Шатов Геннадий Сергеевич: другие произведения.

"Лондон - Мельбурн"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...О! Кровь из носа пошла. Вот удача!!! Теперь жалеть начнут. Мать вступится...

  13. 02.2002 г. Г. Шатов
  
  
  ЛОНДОН - МЕЛЬБУРН
  
  
  
  1.
  
  "Лондон – Мельбурн. 20500 км. Через штормы и штили, днем и ночью. Навстречу опасности. Заходы в порты. Драки с матросами с других кораблей. Кружка рома и снова в море...."
  
  
  
   - Не отвлекайся! Стоит только мне отвернуться, а ты уже смотришь в другую
   сторону. Решил пример?
  - Нет, еще не решил.
  - Чего тянешь? Вон твои дружки давно уже в хоккей гоняют, а ты математику "тянешь за нос".
  
  
  "Как же мне надоела эта математика. Примеры, цифры, уравнения - в голове мельтешит. Ненавижу! И как только у Вовки выходит так быстро делать уроки? Два часа и он уже на улице. А я сижу с трех до семи. Это если родители не накажут. И тогда пиши пропало. На улицу ни носа не покажешь, ни фиги. Вон на прошлой неделе три дня просидел безвылазно. Да еще какие. Два дня снег шел. Так и не выпустили. Мишка с Вовкой дразнились в окно. Снежками кидались"…
  
  "Хорошо, что карту Мира мама додумалась перед рабочим столом повесить – вот развлечение. Мне и телика смотреть не надо. Сиди, смотри и мечтай"...
  
  "Санкт-Петербург - Буэнос-Айрес. 13800 км. А по дороге мы ловили огромных акул и делали из их позвоночника изумительные трости. Заходя в порт, показывали их, сопровождая леденящим ужасом рассказом о смертельной борьбе с самой кровожадной из всех акул - Тигровой.
  Хотя, кажется, она не самая кровожадная. Самая, самая – это белая. Но что за название "Белая" для рассказа о хладнокровном морском убийце. Да и на самом деле вряд ли Тигровая уж слишком мирная"…
  
  
  - Закончил пример?
  - Нет еще.
  - Когда уже я услышу что-нибудь еще кроме твоего "нет еще". Смотришь на учебник, а в тетради ничего не пишешь. О чем ты думаешь?
  - О математике.
  - А на вид, впечатление такое, что в облаках витаешь. Смотришь в книгу, а видишь фигу. Черепаха и та быстрее цифры складывает.
  - Черепаха ползает медленно, а не считает.
  - Ладно, оставим черепаху в сторону. Что у тебя не получается?
  
  
  " Так… полная опасности акулья рыбалка продолжится после... Вот насела – не отвяжешься".
  
  - Вот этот пример. Чего-то не сходится.
  - Ну, давай вместе. С самого начала...
  
  
  "Что за радость – партсобрания! Или еще какие. Никого дома нет аж до девяти часов. Чего хочешь то и делай. Мастерить можно, читать, "телик" смотреть. Только жаль – редко их собирают на эти собрания. Да и в гости особо родители не ходят. Только по праздникам. А сколько тех праздников – раз, два и обчелся.
  Жить – не дожить. А вот нудят почти каждый день. То тебе математика отстает, то тебе русский, то английский. Мать это называет тришкин кафтан. Натянешь повыше – снизу оголится, посунешь вниз – сверху задувает. Только непонятно – почему тришкин? Почему не шишкин или кишкин, или мишкин? Ерунда какая-то".
  
  - Здесь минус 12, а не 17. Вот и ошибка. Понял. Чего молчишь? Понял?
  - Да понял, понял.
  - Ничего ты, похоже, не понял. Вот реши подобный пример, вот тогда я поверю.
  
  "Вот репей - не отстанет. И не провести. Все видит! На эти примеры, как баран на новые ворота смотрю. Сейчас пример дополнительный дала, а потом стих еще учить по литературе. Блин, дались эти стихи - этим поэтам. Не писалась им проза. Нет, чтобы "Робинзона" в школе учить, или "Таинственный остров". Я бы училке тогда порассказал. И зубрить не надо. Прочитал - и интересно, и запоминается сразу. А не то, что эти стихи".
  
