Шэнайт: другие произведения.

Благодарность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человек спас ему жизнь, а он не знал, как отблагодарить. Однако внезапно, пусть почти что через год появилась идея.
    Фэндом: След
    Основные персонажи: Галина Рогозина, Николай Круглов, Сергей Майский , Иван Тихонов, Екатерина Гордеева


   Он стоял перед входной дверью, прижавшись лбом к холодному косяку и изредка переступая с ноги на ногу. Раньше никогда не было такого момента, когда оперативник бы не нашёл слова, или же просто не решался войти, или что-то сделать. Сейчас же он стоял, словно провинившийся первоклашка, а перед глазами проплывало прошлое, случившееся около года назад.
   Тот день запомнился многими вещами. На работе почему-то царил хаос и неразбериха. Это было необычно. Даже потом, когда Майский перешёл в ФЭС, такого больше не видел. Спецназ ГРУ буквально стоял на ушах, кругом слышались приказы, рапорта и нескончаемый поток вызовов и заданий. Однако, не смотря на это, их отряд не трогали. До поры до времени.
   А потом их, семеро человек собрали вместе и сказали, что будет проводится штурм промышленного комплекса, что действовать надо быстро и тихо, не создавая шума и что там, среди бандитов есть свой человек из дружественного ведомства. Кто это - никого не касалось, а фотографию покажут непосредственно перед операцией.
   Далёкие шаги за дверью вырвали Майского из пелены воспоминаний, однако, прислушавшись, мужчина понял, что это кто-то шагал вовсе не за дверью, а на пару этажей выше на лестничной площадке. Стоило это осознать, как память вновь предоставила экскурс в прошлое.
   Они подъехали, получили указания и выгрузились из автомобиля. Первые минут десять всё шло по плану, зачистка, по возможности без летального исхода, а затем началась карусель событий, которые долго мелькали в памяти мужчины обрывками. Он порой сам себе признавался, что и не очень уж хочет, чтобы вся эта головоломка собралась воедино.
   Выстрелы раздались буквально из пустоты, а стрелок буквально скосил своей смертельной косой двух ребят. Майский вжался в землю, выискивая противника, буравя взглядом каждую кочку.
   А стрельба кончилась, точно так же, как и началась. Молниеносно воцарилась тишина. Ребята вновь поднялись, рассыпались на подступах к заводу и теперь, используя укрытия, медленно подбирались к цели.
   Сергей сам уже поднялся, почти дошёл до двери, когда в считанных сантиметрах от головы раздался щелчок снятого предохранителя, а затем тихий голос, приказывающий опустить оружие. И достать целившегося было невозможно, поскольку тот был не дурак, стоял на расстоянии и уж точно не собирался шутить. Да и бойцы были за углом, так что спасти никто не мог.
   Майский уже готовился к смерти, пытался придумать, как всё же выбраться из цепких лап чёрной бестии, когда почти так же рядом раздался выстрел. Он казался оглушительно громким и вопреки ожиданию, майор ГРУ не почувствовал боли. Значит, стреляли не в него.
   Он резко обернулся и увидел перед собой девушку. Тоже довольно высокую, красивую, с зелёно-голубыми глазами. Она-то и выстрелила. Почему-то именно тогда Майскому пришла в голову фраза: "убийственная красота". Вот такая она и была. Однако, майор даже не успел поблагодарить, поскольку вновь раздались выстрелы, заставившие вжаться в землю и начать медленно отползать за угол. До падения он видел, как девушка, взмахнув рукой, начала оседать и вскоре завалилась на бок, под которым стала образовываться лужа крови.
   Майор хотел было попытаться прорваться к своей спасительнице, но его крепко прижала к стене рука сослуживца.
   - Ген, мне надо туда, - прошипел Майский, пытаясь вырваться и извиваясь как уж на сковороде. - Она мне жизнь спасла.
   - И ты эту спасённую жизнь угробишь, если высунешься. Противник лупит прямой наводкой. Только вылезешь, тут же скосит. Тут надо в обход....
   И вновь память делает скачок. Сергей уже привык к таким эпизодам. Буквально пару секунд назад в голове была одна мысль, а сейчас - другая и притом полная противоположность предыдущей. Куски того дня медленно складывались, хотя большая часть была вычеркнута из памяти. Осталось самое важное.
   Операция окончена, ребята грузятся в машину, а рядом в карету скорой помощи осторожно помещают каталку с девушкой. Она бледнее полотна, которым прикрыта, а приборы жалобно пищат.
   В тот момент Сергей видел свою спасительницу, как для него казалось, в последний раз. Позже он пытался узнавать, что да как, что это за женщина была, как её состояние. От коллег Майский лишь знал, что ему очень сильно повезло, что он мог действительно лишиться жизни, а вот девушке повезло меньше, что она на грани смерти и неизвестно, будет ли лучше, или хуже. Он хотел навестить её, но кроме редкой информации о здоровье ничего не было. Словно девушки самой не было, или же словно она провалилась под землю. Человек-призрак. Да, и такое в жизни бывает. Особенно, если люди работают в органах, если скрывают свои лица в масках... Майский и сам был призраком. Но тогда больше всего он хотел найти ту девушку, поблагодарить её.
   А сейчас, когда Сергей уже почти полгода работал в ФЭС, неожиданно пришло письмо без адреса отправителя, в котором лежало сложенное вчетверо письмо. Хотя и письмом это назвать было трудно. Там просто писалось, что интересующая его девушка живёт на такой-то улице в таком-то доме и такой-то квартире. И Майскому это хватило. Как только удалось выудить пару свободных часов, майор направился по указанному адресу, припарковал машину на парковке и пошёл в нужный ему подъезд.
   Так он оказался здесь, перед массивной металлической дверью, за которой, судя по написанному в письме, жила его спасительница. Что им двигало, он понять не мог, да и не хотел. Сейчас он просто хотел сказать "спасибо" за свою шкуру, зато, что сейчас дышит и живёт.
   Память услужливо перестала предоставлять мозгу картины из прошлого и Майский остался один на один с тишиной подъезда. Он стоял перед дверью и вслушивался в каждый, пускай самый мельчайший звук.
   С одной стороны он хотел этой встречи, с другой - боялся. И этого страха раньше не было. Он появился недавно, чуть раньше, чем пришло письмо. На каком-то из выездов он по-настоящему испугался за коллегу. Да, такое, точнее почти такое было и раньше, но тогда это были спецназовцы, такие как и он, закалённые боями парни. А на выезде была на вид хрупкая девушка баллистик, которая была абсолютно не готова к оказанию сопротивления.
   Но тогда всё окончилось хорошо. А вот страх, видоизменённый, остался и поселился глубоко в душе Майского.
   "Плевать на него. Рано или поздно, но я должен поблагодарить эту девушку", - Сергей настойчиво позвонил в звонок второй раз. Отступать было поздно, да и не хотел он этого.

***

   Очередной выходной, впрочем, за почти что год их накопилось слишком много. Или же раньше из-за суматохи их было не видать. Впрочем, нет. Девушка прекрасно знала причину этих выходных, равно как и причину частого просиживания пятой точки дома на диване в компании кота и пульта от телевизора.
   Ранения, полученные год назад успели зажить, но несмотря на это всё равно отдавали болью в самый ненужный момент. Поэтому работу под прикрытием пришлось свернуть, ибо там нужны более подвижные сотрудники. Так что сейчас уже майор, а не капитан, как было до того захвата, сидела в кабинете и максимум чем занималась, так походами по лестницам ОБНОНа. Изредка же она выезжала и на задержания. Последний раз это было наверное с месяц назад.
   Хотя и такому она была благодарна. Всё же нередки были случаи, когда сотрудников могли и вышвырнуть из службы из-за несоответствия каким-то там правилам и документам. А она была при работе. Да и врачи говорили, что когда полностью пройдут проблемы с коленом, то можно будет начать постепенно возвращаться на активную службу, на ставшую привычной работу под прикрытием и хождение на острие ножа. А пока что сойдёт и работа в аналитическом отделе, где хотя бы полностью задействован мозг.
   "Кого это ещё нелёгкая принесла?" - девушка услышала звонок в дверь, отставила стакан сока и медленно поднялась с дивана. Затем она достала пистолет, торчащий из кобуры, передёрнула затвор и сняла с предохранителя.
   Да, она год нигде почти что не светилась, но всё равно не исключала факт, что её могут убрать. И убрать-то могут как по-тихому, так и на пороге ОБНОНа, причём второе будет более заметно и ярко, словно предупреждение остальным.
   Однако к удивлению, когда майор посмотрела в глазок, то увидела высокого парня, в куртке ФЭС и с бумажкой в руке. Чего-чего, а такого она не ожидала явно.
   Майский покорно ждал у двери, хотя его терпение подходило к концу. Не из тех он был, кто мог часами высиживать невесть чего. Хотя раньше он мог, когда был в спецназе ГРУ. Сейчас же, после перехода в экспертную службу его характер вырвался на свободу.
   За дверью царила тишина, по крайней мере ему так показалось. Он хотел было развернуться, как всё же расслышал шаги. Сейчас они были точно не на лестничной площадке, а вот там, куда он стремился попасть. Кто-то подходил, как-то неравномерно, хотя какая к чёрту разница как, главное, чтобы это была искомая особа.
   Спустя минуту дверь приоткрылась и из прихожей выглянула девушка.
   Да, она была как раз той, которая спасла ему жизнь, высокая, с теми же глазами и милыми, но слегка острыми чертами лица. Правда сейчас она не была с оружием, хотя глаза быстро и сноровисто осмотрели площадку.
   - Простите, Вы - Екатерина Гордеева? - наконец-то произнёс Майский, смотря чуть за спину девушки.
   - Да, но уж ФЭС я не вызывала точно и трупов у себя не храню. - Весьма холодно, с сарказмом и лёгким удивлением, ответила майор, второй рукой пряча пистолет за спиной. Жизнь научила быть готовым ко всему.
   - Ах это, - Сергей указал на значок службы, а затем, улыбнувшись, махнул рукой, - простите, я не как сотрудник к Вам приехал.
   - А как кто? Мы не встречались, или бы я Ваше лицо запомнила.
   - Ну, тут как сказать... - Бывший спецназовец с некоей горечью улыбнулся. - Позволите войти?
   - Ага, сейчас... Разбежался уважаемый. Документики для начала. А то куртка может быть-то и не ваша.
   Майский лишь вновь улыбнулся, медленно доставая из внутреннего кармана удостоверение сотрудника Федеральной Экспертной Службы и раскрывая его на уровне глаз девушки.
   - Убедились?
   Гордеева кивнула и сделала пару шагов назад, впуская незваного гостя в квартиру. Интерес преобладал над всем. Всё-таки, зачем кроме как не за показаниями может явиться сотрудник ФЭС, с которым до этого она ни разу не пересекалась? Наверное - незачем.
   Когда этот верзила, который под два метра ростом и на которого ей приходилось смотреть снизу вверх, зашёл, девушка одной рукой закрыла дверь, а второй поставила ПМ на предохранитель и засунула сзади за пояс. Порой так даже бывало куда удобнее, чем с кобурой, да и доставать легче, просто рукой повёл вверх и оружие уже в руке.
   - Вижу, Вы гостеприимная хозяйка, раз пистолет держите за спиной, гостей встречая.
   - Глазастенький... - Катерина дотянулась до своей кожаной куртки и достала удостоверение. - Мы с Вами коллеги, только я из ОБНОНа.
   - Знаю это. - Сергей замялся, осматривая девушку, вспоминая перестрелку годичной давности. - Вы понимаете, я по личному вопросу.
   - Ну, проходите.
   Гордеева указала рукой в коридор и этот верзила, по фамилии Майский, пошёл вперёд, заслоняя почти что весь проход своим телом. Затем девушка окликнула его, и он повернул в гостиную, являющуюся отчасти рабочим кабинетом.
   Двухкомнатная квартира располагала многим, но уж точно не свободным местом. Поэтому девушка одну комнату оставила себе, как спальню, а вторую оборудовала как гостиную и кабинет, с зоной отдыха. У стены аквариум, рядом с ним телевизор, напротив диван и пара кресел вокруг журнального столика, а напротив входной двери стол, на нём компьютер, рядом принтер и сканнер. И всё это в весьма незамысловатых цветах лёгкого лета, не слишком ярких и не слишком тёмных. Зато весьма уютных. Немаловажной частью интерьера был бар, вмонтированный в угол около окна и частично располагавшийся под оконным проёмом и уходящий в соседствующую стену.
   - Уютно у вас тут. - Майский подтянул к себе стул и уселся на него.
   - Мне нормально, а остальное не важно.
   Катя, прихрамывая и постоянно опираясь о какой-либо предмет, вошла следом и уселась на диване, вытянув правую ногу. Ранение успело зажить, но сухожилия срастались до сих пор. Собственно, это и была, пожалуй, самая большая причина того, что Гордеева сидела в аналитическом отделе. На полутора ногах далеко не убежишь, а срастаться связки будут ещё около полумесяца, или даже больше.
   - Так что вы хотели?
   - Понимаете, Екатерина Михайловна, - Майский замялся. Он не знал, как сказать. Просто "спасибо"... Это выход, но почему-то не тот, который искал Сергей: - мы виделись год назад... Вы меня тогда спасли от пули.

