Тера: другие произведения.

Лабиринты тьмы Глава 14

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Отредактировано 24.02.2009!

  XIV
  Лэнг
  Так начался второй дубль моей семейной жизни - Дрэгон, Виктор и я. Нельзя сказать, что наша "ячейка общества" была хотя бы отдаленно похожа на то, к чему я привыкла с детства. У нас не было бытовых, денежных и прочих проблем, которые усложняли жизнь большинству пар в моем мире. Все наши проблемы имели более глобальный характер и касались спасения мира, борьбы со злом, или тем, что для нас в данный момент этим злом являлось. Однако же, что-то омрачало мою жизнь, не давало полностью почувствовать себя, нет, не счастливой, а хотя бы спокойной. И ожидаемая катастрофа здесь была не причем.
  Очень часто я ловила на себе задумчивый взгляд Дрэгона и чувствовала, что неразрешенные проблемы не исчезли, а лишь накапливаются, мешая иди дальше. Я понимала, что рано или поздно кому-то из нас придется затеять этот неприятный разговор, вот только у меня не хватало на это смелости, а Дрэгон, видя мое состояние, пытался щадить мои чувства. Так мы и жили, обговаривая насущные проблемы, все, что касается сына, но не касаясь того, что волновало нас в действительности.
  - Ты дура, - как всегда без обиняков высказалась Нами, - неужели так трудно не думать об этом?
  - Представь себе, это труднее, чем я думала, - призналась я.
  Мы сидели на нашем любимом месте, где нас никто не мог бы услышать. Нами снова подняла тему моего пребывания в Даринии и разговора, которого я пыталась избежать.
  - В конце концов, здесь нет твоей вины, - искренне возмутилась она, - да и делов-то! Ну, перепихнулась со своим дядюшкой, что же теперь сокрушаться! Главное - есть что вспомнить.
  Мой собственный лексикон в интерпретации событий Нами заставил меня на некоторое время застыть в образе вселенского возмущения. Через мгновение все мое тело сотрясалось в приступе истерического смеха. Не знаю, чего в нем было больше - отчаяния, боли, или признания правоты моей подруги, но, видя озадаченное выражение лица утешительницы, мне стало намного легче.
  - Скажешь, я не права? - дождавшись, пока я успокоюсь, спросила она, - сама же говорила - к жизни нужно относиться проще.
  - Проще чем сейчас, я уже не смогу, - призналась я.
  - Сможешь! К тому же, не каждому удается обратить плен себе на пользу. Он сделал тебя своей... как ты сказала... лаэр-кони? Не убил, хотя догадывался о твоих планах на побег, да и любовником был неплохим...
  Видя, как я взвилась, она успокаивающе улыбнулась:
  - Иначе бы ты здесь не сидела кающейся грешницей, а раздобыла бы что-то особо смертельное и гонялась за ним в желании порешить. Именно так ты бы поступила с коварным насильником. И вообще, я не понимаю, откуда в тебе это непонятное чувство вины перед Владыкой Дрэгоном. Думаешь, эти два года он провел в воздержании?
  - Не знаю. И знать не хочу, - ответила я, почувствовав неприятный укол в сердце.
  - Правильно. Незачем тебе это знать, потому что тебя это не касается. Как не касается его твоя жизнь в Даринии. И вообще, у меня создается такое впечатление, что ты испытываешь вину только потому, что в тебе живо старое восприятие бытия. Ты считаешь, что должна это чувствовать, взращивая в себе никому не нужное чувство вины.
  - Нами! Я не хочу это обсуждать с тобой!
  - Конечно! Ты хочешь обсуждать это со своим Владыкой! И кому от этого будет легче? Тебе или ему? Хочешь облегчить свою... как ты это называешь? Присущее лишь людям и начисто отсутствующее у нас, Древних... Ах, да - совесть!
  - Хочу, - кивнула я.
  - А может быть, ты снова хочешь загнать себя в сети вины перед Дрэгоном? Может быть, иначе ты не сможешь быть с ним вместе? Почему из всех мужчин, которые владели твоим телом, ты выбрала его?
  Странный и абсурдный вопрос Нами заставил меня скривиться. К чему вся эта промывка мозгов? Неужели Ньярлатхот считает, что мне нужен толчок такого рода? Или Нами действительно думает, что на мой выбор оказало влияние что-то другое кроме любви?
  - Скажи, когда ты была с Владыкой Дарэном, что на тебя повлияло - чувства, которые ты к нему испытываешь, или цель, что ты поставила перед собой?
  - Можно пропустить этот вопрос? - с ехидцей ответила я.
  - Пропускаем, - устраиваясь поудобнее, бросила Нами, - далее, Владыка Дрэгон. Скажи, когда ты осознала, что любишь его?
  - Когда поняла, что могу его потерять, - в память ворвались непрошенные образы рушащейся пещеры и готового взорваться Глушителя.
  - Не потеряв - не ценим, - заключила Нами, - но разве не ребенок подтолкнул тебя к окончательному выбору?
  - Ты ведешь к тому, что я бесчувственная сука, которая выбрала того, с кем ей удобнее?
  - Если бы ты оставалась среди людей, с их мелкими проблемами и страстями, ты могла бы считаться таковой, - обрадовала она меня, - но не здесь, не среди Древних, которые давно отказались от чувств, как от чего-то, что мешает жить в полной мере. Кстати, знаешь, в чем твоя проблема?
  - Думаю, сейчас ты мне ее озвучишь, - я приготовилась к долгому разговору, хлебнув немного из бокала. Кровь кугаруда, как всегда, вернула мне былую бесшабашность и сделала наш разговор менее болезненным.
  - Ты не умеешь жить, когда все хорошо. Борясь со всем миром, ненавидя и уничтожая все, что представляет опасность, когда ты можешь применить свои силы - только тогда ты чувствуешь себя нужной. Но как только опасность отходит на второй план - ты теряешься и не понимаешь, как жить дальше. И отношения с Владыкой лишь подтверждают то, что я говорю - ты не умеешь быть счастливой. Не знаешь, что делать с мужчиной, которого не нужно спасать, защищать, или бояться.
  - Бояться? - переспросила я.
  - Только не говори, что своего Владыку ты полюбила сразу и беззаветно. Особенно после того допроса, когда он едва не сжег тебе мозги, - довольно грубо сказала Нами.
  - И что из этого следует? - второй бокал был принят куда лучше, по крайней мере, я стала внимать с интересом.
  - Ты выбираешь того, кто сильнее тебя, хотя при этом боишься потерять из-за этого независимость, - продолжала с важным видом подруга.
  - И в чем логика? - я почувствовала приятную расслабленность и какое-то необъяснимое чувство эйфории.
  - А нет ее, - махнула рукой Нами, - сама поймешь, я же сделала все, что от меня зависит.
  - Стало быть, задание Ньярлатхота выполнено? - улыбнулась я.
  - Ну да! - согласилась она, - а теперь выбрось из головы все то, что я тебе наговорила, и давай расслабимся этим чудесным напитком.
  - Судя по всему, - ответила я, глядя на раскрасневшееся лицо Нами, - ты уже это сделала.
  В конце концов, ведь не обязательно все то, что она сказала, окажется правдой. Ищу того, кто сильнее? Скажет тоже! Мне не нужна защита! Я со всем справлюсь сама.
  
