Shamuil: другие произведения.

Вертикали другой войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.28*151  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решил продолжить наконец-то. Сори что долго... Немного переделал.


   Пролог
   Утро 19 июля 1943 г. выдалось солнечным.
   - Катя, подъем! - сквозь сон прорезался голос ее лучшей подруги, Лидии. - Пол часа на сборы.
   - Уже встаю, мамочка. - голос был охрипшим и глаза не хотели разлипаться.
   Поспать удалось только четыре часа. Вчерашний вылет затянулся до темноты и самолет пришлось сажать почти в слепую, ориентируясь только на сигнальные костры аэродрома. Потом пришлось пойти на разбор полетов и полит-заседание. "Больше было бы пользы от лишней пары часов сна, чем от брюзжания замполита. - подумала Катя. - Все фронтовые новости и так узнаем от механиков".
   73-й Гвардейский истребительный авиаполк, куда в январе 1943 г. была переведена младший лейтенант Буданова Екатерина Васильевна, располагался на территории Луганской области, в ста семидесяти километрах от города Антрацит. Новое назначение порадовало девушку. Во-первых Екатерину назначил своим ведомым сам командир полка Баранов, во-вторых новый, более быстрый Як-1Б с увеличенным боекомплектом привел девичью душу в состояние полного восторга. Первая партия новых самолетов только поступила на фронт и распределялась по авиаполкам поштучно. Получили их только самые лучшие летчики, в том числе и младший лейтенант Буданова Екатерина и младший лейтенант Литвяк Лидия, ее лучшая подруга.
   23 Февраля обе подруги получили свои первые боевые награды - ордена Красной Звезды. После радостного события получения орденов, случилось не менее радостное - свадьба Лидии и старшего лейтенанта Соломатина Алексея. Близкие отношения у них завязались после того, как Лидия была назначена к Соломатину ведомым.
   Катя искренне радовалась счастью подруги. У самой Екатерины отношения с мужчинами как-то не складывались, не смотря на веселый характер и общительность. Многие удивлялись такому положению вещей. По прогнозам большинства боевых товарищей первой должна была выскочить замуж хохотушка Катя, а не тихая и замкнутая Лидия.
   Тем не менее, у Кати были свои причины. Известие о смерти единственных родных - матери и сестренки в сентябре 1942 года причинили ей огромную боль. И хотя внешнее проявление горести утраты было недолгим, Катя еще долго плакала по ночам. Решение не заводить близких отношений до конца войны крепло в ней с каждой трагической потерей в составе полка.
   В конце мая Лидии вручили орден Красного Знамени. Катя тоже не далеко отстала от подруги и буквально вчера получила второй свой орден - Отечественной войны 1-й степени.
   - Пошевеливайся. - вывел ее из воспоминаний голос Лидии.
   После смерти мужа, погибшего 1 мая на ее глазах, подруга и без того тихая, совсем замкнулась в себя. Каждый вылет теперь был для Лидии возможностью отомстить за смерть мужа. Она яростно бросалась в самую гущу сражения, не жалея себя. Екатерина прекрасно понимала подругу, с ней было то же самое после известия о смерти родных. Только время частично может вылечить боль потери.
   Сегодня в их задачу входило сопровождение "горбатых" на бомбардировку железнодорожной станции г. Антрацит. Советские войска были уже на подступах к городу и помощь авиации существенно облегчала задачу по его освобождению. По последним разведданным на станцию прибыл состав с вражеской бронетехникой. В задачу десятка Ил-2 входило уничтожение прибывшего подкрепления.
   Бомбежка прошла на удивление гладко. Вражеский состав с танками и бронетранспортерами действительно оказался на станции и был на стадии разгрузки. Зениткам врага удалось сбить только одного "горбатого", остальные получили незначительные повреждения и смогли благополучно повернуть в сторону фронта. Как не странно, ни одного вражеского самолета в течении проведения операции встречено не было.
   Линия фронта была преодолена и до родного аэродрома оставалось около пятидесяти километров. Лида помахала рукой подруге и дала знать, что пройдет немного вперед за основной массой штурмовиков. Екатерина помахала в ответ крыльями своего самолета. Она осталась сопровождать подраненного "горбатого", идущего на последнем издыхании с дымящимся мотором. Самолет Екатерины послушно выполнял любое желание пилота, до дома оставалось чуть-чуть и ничто не предвещало беды.
   Тройка "мессеров" появилась внезапно, вынырнув с облачной стороны неба. Один из них оторвался и пошел на перехват штурмовика, а двое стали заходить на истребитель Катерины чуть сверху. Девушка поняла, что помощь от товарищей не поспеет и приняла решение вступить в бой. Она резко бросила самолет на перехват первого "мессера" наплевав на угрозу от оставшихся двух вражеских самолетов и на предельно возможной дистанции зацепила таки стервятника длинной очередью. Вражеский самолет завалился и по спирали, завывая, устремился к земле. В следующий миг самолет Кати дернулся и резкая боль в плече заставила девушку потерять сознание.
  
   Глава 1.
  