***

   Брови Гордеевой от удивления поползли вверх. По правде говоря, девушка не особо помнила то, что было около года назад. Врачи говорили, что это последствия удара об камень и полученных ранений вместе взятых. С одной стороны, это майора нисколько не огорчало, с другой - вгоняло в ступор, особенно сейчас.
   - Ну... Специфика работы заключается в том, что жизни я спасала многим... - уклончиво ответила Катя, рассчитывая на более-менее вразумительные пояснения.
   - Верно сказано... - Майский легко улыбнулся и продолжил. - Если Вы позволите, я рискну напомнить момент моего спасения.
   Лёгкий кивок и пронзительно-внимательный взгляд. Чем-то он напоминал Сергею Круглова, который пару дней назад ушёл в отпуск. Впрочем, не суть в этом сходстве... Поскольку как-то больше девушка напоминала майору самого себя, тем более и звания и даже отчества совпадали. Впрочем, может, на этом схожесть и оканчивалась... Узнать это получится лишь потом, а сейчас придётся вновь окунуться в прошлое, в ту перестрелку. Майский шумно вдохнул и начал рассказывать.
   - Был вроде как июнь. Наша контора, то есть спецназ ГРУ совместно с вами, то есть ОБНОНом проводили задержание преступной группировки на одном из заводов. Вдаваться в подробности я не буду, поскольку я их попросту не знаю. Тогда я лишь командовал одной из боевых групп спецназа. Так что, давайте перейдём сразу к интересующему Вас моменту. Сама операция, до поры до времени, проходила успешно. Никакого сопротивления, противники заковываются в наручники. Но только мы вошли во двор, началась стрельба. Сначала паническая, а потом весьма прицельная. Ну, отряд рассыпался, укрылся. Все начали действовать поодиночке. В том числе и я. Так вот, о том моменте. Я завернул за угол и почти дошёл до какой-то двери, когда у виска раздался звук снимаемого предохранителя и какой-то грубый, нерусский говор, мол, брось оружие. И достать противника я не мог, он, паскуда, на расстоянии был. В общем, стал я прощаться с жизнью, а тут вдруг выстрел. Первая мысль - ну, Майский, всё, конец, попали. А потом пришло осознание, что это не я пулю хватил. Оборачиваюсь, вижу Вас. Это Вы стреляли, поскольку никого рядом в тот момент не было. - Сергей опустил голову. - Я хотел было сказать спасибо, да не успел с места двинуться, как где-то позади Вас, чуть из-за угла раздалась стрельба. Реакция не подвела, я упал и пули, к счастью, над головой просвистели и вошли в кирпичную стену. А Вас тогда...
   - Ранило, - договорила Екатерина, слегка склонив голову на бок.
   Теперь-то девушка знала хотя бы часть того, что было позабыто. Впрочем, если призадуматься, то воспоминания, обрывочные, время от времени появлялись в голове, но как правило, она гнала их подальше. Слишком осложнило жизнь то задание. А сейчас ещё и этот майор пришёл... Кате стало интересно, почему он не пришёл раньше? Прошёл почти год. Времени не было? Вряд ли. Тогда что? Может, он про неё не знал... Это было весьма вероятно. Но тогда почему и как узнал сейчас? Почему именно сейчас? Решил так годовщину своего спасения отметить? Девушка ответа не знала, да и не могла знать, пока не задаст вопрос, с которым она почему-то не спешила.
   - Вот... А дальше наши пути-дороги разошлись. - Окончил Майский, подняв взгляд на девушку.
   - Допустим... Допустим, что это было. Тогда вполне логичный вопрос: почему Вы, товарищ майор, не явились раньше?
   - Увы, не мог. Сразу после операции нас всех в наши "газели" погрузили, а Вас увезли на скорой. В конторе ОБНОНа я ничего вразумительного узнать не мог, отвечали, мол, не ваше дело, не суйте нос. Через знакомых я знал лишь то, что мне крупно повезло, а Вам повезло куда меньше.
   - Ну это да... - Протянула Гордеева и тут же задала второй вопрос. - А почему объявились сейчас?
   - Логичный ответ: потому что узнал, как Вас найти. - Майский премило улыбнулся. Он попытался побить девушку её же картой и, судя по лёгкой задумчивости и непониманию, это удалось. - Понимаете, я через полгода ушёл из ГРУ в ФЭС, а там, не считая кучи дел, появилось время, вот я и узнавал медленно о том, как и где Вас найти. В результате вуаля: я в Вашей квартире и разговариваю с Вами.
   - Если в ФЭС всех так медленно ищут, то я боюсь за безопасность страны. - Колко, с сарказмом подметила девушка.
   Это было в её стиле. Привычка, утвердившаяся в натуре Гордеевой лет в двадцать и прожившая с ней бок о бок до сего дня. Притом девушку всегда забавляла реакция на сарказм. У всех-то она разная. Хотя сейчас всё было скорее печально, чем смешно.
   - В общем-то да, наверное так и было. - Теперь уже настала очередь удивляться Майскому и, заметив это, Катя как-то неуверенно показала на кухню. - Давайте, что ли, на кухню, чаю Вам сделаю, а то на нашей работе обычно нормально не перекусишь. Только, будьте добры, трость подайте. А то сухожилия итак медленно срастаются, так я ещё скачу по квартире без своей "подруги".
   Сергей протянул трость, затем встал сам, задвинул стул и прошёл следом за девушкой на кухню, уютную такую, тёплую. Хотя он не сказал бы, что хозяйка дома просиживает в ней всё своё время. Этот уют сочетался с одиночество и засиживанием на работе. А что ещё кроме ненормированного дня можно ожидать от того же ФЭС или ОБНОНа? И у тех и у тех дел невпроворот.
   Катя поставила чайник, её гость сел на стул, а девушка прислонилась к подоконнику. На улице лето, плюс тридцать в тени, а у неё прохладно, притом по большей части благодаря высокому потолку в квартире, ибо там весь жаркий воздух скапливается. Ну и кондиционеры на всякий случай имеются и готовы включиться после нажатия одной единственной кнопочки.
   - Слушайте, Екатерина Михайловна, давайте может, на "ты" перейдём? - Как-то неуверенно, словно боясь отказа, спросил Майский, по-прежнему осматривая кухню.
   - Ну, давайте попробуем.
   - Вот и славно. Скажите... - Сергей мотнул головой, замялся. - Скажи, а что было...
   - Потом? - Вновь договорила за мужчину Гордеева и, увидев кивок, продолжила. - Ну, что было потом, я хотя бы помню, а вот что было до - помнится местами. Меня прошила очередь, врачи до сих пор удивляются, как меня ещё этот свет носит. В общем, из чего-то мелкого, поскольку если бы из калаша, то мне был бы крындец. Если ближе к делу, то последнее, что я помню с той перестрелки, так это, получается, твою спину, превратившуюся в неразличимый тёмный силуэт, а затем резкую боль. Очнулась я через месяц, как сказал мой врач, пули прошли наискось, чудом и случайностью ничего особенно-важного не задев. Большая кровопотеря, проблема с ногой и изредка с дыханием, поскольку всё же лёгкое мне царапнуло. - Катя поставила чашку с горячим чаем и тарелку с бутербродом. - Хотя этого хватило для того, чтобы проваляться в больнице месяца три и до сих пор маяться со связками и ходить с "подругой". С активной работы меня перевели на бумажные хлеба, хотя дали майора. Куча бумажек, это конечно тоже дело, но всё же работавши до этого много времени под прикрытием, это скорее наказание.
   - Прекрасно понимаю. У нас обычно именно так и наказывали, брали провинившегося бойца ГРУ, сажали на недельку за документы, отчёты и он буквально через дня три становился паинькой с невинными глазками.
   - Ну, я почти что год торчу в аналитическом. Спасибо хоть, что не выперли. - Катя хмыкнула. - Вот, отдых среди недели дали... Как-то ужасно непривычно.
   - Зато встречать с ПМ привычней некуда.
   - А кто его знает, кто в гости пожалует. Может, работник ФЭС с неба свалится, а может - убийца с приказом убить.
   Майский замолчал. А что можно было ответить? Ответ точно уж не был колким, да и кроме этого, Гордеева верно сказала, за дверью может быть кто угодно и в какой угодно одежде. Вообще ему эта девушка начинала нравиться.
   - Ну, пока что свалился я. А чай хороший. Кстати, нету что ли желания обратно в актив?
   - Нету здоровых связок, а вот без них, хоть с желанием, пробежать я не смогу даже пары метров. - Гордеева присела на стул, вытянула ногу. - Притом, чего это обо мне, да обо мне, давай о тебе.
   - А у меня всё просто. Было задание, тоже под прикрытием, кстати, по наркоте. И после этого вот задания подходит ко мне моя знакомая, а теперь ещё и начальница, полковник Рогозина и предлагает к ним идти, мол, у них полный атас, помощь нужна. Ну и пошёл старшим оперуполномоченным. Почти что кардинально сменил род деятельности. Вообще, в ФЭС работать весьма интересно.
   - Нисколько в этом не сомневаюсь. Ладно, в общем, есть, что ещё рассказать? Если нет, то давайте, до свидания, Сергей Михайлович.
   От услышанного у Майского чайная ложка из руки выпала, а челюсть буквально отвисла. Такого он не ожидал, впрочем, конечно, эта дамочка может любого заткнуть за пояс и словами и делом, в этом-то майор не сомневался точно. Но чтобы так резко, это уже слишком.
   - Вот так вот просто?
   - А что, приглашение надо? - Катя непонимающе посмотрела на мужчину. - Ну, ты пришёл, сказал спасибо, что дальше? Если только за этим пришёл, то задание, считай, выполнил. Ну, по душам слегка так поговорили, и? Опять тоже самое.
   - Тебе палец в рот не клади.
   - Верно. Отгрызу и его и руку в придачу. Ну так?
   - Да уйду я, уйду. Чай хотя бы допить можно?
   - Допивай.
   Гордеева, не без помощи трости и прихрамывая, вышла из кухни. Дальнейший разговор девушка считала почти что пустой тратой времени, хотя, чем ещё можно забить как раз таки кучу этого свободного времени? Пустой болтовнёй конечно, только смысл? Нету его. А раз нету, то получите и распишитесь, он уходит, а она дальше уставится в телевизор, всё же, какое никакое, но занятие.
   Девушка протяжно вздохнула. Да, после того грёбаного завода всё наперекосяк пошло, началась спокойная и непривычная жизнь, от которой за эти полгода тошнило донельзя. И дальше будет тоже самое, только в куда большем количестве.