  - Ну, давай, расскажи. Если запнешься, снова пойдешь учить. А скоро папа с работы придет – если не выучишь, точно тебя на улицу не пустит. И поздно уже, и темно, чего тебе там делать?
  - Мама, как это не пустите? Давай я сейчас на часик пойду, погуляю, а уже приду и выучу. Честно. Честно. Перед сном. Мне только литература осталась и дневник заполнить. Я выучу, но попозже. Обязательно !!!
  - Ладно, иди на часок...
  
  
  
  2.
  
  "Родительское собрание!!! Черный день в жизни. Это хуже, чем двойка или замечание в дневнике. Это уж отыграются учителя на мне. Целый день хожу примерный, как отличница, но что толку... часа два, а то и три нотаций обеспечено. Это не считая ремня. Больно, блин, но зато не так долго. Если бы моя воля, и предложили выбирать, – три часа нотаций (с одной стороны) или полчаса ремня и два с половиной гулять (с другой), то выбрал бы "ремень и гулять".
  Пожалуй. Хотя страшно. Самому ремень выбирать, тут силу иметь надо. Это как дед мой сам себе наказание выбирал. Раз он мог, значит и мне под силу"...
  
  "Отец, правда, ремнем не бьет, только руками, но от этого не легче. У него руки, как палки. Твердые и тяжелые. Как даст!!! И больно, и обидно. А еще приговаривает:
  "чё нюни распустил? А ну нечего сырость разводить. Губы подбери! Как вареники висят".
  И пальцами мне по губам - Бац!
  Ему это всего лишь пальцами, а мне и по губам и по носу досталось".
  
  
  "О! Кровь из носа пошла. Вот удача!!!
  Теперь жалеть начнут. Мать вступится".
  
  - Антон, не бей так сильно. Видишь, кровь из носа пошла.
  - Ему еще и мало! Приложи ему на нос холодное полотенце, быстрее остановится.
  Я, как нашкодивший мальчишка, стоял на этом родительском. Впечатление было, что только по моему поводу и собрались. Что ни обсуждали, так про нашего Сережу. И прошу заметить – ничего хорошего. Уже с отметками – черт с ними. Я и сам не сильно хорошо учился, хотя твердую тройку всегда имел!
  Поведение! Вот несчастье-то какое. Как они рассказывают – самый-самый хулиган в школе – это наш сын. И дерется, и уроки срывает. И учителям огрызается. Прямо не сладить с ним.
  Ну, ничего! Я тебе устрою поведение. Неделю на улицу гулять - ни ногой. От всякого хулиганья уличного набирается всякой гадости. Впитывает, как губка всякую ерунду. Нет, чтобы все, как у людей. Вот почему про других детей ничего особо плохого на собрании не говорят? Только про нашего. Сережа то! Сережа это! Сережа там! Сережа сям! А мне – сиди и слушай.
  Девчонок в классе обижает. Поставил подножку как этой, как ее - Цатиной. Та нос разбила. Его к завучу вызывали.
  Почему не рассказал? Думал, мы не узнаем? Думал пронесет? Ага!! Дождешься у меня....
  
  
  ... "это надолго. Хорошо еще в гостиной нотации затеяли. Можно хоть украдкой телевизор смотреть. Это если лупить не станут. Но с гулянками, похоже, дело табак. Неделю на улицу не пустят. Перевоспитание – называется. А что мне это ваше перевоспитание? Я как хочу – так и буду делать.
  Обидно, конечно. Завидно. У других родители, как родители. А у меня черти что. Воспитатели, а не родители...
  Вот возьму и уйду из дома. Тогда попляшете у меня. Про любовь к сыночку вспомните. А то больше передовые методы воспитания на мне испытываете. Режим всякий. Расписание. Разве в этом суть. Вон Валерка – после девяти часов может смотреть кино. А мне запрещают. Не высплюсь, якобы. Все ребята высыпаются, а я не высплюсь. Бред... и обида"...
  
   "Убегу. К бабушке. Пусть поищут. Пусть поволнуются.
  Когда поймут, как надо мной издевались, так только тогда и вернусь.
  Может быть.?.?"
  
  "Хотя нет. Точно вернусь. Без них страшно. Папка такой сильный, смелый. С ним не страшно. Спокойно. На демонстрации на плечах нес. Здорово. Седьмого ноября. Праздник был. Воздушные шары. Мармелад. Флажки красные. Друзья мы с ним"...
  
  
  "Это пока воспитывать не начнет. Ну да ничего! Пусть побудут без меня. Поймут – чего к чему.
  Уйду…
  Только как? Когда? План надо составить. Все знаменитые пираты планы составляли.
  И мне без плана никуда. Тут поразмыслить надо"...
  
