Тера: другие произведения.

Восход Темной Звезды Часть 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Часть II

XVI

Лэнг

   Тьма! Она везде! Я иду сквозь нее, дышу ею. Она плотно окутывает мое тело и разливается внутри. Я боюсь ее, но не могу сопротивляться. Ведь она - часть меня.
   Слышу чей-то крик, но не сразу понимаю, что кричу сама. Меня кто-то крепко держит, слышны голоса, но слов не разобрать. Они хотят меня остановить, не понимая, что это невозможно, тьму нельзя остановить. Никогда.
   Внезапно, сквозь закрытые веки проникает свет, врываясь в сознание, и голос, тихий, успокаивающий... Что-то ускользает от меня, что-то чуждое, но важное. Без этого я чувствую себя одинокой и незавершенной...
  
   Я медленно приходила в себя. Болело все тело и очень хотелось пить. Открыв глаза, поняла, что нахожусь совершенно одна в темноте. Попыталась вспомнить, как я здесь оказалась - и не смогла. С удивлением и ужасом я начала понимать, что совершенно не помню, кто я, и как сюда попала. И, главное, где это место, куда я попала?
   Мне составило больших трудов сразу встать с кровати, не упав при этом на пол, и уже через минуту я стояла на подкашивающихся ногах, растерянно пытаясь сообразить, что же делать дальше. Вдруг открылась дверь, впустив в комнату чересчур яркий для меня свет. Резко отшатнувшись от него, я снова упала на кровать.
   - Очнулась! - тихий голос. Мне он знаком! Вот только не помню откуда.
   - Что со мной? - все еще отворачиваясь от света, спросила я у вошедшего.
   - Ты не помнишь? - в голове послышались взволнованные нотки. Обладательница голоса поспешила ко мне и присела рядом.
   - Не помню.
   Девушка несколько секунд тревожно всматривалась в мое лицо, а потом неловко улыбнулась. Почему-то эта улыбка меня удивила.
   - Ничего страшного, - успокаивающе сказала девушка. Мне или себе, не знаю, - теперь все будет хорошо.
   - Кто ты?
   - Я - Нами, - представилась девушка.
   - А кто я?
   - А ты... - Нами замялась, - здесь мы зовем тебя Ниссой, Темной Звездой. Но у тебя много имен.
   При упоминании Темной Звезды по моему телу пробежал холодок, на душе стало тревожно.
   - Темная Звезда, - повторила я, - почему мое имя вызывает у меня страх?
   - Не твое имя, - возразила Нами, - она встала и протянула мне руку, - пойдем, приведем тебя в порядок. Между нами, девочками, ты выглядишь неважно. Скоро ты все вспомнишь, я уверена. А пока, незачем себя мучить.
   Нами проводила меня в соседнюю комнату, где располагалось что-то вроде ванной комнаты. Пол был выложен широкими каменными плитами, стены также из камня, а в середине комнаты находился бассейн, наполненный прозрачной водой. Странно, но эта комната напомнила мне скорее естественный грот, чем что-то рукотворное.
   - Это наша купальня. Ты любезно предложила делить ее со мной, пока я живу в этом замке.
   Нами быстро освободила меня от одежды и помогла погрузиться в теплую воду. Боже! Как приятно! Давно я не чувствовала такого покоя и умиротворения. Наверное... Несколько минут я просто лежала с закрытыми глазами, отрешившись от всего мира. Из нирваны меня вывел смех Нами, которая, войдя в воду, устроилась напротив меня.
   - Я рада, что ты вернулась, мне тебя не хватало, - призналась она, выливая в воду какую-то шипучую дрянь, тут же ставшую пеной.
   - И долго меня не было? - я попыталась восстановить в памяти хоть что-нибудь.
   - Несколько месяцев, по твоим меркам, - уклончиво ответила Нами.
   - Что это значит?
   - Поймешь, потом. Все потом, - Нами резво вскочила на ноги и потянулась к лежащим полотенцам. Я невольно задержала взгляд на ее спине.
   - О! Ты вспомнила? - обрадовалась девушка, заметив мой взгляд, и увидев непонимающее выражение моего лица, пояснила, - мы сделали их одновременно, в тот день, когда ты убила своего первого кугаруда и мы опьянели от его крови. Говорила, что так сейчас модно в твоем мире.
   К концу ее пояснения я поняла только две вещи - я откуда-то издалека, и похоже у меня на спине здоровенная татуировка с...
   - Они одинаковые? - испугалась я.
   - Нет, - улыбнулась Нами.
   - Слава Богу! - прошептала я, отводя взгляд от изображения трехглавого Змея Горыныча. Ура! Вспомнила! Черт, вспомнила.
   - Привет Нами, я вернулась, - я вылезла из бассейна и обернулась полотенцем, - надеюсь, ничего важного не пропустила?
   - Нет, что ты! Все обыденно: насилие, смерть, заговоры.
   - Тогда точно все в порядке. Где Ньярлатхот?
   - Ждет тебя в зале. Он переживал, - добавила Нами, протягивая мне какую-то черную хламиду с поясом. С удивлением убедившись, что сидит она на мне идеально, я скрутила мокрые волосы в узел и предложила:
   - Тогда веди меня к нему.
  
   Старый добрый Ньярлатхот! Как же я по тебе скучала, - это была первая мысль, посетившая мою голову, когда я увидела моего наставника, сидевшего в своем любимом кресле, терпеливо ожидающего меня.
   - Добро пожаловать домой, Нисса, - приветствовал он меня, спешно покидая кресло и подходя ко мне. Я сделала шаг навстречу и крепко его обняла.
   - Как я здесь оказалась? - задала я мучивший меня вопрос.
   - Ты не помнишь? - на несколько минут в зале воцарилось молчание. Краем глаза я заметила, что Нами нас покидает.
   - Я помню, как некий Тирэн, старший брат Вуала, и кажется теперь мой... даже не знаю как сказать, всадил мне нож в сердце. В буквальном смысле этого слова. И вместо того, чтобы, наконец, покоится с миром, я просыпаюсь здесь.
   - Ты не помнишь Обращения?
   - Еще полчаса назад я не помнила, кто такая Нами, - призналась я.
   - Что ж, этого следовало ждать, - Ньярлатхот, слегка приобняв меня за плечи, спросил:
   - Ты чувствуешь в себе какие-нибудь перемены?
   - Меня морозит, мне хреново, болит все тело, а в остальном, я в порядке
   - Странно!
   - А ты боялся, что, проснувшись, я, начну крошить вас всех в капусту? - прямо спросила я.
   - У меня были кое-какие сомнения на этот счет, - признался наставник.
   - С другой стороны, - продолжала я, - у меня еще все впереди. Кто меня спас?
   Я удивленно наблюдала, как Ньярлатхот замялся. Видеть неуверенность на всегда каменном лице моего наставника было непривычно.
   - Ваша связь практически оборвалась, но он чудом выжил...
   - Кто? - нетерпеливо перебила я.
   - Владыка Дрэгон. Когда Вуал перенес вас сюда, вы оба выглядели трупами. Мы не знали, что делать. Вуалу пришлось позаимствовать мое тело, чтобы вам помочь.
   - Где Владыка?
   - В комнате рядом с твоей.
   - Я должна его видеть, - я нетерпеливо повернулась к выходу.
   - Постой! - окрик наставника заставил меня замереть, - он слишком слаб. Вуал сделал все, что мог.
   - И все же, я должна его видеть, - возразила я и вышла в коридор.
  
   В полумраке комнаты я смогла различить лежащего на кровати мужчину. На мгновение я подумала, что он мертв, но тут же услышала его слабое прерывистое дыхание. Как будто невидимая сила подтолкнула меня вперед, и я подошла к нему. Он был жив, но слишком слаб, чтобы долго поддерживать свою жизнь. Присев на краешек кровати, я закрыла глаза и постаралась отрешиться от всего, что меня беспокоило и пугало. Передо мною лежит мужчина, которому я обязана жизнью, и не только своей, но и всей моей семьи, всего мира. Пора вернуть ему этот долг.
   Я почувствовала, как его дыхание сбилось, и испугалась, что опоздала. Но как оказалось напрасно. Он открыл глаза. Некоторое время мы смотрели друг на друга.
   - Ты будешь жить, - шепнула я, и его глаза закрылись. Он потерял сознание.
   Открыв ту часть себя, которая могла исцелять, а не убивать, я начала медленно восстанавливать его жизненную силу. Мне никогда раньше не приходилось лечить Владык, для меня это было трудно и страшно. Боясь навредить еще больше, я старалась действовать аккуратно. С удивлением, нащупав то, что так крепко нас связало, я задумалась. Тирэн приложил столько усилий, чтобы разорвать нашу связь, и у него это почти получилось. Почти. Не знаю, что его остановило: страх потерять новую игрушку в моем лице или что-то другое, но он не довел это до конца. А может быть, просто не смог. И мне сейчас представляется возможность сделать то же самое раз и навсегда, одним махом перечеркнув то, что всегда вызывало у меня лишь неприятие и злость. Возможно, что этим я его убью. Убью того, кто так много для меня сделал, так и не узнав причины его поступка. Мне они интересны? Не особо, скорее, это оправдание перед самой собой. Тяжело признать, как мне его жаль.
   Отогнав злобную мысль, навеянную, без сомнения, моим больным воображением, я потратила некоторое время на укрепление нашей связи, что, по моему мнению, должно было ускорить процесс выздоровления Владыки, соединив нас еще крепче. Сделав все, что от меня зависело, я тихо покинула комнату Дрэгона.
  
   - Как он попал в мир Темной Звезды? - вернувшись к Ньярлатхоту, я обессилено опустилась в кресло.
   - Ему помог Вуал.
   - Да уж, помог. Откуда он взялся?
   - Сбежал с Тэррануса, где его держали в сароне.
   - В сароне? - глухо переспросила я. Голос дрогнул, и чтобы продолжить, мне потребовалось собраться с силами.
   - Я хочу знать все, что произошло.
   - Узнаешь. Вуал ждет тебя, - Ньярлатхот сделал приглашающий жест.
   - Он здесь?
   - Да, но у него мало времени. Его присутствие забирает у нас много Сил.
  
   В библиотеке я увидела тень Вуала в переливающемся свете, исходящем из круга. Все еще тень, так и не обретшую плоть, по моей вине.
   - Я надеялся, что ты быстро придешь в себя, - в сгустившейся дымке можно было различить высокую фигуру.
   - Что со мной было?
   - В тебе боролись две враждующие Силы, опоздай я - и ты была бы для нас потеряна навсегда.
   - Почему?
   - Тебя поглощала Тьма.
   - Значит, обращение состоялось? - растерянно спросила я.
   - Да. Мне жаль.
   - Что я теперь?
   - Мне удалось подавить в тебе чуждую Силу.
   - Тирэн... - прошептала я.
   - Мне пришлось проникнуть в твое сознание, - признался Вуал, - я знаю все, что с тобой произошло.
   - Он настолько тебя ненавидит?
   - У него есть на то веские причины, - произнес Вуал, - это его право. Но как он мог впутать в это тебя?
   - Вполне логично. Я была тебе нужна, чтобы стать материальным, что шло в разрез с планами твоего брата.
   - Он давно все спланировал и не хотел твоей смерти, иначе ни за что бы не ввел препарат.
   - Я этого не знала, - с трудом присев на пол рядом с Йог-сотхотхом, я задумчиво уставилась в каменный пол, - даже не думала, что он сделает со мной такое.
   - С самого начала ему нужно было тебя обратить, привлечь на свою сторону. Лишив сил, он без сомнения надеялся держать тебя под контролем.
   - Но после обращения я бы обрела новую Силу, - возразила я.
   - И стала бы одной из них. Кстати, она в тебе до сих пор. Тебе будет тяжело не позволить Тьме завладеть собой. Владыка Дрэгон поможет тебе.
   - При чем здесь он? - удивилась я.
   - Еще как причем! - тень Вуала слегка дрогнула, - теперь он - единственный, кто может удержать тебя у черты. К счастью, связь между вами не прервалась.
   - Что будет, когда я перейду черту? - как можно безразличнее спросила я.
   - Ты будешь потеряна не только для нас. Это будешь уже не ты.
   - Почему теперь? У него было столько времени для мести! Почему именно сейчас?
   Вуал не спешил с ответом, что меня насторожило. Он всегда был со мной предельно откровенен, не считая истории с Темной звездой. Но ведь не каждый сможет рассказать то, что до сих пор причиняет боль и вызывает чувство вины.
   Наконец, он решился, и я почувствовала, как ему трудно было об этом говорить.
   - Несколько лет назад законы Вселенной были нарушены, что пробило брешь в самой сути мироздания. Тирэн, до того заключенный в Мире Темной Звезды, смог пересечь границу миров. Как ты знаешь, он обладает необычной и устрашающей силой и жаждет отомстить: Владыкам и мне.
   - Как можно ненавидеть так долго?
   - Поверь мне, можно. Азазот познал это на себе, - от голоса Вуала меня слегка покоробило, но внезапно в голову ворвалась тревожная мысль:
   - Вуал! Что нарушило законы Вселенной? Что пробило брешь?
   - Не что, а кто, - угрюмо ответил Вуал.
   - Кто же? - спросила я, уже заранее зная ответ.
   - Ты! - голос Вуала стал еще тише, - когда повернула время вспять и вернула жизнь своему миру и тем, кого ты любишь.
   - Почему ты ничего мне не сказал раньше?
   - А что бы это изменило? - возразил Вуал, - ты горела желанием спасти свой погибший мир. А мне нужен был кто-то, обладающий схожей со мной силой. Кто-то моей крови. Ты была идеальна! И что значит нарушить суть миров, ради той, что способна дать мне так много!
   - Ты сделал это ради меня или ради себя?!
   - Я не так великодушен. Ради нас обоих. Ты получала свой мир, я - твою помощь и преданность.
   - Я могла бы тебя обмануть, - вызывающе бросила я.
   - Никогда! Ты бы никогда не смогла предать того, кто тебе доверился.
   - Но я не сделала для тебя ничего!
   - Ошибаешься. Сделала! Я больше не одинок.
   - Тирэн - твой брат, и возможно, у вас еще есть шанс на примирение.
   - Его нет! - отрезал Вуал. - и никогда не было. Что ты теперь думаешь о своем предке, Анна? - без выражения спросил он. Я знала, что мой ответ может многое изменить: сделать нас ближе, либо отдалить навсегда. Не уверена, что я имела право осуждать его.
   - Не мне тебя судить, Вуал.
   Я поняла, что эта тема до сих пор причиняет ему боль. Что же, возможно, сейчас не время об этом говорить. А может быть, это время не придет никогда.
   - Почему Дрэгон спас меня? Я знаю, что он пережил. Он имел полное право оставить меня и забыть.
   - Иногда ты меня поражаешь! В каких-то вопросах ты мудрее всех Древних вместе взятых, но когда дело доходит до обычных взаимоотношений, ты резко глупеешь.
   - Что дало тебе повод так думать?
   - Взгляд со стороны на тебя и того наглого мальчишку, который "случайно" стал твоим нарином.
   - Не думаю, что захочу и дальше тебя слушать.
   - Не сомневаюсь! У меня мало времени, поэтому тебе придется некоторое время справляться без меня. У тебя будут Ньярлатхот, да и Дрэгон, мне кажется, никуда уже не денется.
   - Почему ты рассказал мне это именно сейчас? - сидя напротив Йог-сотхотха, я рассеянно следила за игрой света, переливающегося всеми оттенками радуги.
   - Потому, что у тебя еще есть время все исправить. Я не хочу, чтобы ты сожалела о том, чего нельзя изменить.
   - Исправить? - я невольно вздрогнула, - разве можно исправить то, что произошло по моей вине?
   - Вина - плохой советчик, - возразил Вуал, - сейчас ты не в состоянии понять, что лучше.
   - Лучше для кого? - мрачно спросила я.
   - Для всех. Путь на Землю тебе закрыт. Только здесь ты можешь не опасаться Тирэна.
   - Могу ли? - возразила я, - ведь мы до сих пор не знаем, кто послал тех убийц.
   - Я понимаю твое стремление вернуться домой, но не теперь, когда не до конца понятно, что с тобой происходит.
   -Считаешь, что я могу быть опасна? - без обиняков спросила я.
   - Я боюсь того, что мог сотворить с тобой Тирэн. Во мне все еще живет память о первых часах после восхода
  
   С этими словами тень Вуала стала бледнеть и уже через мгновение легкая дымка развеялась, оставляя меня наедине с мрачными мыслями. Вуал был прав: некоторых вещей я просто не замечала, или не хотела замечать.
   - Неужели это правда? Господи! Неужели я искалечила жизнь еще кому-то? - осознание собственной вины было столь острым, что мне хотелось кричать. Кричать от сострадания к тем, кого неосознанно обрекла на муки. Или осознанно? Неужели, покидая Темный мир, я не знала, что будет с теми, кто мне помог? Или не хотела знать? Взяла все, что было от них надо, а затем исчезла, даже не заметив, что растоптала чьи-то жизни? Кайл, Дрэгон. Кто будет следующим в моем списке безвинных жертв? Неужели мое проклятие - спасать, причиняя еще больший вред? И заслуживаю ли я права все исправить?
  
   Через пару дней Владыка Дрэгон встал на ноги. Я ощущала его слабость, но не смела предложить помощь, так как чувствовала, что он предпочитает держаться от меня как можно дальше. И не удивительно, учитывая, что он из-за меня вынес. Но я знала, что нам предстоит нелегкий разговор, и чем дольше я его оттягиваю, тем труднее мне будет потом.
   Он стоял на вершине обледенелой скалы, задумчиво глядя на Ониксовый замок. Дрэгон всем своим видом демонстрировал мрачность и неприступность. Не доходя до него нескольких шагов, я нерешительно остановилась. Он не вызывал у меня дикого страха, подобно Тирэну, однако всегда заставлял чувствовать себя слабой и глупой. И сейчас мне предстояло перебороть себя и начать первой, вот только не знала как. Вопрос о здоровье прозвучит неуместно. Извинения - бессмысленно.
   - Он мертв, - голос Дрэгона заставил меня вздрогнуть и поежиться.
   - Кто?
   - Владыка Дарэн. Кайл. Ты ведь за этим сюда пришла: узнать, что с ним?
   - Откуда вы знаете? - вырвалось у меня.
   - Поверь! Он мертв, - отрезал Дрэгон, и резко повернувшись ко мне лицом, окинул взглядом, вызвавшим желание попятиться. Странно, во мне меняется все, кроме привычек.
   - Кстати, насколько я помню, до того, как расстаться, мы были на "ты". Думаю, незачем что-то менять.
   - Прости! - тихо прошептала я.
   - Что? - он резко вскинул голову, его взгляд изменился, стал пристальным.
   - Прости, - повторила я уже громче, - я не хотела, чтобы все так закончилось.
   - Закончилось? А по-моему все только начинается!
   - Я виновата во всем, и не ожидаю, что ты когда-нибудь сможешь простить. Просто я хочу, чтобы из этой ситуации хотя бы ты вышел целым и невредимым.
   Неожиданно он подошел ко мне, и, взяв рукой за подбородок, повернул к себе. Некоторое время он всматривался в меня, будто стараясь что-то увидеть в моих глазах. Потом, вздохнув, отпустил и отошел в сторону.
   - Уходи! - это было все, что он мне ответил.
  
  
  
  

XVII

Лэнг

   И я ушла. Мне никогда не удавалось найти с ним общий язык, поэтому даже не попыталась что-то объяснить, на чем-то настоять. Я ведь так не люблю трудностей! А с ним мне было трудно. Чувство вины буквально захлестывало меня, стоило только взглянуть на Владыку Дрэгона. Из-за меня он лишился всего, и едва не потерял жизнь. Он сказал - Кайл мертв? Но как это сочетается с тем, что мне сказал Тирэн - кто-то использует его, чтобы влиять на меня. Можно ли использовать того, кто мертв? И готова ли я принять то, что он мертв? Или сделать то, что я делала всегда в подобных ситуациях - уйти глубоко в себя и ни о чем не думать?
   Нами обнаружила меня в библиотеке, куда я по-прежнему уходила, чтобы скрыться от мира. Что поделаешь, если в окружении книг и Аль-тьер-тонов я чувствовала себя уютнее, чем в любом другом обществе. Меня беспокоила судьба моей семьи - Тирэн мог причинить им вред. От паники меня удерживало одно - пока я здесь, он до меня не сможет добраться, а это значит, что он с ними не расправится. Ему не перед кем будет демонстрировать свою злобу. Что же, значит, мое отсутствие защитит их лучше, чем присутствие.
  
   - Чего грустишь? - Нами небрежно раскинулась в кресле напротив меня. Некоторое время она с увлечением наблюдала за моими потугами казаться равнодушной, но, видимо заскучав, вырвала из моих рук очередной Аль-тьер-тон и отбросила его как можно дальше. К счастью он не разбился. Меня всегда удивляло безразличие моей, теперь уже добровольной, союзницы к наследию культуры ее народа.
   - Думаешь, у меня нет для этого причин?
   - Думаю! - кивнула Нами, накручивая на палец иссиня-черный локон, выбившийся из прически, - отбрось сомнения и страхи! Живи так, будто этот день последний в твоей жизни!
   - Вот это уже ценный совет, - я заняла свою излюбленную позу, положив ноги на стол, - чего ты хочешь?
   - Помнишь нашу последнюю охоту? Мы тогда еще перебрали крови кугаруда.
   - Смутно.
   - Вот и хорошо! Надо обязательно повторить.
   - Не уверена, - возразила я, состроив скучающую гримасу.
   - Тебе необходимо расслабиться. Выпустить чью-нибудь кровь, почувствовать себя живой.
   - Живой? Как интересно! Ты считаешь, что глядя на дохлого кугаруда я почувствую себя живой?
   - Ну да! - радостно ответила Нами.
   На миг я задумалась. А ведь и правда - что я теряю? В лучшем случае развлекусь, в худшем, мне переломают кости. Но не беда, они срастутся быстро, а я смогу выпустить пар.
   В Лэнге даже ночь была какого-то грязно-серого цвета. Застывшие облака и пожухлая трава вызывали непередаваемое ощущение уныния. Но, по крайней мере, здесь меня принимали такой, какая я есть, и дурка мне не грозила. А на фоне Нами я вообще чувствовала себя в здравом уме и твердой памяти. Слегка поврежденном уме, правда, ну да это мелочи, на которые я никогда ни отвлекалась.
   Вот и сейчас я изо всех сил старалась припомнить, у кого из нас родилась блестящая, без сомнения, идея пропустить бокальчик крови несчастной мертвой птички, чтобы приободрить себя для ночной охоты? Напиток, столь редко употребляемый Древними, в отличие от вина мог вызывать в нас чувство стойкого опьянения.
   И вот мы, две привлекательные особи древней расы, слегка опьяневшие, но счастливые от мысли о предстоящей охоте, с двумя небольшими копьями шли медленным неуверенным шагом по ночному Лэнгу. Я уже успела отвыкнуть от неба без звезд, поэтому постоянно всматривалась, выискивая хоть что-то, по чему бы я могла ориентироваться, если бы мы ухитрились заблудиться.
   - Я конечно понимаю твое к нему отвращение, он же Владыка, - Нами поежилась, всем видом выражая неприятие и омерзение, - но он такой душка!
   - Кто? - я с трудом сфокусировала на ней взгляд.
   - Ну он, - Нами кивнула куда-то в сторону, где по ее предположению находился Ониксовый замок.
   - Ааа, - поняла я, - вот только определение "душка" совершенно не подходит к нему.
   - Знаешь, - она пьяно хихикнула, - когда папашу моего малыша схватила... Как ее там? Ну эта... Инкваз.. Инвак...
   - Инквизиция, - подсказала я.
   - Точно! Ну так вот. Когда она его схватила и ему приказали вызвать демона, которому он отдал душу...
   - И тело.
   - Ну да. И тело. Так он не задумываясь это сделал. А когда я явилась, просто визжал от злобы, поливая меня грязью. Называл проклятой дьяволицей. Я тогда так обиделась... Уже потом, когда Хок соскребал его останки со стены (отец все-таки), я немножко пожалела о содеянном. Надо было как-то более...
   - Гуманнее?
   - Верно. Да и кишки остальным выпускать не следовало. Я тогда так испачкалась...
   - Это ты к чему мне сейчас все рассказываешь?
   - К чему? - Нами задумалась, - вспомнила! Видишь ли, мы вымираем. Древние практически перестали производить потомство от себе подобных, а если мы находим партнера на стороне, это плохо сказывается на ребенке. Возьми к примеру Хока.
   - Очень хороший мальчик, - поспешила возразить я.
   - Этот мальчик раз в двадцать тебя старше, а умом не блещет.
   - Ты его недооцениваешь. Поверь, он еще тебя удивит. А возможно, и нас всех.
   - Правда? - обрадовалась Нами, - ты действительно так считаешь?
   - Конечно.
   - Хорошо. Но к чему я это? Ах да! Владыки всегда были нашими природными врагами, сколько я себя помню, они делали все, чтобы помешать нам выбраться отсюда.
   - И были правы, - заметила я.
   - Не о том речь. Ты много знаешь заклятых врагов, которые были готовы отдать жизнь за того, кого они ненавидят.
   - Не припоминаю таких, - призналась я.
   - А Владыка Дрэгон это сделал. Причем дважды. И если ты не можешь это принять и оценить, потому что полная дура, то, по крайней мере, не лишай себя возможности произвести от него потомство.
   - Я дура? Потомство? Он что - бык-производитель? - выпалила я наиболее возмущающие меня предположения Нами.
   - Думаю, против он не будет.
   - А я?
   - Ты же сама рассказывала, как твоя родители хотели внуков, - удивилась Нами.
   - Внуков! Человеческих детей! Без рогов, копыт, когтей и непонятно чего еще! И вообще, не время сейчас об этом говорить. Да я даже думать о таком не могу! И люблю я другого, ты же знаешь!.
   Нами внимательно посмотрела на меня:
   - Да никого ты не любишь. И не можешь любить.
   - Что это значит? - начала я, но нас прервал знакомый скрежет.
   Их было трое. Три взрослые особи стремительно подлетали к нам с отчетливым желанием перекусить на сон грядущий. Мы же были томимы иными желаниями и достаточно пьяны, чтобы немедленно это продемонстрировать.
   Отчего-то мне досталось двое пернатых. Может быть, я им понравилась больше, в гастрономическом плане? Нами, издав бойцовский клич, мужественно кинулась на своего крылатого спарринг-партнера. Больше я на нее не отвлекалась, сосредоточившись на двух глыбах бронированного мяса с голодным обожанием посматривавших на меня.
   Увернувшись от удара первой птички, я неосторожно подставилась под удар когтистой лапы второй. Танцуя с копьем вокруг двух кугарудов, меня вдруг охватила пьяная беззаботность и веселье. Смахнув с лица выступившую из пореза кровь, я подумала, а какой меня сейчас видят эти тварюшки? Наверное, я кажусь им легкой пищей, у которой не хватает ума стоять на месте и не мешать неизбежному. И есть ли у них разум или только инстинкты, заставляющие охотиться и убивать то, что можно употребить по прямому назначению? Вот оно - разум! Надо попробовать, это может быть забавно!
   Отскочив как можно дальше от птиц, я скрылась за невысоким камнем, что позволяло мне не выпускать тварей из виду. Нами, уловив мои действия, с удивлением посмотрела на меня, но, пожав плечами, присоединилась, покинув поле боя.
   - Ты чего?
   - Да так, у меня появилась идея.
   - Это хорошо! А то я протрезвела и не совсем понимаю, что мы с тобой здесь делаем?
   - Не отвлекай меня, - бросила я Нами и сосредоточилась на одной из птичек, озабоченно водящей клювом в поисках девшейся куда-то еды. Мозг я нашла не сразу, а когда нашла, засомневалась, стоит ли продолжать то, что я задумала.
   Мне еще не приходилось влиять на чуждый разум, полный злобы и ненависти. Я была не права: пища не стояла первым номером хит-парада этих тварей. Птицы были, прежде всего, охотниками, а потом уже плотоядными монстрами, жаждущими склевать все, что попадет им под крыло. Что же, значит, мы найдем с ними общий язык. Интересно, почему до сих пор никто до этого не додумался?
   Ворвавшись в разум одной из них, той, что приложила меня своим крылом, я стала говорить с ней. Тварь встрепенулась, не понимая, что голос, зовущий ее, приказывающий подчиниться, находится внутри нее самой. Птица замерла, прекратив поиски сбежавшей пищи. Ее маленькие глазки, почти скрытые ужасными наростами, повернулись в мою сторону. Я больше не скрывалась. Выбравшись из-за камня, я медленно двинулась в направлении уже подчиненной мне птицы, оставив Нами отвлекать двух других.
   Крик Нами заставил меня обернуться, опоздав всего лишь на несколько мгновений. Сцепившись с одним кугарудом, она отвлеклась от другого, который устав ждать своей очереди к столу, решил попытать счастье в другом буфете. Я повернулась как раз вовремя, чтобы встретить лицом рубящий удар крыла. Падая, заливаясь кровью, я успела отдать подчиненной мною птице последний приказ.
   Очнулась я, лежа на чем-то холодном пористом и твердом. В голове работали тысячи сверл, видимо, стараясь дать выход глупости, которая в последнее время распирала мой мозг. Рядом с собой я увидела Нами, а чуть дальше бронированную тварь с чавкающим звуком доедающую останки своих бывших товарок.
   - Жива? - голос Нами заставил меня поморщиться.
   - А куда я денусь? - успокоила я подругу, с трудом поднимаясь даже с ее помощью. Коснувшись пальцами лица, я наткнулась на толстую корку уже подсохшей крови. Прилагая усилия, я принялась осторожно ее соскребать.
   - Повезло тебе, - не унималась Нами, - ты не видела всего того ужаса, который я была вынуждена наблюдать.
   - Какого ужаса?
   - Ты даже не представляешь себе, как эта тварь, - она кивнула на стоящую в стороне птицу, - расправилась с двумя другими.
   - Ну извини, - я сделала попытку покаяться, - как я выгляжу?
   - По сравнению с ними, - она указала на тела кугарудов, - неплохо.
   - Ну и хорошо, - удовлетворилась я, - пойдем, что ли?
   - А что с ней делать?
   Я посмотрела на застывшего в немом ожидании пернатого. А какого черта!
   - Тогда полетим, - невпопад ответила я.
  
   Наверное, меня действительно хорошо приложило, иначе бы я ни за что не проглядела двигающейся в нашу сторону пешей процессии, возглавляемой Ньярлатхотом и... Черт! А этому что здесь надо?
   Отдав мысленный приказ твари снижаться, я ощутила, как крепко в меня вцепилась Нами. Сидеть верхом на бронированном кугаруде было не очень удобно, да я и не предлагала использовать его в гражданской авиации. Максимум - как военный транспорт. Домчит с ветерком, если попрактиковаться с посадкой. Пока получалось хреново. Птица тяжело рухнула на землю, перебросив нас с Нами через голову. Пролетев несколько метров, мы приземлились у ног терпеливо наблюдавшей за нашими гимнастическими потугами делегации.
   - Что здесь происходит? - раздался спокойный голос Ньярлатхота.
   - Ты не поверишь, - начала я подбирать слова.
   - Не поверю, - согласился наставник, - как это понимать?
   - Это - Капитошка, - представила я наш транспорт. Он смирный.
   - Вижу, - Ньярлатхот обошел нетерпеливо переставляющего лапы кугаруда, - и как тебе удалось это сделать?
   - Он был очарован моей небесной красотой, - начала язвить я, но, встретившись с холодным взглядом темных глаз Владыки, замолчала.
   - Нисса подчинила его разум, - вмешалась Нами, делающая попытку подняться, держась за меня. Поскольку меня укачало еще больше чем ее, получалось так себе.
   - До или после того, как он попытался снести ей полчерепа? - равнодушно поинтересовался Дрэгон.
   - До, - вступилась я за птицу, - но это был не он.
   - Так их было несколько? - уточнил Ньярлатхот.
   - Трое, - призналась Нами.
   Возникла небольшая пауза, после которой раздался вкрадчивый голос.
   - Вы кажется уверяли меня в ее полном рассудке и адекватном поведении? - Ньярлатхот воззрился на посмевшего его упрекнуть Владыку.
   - Я прекрасно знаю Ниссу. Она не сделала ничего, противоречащего ее логике и образу жизни.
   - Охотно верю, - усмехнулся Дрэгон, - я могу поговорить со своей женой?
   - Можете, - было видно, как Ньярлатхот прилагает усилия, чтобы спокойно реагировать на Владыку, - но сначала нужно решить, что делать с этим трофеем.
   Трофей, почувствовав устремленные на него взгляды, гордо выпрямился и открыл клюв. Окружающих это не порадовало.
   - Ты можешь заставить его вернуться в стаю?
   - Ну нет, - возразила я Ньярлатхоту, - он нас спас, и вернувшись в стаю может пасть жертвой мести своих сородичей.
   - Это лишь твои предположения.
   - Я это знаю, поэтому Капитошка останется жить у нас.
   - Где?
   - В Ониксовом Замке. Не прямо в нем, конечно, а в той огромной пещере, возле него.
   - Что же, я не возражаю, - сдался наставник, - если ты уверена, что можешь его контролировать. Возможно, это значительно облегчит нам в последствии жизнь.
   - Что ты задумал?
   - То же, что и ты. Если их приручить, может получиться неплохое подспорье в бою.
  
   Мы добрались до замка без приключений. Нами поспешила нас покинуть, уверяя, что у нее много дел. Еще бы! Ньярлатхот, некоторое время понаблюдав, как я отдаю приказания Капитошке, а тот послушно их выполняет, и убедившись, что замку не грозит вторжение разъяренного кугаруда, спешно нас покинул. Нас - это меня и Владыку Дрэгона, который, слегка прищурившись, пристально следил за моими действиями. Наконец, закончив с заботами по благоустройству моего питомца, я выжидательно повернулась к нему.
   - Я был груб с тобой. Извини, - начал он.
   - Ты? Груб? - ехидно улыбнулась я.
   - Ну нет, так нет, - легко согласился Дрэгон, облокачиваясь на каменную стену пещеры.
   - Это все, что ты хотел мне сказать?
   - Нет, не все. Я думаю, нам стоит продолжить беседу, прерванную по моей вине.
   - К чему? По-моему все и так ясно. Чем дальше будешь держаться от меня, тем меньше неприятностей это тебе принесет.
   - Я держался от тебя достаточно далеко, - возразил Владыка.
   - Послушай, я...
   - Не надо.
   - Чего не надо?
   - Раскаяния, жалости. Мы все поступали так, как считали нужным. Если бы я считал иначе - ни за что бы не отпустил тогда.
   - Что? О чем ты?
   - Тогда, в Квазаре, - пояснил Дрэгон, - неужели ты думала, что разделив с тобой силу, я ни узнаю твоих мыслей?
   - Но..., - я растеряно смотрела на него, - почему ты позволил мне уйти. Зачем навлек на себя гнев Владык? Для чего спас меня от Тирэна?
   Я увидела, что Дрэгон слегка улыбнулся. Его взгляд потемнел, в нем промелькнуло нечто, вызвавшее у меня панику.
   - А как ты думаешь? - кривая улыбка не сходила с его лица.
   - Я не уверена. Ты поставил меня в тупик. Не походи ко мне, - мой голос дрогнул, когда я увидела, как Владыка сделал шаг в мою сторону.
   - Ты меня пугаешь.
   - Не бойся, - успокоил он меня, по-прежнему улыбаясь.
   - Я не хочу продолжать этот разговор.
   - Как скажешь, - согласился он.
   - Я тебя ненавижу, - я сделала шаг назад.
   - Не важно.
   - Я никогда тебя не полюблю, - выдала я напоследок.
   - Посмотрим, - он сделал шаг, разделявший нас, и положил свою руку мне на затылок.
   - Я...
   - Заткнись, любимая, - нежно шепнул он, - я слишком долго этого ждал.
   Чувствуя, как его губы накрывают мои, а его руки, крепко сжимают меня в объятиях, я вдруг осознала, что у меня закончились все аргументы.
  