***

   Майский быстро допил чай, попрощался с девушкой и буквально пулей вылетел из квартиры. Первое впечатление почему-то Гордеева произвела именно то, которое он ожидал. Впрочем, так будет же не всегда.
   Пока Сергей спускался вниз, а жила Катя на десятом этаже, майор размышлял о том, как бы всё же отблагодарить, да ещё и небанально. И ответ пришёл в тот момент, когда бывший спецназовец садился в джип ФЭС. Он до этого с минуту смотрел на капот с эмблемой, а затем чуть ли не щёлкнул пальцами по своей голове.
   Идея, как казалось Майскому, хороша. Но вот только надо с Рогозиной поговорить, а из него парламентёр просто нулевой. Хотя, может сыграет на руку отпуск Круглова. Вовремя он всё же его получил и укатил в солнечный Крым загорать и ловить рыбку. Так что, по логике, Сергею нужна помощь... Вот только бы узнать больше о Гордеевой, чтобы к Галине Николаевне не идти с пустыми руками.
   В дороге пришла ещё одна идея. Есть же Тихонов, он-то может многое, если не всё. Поэтому проблема о прошлом майора из ОБНОНа, можно сказать, решена, если конечно, дело не засекречено. Поскольку тогда без санкций не обойтись, не ломать же защиту госструктуры.
   Входная дверь уже была полчаса как закрыта, а визит майора никак не выходил из головы. Что-то всё было в нём странное, непонятное. Притом, почему сейчас? Хотя, если она до этого работала под прикрытием, то да, дело было засекречено, а для общего доступа была липовая легенда, мол, Гордеева - преступница, которых ещё поискать надо. Если же сейчас оно доступно, то значит, с активной работы майора сняли и уже вряд ли возвратят. Придётся пытаться искать другой выход. Катя давно для себя решила, что аналитический отдел - всего лишь перевалочный пункт и не более того. Значит, вполне вероятно, придётся уйти из ОБНОНа. Только куда? Второй вопрос, на который пока девушка не в силах была найти быстрый и качественный ответ.
   Гордеева устало вздохнула, переключая пультом программы. Не будь этого года, она бы, скорее всего не смогла бы возненавидеть выходные, которые свалились как снег на голову. Словно её жалели, а вот этого майор никогда не любила и не терпела. Однако, сейчас придётся смириться, поскольку колену хоть молись, хоть поклоняйся, быстрее оно не пройдёт.
   И всё же визит был странный. Зато он был в прошлом, поэтому о нём можно забыть, хотя бы частично. Катя как-то облегчённо вздохнула, наткнувшись на документальную программу про гибель Титаника.
   Светофоры попеременно включали красный свет. Бывали дни, когда Сергей ехал и когда подъезжал к перекрёстку, включался зелёный. Сейчас же было всё с точностью, да наоборот. Хотелось включить маячки, и просто игнорируя правила, помчаться в ФЭС, словно получен какой-то вызов. Однако по отношению к другим водителям это было бы кощунством и обманом по отношению к самому себе.
   "Ну вот сколько можно показывать одно и тоже?" - девушка, посмотрев пару минут программу, нащупала пульт и принялась дальше "гулять" по каналам. Историю она любила, но не до такой степени, чтобы в сотый раз видеть тоже самое. Впрочем, это куда лучше, чем забивать мозги чем попало.
   Майский, ещё будучи в пробке, позвонил Тихонову и попросил найти дело майора Екатерины Гордеевы, так что, как только он оказался в ФЭС, сразу направился в лабораторию, где компьютерный гений, весь из себя улыбающийся, рассматривал фотографию девушки и распечатывал копии страниц из досье.
   Быстрота работы поразила Сергея. Во-первых в ФЭС всегда было чем заняться помимо личных просьб сотрудников, а во-вторых и это было более важным, откуда он смог так быстро найти нужные страницы? Неужели все дела сотрудников ОБНОНа лежат, как говорит обычно Тихонов "в открытом доступе"? Или же просто понизили уровень секретности, или же девушку успели оттуда уволить?
   Последнее предположение отпадало, поскольку как раз таки статус был "работает в аналитическом отделе". Значит, с этим всё нормально.
   - Слушай, обычно же дела тех, кто под прикрытием работает, лишь в бумажном варианте хранятся, верно? - Сергей на пару секунд оторвался от копий страниц и посмотрел на Тихонова.
   - Верно. Но, как видишь, она в аналитическом отделе. И, если дело уже рассекречено, то на "передовую" она точно не вернётся. Хотя, она, как видишь, хорошо работает.
   - Ну да, вижу. Две медали, майор. Неплохо так...
   Майский перевернул страницу, углубился в чтение. Порой в личных делах можно найти много чего интересного, но тут он находил скорее уже то, что знал, или же, о чём догадывался. Эта Гордеева скорее жила на работе, нежели у себя дома, вся отдавалась заданиям... Медаль в двадцать восемь лет получить сложно, а у неё получилось. В тридцать два стать майором, притом звание внеочерёдное и ещё медаль "За Отвагу" годичной давности. Получается, за то задание ей дали награду, а потом отправили "отдыхать" в аналитический отдел... Майский удивлённо перевернул очередную страницу. Странным ему казалось многое: полная биография, никакой скрытности, все данные.
   "Хотя бы есть с чем идти к Рогозиной... Только вот как её убедить..."
   - Вань, спасибо. Это, - Сергей указал на листы, - я прихвачу с собой. Давай, до скорого.
   Майский вышел из лаборатории и направился в кабинет к Рогозиной. Всё же, вариант того, чтобы привлечь Гордееву в ФЭС мог, как говорится, прокатить. Но до этого придётся много чего объяснять, доказывать, убеждать. Впрочем, вроде ж Галина Николаевна говорила, что надо расширять штат, а вот и предложение поступит. По крайней мере, Сергей попытается.
   Гордеева бесцельно смотрела на меняющиеся картинки на телеэкране, когда зазвонил домашний телефон. Это не было редкостью, но сейчас от звонка девушка чуть ли не подпрыгнула. Догадок о том, кто это может быть, майор строить не стала, всё равно через пару секунд всё станет ясно.
   - Гордеева у телефона.
   - Кать, это Селиванов. У нас тут такое дело... Тебе дали отпуск с сегодняшнего числа.
   - Ясно. Спасибо, Андрюш.
   Майор повесила трубку. Отпуск? Один закончился буквально полгода назад, сейчас дали второй... Было о чём подумать, в первую очередь об уходе. Хотя, опять же, куда податься? Вряд ли в какую контору её возьмут, в обычные опера? Это вариант, но всё же Гордеевой он не сильно нравился. Вот если будет не из чего выбирать, вот тогда она и пойдёт начальников какого-нибудь местного отдела милиции. И всё же что-то в ОБНОНе происходит, и не из разряда: все перемены к лучшему. Впрочем, у неё пока отпуск, очередной, который хотелось послать ко всем чертям.
   Майский завернул за угол, в пустой коридор, где мигали лишь лампочки на камерах видеонаблюдения. Чуть пройти и вот он, кабинет Рогозиной - заветная цель, к которой он уже подбирается. Главное - придумать, что сказать и как убедить.
   - Галин Николаевна, можно?
   - Входи, Серёж.
   Настроение у Рогозиной вроде как было неплохое, значит, можно и даже нужно обязательно попытаться её убедить. Почему-то Майский не сомневался, что предлагаемая особа будет весьма кстати в ФЭС и будет хорошо работать. Об этом, по крайней мере, говорила копия дела Гордеевой.
   - Галин Николаевна, - Сергей улыбнулся и сел напротив полковника, - у меня есть конструктивное предложение. Вы говорили как-то о расширении штата, так вот, у меня есть идейка.
   - Ну раз ты перешёл на "вы", то да, идейка у тебя есть. И кого хочешь предложить?
   - В общем, как-то случайно затесалась у меня в руках папочка с копией биографии сотрудницы ОБНОНа. Весьма настойчивая, любящая своё дело особа, две медальки, майор. Проработала большую часть на передовой, то есть под прикрытием. За себя постоять может.
   - Серёж, стоп. - Резко оборвала Рогозина и пристально посмотрела на Майского. - Почему ты уверен, что нам эту особу отдадут, или же, что эта особа перейдёт по личному желанию? Если она хороша, а именно это ты и пытаешься сказать, то её же не отпустят.
   - Есть тут один вариант. Год назад она в перестрелку попала, была на грани, выбралась из-за черты, однако с активной работы её в аналитику спустили, бумажки подписывать.
   - Значит, повод был.
   - Повод - не до конца сросшиеся связки коленного сустава. Ну, это официально. Не официально, как я думаю, есть там некто, кто выше сидит и без медалек. А когда в подчинении награждённый "за отвагу", это как-то, знаешь ли, давит на самооценку. И либо самому хочется получить бирюльку, либо убрать того, у кого она есть.
   - Хорошо говоришь... - Полковник указала на папку. - А там, как я полагаю, дело этой особы?
   - Копия дела. Тихонов достал.
   - Что, он решил взломать ОБНОН?
   - Нет. Оно в открытом доступе, что ещё раз говорит, что этот майор не вернётся на свой привычный край передовой.
   - Ну, давай сюда свои бумажки.
   Майский протянул копию личного дела, а сам, как нашкодивший школьник, сложил пальцы "крестиком" на удачу. До чего же может довести желание и ожидание вместе взятые.
   "Чтобы она хоть пригласила Гордееву, а там уже как-нибудь разберёмся", - пронеслось в голове у Сергея, пока Рогозина пристально, с пристрастием, рассматривала бумаги. Она казалась коршуном, который уже вряд ли отпустит добычу.
   - Значит, - Галина Николаевна оторвалась от досье, - ты предлагаешь взять нам её, как оперативного сотрудника?
   - Ну да. А что? Этот месяц я точно сам не управлюсь, тем более, Петрович в Крыму загорает. А вот она, она помочь может.
   - Будет бегать на одной ноге за подозреваемыми? - с лёгким сарказмом подметила полковник.
   - За ними будет бегать наряд, а мы, как всегда, будем места преступлений осматривать. Галин Николаевна, будто ты не знаешь, как у нас всё делается.
   - Знаю, знаю... Ладно, попробуй предложить ей, если согласится, будем говорить с ОБНОНом.
   Услышав это, Майский буквально вскочил, как заводной. Значит, этот вариант имеет право на жизнь. Теперь снова ехать к этой Гордеевой, говорить с ней... А разговор будет весьма колким, поскольку Сергей считал, что вряд ли эта особо так спокойно воспримет новость, которую он сообщит. Ну да ладно, бои пережили, захваты боевиков - тоже, сарказмы в сравнении с этим - сущие пустяки. Чего их бояться.
   Майор вышел из кабинета, чуть ли не подпрыгивая, толи от радости, толи от того, что идея понравилась Рогозиной. А может, и от того, и от другого.
   "Лишь бы не было никакого ЧП или преступления, а то весь план псу под хвост и всё начинать придётся если не с начала, то уж точно с середины", - Майский сел в джип, завёл мотор, постоял пару минут и выехал с территории ФЭС.

***

   Время медленно тянулось, словно это вовсе не абстрактное понятие, а обычная резина, коптящая чёрным пламенем и медленно растягивающаяся. В такие минуты невольно вспомнишь всё, начиная с обычной школы и оканчивая последними днями, и проклянёшь тоже всё, особенно телевизор по которому, когда надо, идёт лишь всякая ерунда, а когда не надо - много чего интересного.
   Мыльные оперы, всякие фильмы по мотивам женских детективчиков Катя не любила с детства, а когда попала на свою работу, то просто возненавидела, поскольку в книжках и кино всё донельзя просто, преступники наивны, а вот в реальности, если копнуть чуть глубже, всё совсем иначе. Хотя, был фильм исключение, точнее сериал, старый, советский, но действительно искусно снятый. Назывался "Шерлок Холмс", да и произведения Конан Дойла, по крайней мере, раньше восхищали. Сейчас же всё настолько опротивело, что впору было садиться вязать или вышивать.
   Может, Гордеева так и поступила бы, только вот эти два вида искусства и времяпрепровождения никак не сочетались с её боевым саркастичным характером.
   Майский припарковался там же, где и в первый раз. Благо парковка была не так уж и далеко от подъезда да и идти всего с пару секунд. Главное, чтобы лифт работал, а то подниматься самому ему не особенно сильно хотелось.
   Да и как начать разговор? Просто в лоб что ли? Так вряд ли пробьёшь этого майора вот так вот запросто. А если крутить вокруг да около, так она пошлёт, ещё пошутит, скажет что-нибудь с сарказмом... Такая особо и из себя вывести может. Хотя, по досье выходит, что сотрудник из неё образцовый, даже выговоров нет. Значит, либо все действительно гладко, либо есть тот, кто прикрывает. Но вот в последнее предположение Майским просто отказывался верить, поскольку это как-то не слишком сочеталось с характером майора Гордеевой, к которой он уже почти поднялся.
   Тут же просигналил коротким гудком лифт, сообщая, что нужный этаж достигнут и надо выходить, идти к двери и пытаться объяснить предложение, чтобы не получить тростью.
   Сергей позвонил и, как и в прошлый раз, к двери долго не подходили. Теперь он хотя бы знал причину, сам с простреленной ногой скакать не мог, хоть и порывался. Поэтому он терпеливо ждал, выстраивая на своё лице радость от встречи и самые искренне-чистые намерения.
   - И снова вы? - Катя с удивлением приоткрыла дверь, но документы проверять не стала. - Всё же забыли труп, или ещё какую-нибудь мерзопакость?
   - Вовсе нет. - Майский добродушно улыбнулся. - Понимаете, тут идейка родилась... Если позволите, я зайду, м? Ну позволите же?
   "Господи, чтобы тебя кирпичом прибило", - невесть почему пожелала в мыслях Гордеева, но дверь открыла впуская второй раз за день одного и того же гостя. Зачем он вновь явился? Ей-то и первый визит был не слишком понятен, поскольку поблагодарить можно и букетом цветов или звонком по телефону, а этот верзила заявился домой. Теперь вот снова пришёл, идейка у него появилась.... Клоуном что ли одеться идейка?
   Майор указала Майскому на кухню, сама, закрыв дверь и убедившись, что за ней никого нет, прошла следом. Всё же этот мужчина под два метра ростом заинтриговал девушку. Наверное, сказывается нехватка азарта обычных для неё заданий, где риск встречается так же часто и повсеместно, как слово "привет".
   - Ну так и что за идейка? - весьма бесцеремонно, слегка уставшим голосом спросила Катя.
   - Понимаешь, мы вроде на "ты" уже договорились, - Майский вновь улыбнулся, - в ФЭС требуется оперативник, ну вот я тут и подумал...
   - Знаешь, у нас как раз есть соседка, сто седьмая квартира, ей около семидесяти, такая вся боевая, так вот ей позарез нужна работа, может, ей предложишь? А то от пенсии до пенсии дожить трудновато...
   - Майор, я без шуток и издевок.
   - Я тоже, Боже упаси с вами шутить.
   Произнесла Гордеева, словно отрезала. Все слова, что собирался произнести Майский, моментально застряли в горле, и он ничего не нашёл лучше, чем взять графин с водой, стоящий на столе и запить эту "пробку". Вот же умеет человек обрезать, что и не поспоришь, и вообще желание что-либо объяснять пропадает. Да и смысл? Если она так отпирается, язвит, то, следовательно, работа ей не нужна, поскольку и ежу понятно, что он именно работу и предлагает.
   "И зачем он решил мне о своей конторе сказать? Допустим, ФЭС нужны опера, но зачем я, учитывая, что я лишь специалист по наркоте и оперативник тоже по наркоте... Им следаки нужны, которые в обычных отделениях сидят, а уж точно не ОБНОН", - быстро, буквально за пару секунд, пока Майский жадно глотал воду, сделала вывод Гордеева.
   - Не подавился, дорогой? - с явной издёвкой спросила она.
   - Спасибо, пока жив. Так что?
   - Ну... Как тебе сказать, милейший... ФЭС это хорошо. Но это всё же не моё.
   - А аналитика - твоё? Сидеть, подписывать бумажки, отчёты и прочую ерунду, тоже твоё? - слегка озверел Сергей. Всё же терпение у него хоть и было, но это отнюдь не значило, что его нельзя вывести из себя. А у этой девушки это как раз и получалось.
   - Так, ты тут осторожнее, а то зажаришь своей злостью и себя и меня заодно. Сбавь обороты.
   Сергей звучно стукнул кулаком по столу. Если бы сейчас был бы перед ним преступник, то это уже был бы, как говорят в горячих точках "груз двести". Однако, похоже, на Гордееву этот удар не произвёл никакого впечатления. Она лишь тихо, действительно уставшим и каким-то потускневшим голосом, подметила:
   - Ты стол не разнеси в щепки, он, между прочим, стоит денег.
   - Слушай, Кать, я распинаться тебе про свою контору не буду. Оставлю лишь визитку с адресом, если что, приезжай, там уже на месте поговорим.
   - Так быстро сдался?
   - Просто не хочу разносить стол в щепки и тратить нервы.
   "Хоть одно умное решение", - Гордеева еле заметно улыбнулась уголками губ. Улыбка у неё была на вес золота, редкая, но до невозможности обворожительная и добрая. Наверное раньше девушка улыбалась чаще, но потом, на работе это стало своего рода тайным орудием и уже редко предназначалось для ободрения коллег, скорее для навешивания лапши преступникам.
   Майский поднялся, посмотрел на девушку сверху вниз, кивнул головой, говоря этим "до скорого" и вышел из кухни. Катя вышла следом, открыла ему дверь, закрыла дверь за ним и вновь отправилась на кухню, заваривать себе кофе.
   "Ну вот что за люди пошли-то а?" - Сергей спустился, сел в автомобиль. Однако уезжать никуда не хотелось. Вообще желание отпало от любых занятий. Неужели из-за какого-то майора у него будут опускаться руки?
   "Коля, Коля, чтобы ты сейчас мне сказал?" - Майский с удивлением почти что уставился на экран своего телефона, когда на нём высветился номер и подпись "Круглов". Чудо, магия, неизвестно что, но это было как раз нужное и необходимое в данный момент.
   - Привет, Николай Петрович, как отдых?
   Бодрый голос Круглова донельзя кстати пришёлся на душу Сергею:
   - Серёг, даров! Да нормально всё. Рыбки много, солнца - тоже, а главное - дел нет. Даже скучать начинаю.
   - Ничего, приедешь, с остервенением возьмёшься за работу.
   - Это точно. - В трубке возникла какая-то неловкая пауза. - Слушай, мне тут Рогозина звонила...
   "Ну вот когда она успела? Да и зачем?" - Майский в сердцах ударил по рулю джипа. Хорошо хоть, что лишь в сердцах, потому что в этом Ниссане были подушки безопасности и от удара Сергея они бы точно сработали, а потом объясняй, что это не авария, а лишь нервишки слегка пошалили.
   А Круглов продолжал, таким тихим, спокойным и уверенным голосом:
   - Мой тебе совет, договорись ты с этим майором. Она - не промах, хотя стычки с Галиной Николаевной могут быть.
   - Ты откуда знаешь? - ошарашено удивлённо спросил Майский.
   - Не важно это. Просто попробуй договорится с ней.
   - Обрадовал ты меня, Петрович. Ну да ладно, попытаюсь. Бывай.
   "Ну, подкинул ты мне кучу мыслей", - Сергей положил в чехол телефон, а сам впялил взор на улицу. Вот откуда Круглов знает, к какому майору он поехал? Да даже, если и Рогозина сказала, откуда Николай Петрович знает, что она не промах? За пару секунд полковник копии дела отправить не смогла бы при всём её желании, выходит, что эти два майора между собой что ли знакомы? Но когда успели? Впрочем, это всё можно выяснить. Правда придётся вновь вернуться в ту квартиру, стерпеть пару шуточек и сарказмом и попытаться узнать, рассказать, да и вообще поговорить.
   Протяжно втянув воздух, Сергей вышел из машины и уверенным шагом направился обратно к подъезду. Вот это комично будет выглядеть. Ему даже интересно стало, что сейчас Гордеева скажет по поводу его возвращения. С трупом сарказм уже был, с чем будет сейчас?
   Он вновь настойчиво позвонил и, на этот раз, услышал шаги намного быстрее, чем ожидал.
   - Так-так-так... Влюбились что ли? - Гордеева слегка холодно окинула взглядом Майского. - Всё никак вылезти от меня не можете. Или же тут для Вас уж очень уютно?
   - Я всё с тем же предложением.
   Катя хотела было закрыть дверь, но Майский вовремя успел вставить в проём ботинок, благо, казённый, который не так уж и жалко было помять.
   - Понимаете, я хочу узнать, одну вещь. Я узнаю и забуду Ваш адрес раз и навсегда.
   - Даже так? - бровь Гордеевой вопросительно поползла вверх, но это обещание возымело эффект, поскольку девушка открыла дверь, впустила гостя и привычно указала на кухню.
   - Я Вам ничего плохого не сделал, а вы впускаете меня лишь с тем, чтобы потом выпроводить. - Подметил Майский, снимая куртку и вешая её на крючок.
   - Вообще-то, все гости когда-нибудь выпроваживаются. Или вы хотите остаться, переночевать или чего более? - заметив озлобленное выражение лица майора, Катя добродушно подняла руку, словно в знак примирения, - не берите близко к сердцу, товарищ майор, сарказм и колкости - моё второе я. Проходите, да рассказывайте, что Вы там от меня хотите.
   - Хочу всего по чуть-чуть. - Майский вмиг сделался серьёзным. Он прошёл к окну, посмотрел на вид с высоты "птичьего полёта", затем повернулся и резко спросил: - Откуда о Вас знает Николай Петрович Круглов?