   Будильник зазвенел и вырвал меня из объятья сна. Наконец-то наступил последний день контракта моей службы в рядах ВВС России. Я принял решение оставить военную службу месяц назад после поступившего от моего друга Виктора Покрышкина, предложения.
   С Витьком мы сдружились еще в школе, записавшись в местный авиаклуб. Тогда, еще в советское время, работа авиаклубов строилась не на коммерческой основе, а на желании помочь стремящимся постичь небо, молодым людям. Это сейчас слово "патриот" для многих стало лишь звуком, а для кого-то и ругательством. Дорога в небо была открыта только избранным. Простому мальчишке, не имеющему за душой и гроша, о полетах оставалось только мечтать.
   С детства я зачитывался книжками про Великую Отечественную войну. Воздушные бои, описанные в них, заставляли фантазировать на тему "А если бы я был там". Я наизусть знал количество сбитых фашистских самолетов каждым советским асом. Со временем я перестал фантазировать, но память о героических подвигах наших летчиков навеяла мне патриотические чувства.
   Отец Виктора организовал частную авиакомпанию и нам с Виктором будучи старшеклассниками, удалось посидеть за штурвалами самолетов компании. В основном это были Як-40. Один раз удалось полетать на французском Falcon-50.
   Но самой большой моей мечтой были вертолеты. Именно на них у меня появлялось ощущение свободного полета. Поэтому и выбор мой остановился на авиации. Виктор же после окончания школы в армию не пошел, а стал работать у отца. Предложение от него я получил в связи с разрастанием авиакомпании отца и появлением необходимости в вертолетчиках.
   Сегодня, в последний день моей службы я должен был выступить на показательных стрельбищах перед высокопоставленными людьми нашего правительства. О том, кто будет присутствовать не знал никто.
   На мой вопрос "почему я", подполковник Потапов - командир части, сначала усмехнулся. С ним у нас еще с Чечни сложились дружеские отношения и наедине мы беседовали на равных.
   - Твою кандидатуру утверждали на самом высоком уровне. Во-первых один из опытнейших вертолетчиков, прошедших Чечню, во-вторых твои показатели стрельбы в любых боевых условиях самые высокие и в третьих Ка-54 ты освоил лучше всех не только в нашей части, но и вообще в армии. Не спорь, любые твои возражения бесполезны и я помню, что сегодня последний день твоего контракта. Кстати, когда будем отмечать?
   Вот так всегда. Лишь бы перевести разговор в другое русло.
   - За мной не заржавеет, командир.
   Подполковник хлопнул меня по плечу своей ручищей так, что руку парализовало на некоторое время.
   - Жаль, очень жаль отпускать тебя. Но понимаю. Надеюсь, будешь вспоминать старика на гражданке?
   - Забудешь тебя... - проворчал я, потирая плечо. - А штурман будет?
   - Зачем тебе штурман? И так все мишени почикаешь, не заметив.
   Машина была уже выведена из ангара и готова к отлету.
   Новейший боевой вертолёт Ка-54 еще не был освещен средствами массовой информации и являлся пока засекреченным проектом. От базового Ка-52 он отличался прежде всего более увеличенной базой, усиленным бронированием кабины и основных узлов, более мощными двигательными установками, увеличенным количеством вооружения и прочими полезными дополнениями. Но главное отличие было наличие реактивного двигателя, позволяющего ускоряться и достигать скорости шестисот к/час. Для управления скоростным полетом были увеличены крылья и добавлены дополнительные закрылки.
   Что уж говорить, я буду очень скучать по этой птичке.
   Забравшись в кабину, я первым делом вытащил из кармана и воткнул в USB разъем пульта свой флешь-mp3 плейер на 4 Гб. Мое желание слушать музыку во время полета было выше запрета на использование бортового компьютера не по назначению. Один уникум, служивший в нашей части, добавил в программу, как он выразился, "плагин" для прослушивании музыки. Когда командование узнало, то был большой скандал. Но благодаря командиру части мою машину не тронули и я остался единственным обладателем "музыкального" боевого вертолета нового поколения. Со временем я модернизировал и наушники, заменив начинку для более качественного воспроизведения музыки.
   Я проверил все системы и запустил двигатель. Топливо было "по горлышко", боеприпасов под завязку, как говорится, воюй - не хочу.
   - База, я Сокол, разрешите взлет. - обратился я по рации к диспетчеру.
   - Сокол, взлет разрешаю. Удачи.
   - Спасибо.
   Вертолет послушно оторвался от земли и убрав шасси, начал набирать высоту. Я решил пока не использовать реактивный двигатель, времени было предостаточно. Доведя скорость до крейсерской и включив автопилот, я расслабился. До полигона было пол часа лету и я ударился в воспоминания.
   Родителей я потерял в семнадцать лет. Отец не справился с управлением своего старого жигуленка и вылетел в кювет. Несколько раз перевернувшись, машина загорелась и взорвалась. Ни отец, ни мать не смогли вылезти и сгорели заживо. Из родных у меня осталась только пожилая тетка - родная сестра матери. В прошлом году умерла и она. Так что теперь я круглая сирота.
   Постоянной подруги у меня не было. Мимолетные романы конечно бывали, но настолько скоротечны, что я даже не успевал запомнить лица девушки. Почему так сложилось, не знаю. Наверно я слишком требовательный. Многие говорили, что я родился не в то время.
   Впереди неожиданно появилась грозовая туча. Я принял решения не менять курс, все же мой вертолет являлся всепогодной боевой машиной, а не хухры тебе мухры. Вокруг все потемнело и дождь забарабанил по стеклам. Вертолет начало подбрасывать и качать из стороны в сторону. Меня ослепила вспышка молнии и после этого вертолет внезапно вынырнул из грозовой тучи. Впереди было чистое небо с небольшим количеством кучевых облаков.
   В следующий миг я заметил какое-то движение боковым зрением и повернув голову в эту сторону, обомлел. Выключив музыку и автопилот, я надвинул на глаза щиток шлема и оптический окуляр. Перед глазами открылась невероятная картина. Где-то в километре от меня летел Ил-2 времен второй Мировой войны. То что это был "горбатый", я понял сразу. Контуры всех самолетов Великой Отечественной я знал наизусть. В корпусе Ил-2 в нескольких местах проглядывались дыры и двигатель оставлял за собой дымный след. Дальше - больше. Чуть в стороне за ним шел истребитель Як-1.