  
  Мне захотелось подышать свежим воздухом и как можно быстрее прийти в себя. Кровь кугарудов - единственное средство, способное привести наш организм в состояние опьянения. А выйти из этого состояния помогал свежий воздух и длительная прогулка. Я вернулась в замок и осторожно взяла Виктора на руки. Малыш охотно позволил с собой возиться, что на какое-то время меня удивило - ведь совсем недавно он бился в истерике, стоило мне подойти к нему поближе. Доверчиво склонив головку на мое плечо, эта кроха расслабленно зевнув, уснула. Что же, значит мамочка сможет подумать в тишине о том, что ее волнует. Особенно, когда ей в этом не будет мешать всевидящий папа.
  
  - Ты говорила с Ниссой? - Ньярлатхот лично явился в покои к Нами.
  - Как ты велел, - подтвердила Древняя, смотря на отражение Пророка через зеркало.
  - Что она сказала?
  - Разве здесь нужно было что-то говорить ей? - удивилась Нами, - она слушала меня.
  - Скажи, - без перехода начал Ньярлатхот, - ты заметила в ней перемены?
  - Перемены сопутствуют нам на протяжении всей жизни, - удивилась вопросу Древняя.
  - Я хочу знать, - нетерпеливо повторил Пророк, - это все та же Нисса?
  - Да, конечно, - Нами наконец-то обернулась к Наставнику, - что тебя беспокоит?
  - Ничего, - резко бросил Ньярлатхот и покинул комнату Древней.
  