XVIII

Лэнг

   Нами с интересом наблюдала за целующейся парочкой. Ньярлатхот, составивший ей компанию, не смог сдержать ироничной улыбки.
   - Знаешь, это самое оригинальное признание в любви, которое мне приходилось видеть.
   - Это когда он заткнул ей рот? - уточнил Пророк.
   - Ничего ты не понимаешь, старая развалина! - обиделась Нами.
   - Конечно не понимаю, - согласился Ньярлатхот, - как не понимаю твоих выражений, без сомнения, позаимствованных из лексикона нашей девочки.
   - Все еще продолжаешь считать ее ребенком? - ехидно поинтересовалась Нами, - а между прочим, она считает, что у тебя очень сексуальные крылья.
   Древняя не смогла скрыть улыбки, когда увидела смущение на всегда невозмутимом лице Ньярлатхота.
   - Не говори глупости!
   - Какие тут глупости! Помню, сидя в беседке, мы никак не могли понять, как же они не портят твою одежду?
   - Ну все! Не желаю этого слушать, - возмутился Ньярлатхот, намереваясь уйти.
   - Стой! - Нами вальяжно подошла к нему, - не скажешь, почему ты злишься? Ведь ты должен знать, что для Ниссы - он наилучший вариант.
   - Того, с кем тебя связала судьба не называют вариантом, - отрезал Древний, - нам не часто удается создать семью, но когда это происходит, мы стараемся ее сохранить любыми средствами. В этом мальчишка похож на нас. А вот Нисса...
   - Что Нисса?
   - Она меня беспокоит, - признался Ньярлатхот.
   - Беспокоит? Тебя?!?
   - Представь себе. Ее ничто не волнует, она живет без цели и смысла. Мне кажется, что-то в ней умерло вместе с ее миром.
   - Но мир жив!
   - Для тех, кто его сейчас населяет - да. Но она все это пережила, пропустила через себя. Возможно, именно тогда в ней что-то сломалось. Что-то важное для человека, которым она была.
   - Она больше не человек.
   - Но и не совсем Древняя. А после того, что сделал с ней Тирэн... Я боюсь даже предположить, как это скажется на ней в дальнейшем.
   - Поэтому ты так хотел, чтобы она и Владыка...
   - Верно. Другого пути я не вижу.
   - Она его не любит, - начала Нами, глядя прямо в глаза Ньярлатхота. Ты говорил, что в ней что-то сломалось? Думаю, она утратила способность любить.
   - Откуда ты знаешь?
   - Не забывай, как любая женщина я без труда могу разглядеть в существе одного со мной пола то, чего в ней нет.
   - Дрэгон упомянул о смерти ее возлюбленного...
   - Мы все хорошие притворщики. А она способная ученица.
   - Если ею завладеет Тьма и Владыка не сможет удержать ее, мы потеряем Ниссу.
   - Он взрослый мальчик, - Нами лукаво улыбнулась, - и не позволит ей уйти снова.
  
  
  
   Я вынырнула из кошмара внезапно, еще не до конца осознавая где нахожусь. Потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить, чем для меня закончилась вчерашняя ночь. Для нас, поправила я себя, чувствуя, как рука Дрэгона крепко прижимает меня к себе. Боится, что убегу, - проскользнула ироничная мысль. Проскользнула и в панике скрылась. Ну вот! И что теперь прикажете делать? Ведь зареклась сближаться с кем-то, кому я небезразлична. А Дрэгону я была далеко небезразлична, наверное, именно это я не хотела до конца осознавать. Новые привязанности влекут за собой трудности, а я к ним не готова. Владыка ждет от меня того, чего я не смогу дать ему в ближайшем будущем. А может быть никогда.
   Стараясь не разбудить Дрэгона, я осмотрелась вокруг. Мы оказались в его комнате, в чем я до последнего момента сомневалась, учитывая состояние моего любовника, хм... мужа, когда он открывал Переход. И вот мы вместе, а я в полной растерянности. Наверное, в этих обстоятельствах глупо говорить о таких вещах, но я совершенно не представляла как вести себя с ним. Конечно, это был не первый мой опыт, но, помнится, в прошлый раз мне даже не дали времени засмущаться, а просто вырвали из сна, предъявили обвинения в предательстве и черт знает в чем еще, а потом еще начали допрашивать. С пристрастием.
   - О чем ты думаешь? - теплые пальцы прошлись по моей спине. Даже не знаю, что ответить на его вопрос. Почему после безумной ночи с мужчиной, он вдруг вспомнился мне не в самом гуманном образе? Может быть я ненормальная?
   - Да так, - уклончиво ответила я, - неважно.
   Возможно, он уловил мои эмоции, а может просто догадался, но, вдруг притянув меня к себе ближе, он шепнул:
   - Посмотри на меня.
   Я с ужасом думала о том моменте, когда мне придется взглянуть ему в глаза. И, похоже, он наступил именно сейчас. Согласитесь, глупо избегать смотреть на человека, с которым еще несколько часом назад занималась любовью. Я сказала - любовью, а не сексом? Что же, наверное, я прогрессирую, становлюсь сентиментальнее.
   Повернувшись к нему лицом, я замерла в кольце рук, подняла на него глаза, и улыбнулась. Не знаю, что преподнесет нам будущее, но сейчас нужно просто положиться на инстинкт и плыть по течению. Слишком поздно что-то менять, а жалеть о содеянном я давно отвыкла. Да и незачем о чем-то жалеть. Ночь действительно была потрясающая.
   Единственное что сейчас меня смущало, так это гипнотизирующий взор темных глаз, заставивший меня отвести взгляд.
   - Когда-нибудь, - тихо начал Дрэгон, - ты изменишь свое отношение ко мне.
   - И как по твоему я к тебе отношусь сейчас? - поинтересовалась я.
   - Настороженно. Как к тому, кого ты не можешь контролировать, а значит, представляющему для тебя опасность. Я не враг тебе, Анна. И никогда им не был.
   - Возможно, - мне не хотелось ему возражать, - но проблема в том, что я могу стать тебе врагом.
   - Ты слишком несправедлива к себе.
   - Правда? А я уверена, что трезво себя оцениваю. Ты пострадал из-за меня. Как и Мароне, Велим, Кайл. Я уже не говорю о тех несчастных, которых я сожгла заживо. В моем мире есть люди, которые верят, что за плохие поступки грешников ждет ад. Но носить ад в себе куда труднее. Особенно, когда четко осознаешь, что сделала бы подобное снова и без колебаний.
   Я резко встала и подняла валявшееся на полу платье.
   - Ночь была чудесна, Дрэгон. Но она никогда больше не повториться.
   Владыка, схватив меня за руку, резко притянул к себе:
   - Не зарекайся, любимая. Я убедился, что не противен тебе.
   Со злостью вырвавшись из его рук, я встала напротив.
   - Посмотри на меня! - почти крикнула я, - меня уже не осталось. Только пустая оболочка, едва помнящая, что значит жить и любить. Я уже давно не чувствую, а изображаю то, что помню. К чему лгать себе? Я никогда не смогу вернуться домой, потому что дом был у той, другой, которая умерла вместе со своим миром. Еще задолго до Древних и Владык. А я все, что от нее осталось. Ее боль, гнев и ненависть. Она умела любить, а я - только убивать.
   - Ты жива. Та девочка, которая потеряла все, нашла в себе силы бороться и победить. Ты изменила судьбу миллионов! И тебе не в чем себя винить, - Дрэгон сделал попытку прижать меня к себе, но я отошла от него на безопасное расстояние.
   - Когда я в первый раз увидел Посланницу Азазота, даже не предполагал, какую роль она сыграет в моей судьбе, - продолжал Владыка, подходя ближе и обнимая меня. Я не сопротивляясь, уткнулась лицом ему в плечо.
   - Уже тогда я понял, что Дарэн влюблен, и опасался, что он может наделать глупостей. К тому же, я знал, что среди нас предатель. Было больно думать, что это ты.
   - Мне тоже было больно, - мне вспомнился допрос.
   - Прости меня, - я взглянула на него, - но именно тогда я убедился, что ты нам не враг. И что мои чувства никогда не будут взаимны. Ты любила Дарэна, хотя всеми силами пыталась убедить себя в обратном.
   - Я использовала его, - возразила я, - а он об этом знал, и даже не попытался сопротивляться.
   - Потому что любил.
   - Почему ты солгал мне? Я знаю, что он все еще жив.
   - Я не солгал, - Дрэгон вдруг отпустил меня и отвернулся.
   - Я знаю, что Кайл в сароне, что ты тоже там был. Мне нужна правда, вся правда. Я устала строить догадки.
   - Есть вещи, которые тебе знать не стоит, - мрачно изрек Дрэгон, не глядя на меня.
   - Я сама решаю, что мне стоит знать, - резко сказала я, подходя к нему. Ты не сможешь от меня это скрыть, теперь, когда мы стали еще ближе.
   - Возвращаются старые привычки? - иронично поинтересовался Владыка.
   Но я уже не слушала его. Мои глаза смотрели на него в упор, но я чувствовала, что пробить его защиту будет не так-то просто. Передо мной слишком сильный противник, и мне никогда не проникнуть в его мысли, пока он сам мне этого не позволит. В принципе, именно на это я и надеялась. Но, как и во всем, что касается его, ошиблась. Резкий звук пощечины вырвал меня из ступора, в котором я пребывала.
   - Пришла в себя, или повторить? - хмуро поинтересовался Дрэгон, укладывая меня в постель.
   - Что это было? - моя правая щека все еще горела.
   - Никогда больше не пытайся меня прочитать, любимая. Это может тебе навредить.
   - Ты посмел...
   - Представь себе. Мною не просто управлять, милая. Особенно, когда я этого не хочу. Так что не делай глупостей и не теряй над собой контроль. Если не хочешь, чтобы тобой завладела Тьма.
   Он увидел мой непонимающий взгляд и пояснил.
   - Каждый раз, когда ты слишком глубоко погружаешься в себя, или не контролируешь гнев, Тьма готова тебя поглотить. И тогда пути назад не будет.
   - Я стану такой же, как Тирэн?
   - Я не имел возможности узнать его получше, - напряженно заметил Дрэгон, - но думаю, что в нем мало привлекательного.
   Некоторое время мы провели молча. Владыка первым прервал тишину.
   - Скажи мне, - нерешительно начал он, - Тирэн применял к тебе насилие?
   - Ну не знаю, как сказать, - ехидно ответила я, - меня похитили, напичкали какой-то дрянью, убили, а в довершении ко всему, обратили неизвестно во что. Можно ли это счесть насилием...
   - Ты же знаешь, что я не об этом, - разозлился Дрэгон, - я хочу знать...
   - Я все поняла, - перебили я его, - нет, он был джентльменом. Наверное, моя душа интересовала его гораздо больше тела.
   - И все же вы с ним связаны, - проронил Владыка, - а он не из тех, кто выпускает добычу из рук.
   - Спасибо на добром слове. Вот и я на что-то сгодилась. На роль добычи, к примеру. Похоже, вокруг меня ажиотаж и я всем нужна! Все меня хотят! Знаешь, я устала от этой охоты.
   Я вскочила с кровати, слегка задев Дрэгона плечом.
   - Мне нужно побыть одной, - и выскочила из его комнаты, на ходу справляясь со шнуровкой платья.
  
   В свою комнату я не пошла, решив посидеть в беседке. Я не знала, что конкретно вывело меня из себя. Пощечина, которую мне влепил Дрэгон, его нежелание рассказать мне правду, или напоминание о Тирэне? Но почему-то итог ночи меня не удивил. Мы же никогда не могли спокойно общаться друг с другом. Я всегда видела в нем угрозу для своего спокойствия, своих планов. Что и говорить: Дрэгон был не из тех парней, кого приводят домой знакомить с родителями, но благодаря случаю, мы оказались связанными навеки. Ну, или пока смерть не разлучит нас. Я еще не понимала, каким боком в эту историю затесался Тирэн, и значит ли это, что связавшись со мной, он становился настолько уязвим и мог погибнуть, стоило умереть мне?
  
  
   - Дрэгон тебя обидел? - совсем рядом раздался голос Нами.
   - Нет! Меня обидела жизнь, за это я обидела Дрэгона, а когда он посмел проявить заботу - взъелась на него не из-за чего, - перечислила я краткое содержание утреннего разговора.
   - Вот и хорошо! А то я уж было испугалась, что вы поссорились.
   - Ну что ты! Разве мы можем ссориться? Мы прости изводим друг друга, а когда понимаем, что причинили боль, пытаемся загладить вину, но становится еще хуже.
   - Вот оно как! - глубокомысленно изрекла Нами, - а я-то еще сомневалась, что вы созданы друг для друга. А тут все признаки на лицо.
   - Признаки чего?
   - Да так, не обращай внимания. Просто мысли вслух, - она присела напротив меня с таинственным видом.
   - Ну и как?
   - Что как?
   - Капитошка твой! - разозлилась нами, - я спрашиваю о твоей ночи с Владыкой.
   - О боже! Неужели об этом знает весь замок?
   - Положим, не весь, - успокоила меня Нами, - а только заинтересованные в этом лица.
   - И много этих лиц? - поинтересовалась я.
   - Достаточно. Я рада, что вы наконец-то скрепили вашу связь, и теперь Тирэну будет куда сложнее добраться до тебя.
   - Не уверена.
   - Тебя что-то беспокоит?
   - Сегодня ночью, в какой-то момент, мне показалось, что он совсем рядом. Но потом Дрэгон занял все мои мысли.
   - Вот и ответ на твои сомнения! Дрэгон твой шанс защититься от Тирэна.
   - Я устала использовать близких мне существ, - призналась я.
   - Даже если он не возражает?
   - Особенно, если не возражает. Он достаточно пострадал из-за меня. Я не хочу чувствовать еще большую вину. Она и так готова меня раздавить.
   - Скажи, ты переспала с ним из-за вины, которую чувствовала, или по какому-то иному соображению? - осторожно поинтересовалась Нами.
   Я некоторое время помолчала, обдумывая ее слова, пытаясь разобраться в себе. Наконец, призналась:
   - Знаешь, когда я была с Кайлом, у меня было такое чувство, что он моя семья. Мне хотелось быть с ним, хотелось любить и чувствовать его любовь. В тот момент, он был всем тем, чего я лишилась. Когда я вернула свой мир из небытия, и поняла, что все-таки для меня он потерян, как и Кайл, как и моя семья, я решила больше никогда и ни к кому не испытывать никаких чувств, кроме ненависти. Так проще. Но потом я встретила Тирэна...
   - Тирэна? Только не говори, что влюблена в него!
   - Не скажу, - я слегка улыбнулась. Просто тогда я в воочию убедилась, что ненависть может сделать с человеком. Я говорю - с человеком, хотя он никогда им не был, но я не могу найти ему другого определения.
   - Не важно, я поняла. И что дальше?
   - Не смотря на то, что он сделал со мной, я не могу его просто ненавидеть. Он заслуживает жалости. А я всегда избегала этого чувства, считая жалость недостойной сильных людей. Я не хочу стать такой же, как он. Мне трудно в этом признаться, но я хочу измениться. И в то же время, я боюсь меняться, потому что, еще одна потеря убьет то хорошее, что во мне осталось. И тогда я стану настоящим монстром, до которого Тирэну еще расти и расти.
   - Я тебя понимаю,- тихо сказала нами, - но в жизни случается многое, и потери неизбежны.
   - Я слишком слаба, чтобы мириться с ними.
   - Ты слишком сильна, чтобы с ними мириться, и пытаешься противостоять всему миру. Но не стоит превращать жизнь в бесконечную борьбу. Доверься Дрэгону. Он тебя любит, и не позволит исчезнуть снова из его жизни. Подумай над этим, - сказала напоследок Нами, оставляя меня в одиночестве.
  
   Что-то я давно не плакала, - думала я, чувствуя, как по щеке скользнула одинокая слеза. А ведь Нами права. Что толку жить, играя в жизнь? С другой стороны, довериться кому-то так непросто! Но ведь Дрэгон не кто-то. Он столько пережил, чтобы быть здесь, со мной. О боже! Опять это чувство вины! Нет, только не это. Он заслуживает гораздо большего, чем отношения, рожденные жалостью и состраданием. Он достоин любви. А я... Сможет ли он понять мой порыв? Не разозлиться? Не осудит? И смогу ли я полюбить его?
  
   Он все еще был в своей комнате, полностью одетый и явно разгневанный, хотя по нему этого видно не было. Я это просто чувствовала. Услышав, как я вхожу, он резко повернулся, выжидательно глядя на меня.
   - Ты мне хочешь что-то сказать, Дрэгон, - на миг я даже забыла о том, зачем сюда пришла. Его взгляд заставил меня слегка поежиться.
   - Нет! - возразил он, - я хочу тебе что-то набить!
   Я, улыбнувшись, расслабилась. Дрэгон, увидев произошедшую во мне перемену, настороженно наблюдал за моими действиями. Я подошла к нему, положила руки ему на плечи:
   - Думаю, тебе еще представится такая возможность.
   На этот раз, инициатива была с моей стороны. Впрочем, он не возражал.
  
  

Мир Темной Звезды

   - Она в Лэнге. Тебе не удастся туда проникнуть. Врата все еще запечатаны для нас, - Лорак смотрел в глаза рассерженному Тирэну.
   - В таком случае, придется ее оттуда выманить, и как можно скорее, - отрезал Тирэн, задумчиво вертя в руках кинжал, на котором еще сохранилась кровь Ниссы.
   - Тебе так не терпится ее вернуть, чтобы отомстить?
   - Тебя это совершенно не касается, - зло бросил Тирэн, резко поднимаясь, - девочке стал дорог Вуал. Что же, сыграем на этом.
   - И что дальше? Если она попадется в ловушку, что ты будешь делать?
   - Я заставлю ее вернуться, или убью, - резким движением он вогнал кинжал по рукоять в стол.

XIX

Лэнг

   - Зачем ты меня звал, Ньярлатхот? Ты же знаешь, что я не хочу оставлять ее надолго одну, - Дрэгон стоял около двери, с удивлением глядя на Древнего, посмевшего послать за ним в такое время.
   - Как она?
   - Спит. Ее мучают кошмары, каждую ночь.
   - Я не задержу тебя надолго, - пообещал Ньярлатхот, указывая Дрэгону на свободное кресло.
   - Надеюсь.
   - Со мной связался Хок, через посредника, разумеется.
   - И что?
   - Ее семья в безопасности. Об этом позаботился человек, которого Хок назвал майором.
   - Хорошие новости. Что-нибудь еще?
   - Тирэн так и не объявился.
   - Это ничего не значит. Скорее всего, он знает, что Анны нет на Земле.
   - Мысль о том, что Нисса когда-нибудь может снова оказаться в его руках пугает меня.
   - Неужели что-то может напугать ужасного Ньярлатхота? - Дрэгон иронично вздернул левую бровь.
   - Твоя попытка маскировать страх язвительностью смехотворна, - изрек Ньярлатхот.
   - Знаю, - отрезал Владыка.
   - Она это чувствует.
   - Знаю! - резче повторил Дрэгон.
   - Она не будет мириться с вынужденным заключением. Глаз с нее не спускай.
   - Ты недооцениваешь Анну.
   - Напротив. Я боюсь даже предположить, что от нее можно ждать. И еще! Мне нужен твой совет.
  
  
  
   Как только Дрэгон притворил за собой дверь, я открыла глаза. Очень утомительно, полночи претворяться спящей, чтобы избежать ненужных вопросов, а оставшуюся часть мучиться от страшных снов.
   Каждую ночь мне снился Тэрранус. Его величественные замки, голубое небо, яркое солнце и огромный зал, с замершими в капсулах людьми. Нет, не людьми - Владыками, наказанными за какую-то провинность. И он... Каждую ночь я видела его глаза, смотрящие на меня с любовью и болью. В них не было злости или укора, он просто смотрел на меня, не говоря ни слова. Или может быть, это я не могу его услышать?
   Я не знала, как быть: признаться Дрэгону в том, что меня мучает, означало бы вызвать ненужное мне беспокойство и усиленный контроль. Хотя куда уж сильнее? И дело было не в отсутствии доверия, а страхе за меня, я это прекрасно понимала. Я успела отвыкнуть от чужой заботы, предпочитая рассчитывать только на собственные силы и интуицию. И сейчас она мне подсказывала - как бы я не решила поступить, кто-то обязательно пострадает. Но и бездействовать я больше не могла. Эти сны сводили меня с ума, заставляя в полной мере ощутить свою беспомощность и слабость. Я не поверила Дрэгону. Я чувствовала, что Кайл жив, и где бы он ни был сейчас, он испытывает адские муки. Или кто-то хочет заставить меня в это поверить, чтобы выманить из надежного укрытия? И если это ловушка, поведусь ли я на нее?
   А еще было кое-что, пугающее меня больше кошмаров и неопределенности - осознание того, что я меняюсь. Изменения были едва уловимы и их удавалось легко скрывать, пока. Но те, кто меня близко знают могли что-то заподозрить. А Дрэгон всегда был рядом со мной...
   Иногда мне казалось, что в углах моей комнаты сгущаются тени, и, сливаясь, двигаются прямо на меня, желая поглотить, растворить в себе. Ужасно было то, что мне не было страшно в тот момент. Наоборот - я жаждала этого как никто другой. Раствориться во Тьме, стать частью ее, совсем иной. Не испытывать больше страха, неуверенности и ... любви.
   Услышав в коридоре шаги Дрэгона, я успела прикрыть глаза и притвориться спящей. Дверь тихо открылась, и он вошел в мою комнату, куда переехал на следующий день после того памятного события...
   - Аня! - в ночной тишине его голос раздался как гром, среди ясного неба. Мне понадобилось приложить усилие, чтобы не вздрогнуть.
   - Я знаю, что ты не спишь. Нам надо поговорить.
   - О чем? - не поворачиваясь, поинтересовалась я, чувствуя спиной его взгляд.
   Он сел на кровать рядом со мной. Некоторое время он просто смотрел на меня, видимо не зная с чего начать разговор.
   - Это на счет твоей семьи...
   - Что с ними - моментально взвилась я.
   - Они в порядке. Игорь позаботился об этом.
   - Они что-то знают обо мне?
   - Нет. Им ничего не рассказали, для их же безопасности. Не переживай. Кстати, - его голос слегка оживился, - за свою подругу тоже можешь не беспокоиться. Ньярлатхот рассказал мне как Хок сокрушался по поводу того, что ушлый майор не оставил ему никаких шансов.
   - Молодец майор! - не сдержала я улыбки, - так держать!
   Потом, задумавшись, уставилась на свое так и не снятое кольцо.
   - Когда можно будет вернуться на Землю?
   - Не скоро, - Дрэгон поднес руку к моим волосам. В последнее время я заметила, что он любит их перебирать и гладить. Удивительнее было то, что мне это начинало нравиться.
   - Почему?
   - Тебе все еще угрожает опасность.
   - Если ты имеешь в виду Тирэна, то я прекрасно сознаю эту опасность. Но не могу же я всю жизнь скрываться в Лэнге? К тому же это ничего не даст. Он достаточно терпелив.
   - Ты так хорошо его изучила? - голос Дрэгона стал глуше.
   - Достаточно, чтобы понимать - он умеет ждать. Он ждал тысячи лет, чтобы отомстить. Он живет этим. И его чувство стало только сильнее.
   - Судя по тому, чему я стал свидетелем, это не единственное чувство, которое владеет им, - тихо заметил Дрэгон. Его взгляд буквально прожигал меня насквозь. Из-за таких моментов я иногда старалась держаться от Владыки как можно дальше, но, как показало время, старалась недостаточно.
   - Он не мог позволить мне вернуться и помочь Вуалу, - надеюсь, это не прозвучало как оправдание?
   - Вероятно, так и было сначала. Но не забывай, любимая, что я видел его взгляд, когда уносил тебя.
   - Взгляд?
   - Он был как у существа, у которого забрали мечту.
   - После твоих слов я чувствую себя невестой Франкенштейна, - усмехнулась я.
   - Это еще кто?
   - Не важно. Лучше тебе не знать. Я понимаю, что ты боишься за меня, и благодарна за заботу. Но вспомни - несколько лет я рассчитывала только на себя и не привыкла полагаться на кого-то. Это моя жизнь, и я вправе совершать свои собственные ошибки.
   - Но не тогда, когда ошибки могут привести тебя к смерти, - возразил Дрэгон.
   - Дрэгон! Это будет моя смерть, моя судьба!
   - Что с тобой происходит? Ты ведешь себя странно!
   - Я всегда веду себя странно, - возразила я, резко вставая.
   - Постой! - Дрэгон не дал мне пройти, притянув и усадив рядом, - что ты задумала?
   - С чего ты взял?
   - Я чувствую!
   - Ошибаешься! Я не строю никаких планов! - бросила я, вставая, и ускользая от него в купальню.
   Никаких планов, - рассуждала я, задумчиво глядя на себя в зеркало, - положусь целиком на интуицию. Они меня не ждут, значит, у меня есть фора. Дело за малым - решиться на отчаянный шаг, или сделать вид, что ничего не происходит, и продолжать мучиться кошмарами и дальше. Вот только долго я не выдержу.
   Я напряглась, когда в зеркале за моей спиной проскользнула какая-то тень. Движение было смазанным, и не уловимо человеческому взгляду. Но я заметила.
   Или у меня глюки, или...
   - Анна! Ты в порядке? - голос Дрэгона вывел меня из оцепенения, в котором я пребывала все это время. Наверное, показалось.
   - Все хорошо, - откликнулась я, стараясь не задумываться о том, что для меня предпочтительнее: знать, что твой враг до тебя добрался, или что ты окончательно сошла с ума? Хотя когда меня это напрягало?
  
   - Почему ты считаешь, что я поддержу тебя в этой авантюре? - Нами яростно сверлила меня взглядом. Предполагалось, что я должна была признать эту идею глупой и забыть о ней.
   - Потому что такие авантюры в твоем духе, - спокойно ответила я.
   - Это опасно.
   - Догадываюсь.
   - Это глупо.
   - Знаю.
   - И нечестно по отношению к твоему Владыке.
   - Этот аргумент мы пропустим.
   - Тогда я согласна. Но должна заметить, что ты делаешь самую глупую вещь в своей жизни.
   - Позволь тебя поправить - одну из самых глупых вещей. А было их не мало.
   - Верю. Как мы это преподнесем остальным?
   - Разве нам нужно в чем-то отчитываться? Ты и я свободны. Наверняка, они пошлют охрану, но не думаю, что с ней будет трудно справиться.
   - Ты собираешься их убить?
   - На моей свести и так много смертей, - возразила я, - обойдемся без кровопролитья.
   - Знаешь, - Нами задумчиво нахмурилась, - Ньярлатхот давно это утверждал, но я не хотела в это верить. А теперь уже не сомневаюсь.
   - В чем?
   - Ты ведь не Древняя. Точнее, не совсем. Ты не сильно изменилась после того, как получила Силу. Ты всегда была такой, еще человеком.
   - Что заставляет тебя так думать? - удивилась я.
   - Я не думаю. А просто это знаю.
   Я слегка улыбнулась:
   - Ну что же, ты разгадала мой ужасный секрет. Это что-то меняет?
   - Не особо. Скажи, а ты его любишь?
   Я обернулась к Нами, слегка склонив голову.
   - Кого?
   - Поняла. Вопрос снимается. Пойду, скажу Ньярлатхоту, что его воспитаннице не терпится посетить Грань. И, пожалуйста, никогда больше так не делай.
   - Как именно?
   - Не смотри на меня так, будто прикидываешь, что проще: объяснить или убить, что б не возиться.
   - Извини, привычка.
   - Да ничего. Забудем.
  
   Ньярлатхот не возражал, хотя его разрешение для меня было лишь формальностью. Для нас было нежелательно, чтобы в самый ответственный момент кто-то вмешался.
   Подходя к Грани, мысли стали наполняться образами из прошлого: неудачное покушение, Переход и путешествие по Грани, возвращение на Землю. Столько событий вместилось в такой короткий промежуток времени. Что ж, я тороплюсь жить, чтобы успеть закончить то, что задумала. Когда-то я просила Бога о счастье и любви. После смерти отца - чтобы не было хуже, но хуже стало, и я больше никого ни о чем уже не просила. Я брала сама. Сила, полученная мною благодаря странному стечению обстоятельств, дала мне такую возможность. Но я взяла себе слишком много, а за все, как известно, приходится платить. Я надеялась, что уже расплатилась собственной душой и человечностью. Но, как оказалось, этого мало. Кто-то там, наверху, или внизу, играющий нашими жизнями распорядился иначе, и теперь мне придется принести в жертву нечто большее, чем я рассчитывала. Тьма попробовала меня на вкус, и похоже, ей понравилось. Означает ли это, что скоро я стану ее частью? Не знаю. Но надеюсь, что у меня не останется времени, чтобы это узнать.
   Жаль, конечно, что моими поступками движет лишь расчет и логика, хотя, на счет логики кто-то может поспорить. Но если это приносит пользу, то почему бы и нет?
   - Ты уверена? - в который раз спросила Нами, выводя меня из задумчивого состояния.
   - Нет, но другого выхода не вижу.
   - Ты могла бы все объяснить Дрэгону, он бы понял.
   - Не сомневаюсь. Он бы все понял правильно. Женщина, с которой он спит, и считает своей женой, постепенно превращается в нечто странное и доселе неизвестное. А еще, по ночам ей снится ее возлюбленный, который, как утверждает Дрэгон, давно мертв.
   - Ты ему не доверяешь? - осторожно поинтересовалась Нами.
   - Мне трудно доверять кому-то, кроме себя.
   - Но ты же веришь Ньярлатхоту, Хоку и мне?
   - Я на вас полагаюсь. Я готова доверить вам жизнь. Свою жизнь. Но сейчас речь идет о другом.
   - Ты меня пугаешь.
   - Себя тоже, поверь. Тирэн слишком сильно ненавидит Вуала. И теперь, когда во мне его Сила, его Тьма, пусть спящая до поры, я не знаю, как мне быть, что делать. Вуал помог мне осуществить мечту, и я не могу причинить ему вред.
   - Ты сильная и справишься.
   - Нет, если стану другой. Давай закончим этот разговор, Нами. Я не отступлюсь
  
   Приблизившись вплотную к Грани, на несколько минут замерла, не решаясь сделать первый шаг.
   - Что я им скажу? - голос Нами дрогнул.
   - Что это мой выбор, - не оборачиваясь, ответила я.
   - Он тебе этого не простит, - мне было понятно, кого она имеет в виду.
   - Скоро для меня это будет уже не важно, - сказала я и сделала шаг.
  
   Грань встретила меня оглушающей тишиной. Казалось, непроглядный мрак заглушал даже стук моего сердца. Когда-то ее создали, чтобы не дать Древним покинуть Лэнг, и до сих пор она исправно выполняла возложенную на нее миссию. Никто и никогда не мог ее пересечь и остаться в живых. Но однажды, мне это удалось. Совершенно случайно, попав сюда через Переход, которым я воспользовалась, мне повезло вернуться в Лэнг целой и невредимой. Теперь передо мной стояла совершенно иная задача - покинуть Лэнг, преодолев преграды, которые воздвигли Владыки тысячелетия назад. Йог-сотхотх не мог быть вызван из Лэнга, да и Вуал отказал бы в помощи, узнай он о задуманном мной. Значит, Грань была единственным шансом. Но что ждало меня впереди?
   Я медленно продвигалась вперед, стараясь не сворачивать, хотя в непроглядной мгле это было не просто. Я вполне могла сейчас ходить кругами и даже не подозревать об этом. Не знаю, сколько времени бродила там, пытаясь найти выход. Постепенно, в мысли стали вкрадываться сомнения - а с чего я взяла, что отсюда вообще можно куда-то выйти? И если мне однажды получилось вернуться в Лэнг, может не стоит испытывать судьбу заново? А может и стоит? Эта мысль появилась, когда я почувствовала, как нечто буквально выталкивает меня из мглы. Миг - и я уже стою посреди непонятно чего непонятно где. После того, как мои глаза стали различать окружающий мир, я огляделась и слегка приуныла. Без сомнения, Лэнг мне покинуть удалось. Скорее всего, благодаря тому, что нас объединяет с Дрэгоном, я стала неуязвима для преград, которые предназначены удерживать Древних. Но как отсюда попасть на Тэрранус?
   Может быть, мне нужно было думать об этом до того, как я оказалась здесь? Но ведь до сих пор я действовала именно так - полностью полагаясь на интуицию. До сих пор она меня не подводила, но теперь... Я оглядела странное место. Тусклый, безжизненный пейзаж пробуждал беспокойство. Не знаю причины, но почему-то мне захотелось покинуть это место немедленно. Что-то было не так, я это чувствовала, только не вполне отдавала себе отчет что? Память никаких ответов не давала, а мозг не подсказывал, поэтому, стараясь не брать в голову то, что не может быть сейчас прояснено, я двинулась дальше.
   Голос возник в голове внезапно, уже привычно заглушая все остальные мысли:
   - Меня ищешь? - он появился внезапно, из ниоткуда, и стал напротив меня, преграждая путь. Когда-то меня пугала даже возможность этой встречи, сейчас же я отнеслась к ней совершенно равнодушно.
   - Извини, узнала не сразу. Ты изменился в худшую сторону. Выглядишь... мертвым, - я чуть наклонила голову, окидывая взглядом Азазота.
   - Наверное, потому, что я мертв. И все благодаря тебе, - в голосе, вопреки ожиданию не был угрозы. Просто констатация факта.
   - Не стоит меня благодарить, - сказала я, обходя неожиданную преграду. Но мне это не удалось. Как только я отошла на несколько шагов, Азазот снова появился передо мной. Было довольно мерзко видеть его в образе человека, которого он убил, чтобы завладеть телом. Хотя именно это и помогло мне когда-то победить.
   - Чего ты хочешь? - буркнула я, начиная терять терпение.
   - Тебя не интересует куда ты попала?
   - Немного. Но если у меня нет шансов отсюда выбраться, думаю, что знание о месте пребывания не изменит ситуации.
   - Мне жаль.
   - Еще бы!
   - Ты не поняла. Мне жаль, что я неверно оценил тебя. Нужно было действовать совсем по-другому.
   - Не уверена, что хочу это знать, - я снова сделала попытку его обойти и снова неудачно.
   - Стой! У меня мало времени. Здесь, в междумирье его никогда не бывает достаточно.
   Он даже представить не мог, как заинтересовал меня этими словами.
   - И что делает здесь твой призрак? Или как ты теперь называешься?
   - Зови как хочешь. Это не имеет значения. Ты должна остановиться, - его рука сделала попытку схватить мою, но прошла насквозь, едва коснувшись моего тела. Рассказал бы кто другой - не поверила. Призрак моего мертвого врага пытается меня остановить. И что самое интересное - не угрожает, а просит.
   - Почему? - заинтересовалась я.
   - Это ловушка.
   - Знаю.
   - Знаешь и идешь?
   - Кто, как не ты, убедился, что это вполне в моем стиле.
   - Ты погубишь себя.
   - Тебе то что?
   - Ты погубишь Лэнг!
   - Нет! Оставшись - вполне могу.
   - Тебя ничто не остановит?
   Я отрицательно покачала головой. Призрак замер, потом, сделав шаг ко мне, сказал:
   - Всему приходит конец, но ничто бесследно не исчезает. Убив меня, ты освободила мой дух из заточенная, на которое я сам себя обрек. Но он не хочет свободы. Он хочет расплаты и доберется до тебя.
   - Если ты о преданном тобою брате, то не стоит беспокоиться, я все знаю.
   - Не все. Его Сила приводит в трепет, а беспощадность способна уничтожить все живое.
   - Его предали те, кому он верил. Мне кажется, его злость понятна. Хотя временные рамки слегка беспокоят.
   - Для ненависти нет ограничений. И пока жив хоть кто-то одной с нами крови, он будет помнить и мстить. И никогда не остановится.
   - Я уже поняла. Но зачем это тебе?
   - Древние были моим народом. Ты - моя кровь. Возможно, если бы все вернуть назад, я поступил бы также, но теперь, когда я мертв, а Вуал не способен помочь, ты должна знать, что тебе грозит.
   - Я знаю. Не стоит говорить об этом, Азазот. Когда-то, ты совершил подлость, и теперь кое-кому придется из-за нее расплачиваться. И я близка к тому, чтобы начать отдавать долги.
   - Ты глупа. Но, слушая тебя, я слышу Вуала. Что же, когда-то я тебя недооценил. Надеюсь, сейчас я совершаю ту же ошибку. Прощай, Дух Огня. Надеюсь, что мы больше никогда не встретимся.
   - Прощай Азазот.
   Призрак исчез, в мысли больше не лезли чужие голоса, а я по прежнему не понимала, куда и как долго мне идти. Но стоять и сокрушаться о собственной недальновидности было глупо, поэтому я ускорила шаг.
   Междумирье - это место, без четких границ и пределов. Здесь нет людей, животных и растений. Лишь бесплотные духи и чувство обреченности, которое я не могу унять с тех пор, как попала сюда. Но вот, отойдя от Грани на достаточно удаленное расстояние, я смогла открыть Переход. Возможно, это и есть самая страшная ошибка в моей жизни, но если я не спасу Кайла, мне не будет смысла продолжать и дальше этот фарс под названием жизнь.
  