   Фильм про войну, что ли снимают? Оглядев окрестности, я не заметил ни одного объекта, хоть сколько похожего на передвижную студию. Более того, вся местность была полностью покрыта лесом!
   Что за черт! Здесь должны быть сельскохозяйственные поля. Я раз десять летал в этой местности. Ну не мог я отклониться в грозовом фронте так далеко.
   Дальше события начали развеваться стремительно. Из-за облаков выскочили четыре Ме-109 со свастикой на боках и крыльях. Один ринулся к штурмовику, а трое начали заходить на Яка. Не понял, что здесь происходит?
   Як неожиданно дернулся в сторону первого "мессера" и длинная пулеметная трасса протянулась в сторону самолета со свастикой. "Мессер" завалился и начал падать вниз, оставляя за собой дымный след. Я задержал дыхание. Если это снимают фильм, то сейчас самолет должен выйти из пике, но если он не выйдет... Черт, а как же пулеметные трассы? Как их изобразили? Ничего не понимаю!
   "Мессеры" открыли огонь по Яку прошив кабину пилота на сквозь. Вот тут то я и понял, что оказался в полном дерьме. Быстро принимать решения в трудной ситуации по словам моего командира была одной из тех черт характера, которые делали из меня первоклассного военного вертолетчика. А по мне, так все получалось на уровне интуиции. Вот и сейчас, я даже не задумался о последствиях, отщелкнул предохранительную планку на штурвале и выпустил веером очередь из 30-мм скорострельной пушки по "мессерам". То, что расстояние между нами было около километра, их не спасло. Осколочно-фугасные снаряды развалили "мессеры" на кучу разлетающихся в разные стороны, частей.
   Як сначала завалился, но перед самой землей вышел из пике и умудрился приземлиться на неожиданно оказавшейся внизу, поляне. Я не задумываясь, бросил машину на снижение.
   Посадив вертолет рядом с Яком, схватил чемоданчик с медкомплектом и выскочил из кабины. Пилот самолета не показывал признаков жизни. Кинув медкомплект на траву, вскочил на крыло и попытался открыть кабину. С трудом, мне все же удалось отодвинуть крышку назад. Летчик был весь в крови. Осторожно обняв пилота, я потянул его вверх. Пришлось достать нож, прикрепленный с ножнами на голени под брюками и перерезать стропы парашюта.
   Пилот оказался совсем подростком. Положив его на траву, я начал осматривать полученные повреждения. На летчике оказалась одна сквозная рана. Пуля прошила плечо, к счастью не задев кость. Я начал осторожно расстегивать комбинезон. Неожиданно летчик очнулся и ухватился за мою руку.
   - Не бойся, я свой. - успокоил я его. - Сейчас перевяжу.
   - Я стесняюсь... - ответил мне пилот шепотом.
   Бог ты мой, как я не заметил, это же девушка!
   - Лучше потерпеть несколько минут стыда, чем умереть от потери крови.
   Девушка кивнула и отпустила мою руку. Я расстегнул комбинезон и осторожно стянул его с раненного плеча. Благо комбинезон был летчице немного великоват и мне не пришлось стягивать его целиком. А вот рубашку пришлось разрезать чтобы не потревожить рану. Открыв чемоданчик медкомплекта, я обработал специальным раствором края пулевого отверстия и перевязал, как нас и учили. Потом вколол девушке обезболивающее. Слазив в самолет за парашютом, я помог летчице сесть, прислонившись к колесу самолета, и подложил тюк ей под спину.
   - Вот и все, до свадьбы заживет.
   - Долго придется ждать. - улыбнулась девушка. - До конца войны я не собиралась замуж.
   - Я же не утверждаю, что к свадьбе. "До" - понятие растяжимое. - улыбнулся я в ответ.
   - Странно. Плечо почти перестало болеть.
   - Я вколол вам обезболивающее.
   - Кто вы? - внезапно опомнилась девушка и засыпала меня вопросами. - Как вы здесь оказались? Где "мессеры"?
   - Меня больше интересует вопрос "когда" - ответил я. - Ну да ладно, давайте по порядку. Майор Соколов Александр Викторович, 27-й вертолетный полк ВВС России. Оказался здесь сам не знаю как. Летел на полигон для демонстрации новой машины, попал в грозу и вынырнул непонятно где и главное, непонятно когда. "Мессеры" отвоевались, приняв на грудь по паре снарядов. Теперь ваша очередь рассказывать.
   Девушка непонимающе смотрела на меня.
   - Скажите для начала, какой сейчас год? - спросил я.
   - Сорок третий, девятнадцатое июля. Простите, я не могу вам пока сказать свое полное имя. Вдруг вы шпион. - тихо добавила девушка.
   Я засмеялся, но мой смех был недолог. Когда до меня окончательно дошло, я почувствовал слабость в коленках.
   - Можете называть меня Екатериной. - с вызовом посмотрела на меня девушка.
   - Хорошо. Давайте на "ты", как-то непривычно выкать, вроде ровесники.
   Девушка кивнула. Я присел на траву.
   - Так где мы находимся?
   - Луганская область, Антрацитовский район.
   - Значит не только со временем, но и с пространством неувязочка.
   - Так откуда вы?
   - Мы договорились на "ты". В общем, это покажется невероятным, но я из другого времени. Когда я вылетел с аэродрома, было тоже девятнадцатое июля, вот только год был 2010.
   - Как это? Разве такое может быть?
   - Раньше я тоже так думал. Но теперь уже ни в чем не уверен.
   - Вы меня разыгрываете! - воскликнула девушка.
   Я не успел ничего ответить. Послышался гул моторов.
   - "Юнкерсы" - воскликнула девушка. - Надо уходить от самолета.
   Я взял девушку на руки и обогнув самолет направился к вертолету.
   - Что это? - удивленно уставилась на вертолет Катя.
   - Боевой всепогодный вертолет Ка-54. Принят в эксплуатацию в конце 2009 года.
   - Так это правда?
   - Я не из тех, кто склонен обманывать молоденьких девушек. - пошутил я.
   Открыв дверцу кабины со стороны штурмана, я усадил девушку в кресло. Гул летящих бомбардировщиков нарастал. Заскочив на свое место и надев на голову шлем, я включил питание.
   - Пристегнись. - сказал я Кате, показывая как это делается. Потом подал ей второй шлем.
   Глава 2.
  
