Шапошников Андрей Юрьевич: другие произведения.

Практическая криминалистика. Начало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.02*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это не детектив, данная книга задумана как альтернативный учебник дисциплины "Криминалистика". Вашему вниманию предлагается первые три главы.


Вместо предисловия

Первая ошибка практикующего юриста или кому нужно знать криминалистику?

  
   О роли и значении криминалистики написано во множестве диссертаций, монографий, учебных пособий и статей, но почему-то только самими учеными криминалистами. О криминалистике как о юридической науке презрительно отзываются цивилисты, административисты, да и специалисты в области уголовного права и процесса, что греха таить относятся к данной науке, как к "техническому разделу" уголовного процесса. В отечественной правовой системе, куда автор включает не только правоохранительную и судебную систему, но и систему юридического образования, сформировалось устойчивое представление о криминалистике как о специальной науке только для следователей, и "немножечко" для прокуроров. Подобное представление привело к тому, что в проектах государственных стандартов криминалистику из числа обязательных дисциплин пытаются переместить в раздел дисциплин, изучаемых по выбору учащегося. Криминалистическая общественность срочно собрала международную конференцию, с тем, чтобы определить место криминалистики в системе правоприменения, но убеждали в этом опять самих себя. А убеждать надо не себя, а всю юридическую общественность, большая часть которой на самом деле не понимает - зачем нужна криминалистика.
   История возникновения криминалистики тесно связана с уголовным процессом и расследованием преступлений. Данная наука действительно родилась как наука о расследовании преступлений, и именно так ее определяют практически все учебники и юридические справочники. Нет ничего удивительного в том, что юристы: студенты, практики, ученые (не криминалисты) воспринимают науку именно так, как она обозначена в учебниках, написанных самими криминалистами. Поэтому студент, желающий в дальнейшем специализироваться в области гражданского или арбитражного права, практикующий в этой области юрист, искренне считает, что "наука о раскрытии и расследовании преступлений" ему не нужна. К такому же выводу приходят и адвокаты (к счастью не все), прокуроры (к сожалению практически все) и судьи, полагающие, что криминалистику должны знать специалисты - следователи и эксперты-криминалисты. Виноваты в этом сами ученые-криминалисты, замкнувшиеся в своем криминалистическом мирке, считающие криминалистику только наукой о раскрытии и расследовании преступлений, обращающие внимание только на уголовное и уголовно-процессуальное право и юридическую психологию. В результате мы получили несколько поколений юристов, которые действительно не знают криминалистику именно потому, что считают данное знание ненужным.
   Давайте посмотрим, действительно ли криминалистика - это специальная наука, знание которой необходимо только будущему или действующему следователю.
   В криминалистической литературе можно встретить множество определений науки и ее предмета, в чем-то они совпадают, в чем-то нет. Анализ различных точек зрения занятие скучное и неблагодарное, поэтому мы остановимся только на одном, наиболее полном и точном, по мнению автора, определении криминалистики, которое было сформулировано Р.С. Белкиным.
   Криминалистика - наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений.
   Криминалистика возникла и развивается как наука, способствующая раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, именно это определено в качестве ее основной задачи. Используя криминалистические знания и навыки, следователь получает информацию о совершенном преступлении, восстанавливает действия его участников и дает им правовую оценку. Если в последнем высказывании заменить "следователь" на "практикующий юрист", а "преступление" на "юридически значимое событие", то мы получим схему действий любого практикующего юриста. Основу любой юридической практики составляют следующие действия:
      -- получение информации о событии из различных источников (клиенты и работодатели, обратившиеся граждане, свидетели, лица с противоположным интересом, документы и т.п.).
      -- проверка и анализ полученной информации - составление единой картины события с определением юридически значимых фактов;
      -- определение соответствующей правовой базы - выбор закона и правовой нормы;
      -- правовая оценка события (квалификация).
   Профессия юриста, независимо от его специализации сводится к правильному применению закона к конкретной практической ситуации, которая была в прошлом, существует в настоящем или возможно произойдет в будущем. Для того чтобы правильно применить закон юрист должен располагать исчерпывающей, точной и достоверной информацией обо всех аспектах данной ситуации. Информацию юрист получает из различных источников - документов, непосредственных участников ситуации, в том числе имеющих собственный интерес и т.п. Следовательно, для правильного применения закона юрист должен уметь собирать, изучать, анализировать, сопоставлять и оценивать информацию.
   Криминалистические знания, навыки, приемы и рекомендации могут и должны использоваться в рамках любой юридической деятельности.
   На вопрос: "Назовите виды юридической деятельности, в которых не нужны знания криминалистики?" - студенты чаще всего отвечают "юрисконсульт и нотариус". Действительно на первый взгляд эти две сферы юридической практики очень далеки от криминалистики, но... Юрисконсульт и нотариус постоянно работают с поступающими к ним документами, на основе которых они принимают юридически значимые решения. Правильность решения во многих случаях зависит от юридической силы и подлинности документов, поэтому и юрисконсульт и нотариус должны знать и уметь выявлять признаки материального и интеллектуального подлога. Юрисконсульт и нотариус в процессе своей практической деятельности вынуждены получать информацию у людей, следовательно, им необходимы знания и навыки позволяющие устанавливать психологический контакт, получать и проверять вербальную и невербальную информацию в процессе расспроса, выявлять и разоблачать ложь. Правила работы с документами, виды, способы и признаки подделки документов изучаются соответствующим разделом криминалистики, который называется "Криминалистическое документоведение". Приемы и способы установления психологического контакта, получения и проверки вербальной информации, выявления и разоблачения лжи разрабатываются в разделе криминалистики посвященном тактике проведения допроса и очной ставки. Следовательно, и юрисконсульту и нотариусу необходимы знания криминалистики и практические навыки их применения. Разумеется, это не значит, что юрисконсульт или нотариус в праве проводить следственные действия и использовать непосредственно все достижения криминалистики. Юрист должен знать и понимать пределы своей профессиональной компетенции и уметь адаптировать и видоизменять, с учетом специфики своей деятельности, криминалистические приемы и рекомендации, оставаясь при этом в рамках закона.
   Любая юридическая практика несет в себе элемент расследования, а значит любой практикующий юрист в чем-то следователь. Не смотря на то, что криминалистика остается по прежнему жестко ориентированной на интересы уголовного судопроизводства, полученные ей знания могут быть с успехом адаптированы для любой деятельности, связанной с получением и анализом юридически значимой информации. По мнению автора, определение предмета криминалистики может быть дополнено и сформулировано следующим образом:
   Криминалистика - наука о закономерностях механизма преступления или иного юридически значимого события, возникновения информации о событии и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах исследования юридически значимых событий.
   Проблема студентов и преподавателей в том, что даже самые лучшие учебники по дисциплине "Криминалистика" - это именно учебники, переполненные терминами и определениями, отражающие взгляд авторов на науку, учебную дисциплину, соответствующие учебным планам и образовательным стандартам. К сожалению, как и в большинстве учебников, в них нет жизни и почти совсем нет практики, они не помогают современному студенту создать систему знаний и навыков, позволяющую решать конкретные задачи, которые ставит перед ним юридическая практика. Вне сферы учебников остается значительная часть повседневной, часто рутинной и технической работы следователя. На первый взгляд в ней нет криминалистической науки, но без знания и понимания основ и специфики этой повседневной работы начинающий следователь постоянно испытывает затруднения и стресс. Эта книга попытка соединить учебный курс "Криминалистика" и теорию с юридической практикой, учебник с реальной жизнью. Получилось ли это - судить Вам, читатель.
   Глава 1. Опись и оформление материалов дела

Опись - это лицо любого юридического дела, не важно, уголовное оно, гражданское или арбитражное. Именно с описи начинается знакомство с делом, с ее помощью ищут нужный документ, проверяют и опровергают доводы участников, грамотно составленная опись - главный помощник любого юриста.

