Шарамыгин Владимир Александрович: другие произведения.

Перекресток 3. Мир-Библиотека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:

  
  Шёл уже третий день нашего путешествия по неизвестному миру. Хотя ничего особенно необычного в нём пока не было. Те же поля, перелески, горы на горизонте... и обыкновенная грунтовая дорога, не слишком нахоженная, но и не заросшая травой. Прозрачное голубое небо, белоснежные облака, изумрудная зелень травы и деревьев, многоцветье цветов вокруг, и почти постоянное пение птиц. Правда, мир, казалось, был совершенно нелюдим. За всё время пути нам не повстречалось ничего рукотворного.
  Сидя у небольшого костра, я то вглядывался в небо, в узоры незнакомых созвездий, то заворожённо наблюдал за гибкими языками пламени, с которых как будто срывались тонкие ниточки золотистых искр. Эти ниточки свивались между собой, поднимались выше и таяли на фоне тёмного, усеянного звёздами неба. Казалось, что искры костра как будто превращаются в звёзды, продолжая сиять и переливаться на небосводе.
  Странник перестал меня называть Малышом, и теперь обращался ко мне только - Санни. А себя попросил называть Учителем. Спорить со всем этим смысла не было: кто знает, что повстречается впереди на нашем пути. Придёт время, и он всё мне расскажет.
  А сейчас надо воспользоваться возможностью и немного поспать.
  - Санни, с тобой всё в порядке?
  - Да, Учитель. Почему ты спросил?
  - Ты сегодня целый день был погружён в какие-то мысли, молчал...
  - Нет, всё нормально!
  - Нормально? И всё-таки?
  - Прошло уже три дня пути, а мы так никуда и не пришли...
  - Знаешь, иногда страннику приходится...
  - Знаю! - Я тряхнул головой, пытаясь отогнать нестройный ряд каких-то незаконченных мыслей, помолчал немного, сосредотачиваясь, глядя в огонь. - Прости, что перебил тебя! Просто уже три дня совершенно ничего не случается! Только сны... - Последние слова сорвались как-то очень быстро, скороговоркой.
  - Сны? - удивился Учитель. - Ты мне до сих пор про них ничего не рассказывал.
  - Я просто толком и не смогу, наверно, о них рассказать. Раньше, дома, я видел всегда какие-то понятные, обыкновенные сны. Иногда мне снились сцены из прочитанных книг или я сам был в роли какого-то героя. Но больше было самых обыкновенных, ничем особо не примечательных снов.
  - А здесь?
  - Здесь, во сне, передо мной просто мелькают разные образы. Я как будто переношусь из одного мира в другой, из эпохи в эпоху... И ещё странные тени, которые постоянно пытаются направить моё внимание на что-то, понятное, похоже, только им.
  - Не переживай, Санни. - Учитель вышел из темноты и опустился на землю рядом со своим юным спутником. - Это мир-Библиотека встречает тебя так. А тени - это Хранители, и они хотят тебе в чём-то помочь.
  - В чём?
  - Я не знаю.
  - Но, раз ты говоришь так, значит, ты тоже видишь здесь такие сны?
  - Нет.
  - Значит, видел раньше?
  - И раньше никогда не видел.
  - Но тогда...
  - Давай сначала дойдём до цели, а там...
  - А какая у нас цель?
  - Информаторий... Библиотека, хранилище всех тайн и истории Вселенной.
  - Всех-всех?!
  - Всех-всех, Санни, - улыбнулся Учитель. - Только, просто попасть туда - мало! Слишком мало, чтобы Хранители захотели тебе отдать какую-то информацию. Впрочем, скоро ты всё это увидишь и узнаешь сам.
  - А на что похож этот Информаторий?
  - А как ты сам себе его представляешь, Санни?
  - Ну, как библиотеку, наверно и представляю. Здание с большим количеством комнат, в которых хранятся книги.
  - Да... есть там и такое, - Учитель наклонился и сорвал травинку на обочине. - И ещё много другого... увидишь скоро! А сейчас - отдыхать!
  - Ладно, - я с трудом удержал зевок и снова повернулся к костру.
  
  Утром Учитель, обычно шедший немного впереди и постоянно приглядывавшийся к чему-то вокруг, не стал меня обгонять и вновь предложил вернуться к начатому вечером разговору.
  - Как прошла ночь, Санни? Отдохнул, или Хранители опять не давали тебе спать?
  - Не знаю, Учитель. Видений было много. Но они как будто не тревожили, а напротив, настраивали на что-то. И там был ты. Такой молодой и непохожий на себя настоящего.
  - Что ты хочешь сказать?
  Я не знал, как объяснить своему другу то, что я увидел во сне. Я понял, что мы с ним не повстречались случайно, не были сведены вместе силами Перекрёстка. Мы были изначально одним целым! Ну как такое можно объяснить?! Поэтому я поскорее переключился на другое, как бы не услышав вопроса.
  - Я видел много коридоров. Одни были тёмными, другие - светлыми, и даже сияющими! В каких-то нишах в стенах лежали какие-то таблички, свитки и огромные потёртые тома. Было много обыкновенных книг в шкафах и на стеллажах. Были непонятные капсулы и диски, многогранные сверкающие камни... и во всём этом чувствовался порядок, чьи-то руки создали и поддерживают определённую систему. Во всём, кроме одного коридора.
  Я попытался поподробнее восстановить в памяти эту часть сна и, даже сбившись с шага, остановился.
  - Этот коридор был похож на нерукотворный, понимаешь! Своды его, хоть и были ровными, как-то произвольно сужались и расходились, создавая впечатление извилистого пути. Но я откуда-то знал, что этот путь ведёт только вперёд, только прямо и не сворачивая!
  Но самое невероятное было где-то впереди. Там, где проход окутывался разноцветной мглой. Это было похоже на болото с его вечным туманом.
  - Болото, Санни?
  - Да! - жадно вдохнув воздух, я продолжил рассказ.
  - Это был не обыкновенный туман, а что-то важное... ну, как если бы на палитре смешивали краски... так и в нём рождалось что-то новое, обретало форму и переносилось ближе, на бесконечные стеллажи. А ещё удивительно, что отдельные сгустки тумана не обретали окончательной формы, а так и замирали в пространстве странными недоделанными сгустками. В некоторых из них легко угадывались знакомые линии или пропорции, другие же были совершенно неузнаваемы.
  - Знаешь, Санни, я почему-то с трудом представляю все эти метаморфозы. В конце концов, это же был сон!...
  - Сон?! А мне всё это кажется реальностью! Ты же сам рассказывал, что в этот мир со всей Вселенной стекается информация. Если каждый поток информации - разноцветная струя, то туман - просто более удобная форма для синтеза. Мне кажется, этот мир не просто собирает и хранит знания, он их ещё и перерабатывает, превращая в новые.
  - Удивительно!... Мне кажется, что ты уже знаешь об этом месте больше меня.
  - Нет, Учитель! Мне это просто приснилось!
  - Ладно, цель нашего путешествия уже совсем рядом. Посмотрим, что скажут Хранители! - улыбнулся Странник.
  - А куда мы идём?
  - Библиотека построена у основания этих гор. Скоро уже мы увидим её стены.
  Стены действительно показались. Уже за следующим поворотом. Только если можно было назвать стенами отполированный веками срез каменного монолита. Я подумал, что кто бы ни были эти неведомые Хранители, такое творение вряд ли им под силу. И, вполне понятно, приготовился увидеть входы в какие-нибудь пещеры или каменные галереи. Однако всё оказалось совсем не так просто...
  - Если пройти налево вдоль стены, то мы как раз окажемся у лестницы, - Учитель поднял руку и указал необходимое направление. - Её ещё называют тропой в пустоту.
  - Почему?
  - Если попытаться снизу проследить за её изгибами, очень скоро понимаешь, что не видишь ни одного ответвления, а тропа на самых подступах к вершине - исчезает. Да вот, погляди сам!
  И я поглядел. Внимательно. Пристально. Вполне уверенный, что никакая тайна не сможет укрыться от меня. Поглядел сразу на самый верх, для чего пришлось изрядно запрокинуть голову.
  Вершину горы, у подножия которой мы стояли, заливало ярким солнечным светом. И никакой тропы, никакой лестницы там не было! Только крутая стена из гладкого камня. Хотя нет, где-то почти на самом верху к гладким стенам прилепилась маленькая терраска, совершенно непонятного происхождения и назначения. Приблизиться к ней казалось совершенно невозможно. Разве только птица сядет...
  Потом я опустил взгляд ниже. И увидел лестницу... Точнее - её кусок... Ну, как бы это объяснить? Она была не слишком широкой, со множеством ступеней, как будто сливавшихся в гладкий монолит на фоне горного склона. Мне показалось, что неведомые строители просто создали великолепную иллюзию! Но - нет, от верха последнего различимого на высоте участка лестницы до птичьей террасы не было видно ни одной ступеньки.
  Ниже всё повторялось: более-менее различимые ступени, рябящий, расплывающийся в глазах участок стены, снова ступени... и всё! Куда вела странная тропа, было совершенно не ясно. Да и застывший позади меня Учитель уже, по сути, признался в неведении.
  - Впечатляет! - только и осталось признать мне.
  - Я слышал однажды, что путь к вершине возможен только по облачным ступеням... но что это за ступени, и как по ним идти, я не знаю. - Учитель приблизился и обнял меня за плечи. - Многие, и не только странники, пытаются покорить неприступные высоты, доказать что-то себе и всем. Но по-настоящему велик только тот, кто сумел покорить Свою вершину, ты понимаешь, Санни! Только Своя вершина действительно стоит достижения!
  - А ты покорил Свою вершину, Учитель? - мне вдруг показалось, что ответ на этот вопрос почему-то очень важен, и именно для меня.
  Учитель вновь посмотрел вверх, помолчал, и ответил, при этом как-то устало сгорбившись: - Я этого не помню, Санни...
  - Как же такое может быть?! Ведь ты знаешь столько дорог! Ты столько лет учишь меня и знаешь ответы практически на все мои вопросы!
  - Да... может быть... но на этот вопрос я ответить не могу... прости.
  Я понял, что эта тема почему-то причиняет Учителю боль, и не стал больше настаивать на ответе.
  - А где же всё-таки вход, Учитель?
  - Мы уже совсем рядом, надо только подняться на террасу и ты сразу его увидишь.
  Не дожидаясь новых указаний, я заспешил вверх по каменным ступеням.
  
