боролись с проклятьем.
   Когда Вик закончил чтение дневника, как сообщил ему стоящий на страже воин, была уже полночь. Вик так и не вычитал в дневнике кто же спит в склепе. Но пришедшая в голову мысль была достаточно ошеломительной: крестьянский сын вдруг стал прекрасно разбираться в политике, экономике, военном деле, научился читать и писать и так далее. А не исчезнут ли все эти умения вместе с проклятьем?
   Так и не найдя ответа на мучавший его вопрос, король уснул на груде опилок.
   Тихий, хрустальный звон разбудил короля.
   Вик сполоснул лицо, повертел головой, пытаясь определить откуда идет звук. Звук шел из стены.
   Корона!
   Черт, ну зачем же он отдал корону! И вообще, какая глупая же была эта мысль с подземельем!
   Затем страх провел холодным пальцем по спине короля.
   Проклятие!
   "Не сможешь ты от нее избавится - позовет и прибежишь, аки пес на зов хозяина"
   Вот теперь оно зовет своего раба. Но прибежать раб не может. Интересно, что будет делать корона дальше?
   Вик решил было почитать книги, но тихий, хрустальный звон сводил с ума, не давал ни на чем сосредоточиться. Строчки плыли перед глазами, теряя всякий смысл и значение. Король пытался зажать уши руками, но звук не пропадал, наоборот звучал громче. Тогда он попытался заглушить его своим голосом, начав беседу со стражником. Быстро потеряв суть разговора, король разозлился, ударил кулаком со всей мочи в каменную стену. Боль на какое-то время заглушила зов короны. Найдя средство борьбы с зовом, его величество не жалея собственного тела, принялся бегать, прыгать, отжиматься. Короля хватило где-то на час, после чего он рухнул без сил на груду опилок и с каким-то равнодушием слушал тонкий, тихий хрустальный звон.
   Быть может, он даже уснул, потому что когда открыл глаза, то увидел наверху лицо Вилы. После часа беседы Вик понял, что устал еще больше, чем после физических упражнений. И было отчего! Хрустальный звон слишком часто сбивал с мысли, глушил слова Вилы, заставляя короля через каждые полслова переспрашивать.
   Полученные сведения того стоили. Вила нашла записи повара четырех вековой давности. Из этих записей следовало, что в осажденном замке было двадцать магов, вернее "полтора десятка стихийных магов, накрывать в большой приемной зале, четверо чернокнижников, трапезничают в подвале, маг без стихии, трапезничать отказался". Почему полтора десятка стихийных магов трапезничали отдельно от чернокнижников вполне понятно - стихийные и чернокнижники не один век враждовали и усадить их за один стол - все равно что свести их на поле боя. Ставил в тупик "маг без стихии". Кто он такой? Ведь Альфердауса нанял Кротос, а это значит, что в замке был... Или Сет обманул Кротоса? В общем, они должны были сойтись в битве, как не раз уже сходились. Вопрос в другом: кто из них был насажен на кол и где другой. И как случилось так, что Арано не понял кто им противостоит. Уж не говоря о том, что нападающие могли хоть как-то противостоять магу вне стихий. Или тому, кто был в замке нужно было лишь защищаться, а не пытаться уничтожить нападающих магов. Или еще какой-нибудь не слишком понятный вариант.
   Размышления помогли королю весь день не обращать внимания на звон короны. Более того, временами Вику уже начинало казаться, что он к нему притерпелся. Однако ночь преподнесла неприятный сюрприз: заснуть под зов короны у Вика не получилось. Ночь король провел то отжимаясь, то без сил лежа и глядя в потолок. Утром Вик поймал свои руки на том, что они плетут веревку из бумаги и под его пальцами жесткий, хрупкий пергамент обретал прочность и гибкость материи. Король с ужасом разорвал творение рук своих, попросил открыть люк и выкинул из своей темницы все книги, а выдранные страницы старательно изодрал в мелкие клочки и спустил в отхожее место.
   Сверху упал камешек, больно царапнув по плечу.
   Вик задрал голову и долго смотрел в лицо Стагу, пытаясь понять почему же он так тихо говорит.