  
   Сергей и Серафима, студенты 3-го курса юридического факультета, сидели в полутемном коридоре межрайонного следственного отдела Следственного Комитета России по..., а, впрочем, какая разница, где расположен данный отдел. В отделе было необычно тихо и мертво, как в пустыне, только постовой на первом этаже, да гулкое эхо от печальных всхлипываний Серафимы, которую утешал грустный Сергей, но, если честно, у него не очень то получалось.
   - О чем печалимся, подрастающая смена, - поинтересовался Николай Валерьянович. Ребята были так увлечены своими переживаниями, что не услышали тихих шагов старого следователя.
   - Зачет по криминалистике не сдали, - убитым голосом ответил Сергей.
   - Вот как, - удивился следователь, - вы же у нас самые перспективные помощники, Виталий Анатольевич, вас постоянно хвалит.
   - Это все преподаватель, он к нам придирается, - сквозь слезы проговорила Сима, - весь отчет почеркал, сказал, что все не правильно.
   - А когда мы спросили, что именно, - подхватил Сергей, - ответил, что на занятиях все объяснял, а на зачете повторять не будет.
   - Мы теперь даже не знаем, что нам переделывать и как, а самое главное, мы все сделали как в настоящем уголовном деле, а он - не правильно, - задохнулась от возмущения Сима.
   - Понятно, - протянул Николай Валерианович, - пойдемте ко мне в кабинет. Вашего следователя сегодня не будет, весь отдел уехал на итоговое совещание в область, а я дежурю и пока не занят. Посмотрим ваши отчеты, может быть, что-нибудь и посоветую.
   Собрав сумки, ребята пошли за старым следователем в его кабинет.
   - Входите, - Николай Валерианович гостеприимно распахнул дверь, - одежду вешайте в шкаф, располагайтесь, сейчас чайник согреем, выпьем чайку, успокоимся и посмотрим ваши отчеты.
   Ребята с удивлением огладывали небольшой, но уютный кабинет, в котором раньше никогда не были. Если честно им было немножко не по себе - старый следователь имел репутацию жесткого и непреклонного человека, всегда отстаивавшего свое мнение и не боявшегося резко ответить руководству любого уровня. Остальные следователи и руководство отдела относились к нему настороженно и часто не одобряли его поступков, но к мнению всегда прислушивались, и именно ему, как слышали ребята, всегда доставались самые сложные и запутанные дела.
   Убрав одежду в шкаф, ребята расположились около огромного письменного стола, на котором стояло несколько органайзеров и стаканов с ручками и карандашами, монитор, настольная лампа, перекидной календарь, в дальнем углу примостилась старая портативная печатная машинка. У окна щелкнул невидимый чайник. Николай Валерианович поставил на стол сахарницу, вазу с конфетами и печеньем, стаканы в подстаканниках, заварочный чайник и потертую фарфоровую кружку.
   - Ну вот, приступим, - следователь налил ребятам чай в стаканы и убрал электрический чайник на тумбочку, скрытую за столом.
   - Пейте, пейте, вам надо успокоиться и согреться, - заметил Николай Валерианович. Забрав свою кружку, следователь сел за стол и с видимым наслаждением обхватил ее обеими ладонями, - Сегодня очень холодно.
   Ребята пили горячий сладкий чай и успокаивались, обстановка кабинета и сам хозяин постепенно заряжали их уверенностью в том, что все прояснится и свой зачет они смогут получить рано или поздно.
   - Ну вот, - казалось, что следователь почувствовал, как изменилось настроение ребят, - давайте посмотрим ваши отчеты и поищем ошибки. Можно? - поинтересовался он, протягивая руку к пухлой картонной папке, на которой четким Серафиминым почерком было написано "Отчет по лабораторным работам по дисциплине "Криминалистика", а выше красным маркером "Не зачтено".
   - Да, пожалуйста, - Сима протянула свой многострадальный отчет, - я его всю ночь готовила, сшивала, опись сделала, а препод все равно не зачел. Он сказал, что отчет по криминалистике должен быть оформлен как уголовное дело.
   Сергей достал свой отчет, его обложка выглядела иначе, чем у Симиного. Кроме красной надписи "Не зачтено", маркером была зачеркнута часть текста, в графах "начато" и "окончено" вместо даты красовались знаки вопроса.
   - Значит как уголовное дело, - улыбнулся Николай Валерианович, - сейчас и посмотрим. Следователь достал из сейфа коричневую папку уголовного дела и положил на стол рядом с отчетами. Это оконченное мною уголовное дело, - пояснил он, - вот мы сейчас и сопоставим.
   На обложке четким почерком был выведен номер уголовного дела, фамилия, имя отчество обвиняемого и статья обвинения.
   - Вот смотрите, - следователь указал на отчет Сергея, - у тебя фамилия в родительном падеже, а должна быть в именительном.
   - Так отчет кого? - возмутился Сергей.
   - Все правильно, отчет - "кого?", но вот тут у тебя написано - "выполнил", а это уже "кто?" именительный падеж, так что преподаватель прав, ты же не девушка, - спокойно разъяснил Николай Валерианович.
   - Точно - не девушка, - улыбнулась Серафима, - вон и про даты начала и окончания тоже забыл.
   - Так это же мелочь, - возмутился Сергей, - подумаешь фамилия не в том падеже, и даты не поставил.
   - Не согласен, - остановил его Николай Валерианович, - правильный падеж это важно, ведь обвиняемым может быть и женщина и мужчина, а ты вместо имени и фамилии только инициалы указал, вот и думай, кто отчет составил, ты или некая девушка с твоей фамилией и совпадающими инициалами.
   - Даты начала и окончания производства в любом деле важны, - продолжил следователь, - вся юридическая деятельность построена на процессуальных сроках.
   - Согласен, буду исправлять - печально вздохнул Сергей, и полез в сумку за зеленой ручкой.
   - Преподаватель запретил переписывать протоколы, велел все ошибки исправлять цветными ручками, - печально пояснила Серафима, в ответ на вопросительный взгляд следователя.
   Пока Сергей исправлял текст на обложке, Николай Валерианович открыл Симин отчет. На первом листе располагалась таблица описи с гордой надписью: "Опись документов, находящихся в отчете...", но внизу листа красовался красный вопросительный знак. Такой же знак обнаружился на первом листе описи у Сергея.
   - Ну вот, и почему он тут? - спросила Серафима.
   - Давайте посмотрим в мое дело, - предложил, улыбнувшись, следователь, - странно, на первый взгляд все похоже.
   - Ой, у вас тут подпись, внизу страницы, как раз где знак вопроса, и на других страницах тоже, - заметила Серафима, переворачивая листы описи, - а зачем, в конце все равно написано кто составил опись?
   - В любом судебном деле и в уголовном, и в гражданском всегда есть опись, и всегда тот, кто ее составляет, подписывает каждую страницу, тем самым заверяя, что опись проверена и составлена именно тем лицом, которое ведет дело. Это позволяет создать определенную защиту от подмены материалов дела. Технически от фальсификации и подмены документов подпись не защитит, но тот, кто захочет подделать материалы и опись, должен будет подделать и подпись, а это сложнее чем просто заменить листы. Поддельную подпись легче выявить, благо сравнительных образцов подписи следователя в деле достаточно, практически в каждом документе.
   - Значит отсутствие подписи на каждой странице описи - это ошибка, - заключил Сергей, рисуя зеленую подпись возле знака вопроса, и перевернул страницу. - А здесь что не так? Подпись же есть.
   В его описи, перечень документов заканчивался на средине страницы, и сразу же на свободной строчке, красным маркером было написано "47. Конверт с 10000 долларов США. л.д. 153".
   - Давайте посмотрим, как в настоящем уголовном деле, - робко попросила Серафима.