  Добежав до верха лестницы, я застыл от удивления. Невысокий подъём прикрывал собой довольно просторную площадь, заполненную, как будто мастерская множества скульпторов, скульптурами, изваяниями, просто фантастическими нагромождениями. Стены же гор, ограничивающих этот удивительный паноптикум, были усеяны барельефами.
  - Удивлён? - незаметно подошёл сзади мой спутник.
  - Что это, Учитель? Как здесь оказались столь разные творения?
  - Разные, Санни? Присмотрись внимательно: у всего, что ты видишь перед собой, есть одна общая черта.
  Я, конечно, понимал, что мне устроено ещё одно испытание, но понять, что же может быть общего у, например, Родена с Праксителем или Пикассо, о которых мне рассказывал Учитель... А передо мной была целая площадь не повторяющихся работ во множестве стилей! Переводя взгляд с одного на другое, я усердно пытался понять, но, увы...
  - Сдаюсь, Учитель...
  Учитель улыбнулся. Но, вместо того, чтобы объяснить, сделал шаг к ближайшему изваянию.
  - Посмотри на это, Санни! - его рука прикоснулась к лицу скульптуры. - Или на это, - он сделал шаг в сторону и указал на участок странно переплетённых каменных тел. - Видишь?
  - Что?
  - Тогда посмотри, например, ещё сюда...
  Это было так странно: везде, куда показывал Учитель, был какой-то изъян. Какая-то неправильность, несимметричность или просто некрасивость. Оглядевшись ещё раз, я понял, что такая 'печать' лежит буквально на всём.
  - Я понял. Они все не доделаны. Но зачем тогда их притащили сюда?
  - Притащили? - Учитель снова улыбнулся. - Интересное сравнение! Никто не знает, как сюда что-то попадает. Кроме Хранителей, наверно. А зачем? Слышал ли ты, Санни, что рукописи не горят? Да? Ну, тогда вот тебе и ответ - эти работы были отвергнуты своими авторами из-за какого-то несовершенства, нередко просто кажущегося.
  - Так много?!
  - Такими площадями - или, как их тут называют, садами - окружен весь монолит Библиотеки.
  - Да? А как же это? - я указал на явно не вписывающуюся в общую массу скульптуру девушки, - она совершенна!
  - Может быть. Но это - на твой, и на мой взгляд. А дело тут только в замысле творца! Пойдём дальше.
  Мы шли через площадь. Учитель спокойно и практически не глядя по сторонам, я же - с любопытством вращая головой, и даже замирая порой перед некоторыми работами, отвергнутыми мастерами. Подумать только, я видел то, что было недоступно больше никому в моём мире! Это было, словно... заглянуть за кулисы цирка, каждый год приезжавшего в ближайший к нашему селению город во время ярмарки, или приоткрыть без спроса шкатулку мага из того же цирка...
  - Санни! Ну что же ты, как ребёнок, право!
  - Прости, Учитель, - ответил я, ускоряя шаг и нагоняя спутника. - А тебе разве не интересно?
  - Знаешь, Санни, после того, как увидишь то, во что творец воистину вложил свою душу, и остался доволен творением, эти сады уже не так притягивают взгляд.
  - Значит, ты видел? Здесь?
  - Да. Может быть, Хранители проведут нас и туда.
  И всё равно не оглядываться я просто не мог. И, в результате, весь путь через площадь проделал рывками, то замирая, то бросаясь вдогонку за Учителем.
  - Пришли, - остановился Учитель у скамьи на краю площади, в трёх шагах от которой в камне чернела высокая арка прохода куда-то в чрево горы.
  - А почему мы не входим?
  - Разве ты всегда входишь в чужой дом, не дожидаясь приглашения?
  - Я стучу.
  - Попробуй, постучи, - усмехнулся Учитель.
  Я сделал шаг к входу и растерялся: есть ли толк колотить по голому камню? И вообще, услышит ли меня хоть кто-то внутри?
  Наверное, именно мой растерянный вид привёл Учителя в хорошее настроение. И от этого мне стало ещё больше не по себе.
  - Нас приглашают. - Учитель поднялся со скамьи и повернул меня к проходу. В арке разливалось приятное глазу золотистое сияние.
  Сияние заливало и оказавшийся за аркой длинный коридор-галерею налево. Другое ответвление коридора, как я заметил, было совершенно тёмным.
  Ну вот, ни встречающих, ни провожатых... Мне это показалось даже немного обидным. Но, раз уж показывают, куда - нужно идти.
  Учитель спокойно и уверенно шёл впереди. Только один раз, на каком-то повороте, он сбился с шага и внимательно вгляделся в черноту какого-то ответвления нашего коридора. Постоял молча, тряхнул головой, словно отгоняя какие-то мысли, и вновь двинулся вперёд. Спрашивать о причине этой странной остановки мне не захотелось.
  Так, идя вперёд и повернув несколько раз, мы оказались в коридоре, где свет пропадал уже на расстоянии в пару десятков шагов от поворота. По правую руку от нас в стене светились две небольшие арки.
  - Ну, вот и пришли, - остановился Учитель. - Здесь у них комнаты для отдыха и ночлега. - Нам почему-то выделили даже две... Странно!
  Внутри комнаты оказались совершенно одинаковыми: кровать, застеленная жёстким покрывалом, стол, широкая лавка, в углу ещё один маленький столик, на котором стояли кувшин с водой и небольшое блюдо. Отличием было только то, что в одной из комнат большой стол был накрыт на двоих. Хозяева как бы приглашали нас поесть и отдохнуть с дороги.
  - Присаживайся, Санни, - Учитель отлил из кувшина воды в блюдо, ополоснул руки, утёр их лежащим там же, на столике, полотенцем и, выплеснув грязную воду в углубление рядом со столиком, уселся на лавку. - Надо и перекусить с дороги.
  Я в точности повторил действия Учителя (вода, кстати, оказалась как будто слегка мыльной), и уже через несколько минут мы с удовольствием подкреплялись какими-то незнакомыми мне, но очень вкусно приготовленными плодами, запивая еду приятным тёплым напитком, тоже из каких-то плодов. Несмотря на отсутствие мясных блюд, к которым я был привычен, сытость наступила достаточно быстро. Следом, как-то незаметно, навалилась усталость. На вопрос о дальнейших планах Учитель лишь неопределённое пожал плечами, поэтому я оставил его одного и, поудобней устроившись на кровати в соседней комнате, уснул.
  
  Утро, если можно как-то определить время суток, находясь где-то в чреве горы, началось с того, что свет в комнате стал как будто ярче. Вспомнив о вчерашнем приёме, я подумал, что какого-то ещё приглашения или знака ждать не стоит, и бодро поднялся с постели. Голос Учителя я услышал, уже заканчивая серию привычных утренних упражнений.
  - Санни, будь, пожалуйста, повежливей и повернись лицом к собеседнику! - Учитель, широко улыбаясь, стоял у входа, опершись плечом на арку.
  - Я уже готов. Сейчас только умоюсь, - ответил я, закончив упражнение поворотом в сторону входа.
  - Вот и хорошо. Завтрак нам уже подали.
  - Подали? А кто? Ты видел их?
  - Нет. Когда я проснулся, всё уже стояло на столе. Когда убирали грязную посуду и накрывали стол к завтраку, я не видел.
  - Непонятно. Как такое может быть - гостеприимный дом без хозяев? Ты ведь говорил, что здесь живут Хранители, Учитель. И где же они?
  - Не знаю, Санни. Я не слышал в своих путешествиях о странниках, которые встречались бы с хозяевами этого мира. Но всех посетивших этот мир здесь встречали так же.
  - А они вообще существуют? - секунду спустя я уже понял, что сказал, в общем-то, глупость. Учитель выразительно поднял глаза и развёл руками, призывая меня оглядеться.
  Повисла неловкая пауза, нарушить которую, по всему, следовало мне.
  - Хочется ведь пообщаться с ними как-то - по-человечески!
  - Ладно, Санни, не стой уже столбом у стола, присаживайся, и давай отдадим должное приготовленным для нас угощениям. Тебя услышали.
  Не думал я тогда, что Учитель может быть настолько прав!
  Едва мы допили густой, ароматный и удивительно бодрящий напиток и отставили в сторону глиняные кружки в форме бочонков на край стола, Учитель поднялся и лёгким поклоном приветствовал кого-то, стоявшего у входа, а потом перевёл выразительный взгляд на меня.
  Мгновенно сообразив, что мне необходимо сделать, я попытался соскочить с лавки, запнулся и едва не свалился на пол.
  - Не стоит торопиться, юный странник. Гораздо безопаснее многие вещи всегда делать спокойно, где бы это не происходило. - Прокомментировал мою неловкость вошедший.
  - Извините! - Я наконец поднялся и вышел из-за стола.
  - Мир вам, странники! Давно уже никто не искал с нами встречи, не отрывал от служения...
  - Простите, я... просто... - Мне очень хотелось объяснить, что я не виноват, что мне здесь и так всё нравится, что всё получилось случайно...
  - Но я даже рад, что так всё случилось, - как будто не слушая меня, продолжил своим негромким приятным голосом вошедший. - Эта история будет нами сохранена. А тебе, усомнившемуся в материальности Хранителей... пусть даже на крохотный миг, я готов ответить, что мы существуем, живём и умираем, собирая, сохраняя и оберегая все творения Вселенной, направляя пути ищущих и ограждая тайные знания от нечистых помыслов.
  - Простите, а как нам обращаться к вам? - спросил Учитель.
  - Просто Хранитель.
  - Извините, а если нам встретится ещё кто-нибудь?
  Хранитель улыбнулся.
  - Не думал я, что такая встреча может быть настолько приятной! Ничто ещё не поднимало мне настроение так, как твои слова, Малыш Санни!
  - Вы знаете моё имя?! - сказав, я уже сам понял ответ.
  - Это вопрос, юный странник?
  - Нет-нет! Я... - как же неловко я себя ощущал под взглядом этих светлых, как будто всё понимающих глаз.
  - Хорошо. - Хранитель перевёл взгляд на Учителя. - А тебя, если позволишь, я буду называть просто Странником.
  - Конечно, - ответил Учитель. Потом взгляд его вдруг затуманился. - А моё имя, вы знаете его?
  - Знаю, - просто ответил Хранитель, - Стовест сохранил и эту тайну. Но тебе в эту сторону вернуться уже невозможно. Не терзай себя, будь Странником... Учителем...
  - А может ли имя найтись... или открыться вновь? - не удержался я от вопроса, хотя и не понимал толком, о чём идёт речь.
  - А ты смел в своих суждениях, Санни! Кто знает... Вселенная не прячет свои секреты... но и не открывает их раньше времени. - Хранитель вновь перевёл взгляд на Учителя. - У тебя есть путь, Странник. И есть спутник, с которым вы неразрывно связаны. Веди его, береги, учи... и надейся!
  Я понимал, что речь идёт обо мне. Слышал каждое слово. Но опять ничего в этих словах не понимал.
  - Мы готовы, Хранитель, - тряхнул головой Учитель, словно прогоняя какое-то наваждение. - Мне кажется, будто для каждого впервые сюда нашедшего дорогу странника вы как-то проводите 'экскурсию'. Я просто не помню, как я попал сюда впервые...
  - Ну, хорошо, пусть это называется экскурсией. Но ты прав, Странник, каждый, поднявшийся к вратам Стовеста, имеет право увидеть бесконечность разума Вселенной. Идите за мной.
  Какое-то время мы молча шли за Хранителем по бесконечным коридорам, наполнявшимся светом при нашем приближении. Хранитель двигался не очень быстро и как будто устало. Его длинное свободное одеяние спадало до самого пола. Удивительно было, что в разлившейся вокруг тишине слышны были только наши шаги, - мои и Учителя. Наш хозяин двигался совершенно бесшумно.
  Потом Учитель задал вопрос, который я сам хотел выяснить, но приберёг на потом, полагая, что повод для него ещё появится позже.
  - Хранитель, простите, вы ведь сказали, что это место, известное в других мирах как Библиотека, имеет ещё одно название...
  - Да, Странник, ты прав. Хранилище знаний Вселенной действительно имеет собственное имя - Стовест. Это - сокровенное имя, записанное только в книгах мудрости, созданных в незапамятные времена для того, чтобы удержать известные миры от разрушения силами разума.
  - Я слышал про одну такую книгу, - ответил Учитель. - Сейчас она считается утраченной.
  - Нет, Странник, эта книга не погибла. Она оберегается Хранителями до того часа, когда люди готовы будут вновь принять её мудрость.
  - А разве сейчас люди ещё не готовы?! - в голосе Учителя мне послышалось удивление.
  - Нет. Не единожды мудрость Вселенной попытались использовать не во благо... А позже, не достигнув цели, подменяли истинное ложным и направляли миры дорогой Хаоса.
  - Но ведь всё вернётся?
  - Вернётся. Истинная мудрость всегда пробивается целительным источником даже сквозь незыблемые горы. Списки с Великой книги существуют практически во всех мирах и бережно охраняются до того часа, когда истинная история и истинная мудрость вновь будут востребованы.
  - А этот мир, Хранитель... это мой родной мир?
  - Зачем тебе это знание, Странник? Оно не может стать для тебя дверью в новый мир, не изменит твой путь...
  - Но ведь, говорят...
  - Подожди! Мы уже пришли, - прервал Учителя Хранитель. Мне показалось, что он просто почему-то не хотел отвечать на последний вопрос. А ещё я вдруг понял, что что-то изменилось вокруг. Было такое чувство, что менялось это что-то уже какое-то время, и вот, теперь мы остановились возле источника непонятных ощущений.
  Что же происходило? Сначала повсюду словно бы зашевелилось эхо. Да-да, у меня было именно такое ощущение! В эхо превращался любой звук - от голосов до шагов, и от шороха скользящего по полу края мантии Хранителя до стука маленьких камешков, задеваемых этой мантией. Можете мне не верить, но всё было именно так! Голоса же при этом казались всё громче и громче, отчего последние фразы Хранитель только что не шептал.
  - Прежде чем вы войдёте в Хранилище, вам предстоит переступить порог Тишины. Сделайте это молча. Прислушайтесь к себе, ощутите своё сердце и бурлящий поток крови внутри, почувствуйте ветер своего дыхания как дыхание настоящего ветра. Иди, Санни!
  Шаги давались с трудом. Дыхание сделалось коротким и бесшумным, - мне так казалось... Поворот. Небольшой зал, погружённый в сумрак. Скамья. Тёмная арка прохода напротив. И звуки...
  Сердце, словно увесистый кулак, билось изнутри в грудную клетку. Шум крови в ушах словно глушил любые звуки. Неглубокое дыхание походило на шум ветра в горной расселине. Это было одновременно и удивительно, и пугающе. Не присаживаясь, я обошёл скамью и, топая, словно самый неуклюжий и толстый медведь, пересёк зал и углубился в осветившийся коридор, за первым же поворотом которого странная магия звуков рассеялась. Спустя некоторое время ко мне присоединились и Учитель с нашим проводником.
  - Потрясающе! - выдохнул Учитель. - Такого мне ещё не доводилось испытывать! - Он зачем-то несколько раз взмахнул руками, потом остановился, прислушиваясь к чему-то, и спросил: - После такого порога... что же дальше?
  - Птичий грот, Странник, - просто ответил Хранитель, сворачивая в очередное ответвление коридора.
  - Птичий грот, - невольно повторил я вслед за Хранителем название, которое, впрочем, ни о чём мне не говорило. Кто-то зачем-то собрал в подземелье каких-то птиц...
  Разъяснилось всё довольно быстро. Поворот, очередная арка в стене, полумрак, пронизанный движением теней, и многоголосый птичий гомон. Такого мне слышать не приходилось ещё ни разу!
  Между тем Хранитель остановился перед нами и пояснил:
  - Здесь можно встретить совершенно любую птицу! Прислушайтесь, и многие голоса вам покажутся знакомыми. Вглядитесь в глубину грота, не переставая прислушиваться, и тогда сможете не только услышать, но и увидеть... Только не нужно сильно увлекаться, это может вызвать неприятности... - О том, каких же неприятностей следует опасаться, Хранитель не сказал.
  Я немедля закрутил головой по сторонам - кого же тут можно увидеть? Учитель в это время внимательно вглядывался во что-то, находящееся над нами. Как же там говорил Хранитель: прислушаться, сосредоточиться на одном...
  Этот птичий голос как-то выбивался из общей массы, - это было похоже на зов охотничьей птицы, обращённый к хозяину, после поимки добычи.
  Я попытался представить эту птицу, её мощные белые крылья, устрашающего вида когти, гордую посадку головы, точёную грудь... и вдруг увидел её прямо перед собой, смотрящую прямо на меня своими круглыми голубыми глазами.
  'А бывают ли у птиц голубые глаза?' - мелькнула в голове мысль, тут же отброшенная за ненадобностью, - ну вот же они - эти голубые птичьи глаза!
  Потом наши с птицей взгляды встретились...
  - Не надо, Санни! - легла мне на плечо тяжёлая ладонь Учителя. - Хранитель же предупреждал.
  В голову тотчас же прорвалась какофония птичьих голосов, стерев перед глазами гордую белую птицу.
  - Пойдёмте обратно? - предложил вдруг Хранитель. - Вам следует отдохнуть до того, как мы пойдём дальше. Стовест огромен, и хранит в себе всю мудрость Вселенной. Обойти его - не хватит жизни обычного человека. Но сюда мы ещё вернёмся. Мне кажется, этот путь очень поучителен для молодого Странника.
  Вслед за своим проводником мы свернули в какой-то очередной коридор, и вскоре уже входили в отведённые нам комнаты.
  - Я вернусь, когда вы снова будете на ногах, - пообещал Хранитель и, коротко склонившись на прощанье, удалился.
  А нас с Учителем уже опять ждал накрытый стол и удобные постели.
  