ХХ

Тэрранус

   На данный момент передо мной отчетливо стояли две проблемы. Хотя нет, три. Кайл, Вуал, и как бы подольше оставаться собой. Первая в процессе решения, на счет второй я все еще питаю кое-какие наивные иллюзии, а вот третья...
   Распрямив плечи, я огляделась по сторонам: Переход привел меня в редкий лесок с деревьями самых разнообразных сортов. Видимо благодаря возможности путешествовать по различным мирам, Владыки привозили оттуда всю растительность, которая могла удовлетворить их изысканный вкус. Опустив взгляд вниз, я вздохнула с облегчением - по крайней мере, трава здесь была традиционно зеленого цвета. Ну что же, небо голубое, солнце желтое, даже два солнца! Воздух свежий! Чего еще ждать мерзкой злобной твари из Лэнга, то есть мне, от этого мира? Ну да не будем загадывать!
   Миг, когда я пожалела о порыве, приведшем меня сюда, давно прошел, и я уже трезво могла оценить ситуацию. Что не говори, но наиболее удачные и болезненные свои победы я получала, повинуясь сиюминутным порывам, а не четко продуманным планам. Хотя план всегда маячил где-то там, в стороне, не особо влияя на исход событий.
   Вопреки моим ожиданиям, лес не закончился и через час стремительного бега. Не слишком хорошо ориентируясь на местности, я пробудила в душе воспоминания, не дававшие мне покоя ни днем, ни ночью. Кайл. Его голос, лицо, улыбка. Мне всегда казалось, что нас с ним связывает гораздо больше, чем постель или страсть. Я не могла бы это объяснить Дрэгону, да и самой себе. Просто знала - иначе нельзя.
   Еще там, в мире Темной Звезды, я знала, что рано или поздно должна буду прийти сюда и спасти Кайла. Иной вариант событий лишь укрепил бы меня в уверенности, что яблоко от яблони падает не далеко, и я в полной мере унаследовала не только силу Вуала и Азазота, но и склонность предавать тех, кто мне дорог. Хотя в дебри этой мысли я постаралась не углубляться, представляя разгневанное лицо владыки Дрэгона, когда он обо всем узнает. Но ведь и у меня есть оправдание, хотя бы перед собой - у него был шанс рассказать мне правду, раз и навсегда разрешив мои сомнения. Но вместо ответа я получила по морде, значит, на подобные вопросы будем находить ответы самостоятельно.
   Меня привел сюда кошмар, он же поможет найти место, где держат Кайла. Не знаю, сколько времени это займет, и удастся ли мне найти его живого, да еще спасти, но я сделаю все, что от меня зависит.
  

Лэнг

  
   - Где она? - услышав пугающую мягкость в голосе Владыки, Нами с трудом подавила желание поежиться. А ведь Нисса ее предупреждала, а она не верила, что Дрэгон в один миг из покладистого милашки может превратиться в разъяренного зверя. Хотя, на его лице не было ярости. Но этот голос - спокойный, даже ласковый, мог напугать кого угодно. Вон, даже Ньярлатхоту приходится строить уверенную мину, хотя видно, как это ему не легко. А ведь знала же, что ничем хорошим это не закончится, но все равно пошла у нее на поводу! И не жалеет! Да что, в конце концов, он может с ней сделать?
   Оказывается, может! Нами с тревогой увидела, что глаза Дрэгона потемнели, и как будто стали больше. Вскоре она уже не видела ничего, кроме этих глаз. Что-то ворвалось в ее мысли, без труда сметая все барьеры, которые она училась выстраивать на протяжении долгих веков, выворачивая из памяти то, что так отчаянно пыталась скрыть.
   Придя в себя, Нами стала прислушиваться к гулким голосам, раздающимся над ней:
   - Ты посмел!!! - возмущенный Ньярлатхота.
   - Представь себе, - невозмутимый Дрэгона.
   - Она могла пострадать.
   - Я был тактичен. Настолько, что мы потеряли больше суток. За это время с Анной могло случиться что угодно.
   - Но ты же слышал - это был ее выбор, и нужно его уважать.
   - Осмелюсь не согласиться, - голос Дрэгона стал жестче, - не могу уважать глупость и безответственность своей нарины. На этот раз она зашла слишком далеко!
   - Но причем здесь Нами? Она лишь выполняла приказание своей Повелительницы.
   - С каких это пор Нисса стала пользоваться подобной привилегией, - саркастично спросил Дрэгон, - мне кажется, еще недавно подобная перспектива ее пугала.
   - Ей пришлось пересмотреть взгляды на жизнь, - подала голос Нами, приподнимая голову и ища собеседников взглядом, - я не могла ей отказать.
   - Не могла? Или не хотела? - вмешался Ньярлатхот.
   - Да какая теперь разница, - Нами со стуком откинула голову на пол, - вы опоздали. А она всегда делает то, что хочет.
   - Пора положить этому конец, - Дрэгон, развернувшись, двинулся к двери.
   - Ты не сможешь ее остановить, - слишком поздно, - с чувством удовлетворения, смешанным с обреченностью заявил Ньярлатхот, - и подвергнешь опасности себя.
   Ответом был громкий стук закрывающейся двери.
  
   - Что он теперь знает? - Ньярлатхот склонился над Нами, проявляя заботу.
   - Будешь добивать или поверишь на слово?
   - Там посмотрим.
   - Почти все.
   - Почти?
   - Кое-что удалось скрыть, - замялась Древняя.
   - Что именно?
   - Похоже, Нисса не в силах контролировать Обращение. Она чувствует, как ею пытаются управлять.
   - Кто?
   - Она не знает, и это ее пугает. А ты знаешь, какой она становится, когда боится чего-то по-настоящему.
   - Знаю. Она нападает первой. Жаль Дрэгона - мальчик действительно переживает.
   - Мы не должны его отпускать, - Нами, уже пришедшая в себя, с помощью Ньярлатхота устроилась в кресле.
   - Это она тебе сказала?
   - Она надеялась, что он как можно дольше ни о чем не узнает. Странно, что он начал ее искать так рано. Мы же вроде с тобой договаривались, Ньярлатхот?
   - Я не знал, что вы задумали, а если бы знал, никогда не пошел на поводу. Какое безумие! - Ньярлатхот плеснул себе вина и сделал глоток.
   - В твоем голосе нет гнева.
   - Отчего же мне гневаться? Похоже, моя девочка избавилась от своего главного недостатка - сомнений, действует решительно и жестко.
   - Да ты ею гордишься? - догадалась Нами, - но если она погибнет?
   - Не забывай о моем Даре! - возразил Ньярлатхот, - иногда мне предоставляется возможность заглянуть в будущее. Она не погибнет. К сожалению, все намного хуже. Надеюсь, что я ошибся.
   - Но почему ты не предупредил меня или Дрэгона раньше? Если ей что-то грозит, мы могли бы это предотвратить.
   - Я чувствую опасность, но не могу определить, откуда она исходит. Нисса могла пострадать и здесь. Не забывай, на нее уже покушались.
   - И ты ничего не предпримешь? - возмутилась Нами.
   - Нет. Случится то, что должно. И никто ничего не сможет изменить, - отрезал Ньярлатхот, одним глотком осушая бокал.
  

Тэрранус

   Мне пришлось преодолеть большое расстояние и потратить четыре часа, чтобы добраться до нужного места. Лес закончился и сейчас я стояла у его кромки, скрытая могучими деревьями, раздумывая, как бы попасть в город, не привлекая излишнего внимания. Да, я прекрасно могла маскировать свою сущность и отводить внимание. Внешность не выдавала во мне монстра, которым тут пугают не только детей, но и взрослых, но все же, я не слишком хорошо знала местные традиции и обычаи. Надо было конечно расспросить об этом Дрэгона, но нам было как-то не до разговоров. И теперь мне оставалось лишь надеяться, что довольно скромный плащ, черного цвета, полностью скрывающий фигуру не будет излишне выделяться среди жителей города.
   Я конечно догадывалась, что этот мир не идеален... О том, что у них тут напряг с лицами женского пола мне было известно еще когда прорабатывала план по охмурению одного из Владык с целью законного брака и получению Силы. Но, как говорится, человек предполагает... В момент, когда свершалось это историческое событие, я была слегка не в той кондиции, чтобы оценить свалившееся на меня счастье по достоинству. Теперь же, со временем, когда я это счастье оценила, оно, наверное, мечтает воздать мне по полной и имеет на то полное право. Но я рискнула меньшим, надеясь на чудо. Дрэгон в безопасности - Лэнг скроет его и от мести Тирэна и от Владык. Тирэн не сможет здесь меня остановить, так как Врата для него до сих пор закрыты (по крайней мере, я на это надеюсь). Таким образом, как говорится - и волки сыты и овцы целы. Вечная память пастуху... Нда.
   Любоваться красотами и техническими достижениями этого мира мне было недосуг, поэтому, стараясь держаться в тени, я передвигалась по городу, носящему название Мельнор - столицы мира Владык. Именно здесь размещался Совет Старейшин, дворец Правителя и... тюрьма, которая и была конечной целью моего путешествия. Хотя нет. Концом моего путешествия можно считать лишь возвращение домой, где бы этот дом сейчас для меня ни был.
   Порадовавшись, что так благоразумно дождалась сумерек, и лишний раз убедившись, что темнота - лучший друг для тех, кто замышляет что-то противозаконное, я приблизилась к нужному мне зданию. Одно из солнц успело скрыться, а другое, теснимое луной, клонилось к горизонту. Да уж, мне еще не приходилось никогда видеть на небе одновременно три светила. Отвлекшись от завораживающей картинки, я сосредоточилась на том, что мне сейчас предстоит. Нечастые прохожие не давали мне возможности вынырнуть из закоулка, в котором я скрывалась. Рассматривая их, пыталась сравнить жителей Тэррануса с теми, кого я уже знаю. Мне было известно, что этот мир принял Владык много тысяч лет назад, после одного неприятного инцидента, имевшего место в истории народа, разделившего их на три враждующие расы. Тэрранус был главным миром, откуда Владыки тысячелетия назад совершали первые попытки путешествий по мирам, исследование других рас. За это время многие из них нашли себе пристанище далеко отсюда, однако при этом беспрекословно подчиняясь Совету и Правителю Тэррануса. Ну, почти беспрекословно, почти все. Странная особенность этой расы - у них не рождались девочки, заставляло мужчин искать себе суженных далеко за пределами их мира, что, видимо негативно сказалось на умении некоторых из них вести себя с женщинами. Но это так, мое личное, небеспристрастное мнение.
   Постепенно опасение, что я буду здесь слишком выделяться, меня оставило. А увидев, как много Владык предпочитают широкие темные плащи, я и вовсе успокоилась, обдумывая план, как пробраться внутрь. Пробраться, найти Кайла, вытащить его из сарона, покинуть тюрьму, а потом, совсем просто - открыть Переход и оказаться в Междумирье. Остался сущий пустяк - все это сделать, и как можно скорее, а то у меня какое-то странное чувство...
   - У даймины проблемы? - голос раздался над ухом неожиданно, отрывая от мыслей. Я резко обернулась и увидела мужчину, чуть выше среднего роста, бритоголового, в знакомой форме гвардейца.
   - Нет, - голос звучал глухо, я старалась слегка его прощупать, чтобы убедиться, что он не опасен. Я убедилась, он - опасен. Ему показалась подозрительной неподвижная фигура, замершая в переулке, и он решил проверить... Проверил. Мне не потребовалось много времени, чтобы смести слабый блок и влезть в его разум. Ничего серьезного предпринимать не пришлось - легкое внушение заставило его смотреть на меня с меньшим подозрением, а через минуту, я в сопровождении гвардейца была препровождена в вожделенное здание, и даже не в качестве заключенной.
   Я отдавала себе отчет, что особо опасных преступников, к коим относился Кайл, не могли держать на виду у остальных Владык, пусть и гвардейцев. Но здание тюрьмы было одно, и именно сюда меня сюда влекло нечто, не дающее покоя уже много дней.
   Я избавилась от Владыки, приказав ему вернуться на место и не мешать. К счастью, он был достаточно молод и не обладал Силой, способной мне противостоять, а то бы весь мой план сошел на нет.
   Нижний уровень - мне нужно было попасть именно туда, по возможности не наделав шума, без лишних жертв. Но проникнуть туда, не миновав кучу охраны, не представлялось возможным. Единственное, на что я надеялась - это вентиляционная шахта, и план здания, вырванный из мыслей гвардейца. Датчики слежения отключит Владыка... надеюсь, отключит. Что же, значит пора.
   Выпустив когти, я вырвала решетку из рамы и не без труда протиснулась в узкое отверстие. Теперь, главное не пропустить нужный поворот.
  
   Он находился здесь уже две недели. Угораздило же его пренебречь предупреждением отца и советами друзей, и, вернувшись домой, попасть прямо в ловушку. Его семья была обвинена в заговоре против Правителя, отец в заточении, а его, похоже, скоро ждет показательный суд и приговор, которого в тайне страшится каждый житель Тэррануса - сарон. Но пока еще этого не случилось, Аэрон делал все возможное, чтобы избежать подобной участи. Два побега закончились побоями и карцером, третий, по-видимому, так и останется несбыточной мечтой, учитывая его раны и то, что он был закован в браслеты, полностью лишающие жертву сил. Подавив стон, он уставился на открывшуюся дверь. Ну вот, опять. Выдержит ли он очередные побои? Или на этот раз ему все-таки придется умереть, так и не узнав, что стало с его семьей?
   Аэрон, выпрямившись, встретил гостей презрительной улыбкой, так и не сошедшей с губ после серии ударов, наносимых его палачами. Он выдержит! И не такое переживал. Главное - не сдаваться, что бы ни случилось. Не сдаваться! - прошептал он, теряя сознание. Стук двери, возвестивший о том, что визитеры покинули его камеру, привел Аэрона в чувство. Сплюнув кровь и потрогав языком разбитую губу, он, внезапно замер, привлеченный непонятным шумом. Шорох, исходящий от дальней стены, постепенно двигался в его направлении. Успев подумать, что не мешало бы в следующий раз намекнуть его визитерам о яде для грызунов, он стал свидетелем того, как решетка на потолке, прикрывавшая вентиляционное отверстие, дрогнув, прогнулась и с металлическим грохотом свалилась на каменный пол. Вслед за решеткой, даже слегка опережая ее, с уже другим звуком, больше похожим на нецензурную брань, на тот же пол упало нечто темное и пыльное, напоминающее очертаниями тела человека. Комок, чихнув, ругнувшись еще раз, встал и попытался избавиться от опутавшего его плаща. Точнее, ее, поправил себя Аэрон, с удивлением видя перед собой молодую рыжеволосую девушку. Девушка, избавившись от тряпки, мешающей ей, наконец, оглянулась. Когда ее взгляд наткнулся на скованного мужчину, она слегка отшатнулась, но уже через секунду со странным интересом принялась его изучать. Делая шаг к нему, она наступила на решетку и поморщилась.
   - Не туда свернула, - пояснила она молчащему пленнику.
   - Сочувствую, - ответил Аэрон, оглядывая девушку более внимательно. Что-то в ней его смущало, только он не мог понять - что.
   - Я была бы вам чрезвычайно благодарна, если бы вы подсказали мне, как пройти на нижний уровень.
   Аэрон, дернувшись, едва удержался, чтобы не хмыкнуть от этих слов, сказанных таким серьезным тоном, но любое движение причиняло боль.
   - О, вижу у вас своих проблем выше крыши, - девушка подошла почти вплотную, - предлагаю сделку.
   - Какую? - настороженно поинтересовался Аэрон.
   - Я вас освобождаю, а вы показываете мне место, где содержаться приговоренные к сарону.
   Аэрон поражено глянул на нее:
   - Это безумие!
   - А что вы теряете? - полюбопытствовала рыжая.
   - Похоже, что уже ничего, но зачем это вам?
   - Считайте это моим маленьким капризом.
   - Из-за него вы хотите рискнуть жизнью и проникнуть в самое охраняемое место?
   - Особой охраны я пока не видела.
   - Вам повезло. Или все куда сложнее. Зачем вам нужно к смертникам?
   - Проверить на себе одну аксиому. Говорят оттуда невозможно сбежать.
   - Что? - не сообразил пленник, - вы хотите устроить кому-то побег? Это безумие!
   - Вы повторяетесь, - поморщилась девушка. Ее серые холодные глаза, казалось вонзались Аэрону прямо в душу. Ему стало неуютно.
   - Да или нет? Вы согласны?
   Аэрон понял, что если отведет взгляд от ее глаз, это будет демонстрацией слабости. Но видеть в ее глазах разверзнувшуюся бездну было тяжело.
   - Кто ты? - прошептал он.
   - Не важно. Здесь и сейчас для тебя это не важно, - девушка прикрыла глаза, и через пару секунд снова посмотрела на Аэрона. На этот раз ничего пугающего он не увидел. Наверное, показалось, - решил он.
   - Вы правы, - сдался пленник, - я согласен. Но меня не так-то просто будет освободить, к тому же, я ранен, и силы на восстановления появятся не скоро.
   - Дело поправимое, - девушка с улыбкой прикоснулась к кандалам, и через минуту пленник был свободен.
   - Жжет! - девушка с интересом окинула взглядом собственные руки на которых расцветал ожег, вызванный враждебной магией, - ну да ладно.
   Качнувшись, освобожденный пленник тяжело навалился на девушку, едва не свалив ее с ног, но каким-то чудом она удержалась и осторожно опустила его на пол.
   - Меня зовут Анна, - она низко склонилась над Аэроном, - расслабьтесь и получайте удовольствие. Я попробую вам помочь.
  
  
   Через полчаса я и мой новый спутник, воспользовавшись тем же путем, каким я попала в камеру, покинули ее. Аэрон был еще слаб, так как у меня не было времени, чтобы заняться им всерьез. Слегка залечив тяжелые раны, легкие я оставила на потом. Несчастный был так избит, что его лицо до сих пор представляло собой жуткую смесь багрово-синих тонов. Но силы постепенно возвращались к нему, и он мог идти, то есть ползти, без моей помощи, что чрезвычайно меня радовало. За все время нашего передвижения мы останавливались четыре раза, боясь привлечь внимание патруля. Наконец, часа через три наши крысиные бега завершились. Точнее, закончилась шахта, по которой мы могли незаметно передвигаться по территории. Теперь все, что нам оставалось, это покинуть безопасное место и выйти в коридор. К счастью, до пункта назначения оставалось не так много, и несколько минут спустя мы стояли у двери, которую так часто видела во сне.
   Я услышала возглас Аэрона на секунду позже, чем почувствовала чужое присутствие. Патруль из трех человек, в темных одеждах. Не гвардейцы. Черт! Владыки, и довольно сильные. Я знала, что все просто быть не может. Интересно, меня специально пустили так далеко?
   - Аэрон, - раздался голос первого из Владык, - не хочешь познакомить нас со своей спутницей?
   - Не сегодня, - Аэрон выступил вперед, закрывая меня от наступавших, - у нас другие планы.
   - Как жаль, что их придется нарушить! - в полумраке коридора блеснул меч, - ты же понимаешь, с тобой никто не будет церемониться, а вот даймине жизнь придется сохранить.
   - Ну, нет, - возникла я из-за спины Аэрона и, вспомнив легендарную Сарочку, добавила, - погром - так для всех!
   - Все, что пожелает даймина, - улыбнулся второй, видимо уже определивший меня в спарринг-партнеры.
   Одно вызывало удивление: почему мечи? Неужели здесь Владыкам не позволено пользоваться силой?
   - Под зданием находится несколько открытых туннелей Перехода. Применение силы может их сбить, - пояснил Аэрон, видимо увидев мое удивление.
   - Нам-то что?
   - Вся Сила глушится мощным излучателем. Чем ближе к Переходу, тем меньше Сил ты способен использовать.
   - Зашибись! - порадовалась я такой неожиданной новости.
   Но времени на беседу не было, а "мой" Владыка подошел ко мне уж слишком близко.
   - Вижу, даймина не вооружена, - скривив губы в ехидной усмешке начал он, - будет жаль поранить это тело.
   - Пусть это вас не смущает, - стремительно рванувшись, я постаралась нанести ему удар ногой, но атака была отбита, а я отлетела, вмазавшись в стену.
   - Как скажете, - бросил Владыка, кидаясь на меня. Я едва успела рассмотреть, как Аэрон схватился с двумя противниками, у меня даже было время ему посочувствовать, секунды две. А потом все мои мысли занял тот, кто с таким азартом стремился меня пошинковать.
   Именно теперь, схватившись в узком коридоре с вооруженным Владыкой, я почувствовала искреннюю благодарность к Ньярлатхоту, считавшему, что мечи - оружие для низших. Благодарность и сожаление, что у меня в руках сейчас нет такой же железки. Да, пока что я справлялась, и даже неплохо, учитывая с какой скоростью, заживали мои раны, нещадно наносимые противником. Но, тратя весь внутренний резерв на залечивание ран, лишенная возможности использовать все Силы для борьбы, я стала уставать. Владыка, даже один, не может сравниться с кучкой бандитов из Организации, с которыми я без труда справилась на Земле, да и с кугарудами мне было куда легче. А, учитывая, в каком состоянии находится Аэрон, у меня были все шансы скоро заполучить на свою голову еще двоих противников, так сказать, по наследству от раненого Владыки.
   Бой длился несколько минут, а мне казалось, что прошли часы. Сил катастрофически не хватало, а раны и порезы стали заживать все медленнее. Наконец, отбив мою атаку, Владыка сделал неожиданный выпад и пронзил меня мечем.
   - Не знаю, кто ты, но бьешься хорошо, - голос раздался откуда-то сбоку, - жаль, что придется отдать тебя ему. Могли бы найти общий язык.
   - Перебьешься, - буркнула я, стараясь удержаться на ногах и привыкнуть к боли, обжигающей мою грудь. Владыка не спешил вынимать меч из тела, напротив, он с интересом смотрел на меня.
   - Ты знаешь правила дуэли?
   - Что-то припоминаю. Вот только возможности у нас не равные, - голова шла кругом, хотелось просто сползти по стеночке на пол, и тихо умереть.
   - К сожалению, - искренне пожалел Владыка, - он так и не сказал, кто ты. Но ждали тебя уже давно.
   - Торопилась, как могла, - глаза закрывались сами собой, боль стала уходить на второй план, появилось чувство легкости. Ясно, потеря крови превысила допустимую норму, Сил на восстановление взять не откуда, и сейчас я постыдно грохнусь в обморок.
   Внезапно гул в ушах перебил другой голос, видимо только что составившего нам компанию:
   - Что же вы держите гостью на пороге? Как не вежливо с вашей стороны, Владыка Майлз. Кажется, я приказал привести ее ко мне, как только она появится.
   С трудом разомкнув глаза я уставилась на нового участника событий. Высокий, седоволосый, на вид лет шестидесяти. Светлые глаза, с интересом смотрящие на открывшуюся ему картину.
   - Они стали сопротивляться, пришлось применить силу, - пояснил Владыка Майлз, все еще не спешащий вынуть из меня свой меч.
   - Вижу, - новый участник подошел ко мне ближе и улыбнулся, - я долго ждал нашей встречи. Но ты не спешила. Пришлось поторопить. Наверное, ты обо мне уже слышала?
   И увидев, что я никак не реагирую на его слова, он добавил:
   - Я правитель Тэррануса, Владыка Клайвер.
   - О, так значит, вас повысили, - скривилась я, - когда-то вас называли просто Советник. Совесть не мучает? Или для таких паскуд как вы это слово незнакомо?
   Ответа я не слышала, точнее, ответом стало движение Клайвера, вырывающего из моей груди меч. На этот раз я окончательно провалилась в забытье, так похожее на смерть.
  

XXI

Тэрранус

   Я шла вдоль дороги, не зная куда. Давно покинув город, я брела все дальше и дальше, без цели и смысла. Вокруг было совершенно пусто, как будто мир вымер уже давно. Высохшие деревья и выгоревшая трава представляли унылый пейзаж. А еще солнце, раскаленное, безжалостное, по капли высасывающее жизнь из моего мира.
  
   - Что с ней? Она умерла? - бывший советник склонился над пленницей.
   - Нет. Все идет как мы и предполагали. Она в коме и видит сны. Очень реалистичные сны.
   - Как много времени это займет? - небрежно поинтересовался Клайвер.
  
  
   Это появилось внезапно: сначала просто яркая точка, растущая на глазах, постепенно занимающая весь обзор, уходящая за горизонт. А потом была вспышка, всколыхнувшая небо и огненная пелена, вмиг охватившая мой мир. Земля умирала, медленно и мучительно. Огонь, охвативший ее, уничтожал последнюю надежду на спасение для тех, кто еще в это верил.
  
  
   - Не могу сказать точно, - маленький и худой мужчина скользнул взглядом по приборам, - я ученый, а не палач. Быть и тем, и другим я не могу...
   - Оставьте свое мнение при себе! - резко перебил бывший советник.
   - Я не знаю, сколько времени это займет с ней, - вздохнул врач, - до сих пор мы применяли такое только на Владыках и людях. Но никогда на ком-то подобном ей. Невероятный экземпляр!
   - Она совершенство! Идеальное оружие. Столько лет бесполезных поисков и экспериментов, а все, что надо было сделать - свести вместе Владыку и этого монстра, - он почти с любовью взирал на бледную девушку, лежавшую на столе. Ее руки и ноги были надежно закреплены, не давая жертве возможности сделать ни малейшего движения, лоб стягивал ремень.
   - Вы уверены, что сможете ею управлять?
   - Уверен, - отрезал Владыка, - нам пришлось уничтожить много потенциальных Древних, чтобы найти ключ к этой твари. Оказывается, даже у нее есть слабое место.
   - Неужели воспоминание о гибели мира способно настолько искалечить разум, чтобы ею можно было управлять?
   - Не воспоминания, - возразил Владыка, - а реальность. Для нее все, что она сейчас видит так же реально, как для нас происходящее в этой комнате. Осознание того, что она опоздала, не смогла сделать то, что хотела, уничтожит ее. Разум этого существа пошатнулся уже давно и то, что происходит теперь в ее видениях, окончательно закрепит наш успех.
   - Владыка! Разрешите вопрос? - несмело обратился врач к бывшему советнику.
   - Спрашивай.
   - Этот эксперимент вы начинали с Владыкой Августосом. Почему он сейчас не с нами?
   - Владыка Августос слишком болен, чтобы присутствовать при эксперименте. Он присоединится к нам позднее, - что-то в голосе Владыки Клайвера заставило его помощника сжаться от страха. Он давно слышал странные слухи об ужасной судьбе, постигшей его предшественника, но предпочитал не задумываться об этом. Так проще и есть шанс остаться в живых. Хотя...
  
   Мое сердце замерло. Все вокруг пылало огнем, а я дрожала от холода. Было больно и страшно. А еще я чувствовала, как с каждой минутой меня покидает надежда на спасение. Самый страшный кошмар становился явью - мир погиб, а все остальное - чудесное избавление, Древние и новая сила, Владыки и Йог-сотхотх. - это всего лишь иллюзия. Бред воспаленного мозга, ошибка ничтожного человека, посягнувшего на то, чего никогда не могло быть...
  
   - Передатчик на полную мощность, - отрывисто приказал Владыка.
   - Это ее убьет!
   - Не перечь мне! Она все еще сопротивляется! У нас мало времени - либо умрет, либо покорится.
  
   Огонь утих, лишь кое-где виднелись яркие всполохи ускользающего пламени. Не осталось даже развалин. Выжженная пустыня и пепел того, что раньше было жизнью. Только шорох шагов и пыльная обувь... Откуда здесь пыль? Черная пыль...
  
   - Владыка, - снова робкий голос врача, - она умирает. Вы ускорили процесс в десятки раз. Мощность предельная. Вы выжгите ей мозг!
   - Я должен быть уверен, что она подчинится мне. Память должна быть полностью уничтожена!
   - Вы уничтожите ее саму, - слабо возразил помощник, - чтобы она вам покорилась, она должна быть разумной, а то, что сейчас происходит, делает из нее растение. Неужели вам нужен зомби? Его нельзя подчинить!!!
  
   Я слышу голоса... Они все здесь. Те, кого спасти я так и не смогла. Они говорят со мной, и я их слышу и понимаю. Они говорят мне о доме, куда я должна вернуться. Там меня ждут, там есть место для таких как я...
  
   - Пора! - резко отдал приказ Владыка Клайвер. Помощник несмело подошел и отключил передатчик. В комнате на какое-то время наступила оглушающая тишина.
  
  
   Таких как я, мертвых. Призраки. Вокруг меня призраки и они хотят, чтобы я осталась здесь с ними. В месте, где так спокойно, где все плохое уже произошло, и никогда больше не повторится. Тишина и покой. Мертвый мир. Проклятый мир. И я проклята, потому что все еще цепляюсь за ничтожную ниточку, удерживающую меня на грани безумия.
   Тонкая нить, которой ни за что не выдержать груза отчаяния и разбитых надежд.
  
   - Она нас слышит?
   - Попробуйте поговорить с ней. Она должна вас слушаться.
   - Теперь я ее хозяин, - странная улыбка исказила лицо Владыки. Увидев ее, помощник предпочел отойти в сторону. Он давно подозревал, что за то, что они сотворили, он лишится жизни, но почему-то в этот момент он меньше всего боялся умереть. Его пугала не смерть, а Владыка Клайвер, уже давно перешагнувший тонкую грань добра и зла. А еще ему было немного жаль эту тварь, хотя сейчас она совершенно не была похожа на то, чем их пугали с раннего детства.
   - Открой глаза, Тварь! - нетерпеливо произнес Клайвер.
   Некоторое время пленница не реагировала, шли секунды и Владыка стал терять терпение. Помощник едва успел перехватить его руку, занесенную им для удара.
   - Остановитесь! Смотрите!
   Пленница медленно открыла глаза. Взгляд был четким и пустым. В нем больше не было ни мыслей, ни чувств, ни души. Один холод и безразличие к окружающему миру.
   - Получилось! У нас вышло! - торопливо начал помощник, и замолчал. Возможно, у них получилось покорить разум Твари, оставив ей жизнь. Вот только он не был уверен в том, что это принесет им какую-то пользу. Пленница имела вид полной идиотки: бессознательно глядя сквозь склонившегося над ней Владыку, ее губы скривились в глупой улыбке.
   - Не может быть! Неужели все напрасно? Посмотри на эту кретинку - она того и гляди, начнет слюни пускать! Что-то пошло не так! Ты испортил этот материал!
   Владыка гневался, и помощник не знал, как пережить его гнев. Между тем, пленница, попытавшись встать и поняв, что это сделать не возможно, стала издавать жалобные звуки.
   - Что такое? - брезгливо спросил Владыка, удивленно глядя на пленницу.
   - Она плачет, - пояснил помощник, - похоже, что она растеряна и напугана.
   - Плевать! Я хочу знать, когда она будет готова?
   - Не знаю, не уверен. То, что вы хотите сделать потребует от нее хоть какого-то проблеска разума, но сейчас трудно сказать, способна ли она на это.
   - Мне нужен результат, - отрезал Владыка, - безразлично как, но к завтрашнему дню она должна быть готова. Иначе, мне придется избавляться уже от двух трупов.
  
   Шаги Владыки Клайвера стихли в коридоре, и в комнате воцарилась тишина, изредка нарушаемая всхлипами пленницы.
  
  
   Владыка Майлз вошел в свою комнату, небрежно кинув меч на стол. На лезвии все еще виднелась кровь его противницы. Впервые в жизни он не знал, что делать. Владыка догадывался, что Правитель задумал нечто ужасное, но с детства привыкший безоговорочно верить и подчиняться, как и любой воин Тэррануса, не мог тому противоречить. У него и в мыслях такого не возникало. До сих пор. Пока не получил приказ найти и изловить своего бывшего приятеля, с которым они столько лет учились боевому искусству. Изменник - возможно, раньше он никогда не задумывался о истинности подобного обвинения. К тому же та девчонка, которую они ждали уже несколько недель. Кто она? И почему представляет такую ценность для Клайвера?
   Майлз никогда не шел против собственных принципов, но в этот раз, подчиняясь приказу, вынужден был это сделать. Атаковать с оружием в руках безоружного, беззащитного и раненого противника было не в его правилах. Подумав о девушке, оказавшей неожиданное сопротивление, он невольно притронулся к переносице: а ведь сломала! Хорошо, что он быстро восстанавливается.
  
   Аэрон снова пришел в себя. Ночь заканчивалась, и начинался рассвет. Он всегда знал, чувствовал смену дня и ночи. А еще он знал, что на этот раз ему не спастись, как не спастись и той странной девочке, которая попыталась поспорить с судьбой. Сумасшедшая! На что она надеялась? Неужели искренне думала, что ей удастся кого-то спасти? Она не производила впечатление полной дуры. Немного психованной, но не дуры. И дерется неплохо. Выстоять против Майлза может не каждый, а победить в поединке воли еще не удавалось никому. Ей это удалось. И если бы не появление Правителя, возможно, она бы смогла спастись. Разумеется, одна, без него и того счастливчика, за которым она пришла в это место. Владыка Аэрон напрягся, услышав тяжелые шаги, приближающиеся к его камере.
  