   - Давайте, - согласился следователь, открывая последний лист описи.
   В уголовном деле опись заканчивалась на второй строчке третьего листа, сразу же со следующей строки четким разборчивым почерком было написано: "В настоящем уголовном деле пронумеровано, прошито и скреплено печатью 137 (сто тридцать семь) документов на 203 (двести трех) листах. Опись составлена старшим следователем...". Дальше следовали все регалии следователя, его подпись и дата, сегодняшняя, как успел заметить Сергей. Ниже, на следующей строке: "К уголовному делу прилагается конверт с паспортом обвиняемого", дальше шли фамилия, имя, отчество обвиняемого, серия и номер паспорта, и опять подпись следователя. Еще ниже: "К уголовному делу прилагается конверт в который упакован диск DVD-R Verbatium серийный номер ZE3264 DVR J47C1 емкостью 4,7 GB, на который записано 3 (три) видеофайла общим объемом 2,3 GB b 29 (двадцать девять) фотоснимков общим объемом 512 MB". Далее следовали регалии, подпись следователя и дата. Текст заканчивался примерно на половине листа описи, ниже шли свободные чистые строчки, следующий лист был пустым бланком описи.
   - Николай Валерианович, а почему тут у Вас осталось пустое место, и вообще пустой лист? - поинтересовался Сергей.
   - Тут все просто, следователь собирает только первую часть уголовного дела - результаты предварительного расследования, потом дело передается прокурору, который принимает решение - направить его в суд или вернуть следователю, или вообще прекратить, если для этого есть основания. Потом дело принимает к производству судья, назначает заседание, проводит судебное следствие, составляет протокол судебного заседания, приговор. Если поступают жалобы, то дело переходит в следующую инстанцию. На каждом этапе составляются документы, которые подшиваются в уголовное дело, опись дополняется. Поэтому в любом судебном деле, когда оно сшивается впервые, в опись вставляются чистые листы, а подписи и пояснения пишут сразу со следующей строки. В описи не должно быть пустых строк выше подписи следователя, иначе кто-нибудь может вписать нужный ему документ, и сказать, что он был в деле, а теперь его нет. Уголовное дело не всегда находится под жестким контролем, на разных стадиях процесса с ним знакомятся практически все участники процесса, у каждого есть свой личный интерес, и не стоит искушать их лишний раз.
   - А все эти пояснения про то, сколько документов подшито и сколько листов, про паспорт и диск - они тоже для защиты материалов дела? - уточнил Сергей.
   - Не только, - улыбнулся следователь, - но и для сведения тому, кто будет знакомиться с делом, он сразу видит - что еще есть в деле, профессиональный участник процесса сразу понимает - где и что ему нужно смотреть.
   - Значит, у меня нашлась еще одна ошибка, - резюмировал Сергей, - точнее не одна, а сразу три.
   - Николай Валерианович, а почему у меня все перечеркнуто, - робко спросила Сима, - я же про документы и листы дела, и про диск написала.
   - Да, интересно, что же не понравилось вашему преподавателю, - задумался следователь, - а давайте глянем на заднюю сторону обложки?
   Перевернув отчет, следователь внимательно изучил тексты на конверте и листочке бумаги, которым были закреплены нитки подшивки.
   - Вот смотри, Серафима, тексты, которые написаны на обложке и конверте с диском, не совпадают с теми, что написаны в описи.
   - Ну и что? Подумаешь не совпадают дословно, суть же передана верно, - попробовал заступиться за Серафиму Сергей.
   - Значит не существенно? - Николай Валерианович хитро прищурился, - тогда скажи мне, пожалуйста, а тот ли это конверт, который указан в описи или другой? Может быть в описи написано про совсем другой конверт? Текст то не совпадает. Достаточно одному участнику процесса заявить об этом и что прикажешь делать судье?
   - Допросить следователя о том, тот или не тот конверт указан в описи, - Сергей явно растерял весь свой напор.
   - А устранит ли этот допрос сомнения в подлинности конверта и его содержимого? - настаивал следователь.
   - Нет, сомнения все равно останутся, - вздохнула Сима, - а любые сомнения толкуются всегда в пользу подсудимого.
   - Правильно, - старый следователь был явно доволен, - поэтому в уголовном деле все должно быть построено так, чтобы ни в чем не возникало сомнений, а главное не возникало вопросов к следователю и сомнений в законности, точности и обоснованности его действий. Опись - это лицо любого судебного дела, в ней не должно быть ошибок, исправлений, и она должна точно соответствовать названию каждого документа.
   - Николай Валерианович, а можно в описи сокращать названия документов?
   - Можно, но только так, чтобы документ можно было легко идентифицировать и найти. Опись нужна не только для того чтобы подтвердить наличие документа в деле, но и облегчить его поиск. Если в деле один протокол осмотра места происшествия, то его можно обозначить просто: "протокол ОМП", хотя лучше указать еще дату его составления. Вот если протоколов несколько, и все они с одинаковой датой, тогда нужно указывать и иные признаки, например место проведения. Когда в описи указывается протокол допроса, то нужно указать процессуальный статус лица, фамилию и инициалы, при наличии совпадений приходится указывать год рождения, или полностью расписывать имя и отчество. Главное, чтобы опись отвечала всем своим задачам, - подвел итог следователь.
   - А где ставиться номер листа? - поинтересовалась Сима.
   - В уголовном деле номер листа всегда ставиться в правом верхнем углу.
   - А почему у вас в средине листа? - и Серафима указала на лист протокола в уголовном деле.
   - Тут два номера, - улыбнулся следователь, - в правом углу номер листа дела, а в центре номер листа протокола. Если в протоколе несколько листов, то сразу при составлении каждый следующий лист нумеруется. Номер пишется в центре, а под ним пояснение, что это второй, третий и так далее лист соответствующего протокола.
   - Вот посмотри, - Николай Валерианович, показал сначала на цифру в правом верхнем углу листа, а затем на средину, где под цифрой "-2-", было написано: "продолжение протокола допроса свидетеля..." фамилия и инициалы свидетеля и дата.
   - А зачем нужен еще один номер? - удивился Сергей.
   - Этот номер пишется сразу при составлении протокола, лист начинается именно с него, нужен он для того чтобы листы протокола между собой не перепутались, особенно при подшивке дела.
   - Точно, - рассмеялась Сима, - ты же сам говорил, что в протоколе осмотра перепутал второй и третий листы, - поддела она Сергея.
   - Да уж, - насупился тот, - теперь придется все листы в протоколах проверять и подписывать, а я там места совсем не оставил.
   - Ну вот, немного и разобрались в ваших ошибках, - Николай Валерианович посмотрел на часы, - вам пора домой - ошибки исправлять, а мне в стационар ехать, там потерпевшая должна от операционного наркоза отойти, да и врачей допросить нужно. Так что приходите завтра, посмотрим, что еще вашему преподавателю не понравилось.
  
   Глава 2. О процессуальном оформлении применения технических средств
  
   Когда на следующее утро Сергей и Серафима собрались зайти к старому следователю, они увидели, что на двери кабинета висит табличка, на которой огромными красными буквами написано "НЕ ВХОДИТЬ! ТИХО! ИДЕТ ВИДЕО(АУДИО) ЗАПИСЬ!". Еще одна табличка поменьше закрывала ручку двери. При них, к двери подлетел оперативник убойного отдела и, не глядя, попытался ее открыть, но замер, когда его рука схватилась за ручку двери. Сначала оперативник озадаченно изучал табличку, висевшую на ручке, и только потом увидел большую табличку на двери. Удивленно покачав головой, опер тихо отправился дальше по коридору.