  - Интересно, как они живут здесь, внутри горы? Тоже делят день на утро, день, вечер и ночь, или у них только часы бодрствования и часы сна?
  - Не знаю, Санни. Но для меня время от пробуждения и до этого момента было очень насыщенным! И эти бесконечные коридоры в ожидании чего-то невероятного, и все те чудеса, которые нам показали!... Но, должен тебе заметить, что после утренней трапезы прошло уже...
  - Да, Учитель. Мой живот тоже уже прилип к позвоночнику!
  Больше, собственно, мы с Учителем и не разговаривали вплоть до окончания ужина. Лишь основательно подкрепившись, мы начали делиться впечатлениями от экскурсии.
  - Знаешь, Санни, а мне не встречались раньше такие птицы, как та, которую ты чуть не оживил.
  - Что значит - оживил?! Разве это не была просто объёмная картинка?
  - Была, конечно. - Учитель встал и принялся прохаживаться по комнате. - Но, мы ведь в непростом месте. Очень непростом! Стоило тебе установить с этой птицей прямой контакт, и... а она ведь тебя уже почувствовала! Сама уже была готова...
  - Но я ведь не знал!
  - Будь, пожалуйста, поаккуратней со своими желаниями. Да и с любопытством, кстати, тоже.
  - Хорошо, Учитель, я постараюсь! А почему ты так надолго задержался у порога Тишины? Мне уже порядком надоело за это время играть в гляделки с Хранителем.
  - Мог, кстати, просто поговорить с ним, зачем нужна была эта игра - в гляделки!
  - В том-то и дело, что говорить он почему-то ни о чём не хотел. Всё твердил, что время ещё не пришло. О чём это он?
  - Не знаю, Санни! Удивляюсь только, что нам организовали эту экскурсию. Я никогда ещё про такое, не слышал (Мне кажется, будто для каждого впервые сюда нашедшего дорогу странника вы проводите 'экскурсию'?).
  - Да? А я думал, что здесь это в порядке вещей. Чего ещё им тут делать?
  - Ну, заняться им тут, поверь мне, очень даже есть чем! Только за одним порядком в этих огромных владениях следить - морока ещё та! А тут ещё мы с тобой.
  - Ладно. А что же всё-таки тебя задержало у порога Тишины?
  - Не знаю, как это тебе объяснить, Санни. Я как будто когда-то, в какой-то момент своей жизни, потерял себя. Нет, я, мне кажется, ничего не забыл. Но почему-то не уверен, что все воспоминания - мои. Наверное, только с тобой я - почему-то - чувствую себя цельным. В тебе есть что-то, чего мне не хватает.
  - А что это может быть?
  - Не знаю.
  - И что Тишина? Не помогла найти ответ?
  - Нет. Я только лучше понял, что наши дороги очень тесно переплетены. И уверен теперь, что должен тебе помочь в чём-то важном. - Учитель дошёл до постели и присел на неё. - А теперь давай отдыхать. Неизвестно ещё, куда мы отправимся завтра.
  - Хорошо, Учитель. Я уже ухожу. Хорошего отдыха!
  - И тебе хорошо отдохнуть, Санни!
  
  Несмотря на полный впечатлениями день, Санни не спалось. В голове роились какие-то мысли, не давали покоя шорохи... Шорохи! Санни даже присел на постели. Здесь никогда не было никаких посторонних звуков! А ещё за аркой входа был свет: горели путевые огоньки Хранителей.
  Даже не задумываясь о том, что бы это могло означать, юноша потихоньку встал, обулся и, стараясь двигаться как можно тише, вышел в галерею. Огоньки светились в той её части, которая была противоположна обычному началу их путешествий с Хранителем.
  Обычно путевые огоньки гасли практически за спиной у сопровождающего их Хранителя, а сейчас они горели, как будто маня за собой.
  - Ну и что! - Шепнул сам себе Санни, внимательно посмотрел по сторонам и крадучись, вдоль стенки, двинулся вперёд.
  Галерея привела к развилке. Дальше огоньки уходили в третье, если считать справа, ответвление. Санни прислушался, вгляделся в темноту впереди и потихоньку двинулся дальше.
  Потом был поворот, ещё один, новое разветвление, новые повороты... А огоньки за спиной гасли. Сбившись со счёта, юноша вскоре уже просто брёл вперёд, доверившись дороге. Вернуться назад без посторонней помощи всё равно было невозможно.
  Спустя какое-то время очередная галерея оборвалась выходом в огромный зал, погружённый в темноту. Только в одном месте зала было нечто, от чего разливалось мягкое неяркое сияние. Санни присмотрелся и увидел, что источником сияния была очень большого размера книга, которая лежала раскрытой на каменном постаменте. И светились её страницы, покрытые какими-то неразличимыми на расстоянии знаками и кажущиеся практически прозрачными.
  Сияние почти не освещало пространство вокруг. Угадывалась только довольно изящная форма постамента, его основание, и сгустки тумана по ту сторону зала. Пытаясь что-то разглядеть, Санни напряг зрение, словно потянувшись вперёд, и вдруг почувствовал, как тёмное пространство, которое наполнял и закрывал собой туман, начало притягивать его к себе. Притяжение нарастало, пытаясь взять верх над волей пришельца. Чтобы неприятное чувство пропало, Сани пришлось сделать несколько шагов назад и отвести взгляд от книги.
  - Почему ты здесь, юный странник? - раздалось вдруг прямо возле юноши, напугав его до мурашек по позвоночнику.
  Из темноты возник силуэт, закутанный в плащ хранителя, с накинутым на голову капюшоном. Не видно было ни лица, ни рук говорившего. Немного фантазии легко позволяло даже принять его за призрака.
  - Тебе ещё рано сюда, - продолжил хранитель. - Твоё время ещё не пришло.
  - Что это за книга? - наконец смог немного прийти в себя Санни. - И почему она светится?
  Хранителя будто качнуло при этих словах. Возникла пауза.
  - Тебе ещё рано об этом знать, юный странник... Но.
  Хранитель сделал паузу, будто размышляя о чём-то.
  - Проснувшись, ты всё равно не сможешь этого вспомнить.
  - Проснувшись?! - растерялся Санни. - Но разве это всё происходит во сне?
  - Вспомни: ты лёг после наполненного новыми впечатлениями дня, потом как будто увидел путевые огоньки в галерее, побежал за ними, заблудился, попал в этот зал Библиотеки, повстречал Хранителя Туманной тропы, которую иногда называют тропой в Пустоту, говорил с ним...
  - И всё это - сон?
  - Сейчас ты войдёшь вот в этот проход и пойдёшь...
  - Пойду... - зачарованно протянул Санни, вступая в незнакомую галерею, подсвеченную только редкими огоньками путевых огоньков.
  - До встречи, юный странник... - раздалось как будто прямо в голове.
  А потом мысли окутались ватной темнотой, дрогнувшей только при звуке падения чего-то твёрдого, донёсшемся из комнаты Учителя.
  Санни распахнул глаза и сел на постели. Темноту уже такой знакомой и привычной комнаты разгонял тусклый свет, как всегда лившийся из коридора.
  - Всё в порядке, Учитель?
  - Разбудил, Санни? Извини! - донеслось из-за стены. - Тарелку со стола нечаянно смахнул.
  Странная ночь закончилась. Было ли ночное путешествие реальным, Санни старался не думать. Слишком уж много странного в нём было...
  
  Новый день начался так же, как и предыдущий - подъём, завтрак. Так же после завтрака объявился вчерашний Хранитель и позвал нас за собой. Правда, перед тем, как начать очередное путешествие, он предупредил, что пойдём мы всё так же за порог Тишины, но - чтобы ни у кого не возникало разных... желаний - пойдём мы другой дорогой. И как-то лукаво улыбнулся, поглядев на нас с Учителем. Я так и не смог понять эту улыбку - к кому она всё-таки относилась?
  Начальная часть пути прошла в молчании, а потом, как-то очень легко и буквально ни с чего, завязался разговор.
  - Вы называете наш мир Библиотекой. Отчасти, так оно и есть. Огромная часть мудрости Вселенной действительно собрана в книгах. Рукописные, печатные... в любом виде. Они сохраняют опыт, знания, чувства, толкования и рассуждения, воспоминания и прозрения. Библиотека - это самая значительная часть охраняемых нами сокровищ Стовеста. Другая часть - это рукотворная красота. Сад перед входом в Стовест, другие сады там, и здесь - в глубине.
  А ещё во Вселенной есть знания, мудрость и красота, которые никогда так и не воплотились ни в книги, ни в изображения, ни в какую-то иную форму: неписаные законы, гениальные идеи, незапечатлённые мгновения триумфа мастерства...
  Всё, что говорил Хранитель, было очень интересно, поэтому мы с Учителем постоянно задавали вопросы и узнавали что-то новое об этом мире - Стовесте-Библиотеке, и вообще о Вселенной.
  Потом Хранитель остановился, и жестом призвав нас к молчанию, сказал:
  - Прислушайтесь теперь. В этом уголке Стовеста собрана как раз неписанная мудрость народа твоего мира, Санни.
  Я прислушался, и в самом деле различил в том, что сначала принял просто за шорохи, голоса - тихие, но совершенно ясные - рассказывающие что-то. Выделить любой из голосов было очень просто. Я обратил внимание на слегка дребезжащий женский голос, показавшийся мне знакомым. Голос негромко и монотонно... рассказывал сказку.
  - Но ведь это же!... - не смог удержать я своего удивления.
  - Да, Санни, это сказка, - отозвался Хранитель. - Одна из тех, что в изначальном виде никогда не легла на бумагу.
  - Какая же мудрость может быть в сказке?
  - В сказках, Санни, люди всегда сохраняли очень многое, - вмешался в разговор Учитель. - И отношение к миру вокруг, и попытки что-то понять, и наблюдения за живым и неживым, и память о знаниях и силах, которые были доступны другим поколениям... Из уст - в уста, от стариков - к детям, и дальше. И только часть этой мудрости собрана и записана.
  - Да, Странник, ты прав. А здесь звучат голоса тех, кто не потерял эту мудрость.
  Я только на миг отвлёкся от разговора, прислушавшись к голосам вокруг. И, как оказалось, на какое-то время совершенно 'вывалился' из реальности.
  - Эту сказку я уже слышал когда-то очень давно!
  - Очень может быть, Санни. Хранители кропотливо собирают и сортируют зёрна мудрости Вселенной.
  - Только рассказывали её немного по-другому.
  - Может быть. Не исключено, что знакомый тебе вариант этой сказки тоже звучит в хранилище Стовеста.
  - Да, наверно, - не стал спорить я.
  - А ещё, знаешь ли, мудрость, облечённая в такую форму, гораздо понятнее детям, для которых большинство сказок и написано.
  - Получается, что дети, ещё не в состоянии понять весь смысл сказок, черпают мудрость из этого источника 'впрок'? А позже 'открывают', что есть такие вещи в мире, которые понятны без объяснений, да?
  - Да, Санни. Ты всё понимаешь правильно.
  Новая информация о мудрости, сохраняющейся в сказках, так почему-то поразила меня, что часть экскурсии в этот день я даже толком и не запомнил. Голоса-голоса-голоса-звуки...
  Вообще, собрание звуков Стовеста было настолько огромным, что даже не укладывалось в голове!
  Хотя, я всё равно не понимаю: зачем нужно хранить шелест речного песка или скрип старой сосны, рокот водопада... Хотя, Хранитель что-то говорил о вдохновении... Не знаю.
  