  На прогулке мне стало легко и спокойно. С ребенком на руках все проблемы отодвигались на второй план, вспомнились месяцы, когда мы с Дрэгоном ждали его появления на свет, живя ожиданием чуда.
  Я провела пальцами по мягким волосам сына - темные, густые, как у отца. От меня ему достался цвет глаз и, судя по словам Дрэгона, характер. Что же, не самый худший набор черт для жизни. Вот только, как избежать той судьбы, что уготована тебе?
  Виктор открыл глаза и улыбнулся мне, продемонстрировав неполный набор молочных зубов. Вывернувшись из моих рук, он, плюхнувшись на землю, поднял в небо кулачки. Воздух прорезала огненная волна, в мгновение ока принявшая причудливую фигуру птицы. Облетев вокруг нас, она растаяла, осыпав миллионом ярких искр.
  - Малыш! Чудесно! - я опустилась рядом с ним на колени, - ты сделал это для меня?
  Смотря в его серые, лучащиеся светом глаза, мое сердце разрывалось на части. Именно в тот момент я поклялась себе - что бы ни произошло, как бы этот мир не закончил свои дни - мой сын никогда не повторит судьбу Диаза.
  
  - Нами сказала, что ты провела весь день с Виктором, - я уже несколько часов лежала в ожидании ускользающего сна, так что водворение в постель Дрэгона меня не разбудило.
  - Это все, что она тебе сказала? - откликнулась я.
  - Есть что-то еще?
  - Нет, - твердо ответила я, поворачиваясь к нему, попадая в плен его глаз, - я скучала.
  - Прости. Не хотел оставлять тебя надолго.
  - Надеюсь, этого больше не повториться, - черт возьми, мне кажется или я кокетничаю с собственным мужем? Нетипичная для меня ситуация.
  Он лишь широко улыбнулся и привлек меня к себе.
  
  
  
  Квазар
  Тирэн с интересом наблюдал за пленником. Схватить его не составило труда - слишком полагался на собственные силы. Вот только узнать то, что он скрывает, оказалось не так просто. Разум объекта был неплохо защищен, и для того, чтобы в него проникнуть, Повелителю прошлось бы снести ему полголовы. Но он чувствовал, что пока не время. Скоро Нисса окажется в его руках, и он устроит им очную ставку. Пора положить конец некоторым вещам.
  
  
  - Дарэн, что случилось? Где Аня? - взволнованная Эва не переставая атаковала Наместника вопросами, на которые он ответа не имел. Зная, что отмолчаться ему не удастся все равно, Владыка признался:
  - Здесь ей угрожала опасность. Я должен был отпустить ее.
  - Но мы могли ее защитить! У тебя есть армия!
  - Малышка, - он ласково обнял невесту, с содроганием думая, что совсем недавно мог ее потерять, - армия Анну не спасет.
  - А ты? - ее блестящие от слез глаза испытующе смотрели на Владыку, - ты можешь ее спасти?
  Он прижал девушку к себе. Как он мог сказать ей всю правду? Что в самый страшный период своей жизни, та, которую он когда-то любил, останется совсем одна.
  
  
  Лэнг
  Ньярлатхот внимательно рассматривал Дрэгона. По внешнему виду было не догадаться, какая буря чувств кипит у него внутри.
  - Он ускользнул от меня. Этот мерзавец будто играет, - Владыка уставился на Пророка, - ты знал, что он будет нас избегать?
  - Это самое разумное, что он может сделать. Выждать и нанести удар, когда это выгодно ему. К сожалению, может быть слишком поздно, чтобы что-то изменить.
  - Его необходимо уничтожить до того, как он снова доберется до Анны.
  - Здесь мы не в силах ему помешать - они связаны, и он всегда сможет ее найти.
  - Только благодаря этому он все еще жив.
  - Думаю, тебе следует трезво оценить ситуацию, - мягко начал Ньярлатхот, - она жива, не пострадала, да, вы были разлучены, но ведь могло быть значительно хуже.
  - Он удерживал ее против воли! Преследует, как дичь. За одно это он заслужил смерть.
  - Прошу, не совершай необдуманных поступков. Это может ей навредить, - внезапно попросил Ньярлатхот.
  - Что бы не случилось, я никогда не причиню ей зла.
  - Думаю, нам нужно отозвать Хока из мира твоей нарины. Квазар скоро станет полем битвы и тебе понадобится помощь.
  - Владыка Дарэн оказывает нам содействие, - возразил Дрэгон.
  - До тех пор, пока на Тэрранусе не узнают, с кем он имеет дело. Не забывай, ты там вне закона. Если тебя задержат в Квазаре, то навяжут никому из нас ненужную схватку.
  На несколько минут воцарилась тишина. Дрэгон чувствовал, что Ньярлатхот обдумывает свои слова, будто не решаясь их произнести.
  - Возможно, что зло уже свершилось, - наконец прервал он тишину.
  - О чем ты?
  - Останови вторжение, а я защищу Ниссу, - ограничился Ньярлатхот размытым ответом.
  
