Шали Владимир Самойлович: другие произведения.

Свобода Зрения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга стихотворений


   Свобода Зрения
  
   Книга стихотворений
  
   Ленинград
  
   Издательство Художественная литература
  
   1990 год
  
   Предисловие
  
   Поэт - успешно или безуспешно - борется за новое зрение в содержании - в раскопке словесных груд - в пересоздании стиховых форм -
   Владимир Шали - один из тех поэтов - что сознательно ставят перед собой эту задачу - Он утверждает - свободу зренья - Гибкость и прозрачность поэтической формы - способной вместить всю сложность и бесконечность жизни в ее непрерывном круговращении -
   Вот строфа из обращения к только что вырытому в песках колодцу -
   - Любимый мой - мне хочется так жить -
   Я шел к тебе из времени чужого -
   Я шел к тебе - чтоб самым первым быть
   Над вечностью колодца молодого -
   Это его коренное стремление - шагнуть из глубины времен к молодому колодцу - наполненному вечной влагой жизни -
   Все философское содержание книги - достаточно сложное и утонченное - вибрирует - однако - между застывшим - вечным и уже как бы вневременным прошлым и динамикой - жестокой мимолетности мгновений - из которых надо сложить нечто столь же прочное и неуничтожимое в будущем -
   Это не только декларация - умозрительная посылка - Оригинальным образом Шали по своему жизнеощущению пересоздал стихотворную форму - Большинство его строф - трехстрочны с рифмующейся опоясывающей первой и третьей строкой и безрифменной второй - средней - Это - по сути - стиховая модель его чувства времени - вечности - закрепленной обручем рифмованных строк - и открытой текучей средней - Она дает полноту жизненного мгновения настоящего - Его неразрешенность и продолжительность в будущее -
   Можно сказать - что Шали создал свою строфу - В русской поэзии это сделать непросто - Сочетание этой строфы с четверостишиями и другие вариации делают стих Шали гибким и - будем надеяться - жизнеспособным - Это путь к новому зрению - В этой форме можно осуществить интересные замыслы -
  
   Адольф Урбан
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Последняя проповедь Кусам Ибн-Абасса
   Попытка объяснить легенду
  
  
   Жители Самарканда - однажды спросил меня странник - Скажи - Абасс - какова моя жизнь - если первую часть жизни я обирал бедных родителей - а вторую часть жизни я обирал собственных детей -
   Я ответил ему - Эта жизнь состоит из двух частей - которые тебе не принадлежат - Значит - у тебя не было - нет и не будет своей жизни -
   Но спросил меня странник - Кому тогда принадлежат две части жизни -
   Я ответил - Ни тебе - ни родителям - ни детям - ибо у тебя не было родителей и не было детей - так как тебя и самого не было -
   Тогда сказал странник - Ты прав - учитель - я стал твоим учеником -
   Я ответил - Да - ты ученик - а я твой учитель - ибо так же грешен -
   И подобно эмиру Насими - я пойду на место казни своего ученика и скажу - Не убивайте его - он выдал мои стихи за свои - Снимите с меня заживо кожу - и вы увидите - что моя кровь - упав на землю - тотчас желтеет - ибо я - подлинное солнце на небосклоне влюблённости - которое становится золотым на закате - И подобно моим грешным ученикам - я возненавидел мир за его грехи - и это был великий грех -
   Знайте - что желание обойти ближнего без обмана - великий обман - И было великое противоречие в том - что - подобно моим грешным ученикам - я беспредельно возненавидел порочный мир - но силы мои были таковы - что я и плюнуть как надо не умел - и стало казаться мне - подобно моим грешным ученикам - что негодяи как будто не умирают - а подлецы вроде вечны -
   И тогда вспомнил я историю жизни одного нашего поэта - который так сопереживал всему миру - что умер от ненависти - жалости и презрения -
   Перед гибелью он написал - что все - с кем он спорил или ругался - был прав или неправ - все они на вид и в конечном счете оказались плохими людьми - И его предложения были доказаны временем -
   И назвал я его моим грешным учителем и еще больше возненавидел порочный мир - С того времени стали являться мне странники - похожие друг на друга - слова и поступки которых были ненависть и обман -
   А после и все остальные жители превратились в сплошной караван близнецов - И одних - подобно моим грешным ученикам - я назвал братьями - а других - детьми - И сказал я мужьям - По облику ваших жен я могу узнать ваш род занятий и образ жизни - Но и гадать не надо - ибо воздух стал прозрачным - а женщины и мужчины - по-разному одинаковы - И подобно моим грешным ученикам - я возненавидел мир - и это был великий грех -
   И настало время - когда - увидев раз - я уже знал - что будет потом - потому что воздух стал прозрачнее - а человек откровенней в пороке - Но были и такие - что - прикрывшись бородами и учеными разговорами - говорили о свободе и правде - И не было никого развратней и лживей их - И подобно моим грешным ученикам - я назвал их близнецами - ибо они были по-разному одинаковы -
   И еще скажу вам - что каждый до известной поры живет в тумане - Но вот воздух становится прозрачнее - и все приобретает четкие границы - И это страшно - ибо если смотреть на людей как на нечто отвлеченное - то в прозрачном воздухе слабая оболочка веры рассеивается - подобно моим грешным ученикам - я вижу кругом одних зверей - Когда же кровожадные звери - убивая друг друга - приходят ко мне за покаянием - я говорю им - что всякое раскаяние - лишь следствие преступления - И какая польза от слов грешного сына над телом мертвого отца - теперь ничто - теперь ничто не поможет - Он так и не успел простить в последний раз - И отвечу я грешному сыну - не плачь - даже если ты не виновен - то станешь виновным - ибо не одна душа оклеветана - не одна судьба изувечена - И во всем повинны ложь и дурная молва - Преимущество лжи перед справедливостью примерно такое же - как преимущество сидящих перед проходящими мимо - Сидящий обозревает - обсуждает - в то время как идущий должен просто идти мимо -
   Но не сокрушайтесь - что несправедливость сильней правды - Ложь и справедливость - это две чаши - которые всегда в равновесии - ибо все мы по-разному одинаковы - иногда сидим - иногда идем -
   Этими словами Кусам ибн-Абасс закончил проповедь - снял собственную голову с плеч - взял ее под мышку и скрылся в узкой щели усыпальницы Шахи-Зинда -
  
   ***
  
   Что звуками - что знаками творить -
   Прекрасны могут быть прикосновенья -
   Но сущности не могут изменить -
  
   Есть виденье - и это не обман -
   Возможно ли его отображенье -
   Что звуками - что знаками - туман -
  
   Что звуками - что знаками скажу -
   Когда все в мире создано мгновенно -
   Сознанием которому служу -
  
   Что звуками - что знаками - ничем
   Не избежать земного повторенья
   Грядущих и давно прошедших тем
   Небесного - быть может - откровенья -
  
   ***
   Боюсь я дней - их быстрой пустоты -
   Жестокой мимолетности мгновений -
   Беспамятства любви и красоты -
  
   Боюсь я дней - их пестрых - шумных лиц -
   Где нами управляют тень и вспышка -
   Где царствуют границы без границ -
  
   Боюсь я дней - в них будущего нет
   И прошлого - и крик о настоящем
   Услышан будет через много лет -
  
   ***
   Небо закрыто деревьями сна -
   Сад на песке умирает от жажды -
   Совесть в пустыне - кому ты нужна -
  
   Слышу опять разговоры песка -
   Вот он лежит - умирая от жажды -
   Так от любви умирает тоска -
  
   Что я отвечу - любовь и вражда
   Были на свете и стали песками -
   Совесть в пустыне - кому ты нужна -
  
   Совесть в пустыне - кому ты нужна -
   Вот я уйду - и закончится повесть -
   Но - как и прежде - под небом одна
   В каждой песчинке останется совесть -
  
   ***
   Из дерева родилась ветвь -
   Вонзилась в воздух - распустилась -
   И повенчались цвет и свет -
  
   О ветвь - последняя в саду -
   Где смертно высохли деревья -
   Я в тайну древа не войду -
  
   Мне не проникнуть в ствол сосны -
   Где сок бежит по кольцам древа
   Последней - может быть - весны -
  
   И жизнь закончена - но все ж
   Из-под земли глоток последний -
   Как древо мертвое - возьмешь -
  
   ***
   Кто бесконечно одинок -
   Тот - верно - попросту раздвоен
   В пересечении дорог -
  
   И не помочь тому - кто в двух
   Движеньях - образах и мыслях
   Читает про себя и вслух -
  
   И жаль кого-то одного -
   А не двоих в одном обличье -
   И нету в мире никого -
  
   Никто - и никогда - и никому -
  
   Ходов легло немало под землей -
   По ним идти и пробираться страшно -
   Но мы сегодня встретимся с тобой -
  
   Как ты устал - скитаясь в темноте -
   О - тягостные годы возвращенья -
   Как труден путь в подземной тесноте -
  
   Никто - и никогда - и никому -
   И ни за что не открывает тайну -
   Вся тайна нераскрытая - ему -
  
   ***
   Есть в жизни дар исчезновения -
   Кто научился исчезать -
   Тот знает тайну вдохновения -
  
   Так и младенец на мгновенье
   От мира прячется в траве -
   Предчувствуя исчезновенье -
  
   Так и любимцы тишины
   Находят в небе созидания
   Исчезновение луны -
  
   ***
   Есть откровение в ночи -
   Когда надежда и сомненье
   Сплетают звездные лучи -
  
   И сердцу нечего сказать -
   И мысль беззвучна и бескровна -
   И в мире все равно и ровно -
   Чтоб откровение узнать -
  
   ***
   Боль увядает на желтом песке -
   Губы алеют в блаженном глотке -
   Ближний Восток пребывает в тоске -
  
   Медную жажду везут на базар -
   Древний учитель читает Коран -
   Соединяя слова в караван -
  
   Так во вселенной - где каждый росток
   Хочет понять необъятную суть -
   Смотрит блаженный на Ближний Восток
   И лишь потом отправляется в путь -
  
   ***
   Тень всадника заходит в сад -
   Оставив прах в песках горящих -
   Среди деревьев настоящих
   Пусть нет меня - но есть мой взгляд -
  
   Я ничего не нахожу -
   Живу вблизи - а вижу дальность -
   Я подчиняюсь миражу -
   Но тень моя взойдет в реальность -
  
   ***
   И ты - мучительный мой сад -
   Цветущий на земле песчаной -
   На память утоли мой взгляд -
  
   Войди цветами и листвой
   В глаза идущего в пустыню
   И утоли напев простой -
   Словно случайную святыню -
  
   ***
   И здесь - конечно - жизнь прошла -
   Оставив мертвые сады -
   Незавершенные дела
   И злую жажду без воды -
  
   И возлежат пески в ночи
   Бессчетным множеством убийц -
   У солнца отобрав лучи
   Для сна песчаных единиц -
  
   ***
   Я шел в пустыне много дней -
   Я верил в призрачном начале -
   Что чашу зла испить трудней -
   Чем море общее печали -
  
   Но эта вера не спасла
   От жгучей жажды в той дороге -
   Пусть каждый выпьет чашу зла
   Из моря общего тревоги -
  
   ***
   Из удовольствий на Земле
   Пророк избрал песок и воду -
   И жизнь кочевника в седле -
  
   Соединенные в беде -
   Мы обретем себя - не так ли -
   Зародыши песка в воде -
   Песчинки будущего в капле -
  
   Нас возвращают острые углы
   В реальность мира из цветов и неба -
   В сплошную ночь из солнечной игры -
   В голодный год из золотого хлеба -
  
   Напрасно ты приходишь - красота -
   Мечта сгорит - сверкнув в печи углями -
   И вновь кругом живая темнота -
   Отточенная острыми углами -
  
   ***
   Когда ты скажешь камню - Помоги -
   Он не ответит - что помочь нельзя -
   Уж не враги давно твои враги
   И не друзья давно твои друзья -
  
   Забудь свои несчастья и не лги -
   Что жизнь трудна - когда идешь скользя -
   Куда страшней - когда враги - враги -
   Куда трудней - когда друзья - друзья -
  
   ***
   Есть страх перед листом бумаги -
   Перед лицом небытия -
   Творенье требует отваги -
  
   Так - омрачая белизну
   Словами - знаками - сомненьем -
   Мы убиваем новизну -
   Но управляем вдохновеньем -
  
   ***
   Я растерялся в звуках красоты
   И вдруг затих в разновеликом пенье -
   Свой бедный сад не видя с высоты -
  
   Среди горящих огненных цветов
   Я не увидел даже в отдаленье
   Своих друзей или своих врагов
   И самого себя в миг откровенья -
  
   ***
   Гармония - моя вина
   Перед тобой необозрима -
   Но в сердце мука есть одна -
  
   Когда щемящий зимний сад -
   Как некий дух, вселяет веру -
   Необходим ответный взгляд -
  
   Нет тайны моего лица -
   Я все отдал предметам света
   И словно умер до конца -
  
   Так самый яркий свет темниц
   Наполнен солнцем и листвою -
   Трагедия открытых лиц
   Несовместима с красотою -
  
   ***
   Когда не выскажет тишина
   Слепого взгляда - глухого пенья -
   Я не поверь - что жизнь одна -
   И в самой гибельной пустоте
   Порой засветит огонь несмелый -
   Мечта о будущей красоте -
   Едва заметная в жизни первой -
  
   ***
   По вечным залам повторенья -
   По коридорам красоты
   Мы всюду ищем откровенья -
  
   Быть может - кто-то рассказал
   И объяснил земную тайну -
   Но бесконечен жизни зал -
  
   И так понятен Бог земной
   Вдали от звездного наркоза -
   И есть ответ - Иди за мной -
   Пока не задано вопроса -
  
   ***
   Когда названья имена
   Сменяют мысли и деянья -
   Грядут пустые времена -
  
   Герои с четырех сторон
   Шумят и пенятся - как море -
   Тьма света - звуков миллионов -
  
   Сей разобщенный шумный хор
   Вещает трепетному миру
   Свой самовластный приговор -
  
   ***
   Еще ты можешь боль терпеть -
   Но переходит страсть в усталость -
   Усталость - в старость -
   Старость - в смерть -
  
   Еще ты стонешь - злом гоним -
   Но даже худшее не вечно -
   И неизвестно - что за ним -
  
   ***
   Мне не простит ни жизнь - ни смерть
   Событий горечи вчерашней -
   Но я живой - я настоящий -
  
   И я услышу - может быть -
   Того - кто скажет на прощанье -
   -Движение - не жажда жить -
  
   ***
   Вечер - Меняется свет на земле -
   Стены прохладны в зеленых цветеньях -
   Жизнь протянулась в мучительном зле -
  
   - Воздух прозрачен - мне стали ясны
   Образы прошлого в будущем свете -
   Есть в темноте чистота новизны -
  
   ***
   Я наклоняюсь над водой -
   И в зеркале зелено-синем
   Скользят наяды чередой -
  
   Я слушаю - к воде склонясь -
   Движенье музыки свободной -
   Где - вечно плача и смеясь -
   Грядущего скрывает связь
   Аквариум - гарем подводный -
  
   ***
   Я спрятал свет за ширмою Востока -
   Холодный странник жарких паутин
   Судьба-паук - ей не хватает шелка -
  
   И вся земля - страна ковровых тайн
   Освещена холодною луною
   И шелковыми нитями в Китай
  
   ***
   Прохладны камни зрелой синевы -
   Белы - пестры в мозаике базара
   Щербетчики - халванщики Хивы -
  
   Халва губам - всевышнему хвала -
   Хула Халве - неверие в Аллаха -
   Есть на Востоке каменная птаха -
   Прохладная - прозрачная Хива -
  
   ***
   Узор портала Медресе-Шер-Дор -
   Два тигра в полосе орнаментальных гор -
   Остановились звери - или
   Их мастера Востока усыпили -
  
   И верил я тогда - людской забуду спор
   Перед узором Медресе-Шер-Дор -
   Повелевала каменная память
   Живую кровь забыть
   И боль оставить -
   И плавали абстрактные цветы -
   Прикрытые арабскими словами -
   И говорили духи пустоты -
   - Но Вы не мы -
   Но с Вами -
   Или с Нами -
  
   Три времени
  
   Оставьте камни прежней тишине -
   Мираж тоски опередил ворота -
   Как неизвестный всадник на коне -
  
   Сместился миг - в котором свет -
   Звук - знак
   Изображают въезд - проезд и выезд -
  
   Где нет пути - но есть копье и флаг -
   Где изнутри сомненье - как извне -
   Венчается созвучием единым -
  
   Где зреют камни в прежней тишине -
   Жизнь перед смертью -
   Раб перед господином -
  
   ***
   Не раболепствуй - ученик -
   Перед маститым корифеем
   И не пытайся очернить
   Его бессмысленным елеем -
  
   Клубок искусства невелик -
   Позорно красть чужие нити -
   Презренно слово - ученик -
   Нелепо звание - учитель -
  
   ***
   Знаю - знаю - прав лишь тот -
   Кто не прав - забыв себя навеки -
   Я - не прав - Пуст боль моя живет
   В каждом справедливом человеке -
  
   Справедливость - Можно ли забыть
   Это отрезвляющее слово -
   Больно вам - Мне больно говорить -
   Больно всем - но мы жестоки снова -
  
   Плащ полуответа
  
   Славлю тех - кто - не узнав ответа -
   Говорит - Я знаю - впереди
   Не хватает мужества и света
   В черноте пространства и в груди -
  
   Темнота запутала полсвета
   Так - что не светло и не темно -
   Завернувшись в плащ полуответа -
   Истина нам светит все равно -
  
   ***
   О Боже - если там тупик -
   Стена из мощного тумана
   И совести не виден лик -
  
   То для чего и для кого
   Я верю в истину живую
   И тень ничтожества ревную
   К теням желанья своего -
  
   ***
   Виденья - тихие виденья -
   Не понимая ничего -
   Я жизнь свою веду за тенью
   Значения не своего -
  
   Я стану смехом - стану криком
   В тумане темно-золотом -
   И в этом скопище великом -
   И в одиночестве святом -
  
   И - не подвластные смятенью -
   Сомненья тысячи людей
   Шагают за всеобщей тенью
   Из тысяч собственных теней -
  
   ***
   Обратно время пропуская -
   Ожив в промчавшемся ряду -
   Я к Вам приду - не умирая -
  
   Кто в день минувший бросил взгляд -
   Тот говорит неравнодушно
   Слова - ведущие назад -
  
   ***
   Но что я знаю - Бог с тобой -
   Из соловьиного каскада
   В глуши вершин невидимого сада -
   Иль возле юной розы золотой -
  
   Что знать могу в запутанных цветах -
   В их темном злопыханье ядовитом
   И в людях - к древу вечности привитых -
   В ночном саду на радость и на страх -
  
   ***
   Когда гремит глухая ночь
   Изображеньями кривыми -
   Как я хочу тебе помочь -
  
   Тогда я вижу на руке
   Тебя - изогнутую круто -
   Мою мечту -
   Мою минуту -
   Невидимую вдалеке -
  
   ***
   Есть страх за городом -
   За каменной стеной -
   Где тускло начинается пустыня -
   Где вечный раб мелодии одной
   Любимой говорит - Прощай рабыня -
  
   Где за чертой - за городом - вдали
   Люблю луну - подругу минарета -
   Где вечные - кривые рвы земли
   Соединили тайну и поэта -
  
   Молодой колодец
  
   Светла вода в колодце молодом -
   Совсем недавно вырытом в пустыне -
   Я шел к нему - покинув отчий дом -
  
   Я шел к нему - забыв отца и мать -
   Любимых жен оставив в отдаленье -
   Я шел к нему - чтоб главное сказать -
  
   - Любимый мой - мне хочется так жить -
   Я шел к тебе из времени чужого -
   Я шел к тебе - чтоб самым первым быть
   Над вечностью колодца молодого -
  
   ***
   Веселый дух в колодце молодом
   Весь день мерцал отображенным солнцем -
   Я видел сон во времени ином -
  
   Шли караваны - Огненный старик
   Пил медленно из медного сосуда
   Свободу зренья - Призрачный родник -
  
   Уже я видел свет иной страны -
   Но оглянулся - там меркло солнце -
   Бесправный раб - погонщик тишины -
   Задумался у темного колодца -
  
   Свобода зренья -
  
   Как тяжела свобода зренья -
   Как трудно глаз не опускать -
   Молчать во время песнопенья -
   Свободно жить и умирать
   Без радости прикосновенья -
  
   ***
   Я опьянен цветами минарета -
   Есть в камне тайна и голубизна -
   Я вечный раб невидимого света -
   Неведома бывает новизна -
  
   Неведома - невидима святыня -
   Мы в ней необъяснимое храним -
   И вот я говорю: - Прощай рабыня -
   Небесная мечта Биби-ханым -
  
   Таинственный Трепет - Египет
   Монообраз
  
   И снова я в царстве небесном -
   И снова равнину покинет
   Таинственный трепет - Египет -
  
   Напиток спасительный выпит -
   И снова звучит бессловесный
   Таинственный трепет - Египет -
  
   Египетская культура моей любви
  
   Я был смятен и растерян - словно сириец Апр попавший на выставку - Сокровища египетских гробниц - Древняя вражда раба к господину и в то же время таинственный трепет родства - вот что испытывал я к одной женщине. Я был единственным родственником ее существа и в то же время непримиримым ее врагом - В тот миг я вообразил себе жизненный путь неизвестного юноши из Фив - Я прошел с ним путь от времени Атум-Хепри до времени Сокара - От времени - насыщенного кровью и страстью - до времени пустоты похоронной камеры - И я не нашел ни одной пропасти между двумя днями с сотворения мира - ибо все мы по-разному одинаковы -
   Вот так - думая о жизни и смерти этого юноши - как о себе самом - я понял - что военный лук своими изгибами и стремлением напоминает птицу - в которую пущена стрела - так же - как телесная близость напоминает любовь -
  
   Девять монологов неизвестного юноши из Фив
  
   I
   Кочевник в безводной пустыне остынет -
   Босыми ногами песок шевеля -
   И только летящий осилит пустыню -
   Летящий - как песня - живой - как земля -
  
   Горячий песок и буран леденящий -
   Богиня Хатхор - ты нам путь освети -
   Пустыню и зной побеждает летящий -
   И гибнет идущий в начале пути -
  
   Прекрасен идущий - но песня иная
   В сгоревших губах - как сухая река -
   И счастье тому - кто идет не ступая -
   Чьи ноги легки - чья любовь высока -
  
   II
   Весь день все убегали женщины -
   И лишь одна досталась ночи -
   А те свиданья - что обещаны -
   Зловещие - их Хнум отсрочил -
  
   Но все ж пропели птицы вещие -
   Скользнули в разноцветных перьях -
   Какому птичнику завещаны -
   В каких неведомых деревьях -
  
   III
   Снова демоны страсти
   Дышат волей хмельной -
   Белоснежные снасти
   Венчая с волной -
  
   Рвется тело на части -
   Хор-Хентхети - о сгинь -
   Разноцветные масти
   Разнотелых богинь -
  
   IV
   Твой голос телесен -
   Твой голос горяч -
   Он тем интересен -
   Что глух и незряч -
  
   И все в нем смертельно -
   Весь мир полюбя -
   Твой голос отдельно
   Живет от тебя -
  
   То в черном - то в белом
   Возникни на миг -
   Душою и телом
   Поделен твой крик -
  
   Мне страшен твой голос -
   Когда он поет -
   Но если я скроюсь -
   Он тоже умрет -
  
   V
   Давит левая стена -
   Правит правая стена -
   Сам Осирис вьет тела -
   Ночь темна -
  
   Вдруг сказала мне она -
   - Я одна -
   - Ты одна лишь день и два -
   Я же вечность сплю у дна -
   И мне жалость не видна - не дана -
  
   Давит левая стена -
   Правит правая стена -
   Вот и вся моя вина -
   Вся весна -
  
   VI
   Та похожа на веретено -
   Эта - на звук веретена -
   Но сегодня пуста стена -
   Как темно -
  
   Не темнее - конечно - тьмы -
   Когда Я уступает Мы -
   И на прежнюю черноту
   Баст набрасывает черту -
  
   VII
   Была ты скучна -
   Как перхоть на утреннем солнце -
   Мрачна и точна -
   Я думал - что тело твое разорвется -
   Но форма прочна -
   О тоска - уходящая вдаль -
   Мне только на запад идти за тобой остается -
   Что ж - руку подай -
  
   VIII
   Ну и печальный день -
   Ну и тоска -
   Узка от птицы тень -
   Но не близка -
   На яркий сон песка
   Ложится тень крыла -
   Боль у виска цвела -
   Ну и тоска -
  
   Я выпил сок песка -
   Приблизил к птице тень -
   Переломилась лень -
   Ну и тоска -
   Ну и печальный день -
  
   IX
   Озарена последняя дорога
   Внезапной неразгаданной весной -
   И бог Амон - кочующий с Востока -
   На Западе прощается со мной -
  
   И вижу я - что этот день последний -
   Последний день - Совсем последний день -
   Жрец надевает кожаный передник
   И в царство снов мою уносит тень -
  
   Да - я умру - узнав себя впервые -
   Не выдержав прощального луча -
   Промчатся колесницы боевые -
   Колесами палящими стуча -
  
   Амон с Атоном встретятся в зените -
   И будет надпись о великом зле -
   - Когда-нибудь и вы в любви сгорите -
   Любовь свою не встретив на земле -
  
   P.S. В Египетском саду
  
   Дева на солнце качается в кресле -
   В памяти красные сосны воскресли -
   - Где ты -
   - Я там - где рассвет золотится -
   Птица смеется - цветок шевелится -
   Сад возникает и вновь пропадает -
   Дева качается и вспоминает
   Жизнь - освещенную диском Атона -
   - Кто ты -
   - Я дочка царя Эхнатона -
   Сад мой возлюбленный высох от зноя -
   Я не узнаю лицо твое злое -
   Мумия черная - опустошенный
   Сад мой египетский -
   Мальчик влюбленный -
  
   Дева на солнце качается в кресле -
   В сердце горячем пустоты воскресли -
   - Спи в саркофаге - обманщик - виновник -
   Опустошенный жрецами любовник -
   Спи - обескровленный -
   Как ты весь сжался -
   Спи - обессловленный -
   Любви не дождался -
   Дева на солнце качается в кресле -
   - Вдруг он проснется -
   Ах - если бы - если -
   Он не проснется - он умер без песни -
  
   Деревянная птица
   Монообраз
  
   Посвящается изобретателю
   махолета Мише Ляхову
  
   Вторая половина ночи -
   Уснул торгаш - уснул рабочий -
   Кто от любви - кто от вина -
   Кто от усталости -
   Но точен график сна и беспорочен -
   Вторая половина ночи
   Равняет всех бездействием тягучим -
   Легкой смертью на несколько часов -
   И таинством летучим -
   Ласкающим дверной засов -
   Все уже без движенья круг -
   Все меньше вертикальных взлетов
   И деревянных птиц вокруг -
   Изобретенных для полетов -
  
   ***
   Качается пернатый сон -
   Когда взлетают души птиц
   В ночное время всех времен -
  
   Кто здесь гармонию нарушил -
   Великий грешник иль святой -
   Когда у птиц летают души -
   А крылья в немощи земной -
  
   ***
   Так необычен - так высок
   Полет ночного самолета
   На север - запад - юг - восток -
  
   Я белый раб пустых страниц -
   Я по ночам воображаю
   Ночной полет бескрылых птиц -
  
   Как мы преступно далеки -
   И лишь дано совсем немногим
   Пересекать материки -
  
   ***
   Там птица пела полутенью
   В плену зеленого куста -
   Земному подражая пенью -
  
   Я знал о пении земном
   Не более - чем знает птица
   В своем сражении со злом -
  
   ***
   Что видит птица из подъезда
   В стеклянных матовых дверях -
   Мельканье шумного оркестра -
  
   Что птице видеть - Ей летать -
   Но крылья камнем перебиты -
   И птица знает - надо жить -
  