  Новым открытием для меня стало то, что лабиринт Библиотеки вмещает в себя даже такие невероятные места, как 'пещера дождей', как я назвал это место. Казалось бы, ну зачем понадобилось хранить какие-то-там дожди! Нет ведь!
  - Я вижу, юный странник, ты удивлён? - отвлёк меня Хранитель. - Чем же так смутило тебя это место?
  В первый момент я растерялся: как объяснить, что именно меня удивляет? Потом, сделав несколько шагов назад, в место, где внимание не так отвлекалось на происходящее внутри хранилища, я попытался ответить...
  - Я не знаю, Хранитель... Это... Ведь это дожди, грозы, ливни... и ещё что-то, так?
  - Да, Санни.
  - Но зачем? Зачем всё это хранить? Рядом с произведениями искусства, достижениями разума и... остальным?
  - Зачем? - Хранитель задумался. - Прислушиваясь к одному и тому же дождю, музыкант сложит музыку, поэт напишет стихи, философ заглянет в сущность бытия, учёный сделает шаг к трактовке законов своего мира... Понимаешь?
  - Наверное...
  - Каждый дождь выглядит и звучит иначе. Есть дожди, в которые вплетаются птичьи голоса...
  - Разве есть птицы, поющие под дождём? Их же никто не услышит!
  - Есть, Санни. И их слышат - такие же, как они, и... другие. И в этом они похожи на людей. Бывает, человеку хочется петь, или кричать - неважно, слышит его кто-то или нет, а порой наоборот - там и тогда, где никто не слышит.
  - Это я понимаю, но птицы!
  - Может быть, дело в дожде, который побуждает петь? - Хранитель улыбнулся.
  - Хранитель прав, Санни, - подошёл к нам Учитель. - Дождь - это не просто вода, льющаяся с неба. Бывают просто дожди, и ливни, моросящие дожди и грозовые, холодные и тёплые, 'как из ведра' и 'среди ясного неба'... Люди дают дождям имена: 'грибной', 'слепой', 'косой', 'занудный', 'добрый'... Бывает даже солнечный дождь.
  - Да, Учитель, я понимаю. Мы в мире Стовеста, где значение имеет совершенно всё.
  - Ты прав.
  
  Время нашего пребывания в мире Стовеста мерно текло вперёд. Каждый день приносил что-то новое и важное, ну, или просто интересное. Но к своей цели я пока приближения даже не чувствовал.
  Не придумав причину происходящему сам, я решил обратиться с вопросом к Учителю. Спросил его как-то за ужином, и получил ответ, который на самом деле всё объяснял:
  - Мне кажется, Санни, - сказал он, - что мы должны попасть в какое-то место строго в определённый день и час. И Хранители просто занимают нас демонстрацией своих сокровищ.
  Не согласиться с такой мыслью было очень сложно. Поэтому я, отбросив на время все вопросы и сомнения, просто 'плыл по течению' вместе со своим спутником.
  Словно почувствовав наше настроение (а может, и просто услышав наши разговоры...) Хранитель, однажды утром, внезапно изменив обычный маршрут, вывел нас в какое-то незнакомое, ни на что не похожее место.
  Первое, что бросилось в глаза - это движение в коридорах! Несколько Хранителей, показавшихся в нашем коридоре, исчезли в его боковых ответвлениях. И ещё - вокруг как будто сгущалось какое-то напряжение. Хотя и было тихо.
  В какой-то момент Хранитель вдруг ускорил шаг, обгоняя нас с Учителем и торопясь к ярко освещённому входу одного из боковых помещений. Но, судя по выражению его лица, не успел. Навстречу ему вдруг раздалось: 'Го-о-ол!' - выкрикнутое сразу несколькими ртами. Хранитель вздохнул, остановился и повернулся к нам.
  - Опять!
  - Что 'опять'? - спросил Учитель в спину перешедшего на быстрый шаг Хранителя.
  - Опять начали без меня! - не оборачиваясь, ответил тот.
  Мне вдруг очень захотелось взглянуть, что же происходит в том коридоре, откуда доносились крики и куда так торопился Хранитель, и я, не сдержавшись, перешёл на бег, нагоняя нашего провожатого. Учитель, как мне показалось, отреагировал на мои действия лёгкой понимающей улыбкой.
  Перед коридором, в который уже вбежал Хранитель, я остановился. Впереди, в проходе, я видел двух довольно раздражённо спорящих о чём-то Хранителей, то и дело заглядывающих в ярко освещённый зал, которым завершался коридор.
  Наконец, видимо вспомнив о нас, наш Хранитель махнул рукой, бросив в сторону своего собеседника какую-то резкую фразу, и вернувшись к тому месту, где мы стояли, скороговоркой пояснил причину своего раздражения:
  - Нет, вы подумайте! Я их руководитель! Я столько времени готовил этот проект! А они... они начали всё без меня!
  - Мне кажется, - успокаивающе положил руку на плечо Хранителя Учитель, - что нам всем стоит посмотреть на то, что там происходит. Тем более, что это ваш проект!
  - Да... Да, конечно, - словно опомнился Хранитель, протянул нам руки и буквально потащил в сторону льющегося в коридор света.
  Едва сделав несколько шагов из коридора, мы оказались у ограждения по краю огромного, ярко освещённого пространства. Практически по всей его протяжённости у парапета не было свободного места: где-то напряжённо замерев, где-то практически свешиваясь с парапета, стояли Хранители. Одинаково одетые, чем-то неуловимо похожие друг на друга, они в момент нашего появления казались одним целым - невероятной массой, живущей единым дыханием. Вот масса качнулась - вдох, вот словно приподнялась, и... взрыв! По залу понёсся возглас: 'Го-о-о-л!!!', умноженный многократным эхом.
  Но это было только в первый момент. Секунду спустя я заметил, что на самом деле масса Хранителей не была единой - части из них всплеск ликования как будто опустился на плечи, придавив и заставив опустить головы.
  - Учитель, что это?
  - Ты не туда смотришь, Санни. Весь смысл происходящего сейчас там - на поле.
  Я с трудом отвёл взгляд от удивительного зрелища людей, живущих единым моментом под властью каких-то невероятных эмоций, и посмотрел на ярко-зелёное поле, раскинувшееся впереди и немного ниже парапета. На дальних концах поля были установлены конструкции, обтянутые сеткой, очень похожие на ворота приспособлений для ловли птиц. А по самому полу бегали люди в яркой одежде двух цветов, ногами пытаясь выбить друг у друга белоснежный мяч.
  Вдруг раздался резкий свист, после которого я смог выделить на поле ещё одного человека - в чёрной одежде, худого и совершенно лысого. Движение на поле замедлилось и остановилось. Все чего-то ждали. Человек в чёрном сделал несколько шагов от края поля в сторону группы замерших людей и строго глядя на одного из них, показал ему что-то ярко-жёлтое.
  - Жёлтая карточка, - выдохнул наш Хранитель, мгновенно забывший о нас, едва дотронувшись до ограждения. Вздох Хранителя эхом повторился с разных сторон и стих.
  - Это игра, Санни. На поле две команды и судья. Цель игры - ударом ноги, головы... ну, только не руками(!) заставить этот белый мяч попасть в ворота другой команды.
  - Я понял, Учитель. А судья - этот чёрный?
  - Да.
  Тем временем, игрок, которому судья показал 'жёлтую карточку', склонил голову и молча внимал чему-то, резко произносимому этим самым судьёй. Другой игрок, судя по цвету одежды, из той же команды, что и провинившийся (ничем иным, кроме объявления наказания, творящееся действо быть просто не могло), подскочил к судье и, гневно крикнув что-то, попытался схватить его за ворот. Судья ловко отклонил руку игрока и начал что-то возмущённо выговаривать теперь уже ему. Понять, что именно говорилось на поле, я не мог, но лицо судьи было настолько подвижно и эмоционально, что это было, в общем-то, и не нужно. Лысый вдруг выкатил глаза, выпятил грудь и, грозно топнув перед собой ногой на не успокаивающегося игрока, выхватил из нагрудного кармана жёлтую карточку. Несколько игроков в тот же миг схватили разъярившегося нарушителя и практически оттащили его в сторону, скороговоркой что-то ему внушая.
  Через минуту ситуация разрядилась и игра продолжилась.
  Я замер, глядя на поле и, пока ещё мало что понимая, но уже захваченный незнакомой игрой.
  - Хранитель, - отвлёк меня голос Учителя, - а что особенного именно в этой игре сегодня? Такое действо мне кажется знакомым, не помню - откуда...
  Хранитель повернулся и с недоумением уставился на нас. Выдержав паузу, и понимая, что дожидаться нечего, он тоном учителя, внушающего что-то нерадивым ученикам, начал объяснять:
  - Это игра. Командная игра. Во множестве разных миров она называется по-разному. В том мире, из которого взяты играющие команды, игру называют футбол. Цель игры - ворота соперника. За соблюдением правил следит судья.
  Я слушал Хранителя, одновременно пытаясь незаметно коситься на поле. Но что-то в услышанном меня вдруг насторожило.
  - Постойте! Вы сказали: 'взяты'...
  - Да, взяты. А что такого? В Стовесте я руковожу лабораторией времени. Последний мой проект - эта игра, в которой участвуют два лучших, по-нашему мнению, игрока того футбольного мира. Их имена вам ничего не скажут...
  - А при чём здесь лаборатория времени? - задал вопрос Учитель.
  - Эти две футбольные звезды никогда не играли друг против друга.
  - Звёзды?
  - Ну, да, так там называют лучших в каком-либо ремесле, искусстве, спорте вот...
  - А вы решили...
  - Да. Возможности Стовеста практически безграничны. На поле сейчас играют молодые футболисты.
  - А где они?
  - Последи немного за игрой, юный странник, и ты сам всё поймёшь! Тем более, что они играют за разные команды.
  Я почему-то не к месту раздражённо подумал, что последнее он мог и не повторять. Ведь какой бы тогда смысл был у игры, если лучшие игроки были бы только в одной команде? Но говорить вслух я ничего не стал.
  В происходящем на поле появился ещё один - дополнительный - интерес.
  Игра захватывала, притягивала и не отпускала.
  Игроки в зелёных и красных одеждах, словно преодолевая какой-то невидимый барьер, срывались с места и преследовали мяч, который и сам был весь движение и замирал лишь на короткое время в руках вратарей или судьи. Его белая молния раз за разом перечёркивала пространство игрового поля.
  Вдруг, как будто что-то произошло. Один из игроков зелёных, грудью остановил летящий мяч и, уже в движении, уклонившись от столкновения с игроком другой команды, ловко перекинул мяч через него, поймал его за спиной противника и как-то рывками - то останавливаясь, то резко уходя с мячом в сторону - ввинтился в группу футболистов противника, буквально через секунды оказавшись у них за спинами. Между быстрым игроком и воротами, к которым он стремился, оставалось совсем немного... и вратарь красных, нервно перебегающий с места на место...
  Неожиданно быстрого игрока настигли двое из команды противника и, не давая ударить по мячу, попытались остановить его двойной подсечкой. Удержаться на ногах в такой ситуации было невозможно. Не удержался и этот игрок.
  Вот только мяч, каким-то невероятным образом изменив направление, влетел под перекладину ворот, оставив в полной растерянности вратаря, ожидавшего удар в другом месте.
  Упавший игрок, не пролежав на поле и нескольких мгновений, вдруг снова оказался на ногах и, всё ещё гонимый вперёд той же силой, что и перед падением, встряхнул кудрявой головой, и, вскинув вверх руки, сделал круг и побежал навстречу товарищам по команде.
  - Го-о-о-ол, - гремело над полем.
  - Вот это первый из них, - стараясь восстановить дыхание, сказал Хранитель.
  Задать вопрос о втором я хотел... но события на поле вдруг стремительно понеслись вперёд.
  В наступление стремительно пошла команда красных. Первая линия атаки оттеснила игроков противника примерно к четверти поля у его ворот, и словно раскрылась: в атаку вступила вторая линия, причём не по центру поля, а почти по краю.
  Зацепив ногой мяч практически из-под носа у игрока зелёных, какой-то невысокий игрок красных совершил быстрый вираж и, улыбаясь во весь рот, затеял невероятный танец сразу с несколькими зелёными футболистами, уводя их к центру поля и их воротам.
  Его пытались сбить примерно так же, как недавно сбили на поле звезду зелёных, но он умудрялся перескакивать через чужие ноги, при этом мастерски манипулируя мячом и продолжая идти к чужим воротам.
  - Я просто в восхищении от их игры, - не отрывая взгляд от поля и нервно похлопывая ладонями по ограждению, сказал Хранитель. - Они - словно выкладывают себя без остатка...
  - Го-о-о-ол, - снова раскатилось над полем.
  - Да, мне тоже кажется, что они похожи, - отозвался Учитель.
  - Нет. Они очень разные! - Я не удержался, и вклинился в этот разговор.
  - Санни? - удивлённо посмотрел на меня Учитель.
  Хранитель не сказал ничего, но обернулся и внимательно посмотрел мне прямо в глаза, словно призывая продолжить мысль.
  - Что же ты хотел сказать, Санни?
  Я почему-то вдруг запнулся, почувствовав, что мой ответ имеет очень большое значение и для Учителя, и для Хранителя, что это сродни очень важному экзамену...
  - Эти два игрока действительно похожи: рост, телосложение, мастерство, приёмы, которые они применяют... Но приглядитесь... почувствуйте!
  Один из них живёт игрой, дышит ей и не может надышаться. Другой же игрой будто просто опьянён. Для него игра - что-то будоражащее и кипящее... Он переполнен ей и счастлив. Он намеренно идёт на риск и усложняет себе задачи...
  - И кто же, юный странник больше нравится именно тебе?
  - Я не могу выбрать, Хранитель. Они идут разными дорогами к одной цели. Вот только видят они эту цель по-разному.
  - Что же тебя заставляет так думать, Санни?
  - Учитель... Хранитель, мне кажется, ваш эксперимент не удался...
  На лице Хранителя проявился целый каскад эмоций. Он перевёл взгляд с меня на Учителя, снова на меня, обернулся к игровому полю...
  - Я... не понимаю!...
  - Смотрите. Вы свели на поле двух несомненно великих игроков, думая, что сможете узнать, кто же из них лучше. А они - эти игроки... разве вы не заметили, что они избегают поединка? В центре поля почти ничего не происходит, всё совершается по краям...
  - А ведь он прав, Хранитель! - улыбнулся Учитель. - Выбор смогут сделать только зрители.
  - Болельщики, - как-то хмуро откликнулся Хранитель. - В том мире, откуда эти игроки, зрителей называют именно так.
  - Болеют, значит, - снова осветился улыбкой Учитель. - А ведь даже 'будь здоров' никому из них не скажешь! Странная болезнь... необыкновенная!
  - Неужели всё зря?! - уже, словно совсем потеряв интерес к происходящему на поле, повторял Хранитель.
  - Ну, почему же зря? Вам удалось приручить время, а это дело практически невозможное! С помощью Санни вам удалось обнаружить удивительный эффект, смысл которого ещё только предстоит начать разгадывать. Ну, и ещё, согласитесь, у нас опять была возможность убедиться в невероятности природы человека!
  Хранитель только кивал. А спустя какое-то время вдруг выдал:
  - Странные вы всё-таки, странники!
  Но это я услышал уже как будто издалека. Происходящее на футбольном поле не позволило мне больше отвлекаться до самого конца игры.
  