  Мне нравились наши с Виктором прогулки. Может быть, это был еще один отчаянный способ запечатлеть в памяти сына образ его матери. Малыш рос не по дням, а по часам, значительно опережая в развитии своих земных сверстников. Говорить он начал уже давно, вот только предпочитал молчать, общаясь со мной с помощью рождаемых его силой образов. Приятно было видеть, что сила, навсегда утраченная мной, нашла воплощение в моем сыне.
  Дрэгон появлялся не часто, и знание того, против кого он борется, не прибавляло мне спокойствия. Напротив - больше всего на свете мне хотелось быть рядом с ним, но Владыка был прав - как только я покину Лэнг, Тирэн легко сможет добраться до меня. К тому же, как я могла так надолго оставить сына?
  Но меня с каждым днем заботили мысли - что мне удалось исправить? Изменило ли мое присутствие здесь хоть что-то из того, что было предрешено? Удалось ли переписать страницы жизни моих близких или нам не на что рассчитывать? Избежит ли мой сын ужасной участи? И как на это повлияет его отец?
  
  - Рат-хани! Услышь меня!
  Голос, заглушивший все остальные мысли звал меня за собой, возрождая в памяти образы чужой жизни. Он пел мне о том, что было утрачено. Пусть не мною, но это не делало потерю менее горькой. Голос заставлял избавиться от оков и, отбросив все, полностью раствориться в нем.
  
  Ветер донес до меня детские крики. Обернувшись, я с ужасом осознала, что отошла слишком далеко от сына. Я не помнила, как выпустила его из рук, как оказалась на узком выступе, возле самого края пропасти. Что со мной?
  Отшатнувшись, он раскинувшейся передо мной бездны, я побежала к сыну. Но как и в прошлый раз, он не позволил подойти мне ближе, чем на несколько шагов, крики перешли в плачь, я видела, что моему сыну плохо, что мое присутствие причиняет ему боль, и не знала, что делать.
  - Нисса, что происходит? - голос Ньярлатхота показался мне спасительной музыкой.
  - Не знаю, - плача сама, выдавала я, - я не понимаю что с ним?
  Взяв на руки Виктора и отнеся в сторону, Наставник внимательно его осмотрел.
  - Как он?
  - С ним все в порядке, - заверил меня Ньярлатхот, - что-то не так с тобой, и ребенок это чувствует.
  - Ты же сказал, что я не могу навредить сыну?
  - Вероятно, я ошибался, - отрезал Пророк, - пока мы не выяснили причину, постарайся не подходить к нему слишком близко.
  - Ты требуешь держаться подальше от родного сына? - горько спросила я.
  - Я не вижу другого выхода. Как только вернется Владыка, мы постараемся выяснить причины такого состояния твоего малыша. Но до тех пор...
  - Я поняла, - сдалась я, - ты прав, наставник, я не хочу навредить собственному ребенку. Что бы это ни было, надеюсь, все скоро прояснится.
  
  Наверное, это был один из худших кошмаров в моей жизни - я вернулась, я обрела своего сына, но мое присутствие ему вредит. Дрэгон далеко, и я осталась совершенно одна, со своими мыслями и сомнениями. Он них не скрыться, они просачиваются сквозь кожу, заражая кровь, убивая волю к жизни.
  Я знала, что не все в этом мире вертится вокруг одной меня, и не могла требовать внимания только к себе, но... Мне было так одиноко, казалось, окружающие сторонятся меня, пытаясь не огорчить, не напомнить лишний раз о том, что причиняет боль, но получалось намного хуже.
  А ночью приходили странные, завораживающие сны о месте, где я никогда не была, о жизнях, которые никогда не проживала. Это выбивало из колеи, толкая на глупости. И однажды, я ее совершила.
  Земля
  Раз уж я не могу быть рядом с сыном, а муж не может быть рядом со мной - почему бы не сделать то, чего мне хотелось уже давно? Как только я вернулась в мир, где я родилась, мне показалось, что все встало на свои места. Я дома, почти дома.
  Оглядев старый склад, куда меня перенесло, еще раз подивилась точности фразы - "преступник всегда возвращается на место преступления". Нет, встречающей делегации из спецназа и выстрелов в программе предусмотрено не было, но появлялись мысли о бесконечных витках, на которые так щедра судьба.
  Ночь - мое любимое время суток. Лишь это не дало мне сойти с ума там, в Даринии. Она скроет все, что ты не готов явить этому миру, защитит, наполнит силой. Ночной город выглядел таинственным и опасным, но не для меня. То, что могло напугать других, было мне понятно и знакомо.
  - Для начала, неплохо бы встретиться с майором, - решила я, отбрасывая первоначальную мысль о Хоке. Я здесь все-таки не совсем легально, и по возвращении услышу много неприятных слов от Ньярлатхота, уже не говоря о Дрэгоне. Но что-то упрямо тянуло меня в этот мир, а учитывая, что нам всем скоро предстоит, я бы хотела увидеть своих родных.
  Позвонив майору с позаимствованного у Дрэгона телефона, мы договорились о встрече.
  Он ждал, когда она совершит ошибку, и это произошло. Девочка всегда была самоуверенна и любила рисковать. Он рассчитал правильно - в безопасности, под защитой Лэнга она не сможет жить слишком долго. Совсем скоро она опять окажется у него в руках, и он с удовольствием заставит ее пожалеть обо всем.
  