   Есть удивительный момент
   У всякого - кто обессмыслен
   И вырезан из кинолент -
  
   ***
   Тревожно птица пролетела
   Последняя среди цветов
   И выскользнула из прицела -
   И умер свет - кругом туман густой -
   И ни одной картины в мире белом -
   Что ищет ветер в воздухе пустом -
   Касаясь жизни мимолетным телом -
  
   ***
   Там птицу с машущим крылом
   Фанатик строит за углом -
   И на окно моей любимой
   Он смотрит вечером с тоской -
   Взгляд пряча за своей доской
   Неистребимо-ястребиный -
  
   Мы ходим по рукам весны -
   По древнегреческим обломкам -
   По симфоническим осколкам -
   Но тайны птичьи не ясны -
  
   Мы бьемся сердцем и умом
   Над этой деревянной птицей-
   Красивой - стройной - бледнолицей -
   С упругим машущим крылом -
  
   ***
   Вот опять в сером небе птицы -
   Милая - не говори небылиц -
   Осень - Мы можем с тобой проститься
   Велосипедным мельканием спиц -
  
   Птицы - Я только сегодня постиг
   Невероятный изгиб вереницы
   Улетающих в жаркие страны птиц -
   Птицы заполнили в синей тетради страницы -
   И даже на улице - птицы вместо деревьев и лиц -
  
   ***
   Как я устал от ваших лиц -
   Да и на улице темно -
   Мне говорит мой друг артист -
   - Сыграем блиц -
   Мне все равно -
  
   На бледной шахматной доске
   Стоит моя душа в тоске -
   Во имя деревянных птиц
   Сыграем блиц -
  
   Во имя птиц идет игра -
   И ночь - как черная икра -
   Сеанс для шахматных убийц -
   Играем блиц -
  
   Мелькают миллионы спиц -
   Бежит велосипедный театр -
   Я опять играю блиц -
   Во имя деревянных птиц -
   Которые не полетят -
  
   ***
   Простые радости в чужих не вижу лицах -
   И человек теперь так смутно виден -
   Иное время нахожу лишь в птицах -
  
   Рассеивается оболочка веры -
   И воздух стал так тонок и прозрачен -
   Что явно стали видны лицемеры -
  
   Быть может - образ разноодинаков -
   И тут и там одни и те же лица -
   В разновеликом океане знаков
   Душа земли могла б соединиться -
  
   ***
   В разновеликом океане лиц
   Наш общий образ разноодинаков -
   Условны знаки в мире единиц -
  
   От тайнописи птичьих верениц
   Судьба земли не может отклониться -
   Сначала были миллионы птиц -
   Лишь после родились сердца и лица -
  
   ***
   Полезно в пространстве беззвездном
   Быть маленьким и неизвестным -
   У неба - миллион площадей -
   Где множество птиц без людей -
   На каменной площади снизу
   Крадется бандит по карнизу -
   И я понимаю с трудом -
   Что с ним в измеренье одном -
   На дне - что не выше предела -
   Идет белокрылая дева -
   И ей не взлететь - не упасть -
   Ее ограничена страсть -
   Твоя ограничена власть -
   Надменный правитель и некто -
   Кто мир окольцовывал всласть -
   Разбив нас на вектор и сектор -
   Чуть выше над уровнем моря -
   Чуть ниже - на самой воде -
   Живут и удача и горе -
   А в небе - миллион площадей -
   Поэтому нравится бездна
   И мрачное небо в глуши -
   Поэтому вес наш телесный -
   Бессмысленный якорь души -
   Полезно в пространстве беззвездном
   Быть маленьким и неизвестным -
  
   ***
   Я под окном - где вьется локон -
   Балконный клекот - мыслей клок -
   И тело Блока среди роз -
   Виденья городских деревьев -
  
   Сухие крылья мерзлых птиц -
   Я под окном в сто тысяч окон -
   Закрывших миллионы лиц -
  
   В подвале спит моя сестра -
   Поджав то крылья - то колени -
   Все говорит мне - Ты не гений -
   Но боль сомнения остра -
  
   ***
   Дойду ли я до главной высоты -
   Смогу ли дотянуться до балкона -
   Где шелестели красные цветы -
   Как языки китайского дракона -
  
   На улице под флагом суеты -
   Не смеющий не выше и не дальше -
   Я вдруг увидел красные цветы
   Давным-давно - а может быть - и раньше -
  
   Тяжелые дома - краса страны -
   Вокзала городского окруженье -
   Вдоль каменной безжизненной стены -
   Недвижных птиц - неведомое пенье -
  
   Из книги Вертикальная площадь
  
   Ночные голоса на железной дороге
  
   Людей соединяет страх -
   На темных станциях России
   Ночные голоса в слезах -
  
   Все в этой тихой нищете
   На станциях и полустанках
   Безумствует о красоте -
  
   Последний трус -
   Последний раб -
   Все грезит давними мечтами -
   И каждый говорит - Я слаб -
  
   Я слаб - я больше не могу
   Стоять среди путей железных
   И сердце отдавать врагу
   В Своих надеждах бесполезных -
  
   Вертикальная площадь
  
   Вертикальная площадь - ограда -
   Театральная мельница - дом -
   Мнимый рай на краю камнепада -
  
   Эмиграция мнимая - страх -
   Верность ветрена - ночь многоцветна -
   Мнимый рай превращается в прах -
  
   Театральная мельница - крик -
   Перелетные птицы в колесах -
   Вертикальная площадь - тупик -
  
   Вертикальная площадь - стена -
   Вверх по ней вертикальная лошадь
   Без наездника скачет одна -
  
   Театральная мельница - в ней
   Зреют ветреной верности зерна -
   Эмиграции мнимых идей -
  
   Вертикальная площадь - обман -
   На стене многоцветные окна
   Недоступных придуманных стран -
  
   Эмигрируют наши дворы
   В многоцветную ночь без отчизны -
   В вертикальную площадь игры -
   В театральную мельницу жизни -
  
   Ночные голоса на железной дороге
  
   Загляните в окна электрички -
   Той - которая летит в ночи -
   Там сидят две молодые птички -
   Рядом с ними - зажигая спички -
   Курят папиросы трепачи -
  
   Спит старуха - а ее вещички
   Тянет уголовная рука -
   Так вечерний ужас электрички
   Расправляет лапы паука -
  
   Загляните в окна ресторана
   В тайный час ночного кутежа -
   Где бармен-паук плоды обмана
   Делит в черной кассе без ножа -
  
   Загляните в смрадный зал вокзала -
   Где судьба - забыв о красоте -
   Души пассажиров привязала
   К вечной тесноте и суете -
  
   Загляните в тайную вечерю -
   В мертвый мир заученных речей -
   В голоса - окрашенные чернью
   Перед беспросветностью ночей -
  
   Посмотрите вниз глазами Бога -
   Сквозь поля - озера и леса
   Мчит страна - железная дорога -
   А вокруг ночные голоса -
  
   Студия мертвых судеб
  
   Ночь - Хаос - Я кочую в эфире -
   Чтобы в душу мне врезался косо
   Самый толстый угол в мире -
   Ребро пирамиды Хеопса -
   Пусть в бессмертие одинаков -
   Влево мост и направо мост -
   В центре мыслящих казематов
   Заключен одинокий мозг -
   Еще веруя - но не веря
   В золотое равенство - верь - не верь -
   Мысли правые все левее -
   Мысли левые все правей -
   Мнимы гении - мнимы судьи -
   Вертикально встает стена -
   Словно студия мертвых судеб -
   Открывается тишина -
   Есть в лице у моей любимой
   Красный отблеск свободы мнимой -
   От рождения стали мнимы
   Север - запад - восток и юг -
   Все мы мнимые пилигримы -
   Окольцован свободы круг -
   Я - кочующий звук свободы -
   Ты - кочующий свет мечты -
   Мнимы помыслы - мнимы всходы
   В мертвой студии темноты -
  
   Монолог мнимого эмигранта
  
   Окно в окно и в том окне окно -
   Виолончель - темно - темно - темно -
   Через попранье прав -
   Через огонь застав
   К нам прилетел Мстислав -
   Без путеводных звезд
   И путезвездных карт
   Свой голос к нам принес
   Картавый аргонавт -
   Я мнимый эмигрант
   Без крыльев и без прав -
   И мне твоя игра
   Мучительна - Мстислав -
   Ведь я - огонь в окне -
   И в том окне окно -
   Я мнимый эмигрант
   И мне темно - темно -
   Услышат ли меня -
   Увидят ли меня -
   Я мнимый эмигрант -
   Свет мнимого огня -
  
   Дитя диктата
  
   Там - на углу - висит плакат -
   Рука - направленная в небо -
   Диктат -
  
   Не надо хлеба и воды -
   Страшны восходы и закаты
   Диктата -
  
   И весь каскад великих дат -
   Диктат -
  
   И в школе начатый диктант -
   Диктат -
  
   И даже звук часов тик-так -
   Диктат -
  
   И южный пляжный аспирант -
   Ведущий растасовку карт -
   Поклонник секса и поп-арта -
   Дитя диктата -
  
   И ты - поэт-аристократ -
   С лицом измученного фата -
   Дитя диктата -
  
   И критикующий диктат -
   Пусть гений он иль дилетант -
   Читал он Канта иль Декарта -
   Дитя диктата -
  
   Вертикальная площадь
  
   Вертикальная площадь - что это - Просто стена -
   По которой бежит вертикальная площадь -
   Или так бесконечна она -
   Что уже настоящее кажется прошлым -
   Вертикальная площадь - колодец - конец -
   Черный замкнутый двор - табакерка мечтаний -
   Здесь погиб мой отец
   Или - впрочем - покинул страну очертаний -
  
   Жили в сером колодце из каменных стен
   Ленинградцы-уродцы
   Из разных систем -
   Гражданин из горизонтальной системы
   Каждый день проклинал
   Вертикальные стены -
   А фанатик-романтик
   Из вертикальной системы
   Каждый день целовал вертикальные стены -
  
   Прямоход-скороход гражданин Горизонтов -
   Бюрократ-обормот с механическим зонтом -
   Альпинист-гитарист гражданин Вертикальман -
   Постаревший турист с юморком тривиальным -
   С удлиненною вечностью и фонарями
   Вертикальная площадь ушла якорями
   В грязный двор с ленинградскими дикарями -
   Вот идет мимо каменных стен Вертикальман -
   Гуманоидный глаз он не чувствует в камне -
   Вот ползет из подъезда слепой Горизонтов -
   В серых плитах не видя разбитых Эзопов -
  
   Вертикальная площадь - В ней вертятся камни -
   Открываются ставни - Что-то плещет и ропщет
   Свет далекий и давний - Ты поможешь беспомощным -
   Вертикальная площадь -
  
   Вертикальман и Горизонтов снова высунулись из окон -
   От подвала до чердака пролегла вертикаль чудака -
   Альпинист Вертикальман - фанатик -
   Бюрократ Горизонтов - лунатик -
   Но любовь у них все же одна -
   Вертикальная площадь - стена -
   Горизонтов по вертикали наяву поползет едва ли -
   Но - как правило - лунатизм заменяет ему альпинизм -
   Вот ползут по стене - как медведи -
   Темной ночью враги-соседи -
   Собирая веревки в круги -
   Оставляя в стене крюки -
  
   - Эй - лунатик - кричит фанатик -
   Отвечает ему лунатик -
   - Надоело не мучиться -
   И не видно стены конца -
  
   И над ним во всей Вселенной
   Поднялись вертикальные стены -
   Надвигаясь и хохоча -
   - Что ты ползаешь - саранча -
   И куда вы ползете - кто вы -
   - Безызвестны люди-совы -
   Или верите - за стеной
   Ожидает вас мир иной -
   Горизонтов ползет зевая
   Вертикальман наверх зовет
   За стеной их никто не знает -
   За стеной их никто не ждет -
   Будет каменный двор навечно -
   Мрачной родиной для двоих -
   Их не слышать бесчеловечно -
   Но никто не услышит их -
  
   Горизонтов и Вертикальман
   Покидают мир нереальный -
   Пыль снимая с ночных одежд -
   Словно кожу с былых надежд -
  
   Два ребеночка утром ранним
   Выбегают на грязный двор -
   Горизонтик и Вертикальник
   Начинают веселый спор -
   Вертикальник кричит в упор -
   - Твой папа - вор -
   Горизонтик от зла дрожит -
   - А твой - жид -
   Горизонтов и Вертикальман
   Два создания не уникальных -
   В доме с окнами на помойку
   Проживают поскольку постольку -
   Горизонтов кричит - Верти - Кальман -
   Вертикальман поет - Гори - Зонтов -
   А помойка гнилыи клыками
   Доедает остатки азота -
  
   Мы ходили гулять в вертикальную площадь -
   Мы хотели понять вертикальную площадь -
   В пять - и в десять - и в двадцать пять -
   Как стали попроще потолще -
   Приходилось соскальзывать -
  
   МЫ НАПРАСНО УЧИЛИ МОТИВЫ -
   В НАШЕЙ МУЗЫКЕ ЧТО-ТО НЕ ТО -
   МЫ ПУГЛИВЫ И МОЛЧАЛИВЫ -
   И О НАС НЕ УЗНАЕТ НИКТО -
  
   Натурализм
  
   - Коридор сумасшедшего дома - здесь бывали и Гойя и Босх -
   Здесь - впадая в азарт ипподрома - мчится мозга расплавленный воск -
   Сфера черепа зла и громадна - раздуваема ветром задач -
   Переполнена звуками ада под названием врач и палач -
   - Два далеких конца коридора собираются медленно в центр -
   Санитар - сенбернаром надзора свою цепь протащил - словно цель
   Коридор и вонюч - и неряшлив - как большой черноморский улов -
   Вязнет в теле овсяная каша - что пришла из больничных котлов -
   Коридор - поле вечных сражений - где сцепились с испугом недуг -
   Повторяемость диких движений - одномыслия замкнутый круг -
   - Здесь в любом убегающем взоре отражается белый халат -
   Но разумней шаги в коридоре - чем безумие спящих палат -
  
   Монолог сладенького сумасшедшего
  
   Мне мама говорит моя - Сладенький я -
   Бьёт медсестра ключом - змея - Сладенький я -
   Врач - в виде параллелограмма - приходит - Как дела - Ренат -
   Лишь двадцать восемь килограммов мой вес - но это рафинад -
   Кругом припайки и прибойки - кастрюля - сахар на парах -
   Моё качание на койке - моё мычание - вот страх -
   Моё молчание - вот тайна - моё звучание - вот бред -
   Для окружающих случайно - я приношу безумный вред -
   Зубами сахар разгрызаем - мою болезнь - мою зурну -
   И - если я неузнаваем - то вечно маму узнаю -
   И снова море-окиян - и снова качка сахарина -
   Врач спросит - сладенький ли я - То знает мать моя Полина -
   Но в день приёма в понедельник - она мертва уже неделю -
  
   Монолог сумасшедшего - пьющего китайский чай
  
   У лицея лицезрели лицемеры - как химеры -
   Ротозеи ротозрели - как в стакан влезали кхмеры -
   Бледноватого оттенка - а не красного совсем -
   - Чай разбавлен - Я не ем -
   В голове Хуа и хуны - хунвейбины - братья хунты -
   Че-Гевара и Хуан - хам на холме хамит холмам -
   Всем - Всем - Всем -
   - Чай разбавлен - Я не ем -
   - У лицея лицезрели - больно скрипкою Гварнели
   Проводила по мозгам - мне капризная мадам -
   Дай конфетку - Я отдам -
   Дай конфетку - я - не там - Дай конфетку - я не атом -
   Дай конфетку - буду братом -
   За окном кричит весна - это может быть она -
   Сладкой ржавчиной с решеток нализалась без вина -
   И теперь кишок вороток в мозговых сплетеньях сна -
   Вместе с криком - Бонни -Эм -
   - Чай разбавлен - я не ем -
  
   ***
   Звук флейты и вкус никотина -
   Закрытая виза - туман -
   Знакома ль вам эта картина -
  
   Знакома - Открыто окно -
   Свободное небо безлико
   Для тех - кому знать не дано -
  
   И мнимое поле познанья
   Откроется - если в ночи
   Не будет преград для изгнанья -
  
   И - мягко ступая - как мим -
   В окно эмиграции мнимой -
   Я буду свободой любим -
  
   Зачем мы на свете живем -
   Зачем ты молчишь - пантомима -
   Все мнимо в полете моем -
   Все мимо - все мимо - все мимо -
  
   ***
   Богу в помощь осенняя полночь -
   В шубе сумрачной стыну - как волк -
   Расступись - вся бездарная сволочь -
   Наступил долгожданный восторг -
  
   Пропадите вы - торг и продажа -
   И не чмокай так сладко - халдей -
   И не стойте у стен Эрмитажа
   Вы - безликие толпы людей -
  
   Ну а если не кончится полночь -
   И неправда пройдет через край -
   Веселись - победившая сволочь -
   И всю жизнь у меня забирай -
  
   ***
   Микробы свободы в Найроби -
   Центральная Африка - зной -
   Шагаю в оборванной робе -
   В утробе и колбе земной -
  
   Нет места ни фальши - ни злобе -
   Нет выкрика грозного - пли -
   Микробы свободы в Найроби
   Рождаются в пекле Земли -
  
   Там зверь или дух одногорбый
   Колдует над ширью саванн -
   Микробы свободы в Найроби
   Слетелись в ночной караван -
  
   В момент умертвляющей скорби
   Я болен - как все - и со мной
   Микробы бессилья в Найроби -
   В утробе и в колбе земной -
  
   ***
   Черная башня задушит часы -
   Сколько б ни минуло лет -
   Звездная россыпь - небесные сны -
   Было все это - и нет -
  
   Ржавая гиря - упав на весы -
   Вмиг разрешает вопрос -
   Капельки звякнувшие росы
   Вас не воспримут всерьез -
  
   Черная башня сожмет циферблат -
   Есть ли у веры предел -
   Рвутся - взрывая граненый канат -
   Сотни брезентовых тел -
  
   Это конец - только кто виноват -
   Что отвернулся мой бог -
   Черная башня сожмет циферблат -
   Выдавит времени сок -
  
   Небесные яблоки
  
   Сквозь облако падают яблоки
   В ознобе весны на Тверском -
   Шагаю обманутый с ярмарки -
   Нагруженный льдом и песком -
  
   Горьки мне и вина - и пряники
   Я скроюсь в котле городском
   И буду среди паники -
   Как яблоки - мчать на Тверском -
  
   Я с вами - небесные странники -
   Мне сладок ваш Божий каскад -
   Сквозь облако падают яблоки
   Для тех - кто стрелял наугад -
  
   Мнимая эмиграция
  
   В область мнимой эмиграции -
   В сферу черной пантомимы
   Я попал - мой друг Горацио -
   Вся жизнь походит мимо -
  
   Но - мечта неколебимая -
   Окружи моя - как крепость -
   Лучше мнимая любимая -
   Чем реальная нелепость -
  
   ***
   Странная шаль у России -
   Сквозь синеву чернота -
   Странная боль у России -
   Сквозь черноту синева -
  
   Долго нас ветры носили -
   Будет ночлег или нет -
   Ночь - это факел России -
   Ветреной верности свет -
  
   Пресвятая сирень
  
   Мы иногда проходим мимо
   ночной подвальной темноты -
   Где пляшут крысы у камина
   Волшебный танец суеты -
  
   В подвале душном дуют духи -
   Поленья сонные стучат -
   И полумертвы старухи
   с полуживыми говорят -
  
   Кругом таятся сплетни-были -
   сплетенья правды и мечты -
   Не оттого ль - что в этом мире
   растут бумажные цветы -
  
   - Я начинаю злую повесть -
   она печальна и груба -
   В ней часто кланяется совесть
   и кувыркается судьба -
   И вас - счастливые вельможи -
   сожравшие 20-й век -
   Она заставит скорчить рожи
   И не тушить ночами счет -
  
   Когда вокруг мелькают Волги -
   а в них десятки рож-вельмож -
   Мне кажется - что это волки -
   и город весь а лес похож -
   И тротуары - это дебри -
   кругом овраги площадей -
  
   И джунгли - запертые двери
   для неудачливых людей -
   А что такое неудача -
   Иль это просто нету дач -
   Нету волка на цепи -
   И нету Волги быстроходной -
   к дорогам родины пригодной
   И на душе стучит - Купи -
  
   - В толпе запертый и забитый -
   как - впрочем - тысячи людей -
   шагал герой Андрей Забытый -
   Его фамилия звучней -
   Быть может - некогда звучала -
   но где теперь ее начало
   и где начало наших дней -
  
   Вот перед ним - в меха зарытый -
   проходит скульптор даровитый -
   несет он книжки Бальзака
   и пять бутылок коньяка -
  
   Лицо актрисы знаменитой -
   плывет по улице - смеясь -
   французским кремом обелясь -
   Смутившись вдруг - Андрей Забытый -
   Нечаянно ступает в грязь
   и - на прохожих осмотрясь -
   идет вельможеством убитый -
  
   - Андрей - любитель вечеров -
   и тихий слушатель талантов -
   поклонник всех комедиантов
   и поэтических шутов - любил стихи -
  
   Итак - Андрей - вступая в зал -
   увидел - обливаясь пеной -
   стихами публику пронзал
   поэт - конечно - современный -
  
   Он выгибался - как тростник -
   и замирал - и задыхался -
   он в душу публике проник
   и вот обратно выбирался -
  
   И вот он выбрался -
   К нему спешили крашенные девы -
   чтобы спросить - конечно - Где вы
   живете - как и почему вы пишете -
  
   Узнав при этом - что в жизни нравится поэтам -
   Второй поэт кондовым был -
   держался скованно и тупо -
   и весь его дубовый пыл
   был словно выбит из тулупа -
  
   Он возмущался - отчего
   забыли квас и песню звонку -
   А сам - не ждали от него -
   смотрел на модную девчонку -
  
   Поэт был третий худощав -
   вернее - желтая моща -
   и эта жертва алкоголя кричала -
   покраснев от воя - Прощай - прощай -
   но не прощай мой пращур - песенник прибоя -
  
   Потом еще читали двое - уже под звон
   своих гитар -
   на сцене артистично стоя -
   то ли цыган - то ли татар -
  
   И вот - закончив представленье -
   отдав народу вдохновенье -
   поэты кинулись к пивным
   и к автоматам разливным -
  
   Презрители морского быта -
   они поили свой талант -
   И в этом мой Андрей Забытый
   был абсолютный дилетант -
  
   Да - он любил погреться дома -
   повесить коврик на стене -
   И два покрытых пылью тома
   лежали в вечной тишине -
  
   Нельзя сказать - чтобы Андрюша
   хороших книжек не читал -
   Но книги давят - книги душат -
   когда бумажный идеал
   не превращается в реальный
   и делается очень дальний -
  
   Сирены пели - как свирели -
   когда в кино Андрей сидел -
   И запах пресвятой сирени -
   казалось - в зрителей летел -
   Как символ сексуальной лени -
   звезда ненашего кино -
   лежала в пресвятой сирени -
   и было - кажется - темно -
  
   И жизнь такая пресвятая
   всю обнажая наготу
   Сверкала - словно сахар - тая -
   у кинозрителей во рту -
  
   Но загорался свет насущный -
   и продолжался скучный день -
   И вновь по улице идущий
   Андрей припоминал сирень -
  
   Навстречу тихому Андрюше
   шагала шумная шпана -
   Звеня цепями на штанах
   и обходя плебейки лужи -
   конечно - выругавшись тут же
   исчезла во дворе она -
   Так начиналася весна -
   Освобожденная от стужи -
  
   И вот к пивной спешит Андрей -
   Уже весной запахло пиво -
   Скорей налей - седой еврей -
   В залог весеннего разлива -
  
   Твои клиенты пью не зря -
   Пускай у них опухли рожи -
   Твои клиенты - слесаря и токаря -
   но не вельможи -
  
   Андрей - послушав речи бранной
   и выпив светлую втроем -
   среди одежды - в среднем драной -
   себя почувствовал царем -
  
   Царем хмельным - Царем весенним -
   В стране весенней и хмельной -
   И запах пресвятой сирени
   Был над весеннею пивной -
   1970
  
   ***
   Из России в пустыню -
   Ибо страны пусты -
   На пути в Палестину
   Бог сжигает мосты -
  
   За незнание жизни -
   За уступки врагу -
   За измену отчизне
   На другом берегу -
  
   Воспоминания о Грибоедове
  
   Мимо темного - высокого окна -
   Прохожу -
   Тревожна сонная стена -
  
   Занавеска упадет -
   Зажжется свет -
   Резко выделится
   Темный силуэт -
  
   Дипломат иранский
   В красной феске -
   Злая фреска -
  
   ***
   В Москве становится светлей -
   Когда на Пушкинском бульваре
   Горят шестнадцать фонарей -
  
   Счастлив - кто Пушкина любил
   Не упоительно - а страстно -
   Счастлив - кто веру сохранил -
  
   Счастлив - кто на своем веку
   Из восхитительного ямба
   Изгнал четвертую строку -
  
   Подводная весна
  
   Я не знаю ни места - ни времени
   Четырех обнаженных сторон -
   В пене мрамора белое пение -
  
   Мы застыли - придя из воды -
   Потеряли движение воли -
   Продолжение моря - сады -
  
   Океан - продолжение сна -
   Все мне снится волнение разума -
   И подводная манит весна -
  
   И я не был - быть может - тогда -
   Когда умер - рождаясь без имени -
   Без названья - чтоб быть навсегда -
  
   ***
   Я приготовил тишину
   В давно знакомом переулке
   С печальным видом на луну -
  
   И с той поры - когда хочу -
   Могу взглянуть я в окна тайны -
   Подвластной лунному лучу -
  
   ***
   Не отвечай - ответа нет -
   Но посмотри - в окне напротив
   Мучительный тоскует свет -
  
   Но то ли красен - то ли желт -
   В нем обнажается молчанье
   Мерцаньем сквозь бледный шелк -
  
   На свете мало близких слов -
   Но согревают красным светом
   Ночные окна городов -
  
  
   ***
   Возилась и грелась холодная жизнь
   У стен одного незабвенного дома -
   Кричала - Вставай - и шептала - Ложись -
  
   Порою на свет выходила одна
   Из дома - мгновенно сливаясь с толпою -
   В колодце - где небо не видно со дна -
  
   О поиски - происки - юный обман -
   А все и теперь у заветного дома
   Потерянным миром повеет туман -
  
   ***
   Ночное виденье лесов -
   Страх языка отравлен тайной -
   Среди деревьев-голосов
   Играет грозовой оркестр
   Созвучья жизни неизвестной -
   Где самолет - все тот же крест -
   Летящий в музыке небесной -
  
   ***
   Тени веток на стене
   В тени рук вошли беззвучно -
   Я живу в ночной стране -
  
   Видно - гаснет мир дневной -
   День земной - незавершенный -
   И прощается со мной -
  
   Рисунок сна -
  
   Страшусь тебя - рисунок сна -
   твои фигуры не понятны -
   твоя картина не ясна -
  
   Но можно парус повернуть
   рисунка сна - ночь многоцветна
   и многолик обратный путь -
  
   ***
   Жизнь на первом этаже
   Сквозь цветные занавески
   В желто-синем мираже -
  
   Я не ведал - видит Бог -
   Что печаль мою умножит
   Жизнь на уровне сапог
   Замерзающих прохожих
  
   ***
   С обратной стороны стены
   Доносится тоска предметов -
   Там плачь и смех чужой струны -
  
   Ну что же - вот моя стена -
   В ней все знакомо и открыто
   И даже тайна не видна -
  
   ***
   Открыл окно - поют -
   Закрыл окно - не слышу -
   Не нарушай уют -
   Сосед - живущий выше -
  
   Легко - не тяжело
   От мира отказаться -
   За дверь и за стекло
   Запрятаться и ждать -
   Когда наступит день -
   Желающий взорваться -
   Когда настанет ночь -
   Способная взорвать -
  