  "Просто так из дома не выскользнуть. Замок – что снаружи, что изнутри – на ключ закрывается. Если дома одного оставят – двери запрут, а ключа не дадут. Куда убежишь? Можно, конечно и из школы, но тоже не выход. Не на полдня же убегаю. Вещички собрать надо и с собой захватить. Только самое ценное и необходимое: альпинистский молоток, что на пояс вешается, спички, карта (возьму папин "Атлас дорог"), моток веревки (еще не знаю – зачем, но берут все), деньги из копилки, (Семнадцать рублей. Огромная сумма – можно купить одиннадцать клюшек для хоккея), отвертку с длинным лезвием (может пригодиться как оружие), складной нож! (Трофейный, подарок деда, он его с войны, с плена привез. Фирма такая - "Близнецы" называется, там два человечка нарисованы). Да забыл совсем - сухарей на дорогу и флягу с водой".
  
  
  Мальчишке вспомнилось, как дед учил точить нож.
  Сначала на оселке. С мелким зерном и водой. А лучше со слюной. А затем на ремне. Как бритвы парикмахеры затачивают. С хлопком характерным, с замахом. Кистью оттяжечку надо делать - не простая техника! Нож получался остер, как бритва. Во дворе перед ребятами Сережа часто козырял этим ножом и особенно самой заточкой. Оголял руку и сбривал немного волос. Пацаны завидовали жутко и не раз пытались выменять нож на что угодно. Но Серега был непреклонен. Сокровище было бесценным, его можно было либо потерять, либо украсть или забрать силой.
  
  
  "Итак. Вещи собрать не проблема. В рюкзак побросал и всего-то делов. Как из дома выскользнуть? Тут хитрость какую придумать надо. Может быть, ночью? Будильник надо ставить. А он не только меня разбудит. А не заснуть совсем - тяжело. Родители ложатся поздно. Если в темноте лежать – все равно уснешь. Значит, это не выход. Надо что-то другое придумать. Может, усыпить их как-то. Как в кино разведчики делают. Или аферисты, воры там всякие. Точно! Как в кино "Криминальный талант" кажется. Там девка какой-то чудной препаратик в вино подсыпала. Надо дома, среди лекарств посмотреть, а вдруг повезет и найдется что-нибудь. Ага, вот и коробка с медикаментами. Эх, еще бы писали от чего чего принимать надо. А то названия непонятные. Ну да ладно. С этим чуть позже разберемся. Сейчас план разработать, как к бабушке добраться".
  
  
  "Сначала надо взять билет на поезд до куда хватит мне моих семнадцати рублей.
  В поезде никто не тронет. Скажу, кто спрашивать будет, - " Родители посадили, а бабушка встретит". А на вокзале сойду – никто не заметит. Толпа вокруг…
  
  Как с вокзала выйду, главное это направление правильное выбрать. Выезд из города в ту сторону – какую надо. А направление у меня такое – Казань. Там живут мои бабушка и дедушка. Скучают по мне"…
  
  "Так. Главное правило – путешествовать можно только днем. Вечером или ночью одиноко болтающийся мальчик вызовет внимание. А внимание мне лишнее совсем ни к чему. Значит, только днем. Ехать без денег можно зайцем и на попутках. Зайцем не дадут, ссадят доброхоты. Это еще хорошо, если ссадят только, а как в милицию сдадут – беда. Значит, только на попутках. Но с этим тоже проблема. У любого водителя возникает куча вопросов. Как так, если мальчишка едет сам да еще километров за триста. Значит, проситься надо на короткие расстояния. Максимум, до сотни. Значит, примерные пункты определить надо. И тут уж без карты не обойтись"…
  
  
  "Остается придумать, где спать по ночам. В гости не попросишься. Мигом в детскую комнату упекут. И на улице не поспишь. Весна только началась. Холодно. На вокзале тоже нельзя. Может. На стройках каких. Правда, там тоже сторожа есть, но если не сильно шастать, можно на глаза и не попасться. А еще можно прямо в лесу где-нибудь за городом. Но страшно сильно. А вдруг волки какие или мало ли еще чего. Да просто страшно. Это ж не у бабушки по рощице недалеко от дома бегать. Ближе к людям - поймают. Дальше от них – страшно.
  Но, в конце концов, даже если поймают. Даже если не доеду. Вернут. Ну и что. Все равно я убежал. Я смог. Я сделал. А значит, будет, как будет. Где получится – там и заночую. Это не главное...
  Вот будет что ребятам рассказывать. Кто еще может похвастаться такими приключениями?"…
  
  
   "Так. Теперь еще одно дело. Записка. Без нее нельзя. Родители не поймут что к чему. Еще не дай Бог подумают, что украли или случилось чего несчастного. Нет, записка нужна. Обязательно. И наспех тут не состряпаешь. Это подумать надо. Дело ответственное, а вдруг навсегда от них ухожу"…
  
  
  Дорогие родители!!! - "Нет – не так надо начинать". Зачеркнуто и начато заново.
  Папа и мама! - "Так, наверное, будет лучше".
  