   - Зайдем позже, - решительно заявил Сергей, и ребята отправились к "своему" следователю, который загрузил их работой - сшивать на специальном станке трехтомное уголовное дело и составлять описи. Еще вчера, ребята считали эту работу "скучной и муторной", а сегодня внимательно изучали очередность документов и листов, и даже нашли перепутанные местами листы в протоколе очной ставки, чем сильно озадачили следователя.
   После обеда Сергей увидел, что грозная табличка исчезла с двери кабинета Николая Валериановича, и поспешил обрадовать Серафиму. Отпросившись, ребята робко подошли к двери кабинета и постучали.
   - Входите, молодежь, не заперто - позвал Николай Валерианович.
   - А как вы узнали, что это мы? - удивленно спросил Сергей, распахивая дверь.
   - Потом как-нибудь объясню, - улыбнулся следователь, - проходите, располагайтесь.
   В кабинете кроме следователя находился солидный мужчина в дорогом костюме. Он явно с комфортом расположился за маленьким столиком, на котором лежало несколько коричневых папок уголовного дела, планшет и стоял стакан с чаем.
   - Знакомьтесь, - следователь указал ребятам на мужчину, это Вячеслав Анатольевич - адвокат, а это помощники следователя - Сергей и Серафима.
   - Очень приятно, - адвокат пожал руки ребятам и вернулся за столик. Николай Валерианович, - обратился он к следователю, я посмотрю материалы и сфотографирую только те документы, которые мне необходимы сейчас, чтобы подготовить ходатайство. Завтра утром я привезу ходатайство и сотрудников нашего бюро, чтобы они перефотографировали все дело.
   - Разумеется, - кивнул следователь, - завтра мы с вами должны оформить протокол ознакомления с материалами дела.
   - Отлично - адвокат углубился в изучение дела.
   - Ну, молодежь, - следователь повернулся к ребятам, давайте посмотрим, что у вас.
   Ребята выложили на огромный стол объемные папки своих отчетов.
   - Криминалистика, узнаю, и с содроганием вспоминаю свои мучения, - улыбнулся адвокат, но вновь вернулся к своему делу, внимательно изучая очередной документ и активируя режим фотосъемки в планшете.
   - Так что у нас на очереди, - поинтересовался у ребят Николай Валерианович.
   - Протокол осмотра места происшествия, схемы и фототаблица. Мы считали, что все сделали правильно, но вот преподаватель почему-то думает по-другому.
   В обоих отчетах протоколы были почерканы красным маркером, тут и там красовались вопросительные знаки, схема университета была перечеркнута крест-накрест, распечатанные на обычной бумаге фотографии выглядели не лучше.
   - Мы все сделали правильно - вот схема университета, это схема места происшествия, панорама, обзорная фотосъемка, узловая, детальная, все как в учебнике написано, а он... - обижено высказалась Сима.
   - А каким было ваше задание? - поинтересовался следователь, внимательно изучая протоколы и приложения.
   - Нам определили место происшествия, одно на двоих, у нас крыльцо юридического факультета. На месте происшествия нужно было оставить два предмета, а потом провести фотосъемку, составить протокол осмотра места происшествия и схему - объяснил Сергей.
   - Точнее преподаватель сказал, что схем должно быть две: одна территории университета, а вторая самого места происшествия с расположением предметов, - дополнила Серафима.
   - Тогда давайте пойдем по протоколу, - предложил следователь.
   В графе "с участием" в протоколах у ребят под красным маркером читалось "эксперта-криминалиста к-на полиции Иванова В.В."
   - Правильно же написано! - воскликнула Сима. И вообще, зачем нас заставляют все это учить, ведь на месте происшествия все следы ищет эксперт, и он же фотографирует.
   - Вот как! - улыбнулся Николай Валерианович, а ты, Сергей, как думаешь?
   - Я согласен с Симой.
   - А я нет, - неожиданно не выдержал адвокат. - На месте происшествия нет, и не может быть эксперта.
   - Правильно, - поддержал его следователь, - согласно УПК эксперт появляется когда?
   - Когда назначена экспертиза и вынесено соответствующее постановление, - сообразила Серафима.
   - Точнее, когда эксперт принял экспертизу к исполнению, - добавил Сергей.
   - Точно, - адвокат и следователь кивнули одновременно.
   - У нас должно быть написано специалист, - обрадовалась Сима.
   - А он у вас был? - с улыбкой прервал ее следователь.
   - Нет, но так же всегда пишут, - Сергей поддержал подругу, - и вообще, следователь не может сам фотографировать и следы искать.
   - Как не может? - притворно испугался следователь, а адвокат искренне рассмеялся.
   - Вот так, не можешь, ты, Николай Валерианович, фотографировать сам, это может делать только специалист.
   - А если специалиста нет? Тогда как? - обратился следователь к ребятам, - Ждать?
   - Наверное, - Сергей быстро утрачивал свою уверенность.
   - А как по закону? - подсказал адвокат.
   - Не помню, - смутился Сергей.
   Ребята полезли в сумки за УПК, улыбающийся следователь вынул из ящика стола свой, а адвокат вернулся к делу. Расстроенные ребята поняли, что он точно знает, как на этот вопрос отвечает текст закона.
   - Какие статьи будем искать? - поинтересовался следователь.
   - Про специалиста, протокол следственного действия, там про применение технических средств говорится, а еще про осмотр и протокол осмотра, - наперебой затараторили ребята.
   - Ну так, вперед, - одобрил Николай Валерианович, - если не уверен всегда смотри закон, и если уверен, все равно сначала смотри закон.
   - Первое правило практикующего юриста, - поддержал адвокат.
   Ребята углубились в чтение уголовно-процессуального закона.
   Статья 57. Эксперт
   1. Эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.
   Статья 58. Специалист
   1. Специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.
   Статья 83. Протоколы следственных действий и судебного заседания
   Протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным настоящим Кодексом.
   Статья 166. Протокол следственного действия
   4. В протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии.
   5. В протоколе должны быть указаны также технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.
   8. К протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия.
   Статья 168. Участие специалиста
   1. Следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста в соответствии с требованиями части пятой статьи 164 настоящего Кодекса.
   2. Перед началом следственного действия, в котором участвует специалист, следователь удостоверяется в его компетентности, выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему, разъясняет специалисту его права и ответственность, предусмотренные статьей 58 настоящего Кодекса.
   Статья 176. Основания производства осмотра
   1. Осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
   2. Осмотр места происшествия, документов и предметов может быть произведен до возбуждения уголовного дела.
   Статья 180. Протоколы осмотра и освидетельствования
   1. Протоколы осмотра и освидетельствования составляются с соблюдением требований настоящей статьи, статей 166 и 167 настоящего Кодекса.
   2. В протоколах описываются все действия следователя, а также все обнаруженное при осмотре и (или) освидетельствовании в той последовательности, в какой производились осмотр и освидетельствование, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра и освидетельствования. В протоколах перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре и (или) освидетельствовании.
   3. В протоколах также должно быть указано, в какое время, при какой погоде и каком освещении производились осмотр или освидетельствование, какие технические средства были применены и какие получены результаты, какие предметы изъяты и опечатаны и какой печатью, куда направлены после осмотра труп или предметы, имеющие значение для уголовного дела.
   - Получается, что следователь сам может применять фотосъемку и технические средства, - резюмировала Сима, а специалиста привлекает в том случае, когда считает это необходимым.
   - Правильно, следователь должен уметь сам применять технические средства, в фотосъемке или поиске следов нет ничего настолько сложного, чтобы требовало специальных знаний.
   - Верно, - поддержал его адвокат, - когда я учился на юрфаке там, в лаборатории на стене висел плакат, на котором было написано "Фотография - это искусство, которым должен владеть каждый грамотный юрист". Фотосъемка нужна не только следователю, но и адвокату, например, по делу о повреждении транспортных средств, когда идет спор о том кто виновен или о стоимости ремонта, фотографии помогают подтвердить или опровергнуть требования.