  
  Проснувшись, я ещё какое-то время лежал, переживая мысленно впечатления прошедшего дня.
  После футбольного матча, помнится, Хранитель водил нас с Учителем ещё куда-то. Показывал какие-то игры и состязания - в живых, движущихся изображениях. Был там и зал игр, называемых настольными, развивающих ум, память и внимание... и ещё много чего-то... Но сравниться с футболом всё это просто не могло и не вызывало того интереса, который мог бы родиться, не будь перед этим показанной нам необыкновенной игры.
  К слову сказать, на Учителя необыкновенное действо особого впечатления не произвело. Да, он следил за игрой, местами что-то негромко комментировал в адрес Хранителя, но при этом оставался спокоен.
  После возвращения в наши комнаты, на мой прямой вопрос о том, что он думает об игре, Учитель ответил: 'Нормально'. И всё!
  Чувствуя, что разобраться в происходящем мне не под силу, я не стал больше ни задавать новые вопросы, ни вообще приставать к Учителю, сказавшись уставшим и даже почти ничего не съев из принесённых как обычно блюд.
  Повалявшись ещё немного без всякой цели, я встал и перешёл в комнату Учителя. Стол уже, как обычно, был накрыт к завтраку, и по помещению разливался какой-то приятный пряный аромат.
  Есть начали молча. Потом, не удержавшись, я опять пристал к своему спутнику с вопросом о том, когда же нам позволят попасть туда, где могут быть ответы на наши вопросы. Внятного и конкретного ответа у Учителя конечно же не было, но появившийся вскоре после завершения трапезы Хранитель с ходу удивил нас тем, что предложил самим назвать то, что нам хотелось бы сегодня увидеть в Стовесте, потому что скоро наступит момент открытия Призрачных Врат, и мы должны быть готовы участвовать в ритуале.
  - А в чём заключается ритуал? - тут же поинтересовался я.
  - Не знаю, Санни, - вздохнув, ответил Хранитель. - Никто из известных мне Хранителей в нём никогда не участвовал.
  - Тогда как же происходит ритуал? - мне никак не хотелось останавливаться с расспросами.
  - Ближе к полуночи я проведу вас к тому залу Стовеста, откуда всё и начинается, и где вас встретит Тень.
  - Мир Стовеста, зал Стовеста... - не удержавшись, буркнул я.
  - Забыл, Санни? В этом мире и сам Информаторий, и главную его книгу называют Стовест.
  - А... ну, да. А что за тень?
  - Тень, юный странник... - задумался Хранитель. - О нём нам ничего не известно. Разве что - разговоры, что это один из Первых Хранителей, прошедший Посвящение.
  - А почему вы его так странно называете?
  - Так уж повелось, понимаешь!
  Понимал я, конечно, действительно очень мало, но ответить на мои вопросы было некому. Оставалось только вздохнуть.
  - А когда они открываются - эти Призрачные врата?
  - Через две или три ночи... или немного позже. Вы будете предупреждены.
  - Тенью?
  - Да. - Хранитель огляделся по сторонам. - И куда же вам всё-таки хотелось бы ещё попасть?
  - Санни? - Учитель затуманившимся взглядом уставился на выход из комнаты. Мне показалось, что он пытается что-то вспомнить.
  - Скажите, а обычная библиотека у вас есть? Которая с книжками!
  - Конечно, юный странник. Это одна из самых сокровенных тайн Стовеста.
  - Почему тайн? Я же говорю об обычных книгах!
  - Доступ в ту часть Стовеста, про которую ты спрашиваешь, юный странник, будет открыт только завтра на рассвете...
  - И я смогу, наконец...
  - Да, вы всё увидите сами.
  - А сегодня? Мы пойдём куда-то?
  - Да, сегодня я проведу вас через Порог Боли.
  - Хранитель, - вздрогнул вдруг Учитель, - а выдержит ли неокрепший ещё разум видения Боли?
  - Ты помнишь?! - Хранитель испытующе вгляделся в глаза Учителя.
  - Нет. - Учитель закрыл глаза и встряхнул головой, будто отгоняя от себя какие-то образы. - Я не помню того, о чём ты спрашиваешь... Просто, за время странствий я много раз ощущал боль и видел искажённые ей миры.
  - Как и Порог Тишины, Порог Боли является обязательной частью Посвящения в тайны Стовеста. Не будем это обсуждать.
  Хранитель ненадолго задумался, перебирая появившиеся у него в руках небольшие чёрные камешки неправильной формы, но при этом совершенно гладкие, нанизанные на связанную в кольцо короткую чёрную же нить.
  - Ты можешь не переступать Порог Боли второй раз, - обратился он к Учителю после размышлений. - Я сам проведу Санни...
  - Нет! - резко отреагировал на слова Хранителя Учитель. - Я не оставлю его наедине... с Этим!
  - Хорошо, - вздохнул Хранитель, - тогда нам пора идти.
  
  Путь до того места, где находился Порог Боли, мне показался очень длинным. Множество коридоров, просторных и узеньких галерей, ступеней, подъёмов, спусков, поворотов. Не помогало почувствовать дорогу короче и необычное молчание нашего проводника, как будто целиком сосредоточившегося на движении. Учитель же, немного отстав от нас, задумчиво шагал последним, погружённый в какие-то мысли.
  Ну, Учителя-то я как раз хорошо понимал. Получить вдруг однозначное подтверждение того, что он уже бывал здесь, в самом Стовесте... И не просто бывал, а проходил какое-то Посвящение и был допущен к каким-то тайнам... А значит, действительно какая-то часть его жизни была им потеряна!
  Внезапно Хранитель замедлил шаг и остановился у очередного поворота.
  - Дальше, странники, вы должны идти одни! Всё открывшееся вам будет только отражением реальности. Но Бойтесь впустить Боль в наш мир! - Хранитель пристально посмотрел на меня. - Помнишь ту птицу, Санни?
  Я молча кивнул.
  - Всё происходящее вокруг вас только может показаться иллюзорным. Не позволяйте разуму подчиниться Боли. И никуда не сходите с дороги, которая будет вас вести вперёд! Вы поняли меня?
  - Да, - кивнули мы с Учителем.
  - На том краю Порога Боли вас встретят... Идите.
  За поворотом, где остался Хранитель, путеводных огней не было. Зато впереди, откуда-то из бокового ответвления коридора на стену лился солнечный свет. Выход?
  Недолго постояв, привыкая к яркому свету после довольно тусклого освещения галерей Стовеста, мы вышли на открытое пространство.
  Оглянувшись, я заметил (или мне это только показалось?), что с одной стороны оставшаяся за спиной монолитная стена как будто изгибалась, переходя в боковую стену... огромной пещеры(?). Но, вспомнив предупреждение Хранителя, я отогнал от себя мысль немедленно проверить догадку, запрокинул голову к ярко сияющему высоко в голубом небе солнцу и двинулся вперёд за ушедшим уже на несколько шагов вперёд Учителем.
  Впереди расстилался самый обычный пейзаж: широкая равнина, заросшая яркой и сочной травой, лесок или рощица где-то на горизонте и убегающая вдаль из-под ног лента дороги.
  Изменения появились внезапно. Сначала всё вокруг поглотила оглушающая тишина. Потом исчез лёгкий ветерок, до тех пор мягко теребивший волосы. А потом вдруг исчезло всё! Мир за какие-то мгновения поглотила тьма.
  Такого ужаса мне ещё испытывать не приходилось. Глаза метались в поисках хотя бы крупицы живительного света - нет. Где-то на шаг впереди, правее, должен был идти Учитель... Взмах руки - есть! - его рука... Как когда-то в детстве я со всей силой вцепился в эту руку, эту защиту, надежду, опору... в единственное, что осталось реальным в исчезнувшем мире.
  Учитель перехватил мою ладонь, потянул меня к себе, прижал к груди и тихо, почти шёпотом, произнёс:
  - Не бойся, Санни. Вспомни, ведь ты же странник! Ты просто не можешь потерять дорогу!
  Шёпот Учителя был словно гром. Услышав его, я, как будто боясь никогда больше не увидеть света, осторожно открыл глаза.
  Дорога... Она должна быть под ногами... где-то там...
  И она была! Неразличимая во тьме... но была! Я почувствовал её чем-то в глубине себя, а немного позже смог даже найти глазами - как будто неясный силуэт в пространстве.
  Страх неуверенно разжал свои когти и выпустил совсем. Остались только мы с Учителем и наша дорога...
  Внезапно где-то впереди вспыхнуло зарево.
  - Прямо у нас на пути, - пробормотал Учитель.
  - Что это?
  - Сейчас, похоже, ты сам всё увидишь, Санни, ответил он, продолжая увлекать меня вперёд.
  Поднявшийся встречный ветер наполнил всё кругом запахом гари. Воздух стал едким и густым.
  - Это же дым... Пожар! - крикнул я Учителю, пытаясь вырвать у него свою руку. - Надо спасаться!
  - Нет, надо идти вперёд, Санни! - ответил он. - Тут только одна дорога.
  Между тем, деревья вспыхивали уже по обе стороны от нас. Пока была темнота, мы как-то успели добраться до дальнего края равнины и углубиться в лес.
  Темнота. Наблюдая за пожаром, я и не заметил, как она уступила место серому сумраку, не пропускавшему даже солнечный свет. Мир как будто умирал в бликах и отсветах пожарища.
  А потом была река, в которую с обрыва бросались выбегающие из леса лесные жители. Маленькие и большие, все они рвались к воде, толкаясь и давя... Многие из них, упав в реку, так и не всплывали на поверхность.
  Деревянный мост на ту сторону уже тоже начал дымиться, вот-вот грозя вспыхнуть. Наш путь проходил именно по этому мосту.
  - Учитель, мы можем не успеть перейти на ту сторону! Что тогда?
  - Это испытание, Санни. И цель его - показать тебе и дать почувствовать Боль...
  - Пожар - это боль?
  - Конечно боль. Оглянись вокруг!
  - А та тьма?
  - Это страх. Чаще всего страхи предшествуют боли...
  - Значит, всё вокруг - только видения, картинки!?
  - И да, и нет. Хранитель тебе не просто так напоминал про ту птицу... - Учитель посмотрел на меня и почти сорвался в крик, - Прекрати это! Прекрати немедленно! - Он заметил, что я пытаюсь почувствовать настоящую силу пожара.
  Я послушно закрылся от творящегося вокруг, успев ощутить лишь жар, больше всего почему-то правым плечом.
  - Да ты ведь горишь, Санни! - воскликнул Учитель, срывая с себя короткий плащ и набрасывая его мне на плечо. - Разве так можно!
  - Нельзя... - только и оставалось покаянно кивнуть мне, обрывая дымящиеся остатки рукава.
  - Учти, дальше может быть что-то такое, от чего так просто не отделаться, Санни! Ценой может быть твоя жизнь, или моя, или существование этого мира...
  - Я понял, Учитель.
  - Хорошо, надо идти дальше.
  Но, не успели мы пройти и середину моста, позади раздался ужасный грохот.
  - Что это? - мы остановились и обернулись.
  Вместо горящего леса пройденная нами часть дороги уходила теперь в каменные россыпи, среди которых возвышалась гора, вершина которой казалась невероятной огненной шапкой, окутанной облаками пепельного и белого цвета. По склонам горы стекали потоки чего-то огненного...
  - Это вулкан, Санни. В глубине земли существует слой раскалённого вещества, который называют магмой. И вот, иногда, под действием каких-то сил, магма находит себе путь на поверхность...потоками лавы.
  - Она под нами, Учитель. Смотри! - я в панике вцепился в деревянные перила моста и показывал Учителю на то, что сейчас происходило где-то далеко под нашими ногами, только мотая головой.
  Реки под мостом уже не было. Дорога теперь проходила над каменной расселиной с почти ровными отвесными краями. А по дну расселины двигался густой, шипящий и пузырящийся поток этой самой лавы... или магмы...Жар становился всё более невыносимым.
  - Бегом, - скомандовал Учитель, отрывая мои руки от перил и увлекая меня вперёд, к краю моста.
  Несмотря на сковывающий меня ужас и необходимость бежать, я всё-таки крутил головой, вглядываясь в затянутые мерцающей мглой картины происходящего вокруг.
  - Учитель, там...
  В отдалении пересечённая нами расселина обрывалась низменной долиной, заполненной огненными полосами лавы. А посреди лавовых стрел стоял город.
  На таком расстоянии невозможно было рассмотреть подробности, но всмотревшись, я опять словно притянул к себе картинку.
  Город казался покинутым. Закрытые окна и двери, никакого движения на улицах... и только сполохи разгорающегося пожара.
  Я уже собрался отвернуться, как заметил метнувшееся из переулка на площадь белое пятнышко. Всмотрелся в приблизившуюся картинку: девушка... совсем юная... огненно-рыжая... в белом платье с каким-то рисунком... на лице и в каждом движении паника...в руке белый платок, который она то и дело прикладывает ко рту...
  - Учитель! - я остановился.
  - Не время оглядываться, Санни! Неизвестно, что через минуту произойдёт здесь. Неизвестно, что впереди... - Учитель тоже остановился и повернулся ко мне.
  - Там девушка... в городе... - я не знал, как объяснить Учителю всё, что только что увидел и почувствовал, - на площади...
  - Вижу, - Учитель смотрел в сторону города.
  - Мы должны помочь!
  - Нет, Санни. Далеко. Мы не успеем.
  - Но ведь силы Перекрёстка хватит, чтобы перенестись туда! Я вижу рядом место силы!
  - Санни! Мы не можем тут открывать двери миров. Помнишь предупреждение Хранителя?!
  - Но ведь там человек! Она может погибнуть... погибнет!
  - Санни, - Учитель словно уговаривал меня, - мы ведь даже не знаем, можно ли открыть двери там!
  - С моей Звездой это точно возможно!
  - Твоя Звезда, Санни, существует пока только в воображении!
  - Да... я забыл, Учитель...
  - Идём вперёд!
  - Но мы должны хотя бы попробовать!
  - И раскалённая лава ворвётся в этот мир? Ты готов допустить это? Санни!
  - Тогда я пойду туда один!
  - Это ничего не изменит! И Перекрёсток у нас один!
  - И что?! - я почувствовал что-то горячее на щеках. Слёзы?
  - Надо идти вперёд! - твёрдо ответил Учитель.
  - Ну... ну... ну... давай хотя бы попробуем поискать место силы там!
  - Хо-ро-шо, - как будто через силу ответил Учитель.
  Спустя какое-то время мы его нашли - это место силы - одно-единственное - совсем недалеко от площади, на залитой раскалённой лавой улице... Девушка к тому времени исчезла из виду, затерявшись где-то в городских переулках.
  - Идём, Санни... Мы уже ничего... - попытался что-то мне сказать Учитель, вкладывая в голос утешение и ещё что-то, наверное.
  - Я найду! Слышишь, я найду, Учитель! Найду всё, что нужно, и создам её - мою Звезду!
  - Я верю, Санни!... Я, знаю это, Малыш!
  