  
  Сережке вдруг стало себя очень жалко. Он почувствовал одиночество. И не где-то и как-то, из книг. А вот тут, рядом, за окном. Стоит только хлопнуть дверью и оборвется та ниточка, которая его связывала с папой и мамой. Как будто их связывает один хлопок дверью и одно клацанье ключа в замке.
  
  Слезы ребенка живут своей жизнью. Хотят идти – идут. Не хотят – не идут. Хотя, чаще именно идут. Сережа давил их назад, а они накатывались на глаза и спрыгивали вниз на бумагу, смешивали буквы, расплывая чернила. Всхлипывая, он вслух себе твердил, что он уже взрослый и что он мужчина. Его дед, тоже Сергей, ему говорил - "Мужчины не плачут - Мужчины огорчаются".
  И он не плакал. Просто текли слезы, а руки писали…
  
  "Миленькие мои, родненькие, я ухожу от Вас к бабушке, потому что я люблю Вас, а Вы меня не очень. А бабушка любит. И сильно-сильно.
  И не издевается надо мной режимами и распорядками дня. А еще разрешает мне гулять и не наказывает за замечания в дневнике. И кино после девяти часов я у них могу смотреть. А Вы все мне запрещаете. А я все равно люблю Вас.
  Ваш сын Сережа!"
  
  Во многих местах мокрый от детских слез листок был сложен и тщательно спрятан, для того чтобы раньше времени никто его не обнаружил.
  
  
  
  "…когда придет время, оставлю на кухне. На столе. Утром встанут чай пить, увидят сразу. Вот тогда поймут, как меня замучили. Тогда жалеть меня будут".
  
  Туго затянутый шнурком походный рюкзак. В нем лежало все самое ценное и необходимое. Последний взгляд на спящих родителей. Слезы опять на глазах.
  
  "Ну, посидеть на дорожку. И с Богом, как говорил дед".
  
  В дорожку ему хлопнула дверь. Клацнул замок. Оборвалась ниточка. Было страшно. Но Сережа крепился. Бодро закинул рюкзак за спину и зашагал по пустынному двору. Надо было успеть на вечерний поезд. Обычно Сережа ездил к бабушке через Москву. Но это с родителями, с папой и мамой. А самому в Москву….
  Москвы Сережка боялся. Москва большая! Она же столица!
  И в ней неуютно, одному тем более. Наверное? А он против Москвы - маленький… Вот и страшно в Москве, значит нечего в нее соваться. Объезжать надо.
  Да и денег до самой Москвы на билет не хватило, только до Брянска.
  
  "Но это и хорошо. Это и к лучшему. Тогда значит Брянск, Орел, Тула, Рязань, Муром, Горький, и сама Казань. Там бабушка!!!"
  
  
  
  
  3.
  
  - Дядя Саша! Сколько осталось до Казани?
  - Совсем немного малыш–путешественник. Километров двадцать пять и ты дома. Адрес-то знаешь?
  - Конечно! Я все помню, ул. Коммунистическая д.8 кв. 16
  
  
  Сережа подъезжал к городу, в котором родился и где жила его любимая бабушка с не менее любимым дедом. Прошла неделя с тех пор, как Сережа стал мужчиной! Он так считал. Он смог сделать шаг и прикоснуться к мечте. Окунуться в нее, хоть на чуть-чуть. Главное и самое заветное желание было исполнено.
  И не кем-нибудь, а им самим!
  
  Да разве важно, что не на пиратском паруснике путешествовал мальчишка. Важно же совсем другое. Он смог. Он не струсил.
  