   Взорвать и разметать
   Все стороны четыре -
   Сломать стекло и дверь
   И вырваться туда -
   Где небо и земля
   Пространство расчертили
   На воздух голубой
   И желтые поля -
  
   ***
   Я вошел в многоцветную ночь -
   В Черноту многозвучия ночи -
   Я проснулся в холодную ночь -
   В темноту ожидания ночи -
  
   И когда распахнулось окно -
   Всеми птицами - звездами мира
   Стать мне спящим было дано -
  
   ***
   Как многоцветна ночь
   И многозвучно утро -
   Бывает - что рассвет
   Склоняет нас ко сну -
   Я подойду к окну -
   И сумерки как будто
   От глубины ручья
   До смерти океана -
   От желтого песка
   До выпитого - я -
   От пустоты любви
   До полноты изъяна -
   Меняется рисунок бытия -
  
   ***
   И вечер - и ветер - и веер
   Похожи на слово одно -
   В которое зрячий не верит -
   Слепому оно не дано -
  
   И ветер - и веер - и вечер
   В таком утонули огне -
   Где каждый безумец просвечен
   И тенью замечен в окне -
  
   И веер - и вечер - и ветер -
   Трезубец вчерашнего дня -
   Когда бы я вас не заметил -
   То кто бы заметил меня -
  
   Монолог потерявшего слух
  
   От капелек дождя до Брамса -
   От форточки морозной до небес
   Раздался звук - родился - разломался -
   Разволновался и навек исчез -
   Остались на земле друзья у звука -
   Равнина - море - улица и я -
   И дверь моя - в нее вхожу без стука -
   Звук убежал в далекие края -
  
   Бутафорский пейзаж
  
   Весь мир в рисунке -
   Весь сад в дожде -
   Бьет барабан за оконной рамой -
   Осень - осень - осень везде -
   Сторож проходит в красном плаще -
   Наполовину уйдя в диораму -
  
   Как я люблю бутафорский пейзаж -
   В коем вселенной живут отголоски -
   Эти аллеи чертил карандаш -
   Эти деревья - рисунки - наброски -
  
   Первоисточник - фантазии пир -
   Пренебрегая иными делами -
   Может - и правда - мы создали мир -
   Изобразив нашу жизнь в диораме -
  
   Парус смятения
  
   Парус смятенья в холодной воде -
   К берегу белому или обратно -
   К берегу черному или нигде -
  
   Или везде - двусторонний побег -
   Где возвращение - ветка спасенья -
   Тщетно хватает потерянный брег -
  
   Ночь разлетается в оба конца -
   Снова два берега - рабство и воля -
   Неразличимы - как два близнеца -
  
   Образ сна
  
   Поэту А приснился сон -
   Пустой вокзал - пустой перрон -
   Пустой вагон и паровоз
   На перегон его повез -
   Певице "" приснился сон -
   Разбитый вдребезги вагон -
   Поэта А предсмертный стон
   И пустота со всех сторон -
   Солдату "" приснился сон
   Притих военный гарнизон -
   На сцене А - на сцене "" -
   Рассвет и холод похорон -
   Поэту "" приснился сон -
   Где А и "" - где "" и он -
   Отвергнув звук и суету -
   Перебирались в пустоту -
  
   Ночная звезда
  
   Но вот и окно - и пространство
   Туман превратил в зеркала -
   В окне отразились бесстрастно
   Фарфоровой птицы крыла -
  
   Как будто невидимый стражник
   Возник за стеклом в тишине -
   И книги - и глобус бумажный -
   И люстра - все было в огне -
  
   Потом в замурованный улей
   Проникла ночная звезда -
   Мне кажется - я бы не умер -
   Когда бы так было всегда -
  
   Возвращение Ван Гога
  
   - Там солнце - упав на порог -
   Уснувшего греет Ван Гога -
   И снится ему полубог -
   Чья жизнь бесподобно убога -
   Ударом безжалостным в бок
   Ван Гога разбудят едва ли -
   И в снах его красный Ван Гог
   Уходит в густые спирали -
   Он там в сновиденьях цветов -
   В колосьях - заверченных ветром -
   Он снится себе - словно зов
   Иль эхо в пространстве безмерном -
   Приснился Ван Гогу - Ван Гог -
   Привиделось яркое солнце -
   Ударив в оранжевый гонг -
   Художник в звучанье вернется -
  
   Вертикальная площадь
  
   Вертикальная площадь -
   Что это - просто стена -
   По которой бежит вертикальная лошадь -
   Или так бесконечна она -
   Что уже настоящее
   Кажется прошлым -
  
   Вертикальная площадь -
   Колодец - конец -
   Черный замкнутый двор -
   Табакерка мечтаний -
   Здесь пропал мой отец
   Или просто покинул
   Страну очертаний -
  
   Гроза над цветами
  
   Отца погребальная лодка
   Приблизила берег к лицу
   Смотрящего в даль первородка -
  
   И небо открылось слезам -
   Сверкнула гроза над цветами -
   Гроза не опасна глазам -
  
   Гроза не опасна цветам -
   Но в воздухе горькое бремя -
   Гроза над цветами - вот время -
   Которое выпало нам -
  
   ***
   Корнями в землю -
   Кроной ввысь -
   Вот все - что может мир безногий -
   Так наши мысли без дороги
   В зеленый шум перенеслись -
  
   От шума к шуму
   Вдаль земли
   Летят стремительные ветви -
   И все - что мы перенесли -
   Расскажут листья -
   Примут ветры -
  
   ***
   Парус-нож - мы казнили тучи -
   Сотни молний пронзили воду -
   Освещая наш путь летучий -
   Кто мы - Что мы -
   Земная небыль -
   Неземное желание жить -
   Парусами-ножами небо
   Посягнувшие расчертить -
  
   ***
   Курс неизвестен - Нелегко
   Быть в жизни спящим капитаном -
   Неверующим глубоко -
  
   Забвенью предана бумага
   С наброском верного пути -
   Смогу ли я тебя спасти -
   Мой спящий капитан у флага -
  
   ***
   Ночной прибой окаменел -
   Бесшумные застыли волны -
   У времени есть свой предел -
  
   Предел - невидимый для глаз -
   Где умозрительное море
   Бесстрастно отражает нас -
  
   ***
   Я вспомнил камни мертвого двора -
   Вошел во двор и вижу сад зеленый -
   И наступила светлая пора -
  
   Пора любви - пора перерастаний
   Камней в деревья - холода в цветы -
   Мечты в мечту - в реальность предсказаний -
   В бессилие грядущей красоты -
  
   ***
   Сквозь сон просвечивает нос -
   Нос корабля и капитана -
   Идея общая - наркоз -
  
   Есть путешествие - болезнь
   Изведать волны отчужденья
   Любимых долгожданных мест -
  
   Но лишь тогда плывешь всерьез -
   Когда - не ведая причины -
   Сквозь сон просвечивает нос -
  
   Станция равновесия
  
   Вот и темные станции снов -
   Освещенные лунною краской -
   В равновесье весов-голосов -
  
   В этом сне в равновесье весь я -
   Ночь пугает неведомым весом -
   На флагштоке мой профиль взвился -
  
   Тянет в землю неведомый вес -
   Жизнь и смерть - это только соседи -
   Слышу тайное правое сердце -
   В этом сне в равновесье я весь -
  
   ***
   Я люблю золотую мгновенность -
   Были завтра - сегодня - вчера -
   Но по-прежнему ветрена верность -
  
   Как свежа новизна на рассвете -
   Еще миг - и погаснет она -
   Нет измен - есть презрение к смерти -
   Верность ветрена - вечна весна -
  
   ***
   По стенописи вертикальной
   Ползет полузабытый сад -
   Венчаются цветы и камни -
  
   Деревья могут максимально
   Цвести - расти и жить сполна -
   Была бы площадь вертикальна -
   Была бы ветреной весна
  
   ***
   Из сердца вылетает ночь -
   В ней желтизна густого света -
   Как я хочу тебе помочь -
  
   Любовь уходит на заре -
   Как свет между землей и небом -
   И пахнет бутафорским хлебом
   Жизнь на покинутом столе -
  
   ***
   В тоске по бегству звезд
   в саду из черных веток
   кристально образ рос -
  
   В раскинутом окне -
   в дверях - открытых резко -
   явилась в полусне
   расколотая фреска -
  
   И в той щели - и в тех
   щелях - что по соседству -
   был слышен плач и смех
   большой тоски по бегству -
  
   Из дома - где мороз
   уже давно не светел -
   где долго образ рос
   и превратился в ветер -
  
   Во времени ином
  
   В ночном окне игры
   Горит иное время -
   Не гаснет до поры -
  
   Во времени ином -
   Где умерли иные -
   Я думал о живом -
  
   Была моя вина -
   Что я стоял у входа
   В иные времена -
  
   Не помню - но тогда -
   Не знаю - но как будто
   Кругом была вода -
  
   Глагол ломал предел -
   И музыка редела -
   И день исчезновел -
   И ночь исчезновела -
  
   Штампы частной жизни
  
   В темноте из комнаты соседа
   Тянется интимная беседа -
   - Ты устал - Да - я устал как мог -
   Как хотел устать - но в абсолюте
   Штампы частной жизни - видит бог -
   Я устал - а за окном каток -
   Там перевернулся переулок -
   Поскользнулись миллионы ног -
   Полетели миллионы булок -
   Штампы частной жизни - вот итог -
  
   ***
   Сон - ты цветная накидка -
   Купол из розовых звезд -
   Сон - ты степная кибитка
   В поле несбывшихся грез -
   День - надо мною не царствуй -
   Кончилась воля твоя -
   Сон - ты мое государство -
   Ночь - ты планета моя -
  
   Сон - ты хрустальное слово -
   Ночь - ты одежда жрецов -
   Жаль возвращаться мне снова
   В мир молчаливых лжецов -
  
   Трудно мне с ночью расстаться -
   Дни и темны - и грустны -
   Вот потому нам и снятся
   Только прошедшие сны -
  
   Вечер-мир
  
   Собака в глубине двора
   Нашла два антиподных следа -
   Две бездны неба и земли -
  
   Сегодня господин мой Бог
   Мне преподнес мой мир как вечер -
   Нелепый вечер жизни всей -
  
   Искажена моя судьба
   В поспешном фокусе мгновенья -
   В нелепый вечер сжата жизнь -
  
   ***
   Когда приходится терпеть -
   И все короче день свободный -
   И все прозрачней жизни сеть -
  
   Я вижу в глубине двора
   Твое лицо - ты смотришь в небо -
   Мне нравится твоя игра -
  
   Я ближе к небу - ты на дне -
   Но в мире есть одна вершина -
   Где выше звезд твой взгляд во мне -
  
   Голос Огня
  
   Я вижу сон - в котором нет меня -
   И только ты одна в одежде ночи -
   Подсвеченная голосом огня -
  
   Пускай во мне звучит огонь забытый -
   Напоминая о добре и зле -
   Зерно любви так глубоко в земле -
   Что мне не страшен колос перебитый -
  
   ***
   Как необычен сон в лучах -
   как соты меда граммы солнца -
   сон-воск в расплавленных свечах -
  
   Сон разноцветен и всебыстр -
   лучами подогретый с неба -
   сон алебастра - теплый смысл -
  
   ***
   Музыки золотые слитки
   Так близки к небу -
   Но слышней крик замурованной улитки -
  
   Невысказанный - невозможный звук
   Неотвратимо достигает неба -
   Не потому ли замкнут жизни круг -
  
   Рисунок жизни
  
   Из тысяч фотографий дальних
   Явился лучезарный час -
   Где в сад распахнутые ставни
   Распахнуты не в сад - а в нас -
  
   Мечта моя войти в пространство -
   В рисунок жизни - в звездный час -
   Где все - и радость - и коварство -
   Распахнуты не в сад - а в нас -
  
   Воздушный сад
  
   Мир воздуха - мир ветвей -
   Прозрачное тело - воздух -
   Из линий твоих аллей
   Я пью отдаленный возглас -
  
   Бессмертен воздушный сад -
   Иная природа мнима -
   От нас остается взгляд -
   Пространство неизменимо -
  
   В чужом городе
  
   В огромном городе чужом
   С веселой женщиной чужой
   В кинотеатре мы одном -
   И детектив идет чужой -
  
   Там кто-то бегает с ножом -
   Он тоже в городе чужом -
   И льется песенка чижом
   На языке совсем чужом -
  
   Мы задыхаемся в чужом -
   Как будто черный водоем
   Кинотеатр - А мы вдвоем
   В огромном городе чужом -
  
   ***
   Смысл готики - сближенье плоскостей
   И взлет из пустоты по вертикали
   Сверх каменных застывших скоростей -
  
   Свет готики из окон - из оков -
   Где тайна перевесила звучанье -
   Сливается с мерцанием веков -
   В которых обнажается молчанье -
  
   ***
   Каменоломню помню - помню -
   Там эхо черное поет -
   Кричит - рычит -
   - Я все исполню -
  
   Зачем - в душевной простоте
   Для счастья требуя ответа -
   У темноты мы просим света -
   Свет доверяя темноте -
  
   ***
   Сосредоточимся на лесе -
   Вонзим глаза в стволы берез -
   И мы увидим в спектре слез -
   Что в красном свете
   Много хлеба -
   Что в желтом свете
   Много сна -
   Каскад зеленый любит небо -
   В нем вертикальная весна -
  
   Менуэт восковой черешни
  
   В музыке старинной -
   В женщине безвинной
   Нет удачи львиной -
   Нет любви орлиной -
  
   Старина бескровна -
   Старина безгрешна -
   Менуэтом ровным
   Восковой черешни -
  
   Птичья церковь
  
   У бело-голубой тьма голубей -
   Я хлеб бросаю птицам - как бывало -
   И голуби летят - как покрывало -
  
   Хлеб - брошенный для птиц -
   Небесный хлеб -
   Так сказывал мне странник синеглазый -
   А после он ослеп
   Иль отравился газом -
  
   Теперь он слился с бело-голубой
   Церквушкой - что еще зовется птичьей -
   Иль с птицами - а может быть - со мной -
  
   ***
   Касается неба равнина -
   Качается синий цветок -
   Иероглифом птичьего клина
   Европа летит на Восток -
  
   Восстань же из гипса - Элита -
   Звучи - алебастровый смех -
   Нельзя на Земле без Египта -
   Пропавшая родина всех -
  
   ***
   О справедливости не плачь
   На этой горестной земле -
   Есть мир удач и неудач -
  
   Но как бы ты ни билась - боль -
   Навстречу истине живой -
   Никто не встретится с тобой -
  
   Окошко-крошка
  
   Загорись - окошко-крошка -
   Появись на небоскребе
   Одиноким огоньком -
   Падаю - ломаю ребра
   И ползу к тебе тайком -
  
   Крикнет девочка и кошка -
   Небоскреб на небосклоне
   Убежит в одно окно -
   Так из многого в немножко
   Перебраться нам дано -
  
   ***
   Всего лишь Вечер - но уже -
   Не слышно голоса дневного -
   Душа на новом Рубеже -
  
   Всего лишь вечер - и легко -
   Из темноты не видеть света -
   Пронзающего глубоко -
  
   - Я в жизни был обманут дважды -
   - Однажды умер я от жажды -
   - Когда я чудом вдруг воскрес -
   - В меня вселился жадный Бес -
   - Я жаждал Воду в лужах грязных -
   - Не замечая вин прекрасных -
  
   ***
   Мчится мой страх - как пес -
   огненный волкодав -
   мимо горящих звезд -
   мимо людских облав -
  
   Словно дурную весть
   перегоняет страх -
   и догорает шерсть
   на золотых боках -
  
   Студия мертвых судеб
  
   Каждый негодяй так прост по сути -
   Ночью спит - а днем ломает ребра ближним -
   Где Вы были - слепые судьи -
   Если мрак принимать за свет -
   Подлый Господу не подсуден -
   Подлый подданный тех - кто слеп -
  
   ***
   Я так устал - что хочется летать -
   Соскальзывают ноги со ступеней
   И к мрамору спускаются опять -
  
   Вверх лестница - иллюзия судьбы -
   Вниз лестница - иллюзия полета -
   Вся лестница - метафора борьбы -
   Желанье сделать что-то без кого-то -
  
   ***
   Жизнь родилась не на земле - а в воздухе
   Из миллионов серых комаров -
   Из кровопийц в одном гудящем ворохе -
  
   Корм комарам - вся нежная земля -
   Упорны бестелесные мучители -
   Высасывая кровь из бытия -
  
   Куда земную кровь несут они -
   В какой резервуар кровотворения -
   Где ночь одна и бесконечны дни -
  
   ***
   Расскажет каждый про себя
   Или - скорее - не расскажет -
   Что он живет полулюбя -
  
   Полузабыт - полуистерт
   Рисунок жизни первозданной -
   Где каждый правдою живет -
  
   Где каждый знает - кто он есть -
   И кем он стал по воле века -
   И так близки позор и честь -
  
   ***
   Огонь - огонь - огонь -
   Как страшно без огня -
   Огонь - спаси меня -
  
   Огонь - огонь - огонь -
   мы все придем к огню
   в тот день - когда огонь
   придет к такому дню -
  
   Водою в хрустале -
   огнем в живой печи -
   в кипенье и золе -
   волшебные лучи -
  
   Огонь войдет в ладонь -
   за ним придет вода -
   прозрачная вода -
   и призрачный огонь -
  
   ***
   Бьют на Олимпе литавры -
   Рушится наземь колосс -
   Дикие кентавры
   Рвутся из-под колес -
  
   Трудно на мчащемся веке
   Ловко сидеть верхом -
   Трудно поставить вехи
   Тонким - как нить - штрихом -
  
   ***
   Жить в настоящем веселей -
   О нем тоскуют тени в прошлом
   И тени из грядущих дней -
  
   Из настоящего видней
   И прошлый берег - и грядущий -
   Но нет у времени теней -
   И неразрывен сад цветущий -
  
   ***
   Мнимые страсти на сцене зажглись -
   Высвечен мнимый кумир -
   Мнимую смерть или мнимую жизнь
   Ты рассказал - третий мир -
  
   Мнимую пропасть не видит никто
   В области мнимых канав -
   Мнимая слава возвысит ничто -
   В землю свободу загнав -
  
   ***
   И все-таки два цвета - два
   Главенствуют в глазах у жизни -
   Как черно-белая листва -
  
   Да - есть предел
   Для честного ума -
   Мир черно-бел -
   Хоть в нем оттенков тьма -
  
   ***
   Тень белого
   чернее тени негра -
   Две танцовщицы -
   тени на стене -
   Крутились бедра -
   как земные недра -
  
   Мир черно-белый -
   Спутанный тенями -
   Великий танец -
   Мировая страсть -
   Мир - освещенный
   днями и ночами -
   весь в равновесье -
   цвету не пропасть -
  
   ***
   Мозг одинок -
   Ты уронила платье
   И вдруг кричишь -
   - Позвал собаку в сватьи
   На кошачью свадьбу -
   Зверей не различишь -
  
   Мозг одинок -
   Плач девочки и кошки
   Почти не различим -
   Как темнота на дне морских пучин
   И чернота в прозекторском окошке -
  
   Мозг одинок -
   В нем тысячи личин -
   Безвестных - я - в бессмысленном наряде -
   Для страха и волненья нет причин -
  
   Сабурова дача
  
   Художник Сабуров следит за Сатурном -
   Сабурова дача - Весна -
   Цветы и деревья в движенье сумбурном -
  
   Я вдруг понимаю - что вечно живу -
   Есть тайна - которую знает Сабуров -
   Сабуровский вечер чернит синеву -
  
   ***
   В созвучье Персия-Россия
   Есть тяга древняя к весне
   И общий цвет зелено-синий -
  
   Россия-Персия - весна -
   Страна-цветок - страна-созвучье -
   Страна-ковер - страна-война -
  
   Россия-Персия - темно -
   Движенье слепнет в полуфразе -
   Но нам созвучие дано -
   Прикосновенье на Кавказе -
  
   ***
   Я начинаю сызнова - сначала -
   Потеряно мной все и до конца -
   Во мне иная песня зазвучала -
  
   Я в поле белом - я в середине дня -
   И ночь моя светла и многоцветна -
   И темнота тепла вблизи огня -
  
   И радостна мне эта новизна
   Свободного стиха и - как вначале -
   Свершение - как продолженье сна -
  
   Я верую - бесспорен этот час -
   Когда весна уходит за границу
   Трех месяцев - не покидая нас -
  
   ***
   - Глоток воды длинною в океан
   Готов испить страдающий от жажды -
   В пустыне знойной так поступит каждый -
   И даже тот - кто пьет один стакан -
   Опомнится от этого обмана -
   Как жаль - что заменяют океан
   Нам несколько глотков из океана -
  
   ***
   По вечерам - когда на небе
   Воскреснут звезды в вышине -
   И фантастические тени
   Взойдут на каменной стене -
   Я не увижу ваши лики
   И не узнаю никого -
   Вы только крики - крики - крики -
   Вы птицы сердца моего -
  
   ***
   Паломники - зачем вам полдень -
   Пустынники - зачем вам тишь -
   Когда проигрываешь - помнишь -
   Когда выигрываешь - спишь -
  
   Лунатики - зачем вам полночь -
   Фанатики - зачем вам мир -
   Когда проигрываешь - помнишь -
   И спишь - заканчивая пир -
  
   Мы то в раздумье - то в походе -
   Нам никогда не разобрать -
   На свете полночь или полдень -
   Что легче - вспомнить или спать -
  
   В дождях плащи полуответов
  
   Мы в сложный мир обращены -
   Мы все по ясности тоскуем -
   Желаю истину простую -
   Где - да - и - нет - освещены -
  
   Нет освещенных - нет - и - да -
   В дождях плащи полуответов -
   Полустихи полупоэтов -
  
   Художник - освещай себя -
   Смотри в себя - а то едва ли -
   По человечеству скорбя -
   Увидишь свет в полуподвале -
  
   ***
   Опасен клубок глубины -
   Закручен подводным теченьем -
   В нем чудные рыбы видны
   С таинственным тусклым свеченьем -
  
   Здесь рифы еще не черны -
   Повсюду прозрачно пространство -
   Но страшен клубок глубины
   Пугающим непостоянством -
  
   ***
   Стучит топором над постройкою плотник -
   Стучит и чему-то не рад -
   Проносятся птицы - стреляет охотник -
   Становится красным закат -
  
   Предчувствие грозное есть в предвечерье -
   Венчается с ночью душа -
   Но небо еще не закрашено чернью
   Вечернего карандаша -
  
   Но ты уже внемлешь ночному ученью -
   Свой дом заперев на засов -
   И время проносит тебя по теченью
   Мгновений - минут и часов -
  
   ***
   Не странно ль - что японец древний этот
   Походит на отца перед концом -
   Не странно - Если мир нам был отцом -
  
   Сбывается - Мишень летит к стреле -
   Японец прикасается к пространству -
   И зацветает вишня на земле -
  
   Дополнительные тексты к книге - Свобода Зрения
  
   Ветреная Верность /монообраз/
  
   ***
  
   Международная собака -
   Ночная пачка сигарет -
   Ты мне верна - но жрёшь - однако -
   Мой никотиновый скелет -
  
   Утрата верности - старенье -
   Уверенности - просто смерть -
   Но женской прелести строенье
   Взорвать - разрушить - не успеть -
  
   Когда страдает верный друг
   За то - что мучим ты любовью
   К другой - великолепный круг
   Пилы - звенящей к изголовью -
  
   Иль станешь ты самим собой -
   Каким родился - или будешь
   Валторной - флейтой и трубой -
  
   Любовники - устали вы -
   В такую рань не плачут дети -
   Но вечною бывает длань -
   Татарин - продавец травы -
   Считает деньги - словно дань
   Считал в минувшие столетья -
   Убитыми заполнив рвы -
  
   Вот женщина - А не возьмёшь -
   Она надеждой перевита
   Звонит к любимому. И что ж -
   Знакомый голос знаменитой
   Актрисы модной - это ложь -
   А кровь пульсирует - но всё ж -
   - Не может быть - что я забыта -
  
   Кто посмотрел глазами звёзд
   На инфузорию любимой -
   Тот лишь поднялся в полный рост
   И понял - пуст он - но не прост -
   Свободен дух неколебимый -
   Как вскрики женщин на воде -
   Весна фальшива - лжива осень -
   Известно нам - смеяться где -
   И плакать где - и где отбросить -
  
   И я предчувствовал тебя -
   Твою восторженность и смелость -
   Твоё предательство и серость
   На фоне красок бытия -
  
   И было странно мне тогда
   Всё знать заранее - и мучась -
   Я призывал надменный случай -
   Лучами был он иногда -
  
   И - словно близнецы - на пляж -
   Чтобы красивее казаться -
   Шли и любовь и камуфляж -
   Друг друга не боясь касаться -
  
   Кошачьи лапы дай - судьба -
   Тому - кто прыгает с балкона -
   Кто хочет выйти непреклонно
   Из итальянского окна
   Полупрозрачного флакона -
  
   Лишь тот завидует весне
   И понимает птичье пенье -
   Кто поклонился новизне
   И пропадал от нетерпенья -
  
   Базар Любви
  
   Я пришёл на базар зловещий -
   Да простит меня божий крест -
   Где продажа мужчин и женщин -
   Где торги женихов и невест -
  
   Продаются по вольной воле
   Те - кто воли своей глупей -
   В добровольной работорговле
   Есть престиж золотых цепей -
  
   Я пришёл на базар проклятый
   Посмеяться - понять игру -
   Вдруг увидел - старик богатый
   Покупает мою сестру -
  
   И я понял - мир полон жажды -
   Жажды ночи - продажи дня -
   Я пришёл на базар однажды -
   Где давно продают меня -
  
   ***
  
   Непостоянство - зыбкость чувств
   И окаянство суеты -
   Устами сладострастья густ
   Проспект - где продают цветы -
  
   Здесь сотни недозрелых рыб
   Молоку мечут и икру -
   Красотки льнут к губам рябых
   И получают за игру -
  
   Не улица - а рыбзавод -
   Где нерест бешенный идёт -
   Где суетливый день-урод
   И плоть и похоть продаёт -
  
   Проступила новизна
  
   В августе - при молотьбе -
   У здоровой молодицы
   Проступили при ходьбе
   Из под ситца ягодицы -
  
   Красота - подруга зла -
   Красота - сестра святого -
   Проступила новизна
   Из под ситца золотого -
  
   Проступает не спеша
   Из под ситца - озорница -
   Это плоть или душа -
   Это жница или жрица -
  
   В перегибе хороша
   Золотая поясница -
   Это плоть или душа -
   И возможна ли граница -
  
   Милость любви
  
   Вера - дорога вверх -
   Ты ли мне вновь открылась -
   Или надменный смех
   С неба упал - как милость -
  
   Там - на глазах у всех -
   Стая собак развилась -
   И соболиный мех
   С древа упал - как милость -
  
   Снился мне тяжкий грех -
   Утром любовь явилась
   И - не позвав наверх -
   С неба сошла - как милость -
  
   Кровь на меху
  
   Эхо хлынуло в ухо
   Ливнем плача и смеха -
   Есть у черного духа
   Плащ из красного меха -
  
   Если несовместима
   Схема - кровь на меху -
   Значит - сердце простило
   Злую волю греху -
  
   Омывается синим -
   Чистым воздухом грех -
   Кровь скользит по ворсинкам
   И не трогает мех -
  
   Ужас разлитого молока
  
   По улице разлито молоко -
   Оно противнее разлитой крови -
   Так - существуя в цвете или в слове -
   Значение уходит далеко -
  
   Глаза влекло прохожих и проезжих -
   Зеленых - чёрных - рыжих и седых -
   А молоко текло рекой несвежей -
   Избыточною спермой молодых -
  
   Оно ползло на женские сапожки -
   И оставался плотоядный след -
   Пока его не вылакали кошки -
   Которым тоже много тысяч лет -
  