  Дальше наш путь проходил по истерзанной земле. Сожжённой пожарами, перепаханной ураганами и наводнениями... Умирающей, кровоточащей, тёмной.
  Один раз среди стелющихся над равниной чёрных дымов от костров мы повстречали группу повозок, влекомых тощими, понурыми лошадьми. У повозок шли люди в чёрных одеждах с тёмными лицами и потухшими глазами. Под сбившейся грубой тканью, укрывавшей одну из повозок, я разглядел мертвеца.
  - Чума.
  Кроме этого слова Учитель не произнёс ничего до тех пор, пока мы не пересекли опять какую-то незримую границу, и не оказались на поле боя.
  Учитель когда-то рассказывал мне об этом - об ужасах и боли войны. Теперь свидетельство этой Боли было буквально у нас под ногами: не пережившие схватки бойцы, обломки оружия, стервятники... и тишина. Мёртвая тишина.
  - Почему-то люди часто не могут найти другого пути, кроме такого, - вздохнул Учитель.
  Так мы и шли...
  Очередной солнечный день не предвещал ничего светлого. Дорога, поле, небольшой перелесок... и стена с тёмным провалом входа впереди.
  - Вот мы и дошли, Санни, - устало выдохнул Учитель.
  - Да. - Ответить что-то ещё у меня просто не было сил. Да и желания говорить не было совершенно.
  Встретивший нас Хранитель молча пошёл вперёд, проводил до наших комнат и удалился, так и не сказав ни слова.
  - Значит, мы действительно так и не покидали Стовест! - не удержался я от восклицания, когда мы с Учителем сидели за трапезой, - и все эти ужасы...
  - Всё было настоящим, Санни. Здесь вообще всё настоящее.
  - И та девушка?!
  - И она тоже...
  До утра следующего дня нас никто не беспокоил. Посидев немного с Учителем, я пошёл к себе, лёг и попытался уснуть.
  
  Сон не шёл. В голове было совершенно пусто и звонко. Наполненное страхом путешествие оставило после себя какую-то непонятную усталость. Мысли как будто просто не пробивались сквозь очень медленно рассеивающееся марево напряжённого ожидания какой-то катастрофы.
  Покрутившись недолго на постели, я вернулся в комнату Учителя.
  - Не спится, Санни? - голос Учителя показался мне обеспокоенным.
  - Никак не получается...
  - Страх?
  - Да, Учитель. Страх. Он как будто проглотил меня целиком, пережевал и исторг снова наружу - покорёженным и бессильным! Я не понимаю, почему это место называют местом Боли?! Там живёт только страх!
  - Отчасти ты прав, Санни. Но только отчасти...
  Учитель помолчал, глядя куда-то внутрь самого себя. Потом встал и прошёлся по комнате. Снова присел на кровать напротив меня.
  - Поверь мне, Санни... просто поверь. У меня позади множество дорог. Не раз и не два я возвращался к Океану, получал от него новые силы и снова отправлялся в путь. Какую-то часть своих путешествий я потерял. Память о них пропала вместе с памятью о причинах, по которым так случилось.
  Ты говоришь - боль. А знаешь ли ты, что боль возникает только тогда, когда появляется рана - на теле, или в душе...Боль заслоняет собой другие чувства и требует немедленного утоления. Много сил требуется, чтобы терпеть боль, стараться её не замечать, скрывать от других...
  Великие воины прошлого сознательно причиняли себе боль, нанося себе раны. А потом они использовали время, пока боль разгоралась, вытесняя из мыслей всё лишнее, чтобы идти в бой против противника, остановить которого не удавалось. Чаще всего это были их последние битвы!...
  Так же толкала вперёд, придавая порой невероятные силы, боль от потери - друзей, близких...
  Бывает ещё боль от невозможности сделать что-то, что должен...
  Боль...
  А страх... страх обычно предшествует боли, предупреждает о ней, порой даёт возможность не дать ей появиться, опередить...
  Перешагнув Порог Боли, мы прошли через Страх гибнущих миров, Страх смерти, Ужасы войн и непонимания людей...
  Но научить тебя, как я думаю, это всё должно было одному...
  - Страх беспомощности, - как-то само собой вырвалось у меня.
  - Да, я тоже думаю так. - Учитель взял со стола кружку с водой и сделал несколько нервных глотков. - Стовест пытался тебя направить на какой-то нужный путь.
  - Куда?!
  - Это ты сам должен понять, Санни.
  Мы ещё посидели какое-то время в молчании, а потом я встал и ушёл к себе. Молча. Мне кажется, Учитель понял моё состояние.
  В этот раз сон принял меня в свою уютную глубину практически через несколько минут после того, как голова коснулась подушки. Видения закончившегося путешествия как будто погрузились в убаюкивающую темноту.
  Последним видением была фигурка девушки в белом платье, исчезающая за пеленой огня. Но почему-то прежней боли это видение не принесло. Совершенно из ниоткуда возникла уверенность, что беда не сумела коснуться её своими когтистыми лапами...
  Проснувшись, я умылся из стоявшего в углу на подставке тазика с холодной свежей водой и, стараясь на всякий случай не показывать своего замечательного настроения, вошёл в комнату Учителя.
  За столом в комнате сидели двое. Это было удивительно: впервые с нашего появления здесь Хранитель сидел при разговоре! Вторым был, конечно, Учитель. Ещё один стул был свободен и приглашающе отодвинут от стола. С моим появлением негромкий разговор прервался.
  - Входи, юный странник, - кивнул мне Хранитель и приглашающе сдвинул в мою сторону свободный стул. - Твой Учитель рассказал мне о том, что повстречалось вам за Порогом Боли и как вы прошли это испытание. Хочешь ли ты спросить что-то о том, что вы пережили?
  - Хочу! - Я уверенно вошёл и присел на предложенный стул. - Я хочу спросить, спаслась ли та девушка из окружённого огнём города? Там, где была лава...
  - Я понял, о ком ты спрашиваешь, Санни. И знаешь, твой Учитель задал мне тот же вопрос.
  - И вы можете на этот вопрос ответить?
  - Да. Стовест дал возможность узнать о судьбе этой девушки. Она не смогла покинуть город.
  - Но ведь она не погибла, правда?!
  - Почему ты так думаешь?
  - Я чувствую это! - Говоря это, я заметил удивлённый взгляд Учителя. Но ведь я почему-то действительно был уверен в том, что говорю!
  - Да, - Хранитель помедлил, - она действительно спаслась. Нашла убежище в старой башне, сохранившейся на одной из площадей на окраине города.
  - Но ведь это должно быть невозможно! - удивился Учитель. - Ни одна башня не может спасти от такого жара!
  - В этой башне было скрыто место Силы, - спокойно ответил Хранитель.
  - Единственное место силы там было за чертой города, и девочка не могла успеть попасть к нему! Санни, ты ведь сам всё видел!
  - Да, Хранитель, место силы было только одно. А когда девочка появилась на площади примерно в центре города, оно было со всех сторон окружено огнём.
  - И всё-таки ещё одно место силы там было, - сделав ударение на последнем слове, словно отрезал Хранитель. Почему оно недоступно для Перекрёстка Странника, я не знаю.
  - Как это может быть - недоступно?! - Учитель был в раздражении и готов был сказать что-то ещё, но я успел первым.
  - А моя Звезда? Для неё это возможно?
  - Твоя Звезда, юный странник, существует пока лишь в твоей мечте. - Хранитель поднялся со стула. - Но что-то говорит мне, что её силы должно хватить на то, чтобы найти и переместить тебя и в такое место.
  - Но как? - поднялся вслед за Хранителем Учитель.
  - Больше может знать только Тень. Только ему в Стовесте доступны коридоры времени.
  Коридоры времени. Похоже, нам приоткрылась ещё одна тайна этого удивительного мира.
  - Но, простите, Хранитель, разве футбол... то есть то, что вы нам показывали и объясняли на том матче - не управление временем? О каких коридорах вы говорите?
  - Лаборатория, где я работаю, Санни, - ответил Хранитель, - делает только первые маленькие шаги по управлению временем. Наших знаний с трудом хватило на то, чтобы провести тот матч. И пока это наш предел. А коридоры времени существуют, насколько это мне известно, с самого возникновения Стовеста. И что-то о них рассказать может только Тень. Вы ведь, кажется, уже успели познакомиться! - Хранитель улыбнулся.
  - До сих пор не понимаю, наяву это случилось или во сне, - только и оставалось буркнуть мне при напоминании о странном знакомстве.
  - А ведь я пришёл, чтобы проводить вас в Библиотеку Стовеста - самую удивительную часть этого Храма и этого мира вообще.
  - Нам пора собираться в дорогу? - спросил Учитель, почему-то вздохнув.
  - Не сейчас, - ответил Хранитель. - Из Стовеста вас выведет Тень. А пока у Санни есть какое-то время, чтобы попытаться найти ответы на некоторые свои вопросы.
  - Мы готовы, - сразу же ответил я, почувствовав накатывающую дрожь нетерпения и боясь, что у Учителя найдётся какой-нибудь повод задержаться.
  - Тогда не будем медлить. Врата Библиотеки уже открыты.
  