   - Но, - очень серьезно заметил следователь, - применение технических средств не только должно быть оформлено в соответствии с требованиями закона, но и обоснованно с точки зрения всего процесса расследования по делу.
   - Это как? - удивился Сергей, - я думал, что применять нужно все что есть.
   - Ни в коем случае, - голос следователя стал строг, - давайте пойдем по порядку, и начнем с процессуального оформления, тем более что в ваших учебных протоколах полно ошибок.
   - В соответствии с ч. 5 ст. 166 УПК РФ до начала следственного действия следователь должен предупредить о том, что в ходе следственного действия будут применяться технические средства, и указать какие именно, - менторским тоном начал следователь, - что у вас?
   В протоколах у ребят в соответствующем разделе под красным маркером читалось "фотоаппарата".
   - Мы же указали, что будет применяться фотоаппарат, - возмутился Сергей, значит все правильно.
   - Не совсем, - улыбнулся следователь, - а какой именно фотоаппарат применялся, цифровой или аналоговый? Марка? Модель? Технические характеристики? Какой был объектив, с какими параметрами? Как сохранялись фотоснимки, на пленку или флешку, с какими параметрами?
   Ошарашенные лавиной вопросов ребята сконфуженно молчали.
   - А как мы все это узнаем? - огорченно спросила Серафима.
   - А вы на фотоаппарат смотрели? - поинтересовался следователь.
   - Да вот он, - Серафима достала из сумки компактную фотокамеру.
   - Ой, сколько на нем написано, - удивилась девушка, вытряхнув фотоаппарат из чехла, - а это все действительно нужно?
   - Технические параметры фотоаппаратуры необходимы для того, чтобы потом можно было проверить достоверность фотоснимков, и, при необходимости, исследовать их изображение в рамках фото-технической или иной криминалистической экспертизы, - пояснил следователь. - Данные о флешкарте нужны для последующего отслеживания судьбы фотоснимков, если они копируются на диск. В особо сложных и важных случаях флешкарта просто изымается в конце осмотра и приобщается к делу.
   - А разве можно исследователь фотоснимки? - удивился Сергей.
   - Можно, а иногда это единственный выход, - пояснил следователь, - например, если сами следы по каким-то причинам были повреждены или уничтожены. Однажды автомашина с вещественными доказательствами, на которой следственно-оперативная группа возвращалась с места происшествия, попала в сильную аварию. Гипсовые слепки и дактопленки были сильно повреждены, но фотоаппарат и кассета с фотопленкой не пострадали, поэтому на экспертизы были направлены фотоснимки следов.
   На минуту в кабинете повисла пауза, ребята переваривали полученную информацию, следователь погрузился в воспоминания, только адвокат продолжал методично переворачивать листы уголовного дела.
   - И так, давайте посмотрим, что должно быть написано в протоколе, - предложил Николай Валерианович и ребята обрадованно потянулись за ручками.
   - Только сначала внимательно прочитайте бланк, и обратите внимание на подстрочник, - предостерег их следователь.
   - Лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств, - прочла Сима.
   - Каких именно и кем именно, - дополнил Сергей, это в подстрочнике написано.
   - Получается, что в этом разделе нужно написать так: "Следователем будет осуществляться фотосъемка с помощью цифрового фотоаппарата Nikon Coolpix с разрешением 16,0 МР с жестковстроенным объективом NIKKOR 6X WIDE OPTICAL ZOOM VR с фокусным расстоянием 4,6-27,6 мм", - продиктовал следователь, поясняя, что именно значат надписи на корпусе фотоаппарата.
   - Только фамилию и инициалы следователя указать не забудьте, - добавил Николай Валерианович, а также данные флешкарты: вид, название, емкость и серийный номер.
   - А как мы их узнаем? - поинтересовался Сергей.
   - Вынимаете карту, и читаете что на ней написано, только с номером иногда бывают проблемы, его не сразу найдешь.
   Ребята открыли фотоаппарат, достали флешкарту и стали ее изучать. Тип карты, ее название и емкость они увидели сразу, а вот номер пришлось поискать, он был выполнен на оборотной стороне карты и действительно трудно различим, но они справились.
   - Теперь понятно, почему преподаватель нам все зачеркнул, - вздохнул Сергей, и ребята принялись вносить исправления в свои протоколы.
   - Николай Валерианович, подскажите, пожалуйста, почему у нас остальная часть протокола перечеркнута, - попросила Сима, тут еще написано "Где фотосъемка?".
   - В ч. 3 ст. 180 УПК написано, что в протоколе должно быть указано, какие технические средства, к каким именно объектам были применены и полученный результат, верно? - поинтересовался следователь.
   Ребята одновременно заглянули в УПК и кивнули головами, соглашаясь.
   - Получается, что в разделе протокола, который называется "осмотром установлено", в обязательном порядке должно быть описано как, кем, к чему применялось техническое средство и что в итоге получилось, - наставительно сказал следователь.
   - И что, так и писать: "Следователем осуществлялась ориентирующая фотосъемка места происшествия методом линейной панорамы, с использованием цифрового фотоаппарата Nikon Coolpix с разрешением 16,0 МР с жестковстроенным объективом NIKKOR 6X WIDE OPTICAL ZOOM VR с фокусным расстоянием 4,6-27,6 мм"? - спросила Сима. И про фотоаппарат каждый раз расписывать?
   - Не только про фотоаппарат, но и параметры фотосъемки и номера фотоснимков, - ответил следователь.
   - Какие параметры? - удивился Сергей.
   - Подожди, - осадила его Серафима, - преподаватель говорил про выдержку, диафрагму, светочувствительность матрицы и расстояние.
   - Точно, - обрадовался Николай Валерианович, - именно эти параметры фотоаппарат выдает для каждого фотоснимка, светочувствительность обозначена в единицах ISO, выдержка латинской буквой "t", а диафрагма буквой "f".
   Ребята включили фотоаппарат, и Серафима сфотографировала улыбающегося следователя.
   - Ой, точно, - обрадовалась она, показав Сергею на строки букв и цифр, появившиеся на экране поверх снимка.
   - Николай Валерианович, - не выдержал Сергей, - а про виды фотосъемки нужно писать в протоколе, что проводилась ориентирующая, обзорная, узловая и детальная фотосъемки? Нам один эксперт сказал, что в протоколе виды фотосъемки указывать нельзя, потому что это секретная информация и преступник про нее знать не должен.
   - Секретная информация, - с явным удивлением переспросил следователь, а адвокат оторвался от протокола допроса, который читал с предельным вниманием.
   - Секретная информация, - повторили одновременно оба юриста и звонко, от души рассмеялись.
   - Значит секретная информация, - третий раз повторил Николай Валерианович, - скажи, пожалуйста, Серафима, а у тебя есть учебник по криминалистике?
   Учебника ни у кого из ребят не оказалось, и следователь попросил их открыть стоявший в углу шкаф с бланками. Верхняя полка была заставлена книгами. Ребята увидели стоявшие в уголке УК и УПК РСФСР, Конституции СССР, РСФСР и России, справочники следователя, учебники по судебной медицине и психиатрии, сборники постановлений Пленума Верховного суда, и, среди других книг, сразу два потертых учебника по криминалистике.
   - Доставайте оба, - предложил Николай Валерианович, - и вон ту старенькую книжку, про лжесвидетельство.
   Когда ребята положили книги на стол, следователь предложил им внимательно посмотреть на обложки. На мягкой обложке старой книги кроме названия и фамилий авторов в правом верхнем углу было написано "Для служебного пользования".
   - На секретных документах всегда указывается гриф, - пояснил следователь, - этот самый низший, есть еще "секретно" и "совершенно секретно". А на учебниках этот гриф есть?
   - Нет, - озадаченно протянул Сергей.