   Крик замурованной улитки
  
   Рассвет в тумане и в пуху
   Тяжелых тополей бумажных -
   Теряй любимых на духу -
   Как в чёрных пытошных - отважных -
  
   Ночь подчиняется греху -
   Сомненье приступает к пытке -
   Крик замурованной улитки
   Грозу венчает наверху -
  
   День омрачается - и вот
   Надежда хмурится без меры -
   Деталей низкий хоровод
   Опутывает образ веры -
  
   Что ж - в ткань волшебного стиха
   Вплелась земная паутина -
   Ещё - ещё два-три штриха -
   И вся загублена картина -
  
   Монолог "Мужу Марины"
  
   - Поколенье изменщиков женщинам -
   Поколенье изменщиц блудниц
   Тараканами ползают в трещинах
   Утомлённых - потрёпанных лиц -
  
   Изменяли всегда и бескрайне -
   Не всегда только частью души -
   А теперь всё известно заранее -
   Коль родился - так значит греши -
  
   Не грешить - грех художнику модному -
   Не грешить - грех поэту свободному -
   И сапожнику - и бармену -
   И калеке - и супермену -
  
   Даже если ты вовсе безгрешен -
   Делай вид - что любитель черешен -
  
   Вот искусство греха стало верою -
   Бог разврата престижен и сладок -
   Между жизнями чёрной и белою
   Получился бесстрастный осадок -
  
   Гадок - падок народ на малину -
   И своё он берёт - не скорбя -
   И напрасно ты любишь Марину -
   И она ещё любит тебя -
  
   Обман
  
   Обман лежал со мной в ночи -
   Обман любил меня без фальши
   И взглядом стынущей свечи
   Не говорил - что будет дальше -
  
   Обман обманывал себя
   И становился вдруг туманом -
   Чтобы незримое любя -
   Я стал любовным наркоманом -
  
   И - как по озеру скользя -
   Я говорил ему в тревоге -
   Меня обманывать нельзя -
   Мы только двое на дороге -
  
   Обман склонял своё чело -
   Чтобы я лгал ему на лире -
   Ради кого - Ради чего -
   Мы только двое в этом мире -
  
   ***
   Сквозь эти заросли тоски -
   Кусты печали -
   Когда свершенья не близки -
   И всё вначале -
  
   Когда сплошная суета
   В глаза упала -
   Тебя я вижу - красота -
   В дверях вокзала -
  
   Твои черты - твоя душа -
   Как обещанье -
   Но не пойму - ты вновь пришла -
   Иль вновь - прощанье -
  
   Твоя загадка не легка -
   И не без риска
   Я вновь смотрю издалека
   На то - что близко -
  
   Возвращённые капли перевёрнутого дождя
  
   Я принес тебе измену - полную слёз -
   Это было давно - и река унесла твою печаль -
   А теперь пустой ночной электровоз
   Возвратил меня в предательскую даль -
  
   Протянула шляпу древняя нужда -
   От которой деревянный зимний хруст -
   Возвращённые капли перевёрнутого дождя -
   Колоннада - Музей изобразительных искусств -
  
   Образ девушки с лицом юного хулигана
  
   - Если ставит рога вам
   Девица с лицом юного хулигана -
   То она дорога нам -
   Как вода в жаркий день
   Из холодного крана -
   На душе моей трёхгранная рана
   От стилета девицы
   С лицом юного хулигана -
   У костра закружилась
   Наподобье шамана
   Не девица - не дама -
   А девка - динамо
   С лицом юного хулигана -
  
   Диалог двух влюблённых
  
   Весенние игры в разгаре -
   Я слышу в стране луговой -
   Играешь и ты, дорогая -
   Играешь и ты, дорогой -
   В кусты убегает нагая -
   За ней устремился нагой -
   Играешь и ты, дорогая -
   Играешь и ты, дорогой -
   По южному пляжу шагая -
   Ты вся изогнулась дугой -
   К другому идёшь - дорогая -
   Уходишь к другой - дорогой -
   Но всё же - друг друга ругая -
   За чашей сидят круговой -
   Играешь и ты, дорогая -
   Играешь и ты, дорогой -
  
   Образ "Муза кафетерия "Сайгон"
  
   Звонили - пели и трезвонили
   Мои враги в дыму кофейном -
   С какой-то девкой познакомили
   В зелёном платьице кисейном -
   И две её щеки кисельные
   Качались в лунном кафетерии -
   И было чуждо ей веселие -
   И были чужды ей мистерии -
   И два бедра её рассеянно
   Качались под кофейным столиком -
   И груди тяжкие осенние -
   Всё ближе жались к алкоголикам -
   И было как-то всё невесело
   В лице пропитом и пропетом -
   И понял я - она поэзия -
   Пришедшая к своим поэтам -
  
   Монолог обворованного вора
  
   Браво - фотография -
   Мне твой близок взор -
   Отвечай-ка - прав ли я -
   Граф я или вор -
   Что за порнография -
   Что за дикий пыл -
   В этой жизни - крал ли я -
   Или ловкой кралею обворован был -
  
   Ночной монолог
  
   Краски вечера леденее -
   Резче - выстраданней слова -
   Утро вечера - мудренее -
   Или - может быть - ночь права -
  
   Ты - которая мне роднее
   Всех рассветов и всех ночей -
   Закрываешь глаза - На дне их
   Серый сумрак любви ничьей -
   Ночью чёрною жизнь виднее -
   И надёжнее - и живей -
   Утро вечера - мудренее -
   Утро ночи - не мудреней -
  
   Монолог отчуждения
  
   Свисают льдины - как седины
   Средневековых рижских крыш -
   Ты говоришь - что мы едины -
   Но ты мне льстишь -
  
   В нас торжествуют господины
   Всех наших чувств -
   Ты говоришь - что мы едины -
   Но это чушь -
  
   Различны льды - различны крыши -
   И ты права -
   Что говоришь - а я не слышу
   Твои слова -
  
   Светлое дерево
  
   Ты все мои беды измерила -
   А я - все невзгоды твои -
   В окно моё светлое дерево
   Забросило ветви свои -
  
   Ты все мои песни прослушала -
   А я - все печали твои -
   И - если ты хочешь мне лучшего -
   Скорее окно отвори -
  
   Ты в песню мою не поверила -
   А я вдруг поверил - найду -
   Огромное светлое дерево
   Мою захлестнуло беду -
  
   Монолог попавшего в цветы
  
   Цветник на уровне лица -
   Страна тюльпанов в светотенях -
   Шмелям - цветочного винца -
   А мне - таинственных сплетений -
  
   Античный здесь вершится пир -
   Никто не страшен и не злобен -
   О - этот карликовый мир
   По-настоящему огромен -
  
   Любимая - вот твой двойник -
   Спиральный сад - но он не боле -
   Чем восхитительный цветник
   Вдали от ветра и от поля -
  
   Прощальный монолог
  
   Заплакать - не заплачешь -
   Живая жизнь важней -
   Но будет всё иначе -
   И будет всё нежней -
  
   Придёт иная свежесть -
   Незримый светлый миг -
   Ты удивишься - нежность
   Весь изменила мир -
  
   Придут года удачи -
   Но будет то нужней -
   Что делалось иначе
   И думалось нежней -
  
   Образ зелёной любовницы
  
   Я шёл к любовнице зелёной -
   Зелёным светом озарённый -
   И даже красные газоны
   Зелёною казались зоной -
  
   Зелёный плащ моей прекрасной -
   Возлюбленной и изумрудной
   Уже изрядно был потаскан
   Любовью опытной и трудной -
  
   Но зелена была осанка -
   Бессилие в зелёной силе -
   В зелёный цвет оделась самка -
   А я принарядился в синий -
  
   Образ безгрешной женщины
  
   Скажи - чем грешен сок черешен -
   Чем грешен образ наслажденья -
   Все женщины всегда безгрешны -
   Все женщины - грешны с рожденья -
   Не выплыть из болотной мути -
   О - юные русалки - Где вы -
   Все женщины грешны по сути -
   Все женщины с рожденья - девы -
  
   ***
   Свора моя бедная любви -
   Вечные подружки неудачи -
   Долг мой перед вами не оплачен -
   И не оплатить - хоть век живи -
  
   Не люблю я ваших ног и глаз
   В час - когда танцуете под бубен -
   Но тогда - когда не любят нас -
   Мы приходим к тем - кого не любим -
  
   Образ одной из тех
  
   - Вот вновь пришла - и будет снова
   Всё та же -
   Пусть даже изовьётся слово -
   И встанет доброта на страже -
   Всё будет тоже - если даже
   И непохоже - всё похоже -
   Дни прошли - песок на пляже -
   Однообразие - О боже -
  
   Монолог циника
  
   Свисает тело белым флагом -
   Как результат любовных битв -
   А человек и нагл и наг он -
   С любовницей - как Цезарь спит -
  
   Амура надломились крылья -
   И слышен храп их нежных уст -
   И грязен белый флаг бессилья -
   Капитуляции всех чувств -
  
   Монолог "Как мне тебя жаль"
  
   - Какие там к чёрту странности -
   Сплошные закономерности -
   Закономерны радости -
   Возвышенности и бренности -
  
   Закономерно и то - что любит меня другая -
   А эта чуть-чуть стройней -
   И бёдра круглей -
   Закономерность злая -
   В моём отношении к ней -
  
   Вот любящая и любимая -
   У любящей - лишь рога -
   А у любимой линия -
   И в рубище дорога -
  
   Бывает штришок - деталь
   Решает судьбу человека -
   И как мне тебя не жаль -
   Но губы твои не для смеха -
  
   Напрасно готовишь ты яд -
   Над склянками дым клубя -
   Закономерно - что я
   Любить не могу тебя -
  
   Монолог китобоя
  
   - Бог для меня открыл бюро любви -
   Аквариум - прозрачный поцелуй -
   Бери гарпун - возлюбленных лови
   Железом под ребро и торжествуй -
  
   Бог для меня открыл бюро-метро -
   Одна стройней другой плывут в трубе -
   Бери гарпун - Любую под ребро -
   И лучшая достанется тебе -
  
   Бог для меня открыл бюро-ретро -
   Где происходит Ева из ребра -
   Бери гарпун - и Еву под ребро -
   Чтоб хлынула любовная амбра -
  
   Так будет и с русалками Карро -
   Так будет и с Сюзанной Фигаро -
   Так создан мир - и не моя вина -
   Что движим он ударом гарпуна -
  
   Движение змеи
  
   - За окном бегает полмира с распущенными волосами -
   Одна из них лежит с внутренней стороны окна -
   Одна - взвешенная мужскими весами -
   И украденная весами сна -
  
   За окном стройные - похожие на оленей -
   Или на поступь водопада - женщины
   Движутся - как в замедленных кадрах кино -
   А у спящей движение змеи зловещее -
   Ускользающее на тёмное - сладкое дно -
  
   ***
   Мы выбиваемся из сил -
   Мы - словно северные лайки -
   Бежим в горячей - дружной стайке -
   И снег не мил - и свет не мил -
   Буран нам путь загородил -
   И мы тоскуем на стоянке -
   А утром снова мчатся санки -
   И снег не мил - и свет не мил -
   И всё ж я север полюбил -
   Как женщину - за то - что жарки
   Костры среди холодных снов -
   И я любить хочу без слов
   И ненавидеть без утайки -
  
   ***
   Любимая смотрит в Боккаччо -
   Покачивая левой ногой -
   Как жёлтый питон изворачивает
   Она своё тело дугой -
  
   Люблю простодушие дачное -
   Гамачный покой и нагой
   Старинный обряд новобрачия
   В границах страны луговой -
  
   В границах так зыбко означенных -
   Как будто строитель другой
   Из воздуха свет выколачивал
   В границах страны луговой -
  
   А впрочем - гроза не иначе как
   Надвинулась - Перед грозой
   Любимая смотри в Боккаччо -
   Покачивая правой ногой -
  
   Выброшенная фея
  
   Я каменею у камней -
   А ты алеешь на аллее -
   Потом пьянеешь на ветру
   В наряде выброшенной феи -
  
   Я понимаю - бог с тобой -
   Или мне кажется - ты выше -
   Чем этот дворик продувной
   И вниз стекающие крыши -
  
   Но образ - облик - отблеск Твой
   Отчаянного равнодушья -
   Он всё ж не мёртвый - а живой -
   Он самый близкий - потому что
  
   Пространство счастья между лиц
   Напоминает образ древа -
   Иль очертанья дивных птиц
   В смятеньи радости и гнева -
  
   Пусть не узнает нас никто -
   Пусть целый мир проходит мимо -
   Мы выбрали пространство то -
   Которое неповторимо -
  
   Монолог меломана
  
   Молюсь и в холоде - и в голоде
   На диво-дивное мелодии -
   Молись - любимая - в бесплодии
   На чудо-чудное мелодии -
   Молись беглец в далёкой Родине
   На горе-горькое мелодии -
   Есть ты - мелодия - и я -
   И на закате и восходе -
   Когда бесчинствует земля -
  
   Образ женщины и грифа
  
   - Попробуй загадать - сказала -
   - Вот гриф - вот клетка - вот гора -
   Художниками из металла
   Сооружённая вчера -
   Я загадал - чтоб королевский
   Измученный неволей гриф
   На верхний бутафорский риф
   Взлетел и уцепился зверски -
   Но он смеялся - как халиф -
   В арабо-азиатской феске -
   - Её зелёное пальто
   Горело флагом мирозданья -
   Она загадывала то -
   Что было выше ожиданья -
  
   ***
   - Когда она очнулась плавно -
   И вечер умер на столе -
   Всем было уходить забавно -
   Мне - страшно - как огню в окне -
  
   Тот вечер - красоту минуя -
   Я ночью победить не смог -
   И до сих пор себя клину я -
   Зачем переступил порог -
  
   Миг в руке
  
   И вот она пропала вся -
   И опустел Ораниенбаум -
   И только светлый ветер бала
   Сквозь летний воздух пролился -
  
   И только поднятый шлагбаум -
   Огонь Фиата вдалеке -
   И словно вот она - в руке -
   Но это лишь Ораниенбаум -
  
   Знамя юности
  
   Там на флюгере - знамя юности - знамя совести -
   А вокруг него - только пропасти - только пропасти -
   Пропасть зависти - пропасть тупости - пропасть хитрости -
   Как тебя спасти - знамя юности -
   Знамя искренности -
  
   Юность флюгера - обтекаема и стремительна -
   Стала джунглями для мечтателя и мыслителя -
   Пропасть глупости - пропасть скупости - пропасть ветрености -
   Как тебя спасти - знамя юности -
   Знамя верности -
  
   Флюгер кружится от бессонницы до весёлости -
   Юность рушится - флюгер кружится в невесомости -
   Пропасть скудости - пропасть подлости - пропасть старости -
   Как тебя спасти - знамя юности -
   Знамя радости -
  
   Грабли ночи
  
   По сердцу ходят грабли ночи -
   Хохочет тело - жизни хочет -
   Пусть лоно женщины рокочет -
   Когда её любовник топчет -
   Но для этого на свете
   Забрали душу мрак и ветер -
   Поверьте - мы живём в просвете -
   Всё остальное - дьявол вертит -
   Мгновенья худшие - ничтожны -
   Мгновенья лучшие - бессмертны -
   Мгновения любви - бесследны -
   Мгновенья счастья - осторожны -
   И вот равняют грабли ночи
   Людские формы на постели -
   Чтоб стебли жизни не успели
   Раскрыть свой аленький цветочек -
  
   Образ улыбающихся пружин
  
   К дивану моей любви -
   Выброшенному на помойку -
   Сначала подошли собаки -
   А потом дети -
   Не подозревая - что при дневном свете
   Из дивана могут выскочить множество русалок -
   Отпечатавшихся в воспоминаниях пружин и обивки -
   И одна красивая ведьма
   Может вылезти - стряхивая с себя цветные опилки -
   И их подхватит ветер -
   Но уходят собаки и дети -
   Их прогоняет маклак -
   Чудак -
   Он склонился над диваном -
   И ему там грезятся деньги и джины -
   Но он распрямляется - и в его руках -
   Улыбающиеся пружины -
  
   Агония эгоиста
  
   Эгоист говорит на жаргоне -
   Это создаёт Арго -
   Я люблю тишину агонии -
   Словно каторжников без оков -
   В доме Агнии безогоние -
   Беззаконие - где альков -
   Где просвечивают ноги голые
   Чередующихся мужиков -
   Был и я за тобой в погоне -
   Плыл кругами среди врагов -
   И жила ты - как свет в иконе -
   Свет в иконе - глаза волков -
   До свидания в небе - Агния -
   Далеко от меня твой рай -
   Белоногая ангелов армия
   Душу Агнии забирай -
  
   Монолог помоечного кота
  
   Я - старый помоечный кот-
   Вездесущий - как беспроволочный телеграф -
   Дух мой беспробочный повсюду живёт -
   И странно - что этот или тот
   На меня говорит - Гав -
   Гав на старого блудуна -
   Но зачем существует помойка -
   Или эта универсальная постройка
   Эфимерна и невидна -
   Мне великая сила дана -
   Доедать помои любви -
   Разрывая границы семьи -
   Мне добыча видна не одна -
   Но не только обиженных жён
   Собирает мой взгляд среди хлама -
   Вот и юная дева - полюбившая без предела
   Безответно усталого хама -
   Кто ж её приласкает - спасёт -
   Только старый помоечный кот -
   Кто мяукнет раздетой - беспомощной -
   Кот помоечный -
  
   Монолог уборщицы общежития
  
   В ведре помойном общежития
   Скользят ночные недоноски
   И ртами розовыми ищут соски -
   А вот и матерь - с папироской -
   На подоконник взгромоздила жирный зад -
   А вот и несколько отцов с Кавказа
   Несут вино и миску с мамалыгой -
   В семействе том святом -
   Перекрещу младенца
   И в мусоропровод отправлю тельце -
   Ползи - дитя - в клоаку нечистот -
   Светоний - Тацит - Флавий - Герадот -
  
   ***
   Красна от мяса и от жира
   - а книзу тяжела - как лира -
   Являлась одесситка Лиля
   - как представитель сильных мира -
   Слова произносила сыро
   - И водку заедала сыром -
   А после опускала рыло
   - и заливалась храпом сытым -
   Она перевозила мясо
   - Она на бойне веселилась -
   И всё-таки - звериным плясом
   - к хореографии стремилась -
   В кружке - на мясокомбинате
   - ее учили бальным танцам -
   Багровая - в вечернем платье
   - свиным была покрыта глянцем -
   В ней грубая бродила сила
   - Все остальные были тени -
   Вся суть ее произносила
   - я зарабатываю деньги -
  
   ***
   В берёзовой роще московской
   - Наташа была без души -
   Без платья - без туфелек синих
   - в одном только теле своём -
   Итак - были только лишь руки
   - и грудь - и высокие бёдра -
   И в этом цветном хороводе
   осталась лишь суть - без души -
   Вся сущность её обнимала
   ногами стволы молодые -
   И тело своё разрывала
   сучками древесной коры -
  
   Монолог продающего слепую стену
  
   Она слепа - я стану слеп
   - Мы оба в склепе -
   Заходит гость и он нелеп -
   Он плохо слеплен -
   Не всё равно - он тушит свет
   - он чем-то сцеплен -
   А нам с женою дела нет
   в подобном склепе -
   А утром снова будет сквер
   - поступок скверный -
   Но разве - кто оставит след
   - в подобном склепе -
  
   Монолог старого профессора -
   Властолюбивого сластолюбца
  
   Был молод я и власть над страстью
   Во имя знания вознёс -
   И всё покрыл козырной мастью -
   А всё же выиграл невсерьёз -
   Когда же взял я власть над властью -
   Тогда лишь я напился всласть -
   Соединивший власть и страсть -
   Быть может - я ведом был страстью -
   Но всё-таки - ведь я старик -
   А тело девушки тугое -
   К которому мой прах приник -
   Нет - здесь главенствует другое -
   Студентке хочется пропасть -
   Из рук моих - и в этом счастье -
   Здесь верно торжествует власть
   Профессора над женской страстью -
   Я ей диктую свой урок
   В постели старческой - холодной -
   Власть - ради власти - Вот итог
   Судьбы бесстрастной и бесплодной -
  
   Монолог студентки в постели старого профессора
  
   Старик - мне кажется - богат -
   И седовлас - и осторожен -
   Возможен - Нет - но не кастрат -
   И с этой стороны возможен -
   Старик - мне кажется - красив -
   Когда в китайском спит халате -
   Что у него не попроси -
   Всё будет - и за всё заплатит -
   Старик - мне кажется - рогат -
   Всё жизнь - Видать - наукой занят -
   Опять заснул - как год назад -
   Когда пришла сдавать экзамен -
   В то лето - полное жары -
   Как мы со стариком пыхтели -
   Всего лишь год - Но с той поры
   Экзамены сдаю в постели -
  
   Прощай рабыня
  
   Другое имя -
   Мой выбор ныне -
   Прощай - рабыня -
   Привет - рабыня -
   Мой дом - пустыня -
   Мой бог - пустыня -
   Слова простые -
   - Прощай - рабыня -
   Я верю в правду
   Твоя гордыня
   Мне по нраву
   Прощай - рабыня -
  
   Монолог у экспресса "Красная стрела"
  
   Морозные лица из бронзы -
   В Москву отъезжают бонзы
   И в каждом купе на двоих
   Любовниц везут молодых -
   Прощаюсь навеки с любимой -
   Мелькаю причёскою львиной -
   Смущая проборы волков -
   Пугая вагонный альков -
   Я вижу в открытые окна -
   Как мир этот мерзостно соткан -
   Глаза твои злы и светлы -
   Ты пленница - Красной стрелы -
  
   Монолог возлюбленного лесбианки
  
   И загорелась лампа вдруг -
   Зелёным светом мир пугая -
   Железной речью попугая
   Скандируя - Восток - твой друг -
   За белой музыкою вьюг
   Я слышу пенье лампы ржавой
   И крики выбежавших с жара
   Двух удивительных подруг -
   Одна к одной - один испуг -
   Один недуг двух душ живейших
   И самый круглый женский круг
   И ног и рук в любви важнейших -
   Зачем далёкие края
   Мне осветила лампа ярко -
   Где спит любимая моя -
   Возлюбленная лесбианка -
  
   ***
   Валерии были и верили
   И вот пронеслись времена
   На юге - востоке и севере
   Остались одни имена -
  
   Но есть в этом слове Валерия
   Свободный - прозрачный полёт -
   В нём стройного Рима империя
   Торжественным звуком встаёт -
   Куда вы исчезли Валерии-
   Дно неба бесследно черно -
   Не помню ни цвета - ни времени
   И слышу лишь имя одно -
  
   ***
   Мои проколотые вены
   Способны плакать до весны
   О том - как радости мгновенны -
   О том - как горести длинны -
  
   Я знал - что радости мгновенны
   Под сводом пасмурной тюрьмы -
   Но почему -то постепенно
   С тобою расставались мы -
  
   Ты не пришла ко мне - наверно -
   Тебе приснились злые сны
   О том - как радости мгновенны -
   О том - как горести длинны -
  
   Да - ты ушла - но непременно
   Придёт звучание весны -
   И будут горести мгновенны -
   И будут радости длинны -
  
   ***
   Вот - кажется - и нету никого -
   Кто бы помог и полюбил - но снова
   Летит в меня улыбкой роковой
   Движение - воспоминанье - слово -
  
   Зачем мне ты - которая не ты -
   И не была такой - какой казалась -
   И не казалась - а брала цветы
   И в розовое поле превращалась -
  
   И с той поры как-будто в поле я -
   Мне не уйти от этой светлой боли -
   Чужой весной засеяна земля -
   И пахнет ветром розовое поле -
  
   Да - я теперь не верю никому
   И даже тем - которым можно верить -
   В последний раз предательство приму -
   Чтобы лицо предателя измерить -
  
   Мой мир однообразен и убог -
   Больница - инквизиция - тревога -
   Но лишь тогда ко мне явился бог -
   Когда я потерял земного бога -
  
   Не подходите к дому моему -
   Я не люблю любую и любого -
   Ну - а когда придёт конец всему -
   Не пожалею неба голубого -
  
   Мне скажет друг - тебе всегда везло
   В любви земной - а вспомни - ведь когда-то
   Но медленно опустится весло -
   А с ним навек исчезнет слово брата -
  
   Аполлон и Дафна
  
   - С цветами слился Аполлон -
   Ветвями к небу рвётся Дафна -
   Как это было всё недавно -
   Какой горячий летний сон -
   Момент молчанья невесом -
   А вдохновенье безвозвратно -
  
   О - вдохновенье мастеров -
   Когда готов венок творенья -
   Оно летит - как дуновенье -
   С уже раскрывшихся цветов -
  
   Оно в уста вселяет стон -
   И - победив момент молчанья -
   Предвосхитив момент звучанья -
   Поёт беззвучный Аполлон -
  
   Восковые яблоки
  
   Гонимый жаждою к весне -
   Желая выпить воздух синий -
   Я встретил яблоки в витрине -
   Мерцающие при луне -
  
   Кораблик на Москва-реке
   Плыл вдалеке - Блуждал тревожно -
   Я прикоснулся осторожно -
   Любимая - к твоей руке -
  
   Мерцали яблоки - смеясь
   И над тобой и надо мною -
   Под их одеждой восковою
   Жила ирония - искрясь -
  
   И я смотрел в тебя - не веря
   Рассвету глаз твоих живых -
   Душой и телом восковея
   От этих яблок восковых -
  
   И я бежал от фальши прочь -
   И бегству не было помехи -
   Лишь всюду восковела ночь
   И застывала в скользком смехе -
  
   Монолог - финиш
  
   Скажи мне - кто ты и откуда -
   У поезда в морозном марте -
   Ты будешь жить - а я не буду -
   Мы только встретились на старте -
   Всего лишь несколько мгновений
   Сцепили нас и осветили -
   И нами брошенные тени
   Казались нитями рептилий -
   Мы были в тире -
   Мы хотели зажечь мелодию стрельбой -
   Но - видно - счастье в карантине -
   И нам не повезло с тобой -
   Теперь иди - непобедимо
   Ночную музыку трубя -
   Я знаю - кто стреляет мимо -
   Стреляет в самого себя -
  
   Синий воздух Олимпийских Игр
  
   Колесницы - колесницы - ночь афинская -
   Победитель - смейся - побеждённый - плачь -
   Вслед за Никою Самофракийской
   Развевайся - окрылённый плащ -
  
   Это было всё в начале праздника -
   Был вокруг античный блеск и визг -
   И была похожа на проказника
   Афинянка - бросившая диск -
  
   Речь её порывиста и песенна -
   У неё в крови Гераклов риск -
   И у ног её застыла Персия -
   И над ней полнеба красный диск -
  
   У неё в руке удар стремительный -
   Перед ней притих беззвучный тигр -
   Ведь всегда был смелым и решительным
   Синий воздух Олимпийских Игр -
  
   Монолог пьянеющего сумасшедшего
  
   Торт разрезан - как граница Египта с Ливией -
   В день моего здравия
   Не ожидаю звонков и писем тех -
   Кто плачет обо мне весь год -
   В мире бесправия -
   Надо быть ровной и жесткой линией -
   А любимой достанется этот или тот -
   В день моего ангела моё горло пронзила ангина -
   И ты была - Ангелина -
   Как бешенный одуванчик -
   И поднимался твой сарафанчик -
   Как если были бы крылья у кролика -
   И в моё красное горло алкоголика
   Запрокидывался гранёный стаканчик -
   И был тот стаканчик без донышка
   И лился болезнью забвения -
   И звёзды рассыпались точками -
   Я крикнул от злобы белея -
   - Жила бы ты - Алёнушка -
   В деревянной ассамблее -
   И выбивали бы из тебя дурь железными молоточками -
  
   Отражение любви
  
   Мне грезится - на деревянной лестнице
   Колеблется и кренится фигура -
   Лунатики гоняются за месяцем -
   И в их работе нету перекура -
  