   - Вы хотите сказать, что ЭТО меня понимает? - Клайвер зло оглядел результаты деятельности своего помощника за прошедшую ночь. Без сомнения, тому удалось многое: заставить тварь стоять прямо, выполнять простейшие команды - встать, лечь, сидеть. Да уж, его помощник не отличался оригинальностью мысли и мастерством дрессировки. Но, по крайней мере, Владыка убедился, она выполняет команды безоговорочно, не задумываясь. А значит, еще все может получиться.
   - Иди сюда, - потребовал Владыка.
   Девушка подошла на расстояние вытянутой руки и замерла, бесстрастно ожидая распоряжений своего хозяина.
   - Возьми это, - он протянул ей свой меч, нетерпеливо отмахнувшись от попробовавшего возразить помощника.
   - А теперь, убей его, - злобно улыбаясь, приказал Клайвер, кивая на оторопевшего ученого.
   - Нет, прошу вас! - попытался возразить тот.
   - Убей его, - повысил голос Владыка, - отступая в сторону и давая девушке беспрепятственно подобраться к своей жертве.
   Девушка, сжав крепче рукоять меча, двинулась к цели. Цель, что-то вскрикнув, начала отходить от нее. Развернувшись, помощник попытался покинуть комнату, но не успел. Резкий взмах меча, и окровавленное тело бесшумно опустилось на пол. Повернувшись лицом к Владыке, девушка замерла, в ожидании следующего приказа.
   - Великолепно! - похвалил ее Владыка, - так просто! Не то, что с Владыкой Августосом. Не пришлось задействовать Барзаи.
   - А теперь, ты пойдешь со мной и сделаешь то, чего я ждал столько лет.
  
  
   Своды громадного зала, казалось, давили со всех сторон. Аэрон сдержал невольное желание повести плечами и распрямить затекшие суставы. Будучи скованным по рукам и ногам, он не мог сделать ни одного лишнего движения, укрывшегося от глаз его стражей. Но вот говорить ему никто не мог запретить, точнее, мог, но все запреты он игнорировал, мужественно терпя удары и сплевывая кровь.
   - Ты беспокойный пленник, - раздался голос Правителя Клайвера.
   - Стараюсь.
   - Неужели преданность семье стоит больше, чем моя милость?
   - Спрашиваешь! Гораздо больше, - пленник постарался извернуться, но, получив очередной удар, удовлетворился презрительными взглядами, бросаемыми в сторону бывшего советника.
   - Что же, так тому и быть. Ты мне подходишь.
   - Да я везде нарасхват. А... э... в каком плане? Никого не хочу обидеть, но я очень консервативен в некоторых вопросах...
   - Заткните его, - поморщился Владыка, и повернулся к открывшейся двери.
   В проеме появились двое стражников, ведущие под руки знакомую фигуру. Подойдя к ней, Клайвер, откинув с ее лица капюшон и взяв за руку, подвел к центру залы.
   - А теперь, ты кое-что для меня нарисуешь, Тварь! - приказал он, вручая девушке кинжал.
   - Ты так обходителен, - последовало замечание неугомонного пленника.
   - О, кто снова подал голос! - подойдя Клайвер с силой сжав подбородок Аэрона, посмотрел ему прямо в глаза.
   - Когда ОН поймет, что я с тобой сделал, то получит самый страшный удар в своей жизни. Особенно, узнав подробности происшедшего.
   - А теперь, - он снова обратился к неподвижной девушке, - ты создашь пентаграмму и вызовешь Йог-сотхотх, используя его кровь.
   Он кивнул на все еще ухмыляющегося Аэрона, но когда пленник увидел выражение лица девушки, ему стало не по себе. Он понимал - с ней что-то сделали. А еще он понимал, что она полностью подчиняется Клайверу, и, похоже, он сам доживает последние минуты своей не совсем путной жизни.
  
   Владыка Майлз напрягся, услышав странный шорох в углу комнаты. Он не помнил, когда отключился, но сейчас, открыв глаза, понял, что лежит полураздетый в кровати. Раны и ушибы больше не беспокоили, рукоять меча приятно холодила ладонь. Вслушиваясь в темноту какое-то время, он уже было решил, что ему показалось, как внезапно на него навалилась темная масса, лишая возможности двигаться. Меч был вырван из рук, а неведомая сила пришпилила его к кровати. Сбоку раздался тихий голос:
   - Ты спрашивал, как далеко я готов зайти? Достаточно далеко. Только ты можешь этого не увидеть.
   - Дрэгон! - мрачно проговорил Майлз.
  
  
   Смотря в ее пустые глаза, Аэрон испугался по настоящему. Нет, не смерти, а того, что, возможно, будет ей сопутствовать. Он еще не совсем понимал, для чего Клайверу Йог-сотхотх, но отдавал себе отчет, что как только Врата откроются - пути назад не будет ни для кого. Аэрон напряженно следил за действиями девушки, и ему потребовалось собрать все свое мужество, чтобы не отшатнуться, когда она поднесла лезвие кинжала к его запястью. Боли он не почувствовал, лишь ярость и желание вырваться из сковывающих его пут и разделаться с как можно большим количеством врагов, прежде чем умереть самому. Кровь тонкой струйкой стекала по кисти в подставленный кем-то из стражей небольшой кубок. Наполнив его до краев, девушка оставила свою жертву, и так же безразлично подошла к месту, на которое ей указал Клайвер. Некоторое время ей понадобилось, чтобы начертить пентаграмму. Сделав это, она замерла у края круга. Кубок с остатками крови, со звоном выпав из ее рук, покатился под ноги бывшему советнику. Бледный, но злой Аэрон снова уставился на Клайвера:
   - И что дальше? Прикажешь своей марионетке меня убить?
   - Почти! - Клайвер подошел к нему поближе, - ты как никто другой подходишь на роль жертвы. Совсем скоро Врата откроются, и я завладею Силой Йог-сотхотха. После этого ничто не сможет меня остановить.
  
   Аэрона подвели к Вратам, заставив стоять рядом с неподвижной девушкой. Она сделала шаг, разделявший их и, соединив их руки, нанесла себе рану. Кровь, закапав на рисунок, наполнила Врата Силой. Послышался тихий монотонный голос, произносящий слова вызова. Через минуту пентаграмма засветилась ярким светом. Казалось, внутри происходило какое-то движение. Пространство, всколыхнувшись, выпустило Силу, таящуюся внутри.
   - Опомнись! - прошептал пленник, не сводя с Анны глаз, - борись, прошу тебя!
   Она резко повернулась к нему. Внезапно, ее взгляд стал четким и ироничным. На губах заиграла странная улыбка. С силой, схватив Аэрона, она втянула его в круг. Клайвер, осознав, что его план провален, с криком: "Убить обоих!" кинулся к Вратам, пытаясь достать беглецов, но был отброшен защитным полем.
  
   Внутри было тихо. Защищенные Йог-сотхотхом, они были в безопасности от враждебной Силы и злобы врагов.
   - Как? - Аэрон не мог подавить удивления, смотря на Анну, - ты же была ...
   - Полной идиоткой? - подхватила она улыбаясь. Освободив его от кандалов, она пояснила, - ты никогда не косил от армии? Главное здесь не переборщить. Пару раз я уж было испугалась, что Советник прикажет пустить меня в расход, как не соответствующую возложенной на меня миссии.
   - Армии? - недоуменно повторил Аэрон.
   - Не я, - разъяснила она несообразительному Владыке, - палата, в которой лежали призывники в неврологическом отделении нашей больницы. Один из них даже не притворялся. Тогда-то я поняла, что пустой взгляд и слюна изо рта вполне способны дать отсрочку на год.
   - Ты-то, что там делала?
   - Мне нужно было освобождение от экзаменов, выпускных. Мне его дали.
   - Ты больная на голову!
   - О, ты жил на Земле?
   - Психопатка! Тебя могли убить! Лишить остатков мозгов! Окончательно!
   - Но ведь сработало! Нельзя свести с ума того, кто уже...
   - Верно, девочка, - послышался спокойный голос Вуала, - но все же, это было рискованно! Ты не должна была все это затевать.
   - Кто это? - Аэрон огляделся по сторонам.
   - Тот, ради кого мы все здесь собрались. Вуал - дух Йог-сотхотха. Он брат Азазота и мой далекий предок.
   - Так ты Древняя? - Аэрон слегка изменился в голосе.
   - А ты не догадывался? Впрочем, это не удивительно.
   - И что теперь? - Владыка напрягся, - продолжишь работу начатую Клайвером?
   - Ну что ты! Как можно! - Анна повернулась к сгущавшейся рядом с ними тени.
   - Нет! - голос Вуала был непривычно грозен.
   - Я ведь еще ничего не просила!
   - Я знаю все, о чем ты думаешь, и мой ответ - нет.
   - Это единственный способ. К тому же, я обещала тебе!
   - Ты глупа, если думаешь, что я приму это жертву!
   - Но выхода нет! Ты сможешь им противостоять, возродить свой мир. А я свою миссию выполнила. Я нашла для тебя жертву. Только не забывай, о чем я тебя просила!
   - Нет! - тень метнулась к девушке, но было уже поздно. Аэрон, не понимая, что происходит, с ужасом смотрел, как тонкий кинжал пронзает сердце девушки, и она падает в центр пентаграммы. Кровь заливает рисунок, впитываясь внутрь Врат, которые высасывают ее жизненные Силы.
   Опустившись рядом с ней на колени, Аэрон пораженно взглянул на тень, становящуюся с каждым мгновением все материальнее. В конце концов, неясные очертания полностью сформировались в высокую фигуру рыжеволосого мужчины, с холодными серыми глазами. Он был точной копией Анны, в мужском варианте. Как будто брат и сестра. Близнецы. Мужчина бросился к лежащей девушке и слегка приподнял ее голову.
   - Нет! Только не ты! Как ты могла так поступить? Зачем?
   Аэрон увидел, как по лицу Вуала пробежала слеза.
   - Вы обманули меня, - послышался слабый голос Анны, - ни один аватар не был бы способен вернуть тебе жизнь, будь он хоть трижды потомок Азазота. Только я.
   - Ты все знала?
   - Прекрасный предлог спровадить меня из Лэнга. Искать то, чего не существует. Думали, не догадаюсь? Только тот, кто забрал, может вернуть назад. Ты дал мне Силы, чтобы выжить. Теперь - мой черед.
   - Ты не можешь со мной так поступить! Не смеешь! Я недостоин этого.
   - Достоин! Ты сделаешь то, что я прошу.
   - Никогда! Нет! Ты ошибаешься, если думаешь, что мне нужна жизнь такой ценой!
   Вуал выпрямился, держа девушку на руках. Аэрон внимательно следил за тем, что происходит в сердце пентаграммы. Их охватил яркий свет, пронизывающий насквозь. Казалось, они слились в одно целое, потом, свет стал меркнуть, и вот в центре круга остался один, точнее, одна. Анна - живая и невредимая. Аэрон, облегченно вздохнув, подался к ней, но его остановил взгляд девушки - потерянный и обреченный.
   - Прощай! - прошелестел тихий удаляющийся шепот, - теперь ты повелеваешь ими.
   Владыка притянул поближе плачущую девушку и слегка приобнял.
   - Ты сделала все, что могла. Он сам так решил.
   - Что ты в этом понимаешь? - шмыгнула носом Анна.
   - Больше, чем ты думаешь, - с грустной улыбкой ответил Аэрон, - и что теперь, Анна, Повелительница Древних?
   - Ты так легко принял мою сущность?
   - Пришлось, - признался Владыка, - скоро ты все поймешь. Так куда теперь?
   - В камеру. Мне нужно освободить Владыку Дарэна из сарона.
   - Я так и думал, - иронично произнес Аэрон, - что же, ты готова?
  
   Готовы были не только мы, но и наши противника. Как только защита Врат перестала нас прикрывать, нам навстречу понеслось столько смертоносной Силы, что я уж было решила - нам не выбраться. Но страхи оказались напрасны. Теперь, с Силой полученной от Вуала, я могла противостоять всему миру. Ну, почти. Буквально проредив себе ход, и сократив количество противников вдвое, мы с Аэроном кинулись к двери.
   - Мы можем открыть Переход? - сквозь зубы прошипела я на ухо Аэрону, отбиваясь от нападавших.
   - Не здесь. Это нас убьет.
   - Тогда нам нужно выбираться.
   - Бежим! - крикнул мне Аэрон, падая от очередного удара.
   - Отступаем, - поправила я его, почти таща за собой.
   Передвигаясь по коридору, мы слышали шум наших преследователей сзади. Завернув за угол, я неожиданно наткнулась на препятствие, мешающее мне продолжить наше, гм... отступление. Подняв глаза, я столкнулась с мрачным взглядом Дрэгона. На миг я замерла, стараясь сообразить, чем мне это грозит, но тут на меня со всей дури налетел Аэрон, толкая в негостеприимные объятия Владыки.
   - Аэрон! - раздался грозный голос у меня над ухом.
   - Отец! - растерянный моего товарища по несчастью.
   - Отец?!? - ошарашено повторила я.
   - Ну да... мамочка, - иронично подхватил Аэрон.
   - Твою мать!!! - не сдержалась я.
  
  

XXII

Тэрранус

   Дрэгон, не очень вежливо схватив меня за плечо, втолкнул в открывшуюся дверь. Петляя от преследователей больше часа, мы, наконец, смогли открыть переход и оказались в другом конце города. Комната встретила нас темнотой и ощущением чужого присутствия. Привыкнув к внезапно вспыхнувшему свету, я, наконец, смогла рассмотреть место, куда нас привел Дрэгон: небольшая комната с маленьким окошком, почти под потолком. На единственном стуле сидел скованный полуодетый мужчина со спутанными окровавленными волосами. Присмотревшись, я с удивлением узнала в нем нашего старого знакомого - Владыку Майлза.
   - А я думала, что у меня сегодня тяжелый день, - брякнула я, проходя внутрь.
   - Майлз! Каким ветром? - ехидно поддержал меня "сынок".
   Майлз сфокусировал на нас свой взгляд, его глаза неприязненно сверкнули:
   - Кого я вижу! Вся Варгова семейка в сборе!
   - Заткнись, урод! Ты, кажется, хотел познакомиться со мной поближе? Могу это устроить.
   - Обещания, обещания, - скривился Майлз.
  
  
   - Довольно! - устав слышать перепалку бросил Дрэгон. Закрыв дверь, и прислонившись к ней спиной, он спокойно наблюдал, как его жена всеми силами пытается оттянуть их разговор. Подавив в себе порыв, дать ей такую возможность, он направился к Анне и твердо взял ее за плечи.
   - Я думаю, пришло время поговорить. Наедине, - добавил он, видя готовность своего отпрыска сопровождать их в замаскированную драпировкой комнату.
   - Присмотри за ним, - приказал он сыну, кивнув на пленника.
   - Без проблем.
  
  
   Комната и вправду была мала. Слишком мала для нас двоих. Присутствие Дрэгона буквально давило мне на психику. Появились первые признаки клаустрофобии. Не успев еще толком подготовить речь о том, что сама вправе распоряжаться своей жизнью, я была придавлена к стене и буквально оглушена рыком Владыки:
   - Какого Варга ты творишь? Что себе позволяешь?
   Поняв, что конструктивного диалога не состоится, я попыталась вырваться из захвата, но добилась лишь того, что меня придавили еще сильнее.
   - Дрэгон! Отпусти меня, и давай поговорим. Просто поговорим без криков и упреков.
   - Когда я с тобой, мое спокойствие куда-то девается, - признался Дрэгон, неохотно отпуская меня. Сразу не убил - уже хорошо!
   - К чему эта злость? Ты ведь прекрасно знаешь, что я сама решаю, как мне поступать.
   - Я надеялся, что с недавнего времени для тебя кое-что изменится, - его взгляд буквально буравил меня, заставляя чувствовать что-то вроде вины.
   - Ты скрыл от меня правду! Я так хотела тебе верить! - и сама удивилась, сколько было драматизма в моем голосе. Интересно: я хочу избежать неприятного разговора, или это что-то другое... более сложное.
   - Я должен был догадаться, что ты не успокоишься, пока не узнаешь всего, - руки Дрэгона на миг сдавили мне лицо, но уже в следующее мгновение он отошел от меня на безопасное расстояние, как будто боясь не сдержаться, - но не хотел думать, насколько это для тебя важно. Не мог.
   - Он не мертв, - без выражения прошептала я.
   - Он не жив. После того, что с ним сделали... У него не было твоей силы, нашей силы, - спокойно, с каменным лицом сказал Дрэгон.
   - Нас схватили еще там, в Квазаре, - продолжал Дрэгон, - несколько дней продолжались пытки, так как никаким иным способом они не могли от нас ничего добиться. Но и тут они просчитались. Не знаю, не помню, сколько это продолжалось, но однажды, мне и Дарэну удалось бежать. Мы скрывались в его мире, там, где я нашел вас тогда. Некоторое время ушло на то, чтобы полностью восстановиться...
   - Что было потом? - спросила я, когда молчание затянулось. Ноги отказывались меня держать, и я сползла по стенке на пол. Дрэгон несколько секунд молча смотрел на меня.
   - Им потребовалось три дня, чтобы нас найти. Я уже тогда почувствовал в себе перемены - твою Силу, а Дарэн... За несколько минут до этого, он отдал мне одну вещь, очень ценную для него.
   Дрэгон подошел ближе и присел напротив меня. В его руке что-то блеснуло, и я увидела золотой крестик, поДарэнный мной Кайлу, перед тем, как оставить его навсегда.
   - Я пронес его через сарон. Это то, что не давало мне сдаться в один из худших моментов моей жизни - твой подарок, поДарэнный не мне. Когда казалось, что я теряю разум, я думал о тебе, такой далекой и недоступной. Я выжил, чтобы снова увидеть тебя, всерьез не веря, что между нами может хоть что-то быть. И когда я бежал из сарона... О, это была не моя заслуга! Они думали, что так смогут добраться до тебя. Мы вытащили его оттуда! Слышишь! Дарэна в сароне нет!
   - Но где он? - голос дрогнул. Я не ожидала услышать от Дрэгона такого.
   - В безопасности. Тело его живо, а вот то, что ты называешь душой... Я не хотел, чтобы ты это узнала, надеялся, что будет достаточно тебе сказать о его смерти. Дурак!
   - Ты не виноват, что Клайвер использовал мои кошмары, чтобы добраться до меня.
   - Ты мне настолько не доверяла?
   - Я боялась.
   - Чего?
   Видя, что я не спешу отвечать на заданный вопрос, Дрэгон разозлился:
   - Ты считала, что я могу воспользоваться положением твоего мужа? Думала, что утаивая правду о Кайле, я пытаюсь держать тебя подальше от него?
   Наверное, в моих глазах промелькнуло что-то, окончательно взбесившее его.
   - Я не всегда вел себя с тобой достойно, но даже я не заслуживаю подобного, - он резко поднялся и шагнул к двери.
   - Знаешь, а я даже рад, что ничего теперь не нужно скрывать, - его лицо изменилось - глаза стали холодными. Губы искривила улыбка, - не волнуйся, скоро ты его увидишь.
   Он вышел из комнаты, а я все еще продолжала сидеть на полу. На душе было больно и мерзко. Я обидела Дрэгона, совершенно этого не желая. Он простил мне все: пытки, боль и предательство. Сможет ли простить и эту обиду? И нужно ли мне его прощение?
  
   Аэрон, оставшись наедине с пленником, постарался вслушаться в шум за дверью. Рык своего отца он не смог бы спутать ни с чем. Значит, семейная ссора в самом разгаре. Что же, для разнообразия неплохо. Даже небольшое знакомство с мачехой показало ему, что на этот раз отец столкнется с трудностями - девочка была умна, хитра и рассчитывала только на себя. Поначалу его взбесил сделанный отцом выбор. А, попав в тюрьму, обвиненный в заговоре и предательстве, он готов был расправиться с ней, при первой же встрече, если бы ему была представлена такая возможность.
   Свою мать он помнил смутно, она умерла довольно рано, не оставив заметного следа в душе сына. Владыка вынужден был жениться на ней по приказу Старейшин. Достигнув определенного возраста, через это должен был пройти каждый. Но второй брак Дрэгона вызвал у всех недоумение и ужас. Древняя! Проклятый род, которым матери с детства пугали своих детей. И теперь, одна из них опутала его отца, единственное родное существо, которое у него осталось!
   Не сразу он понял, кто она - вытащившая его из камеры девушка, а когда понял - уже не мог ее ненавидеть с прежней силой. Именно тогда в его голове зародилась мысль - а все ли мы знаем о тех, кого ненавидим столько веков. Возможно ли, чтобы наш главный враг был куда милосерднее тех, кто считал себя его родом. Клайвер зашел слишком далеко. В своем стремлении обрести безграничную власть, он перешагнул тех, кого называл своим народом, тех, кто когда-то безоговорочно его поддерживал.
   Наверное, он должен был больше доверять отцу, и не делать преждевременных выводов. Хотя их бессмысленное и опасное путешествие по шахте, схватка с Владыками и пленение не могло не вызвать некоторых вопросов: кто он - тот, ради кого нарина его отца рисковала своей жизнью?
   Его мысли прервал шум в маленькой комнате и ехидный голос Майлза:
   - Не спорю! Твой папаша еще ничего! Я уж не говорю о мамаше. Аж зависть берет!
   - Заткнись, придурок, - Аэрон схватил пленника за шею и слегка сдавил, - еще хоть слово скажешь...
   - Надеюсь, им не придет в голову завести детей! - тем же тоном продолжил Майлз, - прямо сейчас.
   Аэрон замахнулся, но тут дверь, разделявшая комнаты резко открылась, и в проеме показался Дрэгон. Аэрона удивило странное выражение его лица. Он выглядел так, как будто прилагает все силы, чтобы держать себя в руках.
   - Отец!
   - А теперь, разберемся с тобой! - Владыка небрежно присел на стол, не обращая внимание на вышедшую из комнаты нарину.
   - Кажется, я приказывал тебе оставаться на Кальвазоре, там безопасно.
   - Приказывал! Но ты забываешь, что я уже давно не ребенок. Через несколько лет я мог бы стать Старейшиной!
   - Мне жаль, но твоя мечта, возможно, никогда не сбудется.
   - Перестань, отец, ты же прекрасно знаешь, что я имел в виду другое. Я достаточно взрослый, чтобы сам принимать решения.
   - Правда? - по лицу Дрэгона пробежала ядовитая улыбка, - в таком случае, кто мне объяснит, отчего окружающие меня взрослые лица, способные принимать ответственные, жизненно важные решения, едва не погибли не далее, как сегодня днем.
   - Мы спаслись! - возразили лица в два голоса.
   - Чудом! - парировал Дрэгон.
  
  
   Я смотрела на разозленного Владыку и не знала, что делать. Его претензии к сыну, безусловно, отчасти заслуженные, вбивали между ними клин. А мне совершенно не хотелось выдерживать еще одну бурю эмоций.
   - Дрэгон, прошу тебя, не будем превращать наши разногласия в обычную семейную свару! - не выдержала я.
   - Семейную? - Дрэгон подошел ко мне вплотную и шепнул, - да есть ли у нас семья?
   Мы смотрели друг на друга пристально, не отводя взгляд. Его - внимательный и ждущий чего-то, и мой, растерянный и напряженный.
   Я не выдержала первой. Отойдя от Владыки, я подошла к Майлзу, с интересом оглядывая его:
   - Почему мы здесь? И что он тут делает?
   - О, я вас не представил! Прошу прощения! - судя по тону, Дрэгон, безусловно, оценил мою попытку сменить тему разговора.
   - Да мы вроде как знакомы, - возразила я, - даже очень близко. Как нос? Не болит?
   - Сучка! - получила я в ответ.
   - Не стоит грубить моей нарине, Майлз, - вмешался Дрэгон, - к тому же, только я имею право это делать.
   - А ведь когда-то я тобой восхищался! Хотел быть похожим на тебя, - Майлз зло сплюнул.
   - Не создавай себе кумира! - влезла я в разговор.
   - Ты был Старейшиной! Великим воином! А стал ручным псом этого монстра!
   - Не думаю, что тебе стоит рассуждать о вещах, в которых ты ничего не смыслишь, - заметил Дрэгон, подойдя ближе к пленнику, - возможно когда-нибудь, ты поймешь, что происходит с этим миром.
   - Я и так знаю! - Майлз дернулся, - им завладели такие как она!
   - Не совсем верно, - снова вмешалась я, - знаешь, а ты мне даже нравишься! С таким пылом защищаешь то, во что веришь. Идеалист. Таких сейчас не часто можно встретить. Хочешь знать правду?
   - Твою правду? Нет уж, обойдусь.
   - Просто правду, - отрезала я, - не мою, не их.
   - Освободи его, - не дожидаясь ответа, я повернулась к Дрэгону.
   - Ты уверена?
   - А нам нужен еще один труп? - поинтересовалась я.
   Пленник был освобожден. Дрэгон удерживал его на стуле, Аэрон стоял в стороне, с интересом следя за развитие событий. Умный мальчик, я уже его люблю. Как сына.
   - Не бойся, - я почти вплотную наклонилась к пленнику, - я всего лишь хочу тебе кое-что показать.
  
  
   Я не знаю, сколько прошло времени, но когда очнулась, ощутила себя лежащей на столе. Под головой оказалась свернутая куртка Дрэгона, свет слегка приглушен.
   - Пришла в себя? - Дрэгон склонился надо мной.
   - Как видишь. Я в порядке, - добавила я, соскальзывая в его раскрытые руки. Слегка приобняв, он тут же позволил мне отойти.
   - Как он? - кивнула я на Майлза.
   - Лучше чем ты, - подал голос Аэрон, - что это было?
   - Экскурс в прошлое, - туманно пояснила я, - нужно было кое-что продемонстрировать одному очень упрямому Владыке.
   Данный Владыка все еще сидел на прежнем месте, растерянно глядя на меня.
   - Это правда? То, что ты мне только что показала?
   - Неразумно надеяться на правдивый ответ мерзкого чудовища, пытающегося завладеть твоим разумом, - припомнила я его слова, высказанные мне в момент, когда я попыталась проникнуть в его сознание.
   - Сожалею. Я не хотел. Я не думал, что все так...
   - Не важно. Главное, что теперь ты знаешь правду. Знаешь, что в этой истории нет правых и виноватых. Хотя, на одну судьбу все списывать не стоит.
   - Значит, они все еще там, наши предки?
   - Да, в Мире Темной Звезды. Не обессудь, но им не за что вас любить.
   - Понимаю, - прошептал Майлз.
   - Можем ли мы рассчитывать на твою помощь? - вступил в разговор Дрэгон.
   - Чем я могу помочь?
   - Армией. Если не ошибаюсь, ты все еще командующий личной гвардией Правителя.
   - Верно! Но гвардия предана ему.
   - И мы знаем почему. Он полностью ими управляет.
   - Тогда что вы собираетесь сделать?
   Дрэгон переглянулся с Аэроном:
   - Как на счет небольшой революции?
  
  
   Покинув место жительства Владыки Майлза, Дрэгон, крепко сжав мою руку, открыл Переход. Решение оставить Аэрона, было принято Владыкой как всегда единолично, и слабые возражения "взрослой личности" в расчет не принимались.
   Как ни странно, безопасным местом оказался бар на окраине столицы. Надвинув на голову капюшон, я всеми силами пыталась изобразить завсегдатая подобного заведения. У меня не получилось. Когда нас окрикнул чей-то голос, я решила, что все пропало, но меня ждал сюрприз. Хозяином бара оказался хорошо знакомый мне по Квазару Коннор, чудом избежавший смерти и неплохо развернувшийся в этом мире. Проведя нас в подвал, он замер у замаскированного лифта.
   - Значит, так тому и быть, - произнес он, внимательно меня рассматривая.
   - Ты о чем?
   - Я все чаще задумываюсь: может стоило закончит начатое тогда? - намекнул он на обстоятельство нашего с ним знакомства.
   - Она моя нарина, Коннор, - вмешался Дрэгон, - и я не позволю ей угрожать.
   - Понимаю. Дело твое, - сдался он, нажимая кнопку вызова.
  
   Оказавшись на нижнем уровне, мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к полумраку. Мы попали в небольшую комнату с низкими потолками, довольно уютную и чистую. Можно сказать, даже стерильную. В углу у стенки стояла широкая кровать, окруженная какими-то приборами. Подходя к ней, я уже догадывалась, что там увижу.
   Он был таким же, каким я его помнила - благородное лицо, темные, слегка вьющиеся волосы. Глаза закрыты, и весь его облик выражал покой и умиротворение. Голос, раздавшийся над ухом, заставил меня вздрогнуть:
   - Он бы не хотел, чтобы ты видела его в таком состоянии.
   - Но мне это было необходимо, - помолчав, я взглянула на стоящего рядом Дрэгона, - неужели нет никакой надежды?
   - В его теле жизнь поддерживается искусственно. А разум... Он не позволил себя подчинить, предпочтя смерть.
   - Я могу побыть с ним?
   - Да, конечно, - Дрэгон вздохнув, отошел от меня, - я буду в соседней комнате.
  
   И вот я осталась одна. Передо мной лежал мужчина, которого я люблю. Любила. Первый, кто смог разбудить во мне человеческие чувства. Кто искренне и самоотверженно не раз спасал меня от смерти. И теперь он мертв. Только тело, без разума, без души. Я опустилась перед ним на колени и взяла его руку в свои.
   - Знаешь, а я до последнего не верила, что мы расстаемся навсегда. Где-то в душе я надеялась, что когда-нибудь мы все же будем вместе, - шепнула я сквозь слезы.
   - Неужели это конец? Твоя смерть - это смерть моей души, Кайл! Проснись!
   Я вглядывалась в неподвижные черты, перебирая рукой его густые волосы. Слезы катились по щекам, мешая сосредоточить взгляд на его лице, его закрытых глазах, его губах.
   - Я не верю! Я не смирюсь!
   Зло смахнув слезы, я уставилась пустым взглядом на свои руки. Его рука в моих. Как же это не справедливо! Как же это по-человечески - чувствовать беспомощность, наблюдая смерть того, кто тебе дорог. И человек во мне убеждал смириться. Перестать бороться с тем, что исправить уже нельзя. Но чудовище, которое родилось еще до гибели Земли, кричало во мне: "не сдавайся!". Теперь я могу многое. Неужели, я не способна сделать единственную вещь, ради которой убила в себе человека?
   Резко выпрямившись, я встала посреди комнаты. Что-либо рисовать отныне не было нужды. Врата подчинялись только мне и никому более. Я не могла позволить ему уйти. Никто и никогда из дорогих мне существ больше не умрет. Или я перестану жить. Когда-то, Майрос сделал это для Вуала, пленив его, чтобы оставить себе путь к отступлению. Я же делаю это из-за любви. Пусть я монстр, зло, в древней оболочке, но я могу это сделать. И сделаю, даже если мне придется принести в жертву целый мир.
  
  

XXIII

Тэрранус

  
   Покидая комнату, где оставалось бездыханное тело Кайла, я поняла две вещи - Силы никогда не бывает много и... не всем нужно делиться с возлюбленным супругом. Особенно, когда этот самый супруг сверлит тебя взглядом, будто старается докопаться до чего-то важного.
   - Он мертв, - предупреждая вопросы, заявила я, двигаясь по коридору к лифту.
   - Сучка! Ты его убила? - Коннор попытался преградить мне дорогу, но ему помешал Дрэгон. Секунда и они бы вцепились друг в друга. Это мне было совершенно ни к чему.
   - Послушай, Коннор, - я подалась к нему, - ты бы хотел видеть близкое тебе существо ни живым, ни мертвым?
   - Это мой друг! Я бы все сделал для него! - выдавил из себя Коннор.
   - Я тоже, - почти прошептала я ему на ухо, - я тоже сделаю для него все.
   Некоторое время он удивленно смотрел на меня, потом его взгляд смягчился:
   - Он теперь свободен? - в его голосе слышалась надежда на чудо.
   - Он теперь свободен, - подтвердила я. И да простят меня все боги за эту ложь.
   Благодаря маскировке и защитному полю, созданному Дрэгоном, нас было довольно сложно отследить. Город мы пересекли в полном молчании. Дрэгон не задавал вопросов, и я ему была за это благодарна. В конце концов, если у меня ничего не выйдет, пусть это будет исключительно на моей совести, и так отягощенной черт знает чем. Пусть Владыка готовит переворот в своем мире, здесь я вмешиваться не стану, а вот с их Правителем стоит разобраться. Это исключительно моя добыча, и делить ее я не намерена ни с кем. Хотя... Есть одно существо, которому Клайвер насолил чуть больше, чем мне. И если... Ну нет, стоп! Не могу же я... Почему - нет? Могу!
  
   Уже подходя к дому Владыки Майлза, я задала Дрэгону давно мучивший меня вопрос:
   - Как ты меня нашел?
   - Хотел бы сказать, что шел по останкам твоих врагов, да не хочу преувеличивать, - иронично бросил он, - я пересек Грань, остальное не составило труда. Майлз - капитан гвардейцев, стало быть, знает все, что твориться в столице. Поэтому, он стал первым, кому я нанес визит.
   - И он тут же все тебе рассказал?
   - Конечно нет. Он держался молодцом.
   - Значит, он не подвержен влиянию Клайвера, иначе уже давно бы лишился разума, - заметила я, входя в дом.
  
   Присутствие чужаков я почувствовала еще в коридоре и приготовилась обороняться, но Дрэгон удержал меня движением руки. Через несколько секунд, войдя в комнату, кроме Аэрона и Майлза я имела удовольствие видеть еще троих мужчин, спокойно общающихся с нашим "сынком". При моем появлении никто не закричал: "Убейте Древнюю!", поэтому решив, что мне опасаться нечего, я спокойно прошла внутрь.
   После недолгого представления, я скромно заняла место в углу комнаты. Незачем привлекать к себе излишнее внимание. Дрэгон знает, что делает. К тому же, это не мой мир.
   - А вы времени зря не теряете, - заметил Дрэгон, коротко обняв сына.
   - Беру пример с тебя, отец, - улыбнулся Аэрон.
   - Как успехи?
   - Это те, кому мы можем доверять. Мы вместе учились.
   Молодое поколение Владык с интересом уставилось на Дрэгона. То и дело ловя на себе их взгляд, мне становилось понятно, что они знают, с кем придется сотрудничать.
   - И они готовы пересмотреть свои убеждения? - удивился Владыка.
   - У них есть глаза, к тому же, они достаточно молоды и... - Майлз замялся.
   - Не так закостенели, как Владыки моего поколения, - закончил за него Дрэгон. Увидев по глазам собеседника, что прав, он слегка улыбнулся.
   - Ну что же, нам о многом нужно поговорить.
  
   Я была в комнате, слышала отдельные слова, но не прислушивалась. На меня как будто упала пелена, отгораживая от всего, что было мне не важно и неинтересно. В этот момент меня заботило совершенно другое. То, что я сделала с Кайлом, потребовало чертову уйму сил, практически опустошив Йог-сотхотх и меня саму. А ведь пока даже не было речи о его воскрешении. Сейчас дух Кайла занял место Вуала, и я совершенно не представляла, что нужно делать дальше. Первый порыв, сделавший из меня безумную фанатичку, немного утих, и пришло время трезво взглянуть на вещи. Чтобы наполнить Йог-сотхотх силой, понадобилось уничтожить Землю, чтобы дать Вуалу плоть, нужна была моя смерть. Но как быть с Кайлом? Как мне вернуть ему жизнь, не становясь монстром окончательно?
   Я не заметила, как заснула, и проснулась, когда Дрэгон заботливо укладывал меня в постель.
   - Где мы? - спросонья спросила я.
   - Майлз уступил нам свою спальню, спи, - шепнул Дрэгон, ложась рядом.
  