   - А вы свои учебники где взяли?
   - Мне в библиотеке выдали, - ответил Сергей.
   - А я свой в магазине купила, - пояснила Сима, - там столько разных учебников по криминалистике, что глаза разбегаются.
   - А купить их может только юрист или любой человек?
   - Конечно любой.
   - Тогда получается, что про приемы фотосъемки, технические средств и следы может узнать любой человек, и никто не помешает человеку, готовящемуся совершить преступление, купить учебник и узнать все про криминалистику.
   - Никто, - согласились ребята.
   - В средине 90-х во Владивостоке была серьезная преступная группировка, так они вообще создали учебник, который назвали "Антикриминалистика", - вставил адвокат, - но это им не помогло.
   - Тогда зачем нарушать требования УПК и не указывать вид фотосъемки, если преступник может узнать про него сам? - продолжал следователь.
   - Не за чем, - вздохнула Серафима, - значит, нам в протокол нужно вписывать все про фотосъемку.
   - Не просто вписывать, а еще и так, чтобы эти отметки совпадали с описанием предметов и объектов, которые вы фотографировали. Пишется это примерно так: "Следователем с использованием цифрового фотоаппарата Nikon Coolpix с разрешением 16,0 МР с жестковстроенным объективом NIKKOR 6X WIDE OPTICAL ZOOM VR с фокусным расстоянием 4,6-27,6 мм, осуществлялась ориентирующая фотосъемка места происшествия методом круговой панорамы, светочувствительность матрицы 100 ISO, диафрагма 11, выдержка 1/125 секунды, расстояние 20 метров, выполнено четыре фотоснимка, фото N 1-4". Точно также расписывается каждый последующий прием фотосъемки. Вообще применение любых технических средств расписывается в протоколе подробнейшим образом.
   - Теперь понятно, что хочет от нас преподаватель, - обрадовалась Серафима, и ребята принялись дополнять свои протоколы разноцветными вставками.
   - Вот вроде бы все, - Сима перевернула лист и огорчилась, - тут опять ошибка.
   - Давайте разбираться, - предложил Николай Валерианович.
   В обоих протоколах в графе "В ходе осмотра проводилась" было написано "фотосъемка", но это почему-то не понравилось преподавателю, перечеркнувшему весь раздел.
   - Тут же написано - "фотосъемка", - заметил Сергей, получается - не правильно?
   - Не полно, - поправил его следователь, - нужно еще указать: сколько было сделано фотоснимков, и кто будет оформлять фототаблицу. А кстати, кто может распечатать фотоснимки и оформить фототаблицу?
   - Фототаблицу могут оформить специалист, осуществлявший фотосъемку, или следователь, проводивший осмотр, - отчеканила Сима.
   - Фототаблица оформляется сразу же в ходе осмотра?
   - Нет потом, ее даже понятые не подписывают, - вспомнил Сергей.
   - Значит, в протоколе это все должно быть отмечено, - резюмировала Сима, - а вот как?
   - Все просто, - улыбнулся следователь, - пишите то, что есть на самом деле.
   - Получается в этой части протокола пишем: "В ходе осмотра проводилась фотосъемка, всего выполнено 10 фотоснимков, которые сохранены на флешкарту (подробные данные карты), которая передана следователю для печати фотографий и оформления фототаблицы".
   - А дальше в разделе "К протоколу прилагаются" пишем: "Приложение N 1. Схематический план территории Самарского государственного университета; Приложение N 2. План-схема места происшествия; Приложение N 3. Фототаблица, по ее изготовлении следователем".
   - Точно, - обрадовался следователь, молодцы, но...
   - Что но? - сразу всполошились ребята.
   - На сегодня нам с вами надо заканчивать, - улыбнулся следователь, у меня через полчаса допрос потерпевшей, нужно подготовиться.
   - А можно нам присутствовать при допросе? - робко спросила Сима.
   - Нет, - неожиданно жестко пресек Николай Валерианович, нельзя, и не спрашивайте почему. Приходите завтра к 12.00.
   Ребята собрали свои вещи, сложили книги в шкаф и покинули кабинет.
  
   Глава 3. Некоторые аспекты применения технических средств
  
   На следующий день ровно в 12.00 ребята робко заглянули в кабинет старого следователя.
   - Входите, молодежь, - пригласил их Николай Валерианович, вешайте одежду в шкаф и располагайтесь за мaленьким столом.
   Огромный стол следователя был заполнен документами, разложенными на аккуратные стопки, часть стола занимали коробки и конверты с вещественными доказательствами.
   - У меня сегодня день технической работы по делам, - пояснил следователь, - анализирую материалы дел, планирую работу, назначаю экспертизы, выписываю повестки, оформляю запросы в разные организации, так что немного времени на ваши ошибки найду, а вы потом сходите с запросами к наркологу и психиатру.
   - Обязательно, - Симу явно обрадовало первое поручение старого следователя, - мы сегодня как раз со всего отдела запросы собираем.
   - Вот и договорились.
   - Николай Валерианович, - робко начал Сергей, - а можно у вас спросить?
   - Конечно можно, - подбодрил его следователь.
   - Вы вчера говорили, что помимо процессуального оформления применения технических средств есть еще интересы дела. Это как?
   - Так просто не объяснишь, - задумался следователь, - вот вы изучаете криминалистику, о чем этот предмет?
   - О расследовании преступлений, - сразу же ответил Сергей.
   - Ой, ли, - улыбнулся следователь, - а как в учебнике?
   - О закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, - прочитала в учебнике Сима, - а еще о специальных средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений, которые разрабатываются на основании этих самых закономерностей.
   - Получается, что в учебнике все построено на определенных закономерностях, а что такое закономерности?
   - Ну, это то, что обычно повторяется, но не всегда, - задумчиво пояснил Сергей.
   - Правильно. А как вы думаете, преступления они все одинаковы?
   - В общем, наверное, да, состав преступления, он же всегда постоянный, - неуверенно произнесла Серафима.
   - Вот как, а сами события и участники они одинаковы?
   - Нет, участники разные.
   - А ведут они себя каждый раз одинаково?
   - Нет, каждый по-своему.
   - А место и время одни и те же?
   - Нет, каждый раз разные.
   - Подождите, - Серафима прервала поток вопросов, - Николай Валерианович, получается, что каждое преступление оно уникально, общим будет только то, что отдельные элементы содержат признаки состава преступления, хотя сами действия могут быть различными по своему содержанию?
   - И, - следователь явно ждал продолжения.
   - Каждое уголовное дело уникально, - Сергей закончил мысль Серафимы, - но тогда какой смысл в учебнике?
   - В учебнике приводится результат обобщения, причем тех действий следователя, которые, как правило, им совершаются, но каждый раз следователь должен учитывать специфику и уникальность своего конкретного дела. Сложность криминалистики и работы практикующего юриста как раз в том, чтобы понять основные принципы, изложенные в учебнике, а потом преобразовать их для решения задачи конкретного уголовного дела.
   - Давайте попробуем разобраться, - предложил следователь, - что такое технико-криминалистические средства?
   - Это технические средства, используемые для обнаружения, фиксации, изъятия и исследования следов, - Сергей продемонстрировал знание учебника.
   - Они бывают заимствованные, ну взятые из иных видов деятельности, например, фотосъемка, и криминалистические, например, дактилоскопические порошки, - дополнила Сима.
   - Все верно, а какие еще есть виды технико-криминалистических средств? - спросил следователь.
   - По назначению: средства обнаружения или выявления; фиксации; изъятия; исследования.
   - А еще?
   - Там есть разделение на оперативные, они же полевые, и лабораторные, они же стационарные, - вспомнил Сергей.
   - А в чем отличие полевых от лабораторных?
   - Ну, понятно же, - не выдержала Сима, - полевые можно с собой взять, а лабораторные - нет. Видимо они очень большие.