   Лунатики - любимцы акробатики -
   Вся ночь принадлежит по праву вам -
   И в наши дни ракет и автоматики
   Фанатики идут по проводам -
  
   Прохожие ругаются - им весело -
   А наверху - где воздух словно лёд -
   Лунатики - охотники за месяцем -
   Забрасывают невод в небосвод -
  
   Теперь уже и всем совсем понять легко
   Любовь - как месяц нам не по зубам -
   С тобою мы похожи на лунатиков -
   Хотя и не идём по проводам -
  
   Пусть в лужах лживо отраженье месяца -
   Всё это так - но что ни говори -
   Лунатики хватаются за лестницу -
   А мы - за отражение любви -
  
   На лобном месте
  
   Свидание условное -
   Двенадцать - место лобное -
   И снег - и слякоть черная
   В глаза нам полетели
   И говорить нам не о чем -
   Всё стало чуждой новью -
   Где пахнет лжецаревичем -
   Там пахнет лжелюбовью -
   Глядит сурово прошлое -
   В нём ложь мечом карали -
   И встать на место лобное
   С тобой нам не пора ли -
   Да - люди - делать нечего -
   Не всё закрасишь кровью -
   Убили лжецаревича -
   Остались с лжелюбовью -
  
   Я улетаю на Восток
  
   - Я на Востоке - в чайхане -
   Я на подушке - как на плахе -
   Кругом ленивцы в тишине
   Жуют и спорят об Аллахе -
   Жуют и спорят - не кричат -
   Рабы пленительного зелья -
   Глаза их явно говорят -
   Мы процветаем от безделья -
   - Я на базаре - Без ушей -
   Без глаз - без чувств - в сплошном угаре
   Среди уснувших торгашей -
   Давно забывших о товаре -
   Среди жуков и грязных мух -
   На тыквах жёлто-красноватых
   Витает мусульманский дух -
   Горчит в губах солоноватых -
   - Я улетаю на Восток -
   Я растворяюсь на базаре -
   Вот мимо движется пророк -
   Блуждая сонными глазами -
   А вот ленивый мохамед
   Плетётся - жёлтый - как пустыня -
   А вот оборванный поэт
   В халат широкий прячет дыню -
   Отныне стало мне не впрок -
   С тобой - Европа - оставаться -
   Я улетаю на Восток
   Чтобы забыться и смеяться -
   Европа светлая в окне -
   Вокруг меня цветут поляны -
   А я - как прежде - в чайхане
   С китайцем полудеревянным -
   Он курит сладкий свой гашиш
   И закурить меня торопит -
   А ты - любимая - летишь
   Победоносно по Европе -
   Сквозь струи пьяного огня
   Тебя приветствую в восторге
   И говорю - забудь меня - Оставшегося на Востоке -
  
   Защитный амулет
  
   Профиль на теле девичьем - Анубис -
   Полдень горячий раскрыл свою красную пасть -
   Промысел страсти в колючих кустах не наскучил -
   Жизнь - воровство - но себя невозможно украсть -
  
   Снова под телом ломаются острые стебли -
   Плоть достигает далёких провинций бальзам -
   Грозный Анубис над нами склонился без цели -
   Цель - это цепь - Бог Анубис свободен и прям -
  
   Здравствуй - собака - хранящая таинство трона -
   Не признающая власти безвременных каст -
   Не прикасайтесь - здесь внутренний мир фараона -
   Сердце и печень укрыты в цветной алебастр -
  
   Страж фараона проходит любовью любуясь -
   В плоть погружая всё глубже невидимый плуг -
   Поле любви - пусть тебя охраняет Анубис -
   Кто прикоснётся - тот может остаться без рук -
  
   В чужом городе
  
   В огромном городе чужом -
   С весёлой женщиной чужой -
   В кинотеатре мы одном -
   И детектив идёт чужой -
  
   Там кто-то бегает с ножом -
   Он тоже в городе чужом -
   И льётся песенка чижом
   На языке совсем чужом -
  
   Мы задыхаемся в чужом -
   Как будто чёрный водоём
   Кинотеатр - а мы вдвоём
   В огромном городе чужом -
  
   ***
   Изгибается тихо улица -
   Надрывается перекрёсток -
   На флагштоке флажок волнуется
   И скрывается в небе звёздном -
  
   Вспоминаются годы давние
   И свидания первого воздух -
   До свидания - до свидания -
   До свидания - мой перекрёсток -
  
   И теперь мы идём на свидания -
   На другие свиданья с другими -
   И другие у нас ожидания -
   И другие у нас дорогие -
  
   Пробегают знакомые здания -
   Снова ветром подуло морозным -
   До свидания - до свидания -
   Только нам на свидание поздно -
   До свидания - улица белая -
   До свиданья - флажок на флагштоке -
   До свидания - свидание первое -
   Растворённое в вешнем потоке -
  
   И хотя мы и знаем заранее -
   Что не встретим любимых - наверно -
   Но всегда мы идём в ожидании
   На свиданье с свидание первым -
  
   ***
   - Трамвай - автобус - переход -
   День солнечный - Зачем ты ярок -
   О - как нам всем не достаёт
   Среди невзгод ходульных палок -
  
   Я шёл к любимой через лес
   Веселья - пьянства и бездумья
   И мне казался мир чудес
   Рычаньем раненного зубра -
  
   - Смотри - Следы вчерашних ран -
   Я ей сказал - Запомни это -
   - Чтоб завернуть обман в обман
   И утаиться от навета -
  
   Каменный монолог
  
   С тобой мы встретимся не скоро -
   Но много раз в средине дня
   Лицо Казанского собора
   Посмотрит прямо на меня -
  
   Из-за дверей - из-за ограды -
   Из вех времён - со всех сторон -
   О - эти каменные взгляды
   Всегда смеющихся колонн -
  
   Чего боится моя надежда
  
   Чего боится моя надежда -
   Одежда рваная небытия -
   Определённая словом - между -
   Маяк мерцающий - Это я -
  
   Она боится - что в сад твой нежный
   Ворвётся ветром степной мятеж -
   Чего боится моя надежда -
   Она боится чужих надежд -
  
   Явись сама
  
   Кто-нибудь - дай мне
   Табун друзей и одного врага -
   Путь укажи мне дальний
   И замани в снега -
  
   Или прикинься тайной -
   Или обманом стань -
   Стукни весенней ставней -
   В спящем дворце - восстань -
  
   Или явись сама
   И ничего не делай -
   Хмуро убей слова -
   Будь молчаливо-белой -
  
   ***
   Я отпускаю тебя сквозь когти -
   Зубами цепляясь за провода -
   О мостовую кровавя локти -
   Мы не расстанемся никогда -
  
   Я отпускаю тебя сквозь вопли
   Разъединённых ночных собак
   Я отпускаю всей болью воли
   И отпустить не мгу никак -
  
   Я отпускаю тебя для счастья -
   Я подчиняюсь судьбе-ножу
   И - разрезая себя на части -
   Всеми частями тебя держу -
  
   Я отпускаю тебя сквозь тайну -
   Тайну - открывающую целый свет -
   И - понимая твой взгляд прощальный -
   Я отпускаю тебя - и нет -
  
   Я отпускаю твой дух мятежный -
   Образ твой нежный светел и свеж -
   Я отпускаю свою надежду -
   Не принимая чужих надежд -
  
   Я отпускаю - но бесконечно
   Нам не расстаться в такой борьбе -
   Я отпускаю тебя навечно -
   Я отпускаю тебя к тебе -
  
   Шестнадцать фонарей
  
   Свобода - над землёю рай -
   Момент звучания в разгаре -
   В Москве становится светлей -
   Когда на Пушкинском бульваре
   Горят шестнадцать фонарей -
   Я верю в музыку огней -
   Она слышна теперь едва ли -
   Ей нету места в спящем зале
   Под сводом четырёх коней -
   Она рождается скорей -
   Чем меч над нею занесённый -
   В ней ярко светится спасённый
   Свободный мир любви моей -
   Вина - любимая - налей
   И будь всегда превознесённой
   Огнём вечерних фонарей
   Над тишиной столицы сонной -
   Над сумраком беззвучных дней -
   Теперь хмелей и не хмелей -
   Весенняя умчалась стая -
   Но только жаль мне - что тогда я
   Не знал всей музыки огней -
   Я задыхался у дверей
   И не входил - Был пир в разгаре -
   И я не знал - что мир светлей -
   Когда на Пушкинском бульваре
   Горят шестнадцать фонарей -
  
   Время зверя
  
   Час искуплений - час измен -
   Когда земля в тоске звериной -
   Глотает воздух перемен
   И в шкуре греется змеиной -
  
   И что ей грезится тогда -
   Кого зовёт она - волнуясь -
   Какую ветреную юность
   Растопчут жаркие стада -
  
   Час искуплений - част - когда
   Уже не веруя - но веря -
   Мы расстаёмся навсегда -
   И наступает время зверя -
  
   И ты не ведаешь вину -
   И я не требую спасенья -
   Как зверь ослепший в тишину -
   И как Христос без воскресенья -
  
   ***
   На фотографии далёкой
   Мужчина - женщина и снег -
   Темны у времени истоки -
   Кочует в тайне человек -
  
   Как много тайн у всех предметов -
   У всех явлений и пространств -
   Как много цвета у просветов -
   У горных глуб - непостоянств -
  
   Напрасно истина взывает
   И хочет дать одно - одним -
   Никто на свете не узнает -
   Что было с ней -
   Что было с ним -
  
   ***
  
   Мы встретимся в саду тяжёлых встреч -
   У дерева я свой оставлю меч -
   У чёрных роз ты свой зароешь яд -
   Притих цветной - как шкура тигра - сад -
  
   Деревья веры и кусты предтеч
   Мечом ожесточенья не пресечь -
   Так и цветка необъяснимый взгляд
   Не может погубить надменный яд -
  
   Дано ль судьбе надежду пересечь -
   Когда я слеп в саду - а сад незряч -
   Холодный плащ слетит с горячих плеч -
   Но не сойдёт с лица холодный плач
  
   Ветреная верность
  
   Слетели вороны с короны -
   Рассыпался венок из змей -
   И рек мне голос похоронный -
   Великой верностью Вероны
   Людскую ветреность измерь -
  
   Я знал уже - мой путь напрасен -
   Джульетта спит - ей сна не снесть -
   У ветрености жизнь в запасе -
   У верности лишь вечность есть -
  
   Антисуета
  
   Когда горюют без органа
   Любители прекрасных муз -
   И три весёлых хулигана
   Несут в ночи гитарный груз -
  
   Когда гремят оркестры в меру -
   И вера переходит в веру -
   И от любви к другой любви
   Летят к востоку журавли -
  
   Осенней музыкой нейтральной
   Разъединяет время нас -
   И по аллее театральной
   Пегасов гонят на Парнас -
  
   И вот среди такой пустыни -
   Как знамя антисуеты -
   В соцветьях - цвет мой синий
   Сверкнёшь - и побеждаешь ты -
  
   Возрастание
  
   Уснула любимая в шорохе мира -
   Сегодня ей снится далёкий кумир -
   Полночною скачкою Пола Ревира
   Она пролетает сквозь время и мир -
  
   Люблю расстояния меж континентов -
   Люблю расстояния - мчусь-учусь -
   Когда нарастание бешенных ветров
   Влечёт к возрастанию истинных чувств -
  
   Люблю расставания - но не разлуку -
   Люблю расстояния - если сквозь них
   Возможно поймать твою верную руку -
   Вот так этот сумрачный мир и возник -
  
   Образ зеркала а Екатерининском дворце
  
   Вижу в чистом зеркале дворца
   Мраморного идола успеха -
   Двух амуров - спящих без конца -
   Половину женского лица
   В облаках насыщенного схема -
  
   Вижу керамическую печь -
   Скулы трассибирские туристов -
   Пол-лица в таком величье чистом -
   Как дворец - который не поджечь -
  
   Вижу - мы расходимся с тобой -
   В зеркале ты исчезаешь - лгунья -
   Пыткой искажённая колдунья -
   Словно полумесяц голубой -
   Так и не дожив до полнолунья -
  
   Взгляд без лица
  
   Не только чёрные реликты
   Хранятся в памяти моей
   У стен великого Египта
   Витает дух моих идей -
  
   Я покидаю чёрный запад -
   Как неразгаданный вопрос -
   И забываю юный запах
   Твоих седеющих волос -
  
   Но вслед за мною взгляд твой синий
   Протягивает на восток -
   Я поднимаюсь над пустыней
   И вижу солнечный песок -
  
   Горбатый профиль каравана
   Переплывает пустоту -
   И я обманом без обмана
   Перебираюсь в чистоту -
  
   Я принимаю новый образ -
   Чтоб всё изведать до конца -
   Но снова слышу прежний возглас
   И вижу взгляд твой без лица -
  
   Ты этим взглядом раскрываешь
   Обман в обмане - Ты везде
   Не узнаваемых узнаешь -
   В пустыне - в небе - на воде -
  
   Узнаешь тех - кого не помнишь -
   За кем отравила гонца -
   И вновь безликого догонишь
   Летящим взглядом до конца -
  
   Два окна
  
   Нет - Музыка начнётся не сегодня -
   Сегодня - снежной пылью прозвеня -
   Две улицы - как западня и сводня -
   В два разные конца зовут меня -
  
   Прощай - мой друг - Уходит время сказок -
   Да и всего на свете не поймёшь -
   Как ни желай - как ни мечтай - а сразу
   Направо и налево не пойдёшь -
  
   Да - не пойдёшь направо и налево -
   Ведь сердце только в левой стороне -
   В одном окне погаснет королева -
   Принцесса вспыхнет в миг в другом окне -
  
   И снова будет улица свободна -
   И ветер заметёт недавний след -
   Нет - музыка начнётся не сегодня -
   Сегодня в зимних окнах света нет -
  
  
  
  
   Тени моих любимых
   Монообраз
  
   Время кожаных регланов
   Унесено рельсами
   В железнодорожный архив
   Документально-жёлтых снимков -
   Время кожаных регланов
   Возвращается узкоколейками
   Лагерей Биркенау и Бжезинка -
   Тянутся длинные нити
   В чёрные глаза войны -
   Где холод и цинизм -
   Я не верю в прерываемость событий -
   Если в мире жив ещё нацизм -
   На большой реке берлинская лазурь -
   Вся земля - смешение цветов и наций -
   Свет в глазах войны - печей кровавый след -
   Кровоизлияний и кремаций -
   Кто повинен в этой дьявольской игре -
   Кто ответит за убитых список длинный -
   Где виновные в кровавом октябре
   Заплатили миллионами безвинных -
  
   Образ голубого кабинета
  
   Дно голубого кабинета
   Покрыто розовым паркетом -
   И красных ламп японский свет
   Осветит тех - кого уж нет -
  
   В коротком бежевом халате
   Хозяйка - в серебре и злате -
   Как римский мальчик - сложена -
   Давно в Бжезинке сожжена -
  
   Здесь зимний сад - газон - розарий -
   В качалке кружится хозяин -
   Поэт - философ - меценат -
   Убитый много лет назад -
  
   Но в этом ли разгадка замка -
   Между реальностью и сном
   Здесь все - хозяин и хозяйка -
   Живут во времени ином -
  
   Где веруя - а где не веря
   Где белолицы - где черны -
   Здесь европейские евреи
   Во времени разметены -
  
   И время словно приглушило
   Тех - кто в обличии живом -
   И я не знаю - это было -
   Или все сбудется потом -
  
   Монолог немецкого художника 1944 года
  
   Берёт берлинскую лазурь
   На белый лист железной кистью
   И экспрессионистской высью
   Грозу венчает Отто Дикс -
   Там Шпрее превратилась в Стикс -
   Наполнившись нацистской мыслью -
   В Берлин пришла пора любви -
   Пора дождей и затемнений -
   Горящих окон - нет сомнений -
   Стал уже круг моих друзей -
   Реальность ставится в музей -
   Простые связи не зови -
   Ведь ты на море - не на суше -
   Коммуникации нарушив -
   В Берлин пришла поря любви -
   И надо многое забыть -
   Подобен мозг застывшей глине -
   Лишь только двое могут быть
   Соединёнными в Берлине -
  
   Монолог Гете - гуляющего вблизи концлагеря Бухенвальд
  
   Вот и готова элегия -
   Ульрика едет в Карлсбад -
   Верно - что карлики гения
   Остановили - Я рад -
   Вспомнить бы черствость любимой
   И утаенный расчет -
   Только опять ястребиный
   Сердце качает полет -
   Помнится всё совершенное -
   Несовершенное - нет -
   Воздуха свежесть -
   Юный таинственный свет-
   Это равнина ли - небо ли -
   Буковый лес - мой предел -
   Помнится то - чего не было -
   То - что увидеть хотел -
   Люди - вы так рассудительны -
   Стар я - она молода -
   Всё же войти удивительно
   В буковый лес иногда -
   Мрачные слышу пророчества -
   Люди - я вас не спасу -
   От моего одиночества
   Холодно стало в лесу -
   Славно болото осушено -
   Что им любовный недуг -
   Грозно хранит равнодушие
   Ровно посаженный бук -
   Бьётся мучительно колокол
   Странным звучаньем родным -
   Чёрным проносится облаком
   Едкий - пронзительный дым -
   Что-то творится на свете -
   Рано жирнеет земля -
   Не наливайтесь - не смейте -
   Кровью чужою - поля -
   Колокол бьёт - и не спрячешься -
   Всюду деревья в крови -
   Видно - срубить надо начисто
   Буковый лес без любви -
   Странная это энергия -
   Душам готовит распад -
   Вот и готова элегия -
   Ульрика едет в Карлсбад -
  
   Монолог - Что же такое дым -
  
   Завтра я стану дымом
   И поползу в трубу
   Вместе с женой и сыном -
   Странный простор во лбу -
   Умер - наверное - мозг -
   Но не хватает воска -
   Чтобы заполнить ту
   Тяжкую пустоту -
  
   Что же такое дым - если он едко жирный -
   Как растворится он в воздухе - а потом -
   Узок ли круг его - или объём всемирный -
   Будет ли дым глазами - будет ли дым умом -
   Может быть - только ртом -
   Жрущим леса и пашни -
   Замки и города - свастику и людей -
   Тех - кто в нацистском марше -
  
   Думаю я о дыме
   И не хочу о пепле -
   Можно висеть на дыбе -
   Руки мои окрепли -
   Только не ради крови
   И вьющегося огня -
   Весь крематорий в слове -
   В дыме моя семья -
   Кто-нибудь нас поднимет -
   Выбелит в злую небыль -
   Соединимся в дыме -
   Соединимся в небе -
  
   Монолог препарированной головы в Освенциме
  
   Перроны ада принял рай -
   Пошли наверх горячим дымом
   Останки жён и матерей
   В тот синий край -
   От птичьих стай неотделимо
   Они проносятся теперь -
   Передо мной мундир зелёный
   И серо-синяя стена -
   И снова я живу - казнённый -
   И держит на губах слова
   Отрубленная голова -
   Я - препарат - похож на птицу -
   Себе в мучениях приснясь -
   И каждый вечер врач-убийца
   Меня приветствует - смеясь -
   Был у любимой образ мой -
   И вот я только статуэтка -
   Подставка - чистая салфетка -
   Увенчанная головой -
   И странно - там живёт она -
   Как полагается невесте -
   В голландском городе одна
   И думает - кругом война -
   И не его на свете -
   Здесь я -
  
   Монолог сидящего у ворот Майданека
  
   Майданек -
   Косы моих любимых -
   Пепел моих любимых -
   С которыми я разминулся
   В трёх десятилетиях -
   Там сгорели мои дети -
   Дети неистребимые -
   Что вечными были на свете -
   Но встретились у ворот крематория
   С газом - огнём и смертью -
   Там - верно - и я- задохнувшийся в теле матери -
   Плачу внутриутробным воем -
   Но меня не достают сапоги карателей -
   Которые бьют по животу женщины смертным боем -
  
   Майданек -
   Слёзы моих любимых -
   Тени моих любимых -
   Шесть миллионов убитых -
   Бедные дети Земли -
   Был я от вас вдали -
   Или - может быть -
   Я сидел у ворот -
   И читал надпись - и не мог разобрать -
   Я был никто -
   Ни этот и не тот -
   Шорох от одежды - идущих умирать -
  
   ***
  
   Над Киевом-градом возникли тревожные тени -
   У Бабьего Яра я слышу их мёртвое пенье -
   Над жизнью - над смертью -
   Из ночи до самой зари -
   Из прошлого в будущее
   Яром идут косари -
  
   Весь день косари
   По оврагу гуляют и косят -
   На донышке яра
   Ножи свои острые носят -
   Дремуче - угрюмо с похмелья бормочут слова -
   - Расти - вырастай -
   всё равно тебя срежем - трава -
  
   Но где-то под вечер
   Усталых любовников пара
   Сольётся в кровавых деревьях
   Зелёного яра -
   Над полем убийства
   Их вечная вера жива -
   Молчат косари -
   Из-под ног вырастает трава -
  
   Монолог немецкого заключённого 1938 года
  
   Ломая ограды и своды тюрьмы -
   Аккорды Бетховена входят в умы -
   Играя лучами то света - то тьмы -
   То солнцем - то тенью становимся мы -
   То снами - то явью -
   То жизнью - то смертью -
   То новью - то старью -
   То кругом - то вертью -
   Охранник воды набирает ведро -
   И в дверь каземата тревожно стучится -
   И нам предлагает бездонно напиться -
   И мы выпиваем и зло - и добро -
   Но эта отрава не станет концом -
   То мир материален - то снова духовен -
   С лохматою гривой и львиным лицом
   Запутался в ржавых решётках Бетховен -
  
   Монолог девушки в лагере смерти Биркенау
  
   Бутафорский вокзал в Биркенау -
   Нарисовано всё по лекалу -
   Баня - Касса - Дежурный буфет -
   Только жизни в ногах моих нет -
   Предлагают раздеться - помыться -
   Верю вывеске - Хочется выть -
   Но в пресыщенном взгляде убийцы -
   - Вам налево - А значит не жить -
   Вам налево - налево - налево -
   Слово длится в молекулах - я-
   Но толпа - это голая дева
   В крематорий ползёт - как змея -
   Тает Родина - кто я - не знаю -
   Я безвременна - я замолчу -
   Бутафорский вокзал в Биркенау -
   Я уехать обратно хочу -
   Я хочу жить в иллюзии слова
   Европейских пяти языков -
   Но горит под ногами основа -
   Бутафория мёртвых шагов -
   Стану полькой - еврейкой и немкой
   В час конца со звездой и крестом
   И летящей крупицею мелкой
   По перрону и вечным хвостом
   Голой очереди в крематорий -
   Бутафорский вокзал - я твоя -
   Самый лживый из всех территорий -
   Слово длится в молекулах - я -
   Баня - Касса - Вокзал - Мы кричали -
   Пропадая в нацистском огне -
   Верно - было лишь слово в начале -
   И останется слово во мне -
  
   Монолог безымянного убийцы
  
   Убийство неизвестных лиц -
   Не больше - чем убийство птиц -
   Стреляй - потом вези в жаровню -
   И среди этих верениц
   Я человека не запомню -
   Конкретность жертвы - это страх -
   В знакомого направив выстрел -
   Ты станешь винтиком в часах -
   Сломавшим механизм убийства -
   И я бегу от этих глаз -
   От этих лиц - и тем свирепей
   Их заволакивает газ
   И обезличивает пепел -
   Но кто-то всё же крикнул - Ганс -
   И ты пришла - реальность злая -
   Пусть крик его в ночи угас -
   Он знал меня - и я узнаю
   Его - через него - себя -
   Себя - которого не вижу -
   Я этот голос ненавижу -
   Откуда он пришёл - скорбя -
   И кто же это крикнул - Ганс -
   Мужчина - женщина - ребёнок -
   Для миллиона перепонок
   Такая музыка - конец -
   Да - сотней золотых коронок
   Мне в уши впился тот подлец -
   Но кто же это крикнул - Ганс -
   Пред уходом - перед смертью -
   Перед последней круговертью -
   Проглатывая серый газ -
   Он истину возмездья спас -
   И я себя увидел с плетью -
   А может - крикнул он не мне -
   А Гансу - что сгорел в огне -
  
   Монолог узника - отделившего душу от ног
  
   Какое счастье - нет души -
   Нет разума - есть только ноги -
   Весь мир в ногах - Они в тревоге
   Вдоль главной лагерной дороги
   Переползают - слово вши -
   Они спасают лишь себя
   На перекличке у барака -
   Но в них порой рычит собака -
   По человечеству скорбя -
   Лишь ноги чувствуют побег
   И муки переносят стойко -
   Над ними мёртвая надстройка -
   Уничиженный человек -
   Нельзя мне думать о ногах -
   Быть может - этим их обижу -
   Они лишь думают - я - вижу -
   Они лишь чувствуют врага -
   Шаги и глухи - и тупы -
   И я страшусь - они в обиде -
   Я знаю - две мои стопы
   Мой торс убогий ненавидят -
   Я и молюсь - я им клянусь -
   Что силы все из сердца выжму -
   Как странно ног своих боюсь
   И лютой злобой ненавижу -
   Они страшны - когда стучат -
   Созвучьем повторяя стражу -
   Они бегут - когда кричат -
   Они танцуют - как прикажут -
   Ну вот и всё - Я жил как мог -
   Мне новый день навстречу вышел
   И крикнул с пулемётных вышек -
   - Ты потому лишь только выжил -
   Что душу отделил от ног -
  
   Петергофский ветер /Монообраз/
   Вступление
  
   Каскадами - ударами фонтанов -
   Мельканием качелей расписных -
   Фигурами танцующих титанов
   И зеленью пробившейся весны -
   Ступенями на лестнице высокой -
   Деревьями - видавшими Петра -
   Историей - и близкой - и далёкой -
   Повеяли Балтийские ветра -
  
   Повеяли - поверили - запели
   И завертели нас и понесли
   Туда - где в брызгах вспененной метели
   Герои обнажённые росли -
  
   Повеяли - поверили - позвали -
   Туда - где водопады и сады -
   Молчание отечества взорвали
   Живым раскрепощением воды -
  
   Повеяли - поведали любовью -
   Что завтра неразрывно от вчера -
   Что честь отчизны, вымытая кровью
   Бесспорно начинается с Петра -
  
   Сначала канавы - заборы -
   А после каналы - соборы -
   На теле сплошные занозы -
   А в деле сплошные заносы -
   Быть может - с того он неистов -
   С того на лице перекосы -
   Он в руки громадные втиснул
   Топор да неистово свистнул -
   И начал рубить до утра
   Дрова возле града Петра -
   А там - в Петергофе и Стрельне
   Великий вставал корабел
   И в пламенном взоре Растрелли
   Он жгучим огнём восковел -
   И руки его восковые
   До самых небес восходили -
   Топор его в небе летал -
   Круша колокольный металл -
   Но время его уходило -
   Как стая испуганных ос -
   И в тело губительной силой
   Вливался расплавленный воск -
   Он весь восковел - и Россия
   Казалась ему восковой -
   Лишь сердце с бессмертною силой
   Гремело - как марш войсковой -
  
   Глава I
   Все это было молодо
  
   Серые балконы
   вздохов и цветов -
   Окна - как флаконы
   дорогих духов -
   В иностранном стиле строились дома -
   Только их Россия
   строила сама -
   Строилась идея
   - Строился форпост -
   Каждую неделю
   - сотни на погост -
   Город - распростёртый
   бурей над Невой -
   На десяток мёртвых
   - лишь один живой -
   Над Невой работа
   - строятся мосты -
   И на всех болотах
   - русские кресты -
  
   На грани злобы и добра
   Несла свой крест страна Петра -
   Великий крест -
   Жестокий крест
   Стоит на кладбище в песке -
   Прогнивший крест -
   Доска к доске -
  
