Тера: другие произведения.

Восход Темной Звезды 17

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Кажется, кто-то просил меня сделать подарок - выложить главу среди недели. Получите! За ошибки и ляпы прошу прощение, т.к. сыровато и не вычитано. Жду отзывы.


  

XVII

Лэнг

   И я ушла. Мне никогда не удавалось найти с ним общий язык, поэтому даже не попыталась что-то объяснить, на чем-то настоять. Я ведь так не люблю трудностей! А с ним мне было трудно. Чувство вины буквально захлестывало меня, стоило только взглянуть на Владыку Дрэгона. Из-за меня он лишился всего, и едва не потерял жизнь. Он сказал - Кайл мертв? Но как это сочетается с тем, что мне сказал Тирэн - кто-то использует его, чтобы влиять на меня. Можно ли использовать того, кто мертв? И готова ли я принять то, что он мертв? Или сделать то, что я делала всегда в подобных ситуациях - уйти глубоко в себя и ни о чем ни думать?
   Нами обнаружила меня в библиотеке, куда я по-прежнему уходила, чтобы скрыться от мира. Что поделаешь, если в окружении книг и Аль-тьер-тонов я чувствовала себя уютнее, чем в любом другом обществе. Меня беспокоила судьба моей семьи - Тирэн мог причинить им вред. От паники меня удерживало одно - пока я здесь, он до меня не сможет добраться, а это значит, что он с ними не расправится. Ему не перед кем будет демонстрировать свою злобу. Что же, значит, мое отсутствие защитит их лучше, чем присутствие.
  