   - И все? - с хитрой улыбкой поинтересовался следователь.
   - Видимо, нет, - ребята почувствовали подвох, но правильного ответа не знали.
   - Тут все просто, полевые, как правило, менее точны, часто с доказательственным отрицательным ответом, и уничтожающие или видоизменяющие следы.
   - Николай Валерианович, а что значит доказательственный отрицательный ответ? - Сима даже запнулась.
   - Это значит, что точным и доказанным будет только отрицательный ответ, - пояснил следователь. - Например, тест-полоски на кровь или экспресс-тест на наркотики. Когда используются подобные технические средства, то их положительная цветовая реакция дает основания предположить, что мы нашли кровь или наркотики, но это не значит что это действительно кровь. Это может быть любое другое вещество, дающее похожую реакцию. Если же экспресс-тест не реагирует, то это точно не кровь.
   - Следовательно, доказательственное значение будет иметь только отрицательный ответ, - сообразила Серафима.
   - Именно, но при этом то, что мы исследовали, будет уничтожено, и повторно исследовать более точными приборами не получится.
   - Тогда зачем вообще нужны такие средства? - удивился Сергей.
   - Они существенно облегчают работу следователя и процесс расследования, - осадил его следователь. - Их использование позволяет сразу на месте происшествия решать вопрос о том, изымать объект или нет, как его упаковывать, какие экспертизы назначать и многое другое. Главное достоинство полевых технико-криминалистических средств в том, что они позволяют получить информацию сразу, пусть вероятную, но зато сразу. Разумеется, лабораторные средства дают точный доказательный ответ, но спустя длительное время. Основная задача следователя в каждом конкретном случае решить, что для дела важнее: вероятный ответ и сразу, или точный, но через какое-то время. Проблема следователя, как и любого практикующего юриста в том, что эту дилемму приходится решать каждый раз, и универсального правильного ответа просто нет.
   - Неужели нет никаких инструкций? - удивился Сергей.
   - Конечно есть, - улыбнулся следователь, - вот только их очень много и мало кто их читает.
   - Как много? - не понял Сергей.
   - К каждому техническому средству прилагается инструкция, где написано про достоинства, порядок применения и про доказательственное значение и про последствия для объектов. Для того чтобы в каждом конкретном случае найти наиболее верное для этого дела решение, нужно знать все о полевых и лабораторных средствах.
   - Вот смотрите, - следователь положил перед собой коричневую папку уголовного дела. На месте происшествия обнаружен труп и многочисленные следы, образованные бурым веществом. В данном случае были применены тестовые полоски, которые показали цветовую реакцию, характерную для крови. Образцы вещества были изъяты и, потом направлены на биологическую экспертизу, которая подтвердила, что это кровь погибшего. Следов крови в виде брызг и потеков было достаточно, для того чтобы сделать предварительный анализ на месте происшествия, и взять образцы для экспертного исследования. В 12 метрах от трупа и многочисленных следов крови на верхней части ручки входной двери был обнаружен единичный след, образованный наслоением бурого вещества, размером 3х4 мм. Как должен был поступить следователь - использовать тест-полоски, просто изъять образец следа или вообще проигнорировать?
   - Использовать тест-полоску и убедиться что это кровь, - первым высказался Сергей.
   - А если использовать тест-полоску, то вещество будет уничтожено? - осторожно поинтересовалась Серафима, я просто ничего не знаю об этих полосках.
   - Все средства предварительного исследования следов крови уничтожают след, потому что основаны на химической реакции, это гемофан (тест-полоски), гидропирит, реактив Воскобойникова и простейший тест - перекись водорода.
   - Ну и что, подумаешь, уничтожают, - настаивал Сергей, все равно ясно, что это кровь погибшего.
   - А ты как думаешь, - следователь повернулся к Серафиме.
   - Мне кажется, что Сергей не прав, - задумчиво ответила девушка. - Мы не можем быть уверены в том, что это кровь именно погибшего, хотя и исключать этого тоже нельзя. След оставил преступник, или кто-то еще, побывавший в комнате и испачкавший руку в крови.
   - А каков характер ранений на трупе? - неожиданно спросила Сима, прервав свои размышления, - и сколько их?
   - Пять колото-резанных повреждений, - следователь пристально смотрел на Серафиму, которая против воли стала покрываться красными пятнами.
   - Ни в коем случае нельзя использовать тесты, - Сима решительно тряхнула головой, - след нужно сфотографировать и изъять с максимальной осторожностью.
   - Почему? - удивился Сергей.
   - Потому что это может быть как кровь погибшего, которую перенес преступник или свидетель, но если кровь не принадлежит погибшему, то тогда это кровь убийцы, который порезал руку при нанесении ударов ножом, - высказавшись Серафима, испуганно посмотрела на старого следователя.
   - Правильно, - Николай Валерианович явно был доволен, - в данном случае, так и было, убийца порезал большой палец на правой руке, и, открывая дверь, оставил этот след. А на какую экспертизу будем отправлять этот след?
   - На генотипоскопическую, - Сергей был явно расстроен своей ошибкой, - это которая экспертиза ДНК.
   - Правильно, - улыбнулся следователь. - Но в данном случае еще не все, в подъезде на стене обнаружены следы в виде мазков, образованные наслоением вещества бурого цвета, как поступим с ними?
   - А много там этих следов? - уточнил Сергей.
   - Три, первый расположен на высоте плеча и идет под углом вниз с сужением, следующий через три ступеньки вниз, он меньше, по форме похож на первый, но уже и бледнее, третий еще через три ступеньки, меньше и бледнее чем второй, - уточнил следователь, вот фотографии смотрите.
   - Ой, какие странные следы, - удивилась Сима.
   - Кто-то вытер руку о стену, - срезу же предположил Сергей.
   - Почему ты так думаешь? - внимание следователя переключилось на парня, и тот тоже покраснел.
   - Ну, я сам так пару раз в детстве руки о стены вытирал, - смутился Сергей, - когда в краске испачкался.
   - Тут вещества достаточно, можно использовать тест-полоски и останется для изъятия, - предположил Сергей.
   - Правильно, - одобрил следователь,- а как вы думаете, чья это кровь?
   - Убийцы, - высказался Сергей.
   - Погибшего, - предположила Сима.
   - Почему вы так думаете?
   - Вы же уже сказали, что убийца порезал палец, вот он и вытирал кровь, - развил свою версию Сергей.
   - А я, так не думаю, - возразила Серафима. - След на ручке двери очень маленький, значит, палец убийца порезал совсем чуть-чуть, а крови тут много. В крови потерпевшего убийца руки не испачкал, иначе следы остались бы и на входной двери, а их там нет. Получается, там был кто-то еще, этот кто-то прикасался к потерпевшему, может быть пытался ему помочь или что-то искал на его теле. Этот третий испачкал руку в крови, а потом вытер ее о стену в подъезде, но тогда получается, что он не прикасался к входной двери, потому что на ней нет следов крови. Что-то я совсем запуталась, - вздохнула девушка.
   - Я бы не сказал, что ты запуталась, - Николай Валерианович явно старался ее подбодрить, - ты рассуждаешь и, что еще важнее ставишь перед собой вопросы, на которые нужно получить ответы. Не всегда эти ответы есть на месте происшествия, но это повод к тому, чтобы задать необходимые вопросы дальше, например, при допросе, или поставить их перед экспертом.
   - Николай Валерианович, - заметила Сима, - получается если след маленький, то экспресс-анализ делать не стоит, если вещества много, то можно?
   - А если тест покажет, что это не кровь, тогда как?
   - Да ни как, - улыбнулся Сергей, - если это не кровь, то нам это вещество не интересно и к делу оно не относится.
   - Вот как, - следователь посмотрел на девушку,- а у тебя, Серафима, другое мнение?