   Мне снился странный сон. Я была внутри Врат, снаружи бушевал ураган. Шум бури меня не пугал, наоборот, мне стало вдруг уютно и спокойно. Давно забытое чувство.
   - Не думал, что когда-нибудь увижу тебя снова.
   - Кайл! - я огляделась, но рядом не было никого.
   - Я знал, что ты выживешь, несмотря ни на что. Верил в это.
   - Кайл! Где ты?
   - В твоей душе. В твоих снах. Я всегда буду с тобой, пока ты помнишь обо мне.
   - Мне так тебя не хватает... - я почувствовала что плачу.
   - Порой приходится отпускать тех, кого мы любим...
   - Я не готова тебя потерять, - возразила я.
   - Ты никогда меня не потеряешь. Я люблю тебя, и буду любить всегда. Но против смерти мы бессильны.
   - Для некоторых смерть - это начало пути. Я сделаю все, чтобы подарить тебе жизнь.
   - Любимая, - я почувствовала, как неведомая сила окутывает меня со всех сторон. Нежность, любовь, покой. Мне хотелось, чтобы это не заканчивалось никогда.
   - Не уходи! - воскликнула я, чувствуя, как что-то важное покидает меня.
   - Тебе пора понять - ты не можешь спасти всех.
   - Не уходи, - повторила я.
   - Не могу. Я должен. Мой дух лишает тебя Силы.
   - Я справлюсь.
   - Нет, любимая, я не позволю тебе умереть из-за меня...
  
   Я вынырнула из сна внезапно. За окном все еще было темно, но Дрэгон не спал. Он внимательно смотрел на меня, стоя у окна.
   - Ты говорила во сне, - тихо сказал он.
   - Я тебя разбудила? - виновато спросила я.
   - Я не спал.
   - Тебя что-то тревожит?
   Дрэгон неожиданно усмехнулся.
   - Я неплохо тебя изучил, - начал он, - и знаю этот взгляд - ты снова готова бросить вызов всему миру.
   - О чем ты?
   Он быстро подошел ко мне, крепко вцепившись в плечо:
   - Я мог бы заставить тебя быть со мной, но не могу бороться с призраком.
   Он испытующе смотрел на меня, и мне вдруг захотелось отвести взгляд.
   - Когда-то я надеялся, что ты изменишь свое отношение ко мне. Я ошибся, - он резко встал и подошел к двери, - интересно, как это, жить без чувств?
   Когда закрылась дверь, и шаги Дрэгона стихли в коридоре, я все еще пыталась понять его слова, хотя раньше на тупость не жаловалась. Я могла уничтожить сотню противников, даже не прибегая к помощи Духа огня, истреблять врагов пачками, расходуя минимум силы, но что касается чувств... Я подпустила к себе слишком близко лишь двоих, и обоим причинила боль. А сейчас сижу здесь и совершенно не представляю, что же мне делать - бежать вслед за Дрэгоном, и... И что? Он достаточно знает меня, и, к сожалению, хорошо понимает. Иногда мне кажется, между людьми, состоящими в любовной связи, нужно чуть меньше понимания, или больше любви. Иначе связь обречена.
   К тому же, я еще никогда не была в столь дикой ситуации - при живом муже пытаться спасти любовника, пусть и бывшего. Дрэгон прекрасно знает, как я относилась с Кайлу, и возможно что-то подозревает теперь. И что же мне со всем этим делать?
  
  
   Рассвет застал Владыку Дрэгона в комнате, где они составляли план мятежа. Бессонная ночь никак не сказалась на его внешнем виде, напротив, стараясь отрешиться от проблем с нариной, он все силы направил на разработку операции. Его отвлек Аэрон:
   - Сколько мы еще здесь пробудем?
   - Не долго, - Дрэгон, выпрямившись, подошел к окну, - думаю, нам нужно покинуть этот дом в течение часа.
   - Куда мы пойдем?
   - Есть одно место, где Клайвер даже не подумает нас искать, - усмехнулся Дрэгон.
   - Отец, скажи мне одну вещь, - Аэрон замер в нерешительности. Дрэгон повернулся к нему, ожидая продолжения.
   - Ты делаешь это ради нее или есть что-то, чего я не знаю?
   Дрэгон какое-то время молчал, но все же решился ответить.
   - Порой случается нечто, в корне меняющее твою жизнь. Но иногда несколько причин сливаются в одну. Клайвер преступил грань дозволенного. Когда-то ему верили, как Богу, и теперь он решил им стать. Он играл судьбой нашего мира, принося в жертву тех, кто мог бы ему помешать. Тот заговор, который практически лишил нас Совета - я уверен, что он был в курсе действий Грэгора. Никто бы не смог провернуть такое без одобрения Клайвера. Он знал все. Не мог не знать. Ему нужна была сила Йог-сотхотха, и ты знаешь, чем бы это могло закончиться для Земли. Анна никогда бы не допустила подобного.
   - При чем здесь Анна? - не понял Аэрон.
   - Анна - единственная, кто выжил после той катастрофы на Земле. Азазот сохранил ей жизнь, чтобы использовать в своих целях. Но она восстала против него, уничтожила, а потом возродила Землю заново.
   - Невероятно!
   - Я не сразу поверил ей, долго сомневался, не доверял. Несколько раз чуть было не убил.
   - И после этого она согласилась стать твоей нариной? - удивился Аэрон.
   - В тот момент ее никто об этом не спрашивал. Она умирала, и единственное, что могло ее спасти - обряд разделения.
   - Теперь я понимаю. Трудно ей пришлось.
   - Ей? - иронично спросил Дрэгон.
   - Не хочу тебя обидеть, отец, но с тобой иногда нелегко. Но кем ей проходится тот, кого она хотела спасти из сарона?
   - Ты не поверишь, - Владыка вдруг прислушался и подошел к двери, - буди остальных, скоро уходим.
   - Как будем передвигаться?
   - Сейчас день, значит, по тоннелю.
  
  
   - Владыка Дрэгон! Неужели вы решитесь на это? - удивленно спросил один из младших Владык, кажется Нерон.
   - У нас нет другого выхода. Останься мы у Майлза еще на час, и нас бы схватили гвардейцы Клайвера.
   - Но Междумирье...
   - Ничем не хуже. Для нас это наиболее безопасное место, - Дрэгон огляделся. Его взгляд остановился на невысоком выступе горы, не так далеко от нас.
   - Я думаю, мы можем расположиться там, в горах. Оттуда можно увидеть всех, кто захочет пересечь долину.
   - Вряд ли кто-то кроме нас додумается это сделать, - тихо буркнул Аэрон, с сомнением оглядываясь вокруг.
   - Зря сомневаешься, - возразила я, - рано или поздно, Клайвер поймет, как мне удалось вырваться из Лэнга и попасть на Тэрранус, а это значит, что нам предстоит визит гостей.
   Я снова почувствовала на себе изучающие неприятные взгляды. Что же, детки мне не доверяют, и я вполне их понимаю. Поверить Дрэгону легко, учитывая то, как долго он был Старейшиной, но принять меня - слишком много даже для "неокрепших умов", особенно если им перевалило за пять сотен лет.
  
   Шли дни. Время от времени кто-то из Владык исчезал на некоторое время, но неизменно возвращался. Иногда даже не один. Постепенно наша маленькая группа увеличилась с шести до десяти. Владыки пребывали каждый день, и однажды я поймала себя на том, что меня окружают одни незнакомцы. С Дрэгоном мы больше не разговаривали, не считая ничего не значащих повседневных фраз. Иногда я чувствовала его взгляд и понимала, что ему тяжело меня видеть. Похоже, на этот раз наши отношения действительно дали глубокую трещину, и ни он, ни я не старались этого исправить.
   В эти дни я на своей шкурке поняла, что значит казарменное положение. Поселившись в горах и наскоро соорудив что-то, наподобие неприхотливого жилья, ребятки тут же все силы кинули на претворение плана в действие. Кажется, первым пунктом стало привлечение на нашу сторону как можно больше воинов. К моему удивлению, их оказалось довольно много. Я давно знала, что среди Владык есть те, кто не доволен действиями Клайвера, учитывая, скольких из них он держал в неволе, не говоря уже про сарон. Просто я не предполагала, что они когда-либо осмелятся выступить против него. Что же, приятная неожиданность. Видимо, я их недооценила.
   А еще, каждую ночь мне снились кошмары, и я просыпалась, давясь собственным криком. К счастью, никто ни о чем не подозревал, а интересоваться измученным видом и кругами под глазами было некому. Я чувствовала, как Йог-сотхотх постепенно теряет Силы, высасывая их ещё и из меня. Пребывание в нем духа Кайла требовало большого количества энергии, вот только взять ее здесь, в Междумирье, было негде. А еще, я просто сходила с ума от скуки и неясного предчувствия чего-то страшного.
  
   - Желаю здравствовать, даймина, - поприветствовал меня в своей обычной манере Владыка Майлз.
   - И тебе не хворать, - буркнула я, медленно двигаясь дальше, вот только еще не определила куда именно.
   - Даймине скучно? Я могу ее развлечь? - оживился Майлз.
   Я на миг остановилась, задумавшись. А какого черта? Тоска зеленая, сны кошмарные, так еще и новобранцы смотрят на меня, как на зверя, только вот держатся подальше, боясь гнева Дрэгона.
   - Все зависит от того, - повернулась я к нему, улыбаясь, - насколько долго тебя хватит.
  
   Мы удалились на достаточное расстояние, чтобы нас не могли видеть постовые. Обойдя гору, в нескольких метрах от обрыва, мы нашли подходящее нам место. Конечно, сапоги будут скользить на камнях, но это были куда лучшие условия, чем в коридорах тюрьмы.
   - Итак, - начала я, - напомни, на чем мы с тобой закончили?
   - Я всадил тебе клинок в грудь, и ты потеряла сознание.
   - Да уж, нехорошо было с моей стороны обрывать битву на самом интересном месте.
   - Думаешь, сейчас получится лучше?
   - Не сомневаюсь.
   И началось то, о чем раньше я могла только мечтать. Настоящий спарринг, без применения магии. Только собственные физические силы и два острых клинка. Скорость была сумасшедшей. Иногда я ловила себя на мысли, что даже не понимаю, как у меня выходит отразить тот или иной удар. Я просто это делала. Наши тела кружились в смертельном танце, движимые лишь инстинктами. Мне не хотелось думать, что любое неудачное движение может нанести мне ощутимый вред, ведь восстановиться я смогу не скоро. Но мне нужно было выплеснуть так долго сдерживаемую злость, боль и ненависть, что скопившись, лежали тяжким грузом на моей душе. Я уловила его атаку краем глаза, и вместо того, чтобы парировать удар, позволила довести его до конца. Поднырнув Майлзу под руку, я оказалась у него за спиной, и с силой толкнув того лицом о камень, разрубила его меч у рукояти.
   - А теперь, мы попробуем по-моему, - шепнула я ему.
   Отбросив ставший ненужным меч, он легко развернулся ко мне и, увидев на его лице азарт, я поняла, что повторять приглашение не придется. Наконец-то я могла применить знания, вбитые в меня Ньярлатхотом на практике, ничем особо не рискуя.
   Удары летели с бешеной скоростью, но на этот раз я не была скована территорией и опасением за чью-то жизнь. Пропустив пару ударов, мне пришло в голову сменить тактику и, наконец, показать Владыке то, на что способна Древняя. Но внезапно, мое тело скрутила сильная боль. Казалось, кто-то извне по капле высасывает мою душу. Не в силах подавить крик, я встретилась с кулаком Майлза, и, уже не видя его испуга, провалилась в никуда.
  
   Выхваченная из собственного забытья кем-то чужим, я в страхе огляделась по сторонам. Не может быть! Я не верю в это! Неужели мне может настолько не вести в жизни? Меня накрыла волна злости и обиды. Как я могла поверить, что все закончилось? Ведь знала же, что так просто он меня не отпустит.
   - Милая, ты сделала мне сюрприз. Признаюсь, весьма приятный, - раздался голос Тирэна, - вот только я не могу понять: каким образом, вызывая Йог-сотхотх, я умудрился заполучить свою главную цель - тебя?
  
  

XXIV

Мир Темной Звезды

   Подавив страх и панику, грозящую выплеснуться из меня истерикой, я на секунду представила удивление Тирэна, если бы я предстала перед ним в образе полной идиотки. Но то, что прошло с Клайвером здесь, как говорят у нас, на Земле, не катит. На миг я закрыла глаза и снова открыла. Картинка осталась прежней: я все еще на крыше до оскомины знакомого мне замка, правда, под защитой Врат. На небе светит тусклая луна, значит, сейчас ночь, и я не знаю, сколько времени осталось до рассвета, точнее, до восхода Темной Звезды.
   Тирэн с нескрываемым интересом следил за моей реакцией, опустившись на каменную скамью. Что-то подсказывало мне, что он по-прежнему хозяин положения, а раз умудрился вытащить сюда Йог-сотхотх, то дела мои не очень.
   - Мне повторить вопрос, драгоценная моя?
   - Почему драгоценная? - непонятливо переспросила я.
   - Слишком дорого мне обошлась, - с улыбкой пояснил Тирэн, - ты даже не представляешь, на что пришлось пойти, чтобы открыть запечатанные Врата.
   - И не хочу представлять, - поморщилась я, - скажи мне: что же ты такой приставучий а? Нет мне в жизни покоя. Кстати! Это так не по-мужски - попрекать девушку затратами.
   - Упрек принят. Не знаю, как тебе сказать: родная - такова твоя судьба. Но все же, поясни - почему ты, а не Вуал.
   - Ах да! Вуал! Бедный Тирэн! Ты же так хотел ему отомстить, со всей жестокостью, на которую был способен. Столько сил и времени впустую!
   - Что это значит? - Тирэн слегка нахмурился.
   - Это значит, что Вуал мертв. Все! Баста! Финита! Теперь понятно?
   - Значит, потомок пошел по стопам пращура? - язвительно поинтересовался он.
   - Тебя это не должно волновать. Вуала больше нет, - мне удалось не всхлипнуть, - не этого ли ты хотел? Ведь именно для этого ты его сюда призывал?
   - Вообще то нет, - Тирэн встал и подошел поближе, - Вызывая Врата, я хотел пленить Вуала, чтобы добраться до тебя. Но ты опять смогла меня удивить.
   - С моим-то счастьем? - усмехнулась я, - и позволь спросить - что теперь? Я здесь, под защитой Врат, ты там, за их границей, и не можешь пересечь черту.
   - Вообще-то, это не совсем верное утверждение, - мягко сказал Тирэн, удобно устраиваясь на каменном полу, - совсем скоро Сила Йог-сотхотха иссякнет. Он не сможет долго выдерживать энергию Звезды. А я буду рядом...
   - И все же, надеюсь, у меня хватит времени, чтобы снова ускользнуть от тебя, - улыбнулась я, укладываясь на пол и опираясь на руку.
   - Задумала что-то интересное? - оживился Тирэн.
   - Как всегда.
   - Поделишься?
   - Охотно! - я задумчиво водила пальцем по каменной плите, рисуя замысловатые фигурки, - как только ты меня загонишь в угол, я найду способ освободиться.
   - Какой способ? - мне показалось или в глазах Тирэна промелькнула искра.
   - Поясняю для непонятливых, - я картинно вздохнула, - как ты сам только что заметил, Врата теряют силу. Они примут любого, кто сможет их напитать.
   - Значит, ты готова умереть, лишь бы не быть со мной? - странным голосом произнес Тирэн.
   Я некоторое время молчала, потом сменила позу, сев по-турецки.
   - Несмотря на то, что ты со мной сделал, я не ненавижу тебя, - решилась я пояснить, - но принудить меня быть с тобой было ошибкой. Слишком часто в жизни меня пытались использовать, заставить делать то, что мне не свойственно. Я устала.
   - Понимаю, - он подался вперед, практически вплотную приблизившись к границе, - однако, ты ни во что ставишь свою жизнь.
   - Зато уважаю смерть. Это единственная сила на земле, достойная уважения. Лишь она может все исправить и все перечеркнуть.
   - Странно это слышать, от почти бессмертного существа, - заметил Тирэн.
   - Почти. Сколько у меня времени?
   - Не много.
   - Отлично! Есть возможность отдохнуть перед вечным сном, - беззаботно бросила я, закрывая глаза и откидываясь на спину.
   Тирэн что-то говорил, но я не слушала, не хотела. Что бы он сейчас не сказал, мне было неинтересно. Меня охватил покой и апатия, я была на исходе сил.
   - Может прекратишь все это? - тихий шепот проник в мои мысли. Я улыбнулась, не открывая глаз.
   - Я уж думала, ты никогда не появишься, Кайл.
   - Пришлось! Что ты с собой творишь?
   - Это мое второе я, которому осточертела такая жизнь. Ты отказался от моей помощи, и сдавшись, предпочитаешь умереть. Чем я хуже?
   - Я пытаюсь тебя вразумить...
   - Не стоит. Я приняла решение, теперь - слово за моим "дядюшкой".
   - Что-то мне подсказывает, что все не так просто, как ты хочешь показать.
   - Еще проще. И вообще, ты же меня бросил, значит, потерял право на советы.
   - Жаль, что я дух, а то бы...
   - А то бы что? Милый, определись, а потом разбрасывайся обещаниями.
   - Да ты сегодня вне себя. Что с тобой?
   - Гормоны! - буркнула я, закрывшись полностью от чужих голосов, и погружаясь в нирвану, которая продлилась не долго.
   Восход я почувствовала каждой клеточкой своего тела. Как будто замерло все вокруг, а потом неведомая сила стала пробирать меня до костей.
   - Вот и пришли нам с тобой кранты, мой друг - открыла я глаза и мысленно обратилась к духу.
   - Ты можешь спастись! Прошу, возьми то, что ты мне дала. Я умоляю тебя! - голос у меня в голове сорвался на крик. Появились жесткие нотки. Он не хотел моей смерти, а я не хотела его. К тому же, был еще один вариант, который сейчас молча из-под прищуренных век, следил за моей реакцией. Тьма приближалась к Йог-сотхотху, и скоро у меня появится шанс ощутить на своей шкурке то, что в прошлый раз пропустила вследствие беспамятства.
   - У тебя еще есть время подумать. - Тирэн встав, протянул руку к сияющему свету между нами.
   Я, не отвечая, устроилась поудобнее, продолжая следить за движением черной тени, чувствуя момент, когда твердая поверхность подо мною превращается в мягкие ласкающие волны силы.
   - Не надо, прошу, - снова голос Кайла.
   - Я же хотела сказку... Они жили не долго и не очень счастливо, но умерли в один день.
   - Я ненавижу тебя, - отдаленный голос Тирэна.
   - Зря. Я надеялась, что ты будешь помнить обо мне только хорошее.
   - Будь ты проклята! Сумасшедшая сука! - гнев Тирэна слегка выхватил меня из состояния пофигизма, в котором я уже начала растворяться.
   Что-то изменилось, я почувствовала это сразу же. Не удержавшись, огляделась по сторонам и меня очень удивила открывшаяся картина. Звезда взошла полностью, весь мир был охвачен ее темным сиянием, которое не коснулось Йог-сотхотха. Я и Тирэн находились на небольшом участке, свободном от Тьмы, по-прежнему разделенные границей круга.
   Я встала, внимательно глядя на него. Тирэн выглядел взбешенным и обескураженным. Жаль, что вызвала в этом существе столь негативные эмоции, однако, радостно то, что я в нем не ошиблась. Видимо, он еще не окончательно утратил чувства, или я просто сравниваю его с собой?
  
   - Минутная слабость или окончательное решение? - со всей небрежностью, на которую была способна, поинтересовалась я и слегка зажмурилась, почти сметенная потоком красноречия, продемонстрированным Кайлом у меня в голове. А учитывая, что все оно было направлено на меня, я лишь подивилась его способности правильно и к месту подбирать слова.
   - Не бойся за меня, друг мой, прорвемся. Наверное.
  
   Тирэн молчал, вскрывая меня взглядом. Я была уверена - доберись он до меня сейчас, убил бы без использования подручных средств, тихо и мирно, по-семейному. Я не уловила тот момент, когда он, пересилив себя, улыбнулся.
   - Что же, ситуация интересная, - спокойно заметил Тирэн, - и что дальше?
   - Вообще-то это я должна спросить у вас.
   - Смотри-ка, опять на вы?
   - Ах да, я и забыла - после того, что мы с вами вместе пережили, мы стали ближе друг другу, почти одна семья. Дядя и его племянница. Теперь я вполне могу говорить тебе ты.
   - А если между нами не будет границы Врат, по-прежнему останешься такой же смелой? - полюбопытствовал Тирэн.
   - Не знаю, - честно ответила я, - и проверять как-то не тянет.
   - А придется.
   - Согласна. Но не теперь, когда ты горишь желанием хорошенько меня проучить.
   - Разуй глаза, любимая, - в мысли вклинился голос Кайла, - он горит совсем иным желанием.
   Проигнорировав замечание любимого духа, я, наконец, решилась:
   - Согласна, ситуация довольно глупая. Но заметь, не я ее создала.
   - Значит, вина целиком на мне? - очень нежно спросил Тирэн.
   - Ну да, - радостно кивнула я. Встретить понимающее существо так далеко от дома - не мечта ли заблудшего путника?
   - И как же я должен это компенсировать? - Тирэн, подойдя к границе, поднес обе ладони к сиянию. Я знала, какую боль оно способно причинить, и лишь дивилась его бесстрастному выражению лица.
   - Я предлагаю сделку. Думаю, ты будешь так же заинтересован в этом, как и я.
   - Какого рода сделка? - казалось, он не слушает меня, проводя ладонью по обжигающей грани.
   - Ты дашь мне Силу, достаточную, чтобы наполнить Йог-сотхотх, и не только его.
   - И что взамен? - Тирэн задумчиво склонил голову на бок, выжидательно глядя на меня.
   - Я предоставляю тебе возможность расправиться с твоим врагом - Клайвером.
   Меня оглушил его смех. Я никогда не думала, что он может так искренне и заразительно смеяться. Сдержав непрошеную обиду, я удивленно смотрела на него.
   - Ты хочешь, чтобы я выбрал месть, и в то же время пытаешься убедить себя, что я не такой уж и зверь?
   - Был такой момент, - кивнула я, - в любом случае, это единственное, что я могу тебе предложить.
   - Не единственное, - он внезапно оборвал смех, - есть еще ты сама.
   - Мне казалось, что мы уже обсудили эту тему. Ты не сможешь меня заставить остаться с тобой. Поэтому, мой тебе совет - удовлетворись Клайвером.
   - Милая моя, да кто тебя учил разговаривать с мужчинами?
   - Жизнь и недостаток времени.
   - Пожалуй, с этим я готов согласиться.
   - А с остальным?
   - Нет. Не хочу терять такой шанс. Когда еще ты мне попадешься?
   - Тогда ситуация патовая.
   - Не совсем, - пальцы Тирэна практически погрузились внутрь круга и я едва подавила в себе желание отпрыгнуть от него как можно дальше.
   - Йог-сотхотх не мог так быстро растратить всю силу, чтобы тянуть ее из тебя.
   - Случиться могло всякое.
   - И случилось. Чью душу ты пытаешься привести в этот мир? Чей дух сейчас там, рядом с тобой?
   - Разве это должно тебя касаться? - возразила я.
   - Спешу заметить, родная, что ты принадлежишь мне.
   - Не принадлежу, - возразила я.
   - Но ведь это так легко исправить...
   Запретив себе прислушиваться к возмущенному голосу Кайла, буквально разрывающему мой мозг, я воззрилась на Тирэна.
   - Тебе-то это зачем?
   - Странный вопрос от вполне взрослой женщины. Тебе напомнить, что мы женаты?
   - О! Напомнить, конечно же. А то я как-то упустила этот знаменательный момент в своей жизни. Что первый, что второй. Так не успею оглянуться - и третий муж на подходе! А мне что? Я - девушка, не обремененная комплексами и супружеским долгом. Что муж, что не муж, пофигу. Прибью и точка!
   - Видимо, я затронул болезненную для тебя тему, - язвительно сказал Тирэн.
   - Да ну что ты! Я же бесчувственная тварь, годная только употребить ее либо в качестве жертвы, либо в качестве дров - что бы лучше искрило, когда горит. Надоело мне с тобой. Устала. Пойду отдохну.
  
  
   Тирэн замер, глядя ей в глаза. Он, конечно, понимал, чего стоило этой девочке, боящейся его до смерти, предложить подобную сделку. Более того, это лишь еще больше уверило его в мысли, что возможно, у них есть шанс быть вместе. Пленив Ниссу, он хотел вынудить ее быть с ним, что отнюдь не красило его в собственных глазах. Но он не мог так просто выпустить из рук так долго лелеемую им надежду. С тех пор, как он начал следить за перипетиями судьбы далекого потомка своего брата, он почувствовал, что жажда мести отходит на задний план. Его заинтересовала эта довольно несчастная, но сильная девочка, которую, были такие моменты, и он этого не скрывал, ему хотелось раздавить, уничтожить, а потом, просто сильнее прижать к себе и не отпускать уже никогда.
   Он ощущал тот сумбур чувств, который она испытывает сейчас и как пытается это скрыть от всех, даже от себя. Возможно, она утратила способность к любви, хотя он сомневался в этом. Стремление спасти тех, кто ей дорог доказывало, что ее сущность жива, и, возможно, у него есть шанс когда-нибудь завоевать ее доверие, а возможно и больше. То, через что он заставил ее пройти с помощью шантажа, бесспорно, ставило перед ним непреодолимое препятствие, но, возможно, сейчас нужно сменить тактику?
  
  
   - Дрэгон! Она исчезла! - Майлз, не скрывая растерянности и волнения, появился перед собравшимися Владыками.
   - Как это произошло? - вскочивший Дрэгон схватил Майлза за воротник и невежливо встряхнул, - и где в этот момент был ты? Ведь тебе было приказано - глаз с нее не спускать.
   - Я и не спускал, - попытался оправдаться Владыка, - у нас был спарринг...
   - Что?!?
   - Ничего серьезного, просто развлечение. Но она вдруг вскрикнула, согнулась пополам от боли и исчезла.
   - Ты понимаешь, что я с тобой сделаю...
   - Отец! - прервал угрозы Аэрон, - не время. С этим разберемся чуть позже. Главное - выяснить, куда она пропала.
   - Йог-сотхотх мог кто-то вызвать, - попытался рассуждать здраво Дрэгон, - но она управляет им, а не подчиняется.
   - Кто настолько силен, чтобы вызвать Йог-сотхотх вместе с его Повелительницей?
   Дрэгон замер, он почувствовал, как холодеет внутри.
   - Только не это! - он резко развернулся и покинул оставшихся в недоумении Владык.
  
  
   Я увидела его язвительную улыбку прежде, чем услышала не менее язвительные слова:
   - Ты же не думаешь, что он спасет тебя и в этот раз? Путь отрезан, и единственный способ попасть сюда пленен здесь.
   - Я не рассчитываю на чью-либо помощь, - резко возразила я.
   - Надеешься справиться сама?
   - Надеюсь.
   - Не в этот раз, - возразил Тирэн.
   Он чуть отодвинулся от обжигающих лучей Йог-сотхотха, так и не отведя от меня взгляд.
   - Моя сила губительна для всего, что не является частью Темной звезды.
   - Но ты делился ею со мной, когда мне было плохо.
   - Ты готова рискнуть?
   - Готова! А готов ли ты доказать всему миру, что ты не чудовище, стремящееся к разрушению?
   - Готов, - уверенно ответил он, - но все же, меня беспокоит вопрос о духе, обитающем в Йог-сотхотхе.
   - Это Кайл, Владыка Дарэн.
   - Ах да! Я должен был догадаться, к кому ты так стремилась, - губы Тирэна скривились в неприятной ухмылке, - значит - бесплотный дух. И тебе нужна Сила, чтобы возродить его.
   - Да, - призналась я. Мое сердце замерло, и я уж ничего не могла с этим поделать.
   - Такое не сделаешь для того, кто тебе безразличен, - заметил небрежно Тирэн.
   - Он мне не безразличен.
   - Разреши спросить - а как же в таком случае Владыка Дрэгон, твой нарин, если не ошибаюсь.
   - Мы здесь не для того, чтобы копаться в моей душе.
   - И все же, позволь мне этот каприз.
   - Ты согласен на сделку?
   - Значит, мой вопрос останется без ответа, пока, - констатировал Тирэн, - да, согласен. А теперь, может ты все же выйдешь из той норы, где ты прячешься, и станешь моей гостьей на этот день?
   - Ты предлагаешь мне довериться тебе?
   - Придется. Не можешь же ты сидеть здесь, все это время.
   - Я не могу задерживаться надолго.
   - Конечно! Нарин будет против! - съехидничал Тирэн, - но тебе придется задержаться, так как мне потребуется время, чтобы приготовиться.
   - Приготовиться к чему? - не поняла я.
   - К перемещению вместе с тобой в Йог-сотхотхе, родная. Или ты думала, я позволю тебе уйти просто так?
  
   - Отец! Ты что-то знаешь? - Аэрон догнал Дрэгона, когда он почти достиг места, где исчезла Анна.
   - Опасаюсь. Но не знаю точно, - возразил Владыка. Он замер, внутренне вслушиваясь в отголоски недавних событий.
   - Ничего, - прошептал он, - я ничего не чувствую.
   - О чем ты? Кто мог ее похитить?
   - Тирэн, Владыка Темного мира. Наше проклятое прошлое.
   - Отец! Что ты говоришь?
   - Это связано с историей прихода Владык в этот мир. Клайвер виновен не только в том, что нарушал наши законы и проводил преступные эксперименты. Все намного хуже...
  
  
   - Не бойся, дух, что так тебе дорог, в безопасности, как и Врата.
   - И все же, я останусь здесь, - возразила я, устраиваясь поудобнее на плитах. Жестковато, ну да ладно. Можно и потерпеть.
   - Как хочешь, - усмехнулся Тирэн, - но ведь тебе все равно придется пустить меня внутрь Йог-сотхотха.
   - Не раньше, чем ты дашь нам достаточно Силы.
   - Моя девочка! - восхитился Тирэн, - откуда столько недоверия?
   - Действительно, откуда?
   - Хорошо. Тебе придется ждать до следующего восхода, только он даст мне достаточно Сил.
   - Я буду ждать.
  
  
   - Ты ему доверяешь? - голос Кайла у меня в голове отвлек от мрачных предчувствий.
   - Частично.
   - И все же, предложила сделку.
   - Это единственный выход решить все наилучшим образом с минимумом жертв.
   - Он сказал, что Сила звезды может быть губительна для тебя.
   - Пока я не приму ее как часть себя. Но не Сила Тирэна. Не знаю, как пояснить, но он, пропуская через себя смертельную для нас энергию, каким-то образом, нейтрализует ее.
   - С чем это связано?
   - Не знаю. Возможно с тем, что в нас одна кровь. А может быть, эта способность присуща лишь ему.
   - Ты надеялась именно на это?
   - Да, - призналась я после недолгих раздумий, - другого пути я не видела.
   Я встала, распрямив затекшую спину. Да, очень неудобно!
   - Что ты делаешь?
   - Не хочу, чтобы Дрэгон наделал глупостей, разыскивая меня, нужно его предупредить.
   - Каким образом? Ты пленница здесь.
   - Я - да. А вот ты - не материален, ты дух и вполне сможешь кое-что сделать.
   - Все, что скажешь.
   - Ты заберешь мою силу. На время, - быстро пояснила я, спеша перекричать бурю возмущения в моей голове, - пойми, я не хочу, чтобы он пострадал.
   - Я не стану рисковать тобой.
   - Это не риск. Вспомни - мы связаны. И эта связь не прервана с утратой тобою тела. Ты почувствуешь, когда необходимо будет вернуться. Так нужно.
   - Что ты к нему чувствуешь? - голос в голове на этот раз звучал слишком тихо.
   - Не знаю, - прошептала я, - но если он погибнет по моей вине, я никогда этого себе не прощу.
   - Хорошо. Я согласен.
   - Спасибо.
  
  
   Дрэгон отошел на достаточное расстояние, чтобы ему никто не мешал. Поднеся кинжал к запястью, он вспоминал узор, так часто видимый им на ладонях Анны. В них теперь одна Сила, значит, он сможет сделать то же, что и она - вызвать Йог-сотхотх, и удержать его здесь. Он гнал от себя страшную мысль, что она уже мертва и навсегда потеряна для него.
   Пролив кровь, Владыка лишь надеялся, что не ошибется, и ритуал вызова пройдет удачно. Внезапно, в его мысли вкрался чей-то тихий голос, почти шепот. Почувствовав рядом с собой присутствие чего-то неведомого, он резко обернулся, пытаясь тщетно найти источник своего беспокойства.
   - Она жива, - сказал голос.
   - Где она? Кто ты?
   - Я - новый дух Йог-сотхотха. Она вернется...
   - Где она? - гневно повторил Дрэгон.
   - Там, где должна сейчас находиться. В безопасности. Она просила ждать и верить ей.
   Дрэгон подавил нахлынувшую было ярость. Что же, она жива, все остальное поправимо. Она просила его подождать, он согласен. Пока.
   - Я буду ждать, - сквозь зубы выдавил он, - но лучше ей вернуться до того, как мое терпение иссякнет.
  

XXV

Тэрранус

   Слабая искра готова была потухнуть, но какая-то часть меня упорно цеплялась за жизнь. Да уж, не так просто убить в себе инстинкты, благодаря которым я все еще жива. Передав всю Силу Кайлу с помощью Йог-сотхотха, я терпеливо дожидалась его возвращения. Но все же, мне не давала покоя мысль - а вдруг все напрасно и дух Кайла не сможет переместиться в Междумирье и предупредить Дрэгона? Или я погибну раньше, чем он вернется? Но кто сказал, что Переходом может пользоваться лишь материальная сущность? В общем, я снова рискнула и ожидала результатов, вот только не была целиком уверена, что дождусь.
   - Я боялся, что не успею, - голос Кайла, ворвавшись в ускользающее сознание, заставил слегка поморщиться.
   Йог-сотхотх слабо всколыхнулся, возвращая Силу ее законному владельцу. Похоже, это была его лебединая песня. И без того, основательно потрепанный жизнью и временем, Йог-сотхотх, попав в мои руки, стремительно терял то, что накапливал долгие тысячелетия. Знал бы Вуал, какая я транжира, ни за что бы не позволил себе уйти, - с горькой иронией подумала я.
   - Не стоило бояться, - сказала я, вставая и принимая сидячее положение. Что-то мне не хотелось больше лежать.
   - Почему ты так наплевательски относишься к себе? И Тирэн - он чудовище! Как ты можешь так спокойно с ним разговаривать?
   - Знаешь, когда в тебе слишком много страха, он начинает поедать сам себя. Не то, чтобы я совсем не боюсь своего милого дядюшку, более того, в любой момент я жду от него какую-нибудь подлянку.
   - Но идешь с ним на сделку?
   - Мы уже об этом говорили, Кайл. Он - оптимальный вариант.
   - Ты многим рискуешь.
   - Может быть мне просто надоело разрушать? Хочется оставить после себя нечто большее, чем разрушенные миры и убитые люди.
   - Ты никогда не была монстром, - возразил Кайл.
   - Была, Кайл, была. Просто ты не хотел видеть его во мне.
   Я на некоторое время замолчала, собираясь с мыслями.
   - Ты всегда был рядом, любил меня и всячески отгонял от себя мысли о том, какова моя настоящая сущность. А я боялась ее тебе показать.
   - Ты боялась?
   - Да. Ты был первым в чужом для меня мире, кто не желал мне зла, кто любил и защищал меня от всего, что могло мне угрожать. А я, потерявшая все, что любила, видела в тебе то, чего мне так не доставало - семью.
   - Что же, если ты заговорила об этом, значит готова.
   - К чему?
   - Чтобы выслушать меня.
   - И что бы это значило?
   - Ты ошибаешься, если думаешь, что я не понимал кто ты такая. Прекрасно понимал. И стоя над пепелищем сгоревшего Храма, я знал, что встречу обозленное, одинокое существо, наделенное смертоносной силой, способной уничтожить всех вокруг. Иногда я мучился сомнениями - а правильно ли поступаю, оставляя тебе жизнь, да еще позволяя окружать себя посторонними. Но я ни секунды не сомневался в выборе, когда Древние пытались тебя заполучить. Я не мог им этого позволить, но не мог и дать тебе умереть, сдавшись.
   - Я помню.
   - Тогда-то я и решил присматривать за тобой, а заодно и использовать в одном деле. Поскольку ты имела схожие планы, то не стала возражать.
   - Еще бы! Но к чему ты ведешь?
   - Ты винишь себя в чужих смертях и несчастьях, не допуская мысли, что делала только то, что должна и могла делать, лишь отвечая на вызов судьбы.
   - Так можно оправдать любое преступление. Но мне нравится! Это действительно примеряет мою человеческую сущность с тем, что я есть.
   - Ты не поняла, - я уловила что-то, похожее на вздох.
   - Поняла и приняла. Скоро восход, - сменила я тему разговора.
   - Значит, ты не изменишь своего решения?
   - Посмотри, где мы сейчас находимся! - иронично оглядываясь, посоветовала я Кайлу, - изменю, не изменю, какая разница?
  