   -Я не слышу тебя!!! - Проорал Вик наверх.
   Судя по всему, Стаг что-то прокричал королю. Но слова глушил зов, все так настойчиво звучавший в ушах. Вик махнул рукой, сел на опилки, и, пытаясь себя хоть чем-то занять, принялся ставить один кусочек дерева на другой. Лесенка достаточно быстро поднялась на рост короля, пришлось построить еще одну, чтобы достать до самого верха. Вскоре король стукнулся головой о решетку, посмотрел на нее раздраженно, затем ошарашено глянул под ноги. Невероятно тонкая, хрупкая лесенка, которая должна была рассыпаться по всем законам физики, спокойно держала короля.
   Вик спрыгнул на пол, наблюдая как осыпается кучей опилок труд его рук.
   Некоторое время он просто смотрел на стену, потом руки заломило от холода. Вик глянул на пальцы и увидел свитую из воды веревку.
   Едва он отскочил, как моток веревки потерял очертания, превратившись в обычную лужу.
   Теперь ему постоянно приходилось держать свои руки под контролем, ведь стоило только отвлечься, как они начинали жить своей жизнью, сооружая из ничего веревки, лесенки, отмычки и прочие приспособления для побега. Кое-как он продержался до вечерней смены стражи, а потом растянулся на опилках и спокойно уснул, не обращая внимания на звон короны.
   Сон королю снился странный. Снилось ему, что он схвачен врагами и брошен в сырой, каменный мешок. Враги отобрали у него меч, одеяние, но самое главное - корону! Да как они посмели!
   Во сне он быстро, решительно подошел к стене и, вдавливая пальцы в податливый, словно глина, гранит, пополз вверх. Кованая решетка преградила ему путь к короне. Одной рукой цепляясь за край дыры, другой рукой разорвал, словно траву, решетку. Выбросил тело наверх, в свободный проем. Десяток воинов его тотчас окружил и, помахивая дубинками, двинулся на него.
   ДА КАК ОНИ ПОСМЕЛИ!!!
   Багровый туман мгновенно поглотил Вика, вырвав его из иллюзии сна.
   Нет!!! Нельзя! Что именно нельзя, Вик не знал, но... Покориться - означало сломаться.
   Нет, Нельзя, Остановиться.
   Ноги быстро перебирали по-видимому ступеньки, поднимаясь наверх.
   СТОЙ!
   Запнувшись об очередную ступеньку, он, по-видимому полетел вниз.
   Багровый туман стал на какое-то время почти прозрачным, позволив различить каменные стены, воинов с бледными лицами отступавших назад по коридору.
   Отлично! Теперь - назад, вверх по лестнице, в свои покои...
   Еще не совсем придя в себя, цепляясь за поручни, Вик потащил свое тело наверх, навстречу надоедливому хрустальному звону.
   Он поднялся на три этажа, когда простая мысль пришла ему в голову.
   Корона! Он идет к короне.
   Вик попытался остановиться. Почти развеявшийся багровый туман снова, рывком сгустился, скрывая предметы.
   НЕТ!!!
   Он снова быстро перебирал ногами ступени. Но на сей раз остановиться не получилось, как не получилось и развеять туман.
   Оставалось лишь ощущать, пытаться понять, что делает тело, ведомое проклятьем. Кажется, кто-то заступил ему дорогу. Кажется, он взял в руки меч и начал сражаться. Минута-другая, да сколько же их там?
   Но вскоре они то ли отстали, то ли убежали, он снова бежал за короной.
   Ощущение взгляда пришло внезапно, заставило остановиться, задрать голову.
   Высоко над ним был кто-то сильный.
   Пусть его.
   И снова он бежит. Куда? Замок уже давным-давно должен был кончиться.
   И стало хорошо. Стало невозможно хорошо, немыслимое блаженство, спокойствие и развеявшийся туман.
   Зова больше не было.
   Привычная тяжесть короны.
   Растерзанная, разорванная каменная стена, ограждающая сад.
   Руки, красные от крови.