***

   Гордеева буквально где стояла, там и села с очень удивлённым выражением лица. Круглов действительно знал её, а она - его, поскольку они вместе работали. Сейчас девушка внимательно смотрела на Майского, словно изучая и видя его насквозь.
   "Значит, они знакомы", - Сергей довольно улыбался, поскольку сумел заставить этого майора замолчать. Наверное, это удавалось редко.
   Сейчас же Гордеева пыталась собрать слова и мысли воедино, поскольку отвечать придётся, иначе этот верзила не уйдёт.
   - Я под его началом два года проработала, - коротко, без пояснений и дополнений ответила Катя.
   - Он же не был в ОБНОНе.
   - Ну так и я там не начинала. Я начинала с ППС, затем - убойный и уж потом, в двадцать пять-двадцать шесть ОБНОН. И то, в ППС я по большей части была временами. Ну, знаешь, курсантов направляют на патрулирование, что-то вроде чтобы "опыта поднабрались".
   - А где с Кругловым пересеклась?
   - В убойном. Он тогда ещё был капитаном, как раз до того, как ему майора дали. Это лет так десять назад было.
   Гордеева весьма резко замолчала. Почему-то желание ещё что-либо рассказывать прошло. Видимо, профессиональная привычка больше слушать и меньше делиться своими размышлениями давала о себе знать. Вообще Катя не отличалась разговорчивостью и зачастую для многих являлась сплошной загадкой. И ей это нравилось. Хотя не всегда это было на руку.
   "Шутки и колкости кончились", - Майский удивлённо взглянул на девушку. Для него это было необычно, поскольку Гордеева ему казалась весьма разговорчивой, хоть и ершистой, или же она не хочет всё говорить, и в принципе, имеет полное на это право. Он ей никто, просто когда-то не сказавший "спасибо", а сейчас пытающийся почему-то перетащить девушку в ФЭС.
   "А понравится ли ей там?" - эта мысль пришла к майору слишком поздно. По крайней мере об этом надо было думать до того, как он сидел у Рогозиной. Так что да, сейчас - поздно. Идти всё равно придётся до конца.
   - Почему ушла в ОБНОН?
   - Поступил приказ о переводе, - вновь кратко пояснила Гордеева.
   Да, тогда она не желала идти, сейчас же, уж точно не жалела о переходе. Хоть и неистовствовал Круглов, пытался отговорить. Но, всё же это был приказ и его обойти было сложно. А потом и Николай Петровича перевели, дали майора, а их убойный отдел расформировали: кого в ППС, кого - в другой отдел, а её в ОБНОН. Поначалу там приходилось туго, потом легче и легче, учитывая, что, в то время ещё капитан, Гордеева рвалась вверх по карьерной лестнице, как бешеная.
   - А тебе что, Круглов звонил?
   - Ну, - Майский посмотрел на пустую кружку, - когда я решил... в общем, да. Он позвонил, сказал, не важно откуда тебя знает, и попросил с тобой договориться.
   Гордеева встала, удивление давно прошло с лица и сейчас мимика ничего важного не выражала. Сергей, было, подумал, что она его выпроводит, но нет. Катя лишь открыла дверцу шкафчика и достала графин с соком и два высоких стакана.
   - Вижу, готовить ты как-то...
   - Не люблю, верно. А порой просто некогда. Хотя поужинать надо, тем более, скоро уже семь вечера.
   - Шутишь?
   Вместо ответа майор указала на стену с настенными часами. Время пролетело весьма незаметно, быстро и потому казалось невероятным, что сейчас будет семь вечера.
   - Ну так поедешь, или всё же накормить бравого труженика ФЭС?
   И вновь лёгкий сарказм, хоть и весьма добрый. Майский улыбнулся. Почему бы и не остаться? Притом, эта особо может ещё чего интересного выскажет. Майор даже с места не сдвинулся, лишь придвинул стакан с соком к себе.
   - Вот и хорошо. Ты как с Кругловым пересёкся?
   - Может, помнишь, в новостях про органиста всё время говорили? - после утвердительного кивка девушки, Сергей продолжил, - ну так вот это и было первое дело Федеральной Экспертной Службы. Вот там и познакомились.
   - Трудно было в первое время?
   - Ну, он опер старой закалки... - как-то многозначительно и в тоже время немногословно ответил Майский и заметил лёгкую улыбку Гордеевой.
   - Верно, старой закалки.
   На кухне воцарилась тишина, правда сейчас молчать было менее неловко. Сергей прикидывал, что можно ещё спросить, поскольку девушка, хоть без пояснений, но отвечала, и грех было не воспользоваться этой возможностью узнать больше.
   "Откуда у неё медали?" - вопрос пришёлся кстати, поскольку об этом он действительно хотел знать. Всё же не каждый день тебе встречается оперативник, девушка, да ещё и с медальками, за которые обычно платят кровью и потом.
   - Слушай, - Майский на секунду замолчал, - откуда у тебя две медали? Ну, "За Отвагу" это за операцию, а первая?
   - Майор, а не слишком ли ты глубоко суёшь свой нос?
   "Что-то личное, значит, закроем тему до более лучших времён", - Сергей, словно смирившись с этой тайной, покачал головой. Лучше на рожон не лезть, поскольку этой девушке не только палец в рот не клади, но и в лоб не говори, а то она может ответить да так, что мало не покажется.
   Однако, Круглов сказал попытаться... Значит, оперативник из неё хороший и по многим параметрам. Как вот только к ней подступиться?
   Майский молчал, о чём-то своём размышляя, а Катя, так же молча, готовила яичницу. Она сама не знала, почему предложила майору остаться, а он ещё, почему-то согласился. Впрочем, так куда лучше, чем вновь сидеть перед экраном телевизора и смотреть скучные программы. Зато завтра всё будет как уже привыкла Гордеева: скучно и однообразно. Хотя, зачем об этом думать?
   Девушка искоса глянула на Сергея, вертевшего в руке опустевший стакан. Он о чём-то думал...
   "Зачем идти в ФЭС?" - проносился со скоростью электрички вопрос в голове Гордеевой. Её с удовольствием отправили в аналитику, сделали из неё "кабинетную крысу"... Смысл оставаться в ОБНОНе?
   - Сергей, ты дело в открытом доступе нашёл?
   Задавай вопрос Катя надеялась, что майор скажет "нет", но вместо ожидаемого он согласно кивнул.
   "Значит, в аналитике и останусь".
   В сердцах Гордеева порвала бы в клочья своего начальника, но это всё же подсудное дело. Она прекрасно знала, почему уже не вернётся на работу под прикрытием. Не всем нравится "ходить" над сотрудниками ниже по званию, но с медалями, имея звание полковника, но без наград. Так вышло и тут, тем более, подвернулся хороший способ списать девушку, заявив, что с повреждённым коленом сильно не набегаешься, да и много молодых и талантливых сотрудников.
   "А что даст ФЭС?"
   Разумеется, Катя может попытаться узнать у Круглова про эту структуру, на худой конец может просто расспросить сидящего на её кухне Майского. Но вот только смысл? Ей в любом случае придётся отсиживаться дома, пока не срастутся связки, а потом... Девушка помотала головой, отгоняя кучу вариантов будущего. Пока что надо думать о настоящем.
   Гордеева аккуратно перенесла почти весь вес на здоровую ногу, дотянулась до навесного шкафчика с посудой и вскоре выложила яичницу на две тарелки и вновь налила сок в стаканы.