   - Мы не знаем, относится ли это вещество к преступлению или нет, - рассуждала девушка, - значит надо его изымать в любом случае.
   Серафима посмотрела на старого следователя, который с хитрым прищуром встретил ее взгляд.
   - Так нечестно, Николай Валерианович, - Сима поняла, что следователь хитрит.
   - Ты продолжай рассуждать, - предложил он.
   - Сидя в кабинете эту задачу решить нельзя, - неожиданно буркнул Сергей.
   - Точно, - Серафима вспомнила, слова следователя об уникальности дел, а фраза друга позволила ей представит картину места происшествия.
   - Николай Валерианович, получается, что решение о том, что делать с этими следами будет зависеть от обстановки места происшествия. В любом случае следы нужно описать и сфотографировать, а вот изымать образцы или нет, будем решать в зависимости от их давности. При наличии малейших сомнений образцы будем изымать в любом случае.
   - Каких сомнений? - уточнил следователь.
   - Например, давность определить сложно, или есть информация, что раньше этих следов не было, или похожие следы есть на погибшем или его вещах, всего не перечислишь.
   - Молодец, Серафима, - Николай Валерианович был доволен, - это и есть правильный ответ! Решение принимается в зависимости от обстоятельств дела.
   - Николай Валерианович, а кто принимает это решение? Эксперт? - спросил Сергей.
   - На месте происшествия нет эксперта, мы же в прошлый раз это обсуждали, - рассудительно заметила Сима. - Получается, что решение принимает именно следователь, - заключила девушка.
   - А если специалист не захочет этого делать? - вдруг спросил Сергей, - как тогда быть?
   - Как так не захочет, - удивился следователь.
   - В прошлом году я был понятым на осмотре места происшествия, - начал Сергей. - Осмотр проводил молодой следователь, который попросил эксперта сделать дополнительную фотосъемку и изъять на дактопленку следы пальцев с книжной полки. Эксперт, кстати капитан полиции, в очень жесткой форме отказался. Заявил, что он - эксперт, лицо независимое, и считает, что фотографий сделал достаточно, а отпечатки пальцев совпадают с узорами потерпевших и изымать их нет смысла.
   - И как же поступил следователь?
   - Смутился и промолчал, - Сергей, вздохнул.- Да, и потом, в протоколе осмотра про эти следы ничего написано не было. Я когда стал читать протокол, обратил внимание, про книжную полку написано, а про то, что на ней были обнаружены следы ни слова.
   - Вот как, - старый следователь нахмурился. - Давайте подумаем, а как должен был поступить следователь?
   - Вежливо попросить еще раз, - предположила Сима. Сергей кивнул головой, соглашаясь с подругой.
   - Что нам по этому поводу говорит УПК? - спросил Николай Валерианович.
   Ребята зашуршали кодексами, искоса наблюдая за старым следователем, который с недовольным видом чертил карандашом зигзаги на маленьком листочке бумаги.
   - Николай Валерианович, - начала Сима, я совсем запуталась. - Эксперт правильно утверждает, по закону он лицо независимое и следователь ему ничего указывать не может, но он же не эксперт?
   - Тут есть одна маленькая юридическая тонкость, - улыбнулся следователь, - и многие неопытные или плохо знающие закон юристы про нее забывают. Путаница возникает из-за неумения разграничить процессуальное положение лица - специалист или эксперт, с его должностью. Дело в том, что в экспертных подразделениях полиции есть должность эксперт-криминалист или просто эксперт, и техник-криминалист. Первый это офицер, имеющий высшее образование, работающий экспертом и сдавший квалификационные экзамены на право производства экспертиз. Эксперты называют эти экзамены допуском. Допуск получается на каждый вид экспертизы и действует пять лет. Техник-криминалист это младший состав, без высшего образования и без права производства экспертиз. Эти ребята сдают специальные экзамены и получают допуска на фотосъемку места происшествия и применение технико-криминалистических средств на месте происшествия. Работа экспертных подразделений организована так, что техники-криминалисты выезжают на место происшествия вместе со следователем и работают там как специалисты. Эксперты производят экспертизы, но по графику дежурят, и в рамках дежурства выезжают на места происшествий и работают там, как кто? - неожиданно спросил следователь.
   Ребята от неожиданности растерялись.
   - Как эксперты, - машинально выпалил Сергей, но тут же поправился сам. - Нет, не как эксперты, а как специалисты.
   - Получается что, не смотря на должность эксперта и допуска, эти офицеры выступают в качестве специалиста, а, значит, правило о независимости эксперта на них в этот момент не распространяется, - подхватила Сима.
   - И как же быть? - старый следователь явно хотел, чтобы ребята сами нашли решение.
   - Задача специалиста оказывать содействие следователю, так сказано в законе, значит, специалист на месте происшествия полностью подчиняется следователю и обязан выполнять его указания, - затараторили ребята перебивая друг друга.
   - Сергей, как тогда должен был поступить тот следователь?
   - Ну, - Сергей на минуту задумался, оба собеседника терпеливо ждали.
   - Следователь должен был указать эксперту на его процессуальный статус специалиста, - парень начал не очень уверено, но постепенно его голос окреп. - Сказать, что правило независимости эксперта в данный момент на него не распространяется, до начала следственного действия он был предупрежден о том, что его права и обязанности определяются ст. 58 УПК РФ, при необходимости зачитать ему данную статью. Следователь должен был не просить, а потребовать от эксперта выполнения своих указаний, при необходимости занести данные указания в протокол. Можно напомнить специалисту, что за ненадлежащее выполнение своих обязанностей он несет ответственность.
   - А как быть с мнением эксперта об отпечатках пальцев? - неожиданно спросил следователь.
   - Мнение специалиста в данном случае не имеет доказательственного значения, поскольку экспертных исследований им не проводилось, а предварительный анализ узоров может быть ошибочным, нам об этом преподаватель говорил, - вспомнила Сима.
   - И все? - следователь испытующе посмотрел на ребят.
   - Нет, - Сергей явно не ожидал от себя такой прыти. - Мнение специалиста должно быть занесено в протокол осмотра, но это не освобождает его от необходимости выполнять указания следователя. Решение о том, изымать данные следы или нет, принимает не специалист, а именно следователь. И фотосъемку он тоже должен был выполнить.
   - Молодцы, - старый следователь был доволен. - Ребята, вы должны понимать, что на месте происшествия, да и во всем расследовании главным лицом является именно следователь. Закон четко определяет, кто и каким образом может вмешиваться в процесс расследования и давать указания следователю. Грамотный юрист должен четко представлять себе свое процессуальное положение, знать все свои права и обязанности и умело ими пользоваться. На сегодня мы с вами закончили, приходите завтра, обсудим ваши фототаблицы, там тоже много интересных вопросов и замечаний. Почитайте вечером учебники по криминалистике, главы, посвященные криминалистической фотографии и тактике осмотра места происшествия.
   Ребята собрали свои отчеты, УПК, достали из шкафа одежду и направились к двери. Они были так сильно загружены обдумыванием полученной информации, что совсем забыли о своем обещании, но старый следователь, казалось, помнил все.
   - Молодые люди, - остановил он их, - вы ничего не забыли?
   Николай Валерианович положил на край стола объемистую пачку бумажных листов формата А-5, которую вынул из ящика стола, пока ребята собирались.
   - Ой, извините, Николай Валерианович, - смутилась Сима, - про запросы мы совсем забыли.
   Сергей торопливо схватил пачку запросов, и ребята отправились в наркологический и психоневрологический диспансеры.
  
  
  
  
   См. Криминалистика в системе правоприменения: Материалы конференции. Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 27-28 октября 2008 г. - М.: МАКС Пресс, 2008.
   Белкин, Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 1: Общая теория криминалистики. / Р. С. Белкин. - М.: Юристъ, 1997. С. 112.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.02*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"