  - Послушай, Игорь! А ведь это был тихий спокойный город! По крайней мере, в моем извращенном понимании этого слова! Что происходит?
  Майора я застала в разгар очередной операции с каким-то немыслимым названием. По чьей-то наводке в частном доме была обнаружена большая партия оружия и взрывчатки. На дом была устроена облава, но хозяину и двум его сообщникам удалось скрыться. Не желая отдаваться в руки правоохранительных органов, что впрочем, меня не удивляло, они захватили супермаркет и вот уже часа три, приводя в уныние заложников, спецназ, а теперь уже и меня, силой удерживали людей, требуя деньги, оружие и транспорт.
  - И сколько они хотят? - поинтересовалась я, невольно сочувствуя несчастным заложникам, параллельно удивляясь убогой фантазии преступников.
  - Миллион долларов, - кратко ответил Игорь.
  - Неслабо. Помощь нужна? - да, каюсь, у меня просто руки чесались побывать в деле. Вынужденный простой пагубно сказывался на моей психике.
  - Нельзя, чтобы тебя вообще здесь видели, - возмутился майор.
  - А в чем проблема? Я же мертва!
  - Об этом мы с тобой поговорим отдельно, - Игорь вдруг вспылил, - знаешь, если тебе не хватает ума сидеть тихо и не высовываться, это проблема твоего Владыки. Но если с тобой что-то случится, он сделает эту проблему моей.
  - Знаешь, я тоже по тебе скучала, но даже не подозревала, что до такой степени, - я едва сдерживалась, - между прочим, я предлагаю помощь. Через полчаса мы все разойдемся по домам.
  - Они отключили видеонаблюдение, но здесь слишком много любопытных глаз. Если тебя увидят...
  - Не увидят. Скажи, вы можете вырубить свет?
  - Можем, но если кто-то из них запаникует, они всех взорвут. Как нам стало известно, преступники заминировали окна и двери.
  - Я рада, что ты решил пощадить их слабые нервы, но думаю... Стоп. Ты хочешь сказать, вы дали им возможность вынести взрывчатку?
  Гримаса ярости на лице майора дала мне понять, что я оказалась права.
  - Сколько они захватили человек? - уже не ожидая услышать что-то хорошее, спросила я.
  - Восемь.
  - И чего им ночью дома не сиделось? - вырвалось у меня.
  Нас прервала какая-то суета внутри обговариваемого объекта.
  - Надеюсь, вы не собираетесь штурмовать? - поинтересовалась я, следя за передвижениями вооруженных людей.
  - Если нам прикажут.
  - Логично. Вы можете вырубить свет полностью?
  - Тебе зачем? - подозрительно спросил майор.
  - У меня нет никакого желания ждать всю ночь пока здесь все закончится. Тем более, если закончится плохо. Пожалей мои нервы.
  - А ты мои жалеешь? - Игорь на миг задумался, - я попробую что-то сделать с электричеством в здании. Но что собираешься делать ты?
  - Попытаюсь обезвредить этих придурков до того, как они испугаются всерьез.
  - Это может быть опасным.
  - Не опаснее штурма и газа. Так у людей есть хоть какой-то шанс.
  - Постой, - Игорь схватил меня за плечо, - это ведь может быть опасно и для тебя? Ты не представляешь, что мы с Катькой почувствовали, когда узнали от Дрэгона, что ты жива. Если с тобой что-нибудь случиться, я себе этого не прощу.
  Напряжение покинуло мое лицо, оно расплылось в глупой улыбке.
  - Не переживай, я не могу умереть. Не теперь, - вспомнила я слова Тьмы и упрямо двинулась к цели.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"