   Одежда, изодранная в клочья.
   Меч, затупившийся о ограду сада.
   Скольких он убил, прорываясь к короне? Ты ведь хотел как лучше, а получилось хуже не куда.
   Он поднял голову, увидел Вилу, стоящую вдали.
   Ужас в ее глазах.
   Розовый туман внезапно скрыл все.
   НЕ-ЕТ!!! Нельзя!
   Противишься воли короля?
   ЧТО?!! Оставь ее!
   Короне было наплевать на его волю. Проклятье требовало своего исполнения.
   Розовый туман пропал так же внезапно, как и начался.
   Вила, сидящая рядом в разорванной одежде. Странное выражение ее лица. Непонятное.
   Она поднялась. Отступила от шагнувшего навстречу короля:
   -Я проклинаю тебя, - начала она глухим голом, запнулась, - мой не рожденный сын. Пусть никогда ты не увидишь своего отца. Пусть умрешь в не знании кто он. - Еще шаг назад от оторопевшего Вика. - Простите, ваше величество, я понимаю, что проклятье владело вами. Но все же я не желаю больше видеть вас. Прости Вик. И прощай.
   Все могут короли. Не могут лишь жениться по любви.
   Какое-то время Вик стоял, смотря в землю. Давно уже стих быстрый звук шагов. Она не добавила еще и свое проклятье к тому, что висит на мне. Она защитила своего сына от меня. Или меня от него. И все же... Поймать, вернуть - это можно, а удержать? Заставить забыть о происшедшем? Заставить не помнить о проклятье, которое будет кидать его на других женщин? Не возможно.
   Но...
   Вик сорвался с места, стрелой помчавшись в сторону замка. Лужайка, залитая кровью. Немой укор мертвых глаз воина, глядящих из-под седой челки. Рука с дубинкой. Еще одна. Ноги. Руки. Обрубки от людей. Они пытались остановить короля, спешившего на зов короны. Справиться с королем не смог бы даже...
   -Король, я не смог защитить вас. Как не смог защитить дорого вам человека от проклятья.
   Раздавшийся голос заставил пригнуть голову. Чуть в стороне от короля сидел дракон. Огромное, черное чудовище во много раз больше и выше короля, длинные рога, острые когти, скорбный вид морды.
   -Ты покинул пещеру?
   -Едва ощутил опасность, повисшую над вами. Час я кружил над замком, внимая всплескам магии, раздававшимся от вас. Но так и не придумал ничего, что бы смогло заглушить зов короны. Более того, я не смог защитить людей, которых вы погубили. Вы прорубались сквозь любую защиту. А перенести людей магией тоже было не возможно.
   -Я прощаю тебя. Скажи, теперь ты можешь перенести магией людей, которые близко от меня?
   -Корона пока молчит. Значит, могу. - Улыбнулся громадный зверь.
   -Тогда я сейчас иду в замок. Как только я позову тебя, ты перенесешь меня и того человека, который будет рядом в сад. Если это будет Сэт, то ты его проглотишь.
   -Не думаю, что это хороший план. Я смогу задержать Сэта лишь на месяц.
   -Думаю, что Альфердаусу этого будет достаточно.
   -Хорошо. Я подчиняюсь вашей воле.
   Вик улыбнулся краешком рта. Шаг, другой. Быстрый бег. Возможно, Вила еще в замке. Если я приду без короны, если я ей все объясню, если... Не если, когда. Холодный воздух подземелья. Трещит факел в руке. Разгораются другие факелы лишь от его горящего взгляда. Плесень и паутина расползались с синего одеяния, открывая молодого спящего мага, мирно сложившего руки на груди. А чуть повыше сложенных рук нагло торчала черная деревяшка, державшая спящего в склепе.
   Подойти.
   Выдернуть.
   Сбросить с головы проклятый золотой обруч и швырнуть его в стену.
   Золотой овал дважды перевалился с боку на бок, расшвыриваясь рубинами, рассыпая алмазный дождь на своем пути.
  
   Скрут.
   17.01.2003-19.10.2003

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Власова "Мой муж - злодей"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"