   Девушка с изумлением смотрела на загоревшие огни приборов. Я включил двигатель.
   Екатерина что-то спросила. Показав ей кнопку включения связи, показал на уши.
   - И это летает? - спросила по внутренней связи девушка.
   - Еще как! Как ты себя чувствуешь?
   - Нормально. Слабость, но рана почти не болит.
   - У нас есть пол часа, потом обезболивающее перестанет действовать. - сказал я, плавно поднимая машину в воздух.
   На лице девушки появилось восторженное выражение.
   - Здорово. Ты сказал, что эту машину называют "вертолет"?
   - Да.
   - А что она умеет делать?
   - Увидишь.
   Я повернул машину в сторону надвигавшейся тучи вражеских бомбардировщиков. Опустив оптику на глаза, я увидел бомбардировщиков Ю-88 и истребителей Ме-109. Показав девушке, как пользоваться оптикой, я начал набирать высоту.
   - Тридцать юнкерсов и пятнадцать мессеров. Идут прямо на наш аэродром. Жаль не можем предупредить.
   Я посмотрел на экран радара. Точно! Шустро посчитала, сразу виден опыт.
   - У тебя какое звание?
   - Младший лейтенант.
   - Как старший по званию временно назначаю тебя, младший лейтенант... - я многозначительно посмотрел на нее.
   - Буданова. - закончила девушка.
   - ... Буданова, штурманом командного вертолета Ка-54, бортовой номер 15234. В данный момент в вашу обязанность входит... - я сдвинул щиток на глаза Кате и нажал кнопку активации шлема. - ... захват цели в пересечение прицела и уничтожение неприятеля с помощью второй скорострельной пушки. На твоем штурвале такая же гашетка. - показал я, отщелкнув предохранительную планку.
   Девушка замерла, затаив дыхание.
   - Пушка меняет положение автоматически при изменении положения шлема. Куда ты смотришь, туда и стреляешь, все просто. Используем осколочно-фугасные снаряды, стреляем короткими очередями, ты справа, я слева, начали.
   Резко вынырнув на расстоянии один километр немного сбоку от строя вражеских самолетов, мы зависли и открыли огонь.
   Это была настоящая бойня. Первым не повезло четверке "Мессершмитов". Мы быстро отправили их останки в свободный полет. Дальше наступила очередь бомбардировщиков. Короткие очереди по десять снарядов сеяли смерть в плотном строю Юнкерсов. Расстрел бомбардировщиков не занял много времени. Под раздачу попали еще семь "мессеров" сопровождения. Четверка истребителей, замыкавших строй, успела среагировать и пойти на разворот.
   Но это им не помогло. Проверенная годами надежная скорострельная пушка 2А42 легко позволяла поражать цели в воздухе на расстоянии до двух километров. Еще через пять минут в небе остались только мы.
   На радаре неожиданно появились еще цели, только уже с обратной стороны. Разворот вертолета на месте привел девушку в не меньший, чем при стрельбе, восторг.
   - Наши! - радостно воскликнула девушка.
   - На какой частоте связь. - поинтересовался я.
   - 5,44
   Если я правильно понял, то это 5,44 Мгц. Перенастроив радиостанцию, я задумался. Что меня ждет впереди? Смогу ли я вернуться в свое время? Как меня примут здесь? Зная не лучшие стороны советских времен, невольно задумаешься.
   - А война когда началась? - неожиданно пришло мне в голову спросить у девушки.
   - 22
   Пока сходится. Интересно, я повлияю на ход истории или загнусь где-нибудь в застенках НКВД?
   - Осталось три дня. - продолжила Екатерина.
   - До чего осталось? - не понял я.
   - Будет три года, как началась война.
   - Подожди, если я правильно понял, то сегодня 19 июля?
   - Правильно. Война началась 22 июля 1941 г.
   Я был в шоке. Получается, что я не только влип, но еще и завален по уши... Значит это не прошлое моего мира, а совсем другое измерение. В детстве я почитывал фантастику, поэтому немного имел представление о случившемся. Времени на расспросы не оставалось. А, будь, что будет, решил я и включил рацию.
   - Сейчас, если частоты совпадут, ты сможешь говорить со своими. - сказал я Екатерине.
   - А куда нажимать на прием-ответ?
   Я показал переключатель.
   - Кто вы, ответьте. Прием. - послышалось в наушнике.
   - На связи "Чайка 80". Я нахожусь в машине, к которой вы подходите. Мой самолет подбит и находится под нами. Прием.
   - Имя вашей подруги. Прием.
   - Лидия. Прием.
   - Слава Богу, жива. Что это за зверь тебя подобрал? Звезды на боку вроде наши. Прием.
   - Наверно лучше сам зверь вам расскажет. Прием.
   - Расскажу, только после того, как доставлю Екатерину в санчасть. - вмешался я. - Прием.
   - Конечно! Мы видели, что произошло с самолетами противника и у нас вопросов не на один час. Разворачиваемся. Прием.
   - Идем за вами. Конец связи. - ответил я.
   Придется поменять позывной на "Зверя".
   Я достал сникерс, предварительно надорвав упаковку, НЗ-шную фляжку с коньяком и протянул Екатерине.
   - Подкрепись.
   Девушка, распробовав батончик, умяла его в считанные минуты. От коньяка поперхнулась и глотнув разок, вернула фляжку.
   - Вкусно-то как! У вас там все так вкусно?
   - Было. - печально улыбнулся я.
   До самого аэродрома держался за Яками без использования реактивной тяги, благо крейсерская скорость Ка-54 составляла четыреста км/час. Пока летели, проверил оставшийся боезапас. Вместе с Катериной мы потратили двести десять осколочно-фугасных снарядов.