   На грани злобы и добра
   Здесь гибли с ночи до утра
   Заложники болотных мест -
   Великий крест -
   Жестокий крест -
   И был им царь
   Не враг - не друг -
   Он всюду появился - вдруг -
   Во всём была его игра -
   Он победил Восток и Юг -
   Россию слил в единый звук
   На грани злобы и добра -
  
   Все это было молодо -
   Свежо - и в красках летних -
   А нынче мёртвым холодом
   Несет от стен столетних -
   Все кирпичи осыпались -
   И не поверишь более -
   Что пахнул свежей липою
   Иконостас с соборе -
   Все это было молодо -
   И кровь - и грязь - и пот -
   Дышал балтийским холодом
   Семьсот четвертый год -
   И кони ржали жалобно -
   Когда их гнал пожар -
   И смерть оковы ржавые
   Снимала с каторжан -
   В страну вливалась новая
   И молодая кровь -
   Нужна была суровая
   Петровская любовь -
   Для блага человечества -
   Для будущих основ
   Кипела кровь отечества -
   Лилась людская кровь -
   И все же были молоды
   Движенья и слова -
   Адмиралтейским золотом
   Окрасилась Нева -
   Горело это золото
   Впервые над водой -
   И было это молодо
   От крови молодой -
  
   Спокоен светлый спирт в стекле -
   На полках здесь хранятся мощи
   Различных монстров или проще -
   Детей - не живших на Земле -
   Здесь собиралось напоказ
   Убожество - Но нет - не жалки
   Глаза - открывшиеся раз -
   Чтоб видеть мир из тусклой банки -
   Спокоен этот грустный зал
   Анатомических пороков -
   Но в этом зале есть глаза -
   В которых виден свет из окон -
   В которых - синяя река -
   В которых - серые куртины
   И чёрный профиль бригантины -
   Запечатлённый на века -
   В них время ярое Петра
   Остановилось звучно - остро -
   Вглядись в глаза младенца-монстра
   И ты увидишь - как с утра -
   В недостроенном соборе -
   Где разбужены ветра -
   В полководческом уборе
   Положили спать Петра -
   Царь был мёртв - как прежде грозен
   Неостывший мореход -
   Батальоны стройных сосен
   Переставивший на флот -
  
   У Петра был тихий профиль -
   Словно птица на воде -
   И фонтаны в Петергофе
   Замолчали в этот день -
   Стало грустно в Монплезире -
   Слуги пили за царя -
   И уже войной грозили
   Иноземные моря -
   Но с утра в лучах рассветных
   Зашумел большой каскад -
   И едва-едва заметно
   Появился водопад -
   Он сначала тихо лился -
   Бился звонко и легко -
   Но потом внезапно взвился -
   И - взорвался Петергоф -
   Петергоф воспрянул сразу -
   Засверкало все с утра
   По последнему приказу
   Уходящего Петра -
  
   Глава II
   Реставратор
  
   На лестнице горбатой и покатой -
   На лестнице - покрытой тишиной -
   Усталый реставратор угловатый
   Очаровать стремится стариной -
   Тебе он со ступенек крикнет - Маша -
   Повторит громко - Маша не спеши -
   А у него из маленьких ромашек
   Составлена мозаика души -
  
   Уходим к морю - Ветер бьётся сыро -
   С залива кто-то щелкает бичом -
   Здесь получил названье Монплезира
   Дворец - гранёный красным кирпичом -
   И новый свет врывается в картину
   И освещает краски горячо -
   Так Петр целовал Екатерину
   В открытое и жаркое плечо -
   Столетия меняют ветер в мире -
   События приходят вновь и вновь -
   Взгляни в окно - Как пусто в Монплезире -
   Где затерялась царская любовь -
  
   Как молодо все было в Монплезире -
   Как весело с утра и до утра -
   И пахли земляникою корзины
   На пире у Великого Петра -
   Все было здесь и весело и грустно -
   Какие здесь столетья начались -
   Как зеркало разбитое - искусство
   Таит в осколках смолкнувшую жизнь -
  
   Какую правду ночь изобразила -
   Но день настал - и встретились враги -
   Тогда ушел хозяин Монплезира -
   Оставив в доме властные шаги -
  
   День истребил волшебное начало -
   Испепелил историю дворца -
   И под его горячими лучами
   Исчезла маска царского лица -
   Да - будет вечным поиском и новью
   Россия - освещенная вчера -
   Пусть я не прав - пусть ослеплен любовью -
   Но честь отчизны - вымытая кровью -
   Бесспорно начинается с Петра -
  
   Десятая церковь
   Монообраз
  
   Если все невзгоды отлетели -
   Если начинается весна -
   Здравствуй - звон несбывшейся капели -
   Здравствуй - Лена Головина -
   Здравствуй все - что дорого и мило -
   Белки в ботаническом саду -
   Стен Кремля незыблемая сила -
   Отраженье воздуха в пруду -
   Отраженье воздуха в апреле -
   Телевышки пенье в небесах -
   Здравствуй - звон несбывшейся капели
   И Москвы бескрайняя краса -
   Ты - мой мост - и ты - мой дом заветный -
   Я иду к твоей голубизне
   По сухой - прозрачной - ярко-светлой -
   Мостовой - единственной в стране -
   Я люблю в Москве дышать Москвою -
   Или в Александровском саду
   Завертеться с красною листвою -
   Я на площадь Красную иду -
  
   Потревожит розовый опричник
   Голову уснувшую мою -
   Здравствуй - город -
   Здравствуй - град столичный -
   У церквей Покровского стою -
   И уже на самой колокольне -
   Что превыше всех колоколов -
   Мастер златокудрый и спокойный
   Золотом выводит - Годунов -
  
   - Дорог я царю Ивану Грозному -
   Прокричал опричник молодой -
   - Помнишь - как боярина Морозова
   Ледяной поили мы водой -
   А в ответ ему - Молчать - обидчики -
   Хватит наводить тень на плетень -
   Закрывайте - девки - личики -
   На Москве веселый день -
   Ходят с посвистом опричники -
   В лапе каждого - кистень -
   Глотки голоса занозного -
   Морды розовой красы -
   От лица Ивана Грозного
   На прохожих лают псы -
  
   Холодно царю Ивану Грозному -
   Он еще не видит смутных снов -
   Кто-то там по воздуху морозному
   Золотом выводит - Годунов -
  
   Закат красив - но утро краше -
   Не просто утро - а рассвет -
   ИОАНН IV - чёрный - страшный -
   Любил рассвет за красный цвет -
   Любил сидеть он на рассвете
   В своем Кремлевском терему -
   И все бояре в красном цвете -
   Конечно - виделись ему -
   И лик - страданьем обожженный -
   Вставал над храмом Покрова -
   Чтоб там - внизу - народ блаженный
   В огонь подбрасывал дрова -
  
   Кричали в стороне скорбящих -
   Вертящихся на колесе -
   - Придёт пора казнить казнящих -
   Придёт пора косить косе -
   И поднимался профиль шаткий
   На колокольню и молчал -
   На башенке в монашьей шапке
   Он никого не замечал -
   И только головою кланялся
   Он девяти своим церквям -
   Собор Покровский словно плавился -
   Церквушки лопались по швам -
   Но скрученные коридорами
   И галереею одной -
   Они не рухнули под взорами
   Царя опричнины хмельной -
  
   Когда в беспамятстве и боли
   Любовь светла и далека -
   В моём игрушечном соборе -
   История - ты - как река -
  
   Люблю тебя за то - что рядом
   Ты молчаливо говоришь -
   Люблю тебя за то - что взглядом
   Любую фальшь испепелишь -
  
   Еретицкую краску царю показали не сразу -
   Он увидел ее - и велел своему богомазу
   Перемазать собор - из него изгоняя заразу -
   Богомаз - как палач - подчинился такому приказу
   И своих херувимов забросил на купол - смеясь -
   То ли небо там было - то ли плавала синяя грязь -
   То ли бог там летал -
   То ли змеи сплетались - виясь -
   И смеялся опричник - и плакал подвыпивший князь -
  
   Казнящий нас - да будешь ты наказан -
   Дарящий боль - ты сам ее вкуси -
   Есть летописцы в толпах богомазов -
   Явление святое на Руси -
   И всякий век - да разве дело в веке -
   Но всякий век - создавший чудеса -
   Нуждается в подобном человеке -
   Как в солнце голубые небеса -
  
   И стены содрогаются от боли -
   Когда князьям и свите напоказ
   В прекрасном белокаменном соборе
   Замазывает бога богомаз -
   Но время расправляется сурово
   Со многим - что содеяно вчера -
   И проступает светлый бог Рублёва -
   Очищенный от красок маляра -
   То бог Рублёва или лик Рублёва -
   Не всё ль равно - в их взгляде синева -
   И проступает истинное слово
   Сквозь все ненастоящие слова -
  
   Колокол забьёт на колокольне -
   В келье приутихнет богослов -
   Мастер златокудрый и спокойный
   Золотом выводит - Годунов -
  
   Толпы захмелевшего народа
   Не заметят этот пока -
   Похороны царского юрода
   Врежутся в грядущие века -
   Царь Иван - он в славе не померкнет -
   У него ещё верна рука -
   Он десятую поставит церковь
   Над могилой Васьки-дурака
   И почтит молитвенным служеньем -
   А его за то почтит молва -
   И церквушка памятью блаженной
   Победит названье Покрова -
   Скоморох - обвитый ржавым хламом -
   Свой верижный крест терпи - неси -
   И пройдут года - и станет храмом
   Эта церковь первым на Руси -
  
   Казни - казни - надоели казни -
   Поскорей бы праздник на прудах -
   В рукавицах ледяных проказник
   Шеи посворачивает - страх -
  
   Камни - камни - каменные ставни -
   Встала церковь около церквей -
   Над Блаженным складывали камни -
   Он лежал свободный - без цепей -
  
   Так возвёл народ свою десятую
   Церковь у собора Покрова
   И оставил в ней всю боль распятую
   И свои великие права -
   В честь любого парня неприметного -
   В честь других неведомых людей
   Поднимайся - слава смерда смертного -
   Выше девяти цветных церквей -
   В память бунтаря или безбожника
   Поднимайся - церковь - ты рассказ
   Про того безвестного художника -
   Чье замазал имя богомаз -
   Как творенье сердца безыскусного -
   Как сама грядущая заря -
   Поднимайся в честь народа русского -
   А не в честь жестокого царя -
  
   Навсегда победы Иоанна
   Возлетели храмом Покрова -
   И в народе помнят неустанно -
   Как цвела кровавая трава -
   Навсегда пошли червям на ужин
   Царь и смерд вблизи кремлёвских стен -
   Иоанн - величие и ужас -
   И Василий - попросту блажен -
   Имена великие померкли -
   Время разрешило давний спор -
   И зовётся в честь десятой церкви
   Именем Блаженного Собор -
  
   Дальняя гравюра
   Монообраз
   (1978)
  
   Магия легенды
  
   Величье магии легенды -
   Я лоцман мнимых берегов -
   Я тайный ангел киноленты
   Отснятых девяти кругов -
  
   Два берега легенды мнимой -
   Направо - смех - налево - плач -
   Плыву бесстрастный - неранимый
   Между надежд и неудач -
  
   Один воспет до неприличья -
   Другой воспетого изгрыз -
   Но пропасть мнимого величья
   И тем - кто вверх - и тем - кто вниз -
  
   Монолог инквизитора
  
   Бог меня встретил на пятой версте -
   И он сказал мне - Будь смелым
   И напиши мне на черном листе
   Грешных - а честных - на белом -
  
   Я два листа разноцветные взял -
   Вспомнил - а что мне известно -
   Белыми буквами грешных вписал -
   Черными буквами - честных -
  
   Монолог секретаря суда
  
   О господи - зачем ты дал
   Душе беспомощное тело -
   Монахи в черном - ведьма в белом -
   Палач - церковный трибунал -
  
   Я только секретарь суда -
   Безмолвный маятник страданья -
   Налево - нет - направо - да -
   Минуты мертвые признанья -
  
   Я слышу крики в поздний час -
   Там аркебузы или зурны -
   Там грузят грузы - или зубры
   Разносят свой тяжелый глас -
  
   Настало время черных фраз -
   И я ослепну от безумья -
   Чтоб видеть в профиль - а не в фас
   Крючки - щипцы - ножи и зубья -
  
   Я вижу в профиль - я спасен -
   Я отстранен - я не воитель -
   Но приговор произнесен -
   Эй - помогите -
  
   Монолог предателя
  
   Когда предателя предашь -
   Не ведая - что он предатель -
   Ты словно высветлишь витраж -
   Где бог - отец и сын - создатель -
  
   Кого люблю - не предаю
   Тем - что люблю - кого не знаю -
   Коль преданному быть в раю -
   Я муки ада принимаю -
  
   Мне говорит мой страх - мой страж -
   - Иди за музыкой азарта -
   Когда предателя предашь -
   Ты сам не будешь предан завтра -
  
   Легко предателя отдать
   В огонь - в котел кипяще-серый -
   Любой из нас готов предать -
   И здесь выигрывает первый -
  
   Смешон предателю вопрос -
   Быть иль не быть -
   Я вечно буду -
   Тогда б не предан был Христос -
   Когда бы предал он Иуду -
  
   Монолог преданного
  
   Вот - кажется - и нету никого -
   Кто бы помог и полюбил - но снова
   Летит в меня улыбкой роковой
   Движение - воспоминанье - слово -
  
   Зачем мне ты - которая не ты -
   И не была такой - какой казалась -
   И не казалась - а брала цветы
   И в розовое поле превращалась -
  
   И с той поры как будто в поле я -
   Мне не уйти от этой светлой боли -
   Чужой весной засеяна земля -
   И пахнет ветром розовое поле -
  
   Да - я теперь не верю никому
   И даже тем - которым можно верить -
   В последний раз предательство приму -
   Чтобы лицо предателя измерить -
  
   Мой мир однообразен и убог -
   Монахи - инквизиция - тревога -
   Но лишь тогда ко мне явился бог -
   Когда я потерял земного бога -
  
   Не подходите к дому моему -
   Я не люблю любую и любого -
   Ну - а когда придет конец всему -
   Не пожалею неба голубого -
  
   Мне скажет друг - Тебе всегда везло
   В любви земной - а вспомни - ведь когда-то -
   Но медленно опустится весло -
   А с ним навек исчезнет слово брата -
  
   Монолог палача
  
   Колдун - как аист красноголовый -
   Встал у плахи своей дубовой -
   Но ты меня не проведешь
   Бесстыдным птичьим заклинаньем -
   Вотку в петушье горло нож -
   И снова будет день хорош -
  
   На что надеешься - колдун -
   Или тупа моя секира -
   На плаху голову-колтун
   Бросай - с тобой не будет мира -
  
   Но если хочешь - то изволь -
   Зови снега - ветра - лавины -
   Все ж будешь ты разрублен вдоль
   На две кровавых половины -
  
   Я разрубить тебя хочу -
   Узнать - как разум твой устроен -
   Размахиваюсь - и стучу -
   И вижу - человек раздвоен -
  
   Нет колдуна - но есть плечо -
   Бедро - полголовы - полсмерти -
   Полжизни есть - и горячо
   Стекает кровь - и дух в просвете -
  
   Монолог прощания с душой -
  
   Завалили душу страхом -
   Как развалинами взорванного дома -
   Вот лежит душа перед монахом -
   Словно стоптанная солома -
  
   Говорит монах душе - встань -
   И душа встает -
   Говорит монах душе - дыши -
   И душа живет -
  
   Говорит монах душе - сестра -
   Отлетай от брата - он наш -
   Если ты безвинна и чиста -
   Церкви тело грешное отдашь -
  
   Говорит монах - уже темно -
   Отлетай - душа - и не греши -
   Тело запугать немудрено -
   Коль оно лишается души -
  
   Говорит монах - цена борьбе
   В тридцати серебряных грошах -
   Тело только плачет о себе -
   Что ему бессмертная душа -
  
   Говорит монах душе - встань -
   И душа встает -
   Говорит монах душе - дыши -
   И душа живет -
   - Отвечай душа - монах кричит -
   Но в ответ ему душа молчит -
  
   Монолог-заклинание
  
   Я собираю в старое корыто
   Всю кровь мою - которая пролита -
   И - как пчела - до утренней зари -
   Я облетаю вас - цветы мои -
  
   Цветы любви с холодными устами
   Мертвее сна - Но кровь на них ярка -
   Я - пчелка над кровавыми цветами -
   Над теми - что не умерли пока -
  
   Я набираю силы - чтобы слово
   Густело кровью в вихре красных строк -
   Кипи - мой яд - страшна твоя основа -
   Божественный - безжизненный цветок -
  
   Кипи - мой яд - нектар цветов кровавых -
   Бессмертен дух - когда измучен страх -
   Я воскрешаю правых и неправых -
   Кого убил отравленный монах -
  
   Я воскрешаю ведьму и пророка -
   Сожженных в инквизиторском огне -
   Пусть тени всех замученных жестоко
   И плоть - и душу обретут во мне -
  
   Монолог обвиняемого в пустоте
  
   А за окном все та же красота -
   Все та же высота над грудой хлама -
   Решетка на окне - как признак храма -
   В котором накопилась пустота -
  
   Я ведьма - я пришла из пустоты -
   Из камеры - где смех в одежде страха -
   Душе не убежать от наготы -
   От близости безумного монаха -
  
   Я женщина - созданье из пустот -
   Наполниться хочу огнем и медом -
   Неважно - будет этот или тот -
   Все завершится горько-сладким плодом -
  
   Я женщина - темно в моей глуши -
   И не найдет религия предела -
   Когда живая пустота души
   Сольется с мертвой пустотою тела -
  
   Монолог обвиняемой в колдовстве
  
   Скользну по небу -
   Скользну по снегу -
   Скользну и выскользну к ночлегу -
   Махну метлой -
   Махну ногой -
   Так и лечу сама собой -
   Как холодна тоска ночная -
   Но вот и ты - труба печная -
   Порой и ведьмам нужно ведь
   Полет межзвездный обогреть -
   Скользну по смеху -
   Скользну по страху -
   Скользну и выскользну к монаху -
   Любовь ничто - а тело прах -
   Пытай - монах -
   Скользну по жизни -
   Скользну по смерти -
   Пусть я колдунья -
   Монахи - черти -
   Махну метлой -
   Махну ногой -
   Войду нагой
   В святой огонь -
   Скользну по углям -
   Сгорю немножко
   И в черном пламени найду окошко -
   Оно засветит - Пусть боль остра -
   Я дымом выскользну из костра -
   Скользну по синему небосводу -
   Скользну и выскользну на свободу -
   Пускай внизу догорает страх -
   Прощай - монах -
  
   Монолог обвиняемой в распутстве
  
   Я из мира светлого явилась
   В камеру мученья - Смерть близка -
   Привяжите крепче - чтоб не билась
   На груди железная доска -
  
   Брызгами багряными ступени
   Повели в мучительную даль -
   Обжигает голые колени
   Острая вертящаяся сталь -
  
   Я вдохнула с воздухом угарным
   Пытку - как земную благодать -
   Чтобы в исступленье благодарном
   Самое любимое отдать
  
   С церковью не заключу союза -
   Я себя от боли унесу -
   Будет плод - кровавая медуза -
   Плавать в инквизиторском тазу -
  
   Монолог прощания с тенью
  
   Лучший друг мой - тень моя -
   Лучший друг у тени - я -
   Целый день походкой-ленью
   Ходит тень -
   Вот и я хожу за тенью
   Целый день -
  
   Тень моя - оставь меня -
   Мне тебя - родная - жалко -
   Скоро будет очень жарко
   На костре в средине дня -
  
   Пламя красное нагрянет -
   Может - ты и не умрешь -
   Но когда меня не станет -
   То за кем же ты пойдешь -
  
   Тень сказала - Нашим судьбам
   Злое пламя нипочем -
   А когда тебя не будет -
   Я пойду за палачом -
  
   Монолог у костра
  
   Сплетает смерть святое кружево -
   Уйти неузнанным грешно -
   Но шаг от ужаса до мужества
   Сегодня сделать суждено -
  
   Отныне смерть - моя любимая
   В терновом радостном венце -
   Движенье слез неуловимое
   Пусть будет на ее лице -
  
   Неумолимая ирония
   Не станет тайной бытия -
   Меня казнят - а ведь не поняли -
   Меня сожгут - но кто же я -
  
   Другими правда громко продана -
   Джордано - Лютер - имена -
   А я сгорю - как ведьма голая -
   Без имени моя вина -
  
   Иные знаменем восстания
   Зовут на подвиги раба -
   А я сгорю без сострадания -
   Без имени моя борьба -
  
   Но свет от ужаса до мужества
   Я принимаю до конца -
   Чтоб ночь от мужества до ужаса
   Не опозорила лица -
  
   Монолог на костре
  
   Сказал мне вечер - Будет ночь - не плачь -
   Сказала ночь - Забудься до зари -
   Настало утро - и пришел палач -
   Он крикнул мне - Не будет дня - умри -
   А я не знал - что вы на свете есть -
   Возможные для слуха и для взора
   Мгновения - которых не прочесть
   В строках любви - в абзацах приговора -
   Пока я жив - мои слова живут -
   Живут мои надежды и сомненья -
   И мифы справедливости встают -
   Как миражей святые заблужденья -
   Миф и мираж - как братья-близнецы -
   Они - как звезды светлые на темном -
   Но мифы сочиняют мудрецы -
   А миражи приходят к угнетенным -
   Миф и мираж сплелись в один пожар -
   На мне пылает красная рубаха
   За то - что я поверил миражам
   И мифам - недоступным для монаха -
   Все измениться может на земле -
   Все можно сжечь - все можно обезглавить -
   Как зубы - не сгоревшие - в золе
   Начнет сверкать и появляться память -
   Я пепел - я рубеж - я терминал -
   Огнем в огне спасу мою культуру -
   Кремирую себя и криминал -
   И освещаю дальнюю гравюру -
  
   Время без сердца
   Монообраз
   (1980)
  
   Время без сердца
   Памяти отца
  
   1
   Чем дальше жизнь -
   Тем лес черней и глуше -
   Без сердца время - озеро без птиц -
   Но умирают ли родные души -
  
   Чем дальше жизнь -
   Тем лес черней и глуше -
   Без сердца время - озеро без птиц -
   Но умирают ли родные души -
  
   Чем дальше жизнь -
   Тем пуще мир без лиц -
   Вдали - вблизи - на море и на суше -
   Без сердца время - время без границ -
  
   Чем дальше жизнь -
   Тем гуще краски ночи -
   Без сердца время - время без отца -
   От всей любви остался только росчерк
   Слепой пещеры - Время без лица -
  
   Чем дальше жизнь -
   Тем тяжелее кроны -
   Без сердца время - отблеск - отзвук - все ж
   От всей любви остался древний контур -
   Наскальный дождь -
  
   2
   туманная местность - равнинность -
   Наивность ландшафта -
   Скучна ортодокса невинность -
   Страшна - словно глиномешалка -
  
   Холодная глина повсюду -
   Весь день у могилы отца
   Я глиняным сторожем буду -
   Сквозь глину не видно лица -
  
   Мы - глина - мы - глиняный холод -
   Затопленный в желтой воде -
   Мы прибыли в глиняный город
   В обычной земной череде -
  
   А может быть - это приснилось -
   Приснилось и скрылось вдали -
   Туманная местность - равнинность -
   Бездонная воля земли -
  
   ***
   Мы сели на камни
   Под окна подвала -
   Всю жизнь задыхаешься -
   Смерть миновала
   Созвучьем - отец - и - конец -
   Подвал - занавеска -
   Забытая фреска -
   Открой занавеску - там лик -
   Живущий в подвале старик -
   Работа ручная - он выполнен резко
   Ножом и стамеской -
   А подвал - как провал -
   Он был и пропал -
   А где мой отец -
   Были здесь у подвала
   Мы тысячу лет -
   Но созвучье пропало -
   И музыка есть - но мелодии нет -
  
   ***
   Нет - вы еще не умерли - вы живы -
   Осенние мотивы тополей -
   Напевы увядающие ивы -
   Симфонии пустынные полей -
  
   Нет - вы еще не умерли - я знаю -
   Я узнаю - отец - твои следы -
   Вина - беда - тоска - собака злая
   Обегали знакомые сады -
  
   И каменною мордой закружила
   Судьба - Но становилось все слышней -
   - Нет - вы еще не умерли - вы живы -
   Осенние мотивы тополей -
  
   ***
   От света до света
   Две ямы ночные -
   Вода не вода -
   Там убитые птицы -
   Там мертвые песни -
   Там время без сердца
   Заполнено звуками
   Злой пустоты -
   Приходишь с погоста -
   А мертвый оделся
   В живые одежды -
   В живые мечты -
  
   ***
   Разучил я музыку
   - Кто убил моего отца -
   Или право на самоубийство -
  
   Посмотрел я в азбуку
   И читаю - Бог дал - Бог взял -
  
   Словно в осень узкую
   Не вместились листья -
  
   ***
   Какие я увижу сны
   В начале и в конце весны -
  
   Доска к доске -
   Тоска к тоске
   Стоят на кладбище в песке -
  
   Кто мне покоя не дает
   И тянет в небо и в полет -
   Иль это лестничный пролет поет -
   - Когда вся жизнь твоя пройдет -
  
   Когда вся жизнь моя пройдет -
   Живая кровь холодных вод -
   И ночь окажется рассветом -
   Я встану в белый хоровод
   Виновником - а не поэтом -
  
   ***
   Знакомые места по сдаче стеклотары -
   В стеклянных сферах только чистота -
   Опустошив зеленые ангары -
   На улицу выходит простота -
  
   Когда зеленым змием Вильнюс вился
   И рыскал по дворам собачий ус -
   Я падал - поднимался и кружился
   В районе с именем СУБАЧАУС -
  
   Я пил вино в пространстве узко-плоском -
   В чужой Литве - которая близка -
   Чтобы смешалось польское с литовским -
   И проступила черная тоска -
  
   Лицо отца покрылось воском серым -
   Потом земля и бегство от земли -
   В чужой Литве я верил в воскресенье
   И был от воскресения вдали -
  
   Из книги
   "Театральная мельница"
   (1977)
  
   Монолог сценариста
  
   Вот поединок - зритель-зверь - и зверь-артист -
   Потухли люстры - Занавес на небо -
   Антагониста зрит антагонист
   Через пространство черного оркестра -
   Соперники - Но в чем раздор - когда
   Один поет - другой внимает нежно -
   И все же столкновенье неизбежно -
   Неотвратима древняя вражда -
  
   Монолог зрителя
  
   Наивный комик - трагик - зверь-артист
   Разыгрывают драму перед богом -
   А театр мой молчит перед чертогом -
   Где воздух вечен - призрачен и чист -
  
   Я медленно приоткрываю дверь -
   Я говорю - продлись - души растрата -
   Я черный бог невидимого театра -
   Я смысл игры - Я хищник - зритель-зверь -
  
   Монолог артиста
  
   Скользит пантера по партеру -
   Глаза из зала - сколько тьмы -
   Зверь-зритель - принимай на веру
   Разграниченье - я и мы -
  
   Ты любишь или ненавидишь -
   Завидуешь моей судьбе -
   Быть может - ты на сцену выйдешь -
   Нет - Никогда - Ты весь в себе -
  
   Ты ждешь - что мой сорвется голос -
   Забуду роль и - как во сне -
   В позорном занавесе скроюсь -
   А ты - зубами в горло мне -
  
   ***
   Вертикальная площадь - ограда -
   театральная мельница - дом -
   мнимый рай на краю камнепада -
  
   Театральная мельница - страх -
   верность ветрена - ночь многоцветна -
   мнимый рай превращается в прах -
  
   Вертикальная площадь - стена -
   вверх по ней вертикальная лошадь
   без наездника скачет одна -
  
   Театральная мельница - в ней
   зреют ветреной верности зерна -
   эмиграция мнимых идей -
  
   Вертикальная площадь - обман -
   на стене многоцветные окна
   недоступных придуманных стран -
  