   - Чего грустишь? - Нами небрежно раскинулась в кресле напротив меня. Некоторое время она с увлечением наблюдала за моими потугами казаться равнодушной, но, видимо заскучав, вырвала из моих рук очередной Аль-тьер-тон и отбросила его как можно дальше. К счастью он не разбился. Меня всегда удивляло безразличие моей теперь уже добровольной союзницы к наследию культуры ее народа.
   - Думаешь, у меня нет для этого причин?
   - Думаю! - кивнула Нами, накручивая на палец иссиня-черный локон, выбившийся из прически, - отбрось сомнения и страхи! Живи так, будто этот день последний в твоей жизни!
   - Вот это уже ценный совет, - я заняла свою излюбленную позу, положив ноги на стол, - чего ты хочешь?
   - Помнишь нашу последнюю охоту? Мы тогда еще перебрали крови кугаруда.
   - Смутно.
   - Вот и хорошо! Надо обязательно повторить.
   - Не уверена, - возразила я, состроив скучающую гримасу.
   - Тебе необходимо расслабиться. Выпустить чью-нибудь кровь, почувствовать себя живой.
   - Живой? Как интересно! Ты считаешь, что глядя на дохлого кугаруда я почувствую себя живой?
   - Ну да! - радостно ответила Нами.
   На миг я задумалась. А ведь и правда - что я теряю? В лучшем случае развлекусь, в худшем, мне переломают кости. Но не беда, они срастутся быстро, а я смогу выпустить пар.
   В Лэнге даже ночь была какого-то грязно-серого цвета. Застывшие облака и пожухлая трава вызывали непередаваемое ощущение уныния. Но, по крайней мере, здесь меня принимали такой, какая я есть и дурка мне не грозила. А на фоне Нами я вообще чувствовала себя в здравом уме и твердой памяти. Слегка поврежденном уме, правда, ну да это мелочи, на которые я никогда ни отвлекалась.
   Вот и сейчас я изо всех сил старалась припомнить у кого из нас родилась блестящая без сомнения идея пропустить бокальчик крови несчастной мертвой птички, чтобы приободрить себя для ночной охоты? Напиток, столь редко употребляемый Древними, в отличие от вина мог вызывать в нас чувство стойкого опьянения.
   И вот мы, две привлекательные особи древней расы, слегка опьяневшие, но счастливые от мысли о предстоящей охоте, с двумя небольшими копьями шли медленным неуверенным шагом по ночному Лэнгу. Я уже успела отвыкнуть от неба без звезд, поэтому постоянно всматривалась, выискивая хоть что-то, по чему бы я могла ориентироваться, если бы мы ухитрились заблудиться.
   - Я конечно понимаю твое к нему отвращение, он же Владыка, - Нами поежилась, всем видом выражая неприятие и омерзение, - но он такой душка!
   - Кто? - я с трудом сфокусировала на ней взгляд.
   - Ну он, - Нами кивнула куда-то в сторону, где по ее предположению находился Ониксовый замок.
   - Ааа, - поняла я, - вот только определение "душка" совершенно не подходит к нему.
   - Знаешь, - она пьяно хихикнула, - когда папашу моего малыша схватила... Как ее там? Ну эта... Инкваз.. Инвак...
   - Инквизиция, - подсказала я.
   - Точно! Ну так вот. Когда она его схватила и ему приказали вызвать демона, которому он отдал душу...
   - И тело.
   - Ну да. И тело. Так он не задумываясь это сделал. А когда я явилась, просто визжал от злобы, поливая меня грязью. Называл проклятой дьяволицей. Я тогда так обиделась... Уже потом, когда Хок соскребал его останки со стены (отец все-таки), я немножко пожалела о содеянном. Надо было как-то более...
   - Гуманнее?
   - Верно. Да и кишки остальным выпускать не следовало. Я тогда так испачкалась...
   - Это ты к чему мне сейчас все рассказываешь?
   - К чему? - Нами задумалась, - вспомнила! Видишь ли, мы вымираем. Древние практически перестали производить потомство от себе подобных, а если мы находим партнера на стороне, это плохо сказывается на ребенке. Возьми к примеру Хока.
   - Очень хороший мальчик, - поспешила возразить я.
   - Этот мальчик раз в двадцать тебя старше, а умом не блещет.
   - Ты его недооцениваешь. Поверь, он еще тебя удивит. А возможно, и нас всех.
   - Правда? - обрадовалась нами, - ты действительно так считаешь?
   - Конечно.
   - Хорошо. Но к чему я это? Ах да! Владыки всегда были нашими природными врагами, сколько я себя помню, они делали все, чтобы помешать нам выбраться отсюда.
   - И были правы, - заметила я.
   - Не о том речь. Ты много знаешь заклятых врагов, которые были готовы отдать жизнь за того, кого они ненавидят.
   - Не припоминаю таких, - призналась я.
   - А Владыка Дрэгон это сделал. Причем дважды. И если ты не можешь это принять и оценить, потому что полная дура, то, по крайней мере, не лишай себя возможности произвести от него потомство.
   - Я дура? Потомство? Он что - бык-производитель? - выпалила я наиболее возмущающие меня предположения Нами.
   - Думаю, против он не будет.
   - А я?
   - Ты же сама рассказывала как твоя родители хотели внуков, - удивилась Нами.
   - Внуков! Человеческих детей! Без рогов, копыт, когтей и непонятно чего еще! И вообще, не время сейчас об этом гоаорить. Да я даже думать о таком не могу! И люблю я другого, ты же знаешь!.
   Нами внимательно посмотрела на меня:
   - Да никого ты не любишь. И не можешь любить.
   - Что это значит? - начала я, но нас прервал знакомый скрежет.
   Их было трое. Три взрослые особи стремительно подлетали к нам с отчетливым желанием перекусить на сон грядущий. Наши желания не совпадали, и мы с Нами были достаточно пьяны, чтобы немедленно продемонстрировать это им.
   Отчего-то мне досталось двое пернатых. Может быть, я им понравилась больше, в гастрономическом плане? Нами, издав бойцовский клич, мужественно кинулась на своего крылатого спарринг-партнера. Больше я на нее не отвлекалась, сосредоточившись на двух глыбах бронированного мяса с голодным обожанием посматривавших на меня.
   Увернувшись от удара первой птички, я неосторожно подставилась под удар когтистой лапы второй. Танцуя с копьем вокруг двух кугарудов, меня вдруг охватила пьяная беззаботность и веселье. Смахнув с лица выступившую из пореза кровь, я подумала, а какой меня сейчас видят эти тварюшки? Наверное, я кажусь им легкой пищей, у которой не хватает ума стоять на месте и не мешать неизбежному. И есть ли у них разум или только инстинкты, заставляющие охотиться и убивать то, что можно употребить по прямому назначению? Вот оно - разум! Надо попробовать это может быть забавно!
   Отскочив как можно дальше от птиц, я скрылась за невысоким камнем, что позволяло мне не выпускать тварей из виду. Нисса, уловив мои действия, с удивлением посмотрела на меня, но, пожав плечами, присоединилась, покинув поле боя.
   - Ты чего?
   - Да так, у меня появилась идея.
   - Это хорошо! А то я протрезвела и не совсем понимаю, что мы с тобой здесь делаем?
   - Не отвлекай меня, - бросила я Нами, и сосредоточилась на одной из птичек, озабоченно водящей клювом в поисках девшейся куда-то еды. Мозг я нашла не сразу, а когда нашла, засомневалась, стоит ли продолжать то, что я задумала.
   Мне еще не приходилось влиять на чуждый разум, полный злобы и ненависти. Я была не права: пища не стояла первым номером хит-парада этих тварей. Птицы были, прежде всего, охотниками, а потом уже плотоядными монстрами, жаждущими склевать все, что попадет им под крыло. Что же, значит, мы найдем с ними общий язык. Интересно, почему до сих пор никто до этого не додумался?
   Ворвавшись в разум одной из них, той, что приложила меня своим крылом, я стала говорить с ней. Тварь встрепенулась, не понимая, что голос, зовущий ее, приказывающий подчиниться, находится внутри нее самой. Птица замерла, прекратив поиски сбежавшей пищи. Ее маленькие глазки, почти скрытые ужасными наростами, повернулись в мою сторону. Я больше не скрывалась. Выбравшись из-за камня, я медленно двинулась в направлении уже подчиненной мне птицы, оставив Нами отвлекать двух других.
   Крик Нами заставил меня обернуться, опоздав всего лишь на несколько мгновений. Сцепившись с одним кугарудом, она отвлеклась от другого, который устав ждать своей очереди к столу, решил попытать счастье в другом буфете. Я повернулась как раз вовремя, чтобы встретить лицом рубящий удар крыла. Падая, заливаясь кровью, я успела отдать подчиненной мною птице последний приказ.
   Очнулась я, лежа на чем-то холодном пористом и твердом. В голове работали тысячи сверл, видимо, стараясь дать выход глупости, которая в последнее время распирала мой мозг. Рядом с собой я увидела Нами, а чуть дальше бронированную тварь с чавкающим звуком доедающую останки своих бывших товарок.
   - Жива? - голос Нами заставил меня поморщиться.
   - А куда я денусь? - успокоила я подругу, с трудом поднимаясь даже с ее помощью. Коснувшись пальцами лица я наткнулась на толстую корку уже подсохшей крови. Прилагая усилия я принялась осторожно ее соскребать.
   - Повезло тебе, - не унималась Нами, - ты не видела всего того ужаса, который я была вынуждена наблюдать.
   - Какого ужаса?
   - Ты даже не представляешь себе, как эта тварь, - она кивнула на стоящую в стороне птицу, - расправилась с двумя другими.
   - Ну извини, - я сделала попытку покаяться, - как я выгляжу?
   - По сравнению с ними, - она указала на тела кугарудов, - неплохо.
   - Ну и хорошо, - удовлетворилась я, - пойдем, что ли?
   - А что с ней делать?
   Я посмотрела на застывшего в немом ожидании пернатого. А какого черта!
   - Тогда полетим, - невпопад ответила я.
  