   Общий боекомплект 30-мм пушек теперь составлял сто пятьсот бронебойных и двести девяносто осколочно-фугасных снарядов. В наличии были еще 20 сверхзвуковых ракет "Вихрь" с лазерной системой наведения, 100 ракет С-8кор1 с лазерным наведением, шесть ракет Р-60 "воздух-воздух" и два контейнера с УПК-23-250 с 23-мм пушками ГШ-23Л по 250 снарядов на каждую. Если и найду подходящие боеприпасы к 30-мм-вке, то таких точно не будет. Жаль, 23-мм пушек не были заряжены. На местных летунов хватило бы и их. Контейнеры были подвешены недавно и в планы показательных стрельбищ не входила их демонстрация.
   Я понимал, что вопрос о топливе и боеприпасах будет трудно решаем, конечно, если меня оставят с вертолетом на фронте, а не засунут куда-нибудь подальше. Поживем - увидим.
   - Подлетаем. - вывел меня из раздумий голос Екатерины. - Плечо начинает болеть.
   - Так и должно быть, потерпи. Повторно колоть обезболивающее не желательно. Куда садиться?
   - Вон мое место. - указала девушка.
   Сделав разворот на 180 гр., чтобы нос смотрел в сторону подлета предполагаемого противника, мягко сел.
   Со всего аэродрома к нам стали сбегаться летчики и персонал. Я выскочил из кабины и помог вылезти Екатерине. От слабости девушка не могла стоять самостоятельно и мне пришлось взять ее на руки.
   - Меня еще никто не носил на руках. - со слабой улыбкой прошептала Катя.
   - Какое упущение! Такая красавица и не ношенная. - ляпнул я, не подумав. В том времени точно бы получил по роже за такое словоблудие. - Это что же у вас в полку одни женщины?
   - Нет, конечно. - тихо засмеялась Екатерина.
   Вообще-то я и сам видел. Пока мы вылезали, вокруг нас образовалась плотная толпа.
   - Что встали, дайте пройти, и позовите медперсонал. Не видите, девушка ранена. - громко сказал я. Понимаю, конечно, чудо-юдо невиданное приземлилось, но соображать тоже надо.
   Толпа расступилась, послышались команды и к нам подбежали двое солдат с носилками и медсестра.
   - Я б тебя донес куда надо, но боюсь за "коня", да и командование ваше наверно с нетерпением желает познакомиться со мной.
   - Тогда обещай прийти ко мне вечером. - со смущением тихо прошептала Катя.
   - Обещать не могу, кто знает что меня ждет впереди, но постараюсь. - я вдруг понял, что действительно хочу еще раз увидеть ее.
   Девушку унесли, а я остался стоять у вертолета. Толпа снова расступилась уже с другой стороны и ко мне вышел майор.
   - Майор Баранов, командир полка. - представился он.
   - Майор Соколов Александр Викторович.
   - Очень интересно. Пройдемте ко мне в командный пункт.
   - Минуту, пожалуйста, товарищ майор. Захвачу документы. - попросил я и получив одобрительный кивок, направился к вертолету, краем глаза заметив внимательные взгляды троих солдат, стоящих с ППШ на перевес. Наивные не подозревают, будь я врагом, от аэродрома ничего не осталось бы. А ППШ для Ка-54 что слону дробинка.
   Я залез в кабину и достал из несгораемого шкафчика все имеющиеся документы, полетное задание и карты местности. Потом прихватил mp3-плейер и маленькие наушники к нему. Оружие решил не брать. Два пистолета ОЦ-33 "Пернач" остались лежать в шкафчике. Вылез и запер кабину, чтобы не лезли особо любопытные.
   До командного пункта в сопровождении тех же троих автоматчиков шли десять минут. Небольшой одноэтажный бревенчатый дом был накрыт целиком маскировочной сеткой, свисающей до земли. Очень трудно заметить с высоты. Перед входом нас встречали еще двое с погонами старших лейтенантов.
   Обстановка в командном центре была спартанская. В одном углу стоял стол с радиостанцией, у окна еще один, побольше, с четырьмя стульями.
   - Присаживайтесь. - предложил майор, указывая на один из стульев.
   Я сел, положив палетку - планшет на стол. Остальные тоже расселись.
   - Итак, давайте знакомиться. Мое имя вы уже знаете. Справа от вас сидит наш замполит, Сидорчук Василий, слева, мой заместитель - Прохоров Сергей. Вы находитесь на территории 73-й Гвардейского истребительного авиаполка. Теперь прошу рассказать кто вы и причины вашего здесь нахождения.
   Ладно, хоть особиста не пригласил. Немного собравшись с мыслями, начал изложение своей истории.
   - Давайте я начну издалека. - сказал я, открыв планшет и достав блокнот и карандаш. - Вы знаете, что время исчисляется секундами, часами, днями и так - далее.
   На меня недоуменно смотрели три пары глаз.
   - В чем измеряется расстояние вы тоже знаете. Представьте себе, что это - я прочертил линию на чистом листе. - обычная дорога. Вы можете пройти по ней туда и обратно. Теперь другая линия - линия времени. По ней можно идти только вперед. Назад вернуться невозможно.
   Подняв глаза на слушателей, помимо недоумения я увидел на их лицах раздражение.
   - Так вот... Эта точка - сейчас. - нарисовал я точку на линии времени. - Эта точка - вчера. А вот это точка, откуда пришел я.
   Офицеры молча уставились на мое художество.
   - А теперь, разрешите представиться: майор Соколов Александр Викторович, 27-й вертолетный полк ВВС России.
   Я развернул свои документы и подал майору. Потом вытащил из планшета полетное задание и комплект карт.
   - Я вылетел девятнадцатого июля 2010 года с секретного аэродрома в Смоленской области. Через полчаса полета я должен был достичь полигона. Цель - демонстрация нового вертолета Ка-54 высокопоставленным чиновникам. Где-то через пятнадцать минут я вошел в грозовой фронт, а вылетел здесь, в этом времени и пространстве. Кроме того, что оказался в другом времени, выявилось еще одно несоответствие. В моем мире война началась 22 июня 1941 года.
  