***

   Майский молча наблюдал за тем, как готовит девушка, подмечал любые перемены на её лице, благо она стояла не полностью в профиль и не спиной. И он прекрасно видел, что боль в колене даёт о себе знать, как бы Гордеева не пыталась это скрыть. Он, порой, хотел было встать да помочь, но каждый раз одёргивал себя, поскольку этот майор была явно не из тех, кто с лёгкостью принимает чужую помощь.
   Вскоре готовка была окончена и теперь Катя сидела напротив Сергея, рядом стояли две тарелки и два стакана с прохладным соком, как раз в контраст к горячей яичнице. Ужин - благое дело, тем более, последнее время Майский перебивался какими-то бутербродами и фаст-фудом, поскольку работы было много. А сейчас почему-то прошло почти полдня и ни одного вызова. Везение, да и только.
   - Я что, зря готовила?
   - Нет, не зря. Я просто задумался.
   - Думать можно и за едой. - Резко парировала Гордеева.
   "Да, палец в рот не клади, а то откусит..." - Сергей начал есть, размышляя о том, как всё же её перетянуть в ФЭС. Всё же такие сотрудники там нужны, по крайней мере, она цепкая, вполне вероятно, в работе всегда по горло... С другими бы Круглов не работал. Да и он... Если Коля работал с Гордеевой, почему раньше не упомянул? Или же просто случая не было? Впрочем, захочет - сам расскажет. Но, через месяц, поскольку по телефону от него подробностей не вытянешь ни под каким предлогом.
   - А почему ты не ешь?
   - Это не для меня. И вообще, какое тебе дело?
   - Просто поинтересовался.
   Майский окончил трапезничать, выпил сок, оставив чуток на дне, затем поднялся, сам отнёс тарелку в мойку, при этом весьма строго глянув на Катю. Та отчего-то даже не пошевелилась, как сидела до этого, так и продолжала сидеть.
   А девушка ждала, пока домой придёт уставшая как чёрт младшая сестра, которую именно что чёрт дёрнул поступить на следователя, так ещё и окончить с отличием пять курсов и теперь работать в одном из убойных. А дома ещё пыталась читать нотации Кате, и это раньше нередко оканчивалось скандалами, хотя после того, как майора выписали, ругани было куда меньше.
   И вот сейчас Гордеева приготовила ужин не только для Майского, а в первую очередь для Саши, которой в последнее время кусок в глотку не сильно лезет.
   - Ладно, Кать, если что, номер мой есть, звони.
   - Майский, - майор пару секунд помолчала, а затем весьма в наглую попросила: - Дай номер Круглова, а?
   "Коля, Коля... Да дам я конечно, куда ж денусь", - мужчина достал из кармана блокнот, ручку, по памяти написал номер и прижал его стаканом с соком.
   - Ладно, давай что ли, до встречи. - Майский медленно направился к выходу.
   - Это вряд ли, хотя чем чёрт не шутит.
   Девушка молча стояла, ждала, пока майор оденется. Она не стремилась его выставлять за дверь, но всё же намекала, что надо уходить.
   Может, Гордеева бы и дальше могла сидеть с Майским, да вот только через полчаса, или даже раньше, должна была прийти сестра и почему-то не желала Катя, чтобы Саша пересекалась с Сергеем. Всё-таки, её это точно не касается. Да и этот человек, он, вероятнее всего, просто момент из жизни.
   Майский уже вышел за дверь, нажал кнопку вызова лифта, когда увидел, как по лестнице поднимается молодая, ростом с Гордееву девушка с погонами старшего лейтенанта.
   "Наверное, её-то и ждала майор", - пронеслось в голове, и Сергей повернул голову в сторону входной двери, откуда вышел пару секунд назад. И он оказался прав, поскольку девушка остановилась у той самой двери и с неподдельным интересом наблюдала за Майским. То ли она была удивлена, то ли что-то иное.
   Саша с интересом смотрела затем, как высокий громила ждёт лифта. А затем она, почти что одновременно с открытием двери, зашла к себе в квартиру. Точнее это была квартира старшей сестры, но сейчас они жили вместе. Катя помогала ей снять стресс после работы, а Саша в ответ помогала майору, поскольку нога у той ещё не до конца зажила. Девушка скептически окинула старшую сестру взглядом. Ну вот надо было ей скакать по квартире без трости?
   - Пошли, а то яичница стынет. - Майор медленно развернулась, направилась на кухню.
   - Кать, ну сколько раз я тебе говорила, а?
   При виде того, как сестра переступает с ноги на ногу и как это отдаётся болью, сердце у Саши сжималось. Зато она была нескончаемо рада, что девушка дома, а не на работе или, хуже того, в больнице. А ведь тогда шансов никто не давал, а она сидела, почти безвылазно в палате, слушала равномерно-монотонный писк приборов и смотрела на сестру, лежащую без сознания со спокойным лицом. Такую спокойную Гордееву, именно так для себя весьма часто Саша называла Катю, она видела, наверное, когда та была в убойном, до перевода в ОБНОН и до работы под прикрытием, когда они не виделись по пару месяцев в лучшем случае, в худшем - почти полгода или год. И вот в то время, лет в семнадцать Саша стала жить более обособленно, полностью отдаваясь учёбе в лицее. А Катя, когда было время и возможность, старалась быть рядом.
   - Да всё нормально будет, - майор улыбнулась, садясь на стул, - давай, иди, переодевайся, а потом ужинать.
   Младшая с усмешкой отдала честь, а затем вышла из кухни, прошла в гостиную, начала переодеваться. И вновь её начали посещать невесёлые мысли. Да ещё это дело, с пятью убийствами... Вот надо же было перестрелку в магазине устроить... Бывают подонки на этом свете, как их только земля носит. И как раз Саше и отделу, где она работает, приказано разыскать убийц. Разумеется, об этом девушка всё же расскажет сестре, наверное, и совета спросит. А Катька, как всегда, настойчиво попросит не лезть на рожон и беречь себя. Впрочем, могла бы и не просить. Саша итак уже познала, что такое ранение, правда лёгкое, в руку на вылет и больше повторения опыта она не желала, тем более, рука почему-то до сих пор ныла на перемену погоды.
   И вновь перед глазами та больничная палата, те приборы. Долго они не будут уходить из памяти? Или же это вестники будущего? Нет, это прошлое и только оно. В будущем всё будет хорошо.
   Девушка надела майку, шорты, форму аккуратно повесила на вешалку и направилась на кухню, где её ждала сестра.
   - Кать, кто это был?
   - Майор Майский... Сергей Михайлович, - девушка сидела за столом и пила сок, - он, кстати, тот самый, которого я в той перестрелке спасла. Приехал сказать спасибо.
   - Через год? А где же его раньше носило?
   - А где я раньше работала? Правильно, под прикрытием и дело моё было что? Правильно, засекречено. А сейчас оно в открытом доступе. Давай ешь, а то всё остынет.
   - А ты? - как-то непривычно было Саше есть, в то время как сестра лишь сок или чай пьёт.
   - Я дома торчу сутками, так что периодически что-либо съедаю, а ты с твоей работой ешь только бутерброды, пьёшь чай или кофе и редко когда нормально обедаешь.
   Спорить с Катей - весьма проигрышное дело, поскольку майор за пояс заткнёт, тем более, характерами девушки разительно отличались. По крайней мере Саша была более послушной, менее вспыльчивой и больше любила посидеть дома, нежели шататься по делам на работе. Общим была лишь ответственность и злость на преступников, и то Катя в какой-то степени была более жестока с нарушителями закона и менее впечатлительна, или же, по крайней мере, умело маскировала свои эмоции и чувства.
   - Знаешь, сколько работаю в отделе, всё время каждый спрашивает, а Вам случайно, Катерина Михайловна не сестрой приходится?
   - Ну и называют тебя как угодно, но уж точно не Гордеева, верно? - Катя слегка озорно улыбнулась.
   Саша лишь кивнула, поскольку рот был забит яичницей. Если бы кто из коллег увидел такую улыбку на лице майора, то мнение о том, что она - железная леди, мгновенно бы рухнуло. Притом права была сестра, её называют как угодно, но по фамилии лишь когда вызывали к начальству и то со званием, а вот так вот просто "Гордеева" - никогда. Наверное, из-за того, что многие в отделе знали Катю и скорее всего именно так её и одёргивали, когда она заходила слишком далеко. Об этом Саше рассказывал начальник, полковник, который лет десять назад был майором и под началом которого работала её сестра. Хотя странно было, что импульсивность Кати могли снять всего лишь упоминанием её фамилии. Или же... Нет, это было очевидным. Учитывая, что примерно после полугода работы в отделе на Гордеевых свалилось горе, которое до сих пор висит висяком.
   - Слушай, если твоё дело в открытом доступе...
   Договорить девушка не успела, поскольку за неё предложение окончила старшая сестра. Понимание с полуслова в этой семье было поставлено с самого детства.
   - То я уже не вернусь на активную работу, а буду в аналитике просиживать дырки на штанах. И то, чем чёрт не шутит, могут и оттуда выпереть. Впрочем, проехали Саш. Давай лучше, рассказывай, что там у тебя стряслось, а то вижу, что мысли бродят абсолютно не весёлые.
   - Да ничего... Топчемся на месте, а этот урод на свободе. Улик нет, а то, что есть - в тупик ведёт. Подозреваемых тоже нет, свидетели дают абсолютно противоречивые показания.
   - Ну так зацепитесь за показания. Вполне вероятно, что давят на ваших свидетелей. Выясните, кто давит.
   - Уже занимаемся, пытаемся заняться. Сегодня с утра только и ездим по Москве, вновь опрашиваем... Собачья это работа...
   - Я тебе что говорила?
   - Мало что ты говорила. Как бы это выглядело? Семья сплошь и рядом офицеры, а я - переводчик? Кать, это же действительно идиотизм.
   - Зато сейчас бы не мучилась, нервы были бы нормальные, и не лакала бы выпивку втихаря по ночам на этой кухне.
   Саша исподлобья посмотрела на сестру. Она была права, впрочем, когда это было, чтобы Гордеева в чём-то ошиблась? Такие моменты можно было записывать в тетрадку и то, больше листа за больше чем десять лет её службы не набралось бы точно. Этому Саша завидовала, поскольку сама ошибок много делала, не таких серьёзных, но за которые сама себя часто ругала.
   И откуда Катя знает о выпивке? Да, был за младшей такой грешок, да, выпивала она, но действительно тихо, поздно ночью, когда сестра "даёт храпака".
   "Дурёха ты, Сашка", - майор улыбалась, смотря на то, как малая пытается найти ответ на то, откуда она знает о выпивке. Неужели она думает, что Катя сама не выпивает? Нет, конечно, сейчас она не пьёт, но вот запас выпивки в домашнем баре проверяет постоянно. Это уже вошло в привычку. Ну а тут уже два плюс два сложить проще некуда. Впрочем, это так, второй план, но от желания выпить надо Сашу отучивать, а то сопьётся к годам тридцати. А ещё этот Майский... Хорошо хоть он оставил телефон Круглова, можно будет тому позвонить, поговорить по душам, совета спросить.
   Её бывший начальник был, пожалуй, единственным человеком не из круга семьи, которому Гордеева доверяла и могла всё рассказать. Может, он-то и подскажет, что ей делать: оставаться в ОБНОНе, или же просить перевода в этот ФЭС. Наверное, сегодня и позвонит, после того, как поговорит обо всём с сестрой, а то ей явно надо выговориться о своём деле, о своих преступниках... Странно, но майор как-то более спокойно ко всему относилась в том плане, что дома у неё был дом и семья, а работа всегда оставалась на работе и редко когда переходила черту "дом". Хотя так было лишь до ОБНОНа, то есть - в убойном.
   - Кать, как твоя нога?
   - Так же, как вчера, как позавчера, как месяц назад. - Резко ответила Гордеева, но тут же опомнилась. Всё-таки хоть и была нога её больным местом, это не даёт повода резко и грубо говорить с сестрой, которая действительно переживает и хочет помочь. - Пока всё без изменений, болит как и раньше...
   - Слушай, а чем будешь после того, как она пройдёт, заниматься? Бумажная работа ведь точно не для тебя.
   - Саш, вот чего-чего, а этого я не знаю. Поживём - увидим.