   - Ты права, - Тирэн подошел как всегда не слышно. На губах ироничная улыбка, в глазах - ожидание.
   Мне показалось, или в последнее время он изменился? Стал мягче, добрее, что ли? Так, стоп! Это я думаю?!? Я вообще такое могу подумать о мужчине вообще, и о Тирэне в частности? Со мной явно что-то не так. Может стресс или кризис среднего возраста? А может, совсем другое, и если это то, что я думаю - кому-то придется за это ответить.
   - Надеюсь, ты понимаешь, что я сделаю все, чтобы ты не причинил никому вреда? - я напряженно улыбнулась, стараясь не встречаться с ним глазами.
   - Я обещал, - уверенно ответил Тирэн.
   - Я верю, - и подняла взгляд.
   Приближался восход, и я вновь остро его почувствовала. Словно тысячи тонких игл впивались в мое тело, высасывая из него последние силы. Болезненные ощущение усугублялись мыслью, что достаточно одного моего желания - и муки закончатся. Вот только я не торопилась оказаться наедине с тьмой.
   - Время пришло, - раздался голос Тирэна. Я видела, как он внимательно следит за моей реакцией и понимала, насколько осторожной с ним должна быть. Но как же мне хотелось не думать об опасности.
   У нас было несколько секунд до тех пор, пока Звезда не сотрет Йог-сотхотх с лица планеты. Тирэн почти вошел в круг, и мне пришлось снять защиту. Скоро. Остались считанные мгновения. Свет померк и я уловила стремительное движение Тирэна ко мне. Не имея возможности уклонится, я застыла, уткнувшись лбом в его плечо. Меня била лихорадка, казалось, что я умираю и воскресаю тысячи раз. Поток силы ворвался в меня, сметая слабое и скорее инстинктивное сопротивление. На миг в голове мелькнула мысль, что я ошиблась, что Тирэн меня обманул и это конец. А потом мысли исчезли вообще.
  
   - Не холодно? - ироничный голос Тирэна вернул меня в сознание, заставив почувствовать все неудобство того места, на котором я лежу. Я никогда еще так много времени не проводила на каменных плитах. А вот голова покоилась на чем-то мягком и теплом.
   - Иди на хрен! - второй голос, раздавшийся надо мной, заставил побыстрее собраться с мыслями и открыть глаза.
   - Ай, ай! Как не стыдно грубить старшим. Особенно, после того, что я для тебя сделал!
   Руки, держащие меня за плечи, напряглись и я, недовольно поморщившись, встретилась глазами с Кайлом. Настоящим, живым Кайлом. Или я в глубоком маразме, или у нас получилось!
   - О! Девочка очнулась! - я почувствовала, как Тирэн опускается рядом с нами, - ты заставила нас поволноваться.
   - Кайл! - те же добрые глаза, та же улыбка. Как же мне его не хватало!
   - Аня! Не думал, что смогу тебя обнять еще раз.
   Не давя порыв, идущий от сердца, я крепко прижалась к нему:
   - Наконец-то получилось!
   - Не могло не получится, раз за дело взялся я, - услужливо напомнил о себе Тирэн.
   Мы одновременно повернулись к нему. На лицах было не очень приятное выражение, на что Тирэн лишь пожал плечами.
   - Сделал все, что мог - скромно подытожил он.
   - Спасибо, - синхронно ответили мы, и я попыталась встать. Да уж, давно я не чувствовала себя слабой, больной и немощной. И это при том, что силы во мне под завязку. Качнувшись, я облокотилась на грудь Кайлу, стараясь не думать, как на нем оказался плащ Тирэна.
   - Ну, все живы, все довольны, - подытожил Тирэн. Теперь, пора выполнить свою часть сделки.
   - За мной не заржавеет, - успокоила я его.
   Йог-сотхотх начал свое вращение, столб искр окружали нас со всех сторон, а у меня то и дело проскальзывала неприятная мысль, что я пускаю козла в огород, фигурально выражаясь.

Междумирье

   Тусклое солнце клонилось к горизонту, погружая пространство в мрачные полутона. С возвышения открывался прекрасный вид на всю долину.
   - Твое спокойствие меня тревожит, отец, - Аэрон сев рядом с Дрэгоном, внимательно наблюдал за ним.
   - Мой гнев тебя бы успокоил? - равнодушно поинтересовался Дрэгон.
   - Ты понимаешь, о чем я...
   - Понимаю. Но прошу, не вмешивайся в наши с Анной отношения.
   - Не могу. Ты мой отец.
   - А она - мать? - иронично бросил Дрэгон.
   - Я хочу помочь.
   - Не надо, - Дрэгон встал, как будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, - она здесь.
   - Знаешь, когда ты так улыбаешься, я опасаюсь, что помощь понадобится ей.
  
  
   На миг я замерла, не спеша открывать нас этому миру. Поколебавшись мгновение, я сняла свой длинный плащ и протянула его Тирэну.
   - Думаешь, в нем мне пойдет больше, чем тебе? - он картинно нахмурил брови.
   - Лучше одень. К тому же, он все равно не мой, так что размер должен подойти.
   - Беспокоишься, что своим уродством я обращу твоих Владык в бегство?
   - К ожившему кошмару нужно привыкнуть и твое "уродство" здесь абсолютно ни при чем. Не хочешь мой - возьми свой у Кайла, а я охотно с ним поделюсь, - терпеливо пояснила я.
   - Ну уж нет, - улыбнулся он, заметив движение Кайла. Мне будет приятно ощущать на себе твою вещь.
   - Фетишист, - я слегка поморщилась, и внезапно размахнувшись, со всей силы ударила его по лицу, одновременно сделав подножку, повалила его на землю. От неожиданности, он даже позволил мне это сделать.
   - И последнее, но не менее важное! - сказала я, - еще хоть раз попытаешься влезть ко мне в голову и попробуешь мной управлять - прибью на месте.
   - Правда, еще не знаю как, - добавила я уже про себя.
   - Неужели ты могла предположить, что я способен на это? - он не делал попытки подняться, с удовольствием разглядывая меня снизу вверх.
   Кайл, подойдя поближе, поинтересовался:
   - Хочешь, я убью его прямо сейчас?
   Я сделала вид что задумалась, но, увидев пробежавшую по лицу Тирэна улыбку, задумалась уже всерьез:
   - Спасибо. Как-нибудь потом.
   - Только скажи.
   - Только скажи, - шепотом повторил Тирэн.
   - Еще одна вложенная тобою мысль и наш договор будет расторгнут, - стараясь оказаться от него как можно дальше, я встала рядом с Кайлом.
   - Так боишься, что я начинаю тебе нравиться? - легко вскочив, Тирэн завернулся в мой плащ.
   - Не желаю иметь возле себя второго Клайвера, - разозлилась я.
   - Ты сравниваешь меня с ним? - он слегка напрягся.
   - У меня есть для того все основания, - я отвернулась и открыла Йог-сотхотх. Мы были на месте.
  
   Сколько живу на свете, все не могу понять мужчин вообще и Дрэгона в частности. Ну чем он еще не доволен: не хотел, чтобы я рисковала - пожалуйста вам, получайте пушечное мясо в виде моего дражайшего дяденьки. И его какое! Думаю, приняв мои условия, Тирэн слукавил. Что-то мне не верится в его искреннее желание помочь нам. Да и эта попытка - искусственно вызвать во мне симпатию. Как ребенок, честное слово! Я, конечно, понимаю его желание заполучить в моем лице единственного, кроме себя, обладающего сходной силой. Можно сказать, родственную душу. Ха-ха! Ключевое слово - душа. Или он действительно воспылал к моей персоне неземной страстью? Неееее! Вот в это я верю менее всего.
   И почему Дрэгона так взбесило его присутствие? Ну да, враг. Убить пытался. Эка невидаль! Да каждый из них меня хотя бы раз пытался убить, и не их вина, что не получилось. Да, зря я тогда озвучила эту мысль. С другой стороны - теперь я избавлена от неприятного объяснения с ним - мы не разговариваем вообще, и, судя по его взгляду, кажется, уже не будем разговаривать никогда.
   А поведение Кайла вообще не подается никакой логики! Кинув беглый взгляд на нас с Дрэгоном, он, как ни в чем не бывало, дружески обнял его и сейчас они уединились с остальными Владыками. И, похоже, единственный, кто ищет моего общества - это мой неутомимый дядюшка Тирэн. Назвав его так в первый раз, к своему удивлению услышала его искренний громкий хохот. Ну, хоть кому-то сейчас хорошо.
   Дав понять Тирэну, что его присутствие рядом со мной ничем не оправдано, я, наконец-то осталась в одиночестве. В тишине и покое. Одна...
  
   - Значит, она тебя вернула, - совет давно закончился, и приятели расположились у подножия горы, вдалеке от лагеря.
   - Я не верил, что это возможно, и не хотел, чтобы она рисковала.
   - На такое способна только она.
   Оба на какое-то время замолчали. Дрэгон первым нарушил тишину:
   - Необдуманно было заключать с Тирэном сделку.
   - Думаешь, в тот момент у нее был другой выход? - удивился Дарэн.
   - Знаешь, иногда я поражаюсь ее способности извлекать пользу из, казалось бы, безвыходной ситуации
   - Но ведь ни из-за этого ты злишься на Анну?
   - Это так заметно?
   - Увы! Наверное, стареешь, - предположил, улыбаясь Дарэн.
   - Наверное, - согласился Дрэгон и слегка помрачнел, - она многое пережила и привыкла действовать рискованно и жестко, не боясь смерти.
   - Это естественно, учитывая все обстоятельства.
   - Она все еще действует как одиночка, будто против нее целый мир, и ей не на кого рассчитывать.
   - Даже если рядом есть кто-то, способный о ней позаботиться, - продолжил Дарэн, - именно этого ты не можешь ей простить. Того, что ей никто не нужен?
   - Не думал, что когда-нибудь стану обговаривать это с тобой, - Дрэгон отвернулся, глядя на долину.
   - Не думал, что когда-нибудь смогу смириться с тем, что она мне не принадлежит, - сказал Дарэн, встав и немного отойдя в сторону.
   - Хочешь сказать, что смирился?
   - Не важно.
   - Нужно очень сильно любить, чтобы сделать то, что сделала она для тебя.
   - Она любит. Как брата, как семью, - уточнил Дарэн.
   - Ты говоришь глупости!
   - А ты не видишь дальше собственного носа. Я понимаю твое стремление ее защитить, но ей нужно не только это.
   - Что же по твоему ей нужно? - иронично спросил Дрэгон.
   - Чтобы ей доверяли и принимали такой, какая она есть.
   - Я только это и делаю - пытаюсь принять ее такой.
   - Не пытайся, делай. Иначе ты ее потеряешь.
   - Как ты? - почему-то в этот момент Дрэгону хотелось, чтобы Дарэну было так же плохо, как и ему.
   - Она никогда не была моей, - возразил Дарэн, - просто иногда каждому из нас хочется сказки
   - И ты вот так легко отступаешь?
   - Не легко, Дрэгон. И зря ты пытаешься меня достать. Только, похоже, Анна сама пока себя не понимает.
   - Хорошо. Оставим эту тему, - заключил Дрэгон, - что будем делать с Тирэном?
   - А что с ним делать?
   - Он может быть опасен для Анны, да и Владык, судя по всему, не жалует. Не даром он ухватился за идею появится здесь.
   - Похоже, его цель - Клайвер.
   - Это лишь предположения. После того, что он творил на Земле, от него можно ждать всего, чего угодно.
   - Я знаю но, Анна не так наивна, как ты думаешь.
   - Даже не сомневаюсь. Интересно, как давно ей пришла в голову эта мысль? - Дрэгон на миг задумался.
   - Какая?
   - Свести своих врагов вместе.
   - Не нужно думать об этом.
   - Почему?
   - Потому что ответ может тебе не понравится.
   - Кажется, он мне уже не нравится.
   - Когда выступаем? - сменил тему разговора Дарэн.
   - Послезавтра.
  
   Утром я себя чувствовала как после хорошего бодуна, хотя, если признаться честно, никогда не напивалась всерьез. Но в этот раз я могла лишь сочувствовать тем, кто испытывает подобные ощущения постоянно. С трудом дойдя до бочки с водой (оказывается, вчера здесь шел дождь), я мельком взглянула на свое отражение. Ух ты! Я чего-то не понимаю? Может, я уже умерла и меня забыли похоронить? С таким видом нужно не воевать, а брать измором или бить на жалость. Тогда враг сдастся сам. Или будет становиться в очередь, чтобы оборвать мои мучения.
   Умывшись и слегка приведя себя в порядок, я начала обдумывать планы на сегодня, и тут оказалось, что сегодняшние планы целиком зависят от планов Владыки Дрэгона. Было упущением с моей стороны держаться в стороне от Владык. Меня оправдывало лишь то, что в тот момент все мысли были заняты совершенно другим. В общем, пора наверстывать упущенное и восстанавливать основательно подгоревшие мосты.
  
   - Ты хотела меня видеть? - голос Дрэгона был спокоен. Это хорошо, можно рассчитывать на конструктивный диалог.
   - Аэрон сказал мне по секрету, что ты в прекрасном настроении. Я решила рискнуть, - начала я.
   - Значит, разговор со мной для тебя риск, - не меняя тона поинтересовался Дрэгон.
   - Конечно, учитывая, как мы вчера расстались. И, меня интересует то, что будет с нами завтра.
   - Чего ты хочешь?
   - Поговорить.
   - Не только. Прошу, давай без притворства.
   - Хорошо, если для тебя проще именно так, не буду напрягаться и я, - Дрэгон усмехнулся и уставился на меня с нескрываемым интересом.
   - Я не для того вытащила сюда Тирэна, чтобы просто сидеть и ничего не делать.
   - Хотелось бы, чтобы ты, для начала, думала о том, что ты творишь.
   - Ах, извините! В тот момент у меня не было особых вариантов, так что работала с чем могла.
   - Хватит лгать! Ты с самого начала планировала задействовать Тирэна! Не так ли?
   - Слушай! Ну чего ты такой, а? Предположим, да. И что? Не плохой вариант и сам пришел мне в руки. К тому же, именно он мог помешать моему возвращению на Землю.
   - Ну теперь у него будет для этого куда больше возможностей.
   - Он воскресил Кайла и дал силу Йог-сотхотху. Я думаю, это можно счесть доказательством его временной лояльности.
   - Вот именно! Временной! И мы даже не сможем понять, когда его лояльность к нам может закончиться.
   - Уверяю вас, вы сразу это поймете, - раздался мягкий голос и в проеме двери появился предмет нашего спора.
   - Мы не успели вчера поздороваться как следует, - как ни в чем не бывало обратился он к Дрэгону, - но признаться честно, я скучал.
   - Неужели по мне? - ухмыльнулся Дрэгон.
   - Ну мы же теперь почти семья. Родная, - обернулся он ко мне, - а как у вас, на Земле называют мужчину, который делит свою нарину с другим?
   - Рогоносец, - буркнула я.
   - Некрасивое слово.
   - Зато символичное, - стала закипать я, - мы разговаривали, а ты нам помешал.
   - Вы ссорились, а я не мог допустить, чтобы двое родных мне существ стали непримиримыми врагами, - издевательски сказал Тирэн.
   - Как мило. Хотя, ты прав. Оставайся. В конце концов, это касается и тебя.
   - Я заинтригован.
   - Скорее, озабочен, - вмешался Владыка Дрэгон.
   - Не без этого, - легко согласился Тирэн, - и так, о чем речь?
   - О нападении на Мельнор, столицу Тэррануса.
   - И вы хотели обговорить это без меня? Я обижен до глубины своей души, - увидев мой скучающий взгляд, Тирэн сменил тон:
   - Когда выступаем?
   - Завтра вечером.
   - Каков план? - я увидела, как загорелись его глаза. Да уж, когда чего-то ждешь слишком долго, то очень трудно потерпеть еще немного.
   - Убить Клайвера и всех, кто принял его сторону. Освободить пленников...
   - Стоп, - вмешалась я, - и все? Так просто? А Аэрон просветил тебя на счет коридоров и ловушек? Я уже не говорю о той гадости, которая мешает применить силу.
   - У нас будут одинаковые условия, - возразил Дрэгон. А все ловушки мне известны давно. Не забывай, кем я был на Тэрранусе.
   - Но их будет больше.
   - Тебя это не сильно волновало, когда мы составляли план.
   - Заметь, без моего участия.
   - У тебя были более важные дела.
   - Ты прав. Иначе, я бы никогда не позволила вам рисковать.
   - Неужели у тебя есть план? Ах да, я и забыл. Конечно, у тебя всегда есть план! Поделишься?
   - Только после тебя.
   - Держишь интригу!
   - Я вам случайно не мешаю? - голос Тирэна заставил нас резко отвернуться друг от друга и уставиться на него.
   - Не хотел прерывать, но ваша дискуссия становилась однообразной, - мой дядюшка демонстративно подавил зевок.
   - И то правда, - я снова повернулась к Дрэгону, - итак?
   - Мы сможем добраться до Клайвера лишь в том случае, если отключим Глушитель, - тон Дрэгона стал серьезным.
   - Глушитель - это та штука, которая не позволяет пользоваться силой?
   - Да. Более того, его действие распространяется на тюрьму и дворец Правителя.
   - И как вы собираетесь это исправить? - поинтересовался Тирэн.
   - Нужно отключить установку, если не получится - уничтожить, - с явной неохотой пояснил Дрэгон.
   - И кто этим займется?
   - Аэрон и Майлз.
   - Я с ними, - я с вызовом посмотрела на Дрэгона.
   - Не сидится на месте?
   - Я могу помочь. К тому же, так у них будет больше шансов выжить.
   - Еще какие-нибудь предложения? Комментарии? - иронично поинтересовался Владыка.
   - Мы должны уничтожить Клайвера раньше, чем он успеет поднять против нас армию.
   - Любимая, - я командовал армией, когда твои предки приносили жертвы солнцу.
   - А вот предков моих не трогай, - буркнула я.
   - И моих потомков тоже, - поддержал меня Тирэн, - глупо надеяться, что можно взять Клайвера внезапностью и доблестью. Этого мало. Тут нужна хитрость и коварство.
   - Уж в этом тебе не откажешь, - да, иногда трудно огрызаться на два фронта
   - Тебе виднее, родная, и все же послушай старого мудрого дядюшку. Это и тебя касается, малыш.
   При слове "малыш" Дрэгона слегка передернуло, но он сдержался и не вспылил.
   - Ты будешь меня учить?
   - Даже не попытаюсь. Но я не хотел бы, чтобы ваша эскапада вызвала столько жертв.
   - Беспокоишься о нашей безопасности?
   - Да мне плевать на вас и вашу безопасность, - признался Тирэн, - а вот девчонку терять не хотелось бы.
   - Ничего, что я здесь? - не выдержала я. Помолчав и приняв решение, я повернулась к Тирэну:
   - Выйди, пожалуйста.
   Улыбнувшись мне и смерив насмешливым взглядом Дрэгона, Тирэн молча вышел.
   -Дрэгон, - я прямо посмотрела на него, - почему между нами все так сложно?
   - Опять начинаешь издалека? - теперь в тоне Дрэгона была сталь и трудно сдерживаемая ярость.
   - Иногда ты думаешь обо мне хуже, чем я сама, - внезапно вернулось головокружение, накатила тошнота. Черт, как не вовремя. Похоже, Кайл был прав, предостерегая меня. Сила Тирэна не принесла мне пользы, и, похоже, Тьма не хочет оставлять свою жертву. Значит, надо действовать быстро.
   Полумрак скрывал меня от глаз Дрэгона, но, почувствовав что-то, он подошел ближе:
   - Я никогда не думал о тебе плохо, - протянув руку, Дрэгон коснулся моей щеки.
   - Тогда начни мне доверять, - я почувствовала, как по моей щеке пробежала слеза, - прошу тебя.
   - Разве тебе можно отказать?
   - Тогда у нас есть шанс выжить.
  

XXVI

Междумирье

   Не помнят слов, не видят снов,
   Переросли своих отцов,
   И, кажется, рука бойцов колоть устала.
   Позор и слава в их крови,
   Хватает смерти и любви,
   Но сколько волка не корми, ему все мало.
  

"Волки" БИ-2

  
  
   Шанс - это всегда хорошо, куда лучше пустой уверенности, не так обидно потом проигрывать. Я в очередной раз подавила волнение и устремила взгляд на исчезающих небольшими группами Владык. Первая очередь. Отвлекающий маневр.
   После того, как мы отключим Глушитель (если отключим), кто-то должен будет взять на себя тех, кто захочет нам помешать. А их в столице Тэррануса ох как много! Надеюсь, Дрэгон знает, что делать и все обойдется малой кровью. Хотя глупо ждать малой крови от гражданской войны, в которую мы ввергаем целый мир. Я лишь рассчитывала на то, что со смертью Клайвера Владыки поймут - правда на нашей стороне. Хотя кого я обманываю? К чему эти громкие слова о правде, долге и отваге? Революцию делают те, кому больше не выгодно мириться с существующими порядками. В данном случае это мы. И учитывая, что нас довольно много, то Клайвер полный дурак, раз позволил этому произойти.
   Последним в переходе скрылся Дрэгон, бросив на меня внимательный предостерегающий взгляд. Я понимала, что он беспокоится за меня, но есть вещи, которые я должна сделать сама. Если он это поймет, у нас еще не все потеряно.
   Оставшись вчетвером в целом мире, мы переглянулись. Итак - все просто: Аэрон, Майлз и я должны появиться в тоннеле под заброшенным домом на окраине города. Ключевое слово - должны, хотя Майлз уверял, что ни за что не промахнется. Отключить глушитель мы надеялись при содействии и участии тех, кого сможем убедить нам помочь, то есть обслуживающий персонал. Убеждать, разумеется, должна была я.
   Сзади с каменным лицом стоял Тирэн, терпеливо дожидаясь своей очереди. Ему в наших планах отводилась главная роль - он должен был проникнуть во дворец и расправиться с Клайвером. Вот так все просто. А еще, я чувствовала легкое беспокойство из-за того, что не была уверена - выполнит ли Тирэн условия нашей сделки.
   Верила ли я в успех того, что мы собираемся предпринять? В данном случае, это не имело значения, хотя я прекрасно отдавала себе отчет в мотивах собственных поступков. Я хочу вернуться домой. Фантастично? Да. Нереально? Естественно. Но пока жив Клайвер, стремящийся сделать из меня послушную марионетку - быстрое возвращение мне не грозит. А ведь есть еще и Тирэн, пока лояльный, но в любой момент способный превратиться в опасного врага. Таким образом, меркантильные побуждения не слишком отягощали мою совесть, и без того изрядно потрепанную жизнью. Меня отделял шаг от того, что уже нельзя будет изменить, и пути назад для меня не было уже давно.
  
  
  
  

Тэрранус

  
   - Думаешь, у них получится? - обеспокоено спросил Дарэн у Дрэгона, задумчиво глядя на небольшую группу воинов вступивших в стычку с патрулем. Пока гвардейцев было мало, значит, как и было рассчитано, серьезных неприятностей Правитель не ожидал.
   Стоя вдвоем в темном переулке, они терпеливо ждали момента, когда можно будет вмешаться в схватку.
   - Если не получится у них - значит не получится ни у кого другого. К тому же, это был ее план, - мрачно бросил Дрэгон, перехватывая меч другой рукой, - а сейчас нам нужно отвлечь внимание на себя. Наши люди во дворце ждут сигнала, чтобы начать действовать.
  
  
   - Я попал! - радостно провозгласил Майлз, оглядывая нужный нам подвал.
   - Ну, гад, ты попал! - зло подхватил Аэрон, усиленно пытаясь вытащить застрявшую между досок ногу.
   - Могло быть и хуже, - примирительно начал Майлз.
   - Будет, - успокоила я обоих, и, не дожидаясь их, подошла к люку, уже открытому Майлзом.
   - Твой оптимизм иногда меня поражает, - тихо сказал Тирэн, крадясь вслед за мной по тоннелю.
   - Как и твоя внезапная лояльность ко мне, - буркнула я, старательно обходя подозрительные места.
   - Не бойся. Здесь нет ловушек, - успокоил меня нагнавший нас Аэрон. Майлз шел последним.
  
   Нам понадобилось около часа, чтобы под землей добраться до нужного места. Разом нахлынувшая слабость четко дала понять, что Глушитель где-то рядом. Я прямо таки чувствовала, как нечто тянет из меня силу, оставляя неприятные ощущения.
   - Где нас могут ждать? - я замерла.
   - Рядом с Глушителем, - пояснил Аэрон, - им нет нужды отдаляться от него.
   - Но как же они это выдерживают?
   - Лучше, чем Владыки. Для этих целей Клайвер использует жителей других миров.
   - И кого не жалко, - подхватила я.
   - Тоже верно, - подтвердил Аэрон.
   - Значит, мы будем сражаться не с Владыками, а, возможно, с кем-то их моего мира?
   - Вряд ли.
   - Это лишь в том случае, если он нас ждал, - возразила я.
   - У тебя есть какие-то сомнения по этому поводу? - поинтересовался Тирэн.
   - Вообще-то нет.
   Достигнув места, где должны были расстаться с Тирэном, мы остановились.
   - И чего ты ждешь? Вперед, на мины, - я кивнула в направлении темного тоннеля.
   Он бросил взгляд назад, потом повернулся ко мне.
   - А ведь это может быть наша последняя встреча.
   - Скорее всего, так и есть, - я пожала плечами, - сделай то, к чему так долго стремился.
   - И это все, что ты хочешь мне сказать?
   - Выживи, если получится. Но я не настаиваю, - я, как можно более искренне улыбнулась.
   - В этом вся ты, - хмыкнув, он с силой притянул меня к себе, - продолжим наш разговор чуть позже.
   Увернуться не получилось, и мне пришлось вытерпеть его жесткий и властный поцелуй.
   - Я не прощаюсь, - бросил он уходя.
   Стараясь не замечать переглядываний ребят, заинтересованных сценой прощания, я двинулась вперед.
   Несколько метров - и мы остановились перед массивной дверью, отделявшей нас от вожделенной цели. Нужно было поторопиться.
  
  
   Мои глаза удивленно поползли вверх, пытаясь охватить всю картину целиком. Громадный зал, в который мы попали, представлял собой овал, испещренный металлическими переходами и спусками. В центре было нечто, напоминающее ракету с прозрачными стенками, внутри которой происходили непонятные мне реакции. Глушитель. Я не ожидала, что он такой... большой. Даже очень. Эта махина была высотой с пятиэтажный дом, испускала странное свечение, и рядом с ней я почувствовала, что мое тело отказывается мне подчиняться. Мертвеют конечности, а мужество уходит куда-то в район пяток. Ну вот, пришли. Ребята быстро нашли себе работу, занявшись гвардейцами, которые изо всех своих сил пытались нас задержать. Сообщники, оказавшись теперь с ними в практически равном положении, приступили к тому, что на Земле получило бы название "мочилово". Не эстетично, зато точное определение. Но даже звуки борьбы не могли вывести меня из некого ступора, в который я погружалась с каждой лишней минутой проведенной мной возле этого... этой штуки.
   Прежде всего, необходимо было добраться до пульта управления и попытаться отключить эту махину до того, как она высосет из нас все силы. Предоставив ребятам разборки с охраной, я стала спускаться вниз. Решив, что просто прыгать по ступенькам неинтересно, да и время поджимает, я съехала по поручню, удачно попав прямо в очередного противника. Не зацикливаясь на нем, я просто отбросила обмякшее тело в сторону, и убедившись, что встать он уже не сможет, устремилась к цели.
   Подобраться к Глушителю можно было лишь через узкий длинный мост без поручней, в конце которого меня нетерпеливо поджидали. Поблагодарив Бога за то, что Владыкам были чужды изобретения моего дядюшки, я стала приближаться к центру. Народ слегка оживился и обнажил очень острые и длинные клинки. Кинув беглый взгляд вниз и оценив на глаз расстояние до дна, я с неохотой достала свой меч. Что ни говори, а моя нелюбовь к колюще-режущим предметам могла оказать мне сейчас плохую услугу, а идти с голыми руками на вооруженных мужиков мне не улыбалось. Сзади что-то грохнуло, и краем глаза я уловила, как Аэрон огибает Глушитель, чтобы подойти к нему с другой стороны. Отлично, уже вдвое меньше врагов.
   В запале боя я даже не почувствовала как меня ранили в первый раз, а потом было уже не до того. Стража, компенсируя недостатки физической силы количеством, напирала на меня, тесня назад, а если повезет, то и вниз. Положительным в этой ситуации была моя скорость и то, что одновременно нападать могли только двое, и то, мешая друг другу. Я не видела, как справляется Аэрон, но судя по то и дело летящим вниз телам, думаю не плохо. Наконец, через какое-то время, я почти добралась к цели и закрепила позиции, отойдя от пропасти и опершись на перила, окружающие Глушитель. Сил почти не осталось, а нападавшие почему-то никак не заканчивались. Теперь меня теснили с двух боков мешая размахнуться как следует.
   Внезапно за спиной одного их нападавших появился Майлз и мои шансы достигнуть цели увеличились вдвое. Он стремительно раскидал тех, кто преграждал мне путь. Не теряя времени, я рванулась в узкий проход и застыла перед тем, что можно было назвать пультом. Я не надеялась найти здесь нечто с кнопочками "вкл" и "выкл", но все же, хотелось какой-нибудь конкретики, а ее не было в принципе.
   И где же персонал? Сомневаюсь, что все они в страхе покинули пост. Ответ пришел в виде болезненного удара по голове. Резко развернувшись и перехватив занесенный надо мной клинок, я ударила нападающего по лицу. Послышался хруст, лицо залило кровью.
   - Прекрасно, мамочка, - раздался голос Аэрона, - этот нам уже не поможет.
   - Черт! - я бросила взгляд на дверь, из которой появился техник, и направилась туда.
   - Осторожно! - Майлз, отбросив меня в сторону, отшвырнул маленький шарик, катящийся под ноги. Шарик взорвался коснувшись окна.
   - Нам здесь не рады, - заметила я, едва смолк грохот взрыва.
   - Я этим займусь, - бросил Майлз, выбивая ногой дверь. За стеной раздался грохот и крик. Вскоре в проеме показался молодой Владыка, волочащий за собой полуоглушенного техника.
   - Я думаю, он не откажется нам помочь.
  
   Я оглядела пленника и слегка встряхнула, приводя в чувство. Парировав удар, направленный мне в лицо, я раздраженно опрокинула брыкавшегося мужичка на пол, надавив ему коленом на горло. В конце концов, даже если я не буду применять Силу, физически я намного сильнее его.
   - У меня мало времени, поэтому соображай быстрее, - прошипела я, склонившись над ним, - если ты не отключишь эту штуку, то сдохнешь куда быстрее нас.
   - Ничего у вас не выйдет! - испуганно воскликнул он, делая попытку вжаться в пол.
   - Хочешь поспорить? - я надавила коленом сильнее.
   - Я не... я не то хотел сказать, - выдавил он из себя, - отключить невозможно!
   - Это еще почему? - я скорчила зверскую рожу, хотя зря, клиент и так был напуган не на шутку.
   - При отключении концентрация достигнет предельной величины и последует...
   - Чего? - переспросила я, - объясняй понятнее.
   - Он хочет сказать, - вклинился голос Аэрона, иногда заглушаемый звуками борьбы, - что эта штука взорвется, как только мы попытаемся ее отключить.
  
  
   Тирэну не составило труда проникнуть во дворец. Его не беспокоили патрули, то и дело попадавшие ему по дороге. Несчастные, не успевая ничего понять, падали замертво. Темный Владыка не щадил никого. Наконец-то он приблизился к тому, чего хотел все эти годы - отплатить Клайверу за предательство и смерть своего народа, не забывая при этом и себя. Да и трудно забыть тому, кому судьба подарила тысячелетия забвения и Тьмы. Но теперь он восстановит справедливость и сам возьмет то, чего был так долго лишен. И никто не сможет его остановить.
  
  
   Не поверив на слово, я израсходовала последние силы, чтобы залезть к пленному в голову. Он не лгал.
   - Неужели никто об этом не знал? - разозлившись, спросила я.
   - Клайвер не допускал сюда даже Старейшин, - признался Аэрон, - только обслугу и преданную ему охрану.
   - И вы ничего не заподозрили? - я навсегда обезвредила свою жертву, и стала надвигаться на Аэрона.
   - Не горячись, - он отодвинул меня от пульта, и, склонившись над ним, принялся шарить по кнопкам, понижая мощность, - взрыв такой силы даже ты не смогла бы поглотить. План не плох, но лучше, когда есть запасной, - пояснил он, оборачиваясь ко мне.
   - И что бы это значило?
   - Что твоя привычка кидаться во все первой однажды сыграет с тобой злую шутку, а нас с отцом может не быть рядом.
   - Вот спасибо, защитнички, - буркнула я, даже не пытаясь запомнить последовательность набираемых им комбинаций.
   - Но ты-то откуда знаешь, что нужно делать? Ведь, если я не ошибаюсь, ты не входил в число доверенных лиц Клайвера.
   - Не ошибаешься, - закончив, Аэрон с улыбкой посмотрел на меня, - но мы долго готовились, если ты не забыла.
   - Да, конечно. А я здесь для красоты.
   - Ну что ты! Твоя помощь была просто бесценна!
   - И что теперь?
   - Поставим защиту, силы на это хватит, и будем ждать. Главное - не допустить чтобы Глушитель заработал в полную мощность.
  
  
  
   - Значит, ты все-таки это сделал - добрался до меня, - голос Клайвера нарушил мертвую тишину зала.
   - Должен же я был вернуть тебе старый долг, - из углов стала выступать тьма, неспешно наполняя зал, подбираясь к бывшему Советнику.
   - У тебя это заняло слишком много времени, - заметил Клайвер, осторожно отступая, стараясь не задеть мертвых гвардейцев, щедро разбросанных по полу.
   - Когда целью жизни становится месть, нет нужды спешить ее осуществить, иначе жизнь может превратиться в бессмысленное существование, - спокойно пояснил Тирэн, не отрывая взгляда от Клайвера.
   - Эта тварь тебе помогла? Нужно было ее прикончить уже давно.
   - Девочка у всех нас вызывает острые чувства, - на миг Тирэн прикрыл глаза, - но я учусь на чужих ошибках.
   - Тебе не обязательно меня убивать, - голос Клайвера был спокоен, но весь его облик свидетельствовал об изрядном волнении.
   - Думаю, обязательно, ведь некоторые раны не заживают.
   Клайвер встрепенулся и вскинул руку с Барзаи.
   - Против этого ты бессилен, - язвительно заметил он.
   - Честно говоря, да, - спокойно признался Тирэн, - частично. Но я видел игрушки и поинтересней.
   Дворец наполнился звуками боя и гулом чужих голосов. Голоса приближались.
   - Не люблю, когда мешают, - тьма, все еще клубясь по полу, стала подниматься вверх, отгораживая их непроницаемой стеной.
   - Это еще не конец. Вы сами облегчили мне задачу - выкрикнул Клайвер и напряженно замер.
  