   Глава 3.
  
   Собеседники молча переваривали полученную информацию.
   - Потом увидел начало боя между яком и мессерами. Поначалу подумал, что фильм снимают про войну. Когда дошло, что все слишком реально, принял участие в бою. К сожалению, Буданову успели подстрелить, пока я раздумывал. Потом я приземлился рядом с подбитым самолетом и перевязал летчицу. Дальше мы взлетели и постреляли группу из 30 бомбардировщиков и 16 мессеров. Вот и все.
   - Не верю! - воскликнул замполит. - Такого не может быть.
   - Что не может быть? - спросил командир полка. - То, что он на своей чудо машине за считанные минуты порешил кучу вражеских самолетов или история появления?
   - Все!
   - Ну, допустим, я сам лично при подлете видел в бинокль как колонны самолетов не стало. - вмешался в разговор старший лейтенант Прохоров. - Несколько мессеров даже убежать не смогли. Кстати, на каком расстоянии бьет пушка на вашей машине?
   - У той, которая использовалась, прицельная дальность по наземным целям четыре километра, по воздушным два.
   - Очень интересно. - произнес майор. - А есть и другие?
   - Есть еще две 23-мм - дальность поражения до двух километров, 20 сверхзвуковых ракет "Вихрь" с лазерной системой наведения - дальность поражения наземных целей до двенадцати километров, 100 неуправляемых ракет С-8кор1 с лазерной системой наведения - дальность поражения наземных целей до четырех километров, шесть радиоуправляемых ракет Р-60 класса "воздух-воздух" дальность поражения воздушных целей до семи километров.
   И снова за столом наступила тишина.
   - Что такое "сверхзвуковая" и "лазерная система наведения"? - спросил майор.
   - Скорость звука в воздухе - 1193 км/ч, скорость ракеты "Вихрь" - почти 2200 км/ч. Лазерная система наведения - наведение ракеты по специальному лучу с корректировкой направления полета.
   - Это только слова. - проворчал замполит.
   - Товарищ замполит, вы любите музыку? - спросил я.
   - Смотря какую. При чем здесь это?
   Я молча достал mp3 плейер, положил на стол и протянул наушники замполиту, показав куда их вставлять. Когда недоуменный замполит воткнул их в уши, включил песню Высоцкого "Я Як истребитель" в оркестровом исполнении.
   Замполит застыл. На его лице пронесся шквал чувств от удивления до восторга. Я выключил плеер, не дав дослушать.
   - Нужно доложить в Москву, непосредственно товарищу Троцкому. - тихо произнес замполит.
   - Кому? - невольно вырвалось у меня.
   - Верховному главнокомандующему.
   Пока я отходил, все по очереди послушали музыку будущего.
   - Ну что ж, сейчас мы составим донесение и старший лейтенант Прохоров лично доставит его командующему фронтом и дальше... - подвел итог командир полка.
   - Почему я? - воскликнул заместитель.
   - Ты прекрасно понимаешь почему. - ответил майор. - То, что мы получили в лице майора Соколова, значительно изменит положение нашей страны. Можно сказать сам бог послал. Все, готовь самолет.
   - Есть. - козырнул старший лейтенант и вышел и комнаты.
   - Теперь с вами. - повернулся ко мне Баранов. - Благодарю за спасение Будановой и разгром вражеских бомбардировщиков. Похоже, мы как кость в горле у немцев, раз они отправили такую армаду на уничтожение нашего аэродрома. Пока ваша дальнейшая судьба не будет решена высшим командованием, предлагаю встать на довольствие в нашем полку.
   - Есть встать на довольствие. - видя затруднение командира полка в определении моего положения, ответил я.
   - Взлетать разрешаю только в случае угрозы аэродрому. Выберите себе механиков. В обслуживании ваша машина, я думаю, тоже нуждается?
   - Так точно.
   - Между собой мы привыкли на "ты", надеюсь не против?
   - Конечно.
   - Хорошо. Твою машину уже накрыли маскировочной сеткой и охраняют, так что можешь быть спокоен. Замполит введет тебя в курс всего происходящего у нас и покажет место ночлега.
   До самого вечера мы беседовали с замполитом у него в землянке. У него же я и поел тушенки с хлебом. Хотелось поскорее узнать о новом мире, в который я попал, так что я отказался от предложения пойти в местную столовую.
   В школе, по истории у меня была твердая пятерка и поэтому открытие страниц новой истории были настоящим шоком. Оказалось, что Сталин погиб в июле 1939 г. при перелете из Ленинграда в Москву. Товарищ Троцкий был тогда в Мексике и известие о смерти руководителя страны позволило вернуться ему на родину. Вскоре выяснилось, что Сталин оказался в тайном сговоре с Гитлером. Приближенный Сталина - Лаврентий Берия был схвачен и во всем сознался. В августе 1939 года Берия был расстрелян, а товарищ Троцкий взял бразды правления СССР в свои руки. Новый руководитель страны придерживался линии мирового коммунизма. Поэтому на сегодняшний день у СССР имелось намного больше врагов, чем в том мире при Сталине. Об этом говорило и отсутствие союзников в этой войне. Ни Англия, ни США не желали победы СССР над Германией. Но и Германия не устраивала никого с ее фашистским режимом. Поэтому все выбрали выжидательную позицию.
   Германией была завоевана большая часть Европы и Южной Африки. Возможно уже сейчас, при виде перевеса в войне советских войск, Англия встала бы на сторону Гитлера, но успешное продвижение Роммеля в Африке и захват английских колоний исключал пока такую перемену в политике британцев. Мой собеседник был уверен, что победа над Германией положит начало войны с Англией и США. Япония также выжидала и готова была в любой момент поддержать войну против СССР. Короче, кругом одни враги.