   Вечно тянутся наши дворы
   в многоцветную тайну отчизны -
   в вертикальную площадь игры -
   в театральную мельницу жизни -
  
   Знамя-сказка
   Чтобы дать деду представление
   о внуке, мастерят из шелка
   и шерсти фигуру младенца в рост
   Шах-наме
  
   Я не Рустам - я шелк и шерсть -
   Я кукла юного Рустама -
   Рождение одето в смерть -
  
   Я не Рустам - я меч и страж -
   Я кукла юного Рустама -
   Изображение - муляж -
  
   Я не Рустам - я больше чем
   Рустам - младенец мягкотелый -
   Я образ всех грядущих тем -
  
   Я не Рустам - я весть о нем
   Для беспощадного Ирана -
   Я знамя-сказка над конем -
  
   Монолог Улугбека
  
   Черно надгробие Тимура
   И синева Биби-Ханым -
   Не только сорванную шкуру -
   Живое мясо сохраним -
   И то - что сын Абдулатиф
   Мне срезал голову -
   Как струны срезает
   Бешеный мотив -
   Все это значит - что мы юны -
   Ы открываем звездный сад -
   Уже не повернуть назад -
   Стрела летит в отцеубийцу
   И на лету срезает птицу -
   Каллиграфичен наш закон -
   Мы смерть встречаем равнодушно -
   Вот я убит - но я влюблен
   В свое убийство - потому что
   Львы прыгают за грань листа -
   Восточная миниатюра -
   Торжественная красота -
   Божественная авантюра
   Да здравствует зверье в дворцах
   И люди-звери в райских кущах -
   Сто масок с одного лица -
   Неповторимые в грядущем -
  
   Театральная мельница
  
   Карусель перевоплощенья -
   Театральная мельница - Круг -
   Нет в реальности поглощенья -
   Умер свет - но родился звук -
  
   Мы во времени идеальном -
   В нас идет круговой отсчет -
   В этом принципе театральном
   Кровь божественная течет -
  
   Юг и север - восток и запад
   Ограничили времена -
   В четырех атмосферных залах
   Лето - осень - зима - весна -
  
   Кто на финише - кто на старте -
   И любого влечет успех -
   Как недвижимый круг в квадрате -
   Театральная мельница - смех -
  
   Образ - Сын немого кино -
  
   Сын немого кино - Молодая осанка артиста -
   Он скользил по паркету - как будто разучивал вальс -
   И прическа была как у гордого Ференца Листа -
   И в глазах беспросветная теплилась фальшь -
  
   И таился обман в его каждом движенье усталом -
   И презренье к другим - не сыгравшим на свете ролей -
   И в ничтожном артисте - бесславном - фальшивом и старом
   Накопилось величье шекспировских всех королей -
  
   Точно так же и мы - проиграв все великие роли -
   Подражая героям - чужими страстями скорбя -
   Иногда забываем о собственной жизни и боли -
   Не сумев - по несчастью - сыграть в этой жизни себя -
  
   Карнавальные маски
  
   Карнавальные маски горят -
   Их зовут палачами печали -
   Мы выносим горящих подряд -
   Раздвигая сомненья плечами -
  
   Мы совсем одичали - кто мы -
   Мы в одном человеке смешенье -
   Ведь у носа ладьи и кормы
   Нет единства и нет соглашенья -
  
   Карнавальную маску с лица
   Жизнь сорвет - представление мнимо -
   Нет единства и все ж до конца
   Верность ветрена - радостна, зрима -
  
   Театр Комедии с выгнутым - К -
  
   Ветер Комедии спит в облаках -
   Аристофан проплывает по небу -
   Новую книгу качая в руках -
  
   Тянется время - смешное слегка -
   Как я любил эти окна и двери
   Театра Комедии с выгнутым - К -
  
   Кто эту букву любовно писал -
   Может - одна из прекрасных художниц -
   Чтобы Акимов ее вспоминал -
  
   Быть может - искренне театр любя -
   Букву исполнив по линии страсти -
   Женское тело явило себя -
  
   - К - прибивали к высокой стене -
   И повторяла художница тихо -
   - Ты не забудешь теперь обо мне -
  
   Благословляя любовь на века -
   Аристофан подплывает к фронтону
   Театра Комедии с выгнутым - К -
  
   Образ театральной пирамиды
  
   Золотая корона увенчана камнем бесценным -
   Золотою короной увенчан английский король -
   Он посажен на трон -
   Трон приподнят над залом - над сценой -
   Исполняется роль -
   Исполняется роль -
   Исполняется роль -
   Три горниста выходят - и звуки мелодии древней -
   Древних пиршеств - турниров - застольных речей
   Вдруг врываются в зал и бегут по сплетениям нервов -
   Будто в Лондоне песню поет легион палачей-
   И величье такое - и жестокость ушедшего века -
   И событья далеких столетий и ней
   То возносят на миг - то унизят навек человека -
   Нету выше теперь этой сцены и трона над ней -
   Пусть на сцене король развлекается варварским пиром -
   Кубок держит в руках - словно схваченный ужасом мир -
   Но над сценой - над троном могучим - над миром
   Существует сейчас только Вильям ШЕКСПИР -
  
   Монолог историка в Кунсткамере
  
   Золотится коллекция Рюйша -
   Проходя сквозь серебряный спирт -
   В каждой банке со взглядом потухшим
   Юный монстр упоительно спит -
   В сером поле солдатской кручины
   Был начертан кунсткамеры круг -
   Этот мир начался с мертвечины
   И назвал себя Санкт-Петербург -
  
   Быстрый царь - фейерверки - мортиры -
   Ночью холод - к полудню жара -
   Хлещет водку на Невской куртине
   Великан и гайдук - Буржуа -
   Столь огромен сей бабник ретивый -
   Сын далеких французских равнин -
   Но и он в этой жизни шумливой
   Был Венерою злою раним -
   Но и он - когда путь свой закончил -
   Был разделан - как туша быка -
   У увидели - что подточен
   Злой болезнью скелет гайдука -
  
   Монолог Чингисхана
  
   Языком проведу по зубам -
   Как по разбитой китайской стене -
   Но душа моя смотрит на Запад -
   Запах белых женщин разрывает ноздри мне -
   Белая Европа скоро будет визжать в моих лапах -
  
   А теперь я стою на границе голодной страны -
   Шелководов убитых глазами считая -
   Мои люди и мои табуны
   Рассеялись по красным долинам Китая -
  
   Неожиданной мыслью мой мозг искажен -
   Мой народ обречен на страданья в истоке -
   Там - на Западе - мне простят обесчещенных жен -
   Но разбитую стену мне не простят на Востоке -
  
   Монолог Тирана - собаки Петра Первого
  
   Заговорило чучело собаки -
   - Я пес Петра - меня зовут Тиран -
   Он уходил в туман - мне были знаки -
   И лязгал над болотами капкан -
  
   Я - форма без нутра -
   Я - только шкура -
   Надетая на грубый манекен -
   Я - вся мертва - Жива моя натура
   В объеме и длине без перемен -
  
   Я занимаю столько же пространства -
   Как и тогда у слабых ног Петра -
   Часть времени - часть радости - часть царства -
   Вот мой объем и вот моя игра -
  
   Но если б даже я была обломком -
   Куском спины со сломанной ногой -
   Сказала б мать - придя в музей с ребенком -
   - ВОТ ТВАРЬ ПЕТРА - ЗАПОМНИ - ДОРОГОЙ -
  
   Монолог летчика 1913 года
  
   Пропели мне пропеллеры про перья -
   Про перья пропеллеры пропели -
   Я падаю на землю в самом деле -
  
   Ах - где вы - параллели - параллели -
   Я падаю на землю вертикально -
   Пропели пропеллеры про перья -
   Оплакали бескрылого титана -
  
   Мне - летчику тринадцатого года -
   Упавшему на русские деревья -
   Пути безвестны моего народа -
   Пропеллеры пропели про перья -
  
   Я только видел над земною бездной
   Цветные шляпы русской канители -
   Дальнейшее мне стало неизвестно -
   Пропеллеры про перья пропели -
  
   Я падал - Но жива была надежда
   Для тех внизу - что весело шумели -
   Цветная безмятежная одежда -
   Про бурю пропеллеры пропели -
  
   Монолог юного опричника
  
   Какие там - к черту - странности -
   Сплошные закономерности -
   Закономерны радости -
   Возвышенности и бренности -
   Закономерно и то - что любит меня другая -
   А эта чуть-чуть стройней -
   И бедра ее круглей -
   Закономерность злая -
   В моем отношенье к ней-
   Вот любящая и любимая -
   У любящей - лишь рога -
   А у любимой линия -
   И в рубище дорога -
   Бывает - штришок - деталь
   Решает судьбу человека -
   И как мне тебя ни жаль -
   Но губы твои не для смеха -
   Напрасно готовишь яд -
   Над склянками дым клубя -
   Закономерно - что я
   Любить не могу тебя -
  
   Монолог охотника с копьем
  
   Взорвана линия между висками -
   Память отмирает розовыми кусками -
   Девочка с мальчиком - что вы искали -
   Дедушка с бабушкой - что вы нашли -
   Взорвана линия между висками -
   Только вот линия - линия ли -
  
   Взорвана линия между висками -
   Слева и справа - охранники тьмы -
   Оттиски памяти между тисками -
   Словно забитые окна тюрьмы -
  
   Взорвана линия между висками -
   Я ль не хозяин грядущего дня -
   Месиво мозга между веками
   Мною разбросано для воронья -
  
   Взорвана линия между висками -
   Прошлое с будущим канут в проем -
   Мысль оставляет рисунок наскальный -
   Хищник в оскале -
   Охотник с копьем -
  
   Монолог старого отца -
  
   Заплакал дождик - загрустила ночь -
   Свалился ножик в кухне - у стола -
   - Придет мужчина - вдруг сказала дочь
   И комнату скорее прибрала -
  
   Пришел мужчина - сел на шаткий стул -
   Взял чашку чая - бутерброд сожрал -
   Сказал три слова и навек уснул -
   А дочка рада - думает - устал -
  
   Но я - ее отец - совсем не рад -
   Я обманул единственную дочь -
   Любовнику ее подсыпав яд -
   Она теперь проплачет день и ночь -
  
   Но я скажу ей - Дочь моя - прости -
   Я эту казнь - как скульптор - изваял -
   Я подлеца решился извести -
   Чтоб он тебе вовек не изменял -
  
   Теперь он идол каменный - Он нем -
   Теперь он твой - с другою не пойдет -
   И ночью он не встретится ни с кем -
   - Но дочь меня - конечно - не поймет -
  
   Обнаженная палуба
  
   Обнаженная палуба - боль корабля -
   Обнаженная палуба - Я -
   В черном трюме открылась пробоина -
   Снова крысы бегут с корабля -
   Обнаженная палуба дрогнула -
   Обнаженная палуба - Я -
   Там по Курск земля незнакомая -
   Обожженные солнцем поля
   Не увижу - Я боль обнаженная -
   Обнаженная палуба - Я -
   Обнаженная палуба - поле -
   Где клубится толпа воронья -
   А вокруг океанская воля -
   Обнаженная палуба - Я -
   Обнаженная палуба - праздник -
   В море канули тонны вранья -
   Это совесть вершит свои казни -
   Обнаженная палуба - Я -
   Дно разорвано - Мрачная гамма -
   Блещут лики морского зверья -
   Под ногами лишь черная яма -
   Обнаженная палуба - Я -
   На вершину души водруженная -
   Реет тайна - над миром звеня -
   Выплывает во мрак погруженная
   Обнаженная палуба - Я -
   Выплывает - как ночь отраженная
   Из подводных глубин бытия -
   Через бури преображенная -
   Обнаженная палуба - Я -
  
   Момент молчания
  
   Необходимо одичание -
   Чтобы судьбу свою понять -
   Необходим момент молчания -
   Чтобы совсем не замолчать -
  
   Момент молчания - мое отчаянье -
   Момент звучания - мое венчание -
   Живи - молчание - и клокочи -
   Как льва рычанье в глухой ночи -
   А ты - звучанье - пока молчи -
   Сверкай отчаянно огнем свечи -
   Лучами тайными полна душа -
   Лесами стройными встают слова -
   Но недостойная судьба - шурша -
   Как змейка знойная - ползет в дрова -
   И там забита - измочалена -
   В поленьях стиснута и зла -
   Глядит душа в момент молчания
   Всему звучанию в глаза -
  
   И улыбается нечаянно -
   Как будто звуки в мираже -
   И сомневается звучание
   В своем звучании уже -
  
   Пропуск в пропасть
   Образ
  
   Ночь раскололась -
   Рушится день -
   Там - у колонны - голос -
   Дайте мне скорость -
   Буду как тень -
   Дайте мне скорость -
  
   Птичий осколок
   Между ветвей -
   Я ли не скроюсь
   Вечною раной в одежде твоей -
   Дайте мне скорость -
  
   Как ты вынослив -
   Невидимый змей -
   Рвущийся в космос -
   В новую плоскость
   Неведомых дней
   Дайте мне скорость -
  
   Дайте мне пропуск
   В заоблачный ряд -
   Туда - где апостолов поступь -
   Это не просто лететь наугад -
   Дайте мне скорость -
  
   Тонет мой остров -
   Цепляясь за жизнь -
   Брошенный остров -
   Дайте мне скорость -
   Я выберусь из
   Пропасти в пропасть -
  
   Цепные и степные
  
   Встают из-за веток охотники -
   И в трепете перьев цветных
   С овчарок снимают намордники -
   Спускают цепных на степных -
  
   Степные олени и волки
   Бросают в пространство тела -
   Но эти смешные уловки
   Охота на мушку взяла -
  
   Цепные - что были степные -
   Звериную прыть сберегли -
   Летят за степными цепные
   По мертвому полю земли -
  
   Но если вглядеться в иные
   Глаза из другого лица -
   Летят за цепными степные -
   Начала здесь нет и конца -
  
   ***
   Я знаю - нелегко знаменам
   Тяжелым бархатом шуметь -
   Когда земля чугунным звоном
   Зовет их снова умереть -
  
   И кажется - уж легче сдаться
   И стать обрывками тряпья -
   Но что-то их зовет подняться
   На стебель гордого копья -
  
   Я верю в вас - знамена чести -
   Нам счастье выпало одно -
   Когда разорвано на части
   Живого тела полотно -
  
   Когда меж правдой и поклоном
   Нам соглашенья не найти -
   Пока не сломлены знамена -
   Их надо весело нести -
  
   ***
   Когда в окне меняется пейзаж -
   На ветки распадаются деревья -
   И проступает - как метилоранж -
   Расцветка грозового суеверья -
  
   Тогда тридцатилетним снится сон
   Тридцатилетней давности - как будто
   Упал с размаху на цветной газон -
   Упал в цветы - но оказалась бухта -
  
   Дно моря - вечной жизни параллель -
   Прародина и животам - и спинам -
   Украл у акваторий акварель -
   И на берег израненным дельфином -
  
   Устал - достиг вершины красоты -
   Предчувствуя и ничего не зная -
   Но вот смешалось море и цветы -
   И родилась гармония земная -
  
   Москва-Цветаева
  
   Ворота Новодевичьего тронутся -
   Раскроются - как летопись - как сон -
   Мне лебеди в пруду московском вспомнятся -
   Два лебедя - сплошной крылатый звон -
  
   Вдоль берега тот звон лился серебряный
   И задевал верхушки тополей -
   И замирал - дыханьем ветра прерванный -
   И воскресал у крепостных камней -
  
   Была Москва и древняя - и новая
   Врисована в прозрачный синий цвет -
   Там юная Цветаева - бессловная -
   Цветаева - как слепок - как портрет -
  
   Люблю тебя навек - Москва-Цветаева -
   Люблю тебя - Цветаева-Москва -
   Люблю за то - что музыку оставила -
   В весенних стаях окрылив слова -
  
   Монолог тайного сторожа
  
   Я тайный сторож тишины -
   Полузаброшенная осень
   Непостижимой вышины -
  
   Я тайный сторож - я звонарь -
   Заметивший глухого вора -
   Крадущего слепой букварь -
  
   Я тайный сторож сторожей -
   Уснувших в одеялах снежных -
   Я тайный блеск ночных ножей -
   Я тайный сторож безнадежных
   В своих исходах грабежей -
   И кутежей мужчин мятежных -
   И женщин нежных без мужей -
  
   Я тайный сторож скрытых краж -
   Полураскрывшихся пороков -
   Но и за мною тайный страж -
   Судьбы недремлющее око -
  
   Игра
  
   Идет игра - и царствует обман -
   Мой капитан - я выполнил заданье -
   По розовому зданию восстанья
   Мы навели усталость и туман -
  
   Смешали краски - подменили лист -
   Взорвали полигон авангардиста -
   Настало время - и филателист
   Не отличит фантаста от фашиста -
  
   Мы переврали мир - мой капитан -
   Сменили декорации - детали -
   Идет игра - и царствует обман -
   В котором мы не жили - но играли -
  
   ***
   Легко ль разъединять предметы -
   Когда качаются в ночи
   Живые лица и портреты
   Сквозь огнь мерцающей свечи -
  
   Смещаются углы с углами -
   Черты с чертами - чертовня -
   Над ритуальными углями
   Угрями вьются нити дня -
  
   В литовском доме жизнь абстрактна -
   Как и в армянском и в любом другом -
   Состав экстракта
   Замешан другом и врагом -
  
   Дом потерял свое значенье -
   Мир беспредметен возле нас -
   И лишь подводное теченье
   Нам греет душу в поздний час -
  
   Монолог мужской мумии
  
   Скован по рукам и ногам -
   Ухожу в горячий песок -
   Ходит по крутым берегам
   Знойный и горячий Восток -
  
   Радость нынче будет врагам -
   Сломана судьба - как росток -
   Кланяйся крутым берегам -
   Солнцем опаленный цветок -
  
   До свиданья - зеленый гам -
   Не звени - родниковый исток -
   Не дано голубым лугам
   Победить золотой песок -
  
   Молчание от Нового Афона
  
   Молчание от Нового Афона
   Спускается на землю с облаков -
   Кавказский мир таинственен и нов -
   Как молодая маска фараона -
  
   Как холоден Афонский монастырь -
   Кругом жара - и - уподобясь чуду -
   Идет тропой кавказский поводырь -
   Ведет овец - неведомо откуда -
  
   Откуда он - Из горного села -
   Или вон с той белеющей вершины -
   Его походка зла и весела -
   И чернотой омрачены седины -
  
   Быть может - он столетия молчал
   И вот теперь спускается - как лава -
   Которую Кавказ себе снискал -
  
   Молчание - вот музыка его -
   Он только исполнитель - только мастер -
   Он - музыкант - и все-таки он частью
   Является пространства своего -
  
   ***
   Грозы августа стали светлеть -
   Только пьяные розы чернеют -
   Только ветер танцует - как плеть -
   Гаснет свет - и деревья слабеют -
  
   Открывается спящая даль -
   Чернотой и пространством пугая -
   И тускнеет озерная сталь -
   Глубина тяжелеет нагая -
  
   Это осень на Рице - гроза
   Потревожила сон твой - царица -
   Разбудила ночные глаза -
   Окрылила - как горная птица -
  
   Суетится в харчевне абхаз -
   На жаровню подбросив хинкали -
   Серебрится холодный Кавказ -
   Ну а небо замерзнет едва ли -
  
   ***
   То ли жив - то ли мертв
   Кардиолог Кадриорга -
   Но я слышу стук сердец
   Из космического морга -
  
   Или с ночи до утра
   Из дворцовой паутины
   Светит черный взор Петра -
   Белый взгляд Екатерины -
  
   Монолог гостя
  
   Душе хотелось петь -
   Ногам хотелось спать -
   Лицом явился тесть -
   Спиной явился зять -
  
   А я не бог - кто весть -
   Я гость - мне снится всласть -
   И мне смешно - что есть
   Семейная напасть -
  
   Образ собаки - на груди которой была Африка
  
   Это была собака - злая и черная -
   С коричневой Африкой на широкой груди -
   И если прыгала собака ученая -
   То прыгала и Африка - всегда впереди -
  
   Откуда взялась географии графика
   На шерсти собачьей - Случайная ли -
   От шара земного до глупого шарика
   Едино и сходно пространство земли -
  
   И был человек - для которого таинство -
   Дороже любви - упований и дел -
   Волшебной собаке он жертвовал лакомство
   И в сторону Африки с болью глядел -
  
   Странная история - Страшная графика -
   На которую падает то ли свет - то ли снег -
   Умерла собака - умерла Африка -
   Умерла Африка - умер человек -
  
   Монолог эгоиста на яблочно-вишневой дороге
  
   На дороге яблочно-вишневой
   Я стою ни старый и ни новый -
   Эгоист - ищу свое арго -
   Мне понять прохожих нелегко -
  
   На дороге яблочно-вишневой
   Я стою ни добрый - ни суровый -
   Я стою - и все вокруг цветет -
   И дорога движется вперед -
  
   На дороге яблочно-вишневой
   Я стою ни грустный - ни веселый -
   И - не следует моим ногам -
   Убегает жизнь по сторонам -
  
   На дороге яблочно-вишневой
   Я стою беспомощный и голый -
   Мне садов бегущих не догнать -
   В них навек ушли отец и мать -
  
   Восточный подстрочник
  
   Когда же этот дом сошел с ума -
   Давно - давно тот дом сошел с ума -
   Из окон в окна переходит тьма -
   И сырость - и тоска - и удивленье -
   И слышится земли сердцебиение -
   Кто разделил невидимый обман -
   И вышло два увиденных обмана -
   Кто был песком и видел караван -
   Везущий список первого корана -
   Кто понял - что не праздник - а тюрьма
   В подстрочнике арабского письма -
   Когда же этот дом сошел с ума -
   Давно - давно тот дом сошел с ума -
  
   ***
   Я слушаю одиночество -
   Я чувствую пустоту -
   Ночными садами и рощами
   Распугивая темноту -
  
   Вдоль изгороди расшатанной -
   Вдоль рухнувшего моста
   Расхаживают глашатаи -
   Но глотка у них пуста -
  
   И мне им ответить хочется -
   Что я их не слышу - нет -
  
   Беззвучно летят пророчества -
   Беззвучен на них ответ -
  
   Метафоры метаморфоз
  
   Час сочетаний - звездный час -
   В другое время - все иначе -
   Произойдет и все без нас -
   Час сочетаний - час удачи -
  
   Вот закрутилось колесо -
   И звезды вырвались из ночи -
   В абстрактном множестве часов
   Час сочетаний дивно точен -
  
   Час превращений старых звезд
   В свечения рабынь из Кафы -
   Метафоры метаморфоз
   Врываются - как мед из амфор -
  
   Опустевшие мысли рассвета
  
   То ль видение - как у Макбета -
   То ли мусор палят во дворе -
   Опустевшие мысли рассвета
   Принимают участье в игре -
  
   То ли плачут веденья Магриба -
   То ли скачут цветные лучи -
   Море ночи - И солнце - как рыба -
   Выплывает белее свечи -
  
   В этот час никому не до шуток -
   Ведь не сбудется жизнь никогда -
   Если в сумрачный сей промежуток
   Не проникнет ночная звезда -
  
   Византийские куклы
  
   Византийские куклы
   Из шелка и шерсти
   Перед иранским посольством
   Хохочут в слезах -
   О незнание - как ты беспомощно - если
   Византийские куклы
   Без сердца и чести -
   Беспощадные вести
   Из мести и лести
   Вам - иранские гости -
   Чья речь не слышна -
   Византийские куклы -
   Игрушка страшна -
  
   Монгольский пегас
  
   Не устают уста -
   Столетья опрокинув -
   И ты белым-бело -
   Истории плечо -
   Разбей мое чело -
   Узришь горящий Киев -
   От всадников черно -
  
   Когда летит монгол
   За женщиной в погоне -
   Грядущая весна
   Рожает впопыхах -
   Шли по краям земли
   Взъерошенные кони -
   И словно крылья -
   Девы на боках -
  
   Шла по лицу земли
   Иная раса -
   С ней повстречаться -
   Боже упаси -
   Но грубый след
   Монгольского Пегаса
   Неоспорим в поэзии Руси -
  
   Чужой смех
  
   Ругаются голоса
   На улице в час вечерний -
   Аукаются мечты -
  
   Я был вдалеке от всех -
   Один я сажал цветы -
   Чужой провожая смех -
  
   Но если захочешь ты -
   И если поймешь - зачем я
   Чужой провожаю смех -
  
   Я выйду из темноты
   Ослепнувшего кочевья -
   Не видеть - великий грех -
  
   Монолог - в городском сквере -
  
   - Верность - но это фальшь -
   Годы проходят - Страшно -
   Годы - как крики мамаш -
   Ира - Наташа - Саша -
  
   Кончены стрельбы - Шабаш -
   Отяжелевшим ягдташем
   В ночь оборвусь в садик наш -
   Ира - Наташа - Саша -
  
   Монолог спящего капитана
  
   Все измениться может на земле -
   Все можно сжечь -
   Все можно обезглавить -
   Как зубы не сгоревшие в золе -
   Начнет сверкать и появляться память -
  
   В тревожных снах который год
   Она выходит на просторы -
   Тот - кто не ведает невзгод -
   Рукой с окна снимает шторы
   И видит белый пароход -
   Прошедший роковые штормы -
  
   Тот - кто не ведает невзгод -
   Мой друг - счастливец и бедняга -
   Он мой встречает пароход -
   Я - спящий капитан у фланга -
  
   Крик павлина
  
   Павлин кричит на Крымском побережье -
   Отгородясь от всех кустами роз -
   Рождается в его душе изнеженной
   Нездешний крик из африканских грез -
  
   Павлиний крик или так плачет женщина -
   Крик женщины или павлиний плач -
   Настанет ночь - Все будет - как обещано -
   С горячих плеч слетит холодный плащ -
  
   И дрогнет кипарис почти божественно -
   И мы навеки в сердце сохраним
   Неведомо-невидимую женщину -
   Павлиний крик и полуостров Крым -
  
   ***
   С этих красных и синих
   Балконов Тбилиси
   До Ирана легко дотянуться рукой -
   Здесь навесы свободно касаются выси -
   Что ж - Восток узнаваем -
   Грузинский монах
   Закрывает ключами
   Собор христианский -
   Но с балкона за ним
   Наблюдает Аллах -
  
   Степь и ночь
  
   Вдоль стеклянного забора
   Ходят два слепые вора -
   Волчий свист - степная ночь
   Запугали мою дочь -
  
   Надо жить - а воздух горек -
   Воздух мрачен - воздух пуст -
   В злой стекляшке бьется кролик -
   Пропадая - словно хруст -
  
   Степь и ночь - И дочь - и снова
   Ночь и степь - И без конца
   Страхом скованное слово
   Спит в ночных губах отца -
  
   Собачий луг
  
   Птицы кричат -
   Собаки ворчат -
   Люди молчат -
   Ночь -
   Платок на плечах -
   Прошла мимо дома дочь -
   - Здравствуй мой друг -
   Что за испуг вдруг -
   Дочка в ответ -
   - Папа - там свет -
   Собачий горит луг -
   Птицы кричат -
   Собаки ворчат
   В белых свечах луны -
   Дочь вся в лучах -
   Платок на плечах
   Пугающей белизны -
   Из новизны мы страх увезли -
   Вырастили щенков -
   И вот они по-прежнему злы
   Горем белых веков -
   Ночь - это площадь -
   Где в центре свист
   Диких людей степных -
   Тысячелетний ужас убийств
   В криках собак цепных -
  
   Образ - он разрезал -
  
   Он разрезал политкарту на разные страны - на
   одинокие острова, на тайфуны и ураганы - на
   северные и южные полюса -
   Он открыл окно и посмотрел на мир - по земле
   шли люди - и они были так уверены - словно за каждым
   из них ехала реанимационная машина -
  