  
  
   Город был охвачен пламенем битвы. Вызвав огонь на себя, Дрэгон и Дарэн с легкостью отвлекли внимание высших Владык от происходящего в подземельях города. Как только стало ясно, что они полностью завладели вниманием нападавших, Дрэгон подал сигнал, вызывая из резерва затаившихся до поры заговорщиков. Теперь уже они окружили гвардейцев в плотное кольцо, оттеснив их с площади и блокируя подступы к дворцу.
   Владыка Дрэгон слегка отступил в сторону, парировав очередной удар.
   - Что-то не так.
   - Пока все идет по плану, - возразил Дарэн.
   - Я чувствую тревогу. Думаю, Анне угрожает опасность. Я иду туда. Здесь вы справитесь без меня.
  
  
   Удар и снова удар. Я почувствовала, как защита, в которую мы все трое вложили большую часть своих сил, содрогнулась. Глушитель уже не так активно тянул наши силы, и все же здесь, рядом с ним, ощущалось присутствие чего-то враждебного и опасного, что лишь чудом поддается контролю. По силе, вложенной в удары, я уже не сомневалась, что наши противники не обычная охрана или гвардия. Это были высшие Владыки, присланные, чтобы нас уничтожить. Пока что нам удавалось им противостоять.
   - А знаете, я не жалею, что участвовал в этом, - Майлз опустился на пол, небрежно облокотившись на пульт.
   - Это ты так прощаешься с нами? - возмущенно поинтересовался Аэрон, - и убери голову с пульта, а то сломаешь к Варгу.
   - Не ссорьтесь, мальчики, - я сидела в позе лотоса и отрешенно наблюдала за дверью. Конечно, это была всего лишь иллюзия, но мне казалось, что от ударов, сдерживаемых защитой, та вот-вот слетит с петель.
   - Думаешь выдержит? - Аэрон перевел взгляд на дверь.
   - Пока да.
   - А потом?
   - К чему думать о будущем? Живи минутным счастьем. К тому же, скоро все закончится.
   - Для нас? - встрял Майлз.
   - И для нас тоже. Они успеют. Я знаю. Отец...
   - Скоро будет здесь, - уверенно сказала я.
   - Откуда ты знаешь? - удивился Майлз.
   - Он не позволит им меня убить. Сам этим займется, - и увидев удивленный взгляд Аэрона, пояснила, - он мне так сказал перед уходом.
   - Главное, что бы не передумал, - заметил добрый Майлз и удовлетворенно прикрыл глаза.
  
  
   Неведомая сила, вырвавшись из центра залы, развеяла надвигающуюся со всех сторон тьму, окружая тело Клайвера плотным защитным слоем.
   - Да, возможно, я никогда не обладал силой, присущей твоему Варговому роду, - яростно выкрикнул Клайвер, - но я всегда был готов ее занять. Для этого всего лишь надо поместить жертву в сарон. Во мне сила тысяч Владык, а что есть у тебя?
   - Желание разделаться с тобой и поскорее перейти к другой проблеме.
   - Тебе придется постараться, - Клайвер кинул на Тирэна всю силу, которую так долго крал у своих воинов.
   Тирэн под давлением Силы отступил назад, ощущая, как нечто пытается найти брешь в его защите. Занятно! Столько жертв, чтобы сохранить столь ничтожную жизнь. Удары следовали один за одним, и Тирэн был вынужден парировать каждый, расходуя запас собственных сил.
  
  
  
   Удары прекратились внезапно. Воздух всколыхнулся и все замерло, за дверью наступила тишина.
   - Что бы это значило? - подал голос озадаченный Майлз.
   - Они нас испугались и убежали? - осторожно высказал предположение Аэрон.
   - Думаю, что все гораздо хуже, - я медленно встала и распрямила затекшие суставы. И кто сказал, что поза лотоса успокаивает? Ты попробуй из нее выбраться!
   - Вы меня впустите или мне пробить защиту самому? - из-за двери раздался голос Владыки Дрэгона, и я не смогла подавить улыбки. Как же я была рада видеть его в этот момент, правда радость явно продлится недолго.
   В дверях действительно стоял Дрэгон, в уже привычном для меня состоянии раздражения на мою персону. Хотя в данный момент это чувство распространялось на нас троих.
   - Хотите познакомиться со всеми Владыками Тэррануса? Или все-таки соизволите покинуть это место?
   - При всем желании это не возможно, - возразила я, - объект нестабилен (во как загнула!), его невозможно отключить. И как только мы уйдем, эта штука сможет заработать в полную мощность.
   - Теперь я займусь этим сам, - Дрэгон указал на дверь, - город готовится к эвакуации, вы нужны, чтобы поддерживать энергию в Переходах.
   - Что с Клайвером?
   - Не известно.
   - Неужели Тирэн не смог?
   - Тебя это беспокоит? - Владыка усмехнулся, - я послал к нему подмогу. Думаю, вместе они справятся.
   - Хорошо. Тогда я могу быть спокойна.
   - Можешь.
   - Дрэгон, - я замешкалась у двери, - мне нужно тебе сказать...
   - Не сейчас. У нас будет время все обсудить, - отрезал он, поворачиваясь к пульту.
   - Как скажешь, - зло бросила я, спешно покидая это место.
  
  
   Дрэгон грустно смотрел вслед уходящей Анне. Все верно, так и должно быть. Если его предчувствия не обманули и ей действительно грозит опасность, нужно отправить девчонку как можно дальше от всех смертоносных мест. Он обернулся на странный шум, раздавшийся со стороны гигантского прозрачного сосуда, в один миг грозящего забрать тысячи жизней. Внутри происходило что-то, непонятное, но вызывающее тревогу.
  
  
   - Я знал, что против этого ты не устоишь. Никто бы не устоял, - удовлетворенно заметил Клайвер, лицезря, с каким трудом Тирэну удается держаться на ногах, - знаешь, я все больше склоняюсь к мысли, что твои новые друзья вовсе не желали тебе добра, позволив сразиться со мной.
   Видя, что противник молчит, Клайвер продолжал:
   - К сожалению, я могу забирать лишь Силу своих врагов, но не их способности. Мне хотелось завладеть Йог-сотхотхом, чтобы использовать способности вашей семейки. Жаль, что тварь смогла от меня уйти. Ну да ничего, перед тем, как ты сдохнешь, сможешь почувствовать, как она страдает перед смертью. Твоя последняя кровь.
   - Тебе до нее не добраться, - сквозь зубы прошипел Тирэн, почти падая на колено, сметаемый чуждой силой.
   - Ошибаешься. Думаешь, я не понял, кому уготована честь отключить Глушитель? Ведь сопротивляться смертоносной энергии сможет только она. Смогла бы, - поправился Клайвер, - если бы не то, что я для нее уготовил.
   - Молчишь? - бывший советник подошел ближе к Тирэну. Его противник испытывал страшные мучения и Клайверу это доставляло удовольствие, - когда-то я превратил тебя в урода. Теперь я буду милосердным и прекращу твои страдания.
   - Слишком много говоришь, для злодея, - съязвил Тирэн, делая безуспешную попытку подняться, но обессилено упал на пол, рядом с теми, кого недавно убил сам.
   - Все еще не веришь, что можешь сдохнуть? Поверь, и подумай напоследок, почему она позволила тебе сюда прийти. Столкнуть двух своих врагов вместе! Коварство, достойное вашей семьи. Бедный мальчик! - притворно воскликнул Клайвер, полностью обездвиживая Тирэна и занося над ним Барзаи, - снова тебя убивает предательство родного существа.
  
  
   Ребята держались настороженно, обходя подозрительные места в коридоре, но я не чувствовала опасности впереди. Скорее уж, все, что нам угрожало, осталось позади. Я внезапно остановилась. Позади. Дрэгон остался там, в той проклятой комнате, рядом с Глушителем. Эвакуация? Зачем эвакуировать город, которому ничего не угрожает, кроме нас самих? Или я что-то пропустила? Слишком сильно хотелось покинуть место, вызывающее у меня тревогу и страх. Черт! Уже поворачивая обратно, я ощутила под ногами толчок и гул, исходящий со всех сторон. На голову сыпались мелкие камни и песок. Потолок в любой момент грозил рухнуть вниз, погребая меня под собой. Не обращая внимания на возмущенный крик Аэрона и оттолкнув Майлза, я бросилась вперед. Спотыкаясь о невидимые в поднятой пыли преграды, мне все-таки удалось выбраться из очередного завала и прорваться к двери, отделявшей пещеру от зала с Глушителем. Я толкнула изо всех сил, но дверь не поддалась. Удары и толчки не помогали, и я почувствовала, как меня захлестывает отчаяние и паника. Он там, внутри! Как я могла быть такой дурой! Не поняла сразу, что он опять с тупым упрямством полезет меня спасать! Господи, нет, только не это! Я не хочу его терять!
   Едва видя цель из-за поднятой пыли и песка, я сосредоточилась на двери. Что-то, скорее всего, начавший снова работать Глушитель, опустошало мои силы, но я знала, что это еще не конец. Оно не только выпьет жизнь, все гораздо страшнее. Неужели мы проиграли? Все кончено? Я не могу призвать Йог-сотхотх. У меня нет шансов!
  
  
   Тирэну с трудом удалось разомкнуть воспаленные глаза. Боль рвала тело на части. С каждым новым стуком сердца он терял все больше крови, заливавшей пол и трупы своих недавних жертв. Сквозь кровавую пелену он видел опускающийся на него Барзаи. Еще мгновение - и ему конец.
  
  
   Гнев и ярость, такие знакомые, захлестнули меня с новой силой, избавляя от паники и страха. Не теперь. Испугаюсь, но потом, когда будет время подумать. Если будет. Не терять над собой контроль? Как же! Я сорвала дверь, не пошевелив и пальцем. Не замечая попадающие под ноги тела, я подошла к краю. Раскуроченный пол ходил под ногами ходуном, мешая передвигаться. Единственный уцелевший мост находился от меня на некотором расстоянии. Преодолевая преграды, то и дело появляющиеся на моем пути, я уже не могла подавить невольной дрожи, сотрясавшей мое тело. Что бы это ни было - оно меня убивает, быстро и расчетливо. Перейти шатающийся во все стороны мост и не упасть в пропасть оказалось самым трудным. На середине мне пришлось встать на колени и продвигаться практически ползком, то и дело оказываясь под бомбежкой каменных глыб. Что-то яркое впереди не давало мне возможности ясно видеть цель, и я продвигалась на ощупь. Упавший сверху камень заставил меня распластаться и замереть на мгновение, приходя в себя. Нужно встать. Нужно идти вперед. Горячая струйка крови потекла по виску. Черт! Я могу дойти, могу!
   Наткнувшись вытянутой вперед рукой на раскуроченную дверь в кабину управления, я слегка толкнула ее в сторону. Слишком светло! Откуда столько света? Я же ничего не вижу. Закашлявшись, я согнулась пополам, стараясь не думать, что вместе с кровью сейчас, возможно, теряю что-то жизненно важное.
   Я не увидела его. Я на него упала, споткнувшись, по-прежнему не видя ничего. Ощущая кожей жар, исходящий от Глушителя, я с содроганием подумала, что даже Дух огня мне уже не поможет.
   - Что ты делаешь? - скорее угадала, чем услышала слабый шепот еще живого Дрэгона.
   - Вот, решила вернуться. Мы не договорили, - попытавшись его приподнять, вдруг поняла, что сил уже не осталось.
   - Дура! Какая же ты дура! Зачем? - в голосе Дрэгона было столько отчаяния.
   - Сам дурак, - вдруг по-детски обиделась я. Мне хотелось заплакать, но даже этого я уже не могла сделать.
   - Зачем умирать за нелюбимого? - повторил Дрэгон.
   - Нарываешься на последнее признание? - я обессилено положила голову ему на плечо, ощутив как его руки меня обнимают, - верь поступкам, а не словам.
   - Верю, - прошептал Дрэгон, целуя в висок.
   - Вот и хорошо, - грустно улыбнулась я, думая о злобной насмешке судьбы. Когда-то я бездумно рисковала жизнью, в любой момент готовая расстаться с тем, что считала непосильной ношей, а теперь умираю с единственной мыслью: Господи! Как же хочется жить!!!
  

XXVII

Тэрранус

  
   Поначалу никто не обратил внимания на первые толчки. Но они повторились снова. Вскоре слабые колебания переросли в землетрясение. Тонкая линия, прорезав дворец, пересекла площадь и затронула здание тюрьмы. Земля под ногами разверзлась, заставив сражающихся воинов отшатнуться в разные стороны. Трещина стала глубже, над ней появилось слабое сияние.
   - Варг! - Дарэн отшатнулся от расщелины.
   - Что происходит? - перекрикивая шум падающих камней, крикнул ближайший к нему Владыка.
   - Глушитель!
   - Должны же были отключить?
   - Ты не понимаешь! Он вот-вот взорвется и здесь не оставит камня на камне!
   - Эвакуация не закончена, - возразил Владыка.
   - Ну так заканчивай ее, возьми наших и уводи отсюда - Дарэн отшвырнул от себя противника, настойчиво пытавшегося его достать, - оно забирает наши Силы.
   Теперь врагов разделяла трещина шириной в несколько метров. Здание тюрьмы начало рушиться первым. Дворец все еще держался, хотя, в любой момент грозил погрести под собой оставшихся внутри. Дарэн отбросив мешающий ему меч, прыгнул через пропасть.
   - Стой! - окликнул Дарэна его соратник, - им уже не поможешь.
   - И все же я попробую.
  
   Тирэн не почувствовал, как Барзаи пронзил его сердце, не увидел удовлетворенную улыбку на лице своего врага. Клайвер нагнулся над поверженным противником и заглянул в его мертвые глаза.
   - Все кончено, - торжествующее эхо разнеслось по разваливающемуся залу, - не думал, что это будет так легко, иначе ни за что бы не пожертвовал Мельнором и Тэрранусом. Нужно уметь заметать следы. Слишком многие перестали верить в мою избранность. Но теперь во всех мирах, где обитают Владыки, будут знать - кто виновен в гибели этого мира. Древние поплатятся за это, а вскоре очередь дойдет и до Темной звезды.
   Резко развернувшись, Клайвер пошел прочь, спеша покинуть опасное место, но шорох за спиной заставил его обернуться. Нечто стремительно приближалось к нему. Бывший советник сделал попытку увернуться от удара, последовавшего от этой новой угрозы, но не смог. Атака была быстрой и устрашающей. Не человек, не Древний - ужасный монстр. Темная кожа, напоминающая панцирь, глаза - как две дыры в бездну, изуродованное лицо неумолимо приближалось в жутком оскале. Почувствовав укол в шею, советник обессилено замер, опираясь о стену, только сейчас заметив, что грудь неизвестного существа залита кровью и рана еще свежая.
   - Тирэн! Не может быть!
   - Отчего же? - равнодушно поинтересовался Темный Владыка, отбрасывая использованную ампулу и разглядывая свою жертву.
   - Ты был мертв! - голос Клайвера был тих, но Тирэн услышал.
   - Но не в этой ипостаси! - возразил Тирэн, - именно таким меня увидели мои братья и пришли в ужас. Иногда очень полезно носить маску. Это мой естественный облик. А знаешь, как я убиваю своих врагов?
   Его голос, звучащий отстраненно, даже монотонно, заставил сердце Клайвера сжаться от ужаса.
   - Я понял, что ты такое! Ты чудовище! Монстр! Проклятие Вселенной!
   - Возможно! - Тирэн провел когтистой рукой, и на лице Клайвера выступила кровь, - но я неплохо это скрываю. Жаль, что у меня нет времени с тобой поиграть. Довольно слов, сейчас ты на себе почувствуешь, что несет в себе гнев тьмы.
  
  
   Ни я, ни Дрэгон не собирались безропотно ждать смерти. Глушитель больше не подчинялся контролю, стремительно поглощая наши Силы. Я чувствовала как жизнь покидает мое тело. Было что-то до боли обидное при мысли, что меня убивает нечто, подобное моей Силе. Глушитель был подобен вместилищу многих тысяч Ловчих и так же легко опустошал меня, как я когда-то своих врагов. Возможно кто-то узреет в этом высшую справедливость, я же видела в этом лишь действие хитрого и пока более удачливого подонка, когда-то уничтожившего миллионы жизней.
   Собрав с Дрэгоном остатки ускользающей силы, мы попытались вызвать Йог-сотхотх. Ой! Осечка. Мы вдвоем были теперь слабее, чем я одна. Придется действовать по старинке. В конце концов, моя кровь все еще проводник для Врат.
   Не поднимаясь с пола, я с трудом поднесла кинжал к запястью и сделала глубокий надрез. Встав на колени, я стала рисовать пентаграмму, но где-то посередине круга на меня снова навалилась слабость, голова закружилась, и лишь вмешательство Дрэгона не позволило мне окончательно утратить связь с реальностью.
   - Я сам, - тихо сказал он, осторожно отодвигая меня в сторону.
   Разрезав запястье, он дорисовал пентаграмму и повернулся ко мне.
   - Надеюсь, это не помешает вызову?
   - Нет, у нас одна сила. Теперь помоги мне встать.
   Мы поднялись и замерли над кругом. Я произнесла знакомые слова и с какой-то детской радостью увидела сияние такого дорогого мне света. Йог-сотхотх! Никогда я не была ему так рада. Неужели это еще не конец? Запрятав поглубже поднявшуюся было в душе надежду, мы сделали шаг в круг.
  
   Дарэн увидел их на выходе из подвала. Раненый Аэрон нес на руках окровавленного Майлза. Посмотрев на младшего Владыку, у Дарэна внутри все похолодело.
   - Где она?
   - Осталась там, вместе с отцом, - сказал Аэрон, опустив глаза.
   Дрэгон подавил желание разразиться бранью.
   - Ты можешь открыть Переход?
   - Нет. Сил уже не осталось.
   - Тогда двигайся к окраине города, там тебя эвакуируют вместе с другими. Если нужна помощь - обратись к Палуру. Он теперь за главного.
   - Куда ты? - воскликнул Аэрон, видя, как Дарэн направляется к еще не заваленному входу в пещеру.
   - За ними.
   - Ты не сможешь до них добраться.
   Не ответив, Дарэн нырнул в черный проем.
  
  
   Сила хлынула сквозь меня, наполняя жизнью и энергией, которой я поспешила поделиться с Дрэгоном. Мир перестал казаться мрачным, а ситуация хреновой.
   - Мы спаслись? - недоверчиво поинтересовался Дрэгон, крепче прижимая к себе.
   - Не уверена. Мы слишком близко к Глушителю и рано или поздно он доберется до нас. Я чувствую, как Йог-сотхотх теряет силу.
   Мои слова совпали со странным скрежетом, раздавшимся со стороны обсуждаемого предмета. Глушитель теперь не просто испускал слепящий свет. Внутри прозрачной емкости клубилось и бурлило нечто поднимающееся вверх.
   - Варг!
   - Что еще? - устало спросила я.
   - Он вот-вот взорвется, - пояснил Дрэгон.
   - Нет! Только не это! Что нам делать?
   - Я бы сказал - бежать, но это невозможно. Мы заперты в спасительную ловушку.
   - Почему в спасительную?
   - Йог-сотхотх выдержит взрыв, но Тэрранус...
   - Ты хочешь сказать, что эта штука способна уничтожить целый мир?
   - Эта штука едва не уничтожила твой мир.
   - Землю чуть не погубило солнце и магия Древних, - возразила я.
   - И наука Владык, - Дрэгон внимательно посмотрел на меня, - я не хотел тебе этого говорить тогда, но мне удалось узнать, что именно Клайвер был вдохновителем заговора против Земли. И то, что ты сейчас видишь перед собой - механизм, способный уничтожить не один мир.
   - И ты скрывал? - возмутилась я.
   - Но это не очень тебе помогло? - Дрэгон усмехнулся, хотя в глазах его была грусть.
   - Вместе с Тэрранусом погибнут миллионы невиновных. И в этом обвинят Древних, - высказала я предположение.
   - Начнется война. И если Клайверу удастся выжить - он направит свою злобу на Лэнг и Землю.
   - Что же, - вздохнула я, - у нас есть возможность не допустить подобное. Вот только я не уверена - сможем ли мы это пережить.
   - Ты должна переместиться прямо сейчас и скрыться на Земле.
   - И пропустить все самое интересное? - возмутилась я, - ну уж нет. Мы вместе до конца.
   - Знаешь, любимая, - рассерженно начал Дрэгон, - когда я мечтал, что буду с тобой до конца жизни, я имел в виду нечто другое.
   - Бери что дают.
   - Ты не оставляешь мне выбора, - буркнул Дрэгон.
   Дно Йог-сотхотха привычно всколыхнулось, превращаясь в жидкое тягучее нечто. Но теперь я стала его пленницей. Не имея возможности двинуться с места, я пораженно наблюдала, как Дрэгон отдает ему приказ убрать меня отсюда поскорее. Моему Йог-сотхотху! Более того, я чувствовала себя преданной и ненужной.
   - Как ты смеешь? Что ты делаешь? - мне не удалось подавить всхлип.
   - Спасаю свою неразумную нарину, - спокойно пояснил Дрэгон, крепко обнимая.
   Боже мой! Он действительно собирается это сделать!
   - Нет! Постой! Не делай этого! Пожалуйста, - умоляюще добавила я.
   - Прощай, моя девочка. Кто знает, увидимся ли еще с тобой. Я люблю тебя, - уже тише добавил он.
   В глазах потемнело, к горлу подкатил ком. Началось перемещение.
   - Нет! - бессильно выкрикнула я. Но мой крик был заглушен хлопком со стороны Глушителем. Последнее, что я видела, был Дрэгон, выходящий из круга.
  
   Дрэгон, встав лицом к угрозе, не сводил с Глушителя взгляда. Оглушительный хлопок - и сияние заполнило пространство огромного зала. Нечто, излучающее чистый белый свет, неумолимо приближалось к Дрэгону, стремясь поглотить, уничтожить. Используя силу Анны, Владыка постарался впитать в себя как можно больше смертельной энергии, стараясь не допустить взрыва, но слишком быстро стал слабеть. Уже на грани жизни и смерти, он почувствовал сильнейший толчок и оглушающий взрыв. Понимая, что проживает свои последние мгновения, Владыка с улыбкой подумал, что теперь Анне ничего не грозит.
  
   Тирэн быстро перемещался к цели, чувствуя Силу, готовую вырваться на свободу. Его не останавливал град камней, рушащиеся здания и земля, в любой момент грозящая уйти из под ног. В своем естественном облике он мог не опасаться серьезных ранений и увечий. Сам не понимая, что движет им, он упрямо приближался к эпицентру. Возможно, нужно оставить все как есть, и дать судьбе завершить очередной виток. Нисса сделала свой выбор, и зачем спасать ту, которая его отвергла? Но какое-то смутное предчувствие влекло его вперед. Почти добравшись до входа в зал, он замер, оглушенный взрывом, сметающим все на своем пути. Устояв на ногах, он выпустил тьму, врезавшуюся к приближающемуся к нему враждебному свету, остановив его на полпути к себе. Тьма поглощала энергию Глушителя, не позволяя силе вырваться наверх. Отстраненно понаблюдав на дело своих рук, он постарался найти выживших, хотя сомневался, что таковые остались. С удивлением он почувствовал слабую искру жизни недалеко от того места, где стоял. Помедлив несколько секунд, он приблизился к полуживому телу, отметив, что это не она. Значит, Нисса все еще жива. Что же, он выполнил свою часть сделки, на большее никто не вправе от него рассчитывать. И все же... Тирэн провел когтистой ладонью по груди Дрэгона, оставляя кровоточащий след. Что, если попытаться?
  
   Дарэн уклонился от очередной глыбы, чудом не обрушившейся ему на голову. Вызвав в памяти план тоннелей, он безошибочно двигался в нужном направлении. Несколько раз ему приходилось перебираться через завалы, тратя такое драгоценное время. Но упрямство и беспокойство за дорогих ему существ не позволяло ему потерять надежду и отступить. Выйдя в главный тоннель, ведущий к Глушителю, он увеличил скорость, насколько это было возможно в подобных условиях. Внезапно земля ушла из-под ног, стены задрожали, сверху градом посыпались камни, погребая под собой Владыку.
  
   Я пришла в себя от яркого света, пробирающегося в глаза даже сквозь плотно сомкнутые веки. Отдаленные голоса заставили меня напрячься и прислушаться, но попытка не удалась. Раскалывающая боль пронзила виски, вынуждая непроизвольно застонать. Это тут же привлекло ко мне внимание.
   - Анна! Ты слышишь меня? - раздался знакомый голос.
   - Перестань, ты же видишь, что ей больно. Лучше притуши свет, - на этот раз голос был женский, чуть резковатый и взволнованный.
   - Анна! Ты можешь открыть глаза?
   - Попытаюсь, - еще точно не понимая кому, ответила я.
   Свет больше не слепил, что никак не повлияло на головную боль. Все тело казалось разбитым и переломанным. Ныл каждый сустав, заставляя ощущать всю полноту жизни.
   Разомкнув веки, я с трудом сфокусировала взгляд на окружающих меня людях. Все правильно - майор и Катька, обеспокоено наблюдали за мной.
   - Как я здесь оказалась? - хрипло спросила я.
   - Хок нашел тебя в подвале бара, там, где раньше был спортзал.
   - Был? - вырвалось у меня.
   - Ну да, - похоже, Катерина спешила вывалить на меня кучу новостей, но лишь волнение за меня давало ей силы сдерживаться.
   - Давай поговорим об этом после, - осторожно предложил майор.
   - Ну нет! Я хочу знать все, пока не вырубилась в очередной раз.
   - Бар пришлось закрыть, после того, как там порезвились сотрудники известной тебе организации.
   - Кто-нибудь пострадал? - снова прикрыв глаза, поинтересовалась я.
   - Практически нет. Оказывается, Хока так же легко разозлить, как и тебя.
   - Что с моей семьей? - я не смогла подавить в голосе волнения.
   - Они в порядке, в безопасности. Пришлось задействовать свои связи, - пояснил майор.
   - Хорошо, - я удовлетворенно улыбнулась, - а теперь, отведите меня на то место, откуда взяли. Я возвращаюсь назад.
   - Ага, щас, - усмехнулся Игорь, - ты себя в зеркале видела? Показать?
   - Не надо так грубо, - вмешалась моя подруга, - ты же видишь, она не в себе.
   Катерина присела рядом:
   - Когда Хок тебя принес, ты была чуть жива. Я не верила, что ты вообще сможешь так быстро прийти в себя.
   - Так быстро? Сколько я здесь, - взволновалась я.
   - Два дня, - признался майор, - и Хок говорит, что после того, что с тобой случилось, это просто невероятно.
   - Два дня, - прошептала я про себя, - все кончено. Он мертв.
   Отвернувшись от друзей к стенке, я обхватила плечи руками и заплакала.
  
   За то время, которое Дарэн провел погребенным в обрушившимся тоннеле, глаза успели привыкнуть к темноте. Сколько он здесь провел: час, день, вечность? Время стало для него нескончаемым потоком боли и ярости. Он не успел, не смог спасти тех, кто ему дорог, и сейчас лежит здесь, похороненный под тоннами каменных глыб. Беспомощный, бесполезный, гадающий - почему смерть не забрала его сразу, обрекая на подобную участь.
   Ускользающее сознание то и дело уводило его далеко за пределы этого места, рисуя в воспаленном воображении несбывшиеся мечты и надежды. Он снова ее потерял, хотя всегда чувствовал, что вместе им не быть никогда. Вот только Владыка не думал, что все будет так, как произошло. Проклиная себя в душе, он ждал, жаждал смерти, которая бы прервала эту нескончаемую игру подсознания, боясь окончательно потерять рассудок.
   Он не знал, сколько времени провел здесь, когда наверху послышался шорох. Кто-то двигал камни, пытаясь добраться до плененного Дарэна. Через несколько минут в глаза ударил дневной свет. Еще не сознавая, что спасен, Дарэн удивленно увидел перед собой усмехающееся лицо Владыки Дрэгона.
   - Наконец-то я добрался до тебя.
  
   Они заняли чудом уцелевший дом, сделав в нем что-то вроде штаба, откуда вели поиски всех, кто не смог выбраться из-под завалов. А таких было немало. В основном они принадлежали к противоположному лагерю, но теперь, когда Клайвер был мертв, и никто не мог влиять на сознание Владык и заставлять Совет поступать так, как велит правитель, это не имело большого значения. В Мельноре наступило перемирие, обещающе перерасти в смену власти. Жители стремились спасти своих и как можно скорее восстановить город.
   Дарэн с помощью Дрэгона быстро излечился, принимая живое участие в спасении тех, кому повезло меньше, чем ему.
   - Ты уверен, что она в порядке? - разбирая очередной завал, спросил Дарэн.
   - Уверен. Перед самым взрывом я отправил ее домой, на Землю. Теперь она в безопасности. Как только смогу, я перемещусь туда.
   - Переходы все еще недоступны?
   - Со временем, сила вернется к нам, - уверенно произнес Дрэгон.
   - Я видел Аэрона. Он был ранен.
   - Ему повезло больше, чем Майлзу. К сожалению, пареньку выжить не удалось.
   - Надеюсь, подобное никогда больше не повторится.
   - Не повторится, - загадочно улыбаясь ответил Дрэгон.
  
  

XXVIII

Земля

   На улице шел дождь, превращая дорогу в непроходимое грязевое болото, но меня это не остановило. Холодные капли быстро меня взбодрили и привели в себя.
   Я дома! Эта мысль не давала мне покоя с момента пробуждения. Это все, чего я так безнадежно хотела последние три года - просто вернуть свою жизнь. Местами нудную, неинтересную, но спокойную и стабильную. Рядом с семьей, которую люблю больше жизни. Вот только не думала, что получу желаемое, такой ценой, хотя, наверное, раньше бы меня это не смутило. До того, как лучше поняла себя, до того, как у меня появились друзья, до Дрэгона. Неужели неписанное правило моей жизни - чтобы получить одно, нужно лишиться другого?
   Я смогла подняться только под утро. Не выспавшаяся, с покрасневшими глазами и опухшим лицом. К счастью, в комнате я была одна, поэтому никем не остановленная, пошатываясь, оделась и выскользнула из дома через окно. Оказывается, все это время я провела на даче майора. Что же, не самое плохое место, чтобы укрыться от врагов. Хотя теперь вряд нам будет что-то угрожать, особенно после того, как Хок с Андреем навестили новый филиал организации и существенно проредили ее стройные ряды.
   Рассвет еще не наступил, тучи скрывали небо. На свежем воздухе мне стало легче, хотя тошнота так и не отступила. Видать меня неслабо приложило камушком по куполу. Где-то вдалеке сверкнула молния и раздался удар грома. Отлично! Возможно, у меня получится подкрепиться раньше, чем я надеялась.
   Я сошла с дороги и, пройдя несколько метров, опустилась прямо на мокрую траву. Не знаю, что со мной, но так хреново мне еще не было. Хотя нет, было, но тогда я умирала, а теперь, вроде бы нет. Гроза приближалась, сверкало уже почти надо мной. Я прислонилась к дереву и закрыла глаза. Следующие несколько минут я получала удар за ударом. Слабость начала отступать, сила возвращалась. Конечно, это никогда не сможет заменить Йог-сотхотх, но выбирать не приходилось.
   Легко подняться не получилось. Тяжелая отсыревшая одежда тянула вниз. Так и простудиться недолго. Ага! И умереть, от воспаления легких. Хмыкнув, я стала выбираться из негустого леса.
   - Оригинальное решение! - я резко обернулась к незаметно подкравшемуся Хоку. Однако! Так отвлечься, что не заметить Древнего. Это на меня не похоже.
   - Что ты тут делаешь? - вздохнула я.
   - Слежу за тобой, - широко улыбнулся Хок, - видел, как ты тайно покидала гостеприимный дом нашего майора. Дай, думаю, присмотрю за нашей девочкой.
   - Ну, если проследил, стало быть, не так уж и тайно, - я отвернулась и двинулась к дороге.
   - И куда тебя несет? - от резкого разворота мир в глазах закружился.
   - Мне нужен Йог-сотхотх, - сквозь сжатые зубы упрямо выдавила я из себя, - я должна вернуться в Тэрранус.
   - У тебя не хватит сил его открыть сейчас. Мне очень жаль, - Хок подошел вплотную.
   - Но я могу попробовать сделать это в подвале. Что-то должно было там остаться, - возразила я.
   - Когда я тебя там нашел, - начал пояснять Хок, - ты умирала. Йог-сотхотх едва поддерживал в тебе жизнь.
   - Не понимаю! Глушитель не мог высушить Врата, иначе бы я не оказалась здесь, - я растеряно посмотрела на Хока.
   - Я не совсем представляю, о чем ты говоришь, но...
   - Я должна быть там. Я должна понять, - неприятная дрожь охватила мое тело, в глазах потемнело, и я соскользнула прямо в подставленные руки Хока.
  
   - Тебе плохо? - встревожено спросила Катька, окутывая меня запахом жасмина.
   Черт! Это была последняя капля. Вскочив с кресла, куда меня сгрузил Хок, я заперлась в ванной. Через четверть часа зависания над предметом, без которого, судя по рекламе, не обойдется ни одна зараза, я обессилено опустилась на пол.
   - Как ты? - послышался голос из-за закрытой двери.
   - Роскошно, - выдавила я из себя.
   Теперь главное не двигаться, не моргать, не думать... Не думать. Твою мать!!!
  
   - Ты не должна была убегать, - укоризненно начала Катерина, наблюдая за моими стараниями выглядеть бодрой и здоровой. Мы сидели на кухне и пили чай. Точнее, пила Катерина, а я просто пыталась держать себя в руках.
   - Ну, ты же меня знаешь. Я не ищу легких путей.
   - Это точно, - подруга улыбнулась.
   - Где Хок?
   - У него встреча с Андреем, хозяином бара, бывшим, - уточнила Катька.
   - Припоминаю, - кивнула я, - как его мальчишка?
   - Не знаю. Ребята не затрагивают этой темы, - Катерина пристально посмотрела на меня, - послушай, я понимаю, почему ты все скрывала от меня.
   - Это хорошо. Не люблю объяснений.
   - Я заметила. И что теперь?
   - Не знаю, - задумчиво прошептала я.
  