   Наверное, меня действительно хорошо приложило, иначе бы я ни за что не проглядела двигающейся в нашу сторону пешей процессии, возглавляемой Ньярлатхотом и... Черт! А этому что здесь надо?
   Отдав мысленный приказ твари снижаться, я ощутила, как крепко в меня вцепилась Нами. Сидеть верхом на бронированном кугаруде было не очень удобно, да я и не предлагала использовать его в гражданской авиации. Максимум - как военный транспорт. Домчит с ветерком, если попрактиковаться с посадкой. Пока получалось хреново. Птица тяжело рухнула на землю, перебросив нас с Нами через голову. Пролетев несколько метров, мы приземлились у ног терпеливо наблюдавшей за нашими гимнастическими потугами делегации.
   - Что здесь происходит? - раздался спокойный голос Ньярлатхота.
   - Ты не поверишь, - начала я подбирать слова.
   - Не поверю, - согласился наставник, - как это понимать?
   - Это - Капитошка, - представила я наш транспорт. Он смирный.
   - Вижу, - Ньярлатхот обошел нетерпеливо переставляющего лапы кугаруда, - и как тебе удалось это сделать.
   - Он был очарован моей небесной красотой, - начала язвить я, но, встретившись с холодным взглядом темных глаз Владыки, замолчала.
   - Нисса подчинила его разум, - вмешалась Нами, делающая попытку подняться, держась за меня. Поскольку меня укачало еще больше чем ее, получалось так себе.
   - До или после того, как он попытался снести ей полчерепа? - равнодушно поинтересовался Дрэгон.
   - До, - вступилась я за птицу, - но это был не он.
   - Так их было несколько? - уточнил Ньярлатхот.
   - Трое, - призналась Нами.
   Возникла небольшая пауза, после которой раздался вкрадчивый голос.
   - Вы кажется уверяли меня в ее полном рассудке и адекватном поведении? - Ньярлатхот воззрился на посмевшего его упрекнуть Владыку.
   - Я прекрасно знаю Ниссу. Она не сделала ничего, противоречащего ее логике и образу жизни.
   - Охотно верю, - усмехнулся Дрэгон, - я могу поговорить со своей женой?
   - Можете, - было видно, как Ньярлатхот прилагает усилия. Чтобы спокойно реагировать на Владыку, - но сначала нужно решить, что делать с этим трофеем.
   Трофей, почувствовав устремленные на него взгляды, гордо выпрямился и открыл клюв. Окружающих это не порадовало.
   - Ты можешь заставить его вернуться в стаю?
   - Ну нет, - возразила я Ньярлатхоту, - он нас спас, и вернувшись в стаю может пасть жертвой мести своих сородичей.
   - Это лишь твои предположения.
   - Я это знаю, поэтому Капитошка останется жить у нас.
   - Где?
   - В Ониксовом Замке. Не прямо в нем, конечно, а в той огромной пещере, возле него.
   - Что же, я не возражаю, - сдался наставник, - если ты уверена, что можешь его контролировать. Возможно, это значительно облегчит нам в последствии жизнь.
   - Что ты задумал?
   - То же, что и ты. Если их приручить, может получиться неплохое подспорье в бою.
  