   Отсутствие особиста при встречи моей персоны объяснилось просто - такого отдела не было в этой реальности. Подобные функции выполняла контрразведка, но ее интересы были сосредоточены в основном ближе к линии фронта. В частях, находящихся в тылу, были только представители контрразведки. А здесь так вообще функцию по выявлению врагов народа выполнял замполит. И все было не так жестко, как при Сталине.
   Замполит мне понравился. Оказалось, что он до войны был учителем истории. Я в свою очередь рассказал ему историю того мира. Василий только качал головой, поражаясь возможным поворотам истории. Под конец нашей беседы замполит попросил дать послушать песню про "Як" еще раз. По окончании песни впечатленный замполит предложил проводить меня до места моего временного проживания. Уже темнело и надо было поторопиться.
   Получив, как и положено, вещмешок с обмундированием и чистое постельное белье, я с замполитом направился в место моего проживания.
   Землянка оказалась недалеко от командного центра. До меня здесь жили двое младших лейтенантов, летавших в паре. Месяц назад оба не вернулись с задания.
   Небольшой, размером четыре на три и высотой два метра, сруб был врыт в землю и кардинально отличался от моей комнаты в офицерской гостинице. В общем-то, я был морально готов к отсутствию комфорта, но отсутствие воды в радиусе двухсот метров, чтобы элементарно помыть руки - это что-то. Я уж молчу про туалет, до которого надо идти аж целых триста метров.
   Уже стемнело и замполит предложил пойти в клуб, где по вечерам собирались все свободные от несения службы. Узнав, что клуб находится по соседству с санчастью, я согласился. Надо было навестить Екатерину, раз обещал.
   Клубом оказался довольно большой дом, замаскированный в лесу. Рядом стоял точно такой же сруб, являвшийся санчастью. Замполит изъявил желание навестить Буданову вместе со мной.
   В прихожей нас встретила симпатичная женщина в белом халате с погонами майора.
   - Здравия желаю, Валентина Никифоровна. - поприветствовал ее замполит.
   - И вам не болеть, Василий Борисович. Каким ветром к нам?
   - Да вот, Буданову навестить пришли.
   - А, так это тот майор, спасший нашу хохотушку? - посмотрела она на меня.
   - Так точно. - ответил я.
   - Катя уже все уши прожужжала о своем спасителе и чудо машине. Но она только отшучивается на вопрос откуда вы.
   Я кивнул.
   - Приказ командира держать в секрете все, что сегодня произошло.
   Теперь кивнула врач.
   - Катя ждет не дождется своего принца. Кстати, я бы хотела посмотреть медикаменты, которые вы использовали при оказании помощи Будановой. Рана обработана и перевязана весьма профессионально.
   - Я принесу вам запасной медкомплект завтра утром.
   - Спасибо. Благодаря вам, Буданова быстро пойдет на поправку. Я даже обещала отпустить ее с вами сегодня в клуб.
   Врач повернулась и пошла в другую комнату. Через минуту к нам вышла сияющая Екатерина. Девушка преобразилась. На ней было платье, знакомого мне по старым фильмам фасона, а на ногах белые туфли.
   Я немного растерялся, но улыбающаяся Катя бодренько так подошла ко мне и взяла под руку.
   - Мне пока нельзя танцевать, но я с удовольствием послушаю с тобой музыку в клубе. - сказала девушка и покрылась румянцем.
   Во дает! Только сегодня была прошита свинцом, а уже готова взять меня в оборот. Замполит удивленно смотрел на нас, а врач, стоявшая за спиной Екатерины, лукаво улыбалась.
   - В таком случае, я тоже согласна пойти с тобой на танцы, Василий. - весело проговорила Валентина и повторяя движения Екатерины взяла под руку ошарашенного замполита. - Тем более надо проследить за больной.
   Клуб встретил нас звуками музыки и голосов. Это было относительно просторное помещение с лавками возле стен и столом в углу. Освещалось оно двумя электрическими лампочками, свисающими в центре помещения. На столе стоял патефон и играл какой-то старинный романс. Это для меня он конечно старинный. Тут же на столе лежала шестиструнная гитара.
   При нашем появлении, присутствующие встали. Здесь было человек двадцать, среди которых было пять девушек, тоже в платьях.
   - Добрый вечер, бойцы. Позволите и нам присоединиться к вашим посиделкам.
   - Конечно, товарищ старший лейтенант. - сказал здоровый боец в звании старшины, остальные одобрительно зашумели. Похоже замполита здесь уважали.
   - А что это вы так скромно сегодня? Ни танцуете, ни поете?
   - Обсуждаем сегодняшнюю погоду. - ответил тот же старшина.
   - Приказ командира сегодняшнюю погоду обсуждать только между собой и только шепотом, чтобы враг не услышал. - проговорил замполит.
   - Есть шепотом.
   - Разрешите представить вам нашего нового бойца, - объявил громко замполит. - майор Соколов Александр. Прошу любить и жаловать.
   Ко мне стали подходить и представляться. В основном это были пилоты. Трое механиков, присутствующих здесь оказались без самолетов. Остальным технарям, как правило, было не до гуляний. Из пяти девушек две оказались истребителями и трое - медсестрами.
   - А спой-ка нам, Казанцев. - попросил замполит старшину.
   Боец взял гитару и присел на стул, услужливо поставленный в центре комнаты. Все расселись по лавкам и приготовились слушать.
   Все три песни, которые старшина исполнил своим нехилым басом, были мне не знакомы. Играл он тоже, так скажем, ниже среднего, но все слушали затаив дыхание. Первая была про любовь солдата, вторая про лихих летчиков и третья тоже про летчиков, только уже не лихих, а погибших.
   Я даже непроизвольно зевнул. Увидев мою реакцию, старшина остановился и встал.
   - Может товарищ майор нам что-нибудь споет?
  