   Итак, пора, наконец, поразмышлять над насущными проблемами. Мира Владык скорее всего уже не существует, Йог-сотхотх потерял силу, а я, похоже, еще не скоро смогу полностью восстановиться, если смогу вообще.
   Вопрос первый - что обессилило Врата? И когда это случилось?
   Вопрос второй - сколько я протяну без подпитки до того, как съеду с катушек и начну бросаться на любой источник силы? Нет, конечно я уверена, что в твердом уме и ясной памяти никогда не причиню зла невинным, но может случиться всякое...
   Третье - я должна знать, что произошло с Дрэгоном. Не хочу думать, что он мертв, не могу.
   И что теперь делать? Как я узнаю о том, что же случилось с теми, кто мне дорог? Где взять силы, чтобы напитать Йог-сотхотх?
   Древним для этого потребовались тысячи жертв. А как далеко готова зайти я?
   От мыслей, плавно скользящих к безумию, меня отвлекли вошедшие Хок и майор. Катерина тут же радостно повисла на шее у последнего, красноречиво доказывая, что хоть кто-то здесь счастлив.
   - Кать, - мягко попросил Игорь, - ты не могла бы оставить нас ненадолго?
   - Вот еще! - фыркнула та, - как будто я не знаю всех ваших секретов.
   - Не знаешь, - иронично протянул Хок, - поверь, деточка, - кто знает - долго не живет.
   Катерина взвилась. Майор осуждающе посмотрел на Древнего и подтолкнул девушку к двери.
   - Так надо! - настоял он.
   К моему удивлению, Катерина больше не возражала, покорно выйдя из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.
   - Итак, ты вернулась, - майор, привычно оседлав стул, выжидательно посмотрел на меня.
   - Не надолго, - возразила я.
   - Учитывая то, что сказал мне Хок о Вратах и твоем состоянии, я не уверен, что у тебя хватит сил на обычные глупости.
   - Глупости? - непонимающе спросила я.
   - А разве твое вечное стремление спасти всех, нельзя считать глупостью? - вмешался Хок, - между прочим, мы уже не верили, что когда-нибудь тебя увидим.
   - Я тоже не надеялась вас встретить снова, - призналась я, с ногами устраиваясь в глубоком кресле. Шум дождя действовал успокаивающе.
   - Что произошло? - первым этот вопрос задал именно Хок.
   - Не знаю. Я не уверена.
   - В общих чертах, - настоял майор, - хотелось бы знать, куда ты исчезла, и как тебе удалось выбраться из очередного переплета?
   Не знаю, что именно в этих славах вызвало такую бурную реакцию, но я не выдержала. Когда я могла пользоваться силой и испытывала злость на мир, я крушила все вокруг. Сейчас, едва способная поддерживать в себе жизнь, я просто сломалась. Все-таки сила полезна - она помогала действовать там, где обычный человек мог только бессильно сокрушаться. И еще: слова, сказанные майором, что-то затронули внутри моей души. Все верно - я всегда выбиралась из любой неприятности, целая, невредимая. Лишь слегка потрепанная, оставляя за собой горы трупов и реки крови, как тогда, в несчастной деревеньке, в Квазаре. Как сейчас, покидая гибнущий Тэрранус, Дрэгона, Кайла и всех, кого я узнала, к кому начала испытывать симпатию.
   - Анька, ты чего? - растеряно пробормотал Игорь, видя перед собой плачущую меня.
   - Отстань, - буркнула я, выскакивая из комнаты.
   Не люблю реветь на людях, тем более, при мужиках. В конце концов, я же злобная Древняя, и что бы не произошло, я справлюсь с этим. Пусть у меня нет сил. Пока. Но я найду выход.
   Когда в мою комнату осторожно постучал Хок, мои глаза были сухи. Резко обернувшись к двери, я увидела его обычное ироничное выражение лица.
   - Женские проблемы? - небрежно поинтересовался он.
   - Пошел в...
   - Уже там был. Значит, Тэррануса больше нет, - подытожил он, садясь напротив меня.
   - По-видимому, да, - тихо сказала я.
   - А конкретнее?
   - Владыка Дрэгон отправил меня на Землю за несколько мгновений до взрыва Глушителя.
   - Что такое Глушитель?
   - Очередное изобретение Владык. Адская штука, способная разрушить не один мир.
   - Значит, мир Владык уничтожен? - Хок не смог подавить улыбку, - Ньярлатхот был прав - ты приведешь нас к победе.
   - Заткнись, - тихо сказала я.
   - Ах да, твой Владыка! Извини, я не знал, что вы с ним поладили...
   Встретившись со мной взглядом, он смолк.
   - Прости, - уже серьезно начал он.
   - Это еще не конец! - вырвалось у меня.
   - Что? - непонимающе спросил Хок.
   Я подняла на него глаза. Не знаю, что он в них увидел, но слегка побледнел:
   - Я не видела его мертвым, значит, возможно, он жив.
   - В этом мире возможно все, - осторожно начал Хок тоном, которым разговаривают с буйно помешанными, но я не обращала на это внимание.
   - Ты чокнутая, - подытожил Хок, хлопнув за собой дверью.
   - Кто же спорит, - про себя согласилась я. Надеюсь, он не придал моим словам значения. Не хотелось бы, чтобы мне помешали раньше времени. Но сначала, нужно сделать то, о чем я мечтала уже давно. И в этом мне поможет наш майор.
  
   Стук дверцы вывел меня из глубокой задумчивости, в которой я пребывала всю дорогу. Я медлила, не решаясь выйти из машины. Все давно уже было продумано и решено, но мне было не по себе. Я так ждала этой встречи, а сейчас готова была отступиться и бежать. Я не боялась, я была растеряна. До сих пор мне удавалось справляться со многими ролями, и я немного подзабыла, что значит быть просто любимой дочерью и внучкой.
   - Готова? - майор, взяв меня за руку, потянул в направлении небольшого двухэтажного домика, окруженного калиткой.
   - Стой! - я инстинктивно попятилась назад.
   - Что тебя смущает? - улыбнулся Игорь.
   - А вдруг теперь все по-другому? Если поймут, что я не такая как раньше?
   - Они твоя семья и любят тебя несмотря ни на что.
   - Знаю, - нерешительно начала я, - но вдруг я...
   - Что?
   - Почувствую себя там чужой? После всего, что я наделала.
   - Не глупи! Они тебя так долго ждали! Я рассказал им нашу версию. Ты не можешь сейчас отступить. Ты же смелая.
   - Смелая? Ну да, смелая, - иронично скривилась я, - тогда я пошла.
   - Может, мне пойти с тобой? - осторожно предложил Игорь.
   - Нет, - твердо ответила я, - есть вещи, которые нужно делать самой.
  
  
   Дверь была не заперта, и хотя майор уверял, что опасность позади, мои родные временно жили в чужом доме. Я прошла по небольшому коридору и вошла в комнату. Надеюсь, майор их действительно подготовил, не хотелось бы шокировать и...
   Мысли прервал легкий всхлип и падение чего-то не очень тяжелого. Я обернулась и увидела застывшую у входа в другую комнату маму. На полу лежала упавшая подушка. Несколько мгновений мы просто молчали, будто боясь поверить в реальность происходящего. В маминых глазах стояли слезы, а этого я выдержать уже не могла:
   - Мама! Мамочка!!! - я бросилась к ней, крепко прижимая к себе, покрывая поцелуями такое родное и любимое лицо, - не надо, не плачь. Все хорошо!
   - Анюта! Я всегда знала, что ты вернешься. Мы ждали тебя, каждый день надеялись...
   - Я вернулась! Я с вами! - погладив волосы слегка тронутые сединой, я поняла, что плачу.
   Сзади скрипнула дверь, и даже не оборачиваясь, я поняла, что сейчас увижу своего отца. Последний раз, когда я видела его так близко, он умирал. Сейчас это был здоровый цветущий мужчина, в расцвете сил. Рядом с ним, не скрывая волнения и слез, стояла бабуля. Через секунду мы обнимались уже вчетвером, смеясь и плача одновременно, и я знала, что это самый лучший день в моей жизни, если закрыть глаза и не подпускать к себе мысли о недавней потере.
   Мы засиделись до рассвета, говоря ни о чем, перебирая прошлое, избегая того, что причиняет боль, вспоминая разные мелочи, которые делали нашу жизнь полноценной и значимой. Мы просто были вместе, семьей.
   Я знала, что майор рассказал им о моем отсутствии - несчастный случай, потеря памяти, долгий период реабилитации, и, наконец, чудесное обретение этой самой памяти. Меня не спрашивали ни о чем, наверное, боясь травмировать. А еще я иногда ловила на себе задумчивый взгляд мамы. Что же, она всегда знала меня лучше, чем я сама себя и возможно заметила перемены. Надеюсь, все спишется на потерю памяти и долгое отсутствие. Никогда не думала, что придется врать своим близким, не предполагала, что это будет так тяжело. Но я не дала сомнению и раскаянию надолго поселиться в душе. На первый план вышел трезвый подход к жизни - они не должен знать мою истинную сущность, ради их же безопасности. И пока это зависит от меня, я буду их защищать, даже от самой себя. Для них я всегда была ребенком, но я выросла, и моя душа теперь куда старше, чем они могут представить.
   Я вышла во двор, тихо прикрыв за собой дверь. Это сложно, подсмотреть в свое прошлое, в которое уже никогда не сможешь вернуться.
   - Ты снова нас покинешь? - папа вышел вслед за мной.
   - Не надолго, - призналась я, в душе надеясь, что это будет зависеть от меня.
   - Я только сейчас понял, как повзрослела моя маленькая девочка, - папа подошел ближе и сел рядом на ступени.
   - Па, мне тридцать лет, у меня сволочной характер, скверные привычки, а в перспективе кризис среднего возраста. Я уже давно перестала быть маленькой.
   - Не перестала. Несмотря ни на что. Этот взгляд, - продолжал отец, - я увидел его впервые там, в больнице, когда умирал. Потом решил, что мне просто показалось. Но сейчас снова этот взгляд, и он меня беспокоит.
   - Почему? - удивилась и разволновалась я.
   - Потому, что в нем куда больше того, что довелось пережить кому-то из нас, - печально сказал папа, - я сделал то, о чем ты меня просила там, в больнице. Я заботился о них и ждал тебя.
   - Спасибо, что ждал и не терял надежду. Где бы я ни была, мне будет спокойно от мысли, что с вами все в порядке.
   - Значит, ты уходишь? - повторил папа.
   - Я вернусь. Обещаю.
   - И в кого ты такая? - голос отца дрогнул.
   - В тебя, - ответила я, вставая, - ты такой же, только у тебя не было возможности это узнать.
  
   Через два дня за мной заехал майор. Загрузив пакеты со снедью и гостинцами, я попрощалась с родными и села в машину. Для всех я жила и работала в другом городе. Со временем, у меня будет возможность побыть с ними подольше, но не сейчас, когда будущее столь неопределенно.
   - Как ты? - майор посмотрел на меня через зеркало заднего вида.
   - Нормально.
   - Они ничего не заподозрили?
   - Они поняли, что я многое скрываю, но спрашивать не решились.
   - Ты узнала?
   - Что?
   - Кто передал тебе гены Древней?
   - Да.
   - И что?
   - И ничего, Игорь. Это ничего не изменит. Все останется так, как есть. Они мои родители, я их дочь. Так будет всегда.
   - Они люди, а люди живут не долго, - заметил майор.
   - Не в этом случае. Я устала терять и не умею смиряться.
   - Что в пакетах? - переменил тему Игорь.
   - Продукты.
   - Зачем тебе? - удивился тот.
   - По-твоему, мне нужно было посвятить их в некоторые особенности моего организма? Нет, майор. Я могу быть кем угодно, но для них хочу остаться любимой дочерью, без всяких прибамбасов. А гостинцы вам с Катькой.
   - Спасибо, - усмехнулся майор.
   - Да всегда пожалуйста. Одними чувствами сыт не будешь.
   - Ты язва!
   - И еще какая, - отворачиваясь, улыбнулась я.
  
  
   Дома, точнее, на даче у майора нас ждал сюрприз, увидев который я замерла соляным столбом прямо на пороге.
   - Посмотри, кого я привел! - голос Андрея просто брезжил воодушевлением, - и угадайте, где я его нашел? Правильно! У заброшенного бара. В следующий раз надо будет там оставить стрелку с указателем.
   Я не могла поверить в то, что видела. Трое суток я считала его мертвым, погибшим из-за меня. Мучимая угрызениями совести я ни на секунду не переставала искать возможность вернуться на Тэрранус и убедиться, что мои страхи ложны, что он жив, или наоборот.
   Встретившись с пристальным, чуть насмешливым взглядом темных глаз Владыки Дрэгона я лишь смогла выдавить:
   - Ребята, оставьте нас одних.
   - Конечно! Разуметься! - не обращая больше внимания на этих умников, я подошла к Дрэгону поближе, и размахнувшись изо всех сил, ударила его по лицу.
  
   Да уж, трудновато отбиваться, когда вас крепко сжали, лишив возможности лишний раз вздохнуть. Двинув склонившегося ко мне Владыку макушкой в подбородок, я услышала его сдавленный смешок:
   - Может быть, нам стоит поднять вопрос о насилии в семье? Я слышал здесь это модно.
   - Сволочь! Я считаю его мертвым, скорблю, понимаешь, а он заявляется, как ни в чем не бывало. Гад!
   - Я тоже по тебе скучал. Не надо любимая. Ты можешь пораниться, - предупредил он мою попытку взбрыкнуть в очередной раз.
   - Ах, ты обо мне заботиться вздумал! И не совестно тебе? Между прочим, я думала, что ты мертв! Понимаешь? - я не сразу почувствовала, как из глаз покатились слезы.
   - Понимаю. И сожалею, что заставил тебя пройти через это, - в голосе этого типа не было ни капли раскаяния.
   - Я тебя ненавижу, - устав вырываться из захвата я обмякла, терпеливо дожидаясь, когда же меня наконец-то отпустят.
   - А говорила, что любишь, - поддел Дрэгон.
   - Врала, - твердо ответила я, - и вообще, я думала, что мы умираем. Это не считается.
   - Конечно не считается, - согласился Владыка, - не волнуйся, у тебя еще будет возможность открыть передо мной тайны своего сердца.
   - И не подумаю, - фыркнула я, - пусти меня.
   - Охотно. И хотя обнимать тебя одно удовольствие, я бы предпочел, чтобы ты не сопротивлялась.
   - Не сейчас, дорогой, у меня болит голова, - как только я почувствовала себя свободной, тут же отошла на безопасное расстояние и села на диван.
   - Что с Тэрранусом? - задала я давно мучивший меня вопрос.
   - Стоит. Куда он денется? Правда, часть города превратилась в руины, но это поправимо.
   - Кто-нибудь пострадал?
   - Если ты о Кайле, то он жив, здоров. Сейчас занимается спасением уцелевших после землетрясения и помогает восстановить город.
   - Как ты выжил? - тихо прошептала я.
   - Не могу ответить на твой вопрос. Я очнулся посреди руин и плохо помню, что произошло.
   Смерив его взглядом, поняла, что даже если он лжет, я об этом никогда не узнаю.
   - Клайвер. Он мертв? - нерешительно спросила я.
   - Мертвее не бывает, - скривился Дрэгон, - то, что от него осталось, пришлось собирать по частям.
   - А зачем собирали?
   - Чтобы убедиться, что это он.
   - Значит, Тирэн отомстил, - подытожила я, - кстати, где он?
   - Он исчез.
   - Как? Куда?
   - Похоже, теперь для него не существует границ, - глаза Дрэгона сверкнули.
   - Ты думаешь, он захочет нам навредить?
   - Он не сделает этого, - уверенно сказал Дрэгон.
   - Почему ты так думаешь?
   - Потому, что у тебя есть я, - Владыка подошел ко мне и сев рядом притянул к себе, - и я смогу защитить тебя от него. Ты мне веришь?
   - Куда же я денусь? Особенно, когда ты так крепко меня держишь, - заметила я улыбаясь.
   - Я никогда тебя не выпущу из рук, - я расслабленно откинула голову ему на грудь и прикрыла глаза. Как же это приятно! Быть с тем, кто тебе нужен, чувствовать себя в безопасности, полной сил... Стоп! Каких сил? Я же не...
   Отшатнувшись от Дрэгона, я испуганно посмотрела на него:
   - О Боже! Я не хотела! Почему ты меня не остановил?
   - Тебе нужно было подкрепиться, - спокойно сказал Владыка.
   - Но не так... Я сама не знаю, что со мной. Я даже не поняла, что забираю твою силу!
   - Успокойся. Не вижу причины переживать. Я дал тебе то, в чем ты нуждалась.
   - Йог-сотхотх опустошен.
   - Я уже понял. Уловил едва заметный след его силы там, в подвале.
   - Это невозможно! Как такое могло произойти?
   - Не знаю.
   - Дрэгон! - я нерешительно посмотрела на него, - твоя сила, она изменилась. Стала другой, более ... темной.
   - Думаю, Глушитель изменил всех нас, - нахмурился Дрэгон, - наверное, мы никогда не узнаем, что стало источником для этого Варгового механизма. К счастью, мы быстро вернули свою силу, и как только это произошло, я пришел за тобой. Надеюсь, ты не откажешься возвратиться вместе со мной?
   - По-моему, это был чисто риторический вопрос, - прокомментировала я, заметив его полуулыбку.
   - Конечно! Но сперва ты должна кое-что увидеть.
   - Что?
   - Это сюрприз, - почему-то от тона, каким были сказаны эти слова, я похолодела. В глазах Дрэгона промелькнула тень, и я быстро отвела взгляд.
   - Я не люблю сюрпризы, - заметила я.
   - Тебе понравится, - шепнул мужчина, находя мои губы.
  
   Эта тишина пугала. Огромное здание, окруженное несколькими гектарами леса и мертвая тишина: ни шелеста травы, ни птичьих голосом. Место как будто вымерло. И мы направлялись именно туда.
   Я украдкой взглянула на мужчину, не замедляя шага. Чем раньше я получу подтверждение, тем раньше смогу действовать. Вот только я молилась про себя, чтобы мои опасения были ложными. Но, к несчастью, не на все молитвы приходит отклик, или возможно, кто-то там, на верху считает, что это единственный ответ, которого я заслуживаю.
   Войдя в здание, я тут же ощутила дух смерти. Она витала рядом, сопровождая каждое движение. Навязчивая и неумолимая, как сама судьба. Мне не надо было обходить все здание, чтобы понять, что я там найду. Уверена - они даже не поняли, что их убило. Хотя, пройдя чуть дальше, я поняла, что ошибалась. Они видели того, кто принес им смерть, судя по выражению ужаса, исказившим их лица. Эти посмертные маски, наверное, будут сопровождать меня остаток жизни, рядом с вереницей моих собственных жертв.
   - Я знал, что это произведет на тебя впечатление, - пугающий голос ворвался в мои мысли. Я круто развернулась к стоящему рядом существу, стараясь не вдыхать слишком глубоко.
   - Зачем, Тирэн? Зачем тебе это нужно? - я постаралась придать голосу твердость, но не уверена, что это получилось.
   - Уничтожив тех, кто угрожал тебе в этом мире, я хотел показать свою лояльность. Они никогда больше не потревожат твоих близких.
   - Они работали на тебя, - напомнила я, старательно сдерживая в горле ком.
   - Уже нет, - хмыкнул Тирэн, - я не нуждаюсь в их помощи. Теперь все будет по-другому.
   Видя, что я молчу, он продолжал:
   - Не думал, что это произведет на тебя столь удручающее впечатление. Помнится, не так давно ты сделала нечто подобное.
   Я задвинула поглубже желание взорваться и отрицать. Бесполезно. Как можно объяснить этому существу то, что он никогда не поймет? Все, что я делала, было подчинено цели - выжить и защитить близких. То же, что сотворил он, не поддавалось человеческому пониманию. А вот зло, которое таилось внутри меня, вполне могло осознать разумность и предусмотрительность подобных действий. Но это то, что отличало нас друг от друга - свою злую сущность я пыталась смирить, иногда успешно. Он же ее принял и показав теперь, не отпустит меня просто так.
   - К чему весь этот маскарад? Неужели думал, я не пойму? - я старалась не смотреть на Тирэна, на трупы, на окровавленные стены.
   - Ну, какое-то время так и было. Ты видела то, что хотела видеть. Кого хотела. Надеюсь, называя мою способность "маскарадом", ты не хотела меня обидеть? А ведь на это способны не многие в моем мире.
   - И слава Богу, - выдохнула я. Теперь надо было вдохнуть, а не хотелось.
   - Жаль, что моя сила так тебя пугает. Она может дарить не только боль, - Тирэн сделал шаг ко мне, и я в ужасе отшатнулась.
   - Когда-нибудь тебе придется ее принять, - твердо заключил он.
   - Никогда! Я лучше умру! - выкрикнула я.
   - Ты, возможно, - усмехнулся Тирэн, - но захочешь ли ты пожертвовать жизнью невинного.
   - Довольно шантажировать меня близкими! Я тебя больше не боюсь!
   - Ложь! Я слышу, как дрожит твой голос, вижу твое желание бежать от меня как можно дальше, - он схватил меня за руку, и потянул за собой. Я едва поспевала и готова была кричать, чтобы он остановился, но вот мы вышли из ужасного здания на свежий воздух. И хотя дух смерти был силен даже здесь, мне все же стало немного легче.
   Резко развернув меня к себе лицом, Тирэн вперил в меня свой пронзительный взгляд.
   - Зачем тебе это? - прошептала я.
   - А ты поверишь, если я скажу, что ты мне нужна, что с того момента, как я тебя увидел, меня не покидает желание - сделать тебя своей?
   - Не поверю, - отвернулась я.
   Он тут же сжал мое лицо ладонями и развернул к себе:
   - И правильно сделаешь, - зло усмехнулся Тирэн, - таким как мы неведомы чувства. Меня всегда забавляла твоя привязанность к Владыкам, что к одному, что к другому. У нас в семье такое не принято.
   - Я не твоя семья, - возразила я, вырываясь из его рук.
   - Ты даже не представляешь, насколько сейчас ошибаешься, родная. Ты больше моя семья, чем когда-либо был Вуал или Азазот. Странно - в тебе меня всегда привлекало то, что раздражало в Вуале. Даже то, что ты пытаешься быть тем, кем уже никогда не сможешь стать.
   - Довольно! Хватит! Мне надоело выслушивать весь этот бред! Убийца! Ты смеешь нас сравнивать? Да если бы тебе хватило ума сдохнуть тогда, сколько бы хороших людей были бы живы!
   -Если ты сокрушаешься о своем Владыке, то знай - он жив, почти здоров. Вот только ему будет трудно сейчас тебя найти. Кстати, - ухмыльнулся Тирэн, - не скажешь - почему ты пошла со мной, зная, кто я на самом деле? Хотя можешь не отвечать: я уже догадался. Они бы тебя не защитили, а умирали долго и мучительно. Все таки, это так просто - играть на твоих чувствах.
   - Неправда! - сделала я неловкую попытку защититься, - мне на всех плевать.
   - Конечно. Именно это ты пыталась доказать, сталкивая меня с Клайвером, забыв предупредить о способе, которым он занимает силу? А может ты не знала? - Тирэн склонился к самому уху, с каждым словом сдавливая мои плечи все сильнее.
   - Я знал, как ты беспощадна к своим врагам, но ты сделала ошибку, причислив к ним и меня. Я ведь могу сделать ответный ход, - он слегка встряхнул меня, вызвав очередной приступ тошноты.
   - Помимо того, что мне нужна твоя уникальная сила, ты не учла лишь одной маленькой, но очень значимой вещи.
   - Какой? - вырвалось у меня.
   - Твое нерожденное дитя, уже ставшее частью тьмы. Ты же не могла не понять, что я почувствую в тебе частичку своей силы. Ты отказалась принять Тьму, и ее принял твой ребенок.
   Я закричала. Я кричала долго и громко, выплескивая из себя отчаяние, которое завладело мной. Боль, страх, ярость, отошли на задний план. Осталось лишь отчаяние и бессилие. Я знала, что со мной что-то происходит, вот только не могла понять - что именно. Ребенок! Как бы я могла быть счастлива, узнав об этом по-другому, рядом с его отцом, без этих ужасных слов Тирэна, подписавшего приговор нашему с Дрэгоном счастливому будущему.
   - За что? - я вырвалась из рук Тирэна и постаралась как можно больнее ударить его, - за что ты так меня ненавидишь?
   - Не думай, что мне приятно сообщать тебе подобное, - успокаивающе начал он, терпеливо снося удары, - но ты еще можешь спасти своего ребенка.
   - Как? - я прекратила истерику и взглянула на него почти с надеждой.
   - Поверь, я не пытаюсь тебя обмануть, - сказал он, глядя мне прямо в глаза, - но за это ты заплатишь собственной жизнью.
  
  
   Я играла самую сложную роль в своей жизни. Машинально добравшись до дома, где провела последние несколько дней, я на несколько часов заперлась с Хоком. Мне пришлось выдержать несколько минут непрерывной брани, услышав которую, поняла, что слишком надолго оставила парня на Земле. К концу беседы, весь его запал сошел на нет, и я наконец-то смогла продолжить. Выслушав, он только молча кивнул и ушел, бросив на меня странный взгляд.
   С майором и Катериной было проще. Они всегда принимали меня, какой я есть, даже не пытаясь переделать. Все средства, которыми я располагала на тот момент (оказалось, что я совсем не бедна), были переведены на счет моей семьи. Игорь клятвенно заверил, что позаботится о них. Катька, потеряв надежду добиться от меня правды, смирившись, просто согласилась сделать так, как я их прошу. Я знала, что вскоре у моих близких появятся новые соседи, на которых я смогу положиться.
   Я ничего не взяла с собой из моего мира. К чему себя мучить тем, что причиняет боль? Просто терпеливо дожидалась, когда за мной придет Дрэгон. Настоящий. Он пришел ночью, жаль, что для нас было уже слишком поздно.

Лэнг

   -Ну как я тебе? - Нами критически оглядела мою значительно раздавшуюся талию и подняла большой палец. Я только хмыкнула.
   - Видела бы ты меня на этом сроке. Я еле ноги переставляла.
   - Мне казалось, что Древние это переносят как-то по-другому.
   - Еще хуже. Не забывай, дети для нас редкость. Это просто чудо, что ты так быстро залетела.
   - Тоже мне, быстро, - буркнула я, разглядывая новое платье, сидящее на мне как седло на... В общем, оно мне не очень шло.
   - Знаешь, даже если ты напялишь на себя рваную хламиду, твой Владыка этого не заметит.
   И правда, как бы я не выглядела, что бы ни носила, какие бы выражения не употребляла по отношению к счастливому будущему папаше, ему как об стену горохом. Такой выдержки я в нем до сих пор не подозревала. Со временем, наша бурная жизнь устаканилась, вошла в тихое русло. Мы были бы похожи на бесчисленное количество пар, ждущих ребенка, если бы не обстоятельства: отец был Владыкой, мать - Древней, а будущий ребенок грозил стать неведомой темной силой, пугающей многие поколение древних рас. Но мне не хотелось думать об этом, хотя часы настойчиво отсчитывали время до конца нашей жизни. Держать все в секрете было не просто, но я пока справлялась. Мне не хотелось думать о том, что должно произойти, поэтому я изо всех сил пыталась просто жить, крадя у судьбы крохи счастья, смакуя каждый прожитый рядом с Дрэгоном день. Но не обходилось и без срывов, которые мой Владыка списывал на нарушение гормонального баланса. Эту чушь он вычитал в одной умной книжке из моего мира, которые он принялся штудировать, как только узнал, что скоро станет отцом. Снова. Кажется, в прошлый раз, в ожидании Аэрона, он так и не смог прочувствовать сей момент, поэтому сейчас с лихвой компенсировал упущенное за мой счёт.
   Война закончилась, и наступил пока еще хрупкий, но такой желанный мир. Тэрранус был восстановлен, а Грань уничтожена. Никто так и не узнал, кто смог опустошить доселе смертельную преграду. Ребенок уже сейчас забирал много сил, и Йог-сотхотх больше не мог мне помочь. Миром Древних стало Междумирье, граничащее когда-то с Лэнгом. Теперь там шел дождь, и я радовалась возможности лишний раз подставить лицо под тяжелые капли.
   Дрэгона снова призвали в Совет Владык, но он отказался. Ему не хотелось больше участвовать в правлении миром. Теперь он довольствовался тем, что изводил меня излишней заботой и любовью. Хотя здесь я неискренняя. Любви никогда не бывает много, особенно теперь, для нас.
   Кайл. Как только он понял, что мы с Дрэгоном теперь семья, он покинул Тэрранус, возвратившись в мир, куда однажды привел меня. Вспоминая его, я иногда чувствовала легкую грусть и сожаление. Мне его не хватало, но, сделав свой выбор, я ни о чем не жалела. Все что между нами было навсегда останется в моей жизни самым светлым, любимым воспоминанием, сколько бы мне не было отведено на этой земле.
   Стук в дверь прервала шлейф воспоминаний, в которые я погружалась все чаще. Теперь Дрэгон всегда сообщал о себе стуком, боясь напугать своим внезапным появлением.
   - Открыто, - крикнула Нами.
   Открылась дверь, и Дрэгон нерешительно замер на пороге. Он никогда не приходил ко мне с пустыми руками, хотя в последнее время угодить мне было не просто. Не то, чтобы я была так капризна, просто с некоторых пор многие вещи, доставляющие женщинам радость, вызывали у меня приступ тошноты, головокружение или слезы. Так, цветы, духи и мягкие игрушки отпали с первых же дней, хотя Дрэгон никак не мог понять, почему игрушки заставляют меня плакать. А я не могла объяснить, какую боль мне доставляет видеть лишний раз напоминание о том, что я никогда не смогу разделить эту радость со своим ребенком. Ребенок. Я придумала ему имя, и Дрэгон согласился. Я знала, что это будет мальчик. Обязательно мальчик. И не потому, что это был обычный результат репродуктивной деятельности Владык. Я просто знала, что эта способность здесь не при чем. У меня должен быть мальчик. Виктор. Победитель. И еще, я мечтала увидеть его когда-нибудь в будущем, повзрослевшим и возмужавшим.
   - Привет, я скучала, - я бросилась на шею Дрэгону и путь до ближайшего дивана проделала у него на руках.
   - Ну спасибо, - фыркнула Нами, - я тут ее развлекаю, как могу, и вот благодарность!
   - Не злись, - улыбнулась я, не сводя взгляда с Дрэгона. Мы никогда не уставали друг от друга.
   - Пойду, пожалуй, - сама себе буркнула Нами, тихо претворяя за собой дверь.
  
   - Как прошел день? Чем занималась? - Дрэгон ласково провел рукой по моей спине, вызывая желание замурлыкать. Никогда не думала, что могу быть такой с каким-нибудь мужчиной. И правда, наверное, гормоны.
   - Ты же видишь, пыталась выглядеть как можно лучше.
   - Я заметил, - от влюбленного взгляда владыки мое сердце кольнуло. Несмотря на все мои сомнения, из него получился прекрасный муж. Ласковый, любящий и заботливый. В общем, мечта каждой женщины. Кто же знал, что под суровой внешностью и грубоватыми манерами скрывается такое сокровище.
   - Надеюсь, тебе понравится, - он протянул мне лучший подарок - книгу. Вначале, он пробовал дарить мне драгоценности, будто пытаясь искупить этим пропущенный период ухаживаний и свиданий, но быстро понял, что этим меня не впечатлить. Украшения я не носила, кроме его кольца и кулона, подаренного еще Кайлом. Его снять я так и не решилась, а Дрэгон не просил, понимая, как много он для меня значит.
   - Спасибо. Ты всегда знаешь, как угодить девушке, - улыбнулась я и не удержалась от стона.
   - Что случилось? - голос Дрэгона был взволнованным, и я попыталась было его успокоить, но получилось не очень. Когда меня пронзила острая боль от спины, к низу живота, я поняла, что мое время закончилось. Из последних сил, я прижалась губами к губам Дрэгона и потеряла сознание.
  
   - Она же умирает! Неужели ее невозможно спасти! - Владыка Дрэгон сидел на полу в коридоре, обхватив голову руками.
   - Вы сделали все, что смогли! - Ньярлатхот устало опустился рядом, - такое случается довольно часто с нашими женщинами. Я надеялся, что Ниссу подобная участь обойдет стороной.
   - Не все! Есть ведь еще Йог-сотхотх!- Дрэгон вскочив, отшвырнул, попытавшегося было ему помешать, Древнего.
   - Он не поможет. Вратам не хватит сил, чтобы помочь ей. Сейчас мы пытаемся спасти ребенка.
   - Что с ним? - Владыка не пытался подавить отчаяния.
   - У нас есть надежда. Если бы ты мог привести Старейшин, ведь у Владык именно они помогают появиться ребенку на свет. А твой ребенок - наполовину Владыка.
   - А приведу! Я все сделаю, только не дайте им умереть!
  
  
   - Я выполнил все, как ты мне приказала, Нисса, - Ньярлатхот тихо вошел в комнату роженицы.
   - Он ни о чем не подозревает? - превозмогая боль спросила она.
   - Нет, хотя я, на твоем месте, рассказал бы ему все.
   - Ты никогда не будешь на моем месте, - измученно улыбнулась Анна, - и лучше меня знаешь, что другого выхода просто не существует.
   - Ты могла бы избавиться от этого ребенка. Молчи. Я сам знаю, что говорю ужасные вещи, но для нас твоя жизнь ценнее.
   - Я выполнила свое предназначение. У Древних есть новый мир, Владыки перестали видеть в них врагов. И я наконец-то могу сделать хоть что-то для себя. Этот ребенок, возможно, единственное хорошее, что я сделала в этой жизни.
   - Не единственное, - возразил Ньярлатхот.
   - Теперь это уже не важно, - тихо сказала Анна, - я лишь опасаюсь, что его ненависть сильнее его слова, и он не придет.
   - Ошибаешься, - раздался голос из темного угла комнаты, - я весь к твоим услугам, если ты не передумала и не решила отдать ребенка мне.
   - Нет! - вскричала Анна, - ни ты, ни тьма его не получите, - делай, что обещал.
   - Да будет так! - Тирэн склонился над девушкой. С тревогой и страхом она увидела, как его глаза превратились в два больших омута, в которых плескалась чистая тьма.
  
  
   - Мне очень жаль, Дрэгон, - Ньярлатхот склонив голову, с тревогой наблюдал, как побледнело лицо Владыки.
   - Нет! Не верю! - впервые можно было видеть, как по лицу Дрэгона побежали слезы.
   - Ребенок жив. Это мальчик.
   - Я должен ее увидеть. Я не поверю, пока не увижу! - Дрэгон метнулся к закрытой двери, за которой он него скрывали любимое существо.
   - Она бы не хотела, чтобы ты видел ее мертвой. Запомни ее живой! - настаивал Ньярлатхот.
   - Что за бред! Она жива! Она не может умереть, - сметя преграду, в виде Ньярлатхота со своего пути, он, почти снеся дверь, ворвался в комнату.
   В ней царил полумрак, но он без труда различил любимые черты своей нарины. Она спала. Лежала с закрытыми глазами. Бледная, измученная, но спокойная и умиротворенная.
   - Я не верю, - шептал Дрэгон, опустившись перед ней на колени, - слышишь, ты не можешь умереть. Не бросай меня!
   Его крик разнесся под сводами Ониксового замка, поднимаясь к равнодушным небесам.

Эпилог

Земля

   - Это варварство! - Аэрон стоял рядом с отцом, взволнованно глядя на его поникшую голову, - мы никогда не делали подобного с нашими мертвыми.
   - Такова была ее последняя воля, - возразил Ньярлатхот, поддерживая плачущую Нами, ради такого случая, отказавшуюся от своего любимого головного убора.
   Наблюдая, как служащий городского крематория выдает Дрэгону урну с прахом его любимой, Древний поглубже натянул капюшон на голову. Он не мог не прийти отдать последний долг своей сестре, темной звезде их мира, Ниссе дайль Тьерра, Анне.
   Младенец обеспокоено всхлипнул на руках у Нами, будто в предчувствии вечной разлуки с матерью. Дрэгон обеспокоено посмотрел на малыша и печально улыбнулся, встретив его ясный взгляд серых глаз.

Мир Темной Звезды

   Я открыла глаза и резко села. Оглядевшись по сторонам и увидев знакомую обстановку, обреченно откинулась на подушки. Изменения были слишком заметны, чтобы не понять что со мной произошло - теперь я создание тьмы.
   - Ты меня обманул, сволочь, - сквозь зубы процедила я внимательно следящему за моими действиями Тирэну.
   - Ты так хотела умереть, ради своего сына, что я не стал тебя разубеждать об уготованной участи.
   - Ты говорил, что я должна отдать свою жизнь, - зло напомнила я Тирэну.
   - И ты это сделала - умерла ради него. А вот куда ты попала - в рай или ад, решать тебе.
  
  

Конец

  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"