***

   Выйдя из квартиры, он не сразу сообразил, куда ему лучше ехать. Рабочий день окончен, можно поехать к какой-нибудь знакомой девушке, остаться у неё, можно просто домой, в свою пустую и холодную квартиру... Можно и в ФЭС, только лишний раз там светиться не особо хочется. С другой стороны, именно там можно по больше найти об этой весьма колючей особе. Да и что искать? Как всегда будет: дом, семья, работа, дом, семья, работа. Впрочем, может, эта Гордеева и будет исключением.
   Майский помотал головой. Зачем ему знать о том, есть ли семья и личная жизнь у майора? Он лишь что, правильно, спасибо сказать хочет, точнее сказал, теперь хочет почему-то перетянуть её в ФЭС. Допустим и этого он добьётся, а дальше всё: пути дорожки разойдутся. Может даже, так и лучше будет. Хотя на работе-то они будут пересекаться... А ещё Круглов... Работали они два года... Только работали? От Гордеевой ничего толком не выпытаешь, с ней можно, хоть в разведку, а вот у Коли... У него можно, только надо найти ключик... И для этого надо ехать в ФЭС.
   Машина медленно, словно в задумчивости, выехала со двора. Хоть и было около восьми вечера, на улице было светло. Правда Сергей всё равно включил фары, как говорится, бережёного Бог бережёт.
   А из головы всё не вылезала Гордеева и её колкости.
   "Влюбились что ли?" - всплыло в голове приветствие майора, когда Сергей второй раз приехал. А может, она угадала? Нет, это вряд ли. У Майского есть девушка, так что этот вариант, просто колкость майора.
   Впрочем, почему-то Сергей желал быстрее добраться до ФЭС. И вновь придётся обращаться к Тихонову, но он поможет, правда тоже скажет что-либо колкое, но это можно стерпеть.
   - Кто же это ещё звонит? - Майский дотянулся до телефона. - Ага, Рогозина... Да, Галин Николаевна.
   - Серёж, ты там как, договорился? - голос у начальницы весёлый, значит, вроде всё в порядке. Но почему она интересуется?
   - Нет, пока нет. А что?
   - Да просто теперь и Круглов очень горит желанием этого майора заполучить...
   - Я сейчас еду в ФЭС, если ты там, то я попытаюсь что-нибудь прояснить.
   - Хорошо.
   В трубке послышались короткие гудки. Рогозина страх как не любила говорить пустые слова, так что звонила лишь по делу, говорила только о деле и ни о чём более. Интересная черта и в тоже время скучная. Зато в городе всё хорошо, так что можно расслабиться.
   И вновь мысли о Гордеевой. Сколько-то можно? Хотя да, он обязан ей жизнью и за это вряд ли можно вообще расплатиться. Жизнь - штука единственная и бесценная.
   Здание Федеральной Экспертной Службы медленно приближалось, свидетельствуя о том, что мужчина едет в нужно направлении. Теперь заехать за ограждение, припарковать в паркинге автомобилей ФЭС джип и можно вновь заниматься своими делами. Плёвое дело и теперь Майский весьма быстрым шагом направился по коридорам в кабинет Рогозиной.
   - Галин Николаевна, можно?
   - Быстро ты, очень быстро.
   - Бог миловал, пробок не было.
   - Ну так что, майор Гордеева отправила тебя восвояси? - Рогозина слегка усмехнулась.
   - Почему же... Мы мило побеседовали... Она с Кругловым два года в убойном работала. Лет так десять назад...
   - И именно поэтому Николай Петрович весьма настойчиво просит помочь с переводом её в ФЭС? Кстати, а ты чего решил именно её? Влюбился?
   - Господи, да чего вас всех заело то, а? - Сергей громко стукнул кулаком по столу. - То эта, когда я к ней приехал, то теперь ты...
   - Ладно, не кипятись. Давай рассказывай.
   - Да что говорить... Год назад я был ещё в спецназе. Вот и было там задание, надо было зачистить завод где наркоту делали. Операция совместно с ОБНОНом. Ну и как-то неудачно я занял позицию, ошибся. Противник подловил, я у него на мушке был, а тут раз, несколько выстрелов. Я жив, бандит около меня лежит мёртвый. Я смотрю, девушка стреляла. А потом стрельба началась, её очередью прошило, а меня мой второй номер к стене прижал, мол, не рыпайся.
   - Так это и была Гордеева?
   - Да, Галин Николаевна. Сейчас вот её дело в открытом доступе. Она раньше под прикрытием работала, сейчас сидит дома.
   - Выперли?
   - Не узнавал. Знаю лишь, что она три месяца валялась в больнице, на грани, а потом её кинули в аналитику, мол, на одной ноге не побегаешь...
   - Допустим. - Рогозина в упор посмотрела на мужчину. - А сам ты что думаешь?
   - Думаю, кто-то просто подсидел её место. У неё две медали, погоны майора... Думаю просто, эта Гордеева была бельмом в глазу либо у начальника либо у того, у кого есть связи.
   - Вариант. Я звонила Круглову, он тоже говорит, что она хороший оперативник. Кстати, он прилетит сюда ближайшим рейсом.
   "Прервёт свой отпуск, который выбивал невесть сколько времени?" - Майский буквально рот разинул от удивления. Либо этот майор действительно многое для старого опера значит, либо у Коли появилось неотложное дело. Спрашивать, когда он прибудет, Сергей не хотел. Почему-то хотелось просто всё одному обдумать.
   - Да, ты дежуришь с Белой.
   - Разрешите идти?
   Рогозина молча махнула рукой, отправляя Майского выполнять его непосредственную работу: ждать. Ночью преступники весьма часто активизируются, так что ФЭС работает в режиме нон-стоп двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. И штат постоянно пополняется. Бывает, и среди ночи вызывают. Но это надо и без тревожных звонков в два ночи работа будет уже не работой, а рабочими каникулами.
   Сергей зашёл в комнату отдыха, заварил кофе и развалился на диване, который был явно не под сотрудников с ростом два метра. Впрочем, ноги могут и повисеть, на худой конец есть табурет, который можно подставить. Главное, чтобы вызовов не было. Тогда Майский хотя бы отоспится.
  
   Квартира Гордеевой
   В квартире было уже под двенадцать ночи, а на кухне горел свет. Гордеева младшая разогревала добавку к прошедшему ужину, поскольку желудок жалобно урчал. Да и сама она отчётливо понимала, что надо перекусить, а затем вновь за показания сесть. Саша весьма часто ловила себя на мысли, что надо быть больше на Катю похожей, дела оставлять на работе, а дома посвящать себя семье. Но это никак не получалось, сколько старший лейтенант не пыталась.
   - Хомячим в одиночку? - не до конца проснувшаяся Катя стояла в дверном проходе, опираясь на здоровую ногу, а правую слегка согнув в колене. - Старший лейтенант, тебя не учили тому, что ночью надо спать?
   - Кать, ну... - девушка хотела было что-то ответить, только вот что? Сестра, как всегда, была права, поэтому тут уж лучше не перечить.
   - Долго это будет продолжаться? - весьма резко, в духе отца, спросила Гордеева, медленно, буквально по стене, доходя до шкафчика и доставая оттуда стакан, в который полился апельсиновый сок. - Саш, я тебя спрашиваю.
   А девушка молчала, кромсала на кусочки блины и жевала. Сказать было нечего. Проигнорировать тоже не выйдет, поскольку Катька просто так не отступится. И ведь она желает лучшего.
   - Давай так, доешь, потом шуруй в гостиную.
   Девушка допила сок, развернулась и вышла из кухни, оставляя Сашу в полном одиночестве при свете нескольких настенных ламп, в некоей полутьме.
   "Вот не спится ей..." - девушка тяжело вздохнула, отрезая очередной кусок и кладя его в рот. В такие моменты она жалела, что не живёт порознь. В тоже время Саша прекрасно понимала, что сама бы уже загнулась. Убойный - ноша посильная, но очень тяжёлая. Сама бы она её не вытянула. Она не Катька, слабее будет. Именно поэтому отец пытался её отговорить, а она не желала его слушать. Смотрела на старшую сестру, завидовала её лёгкости, хотела быть такой же...
   А Гордеева стояла в коридоре, в темноте, скрываемая этой темнотой от глаз Саши. Она прекрасно догадывалась о настроении, которое сейчас было у малой. Она знала и о том, что та всегда хотела быть её копией притом во всём. Только вот если Катя пошла в отца, то младшая - в мать, а мама была, хоть и подполковником, но по воспитательной работе в Академии. А вот отец был боевым. И Гордеева туда же пошла.
   - Саш, долго тебе там?
   Катя вновь зашла на кухню и буквально улыбнулась. Малая, отставив тарелку с недоеденными блинами, буквально засыпала, подложив под голову руку.
   "Заработалась", - майор улыбнулась, постояла пару минут у дверного косяка, а затем тихонько подошла к сестре, легонько потормошила.
   - Саш, пошли спать.
   - Мне надо ещё показа...
   - Ты себя на ногах не держишь, а тебе ещё показания читать... - Девушка нежно поправила упавшую на прикрытые Сашины глаза чёлку, - спать пошли.
   Катя осторожно отодвинула стул, подняла девушку, в буквальном смысле, поставила её на ноги, а затем повела по коридору в свою комнату. Если сестру оставить в гостиной, то стоит ей проснуться, тут же возьмётся за это дело, да ещё, в случае каких-то сложностей, может потянуться за выпивкой. А этого уж никак нельзя. Тем более, завтра выходной, завтра пусть и читает показания, если ей так хочется. Но ночью надо спать. Это простая истина, которую майору вбил отец. И ведь правильно сделал, что вбил, иначе было бы сейчас уже два полусонных офицера, шатающихся по квартире в поиске еды и садящихся читать дела невидящими глазами.
   Гордеева уложила Сашу на кровать, накрыла одеялом. Стоило это сделать, как сестра мирно и спокойно засопела, поджав под себя ноги. А Катя, посмотрев на эту картину маслом "уставший сотрудник убойного отдела и сестра по совместительству", пошла в гостиную. Спать майору не хотелось, так что девушка решила аккуратно порыться в том, что читала Саша. Может и найдёт какую зацепку, да и занятие хоть какое будет, а то всё телевизор да телевизор.
   "И что же у нас тут за показания", - Катя осторожно, стараясь не шуметь, взяла первый лист из стопки и буквально тут же положила его на место. Начинать следовало не с этой стороны. Порывшись немного в папке, девушка нашла зарисовку места преступления, с обозначением того, кто где стоял и что где происходило. Вот это и есть начальная часть головоломки. Гордеева быстро перерисовала эту картинку на белый лист, переместила всю планировку и лишь сейчас начала читать показания свидетелей.
   Спустя полчаса Катя отбросила из виду слова двух продавцов, поскольку они точно не могли видеть всего, что происходило из-за стоящих рядов с товарами, ещё два человека были под большим вопросом, потому что их показания разительно отличались от тех, что были взяты по прибытии опергруппы. Вообще складывалось такое ощущение, что показания либо подменили, либо подменили свидетелей. По крайней мере это дело было отнюдь не простым, как могло показаться. И сил оно из Саши высосет много. Зато и дырочки в погонах может просверлить на капитана. Впрочем, звание ей получать рано.
   Катя в очередной раз провела пару линий на своём рисунке, написала пару фраз, вырвала ещё один чистый листик из своего блокнота, на котором уже напишет несколько выводов для сестры. Хотя их делать пока рано. Слишком много нюансов, слишком много ошибок.
   "Нечистое дело, очень не чистое", - Гордеева посмотрела на часы: два ночи, потом прислушалась, Саша спит, спокойно без кошмаров, по крайней мере, ничего не слышно.
   - А сама спать?
   Катя чуть ли не подпрыгнула на месте. Тишина - тишина, а тут бац, голос позади раздался. Хорошо хоть, сестры, а не невесть кого, и хорошо, что под боком не было оружия, а то оно в ту же секунду было бы нацелено на говорившую. Гордеева повернулась, посмотрела на стоящую в проходе Сашу, лицо которой было бледнее простыни, рукой махнула и девушка села рядом.
   - Снова кошмар?
   Младшая лишь кивнула и прижалась к сестре. Всё же будь она одна, то пропала бы.
   - Только ничего не говори, знаю, что работа тяжёлая и что не надо было мне соваться. - Уставшим, изредка подрагивающим голосом почти прошептала Саша.
   - Я и не думала этого говорить. - Катя откинула все бумаги, лежащие на диване на стол, приобняла сестру. - Ты справишься со всем, а я - помогу. Убойный не всегда даётся легко.
   - Ты что-то нашла?
   - Ну, если убаюкаю тебя спать, а сама ещё чуток посижу, то да, утром скажу. Сейчас лишь намёки и не более того.
   - Чтобы я без тебя делала, Кать.
   - Разумеется, лишь глупости, - майор легонько щёлкнула девушку по носу, а сама улыбнулась.
   Всё-таки да, она была весьма двуликой, с виду - холодной, а если заглянуть чуть глубже, то заботливой. По крайней мере, для Саши точно. А другие - не в счёт. Другие это не семья и уж точно вряд ли ей станут, поскольку Гордеева весьма выборочна в людях. А сестра для неё - это всё, равно как для Саши Катя и отец и мать и сестра в одном лице: и любит и поддержит и поможет. Да и заступится.
   Вот и сейчас Гордеева сидела, боясь шевельнуться, лишь бы малая заснула, а там уже она как-нибудь уложит её на диван, прикроет пледом и дальше займётся этим делом. Всё же оно сложное. Но главное, чтобы Сашка уснула.