   Мы добрались до замка без приключений. Нами поспешила нас покинуть, уверяя, что у нее много дел. Еще бы! Ньярлатхот, некоторое время понаблюдав, как я отдаю приказания Капитошке и он послушно их выполняет, и, убедившись, что замку не грозит вторжение разъяренного кугаруда, спешно нас покинул. Нас - это меня и Владыку Дрэгона, который, слегка прищурившись, пристально следил за моими действиями. Наконец, закончив с заботами по благоустройству моего питомца, я выжидательно повернулась к нему.
   - Я был груб с тобой. Извини, - начал он.
   - Ты? Груб? - ехидно улыбнулась я.
   - Ну нет, так нет, - легко согласился Дрэгон, облокачиваясь на каменную стену пещеры.
   - Это все, что ты хотел мне сказать?
   - Нет, не все. Я думаю, нам стоит продолжить беседу, прерванную по моей вине.
   - К чему? По-моему все и так ясно. Чем дальше будешь держаться от меня, тем меньше неприятностей это тебе принесет.
   - Я держался от тебя достаточно далеко, - возразил Владыка.
   - Послушай, я...
   - Не надо.
   - Чего не надо?
   - Раскаяния, жалости. Мы все поступали так, как считали нужным. Если бы я считал иначе - ни за что бы ни отпустил тогда.
   - Что? О чем ты?
   - Тогда, в Квазаре, - пояснил Дрэгон, - неужели ты думала, что разделив с тобой силу, я ни узнаю твоих мыслей?
   - Но..., - я растеряно смотрела на него, - почему ты позволил мне уйти. Зачем навлек на себя гнев Владык? Для чего спас меня от Тирэна.
   Я увидела, что Дрэгон слегка улыбнулся. Его взгляд потемнел, в нем промелькнуло нечто, вызвавшее у меня панику.
   - А как ты думаешь? - кривая улыбка не сходила с его лица.
   - Я не уверена. Ты поставил меня в тупик. Не походи ко мне, - мой голос дрогнул, когда я увидела, как Владыка сделал шаг в мою сторону.
   - Ты меня пугаешь.
   - Не бойся, - успокоил он меня, по-прежнему улыбаясь.
   - Я не хочу продолжать этот разговор.
   - Как скажешь, - согласился он.
   - Я тебя ненавижу, - я сделала шаг назад.
   - Не важно.
   - Я никогда тебя не полюблю, - выдала я напоследок.
   - Посмотрим, - он сделал шаг, разделявший нас, и положил свою руку мне на затылок.
   - Я...
   - Заткнись, любимая, - нежно шепнул он, - я слишком долго этого ждал.
   Чувствуя, как его губы накрывают мои, а его руки, крепко сжимают меня в объятиях, я вдруг осознала, что у меня закончились все аргументы.
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"