   Образ - котята Анд -
  
   Диего Ривера - Давид Альфаро -
   Пабло Неруда - Гарсия Лорка -
   Мертвые фары -
   Но света сколько -
   Винная стойка
   Пьяного бара -
   Цвет полифорума изобрети -
   Странная пара - Че и Марти -
   В вере изверились - нашли вариант
   С истинами простыми
   Дети слепые - котята Анд -
   С помыслами святыми -
  
   Азия одна
  
   Фаланги - скорпионы - каракурты -
   В слепую глину замешались курды -
   В сырой стене их проступают кудри -
   Здесь все едино - Азия одна
   И - кажется - предметно не видна -
   Земля - огонь - немые лица старцев
   Смещаются в сыпучее пространство -
   Где только тишина разделена -
   Но слиты высота - объем - длина -
   Однообразна Азия - но все же
   И многоцветна - стало быть - похожа
   Она на всех - кто верил - но не знал -
   Песок - змея - пустые кольца кожи -
   Слепая глина - Память - Терминал -
  
   Путешествие в позапрошлое лето
  
   Путешествие - это повторение снов -
   Голос путешественника - пленник надежды -
   Итак - от станции Лисий Нос
   До станции Мельничный Ручей
   Мчит паровоз - сбрасывая дымные одежды -
   Обнажаясь - как женщина -
   От смешных мелочей -
  
   Паровоз с двумя фонарями
   - Вижу - и - Помню -
   Проносится по разно направленным ветвям -
   По совершенно несовместимым путям -
   Лес мой любимый
   Вторит паровозному воплю -
   В топке горящей рождается Дитя -
   Ребенок с глазами Кордебалета -
   Ненавидящими Прим-Балерин -
   Путешествие в позапрошлое лето -
   В позаброшенный лес - где мы вечно горим -
  
   На уровне сапог
  
   Чердак подвалу не чета -
   На чердаке живет художник -
   А вот в подвале суета -
   Там вечно пьянствует кутежник -
  
   Какая милая чета -
   Монашенка - а он безбожник -
   На чердаке живут вчера -
   Сегодня там живет чертежник -
  
   В подвал заходят кучера
   В столетье прошлом -
   Им внимают
   Чернее ночи вечера -
   Но за чертой омрачена
   Судьба - Мир новых принимает -
  
   Подвал на уровне сапог -
   Там и сегодня человечек
   Цветочек посадил в горшок -
   Он так велик и так беспечен -
  
   Полоска улицы черна -
   Наверно - миром правят черти -
   Чердак подвали не чета -
   Убит чердак - подвал бессмертен -
  
   Монолог стыда
  
   В минуту отчаянья - стыда и разочарования
   Мысленно припадаю к снайперскому прицелу -
   Ловлю в черный крест человека - похожего на себя -
   И стреляю ему в голову -
   Вот боль - похожая на справедливость -
  
   Ледяной Христос
   Монообраз
  
   Зубы Дзаппи вгрызаются
   В тело Мальмгрена -
   Голубые снега улыбаются
   Небу - но немо -
   О - звериное счастье -
   Снова жертва чиста -
   Голубое причастье
   Ледяного Христа -
  
   Монолог капитана Джузеппе Дзаппи
  
   Я - капитан Джузеппе Дзаппи -
   Я победил - мой мир живет -
   И в мощной волосатой лапе
   Тщедушный соловей поет -
   Я помню мрамор Мариано -
   Белеющий от немоты -
   Но я из тех - кто чертит прямо
   Границу смерти - я и ты -
   Христа великую идею
   Злодею открывает зло -
   Мальмгрен - я тоже леденею -
   Но я возьму твое тепло -
  
   Монолог Мальмгрена
  
   Ты видишь - Дзаппи - я плюю
   В тебя горячей кровью -
   Но знай - что я не горе пью -
   А радость вместе с болью -
   Когда наступит высший суд
   И кровь мою осушит -
   Я и в могилу унесу
   Презренье к вашим душам -
   Мне говорят - бессилен ты -
   Суровы перемены -
   И над тобой из темноты
   Смеются манекены -
   Они невзрачны и тупы -
   Плодятся и пасутся -
   Они лишь демоны толпы -
   А все-таки смеются -
   Будь осторожен - человек -
   Храни талант - как знамя -
   Чтоб не упасть в горячий снег
   И в ледяное пламя -
   Чтобы случайная беда
   Тебя не унижала -
   Чтоб манекены никогда
   Не выпускали жало -
  
   Лейтенант Мариано
  
   Бессилие - я - Мариано -
   Бесправие - опять же я -
   Но все же поздно или рано
   Моей становится Земля -
   Я - доведенный до отчаяния
   Убийцею и мертвецом -
   Я - Мариано - в час звучания
   Клянусь - что не был подлецом -
   Как тихо остывают вены -
   Но - разорвав голодный плен -
   Не Дзаппи ринулся к Мальмгрену -
   В звериный мир вошел Мальмгрен -
   Я помню взор Мальмгрена синий -
   И в нем великая беда -
   Он говорил - не ты бессилен -
   Мы все бессильны иногда -
  
   Капитан ледокола - Красин - Самойлович
  
   На улице Марата в марте
   Музей Антарктики в снегу -
   Как ледокол на синей карте -
   А я стою на берегу -
   Кораблики на школьной парте -
   Скольженье на коньках в пургу -
   Тридцатые года на старте
   Перехватили на бегу -
   Тридцатые года на старте -
   Кругом воздушные шары -
   Нам повезло - легки в азарте
   Года тревог - года игры -
   Мы уплывали в мир молчанья
   Мы поднимались в небеса -
   Чтоб в общем громе величанья
   Исчезли наши голоса -
   Мы верили - проходит вечер -
   Уходит снег - приходит свет -
   Снег молчалив - но он не вечен -
   Его не долог в мире след -
   Но снег летел - он падал гневно -
   И сотни ярых егерей
   Сгоняли тысячи Мальмгренов
   В загоны дальних лагерей -
   Но стал однажды путь наш ясен -
   Явился искупленья час -
   Через пространство рвался - Красин -
   Спасать Мальмгрена - и не спас -
   В душе моей попеременно
   Тогда звучали плач и смех -
   Чужого не спасли Мальмгрена -
   Куда уж миллионы тех
   Мальмгренов в глубине России -
   В Елабугах и Соловках -
   Так Мариано полз в бессилье
   Вслед Дзаппи на одних руках -
  
   Воскресение
  
   Сорок тысяч из ста
   Говорили уста -
   - Дай нам тело и кровь
   Ледяного Христа -
   Остальные - устав -
   Отвечали уста -
   - Мы стоим у Креста -
   Наша совесть чиста -
   Словно арка моста
   И пуста - и проста
   Не идея Христа -
   Но идея Костра -
   Страх - Но боль не остра -
   Будет вечен - восстав -
  
   Монолог главного героя из романа
   - Тоска по моему бегству -
  
   Я из тех - кто начинает новый род -
   Я из те - для кого мироощущения предыдущих художников так же бессмысленные - как родственные традиции -
   Я боготворю разрыв в линии семьи -
   Я теряю связь со своими клетками во всех поколениях -
   Я топчу их сознание -
   Я из тех - кто - обращаясь к наследникам - говорит им - Дети - если вы видите сходство между собой и родителями - постарайтесь изменить его - ибо нет ничего более опасного - чем это сходство - Сын - если твой голос похож на голос отца - постарайся сломать свой голос - Дочь - если твои движения похожи на движения матери - измени свои движения -
   Когда я вижу свою дочь - идущую с матерью по торговым залам Москвы - мне трудной найти две более никчемные фигуры - чем эти - Когда мой сын - подражая мне - пьет вино - мне становится одиноко от однообразия жизни - И я говорю сыну и дочери - Дети - вы рождаете родителей и создаете вечность - ибо я из тех подкидышей - брошенных на свидание с миром - которых не коснулась магия легенды -
   Я из тех - кто любит ходить по земле - но вместо посоха опирается на слова - Могло быть и хуже - поэтому бури - которые прошли надо мной и пощадили меня - стали ступеньками моего везения -
   Счастье - не что иное - как деревянный мост - собранный из бревен трагедии - не затронувшей нашего сердца -
   Знайте - что для настоящего художника все на пользу - влево или в право - удачи или неудача - любовь или измена - опьяненность или трезвость - признание или забвение - Поэтому он не идет по дороге - а стоит - как дерево - и живет - как трава - Единственное - что с ним можно сделать - это вырубить или выкосить - да и то только до будущей весны -
   Но подумайте - мог ли я быть бескорыстным - если бы вы не любили меня - Нет - ибо то - что связывает одних - неизменно оборачивается против других -
   Любые связи агрессивны и порочны - вот так и мы в связи со своим эгоизмом напоминаем лед с крыши - ломающий руки деревьев -
   Необходима новизна - чтобы не умерла привязанность - Горе тому - кто забыл о красоте и подчинился скуке - жалости и чувству ответственности - зная - что он один из тех - чья жизнь - постоянное нетерпение или смерть - умноженная на воображение - ибо двумя стаями вокруг каждого из нас ходят человеческая злоба и доброта -
   Слишком поздно понял я - что мы похожи на собак - но с тем отличием - что наше обоняние не мгновенно - а растянуто во времени - человек не берет след сразу - он способен сделать это через много-много лет - Что и говорить - память - это собака - бегущая по следу - уходящему в прошлое - и с ее языка сочно капают слюновыделения творчества -
   И вот наступило время - и жизнь стала гармонична и комфортабельна - словно сбитая простыня и спутанное одеяло в холодную зимнюю ночь - Да и вообще я стал себя чувствовать так же уютно - как Дантес в России после убийства Пушкина - Ничего удивительного - ибо жизнь без магии легенды имеет форму камеры и душу заключенного - В результате - большое свидание с близкими - краткая встреча с любимой - прощание с самим собой -
   Знайте - есть великие несправедливости - рожденные случайностью - Есть разбитые стекла легенд - собранные из осколков мелких обстоятельств - не только политики - но и художники становятся великими волею случая - едва коснувшись магии легенды - И если от первых остается великий злодейский дух - то вторые занимают слишком много пространства - Иногда магия легенды становится историческим мостом - соединяющим антиподы - Самоубийство Маяковского связано с самоубийством Есенина - магия легенды - это тот механизм - который заставляет многих в критический момент поступать согласно инерции предвзятости - Смешно давать имена звездам - еще смешнее - когда эти имена переносят на людей - Магия легенды способна причинить вред - Она может вынести человека на орбиту обобщенной глобальности и - сравнив его с международной политикой - может превратить его в насекомое - Магия легенды - вооруженная глобальной информацией - убивает в художнике явное уважение к тайному и - наоборот - культивирует тайное почитание явного - Поэтому обобщенная глобальность постоянно меняющихся событий - это не явление Христа народу. - магия легенды - это бесподобный обман - которым обладают немногие - Это воздух - проникающий в любые щели - Это удача - Удача - это свобода - Свобода - обман - Ведь даже гениальность может быть удачливой случайностью - если вовремя сочинить хорошую сказку - которую запомнят люди - ибо Ренуар не нуждается в биографии - а Ван Гог и Гоген без имени многое теряют - Но это справедливо лишь наполовину - потому что женщину интересует то - что стоит за холстом - а цена холста занимает мужчину -
   Велика магия легенды - страшна инерция предвзятости - Хорошо или плохо сделано это или то в конечном счете решает имя художника - Иной гений - это всего лишь легенда -
   Умноженная на инерцию - Порой гении не являются - а делаются обстоятельствами и людьми - и если это так - может ли называться неожиданностью категория вывода - Поэтому левое полушарие моего мозга - комиссионный магазин - который не принимает на оценку современную поэзию - правое полушарие - кинотеатр повторного сна - где навязчиво зависла идея - бедна литература той страны - где пародисты - юмористы и сатирики вместе с поэтами-песенниками являются любимцами народа - Победа вторых жанров - первый признак деградации большого искусства -
   И все-таки знайте - что я не из тех цветов - что могут прижиться в саду - именуемом молчанием - Я не из тех садовников - которые обрезают ветви - Я из тех корней - которые всюду и везде пытаются будоражить надгробия великих -
   Постоянно живя в такой оппозиции - я понял - что гений - это конечный итог - это суммарный труд двух-трех поколений - идущих в генетической связке на покорение социального Эвереста - Поэтому меня всегда восхищала та грандиозная пропасть - которую может выкопать общество между двумя живыми людьми - Имя пропасти - магия - Сущность пропасти - легенда - ибо не будь ямы - где взять крутые берега мнимого величия - Знайте - я давно болен хроническим провалом - и если меня спросят - когда началась моя болезнь - я скажу - Недомогание - болезнь всегда начинается со сна - Именно тогда объем головы увеличивается до размеров земного шара - и она вбирает в себя усталость мира - Я устал - как целый свет -и - кроме болезни - для меня нет иного русла - Голова замирает на подушке - и ее страшно повернуть - не хочется нарушать гармонию больной земли - Но все это время я добросовестно вылезал из ямы большой глубины - Вчера я добрался до выступа - увидел свет и снова полетел вниз - Падая - я не почувствовал боли - потому что за то время пока я лез к солнцу - на дне ямы выросла густая мягкая трава тоски по моему бегству -
  
   Подводный сад
   Н.Д.
  
   Белые лилии на черном пруду -
   Черные розы в белом саду -
   Рву и срезаю прошедшие стебли -
   Кану в минувший ночной водоем -
   Снова один - даже если вдвоем -
   Тут я устал - там надежды окрепли -
   День разорвался - разрушена ночь -
   Белые лилии не превозмочь
   В черной воде - освещенной цветами -
   Я уничтожен - я предан в беде -
   Дай возвратиться мне к черной воде -
   Где не картина - а замысел в раме -
   Лилии льются на самое дно -
   В черном пруду мне совсем не черно -
   Срок приближается - ухает птица -
   Я направляюсь на Запад - Восток -
   Север и Юг - восемь рук - восемь ног -
   Мертвый квартет разыграл мои лица -
   Крики - безумие - В доме война -
   Мать и отец - стебли черного дна -
   Я задыхаюсь от страха и плача -
   Вот почему меня каждый предаст -
   Я ненавижу названия каст -
   Я ничего в этом мире не значу -
   Но я узнал - что немая вода
   В зыбких границах лесного пруда
   Вдруг возлелеяла множество лилий -
   Нежность безмерная длинных стеблей
   Так не похожа на птиц и людей -
   Так далека от зверей и рептилий -
   Лилии льются на самое дно -
   Замкнутый пруд открывает окно
   В черную тайну подводного сада -
   Где - освещая свой бренный наряд -
   Души цветов то плывут - то стоят -
   Белую тайну скрывая от взгляда -
   Вот - где разгадка - спасение где -
   Свет - замурованный в черной воде -
   Мир заколдованный - сад мой подводный -
   Может - и умерли я или ты -
   Но расцвели под водою цветы
   Жизни единственной - жизни свободной -
  
  
   Магия легенды
  
   Послесловие
  
   Есть удивительно неожиданный поэт Владимир Шали как бы явившийся к нам ниоткуда. Есть мучительные перепады между обессмысленностью жизни и заявленной к финалу поэмы "История одного молчания" верой в музыку. Есть книга стихов "Свобода зрения" - стихов разных лет и десятилетий - и эта юношеская, но лишь сейчас обнародованная книгой поэма.
   Есть в этой книге редкий симбиоз стихов поэта и воспаленных красок и видений рано ушедшего от нас художника Алексея Сысоева. Есть родство по температуре и энергии творческого духа - а в стихах заявлено и глубинное родство по этому свойству - "воспаленной спиралью мятежно царствовал Ван Гог".
   Что же получается? Любителю легкого чтения в этих стихах делать нечего. Есть "музыка огней", в сущности, обеззвученная музыка - видения огней. И есть звучащие и даже кричащие краски: "Ударив в оранжевый гонг, художник в звучанье вернется"; "Вы только крики, крики, крики, вы птицы сердца моего"; "Зренье мое и слух, все, что я есть и мог" - зрение и слух взаимообратимы. Поэт видит немую музыку глазами и на слух вылавливает из предвечной тьмы ярко вспыхивающие ассоциации.
   Словом, есть много чего в этих стихах, а слова вроде бы и ни причем. Все выходит из молчания и в молчание возвращается, ибо есть у него и другая вариация цитированных строк: "Ударив в оранжевый гонг, художник в молчанье вернется". Это какой-то маятник между молчанием и звучанием. Но вот и место для поэта: "И, победив момент молчанья, предвосхитив момент звучанья, поэт беззвучный Аполлон". "В промежутках царствует поэт, на тончайшей грани предзвучанья. Да это ж, ни много, ни мало, своя эстетика, что редкость в нынешней поэзии, развращенной мелочной прозой.
   Значит, как это - слова ни при чем? "Я верю в музыку огней"? А не хотите и так: "Уже не веруя, но веря"? Кричащая экспрессия и рядом такие тончайшие оттенки мысли. И только афористичное слово их хозяин. Веруя или верю, как духовное или душевное, "разноодинаковы".
   Афоризм или поэтическая формула - это исключительная привилегия слова, а афористика поэта для меня истинное наслаждение: "В разновеликом океане лиц наш образ разноодинаков" - "пуля слепо летит в никуда. И в полете, как яблоко, зреет" - "У темноты мы просим света, свет доверия темноте?" - "Я вдруг понимаю, что вечно живу" - "Я так устал, что хочется летать" - "Девочка с мальчиком, что вы искали? Дедушка с бабушкой, что вы нашли?.." - "Мне садов бегущих не догнать, в них навек ушли отец и мать" - "Кто посмотрел глазами звезд на инфузорию любимой" - "Я тайный сторож, я звонарь, заметивший глухого вора, крадущего слепой букварь" и, наконец, - а лицезреть цитатную мозаику можно до бесконечности - "Счастлив, кто на своем веку из восхитительного ямба изгнал четвертую строку".
   Это о себе. И это не формальная новация, а содержательная. Покойный знаток поэзии Адольф Урбан, первым приветивший дарование поэта, объясняет это усечение так: "Это, по сути, стиховая модель его чувства времени: вечность, закрепленная обручем рифмованных строк, и открытой текучей средней. Она дает полноту жизненного мгновения настоящего..."
   Жить в настоящем веселей.
   О нем тоскуют тени в прошлом
   И тени из грядущих дней.
  
   И в то же время, вот проклятье:
  
   Искажена моя судьба
   В поспешном фокусе мгновенья.
   В нелепый вечер сжата жизнь.
  
   Вот ведь, быть может, главный и мучительный нерв для поэта, и я вспоминаю, скажем, Блаженного Августина: "Но в чем состоит сущность первых двух времен, т.е. прошедшего и будущего, когда и прошедшего уже нет, и будущего еще нет? Что же касается до настоящего, то, если бы оно всегда оставалось настоящим и никогда не переходило из будущего в прошедшее, тогда оно не было бы временем, а вечностью".
   И поэт не прощает "жестокой мимолетности мгновенной", и он хочет увидеть "образы прошлого в будущем свете": "Была моя вина, что я стоял у входа в иные времена"; "Я видел сон во времени ином"; "Я вижу сон, в котором нет меня"... Сон, галлюцинация, мираж - излюбленные видения поэта.
   И это так естественно. Мимолетное мгновение само по себе призрачно. Призрачны вещи, слишком преходящие. Но и вечность сама по себе призрачна, не подцепленная живым мгновением. Что, казалось бы, может быть прочней тысячелетних каменных фасадов. Но птицы, высеченные на их фронтонах - тоже мираж.
   Явь и сон тоже взаимообратимы. Самое вещественное превращается в муляж и галлюцинацию, как древняя мумия или жуткий образ препарированной головы в Освенциме, превращенной в статуэтку: "Здесь я! На полированном столе у лагерфюрера...".
   "Тень всадника заходит в сад... Я подчиняюсь миражу..." Моментами это похоже на засвеченную пленку, когда и тени едва видны в знойном мареве пустыни, а то и жестче, как у самого поэта, - момент, который и вовсе "вырезан из кинолент": "когда я слеп в саду, а сад незряч..."
   Удивительная афористика! Совершенно не похожая на афористику рассудочной европейской культуры - заточенную, как острый карандаш, до колкой однозначности - эпиграммы или каламбура. Здесь все наоборот. Афоризм раздваивает жало или распахивает объятья восточной многозначности. Он загадочен, и в нем зерно притчи, пускающейся в буйный ассоциативный рост и совершенно негаданное сближение "далековатых понятий":
  
   В раскинутом окне,
   В дверях, открытых резко,
   Явилась в полусне
   Расколотая фреска.
  
   И в той щели, и в тех
   Щелях, что по соседству,
   Был слышен плач и смех...
  
   Тысячелетние миражи и плачи коммуналок, "жизнь на уровне сапог замерзающих прохожих" где-нибудь в полуподвале совершенно свободно сопрягаются в сознании поэта. Иногда кажется, что понятия слишком далековаты, связи рвутся, но это не так. Как на восточной миниатюре "львы прыгают за край листа", так и ассоциации у поэта в нетерпении рвутся за край отдельного стихотворения.
   Ассоциативность у поэта гулкая и блуждающая в едином и обширном ассоциативном поле, вариационная. И если вас поразит какое-то парадоксальное видение, то вы еще с ним не раз встретитесь: "Вертикальная площадь - стена, вверх по ней вертикальная лошадь без наездника скачет одна" - "Каскад зеленый любит небо - в нем вертикальная весна" - "По стенописи вертикальной ползет полузабытый сад..." Притом такая необузданная "свобода зренья" может вдруг получить совершенно оправданную житейски мотивировку - ну, поскользнулся человек, "а за стеной каток, там перевернулся переулок, поскользнулись миллионы ног, полетели миллионы булок - штампы частной жизни..." Только и здесь штампы частной жизни помножены на миллион, обращены в фантасмагорию и мираж.
   Образ может перейти и в культурологическую плоскость: "Смысл готики - сближенье плоскостей и взлет из пустоты по вертикали..." А в поэме "История одного молчания" наперекор "горизонтали" дешевого публичного успеха поэзии, похожей на цирк - "Мой юный друг, никто не виноват, что ты приник к веревке вертикальной..."
   Пафос этой ранней поэмы и многих поздних стихов - взорвать узкие границы нашей жизни или ее стены, взорвать молчание, вырваться к яви живой и беспредельной жизни. "Крик замурованной улитки" - тоже сквозной образ. Как из Сальвадора Дали. Этот "невысказанный, невозможный звук" должен-таки докричаться до неба: "Крик замурованной улитки грозу венчает наверху". И когда вы читаете стихотворение с домашним интерьером: "Потом в замурованный улей проникла ночная звезда" - обязательно вспомните эту улитку, теперь уже человеко-улитку...
   Так кто же он - поэт, невозмутимый мудрец, скиталец сквозь века и их миражи, облаченный в стилизованные одежды восточной притчи, или ходатай трагической и нервной кисти Босха, Ван-Гога, Отто Дикса? Молчаливый созерцатель загадочных метафизических глубин и первосущностей жизни или романтический бунтарь, подложивший взрывчатку под это молчание и жалкие пределы нашей эфемерной жизни, решивший докричаться до неба? А он и то и другое сразу:
  
   Необходимо одичанье,
   Чтобы судьбу свою понять.
   Необходим момент молчанья,
   Чтобы совсем не замолчать.
  
   Вдохновение, ясновиденье, прозрение, пророчество - вовсе не есть карманный дар, который всегда при тебе. Это всегда импульс и самопроизвольная вспышка. Они приходят и уходят. И снова приходят, на миг озаряя темные подвалы человеческих душ.
   Это живая работа противоречивость духа, его мощная у поэта биоэнергетика, порождающая обжигающие ассоциативные импульсы. Непредсказуемые! И не подстать ли эта противоречивая работа духа изначальной противоречивости жизни?
   Да и кто скажет с точностью, как обстоит дело? Мир изначально гармоничен, как казалось Тютчеву, и только человеку не прорваться сквозь свои диссонансы к этому первоначальному звуку? А может быть, он изначально "вековечная давильня" и как раз человеку внести в этот мир гармонию, как показалось Заболоцкому? Или мир изначально нейтрален, и это сам человек истязает его своими диссонансами, желая внести в него меру своей гармонии? Любой однозначный ответ примитивен.
   Вот и у поэта бездонная по смыслу формула - "не хочется нарушать гармонию больной земли". Больная гармония! Невероятно, но это так. Болезнь и гармония - "разноодинаковы".
  
   Кто здесь гармонию нарушил,
   Великий грешник иль святой?..
  
   Художник вносит в мир гармонию, но это трюизм - он продирается к ней через диссонансы, и ссадины остаются на теле его творений. Поэт перед листом белой бумаги терзается, "омрачая белизну словами, знаками, сомненьем". Не наполняет его гармонией, но замарывает его незапятнанную чистоту. Вот еще тонкое наблюдение: "Еще, еще два-три штриха - вся загублена картина". Загублена гармония! Вы наслаждаетесь полнотой жизни? А поэт знает, как она опустошена: "От пустоты любви до полноты изъяна..."
   Словом, лучше уж ничего не делать, чем вносить в этот мир разрушение и разобщение: "Сей разобщенный шумный хор вещает трепетному миру свой самовластный приговор". Но это позиция мистика-созерцателя - ничего не делать. Но не поэта. Даже в момент мнимого бездействия: "Глядит душа в момент молчания всему звучанию в глаза!" Здесь, как говорится, кто кого! Жестокий поединок взглядов.
   Вопрос о назначении поэзии - главный для всякого настоящего поэта, хотя не он первый им задается, возникает предварительный вопрос об истоках его поэзии.
   Первое стихотворение его попросила сочинить Наташа Кучинская, легендарная любимица нашего поколения, всемирно прославленная гимнастка.
   Ну да, есть в "Истории одного молчания": "А ты, любимая, летишь победоносно по Европе... И говорю: забудь меня, оставшегося на Востоке..." Вот он и сам выплыл тут же, как частный вопрос об истоках. Восток и Запад - важнейший смысловой узел в творчестве поэта. Два типа цивилизации и мироотношения.
   Еще важнее другое. Прототипом здесь невольно стала личность незаурядная, посягнувшая испытать в своем роде пределы человеческих возможностей, а это ключевая и самая больная мысль для поэта, будь это всего лишь чудак Миша Ляхов - изобретатель махолета, или даром божьим гимнастка, или отчаянный Нансен, или Ван-Гог, или, наконец, поэт и его назначение.
   Здесь мучительный клубок мыслей - о возможности прорыва за положенные пределы. О прорыве подлинном и мнимом. О тяжком и жестоком бремени стать легендой или мифом при жизни. Миф обернется миражом: "Миф и мираж - как братья близнецы". И еще: "Магия легенды - это бесподобный обман, которым обладают немногие".
   И еще: "Меня всегда восхищала та грандиозная пропасть, которую может выкопать общество между двумя живыми людьми. Имя пропасти - магия, сущность пропасти - легенда, ибо, не будь ямы, где взять крутые берега мнимого величия?"
   И здесь мы совсем близко к вопросу о назначении поэзии. Перемахнуть через пропасть? Но как? Одним прыжком не получится, а тройной прыжок не годится. Что же остается - полет?
  
   Дайте мне пропуск
   В заоблачный ряд,
   Там, где апостолов поступь.
   Это не просто лететь наугад -
   Дайте мне скорость!..
   Тонет мой остров,
   Цепляясь за жизнь,
   Брошенный остров.
   Дайте мне скорость -
   Я выберусь из
   Пропасти в пропасть.
  
   Анатолий Пикач
   Апр - подневольный раб неегипетского происхождения.
   Атум-Хепри - восходящее солнце.
   Сокар - бог мертвых загробного мира.
   Хатхор - богиня радости.
   Хнум - бог-творец.
   Хор-Хентхети - бог страсти.
   Осирис - бог плодородия.
   Амон - бог солнца.
   Атон - бог солнечного диска.
   Эхнатон (Аменхотеп IV) - египетский фараон (12419-ок.1400 до н.э.).
  
  
  
  
   138
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"