  Наконец-то! Наконец-то можно будет увидеть здесь то, за чем мы с Учителем и оказались в этом мире. То, что нам уже показали тут - это необыкновенно! Но в библиотеке должны быть книги!
  Ещё в детстве, изредка попадая в библиотеку, находящуюся в соседнем селении и содержащую несколько высоких, рассохшихся от времени и запылённых стеллажей с книгами, я терял ощущение времени, лишь получая возможность открыть какой-нибудь потрёпанный томик. В жилищах книги хранить было не принято, поэтому получить удовольствие от чтения и насладиться этим удивительным ощущением прикосновения к шуршащим листам усыпанной бисером загадочных, как мне казалось когда-то, значков бумаги можно было только здесь.
  Хозяином и хранителем библиотеки был одинокий молчаливый старец с часто трясущимися руками. Иногда он позволял взрослым оставлять у себя детей и занимал их, читая книжки и показывая разноцветные иллюстрации. Дети всегда затихали, внимательно слушая его тихий шелестящий голос. Заслушивался этим голосом и я.
  Меня старец любил, и каждый мой приход, отодвинув в сторону здоровенную кадку с каким-то заморским растением, освобождал самое лучшее место за столиком возле окна.
  Взрослые приходили в библиотеку не часто, а когда приходили, о чём-то негромко разговаривали со старцем среди книжных полок, листали снятые для них со своих мест томики, а затем быстро уходили.
  А ещё, когда никого, кроме меня, не было, старец часто забирался на высокий резной деревянный стул у такого же высокого стола и писал что-то в большую, толстую коричневую тетрадь. Узнать, что же он писал, мне так ни разу и не удалось. Оставляя меня иногда одного в библиотеке, старец прятал свою тетрадь в запирающийся ящик своего стола, а ключ уносил с собой. Порой, ловя его пристальные взгляды, мне приходило в голову, что пишет он обо мне. Но проверить догадку не было никакой возможности.
  Да, а ещё я помню, что имени у хозяина библиотеки не было. Или его просто никто не знал. Иногда, пока я сидел у окна, какие-то взрослые приходили к нему, выкладывали на стол перед ним книги и, просто сказав: 'Держи, старик' - уходили. А книги потом оказывались аккуратно разложенными на полках его библиотеки. И денег с него никогда никто не спрашивал.
  Иногда удивительный хранитель библиотеки пропадал куда-то на несколько дней. Вот злились тогда тётки, приводившие к его дверям сразу по несколько своих детей! Так-то в округе мало кто ругался нехорошими словами, но в такие моменты...
  Однажды недалеко от библиотеки я заметил Учителя. Он стоял в тени под деревом, будто переводя дух в жаркий день, и внимательно смотрел в сторону старика, медленно поднимающегося по ступеням своей библиотеки. Когда за стариком закрылась входная дверь, Учитель постоял ещё немного, вздохнул и, смахнув пот с лица, отправился дальше. На вопрос о том, знает ли он этого человека, Учитель ответил: 'Мне что-то кажется, когда я на него смотрю... Но... нет'.
  
  Так, в воспоминаниях, я и дошагал до самого выхода из галереи. Провожавший нас Хранитель как-то незаметно исчез, а в паре шагов от порога показавшегося мне огромным зала застыла недвижно фигура в мантии Хранителя, но с глубоко надвинутым капюшоном и спрятанными в складках той же мантии руками. Увидев того, кто встречал нас, я почему-то вдруг перепугался. До дрожи по позвоночнику, до испарины на лбу...
  - Учитель, - окликнул я опередившего меня на несколько шагов спутника, - я боюсь!
  - Что? - обернулся Учитель, остановившись на пороге зала. - Что ты сказал?
  - Я боюсь входить туда.
  - Не понимаю, Санни.
  - Я что-то чувствую, Учитель. Что-то должно произойти. И именно сейчас! Что-то...
  - Подожди-подожди. С чего ты взял, что что-то произойдёт? - Учитель оглянулся на ожидающего нас Хранителя. - Нас привели в библиотеку...
  В этот момент ожидавший нас Хранитель совершенно неуловимым движением приблизился к нам и тихо, но совершенно отчётливо произнёс:
  - Здравствуй, юный странник. Помнишь меня?
  - Тень?
  - Да, мы с тобой уже встречались здесь однажды.
  - Санни, как вы могли встречаться, если я всё время нахожусь рядом с тобой? - удивлённо пробормотал Учитель.
  - Это было... во сне, - нашёлся, что ответить, я.
  - Да-да, конечно во сне, - поддержал меня Хранитель, назвавшийся Тенью. При этом в его голосе я отчётливо расслышал улыбку.
  - Но ведь Хранитель, который до сих пор сопровождал нас, говорил, что вы появитесь, чтобы проводить нас из Стовеста!
  - Это так, но время ещё не пришло. Сейчас я просто покажу вам Библиотеку.
  - А почему не...
  - Потому, юный странник, что знакомый вам Хранитель не проходил посвящения Теней и не допущен ко многим тайнам Стовеста.
  - Но он же управляет временем!
  - Да. Но делает он это, стоя на пути поиска.
  - А почему же вы, если знаете ответы, не научите его?!
  - Мои способности открыты для меня посвящением, Санни. А если ты говоришь про коридоры времени, то я знаю только то, как их использовать. Но что они такое, мне не ведомо.
  - Как так? - я был очень сильно озадачен ответом Тени. Как возможно такое, чтобы Хранители не могли чего-то знать и не могли рассказать о чём-то друг другу?!
  - Давайте не будем стоять на пороге и пройдём, наконец, в Библиотеку! - Тень отступил в сторону. Учитель задумчиво смотрел на меня, как будто ждал какого-то моего решения.
  А что я? Ну, конечно же пойду! Других-то вариантов, похоже, нет. Да и страх как будто испарился...
  Библиотека предстала передо мной ровными рядами стеллажей... Стоп! Во сне всё выглядело совсем по-другому.
  - Вижу твоё удивление, юный странник, - улыбнулся наш провожатый. - Библиотека Стовеста не имеет одной чёткой формы. И каждому она предстаёт как-то иначе.
  - Но ведь я входил во сне через эту же арку?!
  - Уверен?
  - Да!... Не знаю... Похоже!
  - Я думаю, твои ответы впереди. Просто иди вперёд.
  И я пошёл. Внутри себя я вдруг почувствовал зов. Как будто кто-то пытался указать мне направление.
  - Да, ещё одно, юный странник: ни в коем случае не пересекай границу! Это опасно!
  - А как я её узнаю?
  - Не беспокойся, ошибиться просто невозможно.
  Тень повернулся к Учителю, и они о чём-то негромко заговорили. Я сделал несколько шагов вперёд и обернулся. Учитель и Тень всё так же стояли на том же месте и смотрели друг на друга. В этот момент мне показалось, что происходивший между ними разговор был только предлогом, чтобы подольше не двигаться с места и смотреть. Смотреть, пытаясь что-то понять или вспомнить. Совсем непонятно! Невольно пожав плечами, я двинулся дальше вперёд, к ближайшему ряду стеллажей.
  Потёртое старое дерево, разноцветные обложки. Это были стеллажи и книги из библиотеки моего детства! Это было невероятно! А в дальнем углу, поверх книг, лежала толстая коричневая тетрадь. Та самая!
  Первым же моим желанием было тут же достать тетрадь и открыть её.
  - Санни, постой, - раздался за спиной голос Учителя. - Не ходи дальше без меня!
  - Почему? - Я был так удивлён, что повернулся к своим спутникам, отвлёкшись от находки.
  - Библиотека бывает очень изменчива, юный странник, - ответил мне называющий себя Тенью Хранитель.
  - Как это? - не удержался я от резкого тона. Но в то же мгновенье понял, что что-то вокруг произошло.
  Знакомых стеллажей не было на месте. А те, что появились, были выше, длиннее, из какого-то материала, на вид даже не позволяющему усомниться в его прочности.
  - А?... - я опять повернулся к Тени.
  - Уже? - с ощутимой улыбкой в голосе поинтересовался Хранитель. - Тогда идите потихоньку вперёд, потрогайте корешки.
  Звучало это, по-моему, очень глупо: потрогать корешки. Хотя в голосе Тени не было и капли иронии по отношению к пришлому мальчишке - ко мне. Но всё оказалось намного проще: именно прикосновение к корешку 'пробуждало' книгу, вызывая в голове поток образов. Попытавшись по привычке снять одну из книг с полки, я прямо вздрогнул от накатившей внезапно мощной волны информации, мешающейся с эмоциями автора, и, даже не раскрыв, снова быстро поставил том на место.
  Темы у книг были разные, но все они были либо о камнях, либо о металлах. Их видах, способах получения и обработки, их явных и тайных силах, изделиях из них. Это были именно те знания, за которыми мы с Учителем пришли на Стовест. А Библиотека, словно откликаясь на мои мысли, тут же предлагала ответы на любой возникший вопрос в виде 'зова' очередной книги.
  - Отдохни, Санни, - прозвучало из-за спины, прервав очередной поток информации. Я невольно опустил руку и повернулся.
  Учитель и Тень стояли рядом. А у Учителя в руках была книга! И ничего!!! Он спокойно листал страницы, в отдельных местах задерживая внимание подольше. Он читал!
  Заметив, видимо, мой потрясённый вид, Тень успокаивающе покивал капюшоном:
  - В первый раз это всегда сложно, юный странник!
  - Значит, Учитель уже бывал тут раньше? - задал я внезапно возникший вопрос.
  - Да. И не раз.
  - Когда?
  - Я, как и все Тени, слишком часто посещаю в коридоры времени, чтобы суметь ответить на твой вопрос.
  - Так вы не один?
  - Нет. Хотя прошедших Посвящение и не так много.
  - А... кто вообще назвал вас Тенями?
  - Странник. И вообще, да будет тебе известно, Библиотека сама построена странниками.
  - Почему?
  - Знаешь ли, с древнейших времён вся самая ценная информация, знания, переносятся между мирами странниками. А Стовест изначально был одним из их, то есть ваших, миров. Об удивительном свойстве этого мира притягивать информацию знали. Так в самом начале здесь были написаны первые страницы Великой Книги Стовеста, давшей затем своё имя и всему этому миру. А после был построен Храм-Библиотека.
  - А как звали того Странника?
  - Того?... - Хранитель задумался. - Его имя неизвестно, хотя, я когда-то слышал, что оно существует.
  - Непонятно. А что ещё?
  - Тенями, как я слышал, нас тоже назвал тот безымянный странник. Наверное, из-за того, что вся наша жизнь после Посвящения проходит здесь, в Библиотеке Стовеста, в коридорах времени, вблизи Туманной тропы.
  - А для чего нужны коридоры времени? И что такое Туманная тропа?
  - Библиотека снова меняется, юный странник, смотри!
  Краем глаза я уже заметил, что что-то происходит.
  Стеллажи как будто перестроились, образовав длинные - тут я замешкался, пытаясь подобрать правильное определение - лучи, начинавшиеся недалеко от нас и дальним краем погружённые в разноцветный туман. То, что я видел, очень походило на мой давнишний сон...
  - А что там - в самом конце?
  Тень повернулся в указанную сторону и взмахнул длинным краем накидки.
  - Там, в тумане, то, что ещё не стало знаниями, информацией, юный странник. Это предвестники идей и просто мысли, образы, чувства. Говорят, что сильный разум способен здесь своей волей смешивать радуги удивительных и великих открытий. - Тень выдержал паузу. - Которые затем занимают положенные места в Библиотеке.
  - Так просто?!
  - Я это знаю только в теории.
  - Мне надо туда! - Я уже понимал, что где-то там, в этом тумане, я должен отыскать ответы на свои вопросы.
  - Это невозможно, - попытался остановить меня Тень.
  Но я уже побежал. Вперёд, туда, где, как и в моём сне клубился разноцветный туман. Побежал, боясь, что Библиотека может измениться снова, и я могу не успеть...
  - В этой части Библиотеки начинаются коридоры времени, юный странник, - раздался голос Тени совсем рядом со мной. И я невольно остановился.
  Мы с Хранителем стояли на том же месте! Хотя мышцы ног ещё слегка гудели от напряжения.
  - Как такое может быть? Я же бежал!
  - Да, я видел. Но здесь это не имеет смысла. Время делает расстояния условными. А убежать от времени или догнать его попросту невозможно.
  - Но я должен получить ответ на свой вопрос!
  - Попробуй просто задать его, и подожди ответ.
  - Так просто?!
  - Просто, или сложно - кто знает!
  Мне хотелось ещё что-то сказать, но вдруг я почувствовал, что рядом нет такого привычного плеча Учителя - его, часто молчаливого, одобрения (или неодобрения). Я огляделся. Нет. Учителя поблизости точно не было!
  - А где Учитель?
  - Мне показалось, что он остановился в самом начале, - совершенно спокойно, даже равнодушно ответил Тень.
  - Но разве Библиотека изменяется не для всех?
  - Для всех. Но могу тебе сказать точно - правила такого не существует. - Хранитель задумался. - Ты можешь позвать его, если хочешь.
  - Как? - Почему-то кричать неизвестно куда совсем не хотелось.
  - Да, - словно прочитав мои мысли, откликнулся Тень. - Кричать, бегать, тыкаться во все углы бесполезно. Хотя, кто знает, ведь никто не пробовал. Крикни.
  - Не буду, - только и смог буркнуть я.
  - Зря. Это было бы любопытно!
  - Вот и кричите сами!
  - Да я и так знаю, где он. Ты вот чего так забеспокоился?
  - До сих пор Библиотека ни разу ещё не разделяла нас. Порог Тишины - не в счёт, там всё было ясно: вход, выход...
  - Но ведь и сейчас вы не потерялись!
  - Это другое. Я не могу объяснить.
  - Тогда реши просто - хочешь ли ты прямо сейчас найти своего Учителя, или нет.
  Задумался я только на мгновенье. Раз Учитель остановился, значит, так нужно. Мысль о том, что он не сможет меня найти просто не приходила в голову. Поэтому...
  - Нет. Мне нужно туда.
  В голове уже совершенно отчётливо выстроилось моё желание, моя задача - я хотел увидеть Звезду! Увидеть такой, какой она будет. Чтобы получше сосредоточиться, я закрыл глаза ладонями. Потом опустил руки.
  Граница разноцветного тумана находилась на расстоянии вытянутой руки. Теперь надо представить. Ощутить в руках тяжесть. Почувствовать энергетику артефакта...
  Вот. Что-то начало проявляться. Нет. Взгляд внезапно начал проваливаться в тёмную пустоту. Негромкое журчание воды где-то рядом. Несколько маленьких и почти неразличимых искр где-то впереди.
  Шаг вперёд. Нога вдруг провалилась вниз, не найдя опоры. Плеск воды. Болезненный удар ладонями о камень. И прямо перед глазами те самые огоньки - как отблески пламени свечи на глянцевой поверхности какого-то камня. Знакомый узор. В голове внезапно всплывает картинка - Перекрёсток в руках Учителя. Но откуда Перекрёсток мог взяться здесь?!
  Внезапно резким рывком меня выбросило из темноты. И вот я опять в Библиотеке, перед клубящимся разноцветным туманом. Глаза постепенно привыкают к свету...
   - Санни, ведь я же предупреждал тебя, что это опасно! Говорил не пересекать границу! - Учитель был необыкновенно взволнован.
  - Да, Учитель, я не забыл.
  - И что?!
  - Меня утянуло...
  - Утянуло... Слушать надо, когда говорят!
  - Я хотел увидеть свою Звезду!
  - Увидел?
  - Нет. Зато я видел Перекрёсток с узором, похожим на тот, что выложен на твоём, Учитель.
  - Ты уверен? - Учитель вытянул из-под одежды свой Перекрёсток и протянул его на ладони мне.
  - Да, - уже совершенно уверенно подтвердил я свою догадку. - Только сам Перекрёсток я не видел в темноте, только светящийся узор.
  - Невероятно! - послышался шёпот за спиной.
  - Что невероятно? - повернулся я к Хранителю. Кого-то другого тут просто не могло быть.
  - Знаешь, юный странник, - с восторгом выдохнул Тень, - существует древняя легенда о Страннике, утратившем свой амулет.
  - Такого не может быть, Санни! - как-то слишком резко, как мне показалось, перебил Хранителя Учитель. - Кроме того, я нашёл то, за чем мы приходили сюда. А скоро уже нам откроется Туманная тропа. Я ведь прав, Тень?
  - Да, конечно. Сейчас вас ждёт недолгий отдых и... - Голос Хранителя переполняло желание сказать что-то ещё, но он лишь вздохнул, проговорив вполголоса только несколько непонятных мне слов и остановившись возле входа в галерею, уводящую из Библиотеки.
  