***

   Он спал, а перед глазами тот бой, тот завод... Майский много времени пытался избавиться от этого сна, но как-то само собой это точно не получалось, а просить кого-то, так это уже сущий бред. Проснувшись, он посмотрел на часы. Пять утра. Скоро можно будет ехать домой, или же узнать, когда прилетает Круглов, его встретить, посидеть с ним, всё же почти месяц не виделись.
   Ночь была какой-то тихой. Вызовов не было, его тоже никто не трогал. Это казалось странным и непонятным. Но это к лучшему. Сейчас выспаться и всё, будет просто шик, замечательнее некуда.
   Майский потянулся, перевернулся на другой бок и захрапел.
   А Круглов уже шёл по коридорам ФЭС. Прилетел он в четыре утра, за час добрался до службы и теперь шёл обрадовать друга. Лаборатории выглядели пустынными, а шаги гулко отдавались эхом, но на встречу никто не выходил, потому что было всего пару человек и они, пользуясь тишиной и отсутствием вызовов, спали.
   Сергея майор нашёл в общей комнате для отдыха, куда почти что сразу и направился. Майский спал на диване, подставив под ноги два табурета, а руки подложив под голову.
   - Подъём! - весьма громко и чётко произнёс Круглов, наблюдая за реакцией подскочившего на месте майора ГРУ. Выучка, полученная в спецназе не проходит бесследно. Вот и сейчас Серёга подскочил, будто заводной и, хоть и сонными глазами, но начал всматриваться в инициатора шума.
   - Серёг, расслабься, это я.
   - Коль, уже прилетел? - Майский протёр глаза, сел, повертел шеей, потом сделал пару взмахов руками, избавляя их от слабости.
   - Да, ночью. Слышал, ты Гордееву нашёл...
   - Нашёл. Правда она весьма колючая особа, саркастичная.
   - Ну да, этого в ней хватает.
   - А ты чего встрепенулся и отпуск свой кинул?
   - Да... Понимаешь, в общем, тёплые у меня с ней отношения были. Я ей был как отец. Ладно, вижу, ты слегка шокирован. - Увидев кивок Майского, Круглов усмехнулся и продолжил. - Давай тогда я всё по прядку расскажу. В общем, лет десять назад я был всего лишь капитаном в одном из убойных. И вот туда как раз направили проходить практику младшего лейтенанта Гордееву Екатерину Михайловну. Ну, с ней я намучался, хотя она весьма сговорчивой оказалась, но по началу была слишком правильной, прям вторая Рогозина. Ну, прослужили вместе мы полгода, а потом как-то ночью звонок от дежурного, мол, ЧП. Автомобиль с читой Гордеевых попал в автокатастрофу. Тогда это было весьма громкое дело. У неё отец - полковником ФСБ был, боевым, а мать - подполковником, преподавала в Академии. Ну, тогда всех на уши поставили. Как потом оказалось, кто-то их заказал, но не в этом суть... Катька, как и её младшая сестра, с которой разница в девять лет вроде как, они не ехали вместе с родителями. Старшая осталась дома, а младшая была у подруги. А мне мой начальник приказал ехать к Кате, говорить ей о том, что случилось, а потом вместе ехать в морг на опознание.
   - Коль, я перебью, просто кофе хочется. - Майский подошёл к кофеварке, засыпал туда "свежее молотого", как указывалось на упаковке, кофе и включил аппарат. - Продолжай.
   - Ну, приехал я, рассказал. Катька это как-то восприняла... Спокойно весьма, она вообще характером в отца пошла. Съездили мы с ней в морг, опознали, протокол подписали, потом домой, а там младшая сидит, ничего не понимая и не зная... Когда ей рассказали, малая в плач, Катя давай её успокаивать... Я тогда у них дома остался, боялся, что кто-то из них натворит что-нибудь с собой, но Бог миловал. А потом пошло поехало, был я частым гостем у них, дошло до того, что младшая меня уже "дядя Коля" называла, а Катька была просто благодарна, поскольку сама не слишком справлялась, да ещё и убойный. Так полтора года пролетели, а потом мне дали майора, ей вроде капитана и её в ОБНОН, а меня - правильно, меня в Питер. Закрутился на работе, а там весточка от Кати, мол, её на активную работу, то есть под прикрытие, а малая думает идти, как и все, в милицию. И на этом всё почти что оборвалось.
   - Почти что, это как?
   - Ну, Гордеева старшая - упёртая особа, скорее даже фанатично любящая свою работу, если она напала на след преступника, то, как гончая, догонит и загрызёт. Её пытались задвинуть, но не получилось, пытались вроде как шантажировать - но тоже тщетно. Один пытавшийся, потом, как я узнал, весьма быстро перестал пытаться ввиду собственной смерти, однако нашкодить он успел.
   - Как? - Майский совершенно забыл о кофе и внимательно слушал о Гордеевой, проникаясь к майору всё большим и большим уважением.
   - Да, та сволочь успела подсадить малую на наркоту, хорошо хоть, что и тут Бог чуток миловал, не сильная наркота была, но чувствительно... Я тогда вновь перебрался к Кате, плюнул на работу, получил за это потом, но главное - удалось девчушку снять с зависимости. И вот после этого мы как-то окончательно с Катей перестали общаться. Её малая не знала и не знает, как меня найти, а Гордеева старшая всё чаще и чаще была задействована в операциях. Я же вернулся в Питер, где и проработал почти что до дела по органисту.
   - Ясно... а эта колкость и саркастичность?
   - Это скорее чтобы никого не подпускать к себе и к сестре, но я не психолог, сказать точно не могу. Она и ко мне с сарказмом бывает, относилась, только я привык, да и без её шуток и комментариев скучновато бывало.
   Майский и Круглов замолчали. Каждый думал о своём. Сергей обдумывал то, что только что услышал. Из всего получается, что эта девушка действительно не так проста, как казалось. И тогда... На том заводе она жертвовала собой, отчётливо понимая, что у неё останется сестра. На такой поступок мало кто готов.
   А Круглов сидел, размышляя о том, ехать к Гордеевой, или - нет. Если да, то что он скажет? Он сам с ней по большей части перестал общаться, боялся, что простая помощь может зайти куда дальше, чем хотелось бы. Может и идиот он был, может - был прав.
   - Серёг, отвезёшь меня к Катьке?
   - Хорошо, Коль, хорошо.
   - Кстати, почему ты хочешь её в ФЭС перевести?
   - Должок, товарищ майор, должок. - Майский поднялся, налил себе кофе, вновь сел на диван, помолчал и тихо, еле слышно, продолжил: - я ей жизнь должен, свою, потому что спасла она меня от верной смерти, а сама за этой чуть не поплатилась.
  
   Квартира Гордеевой
   Время неуклонно бежало вперёд и Катя была рада этому. Ночь окажется позади, равно как и весьма беспокойный сон сестры. А потом можно будет и самой вздремнуть, поскольку сейчас Морфей был явно вне зоны доступа. Пока Саша, поджав ноги под себя и умостившись на диване, спала, хоть и отрывками, Катя дальше просматривала подвалившее мелкой дело. Всё же весьма оно было интересно, да и размять мозги никогда не было лишним. На оторванный листик легли первые слова-заметки, которыми можно будет потом воспользоваться, а показания ещё нескольких свидетелей канули в лету и потеряли в глазах Гордеевой даже возможность в них поверить.
   - Тихо, Сашка, всё хорошо.
   Катя аккуратно погладила уткнувшуюся в её плечо младшую сестру, которую мучили не только кошмары, но и более негативные последствия работы. На данный момент жизни, да и дальше так будет, Саша была, пожалуй, единственным человеком, ради которого и стоило жить, и об этом Гордеева всегда помнила, поэтому всегда цеплялась за жизнь. Поскольку кроме неё, больше никто её младшей сестрёнке не поможет, хотя, может, Круглов... И всё.
   Девушка перевернула очередной лист в подшивке, углубилась в чтение мелкого убористого почерка. Она почему-то обратила внимание на оформление протокола, что-то было с ним не то. Посмотрела на дату, на время, которое не сходилось. Отметила это на бумажке и принялась читать.
   А Саше снился какой-то ужастик. В последнее время из-за усталости, которая буквально как коса скашивала с ног, в голове царил такой сумбур, что даже слово "хаос" не весьма полно означало бы происходящее. Картинки перед глазами менялись в быстром темпе, а страх постепенно охватывал не только разум, но и тело. Всё казалось слишком реалистичным, от всего хотелось убежать, закрыться... Сейчас в голове было даже то, что было давно, лет пять назад. Пару раз Саша во сне дёрнулась, её голова упала на ноги Кате. Девушка что-то зашептала, а от прикосновения попыталась отмахнуться, но эта попытка была слабой, словно старший лейтенант уже сдалась.
   Как только голова младшей сестры оказалась на ногах Гордеевой, Катя быстро отбросила занятие делом, и переключилась лишь на Сашу. Последнее время девушка спала беспокойным сном, и это отнюдь не радовало майора.
   - Саш, тихо родная, всё позади, - Катя осторожно приподняла голову девушки, сама чуток разворачиваясь, затем погладила по волосам и вспотевшему лбу. - Всё хорошо, всё позади.

***

   ФЭС
   Круглов, ещё о чём-то поговорив, дождался, пока на часах стрелки подберутся к семи утра. Время как раз для того, чтобы выехать и через пару часов приехать к Кате, поскольку пробки в необъятной Москве начинаются рано и, наверное, почти что не оканчиваются.
   Растормошив Майского, заварив ему кофе, он закинул свой чемодан с вещами в джип ФЭС и сел на переднее пассажирское место. Сергей же, пару раз потянувшись, накинув куртку сотрудника службы, сел на место водителя.
   Машина медленно выплыла из так же медленно открывающихся ворот в быстрый, шумный поток автомобилей, гул от которых постепенно становился привычным. Слава Богу, не все помещения ФЭС были на первом этаже и некоторые находились на подземных уровнях. Вот там-то тишина, за стенами - песок, а шум и гам вверху.
   - Потом ко мне заедем, вещи закину.
   - Слушай, Коль, как думаешь, она согласиться к нам перейти?
   - А чего ты это у меня спрашиваешь? Этот вопрос адресуй человеку-загадке, к которой мы и едем.
   Майский промолчал. Ему вдруг стало интересно, какая колкость будет услышана сейчас, когда Гордеева увидит в дверной глазок его, приехавшего ни свет ни заря. Или же она их просто так спокойно впустит... Всё таки он едет с Кругловым, то есть с тем человеком, с которым майор давно не виделась. А может, она ему сарказм скажет? В общем, стоит приехать, подняться на нужный этаж и позвонить в звонок. И только тогда всё станет на свои места.
   - Чёрт, встали. - Сергей дал по тормозам, так как впереди образовался затор минимум на полчаса. - Иногда хочется личный ковёр-самолет.
   - Если есть деньги, то есть всё остальное. - Круглов посмотрел на часы. - Впрочем, можем и в пробке постоять, поскольку если мы заявимся в субботу, да ещё в полвосьмого, то нас пошлют и хорошо будет, если пошлют на словах, а то могут и пули послать вдогонку.
   - Пули?
   - А ты что думал? Им разрешено табельное оружие и многие его после рабочего дня не сдают, те, кто работают под прикрытием, те вообще его не сдают, и марки пистолетов у них не только ПМ...
   - Ну да... Хотя у неё ПМ, блестит, чистенький такой. - Майский посмотрел на удивлённое лицо коллеги. - Встречался я уже с её оружием. У Гордеевой весьма примечательная привычка незваных гостей встречать с улыбкой на лице и пистолетом за спиной.
   - Тем более. Так что, глуши мотор, затор тут ещё минут двадцать будет, а бензин, хоть и казённый, жечь не стоит.
   Майский повернул ключ в замке зажигания и двигатель послушно замер. Теперь надо как-то скоротать эти полчаса. Можно и за фаст-фудом выбежать, благо вывеска забегаловки виднелась в паре десятков метров...
  
   Квартира Гордеевых
   Катя окончила разбираться с делом почти что под утро. На часах почти семь, а сна ни в одном глазу, зато Сашка наконец-то заснула, притом не на руке у майора, а чуть ниже на диване, уложив свою голову на ногу девушке.
   "Эх, мозги у меня есть, но в аналитике я сидеть не хочу", - майор скептически осмотрела исписанный заметками листок бумаги и показания свидетелей, разложенные на две стопки, в одной из которых бумажек было всего пару штук, а в другой - всё остальное. И то, чего было меньше, являлось как раз тем, чему можно поверить. Впрочем, так бывало в каждом деле, да и верить можно лишь уликам - молчаливым свидетелям, которых не подкупишь. Их только заменить можно и то, это надо уметь делать.
   Девушка дотянулась до подушки, аккуратно положила её под голову Саши, а сама тихонько встала и направилась на кухню. Хоть кусочек чего-либо съестного в рот положить надо, а то и ноги протянуть можно, тем более с ночи есть весьма сильно хочется. Да ещё и не шуметь сильно, чтобы малая не проснулась. Она итак мало поспала, почти всю ночь гонимая кошмарами, хорошо хоть, что ближе к утру заснула, да и всё равно в девять часов проснётся. В отличие от Кати, Саша могла спать весьма мало и высыпаться, а майор могла много бодрствовать, не сильно уставая, а потом спать почти что сутки. Принципиальное различие, которому каждая завидовала, поскольку Гордеева старшая хотела меньше спать и больше заниматься делом, а малая - наоборот, спать по больше и чтобы ничего сну не мешало.
   На кухне Катю ждала невымытая посуда, которая тут же отправилась в посудомоечную машину, а на плите в мгновение ока оказался чайник. Война войной, а еда была в этой квартире всегда по распорядку, по крайней мере у Гордеевой, поскольку Сашка ни свет ни заря улетала в свой убойный. Вот и сегодня, восемь утра, а на кухне начинает пахнуть завтраком в виде самой обыкновенной гречневой каши. И только Катя собралась сесть трапезничать, как в коридоре раздался звонок в дверь.
   "Ну кого могло принести в субботу в полдевятого утра?" - майор, выключив чайник и опираясь на трость направилась к двери, за которой её ожидал не то, чтобы сюрприз, но всё же больше неожиданность, чем то, что можно ожидать.
   В глазок Гордеева вновь увидела бодрого Майского, который с кем-то разговаривал.
   - Слушай, может и не ужинал бы, а остался до утра, коль в такую рань стоишь перед дверью. - Катя хотела ещё что-то сказать, но тут из-за спины майора выглянул Круглов. - Ага, вас тут ещё и двое. Оба решили задарма позавтракать?
   - Катерин Михайловна, не серчай.
   Бывший начальник Гордеевой, отодвинув Майского в сторону, подошёл к девушке, протянул руку, которую та пожала. Ему многое хотелось сказать, но вместе с этим желанием мучил вопрос: а захочет ли его Катя слушать, хотя он попытается в любом случае.
   - Проходите, а то как-то не слишком культурно выставлять с порога. Только тихо, а то сестра спит.
   Катя впустила незваных гостей, указала им на шкаф, в котором Круглов и Майский оставили свои куртки, а затем все прошли на кухню. В отличие от своего коллеги, Николай Петрович в этой квартире был впервые. Раньше он приезжал на квартиру родителей Кати, и добираться туда было гораздо проще, поскольку это был центр Москвы.
   Гордеева, пытаясь состроить из себя гостеприимную хозяйку, достала кружки, налила в них чаю и поставила на стол. Печенья, или коробки конфет не было, поскольку утренних залётных гостей у Кати никогда не было, и не желала она себе их заводить. Впрочем, этим двоим больше хотелось поговорить, нежели поесть, да и ей было интересно, зачем они приехали. Майский, допустим, ясно зачем, а вот зачем Николай Петрович - загадка, по крайней мере, до поры до времени.
   - Ну, молодцы добрые, зачем пожаловали? - девушка с кружкой в руке стала около подоконника.
   - Просто поговорить. - Заявил Майский.
   - Просто поговорить можно и в три дня, а не в такую рань. - Быстро парировала Катя, пристально смотря на Круглова. - Что же вас привело, товарищ бывший начальник?
   - Кать, просто узнать, как дела, чем занимаешься...
   - Дела прекрасно, полгода прохлаждаюсь в аналитике, ну и из этого полугода уже месяца два торчу в "кратковременном отпуске".
   - Слушай, Серёг, может... - Круглов умоляюще посмотрел на Майского.
   - Да ради Бога, я пойду, телевизор посмотрю, если он тут есть.
   - Если не заблудишься, то найдёшь. - Гордеева указала на коридор, а сама, прихрамывая, села на место вставшего майора.
   Майский нашёл комнату, в которой уже бывал при первой их встрече. О том, что сейчас будет именно так и его пошлют погулять, он тоже догадывался, поскольку этим двоим было о чём поговорить без лишних ушей.
   В гостиной на диване лежала девушка, поджавшая под себя ноги. Всё же они действительно весьма рано приехали, притом сегодня выходной.
   - Простите, - Сергей зашёл в комнату и встал у стены, - я не помешаю? А то меня вежливо попросили ретироваться из кухни.
   - И правильно сделали. Видимо там зреет серьёзный разговор. - Саша быстро сложила листки в папку и отодвинула её на край журнального столика.
   - Откуда такая уверенность?
   - О ерунде Катька может говорить с кем угодно и при ком угодно. - Девушка на секунду замолчала, - Вы и есть Майский?
   - Да. Позволите? - увидев кивок, Сергей сел на край дивана, а в душу закралось ощущение, словно он на допросе.
   - Так это Вас Катька спасла, чуть ли не ценой своей жизни?
   Вопрос в лоб, но без сарказма. Эти две девушки, как уже понял майор, весьма похожи, но всё же, к счастью, есть разница. Вместо ответа Сергей кивнул, слова были просто лишними. А Саша оценивающе смотрела на парня, словно размышляла, а стоило ли сестре настолько сильно рисковать.
   - Я не мог раньше сказать спасибо, - виновато произнёс майор.
   - А сейчас что, совесть загрызла? Впрочем, уже не важно. Хотя, если честно, спасибо это весьма мало. Я не циник, но в данной ситуации спасибо это просто пшик.
   - Главное, что она жива.
   - А могла и не быть, - резко, без церемоний оборвала Гордеева младшая, - да и врачи больше склонялись к тому, что Катька не жилец.
   - Но она жива и давайте отталкиваться от этого.
   - А больше и не от чего.
   - Она хорошая сестра?
   - Да, - девушка улыбнулась, - хотя знаю, что с остальными она саркастична и холодна, да и мало кого подпускает к себе.
   - А можете что-нибудь о ней рассказать?
   - Ну, начнём с того, что меня звать Сашей, а о Катьке... Если Вы знакомы с дядей Колей, ну, Кругловым, то уже итак многое знаете. Могу лишь сказать, что она сильная. Когда в больницу её привезли, она была на грани, врачи говорили, что лучше готовиться к худшему. Очередь прошла наискось, задела лёгкое, позвонки и ногу у колена прошила. Сестра почти месяц в коме пролежала, потом ещё два месяца в больнице и то не до конца восстановилась. А колено - меньшее из проблем, поскольку из докторов мало кто считал, что она сможет нормально ходить. Знаю, что ты этого не знал, Катька не любит рассказывать о своих проблемах.
   - Что с коленом будет?
   - Ну, если она будет соблюдать режим, разрабатывать сустав, ходить с тростью, то через месяц, или меньше, связки должны будут срастись окончательно. А если нет, то на нет и суда нет. Да и бегать ей нельзя, но это скорее не из-за колена, поскольку Катька и на одной ноге скакать умеет, а из-за лёгкого, которое пуля задела.
   Девушка замолчала, да и Майский не особо хотел продолжать эту тему. Услышанное надо было осмыслить, хотя и без этого Сергей уже понял, что этот поступок действительно бесценен. Тем более что у этой вот девушки, сидящей рядом, кроме Кати больше никого нет и вряд ли кто будет, кто сможет хоть капельку приблизиться к Гордеевой старшей. Отчего-то у Майского сложилось именно это впечатление и это несмотря на колкость и сарказм, которые буквально извергаются из майора. Сергей хотел было ещё что-то спросить, даже рот открыл, но его оборвал голос Круглова:
   - Серёг, поехали на работу. У нас вызов.
   - Простите, Александра, - Майский слегка улыбнулся, - пора ехать. Работа не ждёт.
   Майор ещё раз улыбнулся и вышел в коридор, где уже накидывал куртку Николай Петрович, а Гордеева стояла в дверном проёме, поджав правую ногу и вертя в руке трость. Однако лицо её было куда более дружелюбным, чем до этого.
   - Коль, если что, набирай, - девушка протянула руку, которую Круглов с огромным удовольствием пожал, а затем, следом за Майским вышел из квартиры.