  Не пустился наутек в Орле от ватаги подростков, когда к нему пристало несколько местных мальчишек с просьбой дать "пару копеек". Их было много, но он знал, что бежать некуда. И нет рядом ни сильного папы, ни мудрого деда, и что сейчас все зависит только от него. Когда они узнают, что он не сдрейфил, а достал отвертку и изо всех сил ткнул самого здорового и настырного в ногу. И это была победа! Он не сдался, не вывернул карманы и не вытряхнул свой рюкзак перед ними. Он дал отпор и сохранил подарок деда – трофейный нож.
  
  Ужасно страшно было, когда убегал от сторожевой собаки на стройке где-то под Рязанью и обронил рюкзак. В жизни б никогда за ним не вернулся. Это, если б он не был сам и один. Ну и что, что штаны порваны собакой! Он смог побороть страх, вернуться и забрать свой рюкзак. В нем же все необходимое!!! Без карты-то до бабушки не добраться. А значит – конец путешествию.
  Значит – он не добрался до штаба, как сын полка. Как на войне. Не донес важный ПАКЕТ! А все зависело только от него. Значит надо было вернуться. Сердце уходило в пятки и ноги бежали назад, но он приказывал им и они перелезали через забор стройки.
  
  
  Мальчишка ехал последние километры и мечтал. Он жутко соскучился по оставленным родителям в Кишиневе. По любому близкому человеку, а ближе папы и мамы у него все равно никого не было. Ну, разве что, бабушка с дедом. И сейчас, когда целую тысячу лет рядом не было никого родного, мальчишкино сердечко рвалось из груди, как пойманная пташка из силка.
  
  
  
  Ну, вот скрипнули последний раз тормоза грузовика. Дядя Саша, добрый, довез до самого бабушкиного дома.
  
  "Через калитку бежать это дольше. Махну напрямик, через забор".
  
  Черные, со ссадинами кулачки стучали в дверь. Им помогали сбитые носы ботинок и срывающийся мальчишеский фальцет:
  
  "Бабушка! Бабушка! Это я приехал! Я приехал!
  Сережа! Бабушка! Открывай!".
  
  Шаркнули тапочки. Скрипнул засовчик.
  
  "И вот она родненькая!"
  
  Сережа уткнулся замурзанным, неделю не умывавшимся лицом в теплый бабушкин халат, и крепко-крепко к ней прижался. Мягкие большие руки пахли тестом и домом. Она наверняка к его приезду слепила пельмени. Большие и ужасно вкусные. Такие, какие делала только она. Сережа плакал и сквозь слезы смеялся.
  Проглатывая слова, пытался рассказать о том, как он добирался в Казань.
  О том, что он, конечно, виноват перед родителями, но он все равно очень их любит.
  И пусть даже они накажут его, ну и пусть! Но ведь он побывал в путешествии…
  В ответ от бабушки он слышал только:
  
  " Ах, внучек, внучек".
  
  Уже чуть позже, вымытый в ванне и накормленный пельменями, Сережа спросил:
  
   - А где дедушка?
  - Дедушка далеко, - отвернувшись в сторону и с трудом сдерживая слезы, произнесла бабушка.
  
  Сережа сыпал впечатлениями и вопросами вовсе не замечая воспаленных от слез бабушкиных глаз. Он еще был в путешествии. Для него оно еще не закончилось.
  Порт приписки его "пиратского корабля" был в Кишиневе. Там, где ждут, не дождутся его папа и мама, завершится его удивительная история.
  
  
  
  - Бабушка, а когда за мной приедут родители? Когда?
  - Скоро, Сереженька, скоро.
  - Или, может, дедушка отвезет? Где все-таки он?
  - Может и дедушка. Когда он вернется....
  
  
  4.
  
  Дед Сергей возвращался как раз из Кишинева... В тот вечер, когда Сережа убежал из дома, была одиннадцатая годовщина свадьбы его родителей. И они решили отметить ее дома. Ужин, свечи, бутылка вина. Сын, копошащийся в своей комнате...
  Союз действительно удался. Они любили друг друга, хотя прошло уже одиннадцать лет...
  
  В эту приготовленную отцом бутылку вина и влил Сережа флакон "Клофелина", найденный в домашней аптечке. Именно это название он услышал и запомнил из фильма...
  Когда Сережа отправился на встречу приключениям, отец очнулся и из последних сил смог позвонить в скорую. Но они не успели. Дозировка была огромная....
  
  Дед Сергей возвращался из Кишинева с похорон своей дочери и ее мужа. Бабушка осталась ждать внука. Врачи прочли записку....
  
  "Миленькие мои, родненькие, я ухожу от Вас к бабушке"…
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"