  Видя, что Учитель погрузился в какие-то свои мысли, и не желая вызвать его раздражение в свой адрес, я молча плёлся позади до самых наших комнат. Появившийся перед нами ровно в том же месте, где и оставил нас, провожатый-Хранитель так же молча двигался впереди нас и, так и не произнеся ни слова, удалился дальше по коридору.
  Так же, в молчании, прошёл и ужин. А потом я отправился спать к себе в комнату. Поворочался, отгоняя рой назойливых, но каких-то непонятных мыслей, и постепенно провалился в темноту.
  К сожалению, сон мой продлился совсем недолго, судя по ощущениям во всём теле. Хождение по лабиринтам Стовеста почему-то утомляло меня куда больше, чем долгие дороги там, снаружи.
  - Санни, просыпайся! Нас уже ждут! Собирай все свои вещи и выходи, пора в путь.
  - Да, Учитель, - ещё даже не открыв глаз, ответил я и заставил себя подняться с постели. Глаза открылись только после умывания в каменной чаше, выступающей из стены в углу комнаты. Студёная вода унесла с собой липкие паутинки сна и придала бодрости. Правда, надолго этой бодрости всё равно не хватило бы, но уж лучше так...
  Собирать мне ничего не пришлось: все мои вещи уже были уложены в заплечную сумку, стоявшую на полу у входа. Оставалось только подхватить её и выйти. Что я, собственно, и сделал.
  - Я готов, Учитель!
  - Хорошо, Санни.
  - Следуйте за мной, странники, - произнёс знакомый Хранитель, без каких-то пояснений шагнув перед нами в знакомый коридор, ведущий к Библиотеке.
  Дорога в этот раз показалась мне почему-то намного короче, чем вчера. Но делиться своими впечатлениями я не стал, почувствовав приближение чего-то гораздо более значительного, чем это моё наблюдение.
  - Дальше вас встретит Тень. Удачи вам на вашем пути! - промолвил Хранитель, отходя в сторону от нужного нам прохода.
  - Спасибо, - ответил Учитель, приложив руку к груди. - Благодарим тебя за приём, пищу и кров. А ещё за знакомство с Храмом Стовеста!
  Я почти неосознанно повторил жест Учителя и мы, не замедляя ход, пересекли последнюю галерею перед Библиотекой и вышли в знакомый зал.
  Знакомым он, правда, был только со стороны входа в него. Всё огромное пространство перед нами было погружено в осязаемую темноту и наполнено туманом. Белым, густым, местами совсем непроницаемым. Но при этом прямо впереди, на белом каменном постаменте лежала Книга. Листы Книги были почти прозрачными и излучали свет, а всю их поверхность покрывали непонятные значки. Я невольно отметил, что Книга была раскрыта примерно на треть.
  - Это Стовест - Великая Книга Вселенной, юный странник.
  - Тень?
  - Да, это я. Я должен провести вас к началу Туманной тропы. - Хранитель появился прямо перед нами - неясная тень в белой пелене тумана. - Но прежде ты можешь подойти к Великой Книге.
  - Учитель?
  - Иди, Санни. Стовест никогда не открывает свои страницы случайно.
  В этот момент меня буквально переполняли самые различные чувства: растерянность, желание бежать к Книге, неясный страх увидеть в ней что-то... А ещё этот туман! Рука Учителя казалась той единственной опорой, на которой держался мир!
  - Не бойся потеряться в темноте и тумане, юный странник, - Тень отступил в сторону. - Вспомни, как ты достиг границы реальности в прошлый раз, и сделай шаг. Только потом не забудь вернуться! Точно так же.
  Хорошо. - Я мысленно протянул свободную руку к Книге и сделал всего один шаг. Потом вдруг что-то произошло, я почувствовал, что связь с Учителем нарушена. Но спустя мгновение я снова держал в своей ладони знакомую тёплую ладонь и стоял у входа в зал.
  - Ну как, Санни, что ты увидел?
  - Они не все прозрачные, Учитель! - Почему-то это открытие было первым, что мне запомнилось.
  - Так и есть, - подтвердил Тень, - листы, сохранившие свершившуюся историю, обретают плотность. А вот возможность даже просто увидеть страницы, на которых проступают события, которые ещё только могут произойти, даётся только избранным! - Хранитель произносил это с каким-то удивительным воодушевлением.
  - Получается, если я их видел...
  - Значит, тебе предстоит Миссия, Санни... - негромко выдохнул Учитель.
  - Какая миссия? - в словах Учителя меня больше встревожила интонация, чем смысл.
  - Что ты увидел в Книге, Санни?
  - На последней прозрачной странице я увидел Звезду! Учитель, это была моя Звезда, та, которую я с твоей помощью создам.
  - Значит, у тебя всё получится...
  - Учитель, а дальше я не понял.
  - Что?
  - Я точно увидел, какая она должна быть. Что она вырезана из дерева и украшена камнями. Правда, не успел запомнить узор, образуемый камнями на амулете.
  - Это потому, что узор ты пока ещё не нашёл.
  - А под изображением было написано, что Звезда Странника была передана в Храм Стовеста для вечного хранения. Что это может значить?
  - До той поры, пока твоя Звезда тобой не создана, это только возможный ход событий. Всё может на самом деле произойти не так.
  - А почему меня так быстро отбросило назад? Я больше ничего не успел увидеть!
  - Ты увидел всё, что должно, юный странник. К тому же, наступает время открытия Туманной тропы. Смотрите туда, - и Хранитель повернулся в сторону Книги, указывая на что-то обеими руками.
  Несколько долгих мгновений ожидания ничего не происходило. А потом, совершенно неожиданно, у основания постамента, на котором лежала Книга, появилась полоса яркого света. Ещё немного, и полоса побежала от постамента вперёд, похожая на брошенный умелой рукой разворачивающийся аркан. Ширина полосы была такой, что на ней без труда мог встать человек, но только один.
  С самого первого мгновения появления света я невольно пытался разглядеть его источник. Но его не было! Удивительно было, что тропа, а это несомненно была она, не разгоняла своим светом окружающую тьму, а просто обозначала направление в пространстве, при этом окутавшись неровными сгустками тумана.
  - Пора, - тихо произнёс Хранитель.
  - Пора, Санни, - крепче сжал мою ладонь Учитель. И мы шагнули вперёд.
  Понять, что мы не остались на том же месте, можно было только опустив глаза на светящуюся полосу под ногами. А ещё по тому, что из поля зрения исчез постамент с Книгой. Я немедленно развернулся на месте, удостоверяясь, что Книга никуда не пропала (Библиотека, как я помнил, была так переменчива).
  - Всё, что нас ждёт, находится впереди, Санни, - удержал меня за плечи Учитель, оказавшийся уже за моей спиной. - Смотри!
  Я поспешно повернулся обратно и успел увидеть, как над дальним окончанием тропы вдруг прямо из темноты возникли звёзды. Их было так много, что от удивления я даже попытался остановиться. Но и в этот раз твёрдая рука Учителя не позволила мне нарушить какой-то неведомый мне ритуал.
  - А теперь замри, Санни. И смотри. Такого чуда ты не сможешь увидеть больше нигде! Ни в одном из миров.
  Я и так уже от нахлынувшего восхищения замер внутри, так что остановка по сути ничего не изменила. Я любовался звёздами, рассыпанными в темноте совсем близко - только протяни руку и сможешь дотронуться до любой! И оторваться от их манящего сияния смог только в тот миг, когда где-то очень далеко впереди, обозначив аурой скалистый кряж, родился взрыв света.
  Сияние разлилось по краю неба, и только тогда я увидел, что стою на огромной высоте над равниной, а у меня под ногами угадывается площадь перед входом в Храм Стовеста.
  За несколько мгновений я успел окинуть взглядом весь этот удивительный мир. Поразился тому, как поразительно сочетаются день - в первых сполохах рассвета, и ночь - бездонный звёздный океан. Оценил красоту линий Храма, казавшегося с этой высоты настоящим совершенством. И, наконец, понял, что полуобвалившиеся ступени на стене под площадкой, на которой мы стояли, - это лишь тщетные попытки прикоснуться к творящемуся в этот момент таинству - тропа в пустоту...
  А между тем, невероятное сияние, создаваемое восходящим светилом этого мира, исторгло из себя поток лучей, устремившийся в нашу сторону. Мгновение, и этот поток вдруг превратился в единое целое с Туманной тропой у нас под ногами. А я вдруг почувствовал себя стоящим на волшебном солнечном мосту.
  - Пора сделать следующий шаг, Санни, - Учитель вновь обнял меня за плечи, и мы шагнули вперёд...
  
  
  Со всех сторон, насколько хватало взгляда, нас окружала однообразная безжизненная пустыня с засохшими клубками каких-то растений, катящимися куда-то по воле ветра. Свидетелем того, что жизнь в этом мире всё-таки существовала, была лишь плотно утоптанная дорога у нас под ногами. Но куда она вела, и в какую сторону по ней следовало идти, можно было узнать, только отправившись в путь в одном из направлений...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | М.Ртуть "Черный вдовец" (Попаданцы в другие миры) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"