   Глава 4.
  
   Екатерина выжидающе посмотрела на меня, готовая, как показалось мне, броситься на мою защиту. Я молча встал и подошел к старшине. Взяв из его рук гитару, сел на стул и немного подстроил ее.
   - Песня называется "Вальс на плоскости"
   И запел одну из моих любимых песен Розенбаума.
  
   Их не звали, тут разве до них,
   Ведь девчонки в войну не играют,
   Им все больше наряды да вальс
   Полуночный.
   Но зажгли бортовые огни,
   Лучшей доли себе не желая,
   Наши дочки, страны нашей дочки,
   И пронесся их вальс
   Вихрем огненных трасс.
  
   Васильковых полей тишина
   Разорвется вдруг грохотом взрыва.
   Ах, как жалко, что ты не жена,
   Не невеста.
   Да любить помешала война,
   И коней перепутались гривы,
   Неизвестно, где ты неизвестно,
   А дорога длинна, и как хочется в снах
   Закричать, застонать.
  
   А дом далеко-далеко,
   И мир далеко-далеко.
   По плоскости стук сапог.
   Девчата, вернитесь в срок.
  
   И летят высоко над землей,
   И под крыльями синее небо.
   Ничего, что бомбежка не женское дело,
   Ничего, что нет силы мужской,
   Только трусом никто из них не был.
   Солнце село, за облаком село.
   Мы вернемся домой,
   Чтоб с рассветной зарей
   Снова вылететь в бой.
  
   А дом далеко-далеко,
   И мир далеко-далеко.
   По плоскости стук сапог.
   Девчата, вернитесь в срок.
  
   В комнате стояла мертвая тишина. Глаза блестели от влаги не только у девушек.
   Накатили вдруг воспоминания о прошлой жизни. Тетя Даша очень любила слушать как я пою...
   - Еще что-нибудь спойте, товарищ майор. - попросила главврач.
   - Извините, может в другой раз. Что-то много всего... для одного дня. Пойду ... - ответил я, отдавая гитару.
   - И то верно, да и Екатерине пора на перевязку. - согласилась Валентина Никифоровна.
   Мы вышли в том же составе, в каком пришли и попрощавшись разошлись. Замполит пошел провожать главврача, а мы с Катей медленно пошли к санчасти. По дороге девушка не проронила ни слова. Уже подойдя к дверям санчасти, Катя неожиданно резко повернулась и всхлипнув, прижалась ко мне.
   - Я боюсь... - прошептала гроза всех фашистских стервятников.
   Я обнял ее и погладил по волосам.
   - ... боюсь потерять тебя.
   - Ты меня совсем не знаешь. Не спеши... - я немного растерялся.
   - Я не нравлюсь тебе? - подняв голову, она посмотрела мне в глаза.
   - Нравишься. Только вот... Не стоит привязываться к человеку чей статус пока не определен. Мало ли... Скорее всего меня скоро отравят в тыл вместе с машиной и упекут куда-нибудь подальше от лишних глаз.
   - Разве можно так? Ты со своей машиной нужен здесь, на фронте.
   - Не все так просто... Во-первых руководство мыслит глобально и для будущего страны будет лучше разобрать вертолет до последнего винтика, изучить и попробовать использовать полученные результаты для производства чего-нибудь похожего. Конечно пройдет не один год, прежде чем лучшие умы этого времени хоть что-нибудь смогут понять и повторить. Во-вторых топливо и боеприпасы быстро закончатся, а взять негде. Да и меня скорее всего... По винтикам, надеюсь не разберут, но пока не выжмут, не успокоятся.
   - Как же нам быть? - отчаяние наполняло голос девушки.
   Неужели она так втюрилась в меня за один день знакомства?
   - Знаешь что, давай-ка я попрошу командира полка, пока моя участь не решена определить тебя на обучение ко мне в штурманы. А там посмотрим.
   - Давай. - Екатерина сразу повеселела.
   - Тогда завтра с утра и схожу к командиру. Ну все, иди.
  
   Всю ночь я плохо спал, несмотря на усталость. Давно мне не снились родители. Проснувшись я вновь ощутил, как и много лет назад горечь потери.
   Утро выдалось пасмурным. Быстро проведя небольшую разминку, я отправился умыться и справить нужду. Мда, придется привыкать к местным удобствам, а точнее к отсутствию таковых. Ровно в 7-00 я стоял на плацу вместе с остальным составом полка. Всего в наличии было человек пятьдесят. Вначале все почтили память погибших минутой молчания. Потом командир полка немного поругал отдельных индивидуумов, потом их же немного похвалил, дальше были определены задачи для механиков и пилотов. За моей машиной закрепили трех свободных механиков, кажется их я видел в клубе накануне. Меня представили как офицера, временно зачисленных в состав полка. О вчерашних событиях и вообще о моем существовании приказано было не распространяться. После команды разойдись, я подошел к командиру.
   - Товарищ майор, разрешите обратиться.
   - Разрешаю. - получил я в ответ.
   - Разрешите взять на обучение в качестве штурмана Екатерину Буданову?
   Командир полка, как мне показалось, хитро посмотрел на меня.
   - Ну что ж, разрешаю. Тем более медики ее все равно пока не допустят к полетам. Пойдем, ко мне, разговор есть.
   На этот раз в командном центре нас было трое, я, командир полка и замполит. Усевшись за стол, Баранов некоторое время молчал, собираясь с мыслями.
   - Прохоров улетел сегодня в пять утра. В общем мы тут подумали, поговорили с замполитом... Скорее всего тебя с твоей чудо машиной заберут в ближайшие пять дней. Екатерину Буданову мы решили командировать вместе с тобой. Так сказать в качестве штурмана, да и подлечиться... Не обижай только...
   - Как можно! - у меня уши покраснели или это мне только кажется?
   - А пока начинай обучать и механиков не забудь. Мне тут замполит вкратце обрисовал вашу историю... Любопытно получается. Ну да ладно. Если что понадобится, смело обращайся ко мне или замполиту.
   Командир полка встал из за стола. Мы поднялись за ним.
   - Можете идти.
   - Есть. - одновременно козырнув, ответили мы с замполитом и развернувшись вышли на улицу.
   Наскоро перекусив в столовой, мы с замполитом отправились к вертолету. Трое механиков уже дожидались меня, тихонько переговариваясь между собой и с приставленными двумя бойцами охранения. Увидев нас, все встали по стойке смирно. Вперед вышел старшина охранения и отдав честь доложил.
   - На вверенном посту происшествий не было, к объекту никто не подходил.
   - Вольно. Можете сходить перекусить. Да, заскочите в санчасть и передайте младшему лейтенанту Будановой, что ее ждут здесь, конечно если Валентина Никифоровна разрешит. - скомандовал замполит.
   - Есть.
   - Ну что ж, - повернулся ко мне замполит, - познакомьтесь, младший лейтенант Михаил Лосев, сержант Николай Самойлов и сержант Ринат Биктимиров. Одни из самых опытных механиков. Не буду вам мешать, занимайтесь...
  

Оценка: 5.28*151  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"