***

   Мужчины сели в джип, Майский включил двигатель, одновременно с этим заработало и радио. Ему было интересно, о чём довольно быстро успели поговорить Гордеева и Круглов, или же он слишком заболтался, поэтому время пролетело незаметно. Сергей посмотрел на часы: полдесятого. Всё же они были в гостях мало, но и за это время каждый для себя много прояснил. Катя действительно рисковала всем и знала, на какой риск идёт.
   - О чём вы говорили?
   - О жизни, Серёг, о жизни.
   Круглов всё время смотрел в окно и лишь изредка поворачивал голову. Мысли одолевали седеющего майора, а воспоминания проносились как машины по встречной полосе.
   Гордееву он не видел несколько лет, но она не особо изменилась. Как была ответственной и рискованной, так таковой и осталась, разве что стала меньше лезть на рожон. Раньше она спокойно могла упрекнуть старшего по званию, и не редко это делала, то сейчас уже больше прислушивалась. Хотя импульсивность и саркастичность никуда не ушли, Катя и сейчас была не прочь пустить колкость.
   - И как? - прервал раздумья Круглова Майский.
   - В понедельник придёт в ФЭС, а там видно будет.
   - Это уже неплохой результат.
   - Да, особенно, когда варианты можно посчитать на пальцах одной руки.
   - То есть?
   - Серёг, всё просто. Она не канцелярская крыса по натуре, в аналитике долго не просидит, а на активную работу её никто не пустит. Остаётся лишь уйти. А куда? Вот и предложил я ей нашу организацию. Пока колено не заживёт, будет чаще допросами заниматься, а потом вернётся всё на круги своя.
  
   Квартира Гордеевых.
   Саша застала Катя на кухне. Девушка сидела на стуле, а перед ней на столе стояла бутылка водки. Виду у майора был задумчивый, а в руке вертелась рюмка.
   "Стоит ли идти в ФЭС?" - Гордеева залпом выпила обжигающую горло выпивку, слегка поморщившись, закусила солёным огурцом. Пить девушка умела, да и приходилось раньше выпивать, правда эта привычка никогда не переступала через край.
   - Кать, что хотел дядя Коля? - младшая села около сестры.
   - Он предложил вариант развития моей работы.... В общем, в ФЭС предложил перейти с гарантиями вызовов...
   - И что ты?
   В ответ Гордеева лишь махнула рукой. Девушка пока что думала, стоит ли, надо ли, не надо ли или вообще заняться чем-либо другим. Впрочем, последний вариант явно никуда не годился, поскольку ничего другого, кроме как ловить преступников, Катя не умела. Так что оставалось просто медленно но верно идти на поправку и возвращаться в ОБНОН или же переходить в ФЭС. И тут надо подумать. Решение девушка решила принимать без советов сестры, чтобы потом никого не надо было винить.
   - Кстати, мои каракули на листке читала?
   - Угу.... Слушай, сколько ты над делом этим проторчала?
   - Буквально пару часов.... Ну ладно, вот как ты заснула на кухне, я пошла в гостиную, то есть, почти полночи и даже больше... А что?
   - Кать, вот скажи мне, что я не так делаю? - младшая посмотрела слегка погрустневшими глазами на сестру. - Почему до этих выводов я сама не додумалась?
   - Потому что у тебя не было в начальниках старого лиса Круглова. Он многим трюкам научил.
   Гордеева вновь налила водки, выпила, закусила. Ей хотелось освободить голову от лишних мыслей, и как раз эта универсальная выпивка каждого русского человека справлялась лучше некуда. По крайней мере, всякие размышления о визитах Майского и теперь ещё бывшего начальника, убрались восвояси.
   "Надо будет объяснить как-нибудь, или, хотя бы, попытаться", - Катя глянула на сестру слегка помутневшими от выпивки глазами, потом вновь уставилась на блюдце с огурцами.
   - Кать, может, не стоит больше пить, а?
   - Последнюю и всё. Пить утром - дурной тон. - Девушка налила рюмку, а бутылку поставила в шкафчик. - Показать тебе маленький фокус?
   Саша улыбнулась. Раз сестра решила на фокусы перейти, то от отягощающих размышлений она успешно освободилась. Или же она просто делает вид. Порой девушка не могла понять, когда эмоции Гордеевой настоящие, а когда - сплошная фальш. И хоть она и знала, что Катька ничего не скрывает, всё равно порой бывало непонятно, что у неё на душе.
   Майор встала, дотянулась до трости и медленно, держа во второй руке рюмку, направилась в гостиную. То, что девушка шла со своей "подругой" означало, что ей действительно загорелось подтянуть здоровье, то есть, она уже почти что точно знает, чем будет потом заниматься.
   От осознания этого факта Саша ещё сильней заулыбалась. Она знала, что решение старшая примет без её помощи, чтобы потом ни на кого не вешать "собак", но, тем не менее, это решение будет правильным, как зачастую бывало. Гордеева это был тот ещё фрукт, закалённый, крепкий и на первый вкус - горький.
   Девушка прошла в гостиную, села на диван, рядом уселась Саша. Майор притянула папку, достала её, затем разложила свои листки, взяла карандаш.
   - Смотри. - Катя взяла свой перерисованный план помещения. - Вот это и есть мой фокус. Всё предельно просто. Если есть карта преступления, да ещё и план помещения в придачу с показаниями, то надо начать с перерисовывания плана. Когда это сделаешь, то можно свою копию разрисовывать и рассматривать показания. Делается это вот так.
   Катя порылась в папке, достала подозрительные показания свидетеля, которые были отброшены, как противоречивые. А Саша с неким восторгом смотрела на сестру. То, что Гордеева старшая взялась объяснять дело и давать подсказки, означало, что девушка не только не потеряла хватку, но ещё и горела желанием скорей заняться своими делами, бегать за преступниками и делать это не просто хорошо, превосходно.
   - В общем, вот, по словам очевидца, он стоял около прилавка "мясо, колбасы", и видела трёх преступников, а также слышал выстрелы. Так? - Гордеева посмотрела на сестру, которая кивнула. - А теперь смотри на план помещения. Видишь, эти самые "мясо, колбасы" отделяется рядом товаров от того места, где была стрельба. То есть да, выстрел он слышал, но уж точно не видел, поскольку нет ещё людей, которые могли бы своим зрением видеть сквозь пластик и дерево.
   - Логично.
   - Именно. И я вот так вот перечитывала каждое показание, примерно набрасывала то, что свидетели говорили на свой чертёж, а затем анализировала.
   - У Круглова была хорошая ученица. - Усмехнулась Саша.
   - Он и сам был не прочь поучиться, но в целом да. У этого лиса в кармане куча козырных карт и трюков... Он хоть и любит старые методы, но всё же новатор в какой-то степени, поскольку всегда готов к какому-нибудь эксперименту.
  
   Понедельник.
   ФЭС, кабинет Рогозиной.
   - Ну так что там с этой новой сотрудницей?
   - Галин Николаевна, если мне не изменяет моя интуиция, то эта особа должна будет прийти где-то через полчаса, может, чуть раньше, или позже.
   Круглов сидел по правую руку от начальницы, изредка притрагиваясь к горячей кружке с кофе. Понедельник, да ещё утро после бессонной ночи - испытание не для слабаков, да и сильные могут ошибиться, тем более, в таком деле, как расследование, ошибка может стоить слишком многого.
   - А что можешь о ней сказать?
   - Ну, в какой-то степени Гордеева - копия меня. Приверженец старых методов, не любит сидеть за бумажной работой, хотя мозги у неё варят, дай Бог каждому... Эрудированна, эдакая мини-библиотека, хотя резка, местами груба, холодная, колюча.... В общем, думаю, ты с ней сработаешься, но потребуется время на притирки...
   - Так и с тобой потребовалось время... Впрочем, ладно, придёт - узнаем. Кстати, почему ты уверен, что она заявится?
   - У неё выбор невелик... В ОБНОНе, где она сейчас работает, её закрыли в кабинете, а она ищет выход, хоть нога и мешает. И этот выход - ФЭС. Она здесь приживётся.
   - Поверю на слово, проверю делом. - Полушёпотом произнесла Рогозина, хотя прекрасно знала, что Круглов эту фразу услышал.
   "Проверяй, я плохих кадров не посоветую", - мысленно ответил майор, устремим взор куда-то вдаль, в прозрачную плексигласовую стену. Этим материалом был весь ФЭС отделан, все перегородки... Всё на виду, словно всем видом помещения показывали, что скрывать нечего и самое тёмное выльется на белый свет и станет ясным, а преступники будут найдены и пойманы.
   В кабинете зазвонил телефон. Номер говорил о том, что это был дежурный с проходной, который желал сообщить о каком-то посетителе, либо свидетеле, либо нерадивом сотруднике, коих было мало, или же о той, кого полковник ждала. Включив громкую связь, Галина Николаевна произнесла:
   - Слушаю, дежурный.
   - Товарищ полковник, тут майор Гордеева, говорит, что у Вас с ней встреча.
   - Да, верно. Ведите её в мой кабинет.
   - Есть.
   Рогозина положила трубку, многозначительно посмотрела на Круглова, мол, говоря всем видом, что сейчас всё прояснится. Этого же мнения был и майор, с трепетом и волнением ожидавший появления в сопровождении лейтенанта своей бывшей подчинённой.
   "Совсем скоро всё станет ясно", - пронеслось у Гордеевой в голове и девушка почему-то скрестила пальцы не занятой тростью руки на удачу, словно первоклашка, идущая на свой первый школьный звонок.
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"